Широков Евгений Игоревич: другие произведения.

Под знаком Мантикоры (Альтернатива)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Написано в ответ на "слабо написать продолжение"))) от старшей дочери! Тут только продолжение чудесной книги (https://ficbook.net/readfic/7011197) по вселенной Гарри Поттера. Выражаю огромную признательность автору Amynriel за прекрасный стиль, отличный сюжет и замечательное знание языка. PS: данный сюжет не является истинным продолжением идеи, а лишь "фанфиком на фанфик". PS2: автор в курсе и свое разрешение дал! И таки да - это Прода!

Unknown


     Где-то в Гринготтсе…
     Поверенный Даркарут был весьма смущен. И нет, не приходом этого глупого министра магии, так беззастенчиво вравшего и попытавшегося наложить свою наглую тощую ручонку на сейфы семейства Лестрейнджей. Всё это были мелочи, даже повеселившие давно уже не загруженного работой гоблина. Дело было в другом…
     Именно сейчас, сев писать письмо наследникам Рода, что обосновались в далекой и непонятной Польше, Даркарут открыл шкатулку с перстнями Лорда и наследников. Открыл, и… не смог продолжить написание, ибо – перстней не было. Ни того, что принадлежал нынешнему главе – Рудольфусу Лестрейнджу, ни перстня его брата Рабастиана, и даже перстня супруги Рудольфуса – Беллатрисы, урожденной Блэк… не было ничего. И только тонкая дымка магии, вилась в гнездах, где должны были быть кольца. Подтверждая!
     А ведь перстни должны были быть на месте! Ибо сама магия установила такое правило – при смерти владетеля, кольцо возвращается в предназначенное ему… А раз кольца не вернулись, хм…
     Даркарут еще раз просмотрел три свидетельства о смерти, что принес ему глупый человечишко по имени Фадж… Умерли в Азкабане? Одновременно? Ну-ну…
     Поверенный улыбнулся.
     - А не зайти ли мне посоветоваться?
     Сказано – сделано. Даркарут вообще отличался вот этим качеством – сразу претворять в жизнь то, что обдумано и запланировано. Благо, идти вниз по лестнице всего-ничего – спуститься с третьего этажа на второй, и дойти до огромного, разделенного на две половины зала...
     - Блодарк, старый сквалыга…

     Акт V Глава 45
     - Седрик, дорогой, ты уверен? Может стоит еще подождать? – красивая молодая, но очень усталая внешне, женщина, что сидела в удобном кресле посреди большой и светлой комнаты, с тревогой смотрела на своего сына.
     - Я уверен, мама. Чего ждать – скоро Новый год! Я и так пропустил столько…
     Говорящий это юноша с силой сжал свой кулак, смотря на своё отражение в большом ростовом зеркале. Высокий, бледный, но уже избавившийся от жутких кругов под глазами юноша, худой, но уже не изможденный, одетый в слегка ему короткую мантию с эмблемой, содержащей черно-жёлтый щит с любопытным барсуком, и глаза… В этих глазах он сам уже не находил той своеобразной наивности и доброты, что плескалась там еще год назад и безумно нравилась девушкам. Теперь там этого не было – была цель. Важная и особая.
     - Отец, мы должны сделать это. – Молодой человек обратил свой взор на слегка тучного мужчину, стоящего у большого окна. – Ты сам это знаешь.
     - Да, знаю. И не отрицаю, ведь письма его поверенному и адвокату уже отправлены сегодня утром. Но вот согласится ли он? – Амос Диггори прекрасно осознавал все последствия задуманного его сыном шага. Последствия, и не только. Всё это он уже давно обсудил со своей супругой Алисией и…
     - Я уверен, он согласится. Мама, папа - я возвращаюсь в Хогвартс!

     «- Жаль. Очень жаль, что нельзя аппарировать сразу в спальню Гриффиндора.» - Именно с такой мыслью Габриэль входил в ворота Хогвартса поздним вечером воскресенья.
     И дело было даже не в том, что он устал от дальнего путешествия в Польский Заповедник, где теперь официальным служителем стал Хагрид. Нет, усталости от этого юноша не чувствовал – скорее наоборот. Новая интересная идея, сулящая не менее интересное будущее и совместную работу с Льюисом. Новые люди и впечатления. Само путешествие очень понравилось юному лорду.
     Дело было в том, что Габриэль поймал себя на явном нежелании возвращаться в Хогвартс из тепла и уюта Поттер-Холла. Из места, где ему всегда рады. Где вездесущие и мудрые брауни чувствуют все его, даже самые потаенные желания. И не только они – юный маг всё чётче начинал ощущать свой дом. Словно огромное живое существо, насыщенное теплом, светом и магией. Дом как будто пытался заменить собой всех тех, кто должен был быть его семьей…
     Даже портреты после празднования Самайна словно обновились – предки не просто общались друг с другом, Габриэль отчетливо слышал смех и веселые разговоры. А сами изображения прибрели явно различимую цветовую насыщенность и глубину. Дом жил. По-настоящему.
     И не только дом менялся – менялась вся территория Поттер-Холла и магического леса. Младшие брауни уже восстановили Оранжерею и высадили многочисленные новые грядки. Феи волшебного леса настолько осмелели, чувствуя постоянную и незримую поддержку владыки поместья, что теперь прилетали даже к дому, несмотря на периодически налетающие порывы колючего осенне-зимнего ветра и пока еще редкий снег. Прилетали и кружили свои волшебные хороводы. Словно маленькие звездочки осыпали своим звездным светом… И вообще – сейчас магический лес Поттер-Холла стал именно магическим!
     Возвращались из путешествия братья весьма уставшими, но довольными. Льюис был слегка навеселе после обмывания нового контракта с польскими рейнджерами, что вовсе не мешало ему четко и аккуратно перейти в Поттер-Холл.
     - Фух, наконец-то. – Льюис довольно фыркнул и потрепал Габриэля за плечо. – Спасибо за замечательное приключение, братишка.
     - Обращайся! Ты же знаешь, что со мною не соскучишься. – Габриэль на мгновение прикрыл глаза, вдыхая полной грудью такой родной и насыщенный магией воздух дома.
     – Здравствуйте, хозяин. Радость-то какая?! – Появившаяся в холле Дана довольно улыбалась, едва удерживаясь от того, чтобы не пуститься в пляс.
     - Что случилось, Дана? И где наставники с Сири – они вернулись? – Габриэль и сам был очень рад оказаться дома, но реакция брауни показалась ему слегка странной.
     - Конечно вернулись, но все ушли смотреть… - Брауни замолчала, таинственно показывая ладошкой в сторону волшебного сада.
     - Ушли смотреть? Что именно? – Льюис опередил Габриэля с вопросом, с любопытством всматриваясь в опутанный наступающими сумерками сад поместья.
     - А вы сами идите и посмотрите. Феи проводят, а Мирк всё на месте покажет. Идите-идите… - Возражать брауни не хотелось совершенно, любопытство просто пылало внутри братьев.

     - Как такое может быть? – Едва касаясь уха любимого, зачарованно прошептала Сабрина. – Они же не признают людей?!
     - Как видишь – может. И я не перестаю удивляться всему тому, что происходит вокруг. – Столь же тихо, едва шевеля губами ответил Эрик, ни на секунду не отрывая своих глаз от того, что происходило в только-только отстроенном брауни загоне магических животных Поттер-Холла.
     А Сириус Блэк вообще не произнес ни слова. Ни звука, ни движения. Он, едва брауни Мирк указал ему на двух маленьких золотых единорожек, игриво резвящихся в загоне – словно окаменел. Черты лица, весьма уверенного в себе и здорового, пышущего жизнью и энергией человека, расслабились – он, его дух и мыли, уже все были там…, в этом загоне – непрерывно любуясь переливами магических радуг, что сопровождали каждое движение маленьких четвероногих хулиганов.
     - Хозяин прибыл. – Мирк, появился в нескольких метрах от замерших в безмолвном наблюдении людей, всматриваясь в сгущающуюся мглу дорожки.
     Светящиеся роящие огоньки приближались бесшумно – феи как никто другой знали, что шуметь в данном месте не стоит. Миг – из марева появились фигуры двух молодых мужчин…
     - Тише, хозяин. – Мирк мгновенно оказался около колена Габриэля. – Смотрите кто у нас поселился?!
     У Габриэля перехватило дыхание от увиденного. Сознание окутал какой-то неведомый туман, принеся чёткое осознание того, что именно нужно сделать. Он сделал несколько тихих и аккуратных шагов вперед, подойдя почти вплотную к распахнутым воротам загона. Где-то сзади, почти неслышно для ушедшего в своеобразный транс владыки Поттер-Холла, раздался слитный всхлип-вздох наставников, Льюиса и Сири.
     Впервые в жизни Габриэль видел единорога так близко. Живого и полного магической силы. То, что было когда-то давно в Запретном лесу, казалось мгновениями совсем другой жизни – поэтому абсолютно неважным. Сейчас же – вышедший к нему из загона самец единорога, за несколько мгновений до этого словно соткавшийся из ничего, или проявившийся из переходного портала, замер, глядя прямо в глаза Габриэля. А потом - будто взорвал бомбу внутри юного волшебника. Взорвал и заставил пульсировать его собственное магическое ядро, казалось бы, уже сформировавшееся и цельное. Но нет – пульсация расширяющегося ядра мага, ставшая явно видимой всем, наблюдавшим за этой невероятной встречей, нарастала – миг, и два сердца бьются в унисон, заливая пространство вокруг искрящимся прозрачно белым светом.
     Обоюдный поклон, что был настолько понятен и гармоничен, словно встретились два равных и достойных…, движение руки мага, что аккуратно царапает открытую ладонь о самый кончик искрящегося магией рога – капля крови сияет словно маленькое белое солнышко, не стремясь куда-либо исчезнуть.
     Прямо около склонившегося в поклоне самца единорога воздух идет рябью, уже плохо различимой в сумерках…, но второй единорог, проявившийся рядом, уже тут. И по тому, как моментально присмирели и потянулись шаловливые малыши, любому наблюдателю понятно – что это их мама! Та, что направляет и управляет этим Родом.
     И стоит юному магу сделать небольшой шаг, Владычица Радуг требовательно фыркает, заставляя замереть маленьких проказников на месте. Легкое движение и открытая ладонь Габриэля, со светящимся на нем белым солнышком оказывается у её рта. Мягкие губы накрывают ладонь…
     Сабрина невольно вздрогнула и зябко повела плечами, когда магия вокруг, явно уплотнилась, слегка охлаждая воздух, а грива самки единорога, которую своей кровью кормил Габриэль, засветилась сразу всеми цветами радуги. Тёплые руки мужа сомкнули объятья, не давая в обиду и защищая от всего-всего на свете.
     Люди всё так же не могли промолвить ни слова и просто наблюдая за тем, как мама единорожков отходит слегка вглубь загона, движением роскошного хвоста и легким пофыркиванием разрешая маленьким детям покушать маминого молочка…, как лорд Поттер-Блэк аккуратно подходит к уже присосавшимся к угощению малышам и медленно, поглаживая ладонями жемчужные гривы обоих, опускается на колени и приближает свои губы к …
     - Всё! – голос Мирка встряхнул людей, видевших теперь не загон с волшебными созданиями, а густой жемчужно - белый туман, словно по мановению волшебной палочки, моментально закрывший обзор. – Нам пора домой.
     - Да, действительно пора. – Сириус, словно до этого и не пребывавший в благолепном параличе, первым и весьма энергично пошагал по направлению к дому.

     - Радость-то какая?! – Брин быстро и сноровисто накрывал на стол, ничуть не смущаясь того, что его все прекрасно видят.
     Впрочем, сидящие в комнате люди совершенно не обращали внимания на счастливого, забывшего про невидимость, брауни. Их мысли были заняты совершенно другим, тем, свидетелями чему они стали буквально четверть часа назад.
     - И что теперь? – Льюис Левин, уже давно пришедший в себя после путешествия, но вновь слегка обалдевший от множества удивительных впечатлений вечера, решился задать этот вопрос первым.
     Как ни странно, ни родители, ни Сириус ничего не ответили. Зато все, как-то синхронно, посмотрели на совершенно счастливого, завершающего сервировку стола Брина. Вот, последнее блюдо со свежайшими, одуряюще вкусно пахнущими, пирожками добыто довольным брауни прямо из воздуха и…
     - Брин, прости наше любопытство. – Сабрина непроизвольно сглотнула слюну, ощущая дразнящий запах выпечки, - а что именно тебя так радует?
     - Так как же, леди Рина, - брауни придирчиво оглядел свою работу, - единороги же выбрали хозяина. За своего ребенка признали. – Брин ухмыльнулся и поправил что-то, только одному ему понятное в сервировке.
     - Это мы поняли. Но что это значит? Единороги же вроде только женщин подпускают, никогда не приручаются и не живут с людьми.
     - Правда ваша. Не приручаются и не живут. Но уж точно хозяин девушкой не станет. – Брин хохотнул так заразительно, что даже у внимательно слушавших его людей, на лицах расцвели улыбки. – Садитесь кушать, лорд Поттер-Блэк скоро будет.
     Миг, и безумно довольный брауни растворился в воздухе.
     - А… - Сабрина попыталась продолжить расспросы.
     - Милая, давай поужинаем. – Рука Эрика мягко накрыла ладонь супруги. – Я уверен, Габриэль всё расскажет.

     Обратный путь до дома Габриэль не запомнил. Только отдельные фрагменты - все события словно в каком-то калейдоскопе пролетали в его памяти… Вот – он пьет молоко своей…, хм, получается, что магической матери… вот – его неназванный маленький брат шаловливо бодает его своим мягким радужным рогом, зовя в игру… вот, неназванная сестренка, сверкая золотой волшебно мягкой шерсткой убегает от него с радостным фырчанием… Сколько прошло времени? И, снова хоровод фей, что вьётся вокруг него под завораживающую чудесную и тихую мелодию… И…
     - Габриэль, как ты?
     От голоса Сириуса, внезапно раздавшегося совсем рядом, юноша вздрогнул и очнулся. И как он тут очутился? Он сидел за столом, явно празднично накрытым Брином для ужина, и видел четыре пары глаз, с ожиданием уставившихся на него.
     - Всем привет. – Габриэль мягко улыбнулся, чувствуя внутри своих близких тугие комочки любопытства и стараясь ничему не удивляться. – Сириус! Прекрасно выглядишь!
     - Да и чувствую себя неплохо. – Крёстный весьма довольно улыбнулся и потянулся как сытый кот. Он и правда выглядел очень помолодевшим и энергичным. Поставь его сейчас рядом с самим Габриэлем – и будет словно старший брат… – Вот, пришел в себя, узнал много нового, познакомился с замечательными людьми… - Сириус почему-то слегка покраснел при этих словах, бросая косой взгляд на многозначительно хмыкнувшую, улыбающуюся Сабрину.
     - Я очень рад, что тебе лучше. Лечение закончено полностью?
     - Закончено по всем направлениям. Больше в Госпитале нужды нет, как бы Сириусу туда не хотелось. - Как ни хотелось Сабрине узнать про то, что произошло с Габриэлем, но пришлось отвечать на вопрос о здоровье своего пациента. Причем сам ответ вновь намекал на какую-то тайну пребывания Сириуса там.
     - Похоже, ты там не скучал, а Сири? – Габриэль совершенно правильно понял смущение родича и улыбку наставницы. – Но расскажешь об этом чуть позже, ладно?! Сириус, пора тебя выводить в свет. Готов противостоять Ордену Феникса в их бесконечном потоке храброй глупости? – Габриэль уже полностью пришел в себя и чётко контролировал свои мысли и действия.
     - А…, ну, - моментально сдувшийся Сириус как-то нервно передернул плечами. – В целом да, но…
     - Но что? – Габриэль продолжал спокойно и лукаво улыбаться, не сводя взгляда с заёрзавшего Бродяги. – Переживаешь, что не сможешь совладать с собой и сорвешься? – С этим, ярким и энергичным Сириусом, Габриэль не хотел играть в «слабости» – ему нужен сильный и уверенный в себе родич, способный оказать реальную поддержку. Для чего, как не для того, чтобы привести крёстного в себя, он был отправлен на лечение?!
     - Эссенция Тоталус Оригинем. Габриэль, не уводи разговор. – Сабрина, запустившая в Габриэля сложное лечебно-диагностическое заклинание, аккуратно отслеживала реакцию организма юноши. – Что произошло?
     - Прямо сейчас? – В рот Габриэля словно смешинка попала, подобное заклинание Сабрины всегда вызывало у юного лорда легкую щекотку. – Вот прямо сейчас Бродяга увиливает от своих прямых обязанностей – обнять крестника!
     Поначалу дернувшийся от слов парня мужчина, с искренней улыбкой встал и стиснул Габриэля в объятьях.
     - Ты что, пока нас не было, курсы плутовства в Хогвартсе окончил? – наставница и не собиралась сдаваться. – Что с единорогами?
     — Вот же ты любопытная! Да ничего с ними особенного – теперь у нас жить будут. Хотя они и до этого… Вы же сами меня спрашивали насчет волшебных зверей, будем кем-то заниматься или нет?! А теперь вот само решилось – единороги приняли меня в свою…, хм, семью. И всё.
     - Так вот просто – и всё? – Эрик в легком удивлении развел руками, всем видом показывая, что вряд ли простое объяснение Габриэля его устраивает. Да и лёгкое, почти незаметное, жемчужно-белое мерцание, что возникло вокруг тела Габриэля из-за заклинания Сабрины, было весьма необычным – такое Эрик видел впервые.
     - Наверное. Сам пока не знаю. Чувствую уверенность, подъём сил и радость. А что-то еще? Я же толком не знаком с магическими существами и эффектами их воздействия. Рина, Эрик – а давайте вы сами определите, что случилось со мной, а? Я безумно рад вас видеть!
     Теперь уже Габриэль подскочил и обнял сразу обоих наставников.
     - И вообще, мне в Хогвартс пора. Там меня Невилл прикрывает. Так что я в душ и в путь. А Льюис вам всё в подробностях расскажет. – Поттер подмигнул брату. - А я, при первой же возможности домой и будем разбираться, что и как.
     - Расскажу уж, иди, Любимчик единорогов. – Льюис усмехнулся, прожевывая уже третий вкуснейший пирожок. Тайны тайнами, а чувство голода не обманешь. Тем более от таких впечатлений есть хотелось еще сильнее. А силы ему явно понадобятся для обстоятельного и вдумчивого рассказа, судя по тем взглядам, что на него кидала безумно любопытная и соскучившаяся мама.
     - Эрик, Сабрина – мне понадобится ваша помощь уже завтра после уроков. Нужно будет разобраться с огромной кучей ингредиентов и разных артефактов, переданных мне для реализации Рубеусом Хагридом. Сможете помочь? – Габриэль внезапно стал строгим и собранным.
     - Конечно, Габриэль. – Эрик улыбкой и кивком головы подтвердил свое согласие, казалось, ничуть не удивившись таким событиям с Лесником Хогвартса. – Но с тебя полный рассказ о вашей поездке?! – Всё же попросил мистер Левин, покосившись на нетерпеливо ёрзавшую от любопытства супругу.
     - Самый, самый полный! – Не забыла уточнить тоном, не терпящим отклонений миссис Левин.
     - Без вариантов: всё полностью и со всеми впечатлениями. Жду вас у хижины Хагрида сразу после уроков. - Сири! – Габриэль перевел серьезный взгляд на крёстного. – Я ожидаю твоей серьезной помощи в делах. Перебирайся в Блэк-Мэнор. В доме должен постоянно проживать хотя бы один из Блэков. Пусть там и ремонт, но следующий год – год Блэков. Наш алтарь должен выйти на полную мощность.
     При этих словах, Сириус, до этого расслабленно сидевший в кресле, с удивлением посмотрел на Габриэля.
     - Но как ты…? – Договорить Сириусу не дал сам Габриэль.
     - Кричер, ты нужен мне. – Несколько мгновений и в Поттер-Холле появился домовой Блэков. – Здравствуй, Кричер.
     - Хозяин. – Сириус мог бы поклясться чем угодно, что никогда прежде не слышал такой радости в голосе домового. И не видел такого наряда на нём… Да и вообще – Сириус Блэк видел совершенно непохожего на прежнего жалкого и забитого Кричера существо. Этот Кричер был холёным, молодым, уверенным и даже… несколько важным. – Верный Кричер услышал и прибыл, хозяин.
     - Ох, ты… - Удивление в голосе Бродяги, очень хорошо подходило достойному поклону со стороны Кричера, что тот отвесил своему лорду. Впрочем, Габриэль не менее уверенно и достойно ответил верному домовому.
     - Кричер, Сириус Блэк возвращается в Блэк-Мэнор. Ты знаешь, что делать, так что помогай ему восстановить дом. С этого момента он будет жить в оплоте Блэков, чтобы возродить наше могущество и магию.
     - Кричер понял, лорд Поттер-Блэк. – Уже не домовой, а почти дворецкий, вновь поклонился владыке Блэков.
     - Сириус, послушай меня. – В тоне голоса Габриэля Сириус явно услышал что-то такое, что заставило подобраться и выпрямиться. – Я говорил с бабушкой Вальбургой, и мы приняли решение отменить некоторые…, - Лорд Поттер-Блэк сделал небольшую паузу, раздумывая над правильной формулировкой, - внутренние решения Блэков.
     Габриэль внимательно рассматривал лицо своего крёстного. Смотрел в глаза, заглядывая прямо в душу. И наблюдая, как веселье и безбашенность исчезают из глаз Сириуса, заменяясь на бешеную и практически нереальную надежду.
     - Ты понимаешь, о чем я говорю? - Габриэль ждал того, что Сириус сам спросит. Так будет правильнее.
     - Восстановление Древа? – Дрожащий голос и сжатые кулаки. Правильный вопрос.
     - Да, Сириус. Но бабушка Валь согласна снять своё отречение, только если увидит нового Сириуса Блэка! Яркого, волевого, истинного. Отстаивающего именно интересы Блэков и не дающего спуска никому, кто хотя бы мыслью посягнет на их память и волю. И мне, почему-то, кажется, что я сейчас вижу перед собой именно такого. Ты согласен?
     Возможно, со стороны смотрелось бы забавно, как Сириус Блэк открывал и закрывал рот, стараясь хоть что-то произнести. Находясь в совершенно ошарашенном состоянии. Но в реальности это было ни капли не забавно. И супруги Левин могли бы точно утверждать, наблюдая за этим диалогом, что только что Сириус Блэк, повинуясь воле своего Лорда, стал другим. Пока немного, но очень явственно.
     - Я…, справлюсь. – Даже взгляд того, кто до этого момента называл себя Бродяга, изменился. И на Габриэля он смотрел так, как…
     - Сириус, по прибытии в наш дом, свяжись, пожалуйста, с мистером Шеймусом Кентом. Нам нужно очень многое с ним обсудить, и желательно быстрее. – Габриэль снова перевел взгляд на наставника Левина, - Сквозное зеркало ведь у него осталось?
     - Да, то, что ты отдал ему для проведения суда. – Вновь подтвердил Эрик.
     - Кричер, держи меня в курсе. – Легкий кивок лорда Поттера-Блэка, ладонь домового касается предплечья Сириуса, и их нет.
     - Отлично. – Габриэль довольно потер руки и вновь улыбнулся. Как будто не было только что этого серьезного и величественного лорда. Настроение юноши было просто замечательным.

     А вот едва он перешел к воротам Хогвартса – стало грустно. И ведь можно было вернуться только утром, проведя ночь в Поттер-Холле, нормально поговорив с наставниками и крёстным. Выяснить, что всё же такого – эдакого сотворил очень смущенный Сириус. Рассказать про Хагрида и свои приключения в Польше. Потренироваться с Эриком и нормально попрощаться с Льюисом, но…
     В Хогвартсе его ждал Невилл, добровольно согласившийся прикрыть отсутствие друга в школе. А подводить друга Габриэль считал просто невозможным. Поэтому, накинув мантию-невидимку, спокойно проник на территорию самого Хогвартса и давно уже известным маршрутом, через тайный ход, сверяясь с Картой Мародеров, пошел в гриффиндорскую спальню.
     Однако, просто так дойти до ждущего его в юношеской спальне с последними новостями Невилла не удалось. Вернее, это можно было бы сделать, если бы… Хотя в тот момент дважды лорд Габриэль Эридан Поттер-Блэк и не смог бы сообщить, что именно потянуло его несколько в сторону от спальни Гриффиндора.
     Впрочем, случайные события случайны весьма условно…, хотя временами удивительно странны. Любопытство сгубило кошку? Возможно. Но Габриэль не был кошкой, а ныне неразлучная парочка закадычных «друзей» попалась ему именно сейчас, когда до гостиной Гриффиндора оставалось всего несколько пролетов лестницы и Полная Дама уже была готова задать свой каверзный вопрос.
     Самым странным было не то, что Рон и Гермиона шатались по засыпающему Хогвартсу вместе – всё же работа старост, пусть они и совершенно ею не занимались, подразумевала и вечерние обходы разрешенной к доступу территории. Да и даже то, что они, не доходя до портрета Полной Дамы на седьмом этаже, целенаправленно свернули на пятый этаж, где располагалась Запретная секция библиотеки – тоже не могло особо удивить, ведь старосты имели туда доступ по факту. Удивил бы сам факт того, что в библиотеку мог пойти Рон Уизли! Хотя и это можно было бы объяснить. К примеру – Гермиона всё же уговорила Рона изучить что-то особенное, приносящее вот прямо немедленно славу и богатство.
     Сейчас удивляло и заставило отвлечься другое – оба шли молча, словно заговорщики. Габриэлю, привыкшему к неадекватному поведению Грейнджер, не закрывающей свой рот с вечными поучениями о правильности и нужности – было жутко любопытно такое поведение девушки. А уж когда Гермиона прошла мимо дверей библиотеки и свернула в коридор, ведущий к Бесконечной лестнице…
      Ну, вот как можно воспринимать собрание шести таких совсем несопоставимых людей в одном запретном для учеников месте? Карта Мародеров, в свою очередь, показывала юноше, что его глаза не врут.
     - Драко, мальчик мой, прошу – успокойся и выслушай! – Директор Дамблдор, даже по виду весьма уставший и измотанный, жестом поприветствовал Гермиону и Рона. – Винсент, Грегори – пройдите вверх и вниз на пролет, нас никто не должен потревожить.
     Крэбб и Гойл, вечные «хвостики» молодого Малфоя, явно взбесившегося от появления гриффиндорцев, переглянулись, дожидаясь подтверждающего кивка злющего Драко.
     Вот же… Габриэлю, замершему как раз почти на пролет ниже этой странной компании, совсем не хотелось находиться в компании направившегося к нему Крэбба. Но если быть очень аккуратным…
     - Рон узнал кое-что очень важное, что ты должен узнать, Драко. – Дамблдор покровительственно похлопал Рона по плечу, намекая, что пора всё рассказать.
     - Слушать Визгли? – Слова Драко больше напоминали шипение. Уж кого-кого, а презренного предателя крови, Драко никогда не слушал и даже не воспринимал. Тем более сейчас, когда нервы юного Малфоя были просто предельно напряжены целой чередой неудач в устранении мерзкого «Потти».
     - Тихо! - Очередные слова Дамблдора, одним резким жестом заткнувшего пытающегося что-то возразить покрасневшего Уизли, и всё же не умеющую долго молчать Грейнджер. - Драко Малфой, староста Слизерина! Судя по всему, ты весьма дружен с Гарри Поттером, коль не хочешь слушать ничего про своего врага? – Слышать подобный резкий тон от всегда «дружелюбного дедушки» Дамблдора было в новинку всем ученикам. Даже Рон, с огромным уставился на профессора своими глупыми совиными глазами. – Рональд, расскажи Драко.
     - Я видел татуировку. – Уизли весьма неохотно повернулся лицом к Драко. – У него змея на руке, точно говорю.
     - И что? – Малфой, ошарашенный предположениями и тоном директора, как-то разом растерял свой нервный настрой.
     - Как ты не понимаешь, Драко, - уж тут неугомонная Грейнджер не могла промолчать, демонстративно уперев руки в бока, - у него змея как у Пожирателей. Он Пожиратель Смерти!
     - Кто? – Сказать, что Драко удивился, ничего не сказать. Он даже поперхнулся от неожиданности, не сумев больше промолвить ни слова.
     - Да, Драко. Мы считаем, что этим летом, на каникулах, Гарри Поттер присоединился к Пожирателям. – Веско припечатал осунувшийся Дамблдор. – именно этим я объясняю все изменения, произошедшие с ним.
     Если бы в эту минуту, кто-то видел под мантией – невидимкой Габриэля – это было бы эпично: совершенно ошалелый немигающий взгляд. Юноша настолько был ошарашен подобной нелепицей, что едва не соскользнул со ступени, чтобы смачно врезаться в стоящего чуть ниже и позади него Крэбба. Даже мантия не спасла бы от подобного провала.
     Что же, подобного неадекватного безумия молодой лорд Поттер - Блэк не мог себе и представить. А вот Драко Малфой, как оказалось, очень даже мог.
     - Пожиратель? Но как? – Драко лихорадочно перебирал все известные ему события. Отец…, превращение того-кого-не-называют…, Лорд Мракс и его дела… И мать упоминала, что Повелитель встречался с Поттером… Нестерпимая ярость накатила на юного Малфоя, моментально понявшего что, как и почему…
     - Тварь, Поттер! Ненавижу! – Даже безбашенный Уизли, увидев побелевшее, перекошенное яростью лицо Малфоя, постарался отойти за спину Дамблдору. А вот сам директор словно и ждал подобного, по собственной привычке покровительственно потрепав плечо Драко.
     - Теперь ты понимаешь, мальчик мой, почему я позвал тебя? – И не дожидаясь кивка, казалось ослепшего от эмоций Драко, продолжил Дамблдор. – Настало время отринуть вашу обоюдную вражду факультетов и наказать общего врага. Всем вам, старостам Хогвартса, рассказать и доказать то, какого предателя вам подсунули в соученики. Ты понимаешь меня?
     - Да, профессор! – Замедленно, с трудом разжимая челюсти, прошипел Малфой.
     - Хорошо. Но сломить врага будет сложно, поэтому я должен открыть вам одну тайну, которая поможет одолеть Поттера. – Дамблдору, похоже, самому нравилось то, о чем и как он говорит. - Но вы, все трое, дадите мне Непреложный обет, что никогда и никому не расскажете о том, кто, как и для чего дал вам это оружие. Готовы?
     Моментальный кивок яростно пылающего глазами Малфоя, медленный, неуверенный наклон головы Рона, и только Гермиона высказалась вслух:
     - Мы согласны, профессор.
     - Отлично, дети мои. – Профессор Дамблдор протянул перед собой свою ладонь. – Протяните свои руки. – Три почти детские ладони легли на ладонь кавалера Ордена Мерлина. – Да будет так! – Палочка Дамблдора начала выписывать замысловатые петли в воздухе, порождая желто красные узоры, что словно кружева оплели ладони и предплечья учеников.
     Созданный узор несколько мгновений горел на воздухе, а затем медленно погас, впитавшись в кожу участников обряда.
     В этот момент, видевшего всё это Габриэля, почему-то волновали лишь две мысли:
     Это насколько его реально ненавидели Рон и Гермиона, если решились дать такую жесткую и бескомпромиссную клятву, грозящую, в случае раскрытия, смертью? Понять Малфоя было проще – всё же они не терпели друг друга еще с первого курса, но вот бывшие «друзья»? Этого осознать юный Поттер не мог в принципе.
     И вторая мысль не давала покоя, отложившись в его сознании какой-то туманной несостыковкой – а может ему показалось, что узор Непреложного обета в самом конце, прежде чем потухнуть, соскользнул с ладони Дамблдора?
     - Пойдемте. Нам нужно дойти до самого конца этой лестницы. – Дамблдор уверенно повел троицу старост вверх. Однако, пройдя несколько ступеней, вспомнил кое о ком.
      - Винсент, Грегори – дождитесь нас здесь. Никого не пропускайте, это чрезвычайно важно. Позволяю использовать любое доступное заклинание.
     Габриэлю, двинувшемуся следом за Дамблдором и в этот момент аккуратно обходящего Гойла, было весьма неприятно видеть на пухлом некрасивом лице «хвостика» Малфоя, предвкушающую улыбку. Словно оскал хищника.
     А троица великих заговорщиков, поклявшихся уничтожить не менее великого Пожирателя Смерти Гарри Поттера, ведомая директором Хогвартса, уже подошла к окончанию витка Бесконечной лестницы.
     - Диссендиум Прима. – Такого заклинания, что четко произнес Дамблдор явно для того, чтобы следующие за ним ученики запомнили, Габриэль пока не знал. Как и ни разу в своей короткой жизни не видел весьма странного и необычного коридора, что открылся под действием заклинания.
     Быстрый взгляд на Карту Мародеров…, как оказалось Карта не всемогуща, но универсальна – новый коридор только-только начал прорисовываться.

     Акт V Глава 46
     Некоторое время назад, в Министерстве Магии Англии
     — Прошу прощения, Лорд Мракс, — Дерек Джонсон, один из доверенных людей и, по совместительству, бывший Пожиратель Смерти, постучавшись в дверь. – К вам Нимфадора Тонкс.
     - Аврор Тонкс? – Лорд Мракс был весьма обрадован появлению наследницы семейства Тонкс. Ибо ведь он сам недвусмысленно настаивал на разговоре с нею.
     - Стажер Тонкс. – Нехотя, словно сквозь зубы, проворчала вошедшая.
     Стоящая перед лордом девушка весьма напоминала собой очень знакомую бывшему Повелителю Зла личность – она была почти копией Беллатрисы Лестрейндж. Или юной Нарциссы Малфой. В любом случае – те же густые каштановые волосы, гладко спадающие на плечи. Те же утонченные черты лица и глаза, прямо вопящие о родстве с Блэками.
     Отличие было только одно – Нимфадора была угрюма и растеряна. И было от чего – из метаморфа, которому пророчили блестящее будущее в аврорате Министерства Магии, она, в единый миг, превратилась в… простого мага - стажера. Пусть и с хорошей базой, но всё же…
     Разглядывая юную Тонкс, и понимая всю её красоту, Лорд Мракс с какой-то даже странной для него самого жалостью, подумал о том, что и восхваляющий сам себя Орден Феникса отвернулся от девушки. Она просто стала им не нужна. Никому не нужна.
     - Ах да, стажер. – Лорд Мракс сожалеюще развел руками, вставая из-за стола навстречу гостье. – Прошу простить мою оплошность, Нимфадора. Вы ведь позволите называть вас так?
     - А…, да. – Девушка явно смутилась такому прямому обращению от того, о ком она слышала только слухи, утверждавшие о всё укрепляющемся могуществе и власти. Поэтому неосознанно позволила взять себя за руку и усадить в гостевое кресло кабинета.
     - Так вот, Нимфадора, я позволил себе оторвать вас от дел не просто так. Может быть чай? Кофе? – Улыбка Лорда Мракса была столько же обаятельна, сколь велика его харизма и сила убеждения внимательных вишневых глаз.
     - Да, чай. Если можно. – Бывшая аврор всё более не понимала, что происходит вокруг, но старалась сосредоточиться.
     - Конечно же. Эдита? – Лорд Мракс обернулся к двери, в которую почти сразу после его зова слегка постучали. – Войдите.
     - Милорд? - Вошедшая миловидная блондинка с изящной фигурой и небольшой родинкой на левой щеке, что придавала ей весьма очевидный шарм, явно бывшая секретарем Лорда Мракса, преданно посмотрела на своего руководителя, ожидая указаний.
     - Эдита, два чая, пожалуйста. Мне как обычно, а леди Тонкс, - мужчина с лукавой улыбкой посмотрел прямо в глаза рассматривающей его Нимфадоры, - горный вереск с долькой лайма.
     - Да, Лорд Мракс. – Едва прозвучали слова хозяина кабинета, секретарь Эдита с легким поклоном удалилась, оставив изумленную произошедшим Нимфадору просто без слов.
     - Но…, как? Откуда?
     - Ах, Нимфадора, оставьте. – Лорд Мракс уселся во второе гостевое кресло, рядом с Нимфадорой, слегка касаясь пальцами небольшого плетеного чайного столика из красной магической бузины. - Понять ваши предпочтения не так уж и сложно, поверьте. Изысканная, красивая и образованная девушка и выбор свой сделает необычным. Да и, - Лорд Мракс доверчиво склонился к голове, смущенной его словами девушки, - открою вам тайну. – Мужчина улыбнулся и сделал небольшую паузу, придавая своим словам значимости. – Я краем глаза заглянул в ваше досье.
     Искренняя располагающая улыбка симпатичного мужчины, непринужденная обстановка – Тонкс явно расслабилась и робко улыбнулась в ответ на такую откровенность Лорда Мракса. К тому же, почти сразу раздался стук в дверь и принесли душистый ароматный чай. Несколько мгновений быстрой сервировки чайного столика, и…
     Нимфадора аккуратно пригубила напиток, принесенный в чашке тонкой кости.
     - Ммм, вкусно! – Девушка с удовольствием потянула носом яркий аромат вереска и лайма. – Спасибо, Лорд Мракс. – Улыбка Нимфадоры была искренней и расслабленной.
     - Пожалуйста, Нимфадора. – Мортимер Мракс был само расположение и вежливость, смакуя свой чай. – Я рад, что вам понравилось.
     - Да…, - Нимфадора встряхнулась и выпрямила до этого расслабленную спину, садясь в кресле прямо. – Но вы хотели со мной поговорить? – Утверждая, спросила она.
     - О, конечно же. – Лорд Мракс поставил свою чашку на столик. – Простите меня, залюбовался вами и совсем забыл о цели моего приглашения. – Мужчина, словно не замечая какое смущение вызывают его слова, откинулся в кресле. – Скажите, Нимфадора, как вы относитесь к возможности поработать на меня?
     - Простите? – Тонкс была конечно же удивлена подобными словами и даже обрадована, но хотелось бы понять…
     - О, я поясню, если позволите. – Лорд Мракс, видя непонимание девушки, энергично поднялся и начал неторопливо расхаживать по просторному кабинету. – Я перейду прямо к сути. Вы, уже наверняка знаете, что мне удалось войти в Попечительский совет Хогвартса и это вызвало, прямо скажу, массу непредвиденных сложностей. Постоянное общение со студентами, преподавателями, разбор документов…, ох! – Лорд Мракс вытер несуществующий пот со лба. – Нимфадора, скажу вам откровенно, я – человек дела. Но не бумаги или общения с юными магами. Поэтому узнав у вашего шефа, мистера Скримджера, о том, что вы, специалист высочайшего уровня подготовки, временно отстранены от ведения дел аврората… Ух! – Вновь улыбнувшийся Лорд Мракс воздел руки к небесам, словно в молитве.
     - Скажу честно, я посчитал это Даром Небес, Нимфадора. Учитывая вашу подготовку, прекрасные результаты по экзаменам маскировки и скрыта, ваши замечательные личные качества – я уверен, что вы станете отличным личным помощником. Что скажете?
     - А, но я…, - Нимфадора не знала, что сказать, глубоко пораженная напором и энергией Лорда Мракса. Ну, и, конечно же, перспективами, что так ярко обрисовал её, хм, возможно будущий начальник. Картинка в её голове рисовалась красочная, так что… - Я могу подумать?
     - Безусловно, Нимфадора. – Лорд Мракс снова обезоруживающе улыбнулся. – Думайте сколько угодно, хоть… вот прямо до выхода из этого кабинета. – И новая улыбка, грозящая перерасти в искренний смех.
     Какая женщина устоит перед таким сплавом силы, наглости и уверенности?
     - Я согласна! – Нимфадора Тонкс уверенно кивнула головой, сопровождая своё согласие радостной улыбкой.
     - Прекрасно! – Лорд Мракс опустился в кресло рядом, продолжая улыбаться своей новой сотруднице. – А поскольку мы с Вами, милая Нимфадора, теперь работаем в одной команде, и прошлое уже не властно, прошу, откройте маленький секрет – ответа на него в вашем личном деле я не обнаружил. Что вы видели в своем сознании перед тем, как потерять свои способности метаморфа?
     Поместье Поттер-Холл.
     - Ну, вот как-то так. – Льюис Левин закончил рассказ о поездке в Польшу. – Потом мы вернулись сюда, а дальше вы знаете. – Молодой мужчина почти залпом выпил чашку остывшего чая – горло пересохло от долгого рассказа.
     - Да уж, знаем. – Эрик Левин невесело улыбнулся. – Что ничего не знаем. – Он посмотрел на очень задумчивую супругу. – Что скажешь, милая? Что это за свечение вызвало твое заклинание?
     - Не знаю. – Сабрина Левин слегка отстраненно покачала головой, продолжая что-то обдумывать. – Никогда такого не видела. Могу рассказать лишь о состоянии самого Габриэля с точки зрения колдомедика.
     - И? Чего там с братишкой единорогом? – Льюис прикрыл ладонью усталый зевок - улыбку. – Кроме того, что временами он жутко серьезный?!
     - В плане здоровья – всё великолепно. Никаких отклонений, никаких болячек. Сознание спокойное. Даже, учитывая ситуацию, слишком. Но тут, - Сабрина вздохнула, - возможно, сказывается его общая усталость от вашей поездки. – Она вновь замолчала, словно собираясь с духом.
     - Мам? Ну чего ты? – Теперь Льюис тёр глаза, уже не скрывая зевоту.
     - Милый, тебе надо отдохнуть. – Сабрина с легкой улыбкой погладила сына по голове и обняла. – А за Габриэля не переживай. Всё с ним хорошо. А если что-то случится, мы тебе сразу же сообщим.
     - Ладно. Я тогда домой. Завтра много работы будет. – Поднявшийся из-за стола Льюис обнял родителей. – А вы не пропадайте надолго. Если что, сразу по сквозному зеркалу сигнальте.
     - Конечно, сын. Спокойной дороги. – Эрик поднялся проводить сына к камину. Но едва Льюис исчез в дымке аппарирования, обернулся к супруге.
     - Что не так, Рина? – Теперь, когда даже Льюиса не было и супруги остались вдвоем, не считая брауни, Эрик Левин мог показать свою настороженность. – Габриэль сам на себя не похож временами.
     Но миссис Левин ответила совсем не то, что ожидал её муж.
     - Пойдем, - она подскочила к Эрику и повлекла его к портретам предков лорда Поттера. – Нужно рассказать им и посоветоваться.
     Настаивать Эрик не стал, понимая, что уже через несколько мгновений и так услышит всё, что нужно. Это и произошло, едва супруги вошли в гостиную Поттер - Холла.
     - Лорд Карлус, Леди Дорея, леди и джентльмены, я прошу вашего внимания. – Гул голосов, восклицаний и даже смеха, что до этого присутствовал в галерее предков Поттеров, быстро стих. Слегка удивленная таким моментальным воздействием Сабрина, вздохнула, собираясь с духом, но не успела что-либо сказать.
     - Не смущайся, девочка. – Леди Дорея, бабушка Габриэля, первой пришла на помощь наставнице внука. – Что произошло?
     - Сегодня в стойле Поттер-Холла поселилось семейство истинных единорогов. – Сказанное Сабриной, моментально вызвало гул обсуждения и многочисленные удивленные и радостные комментарии. Но всё это длилось недолго, ибо прозвучал вполне резонный вопрос.
     - А почему ты так переживаешь из-за этого? – Сабрина вновь судорожно вздохнула, услышав вопрос. Из-за огромной плотности магии в поместье, предки Поттеров ощущались практически живыми и явственно воздействовали на супругов Левин.
     - Единороги приняли Габриэля в свою семью. – Сабрина решила высказать сразу всё. – Его магическое ядро изменилось, оно вновь растёт и пульсирует. – Она обвела взглядом вновь замолчавшие портреты, теперь с немалым удивлением замечая на них не только Поттеров и Блэков, но и еще несколько персон, которых она ни разу не видела на Родовых Древах семейств.
     - Оно нестабильно? – Вопрос пришел как раз от неизвестного, но весьма импозантного пепельного блондина, жившего, судя по одежде, минимум эдак века три назад.
     - Нет, оно стабильно. Но оно растёт. И я не понимаю, что мне делать. Кем станет Габриэль, когда рост остановится? – Сабрина переживала произошедшее настолько остро, что Эрик был вынужден обнять свою супругу.
     А обсуждение ситуации продолжилось без участия Левинов.
     - Хм. Это если остановится. – На этот раз, перекрывая гомон, высказался Лорд Леонард Родерик Поттер. Внук Годрика Гриффиндора и основатель рода Поттер. – Лев Гриффиндора был не против, уже хорошо. – Основатель рода Поттер замолк в задумчивости. Сабрина тоже молчала, ожидая продолжения. И оно последовало. Но не от Лорда Леонарда.
     - Лорд Стоддард Визерс, позвольте представиться. – Внимание супругов Левин опять привлек пепельный блондин. – Магозоолог и заводчик пегасов, фестралов и прочих разновидностей крылатых лошадей.
     - Весьма рады знакомству, Лорд Стоддард. – Оба наставника поклонились. – Но что вас привело в Поттер-Холл? – Теперь уже Эрик вёл беседу.
     - Конечно же, приглашение и толика любопытства. Вы же наверняка в курсе, что род Поттеров издавна занимался разведением волшебных существ?! Вот как раз к этому и приложил свои умелые руки ваш покорный слуга, - При этих словах Лорд Стоддард изящно поклонился, - и его учитель, магистр Хевлок Свитинг. Кстати, - гость-заводчик привлек внимание предков Поттеров и Блэков, слегка повысив голос, - Хевлок Свитинг – непревзойденный эксперт по единорогам. Рекомендую воспользоваться его услугами и консультацией.
     Новый поклон и ожидание вопроса, который не успел задать Эрик.
     - Ой, Стодди, завершай свои высокопарные речи. – высказался Лорд Персеус Поттер. – Вспомни Ригминское Противостояние и сделай проще – позови уже сюда Хевлока. Тут семейное обсуждение, а не высокосветский бал магозоологов. Уверен, он сам ухватится за возможность расследовать такое событие.
     - Хм, - Лорд Стоддард смущенно потер переносицу. – Не уверен, что получится, но я попробую…
     - Да всё получится! – Известный в далеком прошлом дуэлянт и любимец женщин Лорд Персеус не сдавался. – Чего ему делать на портретах у Гампов? Там же скукотища совершенная.
     - Прошу простить! – Легкий поклон и Лорд Стоддард пропал с портрета леди Мадженты Поттер, с которой до этого весьма мило беседовал.
     - Хм, Лорд Леонард, - Сабрина вновь обратилась к основателю рода. – Почему вы считаете, что ядро Габриэля не станет останавливать свой рост?
     - Не считаю. Уверен. – Лорд Леонард скупо улыбнулся. – У всех первооснователей так было. А хочешь подробностей, так надо к потомкам Пенелопы Пуффендуй идти. Уж она как никто в этом разбиралась.
     - То есть нам нужен высококлассный магозоолог! – Словно подводя некий итог, сообщил Эрик Левин.
     - Вам нужен специалист именно по единорогам. И только по ним. – Слегка скрипучий голос вновь раздался со стороны портрета Леди Мадженты. – Магистр Хевлок Свитинг Гамп, потомок Пенелопы Пуффендуй, к вашим услугам.
     Новый персонаж обсуждения был стар и почти лыс. Кроме этого, что особенно бросалось в глаза наставников лорда Поттер-Блэка, знаток единорогов был чрезвычайно изможден и бледен. И это весьма дисгармонировало с ярким и цветущим обликом предков Поттеров.
     - Весьма рады, магистр. – Эрик слегка поклонился старому мастеру. – Я, Эрик Левин, моя супруга – Сабрина Левин. Мы…
     - Воспитатели лорда Поттера - Блэка. – Старый Свитинг нетерпеливо перебил Эрика. – Знаю уже. Простите моё нетерпение, - Хевлок явно слышал недовольное фырканье с портретов, но казалось, вообще не реагировал, - но мой бестолковый ученик, - короткий взгляд в сторону стоявшего за спиной леди Мадженты лорда Визерса, - уже кратко всё рассказал. Жду от вас подробного и тщательного рассказа о том, что именно, как и при каких обстоятельствах произошло. И я попрошу вас сконцентрироваться и выбросить из ваших голов посторонние мысли…
     - Ну, всё как обычно. – Театральный шёпот лорда Персеуса услышали все. – Старый засранец опять за своё принялся. Как и не умирал?!
     Подземелье Хогвартса.
     Северус Снейп был озадачен. И совсем не какими-то сторонними событиями, связанными с великими магами, злодеями и прочей ерундой. Вовсе нет. Преподаватель зельеварения был озадачен сложившейся ситуацией. И совершенно не представлял, что делать.
     А ситуация была весьма деликатной. Во-первых, Северус всё же проверил все летние задания, что сдали ему пятикурсники после каникул. И вот то задание, что его весьма напрягло и озадачило – оказалось, по какому-то закону подлости, в самом низу. Более того, едва прочитав название эссе «О свойствах магических ингредиентов: Молоко единорога и Пыльца фей. Мифы и реальность.», профессор вдруг вспомнил не только таинственную посылку с перечисленными веществами, что, прямо скажем, очень помогла в написании собственной диссертации. Он вспомнил и своё ехидное задание, что выдал на эмоциях отправителю, означенному как «таинственный ученик».
     Тогда ему показалось весьма символичным, чтобы отправитель таких чрезвычайно редких материалов, стоимостью больше, чем годовой доход самого Северуса, понял бы – что именно он прислал. Но сейчас, глядя на подпись, что стояла внизу титульного листа эссе, Северусу было…, хм, весьма неудобно.
     И ладно бы только это. В конце концов, принять тот факт, что теперь уже дважды лорд Поттер-Блэк спокойно расстался с такими уникальными веществами, просто. Достаточно вспомнить, сколько этих же веществ вышеуказанный лорд спокойно, без каких-либо гарантий, передал в распоряжение Лорда Мракса.
     Но вот то, что эссе, даже при поверхностной проверке, заслуживало безусловное «Превосходно» - весьма смущало Северуса. Поначалу он не поверил сам себе, повторно и скрупулёзно проверяя каждую букву, каждый знак текста. И, вынужден был сдаться – эссе было написано на «Превосходно» без вариантов.
     Но окончательно добивало «Ужаса Подземелий» Хогвартса то, что и недельная контрольная и практическая отработка по сложносоставным зельям ранее совершенно безголового и безрукого Поттера, тоже оказались «превосходны».
     Сомнения разъедали душу зельевара – признать факт? Ведь придется это сделать при всех. Даже всезнайка Грейнджер за свою летнюю работу получила всего лишь «отлично». А что говорить об остальных?
     - Судя по-всему, придется всё же признать… Но это не значит, что лорду Поттеру-Блэку стоит расслабляться. – Едва слышно прошептал Северус себе под нос, улыбаясь. – Зелье Удачи ждет вас, дважды лорд.
     Где-то в горах Европы
     - Так, все собрались? – Экскурсовод зябко передернула худенькими плечиками. – Мы с вами находимся на вершине горы Горнерграт, на высоте чуть более трех тысяч метров над уровнем моря, откуда открывается прекрасный вид не только на окружающие долины, но и на, безусловно, жемчужину Швейцарских Альп – гору Маттерхорн. Местные жители называют её Троном Дьявола, хотя существует мнение, что данное название – всего лишь отсылка к публикациям начала и первой половины двадцатого века. – Девушка увлеченно жестикулировала, не замечая, что собравшаяся вокруг нее группа иностранных туристов, почти не слушает.
     - Гора чрезвычайно сложна для восхождения, - смело и со знанием темы, продолжала экскурсовод, ничуть не смущенная тем, что позднеосеннее солнце уже почти скрылось за горизонтом, - поэтому в среде альпинистов получила название Рог Власти. Это конечно смешно, но…
     - Фройляйн, простите. – С явным американским акцентом, на плохом немецком перебили девушку. – А скоро будет ужин?
     - Хм. – Девушке явно не понравилось, что её перебили, но почти моментально справившись с раздражением, она продолжила, мило улыбаясь. - Скоро, господа. Сейчас мы вернемся к нашему монорельсу и уже через пятнадцать минут…
     Туристы, обрадованные скорым теплом и едой, плотной стайкой последовали за своим «поводырем», так и не заметив, что потеряли одного человека. Да и трудно было бы такое заметить, коль человек и сам старался быть почти невидимкой.
     И едва группа исчезла, с обдуваемой суровыми альпийскими ветрами, обзорной площадки, человек подошел к деревянному поручню и, облокотившись на него обеими, одетыми в тёплые меховые перчатки руками, посмотрел прямо на вершину пока еще освещенного заходящим солнцем Маттерхорна.
     - Вултус Дистант Тоталус – едва слышно прозвучало, и было унесено буйным альпийским ветром. А перед взглядом человека, что только что произнес заклинание, вершина самой опасной для альпинистов горы Альп, приблизилась и преобразилась. Теперь явно были видны не одна, а две вершины. Первая, дикая, могучая и практически неприступная скала, именно по которой и было так сложно подниматься любителям адреналина. И вторая – четко очерченные линии тонкой призматической башни-шпиля с высокой крышей в виде пирамиды, украшенной оком Бога, вписанным в треугольник.
     - И еще раз здравствуй. – Прошептал человек-маг. – Информус Максима Нурменгард. - А спустя несколько мгновений раздалось последнее… - Сальвио Гексима Омникум.
     И не было более второй рукотворной вершины. И не увидит её никто в ближайшее десятилетие.

