Шишигин Михаил Иванович: другие произведения.

Татьяна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В повести затронуты вечные темы любви и человеческого счастья. По велению судьбы встречаются он и она, и жизнь награждает их ярким чувством взаимной любви. Но им не суждено было сохранить свою любовь, они вынуждены были расстаться. Герой повести талантливый преподаватель лицея, Александр Захаревский, ретроспективно прослеживает события в своей жизни десятилетней давности, и с опозданием осознает одну из основных истин для мужчины: в жизни сопутствует удача только дерзким и смелым, и надо уметь удержать и защитить свою любовь и право быть счастливым в любви. Героиня повести, Татьяна Новикова, возлюбленная Александра Захаревского сознает, что, претендуя на замужество, она тем самым разрушает семью женатого Александра, и заслуживает осуждения по существующим моральным нормам, сложившимся с давних времен. Но Татьяна убеждена, что когда мужчину и женщину связывает сильная любовь, то необходимо исходить от этой любви, дарованной свыше. Возникает классический треугольник: Александр, Татьяна и жена Александра Вера. Татьяна многим обязана отцу Веры, влиятельному чиновнику областной администрации Николаю Петровичу Заславскому. Николай Петрович, мужчина на склоне лет, влюбляется в молодую женщину. Эта любовь, его душевное состояние, его поведение и поступки безнадежно влюбленного вплетаются в главную канву повести и усиливают драматизм любовных коллизий. Сюжет повести в прямом смысле выхвачен из реальной жизни, но, безусловно, реальные имена изменены и реальные события облачены в художественную форму.


ТАТЬЯНА

  

Шишигин Михаил

(Рассказ)

