Шишмарёв Валерий Николаевич: другие произведения.

Щекотливое 022 Цемент либерализма

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Приезжий на тамо´жне
  ( нату´ра весела´ ) :
  - А ... спросить Вас можно
  КАК тут ... у ВАС ... дела ?
  
  Тяжко , как сквозь сбру´ю ,
  хла´дней чем Зима ,
  с уны´лостью : ВОРУЮТ !!!
  ( вторя´ Карамзина ) .
  
  Лома´я ру´чки пе´речьи
  ( при письме´ , мока´тии ) :
  - Неужто и тепе´рича ???
  - Так ведь ... "дермокра´тия" !!!
  НИЧТО без мзды не стро´нется ...
  ОНА ж мздои´мству сро´дница !..
  
  
  +++++++++++++++++++++++++
  
  Николай Михайлович Карамзин (1766-1826) - русский историк, писатель, поэт, почётный член Петербургской Академии наук (1818). Создатель "Истории государства Российского" (тома 1-12, 1816-1829 гг.) - одного из первых обобщающих трудов по истории России. Редактор "Московского журнала" (1791-1792) и "Вестника Европы" (1802-1803).
  В 1789-1790 предпринял поездку в Европу, в ходе которой посетил Иммануила Канта в Кёнигсберге, был в Париже во время великой французской революции. В результате этой поездки были написаны знаменитые "Письма русского путешественника", публикация которых сразу же сделала Карамзина известным литератором.
  Знаменитой стала фраза: "Воруют!..", произнесённая Карамзиным во время этой поездки в ответ на вопрос соотечественника о родине. В изложении Сергея Довлатова[1] этот исторический анекдот звучит так:
  Двести лет назад историк Карамзин побывал во Франции. Русские эмигранты спросили его:
   - Что, в двух словах, происходит на родине?
  Карамзину и двух слов не понадобилось.
   - Воруют , - ответил Карамзин ...
  
  +++
  Коррупция
  Материал из Википедии - свободной энциклопедии
  Коррупция (от лат. corrumpere - растлевать, лат. corruptio - подкуп, порча) - термин, обозначающий обычно использование должностным лицом своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным установкам. Коррупцией называют также подкуп должностных лиц, их продажность. Соответствующий термин в европейских языках обычно имеет более широкую семантику, вытекающую из первичного значения исходного латинского слова.[значимость факта?]
  Характерным признаком коррупции является конфликт между действиями должностного лица и интересами его работодателя либо конфликт между действиями выборного лица и интересами общества. Многие виды коррупции аналогичны мошенничеству, совершаемому должностным лицом, и относятся к категории преступлений против государственной власти.
  Коррупции может быть подвержено любое должностное лицо, обладающее дискреционной властью[источник?] - властью над распределением каких-либо не принадлежащих ему ресурсов по своему усмотрению (чиновник, депутат, судья, сотрудник правоохранительных органов, администратор, экзаменатор, врач и т. д.). Главным стимулом к коррупции является возможность получения экономической прибыли (ренты), связанной с использованием властных полномочий, а главным сдерживающим фактором - риск разоблачения и наказания.
  Согласно макроэкономическим и политэкономическим исследованиям, коррупция является крупнейшим препятствием к экономическому росту и развитию, способным поставить под угрозу любые преобразования[1][2]. В большинстве европейских стран коррупция уголовно наказуема.
  Определение
  Transparency International, Мировой банк и другие организации понимают под коррупцией злоупотребление доверенной властью ради личной выгоды[3]. Существуют также и другие определения, которые вносят уточнения (что власть включает доверенные ресурсы, что она может относиться к государственному и частному сектору и т. д.[4]) или используют более строгие юридические формулировки.
  Согласно российскому законодательству[5], коррупция - это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица. Встречающееся в законе понятие "коррупционное преступление" не имеет отдельного определения.
  Злоупотребление может быть одной из форм коррупции (одним из преступных деяний должностного лица или группы лиц), но не исчерпывает всей полноты определения коррупции.
  Ратифицированная Россией европейская Уголовно-правовая конвенция о коррупции (англ. Criminal Law Convention on Corruption) относит коррупцию к уголовным преступлениям физических и юридических лиц. По состоянию на 2010 год в России за одно и то же коррупционное преступление можно получить наказание и по Кодексу об административных правонарушениях, и по Уголовному кодексу.
  История коррупции
  Исторические корни коррупции, вероятно, восходят к обычаю делать подарки, чтобы добиться расположения. Дорогой подарок выделял человека среди других просителей и способствовал тому, чтобы его просьба была выполнена. Поэтому в первобытных обществах плата жрецу или вождю была нормой. По мере усложнения государственного аппарата и усиления власти центрального правительства, появились профессиональные чиновники, которые, по замыслу правителей, должны были довольствоваться только фиксированным жалованием. На практике чиновники стремились воспользоваться своим положением для тайного увеличения своих доходов.
  Первым правителем, о котором сохранилось упоминание как о борце с коррупцией, был Уруинимгина - шумерский царь города-государства Лагаша во второй половине XXIV века до н. э. Несмотря на показательные и часто жестокие наказания за коррупцию, борьба с ней не приводила к желаемым результатам. В лучшем случае удавалось предотвратить наиболее опасные преступления, однако на уровне мелкой растраты и взяток коррупция носила массовый характер. Первый трактат с обсуждением коррупции - "Артха-шастра" - опубликовал под псевдонимом Каутилья один из министров Бхараты (Индии) в IV веке до н. э. В нём он сделал пессимистичный вывод, что "имущество царя не может быть, хотя бы в малости, не присвоено ведающими этим имуществом".
  Особую озабоченность вызывала продажность судей, поскольку она приводила к незаконному перераспределению собственности и желанию решить спор вне правового поля. Не случайно ведущие религии из всех видов коррупции осуждают в первую очередь подкуп судей: "Даров не принимай, ибо дары слепыми делают зрячих и превращают дело правых" (Исх.23:8, см. также Втор.16:19); "Не присваивайте незаконно имущества друг друга и не подкупайте судей, чтобы намеренно присвоить часть собственности других людей" (Коран 2:188) и т. д.
  Однако начиная с конца XVIII века на Западе в отношении общества к коррупции наступил перелом. Либеральные преобразования проходили под лозунгом, что государственная власть существует для блага людей ей подвластных, и поэтому подданные содержат правительство в обмен на неукоснительное соблюдение чиновниками законов. В частности, согласно Конституции США, принятой в 1787 г., получение взятки является одним из двух явным образом упомянутых преступлений, за которые Президенту США может быть объявлен импичмент. Общество начало оказывать всё больше влияние на качество работы государственного аппарата. По мере усиления политических партий и государственного регулирования, растущую озабоченность стали вызывать эпизоды сговора политической элиты и крупного бизнеса. Тем не менее, уровень коррупции в развитых странах на протяжении XIX-XX веков уменьшился по сравнению с остальным миром[6][7].
  Во второй половине XX века коррупция всё больше начала становиться международной проблемой. Подкуп корпорациями высших должностных лиц за границей приобрёл массовый характер. Глобализация привела к тому, что коррупция в одной стране стала негативно сказываться на развитии многих стран. При этом страны с наиболее высоким уровнем коррупции более не ограничивались третьим миром: либерализация в бывших социалистических странах в 1990-е гг. сопровождалась вопиющими должностными злоупотреблениями. В своём выпуске от 31 декабря 1995 г. газета "Financial Times" объявила 1995 год "годом коррупции". Для пропаганды знаний о коррупции ООН учредила Международный день борьбы с коррупцией (9 декабря).
  Типология
  Коррупцию возможно классифицировать по многим критериям: по типам взаимодействующих субъектов (граждане и мелкие служащие, фирмы и чиновники, нация и политическое руководство); по типу выгоды (получение прибыли или уменьшение расходов); по направленности (внутренняя и внешняя); по способу взаимодействия субъектов, степени централизации, предсказуемости и т. д. В России исторически коррупция также различалась по тому признаку, происходило ли получение неправомерных преимуществ за совершение законных действий ("мздоимство") или же незаконных действий ("лихоимство").
  Этическая оценка коррупции
  Разные проявления коррупции имеют различную этическую оценку: одни действия считаются преступными, другие всего лишь безнравственными. К последним, как правило, относятся кумовство и покровительство на основе политической ориентации, которые нарушают принцип меритократии.
  Следует отличать коррупцию от лоббизма. При лоббировании должностное лицо тоже использует свои властные полномочия для повышения шансов переназначения или для продвижения по должностной лестнице в обмен на действия в интересах определённой группы. Отличие состоит в том, что лоббизм удовлетворяет трём условиям[8]:
  1. Процесс оказания влияния на должностное лицо носит конкурентный характер и следует правилам, которые известны всем участникам.
  2. Отсутствуют секретные или побочные платежи.
  3. Клиенты и агенты независимы друг от друга в том смысле, что никакая группа не получает долю от прибыли, заработанной другой группой.
  Однако некоторые исследователи считают лоббизм лишь составной частью коррупции[9].