     Акт V Глава 47
     - Что это? – В голосе Грейнджер не было какого-то страха, только её обычное нескончаемое и местами, как считал нынешний Габриэль, глупое любопытство. Впрочем, и самому Габриэлю было любопытно. А вот озлобленному Малфою, нет.
     - Всезнайка Грейнджер не знает что-то? – Язвительности на десяток человек в голосе.
     Остановить очередной разгорающийся спор мог бы Дамблдор, но он молчал. И смотрел на Рона Уизли, который то краснел, то бледнел, никак не решаясь что-либо сказать.
     В этот момент Габриэль поймал себя на весьма недостойной аристократа мысли, отвесить знатного пинка своему бывшему «другу». Для ускорения процесса его мышления. Впрочем, Малфой такими размышлениями не страдал.
     - Визгли, проснись уже. Чего ты там пытаешься промямлить?
     - Отвали, придурок. Не знаешь ничего, так и заткнись. – Рон решительно повернулся к Драко, всем своим видом показывая, что к драке готов.
     - Так просвети нас, мудрый Визгли. – Драко изобразил насмешливый поклон, полностью игнорируя угрозу мордобоя. – И мы прикоснемся к твоей мудрости.
     - Правда, Рон. – Грейнджер, судя по-всему, надоело ждать и терпеть разборки мальчишек. Любопытство так и распирало её. – Рассказывай всё, что знаешь про это.
     - Ну…, это… - Уизли потоптался на месте, развел руками и тяжко вздохнул. – Билл рассказывал, что как-то побывал в тайной комнате, что была запечатана льдом. – Он взглянул на молчащего Дамблдора, словно прося разрешения продолжить.
     - Рассказывай, мой мальчик. Сейчас нам не до этой тайны. Всё равно ни Драко, ни Гермиона не смогут про неё кому-либо рассказать. – Директор ободряюще улыбнулся Рону.
     - В общем, - Рон указал на огромную снежинку, запечатавшую двери. – За этим дверьми должно быть Хранилище проклятого льда. Билл с друзьями, когда учились в Хогвартсе, смогли его взломать, и зайти внутрь. – Рон замолчал, рассматривая дверь.
     - И что? – два голоса задали вопрос одновременно. Зато потом первенство выиграла Грейнджер.
     - Там сокровища? Тайные знания? Магические существа как в Тайной комнате? Что там, Рон? Портал в магический мир? Ну? Рассказывай немедленно! – Похоже, Гермиона уже и сама не замечала, что полностью скопировала поведение Молли Уизли. По-крайней мере, упирать руки в бока на полном автомате и включать визгливо требовательный голос у неё получалось прекрасно.
     - Да нет там ничего. Билл говорил, что только ледяной элементаль был, да сломанная палочка, и всё. – Рон отмахнулся от наскакивавшей на него Гермионы. – Там всё льдом должно быть затянуто.
     - Но это же неправильно. – Гермиона опять взвилась голосом. – Профессор, там же наверняка еще что-то есть, так?
     - Конечно, девочка моя, конечно. И именно за этим мы и идем. – Дамблдор повернулся к зачарованной снежинке, доставая свою волшебную палочку. – Только учтите, никакого Инсендио. Пользоваться им тут нельзя. Не только лёд не растопите, но еще и себя заморозите – это проклятый лед.
     Директор повернулся к запечатанной двери и направил на нее палочку.
     - Систем Аперио Гляциэ. – Едва прозвучало заклинание открытия, снежинка стала быстро таять, показывая мощную деревянную дверь.
     - Профессор, а почему лёд проклятый? – Гермиона не могла больше молчать, глядя как тает волшебный объект. – Кто его проклял?
     - Грейнджер, да заткнись ты уже. – Малфою, судя по-всему, начинало всё надоедать. – Давайте уже оружие против Поттера возьмем.
     - Терпение, Драко. Всё будет. – Дамблдор спокойно смотрел на проявляющуюся дверь.
     А Габриэль в это время рассматривал такой короткий, но интересный коридор, что привел его, вернее заговорщиков против такого «ужасного него», сначала к стене, на которой директор вновь применил рассеивающее диссендиум, но уже «Секунда». А потом и вот сюда – к запечатанной проклятым льдом двери.
     Чем коридор был интересен? А Габриэль до этого никогда не видел, чтобы сами стены показывали своё прошлое. И не просто в виде статичных картинок, а настоящие колдографии. Изображения мерцали, протаивая сквозь тонкий слой льда, покрывающий все стены и потолок коридора. Протаивали, и показывали юному лорду очень много интересного.
     Сначала Габриэль увидел, как действует проклятый лед. Ну, скорее всего он так действует. Иначе как понять картину того, как какой-то ученик-старшекурсник в мантии Когтеврана, применяет на глыбу льда, перегородившую один из коридоров Хогвартса растапливающее заклинание. А потом, эта самая глыба, мгновенно распавшись на мириады мелких кристалликов, моментально собирается из этих самых кристалликов вновь, но уже с заключенным внутри парнем, чей рот застыл в предсмертном крике.
     Сказать честно, от увиденного, Габриэлю стало жутко и страшно. Не столько от самих картин, а скорее от осознания того факта, что ни Дамблдор, ни его «друзья» не видели никаких картин - образов. А просто шли, судя по всему, по-пустому для них коридору.
     К моменту «любопытствующей истерики» Гермионы, Габриэль успел досмотреть вторую колдографию, что «упала» на него с потолка. В ней была дуэль. Юноши в мантии Слизерина и ледяного гиганта, закованного с ног до головы в искрящиеся тем же самым проклятым льдом доспехи. Пламя, ветер и ядовитые ловушки не помогли слизеринцу, которого всё же коснулся меч гиганта, замораживая правую руку. А вот удар в спину, судя по-всему мощным Редукто, или чем-то подобным, нанесенный рыжеволосой красоткой со львом на рубашке – ледяного рыцаря подбил. Не до конца, поскольку парочка не успела заполучить ледяное ядро рыцаря, провалившегося в портальный знак на полу.
     Третьего персонажа драмы сражения, который и сотворил портал, Габриэль не увидел. Но тут уже и Дамблдор запустил разморозку, что привело к возникновению третьей колдографии. Смотря которую, Габриэль с трудом удержался от смеха – картинка протаивала сквозь уменьшающуюся снежинку, и показывала уже знакомых действующих лиц. А именно – Билла Уизли юноша сразу же узнал по общей для всех Уизли визитке – растрёпанным рыжим волосам.
     Смешным, и, как ни странно, грустным, было другое – великий «открыватель» тайной комнаты сначала прятался по углам за спиной мощного парня в зеленой мантии с изображением змеи. А после того, как слизеринец «распечатал» снежинку, вырубил того ударом обливиэйта, оставляющего хорошо различимые оранжевые искры в воздухе, в голову.
     Изображение словно издевалось над «героем» Уизли, повторяясь вновь и вновь. И исчезая вместе со снежинкой. А Габриэль, глядя в спину рыжего Рона, думал о том, сколько же раз его «друг» применял заклинание забвения на самого Габриэля, заставляя забывать применение банковского ключа?
     К сожалению, самого юноши, у него даже мелькнула мысль самому «вмазать» в спину предателя крови что-то потяжелее из магического арсенала, но мысль быстро пропала и была надежно похоронена, как крайне недостойная.
     С легким звоном снежинка исчезла.
     - Будьте внимательны, дети мои. – Дамблдор сделал шаг в сторону, пропуская своих учеников вперед. – Не прикасайтесь к стенам.
     - Профессор! – Возмущению Грейнджер на было предела. – А вы разве не пойдете с нами? Мы же не знаем, что там такое? А вдруг…
     Директор резким отрицающим жестом оборвал потом глупости, что грозил стать непрерывным, исходя изо рта Гермионы.
     - Гермиона, Драко, Рон, - когда Дамблдор хотел убедить своих учеников, у него очень хорошо получалось, - Конечно, не знаете. Но зато знаю я. – Директор строго смотрел на троицу соучастников, словно читал лекцию. – правило Хранилища Льда простое – чем выше сила того, кто в него вошел, тем сильнее противодействие. Представьте, что будет, если я войду вместе с вами? Как отреагирует проклятый лед?!
     - Но…, как же мы? Что нам делать? И что будет, если… - Заткнуть Гермиону еще ни у кого не получалось. Не вышло полностью и у Дамблдора.
     - Тихо! – Габриэль был стопроцентно уверен, что именно в этот момент уловил в голосе директора «петуха». Словно тот был готов сорваться. – Гермиона, девочка моя. Хранилище не рассматривает учеников как полноценных магов. Максимум, что вам грозит – легкое переохлаждение. – Глаза «ласкового, но умного дедушки» продолжали воздействовать на учеников. – А что делать? Вспомни, что сказал Рон – там почти ничего нет. Комната заполнена льдом. Всего-то и надо пройти в ее центр и взять то, что лежит там.
     Малфой попытался что-то возразить, но тут же был остановлен.
     - Драко, не переживай. Вас трое, значит и предметов будет три. Главное, что вы должны запомнить, - Дамблдор наклонился к самым головам детей, сближая их в тесный круг своими ладонями и удерживая за плечи, - когда будете брать предмет с алтаря, думайте о том, что хотите сделать с Гарри Поттером. Только об этом.
     Директор Хогвартса убрал руки за спину и распрямился, вновь сияя добросердечной улыбкой.
     - Ну, что же, дети мои – ступайте. – Старческая ладонь показала на искрящиеся туманом завесу на входе в комнату. – И последнее. – Дамблдор прокашлялся, разворачиваясь спиной к дверям Хранилища льда и собираясь уходить. – В Хранилище нельзя оставаться более получаса. Двери закроются и будут запечатаны. Я верю в вас.
     Габриэль задумчиво смотрел в спину уходящего директора. Что-то его тревожило. Что-то очень странное в поведении Дамблдора. Настолько странное, что просто зудело в сознании, но не давало себя «поймать».
     - Ну, что, Визгли – пойдешь первым? – Малфой опять начал свои подколы. – Будь как старший брат! Великий открыватель тайного.
     - Драко, хватит. – Гермиона как обычно бросилась защищать рыжего. – Мы все на нервах, но сейчас мы заодно.
     - Тогда, может ты пойдешь первой, всезнайка? – Малфой изысканно посторонился, пропуская всезнайку вперед.
     - И пойду. – Грейнджер гордо задрала нос, и не глядя на парней, пошла в туман хранилища, выставив перед собою палочку. Следом за нею, как привязанный хвостик, направился Уизли.
     Драко же шел не спеша, уверенный в результате, хотя Габриэль ясно видел, что Малфой, когда его не видят другие, дико трусит, постоянно вздрагивает и озирается по сторонам.
     Сейчас, имея возможность выбора, и стоя прямо перед туманной завесой, Габриэлю казалось чудовищной ошибкой пойти в Хранилище, и он был готов развернуться, наплевав на горящее внутри любопытство. Но Судьба решила за него.
     Мощный удар в спину, так похожий на флиппендо, которым Эрик Левин отбрасывал Габриэля на тренировках, только много-много сильнее, не смог поглотить ни интуитивный щит Ступефая, ни ментальный щит Льва, бросив тело юноши в туман и сквозь него, заставив вращаться в полете словно юла.
     Но, словно этого было мало, едва осознающего себя от внезапной дикой боли Габриэля, просто впечатало в идущего впереди Малфоя. Который, в свою очередь, завизжав от страха и отчаянной трусости, пытаясь удержаться на ногах, с воем сбил с ног Уизли. И только Грейнджер, отошедшая слегка вперед, и успевшая осмотреться, удержалась на ногах. А затем, похоже только на одних рефлексах, впечатала чистый Петрификус в непонятное тело, так агрессивно атаковавшее Драко.
     - Малфой, - не своим голосом взвыл Уизли, хватаясь за вывихнутую руку - Ты чего творишь?
     - Рон, ты в порядке? – Вторила ему Гермиона. – Что произошло? Кто это? – Она нервно топталась на одном месте, не отводя палочки от полупрозрачного парализованного тела неизвестного.
     И только Малфой выл, подскочив на ноги, и вертя палочкой во все стороны, словно ища сразу многих противников.
     - Тихо, дети. – Внезапно раздавшийся голос, заставил учеников встряхнуться и перестать трясти волшебными палочками от страха. – Уже всё закончилось.
     - Профессор? Вы не ушли? На нас напали. Кто это? – Грейнджер снова указала палочкой на полупрозрачный кулек, напоминающий очертаниями человеческое тело.
     - Гермиона, ты молодчина! – Дамблдор мило и светло улыбался, распространяя вокруг себя ауру уверенности. – А это? – Директор посмотрел на лежащего, и завернутого в покрывшуюся инеем мантию Габриэля. – Это Гарри Поттер.
     - Что? – Три голоса слились в один, и в них всех явно слышалось изумление.
     Габриэль был парализован, но видеть и слышать вполне мог. Тем более холод Хранилища был вполне себе хорошим анестетиком от его ушиба всего тела. И только мозг горел мыслью о ловушке, в которую он доблестно вляпался.
     - Тихо, Драко. – Голос Дамблдора был проникновенен, успокаивая Малфоя, уже нацелившего палочку на Габриэля. – Не стоит делать так, что твоя палочка произведет непростительное заклинание. Доверься мне. Хранилище сделает всю работу за тебя.
     - Но профессор, тут же ничего нет. – Гермиона действительно успела осмотреть полностью пустую комнату, затянутую льдом.
     - Как нет? Ты не права, девочка моя. – Директор склонился над Габриэлем, пытаясь стащить с его головы, обмотавшую его в полете мантию - невидимку. – Тут есть холод Проклятого Льда. Дар Истинной Смерти, что противостоит даже невидимости. – Лицо Габриэля наконец-то было освобождено.
     Габриэль рассматривал спокойное и умиротворенно лицо Дамблдора.
     - Видишь, как всё получилось, мальчик мой?! А я ведь был уверен, что ты не утерпишь и пойдешь за Роном и Гермионой. Уж прости меня за этот спектакль. – Взгляд директора словно отражал всю печаль вселенной. – Очень скоро холод этого помещения парализует твое дыхание, и ты умрешь. Но останешься нашим знаменем борьбы с Тёмным Лордом. – Дамблдор посмотрел на Рона и Гермиону. – Твои друзья запомнят тебя героем. И обязательно расскажут всем-всем о том, что именно Темный Лорд и его Пожиратели стали причиной твоей гибели.
     - Профессор, а можно всё же я… - Драко, улыбающийся словно голодная акула, попытался сунуть Габриэлю в лицо палочку.
     - Драко, ну как ты можешь? Ты же будущий Лорд Малфой и Лорд Блэк. Будь снисходителен к проигравшему. – Дамблдор уверенно отвел палочку Малфоя в сторону. – Ты же всячески защищал Гарри Поттера в его последнем бою.
     - Я? – Драко ошалело крутил головой. – Защищал? – Удивление новыми и будущими перспективами, походу, отрубило у него восприятие напрочь.
     - Конечно. И Рон с Гермионой подтвердят, - Дамблдор с уверенностью посмотрел на кивнувших Уизли и Грейнджер, - как плечом к плечу, вместе с тобой и Гарри, вы все прогнали Тёмного Лорда и его Пожирателей из Хогвартса. Но, увы, Гарри Поттер пал смертью храбрых, закрыв вас собой. И ты, Драко, как новый глава рода Блэк, будешь искренне и яростно оплакивать своего настоящего друга Гарри Поттера.
     - Ага… - Драко помотал головой, словно пытаясь стряхнуть какую-то паутину. – Точно. Пал смертью храбрых. Спас нас. Оплакивать буду.
     - Профессор, а как нам это сделать? – Гермиона даже не смотрела на Габриэля, полностью приняв версию Дамблдора. – Ведь если мы были в бою, то…
     - Конечно, девочка моя. Ты, как всегда, права. Вы все получите некоторые повреждения, которые будут подтверждать вашу отвагу, искренность и честность. Но это мы обсудим чуть позже и не здесь. Уж больно тут холодно. Всё же давайте попрощаемся с Гарри и пожелаем ему всего самого лучшего в лучшем из миров. – Дамблдор возложил свою ладонь на лоб Габриэля. – Мир будет помнить тебя, Великий Гарри Поттер.
     Директор поднялся и осмотрел учеников.
     - Кто-нибудь хочет что-то сказать? Гермиона?
     - Я? Нет, профессор. Я очень замерзла и хочу спать. У нас был тяжелый бой. – Гермиона повернулась и направилась в выходу из Хранилища.
     А Уизли вообще ни звука не проронил, отправившись вслед за Грейнджер.
     - Драко? Может у тебя есть что сказать? – Добрый дедушка Дамблдор терпеливо ждал юного Малфоя.
     - Ага, есть. – Один длинный шаг и нога Малфоя в сильном ударе ломает нос Габриэля. – Прощай, Потти. – Слова сопровождались плевком прямо в измазанное кровью лицо парализованного юноши.
     - Драко, тебе надо учиться терпению и выдержке. – Отвернувшийся от Габриэля директор, обнял Малфоя за плечи, провожая к выходу. – Ломать кости, конечно же, иногда нужно, но лучше…
     Что именно лучше, Габриэль уже не слышал. Полностью замерзшее тело даже удар Малфоя восприняло вяло. Ну, течет кровь из расплющенного носа. Ну, была резкая вспышка боли, на которую Габриэль даже отреагировать не мог…
     Но самое гадкое было в том самом ощущении, что он – проиграл. Едва начав свою жизнь заново, почувствовав силу и движение, начав понимать магию – проиграл. Тому, кому долгое время безоговорочно верил. На кого равнялся. И можно было бы попытаться развернуть спеленавшую его по рукам и ногам мантию-невидимку, но проклятый петрификус?! Как минимум еще минут пятнадцать паралича. Вот сможет ли он выдержать и не умереть?
     Габриэль начал дыхательную гимнастику и медитацию, стараясь разогнать кровь по телу и согреться. Пусть он и не мог двигаться, но мыслить-то мог! Так что отбросить страх: медитация и дыхание, дыхание и медитация.
     - Зачем ты здесь, юный маг?

     Акт V Глава 48
     Невилл никак не мог успокоиться и уснуть. Он ждал Габриэля – тот обещал вернуться еще до отбоя, но всё еще не появился в мужской спальне. Вполне вероятно, что лорда Поттера-Блэка отвлекли какие-то очень важные и неотложные дела, но Невиллу, уже хорошо изучившему характер этого нового Поттера, почему-то казалось, что никакие дела не станут ему помехой в выполнении обещанного.
     Все эти выходные Невилл Лонгботтом активно делал вид, что Габриэль здесь, в Хогвартсе. И он, Невилл, с ним вот-вот разминулся. Вот буквально несколько секунд назад.
     Так он отвечал Рону с Гермионой, что только за субботу трижды пытались выведать местонахождение Габриэля. Так он ответил и профессору Макгонагалл и даже самому директору Дамблдору, едва тот, как бы случайно появившись в гостиной Гриффиндора, невзначай поинтересовался у Невилла успехами в учебе, жизнью вообще и в частности здоровьем бабушки. А потом – спросил, где Габриэль?! Причем Невилл мог бы поклясться, что директор как-то странно расплывался в этот момент – может у Невилла глаза устали?
     В любом случае, вся школа, стараниями Невилла, была уверена, что Поттер «вот прямо где-то тут, весь в трудах и заботах». Правды не знали даже в чайном клубе – там Невилл сказал, что Габриэль погрузился в учебу с головой и не отвлекается ни на что.
     Впрочем, именно в чайном клубе можно было бы сказать правду, но Невилл не стал. Раз обещал скрыть отсутствие друга, надо сделать.
     И вот сейчас, вечером в воскресенье, Невилл нервничал. Соседи по общежитию уже давно спали, сопя носами и смотря десятый сон, а вот Невилл – глядел в окно на Запретный лес. Днем из спальни гриффиндорцев, расположенной на седьмом этаже Башни факультета, открывался замечательный вид и на сам лес, и на Чёрное озеро, на берегу которого стоял замок. При удаче, и под действием заклинания дальнего зрения, можно было бы увидеть даже кого-то из обитателей самого леса. Или даже греющегося на солнышке кракена-хранителя. А возможно и играющих друг с другом руссалид. Но с руссалидами и кракеном – это весной и летом. Сейчас же, в темноте уже давно наступившего вечера, Лес был тёмен. Ни одного огонька не разрывало ночную мглу…
     Невилл вздрогнул, резко прижавшись к окну. Там, в Запретному лесу, почти на границе Хогвартса, кто-то зажег люмос. И не просто зажег, а выпустил вверх тоненькую иглу света. Люмос Солем! Почти сразу погасший, но тут же повторно загоревшийся и целенаправленно ставший ощупывать верхние этажи Башни Гриффиндора.
     Юный Лонгботтом искренне верил, что предчувствие существует. Поэтому, едва солем вновь погас, стараясь не шуметь, выбежал из спальни и помчался на выход из замка. Перепрыгивая через три ступени, сбежал в основной холл, прокрался мимо главного зала, где в этот момент находился мистер Филч со своей неизменной подругой-кошкой мисс Норрис, и выбежал через второй выход на обводную галерею.
     Повезло в том, что не наткнулся на праздношатающихся старост и вообще кого-либо. Действительно повезло. А вот то, что забыл накинуть куртку – зря. Но согревательные чары просты и легки в исполнении, так что…
     Пошатывающегося, и едва передвигающего Габриэля, Невилл обнаружил уже возле Оранжерей мадам Стебль.
     - Ри! Это Невилл. – Едва услышав голос Невилла, Поттер предпринял попытку рухнуть на уже подмерзающую землю. – Э, нет, нет, дружище. Даже и не думай. – Лонгботтом подхватил друга и весьма серьезно напрягаясь, потащил окоченевшего парня в ближайшую теплицу Оранжереи.
     Почему именно туда, Невилл ясно не осознавал. Может потому, что там никого не было именно в этот момент?! Ну, кроме растений. А может причина была в том, и это более вероятно, что едва почувствовав, насколько буквально промерз Поттер, Невилл неосознанно потащил друга в ближайшее тепло?! А ведь в теплицах было реально тепло и почти уютно.
     - Так, - Невилл тяжко вздохнул, укладывая Габриэля на гербостол. – Вот тут полежи пока, а я сейчас… - Он попытался добежать до крана, чтобы набрать воды, совершенно забыв про агуаменти, но был остановлен вцепившейся в него рукой Поттера.
     - Нев, послушай… – Разговаривал Ри с трудом и странным сипением, так что Невилл был вынужден зажечь малый люмос для подсветки.
     - Ох…, - Открывшаяся картина не только сбила Лонгботтома с мысли, но и разбудила внутри нешуточную ярость: нос Габриэля был разбит всмятку, лицо залито слоем крови. – Кто тебя так? – Прорычал Невилл и, не дожидаясь разрешения самого Ри… - Вулнера Санентур.
     - Ммм, - Габриэль обеими руками вцепился в стол, на котором лежал, пережидая острый приступ лечебной боли от мощнейшего восстанавливающего заклинания. Четыре секунды, четыре взмаха палочки… - Спасибо, Нев. За всё.
     - Кто тебя так? И что случилось? – Невилл несколькими взмахами палочки очистил лицо и одежду пытающегося встать друга от грязи и крови, и снова поддержал его.
     - Долгая история, но я тебе обязательно её расскажу. – Силы на глазах возвращались к отогревающемуся Габриэлю. – Нев, нам надо очень многое обсудить, а потом, незамеченными, нужно вернуться в спальню. Утро и, скорее всего, ночь будут жутко проблемными, так что у меня надежда только на тебя. Поэтому – Кричер! Ты мне нужен.
     И вновь Невилл был удивлен происходящим – он почти не узнал, похорошевшего и вырядившегося в ливрею дворецкого, домового Блэков.
     - Лорд Блэк звал Кричера. – Уважительный поклон в сторону Габриэля.
     - Да, Кричер. Мне нужна твоя помощь здесь, в Хогвартсе, и прямо сейчас.

     Лорда Мракса разбудили, едва наступил час Волка. И это пробуждение нельзя было назвать хоть чуть-чуть простым – сообщение, что получил Мортимер четко и ясно гласило:
     «Нападение Пожирателей Смерти на Хогвартс. Гарри Поттер убит!»
     Сначала, поздно лёгший спать, Мортимер Мракс не понял того, что прочитал, посчитав скорее странной галлюцинацией. Затем, прочитав повторно, вновь не поверил своим глазам, серьезно задумавшись на тему «а в той ли реальности он проснулся?» Прочитав сообщение в третий раз, он окончательно проснулся. Быстро оделся не прибегая к услугам многочисленных слуг рода, и аппарировал прямо в спальню к своему Первому Рыцарю.
      - Милорд? – Голый Люциус Малфой ошарашено крутил головой, просыпаясь в своей постели, пытаясь понять, почему Лорд Мракс нарушил собственные же правила и прибыл так срочно. И прямо в спальню.
     - Люциус, друг мой. Прости за это вторжение. Нарцисса, прими мои глубочайшие извинения. – Лорд Мракс поклонился ойкнувшей от удивления, и забравшейся под одеяло по самые глаза, перепуганной Леди Малфой. Ей хватило и недавнего визита милорда, после которого еще не прошла нервная дрожь, – Только что, буквально несколько минут назад, я получил престранное сообщение от Министра Магии. – Он протянул полученную колдодепешу Малфою.
     Надо отдать должное Лорду Малфою – он, как истинный аристократ, не стал нецензурно выражаться, прочитав текст, только сильно побледнел и уставился на своего Повелителя непонимающим взглядом.
     - Милорд, я вообще ничего не понимаю. Все наши люди под полным контролем, заняты делами. Даже бывшие заключенные. Безумие какое-то. – Люциус, ни капли не стесняясь Лорда Мракса, встал, оделся и направился в гостиную Малфой-манора.
     - Вы позволите активировать метку, мой Лорд. – Люциус, с занесенной над собственной рукой волшебной палочкой, взглянул на Лорда Мракса.
     - Конечно, мой Первый Рыцарь. Собирай всех, - будем разбираться с этой проблемой.

     Сказать, что весь магический мир Англии «стоял на ушах» – ничего не сказать!
     Безумие началось в ночь с воскресенья на понедельник. Почти настал час Волка, и все обитатели Хогвартса сладко спали в уютных и не очень кроватях, когда буквально весь замок был разбужен целой серией взрывов, разрушивших старую наблюдательную галерею, что вела к излюбленному учащимися месту купания на Черном Озере – Старой заводи.
     В принципе – разрушили и разрушили. Обитатели Хогвартса напряглись, но в целом просыпались вполне достойно – они всякое готовы были принять. Но вот потом… Потом, откуда-то из развалин…, а может просто из прилежащих пыльных коридоров, поднявшиеся по тревоге учителя и несколько авроров, что были присланы для охраны школы Попечительским советом, вытащили троих побитых и, прямо скажем, весьма сильно раненых старост.
     И если легко узнаваемый по волосам Рональд Уизли с переломанными руками и ногами пребывал в блаженном не сознании, передвигаясь строго под левикорпусом и прямо по направлению к госпиталю, то вот оставшиеся двое, передвигались почти самостоятельно и находились в состоянии перманентной истерики.
     Особенно та, в которой при ближайшем рассмотрении, все прибывшие максимально быстро на место происшествия, а это оказалась весьма внушительная толпа учеников разных курсов, немедленно, по раздающимся крикливым воплям, узнали всезнайку Грейнджер. Причем Грейнджер истерила по-взрослому, с плачем, соплями, и вообще неконтролируемыми движениями, и воплями, из которых заинтересованные слушатели смогли разобрать только «он умер».
     Кто именно умер и, вообще, что случилось, сначала попыталась понять прибежавшая на место взрыва декан Гриффиндора Минерва Макгонагалл. Но ей это не удалось ни в коем разе, потому что, едва услышав прямой вопрос, Грейнджер взвыла в очередной истерике и повисла на профессоре трансфигурации, орошая бесконечным потоком слёз старую кружевную ночнушку и пачкая её же кровавыми разводами.
     Поддерживая полностью расклеившуюся ученицу и, стараясь загасить строгими взглядом и жестами, раздающиеся со всех сторон смешки и приколы, по поводу всем уже давно надоевшей зануды Грейнджер, Минерва Макгонагалл вознамерилась было допросить третьего участника эпопеи, коим к огромного удивлению всех собравшихся оказался ни кто иной, как Драко Малфой собственной персоной.
     Понять, каким-таким волшебным образом Малфой, люто ненавидевший и Грейнджер и Уизли, оказался в их компании посреди ночи, да и, все видели, как нежно и одновременно сильно поддерживал Драко, израненную и истерящую Гермиону, никто толком не успел, потому как к шапочному разбору (как обычно!) явился самый великий волшебник современности, директор Хогвартса и прочее – Альбус Дамблдор.
     Выглядел великий маг весьма неважно, особенно учитывая дурацкий ночной колпак, что почти смешно съехал на бок. Да и сам внешний вид намекал на то, что он как минимум неплохо потрудился этой ночью. Но всё же, наконец, на вопрос строго смотрящего директора по той же, всех интересующей тематике, все присутствующие получили почти полный и развернутый ответ, от которого настала жесточайшая тишина и просто дикое всеобщее онемение, которое прерывалось только успокаивающимися под действием магии всхлипываниями Грейнджер, да стонами повалившегося, наконец-то, на мерзлую землю героического Драко Малфоя.
     Напали Пожиратели Смерти. Гарри Поттер погиб!
     В общем, описать происходящее после таких слов было трудно. Из понятных и последовательных событий, можно было выделить только несколько.
     К примеру, сразу после подобного заявления, немалая толпа примерно человек в двадцать, спорой рысью побежала в юношескую спальню Гриффиндора, из которой, не найдя в спальне самого Поттера, вытащили в гостиную факультета сонного, поправляющего пижаму и ничего не понимающего Невилла Лонгботтома.
     На простейший вопрос «А не видел ли Невилл Гарри Поттера?», сонный и потирающий затекшие ягодицы Лонгботтом, проворчал чёткое: «Видел, вот буквально несколько минут назад», после чего устало зевнул и пошел обратно в спальню, бормоча под нос что-то типа «Развелось ненормальных, поспать не дают».
     Впрочем, эти самые «ненормальные» под активным руководством самого Великого и Непревзойденного, на Лонгботтома не обиделись, как-то так коллективно вспомнив, что Невилл как раз последние пару дней «пару мгновений, как разминулся с Поттером», и моментально разбежались по многочисленным поручениям.

     В это же время, самый яркий зельевар последнего десятилетия, почувствовал сигнал общего сбора от непосредственного начальства, немедленно аппарировал в Малфой-манор, спеша поделиться случившимся. К удивлению, Северуса Снейпа, в гостиной поместья Малфоев уже толпилось полтора десятка сонных и слегка злых человек, входивших в Полный круг Рыцарского стола, во главе со своим Гроссмейстером. Причем сам Лорд Мракс с весьма зловещей и мрачной улыбкой встречал и просвечивал каждого ново прибывающего легиллименцией.
     Забавно, но прибыли вообще все! Вот все, кого простые маги глупо обзывали Пожирателями Смерти. Даже «умершие» в Азкабане Лестрейнджи в полном составе присутствовали, хотя выглядели весьма и весьма нездорово.
     - Друзья мои! Мои славные рыцари! – Лорд Мракс торжествующе обвел глазами набившихся в главный зал поместья как селедки в бочку, последователей. – Сегодня произошло чрезвычайное событие, о чем меня немедленно уведомило Министерство Магии, а также сейчас расскажет наш несравненный Северус Снейп. – Взгляд бешеных вишневых глаз заставил Северуса вздрогнуть и побледнеть.
     - Только что была разрушена наблюдательная галерея Хогвартса. Выжившие старосты сообщили, что произошло нападение Пожирателей Смерти. Состав не указан. Из потерь – убит Гарри Поттер!
     - Спасибо, Северус! – Лорд Мракс снова обратил свой убийственный взор на Рыцарей. – Ты как всегда лаконичен. А вы, мои верные друзья? – Мортимер сделал жест, словно обнимал всех разом. – Никто не хочет мне что-то рассказать?
     Молчание. Пораженное и абсолютное молчание. Впрочем, Лорд Мракс уже понял, что никто из присутствующих не был участником данного события.
     А вот что произошло в реальности – это надо выяснить.
     - Люциус, полная готовность всех. Вообще всех. Перекинуть весь состав к Хогвартсу. Тайно перекрыть весь район. Рудольфус, тебя и твоего рода, это не касается. Вы знаете, что делать. – Лорд Мракс задумчиво погладил подбородок, не глядя на слегка расслабившихся рыцарей. – Вот что, Северус, ты упомянул, что какие-то старосты там были – кто именно?
     - Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли и Драко Малфой. – Северус бросил косой взгляд на побледневшего Лорда Малфоя. – С Драко всё в порядке, легкое ранение.
     — Это хорошо. – Лорд Мракс приобнял Малфоя. – Люциус, а давай вместе с Северусом навестим нашу колыбель знаний? С сыном пообщаешься на важные темы, посмотрим всё на месте. А если не понравится, - Грандмастер Ордена полыхнул вишневыми глазами, заставив отшатнутся от него всех окружающих, и едва сдерживая резкий приступ ярости, прошипел, - Найдем виновных в смерти Лорда Поттера - Блэка и накажем.

     А пока Лорд Мракс разрабатывал со своими сподвижниками планы дальнейших, безусловно коварнейших, действий, события в Хогвартсе набирали ход.
     Прибыли авроры из Министерства Магии, причем прямо во главе со своим прославленным начальником Руфусом Скримджером. Так что теперь примерно полусотня специалистов по борьбе с порождениями тьмы и прочими-прочими, занималась практическим ничего не деланием, носясь бесцельно по длинным коридорам школы магии и как бы охраняя покой учащихся и преподавателей.
     Следом за аврорами прискакали журналисты во главе с Ритой Скитер, кстати, выпускницей именно Хогвартса и вообще одиозной и таинственной фигурой. Мисс Скитер, беззастенчиво пользуясь не только своим талантом публициста, но и ярко-роскошными внешними данными, всё же смогла просочиться сквозь кордоны аврората, и уже семичасовой утренний «Пророк» пылал яркими убийственными заголовками, снося напрочь все мозги обывателям магического мира.
     На этом приключения школы Хогвартс не завершились, ибо многомудрый директор школы, решил сыграть и на мировой арене, пригласив официальных представителей Министерств Магии Франции и Болгарии, а также руководство Шармбатона и Дурмстранга. Зачем это понадобилось Дамблдору, не понял вообще никто, включая самого Дамблдора, что ошарашено жал руки всем прибывающим, но факт остается фактом и Огюст Делакур, временно исполняющий, после отстранения мадам Максим, обязанности директора Шармбатона, и Игорь Каркаров, что возглавлял Дурмстранг, уже через час после объявления об официальной смерти Поттера, были тут.
     Впрочем, тут же был и Лорд Мракс, в, компании с Лордом Малфоем, что в категоричной форме потребовал свидания с Драко. И которому, в той же категоричной форме было в этом отказано, главой всех авроров лично.
     Разбирательства и поиски тела Поттера длились не очень долго и закончились ничем, породив еще одну волну слухов, тут же реализованную вездесущей мисс Скитер в виде очередной статьи. А также – значительно ухудшили и без того плохое настроение Лорда Мракса, начавшего как-то слишком внимательно поглядывать на директора Дамблдора.
     Но расследование расследованием, а учащиеся сами себя не накормят. И, поскольку накормить всех сразу можно только в главном зале – в главном зале всех и кормили. Включая руководство аврората, гостей и просто приехавших. Завтрак проходил в мрачной и весьма угрюмой обстановке, заставляя учеников вжимать головы в плечи, а многих девочек, особенно младших классов, даже плакать.
     Дополнительной пикантности ситуации придал тот факт, что именно к завтраку в школу вернулся Седрик Диггори. Появление, считавшегося многими умершим, студента в прошлом шестого курса Пуффендуя и Чемпиона прошлогоднего Турнира Кубка Огня, произвело своеобразный локальный фурор, быстро, однако, погашенный общими негативными новостями. Да и сам Седрик, поначалу радостно вступивший в главный зал, едва узнав о случившемся, дико побледнел, сел на первое попавшееся место и больше вообще не реагировал на окружение, уставившись в одну точку.
     К удивлению многих, на завтраке присутствовали и двое из трех старост, что участвовали в ночном бое. Грейнджер, со слезами на лице и перебинтованной рукой, вяло ковырялась в каше, а младший Малфой, появившийся в зале уже после того, как принялся за еду Люциус, светил отменным фингалом под левым глазом и слегка подволакивал при ходьбе ногу. Однако отсутствием аппетита не страдал и кушал хорошо.
     - Друзья! – Мрачную тишину разрушил тихий, наполненный состраданием голос директора школы. – Сегодня тяжелый день. Ушел один из наших учеников, талантливейший юноша, что был надеждой и оплотом нашего магического мира. – Внимательный слушатель услышал бы искренние слезы в голосе великого мага.
     Лорд Мракс, сидевший за преподавательским обеденным столом, и которого отделяла от Дамблдора только декан Гриффиндора, с преувеличенным вниманием вслушивался в речь директора. Причем любому стороннему наблюдателю было ясно видно, насколько полно он внимает прощальной речи. Но вот сидящему рядом с Лордом Малфою было прекрасно видно, с какой дикой силой сжимаются кулаки Милорда под столом. А так же был отчетливо слышен скрип зубов Лорда Мракса.
     - И в этот час безумной потери, в этот час мрака и беспросветности, я прошу внести чуточку света в наши сердца и высказаться его друзей. Тех, кто был с ним до самого конца. Гермиона? – Светлый взор Дамблдора словно придал сил Грейнджер.
     - Гарри, он… - Гермиона встала и обвела всех сидящих в зале взглядом истинной веры. – Он был настоящим другом. До самого конца. Он защитил нас, спас всех своей жертвой. И если бы не это…, если бы… - слезы вновь потекли по щекам безутешной девушки.
     - Спасибо, Гермиона. – Дамблдор робко улыбнулся. В зале вновь послышался плач, причем не только от учеников. – Драко, может, скажешь что-то?
     Теперь уже Лорд Малфой сжимал кулаки и скрипел зубами – уж он, как никто, знал, насколько неистово его сын ненавидел Поттера.
     - Да, я хочу сказать. – Голос поднявшегося Драко слегка дрогнул, на затем окреп. – Все знают, что мы с Поттером…, не особо любили друг друга. Но не все знают, что мы с ним, - Драко кашлянул, прогоняя ком, возникший в горле, - подружились в последнее время. – робкая улыбка, возникшая на лице Малфоя словно напоминала о чем-то таком, дружеском. – Поэтому я без колебаний встал с ним плечом к плечу в этой смертельной битве. И несмотря на то, что Лорд Блэк погиб, я всегда буду чтить и помнить его.
     Если бы Драко смотрел в этот момент на своего отца, то он понял бы, насколько опрометчивыми были его слова про Блэков. А учитывая тот факт, что при упоминании Блэков еще и Лорд Мракс весьма ехидно взглянул на Люциуса…

     Совсем небольшое время назад, Малфой-манор
     Когда ему было нужно, Лорд Мракс делал всё сам. Просто потому, что мог и умел.
     Вот и сейчас, он, не дожидаясь визита Малфоя старшего, сам прибыл к нему в гости.
     - Милорд, - вежливый поклон, вышедшего на встречу Лорда Малфоя.
     - Люциус, здравствуй. – Лорд Мракс искренне улыбнулся своему другу. – Какой прекрасный нынче день, не правда ли? – День был действительно чудесен: яркое солнышко, пусть и осеннее, тепло пригревало. Такая погода была редкостью на просторах Альбиона.
     - Вы правы, мой лорд. – Люциус, на своем многочисленном опыте знающий, что Лорд Мракс человек дела, слегка напрягся, ожидая продолжения.
     - Да? Хорошо. – Улыбающийся Лорд Мракс вздохнул полной грудью. – А где Нарцисса? Есть у меня к ней очень серьезный разговор. – Мортимер сделал новый глубокий вздох. – По поводу Драко и ритуала Выбора Силы Блэков. – Внимательный взгляд вишневых глаз смотрел прямо в глаза старшему Малфою – Ты ничего про это не знаешь, Люциус?
     И снова печальный завтрак в Хогвартсе
     Но в целом, севший на место Драко, произвел на всех хорошее впечатление. Дафна Гринграсс со Слизерина даже прошептала что-то типа «настоящий герой».
     А речь тем временем вновь взял Дамблдор.
     - Спасибо, Драко. Ты проявил себя как истинный мужчина и герой. Уверен, Гарри гордился бы дружбой с тобой. – Директор слегка склонил голову, признавая заслуги юного Малфоя. – и я уверен, твой отец также гордится тобой. – новый жест Дамблдора, уже в адрес Люциуса, вызвал в последнем несколько обратный, желаемому директором, эффект.
     А поскольку бледнеть и яриться дальше уже было некуда, то Люциус стал пить вишневый сок, что был налит в его бокал. И не обращал внимание на взгляды многих присутствующих, направленные на него.
     - И в этот печальный миг, я хочу сказать одно – Гарри Поттер будет жить в наших сердцах. – Дамблдор воздел руку к потолку, показывая всем и каждому, что вот уж в его сердце, так точно… - Будет жить как герой, как символ нашей неослабевающей борьбы с теми, кто считает себя способными на самую низкую подлость, кто ставит себя выше общества. И да, я говорю о тех, кто отнял у Гарри жизнь, о Пожирателях смерти. – Дамблдор распалялся всё больше, проводя активную агитацию и набирая очки влияния в глазах присутствующих, и не видел, как постепенно вишневые глаза Лорда Мракса превращались в огненно горящие…
     - И я говорю вам, мои ученики – помните Гарри Поттера. Помните, как Символ Света и Преданности делу, как…
     В почти полной тишине, сопровождавшей яркую и насыщенную образами речь Кавалера Ордена Мерлина, раздался тихий скрип открываемой двери в главный зал. Глаза всех присутствующих, а также внезапно потерявшего дар речи Дамблдора, обратились ко входу.
     Отстраненно отмечая, как задрожали руки побледневшего и как-то разом увявшего великого волшебника, Лорд Мракс перевел взгляд на причину постороннего звука. И…
     …торжествующе улыбнулся, видя то, как в главный торжественный зал Хогвартса, совершенно не обращая ни на что внимания, входят два молодых человека. Первый из них, что чуть выше – явно был Невиллом Лонгботтомом, а вот второй – второй сегодня ночью умер как герой при нескольких свидетелях. И, в общем-то, именно его сейчас и провожали в дальний путь. Однако, сам провожаемый, был жив, здоров и, нагло игнорируя окружающее, вместе со своим другом что-то высматривал в здоровенной книге по гербологии. Причем не просто высматривал, а еще и спорил, яростно доказывая что-то типа «да точно тебе говорю, Нев – полуночная она. Но вот хочешь потом у Луны спросим. Глянь, вот же.»
     Ткнув пальцем в фолиант, наглый, отчего-то не пожелавший помереть «смертью храбрых» мальчишка, уселся вместе с другом на самый край стола, и всё так же продолжая спор и, не видя ничего вокруг, подтянул к себе столовые приборы и начал неторопливо есть.
     Однако, поесть юному лорду не дали. И сделал это именно тот, кто не так давно заявлял о светлой «боевой» дружбе.
     - Тварь! – Яростный вопль вскочившего младшего Малфоя, раздробил тишину зала в клочья. – Да когда же ты сдохнешь?! Авада…
     Закончить смертельное непростительное Драко не успел. И помешал ему в этом не кто-то посторонний, а сам Лорд Люциус Малфой. Выбитая заклинанием палочка младшего Малфоя улетела куда-то под стол Пуффендуя, а поднявшийся с места мрачный и сверкающий глазами на полностью белом лице Лорд Люциус, направив свою палочку на побледневшего, стоящего с губами, покрытыми пеной бешенства, Драко, тихо сказал:
      - Энгордио! Силенцио! Отрекаюсь. - И не глядя больше на того, что когда-то был его сыном, скомандовал аврорам – Арестовать его!
     - Лорд Поттер-Блэк! – Лорд Мракс громко, на весь зал поприветствовал Габриэля, поднимаясь со своего места. – Рад видеть вас в добром здравии.
     Смотря на уверенно улыбающегося парня, кстати, аккуратно прячущего, готовую к отражению смертельной атаки, палочку, в кобуру, Мортимер поймал себя на том, что искренне наслаждается происходящим действом. А сам Лорд Поттер-Блэк неторопливо поднялся и так же спокойно, словно не произошло ничего странного, встал со своего места и направился к столу преподавателей.
     Чуть позади Габриэля остался Малфой младший, мычащий от наложенного на него заклинания молчания, скручиваемый аврорами при попытке сопротивления. Подскочил на месте Седрик Диггори, уставившись не верящими глазами на воскресшего Поттера. А юный Лорд остановился почти напротив окаменевшей Грейнджер.
     - Спасибо Лорд Мракс. Это желание обоюдно. Уверен, вам понравилось нынешнее утро. – Габриэль слегка поклонился Мортимеру. – Прекрасная погода, не правда ли? – Дважды Лорд посмотрел в огромное витражное окно, показывающее туманную хмарь холодного утра, в которую ни один нормальный, вообще то по собственной воле и не сунется.      - Безусловно, вы правы. – Мортимер Мракс воистину наслаждался. - Кстати, не найдется ли у вас минутки разъяснить всем нам, присутствующим в этом прекрасном зале, что же случилось с вами? – Лорд Мракс посмотрел на Дамблдора, словно ожидая чего-то. И профессор его не подвел.
     – Гарри, мальчик мой, ты жив! – Пуская отчаянного «петуха» вскричал Бывший председатель Визенгамота. - Какое счастье!
     В этот момент даже первоклашки почуяли, что директор Дамблдор, мягко говоря, слегка врёт. А сам виновник сегодняшнего дня, абсолютно не обращая внимания на профессора, всё с той же улыбкой смотрел только на Мортимера.
     - Конечно же, Лорд Мракс. Я всё объясню. Но начну по-порядку. – Габриэль повернулся к столу Гриффиндора. И так оказалось, что стоял он прямо напротив Джинни Уизли.
     - Я, Лорд Габриэль Эридан Поттер - Блэк, призываю Магию в свидетели и судьи. – Всем присутствующим в зале, и до этого ошарашено молчавшим, стало и вовсе как-то неуютно от буквально сгустившейся вокруг владетеля Поттер - Холла магической энергии. – Джиневра Уизли, кровь от крови Молли и Артур Уизли, обвиняю тебя и твою семью в сговоре с Альбусом Персивалем Вульфриком Брайаном Дамблдором с целью нанесения непоправимого вреда моему Роду и здоровью. – Голос Габриэля звучал слегка отстраненно. – Ты нарушила Долг Жизни передо мной! – А теперь в голос юного Поттера добавилась торжественность. – Пусть ответственность ляжет на того, кто гарантировал ваш сговор.
     На болезненно ойкнувшего, после этих слов, и так предельно бледного Дамблдора, смотрели не менее удивленно, нежели перед этим на Лорда Поттера - Блэка. Однако, мало кто, кроме сидящих рядом с ним за столом, смог заметить, как внезапно и резко почернела и усохла его правая рука. Более интересное зрелище сейчас разворачивалось за столом Гриффиндора.
     Там видоизменялась младшая из Уизли. У нее исчезли волосы. Как и не было этих длинных рыжих локонов. Осознавшая, что произошло, девушка, попыталась было завопить, но почему-то не смогла произнести ни звука. Закрывая ладонями лысину и, словно рыба, открывая и закрывая рот, Джиневра Уизли попыталась вскочить и убежать. Но и этого у нее не вышло.
     Что было тому причиной – непонятно. Однако Лорд Мракс, внимательно наблюдавший в этот момент за Лордом Поттером - Блэком, был готов поставить свой Амулет Слизерина на то, что именно юный лорд был виновником данных действий.
     А тот самый юноша, и не думал останавливаться. Отвернувшись от стола Гриффиндора и напрочь проигнорировав всё так же сидевшую истуканом Грейнджер, Лорд Поттер - Блэк шагом истинного аристократа направился прямиком к Дамблдору.
     Забавно, что именно в этот момент, директор Хогвартса попытался встать и уйти.
     - Вы куда-то торопитесь, директор Дамблдор? – Лорд Мракс одним быстрым и слитным движением оказавшийся рядом с креслом Дамблдора, положил руку на плечо поднимающегося мага и с силой вдавил того обратно в кресло.
     - Что вы, нет, конечно. – Судорожное движение в попытке скрыть черную сухую руку, и гримаса боли профессора, теперь были видны всем.
     - Прекрасно, директор. И мне, и многочисленным гостям, да и всей магической Англии, и не только, – Лорд Мракс ответил изысканный поклон зарубежным гостям, - интересно, что же тут случилось? Вы ведь не откажетесь послушать Лорда Поттера - Блэка? – Всё также удерживая Дамблдора в кресле, поинтересовался Лорд Мракс.
     Впрочем, юный Поттер уже стоял напротив Дамблдора. Стоял и спокойно смотрел. Смотрел так, словно видел перед собой обычное насекомое, ползающее под увеличительным стеклом. И этот взгляд, наполненный силой и уверенностью, производил даже более сильное впечатление, нежели плотные клубящиеся вокруг юноши, пласты Магии.
     - Лорд Мракс, леди и джентльмены. Прошу быть свидетелями и гарантами. – Габриэль легким поклоном выразил всем присутствующим уважение. – Я Лорд Габриэль Эридан Поттер - Блэк призываю к ответу Альбуса Персиваля Вульфрика Брайана Дамблдора и обвиняю его в нарушении как законов Магии, так и законов Англии. – Белая лента магической клятвы обвила ладонь и палочку, что держал Габриэль, направив на Дамблдора. – Обвиняю в многочисленных преступлениях против моего Рода и попытке моего убийства. – Новый виток клятвы. – Обвиняю в создании преступной организации, известной как «Орден Феникса», что виновна в смерти моих близких. – Новый виток и поднявшийся шум в зале. – Обвиняю в попрании чести, достоинства и создании прямой угрозы жизни учащимся Хогвартса и иных магических школ. – Новый виток и подскочивший со своего места нынешний директор Шармбатона. – Обвиняю в обмане и лжи! А также проведении модифицированного ритуала Непреложного обета над учащимися Драко Малфоем, Рональдом Уизли и Гермионой Грейнджер прошедшего этой ночью. – Новый виток клятвы и, словно для симметрии сидящих за столом, вскочивший на ноги Лорд Малфой. – Обвиняю в трусости и подлости! Я сказал.
     - Хм, директор Дамблдор, - Лорд Мракс задумчиво рассматривал небольшую белую звёздочку, что сияла на самом кончике палочки Лорда Поттера-Блэка, как подтверждение истинности его требований. – Вы не хотите ответить?
     Но Дамблдор почему-то молчал. Зато заговорил Руфус Скримджер.
     - Лорд Поттер - Блэк, вы готовы подтвердить всё сказанное?
     - Безусловно, Лорд Скримджер. – Габриэль не отводил взгляда от лица Дамблдора. – Я прошу Вас выполнить роль судьи и принять мои свидетельства здесь и сейчас. При всех присутствующих! – С нажимом проговорил юноша.
     - Открыто? Но такое вряд ли допустимо… - Попытку возразить перебил гневный голос Делакура.
     - Требую открытого просмотра! – Яростно сжимающий кулаки отец Флер и Габриэллы Делакур, с явно читаемой и неприкрытой ненавистью смотрел на поникшего Дамблдора.
     - Поддерживаю! – Одновременно выкрикнули Каркаров и Малфой старший.
     - Но чистоту и правильность доказательств… - Всё же попытался снять с себя ответственность главный аврор.
     - Проверю я! – Лорд Мракс тяжело посмотрел прямо на Скримджера. – Надеюсь, моему слову Вы поверите Руфус?!
     - Лорд Мракс, - Вновь раздался звонкий голос Габриэля, - Я прошу Вас извлечь мои воспоминания. Так будет правильнее.
     «- Ах ты, мелкий пакостник! – Мысленно улыбнувшийся Лорд Мракс, неторопливо направился в обход длинного учительского стола. – Делаешь всё, чтобы Дамблдор сбежал?»
     И он оказался прав. Едва Мортимер прошел половину пути, раздался клёкот приближающегося Феникса, а Дамблдор резко поднял руки, с зажатой в них палочкой, к потолку. Миг, и… ничего не произошло, кроме того, что клёкот сменился каким-то затихающим кудахтаньем, а Дамблдор так и остался сидеть с поднятыми руками и совершенно ошалелыми глазами. Наверное, просто для того чтобы не нервировать по-меньшей мере десяток магов, наставивших на него свои палочки.
     - Профессор, думаю, Вам это больше не понадобится. – Легкое движение руки и палочка Дамблдора влетает в руки Лорда Поттера - Блэка. – Лорд Мракс, вы готовы? – Глаза в глаза с Поттером.
     «- Да он же просто смеется внутри?!» - Мортимер вновь мысленно усмехнулся, глядя в спокойно-смешливые глаза, прекрасно понимающего иронию данной ситуации, бывшего врага.
     - Готов, Лорд Поттер-Блэк.