I

   Предметом гордости и особого почитания преподавателя литературы Александра Ивановича Захаревского были книжные стеллажи, чрезвычайно художественно выполненные по заказу и содержащие в своей древесно-стеклянной утробе издательское обилие мировой литературы. Стеллажи своим ячеистым телом громоздились на широкой, массивной тумбе и походили на многопалубный круизный лайнер с пестрой иллюминацией корешков книг подписных изданий. Движимый властной потребностью воспоминаний, которые с годами всё в большей степени захватывают человека, Александр Иванович, выставив правую руку вперед, опирался об этот книжный лайнер, созерцая сложный ландшафт из корешков книг, сплоченных тесными рядами, и мысленно с грустью отправлялся в путешествие в прошлое, всматриваясь в минувшие яркие события прожитой жизни. В задвижных стеклах стеллажей отражался облик преподавателя: ладно скроенный, стройный, несмотря на то, что ему уже к пятидесяти, сухощавое лицо, обрамленное красиво подстриженной бородкой с проседью, словом, во всех чертах проявлялась некая породистость, свойственная, быть может, преподавателям Царскосельского лицея.
   Главный идеолог школьного образования края восхищался Александром Ивановичем, превознося его на учительских совещаниях преподавателем словесности от бога, и однажды обронил фразу о его осанке и выправке, как наилучших пропагандистах здорового образа жизни, что очень важно в деле воспитания юношества. Безусловной заслугой Захаревского был школьный театр, его детище, сценические успехи которого вывели его на орбиту культурной жизни края, и сделали известным человеком. И на этой же орбите он повстречался со своей будущей женой Верочкой Заславской, дочерью влиятельного человека в кругах администрации края. В пору их знакомства она заведовала сектором по культурной работе при администрации края и по долгу своей службы инспектировала творческую деятельность народных коллективов, в числе которых самодеятельный школьный театр занял особое место, благодаря избытку творческих сил, детской непосредственности и задору юных дарований.
   Решение дочери выйти замуж за Александра Захаревского ввергло её отца, Николая Петровича Заславского, в состояние раздражения и полного недоумения. В своем просторном кабинете с окнами, выходящими на площадь с монументом вождю, он тяжелой поступью нервно расхаживал, подергивая плечами и разводя руками. Эмоциональный накал выплеснулся в тирадах: "Что она захотела мне этим доказать? Свою независимость. В сущности, это просто какой-то приступ романтизма. Выходить замуж... За кого?.. За этого учителишку-комедианта,... человека не из нашего круга... Он же не нашего огорода фрукт..."
   Имея за плечами огромный опыт кадровой работы, что было связано с оценкой возможностей того или иного претендента на различные должности, будучи человеком незаурядным, с университетским образованием, посвященным в премудрости психоанализа, Николай Петрович мог верно оценить, как он считал, психологический тип своей дочери, её побуждения и устремления, с удовлетворением подмечал у неё тщеславие и амбициозность молодой привлекательной женщины, в чем нашли отражение жизненная сила, желание преуспеть в жизни, быть удачливой, убедить в своей избранности и силе характера. Размышляя о дочери, он неизбежно убеждался в сходстве Верочки с её покойной матерью, Надеждой Викторовной. Эта женщина была воплощением установки на достижение успеха, что подтвердилось в её преподавательской карьере в институте и защите докторской диссертации; её воспринимали как восходящее светило в новейшей отрасли науки. Но трагическая участь постигла её на самом взлете научной карьеры. Надежда Викторовна погибла в автокатастрофе. Николай Петрович был очень обеспокоен страстным желанием супруги водить машину, чрезмерной увлеченностью автомобилем, однако обуздать своенравную супругу в её авто-помешательстве, как он выражался, не смог. Так она и положила свою жизнь на алтарь авто-помешательства, что было вызвано, по мнению Николая Петровича, о чем он не распространялся, чрезмерной привязанностью супруги к чувственному впечатлению, возникающему во время вождения автомобиля. "Вождение для неё стало смертоносным, роковым наркотиком." - думал Николай Петрович, ведя диалог со своим внутренним голосом. "Дочь захотела иметь возле себя обожателя, размышлял Николай Петрович,- а, фактически, этот человек для неё что-то вроде автомобильного увлечения Надежды."
   И тут же стал укорять себя в том, что он превратился в замшелого, брюзгливого затворника своего кабинета, потерявшего вкус к жизни, и утратившего способность быть снисходительным и с пониманием, терпимо относиться к поступкам и чувствам близких людей.
   А между тем Николай Петрович ясно сознавал причину тягостного душевного состояния, причем, считая себя человеком деловым и рациональным, умеющим контролировать и совладать со своими чувствами и эмоциями, так вот эта причина приводила его в замешательство, вызывала состояние какой-то странной озверелости и недоумения по отношению к себе, будоражила, опьяняла его, в общем, вызывала недуг наподобие лихорадки.
   Он ясно сознавал, что он влюблен в Татьяну Новикову, и поразившее чувство отяготило тяжелым бременем постоянного напоминания о прошедшей молодости и подступающей старости. История знакомства была весьма обыкновенной. К нему обратились с просьбой посодействовать в трудоустройстве молодой женщине, вдове военнослужащего. В назначенное время в кабинет вошла молодая женщина, лет 25-26, в возрасте студентки-выпускницы, как он отметил для себя, и с первого же взгляда на неё Николай Петрович проникся огромной симпатией к ней и задался решимостью пристроить на хорошую должность.
   Прелестное создание, как он мысленно её окрестил, живо и содержательно осведомила его о различных этапах биографии, лаская его слух бархатистым голосом в дополнение к лучезарному взору миндалевидных, чуточку раскосых глаз. По её манере уверенно держаться Николай Петрович сделал заключение, что Татьяна не робкое создание, и привыкла к мужскому вниманию и, возможно, это внимание и определяет течение её жизни. И он также оказался причастен к этому. И он уже считал себя обязанным, в каком-то смысле, выполнить свою миссию по трудоустройству Татьяны Новиковой.
   То, что его миссия на этом не заканчивается, он понял, когда через некоторое время ему вновь захотелось общения с прелестным созданием. Он стал выискивать различные предлоги, чтобы посетить управление автоинспекции, куда по его рекомендации Татьяна устроилась секретаршей у его друга, начальника управления.
   Был предпраздничный день. После долгих колебаний Николай Петрович позвонил Татьяне и предложил встретиться и вместе поужинать в ресторане. Чтобы подавить смущение и несвойственную ему нерешительность, он задорно рассмеялся и постарался четко проговорить: "Танечка, вы же знаете, я ваш покровитель. Приглашаю вас на рандеву. Была очень суматошная трудовая неделя, хотелось бы расслабиться и провести время в обществе с милой дамой."
   Татьяна согласилась встретиться, сказав: "Мне лестно сознавать, что у меня такой влиятельный покровитель."