  Самые опасные формы коррупции квалифицируются как уголовные преступления. К ним, прежде всего, относятся растрата (хищение) и взятки. Растрата заключается в расходе ресурсов, доверенных должностному лицу, с личной целью. Она отличается от обычного воровства тем, что изначально лицо получает право распоряжаться ресурсами легально: от начальника, клиента и т. д. Взятка является разновидностью коррупции, при которой действия должностного лица заключаются в оказании каких-либо услуг физическому или юридическому лицу в обмен на предоставление последним определённой выгоды первому. В большинстве случаев, если дача взятки не является следствием вымогательства, основную выгоду от сделки получает взяткодатель[1]. К уголовным преступлениям также относится покупка голосов избирателей (хотя некоторые считают её не формой коррупции, а видом недобросовестной избирательной кампании).
  Коррупция часто является поводом для призывов к насильственной смене власти. При этом обвинения нередко предъявляются не только конкретной политической элите, но и политической системе в целом. Как отмечает Оскар Ариас Санчес, авторитарные режимы способны успешно скрывать подавляющее большинство злоупотреблений властью от общественности, так что вывод об их коррумпированности делается на основе анализа косвенных свидетельств и пагубных для всего общества последствий. Напротив, коррупция в демократических режимах часто получает широкую огласку и пресекается прежде, чем она начинает наносить существенный ущерб. Однако периодические скандалы вызывают у граждан сомнения в своей способности оказывать влияние на процесс принятия в стране политических решений и разочарование в демократии[10].
  Виды коррупции
  Бытовая коррупция порождается взаимодействием рядовых граждан и чиновников. В неё входят различные подарки от граждан и услуги должностному лицу и членам его семьи. К этой категории также относится кумовство (непотизм).
  Деловая коррупция возникает при взаимодействии власти и бизнеса. Например, в случае хозяйственного спора, стороны могут стремиться заручиться поддержкой судьи с целью вынесения решения в свою пользу.
  Коррупция верховной власти относится к политическому руководству и верховным судам в демократических системах. Она касается стоящих у власти групп, недобросовестное поведение которых состоит в осуществлении политики в своих интересах и в ущерб интересам избирателей.
  Рынок коррупционных услуг
  Наиболее распространена децентрализованная (внешняя) коррупция, когда сделки заключаются индивидуально между должностным лицом и частным лицом. Однако добавление внутренней коррупции - между членами одной организации - придаёт ей черты организованной преступности.
  Согласно учению бихевиоризма, попадая в коллектив, человек перенимает правила поведения, которые в этом коллективе приняты. Поэтому, если внутриведомственная культура такова, что по отношению к взяткам царит "обстановка благодушия, порой безответственности при решении служебных вопросов, отсутствие гласности при обсуждении проступков сотрудников"[11], то новопришедшие примут такое поведение как нормальное и будут следовать ему в дальнейшем.
  Однако другие исследователи считают , что у человека всегда остаётся принципиальная возможность выхода из такой среды; а так же борьбы и придания огласке, либо игнорирование нарушений со стороны микрообщества, но при этом несовершение нарушений самим человеком.
  Распространение коррупции среди чиновников приводит к тому, что в ней оказываются заинтересованными и подчинённые, и начальники.
  Данная система достаточно устойчива и этим обеспечивает стабильность коррупционной деятельности. Например, можно столкнуться с принципом презумпции добросовестности правоохранительных органов, который означает, что шансы уличить их сотрудника в неправомочных действиях ничтожно малы.
  На практике подчинённые делят взятки не только с начальством, но и между собой. Конечным итогом является формирование специфических для коррупции внутренних рынков и экономических механизмов. В частности, возникают позиции с особенно высокими нелегальными доходами. Борьба между чиновниками за такие позиции формирует внутренний "рынок труда". По мере развития коррупции происходит некоторая централизация рынка, начиная с уровня отдельных ведомств, когда чиновники вырабатывают тарифы за принятие конкретных решений, чтобы снизить внутреннюю конкуренцию за каждую взятку и повысить общий доход. Поддержка стабильности нелегальных финансовых потоков требует административных и законодательных мер, нацеленных на повышение экономической выгоды от коррупции и на снижение правовых и социальных рисков[8].
  Заинтересованность частного лица
  Вымогательство ("государственный рэкет") практикуется чиновниками, обладающими дискреционной властью препятствовать кому-либо в получении лицензий, специальных разрешений или любых других услуг, входящих в компетенцию чиновника. Если чиновник имеет полномочия оценивать сумму надлежащих выплат (например, налогов или пошлин), это также открывает возможности для вымогательства.
  Столкнувшись с вымогательством со стороны госслужащего, частное лицо оказывается перед выбором: либо дать взятку (что сопряжено с риском разоблачения), либо обжаловать действия госслужащего через внутренний или внешний надзорный орган. Решение зависит от того, насколько затратна процедура обжалования, а также насколько гражданин осведомлён о своих законных правах и обязанностях госслужащего.
  
  Сговор возникает при тех же условиях, что и вымогательство, однако отличается тем, что выгоден обеим сторонам и состоит в совершении сделки, наносящей ущерб государству. Например, в обмен на взятку, таможенный инспектор может занизить сумму импорта и тем самым уменьшить сумму, которую фирма-импортёр должна уплатить на пошлины. В сделку также могут быть вовлечены структуры, ответственные за надзор над чиновником.
  Области обогащения
  Одним из основных путей коррупционного обогащения для бюрократии, в особенности для верховной политической элиты, являются государственные расходы[13].
  Инвестиционные проекты во многом определяются решениями, которые высшие чиновники принимают по своему усмотрению. Крупные инвестиционные проекты (в особенности, с участием иностранных корпораций) часто предполагают передачу монопольных прав победителю конкурса, что сулит чиновникам особенно большие взятки. Некоторые проекты создаются специально для того, чтобы определённые группы получали ренту ("государственную ренту"[14]) от тех, кто назначен в качестве исполнителя проекта.
  Государственные закупки, как правило, предполагают выбор объективно лучшего предложения из нескольких на основе конкурса, однако иногда чиновник может обеспечить победу продавца, пообещавшего наибольшие "комиссионные" ("откат") со сделки. Для этого ограничивается участие в конкурсе, его правила полностью не объявляются и т. п. В результате закупки осуществляются по завышенной цене.
  Внебюджетные счета часто создаются с легитимной целью (пенсионные, дорожные фонды и др.) Однако в некоторых фондах, например, для помощи инвалидам, доходы могут значительно превышать реальные расходы, что стимулирует желание у некоторых чиновников присвоить "излишки". Наоборот, в случае дефицита чиновники часто решают по своему усмотрению, кому в итоге достанутся деньги. В некоторых странах, средства, полученные через иностранную помощь или от продажи природных ресурсов, направляются в специальные фонды, которые менее прозрачны и хуже контролируются, чем бюджетные деньги. В силу ежеминутных колебаний цен на товары, определить истинную сумму транзакции и величину отчислений в такие фонды непросто, что позволяет часть денег перенаправлять в карманы чиновников[13].
  Среди других областей, наиболее прибыльных в плане коррупции, следует выделить:
  • Налоговые льготы
  • Продажа сырьевых товаров по ценам ниже рыночных
  • Районирование, поскольку оно влияет на стоимость земли
  • Добыча природных ресурсов
  • Продажа государственных активов, в особенности приватизация государственных предприятий
  • Предоставление монопольной власти к определённому виду коммерческой (в особенности экспортно-импортной) деятельности
  • Контроль над теневой экономикой и нелегальным бизнесом (вымогательство, защита от преследования, уничтожение конкурентов и т. д.)
  • Назначение на ответственные посты в органах власти
  Коррупция в судебной системе
  Приведённые ниже формы коррупции относятся в первую очередь к судьям, однако в случае административных правонарушений могут относиться и к должностным лицам, уполномоченным рассматривать соответствующие дела (органам внутренних дел, органам пожарного надзора, налоговым, таможенным органам и т. д.)
  "Вилки" в законодательстве. Многие нормы позволяют судье выбирать между мягкой и жёсткой мерами наказания, чтобы он мог максимально учесть степень вины, тяжесть правонарушения и иные обстоятельства. При этом у судьи появляется рычаг воздействия на совершившего правонарушение гражданина. Чем больше разница между верхним и нижним пределами наказания, тем большую взятку будет готов заплатить гражданин.
  Альтернативное административное взыскание. Существуют нормы права с наложением альтернативного административного взыскания, например, штраф или арест. От большинства норм-"вилок" их отличает не только более широкий диапазон наказаний (и следовательно, более сильная мотивация у нарушителя к даче взятки), но и то, что правосудие осуществляют представители исполнительной, а не судебной, власти. Многие юристы полагают, что использование санкций подобного вида оправдано только в уголовном судебном процессе, но имеет под собой мало оснований в процессе административном: "Во-первых, судебный процесс построен на принципах открытости (гласности), состязательности, устности и непосредственности разбирательства. При административном же производстве гражданин в большинстве случаев остается один на один с представителем власти. Во-вторых, даже самая высокая мера наказания за административное правонарушение не настолько тяжка для правонарушителя, как в уголовном праве, чтобы её имело смысл дифференцировать" [13].
  Переквалификация состава правонарушения. Другой разновидностью "вилок" является дублирование состава правонарушения в различных кодексах. Это открывает возможности для переквалификации совершённого правонарушения в более мягкую категорию (например, из уголовного в административное или гражданское) либо наоборот, в более тяжёлую категорию. Разграничить преступления и другие правонарушения часто сложно в силу размытости формулировок законодательства, и в таких ситуациях судьи (либо должностные лица) принимают решение по своему усмотрению, что открывает возможности для взяток и вымогательства.