     Акт V Глава 49
     И всё-таки понедельник – жуткий день! Ведь кажется – вот только что было оно – чудесное воскресенье. День отдыха, радости, счастья и легкой грусти. Грусти от того, что завтра – этот жуткий понедельник.
     Этот ноябрьский понедельник запомнит надолго вся магическая Англия. И день этот, начавшись так рано, длился и длился, и…
     Впрочем, чета Левин во всем происходящем безумии не участвовала. Почти. Всё же Габриэль был подростком пусть и не по годам развитым, но разумным и сознательным – поэтому заранее предупредил близких о готовящихся событиях. И даже слегка проконсультировался – ведь ранее ему чистые клятвы магии приносить не приходилось. Вот не было как-то в этом нужды.
     А вот выучив, под руководством Эрика Левина, все особенности обряда, Габриэль серьезно задумался о том, что пора бы Левинам вновь становиться Родом. Сколько можно-то?
     Но, именно на тот момент, когда эта светлая мысль пришла в его голову, ему было слегка не до того – начиналось то самое действо, что должно было его, хотя бы на некоторое время, избавить от «друзей» и Дамблдора.
     А дальше – всё пошло, как и планировалось. Домовые Хогвартса, давно уже проникшиеся доверием к Кричеру из Блэков, вполне охотно согласились помочь с мероприятиями. Заблокировать или приклеить возможных врагов, доставить срочные депеши нужным людям… Единственное опасение вызывал Фоукс, призыв которого просто обязательно должен был совершить Дамблдор, в попытке сбежать от наказания. Всё же домовые сомневались в том, что с фениксом они справятся легко. Как показал опыт – справились. Удар волшебной клеткой по голове с любым совладает, даже с яростным духом огня. Впрочем, слегка перенервничавшие домовые, не остались в накладе, сначала слегка ощипав объект гордости оглушенного феникса - роскошный хвост – ну, чтобы неповадно было, а потом – еще и собрали пару флаконов его слёз, пролившихся по поводу ущемления прав огнехвостых.
     Об ингредиентах Габриэль первоначально не знал, но знал по-настоящему верный Кричер, который большую часть законно полученной добычи и отжал во временное пользование навсегда во владение Блэков, за что получил заслуженную благодарность Лорда и долгожданное разрешение на ношение медальона дворецкого Блэк-манора.
     Клятва Магии и вызов Дамблдора разрешились быстро. Первым воспоминанием Габриэль подсунул именно разговор в Хранилище льда. Народ, смотрящий «шоу», стал быстро закипать, бросая на теперь уже точно бывшего директора школы яростные взгляды. К удивлению Габриэля, очень странно вёл себя Седрик Диггори. Особенно, когда Дамблдор упоминал «проклятый лед». Что за тайна с этим связана не ясно, но, как чувствовал молодой Лорд, совсем скоро у них с Седриком будет долгая и обоюдополезная беседа. А вот мисс Рита Скитер, на которую также во время демонстрации посматривал Габриэль, ничем не отреагировала на тот самый «лёд». Даже забавно.
     После второго эпизода, того, где Дамблдор проводит Непреложный обет, профессора едва не пришибли, причем с нескольких сторон разом. Чтобы прекратить мордобой, пришлось аврорам и лично Скримджеру утаскивать, уже «одетого» в наручники Дамблдора, за пределы Хогвартса и аппарировать в Министерство.
     Вездесущая Рита Скитер, пыталась получить интервью у Габриэля, угрожая всяким и разным, но была очень ловко перехвачена свитой Лорда Мракса и лично его помощницей, в которой Лорд Поттер-Блэк с трудом, но узнал Нимфадору Тонкс. Хотя, скажем честно, в голову юного мага закралось весьма обоснованное подозрение, что это не она, а слегка прикрытая иллюзией Беллатриса Лестрейндж. Было это именно так, или нет – Габриэля это волновало мало. А вот дальнейшие события в школе и рядом с ним – волновали преизрядно.
     Однако, большая часть всего этого волнения, просто рассеялась, едва Лорд Мракс объявил о том, что на правах заместителя Главы Попечительского совета Хогвартса, принимает на себя временные обязанности директора.
     После этого хаос стал как-то быстро уменьшаться – ученики и преподаватели занялись тем, чем и должны, поскольку новый директор сумел очень быстро и ёмко донести до всех мысль, что не потерпит в школе бездельников и неучей.
     В той же краткой речи, вернее, во второй её части, было красочно объяснено всем присутствующим, не относящимся к обучающимся и преподавателям, относительно того, что и как нужно делать. И, желательно подальше от Хогвартса.
     В целом – народ проникся, и утренняя история начала потихоньку переходить в разряд «прошлого с грустным налётом». Однако, надежды Габриэля на то, что всё уже закончилось, не оправдались от слова совсем.
     Как оказалось, слова Лорда Мракса насчет «всем учиться», в полной мере относились и к самому Габриэлю. Причем, именно виновник всего переполоха, в самом ультимативном порядке был препровожден в учебную аудиторию лично преподавателем. Хотя, вот именно это юного Лорда ни капельки не расстроило, ибо, во-первых, было зельеварение – предмет, при изучения которого теперь Габриэль по-настоящему наслаждался, а во-вторых – не было ни Грейнджер с её бесконечной глупой занудливостью, ни Уизли с грязной «дружбой». Габриэль сидел рядом с Невиллом и был почти счастлив.
     Почему почти? А потому, что вот именно на этом уроке, слегка прибитый только что произошедшими событиями Северус Снейп, решил объявить результаты летнего эссе и предыдущей контрольной. В целом Габриэль был очень рад получить «Превосходно», но в то же время здорово озадачен новым индивидуальным заданием от Ужаса Подземелий – Зелье Правды Габриэль не варил ни разу. И ведь не было в этом ничего страшного – у Лорда Поттера-Блэка был прекрасный во всех смыслах колдомедик и зельевар Сабрина Левин, но… Вот это самое но, и лишало юношу того самого ощущения полноценного счастья – он всем своим существом чуял какой-то подвох.
     В целом, уроки прошли почти на одном дыхании. Учиться Габриэлю было интересно. В теле ощущалась прежняя легкость и довольство. А вот начиная с обеда события снова стали слегка выходить из-под контроля.
     И если долгожданная встреча с Седриком Диггори, переросшая из взаимных дружеских объятий в обед с обсуждением впечатлений, ничем таким не напрягала, то вот дальше…
     - Ри, нам нужно серьезно поговорить. – Седрик уже поел и готовился пойти на практику к мадам Стебль. – Сможешь сегодня вечером?
     - Конечно, Седрик. – Габриэль поймал себя на мысли, что реально рад выздоровлению Диггори. – Встретимся после ужина перед входом в ваше подземелье.
     - Хорошо. Будь аккуратнее. – Седрик, посмотрев очень серьезно на Габриэля, словно хотел сказать что-то еще, всё же развернулся и проследовал к Оранжереям.
     А Габриэль, у которого на сегодня уже закончились все уроки, проследовал на встречу с наставниками, которую сам же назначил около бывшей хижины Хагрида. И вот, едва из-за поворота Косой тропы показалась сам хижина, и, Лорд Поттер-Блэк пересчитал всех, ожидающих его, он почему-то подумал, что и вторая половина понедельника будет весьма… насышенной.
     - Господа, дамы. – Подходя к ожидающим его, Габриэль склонился в легком приветствии. – Как я понимаю, у всех вас ко мне какой-то серьезный разговор. – Лорд Поттер-Блэк обвел взглядом семерых людей. – Что же, Эрик, Сабрина – Габриэль улыбнулся наставникам, - я прошу вас немного подождать.
     - Мы подождем, Лорд Поттер - Блэк. – Сабрина взяла супруга под руку и направила его на неспешную прогулку по Запретному лесу. – Господин Кент, не составите нам компанию? – Миссис Левин второй рукой подхватила адвоката Рода Поттер.
     - Хм, Лорд Поттер-Блэк, - Неожиданно первым обратился к Габриэлю директор Дурмстранга. – Я так понимаю, это именно вы прислали приглашение?
     - Совершенно верно, директор Каркаров. - Этому человеку Габриэль не верил совершенно. Пусть он и был когда-то одним из Рыцарей Лорда Мракса.
     - И какую цель вы преследовали, чёрт побери? – Хмурясь проворчал Каркаров.
     То ли магия помогала, то ли еще что-то, но Габриэль четко чувствовал, что Каркаров весьма доволен тем, что увидел. А сейчас просто изображает гнев, пытаясь узнать что-то еще.
     - Весьма простую. Чтобы вы всё это увидели. – Внутри Габриэля было тепло и уютно. Никакого волнения, словно всё шло как нужно. – А заодно, я оказал вам и одному нашему общему знакомому небольшую услугу. – И вновь улыбка на лице юного лорда.
     - Услугу? – Вскинулся Каркаров, весьма непоследовательно забывая, что он, вообще-то, только что сильно злился. – А хотя…, понятно. – Сам себе ответил бывший Пожиратель., старательно пряча довольную ухмылку. – Буду должен.
     Легкий кивок и директор Дурмстранга аппарировал.
     - Нимфадора, рад приветствовать тебя. – Габриэль улыбнулся наследнице Тонксов. – Ты теперь помощник Лорда Мракса?
     - Да, лорд Поттер - Блэк. – Весьма странно было видеть смущение на лице Нимфадоры. А ее похожесть на женщин Блэков, напротив – очень радовали глаз Лорда Рода.
     – Для тебя просто Ри, Дора. Приглашаю тебя и твоих родителей посетить Блэк-манор на Йольские каникулы. – Габриэль приобнял девушку, слегка сжав плечи.
     - Хм, спасибо…, Ри. Мы обязательно будем. – На лице молодой Тонкс расцвела очередная улыбка. – Лорд Мракс просил тебе после ужина подойти в кабинет директора.
     - О, это обязательно. Спасибо, Дора. – И новое аппарирование.
     Если честно, Габриэль не понимал вот этого запрета на аппарирование прямо внутрь школы. Хотя, временами, это было нужно. Даже на его юношески максималистский взгляд.
     - Мисс Скитер, - Габриэль решил сам прояснить вопрос, – сегодня никакого интервью не будет.
     - Но это не значит, что его не будет в будущем, так ли? – Великий публицист попыталась воздействовать на Габриэля женскими чарами, что вряд ли получилось бы и один на один, а уж в присутствии Делакура – смотрелось как-то не то.
     - Вы правы, Рита. – Теперь уже Габриэль, как его учил Эрик в тайне от Саманты, включил своё обаяние. – Интервью будет. Когда – вы узнаете дополнительно, вместе с условиями. – Улыбка Лорда Поттера-Блэка расцвела полным цветом. – И, Рита, дорогая, - легкая хрипотца, появившаяся в голосе юноши, и достаточно вольное обращение, заставили женщину вздрогнуть и облизать губы в странной истоме, а рука молодого лорда, накрывшая и слегка сжавшая изящную ладошку Риты, породила легкую дрожь по всему её телу… - Если я увижу от вас сегодня или когда-либо впредь, - голос Лорда Поттера-Блэка лязгнул словно металл, - хоть слово, порочащее меня, мой род или кого бы то ни было из близких мне…
     Стоявший в двух шагах от беседующих, Огюст Делакур, стал свидетелем весьма странного поведения того, кто стал спасителем его младшей дочери. В какой-то момент, юный Лорд Поттер-Блэк, будто поддавшись на обаяние абсолютной мерзавки Скитер, сам, в свою очередь, стал с нею флиртовать. Но затем – на легком осеннем ветру, тепло одетому директору Шармбатона, стало очень холодно. Он мог бы поклясться, что перед тем, как юный лорд склонившись прямо к уху мисс Скитер, что-то ей прошептал, его глаза явно светились белым светом, а сам голос был просто переполнен с трудом сдерживаемым бешенством.
     Да и реакция самой мисс Скитер говорила о том, что произошло что-то весьма необычное. Ибо, сразу после того, как были прошептаны слова, она резко побледнела, замерев неподвижной статуей буквально на несколько секунд, затем её лицо покраснело так, будто Лорд Поттер-Блэк сказал ей жуткую непристойность. Еще мгновение и самая скандальная журналистка магической Англии, так и не проронив больше не звука, скрылась в водовороте аппарации.
     - Хм, ну вот теперь можно и поговорить спокойно. – Абсолютно расслабленный юноша встряхнулся, беззаботно улыбнулся и, раскинув объятья, проговорил. – Прошу передать эти объятья Флер и Габриэлле, месье Делакур.
     Удивленный Делакур обнял юношу, соображая, что следует сказать именно сейчас, однако молодой лорд и не думал молчать сам.
     - Как поживает ваша супруга, мадам Аполин, месье Делакур? Флер? Габриэлла? Что с ними? – Сейчас Огюст совсем не верил в то, что юноша, разговаривающий с ним, и есть тот Гарри Поттер, которого он видел на Триедином турнире. Тот Гарри был косноязычен, неряшлив и малообразован. Пусть и обладал смелостью и безусловной отвагой. Но всё же… Наблюдая за поведением, речью и манерами «этого» Поттера, нынешний директор Шармбатона и, по совместительству, магистр Истории Магии Французской Магической Академии, был, мягко говоря, слегка растерян.
     Да, он уже много месяцев писал в Министерство Магии Англии, о просьбе встречи с Гарри Поттером. А когда надоело, уверившись, что ему специально не дают этой возможности, навел справки и узнал, что у семьи Поттер, как оказывается, есть личный адвокат, через которого и попытался вновь назначить встречу…
     А этим утром он был в шоке и от новостей, и от открытого судебного разбирательства над тем, кто почти убил его Габриэллу. И вот он – тот, с кем долго планировал и обдумывал встречу Огюст…, но – совсем иной.
     - Лорд Поттер - Блэк, я… - Начал было Огюст, но был тут же прерван.
     - О, прошу вас, зовите меня по имени – просто Габриэль или Ри. Этого вполне будет достаточно. – С лукавой, безумно располагающей улыбкой проговорил «новый» Поттер.
     - Что же, хорошо, Габриэль. – Делакур ответил на улыбку. В таком случае прошу и вас наедине называть меня по имени.
     - Огюст. Так вы ответите – как ваша семья?
     - Всё в порядке, Габриэль. Спасибо что спросили. – Делакур старательно успокаивался, чтобы перейти к основной теме беседы. – Знаете, я удивлен, что вы знаете имя моей супруги.
     - О, уверен, мадам Аполин прекрасная женщина во всех смыслах. – Юный лорд и не думал смущаться, - ведь она мать достойных, умных и чрезвычайно красивых дочерей.
     - Хм…, - Делакур вновь сбился с мысли, пытаясь отстраниться от странного влияния, что весьма явно оказывал на окружающих, Габриэль. – Еще раз благодарю. – Он прокашлялся. – Собственно я и прибыл по поводу них, вернее Габриэллы.
     - Да? – Габриэль слегка нахмурился. – Вы же сказали, что с нею всё в порядке?!
     - Безусловно. С точки зрения физического здоровья пока всё прекрасно. – Огюст чувствовал легкое недовольство самим собой от невозможности выразить всё кратко и ёмко. – Габриэль, я хотел бы обсудить Долг Жизни, что Габриэлла должна вам.
     - Мне? Должна? – Изумление, что испытывал Габриэль, было воистину безмерным. – Откуда?
     - Вы спасли её, хотя были не должны. – Воспоминание о том, что младшая дочь могла погибнуть, вновь испортило настроение Делакура. – Согласно правилам Триединого турнира, если заложник не был спасен за отведенное время – он умирал.
     - Простите мое любопытство, Огюст, - Габриэль испытывал настоящий шок от услышанного. – А с чего вы взяли, что Габриэлла бы умерла? Ну, вышло бы время, так её бы достали и всё. – К концу фразы Габриэль смутился, поскольку на лице Делакура были настолько яркие эмоции, в основном негативные…
     - Вы не правы, Габриэль. – Делакур вздохнул, пытаясь успокоиться. – Кубок Огня, древний, очень мощный и смертельно опасный артефакт. Контракт чемпиона, заключенный с ним – равен клятве самой Магии. Вы, нарушив его своим отказом – умерли бы в тот же миг. Габриэлла, похищенная Дамблдором и насильно помещенная в заложники – умерла бы на дне Черного Озера уже через секунду после исхода времени. – Он замолчал, вновь вспоминая.
     - Я помню, как переживала Флёр, - тихо проговорил Габриэль, - но считал, что у нее просто истерика от переохлаждения.
     - Нет, Габриэль. Моя старшая дочь, как и я, была прекрасно осведомлена о сути соревнования. – Он поднял взгляд и посмотрел прямо в глаза юного лорда. – Теперь вы понимаете мои эмоции и отношение к Дамблдору. Понимаете, насколько признателен я вам за то, что вы сегодня на моих глазах сделали?
     - Вообще-то я это сделал не для вас. – Габриэль позволил себе слегка поворчать.
     Впрочем, такое открытое ворчание помогло самому Делакуру собраться с мыслями.
     - Так вот, Габриэль – начиная с того момента, как Габриэлла вздохнула первый раз после того, как вы вытащили её со дна Чёрного озера – на ней Долг Жизни. – Произнес Делакур весьма торжественно. Но продолжить ему не дал сам Габриэль.
     - А вас не смутило то, как я сегодня поступил с младшей из Уизли? – Он, прищурившись смотрел на Делакура. – Её я тоже спас, но в ответ получил лишь яд и предательство.
     — Это я уже понял. – Как ни странно, Огюст всё больше успокаивался. А услышав последнюю фразу, даже обрадовался. – Это всего лишь значит, что девушка была вас недостойна.
     - Уже не важно. – Габриэль как будто уже забыл то, что было. – Могу я сделать что-то, чтобы Долг Жизни с Габриэллы был снят, и она просто и счастливо жила?
     А вот теперь, такой простой и бесхитростный вопрос, напомнил Огюсту, что перед ним всё же мальчик. Молодой мужчина, пусть могучий в Силе и навыках, но все еще простой и неиспорченный в жизни. И это не только дико располагало, но и заставляло просто помогать. Пусть даже и советом.
     - Можете, Габриэль. – Сейчас Огюст и сам искренне улыбался. – Вот только я не думаю, что сейчас, в вашем возрасте и вашей жизни, вам это понравится самому.
     - И что же это? Что сможет сделать счастливой Габриэллу? – Лорд Поттер-Блэк задал самый наивный и опасный для любого зрелого мужчины вопрос.
     - Станьте ее мужем! – Спокойно ответил Делакур, внимательно наблюдая за юношей.
     - Кхм, что? – Габриэль даже поперхнулся от неожиданности.
     - Станьте ее мужем. – Спокойно повторил Огюст всё с той же улыбкой.
     - А…, - Юный лорд, в планы которого, даже по первому впечатлению, женитьба не входила от слова вообще, несколько нервно потеребил воротник своей тёплой мантии, бросая изучающие взгляды по сторонам, на предмет быстрого стратегического отступления. – Другого способа нет?
     И снова поведение юноши было так… читаемо и искренне, что Огюст поспешил объяснить.
     - Габриэль, вы же наверняка в курсе, что и Флёр и Габриэлла – вейлы на четверть? – Делакур аккуратно подхватил растерянного Поттера под руку и, не торопясь, легким шагом направился вместе с ним по тропинке.
     - Да, сама Флёр рассказывала. – Габриэль позволил себя вести, лихорадочно обдумывая варианты развития ситуации.
     - И, вы замечали, как на моих дочерей реагируют окружающие молодые люди и мужчины? – Делакур специально говорил тихим голосом и делал спокойные размеренные жесты.
     - Как мне кажется, ваши дочери имели ошеломительный успех. – Габриэль слегка успокоился. – Но как это относится ко мне?
     - А на вас магия вейл не действует. – Делакур вывел Габриэля на невысокий холмик, с которого открывался неплохой вид на долину акромантулов и был виден самый краешек Чёрного Озера. – Флёр специально проверила. – Почему-то грустно сказал он.
     - И что это означает? – Габриэль с неприязнью посмотрел на Чёрное Озеро как на виновника такой дурацкой ситуации.
     - Всё дело в физиологии вейл, Габриэль. – Огюст не смотрел на юношу, и даже сделал шаг в сторону от него, рассматривая осенний Запретный лес. – Вейла всегда излучает «любовь» вокруг себя, и именно это дает ей возможность жить. Это её судьба и смысл существования. Да, это вызывает яркие чувства у окружающих существ мужского пола, но для самой вейлы этот процесс аналогичен нашему с вами дыханию. – Огюст замолчал, словно раздумывая…
     А Габриэль не перебивал, пытаясь представить то, что рассказывал Делакур.
     - Представьте себе ситуацию, когда вас поместили в герметичную комнату. – Между тем продолжил Огюст. – Первое время вы не заметите разницы в дыхании. Но уже спустя полчаса, концентрация углекислого газа начнет повышаться. – Он всё еще не смотрел на Габриэля. – Повысится температура воздуха, влажность. Дышать будет становиться всё труднее. А спустя некоторое время… - Он замолчал.
     - Я умру. – Продолжил за него Габриэль. – Ваш пример я понял, но как это относится к Габриэлле? – Его дико смущала возникшая ситуация.
     - Чрезвычайно редко, случается так, что мужчина оказывается иммунен к излучению вейлы. – Теперь Огюст рассматривал облака над Хогвартсом. – В принципе ничего страшного в таком случае нет – встретились, разошлись. Да, для вейлы это будет словно провал, пустота. Которую она всеми силами будет стремиться заполнить. – Он посмотрел на свои ботинки. – Но потом вейла и мужчина просто расходятся в разные стороны, и он всё забывает, а она – теряет частичку себя. Если только… - Он разочарованно покачал головой. – Если только мужчина не полюбит её.
     - Флёр сторонилась меня, – неожиданно признался Габриэль. – И Габриэлла старалась не подходить.
     - Именно так. Ваша энергетика, ваша сила для моих дочерей – весьма опасна в плане привязанности. – Огюсту было грустно.
     - Но при этом вы настаиваете на нашей с Габриэллой женитьбе? – Смущение Габриэля перерастало в легкое раздражение. На которое, однако, Делакур не обращал никакого внимания.
     - Жизнь вейлы ведёт Магия Любви. Будь она истинной или квартеронкой – в первую очередь она женщина. И, как любая женщина будет стремиться отдать свою любовь, невзирая на боль. Долг Жизни заключил Габриэллу в герметичную комнату, Габриэль. Вы – её шанс, её воздух. Свежий и чистый воздух любви и надежды, которым можете стать. А став им, измените и саму Габриэллу. – Облака и ботинки надоели Делакуру, интереснее были глаза самого Габриэля. – Если сама Любовь заключит союз, не имеет значения вейла или человек. Одно дело – случайная встреча. Совершенно другое – Любовь. – Последнее слово Огюст произнес именно так, с большой буквы.
     А Габриэль не отводил своего взгляда и не знал, что сказать. Он видел, что в Делакуре происходит неистовая борьба, что он боится сказать последнее слово.
     - Сколько? – Похоже, Габриэль правильно понял суть.
     - Не знаю. Она очень сильная. – Делакур вновь отвел взгляд, смотря куда-то в бесконечность. – Но точно знаю, что, если Габриэлла не отдаст свой Долг Жизни до совершеннолетия, - Огюст Делакур всхлипнул, но сумел успокоиться и очень тихо закончил, - она умрет.

     Акт V Глава 50
     Габриэль сидел на ступенях хижины Хагрида и ждал. Спокойно ждал, когда вернутся его наставники, вместе с адвокатом семьи. Их голоса были где-то рядом, так что…, оставалось только ждать.
     Огюст Делакур уже минут десять как аппарировал в туманные дали, а Лорд Поттер-Блэк думал и ждал. На сегодня у него было запланировано еще много дел.
     - Габриэль. – Выскочившая из леса Сабрина, сильно обняла воспитанника и не хотела отпускать. – Пусть ты и предупредил нас заранее, но всё равно. Знаешь, как Сириус бесился утром?
     - Представляю себе. - Габриэль погладил женщину по волосам. – Но теперь почти всё закончилось.
     - Почти? – Эрик Левин совершенно по-дружески ткнул кулаком в плечо юноши.
     - Ага. – Габриэль вновь изобразил лукавую улыбку. – Так! – Он подпрыгнул на месте от нетерпения. – Я же обещал вам всё рассказать. – Садитесь на ступени, я их подогрел. – Габриэль сразу же пресек возражения. – Мистер Кент, я понимаю, что вы чрезвычайно загружены, но всё же прошу выслушать до конца. А потом уже обсудим всё накопившееся.

     Хранилище льда
     - Зачем ты здесь, юный маг? – Тихий вкрадчивый голос ворвался в сознание Габриэля, разом вырывая из медитации.
     Кто именно это сказал, Габриэль не видел. Зато почувствовал – его словно накрыло дыханием кого-то сильного, могучего и… непонятного. И вроде хотелось ответить, но вот паралич…, и холод…
     - Ты ведь хочешь жить, маг? – Голос не спрашивал, а утверждал с плохо понятной яростью. - И я хочу. Смотри! – Голос вбил слова в замерзающий мозг, и следом, с потолка комнаты на Габриэля «упала» очередная запись. Правда, в этот раз отличие было – был комментарий.
     А на записи, что хранил проклятый лёд, яркая блондинка - старшекурсница в форме Гриффиндора, с лицом, показавшимся Габриэлю очень знакомым, вошла в Хранилище с палочкой наготове. И, смело, не боясь ничего, прошла в центр зала, где стоял… алтарь, про который юный лорд слышал раньше. Что было на алтаре, непонятно, ибо это было скрыто сиянием. Но сияние пропало, едва артефакты переместились в сумку, болтавшуюся на плече блондинки.
     - Найди её! – Голос дрожал от ярости. – Напугай стеклянной стрекозой. – Картинка сменилась, показывая образ полупрозрачного рисунка, нанесенный на… Даже под заклятьем паралича замерзающий Габриэль начал краснеть. А вот таинственный Голос, показанная картинка не смущала. – Приведи сюда. – Голос продолжал давать указания, показывая вход в Гринготтс. – Сделай… - Новый образ, показывает отдельную ячейку с именем. И еще один… - Ты должен мне, маг! Должен!!! – Яростный вопль потушил сознание юноши.
     Когда сработал порт-ключ переноса, Габриэль не понял. Он просто почувствовал сам момент – его приложило всем телом, кстати, освобожденным от паралича о замерзшую землю. Темнота, холод и ноющая боль по всему телу не давали сосредоточиться и рассмотреть, что либо, но даже так Габриэль смог понять, что он в Запретном лесу.
     Собирая все силы, заставляя себя двигаться, юноша шел к замку. А едва увидев Башню Гриффиндора, зажег Солем.
     На ступенях бывшей хижины Хагрида
     - Теперь вы знаете почти все события этого утра. – Габриэль, под молчание остальных присутствующих, устало присел на тёплые ступени.
     - Кхм, что же, хорошо, что всё закончилось благополучно, милорд. – Шеймус Кент, естественно, отреагировал первым. Нервы у адвоката были подобны стальным канатам. – Могу я поинтересоваться, как прошла ваша встреча с господином Делакуром?
     - Хорошо прошла, интересно. – Габриэль невесело улыбнулся, что было замечено обоими наставниками. – Он к вам обращался, так ведь?
     - Да, не так давно, на наш адрес пришло письмо от него. К сожалению, произошла небольшая накладка, и письмо попало во второстепенную корреспонденцию. Приношу свои извинения, лорд Поттер - Блэк.
     - Оставьте, мистер Кент, накладки всегда бывают. – Габриэль отмахнулся. - С месье Делакуром вопрос сложный, и не одного дня, так что я буду решать его лично. Что с другими делами? Есть важное?
     - Да, милорд. И много. Но выделю два обращения, требующих вашего личного участия. – Адвокат открыл небольшую папку. – Первое, от мистера и миссис Диггори. Они просят конфиденциальной защищенной встречи уже на этой неделе.
     - Хм, - Габриэль был удивлен подобным. Стоит узнать вечером у Седрика подробности. – А тема разговора не предоставлена?
     - Нет. Но я рекомендую согласиться, тем более и из Гринготтса вам прислали сообщение с пожеланием приватного разговора.
     - Из Гринготтса? Хватозлат или Блодарк?
     - Ни тот, ни другой. Некий Даркарут просит об аудиенции. Прошение подписано обоими мастерами Поттеров - Блэков. – В руки Габриэля вложили короткое письмо, подписанное тремя вензелями.
     - Лестрейнджи? Странно. – Габриэль вернул бумагу юристу. – Я то тут при чем?
     - Не могу знать, милорд. Но выяснить было бы интересно.
     - Хорошо, - Габриэль потер руками уставшее лицо. – Еще что-то, мистер Кент?
     - На этом всё. Остальные дела не требуют вашего серьезного личного вмешательства. – Шеймус Кент изобразил легкий поклон.
     - Мистер Кент, я хочу подать в суд на семейство Уизли и Орден Феникса в целом, с требованиями компенсации всех убытков, нанесенных родам Поттер и Блэк. – Голос Габриэля стал строгим и властным. – Пора дать укорот их действиям. Проанализируйте наши возможности и сформулируйте к моменту моего посещения в среду Гринготтса, возможные варианты. – Габриэль поднялся на ноги.
     - Сделаю, лорд Поттер - Блэк. – Адвокат поднялся следом. – Мне уведомить семейство Диггори и поверенного Даркарута о дате?
     - Да, будьте добры. К трем часам дня я буду там.

     А едва отбыл мистер Кент, сохранявшая полное молчание Сабрина, поднялась и влепила самую настоящую пощечину своему воспитаннику.
     - Как ты смел так рисковать? – Женщина в ярости смотрела на изумленного Габриэля, даже не попытавшегося закрыться. – Ты мог погибнуть в этом Хранилище. Ты это понимаешь? – Сабрина яростно сжимала свои кулачки, с трудом дыша. – А о нас ты подумал в своем любопытстве? – Она почти кричала. – Что случилось бы с нами, если бы ты…
     Габриэлю, схватившему заплакавшую наставницу, заменившую ему мать, в объятья, и не дающему ей вырываться, оставалось только виновато смотреть на прикрывшего глаза Эрика и аккуратно гладить Сабрину по волосам.
     - Прости! – Прошептал он ей на ухо. Удерживая её в объятьях. – Простите меня, пожалуйста. – Эрик Левин открыл глаза и смотрел на Габриэля. – Я виноват! – Чувство вины действительно затапливало сознание юноши. – И я приложу все силы, чтобы подобного больше не повторилось. – Плачущая Сабрина начала успокаиваться и отстраняться, стараясь спрятать заплаканное лицо.
     - Я бы очень хотел, Габриэль, чтобы подобной ситуации в нашей жизни больше не было. – Эрик внешне спокойно говоря, заключил слегка успокоившуюся супругу уже в свои объятья. – Ты правильно разобрался в ситуации с Дамблдором, но Хранилище… - Он покачал головой.
     - Я понимаю. – Юный лорд виновато опустил голову, в свою очередь шмыгнув носом.
     - Так, хватит. – Сабрина встряхнулась и в одно сложное движение палочки, убрала все следы слёз. – Заканчиваем разбор ситуации. Габриэль? – Она рукой подняла лицо юноши за подбородок. – Я не могу тебе запретить ввязываться в авантюры, но прошу запомнить. – Женщина легко вздрогнула, но справилась. – Если с тобой случится что-то непоправимое, погибнут не только рода Поттеров и Блэков, погибнет мой сын. Вспомни об этом!
     Наставница отвернулась и взяла мужа за руку.
     - Открывай дом, Габриэль. – Она начала подниматься по ступеням. – Ты же говорил там очень много работы? Кстати, если с младшей Тонкс всё понятно, то как ты избавился от Скитер и что именно сказал Делакур?
     В госпитале Хогвартса.
     — Вот лежит герой! – Язвительно сказала правая сторона.
     - Ты не прав, тут лежит супергерой! – Отреагировала тем же голосом левая.
     - Да, пошли вы, придурки! – Слабым голосом попытался возмутиться тот, кто лежал на кровати. Однако говорившие так и не затыкались, оставаясь всё в той же невидимости.
     - Ты слышал, Джордж?
     - Я слышал Фред.
     - Герой обратил на нас внимание, Джордж.
     - О, да, супергерой зазнался, Фред.
     - Заткнитесь уже. – Взвился на постели Рон Уизли. – Чего вам надо-то?
     - Нам? Нам ничего не надо. Правда, Фред?
     - Правда, Джордж. А что нам может быть надо?
     - Но у нас ведь столько всего есть, Фред.
     - Конечно, Джордж. К примеру, у нас есть лысая младшая сестра с безвременным проклятьем молчания.
     - Ага, а еще Фред, - Рон Уизли, после последней фразы попытавшийся всё-таки вскочить и влезть в драку с братьями, внезапно почувствовал, что он парализован и не может двигаться. – у нас есть брат Рональд, являющийся примером классического идиота. – продолжал тем временем Джордж Уизли.
     - Да? А ты не том брате говоришь, Джордж, который якобы сегодня Пожирателей Смерти побеждал?
     - Да ты гений, Фред. Именно о том.
     - Но Джордж, ведь сам Гарри Поттер всем объяснил, что никаких Пожирателей Смерти не было. И даже показал это.
     - Действительно, Фред. Это что же получается? Никаких Пожирателей не было, а супергерой Уизли пытался убить своего как бы друга? Что за бред, Фред?
     - Да нет, Джордж. Не бред вовсе. У Дамблдора отсохла рука, так что теперь ему нужны не наручники, а наручник. Ты мог себе когда-нибудь представить, Джордж, что его арестуют на наших глазах?!
     - Свершилось, Фред!
     - Свершилось, Джордж!
     - А как плевался пеной Малфой, когда его папашка от него отрекся после непростительного, а? Фред, скажи, это было замечательно.
     — Это было поэтично, Джордж. Особенно, когда авроры упаковали его в смирительную рубашку.
     - А всё же, Фред, я надеюсь, что Грейнджер понравится в тюрьме для несовершеннолетних.
     - О, да, Джордж. Она будет там совершенно к месту.
     - Но Фред, что же нам делать с супергероем, которого за дверью уже ждут авроры?
     - А что, Джордж, с ним разве можно что-то сделать? У него же абсолютно отсутствуют мозги.
     - Согласен, Фред. Но мне обидно за наших родителей. Супергероя не жалко, но вот то, что из-за него вместе с Дамблдором в Азкабан поедут мама и папа, меня немного расстраивает.
     - Джордж, меня тоже это расстраивает, но, как мне кажется, не всё так просто.
     - Что именно, Фред?
     - А то, Джордж, что наш супергерой перешел черту не сейчас, а когда стал воровать деньги у своего друга Гарри Поттера.
     - Ты так считаешь, Фред?
     - Да, Джордж. И, как я понимаю, не только наш супергерой это делал – откуда-то же появлялись солидные суммы у родителей?
     - Надо же, а я и не знал, Фред.
     — Вот так вот интересно всё, Джордж.
     - Но это получается, что они заслужили то, что получили, Фред.
     - Абсолютно точно, Джордж
     - А особенно заслужил, наш супергерой, Фред.
     - И вновь меня поражает твоя мудрость, Джордж.
     - Так что же нам делать, Фред?
     - Получается, что нам очень стыдно, Джордж.
     - Стыдно, Фред, а за что?
     - Гарри Поттер настолько верил своему другу Рону Уизли, что вложил в наше дело тысячу галеонов, Джордж. Весь свой выигрыш за Кубок Огня.
     - И правда, Фред. Но получается, что, если Гарри Поттер захочет, он просто уничтожит наше дело?
     - Ты мудр не по годам, Джордж. И, как я считаю, Гарри Поттер уже знает, что Рон Уизли – презренный вор, трус и убийца.
     - Скорее всего так, Фред. Так что придется нам вернуть его деньги.
     - О, да, Джордж. И как можно скорее. Ведь супергероя уже скоро, как только кончится действие петрификуса, арестуют.
     - Мы будем очень огорчены этой разлукой, Фред.
     - Мы будем очень по супергерою скучать, Джордж.
     - Но как мы расстанемся, с безмозглым супергероем без прощального подарка, Фред?
     — Это совершенно невозможно, Джордж.
     - О, великий супергерой, жадный и тупой, обрекший своего единственного друга на смерть, свою единственную сестру на проклятье, а своих родителей на тюрьму - прими же наши дары, наполненные тем, что ты собой представляешь. – В этот момент в оба кулака, парализованного не только петрификусом, но и рассказом близнецов, Рона Уизли, аккуратно вложили два плотных шарика.
     - Ты, главное, не забудь их сжать, когда к тебе придут авроры, бывший братец. – Тихий шепот растаял в тишине палаты.
     А буквально через несколько минут, едва Рон Уизли смог шевельнуть кончиком пальца, за ним пришли. Два очень серьезных джентльмена в одеяниях авроров министерства Магии Англии, подошли к кровати.
     - Рональд Уизли, вы задержаны по обвинению в преступлениях против Магии. Поднимитесь.
     Увы, Рон Уизли, к этому моменту обмочивший постель от страха, подняться не смог. Но зато смог, просто позабыв о том, что у него заняты руки, сжать оба кулака. Двойной негромкий хлопок, ознаменовал срабатывание двух навозных бомб расширенного объема.
     В принципе, то, что Рон обмочился – уже никого не волновало, поскольку вся палата, сам Рон, авроры, ожидающая медсестра и даже прилежащий коридор, были плотно уделаны коровьим навозом отличного качества.
     Чуть ранее, в кабинете Директора Хогвартса.
     - Нимфадора, как всё прошло? – Лорд Мракс, заложив руки за спину, стоял у огромного панорамного окна кабинета в Трёхступенчатой башне, из которого открывался потрясающий вид холм Белой Гробницы, а далее – на вольготно раскинувшееся Чёрное Озеро.
     Тут, в круглом кабинете директора Хогвартса, больше не было непонятного назначения приборов, кубков, столиков и прочего – что прежде мусорной кучей забивало пространство. Круглый кабинет был почти пуст. Даже думосбор был удален, ибо нынешнему владельцу он был просто не нужен. Оставались нетронутыми портреты директоров, библиотека и стол Дамблдора, над которым всё так же висела клетка с Фоуксом.
     - Очень спокойно и доброжелательно, милорд. – Склонившаяся в легком поклоне голова девушки не смогла скрыть её улыбки.
     - Обаятельный молодой юноша, не правда ли? – Лорд Мракс многозначительно усмехнулся, сверкнув вишневыми глазами. – Дважды Лорд, отмеченный Магией, и отменный интриган. – Мортимер полностью отвернулся от окна, медленно двинувшись вдоль стены портретов предыдущих директоров.
     - Простите? – Нимфадора в удивлении посмотрела на своего руководителя. – Интриган?
     - Конечно. – Довольство Лорда Мракса было просто осязаемым. – Как вам понравилось утреннее представление?
     - Представление? – Глаза молодой Тонкс вполне чётко описывали её состояние.
     - Именно представление, Нимфадора. Пусть начал его и не Лорд Поттер-Блэк, но вот завершил он его почти блестяще. – Лорд Мракс потер свои ладони. – Знаете, Нимфадора, - Он посмотрел на свою помощницу. – Лорд Поттер - Блэк умудряется так просто решать проблемы, на решение которых я потратил долгие годы, что я не могу не восхищаться его действиями. И при этом он – всего лишь подросток.
     - Но, Лорд Мракс, - Тонкс попыталась возразить, - Ведь всё то, что произошло, могло быть просто случайностью?!
     - Случайности не случайны, милая Нимфадора. – Лорд Мракс взмахнул палочкой, развеивая стол директора Дамблдора – куча бумаг и артефактов рухнула на пол. – События, которые происходят, проистекают только из действий. Целенаправленных действий, - он закрутил спираль раскладывающего заклинания, - Пусть мы эти действия и не всегда ощущаем.
     Лорд Мракс повернулся к портретам.
     - Лорд Финеас Найджелус Блэк, вы ведь знакомы с вашим дальним потомком Нимфадорой Тонкс, дочерью Андромеды Блэк?
     Тонкс, не ожидая такого поворота событий, была весьма смущена.
     - Конечно, знаком. – Фыркнул один из прежних директоров. – Правда, я что-то не видел её участия в ритуалах Блэков. – Ворчливо проскрипел Лорд Финеас.
     - Молодое поколение, что поделаешь. – Мортимер тяжко вздохнул. – Учить еще и учить. – Нимфадоре почудилось, или отвернувшийся от портретов Лорд Мракс действительно подмигнул ей. – Зато, мисс Тонкс прекрасный профессионал и мастер своего дела. Кстати, Лорд Финеас, я хотел бы попросить вашего совета.
     — Это в чем же вам понадобился мой совет, Лорд Мракс? – Старый Блэк ворчал, а со всех остальных портретов внимательно наблюдали и слушали.
     - Меня беспокоит судьба Лорда Поттера-Блэка, Лорд Финеас. – Торжественно произнес Мортимер Мракс. – Юноша столь яркой и трудной судьбы, дважды лорд, с честью преодолевающий все препятствия, всегда будет окружен множеством врагов. – Никто не собирался спорить с утверждением Лорда Мракса. – Поэтому меня посетила идея помочь этому, несомненно, достойному юноше.
     - И как же вы планируете это сделать? – С легкой усмешкой поинтересовался старый директор.
     - Для начала, пусть это и весьма грубо – приставить к нему охрану. – Лорд Мракс сразу же поспешил добавить. – Ненавязчивую. В основном просто наблюдение.
     - И кто же будет его охранять? – Любопытство старого лорда было очень милым, хотя в этот момент Нимфадора уже начала о чем-то таком догадываться.
     - Так вот же. – Лорд Мракс, почти искренне недоумевая, повел ладонью в сторону Нимфадоры. – Кто защитит лучше сородичей?
     - Кхм. – Лорд Финеас смущенно закряхтел. – Думаю идея разумная, но нужно бы ее обсудить.
     - Несомненно. – Лорд Мракс легко улыбнулся и склонил голову. – Преклоняюсь перед мудростью старших, но прошу не открывать нашу маленькую тайну самому Лорду Поттеру-Блэку. Пока. – Тут же исправился он.
     - Мы обсудим, Лорд Мракс.
     И вновь Нимфадоре почудилась скрытая улыбка руководителя.
     - Кстати, совершенно случайно так получилось, - Лорд Мракс аппарировал куда-то в неведомые дали клетку с фениксом, - что Лорд Поттер - Блэк согласился навестить нас этим вечером, господа. – Он вновь ответил изысканный легкий поклон портретам директоров. – Подождем вечера.

     Акт V Глава 51
     - Так… - Сабрина устало опустилась в глубокое кресло спустя почти три часа работ, с благодарной улыбкой принимая из рук Габриэля кружку с глинтвейном. Три пера продолжали что-то писать, подчиняясь мыслям волшебницы. – Габриэль, я подвела предварительный итог. – Она подозвала к себе сразу три пергамента, пытаясь получить итоговую сумму. – И вот что я тебе скажу, продавать это всё я категорически не рекомендую – тут полно очень редкого и нужного. В первую очередь для твоего обучения.
     - Какая сумма, Сабрина? – Сегодня Габриэль был готов на что угодно, лишь бы наставница забыла тревоги.
     - Примерно двадцать две тысячи галеонов за ингредиенты. – Женщина просматривала пергаменты. – Лучше чуть увеличить сумму, ведь это деньги не кому-то, а Хагриду. Эрик, что у тебя? – Она обратилась к уже давно спокойно сидевшему в кресле у стены супругу.
     - Две с половиной тысячи за артефакты и различного рода конструкты. Это если тут нет каких-то особых тайников?! – Он вопросительно посмотрел на Габриэля.
     - Лично я ни про какие тайники не знаю. – Габриэль развел руками. – А сам Хагрид вряд ли бы стал что-то такое делать.
     - Тогда получается двадцать пять тысяч, и всё забираем в Поттер-Холл?! – Сабрина подняла бокал, словно тост. – Габриэль?
     - Хорошо. – Молодой лорд кивнул, погрузившись в какие-то свои мысли. – Тогда перемещайтесь домой, забирайте Мирка, а потом – всё это. – Он обвел руками всё, вокруг себя. – В среду я буду в Гринготтсе и дам распоряжение перечислить…
     Его прервало громкое хлопанье крыльев, раздавшееся с площадки перед домом, на которой так и лежали неубранные тыквы. А спустя едва мгновение – хлопанье повторилось.
     Габриэль выглянул в окно…
     - Клювокрыл! – Юный лорд быстро выбежал из дома, сбежал по ступенькам, стараясь быстрее поприветствовать гиппогрифа, но сделав едва пару шагов, застыл неподвижно.
     И было от чего – если Клювокрыл явно узнал Габриэля и неторопливо приближался, помахивая гривой и курлыкая, то вот второй серо-белый гиппогриф, что приземлился чуть поодаль, был Габриэлю не знаком, поэтому он и не стал так опрометчиво приближаться.
     А вот самого Клювокрыла это, похоже, не волновало – грациозно приблизившись к юноше, он приветственно ткнул склоненной головой в грудь лорда, требуя внимания и ласки.
     - Клювик, привет. – Габриэль, улыбаясь, запустил пальцы в жесткую гриву. – Как же я рад тебя видеть.
     Появившиеся в этот момент на крыльце наставники, как ни странно, ничуть не испугали гиппогрифа, а скорее озадачили. Отчего он, вопросительно курлыкнув, поднял голову, рассмотрел застывших на месте людей, и, склонив голову набок, вопросительно посмотрел на Габриэля.
     - Клювокрыл, - всё с той же непрекращающейся улыбкой, сказал Габриэль, - Позволь представить моих наставников и самых близких людей – Сабрина и Эрик Левины. Сабрина, Эрик – это Клювокрыл.
     - Здравствуй Клювокрыл. – Произнес Эрик вполне спокойно. А вот Сабрина, судя по загоревшимся глазам, не хотела ограничиваться только приветствием.
     Гиппогриф, словно поняв всё, что нужно, легонько фыркнул, слегка подразвернул крылья в своеобразном поклоне, и вновь вернулся к общению с Габриэлем. Однако их перебили.
     Слегка возмущенное фырканье пополам со ржанием, что произвел второй гиппогриф, Клювокрыл не проигнорировал, очень даже по-мужски рыкнув и строго притопнув. Что именно подействовало – спокойствие людей или строгость Клювокрыла, неважно. Важнее то, что после такого окрика второй гиппогриф, какой-то более изящный и, как бы это не звучало странно, женственный, стал аккуратно, бочком приближаться к Габриэлю.
     А юный лорд с новой яркой радостью вдруг понял, что Клювокрыл-то оказывается с супругой прилетел. Ничем иным весьма заметно округлившиеся бока этой…, хм, самочки гиппогрифа не объяснить.
     Когда подруге Клювокрыла оставалось пройти несколько шагов, сам он отошел в сторону, давая возможность Габриэлю лично познакомиться с его подругой. Что он и сделал, спокойно шагнув навстречу и поднимая руку ладонью вперед. Секунда, другая, и самочка гиппогрифа осторожно касается своим лбом ладони юного лорда, замирая. А потом, осмелев, делает шаг вперед, так же, как и Клювокрыл до этого, утыкаясь в грудь юноше и мягко курлыкая, требует ласки.
     - Клювокрыл, ты позволишь? – Сабрина с горящими глазами стоит в шаге от гиппогрифа, а потом, увидев своеобразное разрешение в поведении гиппогрифа, аккуратно касается его рукой. И, словно юная девчонка, начинает вычесывать этого почти захрюкавшего от удовольствия хулигана.
     - Эрик, Сабрина – их мы тоже заберем. – Габриэль явно наслаждается моментом. Тем более самочка гиппогрифа уже доверчиво положила ему свою голову на плечо. – Тебя я назову Пятнышко. – Габриэль не видит улыбки, наблюдающего за всем этим действом, Эрика.
     - Габриэль, я в Поттер-Холл. – Эрик не ждал ответа, просто исчезая в дымке аппарации.
     Неожиданно Габриэль почувствовал какое-то неудобство, а затем сквозное зеркало во внутреннем кармане мантии, слегка завибрировав, приняло вызов.
     - Сириус? - Габриэль ответил на вызов крестного, вынув зеркало и успокаивая недовольно зафыркавшую Пятнышко. – Что случилось?
     — Это ты мне скажи, что случилось. – Сириус был перевозбужден и взьерошен. – Предки как с ума сошли, что-то обсуждают, тебя касающееся.
     - А что именно? Не удалось узнать? – Габриэль был удивлен таким поведением обычно спокойных Блэков.
     - Нет! – Досада на лице Сириуса явно читалась, ведь он подвел крестника. – Попытался спросить у матери, получил нотацию, но полезную. Сказала «коль я не могу обеспечить безопасность, они сами справятся».
     - Если это всё, то не переживай. Вернусь в Блэк-манор и сам всё разузнаю. Кстати, - Габриэлю в голову пришла весьма интересная мысль, - Ты же помнишь Клювокрыла?
     - А это не его ты там вычесываешь? – В свою очередь поинтересовался Сириус.
     - Сири, ты нужен мне здесь. И прямо сейчас. Бери Кричера и аппарируйте к хижине Хагрида. Это важно.
     - Сейчас будем. – Лаконичность и готовность к действию этого «нового» Сириуса весьма нравились Габриэлю.
     Сириус появился, как и было обещано – не один. А вместе не только с Кричером, но и Эриком и Мирком. Появились и застыли столбиками. Все, кроме Эрика.
     А Габриэль уже раздавал указания.
     - Кричер, будь добр, забери, пожалуйста, из этого дома все вещи, на которые укажет Эрик, и всё это доставь в сад Поттер - Холла.
     - Эрик, надеюсь на тебя. – Домовой и наставник Левин скрылись в доме.
     - Мирк, возвращайся в Поттер-Холл и подготовь стойло для Клювокрыла и Пятнышка. – Габриэль посмотрел на так и не отошедшего от столбняка брауни. – Мирк? Мне тебя ущипнуть или что-то еще сделать?
     - Не надо хозяин. Я всё сейчас сделаю. – Мирк аккуратно подошел к Клювокрылу и погладил его ногу. – Всё сделаю. – Он улыбнулся и исчез.
     - Сириус, Сабрина – а вам придется доставить наших друзей в Поттер-Холл лично. – Он погладил Пятнышко по клюву, одновременно притягивая к себе голову Клювокрыла.

     На ужин Габриэль успел. И, даже перекинулся парой слов с Невиллом, договорившись посидеть в чайном клубе. А, поскольку, ни Луны Лавгуд, ни нужного ему именно в этот момент человека, на ужине не было, то временно простившись с Лонгботтомом, он направился к Подвалу Пуффендуя.
     Дабы не попасть под уксусный дождик, которым еще со времен Пенелопы Пуффендуй отваживают учеников других факультетов, Габриэль остановился у Большого Натюрморта, на котором сегодня было изображено два надкушенных яблока в компании большого зеленого кабачка и двух пупырчатых огурчиков. Остановился и стал неторопливо раздумывать над событиями сегодняшнего, такого долгого дня.
     Как ни странно, больше всего его волновали не собственные приключения, связанные с «друзьями» и Дамблдором, а то, что сегодня сказала и почувствовала Сабрина. Она назвала его сыном, ни капли, не сомневаясь в себе или Эрике. И это говорит об очень многом.
     - Гарри, ой, извини, Габриэль. – А вот и Седрик вышел из большущей бочки, что прикрывала барсучью нору Пуффендуя. – Извини, что задержался.
     - Всё в порядке, Сед. – Габриэль пожал протянутую руку. – У нас у всех сегодня длинный день.
     - Да уж, - Диггори усмехнулся, - Денек тот еще. Ладно, пойдем прогуляемся?
     - Пошли. Кстати, а ты чего на ужин не пришел?
     - Разговаривал с командой по Квиддичу. – Седрик грустно усмехнулся. – Пытался объяснить, что больше не буду участвовать.
     - О, это мне знакомо. – Габриэль сочувственно похлопал Седрика по плечу. – Облили грязью и давили на совесть?
     - Именно. Не думал, что будет так трудно. – Юноши вышли в большой зал замка.
     - А ты привыкай. И лучше сразу. – Габриэль кивком поздоровался с Блейзом Забини и Дафной Гринграсс, бегущими куда-то по направлению к гостиной Слизерина. – Потом будет много хуже и болезненнее.
     - На своем примере уже понял? – Седрик повернул к главной лестнице.
     - Ага. Много-много раз. – Юный лорд спокойно шел рядом. – Люди вообще не ценят что-то, сделанное просто так. Еще и должником тебя выставят.
     - Да уж. – Диггори остановился, поджидая поворот нового пролета лестницы.
     - Ты что решил с учёбой? С программой седьмого года разобрался? – Юноши поднялись на второй этаж.
     - В целом да. – Седрик как-то разочарованно махнул рукой. – Да и нет там ничего такого особенного. К ЖАБа по трансфигурации я готов, а остальное – потихоньку догоню.
     Новый пролет лестницы, почти синхронный поклон молодых людей портрету Лорда Персеуса Паркинсона и путь к четвертому этажу.
     - А с Чжоу как? Помирились? – Габриэль прекрасно помнил, как плакала подруга Седрика, узнав о его смерти.
     - Нет, - Диггори скрипнул зубами. – Она с Ноттом встречается, так что…
     - Хм. – Что сказать в данной ситуации Габриэль не знал, поэтому просто помолчал.
     Молчал и Седрик. Прямо вот до дверей Закрытой секции библиотеки и молчал.
     - Ты был в Проклятом Хранилище. – Диггори не спрашивал, а утверждал. – Я хочу тебе рассказать одну историю. – Он посмотрел на Габриэля, развернулся и медленно пошел в сторону Бесконечной лестницы. – На втором курсе, нас всех посадили слушать обязательную лекцию сэра Николаса по Истории Хогвартса – ты же помнишь такое?! – Габриэль молча кивнул, в свою очередь вспоминая, как привидение Безголовый Ник рассказывал про запретные ужасы и тайны замка. – А после нее ко мне подошли два семикурсника. Бен Коппер и Меруда Снайд. Ты их не знаешь и не пересекался, а вот мне…
     На несколько секунд Седрик прервался, словно вспоминая события того дня.
     - В общем, за три года до этого, в Хогвартсе была убита девочка – Роун Ханна. Считалось, что в её смерти виновата Патрисия Рейпик – она ликвидатор заклятий в команде Скримджера. Кстати, - Седрик обернулся к Габриэлю. – ты мог её видеть утром. Она была в главном зале – высокая, с длинными рыжими волосами. – Он с вопросом в глазах ждал ответа на невысказанный вопрос.
     - Извини, Сед, - Габриэль вопрос понял. – Мне в тот момент не до высоких и рыжих было. – Он усмехнулся.
     - Ладно. В общем, - Седрик повернул на бесконечную лестницу, - подошли они не просто так. После гибели Ханны, её одногруппники поклялись отомстить Рейпик любым способом, и создали тайную группу, - При этих словах Габриэль тяжело вздохнул. – которую назвали «Круг Ханны». – Седрик не заметил реакции друга, и продолжал, - по-сути, обычный кружок типа «Чайного кафе мадам Паддифут».
     Про это кафе Габриэль уже знал. Но решил выяснить у Седрика немного другое.
     - Подожди, Сед. – Он остановил Диггори. – А почему именно к тебе-то они подошли? Неужели только из-за того, что ты прослушал лекцию Безголового Ника?!
     - Нет, не из-за этого. – Седрик смотрел на бесконечную лестницу. – Потому, что я Диггори.
     - И? – Габриэль проявил некоторое нетерпение, так и не дождавшись продолжения от замолчавшего и задумавшегося Седрика. – Ты Диггори, и что?
     - Ладно. – Седрик вздохнул, словно решившись. – Ханна погибла от Проклятого Льда, в Хранилище, которое создал мой предок – Элдрич Диггори тут, на территории Хогвартса.
     - Министр Магии? – Габриэль был очень удивлен.
     - Да. Коппер узнал, что в нашей семье остались записи сэра Элдрича и, чтобы до них добраться, привлек меня в Круг Ханны. Ты не думай, - Он посмотрел на Габриэля, словно оправдываясь, - Ничего противозаконного. Мы просто пытались найти вход в Хранилище. Понять, как туда попала Ханна, и расследовать её убийство.
     - Нашли? – Габриэль уже примерно представлял, чем всё это завершилось.
     - Нашли. – Седрик утвердительно кивнул. – В бумагах предка я нашел его письмо к леди Лиллиан, дочери сэра Николаса Блэшвика. Нашего Безголового Ника. В нем он и рассказал о том, что завершил создание Тайного Хранилища.
     - Не Проклятого?
     - Нет, тогда просто Тайного. Как я понял, - Седрик ступил на бесконечную лестницу и двинулся вверх. – мой предок и эта Лиллиан полюбили друг друга пока учились в Хогвартсе, но что-то не получилось с официальным браком, поэтому он и был вынужден создать тайное место для встреч. – Седрик подошел к концу бесконечной лестницы и остановился.
     - А почему именно в Хогвартсе? – Габриэль несколько не понимал ситуации.
     - Если вспомнить, что тогда было начало восемнадцатого века и ситуация в стране, мягко говоря, была сложной, - Седрик подал плечами. – В общем, вряд ли мы узнаем правду. Портрета сэра Элдрича не сохранилось.
     - А почему их Тайное место вдруг стало Проклятым? – Габриэль терпеливо ждал.
     - Не поверишь, - Седрик усмехнулся, - сэр Николас их поймал в нем.
     - И что? Убил?
     - Нет, конечно. Как бы тогда сэр Элдрич стал министром магии? – Седрик достал волшебную палочку. – Он их поймал и запретил встречаться. А на следующий день, увёз свою дочь куда-то в Европу. Диссендиум Прима.
     Вновь, как и в первый раз проявился ранее скрытый коридор. А Седрик, шагнув в него, продолжал рассказ.
     - Как по мне, так глупость совершенная, предок всё равно свою любимую потом нашел. – Седрик разочарованно покачал головой. – А проклятым это место стало после. Почти сорок лет спустя, когда сэр Элдрич уже лет пять как умер от драконьей оспы. – Диггори подошел к новой стене. – Диссендиум Секунда.
     Всего несколько шагов и они оба стоят перед большой дверью, запечатанной снежинкой заклинания. Седрик аккуратно выкладывает на ледяной пол почти невесомое перышко.
     - Иниаматус Коньюрос Скамнум.
     - Впечатляет. – Габриэль потрогал ладонью удобный диванчик, покрытый шерстяной тканью, в который превратилось перышко. – У тебя действительно талант в трансфигурации.
     - Садись. Я завершу рассказ. – Седрик уселся первым, продемонстрировав надежность дивана.
     - Так вот, - начал он, едва Габриэль опустился на тёплую поверхность. – Как выяснили основатели Круга Ханны, примерно через сорок лет после первого обнаружения Тайного места Диггори, в нём обосновался некто, про кого сэр Николас говорит «мастер Орион». – Седрик спрятал палочку и как-то скукожился. – Считается, что именно этот Орион и наложил проклятье Льда.
     - Но почему информацию обо всём этом скрыли?
     - Наверное, это обычная практика. – Седрик вновь грустно усмехнулся. – Вспомни со сколькими дурацкими событиями ты столкнулся тут?
     - А что с Ханной? Вы поняли, почему она погибла? – В данный момент Габриэль не очень хотел разбираться с собственным прошлым.
     - Да. Лёд показал, когда я пришел. К этой двери. – Седрик сидел всё такой же покинутый.
     - Но тебе не поверили, так? – Габриэль смотрел на снежинку и обдумывал дальнейшие действия.
     - Не поверили. Хотя со мною были Коппер, Снайд и Джейкоб Сиблинг, увидел события, связанные с Ханной, только я. – Он посмотрел на Габриэля. – Ты не удивился моим словам – тебе тоже Хранилище что-то показало?
     - Ага. Бой трёх учеников против Ледяного Рыцаря. – Габриэль припомнил подробности. – Слизеринец с уклоном в ветер и яды, рыжая гриффиндорка с редукто и кто-то третий, знающий как ставить порталы.
     - Они. – Седрик кивнул. – Коппер был со Слизерина, Снайд – Гриффиндор, А Сиблинг – Когтевран. За три года до этого, почти перед смертью Ханны, старший брат Сиблинга погиб от Проклятого Льда.
     - Я видел. – Габриэль поежился. – Зря он пытался атаковать огнем. – Он посмотрел на хмыкающего Диггори. – Что с Ханной?
     - Ханна вошла в Хранилище. Вместе с Рейпик и еще одной девушкой. – Седрик снова уставился на снежинку, закрывающую дверь. – Кто это третья, я не знаю, не видел её лица. Видел только волосы – блондинка. Именно она открывала Хранилище. – Он встал, засунув руки в карманы мантии, и глухо проговорил. – Ханна сделал ту же ошибку, что и старший Сиблинг – всего лишь применила согревающие чары.
     - Получается, что Рейпик и ни при чем? – Габриэль последовал примеру друга и тоже поднялся. Тем более диван начал промерзать.
     - Да. Только основатели Круга не хотели этого понимать. – Диггори передернул плечами. – Они всё же смогли попасть внутрь, но не обнаружили ничего, кроме сломанной волшебной палочки Ханны.
     - И больше ничего? – Рассказ полностью совпадал с рассказом Уизли, однако Габриэль нашел там немного больше, и очень хотел понять, что именно.
     - Ничего. После этого мы перестали общаться. А очень скоро они все выпустились из Хогвартса. – Он вновь посмотрел на Габриэля. – Что там на самом деле – никто не знает, кроме сэра Николаса, Ри. Может и мастер Орион какой-то, а может что еще. Скажу только последнее – перед тем как полностью прекратить общение с участниками Круга, у меня был разговор с младшим Сиблингом. – Диггори даже выпрямился. – И он сказал дословно «Мы плутали в иллюзии, Седрик. И не видели ничего за нею.»
     - Любопытно. – Габриэль наблюдал, как исчезает тот самый диванчик, потихонечку распадаясь. – Получается, Дамблдор знал про Хранилище, раз его запер и, скорее всего, замёл следы, удалив лишние воспоминания у учеников.
     - Скорее всего, так. – Седрик пожал плечами.
     - Но для чего ты мне всё это рассказал?
     - Две причины. Первая – ты побывал внутри. И я знаю, что ты там был под петрификусом, - Седрика сейчас переполняли эмоции. – Ри, проклятый лед мог убить тебя, но ты как-то спасся. Скорее всего, что-то тебя связало с Хранилищем. Именно тебя. Что-то, что можешь сделать только ты. Это или какой-то дух или… - Он порывисто вздохнул. – В любом случае, это Хранилище, по-сути, единственная тайна нашей семьи. И я хотел бы, чтобы ты про нее знал.
     - А вторая? – Габриэль не стал ждать, когда Седрик наберется смелости, уже догадываясь, к чему ведет его друг. – Правильно я понимаю, что вторая связана с письмом твоих родителей и просьбой о встрече?!
     - Правильно. – Нехотя пробурчал наследник Диггори, встряхнулся, придав себе бравый вид и… - Семья Диггори готова принести Лорду Поттеру-Блэку вассальную клятву.