   И совсем уже ошеломило Николая Петровича сделанное открытие того, что образ Татьяны неотступно следует за ним, и его внутренний голос предостерегающе взывал к рассудку и предупреждал о возможной драматической ситуации для него, когда мужчина пятидесяти лет увлекается молодой женщиной двадцати четырех лет. Но упоительное чувство предвкушения удовольствия от встречи пересилила и подавила все другие мысли.
   Потом, когда они встретились, и он настоял на том, чтобы посетить самый шикарный фирменный магазин и сделать для неё покупки, его тревожило, как окружающие, в том числе продавцы, будут воспринимать их вдвоем, не будет ли он выглядеть чрезмерно солидным, смешным и неуклюжим в глазах хорошо понимающих продавщиц, которые, как правило, очень наблюдательны, и становятся неплохими психологами, благодаря опыту и наблюдениям за поведением различных покупателей.
   Николай Петрович держался раскованно и, как можно, естественней, старался в меру шутить. Задумчивое выражение лица стало для него недопустимым, он всячески себя контролировал, чтобы и минуты не быть задумчивым, считая, что задумчивость прибавляет ему годы, он хотел выглядеть моложавым.
   Ему доставляло колоссальное удовольствие наблюдать за гибкими, красивыми движениями молодой женщины, когда она со свойственным ей изяществом примеряла выбранные наряды и демонстрировала их перед ним. Высокая, статная с изящными движениями гибкого стана, Татьяна окончательно покорила новоиспеченного влюбленного. Примерка Татьяной туфель в обувном отделе привела Николая Петровича в полное помешательство, когда по воле событий он смог с упоением наблюдать богатое многообразие принимаемых положений стройных длинных ног своей очаровательницы. Вот ноги сплелись одна за другую, и правая, что была сверху, повела грациозно ступней в изящной модельной туфельке.
   Уже потом, сидя в машине и дожидаясь Татьяну, она захотела отнести покупки домой самостоятельно, и категорически отказалась от его услуг, Николай Петрович думал о том, что не он первый не он последний зрелый, стареющий мужчина влюбляется в молодую женщину. На ум приходили примеры исторических личностей, поэтов и просто из историй, поведанных знакомыми.
   Ему было и тревожно и упоительно одновременно. Упоительно было от чувства любви, а тревожно от мысли, что эта любовь может стать для него непосильным испытанием.
   Китайский ресторанчик с приглушенным освещением, восточным интерьером, замысловатыми картинами и цветными фонариками располагал к неге и душевному покою. Заказав экзотические блюда китайской кухни, и уютно расположившись за столиком, они повели неторопливый разговор на различные легкие темы, как это заведено, когда приходят в ресторан развлечься. Николай Петрович припомнил содержание статьи об особенностях китайской кухни, и восторгался, с какой ловкостью Татьяна освоила манипуляции китайскими палочками. Потом Татьяна завела разговор о своем прошлом, а Николай Петрович внимательно слушал, и проникался нежными, отеческими чувствами к молодой женщине, жизнь которой складывалась не просто. Трехлетний сын живет у её матери, и будет там, пока Татьяна устроится и наладит свой быт.
   То ли разгорячившись от выпитого спиртного, то ли Николай Петрович расположил к доверию, а скорее и то и другое вместе взятое, Татьяна поведала историю трагической гибели мужа и рассказала о своих злоключениях.
   Её муж капитан-десантник служил в горячей точке, и погиб при выполнении боевой операции. Командир полка, полковник Георгий Новак, задался целью уничтожить капитана. Полковник, хитрый лис, подвел капитана с его людьми к тому, что уклониться от выполнения боевого задания означало запятнать себя позором и подать в отставку, а успешный исход операции без потерь был невозможен. Причем командир полка прекрасно знал, что капитан Новиков будет на самом рискованном участке, будет на самом острие боевой операции. Бессмысленно положив жизни людей, полковник, вероятно психически ненормальный, в пьяном угаре похвалялся перед Татьяной в том, что погибли молодые парни, которые должны были пережить его биологически. "Возможно это безумие, но в этой жизни он, Новак, получает самую большую усладу, когда распоряжается жизнями молодых людей. Капитан погиб, и его жена должна достаться ему." - в хмельном угаре буйствовал полковник Новак.
   Татьяна чудом избежала физического унижения, но морально была раздавлена. Ей пришлось скрываться от преследований коварного полковника. Подлость полковника Новака не имела пределов, он обвинил Татьяну в неверности и ссылался на признания капитана Новикова, смело идущего на риск и искавшего душевного успокоения в горниле боевых испытаний.
   Татьяна разволновалась, на глазах выступили слезы. Она уже с трудом рассказывала, так как слезы усиливались. Рассказчица опустила голову, прижав платок к глазам. Николай Петрович встал, приблизился к ней, обнял за плечи и поцеловал в затылок. Запах её волос, прикосновение к плечам вызвали смешанное чувство восторга за возможность приласкать очаровательное создание с чувством сострадания и жалости к молодой женщине, такой, в сущности, беззащитной и одинокой.
   Успокоившись, Татьяна попросила прощения за несдержанность и слезливость, она так и сказала: "Я такая слезливая, простите меня, честное слово, такое не повторится." Эти извинения Николая Петровича настолько умилили, что он захотел её немедленно поцеловать и нежно приласкать. Посетители ресторана, не скрывая интереса, наблюдали за участниками сцены.
   Пока Татьяна в дамской комнате приводила себя в порядок и "рисовала глаза", Николая Петровича подозвал официантку и расплатился за ужин.
   Прошел крупный дождь и развеял дневной летний зной. Николай Петрович глубоко вздохнул. Татьяна в ажурной блузке с оголенными красивыми руками была обворожительна в неоновом свете рекламной вывески. Ему хотелось верить в возможность совместной, счастливой жизни, хотелось верить, что любовь в пору молодости старости в пятьдесят один год послужит живительным импульсом, хотелось верить, что он способен Татьяне устроить интересную, красивую жизнь.
   Дорога под колесами машины шипела наподобие большой жаровни, залитой маслом. У Николая Петровича появилась уверенность в том, что первая фаза знакомства прошла успешно: он смог заслужить её доверие.
   По-видимому, Татьяна распознала ход его мыслей, и, опережая его слова, высказала фразу, прозвучавшую для него подобно грому: "Николай Петрович, я вас очень уважаю, и, может быть это жестоко, но полюбить вас, быть вашей любовницей я не смогу."
   После некоторой паузы Николай Петрович спокойным голосом сказал: "Татьяна, не опережайте события. Я могу вам устроить интересную, содержательную жизнь. Сознайтесь, ведь ваша жизнь протекает буднично."
   Но уже в душе Николая Петровича повеяло холодом сомнения в возможности взаимной любви, и стал он прозревать, что в любви, в сердечных делах физиологический, возрастной фактор самый существенный, и не дано человеку изменить течение жизни, не дано прожить вторую жизнь, помолодев волшебным способом. И осознал Николая Петровича простую истину о том, что молодая женщина является индикатором его неуклонно угасающих жизненных сил, и будет он по ночам в поту просыпаться и в зеркале с ужасом созерцать признаки увядания своей жизни.
  