  Неденежные потери граждан. Некоторые нормы права могут вызывать коррупцию, если накладывают на индивида связанные с подчинением норме права потери. Даже в случае, когда сумма штрафа и взятки за преступление номинально равны, стоит заметить что оплата штрафа сопровождается неденежными затратами времени на совершение платежа в банке и предоставление в выписавшее штраф ведомство доказательств об оплате (квитанции). Вызываемые нормами права неденежные потери разнообразны и в различной мере неприятны для граждан. Также стоит учитывать, что не все граждане готовы защищать свои права в суде.
  Вред от коррупции
  Эмпирические данные показывают, что коррупция вызывает:
  • неэффективное распределение и расходование государственных средств и ресурсов;
  • неэффективность коррупционных финансовых потоков с точки зрения экономики страны;
  • потери налогов, когда налоговые органы присваивают себе часть налогов;
  • потери времени из-за чинимых препятствий, снижение эффективности работы государственного аппарата в целом;
  • разорение частных предпринимателей;
  • снижение инвестиций в производство, замедление экономического роста;
  • понижение качества общественного сервиса;
  • нецелевое использование международной помощи развивающимся странам, что резко снижает её эффективность;
  • неэффективное использование способностей индивидов: вместо производства материальных благ люди тратят время на непродуктивный поиск ренты;
  • рост социального неравенства;
  • усиление организованной преступности - банды превращаются в мафию;
  • ущерб политической легитимности власти;
  • снижение общественной морали[15].
  В высоко коррумпированных бюрократических аппаратах большинство государственных ресурсов сознательно направляется в каналы, где их легче всего разворовать или где легче всего собирать взятки. Политика правящей элиты становится направленной на подавление механизмов контроля над коррупцией (см. ниже): свободы прессы, независимости системы правосудия, конкурирующих элит (оппозиции) и далее индивидуальных прав граждан[8]. Так, некоторые люди отмечают, что существуют случаи, когда поведение и внешний вид человека являются сигналом для правоохранительных органов к задержанию человека с целью вымогательства взятки.
  Существует также точка зрения, что к коррупции допустимо терпимое отношение. Согласно одному аргументу, в истории развития многих стран (Индонезии, Таиланда, Кореи) были периоды, когда экономика и коррупция росли одновременно. Согласно другому аргументу, взяточничество есть лишь реализация рыночных принципов в деятельности государственных и муниципальных структур. Таким образом, терпимое отношение к коррупции допустимо в условиях экономического бума либо пока она не затрагивает эффективность рынка в целом. Критики этой точки зрения возражают, что вследствие перечисленных выше причин, страны с высоким уровнем коррупции после периода роста рискуют утратить стабильность и впасть в нисходящую спираль[16].
  Оптимальный уровень коррупции
  По мере того, как государство искореняет коррупцию, затраты на борьбу с коррупцией возрастают так, что для полной ликвидации коррупции придётся затратить бесконечные усилия[17]. Сравнивая потери от коррупции и затраты на искоренение коррупции для каждого её уровня, можно найти оптимальный уровень коррупции, отражающий наименьшие суммарные потери. Оказывается, для общества выгоднее не уничтожать коррупцию до конца, просто из-за высокой затратности этого процесса.
  Кроме того, чрезмерное увлечение борьбой с коррупцией в ущерб устранению её причин способно лишить административную систему гибкости, а население гражданских свобод. Правящая группа может использовать карательное законодательство для усиления своего контроля над обществом и преследования политических противников[16].
  Международная торговля
  Коррупция наносит многомиллиардные убытки международной торговле. Именно это стало одной из причин роста интереса к проблеме международной коррупции в последние годы. Так, американские фирмы-экспортёры утверждали, что они часто проигрывают выгодные контракты из-за того, что по закону не имеют права платить взятки заграничным чиновникам. Напротив, в большинстве стран ОБСЕ взятки иностранным партнёрам не только не запрещались, но даже могли быть списаны с дохода при уплате налогов. Например, у немецких корпораций такие расходы составляли около 5,6 млрд долл. в год [14] (англ.). Ситуация изменилась только в конце 1997 г., когда страны ОБСЕ подписали "Конвенцию о борьбе с дачей взяток иностранным государственным должностным лицам при осуществлении международных деловых операций". Во исполнение конвенции в течение последующих лет были приняты законы, явным образом запрещающие национальным компаниям давать взятки кому бы то ни было.
  Причины коррупции
  Фундаментальное противоречие
  Производство любых благ требует расхода определённых ресурсов, который компенсируется средствами, полученными от потребителей этих благ. Зарплата служащих относится к числу расходов, покрываемых в конечном итоге за счёт потребителя, однако их деятельность определяется волей начальства и работодателя. Это приводит к ситуации, когда потребитель получает необходимую услугу или товар от служащего, но не может напрямую повлиять на деятельность этого служащего. Частным случаем является общественное благо, которое оплачивается за счёт налогов и предоставляется государственными служащими. Несмотря на то, что работу чиновников фактически оплачивают граждане, их работодателем является государство, которое наделяет их правом принимать решения, затрагивающие конкурирующие интересы различных лиц, по закону.
  В отсутствие у кого-либо дискреционной власти, коррупция была бы невозможна[18]. Однако персона или группа, обладающая верховной властью, не в состоянии самостоятельно обеспечивать реализацию политики, которую она определяет. Для этой цели она назначает администраторов, которых она наделяет требуемыми полномочиями, в распоряжение которых она передаёт необходимые ресурсы, для которых она устанавливает правила поведения и над которыми она осуществляет надзор. И здесь возникает следующая проблема:
  1. Консервативность закона. На практике инструкции меняются значительно медленнее, чем внешние условия. Поэтому они оставляют место для действий по своему усмотрению, поскольку иначе система управления становится совершенно негибкой, и несоответствие жёстких норм реалиям способно полностью остановить работу. Однако это означает, что в непредусмотренной законом, ситуации администратор может начать руководствоваться наиболее выгодной рентой.
  2. Невозможность всеохватывающего контроля. Надзор требует затрат, но кроме того, чрезмерно жёсткий контроль наносит удар по качеству управленческого персонала и приводит к оттоку творчески мыслящих кадров.
  Таким образом, принцип управления сам по себе содержит потенциальную возможность для коррупции. Эта возможность перерастает в объективные условия, когда потенциальная рента преобладает над рисками.
  Данная проблема многократно воспроизводится в бюрократическом аппарате, поскольку администраторы высшего уровня назначают своих подчинённых и т. д. Особенность систем с представительной демократией состоит в том, что высшие должности занимают политические элиты, получившие властные полномочия от народа и рискующие потерей власти на следующих выборах.
  Причины высокой коррупции
  Большинство специалистов сходится на том, что основной причиной высокой коррупции является несовершенство политических институтов, которые обеспечивают внутренние и внешние механизмы сдерживания (см. следующий раздел). Помимо этого, есть основания полагать, что некоторые объективные обстоятельства вносят существенный вклад:
  • Двусмысленные законы[19].
  • Незнание или непонимание законов населением, что позволяет должностным лицам произвольно препятствовать осуществлению бюрократических процедур или завышать надлежащие выплаты.
  • Нестабильная политическая ситуация в стране.
  • Отсутствие сформированных механизмов взаимодействия институтов власти.
  • Зависимость стандартов и принципов, лежащих в основе работы бюрократического аппарата, от политики правящей элиты.
  • Профессиональная некомпетентность бюрократии.
  • Кумовство и политическое покровительство, которые приводят к формированию тайных соглашений, ослабляющих механизмы контроля над коррупцией.
  • Отсутствие единства в системе исполнительной власти, т. е., регулирование одной и той же деятельности различными инстанциями.
  • Низкий уровень участия граждан в контроле над государством.
  Гипотезы о причинах высокой коррупции
  Рассматриваются и другие предположения в отношении обстоятельств, которые возможно являются причинами высокой коррупции:
  • низкий уровень заработной платы в государственном секторе по сравнению с частным сектором;
  • государственное регулирование экономики;
  • зависимость граждан от чиновников, монополия государства на определённые услуги;
  • оторванность бюрократической элиты от народа;
  • экономическая нестабильность, инфляция;
  • этническая неоднородность населения[20];
  • низкий уровень экономического развития (ВВП на душу населения);
  • религиозная традиция[21];
  • культура страны в целом.
  На сегодняшний день не существует единого мнения касательно подтверждения данных гипотез[22].
  Так, повышение заработной платы в государственном секторе по сравнению с частным сектором не приводит к немедленному снижению коррупции. С другой стороны, это способствует постепенному повышению уровня квалификации бюрократии и в долгосрочной перспективе имеет позитивный эффект. В странах с наиболее низким уровнем коррупции зарплата чиновников в 3-7 раз превышает заработки в производственном секторе.
  Одним из наиболее спорных вопросов является роль государственного регулирования рынков и государства как монополиста. Сторонники свободного рынка указывают, что уменьшение роли государства и рост конкуренции способствуют снижению коррупции, поскольку тем самым снижается объём необходимых дискреционных властных полномочий и сокращаются возможности добиться преимущественного положения на рынке посредством протекционного регулирования, а следовательно, возможности для поиска ренты. Действительно, для всех стран с низкой коррупцией характерна относительно свободная экономика. Наоборот, плановая экономика, характеризующаяся монопольной властью чиновников и поддерживающая цены на уровне ниже рыночных, порождает стимулы для взяточничества как средства получения дефицитных товаров и услуг[23].