     Акт V Глава 52
     О том, что он очень устал, Лорд Поттер-Блэк лениво размышлял по дороге в трехступенчатую башню. Устал от этого длинного дня, вместившего в себя события месяца. Устал от каких-то странных, прежде невиданных в его жизни, разговоров. Просто устал.
     А у охранной горгульи, что всегда охраняла вход в кабинет директора, его ждала Нимфмадора Тонкс. И, как отметил пусть и усталый, но всё еще сохраняющий наблюдательность Габриэль, Дора была просто переполнена энергией и желанием действия.
     - Дора. – Габриэль изящно склонил голову в приветствии. – Прекрасно выглядишь.
     - Ты становишься настоящим аристократом и сердцеедом, Ри. – Не осталась без ответа младшая Тонкс. – Лорд Мракс ожидает тебя. – Рука девушки погладила плечо горгульи, заставив ту сдвинуться и открыть вход. Сама же Тонкс осталась внизу, пропустив юношу.
     - Лорд Поттер-Блэк. – Навстречу Габриэлю вышел сам Лорд Мракс. – Рад приветствовать вас в своем кабинете. – Он обвел рукой пространство почти пустой круглой комнаты, как бы приглашая полюбоваться.
     Собственно, любоваться тут можно было только новым письменным столом, шкафами, да всё теми же, весьма знакомыми портретами прежних директоров Хогвартса. Огромное витражное окно сейчас внимания не привлекало, просто по причине того, что за ним уже давно стемнело.
     - А где Фоукс? – Почему-то первым спросил именно про феникса Габриэль.
     - Пока отправлен в кладовую. – Слегка удивленно пожал плечами Лорд Мракс. – А хотите, подарю его вам, Габриэль?
     - Хочу! – Кивнул спокойно и расслабленно юноша.
     - Даже не буду спрашивать, зачем вам феникс Дамблдора, - Лорд Мракс склонил голову к плечу и прикрыл глаза, а затем взмахом палочки подозвав свиток пергамента и волшебное перо, создал сообщение и аппарировал свиток. – Готово. Сейчас доставят. – Он с ожиданием уставился на руки Габриэля.
     - Спасибо. – Габриэль подхватил клетку с фениксом. – Позволите? – Он глазами показал на стол Лорда Мракса.
     - Располагайтесь, Габриэль. – Мортимер с любопытством смотрел на действия ученика.
     А тот, поставив клетку с каким-то тусклым и вялым фениксом, на стол, спокойно и не опасаясь ничего, открыл её и полез во внутренний карман мантии, достав…
     - Кхм, - Лорд Мракс слегка поперхнулся, увидев, как юный лорд выливает на свою ладонь небольшой фиал молока единорога. А вылив – подставляет ладонь прямо под клюв встряхнувшегося Фоукса.
     Сияние феникса усиливалось всё сильнее с каждым новым глотком, что он делал, пока не стало просто обжигающим. В следующее мгновение феникс вспыхнул огненным шаром, и осыпался невесомым пеплом. И, практически сразу, из пепла, что кучкой лежал на дне клетки, раздался тоненький писк птенца…
     - Фоукс не принадлежал Дамблдору, Лорд Мракс, - проговорил Габриэль, поднимая и баюкая птенца в ладонях. – Он свободен в своих желаниях и привязанностях. Свободен всегда. Поэтому удерживать его в клетке…, - Лорд Поттер - Блэк, прижал птенца к груди, извлек свою волшебную палочку и одним движением уничтожил клетку без следа. – нельзя. – Завершил он фразу и повернулся к Мортимеру.
     Курлыкнувший птенец огненной тенью выпорхнул из ладони юноши, сделал круг над его головой, увеличившись в размерах сразу раза в два, и приземлился прямо на плечо юного лорда, потеревшись своим клювом о его щеку.
     - Видите? – Габриэль погладил горлышко волшебного создания, уже приобретшего все черты взрослой птицы, которое в ответ обсыпало его легкими огненными искрами. – Он вполне может сам решать, где и с кем ему быть.
     - Что же, - Лорд Мракс быстро справился с удивлением. – Восхищен вашими действиями, Габриэль. Но я пригласил вас не из-за этого, - короткий взгляд на чистящего, удлиняющиеся прямо на глазах, перышки феникса. – Мне хотелось бы немного обсудить утреннее происшествие.
     - У вас еще остались какие-то вопросы? – Теперь пришла пора удивляться Габриэлю.
     - В целом нет, благодаря вам. – Лорд Мракс очень довольно улыбнулся, словно кот, слопавший миску сметаны. – Вы умудрились за это утро разрешить такую гору моих проблем, что… Габриэль, спрошу прямо, - Он посмотрел в глаза юноши. – как вы планируете разбираться с последствиями ваших действий? Уже придумали какой-то план?
     - Простите, Лорд Мракс, - Габриэль виновато развел руками, - Если честно я не представляю, что за последствия будут. И даже не думал об этом.
     - Хм, напрасно. – Улыбка довольства не сходила с лица Мракса, словно ответ юноши ни капли не расстроил его. – В таком случае, не будете ли вы против моей небольшой помощи вам в этом?
     - Лорд Мракс, вы…
     - Габриэль, прошу. – Лорд Мракс весьма вежливо, с извиняющейся улыбкой опередил Габриэля, - Когда мы с вами наедине, зовите меня Мортимер?!
     - Хорошо, Мортимер. – Габриэль вежливо поклонился. – Так вот, не могли бы вы хотя бы вкратце описать последствия моих, хм, утренних действий?
     - Что же, Габриэль, - Мортимер поклонился в ответ, - Вы всё больше радуете меня своей рассудительностью. Я попытаюсь вам объяснить те последствия, которые уже получены в результате ваших, безусловно, замечательных, действий. – Лорд Мракс заложил руки за спину, и неспешно двинулся к окну.
     - Сначала о верхушке, о том, что видимо и ясно, - Он снова мило улыбнулся. – Альбус Дамблдор арестован, и лишен доступа к магии. Ваш вызов и откат от Договора Судьбы, гарантом которого он был, превратили его в сквиба. Вы же не знали про это? – Он посмотрел на открывшего, от удивления, рот, Габриэля.
      - Нет, - Лорд Поттер - Блэк справился с эмоциями. – Этого я не знал.
     - Я так и думал. – Мортимер кивнул своим мыслям. – Теперь представьте, как отреагирует великое множество волшебников по всему миру, с которыми был дружен или которые имели Долг Магии перед Альбусом Дамблдором, на сообщение, что ученик Хогвартса, по-сути, уничтожил их кумира и надежду? – Лорд Мракс внимательно наблюдал за юным лордом. – И поверьте, Габриэль, таких волшебников не десятки, а сотни. Понимаете глубину проблемы?
     - Далее, - он жестом остановил попытавшегося ответить юношу, - Прошу, дослушайте. Так вот. Начну с более легкого – Лорд Малфой лишился наследника. И пусть Нарцисса Малфой беременна, потеря арестованного Драко – серьезный, почти смертельный удар по Малфоям. И я сразу вам скажу Габриэль, почему – ребенок Нарциссы – девочка. А, поскольку, ваша родственница позволила своему сыну вовлечь себя в Обряд выбора Силы, - Мортимер нахмурился, - то больше детей у нее не будет. Девочка не сможет наследовать Силу Малфоев, а прямых родственников у них нет. Понимаете, к чему я веду? – Он выжидающе посмотрел на бледного Лорда Поттера-Блэка.
     - При потере наследника, в отсутствии прямых потомков либо родственников со стороны главы Рода, - начал цитировать Габриэль слабым голосом, - управление Родом обязан, со всевозможным участием и смирением принять ближайший Владетель Силы по линии супруги… - Завершил он почти шепотом. И тут же вскинулся. – Но, Мортимер, это же…
     - Габриэль! Прошу, - Лорд Мракс успокаивающим жестом ладоней постарался остановить смущенного и дезориентированного юношу. – Пока еще рано, что-либо обсуждать. Готовы слушать далее?
     Габриэлю ничего не оставалось, как кивнуть, в явном бессилии что-либо исправить. Даже юный феникс, взъерошив прическу молодого лорда, не смог придать ему бодрости, а лишь грустно курлыкнул.
     - Поверьте, Габриэль, — это еще легкий случай. Продолжу далее – Гермиона Грейнджер, ваша бывшая «подруга», - Последнее слово он сказал с явной издевкой. – Арестована и в настоящее время ожидает суда. Даже в самом легком варианте – останется изгоем, но скажу сразу – лучше бы её пустили под «отречение магии» и стерли бы память. И от вас зависит – будет ли она побирушкой с урезанными магическими способностями, или станет обычным маглом, на радость её родителям. Да-да, Габриэль, - Он вновь смотрел в глаза юного лорда. – Именно вы на суде будете это решать.
     Внутренне улыбнувшись выдержке всё же не «расклеившегося» от свалившихся проблем, юноши, Мортимер продолжал.
     - Рональд Уизли. Арестован, но с отягчающими. – Он усмехнулся. – умудрился атаковать пришедших его задерживать авроров, навозными бомбами повышенного обьема, представляете?
     - Что? – Габриэль встряхнулся, услышав такое дикое предположение. Он даже смог в этот момент представить, что произошло… – Да он даже и не смог бы их создать.
     - Тем не менее, вы не представляете, сколько усилий пришлось приложить тем же аврорам, чтобы отчистить медицинский корпус от огромного количества навоза. – Лорд открыто смеялся, понимая, что и Габриэлю нужна разрядка. И он добился своего – юноша немного расслабился и улыбнулся.
     - Мортимер, со всем уважением, но Рон никогда до такого бы не додумался. Скорее я готов признать, что это совершили близнецы Уизли. И даже догадываюсь, почему они так поступили. – Габриэль усмехнулся.
     - Не подскажете, почему? – Хозяин кабинета проявил любопытство.
     - Их магазин. Я вложил в него свой выигрыш за Триединый турнир.
     - Ох, тогда ясно. – Лорд Мракс подтверждающее кивнул. – Но в любом случае, для Рональда Уизли всё плохо. Обучение ему не светит, на работу его никто из магов не возьмет. А принадлежность к предателям крови – это приговор. Но выносить его придется вам.
     Он вновь сделал небольшую паузу, дав Габриэлю собраться с мыслями.
     — Это еще не всё? – Габриэль весьма грустно усмехнулся.
     - Габриэль, это только начало. – Мортимер Мракс зеркально ответил своему гостю. – Уже сегодня Корнелиус Фадж подал в отставку, не дожидаясь официальных обвинений с вашей стороны. – Он плотоядно улыбнулся. – Вместе с ним отправлены на заслуженный отдых Долорес Амбридж и некоторые авроры, прежде состоящие в организации, знакомой вам как «Орден Феникса», он же «Орден Дамблдора».
     - Хм, - Лорд Поттер-Блэк начинал приходить в себя. – Я собирался открыть судебное слушание против «Ордена». Похоже, меня решили опередить.
     - Несомненно, Габриэль. В «Ордене» были пусть и идейные, но далеко не глупые люди. Теперь нет их кумира и вдохновителя, которого вы, признаюсь, весьма жестоко уничтожили. – Он вновь аккуратно поклонился Габриэлю. – Поэтому естественно то, что и Грозный Глаз Грюм и Римус Люпин тут же подали в отставку. Они и так были на особом счету у Скримджера, так что… - Он развел руками, показывая, что всё в этом плане решено.
     - Но остальные ответят за свои действия. – Спокойно и уверенно сказал Габриэль.
     - Безусловно, Габриэль. И я вам в этом всячески помогу.
     - Что еще случилось? – Юноша вымученно улыбнулся. – Рассказывайте уж всё.
     - Всё остальное, это муть и пена политической жизни, Габриэль. – Лорд Мракс, наконец отошел от окна, и приблизился к юноше. – Поверьте, - он положил свои ладони на плечи Габриэля и слегка встряхнул его, заставив, сидевшего на плече юноши феникса, сердито зашипеть, – Вам ПОКА, - Выделил голосом последнее слово, - лезть в это не стоит. А в целом, - Лорд Мракс повернулся к портрету директора Блэка, - расширенное заседание Попечительского совета Хогвартса утвердило мое назначение на должность постоянного директора школы.
     - Ох, поздравляю, директор Мракс. – Гарри лукаво улыбнулся. – Теперь вы с лихвой глотнете всех проблем школьной жизни.
     - Габриэль, поверьте, я сумею справиться. – Он усмехнулся. – Вы же верите в меня?
     - Безусловно, Мортимер. Какую дисциплину вы будете читать? – Ехидство молодого лорда явно читалось в голосе.
     - Окклюменцию, Габриэль. И уже после Нового года вы, в обязательном порядке, будете на ней присутствовать. – Не менее ехидно ответил Мракс слегка напрягшемуся юноше.
     - Но она же только с шестнадцати… - Попытался робко возразить Габриэль.
     - Для вас я сделал исключение, Габриэль. – Лорд Мракс вновь повернулся к портретам. – Я не допущу, чтобы совершеннолетний Лорд Поттер - Блэк был не образован хотя бы в одной, требуемой для успешной и счастливой жизни, дисциплине. Кстати, Габриэль – что вы сделали с палочкой Дамблдора?
     - С палочкой? – Вновь слегка сбитый с толку юный лорд, пытался собраться с мыслями. – Да ничего не сделал. – Он достал из кобуры вторую палочку. – Вот она.
     - Хм, что же… - вишневые глаза блеснули странным блеском. – Пожалуй, я позволю себе дать вам совет, Габриэль. – При первой же возможности, отнесите эту палочку Олливандеру и узнайте про нее. Настоятельно вам рекомендую. – По тому, как в этот момент Лорд Мракс смотрел на Габриэля, было четко ясно, что это скорее приказ, нежели рекомендация.
     - Далее, позвольте поинтересоваться, Габриэль. – Внимательный взгляд продолжал держать юношу в некотором напряжении. – До меня дошли слухи, что вы являетесь владельцем некоей, весьма специфической мантии, которая позволяет вам полностью исчезать из ощущаемого мира, это так? Вы можете не отвечать, но я искренне прошу… - Он выжидающе смотрел на озадаченного Габриэля.
     - Да, мантия перешла ко мне от отца. – Он всё же решил ответить, заметив при этом, что Мортимер Мракс весьма расслабился, услышав ответ.
     - Прекрасно. – Лорд Мракс снова улыбался, весьма довольно потирая руки. – В таком случае, позвольте мне преподнести вам дар, Габриэль. – Он подошел к своему новому столу, выдвинул верхний ящик и вынул из него перстень с небольшим тусклозеленым камнем в форме перевернутой четырехугольной пирамиды, украшенной символом глаза.
     - Лорд Поттер - Блэк, - торжественно начал Мортимер Мракс, подходя к Габриэлю, - Я – Лорд Мортимер Мракс, в знак чистых намерений, дружбы и признательности, передаю вам в дар этот перстень.
     Перстень лежал на открытой ладони, но брать его Габриэль не спешил. Где-то внутри его было весьма странное ощущение… узнавания. Словно было в этом свёрнутом в форме змеи перстне что-то такое… Вот Габриэль и рассматривал его, не замечая, как легкая улыбка изгибает губы внимательно следящего за ним Лорда Мракса.
     — Это родовой перстень. – Габриэль всё же взял его. – И явно магический. – Он озадаченно посмотрел на Мортимера.
     - Вы правы, Габриэль. – Лорд Мракс лучился довольством удавшейся жизни. - Когда-то этот перстень был собственностью Лордов Мраксов. Потом, был украден из сокровищницы, а сегодня я нашел его в вещах бывшего директора. Удивительное совпадение, не правда ли?
     - Действительно, но если он принадлежал вашей семье, то…
     - Он уже ваш, Габриэль. И теперь считается перстнем Поттера - Блэка. Кстати, - он с какой-то необычной энергией и озорством развернулся всем телом к Габриэлю. – У него есть весьма интересное магическое свойство. – Голос Мракса стал загадочным. – Но открыть его вы сможете, только окончательно привязав перстень к себе. Рискнете попробовать?
     - А как это сделать? – Этот день был очень длинным и насыщенным, и Габриэль не видел ничего плохого в еще одном маленьком приключении.
     - Всё просто, Габриэль. Вспомните, что для Магии является самым важным? – Он выжидающе смотрел на юношу.
     - Кровь? – Похоже, Габриэль начал понимать суть ритуала.
     - Вы станете по-настоящему мудрым человеком Лорд Поттер - Блэк. – Лорд Мракс отошел на шаг. – Ритуал весьма прост: возьмите палочку, что вы добыли сегодня в бою, сделайте ею небольшую царапину пальца, на котором собираетесь носить этот перстень, и наденьте сам перстень прямо поверх царапины. – Он слегка пожал плечами, показывая, что сложного нет в принципе ничего.
     - А почему именно этой палочкой? – Габриэлю было интересно.
     - Так вы сможете раскрыть и её полный потенциал. – Пояснил спокойно Лорд Мракс.
     - Почему бы и нет, а Фоукс? – Габриэль погладил феникса, достал вторую палочку и выполнил всё, как сказал Мортимер.
     Случайности не случайны, как искренне считал Габриэль. Вот и сейчас, едва капля крови из небольшого разреза коснулась его новой палочки, кровь моментально впиталась в неизвестное пока дерево палочки, а рука немного онемела. Затем, надетое сверху кольцо, которое до этого было гораздо больше по диаметру, резко ужалось. Причем явно было видно, как скручивается тело змеи, плотно облегая палец. А сама змея, сверкнув маленькими изумрудными глазками, выпустила маленький язычок и слизнула новую капельку крови, прокатившуюся по чешуйкам. Тускло засветился символ глаза на перевернутой пирамиде, оживая.
     Габриэлю показалось, что глаз подмигнул и…, вновь вернулся в спокойное состояние. Интересно, заметил ли что-то Лорд Мракс? Он посмотрел на Мортимера.
     - Поздравляю, Габриэль. – Лорд Мракс смотрел на Габриэля весьма странным взглядом. – Похоже, вы приручили и силу кольца и возможности палочки. – Нет-нет, и не просите – Мортимер рассмеялся, увидев жалостно-любопытные нотки во взгляде Габриэля. – Уверен, вам будет куда более интересно самому узнать возможности этих артефактов. Кстати, рекомендую в этот момент быть в мантии. – Он вновь рассмеялся.
     - Что же, Габриэль. Надеюсь, вы согласны со мной в том, чтобы я помог вам разобраться с возможными последствиями? – Он, всё так же улыбаясь, ожидал окончательного решения.
     - Согласен. – Габриэль кивнул. – Но прошу всё же по возможности ставить меня в известность. Он вновь задумчиво погладил феникса.
     - Безусловно, Габриэль. – Лорд Мракс вновь повернулся к портретам. – У нас осталось два небольших дела, но, как мне кажется, они могут потерпеть. Уверен, вы устали, и я прошу вас как следует отдохнуть.
     - Спасибо, Мортимер. – Лорд Поттер-Блэк устало покачнулся, а Фоукс встревожено застрекотал, и… пропал. – Я действительно сильно устал. Доброй ночи.
     - Доброй ночи, Габриэль. – Мортимер постарался ничем не выдать своего изумления от пропажи феникса. - Нимфадора вам поможет добраться до гостиной Гриффиндора.
     Габриэля, пересекшего порог кабинета директора, подхватила под локоть дожидавшаяся его Дора. Поначалу попробовавший отодвинуться юноша, всё же уступил настойчивой помощи, со смущением ощущая, что сил у него становится всё меньше, и он банально засыпает.
     Впрочем, дойти сам до Полной Дамы он сумел, как и сумел назвать правильный пароль, ввалившись в гостиную факультета. Пройти вместе с ним Тонкс не смогла. А в самой гостиной, на какую-то странную удачу для Габриэля, сидел Невилл, читая свою любимую «Прикладную Гербологию».
     - Ри, ты чего? – Невилл подхватил шатающегося Габриэля, не обращая внимания на взгляды гриффиндорцев. – Всё в порядке?
     - Да, Нев, - Габриэль зевнул так сильно, что мышцы заболели. – Устал дико, вырубаюсь на ходу. – Смог с трудом пробормотать он. – Извини, похоже посидеть не получится. – Голос Габриэля был почти не слышен.
     - Так, пошли уже. – Невилл потащил друга в мужскую спальню, не обращая внимания на разгоревшийся в гостиной спор на тему «Отчего Поттера так плющит?».
     Причем спор был интересный, где, как ни странно, обвиняющей стороной были девчонки, во главе с Лавандой Браун, шепотом утверждавшие, что Поттер напился вместе с Диггори – «уж они всё видели сами и точно знают!», а защищали Габриэля Дин Томас и Симус Финниган, доказывающие, что «Поттер просто перенервничал после утреннего» и, вообще «Он совершеннолетний, вот и пусть делает, что хочет».
            Сразу после ухода Лорда Поттера - Блэка, в кабинете директора Хогвартса.
     Давно, очень давно Лорд Мракс не чувствовал себя так хорошо.
     - Господа, - Он обратился к внимательно молчавшим всю беседу с Габриэлем, портретам, - Вам понравилось, как всё прошло?
     — Это было весьма умело, Лорд Мракс. – Оценил действия Мортимера предок Блэков. – Аплодирую вам. – К аплодисментам присоединились все бывшие директора.
     - Благодарю вас. – Лорд Мракс глубоко поклонился с чувством выполненного долга. – Всё прошло замечательно. Что же, - он в состоянии глубокой задумчивости, размышляя вслух, вернулся к своему столу. – Думаю, со следующего учебного года стоит открыть еще несколько специальных дисциплин – нам нужно подготовить полноценного Повелителя Смерти., чтобы открыть новый факультет.
     - Лорд Мракс, есть небольшое уточнение. – Голос, раздавшийся почти из под самого потолка кабинета, и заставивший вздрогнуть, был Мортимеру не знаком. Как и сам изображенный.
     - Кто вы? – Заклинание, сорвавшееся с палочки Мортимера, мягко подхватило небольшой, очень пыльный, десятидюймовый портрет весьма молодого мужчины, одетого в простую монашескую рясу, и поднесло к столу. – Вы никогда ранее не проявлялись на портрете.
     — Это так. – Монах, с удивительно прозрачными глазами, легко и непринужденно улыбнулся. – Просто не было повода проявиться. Юстиний Август Октиниан. – Представился он. – Ординарий Англиканской церкви, Примас Трибунала и директор школы магического развития Хогвартс.
     - Инкизитор? – Лорд Мракс был шокирован. – Каким ветром вас сюда занесло?
     - Преступник против Веры и Магии. И он, та причина, по которой я проявился. – Странный монах-инквизитор все также тепло, по-отечески, улыбался с портрета.
     - Поясните, примас Юстиний. Что за повод и преступник?
     - Преступника зовут Эрнандо дель Пульгар де Торквемада. Маг и еретик. Вам он, скорее всего, известен как «Ледяной Дракон».
     - Родственник Великого Инквизитора? – Удивление Мортимера всё возрастало. Он помнил про Великий Холод, что на три года окутал Англию в середине шестнадцатого века.
     - Внук. Именно за ним я был отправлен в Англию. – впервые в голосе монаха промелькнуло что-то типа гнева. – Именно его я искал более десяти лет.
     - И не нашли. – Почти злорадно проворчал Мортимер.
     - Нашел. – Спокойно возразил инквизитор. – И даже смог уничтожить. Но…, оказалось всё не так просто.
     - А каков повод вашего проявления на портрете, примас Юстиний? – Лорду Мраксу очень хотелось сделать что-то эдакое…, сильное и разрушительное.
     - Ледяной Дракон вернулся, Лорд Мракс.
     - Что? – Снова Мортимер терял спокойствие. – Когда и как?
     - Об этом вам лучше спросить Лорда Поттера-Блэка. На нем печать дыхания Ледяного Дракона. – Монах почти весело подмигнул Лорду Мраксу. – А заодно поинтересуйтесь Истинной Смертью, которой владеет сам Дракон.

     Акт VI Глава 53
     Могучий Лев издал грозный горловой рык и постепенно разгоняясь, помчался к виднеющимся вдалеке горам. Почему именно туда? Он не осознавал, просто знал, что там, в далёких и покрытых снегами, горах – ответ на очень важный для него вопрос.
     Лев бежал, чувствую энергию своего могучего тела. Бежал без устали по разогретой солнцем саванне. Бежал туда, где уже виднелась странная дымка над тёмной полосой. Бежал, и никто из зверей не решался заступить ему дорогу.
     А полоса была всё ближе. И уже было понятно, что это не просто полоса, а самое настоящее болото, поросшее мелким и, каким-то, изуродованным, неправильным лесом. Лев чувствовал гниль и разложение, что ждали его впереди, но не сворачивал. А наоборот, добавлял силы в свои мощные лапы, мощнейшим рёвом оповещая, что победа все равно будет за ним.
     Последний шаг по наполненной солнцем земле, рывок вперёд…
     Быстрый змей упруго скользил между наполненными гнилой водой буграми перепрелой травы. Скользил, зная, что всё равно проберется туда, к сейчас скрытым проклятым лесом, горам.
     Движения его были выверены и настолько гармоничны, что сама вода пыталась расступиться перед ним. А уж если кто-то из изуродованных проклятьем созданий пытался встать на его пути – змей не останавливался. Уж если все встречные не видят роскошный гребень на его голове и не понимают, кто он – достаточно его мимолетного взгляда, и они застынут камнем навеки, отдав ему свои силы.
     А змей рвется вперед, и уже видны плотные заросли кустарника, что рассыпаются прахом под его ненавидящим взглядом, а за ними – открытая степь, с мелкими группками деревьев, что тянется до тех самых гор. И змей стремительной иглой прокалывает разделяющую проклятое болото и зеленую степь, границу.
     Грациозный единорог ускоряется и летит, словно белая молния. Ведь до гор остается всего лишь несколько мгновений пути. Сам ветер, повинуясь его воле, подталкивает его. А рог, сияющий светом Истинной магии, разрубает пространство, облегчая и без того быстрое пробуждение.
     Никто на свете не встанет на пути у гневного единорога, только само пространство и время могут ему помешать. Но сейчас – они на его стороне. И единственной мыслью, что посещает разгоряченный мозг волшебного существа – как добраться до вершины, что приближается с огромной скоростью и уже нависает над равниной.
     Но вдруг единорог видит препятствие – неужели младшие разумные, что обитают тут, посмели построить эту стену, стараясь помешать ему? В любом случае – для него это не важно. Опущенный вниз рог вспарывает преграду, полностью уничтожая.
     Сияющий ледяной дракон мощно взмахнул крыльями и, всё набирая скорость, помчался ввысь. Туда, где он уже видел цель своего долгого путешествия. Цель, что сияла первородным, бесконечно прозрачным льдом. И дракон запел песню торжества – ведь он почти нашёл! Он почти…
     Внезапно огромный огненный феникс, упавший из прежде пустого неба, сбил дракона на скалы, обняв его плотным коконом огня. И дракон упал, в шаге от цели, ломая кости и сгорая в неумолимом пламени…
     Габриэль резко проснулся, с трудом выныривая из грез сна. Была ночь, как ни странно – ясная. Так что очень хорошо было видно Фоукса, сидевшего в изголовье, слегка курлыкавшего и легко поглаживающего волосы юноши крылом. Увидев, что Габриэль проснулся, феникс слегка встопорщил пёрышки и замер на спинке кровати.
     - Спасибо, Фоукс, - Габриэль провел рукой по лицу, прогоняя остатки сновидения. – Если бы ты знал, что мне снилось? – Юноша тяжело вздохнул, однако в тот же миг услышал весьма довольное курлыканье. Феникс вытянул шею вверх и раздвинул крылья, словно закрывая всего юношу от чего-то.
     Весьма смелая мысль вползла в еще спящий мозг. И такое вполне могло быть, учитывая даже только ту информацию, что знал о фениксах Габриэль.
     - Хм, хотел бы я знать, что там, на вершине. – Проговорил шепотом юный лорд, внимательно глядя на Фоукса. И тот не замедлил отреагировать – заворчал и заёрзал, пуская недовольные искры. – Ты считаешь, я еще не готов это узнать?
     И вновь феникс отреагировал, аккуратно курлыкнув, а затем – спрятал голову под крыло, всем своим видом показывая, что будет спать, и нечего ему мешать со всякими непонятными разговорами.
     - Добрых снов, Фоукс. – Габриэль и сам улегся, быстро и спокойно засыпая. И лишь только одна мысль пронеслась в его голове перед самым небытием – почему упоминание о стеклянной стрекозе на её попе, так испугало и возмутило Риту Скитер?

     Учёба шла своим чередом – и это было прекрасно. И вторник, и утро среды прошли для Габриэля под знаком знаний, неторопливых бесед с друзьями за чашкой чая, простого общения, перемежаемого редкими минутами почти одиночества. Почему почти? Потому, что Габриэля везде сопровождал Фоукс. Правда, проявлялся рядом он только в комнате юношей, и когда его никто не мог увидеть. Всё остальное время Габриэль просто чувствовал его незримое присутствие.
     Необычного было немного, и всё оно было очень личным для молодого лорда. К примеру, Лев знакомился со змейкой перстня, подсунув коготь прямо к кольцу. Змейка сначала немного пошипела, но затем быстро успокоилась. А сам перстень никто не видел – Габриэль даже специально проверил. Но так было даже лучше – никто не спрашивал, так что и не надо было объяснять. Хотя то, что в отличие от перстней Лорда, данный перстень не исчезал по желанию юноши, всё же было несколько неудобно, ибо Габриэль не очень любил украшения.
     Фоукса Лев принял вообще сразу, ибо пока Габриэль был в кабинете директора и обсуждал всякое разное – юный феникс умудрился капнуть прямо на край татуировки Льва свою слезу. К чему это приведет, Габриэль не знал, но дал себе зарок рассказать об этом Сабрине.
     В среду, едва завершился урок трансфигурации, Габриэль, предупредив Невилла, что, скорее всего вернется сегодня поздно, отбыл в Гринготтс, получив перед этим весьма весёлое наставление:
     - Главное, чтобы твое возвращение не было таким же, как в прошлый раз! – Хлопнул его легонько по плечу Невилл, и ушел в чайный клуб.
     «- Всё же не очень удобно каждый раз для перемещения куда-то, долго идти до границ замка», - думал Габриэль, аппарируя.
     Послеобеденное время, среда, ноябрь 1995 года, Гринготтс.
     - Мастер Хватозлат, мастер Блодарк, мистер Кент - Габриэль поприветствовал двух своих поверенных и адвоката, и повернулся к третьему мастеру, что находился здесь же, – а вы?
     - Мастер Даркарут, лорд Поттер-Блэк, - гоблин поклонился юноше. – Поверенный рода Лестрейнджей.
     - Приветствую, мастер Даркарут. Рад знакомству. – Габриэль мягко улыбнулся. – Как я понимаю, у вас какое-то важное дело ко мне, мастер. Однако, - он мягко повел ладонью, останавливая уже было вознамерившегося объяснить суть дела, Даркарута, - денежные вопросы не терпят суеты! – Важные кивки голов гоблинов подтвердили его высказывание. – А поскольку совместно с Вашей просьбой ко мне поступила официальная просьба приватного разговора, предлагаю нам всем немного отложить беседу, и, едва я завершу встречу с семьей Диггори, всерьез обсудить нужные вопросы.
     - Мы согласны Лорд Поттер-Блэк. – Хватозлат ответил за всех. – Мы подготовили всё для вашей встречи и готовы проводить вас вместе с вашим питомцем.
     - Благодарю вас, мастер. Мастера, - Габриэль обвел глазами всех трёх знатоков денежного обращения, - я вас ненадолго покину. Мистер Кент, вы готовы?
     - Конечно, милорд. – Шеймус Кент поднялся и застыл в ожидании.
     Умение гоблинов Гринготтса обеспечивать конфиденциальность всегда вызывало уважение у Габриэля. И в этот раз, едва из переговорной комнаты вышли мастера, а вместо них появились Диггори всем составом, у юного лорда появилось ощущение эдакой своеобразной защищенности и уверенности в успехе.
     - Мистер и миссис Диггори, - Габриэль стоя приветствовал родителей Седрика, - приятно видеть вас здоровыми и счастливыми. – Он подмигнул Седрику, который стоял позади родителей. – Хочу представить вам адвоката Рода Поттеров - Блэков Шеймуса Кента. – Габриэль повел ладонью в направлении замершего статуэткой адвоката. – Итак, вы хотели беседы со мной?
     - Лорд Поттер - Блэк, - как ни странно первой начала разговор миссис Диггори, - я хотела бы лично выразить вам свою благодарность за спасение моего сына. – Она присела в глубоком реверансе. – Я подтверждаю Долг Жизни нашей семьи.
     - Алисия, я вас услышал, – Габриэль, сделал шаг навстречу женщине и аккуратно поднял её, придерживая за руки. – В свою очередь прошу у вас прощения за то, что рассказал о Седрике так поздно. – Он слегка сжал свои ладони и отошел на шаг назад. – Мистер Диггори, ваш сын рассказал мне о сути вашей общей просьбы. Вы подтверждаете его слова?
     - Да, Лорд Поттер - Блэк, я подтверждаю сказанное Седриком. – Амос Диггори выступил слегка вперед. – Семья Диггори готова стать вашими вассалами, милорд.
     - Я услышал вас. – На плече Габриэля проявился Фоукс, на присутствие которого юноша попросил специального разрешения у гоблинов Гринготтса, - А мой друг подтвердил искренность вашего желания. – Феникс курлыкнул и потерся о щеку юноши. – Вас что-то удивляет Амос? – Габриэль искренне улыбался, глядя в огромные, изумленные глаза старшего Диггори.
     Впрочем, и миссис Диггори с сыном не отставали от супруга, пораженно уставившись на чистящего перышки феникса. И если Седрик постепенно понимал, почему так могло произойти, то вот его родители…
     - Но, это же… - Амос Диггори не находил слов.
     - Феникс? – Габриэль погладил горлышко Фоукса. – Вы правы. Как я понимаю, вы являетесь ведущим специалистом отдела регулирования магических популяций и контроля над ними Министерства Магии Англии? – Юноша дождался судорожного кивка старшего Диггори. – Скажите Амос, насколько хорошо вы знакомы с поведением единорогов, гиппогрифов, фениксов и других разумных магических созданий?
     - Кхм, - Амос Диггори перевел неверящий и непонимающий взгляд на лицо Габриэля, - Милорд?
     - Поскольку вы изъявили желание войти в мой род и работать на меня, Амос, вам придется заниматься моими магическими друзьями. – Габриэль спокойно повернулся к адвокату. – Мистер Кент, прошу к субботе подготовить предварительный контракт на имя Амоса Диггори. Должность - личный магзоолог Лорда Поттера - Блэка. Время окончания – канун Йоля. Далее, - юноша снова повернулся с застывшим в своеобразном шоке Диггори. – Леди Алисия, насколько я помню, вы - урожденная Гамп?
     - Да, милорд. – Супруга Амоса гораздо быстрее пришла в себя.
     — Доставать еду из воздуха не может никто. Еда — это одно из пяти принципиальных исключений из закона элементарных трансфигураций Гампа. – Очень серьезно процитировал Габриэль, вызвав смешок у Седрика. – И способности в трансфигурации Седрик унаследовал от вас. – А поскольку подтверждать это утверждение не требовалось, Габриэль продолжил, вновь обращаясь к мистеру Кенту. - Мистер Кент, также к субботе, предварительный контракт на имя Алисия Диггори Гамп. Должность – личный исследователь сложных и предельных трансфигурационных процессов Лорда Поттера - Блэка. Время окончания – канун Йоля.
     Габриэль полюбовался движениями самопишущего пера Шеймуса Кента, и вновь развернулся в семье Диггори.
     - Амос, Алисия, Седрик – прошу принять мое приглашение и посетить Поттер - Холл в ближайшую субботу в полдень. – Габриэль легко поклонился слушавшим его.
     - Благодарю, Лорд Поттер - Блэк. – Показалось Габриэлю или нет, но в глазах говорившего Амоса Диггори были слезы. – Мы обязательно будем.
     - А что со мной? – Услышав, как слегка жалобно прозвучало восклицание Седрика, Габриэль просто непроизвольно улыбнулся.
     - А для вас, мистер Диггори, у меня будет отдельное и очень важное задание, которое вы получите в самое ближайшее время. – Габриэль вновь подмигнул Седрику. – На этом прошу меня извинить. Всего доброго и до встречи.
     А едва Диггори покинули кабинет, юный лорд рухнул в кресло и глухо пробормотал.
     — Вот за что мне это, а? – Впрочем, его услышал мистер Кент.
     - Если позволите высказать мнение, милорд, то ситуация, наоборот, очень хорошая. Вам нужны вассалы и младшие рода. Без них вы не сможете развивать свою семью.
     - Да-да, я и сам понимаю это. – Габриэль потер руками лицо. – Просто как-то много событий сразу. – Он вздохнул. – Мистер Кент вы сможете мне к вечеру четверга подготовить полное досье на всех Диггори и Род Гампов?
     - Я сделаю, милорд.
     - И еще, по - возможности, займитесь поиском жилья для моих будущих вассалов. Все мои люди должны быть под рукой, поэтому поищите, пожалуйста, им дом в Годриковой Лощине. Да и в целом, - Габриэль сделал эдакое непонятное движение ладонью, - если будет какая-то недвижимость там, рассмотрите возможность аккуратной покупки «на будущее». – Юноша тяжело вздохнул. – А теперь займемся беседой с нашими мастерами.
     Едва Габриэль коснулся рукоятки на двери, все три мастера поспешили встать. А феникс – исчезнуть из видимого мира.
     - Уважаемые мастера, я готов к обсуждению. – Габриэль вновь короткими поклонами приветствовал поверенных родов, оставшись стоять.
     Похоже, хитрые мастера уже отработали свои роли, потому, как и Хватозлат и Блодарк спокойно уселись в кресла, что стояли по центру их общего офиса – зала, а вот Даркарут вышел вперед и остановился прямо перед Габриэлем.
     - Лорд Поттер - Блэк, прошу выслушать моё сообщение. – Он внимательно разглядывал лицо юного лорда. – Как вы наверняка слышали, некоторое время назад, пришло сообщение о смерти всех представителей рода Лестрейнджей в Азкабане. – Габриэль кивнул, подтверждая. – Однако, после этого, кольца Лорда, супруги Лорда и наследника в хранилище колец не возвращались. – Поверенный замолчал, а Габриэль весьма удивленно заметил.
     - Но ведь они должны были вернуться, в противном случае – все Лестрейнджи живы?
     - Именно так, Лорд Поттер-Блэк. – Даркарут усмехнулся. – Более того, спустя два дня после официального объявления о смерти, со мной связался глава Рода Рудольфус Лестрейндж с просьбой о встрече. Как вы понимаете, встреча состоялась. – Он снова замолчал.
     А Габриэль не стал ничего спрашивать, понимая, что ему всё равно сейчас всё объяснят. Пока же – он находился в совершенном непонимании, что от него хотят, поэтому спокойно смотрел на Даркарута.
     - По итогам встречи мне было передано письмо для вас, Лорд Поттер - Блэк. Прошу с ним ознакомиться. – Гоблин протянул Габриэлю свиток, перевязанный бело-голубой лентой.
     - Смиренная просьба? – Габриэль вновь удивленно взглянул на поверенного Лестрейнджей.
     - Прошу ознакомиться, Лорд Поттер-Блэк. Письмо проверено и утверждено мастерами Хватозлатом и Блодарком. – Мастер Даркарут поклонился и сделал шаг назад.
     А Габриэль уже разворачивал весьма странное послание…

     Шеймус Кент очень любил свою работу. Более того, он находил в ней особое удовольствие, которого не давало ему ничего другое в его жизни. Истинное призвание! Но кроме работы, самому знаменитому адвокату магического мира, нравилось изучать людей. Тех нанимателей, которым хватало сил и средств воспользоваться его услугами. И только тех. Он вообще не любил людей слабых.
     Став адвокатом семьи Лорда Поттера-Блэка, Шеймус всё чаще стал себя ловить на мысли, что его нынешний наниматель не просто сильный маг и умный человек, а еще и тот, про которого говорят «Удача сопровождает его».
     Вот и сегодня, этому юноше не просто повезло, а удивительно повезло почти просто так заполучить семью отличных специалистов, а значит, пусть юный лорд пока и не понимает, серьезно усилить свой род не простыми магами, а чистокровной семьей.
     Но вот именно сейчас, Шеймус Кент, со свойственным ему спокойствием наблюдавший за тем, как Лорд Поттер-Блэк читает переданное ему письмо с просьбой главы рода Лестрейнджей, был особо удивлен, ибо такое поведение юноши видел впервые.
     Почти всегда собранный и контролирующий эмоции Лорд Поттер-Блэк, по мере прочтения письма сначала побледнел, потом явственно заскрипел зубами, а затем, словно вспомнив что-то и взяв себя в руки – вымученно улыбнулся, аккуратно свернул пергамент и не глядя, передал ее самому Шеймусу.
     - Мистер Кент, - голос лорда слегка подрагивал, - прошу подробно изучить данный документ и к вечеру пятницы прислать мне письменные рекомендации по данному вопросу. – Мастер Даркарут, - Габриэль повернулся к ожидающему гоблину. – Я принимаю просьбу главы рода Лестрейнджей. Ответ будет дан мною лично главе Рода, в присутствии его супруги и наследника в это воскресенье в полдень.
     Лорд Поттер-Блэк порывисто вскочил, однако не стал прощаться и уходить, а обратился к мастеру Хватозлату.
      - Мастер Хватозлат, прошу подготовить документы на перечисление суммы в двадцать пять тысяч галеонов Рубеусу Хагриду, леснику Польского Заповедника. – Он жестом остановил подскочившего от такой огромной суммы поверенного. – Прошу, мастер. В назначении платежа необходимо указать, дословно, «за продажу артефактов и расходных материалов». Также, прошу проконтролировать полноту и чистоту прохождения сделки.
     - Всё будет сделано, лорд Поттер-Блэк. Когда вы планируете заверить сделку?
     - В воскресенье. Я прибуду чуть раньше для обсуждения с вами финансовых дел. – Габриэль повернулся к поверенному Блэков. – Мастер Блодарк, вас также прошу присутствовать.
     Замерев на мгновение, и что-то обдумав, Лорд Поттер - Блэк закончил встречу.
     - Мастера, - он признательно склонил голову. – Благодарю за уделенное время и помощь. – И выслушав ответные пожелания, вышел в холл второго этажа.
     - Мистер Кент, жду ваших сообщений.
     - Всего доброго, милорд. – Шеймус с любопытством смотрел в спину удаляющегося лорда. Просьбу Лестрейнджей он читать пока не стал, но сам для себя добавил пару мысленных плюсиков в оценку нанимателя.