II

   Самые дорогие сердцу книги, посвященные Пушкину, пушкинской теме, и, конечно, его произведения. Александр Иванович Захаревский обвел взглядом тома с произведениями Пушкина, и припомнил, как был поражен Николай Петрович его способностью цитировать по памяти целые главы из "Евгения Онегина".
   Николай Петрович недавно ушел из жизни на шестьдесят шестом году, скончался от инфаркта миокарда.
   Верочка призналась, что отец не одобрял их женитьбу, но потом полюбил его, как родного сына, и придерживался о нем высокого мнения, утверждая, что Александр сама любезность, добрый малый, и, шутя, зная его литературные пристрастия, величал "Онегин, добрый мой приятель".
   Он обладал особым талантом настоять и убедить человека принять нужное решение, помочь правильно оценить ситуацию и структуру момента, мог вывести человека из состояния инертности, чтобы он поверил в свои силы и способности. Главное, мог содействовать словом и делом для достижения реального результата. Для молодоженов, а фактически для своей дочери, устроил квартиру, что было весьма непростым делом.
   Исходя из постулата о том, что для мужчины важно сделать карьеру, Николай Петрович задался целью: подвигнуть Александра на достижение администраторской карьеры в школьной системе. Но, убедившись в том, что Александра не прельщает администраторская работа, он воспользовался своими связями и обеспечил для Александра служебную командировку за границу преподавателем на два года, что позволило Александру неплохо заработать и возвратиться из командировки на собственном автомобиле марки "Форд".
   Прослеживая события своей жизни, Александр не находил в них общего логического стержня, они ему представлялись калейдоскопом разрозненных событий. Он хотел понять смысл своей жизни.
   "Возможно, этот смысл имеет много составляющих", - размышлял Александр, "и одна из составляющих - это рождение здорового ребенка-сына, который уже развился в юношу, студента медицинской академии."
   Другая составляющая - любовь к женщине. "Любил ли он искренне свою жену Верочку," - вел диалог Александр со своим внутренним голосом. И у него не возникали сомнения, что он женился по любви, хотя ощущал властный, напористый характер Верочки, и признавал, что инициатива с женитьбой исходила от неё. Ребенок был зачат, безусловно, когда у них, в общем, гармонически складывались любовные отношения.
   Но в дальнейшем эта Верочкина властность и манерность в любви, желание секс перенасытить какой-то театральностью, доходящей до истеричности, стало Александра раздражать.
   К моменту возвращения из зарубежной командировки Вера превратилась в солидную даму, преуспевающую в ресторанном бизнесе. Это был период перехода к рыночным отношениям и "растаскивания" государственной собственности. При содействии своего отца она стала директором фирмы, включающей модный салон-парикмахерскую "Афродита" и шикарный ресторан под название "Эдем".
   Александр со своим "фордом" чувствовал себя несколько ущербно. Хотя его и привлекли в сферу бизнеса, возложив поставки отдельной группы продуктов, но тем не менее, он считал, что это не его отрасль, и остался верен преподавательской деятельности, определился преподавателем в лицей. А для получения дополнительного дохода не гнушался подрабатывать частным извозом; "форд" ему исправно служил.
   В этот период судьба свела его с Татьяной Новиковой. Любовь к этой женщине стала самой яркой страницей в его жизни. Но им не суждено было свою любовь сохранить, они вынуждены были расстаться.
   Николай Петрович со свойственным ему умением влиять на людей, настоял на том, чтобы Татьяна занялась своим образованием, и определил её учиться в педагогический университет на вечернее отделение факультета иностранных языков. По окончании учебы она устроилась работать в туристическое агентство, стала совершать поездки за границу. Во время одной из таких поездок она познакомилась с англичанином, ведущим специалистом компьютерной фирмы, вышла за него замуж, и связала свою судьбу с англичанином и Англией.
   Прошло десять лет после тех событий, сердце у Александра Ивановича сжалось в тоске, Татьяне теперь около сорока лет, и она уже совершенно другой человек, и он с опозданием осознал одну из основных истин для мужчины: в жизни сопутствует удача только дерзким и смелым, а он оказался не способен удержать и защитить свою любовь.
  

III

  
   Перегнав машину из-за границы, Александр вовремя не прошел перерегистрацию машинных номеров, и за это поплатился: машина была арестована и "законсервирована" на площадке батальона милиции при управлении ГАИ.
   Александр направился на прием к начальнику управления, другу Николая Петровича, надеясь самостоятельно уладить дело. Машину вернули владельцу, после уплаты штрафа.
   Пройдя караульное помещение, Александр отметил для себя с удивлением, что интерьер здания управления был выполнен под современный офис. Удивление было вызвано тем, что прежде внутренняя обстановка милицейских заведений отличалась особенной гнетущей казенщиной.
   В приемной начальника управления миловидная секретарша, неброско подкрашенная, с серьезным видом извлекала лист с каким-то отчетом из усердно работающего принтера. Александр неторопливо подошёл к ладно спроектированному (по всем канонам эргономики) столу секретарши и, выдержав небольшую паузу под мягким вопросительным взглядом Татьяны Новиковой, спросил о возможности переговорить с начальником управления.
   Зарождение симпатии, взаимного влечения между мужчиной и женщиной остается загадкой, более того нераскрытой тайной и в наше время, когда, казалось бы, целая армия физиологов, психологов поэтов-лириков всесторонне исследовала эту тему во многих плоскостях и аспектах. Но фактически мы всегда имеем описание, весьма, поверхностное, страдающее в одном случае документальной однообразностью, а в других - чрезмерной образностью и словесным излишеством.
   Но уже ясно, что на подсознательном уровне человеком руководит некая сила, имеющая самые разнообразные внешние проявления.
   Татьяна невольно для себя захотела задержать Александра и сказала:
  -- Мой шеф, Виталий Дмитриевич, освободится нескоро, так что располагайтесь и ждите.
   Она указала рукой на мягкие кресла возле журнального столика.
   Александр был рад задержаться в приемной, и для себя отметил, что его формально не отправили "погулять" на час, или какое-то неопределенное время. Александр поблагодарил за приглашение, удобно расположился в кресле и внимательно окинул взглядом обстановку приемной: стеллажи, заставленные документами, персональный компьютер на столе секретарши, современный кондиционер выглядывал куском льда из-за шторки.
   Татьяна продолжала просматривать документы, делая необходимые пометки красивой шариковой ручкой.
   На душе у Александра было спокойно и тепло. Он припомнил режиссерскую игру: подыскать сценический, литературный персонаж, который соответствовал бы человеку, приковавшему его внимание.
   Александр обратился к секретарше со словами:
   - Помните у Пушкина, Онегин встречает Татьяну на балу...
  
   Беспечной прелестью мила...
   Кто там в малиновом берете
   С послом испанским говорит?
  
   Если бы передо мной стояла режиссерская задача: создать образ Татьяны Лариной на балу, то на эту роль, я считаю, вы - наилучшая кандидатура.
  