  Существует также ряд возражений данному аргументу. Во-первых, частный сектор не всегда в состоянии предложить удовлетворительное решение проблем, и в таких случаях большинство людей считает оправданным вмешательство государства. Это, в свою очередь, создаёт предпосылки для недобросовестного надзора и сбора государственной ренты. Таким образом, полное избавление от коррупции оказывается невозможным даже в открытой экономике. Во-вторых, процесс экономической либерализации осуществляется правительством, и поэтому по своей сути также является активным вмешательством в экономику (которое вдобавок может сопровождаться созданием источников коррупционного обогащения на приватизации). Поэтому на практике начальный период либерализации нередко характеризуется противоположным эффектом - всплеском коррупции[24]. В-третьих, исследования показывают отсутствие зависимости уровня коррупции при либерально-демократической политической системе от того, придерживается ли руководство страны неолиберальной или социал-демократической идеологии[25]. Более того, во многих странах с низкой коррупцией относительно большие налоги и государственные расходы (Канада, Нидерланды, Скандинавия).
  Борьба с коррупцией
  На сегодняшний день неизвестны методы в педагогике и менеджменте, которые бы гарантировали, что человек будет идеальным чиновником. Однако существует множество стран с весьма низким уровнем коррупции. Более того, известны исторические примеры, когда действия, направленные на снижение коррупции, привели к значительным успехам: Сингапур, Гонконг, Португалия, Швеция. Это однозначно говорит в пользу того, что методы борьбы с коррупцией существуют.
  С формальной точки зрения, если не будет государства - не будет и коррупции. Способность людей на данном этапе развития эффективно сотрудничать без государства подвергается очень сильным сомнениям. Тем не менее, в условиях когда коррупция распространена практически везде, роспуск коррумпированных органов власти представляется одним из действенных радикальных способов от неё избавиться.
  Помимо роспуска органов власти, существуют три возможных подхода к уменьшению коррупции[26]. Во-первых, можно ужесточить законы и их исполнение, тем самым повысив риск наказания. Во-вторых, можно создать экономические механизмы, позволяющие должностным лицам увеличить свои доходы, не нарушая правила и законы. В-третьих, можно усилить роль рынков и конкуренции, тем самым уменьшив размер потенциальной прибыли от коррупции. К последнему также относится конкуренция в предоставлении государственных услуг, при условии дублирования одними государственными органами функций других органов. Большинство положительно зарекомендовавших себя методов относится к внутренним либо внешним механизмам надзора.
  Внутренний контроль
  Сюда входят внутренние механизмы и стимулы, существующие в самом аппарате управления: ясные стандарты исполнения должностными лицами своих обязанностей и строгий надзор над каждым служащим. С целью обеспечения надзора часто выделяют особые управления, которые функционируют автономно. Например, правоохранительные органы часто подчиняются главе исполнительной власти, так же как и бюрократический аппарат, однако при этом сохраняют значительную независимость.
  Внутренний контроль был основным способом борьбы с коррупцией в монархиях периода абсолютизма и до сих пор сохраняет высокую эффективность. В частности, Макиавелли полагал, что в монархиях, "правящих при помощи слуг", коррупция менее опасна, поскольку все "слуги" обязаны милостям государя и их труднее подкупить.
  Внешний контроль
  Сюда относятся механизмы, которые имеют высокую степень независимости от исполнительной власти. Конвенция ООН против коррупции приводит целый ряд подобных механизмов. Независимая судебная система, при которой нарушивший закон бюрократ может быть легко и эффективно признан виновным, резко снижает потенциальную привлекательность коррупции. Одними из самых эффективных инструментов контроля над коррупцией бюрократического аппарата являются свобода слова и СМИ[27].
  Внешний контроль характерен для стран с рыночной экономикой и либеральной демократией. Предположительно, это связано с тем, что для реализации нормального функционирования рынка необходимы чёткие правила, механизмы обеспечения выполнения обязательств, в том числе, - эффективная правовая система, обеспечивающая здоровую конкурентную среду[28]. Либеральная демократия для достижения своих целей также опирается на систему выборов, правовое государство, независимое правосудие, разделение властей и систему "сдержек и противовесов". Все эти политические институты служат одновременно механизмами внешнего контроля над коррупцией.
  Однако не все положения либеральной демократии однозначно способствуют борьбе с коррупцией. Примером может служить принцип разделения властей. Разделение властей по горизонтали стимулирует их надзор друг над другом. Например, в парламентской демократии представительная власть имеет полномочия отправить правительство в отставку. С другой стороны, в президентской демократии ветви власти ещё более функционально разделены. Несмотря на это, коррупция в президентских республиках в целом выше, чем в парламентских, что возможно связано именно с трудоёмкостью процедуры импичмента президента[22]. Далее, разделение властей по территориальному уровню и связанный с этим перенос большей части полномочий исполнительной власти на уровень местного самоуправления приводит к эффективному уменьшению размеров органов власти. Это повышает информационную прозрачность власти и уменьшает коррупцию. Тем не менее, федеративное устройство государства, обеспечивающее максимальную децентрализацию, часто приводит к регулированию различных аспектов одной и той же деятельности чиновниками разных инстанций, и, следовательно, к большей коррупции по сравнению с унитарными государствами[22].
  Система выборов
  В демократических странах основным способом наказания избранных представителей за коррупцию является отстранение их от власти на следующих выборах. Это подразумевает, что сам избиратель отвечает за степень честности и ответственности тех, кого он избирает. Несмотря на высокую результативность выборов как оружия против коррупции, их действие проявляется достаточно медленно. Каждые 30 лет стабильной демократической системы оказывают на коррупцию такой же эффект, как собственно переход к либерально-демократической модели правления[22].
  Рядом авторов выдвигалось предположение, что изъяны избирательного процесса могут оказывать существенное влияние на размах коррупции. Даже если выборы проходят без нарушений, сама их система может стимулировать избирателя голосовать за того или иного кандидата по идеологическим причинам, игнорируя коррумпированность его лично, его подчинённых или его партии в целом. Эта гипотеза находит подтверждение[29]. Коррупция оказывается значительно меньше в странах, где в каждом избирательном округе выбирают несколько представителей по мажоритарной системе, чем в странах с выборами по пропорциональной системе и по закрытым партийным спискам или в странах с маленькими избирательными округами и выбором одного представителя в каждом округе. Это объясняется тем, что мажоритарная система обеспечивает наибольшую индивидуальную подотчётность, а выбор нескольких представителей или по открытым партийным спискам значительно повышает внимание, которое избиратели уделяют честности кандидатов.
  Меры общего характера
  Ликвидация упомянутых выше сопутствующих причин коррупции также относится к антикоррупционным мерам.
  Неконституционность коррупциогенных норм. Любые нормы, накладывающие на гражданина ограничения, могут вызвать коррупцию, за исключением норм, описывающих конституционные свободы и права человека. Последние накладывают ограничения не столько на индивидов, сколько на органы государственной власти, являясь институциональными гарантиями как против завышенных требований закона, так и против наделения органов государственной власти дискреционными полномочиями[30]. Коррупциогенные же нормы неизбежно нарушают права и свободы человека и гражданина, закрепленные в Конституции.
  Информационное обеспечение граждан. Данный метод включает в себя анализ законов с тем, чтобы, проанализировав закон, чётко, лаконично и доходчиво объяснить гражданам в чём заключаются их права и обязанности, какие нарушения что должны за собой повлечь, как проходит судебная процедура и что в ней учитывается. Зная всё это, граждане будут увереннее вести себя, оказавшись один на один с подталкивающим их к даче взятки чиновником.
  Открытость ведомственных систем. Прозрачность происходящих внутри ведомств операций и надлежащий гражданский контроль может быть реализован через публикацию и открытое обсуждение внутриведомственных документов в общедоступной сети Интернет, что способно серьёзно пошатнуть фундамент коррупции. Однако такие механизмы ограничены чрезмерно жёсткими нормативами по охране коммерческой тайны или их применение в некоторых ведомствах связано с необходимостью обеспечения дополнительных мер по защите персональных данных граждан и секретных сведений в оборонных ведомствах и организациях. Серьёзную проблему для внедрения открытых информационных систем представляет низкая компетентность чиновников, которые не только не в курсе преимуществ свободных лицензий, но и не способны включить в государственные контракты требования об обязательном предоставлении открытого доступа для чтения к системам управления версиями разрабатываемых на деньги налогоплательщика программных продуктов.
  Социальное обеспечение чиновников. Первоклассное медицинское обслуживание, беспроцентные кредиты для покупки недвижимости, большая пенсия - всё это равносильно повышению заработной платы в государственном секторе, и следовательно, увеличивает потери чиновника в случае, если его поймают на коррупционной деятельности. Судя по исследованиям, эта мера не оказывает немедленного воздействия на коррупцию, однако способствует повышению качества бюрократии с течением времени.