     Габриэля трясло, его бил реальный озноб после прочтения этой самой просьбы. И, самое главное – не удавалось успокоиться. Мысли так и бились в голове, порождая несильную, но весьма мерзкую боль.
     Юному лорду был нужен совет, причем срочно. Первой мыслью было обратиться к наставникам. И, возможно, это было бы самым правильным выбором, если бы не одно, но – из поместья Габриэль бы выбраться не смог. Просто не захотел бы. А значит – возвращаться сейчас именно туда – ошибка. А обсуждать подобное по сквозному зеркалу – нет уж.
     Сириус? Вряд ли. Еще большая ошибка. Потому как он, услышав о том, что прочитал Габриэль, наверняка бы взбесился. Уж что-что, а с тётушкой Беллой у Сириуса отношения не ладились давно.
     Но совет был очень нужен, и это терзало Габриэля. При этом самое гадкое, что с единственным настоящим другом об этом говорить вообще было нельзя. Пока, в этой ситуации, Невилл бы не понял и, наверняка, сорвался бы.
     «- Что же делать?» - Габриэль стоял на стылом осеннем ветру и лихорадочно пытался сообразить, что будет правильным.
     «- А хотя…, он даже усмехнулся своей мысли. Кое кто сам предлагал разрешать мои проблемы.» - Слегка пришедший в себя юноша аппарировал ко входу в Хогвартс. И, идя быстрым шагом к дверям замка, продолжил свою мысль.
     «- Готов спорить на Распределяющую шляпу, что всё это придумал и реализовал именно он!»
     Дойти спокойно удалось до самой Трёхступенчатой башни. А вот там, Габриэля, как обычно, встретила каменная горгулья. Впрочем, на этот раз Лорд Поттер-Блэк решил не утруждать себя поиском или подбором пароля, а достал свою палочку – трофей и, приставив её прямо к носу горгульи, дал той выбор.
     - Или открывай проход, или это последняя минута твоей жизни.
     Почему-то горгулья выбрала первый вариант, почти сразу начав открывать проход в кабинет директора.
     - Лорд Поттер - Блэк, разрушать имущество школы не слишком хорошая идея. – Навстречу входящему Габриэлю из-за стола поднялся Лорд Мракс. – На будущее, запомните, что вам разрешен свободный доступ. Достаточно коснуться горгульи рукой. – Он строго посмотрел на юного лорда, ожидая объяснений визита.
     - Мортимер, приношу свои извинения таким весьма наглым визитом. – Габриэль покосился на притихшие портреты. – Но я только что был на официальной встрече с поверенным рода Лестрейнджей. – Он посмотрел прямо в вишневые глаза. – Скажите, вам известно о содержании просьбы Рудольфуса Лестрейнджа?
     - Конечно, Габриэль. – Лорд Мракс не стал отрицать очевидного. – Более того, первоначально именно я предложил примерно такой выход для семьи вашей тетушки. – Он повел ладонью, приглашая Габриэля присесть в проявившееся гостевое кресло. – А уже потом, это предложение дооформили ваши весьма, хм, своеобразные мастера в Гринготтсе. – Он фыркнул.
     Движение волшебной палочки, легкий хлопок – и перед Габриэлем появился небольшой полностью сервированный чайный столик.
     - Вам нужно согреться и немного успокоиться, Габриэль. – Мортимер присел в кресло напротив. – Разговор достаточно долгий. – Он взял свою чашку дымящегося ароматным паром чая. – И да, тут только чай. – Он слегка улыбнулся. – Никаких эликсиров.
     Габриэль принял предложение и аккуратно попробовал чай. Лев не реагировал, да и вряд ли бы стал Лорд Мракс что-то добавлять по примеру Дамблдора. Сделав несколько глотков, юноша действительно почувствовал расслабляющее тепло внутри.
     В этот момент кто-то аккуратно потрогал Габриэля за локоть. Юноша, искоса следящий за хозяином кабинета, успел заметить, как расширились внимательные вишневые глаза. А у локтя самого лорда Поттера-Блэка, проявился один из домовых Хогвартса, требовательно теребящий ткань куртки.
     - А-м, Хитрюга? – Габриэль, ставя чашку чая на столик, постарался быстро вспомнить имена домовых. И, судя по тому, что домовой закивал головой, он вспомнил правильно. – Что случилось?
     - Лорд Поттер - Блэк, мы нашли. Вот. – На маленькой ладошке домового лежал небольшой, примерно с ладонь самого Габриэля, тонкий почти квадратной формы футляр. – Наследие Блэков. – Пояснил Хитрюга, едва юноша взял предмет, накрыв второй ладонью голову домового и даря энергию. А потом домовой исчез, бросив аккуратный взгляд на директора школы.
     - Спасибо, Хитрюга. – Уже в пустоту сказал улыбнувшийся Габриэль, прекрасно зная, что его слова услышали.
     - Габриэль, вы подкупили школьных домовых? – Тон Лорда Мракса был серьезным, а вот смеющиеся глаза выдавали.
     - Нет, Мортимер, - юный лорд вновь поднял свою чашку, спрятав принесенный домовым предмет во внутренний карман. – Я просто попросил их.
     - Дайте угадаю - искать в Хогвартсе предметы, принадлежащие вашему семейству и возвращать их вам?!
     - Именно. – Габриэль отсалютовал своей чашкой.
     - В принципе не возражаю, но прошу уточнить – а зачем вы сделали домовых частью вашего семейства? – Мортимер Мракс допил чай и поставил чашку на столик, ожидая ответа весьма удивившегося собеседника.
     - Мортимер? – Габриэль был реально удивлен и ожидал пояснений.
     - Габриэль, - Лорд Мракс как-то тяжело вздохнул. – Вы один из тех редких магов, что способны передавать энергию другим существам просто так, по своему желанию – это явные способности целителя. – Он откинулся на спинку кресла. – Вы были способны на это с рождения. А уж теперь, когда в вас пробудился дар парселтанга… – Мортимер задумчиво посмотрел на юношу. – Но не обижайтесь, вы всё еще очень мало знаете об окружающем нас мире. К примеру, - Он азартно наклонился вперед, - на моих глазах вы передали домовому солидный объем энергии, как вы считаете, что произошло в этот момент?
     - Э…, - Габриэль немного растерялся. – Я просто поблагодарил его.
     - Ох, - Лорд Мракс рассмеялся. – Габриэль, вспомните, как можно освободить или привязать домового эльфа? Вы же изучали это.
     - Надо подарить ему что-то. – Габриэль вспомнил уроки по магическим существам и расам. – Либо одежду, либо что-то, что важно для самого домового. – По мере того, как он вспоминал, некое осознание ситуации наполняло его сознание.
     А Лорд Мракс продолжал улыбаться.
     - Поняли теперь? Домовые, как ни странно, не стремятся к свободе, Габриэль. Кто бы вам что не говорил. Они стремятся служить, ибо только рядом с хозяином они могут получать то, что поддерживает в них жизнь… - Мортимер замолчал, предлагая Габриэлю самому завершить фразу.
     - Силу?! – Удивление внутри юноши сменилось растерянностью.
     - Что же, раз вы поняли теперь, что Хогвартс стал филиалом Блэк-манора, - Мортимер Мракс поудобнее устроился в кресле. – Командуйте. – Он повел ладонью в направлении чайного столика.
     - Э, Хитрюга, - Неуверенно начал Габриэль, - Убери столик, пожалуйста. – Легкий хлопок воздуха и столик, вместе со всем стоящим на нем, аккуратно исчез. – Но, Мортимер, что это значит? – Юноша продолжал находиться в растерянной задумчивости.
     — Это значит, мой юный друг, - Сейчас Лорд Мракс внезапно стал серьезным, - что в том случае, если в Хогвартсе не будет учиться хотя бы один представитель семьи Блэк – домовые либо погибнут, либо будут обязаны уйти с Блэками. И вы сейчас взяли на себя ответственность за это.
     Теперь уже настала очередь Габриэля откидываться в кресле, закрывать глаза и едва слышно простонать. А Мортимер Мракс, снова улыбнувшись, обратился в пустоту комнаты.
     - И, да, Хитрюга – организуй, пожалуйста, угощение из огненных орехов для Фоукса. Думаю, это послужит достаточным извинением за то, что вы все сделали с ним в понедельник. – И новая улыбка, едва услышал затихающее довольное курлыканье феникса.
     - Но, вы же пришли не для того, чтобы говорить про домовых, - Голос директора просто излучал довольство и язвительность. – Так вот, чтобы прояснить ситуацию с Лестрейнджами и просьбой Рудольфуса, позвольте прочитать небольшую лекцию по ближайшей истории. – Мортимер Мракс взглянул на притихшего Габриэля и спокойно продолжил.
     - Вы наверняка слышали про волшебника, известного всему магическому миру под именем Геллерт Грин-де-Вальд?! Родился в конце девятнадцатого века. Великий темный маг, учившийся в Дурмстранге. Кстати, именно там он загорелся идеей собрать некие Дары Смерти, - В этот момент Габриэлю почудилось, что Лорд Мракс как-то очень «плотоядно» посмотрел на самого Габриэля. – и стать Повелителем Смерти. Так вот, в один прекрасный момент, ведомый своей идеей, юный Геллерт прибывает в Годрикову Лощину, ведь именно там живет известнейший на то время историк и эксперт по портальной магии Батильда Бэгшот, по весьма своеобразному стечению обстоятельств, являющаяся еще и его бабушкой. – Лорд Мракс сделал небольшую паузу, изучая лицо сидящего перед ним юноши.
     А тот начинал себя чувствовать как-то странно. Словно история, что рассказывал Мортимер, трогала какие-то потаенные чувства внутри него, заставляя дрожать в нетерпении.
     - Габриэль, в нашем сегодняшнем разговоре будет много нюансов, чрезвычайно важных для вашей дальнейшей жизни, поэтому позволите создать напоминающий свиток? – Лорд Мракс подозвал колдоперо и свиток и ожидающе посмотрел на юношу.
     - Буду признателен, Мортимер. – Сейчас Габриэль был согласен почти на всё, лишь бы рассказ продолжился.
     - Итак, - Лорд Мракс запустил перо и вновь расположился с удобством в кресле. – Геллерт прибывает к своей бабушке, которая является прямым потомком Игнотуса Певерела, Хранителя Дара Смерти. – Перо активно записывало события. – а также прабабушкой некоей Дореи Поттер, в девичестве Блэк. – Мортимер с легкой улыбкой наблюдал за тем, как подскочил при этих словах, Габриэль. – Но это будущее, а в тот момент, в канун Йоля тысяча восемьсот девяносто девятого года, юный Геллерт, прибывший к бабушке с одной только целью – узнать, где именно находится мантия – невидимка, - и вновь юный лорд вздрагивает, - когда-то принадлежащая Игнотусу, знакомится со своим ровесником, неким Альбусом Дамблдором. Который, как ни странно, проживал в той же Годриковой Лощине, вместе со своей матерью Кендрой, братом Аберфортом и сестрой Адрианой.
     Мортимер Мракс сделал небольшую паузу в разговоре и улыбнувшись спросил.
     - Вам интересно, Габриэль?
     - Очень! – С необычным жаром ответил юноша. А что ему еще оставалось говорить? Он, живя в той самой Годриковой Лощине, даже и не знал про все события, что там происходили. К тому же, в его мозгу сразу же формировались множество мыслей о посещении своих соседей на ближайших каникулах и вообще исследовании окрестностей.
     - Я рад этому и продолжу. Не буду останавливаться на корыстных причинах того, что заставило семейство бывших «посвященных в магию» маглов по фамилии Дамблдоры, переехать в саму Лощину, скажу лишь, что Адриана Дамблдор весьма понравилась юному Геллерту. И тот, пребывая в полной уверенности, что его возлюбленная является чистокровной магиней, стал за нею ухаживать. Ох, уж эта юношеская любовь. – Почти театрально воскликнул Лорд Мракс, но вновь вернулся к рассказу. – Отношения Геллерта и Адрианы длились почти полгода, и когда результат их любви стал весьма заметен… - Он сделал паузу, ожидая реакции Габриэля.
     Но юный лорд Поттер - Блэк никак не мог понять, как может быть заметна любовь мужчины и женщины, непонимающе смотря на ждущего чего-то Мортимера.
     - Хм, - Лорд Мракс смутился, внезапно поняв, что Габриэль еще совсем мальчик и не понимает многих, очевидных для взрослого мужчины, вещей. – Да, простите, Габриэль. – Мортимер прокашлялся. – В общем, Адриана Дамблдор носила под сердцем ребенка от Геллерта Грин-де-Вальда. Узнав об этом, Альбус Дамблдор, прежде бывший в весьма дружеских отношениях с Геллертом, в гневе вызвал того на магическую дуэль. В результате такой глупости, Адриана погибла, закрыв собой Геллерта от Авады, выпущенной мало что соображавшим в тот момент от эмоций, Дамблдором. – Лорд Мракс смахнул с рукава своей мантии несуществующую пылинку. – Вы знали, Габриэль, что специализацией бывшего директора были непростительные заклятья? – И, дождавшись отрицающего кивка, продолжил.
     - Геллерта, полностью дезориентированного и держащего мертвую любимую на руках, Дамблдор накрыл обливиэйтом и поменял палочки, подсунув свою, носящую следы непростительного. – Мортимер вновь вздохнул. – Прибывшим аврорам было сообщено, что убил Адриану сам Геллерт, и только помощь старшего Дамблдора, Аберфорта, понявшего, кто именно что сделал, по палочке брата, спасла в тот момент будущего великого темного мага. Аберфорт доставил Геллерта в поместье Бэгшот, откуда он был выпровожден порталом. Хотя, знаете, Габриэль – Мортимер скривился, - лучше бы Аберфорт не вступился за Грин-де-Вальда. Учитывая две войны, развязанные им и сотни миллионов погибших…
     - В любом случае, - продолжал Лорд Мракс, встряхнувшись. – Что случилось, то и произошло. – Смерть любимой и ребенка, уничтожила прежнего Геллерта, и на его место пришел жесточайший тиран, первым из врагов считавший Альбуса Дамблдора. Как он понял или вспомнил про смерть Адрианы, сказать вам не могу. Скорее всего, постарался Аберфорт Дамблдор. Но факт остается фактом – более сорока лет Величайшим маг Англии просто убегал и прятался от Тёмного Лорда Геллерта Грин-де-Вальда. – Мортимер кровожадно усмехнулся.
     - Так вот, перейду к Лестрейнджам. Прадед нашего дорогого Рудольфуса, Нимбус Лестрейндж, был весьма толковым архитектором. А, поскольку, так уж получилось, что они с Геллертом Грин-де-Вальдом, учились на одном курсе в Дурмстранге, то и когда Геллерту понадобилась помощь в постройке весьма специфического здания, он спокойно обратился к своему старому приятелю. Нимбус привередничать не стал, тем более идея оказалась очень интересной, поэтому прихоть Геллерта выполнил и весьма успешно. – Мортимер снова наклонился к Габриэлю. – Вы слышали когда-нибудь такое название как «Нурменгард»?
     - Что? – Габриэль, сильно увлеченный повествованием, не сразу включился в разговор. – Но это же, вроде, легендарная тюрьма где-то за полярным кругом?
     - Почти верно. Почти. – Мортимер вновь откинулся в кресле. – Нурменгард находится в Альпах, на вершине горы Маттерхорн. И он отнюдь не легенда, а реален. Просто укрыт сильнейшими заклятьями. – Лорд Мракс сплел свои пальцы. – Нурменгард был построен только с одной целью – это была вечная тюрьма для Дамблдора. Именно так её задумал Геллерт, и именно так её воплотил Нимбус.
     - После второй мировой войны, Грин-де-Вальд потерял терпение и принялся яростно искать своего врага. Однако, учитывая, что к этому времени весь магический мир считал его личным врагом, благодаря пропаганде Дамблдора, а сам Дамблдор трусливым зайцем прятался в глубоких норах, встретиться у них не получалось. Тогда Грин-де-Вальд пошел на хитрость, он в личном письме предложил Дамблдору дуэль в обмен на Бузинную палочку, один из даров Смерти, что сам Геллерт нашел и отнял у мастера Григоровича, во время второй мировой, и который так страстно желал Дамблдор. – Лицо Лорда Мракса исказила гримаса презрения. – И Дамблдор не выдержал искушения, придя, однако, на дуэль с сотней волшебников за спиной.
     - Знаете, Габриэль, я никогда не понимал, как мог Грин-де-Вальд быть настолько наивным, придя на эту встречу один. – Лорд Мракс впал в небольшую задумчивость. – Так вот, отражая массированную атаку, Геллерт Грин-де-Вальд был обездвижен подкравшимся со спины Альбусом Дамблдором, как никто знавшим, что его бывший друг даже не поверит в возможность удара в спину. – Он снова задумался.
     — Значит, так Дамблдор заслужил Орден Мерлина?! – Не спрашивая, а утверждая пробормотал Габриэль.
     - Оставьте, Габриэль. – Лорд Мракс отмахнулся от размышлений юноши, всё более разгорячаясь, — Это мелочь, по сравнению со многим другим вещами, совершенными Дамблдором… Задайтесь вопросом, отчего Лестрейнджи, так искренне ненавидят Дамблдора? Почему многие другие чистокровные не переваривали его вида и решений? Почему Дамблдор никогда не окружал себя почтенными и мудрыми магами, предпочитая общаться с юными и мало знающими? – В голосе Мортимера слышалась странная смесь ярости и горечи. – Во время суда над Грин-де-Вальдом, Дамблдор организовал масштабные аресты вассалов Тёмного Лорда. Сотни магов были арестованы или казнены почти без следствия. Включая и Нимбуса Лестрейнджа. – Лорд Мракс подобрался как перед прыжком. – И почти никто не знает, что убивал и пытал их никто иной, как Величайший Альбус Дамблдор. Пытал, воруя информацию и накопленные сокровища. Теперь вы понимаете ту ненависть, что испытывал наследник Мраксов к Альбусу Дамблдору, зная, что тот лично пытал Круциатусом его деда. А потом убил Авадой, узнав всё о фамильных сокровищах. – Вишневые глаза говорившего, пылали болью. – Можете себе представить, что испытал совсем юный Мракс, когда к нему, брошенному в приют и ненавидимому всеми как дворовая собачка, пришел тот, кто убил его родных - овеянный славой директор Хогвартса. И, даже не узнавая, предложил стать его наставником?
     Лорд Мракс вскинул голову и резко поднялся из кресла пытаясь успокоиться. И это ему прекрасно удалось – буквально через несколько вздохов и нетерпеливых шагов вокруг кресла, он продолжил рассказ. Правда, голос слегка подрагивал.
     - Я завершу рассказ. – Мортимер поправил самопишущее перо, продолжавшее делать краткие заметки. – Под круциатусом Нимбус рассказал о Нурменгарде, а Дамблдор, дико обрадовавшийся подобной новости, и заточивший в созданную для него личную тюрьму, самого создателя, совершил маленькую ошибку – посадил измученного Лестрейнджа, как и многих других счастливцев, избежавших смерти от Бузинной палочки Дамблдора, в Азкабан. – Мортимер усмехнулся. – Эта тюрьма, Габриэль, страшное место. Но и из него есть выход. Кстати, а вы знали, что после того, как Дамблдор заполучил Бузинную палочку у Грин-де-Вальда, он никогда не расставался с нею до этого понедельника?
     Лукавый взгляд Лорда Мракса выжидающе смотрел на Габриэля, а тот, постепенно осознавая произошедшее, совершенно автоматически вытащил Бузинную палочку из кобуры, и непонимающе на нее уставился.
     — Это она? – Голос юного мага был весьма хриплым. – Дар Смерти?
     - Безусловно. – Лорд Мракс издал короткий смешок. – Бузинная палочка, самая смертоносная на нашей планете. Но, - он резким жестом остановил новый вопрос юноши, - узнаете вы всё про неё от Гаррика Олливандера. И только от него. Никто иной не расскажет вам больше.
     - Но, тогда получается…, - Габриэль посмотрел на перстень, тёплой живой змейкой, обмотавший его палец.
     - Второй Дар Смерти. Камень Воскрешения. – Еще одно хмыканье Лорда Мракса. – А вот его свойства изучайте сами. Пусть для вас это будет стимулом в учебе. И, сразу скажу, мантия вашего отца – третий Дар. И прошу вас обратить пристальное внимание на его свойства. Очень пристальное. – Лорд Мракс отвернулся и прошел к окну.
     - Но всё же, позвольте я объясню суть предложения Рудольфуса Лестрейнджа, - Он вновь обернулся к Габриэлю. – Поскольку все члены Рода официально объявлены умершими, а ни Камня Рода, ни манора, благодаря стараниям Дамблдора и Ордена Феникса, не существует, то единственным способом легализации Лестрейнджей, является введение их в близкий по крови Род, с принесением Истинной Клятвы Магии и сменой имён. – Лорд Мракс покачался на пятках своих туфлей. – С точки зрения этики и последствий – безусловно, возникнут трудности. Но их я помогу вам сгладить, Габриэль. – Мортимер слегка поклонился юному лорду. – А вот с точки зрения могущества Рода Блэк, будут только одни плюсы - появится младший Род, близкий по крови, полностью лояльный и подчиненный только Лорду Поттеру - Блэку.
     Он выжидающе посмотрел на Габриэля.
     - Лорд Мракс, благодарю за такой…, - Габриэль всё еще не пришел в себя после рассказа, от обилия эмоций, - полноценный и красочный рассказ. А также, за объяснения. – Он слегка нахмурился и тяжело вздохнул. – Трудности у меня будут только две.
     - Лонгботтом и Сириус Блэк? – Не спрашивая, а утверждая, поддержал Мортимер.
     - Да. И если Сириусу я всё попытаюсь объяснить, то как я смогу сказать Невиллу, что почти убившие его родителей вдруг стали моими родичами? – Эту проблему, обдумывавший её в сознании Габриэль, никак не мог разрешить.
     - Габриэль, подумайте вот над чем – может стоит организовать встречу Беллатрисы и Невилла в присутствии магистра окклюменции? - Лорд Мракс испытующе посмотрел на юношу.
     - На себя намекаете, Мортимер? – Габриэль устало улыбнулся.
     - Вы правы, именно на себя. – Мортимер Мракс улыбнулся в ответ. – Быть может тогда Невилл Лонгботтом сможет понять, что заставило Беллатрису Лестрейндж использовать не Аваду против его родителей, а Круциатус? Вы же, наверняка, даже не задумывались, почему ваша тётя не убила родителей Невилла, кстати, авроров на службе Ордена Феникса, хотя легко могла это осуществить?!
     - Хм, честно говоря…, - Габриэль потер переносицу, - Я как-то и не пытался такое обдумать. Просто принимал сам факт.
     - Надеюсь, после сегодняшнего нашего с вами разговора, вы не будете руководствоваться только голыми фактами, Габриэль. – И снова на юношу смотрели серьезные и требовательные вишневые глаза.
     - Я буду стараться, профессор Мракс. – Габриэль пустил язвительную «шпильку».
     - Что же, ученик Гриффиндора Поттер - Блэк, я буду внимательно наблюдать за вашими стараниями. – Мортимер не отставал в язвительности. – А сейчас у меня к вам вопрос Габриэль. И не только у меня. – Он взмахнул волшебной палочкой, призывая небольшой портрет почти из-под самого потолка. – Прошу побеседовать.
     Портрет завис перед Габриэлем, и тот со вновь возрастающим удивлением смотрел на самого настоящего монаха, с легкой улыбкой наблюдающего за смущенным лордом.
     - Прошу извинить мою навязчивость, лорд Поттер - Блэк, - монах на портрете слегка поклонился. – Директор Юстиний Октиниан, к вашим услугам.
     - Здравствуйте, директор. – Габриэль поднялся с кресла и слегка поклонился. – Чем я могу вам помочь?
     - Можете, Лорд Поттер - Блэк. Понимаете, я, в некотором роде, исследователь. И до сих пор весьма интересуюсь тем, что мне так нравилось исследовать при моей пусть и не долгой, но яркой жизни. – Новая отеческая улыбка. – Вам ведь наверняка знакомо это прекрасное чувство познания нового?
     - Да, - Габриэль улыбнулся в ответ, краем глаза наблюдая за внимательно слушавшим его Лордом Мраксом.
     — Вот и меня он терзает, заставляет желать еще и еще… Эх. – Тоскливо выдохнув, монах словно обесцветился. – Но всё же, Лорд Поттер - Блэк, я…
     - Зовите меня Габриэль. – Аккуратно перебил бывшего директора юноша.
     - Хм, спасибо. – Монах снова расцвел улыбкой. – Так вот, Габриэль, я всю жизнь собирал информацию о различных видах льда. – Где-то внутри Габриэля прозвенел предупреждающий звоночек. – Я исследовал проявления стихии по всей Европе, побывал даже в далекой Барбарии и горах Свальбарда. И всюду лёд открывал мне свои тайны, но скрывал много больше. Чудесное время. – Он воздел очи к небесам, наверное, пытаясь что-то рассмотреть там. – И со временем, я приобрел некоторую чувствительность ко льду. Если я рядом с его проявлением – я чувствую его. И так происходит всегда…
     Габриэль не прерывал директора Юстиния, но отчего-то, речь самого этого монаха ему всё больше начинала напоминать речь Дамблдора, который за словесной шелухой всегда скрывал истинный смысл, а то и несколько. Сейчас, каким-то внутренним чувством, юный лорд чётко понимал – правды говорить нельзя.
     - Что же, я понял вас. – Габриэль решительно перебил бывшего директора, не желая погружаться в словесные дебри. – Вы почувствовали стихию льда, когда Дамблдор открыл Тайное место Диггори в воскресенье ночью, так?
     - Именно так, юноша. – Ничуть не смутившись тем, что его прервали, ответил монах.
     - Тайное место Диггори? – Лорд Мракс вопросительно изогнул брови.
     - Тогда я даже и не знаю, что вам сказать на это, директор Диггори, Лорд Мракс. – Легкий поклон по двум направлениям. - Попал я туда случайно, следуя за учениками и директором Дамблдором. Был там атакован флиппендо самим Дамблдором, внезапно появившимся за моей спиной. Была попытка обездвиживания меня петрификусом, но мантия – невидимка отразила удар. А после того, как сам Дамблдор частично снял с меня мантию, меня льдом и физической силой атаковал Драко Малфой. – Габриэль передернул плечами. – Меня оставили умирать, посчитав, что петрификус работает, но я смог прийти в себя и выбраться. Остальное видел лорд Мракс. Всё.
     Габриэль, нахохлившись, стоял и обдумывал всё, что сам только что сказал. Выходило вроде как ровно. А Драко дополнительная маленькая деталь в рассказе и не повредит.
     - Хм, а этот Драко Малфой – он кто? – Вопрос монаха был, скорее, адресован Лорду Мраксу.
     - Бывший ученик и бывший Малфой. Арестован, за попытку убийства ученика школы непростительным заклятьем. – Лорд Мракс словно зачитал обвинительный приговор, явно здорово на что-то разозлившись
     - И он адепт льда? – Снова вопрос, но Габриэль теперь чётко чувствовал напряжение в голосе всё так же безмятежно улыбающегося монаха-директора.
     - Он весьма закрытый юноша. – Лорд Мракс, отвернувшись от портрета монаха неожиданно подмигнул Габриэлю. – У меня нет точных данных о его предрасположенности в магии. Скажу только, что он безусловный стихийник. – Он снова развернулся к портрету директора Юстиниана.
     - Лорд Мракс, а нельзя ли…
     - Нельзя. – Лорд Мракс с жесткой интонацией обрубил просьбу. – Драко арестован и будет отправлен в Азкабан. Никаких послаблений преступнику сделано не будет.
     - Хм. – Монах-директор сверкнул глазами и легко поклонился. – Лорд Поттер - Блэк, благодарю за уделенное время.
     - Пожалуйста, директор Юстиний. – Габриэль наблюдал за улетающим вверх портретом. Впрочем, Лорд Мракс смотрел туда же.
     - Итак, Габриэль, надеюсь, я помог вам с пониманием вашей проблемы? – Мортимер снова подмигнул. И тут же подхватив Габриэля под локоть, потащил его к выходу. – Вы наверняка устали и перенервничали, поэтому позвольте проводить вас к выходу из Трёхступенчатой башни?!
     Удивленный Габриэль, автоматически переставлял ноги, увлекаемый на выход уверенными, злыми движениями Лорда Мракса. Вот осталась позади горгулья, двойной спуск, и, уже виднелась лестница главного холла, когда Мортимер внезапно остановился и развернув Габриэля лицом к себе, зло прошипел:
     - К завтрашнему вечеру, письменно, всё, что известно про это Тайное место, и про то, что там произошло реально! – Он отпустил руку Габриэля, и тяжело вздохнул. – Я не буду читать вам нотации, Габриэль, о важности вашей жизни, но ваша мантия Смерти пока не может отразить петрификус. Вы еще не Повелитель. А значит – вишневые глаза явно горели злостью. – вы валялись на ледяном полу парализованным и, скорее всего должны были умереть! Не возражать! – Яростное шипение вновь заставило Габриэля удержаться от возражений. – Умереть от удара в спину того, кто всех своих врагов именно так и… - Лорд Мракс постарался успокоиться, сделав глубокий вздох.
     - Тот, кто вас спас, если я правильно себе всё представляю, гораздо опаснее Дамблдора. – Он вновь вздохнул, приходя в себя. – Что он потребовал за вашу жизнь?
     - Кхм, - Габриэль обрел дар речи. – Испугать Риту Скитер изображением стеклянной стрекозы на…, - Габриэль проглотил последнее слово, покраснев, - привести её в Гринготтс и отдать ей что-то из ячейки. – Юноша исподлобья смотрел на Лорда Мракса, а тот…
     Лорд Мракс – хохотал. Реально, по-настоящему! Впервые в жизни. Вплоть до истеричных всхлипов. Пытался остановиться, но – словно представлял себе что-то, и вновь хохотал, с трудом держась за стену.
     Сэр Безголовый Ник, вынырнув из стены коридора, с недовольством провозгласил.
     - Директор Мракс, вам нужно выпить успокоительного. – Новый приступ хохота со стороны директора. – Иначе, какой дурной пример вы подаете своим ученикам?
     - Ох, сэр Николас, - Мортимер Мракс всё же попытался успокоиться, хотя ему явно было это трудно. – Благодарю вас за заботу о моральном облике учеников, сэр. – Он проводил взглядом втянувшегося в пол Безголового Ника. И повернулся к Габриэлю.
     - Скажите, Габриэль, - он вновь слегка хохотнул, - А вы уже сообщили мисс Скитер о той самой стеклянной стрекозе и месте, хм, её нанесения? – Он с нетерпением ждал ответа.
     - Да, - Габриэль снова был вынужден покраснеть. – Сразу после уроков в понедельник, она попыталась взять интервью, слегка нахамила, вот и…
     - И как она отреагировала?
     - Растерялась, побледнела, потом почему-то смутилась и без слов аппарировала. – Габриэль не знал, что еще можно было сказать.
     - Габриэль, прошу простить мой эмоциональный срыв. Но всё же ожидаю вашего полного отчета. Просто для того, чтобы прикрыть вашу спину в этом деле. – Лорд Мракс поклонился и отступил, собираясь уходить. - Но Габриэль, всё же выполните обещанное для мисс Скитер. Уверен, узнаете много нового. И, если будет возможность, позовите меня – очень хотел бы увидеть… – Он вновь хохотнул, но сдержался и неторопливым шагом отправился в свой кабинет.
     «- Эта неделя слишком насыщена событиями, - думал Габриэль по дороге в гостиную Гриффиндора. – Нужно посидеть в чайном клубе и расслабиться».
     Легкое курлыканье раздалось поблизости, тёплый воздух взъерошил волосы, а в руки юноши упал свёрнутый свиток, перевитый яркой красной лентой, обозначающей «сделать строго обязательно».
     Акт VI Глава 54
     - У тебя усталый вид, Ри. – Луна посмотрела на макушку Габриэля и улыбнулась.
     - Да уж, - с тяжелым вздохом согласился юноша, глотнув душистого чая, - Неделя выдалась сложной. – Новый глоток.
     - И сегодня только среда. – Поддержал беседу Невилл, - До конца недели еще два дня.
     - А радуга над головой тебе очень идет, - Луна, всё так же улыбаясь, продолжала смотреть на волосы юного лорда.
     - Ну, не знаю, что там с радугой, а чай замечательный. – Габриэль наконец-то почувствовал, что расслабился. – Кстати, Нев, Луна, а как вы смотрите на то, чтобы ввести в чайный клуб Седрика Диггори?
     - Я положительно – Невилл подал плечами. – Он вроде нормальный.
     - Я согласна. – Луна состроила умильную мордашку. – Он был таким грустным и потерянным, когда узнал, что Чжоу встречается с Ноттом. – А сегодня он был такой энергичный. И зачем-то искал тебя, Ри.
     - И ничего не спрашивал при этом? – Габриэль хитро прищурился.
     - Нет, только нарглы у него были такие забавные. Словно пьяновишни объелись.
     - Нев, сможешь вместе с Луной поговорить со всеми, - Габриэль обвел взглядом помещение клуба, - насчет Седрика?
     - Сделаю, Ри. Луна? – Невилл посмотрел на слегка смущенную чем-то девушку.
     - Конечно, я помогу Невилл. – Луна кивнула. – Тем более в него влюблена Гринграсс. – Она вновь улыбнулась чему-то своему, при этом посмотрев на сидящую через два столика Дафну.
     — Это ты откуда знаешь? – Габриэлю было весьма интересно.
     - А когда он рядом проходит, у нее мозгошмыги целым облаком за ним устремляются и вокруг Седрика виться начинают. Даже сердечки строят, - Она почему-то погрустнела. – только он не видит.
     - А как же Забини? – Невилл удивленно посмотрел на соседа Дафны по столику. – Я думал они вместе?!
     - Не-а. – Луна подхватила ложечкой кусочек пузырящейся карамели и отправила в рот. – Блейз по Ариэлле Стодд сохнет. Семикурснице. Поэтому он такой измученный. – Она с сочувствием посмотрела на вышеозначенного, вполне себе румяного Забини, с огромным аппетитом уплетавшего кусок яблочного пирога.
     - Измученный? – Габриэлю показалось, что он ослышался.
     - Ага. Он специально пытается ей на глаза попадаться, да вот только не решается подойти. А она его из принципа не замечает. У нее мозгошмыги все на учебу направлены, несмотря на большую грудь.
     - Кхм. – Невилл поперхнулся очередным глотком чая. – А это как связано?
     - Ну, к примеру, твои мозгошмыги, - Луна облизала ложку и глотнула чая, слегка смущенно глядя в глаза Невиллу, – очень часто по моей попе танцуют, а вот на грудь реже садятся. – Она выпрямилась, так что блузка натянулась, показывая вполне себе пусть и небольшие, но сформировавшиеся грудки, укрытые бюстгальтером. И, не замечая того, как оба её собеседника стали стремительно краснеть, причем у Лонгботтома даже уши начали алеть, продолжила. – Я вообще замечала, что почти все мальчики любят большую грудь. У Стодд там просто столпотворение, когда она по коридору идет.
     И принялась кушать пирог, аккуратно разделяя его на кусочки ложечкой.
     А оба юноши, присутствующие за столом, как-то потеряли возможность к разговору, постепенно приходя в себя.
     - А у Ри? – Невилл, очнувшийся от смущения первым, задал вполне себе интересный вопрос. – Где его мозгошмыги?
     - А его – по Радуге катаются. – Луна вновь улыбнулась.

     - Фух, я на боковую, - Невилл оставшуюся часть вечера был грустным и задумчиво посматривал на уставшего Габриэля.
     А сам Габриэль, войдя в гостиную факультета, почему-то обратил внимание на «Портрет Дамы с Единорогами», древнюю картину, висевшую в помещении, казалось, с самого основания факультета. Что его там привлекло, он не понял, поэтому не сразу отреагировал на прощание Невилла.
     - А? Да, Нев, - юноша, наконец, увидел, что его реакции ждет друг, - Доброй ночи.
     - Ты не в обиде, Ри? – Невилл вновь спросил Габриэля.
     - На что? – Искреннее недоумение в голосе было слышно сразу.
     - Ну, на то, что я…, - Лонгботтом замялся, и вновь начал краснеть, - На то, что мне…
     До Габриэля, наконец-то, несмотря на солидную усталость, начало доходить из-за чего переживает Невилл.
     - На то, что тебе нравится Луна? – Он устало улыбнулся. Сил на особые эмоции не было вообще. – Нет, Нев, не в обиде. Ты – мой друг, Луна – моя подруга и замечательная девчонка. – Он вспомнил фразу Луны, - Так, что, если твои мозгошмыги любят танцевать на ее попе, я не против. – Он легонько ткнул Невилла в плечо. – Доброй ночи, дружище.
     - И тебе, Ри. – Явно обрадованный Невилл, так же легонько ткнул Габриэля в плечо и быстрым шагом отправился в юношескую спальню
     А Габриэль стоял посреди пустой, из-за позднего часа, гостиной Гриффиндора и смотрел на картину. Смотрел, стараясь понять, разобрать детали… Усталый мозг только скупо отмечал детали, стараясь их зафиксировать.
     Центральная часть картины. Женщина в белом колпаке и зеленой мантии с темно-синей отделкой – таких мантий не было даже в музее Хогвартса, а уж экспонатов там было предостаточно. Значит – действие на картине происходит до основания школы? Вполне возможно. Далее – два единорога, судя по признакам и поведению – самец и самка. Почему единороги в таких странных позах, и что за тонкие тёмные линии у них на мордах?
     Габриэль сделал шаг ближе, пытаясь рассмотреть непонятное, а мозг продолжал свою исследовательскую работу.
     Странно, если все линии мысленно соединить, то изображение напоминает упряжь? А зачем? Кому может понадобиться седлать единорогов? И еще то, что они возмущенно встали на дыбы – значит, протестуют против сёдел? Или это приветствие?
     Трава вокруг ног доходит до коленей волшебных созданий, а женщина в центре словно парит. Левикорп? А почему именно рядом с единорогами? Они же рассеивают применяемую магию?!
     Габриэля слегка пошатнуло, он моргнул и сбился с исследовательского настроя.
     - Так, - юный лорд быстро помотал головой, пытаясь прогнать накатывающую волнами сонную слабость. – Пора спать. В душ и спать.
     Он бросил последний взгляд на картину и побрел в комнату. Последними мыслями перед тем, как провалиться в глубокий спокойный сон, были странные сомнения – а почему оба единорога на картине спокойно лежали у ног сидящей на траве женщины? Они же вроде должны быть вздыбленными и возмущенными? А женщина разве не летала? Так и не решив этой загадки, Лорд Поттер-Блэк уснул, под курлыканье проявившегося в изголовье кровати Фоукса.

     А на завтраке было объявлено, что до Нового года занятий по Защите от Темных Искусств больше не будет, но будет выдана литература для самостоятельной подготовки.
     В принципе, Габриэля это никаким образом не расстроило, поскольку он и так занимался по конспектам старшекурсников, но в целом некоторое брожение среди пятикурсников - халявщиков наметилось.
     Однако, предвидя подобное, директор Мракс объявил о контрольно-проверочном занятии прямо в канун Йоля, прямым текстом сказав, что кто не сдаст – каникулы свои будет проводить в Хогвартсе, в компании мистера Филча и приведений.
     Радующим моментом обеда было то, что Невилл успел согласовать со всеми участниками чайного клуба введение в него Седрика Диггори. А на ужин Габриэль, вместе с очередным артефактом Блэков – моделью какого-то весьма странного судна, что домовые нашли в Выручай - Комнате, получил письмо от Шеймуса Кента.
     Два свитка, вложенные один в другой. Внутренний небольшой – данные на семью Диггори, и внешний, очень внушительный и длинный – Родословная Гампов.
     После ужина, Габриэль, кратко изложивший версию Седрика Диггори о происхождении Хранилища Льда, а так же записав в тот же свиток предложение неизвестного по поводу мисс Скитер, воспользовался тем, что Нимфадора Тонкс, судя по её виду и направлению движения, отправлялась на доклад к директору Мраксу, и отправил свиток с нею, не особо горя желанием встречаться с вышеупомянутым директором лично.
     Младший Диггори в клуб внедрился весьма легко – его многие знали, он многих знал. К тому же, доставший Габриэля с просьбами поручить ему какое-нибудь важное и полезное дело, Седрик попал под раздачу, поэтому сейчас активно выполнял порученную ему Лордом Поттером - Блэком миссию по аккуратному сближению, вплоть до романтических отношений, с Дафной Гринграсс. На возражение «а зачем это нужно?», последовал четкий ответ «разве принято возражать своему Лорду?», правда, сразу после этого, коварный Лорд, приобняв слегка побледневшего Седрика за плечи, тихонько прошептал…
     - Седрик, верь мне. Дафна Гринграсс очень нужный нам в будущем человек. И кроме тебя мне больше не к кому обратиться в этом сложном и деликатном деле!
     В общем, вечер в чайном клубе протекал в непринужденной и расслабляющей обстановке. Невилл обсуждал с Луной особенности сбора полуденной злобянки – весьма коварной ягоды. Седрик улыбался шуткам довольной Дафны и явно кайфовал от того, что был полезен. А Забини…, Забини в клубе не было. Сейчас он был вместе с Ариэллой Стодд и балдея, тайно вдыхал аромат её волос, сидя в библиотеке, и совершенно не слушая её объяснения по ЗоТИ. Как он там очутился? Да весьма просто – коварство Лорда Поттера - Блэка не знало границ.
     Едва закончилось занятие у седьмого курса, и все семикурсники вывалились довольной толпой из кабинета по высшим чарам, случилось казусное происшествие. Вечно нелюдимая и молчаливая, но очень приятная внешне наследница Стоддов, обходя какого-то пятикурсника, почему-то постоянно встречающегося ей на пути, внезапно поскользнулась на непонятно как оказавшейся прямо под её аккуратной ножкой какой-то скользкой гадости и, совершенно потеряв равновесие, свалилась прямо в объятья того самого пятикурсника.
     Подхвативший ошарашенную резкой болью в щиколотке Ариэллу Стодд, парень, оказался весьма ловким, поддержав девушку, и помогая встать на ноги. Вернее, он попробовал помочь, ибо первоначально решительно отодвинувшая мужские руки ученица Когтеврана, попыталась встать и пойти сама, однако немедленно оказалась вновь на тех же руках, из-за ну очень сильной боли в вывихнутой лодыжке.
     Безумно смущенная девушка, вынуждена была согласиться с предложением парня, одетого в мантию Слизерина и назвавшегося Блейзом Забини, донести её до гостиной Когтеврана, потому как по какой-то неведомой причине заклинание лечения, что она многократно пыталась наложить, отказывалось срабатывать напрочь.
     Что там было дальше, Габриэля особо не интересовало и он, поблагодарив домового, носившего громкое имя Пират, за помощь, отправился делать уроки.
     А в чайном клубе, история знакомства Забини и Стодд уже явилась предметом обсуждения и легкого спора, когда Падма Патил попыталась поспорить с Луной на предмет того, что данная встреча «знак Судьбы». В принципе Луна и не спорила, при этом почему-то поглядывая на с аппетитом кушавшего восточные сладости Габриэля, но Падме явно хотелось убедить всех, что Рука Судьбы есть и «вон тот Купидон, который где-то там, точно сейчас выстрелит».
     В общем, пока все занимались друг другом или чаем, Габриэль читал присланные ему бумаги. И это чтение, несмотря на официальность и занудную генеалогию и не менее заумную герольдику, было весьма интересным и познавательным. Настолько, что сам юный лорд забылся во времени и был «пробужден» только собирающимся пойти провожать Луну Невиллом.
     И вновь Габриэль стоял у картины в гостиной Гриффиндора. Стоял и не понимал, почему он вообще обращает на нее внимание? Ведь за более чем четыре года обучения, он ни разу не видел, чтобы хоть кто-то из учеников хотя бы бросил взгляд на это тусклое и местами выцветшее полотно. Что происходит?
     Он стоял, размышлял и крутил в руках тонкую медную проволочку, сантиметров тридцати длиной. Как-то так получилось, что на одном из прошлых уроков по артефактам, он, почти на полном автомате положил эту проволочку в карман, чтобы потренироваться в создании малых артефактов. И именно сейчас, подходя к картине, он эту проволочку выудил из кармана. Для чего?
     Габриэль вновь рассматривал картину, но теперь не центр, а её левый нижний угол. Тусклая ткань полотна, старые пятна закрыли часть изображения, но едва он сосредоточился на деталях, продолжая автоматически скручивать проволоку, вздрогнул – словно скачком изображение проявилось. Стало насыщенным цветами и глубоким. И это изображение не несло ничего приятного – в черной топи гиблого болота свивал кольца сильного, переполненного энергией и нерастраченной яростью тела, василиск! Габриэлю даже показалось, что двойной серебряный гребень на голове змея увеличивается, а чешуйки переливаются всеми оттенками света.
     И василиск был не один. Он угрожал и предупреждал своего врага - из перекрученного смертельной магией леса надвигался огромный отливающий тусклым зеленым светом арахноскорпион, уже раздвинувший свои огромные клешни в преддверии атаки.
     - Ри, - оклик Невилла, вернувшегося в гостиную, сбил видение. – Ты чего тут делаешь-то? – Он подошел к Габриэлю, мельком осмотрел картину и вновь непонимающе уставился на друга. – Я думал, ты уже спишь. А ты вон в картину пялишься, и цветочки из проволоки вяжешь.
     - Да я…, Габриэль взглянул на руки – действительно маленький цветок из проволоки. Вернул взгляд на картину – вновь просто заляпанный какими-то пятнами кусок. – Просто задумался, Нев. Вот ты мне скажи – ты хоть раз обращал внимания на то, что здесь нарисовано?
     - Честно? – Невилл зевнул. – Ни разу не смотрел. Я не очень разбираюсь в живописи, а тут вообще почти ничего не разобрать. – Он зевнул еще раз. – Пошли уже спать, а? Завтра контрольная будет…
     Сон приходил долго – Габриэлю не удавалось расслабиться, видение не давало покоя. Но когда уже Фоукс недовольно заворчал и шлепнул Габриэля крылом по волосам, стало гораздо легче. Может от того, что такое внимание феникса, заставило юношу улыбнуться и это спровоцировало сознание расслабиться, а может просто потому, что Габриэль банально устал от большого числа событий.

     «- Как же меня всё это утомило!» - Думал Габриэль, едва севший за стол, и, не сумевший даже взять столовые приборы для того, чтобы позавтракать, но уже вынужденный принять послания аж от трех сов.
     И если коробка, принесенная совой наставницы Аристархом, была наполнена простыми и понятными укрепляющими зельями, что прислала Сабрина, сопроводив запиской «Обязательно выпей перед завтраком», то две других совы были Габриэлю не знакомы, а значит ничего хорошего, с точки зрения не выспавшегося Лорда Поттера-Блэка, принести не могли.
     Аккуратно выставив перед собой десяток небольших бутылочек, Габриэль отпустил Аристарха, развеяв и саму коробку, и записку. Принял письмо от серого ушастого филина и, едва прочитав то, что было написано – скривился, словно от дикой горечи.
     «Лорд Габриэль Эридан Поттер - Блэк, Министерство Магии Англии, просит вашего присутствия на судебном слушании Визенгамота, посвященном преступлению бывших учеников Школы Хогвартс против Магии и вашего Рода. Слушание состоится в 15 часов пополудни в зале №10, сего дня вручения письма.
     Министр Магии Руфус Скримджер»
     - Ри? – Сидящий рядом Невилл, до этого удивленный кучей зелий, что выставил на стол Габриэль, теперь встревоженно смотрел на лицо друга. – Ты чего?
     - Всё в порядке, Нев. – Габриэль справился с гримасой и вздохнул. – На слушание приглашают в суд. – Он зябко передернул плечами.
     - Придется пойти, - Невилл задумался. – Но как следует подготовиться.
     - Согласен, - Габриэль развернул третью записку, пришедшую от мистера Кента. – Подготовиться надо. – Он повернулся к преподавательскому столу. Директор Мракс тоже получил сообщение от Министерства, и это хорошо. – Приятного аппетита, Нев. – Юноша взял первую по счету бутылочку с восстанавливающим зельем…

     - Лорд Поттер - Блэк, - Едва закончились занятия, и Габриэль попытался покинуть аудиторию, торопясь на встречу с мистером Кентом, чтобы успеть обговорить нюансы слушания, как был перехвачен ожидающим его директором Мраксом. – Как я понимаю, вы собираетесь посетить заседание Визенгамота?
     - Да, профессор Мракс, - Габриэль бросил быстрый взгляд по сторонам. Множество глаз сейчас смотрели на беседующего с директором юношу.
     - Похвально. Но хочу напомнить вам, что от учёбы и выполнения индивидуальных заданий вас никто не освобождал. – Мортимер Мракс очень серьезно смотрел на Габриэля. – Поэтому, по окончанию слушания, прошу вас вернуться в школу и завершить все дела, прежде чем отправляться домой.
     - Я приму это к сведению, профессор. – Габриэль уважительно склонил голову. – Благодарю.
     - Что же, терпения и спокойствия вам, Габриэль. – Директор школы развернулся и удалился по направлению к своему кабинету.
     - Ты сейчас уходишь? – Невилл догнал друга и оба быстрым шагом направились к жилым комнатам.
     - Да, Нев. – Габриэль кивнул Седрику и Дафне, мило беседовавшим в закутке коридора. – Вечером вернусь и потом домой. Ты сегодня к бабушке?
     - Ага. – Невилл слегка помрачнел. – Надо навестить родителей, да и по дому дел много.
     - Тогда до встречи в понедельник, Нев. – Габриэль остановился и посмотрел в глаза Лонгботтома. – У меня к тебе будет очень серьезный разговор.

     Странно, сейчас глядя на прикованную к креслу, осунувшуюся и вообще какую-то брошенную Гермиону Джин Грейнджер, Габриэль не испытывал какого-либо негатива. Он вообще не испытывал эмоций, словно сторонний наблюдатель.
     И даже, когда председательствующая Амелия Сьюзен Боунс, дала ему слово, как пострадавшей стороне – и тогда никаких эмоций юноша не испытывал, слегка рассеянно оглядывая заполненный магами зал и уже весьма обоснованно подозревая, что вместе с восстанавливающими зельями он сегодня выпил и успокаивающее. Но это даже к лучшему, ибо сегодня Лорд Поттер-Блэк, по сути, сам выносил приговор, отправляя бывшую подругу на процедуру «прощания с Магией». Так будет лучше.
     И вновь Габриэль сидел и наблюдал, отстранившись от эмоций, как в кресло подсудимого усаживают обросшего Рональда Артура Уизли. И снова зачитывание обвинения, снова приглашение от судьи выступить со словом…
     - Неблагодарная свинья. – Истеричный женский вопль раздался с той стороны, где сидела семья Уизли. – Мы тебя приняли в семью, мы тебя… - Перепуганный и бледный Артур Уизли удерживал беснующуюся супругу, пытаясь закрыть ей рот и одновременно поправить сползший с абсолютно лысой головы женщины парик.
     - Силенсио, Молли Уизли. – Требовательно ударила судейским молотком мадам Боунс.
     - Ваша честь, - поднялся со своего места Шеймус Кент – Род Поттер - Блэк подает прошение Визенгамоту о начале расследования преступлений против Магии, чести, достоинства и Крови Рода Поттера - Блэка со стороны Артура и Молли Уизли.
     - Прошение официально? – Амелия Боунс вопросительно посмотрела на Габриэля.
     - Да, Ваша честь, - Габриэль движением руки отправил адвоката семьи к судье. – Бумаги по данному вопросу подготовлены. – Он с монументальным спокойствием наблюдал, как мистер Кент передает бумаги и возвращается на свое место.
     - Принято, Лорд Поттер - Блэк. – Амелия передала бумаги секретарю. – Прошу вернуться к оглашению решения пострадавшей стороны.
     И вновь ничего особенного в эмоциях – просто лично сломать палочку, угрюмо смотрящего на всё это Уизли, и огласить решение по превращению простого предателя Крови в предателя без магии.
     И новый, последний на этот день, подсудимый без семьи. Оглашать собственное мнение на приговор бывшего Малфоя, Габриэль не стал, передав все полномочия судье. А, впрочем, что изменилось бы? Азкабан в любом случае. И нюансы уже не важны.
     Быстро, чётко и спокойно. Габриэль был доволен тем, как прошло слушание. И даже хитрость Сабрины была логична и понятна. Как были абсолютно понятны и выводы адвоката, расписавшего все возможные последствия решения Габриэля по поводу просьбы главы рода Лестрейнджей.
     Впрочем, встреча с Рудольфусом Лестрейнджем будет в воскресенье, а сейчас Габриэлю очень хотелось вернуться в Поттер-Холл. Хотелось, но множество важных дел не позволяло.

     - Мортимер, разрешите. – Спокойное и уравновешенное состояние Габриэля не проходило, даже сейчас, когда, вернувшись в Хогвартс, он, не торопясь, вошел в кабинет директора.
     - Габриэль, проходите. – Лорд Мракс что-то лично писал. – Как вы себя чувствуете после суда?
     - Замечательно. – Габриэль слегка пожал плечами и, не дожидаясь приглашения, сел в гостевое кресло. – Мой колдомедик положил что-то сильно успокаивающее в зелья, поэтому… - Он легко улыбнулся.
     - Передайте миссис Левин мою искреннюю благодарность. – Лорд Мракс закончил писать и запечатал свиток. – На мой взгляд, она весьма верно поступила.
     - На мой тоже. – Габриэль посмотрел на потолок комнаты. – При спокойном рассмотрении, я понял, что вполне мог сорваться. Особенно после выступления Молли Уизли.
     - Я рад, что вы это понимаете. – Мортимер сложил пальцы «домиком» и посмотрел на юношу. – Габриэль, выполните, пожалуйста, уже завтра утром, когда проснётесь в Поттер-Холле, мою маленькую просьбу – прочитайте свиток заметок, что я вам выдал после нашей недавней беседы. – Он выжидающе посмотрел на юного лорда.
     - Я выполню вашу просьбу, Мортимер.
     - Прекрасно. – Лорд Мракс довольно кивнул. – Что вы решили с мисс Скитер? – Он показал глазами на небольшой портрет под потолком и подмигнул Габриэлю.
     - Думаю, стоит её пригласить на свидание по известному вам адресу. – Габриэль важно кивнул, принимая игру. – В полдень воскресенья у меня будет важная встреча в Гринготтсе. Думаю, если мисс Скитер придет к двум пополудни, все будут довольны.
     - Хм, вполне. – Лорд Мракс кивнул в ответ Габриэлю, почти зеркально повторив его движение. – Как я понимаю, перерыв между встречами вы планируете провести очень информативно в Косом переулке?
     - Совершенно, верно, Мортимер. Но сегодня вечером у меня запланировано еще множество дел, поэтому позвольте откланяться. – Габриэль поднялся.
     - До встречи, Габриэль. – Лорд Мракс поднялся проводить собеседника.

     - Здравствуй, Сириус. – Порт-ключ доставил Габриэля Эридана прямо в гостиную Блэк-манора. И, едва появившись в доме, юноша увидел сидящего в кресле и читающего газету, крестного.
     - Эридан. – Сириус обнял Главу дома. – Выглядишь усталым.
     - Да уж, - Эридан отмахнулся. – Неделя выдалась весьма насыщенной. – Он осмотрелся по сторонам, отмечая, как сильно, и в лучшую сторону изменился Блэк-манор. Как в нем усилился приток магии Рода. Правда, ремонтом всё еще пахло, но вот сам дом сиял чистотой и свежестью отделки.
     - Что у тебя тут? – Эридан направился к лестнице. – Галерею портретов восстановили?
     - Да. – Сириус довольно усмехнулся. – Не поверишь, даже сам руками пытался что-то делать. – Мужчина следовал за юношей, пытаясь понять, что его насторожило в том. – Правда, Кричер меня отгоняет, не дает ремонтировать самому. – Пожаловался вдруг он.
     - Даже так? – Эридан улыбнулся. – Кричер?
     - Лорд Поттер - Блэк! – Появившийся прямо перед ним домовой в полном костюме дворецкого, с достоинством поклонился. – Кричер прибыл по вашему зову, хозяин.
     А Эридан засмеялся. И погладил домового по ушастой голове.
     - Кричер, почему ты запрещаешь Сириусу лично помогать в ремонте?
     - Кричер не запрещает, хозяин. Кричер предотвращает работу плохого качества. – Домовой вновь поклонился, не реагируя на недовольное хмыканье Сириуса.
     - Сири, придется тебе для начала подучиться. – Эридан обернулся и подмигнул стоящему сзади родичу. – И не обижайся на Кричера, он действует из лучших побуждений.
     Юноша вновь пошел по лестнице к Галерее Предков.
     - Сириус, пойдём. Нужно обсудить с родными пару очень важных вопросов. – А вот сейчас Сириус понял, что его так насторожило в самом начале: Эридан был очень уставшим. Уставшим и измотанным. Но обдумать и предпринять что-либо Сириус Блэк не успел – Лорд Поттер - Блэк уже входил в Галерею.
     - Бабушка Валь, родичи – Приветствую! – Он, встав посреди комнаты, обратился к портретам. – У меня к вам очень важный разговор, который может повлиять на будущее всего рода. – Сириус с огромным удивлением наблюдал, как быстро затихли разговоры предков и насколько полно все стали слушать главу Рода.
     - Но сначала, прошу вашей небольшой консультации. – Эридан достал из внутреннего кармана мантии небольшой металлический портсигар. – Некоторое время назад, я попросил домовых Хогвартса найти предметы наследия нашего Рода и вернуть их мне. Прошу помочь идентифицировать их. – Он вытянул портсигар на руке.
     - Кхм, похоже это мой портсигар, - Регулус Блэк Первый смущенно потёр подбородок. – Перед выпуском из Хогвартса спрятал его в воздуховоде над спальней Слизерина.
     - Принято, Кричер – едва появился дворецкий, Эридан вручил ему портсигар. – А это чье? – В руке юноши появляется небольшой гадальный Шар Пророчеств, заполненный голубой туманной дымкой, среди которой мелькали яркие огненные искры.
     - Ой, мой шар! – Бельвина Блэк, радостно вскинула ладони, однако её радость остановил весьма строгий жест Эридана.
     – Бабушка Бельвина, я весьма рад возвращению вашего артефакта, но поясните мне и родичам, что за проклятье вы законсервировали в нём?
     Строгость и решительность в голосе. Осанка истинного аристократа. Ощущение дикой, но обузданной силы… - всё это присутствовало сейчас в Лорде Поттере-Блэке. И было настолько осязаемым, что даже живой Сириус Блэк чувствовал себя весьма неуютно, словно его кожу холодил озноб от осознания неминуемого наказания за провинность.
     — Это, хм, не совсем проклятье… - весьма приятная на вид почтенная женщина, начала смущенно оправдываться. – Просто шар выкрали, а я не успела ничего…
     - Леди Бельвина, - Эридан прервал поток явно слышимой неправды, - То есть вы будете не против, если я разобью этот шар прямо под вашим портретом? И можете поклясться Магией, что в нем проклятья нет?
     - Вина! Что за глупость ты творишь? – Элладора Блэк не стала покрывать свою дочь.
     - Там проклятье огненных прыщей. – Гордо взмыл вверх носик, когда – то весьма умелой сердцеедки и колдуньи.
     - Леди Вина, у нас мало времени, - устало продолжил Эридан, так и не дождавшись окончания ответа. – Кому вы хотели передать проклятье?
     - Игнасия Вулрич, чтобы не пыталась увести моего… - Бельвина прервалась и окончательно замолчала.
     - Кричер, - вновь позвал Эридан. – Будь любезен, развей проклятье, а Шар бабушки Бельвины убери в Хранилище. И, едва исчез домовой, вновь вынул артефакт.
     - Бабушка Элладора, а это, как я понимаю ваше? – Он держал на руке игрушечную лошадку, весьма искусно вырезанную из дерева.
     - Как вы это узнали, Эридан? – По щекам женщины на портрете скатились две слезы.
     - Вензель Блэков и стилизованная Э. Вполне достаточно, чтобы понять. Кричер уберет её в наше Хранилище. – Игрушка исчезает из руки Лорда. – И последнее.
     Модель корабля была очень странной. Эридан мог бы поклясться, что это подводная лодка, но почему тогда с парусами и паровой трубой?
     - О, неужели нашлась? – Возглас раздался с семейного портрета Лорда Ликоруса Блэка и Леди Мадженты Трип. – Дорогая, посмотри, изобретение Эдуардуса нашлось.
     - Лорд Ликорус, - Эридан слегка поклонился, приветствуя старого лорда. – А не могли бы вы пояснить про данную модель?
     - Мог бы, отчего нет. – Он слегка хихикнул, при этом погладив стоящую рядом супругу по ладони. – Но может вам лучше у самого изобретателя спросить? Мой брат гораздо более осведомлен о качествах этого судна.
     - Простите, но насколько я знаю, ваш брат выжжен с дерева Рода?!
     - Правильно знаете. Но пока не знаете, что портрет его нарисован, и спрятан в Хогвартсе. – Он вновь улыбнулся. – и, если ваши домовые будут понастойчивее, они вполне смогут его найти.
     - Что же, благодарю всех. – Модель корабля исчезла из ладони Эридана. – А теперь я прошу немного вашего терпения, пока Сириус Блэк будет вслух зачитывать два документа. – В руки Сириусу вложили свиток, перевязанный бело-голубой лентой.

     Акт VI Глава 55
     В Поттер-Холле Габриэль появился без четверти полночь. Появился для того, чтобы ощутить родное место, вдохнуть такой сладкий воздух, наполненный магией, поздороваться с брауни, и, не раздеваясь, свалиться совершенно без сил в собственную кровать.
     И спать, настолько крепко, что не заметить появления сначала Брина и Даны, раздевших и укрывших своего Владыку, ни встревоженной Сабрины, запустившей диагностическое заклинание, и только понявшей, что с Габриэлем всё а порядке, ушедшей спать. Ни пришедшего после супруги Эрика, аккуратно погладившего волосы воспитанника и пробормотавшего какую-то странную абракадабру, от которой воздух вокруг головы юноши на мгновение пронзили зеленые искорки.
     Владыка Поттер-Холла не пробудился даже от нескольких десятков феечек, аккуратно и почти бесшумно проникнувших в спальню и осыпавших его лицо своей пыльцой, водя при этом хоровод. А уж проявившегося в изголовье его кровати взрослого феникса, он и подавно не ощутил.

     - Габриэль, просыпайся, соня! – Звонкий голос Сабрины проник в спальню юноши. – Пора вставать!
     Яркое солнышко светило в окно, будя и дразня своими лучиками. А значит – было уже поздно. Но валяться в постели Габриэлю совсем не хотелось – он чувствовал удивительный прилив жизненных сил. Чувствовал, что готов совершить очень и очень многое.
     Но резво вскочить и заняться делами он не смог. Ибо едва открыл глаза, почувствовал некую неправильность. Ноги были придавлены каким-то большим, очень тёплым, пушистым комком бело-серого цвета, издававшим негромкое мурчание, а на груди и подушке вокруг головы, устроились с удобством и спали десятка полтора феек.
     Подняв глаза к потолку, и раздумывая над тем, как поступить, Габриэль встретился взглядом с глазами Фоукса, склонившегося над ним и внимательно разглядывающего. А затем издавшего негромкое вопросительное курлыканье, словно он и сам не понимал, что делать?!
     - Дана, помоги мне, пожалуйста. – Прошептал Габриэль. – Почти тотчас же, феечки с груди, продолжая сладко спать, поднялись в воздух, позволяя Габриэлю поднять хотя бы верхнюю часть туловища. И тотчас же, подушка юноши была занята положенными туда и продолжающими свой сон маленькими созданиями.
     - А жмыру вы уж сами будите, хозяин. – Тихий голосок брауни прямо в ухе Габриэля звучал. – Она к вам пришла, так вам и решать.
     «- Решать, так решать!» - думал Габриэль, аккуратно поглаживая ладонями густую, плотную, но безумно приятную на ощупь шёрстку создания. Мурчание усилило громкость, едва юноша стал чуть глубже погружать пальцы и слегка скручивать их, словно массируя.
     Пару минут только мурчание и говорило о том, что создание хоть как-то реагирует, но затем, медленно и с потягушками, жмыра распрямилась, вытянувшись вдоль всех ног юного лорда. И не только вытянулась, всё еще не открывая глаза, а еще и перевернулась на спину, подставив под почесывания белоснежное пузико и не менее пушистое горлышко, и совсем по-кошачьи подогнув лапки.
     Габриэлю безумно нравилась такая игра. Он с раннего детства мечтал о том, чтобы вот примерно так просыпаться. Чтобы не думать о проблемах, а вот просто так жить, даря радость и получая ей взамен.
     Жмыре такая ласка явно пришлась по душе. Лапки были полусогнуты и расслаблены, длиннющий пушистый хвост толстой тубой меха лежал на краю кровати и спокойно свешивался вниз. А мурчанию создания позавидовал бы двигатель автомобиля – настолько мощное и довольное оно было.
     Но как бы долго Габриэлю не хотелось продолжать, организм потребовал совсем другого, настойчиво напоминая…
     - Эй, красавица, - тихонько позвал юноша, - А ты не отпустишь меня на несколько минут, а?
     Мурчание чуть притихло, слегка повернулась на голос голова, с мощными высокими ушами, оканчивающимися густыми кисточками, и на изумленного Габриэля уставились огромные изумрудные глаза с ярко оранжевыми искрами в них. Не отрывая взгляда от глаз юноши, жмыра в одно мгновение перетекла от лежаче - расслабленного, в сидяче - спокойное положение. Ну, словно огромная кошка, медленно и аккуратно обнюхивающая лицо человека.
     - Мрр-мрр, пфф-фрр-мяв. – Объяснив всё, что она хотела сказать, жмыра легонько лизнула шершавым языком нос Габриэля и легкой оранжевой молнией, почти неуловимой для глаза, исчезла в приоткрытом окне.
     - Фьёра. – Задумчиво пробормотал Габриэль, глядя вслед огромной волшебной кошке. Почему-то сравнение с огоньком ему больше всего понравилось. Но, пора было вставать…
     Едва выйдя из ванной, Габриэль вспомнил про свое обещание, данное Лорду Мраксу, и тотчас же вынул свиток напоминаний из кармана мантии. Что там было, пока читать не стал, всё же поспешив на замечательно вкусный, судя по запахам, завтрак.
     - Всем привет! – Юноша помахал свободной ладонью сидящим за столом Эрику и Сабрине. – Как настроение, мои дорогие наставники?
     - Настроение хорошее, - ответила за обоих миссис Левин. - Но ты пропустил тренировку. – Она кивнула на обязательную «батарею» зелий, что стояли около тарелки Габриэля.
     - Верно. – Габриэль кивнул, усаживаясь и кладя свиток на стол – Надеюсь тут, он взглядом указал на бутылочки, - успокаивающего нет? – Он легко улыбнулся.
     - Нет. – Ничуть не смутилась личный колдомедик Лорда Поттер-Блэка. – Только восстанавливающие и общеукрепляющие.
     - Ага. – Габриэль, всё с той же легкой улыбкой стал пить зелья одно за другим.
     - Ты снова в пыльце! – Констатировала факт Сабрина. – Уже и в комнату твою пробрались? – Хоть спрашивала и строго, но явно чувствовалось, что смеялась внутри. – Смотри, совсем разбалуешь.
     - Возможно. – Довольный Габриэль допил последний флакон и подвинул к себе столовые приборы.
     - И даже, скорее всего. – Фыркнул Эрик. – Зная тебя… - Продолжения не последовало, но вот прищуренный, изучающий взгляд наставника лица юноши не отпускал. – Габриэль, от тебя веет чистой силой и огнём! – Он с любопытством смотрел на поглощенного пищей воспитанника. – Кто кроме фей с тобой спал ночью?
     - Жмыра Фьёра. – Юноша довольно потянулся, и подмигнул весьма удивленной Сабрине. – Большая и обалденно красивая. – Раздавшееся в комнате слегка возмущенное курлыканье, заставило юношу еще сильнее улыбнуться. – И Фоукс. Не менее красивый и мудрый. – Габриэль привычно почесал горлышко проявившегося на его плече феникса.
     - Феникс Дамблдора?! – Восхищенно протянула Сабрина.
     - Не его. Он свободен в своих действиях. – Габриэль вновь вернулся к завтраку.
     - Ага. – Теперь уже Сабрина фыркала. – И вот так, просто сам по себе, стал твоим фамильяром? – Ехидно смотря на воспитанника, спросила она.
     - Ну, да, - Габриэль пожал плечами, слегка задумавшись, - Он просто мой друг и делает, что захочет.
     - И ты, конечно же, не кормил его молоком единорога, да? Которое у тебя точно было с собой?! – Сейчас Сабрина напоминала хитрую лису, предвкушающую лакомую добычу.
     - Кхм, ну… - Габриэль смущенно потер свой нос. – Ему же было плохо, вот я и…
     - Всё понятно. – Лиса поймала своё трофей – настолько довольной была наставница.
     - Да и не важно. – Лорд Поттер-Блэк весьма легкомысленно пожал плечами, и принялся поглощать десерт.
     - Точно, не важно. – Наставница бросила лукавый взгляд на задумавшегося супруга. – Кстати, будь сегодня дома, в восемь вечера, пожалуйста. Предки хотели с тобой очень важный вопрос обсудить.
     - Кхм, ладно. – Габриэль слегка поперхнулся соком, который в этот момент пил. – И тут важный вопрос. – Слегка нахмурившись, прошептал он и разочарованно вздохнул.
     - Дана, Брин, сегодня в полдень прибудут гости. – Габриэль посмотрел в окно, где засыпал на зиму сад поместья, незаметно переходящий в волшебный лес. – Эрик, поможешь мне с думосбором? – Он посмотрел на наставника. – Так будет проще объяснить всё.