   - Кстати, меня зовут Татьяной, - Татьяна одарила Александра очаровательной улыбкой.
   Приемную оживляла экзотическая представительница морской флоры, своими раскидистыми ветвями охватывающая стену наподобие подводной глыбы. Кусочки клейкой ленты, которыми прикреплялись ветви растения к стене, развенчивали иллюзию колыхающегося морского чудища и возвращали в среду здания управления. Татьяна подошла напоить влаголюбивое растение из носика фарфорового чайничка старинной китайской работы. Она изящным движением поднесла чайничек к растению и на мгновение замерла в грациозной позе, стройная и обворожительная. Александр устремил на неё взгляд и ощутил необыкновенное состояние активного запечатления клетками сознания образа женщины, освещенного зеленью экзотического растения. Этот образ пленил его душу: стройный стан, красивый изгиб длинной шеи, чёткие формы зрелого женского тела. Этот образ уже начал обжигать его сознание: он разглядел линию трусиков под облегающей бёдра юбкой. Александру стало сладостно и тревожно. Дальнейший поток чувств неудержимо повлёк в мир эротической фантазии. Ему подумалось, что было бы восхитительно зарыться лицом между ног этой красивой женщины и ощутить букет запахов, подобный лесным запахам, содержащим нечто первобытное, сильно притягательное для мужчины, будоражущее в нем мужскую природу. Слабенькая краска выступила на лице Александра.
   Закончив поливать растение, Татьяна как бы в знак благодарности за внимание к процедуре полива повернулась к Александру и пояснила:
   - Эта живность любит влагу.
   И опережая вопрос Александра, Татьяна продолжила пояснять:
   - Это очень редкостное растение, представитель какого-то экзотического вида. У меня где-то записано латинское наименование.
   Носик фарфорового чайничка, нацеленный на Александра, искрился капельками росы и, наверное, мог бы поведать нечто сокровенное о своей хозяйке, если бы чайничек обладал даром речи. Хозяйка же чайника, само олицетворение обольстительной женщины, ласково и надежно удерживала его двумя руками, как бы стараясь воспрепятствовать носику в неосторожных высказываниях. Хотя и без этих высказываний Александр понимал, что следует остерегаться обольстительных женщин, но желание сделать комплимент взяло верх, и он спросил:
   - Татьяна, это, вероятно, сеть для ваших поклонников?
   Насмешливый блеск показался в её глазах, она оживилась, и спокойным нежным голосом произнесла изречение из книги Екклесиаста:
  -- Да...да... Известно, что женщина - сеть, и сердце её - силки, руки её - оковы, добрый пред богом спасется от неё, а грешник уловлен будет ею.
   В эту минуту сознание Александра обожгло неожиданное открытие: каждый из них старается понравиться другому и предстать в глазах другого в самом привлекательном и выгодном виде. Оставался неясным ответ на вопрос: кто из них начал эту игру, а кто её поддержал?
   Татьяна Новикова не имела склонности к любовным приключениям. Она дорожила своей репутацией. Знаки внимания, оказываемые ей, она считала естественными и объясняла своей природной привлекательностью и занимаемой должностью. Эти знаки внимания вовсе не тяготили её, а напротив содействовали возникновению вокруг неё некой притягательной ауры, дополняющей оргтехническую приёмную.
   К своему удивлению Татьяне захотелось привлечь к себе внимание Александра. В действие вступил её сильный козырь: удачное и редкое сочетание одновременно спортивной и женственной фигуры. Своей кошачьей походкой она несколько картинно прошла из-за своего стола полить растение и приняла позу, которая выгодно передавала красивые изгибы стройных ног и озорную линию спины, начинающуюся изгибом длинной шеи и заканчивающуюся круглым чуть оттопыренным задиком. Увлекшись своей игрой, Татьяна загадала, что, если она повернется, и их взгляды встретятся, то он попытается продолжить знакомство и она сможет вызвать самые сильные чувства! Татьяна резко повернулась и наставила носик чайничка на Александра, их взгляды встретились. Она торжествовала. Ей было весело оттого, что её игра развивается по задуманному сценарию, и удалось немного развлечься.
   Но, как уже повелось в таких ситуациях, раскрылась дверь в кабинет начальника управления, и в приемную, стараясь сохранить спокойную, и в чем-то даже торжественную поступь, вошел Виталий Дмитриевич в сопровождении милицейских чинов.
   - Татьяна, я выезжаю на объект... Передай, пожалуйста, по факсу, - густым басом сообщил Виталий Дмитриевич, протягивая Татьяне деловой текст.
   - Виталий Дмитриевич, к вам посетитель.
   - Посетителю назначим встречу на завтра.
   Оставшись с Татьяной наедине, Александр поторопился назначить Татьяне свидание:
   - Татьяна, как вы посмотрите на то, чтобы вдвоем провести вечер?
   Татьяна решительно ответила:
   - У вас никаких шансов. Вечера у меня заняты, я - студентка.
   - Догадываюсь, студентка факультета иностранных языков. Я уже обратил внимание на книги, лежащие на столе.
   - И, вероятно, вы женаты, а с женатыми мужчинами я не встречаюсь.
   - Жена у меня мегера. И я с ней скоро разведусь.
   На другой день Александр в приподнятом настроении спешил с визитом к Татьяне; дела, связанные с машиной, маячили где-то в отдалении. Приветливо поздоровавшись, он протянул Татьяне лист со стихами:
   - Прочтете на досуге.
   Татьяна спрятала лист в выдвижной ящик, предварительно бегло просмотрев стихи следующего содержания:
  
   Я знал красавиц недоступных,
   Холодных, чистых, как зима,
   Неумолимых, неподкупных,
   Непостижимых для ума;
   Дивился я их спеси модной,
   Их добродетели природной,
   И, признаюсь, от них бежал,
   И, мнится, с ужасом читал
   Над их бровями надпись ада:
   Оставь надежду навсегда.
   Внушать любовь для них беда,
   Пугать людей для них отрада.
  