  Объективные трудности
  Суть проблемы при борьбе с коррупцией сформулировал Джеймс Мэдисон: "Если бы людьми правили ангелы, ни в каком надзоре над правительством - внешнем или внутреннем - не было бы нужды. Но при создании правления, в котором люди будут ведать людьми, главная трудность состоит в том, что в первую очередь надо обеспечить правящим возможность надзирать над управляемыми; а вот вслед за этим необходимо обязать правящих надзирать за самими собой" ("Федералист", Љ 51) [15].
  Одним из важнейших сдерживающих факторов для коррупции является уголовное законодательство. На практике законы в большинстве стран устанавливают достаточно узкие рамки в отношении интерпретации видов коррупции, которые считаются уголовными преступлениями, - чтобы исключить риск выборочного применения законодательства с целью подавления гражданских свобод и оппозиции. Поэтому, например, подарок может считаться взяткой только при наличии намерения оказать влияние на должностное лицо. Если должностному лицу по закону не запрещается принимать подарки в принципе, то доказать факт взятки, как правило, трудно. Напротив, растрата часто считается доказанной при наличии ущерба, независимо от того, было ли намерение у служащего присвоить средства или нет.
  Другая трудность, в особенности проявляющаяся при масштабной коррупции, когда большинство частных лиц дают взятки, известна в психологии и теории игр как "дилемма заключённого". С одной стороны, если все лица перестанут давать взятки, то они все от этого выиграют. Однако если только одно частное лицо откажется от взяток, то оно поставит себя в крайне невыгодные условия.
  Наконец, серьёзной проблемой является упомянутая выше устойчивость коррупционных рынков.
  Сингапурская стратегия борьбы с коррупцией
  Сингапурская стратегия борьбы с коррупцией отличается строгостью и последовательностью, основываясь на "логике в контроле за коррупцией": "попытки искоренить коррупцию должны основываться на стремлении минимизировать или исключить условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных действий"[31].
  В момент обретения независимости в 1965 г., Сингапур был страной с высокой коррупцией. Тактика её снижения была построена на ряде вертикальных мер: регламентации действий чиновников, упрощении бюрократических процедур, строгом надзоре над соблюдением высоких этических стандартов. Центральным звеном стало автономное Бюро по расследованию случаев коррупции, в которое граждане могут обращаться с жалобами на госслужащих и требовать возмещения убытков. Одновременно с этим было ужесточено законодательство, повышена независимость судебной системы (с высокой зарплатой и привилегированным статусом судей), введены экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях, а также предприняты жёсткие акции вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других госслужб. Это сочеталось с дерегулированием экономики, повышением зарплат чиновников и подготовкой квалифицированных административных кадров.
  В настоящее время Сингапур занимает лидирующие места в мире по отсутствию коррупции, экономической свободе и развитию.
  Шведская стратегия борьбы с коррупцией
  До середины XIX века в Швеции коррупция процветала. Одним из следствий модернизации страны стал комплекс мер, нацеленных на устранение меркантилизма. С тех пор государственное регулирование касалось больше домашних хозяйств, чем фирм, и было основано на стимулах (через налоги, льготы и субсидии), нежели на запретах и разрешениях. Был открыт доступ к внутренним государственным документам и создана независимая и эффективная система правосудия. Одновременно шведский парламент и правительство установили высокие этические стандарты для администраторов и стали добиваться их исполнения. Спустя всего несколько лет честность стала социальной нормой среди бюрократии. Зарплаты высокопоставленных чиновников поначалу превышали заработки рабочих в 12-15 раз, однако с течением времени эта разница снизилась до двукратной[32]. На сегодняшний день Швеция по-прежнему имеет один из самых низких уровней коррупции в мире.
  Экономический анализ коррупции
  Если величину взятки легко сравнить с денежным выражением суммы украденного, то для потерь субъектов от наказания приходится учитывать альтернативные издержки - количество лет, которое преступник проведёт в тюрьме, помноженное на разницу между его возможным среднегодовым доходом и тратами на его содержание в тюрьме. Также можно учитывать отрицательные социальные последствия снижения веса пойманного преступника в обществе и понижение его возможного дохода.
  Модель распределения ресурсов в экономике с коррупцией
  Вымогательство взяток приводит к снижению количества госуслуг.
  Модель, в которой ведомство производит один однородный продукт с кривой спроса D(P) со стороны частных лиц[20]. Товар (услуга) продаётся чиновником, который имеет возможность влиять на количество продающегося товара. Он может просто отказать любому индивиду в предоставлении товара безо всякого для себя риска наказания.
  Цель чиновника - максимизировать величину взяток, которые он собирает от продажи государственного товара, официальная цена за который равна P, а затрат на производство для чиновника нет, так как их оплачивает государство. Есть два случая - с воровством и без, от этого зависят предельные затраты MC (англ. marginal cost) для чиновника.
  Если служащий получает от граждан сумму, из которой передаёт официальную цену товара государству - то MC будет равно P. Если же он ничего не передаёт государству и присваивает всю полученную от граждан сумму то MC для него равно нулю, и гражданин платит только взятку. Проводить дискриминацию граждан, назначая каждому свою цену, он не может и поэтому действует как монополист.
  Согласно данной модели, коррупция распространяется прежде всего вследствие конкуренции между чиновниками, поскольку наиболее привлекательные должности достаются тем, кто может за них заплатить наибольшую цену, что стимулирует сбор взяток. В случае коррупции с воровством, распространение коррупции ускоряется благодаря двум факторам. Во-первых, чиновники конкурируют за бюджетные средства. Во-вторых, для потребителей государственных услуг расход на взятку по сговору с чиновником получается меньше, чем на налог или пошлину, и поэтому взятокодатели оказываются в лучшей позиции на рынке, чем их законопослушные конкуренты.
  В свете борьбы с коррупцией, в данном случае достаточно ввести строгий учёт с целью затруднить воровство. Переход к коррупции без воровства, как видно из графиков, также понизит количество взяток.
  Вместе с тем, авторы модели отмечают, что она применима в основном к авторитарным режимам и неразвитым рынкам. В странах с открытой экономикой конкуренция в целом оказывает обратное - сдерживающее - воздействие на коррупцию. Если различные ведомства предоставляют одни и те же услуги, то у потребителя появляется выбор, и уровень вымогательства взяток снижается. Частные фирмы доносят на дающих взятки конкурентов в правоохранительные органы. Конкуренция среди политических элит в демократических режимах делает правительство более прозрачным.
  Модель агентов
  Данная модель рассматривает ситуацию, когда поручитель ("принципал") не обладает всей полнотой информации о действиях исполнителей ("агентов"). Поэтому он заключает с ними договор, содержащий выгодные для агентов условия, которые мотивируют их к поведению (главным образом, предоставлению услуг клиентам) в интересах принципала. Основные выводы модели агентов - без использования специальной терминологии - изложены в разделе Фундаментальное противоречие.
  Эта модель также применяется для исследования поведения элит, которые подвержены влиянию со стороны различных групп. Под коррупцией понимается конфликт интересов этих групп с интересами избирателей: принципалом является нация в целом, которая заключает с выборными представителями (агентами) общественный договор[12]. Анализ показывает, что чем более информированы избиратели, тем меньше возможностей для коррупции у представителей. Со своей стороны, представители стремятся проводить политику, которая обеспечит им повторное избрание и при этом позволит им повысить свои личные доходы. Примером решения, создающего возможности для коррупции, является увеличение бюджетных расходов на оборону, поскольку это решение определяется как политикой, так и экономическими интересами различных групп.
  Коррупция в России
  В начале 1999 года заместитель генерального прокурора России Ю. Я. Чайка заявил, что Россия входит в десятку наиболее коррумпированных стран мира и что коррупция является одной из самых деструктивных сил в российском государстве.[33] В 1999 году академик РАН Д. С. Львов и доктор экономических наук Ю. В. Овсиенко оценивали коррупцию в России как "тотальную".[34]
  В 2006 году первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман заявил, что по некоторым экспертным оценкам объём рынка коррупции в России оценивается 240 с лишним млрд долларов США[35] Согласно оценкам фонда ИНДЕМ, эта величина ещё выше: только в деловой сфере России объём коррупции вырос между 2001 и 2005 гг. примерно с 33 до 316 млрд долл. США в год (не включая коррупцию на уровне политиков федерального уровня и бизнес-элиты).[36] По оценке того же фонда, средний уровень взятки, которую российские бизнесмены дают чиновникам, вырос в тот период с 10 до 136 тыс. долл.[36]
  В 2000 году показатель индекса восприятия коррупции, составляемого организацией "Transparency International", равнялся 2,6, в 2009 году - 2,2 (чем выше показатель, тем меньше уровень коррупции).[37]
  В 2007 году председатель Национального антикоррупционного комитета России Кирилл Кабанов заявил, что никакой борьбы с коррупцией в России нет: аресты чиновников среднего звена систему взяточничества не нарушают, политика по противодействию коррупции не выработана.[38][39]
  В рейтинге восприятия коррупции в странах мира, ежегодно составляемом организацией Transparency International, Россия в 2010 году заняла 154-е место из 180 с индексом 2,1 балла (индекс 0 означает максимальный уровень коррупции, 10 - отсутствие коррупции). Генеральный директор отделения Transparency International в России Елена Панфилова отметила: "В прошлом году Россия в этом рейтинге занимала 146 место. Вывод - за год у нас ничего не поменялось за исключением соседей по рейтингу - Папуа-Новой Гвинеи, Кении, Лаоса и Таджикистана"[40].