     Извлекал воспоминания сам Габриэль – всё же ему надо учиться это делать. А вот смотрели все вместе. Разговор с Лордом Мраксом в среду особых эмоций не вызвал. Разве только Сабрина закусила губу, а Эрик стал хмурым. А вот встреча с Диггори, Сабрину явно расстроила, хотя она изо всех сил старалась этого не показывать. И, видя это, Габриэль не стал показывать вчерашний вечерний разговор в Блэк-маноре, хотя основную суть его наставники знали.
     - Сабрина, Эрик, – Габриэль отошел от думосбора, и встал около окна, любуясь погодой. – завтра рано утром нам надо всем, включая Льюиса, быть в Гринготтсе.
     — Это возможно, но зачем? – Эрик был весьма удивлен. – Если ты хочешь подтвердить оплату для Хагрида, то мы там не нужны.
     - Не только. – Юноша лукаво улыбнулся. – Скажи, Эрик, когда ты рассказывал про род Левин, ты помянул, что вы «вынуждены» были разъехаться. Как я понимаю и фамильное «гнездо», и ваш родовой камень не сохранились?
     - В целом понимаешь правильно, - Эрик с подозрением прищурился, а Сабрина попыталась что-то сказать, но так и не стала. – Только у нас камня Рода не было никогда.
     - Хм, пусть так. – Габриэль уселся в удобное кресло и снял завязку со свитка напоминаний. – А расскажите мне, пожалуйста, про младшие рода и сам процесс их возникновения.
     - Габриэль, - Сабрина аккуратно присела на небольшой диванчик. – Что ты задумал?
     - О, леди Рина, ты не поверишь, насколько я коварен и прагматичен. – Он развернул свиток. – Я хочу быть здоровым и счастливым, вдумчиво и совершенно нагло использовать предоставленные мне возможности, а завтра сильно усилить Род Поттеров, создав свой младший род и свою семью.
     - Поттеров? – Сабрина непонимающе смотрела на юношу. – Но разве не лучше Лестрейнджей влить в Блэков. – Она неуверенно переглянулась с мужем. – Это же было бы…
     - Я не говорил про Лестрейнджей. – Габриэль поднял глаза от свитка. – С ними пока рано – не заслужили. – И вновь посмотрел на самую первую строчку.
     - Но тогда – Диггори? – Сабрина снова нахмурилась. – Ты же толком их не знаешь, и…
     - И не про Диггори – тоже не готовы. – На этот раз Габриэль не выдержал и улыбнулся. – Льюису лучше переночевать в Поттер-Холле. – Он свернул свиток и обвязал его лентой. – Заодно и обсудим наши совместные действия.
     - Ри, я… - начал было побледневший Эрик, но был перебит воспитанником.
     - Эрик, давай вечером обсудим, вместе с Льюисом. – Он встал из кресла и потянулся, - а теперь пошли к думосбору, покажу кое-что интересное и гораздо более важное.
     Полная версия разговора с Делакуром, заставила, едва дотерпевшую до конца, Сабрину вынырнуть из воспоминания и фырчать, словно рассерженная кошка.
     - Женитьба? Еще чего! – Она не могла сидеть на месте. – Это если каждая будет так после спасения?! Разбежались. Лорда им в зятья надо! А чего раньше, в начале лета не поспешили, а? – Она оттолкнула Эрика, попытавшегося успокоить разошедшуюся супругу. – Как мальчишку беспризорника пригреть и обласкать, так заняты все, да? – Она в гневе погрозила маленьким кулачком кому-то неведомому. – А как настоящего аристократа, так – приходи и женись?!
     - Рина, подожди, - попытался было словесно воздействовать на жену Эрик.
     - А ты не перебивай! Знаю я вас, мужиков – попу круглую увидите и уже всё! – припечатала она весь мужской род, не понимая, как сейчас сильно ошиблась.
     - Да-да, - тут же поспешил вставить её супруг, мстительно улыбнувшись, – Именно так, видим любимую попу и всё.
     - Что? Эрик! – У Сабрины даже прическа стала распадаться, а сама она как-то уж слишком покраснела, и, видимо от избытка эмоций, топнула ногой.
     - Я тебе вот что скажу, Габриэль. – Эрик Левин делал вид, что вообще не обращает внимания на гнев своей супруги. – Иду я как-то по своим делам, смотрю – попа, ну просто великолепная. Круглая, подтянутая. Как увидел – влюбился без памяти. А перевел взгляд выше, - Он подмигнул воспитаннику, - так понял – надо жениться. Вот так и получилась миссис Левин. – Он с улыбкой приобнял начавшую внезапно остывать и смущенно прятать лицо супругу.
     - С женитьбой ты успеешь, Габриэль. – Эрик крепко обнял, наконец, успокоившуюся любимую. – Но, если прав Делакур, - Он аккуратно поднял подбородок Сабрины, - Любимая, а как ты относишься к новогодним каникулам во Франции, а?

     Из свитка напоминаний Габриэль прочитал только первый и самый верхний пункт:
     «Поговорить с Батильдой Бэгшот в Годриковой Лощине. Особое внимание уделить трем моментам:
     - вещам Геллерта Грин-де-Вальда, хранящимся у нее;
     - родству с Поттерами;
     - созданию портальных переходов»
     Последнее было дважды подчеркнуто. Почему вдруг Лорд Мракс решил так заострить внимание Габриэля на этом, сам юноша не понимал, но решил узнать самостоятельно, действительно найдя свою далекую родственницу, проживающую, как оказалось, где-то совсем рядом от Поттер-Холла.
     - Дана, Брин, а вы знаете всех наших соседей по Годриковой Лощине? – Спросил Габриэль в пустоту своего дома, подходя к выходу в сад.
     - Так как же не знать, хозяин. – Брин появился рядом с ногой Габриэля и солидно подбоченился. – приходится же общаться со всеми: и продукты купить, и новости узнать – послушать. Да и народу тут не сказать, что много. Пустые дома уже есть.
     - А где проживает Батильда Бэгшот?
     - Ха, старая Батти, что - ли? Так известно где, как из дома выйти, да направо по улице вверх пройти, так в самом конце улицы и домик её будет. Как раз через три от нашего. У него еще черепица глиняная, да разноцветная. Зачем так сделали, диву даюсь. И заборчик низенький такой, из ивняка зачарованного плетеный. – Брауни почему-то вздохнул. – А ты, хозяин и не помнишь ведь, как старая Батти тебя в колыбели-то качала?! Мал был совсем, да… - Брин замолчал, а потом почему-то исчез.
     Правда, буквально через полминуты вернулся. Улыбаясь и сжимая в руках старенькую и потрепанную книжицу.
     — Вот! – Довольный Брин вручил книжку Габриэлю. – Сказки, что она тебе читала. Её собственного сочинения, между прочим. – Он постучал пальцем по обложке, — Это из-за этой книжки Батти сумасшедшей-то считать стали. – И вновь исчез.
     Больше отрывать брауни от дел Габриэль не стал. Скоро должны были прибыть Диггори и Шеймус Кент. Но оставшиеся полчаса, вполне можно было посвятить чтению, сидя на веранде, уже немного согретой осенним солнышком.
     Габриэль достал из поддиванного ящика тёплый плед и прошел в сад. Кресло – качалка, в котором так нравилось раскачиваться летними вечерами Сабрине, всё еще стояло на веранде, так что, накрыв его пледом, и накинув на себя легкие согревающие чары, юный лорд вполне неплохо устроился.
     Батильда Бэгшот
     «Что скрывается в волшебном лесу? Кратко об агнцах и тварях.»
     Издано 16 апреля 1924 года
     Лонгман, Хёрст, Риз, Орм, Браун и Грин
     Обложка книги не впечатляла – обычный темный картон, уже довольно сильно потертый и захватанный пальцами. Книга вообще была достаточно ветхой, как будто магию к ней даже и не применяли. А может, и действительно было так. – Габриэль не знал. Да и особо знать не хотел – книгу он хотел почитать только для того, чтобы…
     Едва раскрыв форзац, юный Лорд Поттер-Блэк вздрогнул, и чуть не выронил книгу от неожиданности: весь форзац представлял собой картину. И не какую-то непонятную, а ту, с которой Габриэль сталкивался совсем недавно – та самая «Портрет Дамы с Единорогами», что в оригинале висела в гостиной Гриффиндора.
     Самым любопытным было другое – картина, вернее её изображение в книге, несмотря на общую старость самой книги, была весьма детальной и красочной. Словно автор этого рисунка, а как понял Габриэль, иллюстрации тоже создала старая Бэгшот, видела картину в оригинале и совсем не старую.
     А странности продолжались. Даже не приступая к чтению самих «сказок», Габриэль, применяя заклинание увеличения объектов, смог рассмотреть все сюжеты, что были нарисованы.
     Уже знакомые по левому нижнему краю василиск и призрачный арахноскорпион готовились к яркой схватке в топком болоте, верхний левый край был отведен столкновению огромного льва и костяного дракона посреди выжженной пустыни, могучий ворон старался выклевать глаза огромному умертвию, за которым простиралось поле скелетов, в правом верхнем углу а вёрткий барсук, почти оплетённый двумя гибкими ветвями, подрывал корни искаженного древа справа внизу.
     И только в центре дама-волшебница действительно парила в воздухе, а единороги встали на дыбы, но они атаковали не даму, а кого-то над или за нею. Кого – было непонятно, изображение было выжжено. И только надпись в самом низу форзаца могла объяснить хоть что-то:
     «Дойди до конца – узнаешь ответ!»
     Как понял Габриэль, надо прочитать всю книгу, страницу за страницей, и только тогда, на последнем форзаце будет… Хм. Решивший сразу открыть второй форзац юноша, был слегка обескуражен – тот не открывался. Открывалась только следующая страница книги, заставляя читать всё полностью, страницу за страницей.
     Он считал, что в книге нет магии? Наивно считал – еще какая! Про такое Габриэль даже и не слышал.
     - Хозяин, - Неслышно возникла рядом Дана. – Пришел ваш адвокат и с ним трое магов. Ждут в магловской части дома.
     - Спасибо, Дана. – Габриэль поднялся и направился в дом. – Я сейчас ими займусь.
     А магловская часть дома стала гораздо уютнее – чувствовалась рука и вкус Сабрины. Посреди просторной гостиной стояли в ожидании четверо, и, едва владыка Поттер-Холла появился из «львиной» арки – приветствовали сдержанными, но искренними поклонами.
     - Мистер Кент, Амос, Алисия, Седрик – приглашаю вас войти в мой дом.
     И, едва все четверо очутились в мире истинной магии и уюта, что давал всем входящим по воле своего повелителя Поттер - Холл…
     - Хочу представить вам людей, которых я считаю своими родителями – Эрик и Сабрина Левин.

     Акт VI Глава 56
     - Эрик, Сабрина – а пойдемте гулять по Годриковой Лощине, а? – Габриэль слегка устал от эмоций своих, только что отбывших гостей.
     Впрочем, у адвоката семьи эмоции тоже были, но он их, в силу профессионализма, почти не показывал. Однако, едва юный лорд объяснил свою идею про некую весьма занудливую и вредную репортершу, даже этот мастодонт юридического дела, не удержал шкодливой улыбки.
     А эмоции били через край уже в момент принятия, пока устной, но всё же действующей клятвы верности своему Лорду, со стороны всех троих Диггори. А уж когда Сабрина повела Алисию в подземелья Поттер - Холла…, а сам Габриэль, в сопровождении Эрика, повел мужчин Диггори в парк и лес…
     Хотя Седрик, в силу, скорее всего, некоего непонимания ситуации в целом, удивлялся не очень – прагматик и реалист. А вот его отец, фонтанировал удивлением и каким-то непонятным счастьем по поводу каждого существа, встречавшегося на пути.
     Появление Мирка – радость пополам с восторгом. Ржание парочки гиппогрифов, почуявших Габриэля – слёзы умиления, призыв к игре от двух непоседливых золотых единорожек, что вихрем принеслись к своему двуногому братику, приглашая в игру – благоговейный ступор.
     Хотя вот на феникса реагировал почти скупо, уже о нем зная. Узнав от Мирка о том, что кроме младших фейри, в дальнем лесу появилась еще одна деревня – восторгался, но как-то без огонька. Видимо подустал. Ну, а когда на колени, усевшегося в кресло-качалку Сабрины Габриэля, из леса выметнулась огненная молния Фьёры – новый магзоолог Лорда Поттера-Блэка, устало опустился на край резного деревянного дивана, что стоят повсюду в саду, и обхватив голову руками весьма серьезно задумался.
     Фьёра же, потоптавшись на коленях Габриэля всеми своими двадцатью пятью килограммами мыщц, меха и обаяния, по-хозяйски разлеглась на вышеупомянутых коленках, требуя ласку и внимание.
     - Амос, вас что-то удивило или расстроило? – Габриэль запускал свои пальцы глубоко в мех урчащей от удовольствия жмыры и сам наслаждался процессом.
     Эрик давно уже увел Седрика сначала в Оранжерею, а потом в дом, так что наступил самый подходящий момент общения с магзоологом.
     - Удивило? Да, милорд. – Амос встряхнулся и попробовал даже как-то развернуть явно усталые плечи. – Ваш сад, ваш лес… Такого просто не может быть. – Он покачал головой, словно отгоняя мираж. Бросил взгляд на урчащую, работающим танковым двигателем, жмыру, и вновь как-то сник.
     - А что именно не так? – Габриэль не понимал удивления старшего Диггори.
     - Не могу объяснить точно, но… милорд, позвольте вопрос, – Амос словно готовился в воду прыгнуть, ожидая разрешающего кивка Габриэля. – Вы, Друид?
     - Я? – Удивление юноши было настолько неподдельным, что… - С чего вы так решили?
     - Ваш отец, - Диггори бросил быстрый взгляд на дом. – Он из Левинов.
     - И? – Любопытство накрывало волной.
     - Левины, семья потомственных друидов, милорд. Они воины, исследователи, но в первую очередь – маги природы. – Похоже, Амос потихоньку проходил в себя. – Вот я и подумал…
     - Амос, - Габриэль с удовольствием улыбнулся. – я не знаю ничего насчет друидов. Да это и не важно. Вы же теперь понимаете, с кем вы будете работать? – Он вновь запустил волну мурчания, сжав пальцы и погладив шерсть. – Волшебный лес совсем недавно обрел магию, и я уверен, он только в самом начале своего развития.
     - Согласен, милорд. – Амос поднялся и выглядел уже поувереннее. – Поскольку я уже являюсь вашим магзоологом, милорд, прошу разрешения на использование, в отдельных случаях, консультаций гораздо более опытного специалиста, нежели я.
     - Вы готовы гарантировать лояльность и молчание этого специалиста, Амос? – Габриэлю не очень хотелось устраивать тут проходной двор, но…
     - О, да, милорд. – Амос уверенно поклонился. – Последние четверть века он живет весьма уединенно, здесь, в Годриковой Лощине. Он не склонен к лишним разговорам. И он, по мнению очень многих в мире, лучший специалист по уникальным и экзотическим существам. – Диггори весьма хитро улыбнулся. – Кстати, вы весьма хорошо с ним знакомы, милорд.
     - Я? – Габриэль удивленно посмотрел на Амоса. – Вы уверены?
     - Абсолютно. Вы учились по его книге «Фантастические твари…» - Он замолчал, с улыбкой глядя на раскрытые от удивления глаза Габриэля.
     - Саламандер? – Кажется, юный лорд очень разволновался, коль даже голос сел. – Ньют Саламандер здесь? И он жив?
     - Живее всех живых, милорд. Но он не любит гостей. И, если позволите, я навещу его в понедельник – он почти ваш сосед.
     - Кхм. Согласен, Амос. Поступайте, как сочтете нужным. И, - Габриэль слегка замялся, - если есть возможность, я хотел бы лично познакомиться с мистером Саламандером в ближайшее время.
     - Я постараюсь это устроить, милорд.

     В целом, встреча – знакомство с новыми…, хм, Габриэлю не нравилось слово «вассал», он предпочитал «наставник», или «помощник», но всё же – знакомство вышло удачным. Седрик жаждал вернуться в Хогвартс, к учебе и Дафне Гринграсс, Амос – с задумчивым видом прикидывал дальнейшие действия, Алисия – раскрасневшаяся, очень довольная и, по-настоящему живая, на прощание даже поцеловала Сабрину в щеку, смущенно всем улыбнулась, схватила обоих своих мужчин под руки и словно полетела на выход.
     А Габриэль решил прогуляться по Годриковой Лощине. Причем, за всё время пребывания в Поттер - Холле – это был первый выход.
     Замечательный день! Замечательное настроение. Замечательная компания!
     Сабрина, действуя абсолютно так же, как еще совсем недавно поступила Алисия Диггори, подхватила обоих мужчин под руки и словно маленький и очень красивый бронетранспортер, отправилась на прогулку.
     Первым местом посещения, пока еще солнышко не село за горизонт, была выбрана местная церковь Святого Иеронима и расположенное рядом с нею большущее кладбище. Наверное, только сейчас юный лорд дозрел до того момента, когда надо посетить могилы его родителей.
     Сами могилы оказались ухоженными, и Габриэль шепотом поблагодарил брауни, присматривающих за наследием его семьи. А вот сильного негатива юноша не почувствовал. Скорее легкую грусть по давным-давно упущенным возможностям.
     Слегка подмерзшие после кладбища, Левины вместе с Габриэлем, зашли в местный паб, выпить пунша и согреться. А после продолжили обход совсем небольшой деревушки, в которой довелось родиться великому Годрику Гриффиндору.
     - Миссис Бэгшот! Мэм? – Габриэль аккуратно стучал в двери дома, указанного Брином.
     Как ни странно, внутри дома не было света. Возможно, не было и самой хозяйки. По - крайней мере, юноша, обернувшись на спокойно уходящих к Поттер - Холлу наставников, пожал плечами и снова, уже в третий раз постучал в дверь.
     - Миссис Бэгшот! Вы дома? Это Габриэль Поттер. Мэм?
     Легкий звон и тяжелые шаги, доносящиеся из дома, показали Габриэлю, что его услышали. Медленно, но почти без скрипа приоткрылась дверь…
     - Габриэль Поттер? – Тихий весьма скрипучий голос пробормотал из полумрака коридора. – Я такого не знаю. Был мальчик Гарри Поттер, сын Джеймса и…
     - Миссис Бэгшот, это я – Гарри. – Солнце уже скрылось, и разговор велся в сумерках. Всё, что мог видеть Габриэль – это силуэт женщины, а это значит… - Люмос.
     Огонек, зажженный на кончике палочки, слегка ослепил. И не только Габриэля.
     Старая, и какая-то очень усталая, даже по ощущениям, женщина, недовольно прикрыла свои глаза тонкой морщинистой ладонью.
     - Простите. – Габриэль почти погасил люмос, оставив его едва тлеть. – Но я очень хотел с вами поговорить и познакомиться. – И видя, что женщина никак не решится его впустить, пошел на маленькую хитрость. – И поговорить про книгу сказок, что вы читали мне в детстве.
     Вечер субботы, Поттер-Холл, Галерея Предков
     - Бабушка Дорея, Дедушка Карлус, родичи, - Настроение Габриэля было замечательным. Он был дома. И, несмотря на множество впечатлений этого долгого дня, похоже сам факт того, что ОН ДОМА, придавал огромное количество сил юному лорду. – Вы хотели меня видеть?
     - Внук! Приятно видеть тебя. – Лорд Карлус усмехнулся. – Что за переполох ты устроил у Блэков? – Он посмотрел на свою супругу. – Твоя бабушка мне весь мозг проела своими размышлениями.
     - Просто это было весьма неожиданное решение, Карлус. – Леди Дорея и не думала отступать. – Никогда еще не случалось такого, чтобы младший род создавался таким образом. Конечно, приятно, что Блэки могут усилиться, но ведь будут и проблемы, и даже…
     - Ладно, милая. Это мы чуть позже обсудим. – Лорд Карлус добавил строгости в голос. – Габриэль, нас обеспокоило сообщение твоих наставников, что единороги приняли тебя в свою семью. Не сам факт, а его последствия. - Небольшая заминка в голосе. – Поэтому мы решили позвать специалиста для тебя. – И жест рукой, в направлении…
     – Магистр Хевлок Свитинг Гамп. – Весьма бледный старичок заговорил с портрета Леди Мадженты. – Специалист по единорогам. Как мне сообщили, семья истинных единорогов признала в вас своего ребенка, Лорд Поттер - Блэк.
     - Вы правы, магистр. – Габриэль слегка поклонился, - не стану утверждать что-либо или рассказывать подробности, но в целом, именно так.
     - Дело не в подробностях, юноша. – Весьма ворчливо пробурчал старик. – А в последствиях, что данный шаг несет для вас.
     - А разве могут быть какие - то плохие последствия? – Габриэль искренне улыбнулся, совершенно не обращая внимания на ворчание старого магистра.
     - И еще какие, Лорд Поттер - Блэк. – колючие глазки требовательно уставились на Габриэля. – Вот вы ничего странного в своем поведении за последнее время не замечали? Может те, с кем вы общались, что-то эдакое отмечали? А может…
     - Я вас понял, магистр. – Габриэль остановил зарождающийся словесный поток. – Дайте мне обдумать немного. На этой неделе произошло слишком много всего.
     Габриэль постарался честно вспомнить всё, что произошло. Вспомнить и пролистать, выискивая непонятности и…
     - А знаете, магистр, кажется, вы правы. – И вновь юноша не обратил внимания на довольное старческое хмыкание. И продолжил в почти полной тишине. – Мне стало как-то странно везти. И еще, - Габриэль слегка улыбнулся, - одна ученица отметила, что над моей головой сияет радуга. Она вообще немного…, - он смутился, не зная, как правильно описать Луну Лавгуд.
     - Видит странных существ? – Проскрипел магистр Свитинг вместо Габриэля.
     - Точно. – Габриэль облегченно выдохнул.
     — Это очень хорошо, юноша. – Старик Свитинг улыбнулся. – У этой девочки настоящий дар и благоволение самой Природы. – Он тяжко вздохнул. – Так что именно она сказала?
     - Она сказала, что мои мозгошмыги катаются по радуге.
     — Вот видите! Истинный магзоолог вам подтвердил, что произошли изменения. – Магистр как-то даже засветился довольством. – А всё из-за вашей новой семьи.
     - И что это означает? – Вновь любопытство распирало грудь юноши.
     - Означает то, что ваше магическое ядро вновь начало расти. – Старый Свитинг начал загибать пальцы. – То, что отныне у вас усиленная предрасположенность к магии природы и целительству, - второй палец был согнут, - То, что теперь к вам, без вариантов, будут липнуть все магические существа, а, значит и проблемы, с ними связанные, - третий палец…, - то, что у вас теперь повышенная удача в свершениях, чем вас одарила сама Магия, но учтите – вновь колючий взгляд утыкается в глаза Габриэля, - Магия и спросит с вас гораздо сильнее, выдав больше проблем. – Четвертый палец загнут.
     - И последнее, Лорд Поттер-Блэк, как я весьма обоснованно подозреваю, - пятый палец оказался загнут, - у вас появилась вторая анимагическая форма. – Почему-то весьма грустно закончил бывший специалист по единорогам.
     - А…, - слегка ошарашенный таким перечислением, Габриэль, не сразу нашелся с тем, что сказать. – Разве это плохо? Вторая форма?
     - А у вас есть хотя бы первая? – Вновь ворчливо и даже с каким-то скрипом спросил старый магистр. – Вы хотя бы основную освойте, и развейте до приличного уровня. – Он вновь вздохнул. – как меня просветил Лорд Леонард Родерик Поттер, - короткий поклон в сторону портрета основателя Рода, - ваша первая анимагическая форма – это прямое наследие Годрика Гриффиндора – Нубийский Лев Защитник. А это Стихия Огня. Вы понимаете, что это означает? – Требовательный взгляд на Габриэля.
     - Хм, если честно, не совсем.
     - Да это понятно, - Магистр даже как-то отмахнулся от ответа юноши, - Образование умерло еще при мне. – Габриэлю показалось, что старый магистр даже готов был сплюнуть от досады. – Лорд Поттер - Блэк, эта анимагическая форма примет вас только в том случае, если вы будете владеть навыками управления стихийными составляющими именно этой формы. В случае Льва – основы магии Огня, которыми вы, как мне кажется, даже не владеете и не особо знаете, как овладеть.
     Тишина, и до этого бывшая полной, сейчас вообще как-то зазвенела.
     - Но как же другие, - начал слегка бледный и растерянный Габриэль.
     - А у других нет истинной анимагической формы. – Словно маленькому мальчику объяснял Свитинг, - у всех формы упрощенные. И, по - сути, выбранные либо предками, либо самим магом. А чтобы вы сами поняли, – Старик впервые улыбнулся, - Вы никогда не задумывались, почему всего четыре основателя было у школы Хогвартс? Неужели за многие тысячи лет не появилось других достойных в нашей Англии?!
     Магистр Хевлок Свитинг Гамп молчал, ожидая ответа. Молчал и Габриэль, не зная, что сказать. Впрочем, и портреты молчали.
     - У Повелителей Магии, основавших Школу Волшебства Хогвартс, была одна, схожая способность – истинная анимагическая форма, данная самой Магией. – Тихий голос магистра наполнил галерею Предков.
     – Гриффиндор – Могучий Лев, рожденный Огнём пустыни,
      - Когтевран – Мудрый Ворон, парящий на струях Воздуха,
     - Пуффендуй – Юркий Барсук, знающий всё о Земле,
     - Слизерин – Серебряный Василиск, дитя Разделённой Воды.
     - Этому не учат в школе, увы. – Закончил с грустью магистр.
     - А Единорог? – Почему-то спросил Габриэль, не выдержав.
     - А Единорог, юный Лорд Поттер-Блэк, - Язвительность вернулась в голос старого магистра, — Это форма эфира. Перехода. – И, не видя понимания в глазах юноши, магистр продолжил. – Чтобы овладеть аниформой Единорога, вам юноша, придется стать мастером порталов. Если сможете. – Ехидство старика можно было ножом резать, настолько оно было явным. – Правда, получить эту аниформу вы сможете только после первой, а с нею…
     Старый магистр поклонился и стал прощаться.
     - Что же, юноша, было приятно побеседовать. Надеюсь, вы узнали для себя много нового и любопытного. А сейчас, всего наилучшего… - И исчез из портрета.
     Сказать, что в душе и сознании Габриэля было смятение? Да там просто буря была. Дикое любопытство, присущее ему с детства, перемешивалось с какой-то детской обидой на то, что он не знает так много из основ… И, даже отставив размышления об анимагии в сторону – сколько всего рассказал старый магистр, лишь несколько минут поязвив?!
     Впрочем, вспомнив одну оговорку старого Свитинга, Габриэль встрепенулся.
     - Лорд Леонард, как вы считаете, что не так с моим ядром? – Он требовательно посмотрел на портрет основателя Рода.
     - Габриэль, я могу сказать только общее – твое ядро растет и не собирается останавливаться в этом. Так же было у Гриффиндора. Надеюсь, - могучий предок как-то слегка растерянно почесал свою щеку, - ничего плохого в этом нет. Но если хочешь узнать больше – нужно спрашивать у наследников Пенелопы Пуффендуй. У её прямых потомков.
     - Хорошо, я спрошу. И еще вопрос, если позволите, - Габриэль даже дыхание затаил. – Что насчет аниформы Льва? Вы её осваивали?
     - Так ты же вроде хотел только прочитать про аниформы, а не осваивать? – Лорд Леонард поначалу улыбнулся, но видя, что Габриэль ждет ответа, всё же проговорил. – Нет, Габриэль. Лев мне не покорился, больно уж он строптив и независим. Да и правильно сказал этот магистр – без стихии тебя Лев не пустит.
     - А есть путь узнать Стихию? – Ответа юноша почти не ждал, но, чтобы завершить всю эту тему…
     - Есть. Только рановато тебе, юный Лорд, про это узнавать. – Голос Лорда Леонарда Родерика Поттера вновь стал громоподобным и уверенным. – Вот как захочешь реально анимагом стать, тогда и поговорим.
     Поместье Мраксов. Поздний вечер субботы.      
     - Милорд, вы уверены, что он примет моё предложение. – Мужчина, что произнес это, был немного бледен и явно худощав. Однако выбритое лицо и яростно горящие глаза, могли сказать очень многое об их обладателе.
     - Рудольфус, я не просто уверен, я гарантирую, что Лорд Поттер-Блэк, примет НАШЕ предложение. – Очень довольный Лорд Мракс, расслабившись, сидел в любимом кресле и смотрел в огонь камина, - Но не сразу. – Добавил он через мгновение.
     - Милорд? – Взгляд главы Лестрейнджей на мгновение стал задумчивым.
     - Всё очень просто, друг мой. – Мортимер зажмурился от тепла, идущего на него. – юный лорд очень прагматичен и не склонен к излишним эмоциям. И это замечательно. Да, он прекрасно осознаёт возможность усилить Блэков, но без проверки вас в свою семью не возьмет. – Закончил он, взглянув на фыркнувшую в этот момент Беллатрису.
     - В свою? – Супруга Рудольфуса, как это ни странно, быстрее мужчин оправилась от тягот Азкабана.
     - Именно, Белла. – Очень мягко проговорил Лорд Мракс, - Именно в свою. Ни к Блэкам, а в семью Габриэля Эридана Поттера-Блэка. – В конце фразы голос хозяина этой комнаты и всего замка стал странно холодным и даже угрожающим. – И ты, Белла, станешь доброй и послушной супругой главы младшего рода Семьи нашего общего знакомого. – Вишневые глаза зажглись ярким огнём. – и будешь во всём прислушиваться к рекомендациям и просьбам своего Лорда Эридана. – Легкое шипение добавилось к свету глаз. – И даже умрешь ради него, если понадобится…
     Бесстрашная Беллатриса Лестрейндж, которая не боялась никого и ничего на свете, испуганно вжималась в глубокое мягкое кресло и закрывала лицо руками, только бы не видеть столь страшного, до безумия страшного, зрелища, как Лорд Мракс в ярости.
     - Но такого не понадобится, Белла. – Внезапно успокоившийся Лорд Мракс хмыкнул. – Лорд Поттер-Блэк весьма расчетлив, удачлив и будет всеми силами стремиться укрепить свою семью.
     - Вы так верите в него, милорд?! – Третий собеседник, что до этого долго молчал и не двигался, произнес это с какой-то затаенной грустью в голосе.
     - Ты зря сомневаешься, Люциус. – Лорд Мракс взглянул в темноту, где скрывался Лорд Малфой. – Не знаю, что именно случилось с полубезумным юношей, некогда бывшим Гарри Поттером, но этот, нынешний Поттер - Блэк, походя, при первой же возможности, уничтоживший того, с кем я боролся больше сорока лет, меня восхищает. – Он вновь улыбнулся. – И, самое главное, ты не представляешь себе его перспектив, мой Первый Рыцарь. – Лорд Мракс наклонился к камину и протянул руки почти в огонь, явно наслаждаясь.
     - Что мог получить почти потерявший себя в безумии Волан-де-Морт, Люциус? – Мортимер Мракс размышлял вслух. – Власть над Англией? Вряд ли. Мешал Дамблдор и Министерство Магии. Да и все маги поголовно ненавидели и не понимали. Что могут получить респектабельный, вежливый и мудрый Лорд Мракс и его Вальпургиевы Рыцари? Много больше, мои дорогие рыцари. Много-много больше – целый мир!
     Лорд Мракс умолк, откинувшись на спинку кресла, и предоставляя право говорить тем, кто был с ним рядом долгие годы.
     - Но как такое возможно, милорд? – Лорд Малфой даже подался вперед, показав бледное и осунувшееся лицо.
     - Всё очень просто, Люциус. Решение в том самом юноше, которого пока так не любит наша дорогая Белла. – Мортимер Мракс даже засмеялся от собственных слов.
     - Но что в нем такого? – Малфой так и не мог понять. – Он больше не Избранный, вашего противостояния нет. Он простой мальчишка, который…
     - Люциус. Остановись! – Прекратил смех Лорд Мракс, однако всё же сохраняя веселый настрой. – Иначе я подумаю, что зря тебя поставил Первым над равными. – Он усмехнулся. – Я скажу тебе только две вещи: у мальчика постоянно растущее магическое ядро… - Лорд сделал паузу, с явным удовольствием наблюдая, как вздрогнули все три его собеседника, - И он инициировал своей кровью все три Дара Смерти!
     Тишина комнаты разбавлялась только потрескиванием поленьев в камине, до тех пор, пока та, что пока была Беллатрисой Лестрейндж, не прошептала совсем тихо:
     - Но это же означает…
     - Да, Белла. – Тихим и умиротворенным голосом поддержал её Мортимер Мракс. – Истинный Повелитель Смерти готов родиться. И я, вместе со своими рыцарями, приложу все возможные усилия, чтобы помочь ему на его пути.

     Акт VI Глава 57
     Льюис Левин прибыл в Поттер - Холл не вечером субботы, а рано утром в воскресенье.
     Впрочем, сегодняшнее утро Габриэля вышло насыщенным. Фьёра, согревавшая ночью ноги юноши, получив причитающуюся порцию ласки и внимания, мурчала и мявкала полминуты, словно что-то рассказывая, а потом ушла в лесные дали. Фоукс, поприветствовал юношу, взъерошив его волосы, и исчез в каком-то параллельном пространстве. Дальше была привычная тренировка с Эриком, ранний душ и вообще – сплошная радость жизни.
     - Мам, пап? - Желанное вторжение старшего сына четы Левинов, словно завершило необходимую для полной гармонии картину. – Я прибыл.
     Однако первым с Льюсом поздоровался именно Габриэль.
     - Привет, братишка. – Льюис заключил юного лорда в объятья. – Как дела у любимчика единорогов? – И тут же, смеясь, продолжил. – Если бы ты знал, какую бурю подняли сообщения о том, что ты вызвал Дамблдора на дуэль и заставил авроров арестовать всех своих врагов.
     — Это где ты прочитал такую чушь? – Габриэлю удалось выбраться из объятий брата.
     Но ответить Льюису не дали родители, появившиеся в гостиной и начавшие его банально тискать. И если отец всего лишь хмыкнул, приобняв сына и к чему-то принюхавшись, то вот Сабрина…
     - Так. – По опасно сузившимся глазам женщины, Габриэль понял, что сейчас что-то будет. – И от кого это мы перешли сюда, минуя душ, мистер Левин?
     Льюис тоже понял, что за ним какой-то знатный косяк, поэтому слегка побледнел, но постарался сразу энергично оправдаться.
     - Мам, да всё нормально. Засиделись вчера с ребятами, обсуждали очень важный проект, ну и…
     - Льюис, если твои ребята используют самый роскошный и возбуждающий «Аква ди Парма Роза Нобиле», то у тебя два варианта, и лучше выбери тот, в котором есть правда. Итак, как её зовут? – Мягкий успокаивающий тон, нисколько не расслабил прекрасно знающего свою мать Льюиса, поэтому тот тут же сдался.
     - Кхм, - Льюис прочистил внезапно запершившее горло, - Алессандра Колонна.
     - Кто? – От удивления Сабрина даже отпрянула назад, где была перехвачена бдительным супругом, почти всё понявшим сразу. – Она? – Сабрина попыталась вырваться, но не вышло. – Да как ты… - Внезапно женщина успокоилась и только как-то оценивающе смотрела на поникшего и покрасневшего старшего сына.
     - И давно вы живете вместе? – голос женщины был почти спокойным.
     - Почти полгода как. – Похоже, Льюис понял, что гроза несколько отступила, поэтому стал активно продвигаться за спину Габриэля.
     - Мне что-то нужно знать? – Габриэль посмотрел на Эрика, как самого спокойного в этой ситуации.
     - Наверное, да. – Он аккуратно усадил Сабрину за накрытый Брином к завтраку стол. – Как ты понял, Льюис прибыл к нам от девушки, с которой, хм, тайно живет примерно полгода. – Он сам сел на свое место. – А до этого был знаком чуть более десяти лет.
     - Дело идет к свадьбе? – На вопрос Габриэля Сабрина поначалу дернулась, словно от удара током, но затем взяла себя в руки и указала жестом, не терпящим возражений, на очередную батарею бутылочек, выставленных около тарелки юноши.
     Едва Габриэль сел сам, резкий жест палочки волшебницы – и три пузырька с восстанавливающим, устремились к примостившемуся рядом с Габриэлем, Льюису.
     - Понадобятся! – Резко обрубила все возражения миссис Левин, одним взглядом заставляя сына выпить предложенное. – Устал ведь за ночь. – Довольно проговорила Сабрина, любуясь красными ушами Льюиса.
     - О свадьбе речи пока не идет, Габриэль. – Тем временем продолжал Эрик. – Дело в родстве. – Он также полюбовался на пламенеющие уши сына. – Род Колонна, вернее его дальние предки, были именно теми, кто инициировал то самое проклятье, уничтожившее дом Левин.
     - Не они…, - попытался было возразить Льюис, но наткнулся на взгляд матери и как-то быстро замолчал, приступая к еде.
     - Теперь уже неважно, - Эрик улыбнулся. – А учитывая, что ты задумал, Габриэль, неважно вдвойне.
     - А что ты задумал, братишка? – Льюис, понимая, что отец хотя бы частично на его стороне, расслабился. – Если что, ты меня знаешь – я всегда за приключения!
     - Льюис, обещаю – ты не соскучишься! – Габриэль похлопал брата по плечу и принялся за долгожданный завтрак.
            Банк Гринготтс, воскресенье, 9 часов утра
     - Мастер Хватозлат, мастер Блодарк, приветствую. – Габриэль вошел в зал, общий для двух поверенных его рода гоблинов. Все трое Левинов спокойно вошли следом.
     - Лорд Поттер - Блэк. – Оба гоблина встали от столика, заваленного свитками, что стоял в центральной части кабинета. – Рады приветствовать вас. – Хватозлат проговорил за обоих.
     - Уважаемые мастера, я прибыл к вам ради чрезвычайно важного для моего рода дела. – Габриэль специально сделал многозначительную паузу. – И ваше обоюдное участие в этом деле было бы весьма желательным.
     - Особенно будем рады, если дело связано с финансами. – Мастер Блодарк позволил себе шутку.
     - Безусловно, мастер. Дело связано с усилением Рода Поттеров - Блэков и повышением его благополучия в целом. – Габриэль улыбался, прекрасно ощущая состояние всех присутствующих.
     - Прекрасная идея, Лорд Поттер - Блэк, - Хватозлат потер свои ручки и довольно улыбнулся. Впрочем, Блодарк почти зеркально повторил движения коллеги. – Что нам нужно будет сделать?
     - О, сущую малость, для таких знающих и уверенных профессионалов, как вы, уважаемые мастера. Сегодня, более того, прямо сейчас, я планирую воспользоваться заклинательным залом Гринготтса, создав младший род для Рода Поттеров - Блэков.
     - Младший род? – Оба мастера слегка неуверенно переглянулись. – И кто его сформирует?
     - Семья истинных наследных магов - друидов Левин, - Габриэль посмотрел в глаза вздрогнувшего Эрика. А открытый от удивления рот Льюиса, он проигнорировал. – Так мы можем воспользоваться заклинательным залом?

     Магия бурлила вокруг, проникая в каждую пору тела Габриэля. Проникая и спрашивая. Спрашивая и проверяя готовность. А едва понимала, что её Лорд не отступит от своего – устремлялась к трём замершим перед Лордом Поттером - Блэком людям, что сейчас менялись. И не столько внешне, сколько внутренне. Своим сознанием синхронизируясь с тем, кто сейчас, впервые в своей недолгой жизни, вёл ритуал создания младшего рода.
     - Магией первородной и моей Волей нарекаю новый младший род именем Поттер - Левин. – Разряды маленьких молний взвились вокруг людей, медленно поднимающих свои раскрытые левые ладони на уровень груди. – Кровью новых родичей заверяю клятву Рода.
     — Лорд Поттер - Блэк! — Голос Хватозлата звучит, словно сквозь вату. И вновь Габриэль извлекает из воздуха золотое перо. Огромная, толстая и тяжёлая золотая книга, зависает в воздухе перед ним, быстро листая свои страницы. Миг остановки движения страниц и Габриэль видит своё полное имя, единственное на странице Рода.
     И нет даже желания что-то обдумывать – Габриэль медленно и аккуратно выводит новые имена, чуть ниже своего, одновременно произнося…
     Эрик Льюис Поттер - Левин
     Сабрина Алана Поттер - Левин
     Льюис Эрик Поттер - Левин
      А на ладонях нареченных уже дымится тонкая кровавая дымка принятого имени, завершая клятву.
     — Свидетельствуем! — голоса гоблинов слились с хлопком исчезновения книги.
     - Да будет Магия гарантом Древа – на левой ладони Лорда Поттера-Блэка постепенно угасает метка клятвы крови.

     Вновь Габриэль наблюдал возбужденное перемещение гоблинов по общему кабинету. И если мастер Блодарк был пока как бы на вторых ролях, подготавливая для Лорда Поттера - Блэка документы по финансовым операциям рода Блэк, то Хватозлат просто фонтанировал энергией, с трудом долго удерживась на одном месте.
     - Лорд Поттер - Блэк, как я понимаю, вы планируете предоставить частичную финансовую независимость младшему роду? – Гоблин кинул взгляд на сидящих и притихших Поттеров - Левинов.
     - Безусловно, мастер Хватозлат. Прошу открыть независимый сейф на младший род Поттеров - Левинов, с перечислением на счет десяти тысяч галеонов. – Габриэль хитро улыбнулся, едва Хватозлат дернулся задать новый вопрос. – И, конечно же, прошу вас, мастер, нанять себе помощника, контролирующего дела младшего рода.
     - Ох, Лорд Поттер - Блэк, - Довольно, словно только что заработал миллион, улыбнулся Хватозлат, - Работать с вами сплошное удовольствие. – Гоблин постарался убрать улыбку. – Конечно же, я последую вашей просьбе и в самое ближайшее время найму младшего помощника для Рода Поттеров - Левинов. – Он поклонился сразу всем сидящим родичам. – Как я понимаю, глава Рода мистер Эрик Поттер - Левин?
     - Да, мастер. – Эрик привстал.
     - О, не стоит вставать, мистер Поттер - Левин. – Хватозлат добродушно улыбнулся. – Здесь, в Гринготтсе, вы желанные гости. – Гоблин вновь потер свои ручки. – В самое ближайшее время я попрошу вас прибыть сюда для знакомства с вашим поверенным. Тогда же будет вручен и ключ от вашего сейфа. – Он кивнул каким-то своим мыслям. И обратился уже к Габриэлю.
     - Лорд Поттер - Блэк, что насчет колец младшего рода?
     - Полагаюсь на ваших ювелиров, мастер Хватозлат. – Габриэль обернулся к сидящим родичам и подмигнул сразу всем. – Думаю, когда в следующий раз Глава младшего Рода Поттеров - Левинов прибудет к вам для решения текущих вопросов, вы сможете обсудить дизайн кольца с ним и новым Поверенным.
     - Склоняюсь перед вашей мудростью, Лорд Поттер - Блэк. Ювелиры Гринготтса гордятся своим несравнимым мастерством.
     - Да будет так, мастер. – Габриэль немного устало потянулся. – А теперь, коль все дела с младшим родом улажены, - он вопросительно поднял бровь, смотря на Хватозлата, - Я предложил бы нам обсудить финансовые дела, а после – предлагаю принять участие в небольшом розыгрыше.
     - Сначала дела, Лорд Поттер-Блэк. – Подпрыгнул на месте Хватозлат. – А то от ваших розыгрышей банк будет лихорадить половину дня. – Он рассмеялся, подавая знак Блодарку.
     - Мама, папа, брат – Совершенно серьезно и естественно обратился Габриэль к новоявленным и до сих пор шокированным событиями Поттерам - Левинам, - если у вас есть какие-то срочные дела, вы можете вернуться в Поттер - Холл и подождать моего возвращения там. – Он кивнул на гоблинов, подготавливающих целую кипу финансовой отчетности.
     - Нет уж, сынок. – С легкой улыбкой негромко проговорил Эрик. – Мы, пожалуй, подождем немного, да поучаствуем в твоих делах, по потребности.
     - Ага. – Состояние крайнего удивления, похоже, не до конца отпустило Льюиса. – В очень интересных делах, братик.
     А новоявленная мама не сказала ничего, отвернувшись, спрятав глаза и подозрительно шмыгнув носиком.
     Банк Гринготтс, воскресенье, 11:57 утра, второй этаж
     Красивый молодой мужчина среднего роста, в темно-синем клетчатом костюме, мялся от нетерпения перед кабинетом Поверенных Рода Поттера - Блэка. Что отличало этого человека от остальных? Скорее всего то, что любой достаточно сведущий в генеалогии двадцати восьми родов чистокровных магов, едва глянув в ярко-синие глаза этого, явно чего-то ожидающего мужчины, точно бы сказал, что перед ним находится Блэк.
     А сам Сириус Блэк, в нетерпении ждал назначенного времени. Ведь Глава Рода назначил именно это время. И осталось ожидать всего две минуты, когда…
     - Здравствуй, братик! – Грудной женский голос, раздавшийся за спиной Сириуса, он слышал в страшных снах и ненавидел всем сердцем. Поэтому не удивительно, что рефлексы сработали прежде мозга, ослабленного почти бессонной ночью. Мгновение, и резко развернувшийся мужчина наставляет волшебную палочку точно на сердце улыбающейся Беллатрисы Лестрейндж.
     - Скажи мне хоть одну причину сохранить тебе жизнь, сестрица? – Голос с трудом подчинялся Сириусу. Сказывались долгие годы ненависти, что жгла его сердце.
     Забавно, что следовавшие за Беллатрисой супруг Рудольфус и его брат Рабастиан, были вполне расслабленными, и отнюдь не стремились как-то ограничить эмоции Сириуса.
     А Беллатриса, весьма очаровательно улыбнувшись, сделала небольшой шаг, упершись круглой высокой грудью прямо в палочку обозленного Сириуса.
     - Причина единственная, милый Сириус, - улыбка стала еще более яркой, едва она увидела что-то за спиной Сириуса, - приказ твоего Лорда.
     И не успел Сириус Блэк хоть как-то отреагировать, как услышал наполненный силой голос, от которого спина покрылась холодным потом.
     - Сириус? – От тона Габриэля захотелось спрятаться даже его родителям. – Разве я отдавал приказ убить тетю? – И отвернувшись от, почувствовавшего себя нашкодившим щенком, крёстного, юный лорд продолжил, обращаясь к семье Лестрейнджей. – Господа, леди – прошу пройти в кабинет моих Поверенных.
     А в кабинете наблюдалась почти идиллия – трое гоблинов поверенных, вместе с Поттерами - Левинами, и адвокатом семьи Шеймусом Кентом, пили душистый чай и разговаривали о современных финансовых структурах. Причем особо выделялся голос молодого Льюиса Поттера - Левина, рассказывающего о новом финансовом обмане, так называемой «финансовой пирамиде».
     Едва в кабинет вернулся владыка Поттер - Холла и вошли следующие за ним четверо приглашенных, беседа стихла. И настало время принимать управление разговором мастеру Хватозлату.
     - Господа, в преддверии обсуждения просьбы Главы Рода Рудольфуса Лестрейнджа, хочу представить стороны. – Он важно подбоченясь, повернулся к вошедшим Лестрейнджам. – Рудольфус, глава Рода, - короткий кивок со стороны выбритого, слегка бледного, но даже внешне крепкого мужчины с яркими карими глазами, - Беллатриса, супруга главы Рода, урожденная Блэк, - довольно глубокий книксен от яркой синеглазой шатенки с мягкими каштановыми волосами, волнами падающими на открытые плечи и одетую в длинное прогулочное платье, - Рабастиан, брат главы Рода. – Похожий почти как близнец на старшего брата, Рабастиан, так же повторил его приветственное движение.
     А мастер Хватозлат, уверенным и поставленным голосом представлял уже вторую сторону.
     - Лорд Габриэль Эридан Поттер - Блэк, - кланяться и приветствовать Габриэль не стал, ибо этот этап уже был пройден, он приветствовал Лестрейнджей, салютуя чашкой с чаем, которую только что взял в руки, - Эрик Поттер - Левин, отец Лорда Поттера - Блэка и глава младшего Рода, - вставшего Эрика встретило три пары удивленных и обеспокоенных глаз, - Сабрина Поттер – Левин, мать Лорда Поттера – Блэка и супруга Главы младшего Рода, - На смущенную Сабрину, три пары глаз уже смотрели вполне себе испуганно, - Льюис Поттер – Левин, наследник младшего Рода, - А вот Льюиса приветствовали уже грустно-тоскливые взгляды.
     Между тем, мастер Хватозлат, повинуясь мимолетному жесту Габриэля, представил двух последних присутствующих не гоблинов.
     - Личный адвокат семьи Поттер – Блэков, Шеймус Кент, - Адвокат поклонился с легкой всё понимающей улыбкой, - Сириус Блэк, родич семьи Блэк. – Сириус стоял, не поднимая головы, что вполне соответствовало его состоянию – хотелось провалиться под пол. Даже уши мужчины горели от нестерпимого стыда, хотя он и признавал, что Габриэль был абсолютно в своем праве. А уж когда он услышал, что Левины вошли в семью Габриэля и тот официально признал их родителями…
     - Итак, - Хватозлат довольно сложил ладошки на объемном пузике, усаживаясь в кресло рядом с Блодарком и Даркарутом, - Рудольфус Лестрейндж, вы готовы повторить свою просьбу к Лорду Поттеру-Блэку?
     Банк Гринготтс, воскресенье, 12:43 утра
     Троица Лестрейнджей покинула кабинет поверенных рода Поттер – Блэков. Покинула с весьма сумрачными лицами и явно разочарованными.
     А в самом кабинете, спокойно занимались делами мастера-гоблины, что весьма удовлетворенно переглядывались в течении всех переговоров. Зато присутствующие люди сидели молча, немного пришибленные словами и поведением Главы Рода.
     - Габриэль, - Эрик решил всё же прояснить произошедшее. – А ты не слишком жестко с ними? – Он зачем-то почесал кончик собственного носа в смущении.
     - А мне понравилось. – Глаза Льюиса Левина горели восторгом. – Ну, брат, ты монстр. Вот так взял и просто их всех… - Что именно «всех», договорить он не успел, ибо встретился с крайне задумчивым взглядом своей матери, внимательно следившей за весьма «неправильными» жестами сына.
     - Габриэль, ты в порядке? – Сабрину интересовало состояние сына, а не всякие, почти не касающиеся её дела.
     - Всё в порядке, мама. – Герой вышеозначенного обсуждения и восторгов, сидел и спокойно лопал брусничное варенье прямо из вазочки. Ложкой. – И отвечаю сразу всем. – Он остановился и промокнул губы салфеткой. – По пунктам, и чтобы больше не повторяться. Папа, это больше нужно им, поэтому условия вхождения в нашу семью будут предельно жесткими. Льюис, прошу стараться избегать ненормативных жестов и лексики в присутствии не членов семьи. – И если Эрик почти никак не отреагировал, то вот Льюис выпрямился, слегка покраснел и даже пробурчал что-то типа «зануда».
     Впрочем, на бурчание старшего брата, Габриэль внимания не обратил.
     - Далее, мама, я не позволю, чтобы воздействовали на тебя, отца или Льюиса, ради давления на меня. – Он внимательно смотрел на мать. – Просто пойми это. – Смущение Сабрины явно показало, что развивать тему не стоит.
     - Мастер Даркарут, готова ли полная опись содержимого хранилищ Лестрейнджей?
     - Да, Лорд Поттер - Блэк. – Маленький гоблин уверенно кивнул в сторону адвоката. – Передал вашему адвокату.
     - Мистер Кент, два дела. Первое, изучите и оформите всё содержимое сейфов, а также наследство просителей. Особое внимание обратите на шахты и промышленные объекты. Передача права участия в делах Торговой гильдии обязательна. Далее, - Габриэль посмотрел на часы, висящие прямо посреди кабинета под потолком. А затем перевел взгляд на Льюиса.
     – Уважаемые мастера - Юноша повысил голос, призывая внимание гоблинов, - Прошу помочь моему адвокату в деле сбора максимально полного досье на итальянский род Колонна, - Встряхнувшегося Льюиса встретил весьма жесткий взгляд брата. – Особенное внимание прошу уделить связям Алессандры Колонна.
     Видя, как глаза старшего брата становятся явно злыми, Габриэль спокойно сказал.
     - Ты зря считаешь, что я вмешиваюсь не в свое дело, брат. Ты – моя семья. Я – отвечаю за тебя не только перед родителями, но и перед Магией. И если ты действительно любишь её – то поймешь! – Габриэль легонько усмехнулся. – Я ведь мог попросить составить это досье тайно, Льюис. Подумай об этом, прежде чем злиться на меня.
     - И последнее, - Лорд Поттер-Блэк, внезапно повзрослевший и ставший каким-то очень жестким, перевел взгляд на крёстного, сидевшего с опущенным лицом весь разговор. – Сириус, все дела с Лестрейнджами ложатся на тебя. Твоя задача, чтобы нынешний род тётушки Беллы вошел в Род Блэков максимально лояльным, и расположенным к семейному сотрудничеству. – Дернувшийся было Сириус так и не посмел возразить. – И от того, насколько ты будешь в этих делах успешен, будут зависеть мои рекомендации для бабушки Валь.
     Габриэль подумал секунд десять и продолжил, но уже обращаясь к Сабрине.
     - Мама, когда вернемся домой, пожалуйста, расскажи подробности пребывания Сириуса в Госпитале. – Он усмехнулся. – Особенно про увлечения Сири.
     Сириус всё же смог перебороть свой стыд и вскинулся с вопросом…
     - А зачем? – Но тут же снова сник, поймав ироничный взгляд Габриэля.
     - А затем, дорогой крёстный, что если ты запорешь мне ситуацию с Лестрейнджами, то ты женишься на той, на кого укажу я, и уже к Йолю!
     - Кхм, Габриэль, - Эрик попытался проявить мужскую солидарность, - но нельзя же так…
     - Можно, отец! – Резкий, порывистый ответ, вырвался невольно, выдавая, насколько напряжен юноша. – Простите. – Габриэль, поняв, что несколько перешел черту, поспешил извиниться. – Но так действительно будет, папа. Мне нужны люди, на которых я могу опереться в делах. С которыми я смогу развивать семью. – Голос юного лорда почему-то стал очень печальным. – Я немного устал. И если Сириус не может мне помочь в становлении Рода, проявляя ненужные эмоции, пусть помогает его жена.
     - Габриэль, тебе надо домой и отдохнуть. – Сабрина попыталась было уговорить сына уйти, но наткнулась на веселую улыбку.
     - Отдохну, обязательно. Но чуть позже. – Он порывисто встал. – Мастера, я прибуду с нашей гостьей к четырнадцати часам.
     - Не переживайте, Лорд Поттер-Блэк, всё будет готово в лучшем виде.
     - Мистер Кент, вы участвуете? – Габриэль не удержался от лукавой улыбки.
     - Безусловно, милорд. – Важный кивок адвоката и встречная улыбка.
     - А пока, я хотел бы прогуляться по Косой Аллее, - Габриэль собрался на выход. – Вы со мной? – Обратился он к своей семье.
     Примерно то же время, поместье Лорда Мракса.
     Трое весьма недовольных и разочарованных, даже по внешнему виду, людей, перешли портальным ключом к месту назначения, и тут же столкнулись со спокойно их ожидавшим на портальной площадке замка, хозяином.
     - Мои верные рыцари, - Лорд Мракс распахнул было приветственные объятья, но увидев состояние всех Лестрейнджей разом, слегка сбавил радостный напор. – И что произошло?
     А поскольку никто сразу на его вопрос не ответил, то радость бывшего Темного Лорда как-то так быстро начала сменяться гневом и яростью.
     - Я долго буду ждать ответа? – Он застыл на месте, полыхая глазами. – Если я сейчас услышу, что вы всё запороли, и…
     - Не мы! – Самой смелой, как обычно, оказалась Белла.
     - И что это значит, милая Белла? Мне легиллименцию применить?
     - Не надо, - поёжилась леди Лестрейндж от воспоминаний. – Я расскажу. Но лучше вам всё самому сразу увидеть. – Она склонила голову, предлагая Лорду Мраксу самому вытянуть воспоминание.
     Что, в общем-то, почти сразу, не отвлекаясь на прибывшего на площадку Люциуса Малфоя и сделал Грандмастер Ордена Вальпургиевых Рыцарей. А получив воспоминание, тут же, без всякого думосбора его и просмотрел, спроецировав в воздух…

     — Вот же-ж, змееныш-ш-ш, - спустя примерно минут пятнадцать после начала просмотра, шипел то-ли восторженно, то ли в диком раздражении Лорд Мракс. – И как подгадал точно. – Он порывисто двигался вдоль края портальной площадки, даже не смотря на замерших без движения сподвижников. – Нет, это надо, каков подлец?! – Тёмный Лорд внезапно развернулся и двинулся в другую сторону, бормоча, – Значит, стал дважды Лордом, подмял под себя все финансы семей, отправил Лесника подальше, чтобы избавиться от влияния, убрал «друзей» и самого Дамблдора, что привело к смене министра и дир… - Он внезапно замер, ошарашенный какой-то мыслью, остановившись прямо около Малфоя.
     - Люциус, вот скажи, - Он внимательно посмотрел в глаза первому рыцарю, - ты же помнишь прошлогоднего Гарри Поттера?
     - Конечно, милорд.
     - А можешь мне его описать?
     - Глупый, несдержанный, грязный оборванец, не понимающий что к чему. – Люциус не понимал, что именно хочет милорд, но постарался дать точную оценку.
     - Весьма похвально, друг мой. – Мортимер удовлетворенно хлопнул по плечу Малфоя. – А скажи мне, Люциус, как ты опишешь вот того юношу, который только что морально надругался над нашими дорогими Лестрейнджами?
     - Милорд, мне… - Малфой замялся. – трудно назвать его юношей. Жесткий до жестокости, хитрый и очень опасный.
     - И снова ты прав. – Мортимер Мракс смотрел теперь на всех присутствующих. – А скажите мне, умные мои, как Гарри Поттер прошлого года мог вдруг стать ТАКИМ Лордом Поттером – Блэком? – Он обвел всех соратников взглядом. – Никакие мысли в голову не приходят? – Он пристально посмотрел на вздрогнувшего Люциуса Малфоя.
     - Мой первый рыцарь, помню, как ты рассказывал, что в начале лета пригласил к своему сыну учителя по имени Эрик Левин? – Лорд Мракс вкрадчиво проговаривал каждое слово, не глядя на то, как постепенно бледнеет его рыцарь. – И вдруг получилось так, что мистер Левин становится наставником безумного Гарри Поттера, который через полгода стал вот этим? – От предельно милой улыбки милорда всем стало как-то не очень хорошо. – Так я слушаю ваши идеи, друзья мои.
     Молчание так никто и не посмел нарушить.
     - Что, нет идей? Что же, тогда я сам вам выдам идеи. – Лорд Мракс резко хлопнул в ладоши, заставив вздрогнуть всех. – Люциус, собрать всю информацию на Эрика Левина – Поттера. И вообще, найди способ узнать, как он смог стать отцом Габриэля.
     - Белла, и вы – два обормота – Он строго взглянул на братьев Лестрейнджей. – Выполнить все условия Лорда Поттера – Блэка максимально быстро. И больше не показываться мне на глаза. Считайте это моим последним вам приказом. – Он грустно усмехнулся.
     - Последним? – Вскинулся, наконец, отживевший Рудольфус.
     - Именно, мой дорогой, слегка тугодумный Руди. При смене имени Метка будет уничтожена. А Клятва Крови стоит гораздо выше рыцарского обета. – Он слегка разочарованно помотал головой и пробормотал, но так, чтобы никто не услышал. – И я не удивлюсь, если этот везучий змееныш - манипулятор, уничтожит ваши палочки!