   Татьяна, милое созданье,
   Склонясь над папками ГАИ,
   С укором грозного судьи
   Отвергла все мои признанья,
   Сказав мне, - шансов никаких,
   И слов моих поток утих.
   И я бежал, стыдясь провала.
   А, что же, Таня, тосковала?..
   Напрасно думаешь, читатель.
   Она хладна, а я - мечтатель.
   Татьяна вся ушла душою
   ( Сама не зная почему )
   В дела бумажные. С красою
   Своей (я фразу эту зачеркну)
   Жестоко обращаясь, вот беда,
   Законсервировав в ГАИ. Никогда
   В ГАИ ничто её не занимает,
   Она бледнеет, гаснет, увядает.
   Но полно. Надо мне скорей
   Развеселить воображенье.
   Пора, пора бы замуж ей!..
   Но я - женатик к сожаленью.
  
   Её манера приветливо держаться, милая улыбка, и вся такая изящная, статная, с выразительными глазами, с бархатистым голосом, модной прической, и вся в целом такая обворожительная, усилили впечатление, произведенное на Александра при первом знакомстве, усилили до такой степени, что Александр признал свою полную капитуляцию перед чувством любви к Татьяне.
   Сославшись на то, что для студентки полезно иметь диктофон, он хотел подарить ей это устройство, и провел, можно сказать, настоящую рекламную демонстрацию возможностей диктофона.
   Татьяна отказалась принять подарок.
   И на этот раз сценарий событий повторился: начальник управления в сопровождении свиты из милицейских чинов стремительно покинул пределы своего кабинета и приемную.
   Татьяна, заметив, насколько был огорчен событиями Александр, предложила заняться его машинной проблемой и похлопотать перед начальником, поставив Александра в известность по телефону. Как выяснилось, машинная проблема Александра была легко устранима. В учительской лицея по телефону, когда его подозвали, он услышал знакомый бархатистый голос Татьяны:
   -Александр, стихи заслуживают внимания. Чувствуется, что вы владеете поэтическим пером. А теперь, о главном. Вы должны заплатить штраф, и можете забирать машину.
   Окрыленный её оценкой своих поэтических способностей, Александр подготовил такие стихи:
   Он был любим... по крайней мере
   Так думал он, и был счастлив.
   Стократ блажен, кто предан вере,
   Кто, хладный ум угомонив,
   Покоится в сердечной неге,
   Как пьяный путник на ночлеге,
   Или, нежней, как мотылек,
   В весенний впившийся цветок;
   Но жалок тот, кто все предвидит,
   Чья не кружится голова,
   Кто все движенья, все слова
   В их переводе ненавидит,
   Чье сердце опыт остудил
   И забываться запретил!
  
   Её звонок меня встревожил, -
   Она признала дар мой божий
   Поэта легких вдохновений.
   Возможно, я и вправду гений?!
   Ведь я и статен, и умен,
   Но что со мною? Я влюблен.
   Сомнений нет: диагноз ясен.
   В Татьяну, как дитя, влюблен.
   Но пыл любви моей напрасен,
   Моя любовь - лишь сердца стон.
   Она меня не замечает,
   Как я ни бьюся, хоть умри.
   Подарки гордо отвергает.
   А всех желаний было три:
   Томиться жаждою любви,
   Желать обнять твой стан упругий,
   Смирив волнение в крови,
   Назвать тебя своей супругой.
   Но, что удерживает Таню?
   Весь этот шумный маскарад
   С гаишной бестолковой бранью
   И батальона синий ряд?
   Как ты прекрасна в модной юбке,
   Подобна нежному бутону.
   Какие спрятаны там губки?..
   И я мечтаю, что их трону.
   Прости меня за стиль вульгарный.
   Моя любовь к тебе, как бред,
   И действует, как газ угарный,
   И принесет нам много бед.
   Гони меня: я сам себе
   Противиться не в силах более,
   Все решено: я в вашей воле
   Я предаюсь моей судьбе.
  
   Их знакомство имело продолжение. Александр встречал Татьяну после занятий в Университете, и отвозил на машине домой. Частный извоз выполнял роль прикрытия, и объяснял его отсутствие дома по вечерам.
   Потом программа "рандеву" расширилась, - Александр приглашал Татьяну в кафе, где заказывал для неё любимые лакомства. И на протяжении всего времени они говорили о многом и разнообразном. Она рассказывала о своей учебе, своих литературных вкусах, во многом просветила Александра на предмет английского языка, и он уже знал, что исконно русская пословица, как он считал, "Нет дыма без огня", оказывается, имеет английский дословный аналог: There is no smoke without fire.
   И Александр уже глубокомысленно вздыхал и мог по-английски произнести:
   What is this life if, full of care,
   We have no time to stand and stare?
   Да разве это, жизнь, мой друг,
   Коль некогда взглянуть вокруг.
  