  Следует отметить, что во многих статьях и дискуссиях при упоминании названия этого индекса слово "восприятие" (Perception) принято опускать, в результате чего создаётся ложное впечатление, что индекс отражает реальное состояние дел в области коррупции, в то время как на самом деле речь идёт, фактически, об уровне озабоченности населения вопросами коррупции.
  К сферам деятельности (помимо перечисленных в разделе Области обогащения), которые в наибольшей степени подвержены коррупции в России, относятся[источник не указан 916 дней]:
  • таможенные службы: пропуск через границу запрещённых к перевозке товаров; возврат конфискованных товаров и валюты; занижение таможенных пошлин; занижение таможенной стоимости товаров; необоснованные отсрочки таможенных платежей[36];
  • медицинские организации: закупка оборудования и лекарств по завышенным ценам; выдача несоответствующих действительности медицинских заключений; приоритетное обслуживание одних граждан за счёт других;
  • автоинспекции: необоснованное предоставление лицензий (водительских прав, справок о прохождении техосмотра); отсутствие законного наказания для нарушителей правил пользования дорогами; фальсификация сведений и выводов о дорожно-транспортных происшествиях в пользу заинтересованных лиц;
  • судебные органы: предвзятое рассмотрение обстоятельств дела; принятие неправосудных решений; нарушение процессуальных норм; противоположные решения различных судов по одному и тому же делу; использование судов в качестве инструмента рейдерства;
  • налоговые органы: невзимание налогов в полном объёме; возвращение НДС; вызванная конкурентами проверка и остановка производства;
  • правоохранительные органы: возбуждение и прекращение уголовных дел, а также направление их на дополнительное расследование; отсутствие законного наказания за правонарушения различной тяжести;
  • лицензирование и регистрация предпринимательской деятельности;
  • выдача разрешений на размещение и проведение банковских операций с бюджетными средствами;
  • получение кредитов;
  • получение экспортных квот;
  • конкурсы на закупку товаров/услуг за счёт бюджетных средств;
  • строительство и ремонт за счёт бюджетных средств;
  • нотариальное удостоверение сделок;
  • контроль за соблюдением условий лицензирования;
  • надзор за соблюдением правил охоты и рыболовства;
  • освобождение от призыва на военную службу в вооружённые силы;
  • поступление в государственные высшие учебные заведения (в основном юридической и экономической специализаций);
  • государственная регистрация, аттестация и аккредитация негосударственных высших учебных заведений;
  • поступление в специализированные общеобразовательные школы и дошкольные воспитательные учреждения;
  • прием на службу, позволяющую иметь значительный незаконный доход от должности в государственных и муниципальных учреждениях;
  • формирование партийных избирательных списков.
  В целях борьбы с коррупцией в России в июле 2008 г. Президентом РФ был утверждён Национальный план противодействия коррупции.
  По данным общественной организации "Деловая Россия", наиболее коррумпированными регионами в России являются Москва, Московская, Омская, Волгоградская области и Алтайский край[41].
  По индексу восприятия коррупции стран мира Transparency International Россия в 2010 году заняла 154-е место из 178 возможных. В 2009 году Transparency International оценивала коррупционный рынок в России в 300 миллиардов долларов[42].
  В связи с выходом рейтинга Трансперенси Интернешнл от 2010 года, кандидат философских наук[43] Олег Матвейчев подверг его критике, заявив, что он не измеряет уровня коррупции[44]. По мнению Матвейчева, реальный уровень коррупции в России такой же как в Восточной Европе, а рейтинг Трансперенси Интернешнл лишь показывает, что сами россияне озабочены проблемой коррупции больше, чем другие народы.[44]
  Согласно исследованию британской аудиторской компании Ernst & Young, проведенному весной 2012 года, за 2011 год коррупционные риски в России значительно снизились и по многим параметрам стали ниже среднемирового уровня. В исследовании Ernst & Young приняли участие свыше 1500 топ-менеджеров крупнейших компаний из 43 стран мира. Так, если в 2011 году 39 % опрошенных в России менеджеров заявляли о необходимости давать взятки наличными для защиты бизнеса или достижения корпоративных выгод, то в 2012 году таких стало 16 %.[45]
  Табель о взятках
  Александр МАЛАХОВ. "Коммерсантъ-Деньги" Љ 25(530) от 27.06.2005г
  В июне 1830 года молодой литератор Э. П. Перцов принес П. А. Вяземскому свою только что изданную книгу, которая называлась "Искусство брать взятки". Спустя 175 лет на книжном рынке появится вполне серьезное пособие, которое учит, как давать взятки российским чиновникам.
  Посулы, поминки и почести
  В России граница между взяткой и платой за труд всегда была довольно условной. Вплоть до XVIII века государственные чиновники жили благодаря "кормлениям", то есть подношениям от тех, чьими проблемами они занимались. В дошедших до нас записях земских старост о расходах подробно указывается, сколько денег, мяса, рыбы, свечей, пирогов и других полезных в хозяйстве предметов "несено" воеводе, подьячим и прочим слугам государевым. Такие подношения были делом обыкновенным и непротивозаконным. Даже в московских приказах, где большая часть служащих получала зарплату, пусть и небольшую, "кормление от дел" было существенным и вполне легальным источником чиновничьего благосостояния.
  Для того, что мы сейчас называем взятками, в юридическом языке XVII века существовало несколько названий. При этом если "почести" (предварительные подарки должностному лицу, "решавшему вопрос") и "поминки" (так называли подарок "по итогам") считались вполне законными вещами, то за "посулы", то есть за нарушение закона за плату, полагались телесные наказания. Именно за посулы в 1654 году были биты кнутом князь Алексей Кропоткин и дьяк Иван Семенов, взявшие деньги с купцов, которых царь Алексей Михайлович собирался переселить в Москву. Купцам туда не хотелось, и они предпочли дать взятку, не подозревая, что царь и без нее уже отменил свое решение. Тем не менее князь потребовал с купцов 150 рублей, а дьяк -- 30 рублей и бочку вина.
  "На чиновников здесь смотрят как на хищных птиц"
   С 1715 года все чиновники стали получать фиксированную зарплату, и получение взятки в любой форме уже рассматривалось как преступление. Правда, они быстро убедились, что на жалованье особо не разгуляешься. Тем более что из-за постоянных войн его задерживали, а то и вовсе не выплачивали. Государство, построив сложную канцелярскую машину, не имело достаточно средств, чтобы содержать ее. Не получая жалованья, многие чиновники, особенно низших классов, откровенно бедствовали, поэтому взятки нередко были для них единственным способом выживания. А поскольку при Петре количество чиновников возросло, увеличилась и общая сумма получаемых ими взяток. В "финансовой ведомости" одной из московских слобод значится, что из 116 рублей мирских средств на взятки за год было израсходовано 109 рублей.
  Победить взяточничество оказалось задачей куда более сложной, чем прорубить "окно в Европу". При Петре I взяточников нещадно били батогами, клеймили, ссылали, но все было тщетно. По рассказам современников, однажды в Сенате Петр пригрозил издать указ, по которому всякий, кто украдет у казны сумму, на которую можно купить веревку, будет повешен. Генерал-прокурор Ягужинский на это заметил: "Неужели вы хотите остаться императором без служителей и подданных? Мы все воруем -- с тем только различием, что один больше и приметнее, чем другой". И императору пришлось смириться. А один из иностранцев, посетивших Россию в царствование Петра, писал: "На чиновников здесь смотрят как на хищных птиц. Они думают, что со вступлением их на должность им предоставлено право высасывать народ до костей и на разрушении его благосостояния основывать его счастье".
  "Объявить в народ наше матерное увещевание..."
  Вскоре после смерти Петра I жалованье чиновникам отменили, и "кормление от дел" вновь стало для госслужащих единственным способом не умереть с голоду. В этой ситуации честному чиновнику было просто неоткуда взяться, ведь отличить "кормление" от взятки, даваемой за решение проблемы в обход закона, часто было невозможно. Да и верховная власть, издавая грозные указы, боролась со взятками скорее для порядка, чем в расчете на победу. "Ненасытная жажда корысти,-- укоряла взяточников императрица Елизавета Петровна,-- дошла до того, что некоторые места, учреждаемые для правосудия, сделались торжищем, лихоимство и пристрастие -- предводительством судей, а потворство и опущение -- одобрением беззаконникам".
  Куда более серьезно взялась за взяточников Екатерина II, которая была оскорблена, узнав, что в Новгородской губернии необходимо дать взятку для того, чтобы быть допущенным к присяге ей, новой императрице. А ведь присяга была делом обязательным, и уклонение от нее преследовалось по закону. "Сердце Наше содрогнулось,-- писала Екатерина в своем указе,-- когда Мы услышали... что какой-то регистратор Яков Ренберг, приводя ныне к присяге Нам в верности бедных людей, брал и за это с каждого себе деньги, кто присягал. Этого Ренберга Мы и повелели сослать на вечное житие в Сибирь на каторгу и поступили так только из милосердия, поскольку он за такое ужасное... преступление по справедливости должен быть лишен жизни". Однако в отличие от своих предшественников императрица не ограничилась нравоучениями и показательной расправой над взяточником. Тем же указом судьям и канцелярским служащим было назначено жалованье, позволяющее существовать вполне безбедно. В 1763 году годовой оклад служащего средней руки составлял 30 рублей в уездных, 60 рублей в губернских и 100-150 рублей в центральных и высших учреждениях, при этом пуд зерна стоил 10-15 копеек.