     Акт VI Глава 58
     Косая аллея, воскресенье, 13:07 утра
     Габриэль быстро шел по Косой Аллее, вертя головой по сторонам, и читая вывески. «Всё для Квиддича», недалеко кафе Фортескью – всё верно! Он развернулся и посмотрел себе за спину – «Причуда Ангела». Похоже, именно в этом магазине он прятался в самом начале лета от рыжих Уизли и Грейнджер. Юный лорд расслабленно и довольно улыбнулся.
     - Мы идем за покупками. – Он подхватил маму под локоток и повлек к той самой «Причуде…».
     - А мы зайдем к Фортескью, - Отец потащил всё еще хмурого, но совсем не сопротивляющегося, Льюиса, полакомиться сладостями. Подальше от магазинов.
     Негромко звякнул колокольчик при входе, пропуская юношу и очень красивую женщину внутрь…
     - Добрый день. – Навстречу вошедшим, из-за прилавка, поднялся высокий, уже седой от возраста, но всё еще подтянутый мужчина со старомодным пенсне в правом глазу. – Я могу вам чем-то помочь?
     - Да, - Габриэль светло улыбнулся, - легко подталкивая маму по направлению к полкам и стеллажам с одеждой. – Два небольших дела, мистер…
     - Бёрк. Энтони Бёрк. Владелец «Причуды Ангела». – Представился мужчина.
     - Габриэль Поттер – Блэк. – Юноша легко поклонился, приветствуя хозяина магазина. – Мистер Бёрк, я хотел бы приобрести вторую кобуру. – Он откинул мантию, показываю на своё бедро, где уже много месяцев висела, как раз купленная в этом магазине, кобура из мягкой и нестареющей кожи дракона. – Я использую две палочки, и мне хотелось бы… - Габриэль растерянно замолчал, глядя как пошатнулся и тяжело оперся на прилавок мистер Бёрк.
     - Мистер Бёрк? – На встревоженный голос сына, резко обернулась миссис Поттер – Левин. – Вам плохо? – Габриэль поспешил поддержать, кажется, готового упасть в обморок мужчину.
     - Выпейте. – Строгий голос мамы звучит рядом, а её рука уже вливает зелье малого исцеления в рот чем-то потрясенного владельца магазина. И, едва вытекла из флакона последняя капля…
     - Откуда у вас? – Тихий голос с трудом произносит слова, но почти не дрожащий палец указывает на бедро Габриэля. Туда, где пристегнута та самая кобура.
     - Купил в вашем магазине в самом начале лета. – Габриэль слегка непонимающе посмотрел на мужчину. – Продавец – Энджел Бёрк. Да, что с вами? – Юный лорд и сам не понимал, почему его слова заставляют так сильно бледнеть прежде такого уверенного мистера Бёрка.
     - Как… - мистер Бёрк с трудом сглотнул, и, всё-таки, протолкнул застрявшие слова в горло, - Как она выглядела? – Его глаза пытались найти в глазах Габриэля что-то такое…
     - Очень красивая девушка моего роста, - Стал описывать и вспоминать Габриэль, - лет девятнадцать-двадцать на вид, каштановые волосы, стрижка-каре, карие тёплые глаза. Одета в летнюю юбку до колен и рубашку с закатанными до локтя рукавами и большим вырезом… - От последних слов, Габриэль, почему-то ярко вспомнивший именно в этот момент, как Энджел, провожая его, смотрела ему в глаза, прижимаясь своей высокой грудью и облизывая язычком губки, моментально покраснел.
     Странно, но заметивший всю гамму переживаний на лице юноши, мистер Бёрк, стал очень быстро приходить в себя, даже попытавшись слегка улыбнуться. А вот взгляд мамы, что перехватил Габриэль, был очень непонятным. И, по мнению самого юноши, следовало как можно быстрее её отвлечь, от возможного придумывания подробностей.
     - Мистер Бёрк? – Габриэль и сам переключился на владельца магазина. – Вам уже лучше?
     - Да, лорд Поттер-Блэк. – Мужчина хоть с трудом, но встал, массируя грудь в области сердца. – Рад такому покупателю. – Он уважительно склонил голову.
     - Оставьте, мистер Бёрк. – Габриэль отмахнулся, нахмурившись. – Мой визит едва не стоил вам удара. Вы хотя бы можете объяснить, чем я вас так напугал?
     - Не напугали, нет. – Бёрк вставил на место свой монокль, выпавший в момент приступа. – Просто в тот момент, когда моя дочь продала вам кобуру и, как я понимаю, некоторые другие вещи, она уже больше месяца как была официально объявлена мертвой.
     - Что? – Габриэля словно ударили. – Такого просто не может быть. Я чувствовал её дыхание, её прикосновения, и… - Хоть юноша и был очень удивлен, и даже шокирован, всё же, решил проявить осторожность в высказываниях, перехватывая очередной задумчивый взгляд матери. – Кхм, с уверенностью могу сказать, мистер Бёрк, что на момент моего присутствия в вашем магазине, ваша дочь была жива и здорова. – Он вспомнил еще одну подробность. – Скажите, а у Энджел есть сестра?
     - Да. А откуда вы… - Мистер Бёрк тяжело вздохнул. – Хотя понятно. Её сестра учится в Хогвартсе, на…
     - … втором курсе! – Продолжил за него Габриэль. – И на первом курсе она отравилась какими-то сладостями. – Юноша задумался. – Мистер Бёрк, скажите, с чего вы решили, что Энджел мертва?
     - Чемпионат мира по Квиддичу в апреле. – Грустно проговорил мужчина. – Нападение Пожирателей Смерти. Именно в тот день она пропала.
     - За неделю до третьего Испытания Кубка. – Задумчиво проговорил Габриэль. – Скажите, а у вас не сохранилось колдографии старшей дочери?
     - Она есть, но… - мистер Бёрк устало сел снова за прилавок. – Зачем она вам?
     - Хочу показать её некоторым магам, что вполне могу помочь в поисках. – Габриэль вновь обрел уверенность, не обращая внимания на хитрую улыбку всё слышавшей матери. – Вы же не считаете до сих пор, что она погибла?!
     - Услышав вашу историю, уже и не знаю, что думать. – Он покачал головой. – Но супруге точно не расскажу. – Пробормотал он, задумавшись.
     - Мистер Бёрк? – Габриэль решительно прервал размышления мужчины.
     - А? – Энтони встретил вопрошающий взгляд юного лорда. – Колдография, да-да, сейчас. – И тяжело встав, ушел куда-то в глубину магазина.
     - Колдография, да? – Стоящая рядом Сабрина, словно мурлыкнула. – Дыхание и прикосновения? – Еще один мурлык. – Лорд Поттер – Блэк, а не рановато ли вы начинаете увлекаться девушками и тайнами, с ними связанными?! – Она посмотрела прямо в глаза Габриэля. – Я надеюсь, ты понимаешь, что делаешь?
     - Да, мама. – Габриэль улыбнулся. – Не переживай. Мне еще и с Делакурами разбираться и с принцессой Англии тоже…
     - С какой принцессой? – Мгновенно вспыхнувшая сердитой кошкой Сабрина, схватила юношу за руку. – Ну?
     - Да шучу я. – Габриэль смеялся. – Шучу. Вот честное – пречестное.
      - Ну-ну, шутник. Дома поговорим. – Отвернувшись от улыбающегося сына, миссис Поттер – Левин всё же решила присмотреть себе что-то из одежды.
     А мистер Бёрк, тем временем, принес колдографию улыбающейся Энджел и, конечно же, её тут же перехватила, каким-то чудом моментально переместившаяся на несколько метров, и оказавшаяся рядом с Габриэлем, Сабрина.
     - Спасибо, мистер Бёрк. – Она поблагодарила владельца магазина, ненавязчиво убирая колдографию в свою сумочку. – Мы обязательно попытаемся что-либо разузнать о вашей дочери. – Она мило улыбнулась мужчине. – Но не могли бы вы всё же помочь моему сыну с подбором второй кобуры для палочки? А мне - показать вон те чудесные шали?!
     Банк Гринготтс, воскресенье, 13:59 пополудни
     - Мисс Скитер, вы чудесно выглядите. – Габриэль разглядел ожидающую его журналистку, едва выйдя из-за поворота Косой Аллеи.
     Впрочем, он сумел увидеть не только её, весьма нервно топчущуюся на пятачке перед Гринготтсом, а еще и спину Лорда Мракса, что нырнул в сам банк. И это было важно. И еще важнее, было то, как выглядела самая скандальная журналистка магического мира – если бы Габриэль не знал, что она приглашена на интервью с ним, то одного взгляда на мисс Скитер бы хватило, чтобы предположить её приглашение, именно здесь и сейчас, как минимум на личную встречу с принцем крови.
     Сказать честно, Габриэлю было даже …, стыдно подходить к Рите Скитер, ибо его организм пусть и Лорда, но всё еще мальчика, реагировал на её внешность весьма бурно. И если в целом такой своей реакции на девушек, юноша не удивлялся, а был даже очень рад, то вот в данном конкретном случае…
     Как ни странно, отвлечься от магии очарования, что явно использовала на всю мощь мисс Скитер, Габриэлю помогало маленькое воспоминание о Голосе в Хранилище Льда. Едва стоило ему вспомнить то пронзительное злое шипение, с которым Голос комментировал видения – вся магия журналистки испарялась без следа.
     Поэтому, придя в себя, и держа в сознании образ Проклятого Льда, Габриэль походкой уверенного в себе аристократа, спокойно приблизился к ожидающей его и, весьма мерзнущей, по причине легкой, но красивой одежды, особе.
     - Надеюсь ваше ожидание не было долгим, леди? – Продолжил он тоном лощеного аристократа, наблюдая синие от холода, несмотря на согревающие чары, губы женщины. – Уверен, вы провели незабываемые минуты, любуясь красотой архитектуры Гринготтса. – Он элегантно повел рукой в сторону составленного из сплошных углов и кубов, тёмного здания.
     - Да, Лорд Поттер – Блэк. Вы, несомненно, правы. И я хотела бы…
     - Рита! – Прервал её Габриэль с легкой улыбкой. – Милая Рита! – Проворковал он, включая бархат голоса и сияя глазами. – Вы такая нетерпеливая. – Он расцвел улыбкой, захватывая ладонь мисс Скитер в свою ладонь, и аккуратно целуя её. – Пойдемте, дорогая Рита. – Юноша потянул женщину прямо в банк, рассказывая на ходу. – Для нас с вами подготовили чудесное, почти интимное место, - Раскрыл внешние двери, пропуская женщину вперед. – Где нам с вами никто не помешает. – Закончил он громким шепотом прямо в ухо, ошарашенной таким поведением юного лорда, журналистки, аккуратно подталкивая ладонями её попку.
     Этот момент был самым сложным в плане, но – именно на таком, слегка хамском по мнению самого Габриэля, поведении, настаивал, обучавший юношу, мистер Кент. Хотя Габриэль был абсолютно не уверен, что у него получится. Но, в любом случае, рискнуть пробовало. К тому же, как отметил сам юноша, слегка сжав ладонями круглые спортивные ягодицы мисс Скитер – ему это по-настоящему понравилось. Причем настолько, что протрезветь от взбесившихся в единый миг в организме гормонов, помогло только лицо изумленного чем-то Лорда Мракса, делавшего вид, что читает какую - то книгу, но по факту – просто пялившегося на вошедшую в банк пару из Риты Скитер и Лорда Поттера – Блэка.
     Странно, но Габриэль, достаточно быстро придя в себя от «гормонального взрыва», с большим удивлением отметил, что и сама мисс Скитер ведет себя несколько… растерянно. Она покраснела и шла с какой-то легкой улыбкой, словно находилась в мечтах.
     - Лорд Поттер – Блэк – очень бодро провозгласил приветствующий Габриэля гоблин. – Банк Гринготтс приветствует вас и вашу спутницу. – Поклон приветствия и уважения.
     - Примите мою благодарность, мастер. – Лорд Поттер поклонился в ответ. – Готовы ли аппартаменты для переговоров? – При слове «аппартаменты» юноша бросил шаловливый взгляд на вздрогнувшую и словно чему-то обрадованную Риту Скитер.
     - Всё готово, Лорд Поттер – Блэк. Прошу следовать за мной.
     А Габриэль начал предпоследнюю часть представления, хотя, по чести говоря, ему было плохо и очень грустно от того, что он вынужден был врать и вести себя… неправильно.
     - А сейчас, дорогая, - Рука Габриэля весьма вольготно опустилась много ниже талии женщины, - мы с вами как следует всё обсудим, - От Габриэля не укрылась быстро промелькнувшая торжествующая улыбка журналистки, - И придём к устраивающему нас положению тел. – Габриэль сделал намеренную оговорку, вновь с удовольствием наблюдая за мгновенной реакцией женщины, но с затаённой надеждой ожидая реакции от совсем другого человека.
     - Лорд Поттер – Блэк. – Громкий голос Лорда Мракса сбросил с плеч напряженного Габриэля огромную гору сомнений, заставив остановиться в полушаге от ожидающего перед камином гоблина.
     - Лорд Мракс. – Габриэль повернулся к Мортимеру, не отпуская талии мисс Скитер. – Безумно рад видеть вас в добром здравии. – Юноша лучезарно улыбался собеседнику, не уделяя никакого внимания, явным признакам ярости на его лице. – Вы ведь знакомы с мисс Скитер? - Юный лорд специально выделил фразу, явно заставляя поздороваться двух аристократов.
     И Лорд Мортимер Мракс не сплоховал. Явно нехотя протянутая ладонь Риты Скитер легла в сильную ладонь бывшего Темного Лорда, уже готового поприветствовать женщину, но почему-то ладонь Габриэля, вот именно в этот момент, легла на плечо ждущего перемещения мастера гоблина.
     Мгновение легкой дезориентации, вскрик роскошной, но слегка испуганной женщины, почему-то сразу после перемещения, не устоявшей на ногах и упавшей в объятья Лорда Мракса, которому, едва он успел сморгнуть легкую дымку перед глазами, всегда возникающую после таких переходов в Гринготтсе, даже почудился щелчок колдокамеры. Но откуда она тут могла взяться?
     - Рита, милая. – Мы с вами только уединились, а вы уже изменяете мне с Лордом Мраксом? – Габриэль, в силу некоторых условий, гораздо легче перенесший этот переход, уже снимал свою мантию и укладывал её на одно из больших мягких кресел, что находились в данной комнате, оставшись в тёплом, весьма дорогом шерстяном пиджаке и бриджах. – Впрочем, - заявил юноша, усмехнувшись при виде растерянных и зачем-то отпрянувших друг от друга взрослых, - Я не в претензии. Рита, дорогая, - он выдал очередную солнечную улыбку в адрес растерянной блондинки, - вы ведь не будете против, чтобы мой настоящий друг Мортимер Мракс, составил нам компанию в нашем общении? – Юноша поднял с чайного столика бокал, аккуратно отпил из него и лукаво взглянул на застывших в изумлении взрослых, давая им несколько мгновений на осмотр самого помещения.
     Огромная кровать с нежно-бежевым балдахином, стояла посреди комнаты. И на ней явно что-то лежало. Персикового цвета драпировками были затянуты все стены, создавая впечатление тепла и уюта. Маленький аккуратный столик, сервированный фруктами и напитками, и три окруживших его глубоких кресла завершали композицию, создавая совершенно понятное любому взрослому человеку впечатление – для чего именно всё это!
     А юного лорда словно несло что-то.
     - Итак, милая Рита, прежде чем мы с вами откроем друг другу душу, - Габриэль пристально смотрел на замершую совсем близко от Мортимера растерянную женщину, - Я всё же предлагаю обсудить вопрос стеклянной стрекозы.
     Немного ранее, а вернее примерно в 11 утра, банк Гринготтс.
     - Шеймус, - Габриэль принудительно отвел адвоката в сторону, чтобы обсудить наедине, весьма волновавший его вопрос. – Скажите, вы знаете что-нибудь о заклятии стеклянной стрекозы? – И по тому, как сразу же вскинулся с испугом всегда спокойный мистер Кент, ответ уже был почти ясен.
     - Милорд? Зачем это вам? – И голос был взволнован. – Я не знаю, откуда вы про него услышали, это весьма старое, опасное и забытое волшебство.
     - Но вы же знаете?
     - Я обязан знать про подобное, ибо такое встречается в моей практике, милорд.
     - И всё же – что за заклятье? – Габриэль просто чувствовал, что должен знать подобное.
     - Если кратко, - вздохнул Шеймус Кент, понимая, что отговориться не получится. – То это заклятье абсолютного влияния на женщину через привязку душ. Выглядит, как небольшая очень красивая стрекоза, выточенная из куска прозрачного кварца или полевого шпата. В общем, - еще один тяжкий вздох, - если увидите, то узнаете сразу. Но, милорд – это очень тёмная магия. Будьте аккуратны!
     - Спасибо, Шеймус. Огромное спасибо. – Габриэль задумался. – А что будет если всё же применить стрекозу?
     - Ну, для начала на, хм, - Шеймус слегка смутился, - на ягодице женщины появится изображение маленькой стрекозки. Как тавро! Избавиться невозможно. Закрыться от мужчины, что поставил стрекозу – нельзя в принципе. Обоих будет тянуть друг к другу с невероятной силой. А дальше – зависит от мужчины. Если он силен духом и телом – приобретет верную и могучую подругу, а если распутлив и нищ духом – женщина станет рабыней страсти и, извините, милорд, шлюхой.
     - Очень любопытно, Шеймус. Очень. – Габриэль улыбнулся.
     Аппартаменты «Легкого общения», банк Гринготтс.
     Габриэль допил вишневый сок из бокала и аккуратно поставил его на стол, совсем не обращая внимания на взьерошенную, и весьма злую Риту Скитер, переводившую свою волшебную палочку с Габриэля на Лорда Мракса и обратно.
     Едва юноша сказал про стрекозу – женщина подобралась и моментально стала серьезной, всё же не веря в серьёзность намерений Габриэля. Но стоило тому, подойдя к кровати снять с нее сравнительно небольшой ящик банковской ячейки, и повернуться с ним к мисс Скитер – та словно в фурию превратилась.
     - Не сметь! – Дико, срывая голос закричала Рита, выхватывая свою палочку и стремительно бледнея. – Не сметь даже приближаться. – Она вновь срывала голос, отступая к ближайшей стене и не сводя глаз с мужчин. Злость, мерзкая досада и совершенно лишающий силы воли, страх, захлестывали разум женщины.
     - Рита, но вы хотя бы объясните откуда вы знаете, что в этой ячейке? – Габриэль поставил саму ячейку на столик, и не глядя на трясущиеся руки, а с ними и палочку журналистки, спокойно присел в кресло. – Лорд Мракс будет гарантом того, что кроме нас с вами никто больше этого не узнает.
     - Нет! Никогда. – Рита наставила палочку на Мортимера. – А тем более ОН.
     — Это еще почему? – Весьма обиженно проворчал ошалевший от обилия совершенно непонятных событий Лорд Мракс.
     - Не важно. Выпустите меня немедленно. – Мисс Скитер весьма артистично пустила слёзы по лицу.
     - Рита, вот как только вы нам с Мортимером, в которого вы безумно влюблены, расскажете, где находятся те артефакты, что вы забрали из Хранилища Проклятого Льда – сразу отпустим! – По мере того, как Габриэль говорил фразу, Рита Скитер словно лишалась сил, мотая головой и пытаясь отогнать слова, которые слышала.
     А Габриэль делал ровно то, что показывал и объяснял Голос для того, чтобы открыть ячейку. И, едва прозвучало последнее слово – левая ладонь юноши отозвалась резкой болью, сменившейся холодом. Ключ прибыл!
     Одновременно с этим, Мортимер Мракс не сразу понявший то, что сказал Габриэль, начал впадать в некий ступор. Было явно видно, что его нервировала сама Скитер своей бессмысленно болтающейся палочкой, но едва смысл сказанной фразы начал доходить до несколько, не слишком сильного в любовных делах, тёмного лорда, он потерял концентрацию на событиях, что в общем-то и привело к весьма закономерному эффекту.
     - И вообще, мисс Скитер, - Габриэль перешел на деловой тон, что сразу же понизило градус эмоций. – Я так понимаю, что интервью вы брать не будете? Ясно. – Лорд Поттер- Блэк поднялся, беря с кресла свою мантию. – Раз так, вы не против, если я передам ячейку Лорду Мраксу на хранение, а уж с ним вы сами договаривайтесь, о чем хотите?!
     Аккуратно взяв ячейку двумя руками, Габриэль, весьма неловко повернулся, при этом часть мантии накрыла его левую ладонь и саму ячейку. Впрочем, он тут же быстро выправился, ловким движением подбрасывая мантию ближе к предплечью, и почти небрежно передал серебристый короткий параллелепипед прямо в руки Лорду Мраксу, всё еще пребывающему в несколько неосознанном состоянии, поэтому взявшему банковскую ячейку без каких-либо вопросов.
     Застывшая столбиком растерянная Рита Скитер, смотрящая не верящим взглядом на бывшего тёмного лорда, не менее растерянный Лорд Мракс, держащий в руках банковскую ячейку и почему-то смотрящий на женщину, и Габриэль, отходящий на два шага назад от Мортимера Мракса, скрещивающий руки на груди и тихо шепчущий – Аберто.
     Дальнейшие события пронеслись так быстро, что описать их можно всего несколькими словами – произошёл локальный бардак!
     Едва заклинание отпирания сработало, ящик в руках Мортимера рассыпался прахом, а на его месте, как и подозревал Габриэль, зависла бьющая прозрачными крылышками не менее прозрачная, но отливающая яркой голубизной льда, стрекоза.
     Завизжавшая дикой сиреной Рита Скитер, на чистых рефлексах, ударила по стрекозе мощным невербальным Экспульсо, с явной целью стрекозу уничтожить. Стрекоза уничтожаться не пожелала, предприняв манёвр мгновенного уклонения, но попала под возвратную волну от постоянно носимого, еще с трудного переходного возраста, щита Мортимера Мракса. По которому только что весьма ощутимо врезали дробящим заклинанием.
     Результат вышел с одной стороны эпичным, а вот с другой…
     Стрекоза, в результате попадания в активную турбуленцию, со звонким «чмок» врезалась прямо в красивый лобик мисс Скитер, моментально превратившись в невесомую, впитавшуюся в кожу женщины, пыль. И, едва это произошло, Рита закатила свои прекрасные глазки, проваливаясь в неизбежный шоковый обморок.
     Мортимер Мракс, могучий Грандмастер рыцарского ордена, совершенно потерявшийся в такой невообразимо дикой подставе, опять - таки на рефлексах мужчины, подхватил падающую очаровательную, но заплаканную беловолоску на руки, и, растерянно озираясь, неуверенно направился к огромной не застеленной кровати.
     Кого или чего он искал – было уже не важно, хотя Габриэль весьма справедливо полагал, что знает, кого именно. Впрочем, самого Лорда Поттера – Блэка в тех самых «аппартаментах» уже не было.
     Поттер-Холл, вечер воскресенья.
     - Дорогие мои сыновья, - Едва был утолен голод, слово взяла мама семейства. – Сегодня был не только длинный и насыщенный событиями, но и весьма познавательный день. – Она, слегка хмурым взглядом, посмотрела на своих, уставших и притихших детей.
     — Это да, - даже неугомонный Льюис подустал от огромного количества впечатлений.
     - Поэтому я и собираюсь с вами серьёзно поговорить. – Сабрина слегка расслабилась. – Льюис, почему ты не рассказал о Саше?
     - Мам, ну ты же сама помнишь, как отреагировала?! – Льюис вовсе не хотел спорить.
     - Да, помню. И ты сам должен понимать, почему так произошло. Мне хватило прошлого раза, когда ты чуть не погиб, выпрыгнув в окно и удирая от её родителей.
     - Что-то интересное? – Тихонько спросил Габриэль у старшего брата.
     - Ничего такого, - так же тихо ответил Льюис. – Просто не вовремя вернувшиеся родные. – Льюис пожал плечами. – Обычная история.
     - Обычная? – Сабрина Поттер – Левин обладала очень острым слухом. – Это когда ты прятался по всей Италии, отказываясь от женитьбы и, в конце концов удрал в Прагу, якобы для учёбы? А на нас с отцом открыли самую настоящую охоту?
     - Серьезно у вас там. – Габриэль устало мотнул головой. – А чего жениться не захотел?
     - Да из принципа. Если по обоюдному желанию, тогда ладно. – Льюис слегка нахмурился, - А так, когда ружьем в спину – нет уж.
     - А эта Саша как к этому отнеслась? – Габриэль уже почти зевал. – Замуж тоже не хотела?
     - Не знаю, - серьезно задумался Льюис. – Не спрашивал.
     - Как по мне, раз с тобой живет – значит хочет! – Габриэль правда не видел в этом сложностей.
     - Мал ты еще, брат. – Волосы Габриэля слегка растрепала рука Льюиса. – Не общался с девушками плотно.
     - Как же, - на этот раз язвительно проговорила Сабрина, извлекая откуда-то колдографию Энджел Бёрк и кладя её на стол. – Сегодня узнала, что мечтает и вздыхает вот по этой красотке.
     - Ну ка?! – Оживший от любопытства Льюис первым забрал колдографию. – Красивая. – Он бросил задумчивый взгляд на брата. – Очень красивая. Молодец, Ри. – И легкий удар в плечо.
     Однако от настороженного Габриэля, забравшего колдографию, не укрылась легкая заминка Льюиса, едва он увидел Энджел. Но обсуждать это Габриэль пока не стал.
     - В общем так, дорогие мои дети. – Сабрина вновь решила вернуться к теме общения. – Я, конечно же, не хочу и не буду запрещать вам общаться с девушками, но прошу быть внимательными и ответственными. Думаю и отец со мной согласится, - она кивнула на Эрика, который спокойно читал маггловские газеты, - что нам с ним пока рановато становиться бабушкой и дедушкой. Особенно это относится к тебе, Льюис.
     - А чего сразу ко мне? – Брат сразу же, как-то обеспокоенно, завертелся на месте. – У меня всё с этим хорошо.
     - Ты уверен в этом? – Сабрина внимательно и спокойно смотрела в глаза сына. – Можешь мне сейчас поклясться в том, что Саша не беременна?
     - Мам, да всё в порядке, ну зачем ты вот так, - начал было Льюис, но моментально сдулся, отчего то побледнев. Но обратился он, почему-то, к Габриэлю. – Знаешь, Ри, - сегодня какой-то фантастически долгий день. И очень проблемный. – Льюис тяжело вздохнул.
     - Льюис? – Сабрина не собиралась сдаваться.
     - Десять недель. – Не глядя на мать, тихо проговорил старший сын. – Откуда узнала-то?
     - Скажем так, материнское сердце не обманывает! – Веско припечатала мама, всё так же серьёзно глядя на Льюиса. – И некоторые маленькие моменты.
     — Это какие же? – В свою очередь, решил съязвить Льюис.
     — Это Марианна Монти. – Эрик впервые решил заговорить, слегка улыбнувшись какому-то поникшему старшему сыну. – Знакомо имя?
     - Понятно. – Льюис совсем как-то скис.
     - А что за Марианна? – Габриэль не совсем понимал, о чем сейчас идет речь, поэтому решил разобраться.
     - Личный колдомедик семьи Колонна. – Мистер Поттер – Левин аккуратно сложил газету и положил на край стола. – Ваша мама сегодня не только одежду себе успела купить.
     - И что случилось? – Габриэль всё еще не понял. – Алессандра больна? Или что?
     - Ну, - Эрик усмехнулся, услышав тяжкий вздох Льюиса, - если то, что примерно через семь месяцев у тебя родится племянник, можно назвать болезнью… - Он развел руками, теперь почти смеясь.
     - Подождите, - Габриэль даже вскочил из-за стола, переводя взгляд с матери на отца, а с него на Льюиса. – Это что же, - я дядей стану что - ли?
     - Ну, уж точно не тётей! – Пробурчал чем-то недовольный Льюис.
     - Так это же за-ме-ча-тель-но! – Даже пропел Габриэль, повисая на старшем брате. – Так, а что для этого нужно сделать? – Он вдруг замер, неуверенно глядя на родителей.
     Вот теперь улыбались уже все! Такой вот замечательной наивности грозного дважды Лорда.
     - Надо просто ждать, Ри. – Теперь успокоившаяся Сабрина встала и обняла старшего сына. – А тебе надо возвращаться к Саше. – Она поцеловала его в щеку, - В следующие выходные, надо будет познакомить её с твоим братом.
     - С этим маленьким монстриком? Ладно. – Теперь уже поднялся Льюис. – Тогда я пошел. – Он обнял маму в ответ.
     - Я провожу. – Габриэль поднялся следом, идя за Льюисом в магловскую часть дома. – Что не так с фото, Льюис? – Тихо сказал он, когда родители уже не могли слышать.
     - Знаешь, Ри. – Льюис обернулся и посмотрел на брата, - временами ты меня здорово пугаешь. – Он вздохнул. – Что тебя связывает с Кассандрой?
     - С кем? – Совершенно не понял Габриэль.
     - Эта девушка, на фото – Кассандра Руан. Что у тебя с нею? – Почему-то Льюис смотрел очень строго.
     - Эта девушка, - Габриэль достал из кармана колдографию, – Энджел Бёрк, дочь владельца магазина «Причуда Ангела» Энтони Бёрка, Льюис. И я не знаю никакой Кассандры Руан, брат.
     - Знаешь, сказал бы кто-то другой, не поверил бы. – Льюис хмыкнул. – Но учитывая, что это говоришь ты… Тогда кратко, Ри – Льюис постучал пальцем по фото, - Если увидишь эту девушку, старайся убежать или любым способом оказаться как можно дальше от нее. А лучше, озадачь своего адвоката и пусть соберет тебе информацию на Ведьм Беневенто в целом, и Золотую Гадюку Ломбардии, в частности. И, брат – Льюис обнял Габриэля, прощаясь, - будь осторожен. – Прошептал он на ухо.
     Поздний вечер воскресенья. Парк Поттер - Холла.
     - Ты хотел поговорить, Габриэль? – К сидящему в кресле-качалке своей матери, и гладящему уже привычно устроившуюся на коленях юного лорда, Фьёру, подошел Эрик Поттер – Левин.
     - Да, папа! – Габриэль задумчиво смотрел в ночь парка. Он казался загипнотизированным мурлыканием огромной кошки и редким курлыканьем почти незаметного в ночи феникса.
     - Тебе самому не странно такое обращение? – Эрик усмехнулся. – Ничего внутри не протестует?
     - Нет. Вообще ни разу не чувствовал неправильности. – Новый виток мурчания Фьёры.
     — Это хорошо. – Мужчина искренне улыбнулся. – Всё же ритуал ты проводил впервые, а связи созданы удивительно гармонично.
     - Наверное потому, что был искренен?! – Юноша как-то отстраненно пожал плечами. – Я хочу тебя спросить обо мне.
     - О тебе? – Эрик удивленно смотрел на сына.
     - Да. Ты не чувствуешь, что я изменился, папа? – Габриэль был очень серьезен и… потерян. – С того самого момента, когда я сдался и признал своё поражение в Хранилище Льда, во мне что-то поменялось.
     - Габриэль, подожди. – Эрик попытался разобраться. – Почему с момента в Хранилище, а не с Обращения к Магии, к примеру? Тогда тебя тоже сильно изменило – ты повзрослел и стал сильнее.
     - Нет, пап. Магия старается очистить и дать возможность измениться. – Габриэль очень грустно усмехнулся. – Но не делает своего Избранника холодным, жестоким и расчетливым. А я становлюсь именно таким – слишком взрослым. – Он посмотрел в глаза Фьёры, перевел взгляд на Фоукса. – Дети Огня тянутся ко мне, пытаются отогреть. Но холод Проклятого льда меняет и убивает прежнего Габриэля. – Юноша посмотрел на застывшего от удивления отца. – Что мне делать?
     - Ты всё же уверен, что виноват тот, кто дал тебе шанс на вторую жизнь?
     - Скорее всего, да. Слишком необычно поведение «нового» Габриэля. Слишком расчетливо и «взросло». И, самое плохое, что временами я действую даже не осознавая, что именно совершаю. – Юноша вздохнул. – Но странно то, что мне это начинает нравиться. – Произнес он шепотом.
     - А может тебе стоит вновь поговорить с духом Хранилища? – Эрик говорил от чистого сердца. – Поговорить и узнать?! Габриэль – он обнял сына, зайдя со спины. – Я не вижу ничего «ярко» плохого в твоих действиях. Да, временами ты действуешь очень жёстко, но лично мне это нравится. Ты – любишь своих близких и желаешь нам только добра. И если твоё взросление будет именно таким – то не меняй ничего. Самое главное – он развернул кресло, сделав так, чтобы Габриэль видел его глаза. – Верь в себя! Верь так, как мы в тебя верим. И не смей больше никогда в жизни даже помыслить о том, чтобы сдаться! В конце концов – Мужчина положил руку на грудь сына, туда, где быстро билось его сердце, - Победи этот лёд и сделай своим союзником!

     Акт VI Глава 59
     - Всем привет! – Габриэль шел к своему месту, здороваясь со всеми.
     Успел кивнуть и улыбнуться, помахавшей в ответ Луне, пожать доблестную ладонь Седрику и сделать легкий комплимент сидящей рядом с Диггори Дафне – и вообще, удивиться, что на сегодняшнем завтраке факультеты удивительным образом перемешались и спокойно сидели просто по компаниям.
     - Нев, парни, привет! – Юноша уселся рядом с Лонгботтомом, хлопнув того по плечу и кивнув Дину Томасу и Симусу Финнегану. – Как прошли выходные? И что я пропустил? – И невольно улыбнулся видя, как тесно прижавшись, сидят Блэйз Забини и Ариэлла Стодд.
     - Ты что, «Пророк» не читаешь? – Симус сделал таинственным голос, пододвигая Габриэлю утренний выпуск, раскрытый прямо на первой полосе. – Вчера нашего нового директора засекли в Гринготтсе. И ни за что не угадаешь с кем?!
     На всю первую полосу красовалась огромная красочная колдография, изображающая тесные объятья весьма вольготно одетой роскошной блондинки, известной всей магической Англии под именем Рита Скитер и могучего новоиспеченного директора школы Хогвартс Лорда Мортимера Мракса. Представленная композиция своим задним фоном имела огромную постель. Ничуть не смущаясь почти платоническим содержанием фото, яркий заголовок сиял названием - «Тайный роман раскрыт?».
     Улыбаясь и читая скандальную новость, Габриэль, украдкой, бросил взгляд на преподавательский столик, но, почему-то, самого директора на месте не нашел. Минерва Макгонагалл, со своего места, с весьма серьезным выражением лица исполняла обязанности Лорда Мракса. А еще более недовольный, нежели обычно, профессор Снейп пристально рассматривал Лорда Поттера - Блэка.
     - Впечатляет! – Габриэль со смехом вернул газету. – Но директор у нас молодец!
     - Ну, да. – Поддержал Ри, Томас, - Особенно учитывая, кого именно соблазнил.
     - Так, парни, - Габриэль поднял свой бокал с соком. – Предлагаю тост: за директора Мракса и его избранницу!
     - Ну, ты вообще… - хохотнул Симус – Чиз! – И четверо хохочущих парней почти одновременно выпили содержимое.
     - Невилл, как бабушка? – Габриэль наконец-то смог пододвинуть к себе столовые приборы и заняться завтраком.
     - Бабушка в порядке. – Невилл почему-то тяжко вздохнул. - На этой неделе собирается посетить Венскую Академии Гербологии.
     - И? – Габриэль не понял вздоха. – Ты расстроен, что не берёт тебя?
     - В целом, да. Я давно планировал там побывать. Они как раз специализируются на сложных восстанавливающих составах.
     - Ну, думаю леди Августа всё узнает и без тебя, друг. – Габриэль сочувственно покивал головой. – Для нас с тобой учёба в приоритете. Кстати, у родителей улучшений нет?
     - Нет. – Невилл вновь принялся за еду. – Уже то, что ухудшений нет, хорошо.
     - Согласен. – Габриэль раздумывал сообщать Невиллу о идее Лорда Мракса или нет. – Кстати, а не пробовали поддержать их ритуалами Силы?
     — Это какими? – Невилл с удивлением посмотрел на друга. – Мне известен только Круговорот, но для них он бесполезен. Источники у них почти уничтожены, а чтобы их вновь запустить – слишком редкие компоненты нужны.
     - Какие? – Габриэль с любопытством смотрел на Невилла. – Нев, мне правда интересно. Вдруг я что-то смогу достать?!
     - Ри, вряд ли ты… - Невилл грустно покачал головой. – А хотя, почему нет?! Слюна огненной Саламандры, жир Ледяного Тролля, молоко Единорога или вытяжка из печени Землерога – выбирай. Любой из них запустит Источник магии. Но проблема не в том, чтобы найти.
     - А в чём? – Габриэль решил докопаться до истины.
     - В объёмах, Ри. – Невилл снова грустно вздохнул. – Того же жира нужно не менее джилла. Представляешь, сколько это стоит? Да и никогда столько на рынке не появлялось даже. – Лонгботтом поднялся, собираясь уходить.
     - А молока? Тоже стакан примерно? – Габриэль, встал вслед за другом.
     - Примерно. Может чуть больше. – Невилл пожал плечами. – Пошли уже на занятия.
     Но, едва войдя в гостиную факультета и бросив взгляд на знакомую картины «Дамы с единорогом», Габриэль вдруг вспомнил об одном очень важном деле, в котором ему, наверняка, поможет…
     - Лаванда, слушай. Срочно нужна твоя помощь. – Он обратился к первой сплетнице факультета, слегка отведя её в сторону и очень тихо шепча на ухо. – Нужно найти девчонку со второго курса, факультет не знаю, фамилия Бёрк. Сможешь помочь?
     - Хм. – Лаванда Браун состроила умильную и хитрую мордашку. – Сделаю. Но что мне за это будет, Лорд Поттер – Блэк?
     - Расскажу тебе историю, которую ты точно не знаешь, про наших одногруппников.
     - Пфф, да ладно. – Лаванда усмехнулась. – Я всё про всех знаю.
     - И даже про то, как Драко с Гермионой целовался?
     - Что? – Мигом подобравшаяся девчонка, почувствовавшая сенсацию новой сплетни, вцепилась в рукав Габриэля. – А разве они встречались? – С горящими глазами попыталась выпытать информацию Лаванда.
     - Девчонка, второй курс, фамилия Бёрк,      Лаванда! – Габриэль с улыбкой изобразил то, как запечатывает свои губы на ключ, а сам ключик выбрасывает.
     - Гад! – Лаванда отпустила Габриэля, грозно на него глядя. – Я найду, но с тебя рассказ. – И независимой походкой пошла в спальную девочек.
     А Габриэль, идя в спальную мальчиков, думал о том, что надо бы выплатить премию мистеру Кенту и его журналисту, за прекрасно проведённую операцию в Гринготтсе, и начало публикации данных в «Пророке».
     «- Впрочем, почему бы это не обсудить прямо сейчас?» - подумал Габриэль, доставая сквозное зеркало и вызывая адвоката своей семьи.

     Северус Снейп сомневался. Сомневался в том, что видел. И в том, что делать дальше. Вот, вроде бы, едва начало всё успокаиваться после невероятно быстрого падения Дамблдора, и воцарении на месте директора Хогвартса Лорда Мракса, как снова началось что-то непонятное. И во всём непонятном, почему-то, Северус чётко видел участие одного, слишком уж деятельного ученика.
     Северус смотрел на бывшего Гарри Поттера и совершенно не узнавал. Сейчас юный Лорд Поттер – Блэк вёл себя и действовал так, что даже сам «Ужас Подземелий» постоянно и неосознанно вспоминал, что и он сам аристократ, наследник когда-то могучего дома Принсов.
     Это было очень необычно, заставляло сомневаться в себе и вообще выбивало из привычной манеры поведения. Ведь если раньше, глядя на корявые, дёрганые движения неуклюжего Гарри Поттера, единственное на что хватало терпения почти перфекциониста Северуса Снейпа, это, с трудом скрывая презрение, процедить сквозь зубы что-то едкое и обидное, то теперь, наблюдая за отточенными и почти всегда верными, плавными движениями Лорда Поттера – Блэка, хотелось встать рядом и аккуратно подправлять очень редкие мелкие ошибки, попутно объясняя и направляя…
     Профессор Снейп умудрился в это воскресенье даже представиться своим настоящим именем, сделав это полностью неосознанно. Ибо тогда он, совершенно случайно столкнулся на берегу Чёрного озера с одним из новоприбывших авроров, не знавшим Северуса в лицо, и едва тот потребовал представиться, то тут же услышал…
     - Северус Принс, профессор школы Хогвартс. – С какой-то даже гордостью ответил, до этого, казалось, давно забывший свою фамилию, мужчина.
     Но еще более необычным в этот понедельник, было утреннее поведение Лорда Мракса. С самого момента своего восстановления и обновления личности, Мортимер Мракс был вполне уравновешенным, спокойным и точно знающим, что ему нужно, человеком огромной всё пробивающей энергетики и харизмы. Но сегодня утром Северус не узнал директора Мракса.
     Нет, в целом, всё было почти как прежде, за исключением двух моментов. Во-первых, Лорд Мракс прибыл в школу рано утром и, несмотря на достаточно холодную погоду, в распахнутом настежь плаще и без головного убора. И как-то в целом создавал впечатление некоторой «растрёпанности», чего Северус не помнил за Лордом ни до, ни после возрождения. Придя в школу, Лорд Мракс, первым делом, как-то нервно осмотрелся, почему-то задержав взгляд на лестнице, ведущей к гостиной Гриффиндора, а затем проследовал в свой кабинет, опять-таки без сопровождения, что было очень странно. Ибо уже вся школа привыкла к тому, что Нимфадора Тонкс выполняла основную «принеси-подай» роль при директоре.
     Северусу, едва узнавшему про прибытие директора, удалось застать того сидящим в собственном кабинете и о чем-то глубоко задумавшимся с совершенно счастливой улыбкой на лице. Что это могло быть, Северус не понял, но зато сумел разглядеть, что шея Лорда Мракса покрыта какими-то странными небольшими пятнами, как будто его целовал вампир, но не прокусывал кожу. Поскольку подобное деяние, по - факту, было невозможно, Северус откинул лишние мысли и на нейтральный вопрос директора о том, всё ли в порядке в Хогвартсе, дал вполне правдивый и чёткий ответ.
     По мнению самого Северуса, проблем в школе было две: отмена занятий по ЗоТИ до Йольских каникул, что весьма плохо сказывалось на общей подготовке учеников, и неуставная деятельность домовых Хогвартса, которые отчего-то взяли наглую привычку проверять все доступные и недоступные уголки школы в каких-то явно целенаправленных поисках.
     И если первая задача, как уже знал Северус, должна была, всё же, после каникул решиться кардинально, путем назначения самого зелъевара на давно уже лелеемую в мечтах должность преподавателя ЗоТИ, то вот по второй проблеме, он потребовал принять срочные меры и наказать виновного в этом.
     В этот момент, «Ужас Подземелий» обнаружил второй странный момент в поведении Лорда Мракса. Ибо, едва Северус упомянул про «наказать виновника», не боящийся ничего на свете, Мортимер Мракс, вздрогнул, побледнел, озираясь по сторонам, и начал куда-то спешно собираться.
     - Северус, друг мой, я вспомнил, что у меня срочные дела. – Лорд Мракс вскочил на ноги, и быстрым шагом направился на выход из трехступенчатой башни. – Оставляю школу в твоих надежных руках.
     - Но милорд, что с домовыми? – Северус был и удивлен, и озадачен.
     - А домовые пусть ищут. – Директор отмахнулся, только прибавив шагу. – Вот пусть тот, кто их на это подбил, сам и разбирается. Раз такой умный!
     Из этого разговора Северус понял только одно – директор точно знает, что происходит, но почему-то опасается вмешиваться. Большего он от Лорда Мракса добиться не успел, ибо именно в этот момент в его руки, как и в руки самого директора, влетел свежий, утренний, семичасовой номер «Пророка». Поймавший выпуск и, от неожиданности, остановившийся Лорд Мракс, едва взглянув на первую страницу, зашипел как самый настоящий паровоз, и уже не скрываясь, бегом, побежал на выход из школы.
     А Северусу только оставалось разворачивать «Пророк», и с огромным удивлением читать новость… Обсуждать поведение Лорда Мракса Северус не мог, да и не хотел, не понимая, что именно произошло. И, единственным вопросом, которым он мог задаваться в этот момент был – «А как вообще могли пересечься Лорд Мракс и Рита Скитер»?
     На завтраке к Северусу вдруг пришла в голову очень странная мысль по поводу того, кто стоит за всеми этими непонятными событиями. И обдумывая эту мысль со всех сторон, он внимательно разглядывал возможного виновника проблем, прикидывая, что можно ожидать от него далее.
     Впрочем, кандидат на роль главного вредителя, ничем особенным себя в течении учебного дня не проявлял, быстро и чётко отвечая на вопросы учителей, выполняя все задания и практикумы. И вообще, вёл себя как обычный ученик с очень хорошей подготовкой.
     Но Северус Принс сомневался. И ничего с этим сделать не мог, просто всей душой предчувствуя огромные перемены.

     Как Габриэль и предполагал, сестра Энджел училась на Когтевране. Но сразу с нею поговорить не получилась, ибо внимания потребовала какая-то измученная Лаванда Браун. Пришлось изложить её краткую версию возможного использования целого котла оборотного зелья мисс Гермионой Грейнджер и того, как молодой Малфой её за этим поймал, заодно и влюбившись.
     - Не поняла, а почему он тебя то так ненавидел? – Лаванда, очень быстро пришедшая в себя от такой пикантной новости, всё продолжала расспросы.
     - Так я их заметил как-то, вот он и взъелся по-взрослому. – Габриэль усмехнулся. – Всё думал, я расскажу про это. Только ты никому, ладно?
     - Само собой. – Лаванда уже крутила головой, выискивая свой «второй номер» Падму Патил, с целью поделиться «свежими новостями».
     Так что, сразу после этого, не испытывающий по поводу легкого «введения в заблуждение» вообще никаких эмоций, Габриэль, отправился к гостиной Когтеврана, находящейся в третьей по высоте башне Хогвартса.
     Скорее всего, над головой Габриэля действительно сияла Радуга Удачи, иначе он и сам не мог объяснить, почему, едва он поднялся по винтовой лестнице, и оказался перед той самой дверью, у которой нет ни ручки, ни замочной скважины, а только сплошное полотно из старинного дерева и бронзовый молоток в форме ворона, как из самой гостиной ему навстречу вышел профессор Флитвик в сопровождении Чжоу Чанг.
     - И вы не правы, мисс Чанг, участие в школьном хоре ни коим образом не может…, мистер Поттер – Блэк, - Профессор обратил внимание на замершего около двери гриффиндорца, - позвольте узнать, что вы забыли у двери чужого факультета?
     - Профессор, Чжоу, - Габриэль поприветствовал обоих наклоном головы. – Я прошу у вас небольшого содействия. Дело в том, что на вашем факультете учится мисс Бёрк, с которой мне очень нужно побеседовать.
     - Побеседовать? – Полугоблин с удивлением посмотрел на Габриэля, перевел взгляд на Чжоу, и снова на юношу. – Не поделитесь темой беседы? Не поймите меня неправильно, лорд Поттер – Блэк, но мисс Бёрк ученица всего - лишь второго курса, и было бы…
     - Простите, профессор. – Габриэль постарался максимально вежливо прервать словоохотливого мастера Заклятий, - но разговор с мисс Бёрк касается розысков её пропавшей сестры.
     - Кхм, - Филиус Флитвик пожевал свою бороду и, зачем-то вновь посмотрел на Чжоу, - Что же, если тема так важна, то разговор будет, но – профессор поднял вверх свой коротенький указательный палец, - на нем будет присутствовать мисс Чжоу, и, - он сделал шаг в сторону, пропуская Габриэля прямо в гостиную Когтеврана, - прямо в нашей гостиной.
     Отказываться от такого двойного подарка было бы верхом глупости, хотя бы потому, что редко кто из учащихся других факультетов мог в принципе похвастаться тем, что видел гостиную Когтеврана с волшебным звёздным небом.
     Вот и сейчас – Габриэль с замиранием сердца входил в большой куполообразный зал, расположенный на самой вершине башни, стены в котором прорезывают изящные арочные окна с шелковыми занавесями. И, если днем посмотреть в эти окна, можно увидеть не только само Чёрное Озеро, но и недалёкие Грампианские горы. Высокий потолок расписан серебряными звездами, вспыхивающими и угасающими в каком-то, только им ведомом, порядке. В нише напротив входа к спальням стоит статуя Кандиды Когтевран, одной из Четырех, выполненная из редчайшего голубого мрамора с серебряными прожилками.
     Примерно десяток, расположившихся тут и там учеников, озадаченно замолкли, глядя на вошедшего гриффиндорца. Юношу, озирающегося по сторонам, усадил на низкий двойной диванчик, обшитый синей парчой, лично Флитвик, а Чжоу присела рядышком на пуфик такого же цвета.
     - Ожидайте, Лорд Поттер – Блэк, - Флитвик без какого-либо прощания направился к выходу.
     - Чжоу, у вас всегда так… строго. – Прошептал Габриэль, едва декан Когтеврана скрылся за дверью.
     - В принципе, да. – Чжоу Чанг ответила так же шепотом, но затем улыбнувшись, продолжила уже нормальным голосом. – Расслабься, Габриэль. Когтевран, конечно же, консервативный факультет, но не настолько, чтобы становиться совсем уж пуританским. Эмили сейчас подойдёт, а я вам не буду мешать, лучше с девчонками поболтаю. – Чжоу кивнула на небольшую кучку старшекурсниц, периодически кидающих хитрые взгляды на сидящего Габриэля.
     - Вы хотели со мной поговорить? – Совсем юный голос прозвучал из-за спины Габриэля, заставив его вскочить и развернуться. – Я, Эмили Бёрк. – Невысокая, не отличающаяся худобой девочка, ни капли не похожая на Энджел, смотрела на Габриэля.
     - Здравствуй, Эмили. Я – Габриэль. – Юноша слегка смутился, ибо не особо умел общаться с маленькими девочками.
     - Я знаю. Мне сказали, что вы хотите узнать про мою сестру? – Голосок Эмили, как и её лицо, стали грустными. – Она умерла в самом конце весны этого года.
     - Сочувствую тебе, Эмили. – Габриэль достал колдографию Энджел. – Скажи, - Он посмотрел сначала на фото, затем на Эмили, - а почему вы с Энджел так не похожи?
     - Наверное, это потому, - начала объяснять очень рассудительно ученица Когтеврана, -что у нас разные мамы. Мою маму зовут Саманта, и она живёт со мной и папой. А мама Энджел умерла, много лет назад.
     - А ты не помнишь, как звали маму Энджел? – Габриэль обдумывал различные варианты вопросов, что рождались в его голове.
     - Помню, папа рассказывал. Её звали Кэсси. – Девочка на мгновение замолчала, словно что-то вспоминая. – И у Энджел была её фотография, только она пропала куда-то.
     - А Энджел сильно на свою маму похожа была? – Некое подозрение начало формироваться в мозгу Габриэля.
     - Ага. – Девочка слегка улыбнулась. – Папа как-то пошутил, что Энджел и её мама словно сестрёнки – близняшки, не отличишь.
     - Хм, наверное, это здорово, иметь близнеца. – Габриэль подмигнул Эмили. – Никогда не хотела так?
     - Конечно, хотела. – Девочка слегка смутилась.
     - Спасибо тебе, Эмили. – Габриэль вновь улыбнулся девочке. – И позволь последний вопрос – перед тем как исчезнуть на празднике, Эмили тебе ничего не говорила? Не оставляла какого-то подарка или сюрприза?
     - Н-нет, - слегка неуверенно проговорила девочка, - Ничего такого. Просто в ночь перед самым праздником, она укладывала меня спать и сказала, что всегда будет рядом, когда мне это очень сильно понадобится. И всё.