   Ещё были свежи его впечатления от проживания и преподавания за границей, и Александр припомнил многие занятные и забавные эпизоды из этого периода, сопровождая свой рассказ стихотворными строчками из разных поэтов, как это он умел мастерски делать.
   Он уже знал, что у неё есть сын, которого она заберет от бабушки после экзаменационной сессии.
   И с каждой встречей его впечатления усиливались: он видел и разговаривал с молодой женщиной, прекрасной и очаровательной, и общение с Татьяной стало для него жизненно важной потребностью, смыслом, главным содержанием, зерном проходящих дней.
   Прошла неделя после знакомства. Александр, как обычно, подвез Татьяну домой. Она уже хотела выйти из машины, но Александр её задержал, и привлек к себе, обняв за плечо. Татьяна послушно подалась к нему и раскрыла рот для поцелуя, длительного и страстного. Татьяна почувствовала, что Александр пытается расстегнуть пуговицы на блузке, и слегка отстранила его руку, тихо выговорила:
   - Милый, ты порвешь мне пуговицы и бюстгальтер. Я это сделаю сама.
   Она блаженно почувствовала руку Александра на своей груди, и задержала дыхание от нежного пощипывания его пальцами набухающего соска. Она инстинктивно протянула руку к нему и дотронулась до бугра, возникшего в области ширинки брюк.
   - Ты хочешь его достать? - тихо спросил Александр.
   - Саша, я буду делать всё, что ты захочешь, но только не здесь, и не сегодня. Договорились, милый.
   После этих слов она привела себя в порядок, и вышла из машины.
   Накануне какого-то большого праздника Александр и Татьяна посетили театр и смотрели ничем не примечательную пьесу. Но заурядная пьеса не могла испортить им хорошего настроения, они были счастливы от общения друг с другом, от возможности обмениваться взглядами и словами. Они уже заметили, что их кругом воспринимают, как очень интересную пару: Татьяна, облаченная в длинное розовое платье с глубокими вырезами по бокам, предназначенными не столько для того, чтобы не сковывать движения ног, а скорее, для демонстрации стройных ног, белокурые, волнистые волосы были убраны в красивую прическу, и вся она такая величественная, напоминала принцессу Вавилона, перед которой подданные простирались ниц.
   Из театра они поехали в ресторан. Александр наметил вечернюю программу, и присмотрел весьма приличный ресторан при гостиничном комплексе. Расположившись за столиком в глубине зала в отдалении от шумных ресторанных компаний, они ощутили особое чувство довольства и удовлетворенности собой: она молодая и прекрасная, он зрелый мужчина полный жизненных сил, они ворковали, как голубь с голубкой, нежными взглядами воспламеняли сердца друг друга. На столе аппетитно красовались блюда грузинской кухни, которые пожелала заказать Татьяна.
   Настал момент, когда Александр тихо проговорил:
   - Татьяна, я снял номер в гостинице.
   Она его хорошо поняла и они пошли. Он нежно обхватил её за талию и завел в гостиничный номер.
   Вошли в небольшой одноместный номер с прихожей, где стоял платяной шкаф, ванной комнатой и спальней с широкой кроватью. Шторы на окне раздувались и производили впечатление стяга под воздействием потока воздуха от работающего кондиционера. На журнальном столике стояла ваза с яркими цветами, Александр заранее придал комнате эстетическое содержание.
   - Мне здесь нравится, - просто сказала Татьяна, подошла к зеркалу и поправила прическу.
   Александр выключил верхнее освещение и включил торшер, эффект был неожиданный и у Татьяны даже замерло сердце.
   - Татьяна, разреши я тебя раздену, - Александр подошел к Татьяне, обнял её за плечи и поцеловал в затылок.
   Он обвил руками её бедра, и стал нежно покусывать мочку розового ушка Татьяны.
   - Разрешаю, - ответила Татьяна с придыханием, испытывая наслаждение от любовной игры.
   Она стояла к нему спиной. Он расстегнул молнию на её розовом платье, и она, подняв руки над головой, почувствовала легкое дуновение от платья, взметнувшегося вверх.
   Продолжая держать платье в руке, он расстегнул бюстгальтер, и с замиранием сердца увидел в зеркале, как всколыхнулись упругие груди с крупными розовыми сосками.
   - Я на минуту оставлю тебя, - проговорила Татьяна и прошла кошачьей походкой в ванную комнату.
   Александр отметил, какой у неё прелестный задик, обтянутый ажурными трусиками, и красивые, стройные, фигурные ноги.
   За время отсутствия Татьяны он повесил её платье на плечики в шкаф, и полностью разделся.
   - Милый, ты меня заждался? - с этими словами обнаженная Татьяна подошла к журнальному столику и наклонилась к букету цветов, стоящему в вазе.
   Александр привлек её к себе, обнял, и методично, очень обстоятельно стал целовать в шею, губы, груди, наконец, животик. Потом усадил её в кресло, раздвинул в стороны её ноги, и припал к вожделенному источнику наслаждений. Руки Татьяны прижимали его голову, её дыхание стало учащенным и прерывистым. Затем Александр встал во весь рост, и Татьяна, повинуясь его призыву, обхватила его за бедра и ртом захватила его мужское достоинство. Он инстинктивно начал делать движения, напоминающие конвульсии.
   Татьяна глазами с поволокой посмотрела на него снизу вверх и отрывисто сказала:
   - Не надо. Я буду делать сама.
   И её голова ритмично заходила, наподобие маятника старинных настенных часов. Сердце у Александра стучало, лицо горело, его мужское достоинство приобрело невероятные размеры.
   Неожиданно Татьяна поднялась, подошла к постели, и забралась на неё, встав на колени. Затем она сделала движение, как будто собиралась нырнуть в воду, приняла позу - грудь и локти, разведенные в стороны, упираются в кровать. Прическа распалась, и волосы разметались по простыне. Александр с силой внедрил свое мужское достоинство в лоно любимой женщины. Через некоторое время их обоих захватил шторм сексуального исступления.
  