  При таких зарплатах императрица имела все основания требовать от чиновников честности и неподкупности. И тем не менее неподкупный чиновник оставался недостижимым идеалом, о чем свидетельствовали проводимые Сенатом ревизии. Когда Екатерина II ознакомилась с результатами ревизии Белгородской губернии, то была настолько возмущена, что выпустила специальный указ, чтобы усовестить продажных судей: "Многократно в народ печатными указами было повторяемо, что взятки и мздоимство развращают правосудие и утесняют бедствующих. Сей вкоренившийся в народе порок еще при восшествии нашем на престол принудил нас... манифестом объявить в народ наше матерное увещевание, дабы те, которые заражены еще сею страстью, отправляя суд так, как дело Божие, воздержались от такого зла, а в случае их преступления и за тем нашим увещанием не ожидали бы более нашего помилования. Но, к чрезмерному нашему сожалению, открылось, что и теперь нашлись такие, которые мздоимствовали к утеснению многих и в повреждение нашего интереса, а что паче всего, будучи сами начальствующие и обязанные собой представлять образец хранения законов подчиненным своим, те самые преступники учинилися и в то же зло завели".
  Впрочем, императрица смотрела на вещи трезво и на кардинальные изменения особо не надеялась. И когда французский посланник граф Сегюр попытался поговорить с ней о взяточничестве и воровстве чиновников, она отнеслась к его сетованиям спокойно: "Вы отчасти правы, отчасти нет, любезный граф. Что меня обкрадывают, как и других, с этим я согласна. Я в этом уверилась сама, собственными глазами, потому что раз утром рано видела из моего окна, как потихоньку выносили из дворца огромные корзины -- и, разумеется, не пустые".
  После смерти Екатерины ситуация со взятками стала еще более отчаянной. Дело в том, что чиновникам зарплату выдавали ассигнациями. И если в екатерининские времена бумажные деньги несильно отличались по покупательной способности от звонкой монеты, то в начале XIX века ассигнации начали обесцениваться. Прожить на чиновничье жалованье становилось все труднее. Так, в 1806 году столоначальник Пермского горного правления в год получал 600 рублей ассигнациями, что соответствовало 438 серебряным рублям, а в 1829 году его оклад, выросший до 1200 рублей, был эквивалентен лишь 320 рублям серебром.
  Единственным, на что могли рассчитывать чиновники, были взятки. Надо сказать, что мемуаристы конца XVIII -- начала XIX века не стесняются рассказывать, как они давали, а то и брали взятки. Например, Г. Р. Державин давал, а помощник губернского прокурора Г. И. Добрынин брал, причем дважды, но "не из жадности, а от стыда, что... живет хуже всякого секретаря". Связь между злоупотреблениями и материальной необеспеченностью российских чиновников отмечали посещавшие Россию иностранцы. "Отнимите у наших немецких должностных людей три части их оклада... не дав им никакого рода вознаграждения, и увидите, что они будут делать",-- писал один из них. А директор Царскосельского лицея В. Ф. Малиновский сетовал на то, что власти искушают честность, оставляя ее в бедности. Правители же по-прежнему издавали указы, не решавшие проблему, а в частных беседах сетовали на поголовное воровство и взяточничество. "Непостижимо,-- жаловался, к примеру, Александр I,-- все грабят, почти не встречаешь честного человека. Это ужасно".
  Фактически взятки превратились в механизм государственного управления. Известно, например, что помещики всех губерний Правобережной Украины ежегодно собирали для полицейских чинов крупную сумму. И не было случая, чтобы ее не приняли. Кстати, киевский губернатор И. И. Фундуклей, знаменитый своим богатством и неподкупностью (хотя сам брал подношения), искоренять эту традицию не считал нужным, логично полагая, что если помещики не будут выделять средства на содержание чиновников полиции, "то средства эти они получат от воров".
  Но наиболее серьезные суммы чиновникам выплачивали так называемые откупщики, желавшие получить эксклюзивные права на ведение той или иной деятельности. По воспоминаниям чиновника М. А. Дмитриева, служившего в Симбирской губернии в 30-е годы XIX века, один из откупщиков ежегодно платил губернатору 10 000 рублей, а прокурору, "как человеку слабому и безгласному",-- 3000. Сенатор М. П. Веселовский, начинавший службу в Нижнем Новгороде, писал: "Откупщик вернее, чем табель о рангах или штатные положения, определял удельный вес каждого должностного лица. Тот, кому откупщик платил много, высоко стоял в служебной иерархии; кому он платил мало -- стоял низко; кому он вовсе не платил -- представлялся не более как мелкой сошкой".
  Порядок взятки
  ЦАРСКОЕ ДЕЛО
  О воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное
  ...Дабы впредь плутам (которые стремятся лишь к тому, чтобы подложить мину под всякое доброе дело и удовлетворять свою несытость) невозможно было никакого оправдания сыскать, того ради запрещается всем чинам, которые у дел приставлены великих и малых, духовных, военных, гражданских, политических купецких, художественных и прочих... требовать никаких посулов казенных и с народа собираемых денег брать... А кто рискнет это учинить, тот весьма жестоко на теле наказан, всего имущества лишен... и из числа добрых людей извержен или и смертию казнен будет... И дабы неведением никто не отговаривался, велеть всем стоящим у дел расписаться под этим указом... а везде прибить печатные листы.
  Указ Петра I от 24 декабря 1714 года.
  ЦАРСКОЕ СЛОВО
  Об держании судей и чиновников от лихоимства
  ...Мы уже от давнего времени слышали много, а теперь и на деле увидели, до какой степени в государстве нашем лихоимство возросло, так, что едва ли есть самое малое место правительства, в котором... суд без заражения этой язвой отправлялся. Ищет ли кто места -- платит, защищается ли кто от клеветы -- обороняется деньгами, клевещет ли кто на кого -- все происки свои хитрые подкрепляет дарами. Более того, многие судящие освященное свое место, в котором они именем Нашим должны показывать правосудие, в торжище превращают, вменяя себе вверенное от Нас звание судии... за пожалованный будто бы доход в поправление своего благосостояния, а не за службу, приносимую Богу, Нам и Отечеству, и мздоимством богомерзким претворяют клевету в праведный донос, разорение государственных доходов в прибыль государственную, а иногда нищего делают богатым, а богатого -- нищим...
  Однако сильное Наше на Бога упование и природное Наше великодушие не лишают Нас еще надежды, чтоб все те, которые почувствуют от сего милосердного к ним напоминания некоторое в совести своей обличение, поймут, сколь великое зло есть в государственных делах мздоимство... Но если... увещание милосердное не подействует... то пусть они знают, что Мы направленные против этого зла законы... впредь твердо исполнять будем... не дав уже более милосердию Нашему места. Почему и никто, обвиненный в лихоимстве (ежели только жалоба до Нас дойдет праведная)... не избежит Нашего гнева, так как Мы милость и суд в пути непорочном царствования Нашего народу обещали.
  Указ Екатерины II от 18 июля 1762 года.
  В 1830 году в Санкт-Петербурге вышла книга Эраста Павловича Перцова "Искусство брать взятки. Рукопись, найденная в бумагах Тяжалкина, умершего титулярного советника". В этом сатирическом исследовании содержится подробная классификация взяток (подарки, сюрпризы, обеды, вещи, словно нечаянно забытые, и, конечно, деньги, "предпочтительно ассигнации, потому что они переходят из рук в руки без стука и шума") и немало полезных советов взяткополучателям ("Возьмите от того, кто дает больше, а прочих с шумом и гневом проводите за дверь"). Вообще, по поводу взяток тогда не иронизировал лишь ленивый.
  Не так давно в Историческом музее нашли не сатирические, а вполне серьезные отчеты о том, кому и сколько давали управляющие имениями князей Голицыных. Эти ведомости составлялись на протяжении более 50 лет и озаглавливались, например, так: "Ведомость (...) какое количество с мая 1814 по май же 1815 года губернского города Перми и уездов оного господам присутствующим и прочим чиновникам для снискания благосклонности по делам ваших сиятельств выдано наличными деньгами, хлебными припасами, провизией и прочим..." Правда, в середине века управляющие уже пытались выдать взятки за акты благотворительности, поэтому их отчеты стали называться "ведомостями о расходах в пособие господам чиновникам", "ведомостями о презентах чиновникам", но суть дела от этого не меняется. В самих же ведомостях перечислены фамилии чиновников и указано, сколько денег, муки, сена, овса и других припасов то или иное должностное лицо получило в течение года. Иногда с упоминанием оказанной чиновником услуги. Например, "за расположение при разыскании межи", "за полезное решение по нашей апелляционной жалобе", "за полезное составление справки". При этом суммы, которые тратились на подкуп мелких чиновников, были сравнительно невелики и в редких случаях превышали 150 рублей в год.
  Если же дела решались в столице, то суммы взяток были уже совсем другими. Так, например, тяжба о спорном селе, которую Голицыны вели в 1830 году, стоила им 6000 рублей (сенаторам овса не предложишь). Ведомость подробно перечисляет, кому и сколько пришлось дать: "Обер-секретарю -- 3000 рублей, секретарю -- 2000 рублей... регистратору также за услуги по сему делу -- 200 рублей, и на угощение последних троих употреблено в разное время 75 рублей..." Отдельная сумма была уплачена за копирование конфиденциальных документов противников по делу.