     Аристарх прилетел весьма неожиданно. За ужином. Вернее, Габриэль ожидал, что родители отреагируют на его действия и публикацию в «Пророке», но не с помощью совы, а по зеркалу. Почему вышло именно так – он понял, едва снял небольшую посылку, привязанную к лапе, отчего-то нервничающего, Аристарха.
     Отпустив сову, и не обращая внимания на любопытные взгляды парней, развернул короткую записку, состоящую из одной вопросительной фразы и двух приписок.
     Ну, ты и пакостник! Твоих рук дело?!
     PS: мистер Бёрк прислал амулет Крови Энджел. Сказал, что может пригодиться.
     PS2: Дана проверила, амулет чист.
     И если записка заставила Габриэля весело улыбнуться и ответить согласием на последовавшее за принятием пищи предложение Невилла посидеть в чайном клубе, то вот любопытство юноша сдержать не смог, и прямо тут, за столом развернул небольшой свёрток.
     - Ух, ты! – Восторженный возглас Симуса во всем соответствовал как впечатлению самого Габриэля, так и ощущениям Невилла и Томаса. – Это кто же тебе такую красоту прислал?
     На ладони Лорда Поттера – Блэка лежала маленькая, не более четырех сантиметров в длину, выполненная из очень тяжелого металла, безумно детализированная «живая», и, словно застывшая в неоконченном движении боя, красно-золотая мантикора.
     ***
     Габриэлю не спалось. Может потому, что одолевало множество мыслей, а может потому, что Фоукс, как обычно сидящий в изголовье кровати, весьма неоднозначно реагировал на амулет Энджел. Стоило Габриэлю лечь в постель, задумчиво вертя мантикору в пальцах, как проявившийся феникс задумчивым курлыканьем стал сопровождать каждое движение юноши. Но едва Габриэль решил положить амулет на прикроватную тумбу, Фоукс резко взъерошил перья и напряг крылья, словно собираясь броситься в атаку на амулет.
     Повтор ситуации привел к тем же самым результатам – на то, что амулет находится в руках Габриэля, или где-то на его теле, прикасаясь к коже, Фоукс реагировал спокойно и с любопытством, а если юноша пытался амулет убрать – начинал явно злиться и переходить в боевой режим.
     Габриэль, всё же немного уставший за этот длинный день, решил ситуацию не накалять, уже давно уверившись, что Фокс плохого желать не будет. Поэтому поступил весьма просто – достал из ящика один из тонких заговоренных шнурков, что для него подготовила Дана, одел амулет на шнурок, а сам шнурок – нацепил себе на шею.
     - Теперь ты доволен? – Габриэль показал Фоуксу, что амулет теперь на нём и останется там же.
     Мудрый феникс только курлыкнул в ответ и решил подремать, спрятав голову под крыло.
     А Габриэль, устроившись в кровати поудобнее, принялся обдумывать возможную ситуацию с той, чей амулет, привязанный кровью, он сейчас носил на себе. И мысли выстраивались в весьма простую и понятную последовательность, но додумать её до логического конца юноша не смог, банально уснув.
     Где-то, непонятно где.
     Близнецы Уизли, перешучиваясь и громко смеясь, шли от Дырявого котла в сторону местного отделения Зонко. Между ними, с трудом удерживающий на своих плечах, буквально висящих на нем братьев, шёл Рон. Габриэль замер и затравленно оглянувшись, попятился, заскочив в ближайший магазин. Через витрину магазина было видно, как троица рыжих сменила направление и теперь торчала у магазина «Всё для Квиддича». Юный лорд скользнул взглядом по лицам прохожих, выискивая еще знакомых. И нашёл. Гермиона вышла из кафе Фортескью, оставив за столиком Джинни, пересекла улицу и вошла в книжный.
     Блеск стекла закрывающейся двери книжного магазина, на мгновение отвлек Габриэля от чувства дикой обиды, что горело у него в груди. Отвлек и заставил задуматься о…
     — От кого прячемся? — раздался справа шепот, от которого Габриэль вздрогнул. Рядом стояла продавец той лавки, в которую заскочил юноша.
     Девушке было лет двадцать на вид, каштановые волосы, стрижка-каре, карие тёплые глаза, с участием смотревшие на юношу. Одета продавец была не в традиционную мантию поверх, а в летнюю юбку до колен и рубашку с глубоким вырезом на груди и закатанными до локтя рукавами. Вновь блик света встряхнул мысли Габриэля. Но теперь он отразился от красивого золотого амулета в виде змейки, что находился как раз в вырезе рубашки, между высокими круглыми…
     Габриэль с трудом смог оторвать взгляд от манящих полушарий ведьмочки, чувствуя, что его щеки и даже уши горят нестерпимым огнем.
     - Меня зовут Энджел Бёрк, и я рада встретиться с тобой, Джеймс, — Энджел придвинулась ближе, проникновенно заглядывая в его зелёные глаза. Маленький язычок девушки медленно двигался по губам, чуть приоткрытого ротика, а грудь девушки дышала дико манящим теплом и вот-вот грозила поглотить его сознание…
     - Стоп! - В слух сказал Габриэль. - Ты назвала меня Джеймс. Но я не Джеймс. – Он неожиданно встрепенулся, и с какой-то настороженностью посмотрел на слегка отпрянувшую и очень удивленную девушку, вновь обращая внимание на ярко блестевший амулет змеи. – Ты не Энджел.
     Быстрой волной смыло интерьер магазина, оставив только серый туман, клубящийся вокруг. Габриэля и девушку, имя которой, судя по - всему, юноша уже знал.
     - Так как же тебя зовут? – С улыбкой сверкнула глазами «Энджел».
     — Это не важно, мисс Руан. – Габриэль впервые видел, как глаза девушки в единый миг из улыбающихся становятся злыми. – Как я понимаю, вы вторглись в мой сон через мантикору Энджел. – Он не ожидал ответа, практически его зная. – И попытались подчинить через воспоминания. Могу я узнать зачем вам это?
     Даже такая своеобразная дикость ситуации, не могла убить наивное любопытство юноши, хотя, по - большому счету, он не ожидал ответа.
     - Откуда…, - Начала весьма зло Кассандра Руан, но быстро взяла себя в руки. – Похоже, я ошиблась. Тогда ответ на ответ, молодой человек. – Она выжидающе посмотрела на Габриэля.
     - Согласен. – Кивнул он. – Ваш ответ?
     - Подчинить твоё сознание и забрать энергию для ритуала. Откуда ты знаешь про меня?
     - Золотая гадюка Ломбардии?! – И спрашивая и утверждая, Габриэль показывает пальцем на медальон.
     А девушка просто шипит от ярости. Как самая настоящая змея. Впрочем, не пытаясь напасть. Ярость скорее бессильная и какая – то обидная, в первую очередь, для неё самой. По - крайней мере, слёзы, что спрятались в глазах отвернувшейся тут же девушки, Габриэль точно заметил, или почувствовал, каким-то самым глубинным чутьем.
     - Прошу прощения, Кассандра. – Габриэль попытался извиниться. – Я не хотел вас обидеть. Просто всё произошедшее, - Он посмотрел по сторонам, так и не увидев ничего, кроме тумана. – Слегка выбило меня из привычного состояния.
     - Ну, - голос Кассандры звучит глухо, но спокойно, - Теперь хотя бы понятно, почему моя дочь выбрала тебя, Гарри Поттер. – На лице обернувшейся девушки, теперь видна спокойная улыбка. – Я разрешу вашу встречу, НО! – Резкий останавливающий жест обрубил расцветшую от предвкушения улыбку Габриэля. – Стань её достойным, юноша. – И, видя легкую обиду и непонимание на его лице, с улыбкой продолжила.
     - Что толку от встречи спящего Львёнка с грациозной, полной сил и страсти, боевой Мантикорой? Проснись и вырасти, юный Лев. Дух её амулета проведёт тебя, когда будешь готов. – Мама Энджел сделала отталкивающее движение руками, заставив Габриэля лететь и падать сквозь туман.
     И самое последнее, что он услышал, это фразу, сказанную с явно ощущаемой горечью - «Если будешь готов!»

     Первое, о чем подумал Габриэль, едва проснувшись – почему? Он прекрасно запомнил сон, и всё что там было. И в голове ярко горел этот вопрос - почему мама Энджел во сне назвала его именно Гарри Поттер? И, пока, не находя ответ на этот вопрос, Габриэль неосознанно задавал себе другой – как так вышло, а особенно – когда, что Энджел «выбрала его»?
     Возможно, сказалась привычка самого юноши, выработанная за последние месяцы, анализировать и раскладывать мысли на части, медленно и постепенно, вот и сейчас догадка о том, что могло послужить ТОЙ САМОЙ ПРИЧИНОЙ, что так резко изменила его после четвертого года обучения, начала оформляться в свой вид.
     Сейчас Габриэль «шёл от обратного». Он прекрасно помнил все события, произошедшие с ним до заключительного этапа Кубка Огня. Он восстановил в своей памяти даже момент «убийства» Седрика и возрождения того, кто чуть позже стал Мортимером Марволо Мраксом во плоти. Но был один момент, который юный лорд не помнил и не осознавал. Вот до этого самого момента не осознавал, что в его памяти есть такой провал.
     Как он это понял? На самом деле просто – достаточно было вспомнить рассказ каждого чемпиона Кубка Огня о прохождении Лабиринта. Рассказы Флёр Делакур и даже молчаливого Виктора Крамма говорили о множестве испытаний, что содержал Лабиринт и весьма долгом времени прохождения. Даже Седрик Диггори, с которым Габриэль столкнулся посреди месива зелёных растений – был измотан от явно длительного бега. Да, завершали они вместе, но вот почему всё, что помнил о самом начале прохождения Лабиринта Габриэль, умещалось буквально в пятнадцать-двадцать минут, не больше?!
     Стараясь до боли в разгоряченном мозгу вспомнить что-то еще, юноша просто натыкался на пустоту. Складывалось полное впечатление, что кто-то весьма профессионально стёр часть воспоминаний обливиэйтом. И, сейчас, лёжа в постели, и думая обо всём том, что произошло за последние месяцы, начиная с конца четвертого года обучения, он всё больше убеждался, что именно там, в Лабиринте, случилось то, что заставило Гарри Поттера выплюнуть из своего тела всю ту мерзкую чёрную жижу, которой он был полон, и стать тем, кем он является сейчас.
     - Мы обязательно встретимся, Энджел. – Спокойным и уверенным голосом произнёс Лорд Поттер Блэк, глядя в потолок тёмной комнаты. – И ты мне всё - всё расскажешь про свой «выбор», моя Энджел. – Он тепло улыбнулся, вспомнив милую улыбку девушки, и прошептал, уже засыпая и крепко сжимая в ладони амулет. – Моя Мантикора!

     Акт VI Глава 60
     Сквозное зеркало – зло! Это точно. Вот ты спишь и наслаждаешься последними мгновениями сна, этой тёплой постепенно тающей негой забвения, и тут…
     Впрочем, разговора со Льюисом Габриэль ждал. Не ожидал только, что брат вызовет его так рано, едва сам Габриэль проснулся после столь странной ночи.
     - Привет, маленький монстрик. – У Льюиса Поттера – Левина явно было отличное настроение. – Я тебе не разбудил? – Нагло спросил мастер по защитным контурам, отлично видя неумытое лицо Габриэля.
     - Привет. – Габриэль зевнул. – Ты чего в такую рань?
     - Ну, у кого рань, а кто весь в трудах. – Льюис хохотнул. – У меня две новости и обе замечательные. Климек Левандовский прислал контракт. Я его изучу на предмет неточностей, но ты уже можешь приступать к разработке концепции сигнальных амулетов. Не передумал еще?
     - Конечно нет. – Новость позволила Габриэлю встряхнуться и полностью проснуться.
     - И отлично. Подключай свою напарницу к работе. По срокам я сообщу дополнительно, но рассчитывай примерно на пару недель. Нам еще испытания проводить и возможную доработку.
     - Понял. А что за вторая новость?
     - Я поговорил с Сашей, и она хочет познакомиться с тобой. – Льюис хитро улыбнулся. – Ждем тебя и родителей в субботу, адрес я сообщу.
     — Это здорово, Льюис. – Габриэль слегка смутился. – А как она в целом восприняла появление у тебя младшего брата?
     - Спокойно восприняла. Поверь, братишка, Алессандру Колонна трудно чем-то смутить. – Он вновь хихикнул. – Хотя ты у нас талантливый, вполне сможешь. Так, - Льюис сделал вид, что ужасно спешит. – У меня тут дел полно, а ты меня разговорами отвлекаешь. Всё! Увидимся в субботу.

     Второй вызов настиг Габриэля в ванной, когда он чистил зубы. На этот раз вызов был от Шеймуса Кента и, по - сути, первоначально, происходил в форме монолога адвоката.
     - Милорд, приветствую вас. – Мистер Кент моментально заметил, что именно делает Габриэль. – Прошу прощения, но я хотел бы, не отвлекая особо ваше внимание, сообщить некоторые важные данные. – Он дождался разрешающего кивка юноши, и продолжил. - Ваше поручение по поводу семьи Колонна и её представительницы выполнено. Все данные будут присланы утренней совой. Далее, - адвокат перевернул какой-то лист бумаги. – По данным, полученным от вашего брата, материалы собираются, и я бы рекомендовал вам, милорд, обратить на них пристальное внимание. Очень пристальное.
     - Что по нашему любимому директору, Шеймус? – Габриэль сплюнул пасту и принялся полоскать рот.
     - Наши люди в редакции «Пророка» продолжают работу, милорд. В утреннем выпуске будет вторая статья с вашим интервью по интересующей всех тематике.
     — Это прекрасно, Шеймус. Посмотрим реакцию на неё, и решим о дальнейших действиях. – Габриэль расчесал свои волосы. – Кстати, что с активами Лестрейнджей? Удалось установить полный список отчужденной у них собственности?
     - Вполне. Список готов и ожидает решения самих Лестрейнджей. Но хочу сразу предупредить, скорее всего вернуть всё не удастся.
     - Вернём максимум возможного, Шеймус. По делу Уизли есть подвижки?
     - Визенгамот назначил предварительное слушание. Вашего внимания не требуется, мы с мастерами Хватозлатом и Блодарком вполне справимся. – Мистер Кент с довольной улыбкой слегка поклонился.
     - Дело настолько простое? – Габриэль был приятно удивлен.
     - Вполне, милорд. Все операции открыты. Признание о попытках алхимического воздействия и изъятия средств, получено. Иск на возмещение ущерба имеет предварительное подтверждение.
     - Прекрасно, Шеймус. И огромное вам спасибо за всё.
     - Хорошего дня, милорд.

     - Ри, у тебя, похоже, ни минуты покоя?! – На выходе из ванной Габриэль столкнулся с сонным Томасом. – Ты ж только проснулся, а уже что-то обсуждаешь с кем-то… - Томас закрыл дверь ванной.
     - Ну, да. – Габриэль пожал плечами, разглядывая просыпающихся Невилла и Симуса. – Парни, а спорим, сегодня будет продолжение вчерашней истории про директора?
     - Нет уж, - Тут же возразил Симус, - спорить с тобой точно не буду. А раз ты так уверен в этом, значит поди сам и подстроил, а?
     - Не-не-не, - Габриэль, улыбаясь, постарался отвести от себя столь жуткие подозрения. И лихо подмигнул Невиллу.

     А на завтраке все обсуждали новую статью, украсившую первую страницу «Пророка». Что странно, за учительским столом тоже читали, но обсуждали как-то вяло. Скорее всего по причине того, что обсуждаемый герой вновь отсутствовал.
     - Ну, ты и жук! – Ткнул Габриэля локтем, улыбающийся Невилл, кладя свой выпуск «Пророка» на стол и приступая к завтраку. – Ловко у тебя получилось. Только зачем?
     — Вот ты…, - с непонятным то-ли восхищением, то-ли чем еще, процедил Симус Финниган. – А вчера-то как искренне удивлялся.
     - Парни, да всё совершенно случайно получилось. – Габриэль улыбался. – В статье же написано.
     - Ага, - Дин Томас прочистил горло и стал зачитывать. – «Лорд Поттер – Блэк, так вы утверждаете, что это вы стали невольной причиной возникновения столь искренних и неподдельных тёплых чувств между Лордом Мортимером Мраксом и известной журналисткой Ритой Скитер?» - Парень посмотрел на Габриэля, ожидая комментария.
     - Там же написано – невольной причиной. – Габриэль, продолжая без остановки улыбаться, пожал плечами.
     - Ну, да. – Теперь уже Симус цитировал – «Нельзя было не заметить, сколь гармонично общение этих двух, без сомнения, самых ярких людей всей магической Англии, как лаконично они сочетаются в потоках искренних чувств и Магии, к которой я всегда прислушивался.» - Ри, что за ерунда? Какие потоки чувств и Магии?
     - А ты вот эту его цитату послушай. – Томас вновь читал, - «Профессор Мортимер Мракс, как никто другой заслуживает любви столь блистательной красавицы как мисс Скитер». – Ставлю сто крышек от сливового пива, что это наш Ри всё и подстроил. Теперь главное узнать – как? – Томас почти умоляюще смотрел на Габриэля, не замечая, как всё ближе к нему, как бы случайно, подбираются неразлучные Лаванда Браун и Падма Патил.
     - Томас, ты зря не веришь. Я почти ни при чем! – Габриэль повернулся к застывшим в ожидании очередного откровения девчонкам. – Кстати, Падма, по рунам есть очень интересная задачка. Порешаем после занятий?
     Замок Наследника Слизерина. То же время.
     - Опять! – Сильная рука, сидящего в кресле мужчины, зло смяла выпуск «Пророка».
     - Да. – Уверенный женский голос вторил мужскому. – Кстати, очень логичный и умный ход в данной ситуации.
     — Это почему? – Обладатель мужского голоса явно нервничал. – В чём тут логика? Добить меня?
     - Нет, мой милый. – Женщина была явно терпеливее и более опытна в делах публицистики. – Наоборот, таким вот своеобразным интервью, твой любимый ученик достиг сразу нескольких целей. Во-первых, - она обняла своего суженого, - он превратил тебя в настоящего героя – романтика, овеянного ореолом Любви и Магии. – Она хихикнула, и слегка прикусила ухо мужчины, заставляя его расслабиться и успокоиться. – Представляешь, сколько женщин магического мира пустило слезу, при фразе: «когда Мортимер открыл своё измученное лишениями и трудностями сердце, той, что единственная приняла его полностью, от и до…»?
     - Хм, - действительно успокоившийся мужчина, очень смущенно потер кончик носа. – Не знаю, а много? – Он посмотрел в глаза возлюбленной.
     - Очень. – Она искренне ответила на его взгляд. – А учитывая, что большинство подписчиков «Пророка» именно женщины… Кстати, на его месте, я бы предприняла шаги по перехвату самого издания, так что рекомендую тебе, родной мой, проверить эту ситуацию. А лучше – купить и контролировать самому.
     - А еще? Что во-вторых? – Мужчина легко гладил руки женщины, что его обнимали.
     - Твоя должность директора стала полностью легитимной. – Женщине надоело стоять, и она легко впорхнула на колени мужчины. – Теперь это твоя основная деятельность, от которой ты никуда не денешься. – Она хихикнула. – «Профессор окклюменции Мракс».
     - А почему никуда не денусь? – Руки мужчины с силой сжали тонкую талию женщины.
     - А потому, что если такой как он, с огромным уважением относится именно к «профессору Мраксу», то и другие будут подсознательно в тебе видеть именно то, на что указал он.
     - Ну, да. – Мужчина вздохнул. – Талантливый змеёныш.
     - Не будь букой. Он дал тебе самое главное. – Она с нежностью обняла мужчину.
     - Тебя! – Мужчина со вздохом наслаждения уткнулся в её волосы, вдыхая нежнейший аромат.
     - Да.
     В большой почти темной комнате повисла долгая тишина, прерываемая легкими полустонами - полувсхлипами целующихся людей.
     - Он действительно подарил мне настоящее сокровище. – Мужчина прервался, чтобы посмотреть на её лицо. А она – улыбалась и смотрела на него.
     - А кроме этого, снял любые возможности возникновения сплетен про тебя или меня, ведь иначе придется отвечать и перед ним, - она начала загибать тонкие пальчики, - сделал тебе тонкий и очень полезный намёк на то, что не потерпит никакого контроля; дал ясный сигнал всем умеющим видеть нужное, что магическая Англия возрождается и готова заявить о себе; предупредил всех завидующих школе Хогвартс о том, что ждет их в случае их несдержанности; ненавязчиво прорекламировал самого себя и повысил уровень доверия, ну и, - она расслабила свой кулачок, вновь обнимая мужчину, - сделал множество мелких и полезных дел.
     - И ты не сказала главного. – Он вновь смотрел в её глаза.
     - Ты прав. Он не только заставил измениться самого великого Тёмного Лорда и самую прожженную интриганку мира журналистики. Этот дьявол во плоти, заставил верить ему без оглядки, и по первому требованию отдать всё. – Она успокоила сбившееся, яростное дыхание, и сама смотрела в его глаза. – Согласись, красиво вышло?!
     - Безумно! – Он потянулся к её губам.
     Хогвартс. Завтрак и немного после.
     Отбиться от наседающих и любопытных соучеников удалось довольно просто. Достаточно было кивнуть на Лаванду с фразой «Да, Лаванда вон всё точно знает!», и наблюдать как зарождается эдакое маленькое противостояние в разговоре. А затем прилетела сова мистера Кента с обещанными документами, и всё стало еще проще. Взять в руки свиток, отпустить сову и сказать ребятам.
     - Прошу извинить, дела Рода требуют вмешательства. – Встать, задвинуть на место стул и уйти, провожаемым разочарованными вздохами.
     Хотя, Невилл всё понял прекрасно. Потому как с трудом пытался скрыть улыбку. Но, в целом, это было уже не важно. А вот информация о роде Колонна и таинственной, покорившей сердце Льюиса, Алессандре – очень важна. Поэтому, с огромным удовольствием и посвятил ей время до уроков.
     Однако, полностью прочитать данные о матери своего племянника, Габриэль не успел – в третий раз за сегодняшнее утро, пришел вызов на сквозное зеркало.
     - Сириус? Здравствуй. – Эридан был удивлен столь ранним вызовом от крёстного. – Что-то случилось?
     - Эридан, доброе утро. – Сириус выглядел очень взволнованным. – Сегодня прибыла сова от Рудольфуса Лестрейнджа, сюда в Блэк-манор. Они согласны со всеми твоими требованиями. – Сириус, явно волнуясь, почесал ухо. – Просят назначить дату Ритуала.
     - Так быстро? – Эридан был очень удивлен. - По моим расчетам, они должны были думать минимум неделю. Сириус, попроси, пожалуйста, предков быть сегодня в Галерее в восемь вечера. Я прибуду для принятия окончательного решения. - Эридан улыбнулся Сири, - до вечера, крёстный.
     Новость весьма обрадовала юного лорда, однако сам он, едва увидев Сириуса, вспомнил о так и не законченном разговоре. И, чтобы не терять времени, в этот раз сам сделал вызов.
     - Мама, доброе утро. – Он улыбнулся, увидев, как Сабрина готовит какой-то эликсир в лаборатории. – Как у вас дела?
     - Ри, доброе… - Сабрина была явно рада видеть сына. – Великий сводник решил рассказать свои планы? – Она засмеялась. – Мы уже прочли, ругать не будем.
     - Спасибо. – Габриэль слегка смутился. – Это было нужно. Но я не по поводу статей.
     - Да? Ты успел еще что-то натворить?
     - Мам, что случилось с Сириусом в Госпитале? – Юноша чувствовал, что эта информация очень важна.
     - Ох, - Сабрина вздохнула, переливая раствор. – С Сириусом случилась слегка неприятная, но вполне веселая история. Тебе срочно?
     - Желательно. Я хочу знать, что может сделать его сильнее.
     — Это сложно, но вполне возможно. – Женщина отвернулась от зеркала, куда-то убирая готовое снадобье или эликсир. – Чтобы долго тебя не отвлекать, - Сабрина посмотрела прямо на Габриэля, - потому как у тебя всего пять минут до урока осталось, - Она вновь улыбнулась. – Сириус встретил свою первую любовь. И всё прошло как обычно в таких случаях – он увлёкся и слегка приукрасил действительность. – Женщина пожала плечами.
     - Насколько приукрасил? – Габриэль уже начал понимать, почему смеялась мама и подтрунивала над Сири.
     - Слегка. – Она с улыбкой покачала головой и показала, как держит пальцами эдакую маленькую рисинку. – Назвался Лордом Блэком, чтобы соблазнить её.
     - Неплохо. – В принципе, что-то именно такое и подозревал юноша. – А как она отреагировала?
     - Ну, на беду новоявленного «Лорда Блэка», Пенелопа Хейвуд, несмотря на то что является натуральной пепельной блондинкой, очень умная женщина. Кстати, первая в своём выпуске Пуффендуя. Поэтому пришлось Сириусу срочно «сдуваться» до нормальных размеров эго и всё же говорить правду. – Сабрина развела руками. – Как ты понимаешь, продолжения отношений после такого вранья как бы не последовало.
     — Это я понял. Тогда скажи мне, - Габриэль сделал паузу, внимательно смотря на маму, - Почему тебя так это задело и расстроило?
     - Как ни странно, милый сын, Пенелопа действительно любит Сириуса. – В этот раз улыбка матери вышла грустной. – Но не видит себя рядом с таким слабым и ненадежным мужчиной.
     - Если она с Пуффендуя, то про неё точно знают либо профессор Стебль либо профессор Граббли-Дёрг. – Размышлял вслух Габриэль, уже идя в класс. – Мама, хорошего дня.
     - Будь аккуратнее, Ри.

     День точно выдался сложным, ибо Габриэля, слегка озадаченного как полученным домашним заданием, так и периодически накатывающими мыслями о том, как пробудить Сириуса, сразу после второго урока нашел слегка взъерошенный Седрик, и сходу озадачил вопросом, от которого, честно говоря, пусть и взрослый делами, но всё же пятнадцатилетний Лорд Поттер – Блэк впал в легкий ступор.
     - Ри, а можно мы с Дафной займемся любовью? – И стоял, смотря преданными глазами.
     А великий и коварный дважды Лорд, мучительно краснея, пытался подобрать хоть какие-то слова.
     - Седрик! – Страшный и зловещий Лорд Поттер – Блэк пустил явного «петуха» в голос. – Тебе уже полных восемнадцать лет есть. Зачем тебе мой совет в этом деле?
     - Но это не нанесет урон твоим задумкам? – В этот момент Габриэль отчего-то понял, что кроме Сириуса в его семье есть и еще кое-кто, о взрослении кого надо серьезно подумать.
     - Сед, правило простое: сохранять голову и соблюдать безопасность. – Габриэлю пришлось одёрнуть почти подпрыгнувшего от свалившегося на него счастья, Диггори. – Только учти, если она понесёт от тебя, женишься без вариантов. – Жестко подытожил дважды лорд. – Понял?
     А глядя на активно закивавшего головой в согласии, Седрика, Габриэль не смог удержаться от маленькой хитрости.
     - Сед, пока не ушел. – Габриэль придал голосу таинственности, и зашептал. – По - возможности, разузнай всё, что сможешь о выпускнице Пуффендуя по имени Пенелопа Хейвуд. Сделаешь?
     - Узнаю, Ри. – Седрик улыбнулся и бодрой рысью умчался по коридору.
     А Лорд Поттер – Блэк, находясь в некотором смятении от только что произошедшего, пошел на следующий урок, по странному стечению, обстоятельств, бывший Рунами.
     Никакой новизны в целом на уроке не было, если говорить о самом порядке проведения – всё так же профессор Батшеда Бабблинг кратко, но по делу, объясняла материал, затем шло практическое задание на работу как с уже освоенными, так и с только что изученными рунами, затем контрольная…
     Новое было в ощущениях самого Габриэля – сегодня он чувствовал нужность своих знаний. И стремился почувствовать и узнать еще больше. К тому же, сидевшая вместе с ним на занятии Падма Патил, считавшаяся, причем, вполне заслуженно, одной из самых болтливых девчонок на факультете, оказалась весьма толковой и не болтливой именно на уроке.
     Подобное поведение Падмы, Габриэлю очень нравилось, поэтому он кратко изложил текущую задачу и, глядя в загоревшие интересом глаза, договорился сразу после ужина встретиться с девушкой в чайном клубе.
     А день всё не уставал преподносить сюрпризы, ибо сразу после шестого урока и прямо перед обедом, Габриэля перехватили домовики Хогвартса. Причем сделали это непосредственно в юношеской спальне, ничуть не смущаясь, присутствующих в ней Лонгботтома, Дина и Финнегана.
     - Хозяин Поттер – Блэк, - два тихих голоса, одновременно раздавшихся от колен Габриэля, заставили его вздрогнуть. – Мы нашли. Важное, очень важное.
     - Пуговка, Торопыга, - Габриэль уже почти автоматически различал всех домовых школы. – Почему вы тут, а не на кухне? Сейчас же обед?!
     - Всё уже готово, Хозяин. - Длинноухий Торопыга как обычно, едва начинал волноваться, хватал себя за уши и оттягивал их еще больше. – Мы нашли. Важное для Блэков.
     - И Поттеров, - добавила миниатюрная Пуговка, - пряча свои ладошки за спиной. – Страшное, - совсем тихо добавила она.
     - Ведите. – Едва Габриэль протянул свою руку, две маленьких ладошки одновременно коснулись её, перенеся Габриэля…
     Пол сильно ударил в ноги, заставив, давно уже привыкшего к аппарации Габриэля, покачнуться и сделать шаг в сторону, восстанавливая равновесие. Под ногой захрустели мелкие камешки. Глаза, после перехода из ярко освещенной спальни в почти полностью лишенное света помещение, постепенно привыкали, и Габриэль начинал видеть контуры стены, около которой стоял.
     - Люмос! – Огонёк, зажегшийся на кончике его первой палочки, которую юноша держал в левой руке, подняв над головой, осветил каменную стену, покрытую толстым слоем пыли, не менее пыльный пол, выложенный из плит, и двух домовых, с каким-то странным выражением смотрящих куда-то за спину Габриэля.
     - Там, Хозяин. – Тихо проговорила Пуговка, указывая маленьким пальчиком на…
     Быстро обернувшийся Габриэль, готовый атаковать или защищаться резко выхваченной из кобуры Бузинной палочкой, поначалу ничего опасного не увидел. Но едва сработал люмос максима, освещая всё пространство странного помещения, как юноша, увидев открывшееся перед ним, стал стремительно бледнеть, почему-то отступая к стене и плотно прижимаясь к ней.
     - Обратно. – Хриплым от волнения и страха голосом, попросил он домовых.

     Авроры Визенгамота, охраняющие Хогвартс, учителя и ученики, в общем все те, кто присутствовал сегодня на обеде в общем зале, стали свидетелями очень странных событий, прежде никогда в самой школе не случавшихся по банальной причине – внутренняя аппарация на территории школы была запрещена.
     Но в этот раз одно из основных правил было нарушено, причем нарушителем оказался никто иной, как Лорд Поттер – Блэк, собственной персоной.
     Поскольку директор Мракс вновь отсутствовал, то управляла всем заместитель директора Минерва Макгонагалл, привычно строгим взглядом наблюдавшая за кушающими учениками. Рядом с деканом Гриффиндора, опять-таки привычно всем, кушал, с очень унылым выражением лица, профессор Снейп, периодически поглядывая на пустое место, что всегда в обед обычно занимал «вечная проблема» самого профессора. И кушал он, одолеваемый некими не очень хорошими предчувствиями…
     Впрочем, понять, что именно было не так, декан Слизерина не успел, ибо в тот момент, когда он готовился перейти к десерту, прямо за его спиной, раздался тихий хлопок аппарации, на его плечо и плечо профессора Макгонагалл легли ладони самого нахального ученика потока, и…
     Все присутствующие в зале, увидев почти мгновенное исчезновение двух профессоров, куда-то утащенных героем утренней публикации «Пророка», поначалу удивились и примолкли, даже позабыв про еду, но почти сразу же расслабились, с интересом ожидая продолжения этого события.

     - Мистер Поттер, это возмутит… - Начала было возмущаться профессор Макгонагалл, но так и застыла с отрытым ртом, начав медленно бледнеть, видя то, что позволял увидеть полный люмос, зажженный Габриэлем.
     А вот Северус Снейп был более хладнокровен, хотя только теперь понял то, о чем ему говорила интуиция – и не врала. Неприятности нашлись весьма серьезные.
     - Люмос максима. – Снейп сделал круговое движение палочкой, сбрасывая шар света и направляя его под самый купол таинственного помещения.
     Габриэль повторил движение, отправляя своё шарик туда же, и добавил. – Люмос Дуо. – Связывая два шара света, для создания равномерного освещения.
     - Габриэль, - Северус решил, что в этот момент можно обойтись и без официоза, тем более, судя по глазам Макгонагалл, она была на грани обморока. – Вы не объясните, что произошло и как вы ЭТО нашли? – Он даже постарался, чтобы его голос не дрожал, выдавая нешуточное волнение.
     - Домовые, - юный лорд сглотнул, пытаясь не сипеть голосом, сдавленным эмоциями, - нашли это место, как - то связанное и с Поттерами и Блэками. – Юноша не мог отвести взгляда от того, что находилось в центре зала, поэтому не видел, как кивнул сам себе Северус. – А когда нашли, позвали меня, а я…
     Судя по тому, как замолчал гриффиндорец, как-то очень нервно и неловко пряча волшебную палочку в кобуру, больше он ничего рассказывать не собирался.
     - Но…, - внезапно очнулась от ступора Минерва, - но это же… - Северус аккуратно подхватил упавшую в обморок женщину и вопросительно посмотрел на Габриэля. И тот всё понял правильно.
     - Торопыга, доставь, пожалуйста, профессора Макгонагалл в её комнату.
     Одна загадка, о которой думал Северус, разрешилась, едва рядом с Минервой появился маленький домовой, коснулся её ладошкой и аппарировал. Теперь он точно знал, кто управляет домовыми школы.
     - И что вы думаете по поводу этого, Габриэль? – Северус встал рядом с юношей.
     — Это ведь Ритуал? – Он спрашивал, но так и не отрывал взгляда от бело-серого призматического обелиска, высотой около метра, стоящего посреди зала. И от высохших, обтянутых кожей скелетов учеников Хогвартса, приколотых, словно бабочки в коллекции, по одному на каждую боковую грань обелиска. – Какой-то ритуал на крови. – Он показал на кольцевой желоб, внутри которого находились все тела. – Для которого понадобилось по одному ученику с каждого факультета. – Рука юноши ткнула в ближайший скелет, на серой рубашке которого, почти закрытой длинными, явно раньше бывшими тёмными, волосами, всё еще была различима свивавшаяся в узел змея, – Слизерин, девушка.
     Габриэль проговорил тихим голосом, и медленным шагом двинулся вокруг жуткой композиции, старательно обходя край кольцевого желоба.
     - Когтевран, юноша. – И новые шаги. – Гриффиндор, девушка. – А, спустя несколько секунд, - Пуффендуй, юноша.
     Юный Лорд Поттер – Блэк вернулся к неподвижно стоящему всё это время, и очень внимательно за ним наблюдающему, Северусу, и взглянул прямо в его глаза.
     - Профессор Снейп, вы не могли бы сообщить об этом происшествии директору Мраксу, - Очень вежливо обратился Габриэль, к почему-то внезапно отшатнувшемуся от него, белому как бумага, Северусу Снейпу. – Попросите его прибыть сюда как можно быстрее. – И, не отворачиваясь от самого Северуса, словно с любопытством рассматривая его, добавил. – Пуговка, помоги, пожалуйста, профессору в этом.

     Северус Снейп бежал, а, если бы мог, то и полетел. Только бы убраться от того, в кого, буквально за несколько секунд неспешного обхода Круга Смерти с четырьмя жертвами, почти превратился Лорд Поттер – Блэк.
     Едва домовушка доставила волшебника к границам запрета на аппарацию, почти обезумевший от внезапного приступа страха Северус, перенесся на специально отведённую для перехода, защищенную площадку Замка Наследника. С этого места открывался удивительно красивый вид на неприступные горы, которые часто окутывал мрачный туман, и уже сейчас покрытые толстым слоем снега. На леса, полные магической живности. На уникальную скрытую от посторонних глаз долину в складке пространства. Но любоваться всем этим, Северусу даже не пришло в голову. Его подстёгивал дикий страх. Страх перед тем, кто…
     Огромный замок, поразил бы воображение любого. Он на удивление гармонично смотрелся в этом заповедном, уединённом месте. Настоящая крепость с воротами, башнями и бойницами, а также крепостной стеной. Но сейчас, по массивному каменному мосту, что соединял замок с внешними территориями, бежал высокий человек в черной мантии. Бежал, спотыкался, но быстро подскакивал и снова бежал.
     Впрочем, добежать до самих ворот он не успел всего несколько шагов, ибо его узнали и доложили владыке замка. Краткий водоворот аппарации…
     - Северус, - Лорд Мракс был полностью одет и занимался весьма важной бумажной работой, сидя за своим столом. – Что произошло?
     - Милорд, - Северус пытался прийти в себя, держась рукой за грудь и хватая ртом воздух. – Проблемы. – Он вновь сделал глоток воздуха. – Большие проблемы.
     - И это не может подождать? – Мортимер Мракс был очень удивлен таким словам. Да и поведение всегда спокойного Северуса, теперь просто дрожащего от страха, вызывало много вопросов. – Да что могло случиться? Снова наш дорогой дважды лорд?
     - Да. – Кивнул Северус, пытаясь подняться на ноги.
     - И что он натворил на этот раз? – Очень ядовито спросил Мортимер Мракс.
     - Превращается в лича, милорд!

     Мортимер Мракс появился примерно через десять минут. Всё это время Габриэль старался успокоиться, и изгнать из себя ту чёрную, яростно бурлящую и обжигающую ненависть, что накрыла его, едва он начал обход вокруг ритуального обелиска. И, как казалось ему самому – в целом справиться с эмоциями удалось.
     Ему даже показалось, что вечно спящий Лев проснулся, и что-то порыкивает и мурлычет, где-то на самом краю слышимости. Странным было то, что Фоукс не появился, даже когда Габриэль его специально позвал. А вот мантикора на груди неожиданно нагрелась, делясь ласковым теплом и словно предупреждая о какой-то опасности.
     Наверное, именно амулет Энджел, каким-то своим тайным воздействием, и помог окончательно Габриэлю побороть эту волну ненависти. Побороть, скатать в тугой клубок и аккуратно положить куда-то вглубь своей сути.
     - Габриэль? – Вкрадчивый голос раздался из-за спины, когда юноша уже был спокоен.
     - Профессор Мракс. – Габриэль повернул голову, и слегка наклонил голову, приветствуя, прибывшего вместе со стоящим за спиной Мортимера Снейпом, директора. – Простите, что побеспокоил, но у нас тут… - Он повел рукой в сторону обелиска, предлагая директору самостоятельно всё осмотреть.
     Мортимер прошел два полных круга, смотря то на останки жертв, то вглядываясь в лицо самого Габриэля, прежде чем встал рядом с самим юношей с весьма мрачным выражением лица.
     - Ритуал Власти, Габриэль. – Он тяжело вздохнул. – А я думал, что это легенда.
     - Легенда? – Габриэль, полностью пришел в себя и сейчас рассматривал всё достаточно спокойно. – Что за легенда?
     - Аурелиус Тёмный. Не слышали о таком? – Мортимер хмыкнул, посмотрев на какого-то сконфуженного Северуса.
     - Пятый основатель Хогвартса? – Габриэль знал об этой выдумке. – Тот, чей обелиск стоит во дворе школы?
      - «Назад смотри, увидишь в моём сердце, твердыни образ, стоит лишь тебе, Хозяин, побеседовать со мною» - Процитировал по памяти Мортимер Мракс то, что было написано на сломанном обелиске, упомянутым Габриэлем.
     - Но это же просто выдумка?! Про Аурелиуса. – Габриэль не верил в эту легенду.
     - Не совсем выдумка. – Мортимер задумчиво смотрел на два шара света под потолком. – Спорю на Зуб Дракона, что мы сейчас точно под обелиском Аурелиуса.
     — Это легко проверить. Торопыга, - Габриэль позвал вислоухого домового. И едва тот появился, – Этот зал находится под школьным обелиском?
     - Да, Хозяин Поттер – Блэк. – Домовик вновь тянул свои уши. – Два дня назад молния ударила в обелиск и отбила кусок от основания. Вот мы и нашли это место.
     - Спасибо, Торопыга. – Юноша погладил домового по голове, слегка угостив Силой. И не, обращая внимания на ставшие огромными от изумления глаза Северуса Снейпа, продолжил, обращаясь к Мортимеру.
     - Зуб останется у вас, Мортимер. – Габриэль даже позволил себе улыбнуться. – Но что с Аурелиусом?
     - Не хотите перейти в мой кабинет, Габриэль? – Лорд Мракс сделал попытку выбраться из склепа.
     - Нет, Мортимер. – Габриэль спокойно смотрел на директора. - Этот вопрос я хочу закрыть здесь и сейчас. – И было это сказано таким голосом, что Лорд Мракс, слегка вздохнув, решил рассказать всё сразу.
     - Школа Хогвартс существовала уже двадцать лет, когда в неё прибыл очень сильный некромант, назвавшийся Аурелиусом Тёмным. Он предложил основателям, ещё самим занимавшимся школой и обучением, создать пятый факультет и обучать там специалистов по неЖизни. – Мортимер усмехнулся. – Убедить Четырех ему не удалось, поскольку сама направленность школы подразумевала всё же работу со стихиями и Магией Жизни. Пенелопа Пуффендуй даже дала ему совет создать собственную школу, чтобы через многие годы, было бы вполне профессиональное противостояние двух направлений.
     Лорд Мракс задумчиво посмотрел на Северуса Снейпа.
     - Профессор Снейп, а что сейчас происходит с профессором Макгонагалл? Она ведь наверняка очнулась. – Он бросил взгляд на Габриэля. – Убедите её не распространять информацию об увиденном. – Еще один взгляд.
     - Пуговка, помоги профессору отыскать путь в покои Минервы Макгонагалл, пожалуйста.
     - Габриэль, - Мортимер внимательно смотрел на юношу, - Прежде чем я продолжу, ответьте на два вопроса. Что вы чувствуете здесь, в этом склепе?
     - Сейчас? – Габриэль прислушался к себе. – Почти ничего, кроме странного отчужденного спокойствия – словно со стороны смотрю. Едва появился здесь, был страх, липкий и обволакивающий. – Он загадочно хмыкнул. – А когда изучал этот Ритуал, - юноша передернул плечами, словно ему было холодно, - никогда не думал, что способен на такую невероятную, дикую ненависть. – Последние слова он почти шептал.
     - Смогли справиться? – Лорд Мракс говорил так же тихо.
     - Да, удалось отстраниться и смотать её в клубок. – Габриэль улыбнулся.
     - Смотать в клубок? – Мортимер Мракс смотрел на юношу в великом изумлении.
     - Ага. – Габриэль кивнул. – Просто взял и смотал.
     - Кхм, ладно. – Лорд Мракс прокашлялся, не желая показывать своего смятения. – Тогда еще момент, вы успели поговорить с вашей двоюродной бабкой Батильдой Бэгшот?
     - Да, и весьма плодотворно. – Габриэль кивнул. – Только вот её сказки прочитать так и не успел.
     - Сказки? – Мортимер начал нервничать. – Она подарила вам свою книгу?
     - Да, и ещё в раннем детстве. Она сама читала мне всю книгу до конца, когда качала меня в колыбели. – Габриэль слегка прикрыл глаза, вспоминая разговор со старой Батти. - Но я её почти забыл, поэтому решил перечитать заново.
     - В раннем детстве. Ну-ну… - Казалось, что Лорд Мракс впал в некоторое забытье. Впрочем, из которого почти сразу вышел.
     - Так вот, - Продолжил рассказ Мортимер. – Аурелиусу ответ Основателей, конечно же, не понравился. Поэтому он вызвал каждого из них на бой, чтобы доказать свою состоятельность как могучего мага, равного им. Не известно, в чем именно была причина, но Четверо согласились принять вызов и, что вполне естественно, победили некроманта. Причем использовали для этого свои аниформы. – Он посмотрел на Габриэля. – Вы знаете аниформы Четырех, Габриэль?
     - Вполне, Мортимер. – Габриэль спокойно пожал плечами. – Огненный Лев Защитник Пустыни, Серебряный Василиск Разделённой Воды, Чёрный Ворон Поющего Воздуха и Гибкий Барсук Земли Леса.
     - Откуда? – Лорд Мракс приходил во всё большее изумление от этого разговора, и, начинал слегка побаиваться знаний своего собеседника.
     - Предки. – Лаконично ответил юный лорд, всем своим видом показывая, что ждет продолжения рассказа.
     - Кхм, да, так вот. – Лорд Мракс решил продолжить объяснение. – Аурелиус был побежден не чистой магией, а обернувшимися в свои аниформы Основателями. После своего поражения, он, в гневе, поклялся создать четыре существа, которые уничтожат аниформы Четырёх.
     - Костяной Дракон, Призрачный Арахноскорпион, Умертвие и Мёртво-Живое Древо. – Закончил за Мортимера фразу отстранённо спокойный Габриэль. – Это я понял из книги сказок, Мортимер. – Но разве Аурелиус действительно создал этих существ?
     - Некрохимер, Габриэль. – Лорд Мракс старался сдерживать эмоции, не удивляясь странными познаниями дважды лорда. – Такие существа у некромантов зовутся некрохимерами. И он их действительно создал. Вот только воспользоваться ими не смог, поскольку Четверо, предвидя такую возможность, изгнали Аурелиуса из нашего мира.
     Он замолчал, обдумывая свой дальнейший рассказ. Но вздрогнул, услышав тихий голос Габриэля.
     — Вот о чем сказка. – Габриэль, прищурившись, спокойно смотрел на останки девушки со Слизерина. – Каждый из Основателей запер свою некрохимеру с помощью портала, оставив охранять вход единорога и кого-то из магов, скорее всего портального. Но ведь история на этом не заканчивается, Мортимер, - Юноша взглянул на директора школы, и тому на миг показалось, что глаза Габриэля абсолютно черны. – Не так ли?
     - Не заканчивается. – Лорд Мракс предпочел отвести взгляд. – Порталы действительно заперли, оставив ключи, которые до сих пор не найдены. Но осталось предсказание о возвращении Аурелиуса – оно написано на обелиске.
     Возникшее молчание Лорд Мракс прерывать не хотел, обдумывая возможные дальнейшие действия. Столь быстрого «взросления» Повелителя Смерти в лице Габриэля, он не мог представить даже в самых страшных снах. А значит, следовало максимально смягчить возникшую ситуацию. Вот только как? И эти слова юноши о «свёрнутой ненависти» - при одном только упоминании об этом, спина тёмного Лорда покрывалась холодным потом.
     - Поттер, вернее Гриффиндор, - мягкий голос Лорда Поттера – Блэка, заставил вздрогнуть задумавшегося Мортимера, внезапно заметившего, как Габриэль присел рядом с давным-давно умершей девушкой в форме Гриффиндора. – Мортимер, а хотите я расскажу немного другую историю, - тихо произнес юноша. И в этот момент могучему Тёмному Лорду Мортимеру Марволо Мраксу, впервые в своей новой жизни стало страшно. И не просто страшно, а ужасно страшно.
     - Скорее всего начало истории действительно было таким, как вы рассказали. А вот с момента запечатывания порталов я предпочту иную версию. – Габриэль очень горько усмехнулся. – Да и вы её, скорее всего примете, если посмотрите на этот алтарь внимательнее.
     Юноша повернул голову к Мортимеру и вновь тот вынужден был отвести взгляд.
     — Это не Ритуал Власти, Мортимер. – Габриэль каким-то очень плавным и нежным движением погладил волосы убитой девушки с Гриффиндора. – Это жертва для запечатывания порталов. – Голос юноши стал наполнен горечью. А рука легла на тонкий кинжал, удерживающий мумифицированное тело, приколотым к обелиску. – Недаром известный вам мастер порталов, утверждала, что именно Кровь имеет значение.
     А дальше Мортимер Мракс начал сходить с ума, ибо даже не мог представить, что подобное может происходить.
     - Покажи мне свою Смерть, лишенная Судьбы! – Разнеслось по залу, едва Лорд Поттер – Блэк резким движением выдернул кинжал из тела.
     Похоже, сама Магия откликнулась на просьбу своего любимца, ибо, едва тело жертвы с сухим стуком костей осыпалось на пол, прямо посреди комнаты возникла колдопроекция…

     Рослый мужчина мощного телосложения, с длинными каштановыми волосами и ярко зелёными глазами, облаченный в охотничий костюм красно-коричневого цвета, подпоясанный поясом и перевязью с тонким серебряным мечом, украшенным крупными рубинами, стоял у высокого стрельчатого окна и рассматривал что-то за ним.
     - Вы звали меня, дядя? – Мелодичный голос вошедшей в комнату золотоволосой девушки, был настолько же красив, насколько была красива она сама. Высокая, яркая, излучающая скрытую Силу. А глаза девушки, горящие словно два сияющих изумруда, вполне могли свести с ума любого мужчину.
     - Да, Лира. – Мужчина обернулся и распахнув объятья обнял вошедшую. – А ты выросла в Силе, племянница. – С явно читаемым восхищением в голосе, он отстранил девушку от себя, любуясь ею. – И, как я слышал, весьма храбро себя проявила в отражении атаки Сидов, на Долину Трора?!
     - Вы перехваливаете меня, дядя. – Девушка смущенно улыбнулась и потупила взор.
     - Я не могу перехвалить, Лира. Ибо помни правило, - Он торжественно поднял указательный палец руки вверх. – «Годрик Гриффиндор ценит храбрость и не выносит лжи!»
     - Я помню, дядя. – Девушка открыто улыбалась. – Но также помню, что вы не любите тратить время понапрасну. Так зачем вы меня звали?
     - Вся в мать! – Вновь с восхищением произнёс Годрик Гриффиндор, подходя к огромному столу, вырезанному из цельного ствола дерева и беря с него два серебряных кубка. – Вызвал, чтобы выпить с тобой чашу молодого вина, за твою первую взятую кровь, дорогая Лира!
     Он вложил кубок в руки девушки, даже не посмевшей возразить, и поднял свой кубок в тосте.
     - За тебя, Лироя Гриффиндор, истинное дитя Льва. – И залпом осушил свой кубок до дна.
     Лироя начала пить, но в этот момент колдография начала искажаться, словно девушка засыпала, смыкая глаза. Мгновение и картина изменяется.
     Лироя Гриффиндор сидит, прижавшись спиной к холодному камню. Сил не хватает даже для малого движения. И видно только то, что к ней подходит кто-то. Кто-то к кому обращается сильный женский голос.
     - Ты последний, Годрик. Почему так долго?
     - Лев в ней слишком силён. Не ожидал.
     - Надо завершать. Салазар?
     - Я готов.
     - Пенелопа?
     - Готова.
     - Да будет принята наша жертва.
     В грудь Лирои Гриффиндор вонзается острейший кинжал, пронзая её насквозь и прикалывая к камню. Она слышит крики, полные боли и непонимания, и превозмогая собственную боль и слабость, бросает последний, уже мутнеющий взгляд на того, кто только что убил её. Зелёные глаза смотрят в такие же зелёные…

     Тишина, наступившая в склепе, могла бы называться абсолютной. Но её разрушил тихий и грустный голос юного лорда.
     - Первый ключ, ключ Льва. – Габриэль встал, сжимая в своей ладони мерцающий ослепительным огнём клинок. Мгновение, и клинок исчезает из руки юного волшебника. – Я помогу твоей душе, Лироя Гриффиндор.
     Юноша делает шаг в сторону, туда, где лежит скелет кого-то, принадлежащего к Когтеврану.
     - Габриэль, прошу. – Тихий, наполненный едва сдерживаемым ужасом, голос Мортимера Мракса, не смеющего даже сдвинуться с места, попытался остановить юного лорда. – Не вынимайте следующий кинжал.
     - Не переживайте, Мортимер. – Габриэль был уже рядом с мёртвым. – Ключи можно забрать, но нельзя активировать. Здесь. – Он грустно усмехнулся. – К тому же, кому, как не единорогу, быть их хранителем?!
     Чуть позже, в кабинете директора Хогвартса.
     Два человека сидели в кабинете директора Хогвартса. Сидели и пили. Один, тот, что помоложе, задумчиво, маленькими глоточками, пил душистый чай, который ему подливал стоящий рядом домовой с серебряным чайником. А тот, что постарше, развалившись в кресле, пил крепкий бренди безо всякого намёка на лёд или соки – вот просто заглатывал фужер за фужером, беря их прямо из воздуха.
     Впрочем, примерно после пятого фужера, тот, что постарше, слегка сбавил темп поглощения спиртного, но тем не менее, не останавливался, теперь уже смакуя вкус короткими глотками. А молодой – всё так же смотрел задумчивым взглядом в пространство комнаты, явно пребывая мыслями в далёких далях.
     Домовой вообще старался не производить ни грана шума. И если бы не потребность постоянного наполнения чашки молодого господина, то вообще бы стал невидимым, а лучше – перенесся бы в какой-нибудь укромный уголок огромного замка.
     Однако, как известно, всё стремится к тому, чтобы закончиться. Вот и чайная церемония подошла к своему завершению, когда молодой, внезапно сфокусировав взгляд на втором участнике церемонии, произнес совершенно спокойным, умиротворенным, голосом.
     - Думаю, достаточно. Спасибо, Тихоня. – Едва молодой человек погладил голову домового, чашка испарилась из его руки. Как и исчез сам домовой.
     Мортимер Мракс, немного расслабившийся с помощью спиртного, но всё еще не отошедший от совсем недавних событий, от взгляда Габриэля вздрогнул, и постарался собрать мысли в нужную последовательность. Но, поскольку, та самая нужная последовательность не собиралась, спросил совсем не то, что было нужно спрашивать.
     - А где портал? – И даже попытался остановить свой язык, но не успел, полагая, что ответа не услышит.
     - В гостиной Гриффиндора! – Лорд Поттер – Блэк очень легко улыбнулся. А вот Лорд Мракс буквально подскочил на месте, моментально трезвея.
     - Где? – Высоким фальцетом, словно только что пережил специфическую операцию, вскричал Мортимер.
     - В гостиной. – Габриэль пожал плечами. – Да вы его видели много раз. – И замолчал, глядя на Мортимера всё с той же нахальной улыбкой.
     - А где именно? – Как же Мортимера Мракса бесила вот эта нахальная самоуверенная улыбочка этого…
     - Дама с Единорогом!
            Ответ юного лорда заставил открывшего было рот, для следующего вопроса, Лорда Мракса замолчать, и задать второй нелогичный вопрос.
     - И что дальше?
     - Дальше? – Габриэль явно удивился. – Мортимер, а вы что, ожидали, что я полезу открывать портал и творить всякие великие дела?
     Весь вид Лорда Мракса показывал, что именно этого он от юноши и ожидал, но сам директор, отчего-то, стал отрицательно качать головой, словно показывая, что он вообще о таком не думал, и даже мысли не допускал.
     - Если хотите знать моё мнение, то дальше я собираюсь активно учиться, профессор Мракс. И прошу вас назначить мне дополнительные занятия по стихии Огня.
     Еще не отошедший от предыдущих эмоций, профессор Мракс, вновь пребывающий в совершенном непонимании ситуации, задал третий неожиданный вопрос этого разговора.
     - А почему именно Огня?
     - Наверное потому, что Лев проснулся. – Сказал Габриэль, протянув директору Мраксу свою открытую ладонь, на которой ярко горел маленький язычок Огня.



Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"