IV

   Прошел месяц после знакомства. У Татьяны началась летняя экзаменационная сессия, она упорно засела за учебники и много времени отдавала подготовке к экзаменам, занимаясь в университетской библиотеке. Александр часто навещал её в читальном зале, заботился о работоспособности студентки, и для поддержания её сил подкармливал разнообразными и вкусными бутербродами собственного приготовления где-нибудь в укромном уголке библиотеки.
   В один из таких "экзаменационных дней" он предварительно отвез своего двенадцатилетнего сына, Олега, на занятия в компьютерном классе, и поспешил к Татьяне в библиотеку с пакетами, наполненными бутербродами, фруктами и упаковками с соком. По дороге к ней он думал о том, что эта его двойственная жизнь с женой в семье и с любовницей уже многократно изображалась на страницах романов, и в реальности, поставляющей сюжеты для романистов, подобная раздвоенность жизни для мужчины бывает не таким уж редким явлением, и невольно в голову приходили неожиданные выводы и обобщения: возможно, скрытая, тайная жизнь притягательна именно тем, что она скрытая и пикантная, навеянная романтикой, и в ней проявляется исконно мужская природа, и тяготение к рискованной игре.
   Увлеченные любовной игрой, они нетерпеливо выискивали удобный момент предаться чувственным наслаждениям, и Александр увлекал Татьяну в отдаленную безлюдную комнату библиотеки, где были установлены ряды тумб, содержащие библиотечные каталоги, они оглядывались по сторонам, потом она расстегивала блузку, и откидывала корпус, удерживаемая Александром за талию, и он осыпал страстными поцелуями её шею, плечи, грудь. Это было восхитительно.
   Прелюдия чувственных ласк в библиотеке имела развитие в вечернее время, когда Татьяна приходила домой и там встречалась с Александром, и восхитительные звуки чувственной мелодии любви проникали в их сердца, и услаждали их души. Он уже освоился в её скромной, однокомнатной квартире, и ждал её прихода, сделав необходимые покупки, и приступив к приготовлению ужина. Потом они уже вдвоем продолжали приготовление ужина, получая удовольствие от тихого, обыденного общения друг с другом.
   И простая истина пламенным огнем засветилась в сознании Александра: большое благо и счастье - есть, и пить в обществе с любимой женщиной, и иметь возможность услаждать душу и тело с ней.
   Прихотливая ткань любви, порожденная двумя любящими сердцами, претерпевает сложные изменения: она временами уплотняется и принимает таинственные формы, временами утончается, и в ней могут образоваться складки и даже брешь, способная её уничтожить. Ибо эта ткань, соединяющая мужчину и женщину, вплетается в общую сеть межличностных отношений, называемую формально "социумом", и непрестанно находится под воздействием многих, как правило, разрушительных факторов.
   Необходимо согласиться с утверждением о том, что женщина склонна смотреть на любовь, как на усладу души, и что, самое важное, с любовью у неё связано осуществление главной цели в жизни - создать семью и иметь детей.
   Естественно, Татьяна захотела от Александра решительных действий, и однажды завела разговор, постепенно назревающий с момента их интимной близости.
   - Саша, для меня уже мучительна роль любовницы, - проговорила Татьяна, и слезы заблестели у неё на глазах.
   - Я уже стала ревновать тебя к твоей жене. Тебе следует окончательно определиться. Переходи ко мне жить. Давай устроим наше совместное будущее. Я хотела бы иметь ребёнка.
   - Татьяна, пойми меня правильно. Мне оскорбительно и унизительно переходить к тебе жить. А обеспечить нас квартирой я в настоящее время не в состоянии, - сказал Александр, и по выражению его лица было заметно, что он смущен и недоволен своей аргументацией.
   - Когда меня соблазнял и клялся в любви, то оскорбительно себя не чувствовал. На квартиру деньги можно заработать. У тебя машина. Голова есть на плечах. Производишь впечатление талантливого человека, работоспособного.
   - Напомнить тебе, какие стихи мне писал
   ...назвать тебя своей супругой.
   - Неужели всё это ложь, - Татьяна беспощадно осуждала Александра.
   Безусловно, Татьяна сознавала, что, претендуя на замужество, она тем самым разрушает семью, и заслуживает осуждение по существующим моральным нормам, сложившимся с давних времен.
   Но Татьяна была убеждена, что когда мужчину и женщину связывает сильная любовь, то необходимо исходить от этой любви, которая даруется свыше, и надо поверить в свои силы перешагнуть через бытующее представление о грехе.
   Для эпилога любовной связи характерны напряженные диалоги между людьми, образующими, так называемый, любовный треугольник.
   В тот же самый день на Александра его жена, Вера Николаевна, обрушила целый шквал обвинений в неверности и предательстве интересов семьи. Получив документальное подтверждение любовной связи мужа, включая фотографию, запечатлевшую момент, когда Татьяна садилась в машину, Вера Николаевна, со свойственной ей деловитостью, провела расследование и выяснила личность любовницы мужа.
   Она приняла решение жестоко пресечь "любовную игру" мужа, и не допустить развала семьи, не в её характере было проигрывать и давать повод усомниться в её сильных волевых качествах. И, конечно, для неё было важно сохранить респектабельность замужней женщины.
   - Какая это подлость и грязь - супружеская измена, предательство интересов семьи, - посыпались обвинения на голову Александра.
   - Я, не покладая рук, тружусь, чтобы наша семья могла достойно и широко жить по западным меркам, а ты увлекся юбкой и унижаешь меня, нашу семью.
   - Что ты скажешь сыну? Ведь Олег уже взрослый. Ему требуется отцовское внимание и любовь, а ты можешь его психически поломать.
  -- А ты знаешь, что Татьяна Новикова - шлюха, и была любовницей моего отца.
   Александр был повержен и сник.
   Встретившись с Татьяной, она готова была вцепиться в волосы, и нанести физический урон своей сопернице, но, обуздав свои чувства спокойно, вы говорила:
   - Татьяна Павловна, что вас может связывать с моим мужем, Александром Захаревским? Вы же знали, что он женат, у него семья, сын? Мы же с вами - цивилизованные люди. Как это подло пытаться устроить свою жизнь, разрушая дружную и крепкую семью.
   А вы знаете, что наносите ущерб мне, дочери, и внуку Николая Петровича, который так много хорошего сделал для вас.
   Самый напряженный разговор произошел между Татьяной и Александром. Она обвинила его в бесхарактерности и беспечности к её судьбе. Со слезами на глазах и совсем поникшая, она сказала, что вынуждена была сделать аборт, и для Александра осталось загадкой, было ли это сказано, чтобы усилить эффект их разрыва, либо он оказался не в состоянии сохранить свою любовь и жизнь своего ребёнка.
  
  
  
  
   14
  
  
  
  

Оценка: 2.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"