  Суммы, которые получали от Голицыных чиновники, в несколько раз превышали их жалованье. Так, уездному судье к годовому окладу в 300 рублей князья добавляли деньгами и продуктами 600-1600 рублей, а в хозяйстве земского исправника, жалованье которого составляло 250 рублей, были весьма нелишними поступавшие от Голицыных 1000-1800 рублей.
  Государева милость
  Еще во времена Ивана Грозного германский дипломат Герберштейн заметил, что он зорко следил за тем, чтобы бояре не богатели без царского на то благословения, чтобы они приучались считать свое богатство царским подарком. В конце концов идея, что богатство является наградой за политическую благонадежность, укоренилась в национальном сознании -- в России, как известно, демонстрация личной преданности куда более надежное средство достижения материального благополучия, чем энергия и деловая хватка в сочетании с независимостью. Не случайно при составлении всякого рода прошений просители "припадали к стопам", клялись в вечной преданности и "слезно" просили о милостивом наделении их землями и крепостными. А для того чтобы лишиться всего нажитого, достаточно было оказаться в опале -- ссылка обычно сопровождалась конфискацией имущества.
  В России благонадежность всегда давала право безнаказанно воровать. Чтобы получить доходное место, следовало всячески демонстрировать верноподданнические чувства, а чтобы его потерять, достаточно было украсть не по чину. Любопытно, что в начале XX века профессиональные патриоты предпринимали попытки использовать свой патриотизм в коммерческих интересах. Когда в 1912 году прогремело несколько скандалов, связанных со взяточничеством при распределении интендантских заказов, черносотенные организации заявили, что готовы взять на себя снабжение армии. В 1912 году издаваемая "Союзом русского народа" газета "Русское знамя" поместила статью Ал. Дубровина, из которой следует, что у напуганного размерами взяточничества правительства нет другого выхода, кроме как отдать интендантские заказы истинным патриотам. "Было бы крайне желательно,-- писало 'Русское знамя',-- чтобы отделы Союза повсеместно приступили к предварительной подготовке взятия на себя интендантских подрядов. Они могут уже теперь войти в местные окружные интендантские управления с предложениями поставок или шитья из казенного материала белья, сапог, мундиров, шинелей и пр. Насколько нам известно, главный интендант генерал-лейтенант Шуваев крайне благосклонно относится к подобным начинаниям".
  "От хладных финских скал до пламенной Колхиды"
  Чиновники прекрасно понимали, что уничтожить взяточничество в стране не удастся никогда хотя бы потому, что именно взятки были основным способом обойти законы и инструкции, вздорность которых очевидна для всех. Стоило начаться очередной кампании по борьбе с коррупцией, как чиновники начинали саботаж, и ревизоры отступали. Вот как описывает действия киевских интендантов в 1910 году одна из газет: "После ревизии обиженные интенданты заявили: 'Хорошо же, голубчики, мы будем честными. И строжайшими законниками. Ни на пядь не сойдем мы с почвы законности. Посмотрим, что вы запоете'. И интенданты стали честны и законны, а все приходившие к ним по делам буквально взвыли. Интенданты вытащили все существующие архаические узаконения и, отряхнув от них воистину пыль веков, стали применять их 'во всей строгости'. И затормозили всю хозяйственную жизнь интендантства, давно уже переросшую устарелые инструкции и правила. Теперь, став честными, они применяли их во всей строгости, вызвав со всех сторон ропот и негодование".
  Незадолго до революции журнал "Русский мир" поместил большую статью, посвященную русскому взяточничеству. "Нескончаемою вереницею тянутся сенаторские ревизии за ревизиями, идут газетные разоблачения за разоблачениями. И всюду встает одна и та же, лишь в деталях разнящаяся картина. Воистину, 'от хладных финских скал до пламенной Колхиды' сенаторские ревизии и газетные разоблачения открывают обширные гнезда крупных, тучных, насосавшихся денег взяточников, а около них кружатся вереницы взяточников более мелких, более скромных, более тощих. Около каждого казенного сундука, на который упадет испытующий взор ревизора, оказывается жадная толпа взяткодавцев и взяткополучателей, и крышка этого сундука гостеприимно раскрывается перед людьми, сумевшими в соответствующий момент дать соответствующему человеку соответствующую взятку. Сейчас за взяточничество принялись очень основательно. За границей уже успела образоваться новая колония своеобразных эмигрантов -- бывших взяточников",-- писал автор. По его мнению, проблему взяток было возможно решить лишь при помощи радикальных изменений всей системы управления государством. Однако последующие события показали, что автор сильно ошибался. Строители коммунизма брали взятки не менее охотно, чем царевы слуги.
  "Все случаи получения магарыча..."
  Большевистское государство вмешивалось практически во все сферы жизни, а произвол чиновников, наделенных чрезвычайными полномочиями, имел следствием небывалый расцвет взяточничества. И хотя большевики не любили наказывать своих, в мае 1918 года Совнаркому пришлось издать специальное постановление, в котором объявлялось, что для взяточника шестимесячный срок не срок. А спустя несколько дней появился и первый советский декрет о взяточничестве, предусматривавший пятилетний срок заключения и конфискацию имущества.
  Почти одновременно с принятием этого декрета дела о взяточничестве были переданы в ведение революционных трибуналов. Уголовный кодекс 1922 года даже предусматривал за это преступление расстрел. Строгость наказаний за взятку росла постоянно, но ограничивало масштабы взяточничества отнюдь не это. Дело в том, что при "военном коммунизме" денежное обращение, как известно, практически отсутствовало, а функции органов управления были настолько неопределенными, что часто было неясно, кому именно следует давать. Массовое взяточничество того времени -- это изделия из драгоценных металлов и мешки зерна, которыми расплачивались за возможность ввезти продовольствие в город. Зато при НЭПе контролирующие предпринимательскую деятельность чиновники оттянулись по полной программе. Не случайно Ленин называл взятку основной напастью в одном ряду с коммунистическим чванством и безграмотностью.
  В 20-е годы взяточничество начали считать одной из форм контрреволюционной деятельности, а с контрреволюционерами, как известно, разговор был короткий. "Всем известно,-- писал нарком путей сообщения Дзержинский в циркулярном письме,-- каких размеров достигло взяточничество во всех областях хозяйственной деятельности Республики и что особенно широкое распространение этого зла отмечается именно на транспорте. Мы должны отдавать себе отчет в том, что взятка имеет глубоко классовый характер, что она есть проявление мелкобуржуазной частнокапиталистической стихии, направленное против основ ныне существующего строя". Кстати, Железный Феликс очень нравился приехавшим в советскую Россию иностранным бизнесменам, поскольку он боролся с мздоимством весьма эффективно. Вот как описывает помощь товарища Дзержинского Арманд Хаммер, у помощника которого домогался взятки железнодорожный чиновник. "Вскоре выяснилось,-- вспоминает Хаммер,-- что эшелон задерживает начальник станции, утверждая, что расположенный немного севернее станции мост не выдержит вес двадцати пяти вагонов. 'Тогда почему же вы не отправляете вагоны небольшими партиями?' -- спросили его. Ответ был неубедительным. В конце концов, когда представился случай, он отозвал Вольфа в сторону и зашептал: 'Вы человек деловой. Дайте мне пятьсот пудов зерна, приблизительно полвагона, и ваш эшелон будет доставлен'. Вольф телеграфировал в Свердловск, и уже через два часа вагоны были в пути. Комендант станции был немедленно отозван и после короткого следствия расстрелян... На транспорте в то время царили хаос и взяточничество, однако Дзержинскому в течение года удалось навести порядок".
  Вся советская история борьбы со взятками мало отличается от того, как прежде боролись с "посулами". Правда, наказания батогами теперь не применяли, зато полюбили кампании. В одном из циркуляров Наркомюста 1927 года предписывается: "В течение... месяца... повсеместно и единовременно назначить к слушанию по возможности исключительно дела о взяточничестве, оповестив об этом в газете, дабы создать по всей республике впечатление единой, массовой и организованно проводимой судебно-карательной кампании". Теперь взяткой стали считать любые подарки, совместительство в двух учреждениях, находящихся между собой в состоянии товарообменных или торговых операций, и т. д. А в 1929 году, когда в связи с раскулачиванием взяточничество распространилось и в деревне, пленум Верховного суда определил: "Все случаи получения должностными лицами магарыча, то есть всякого рода угощения в каком бы то ни было виде, подлежат квалификации как получение взятки".
  Поскольку взяточничество считалось буржуазным пережитком, было принято говорить, что по мере строительства социализма это явление исчезает. "Взяточничество,-- читаем в вышедшей в 1957 году брошюре в помощь юристам,-- в современных советских условиях стало относительно редким явлением". При этом в СССР едва ли можно было найти человека, который никогда бы не давал или не брал взятку. В общем, все происходило так же, как при царях, с той лишь разницей, что никто из них, кажется, не объявлял, что взяточничество в основном преодолено, а то, что осталось, является пережитком монголотатарского нашествия.
  Благополучно пережив время царское и советское, взяточничество в нашей стране явно не собирается исчезать. Во всяком случае, сегодня у нас никто не удивится тому, что в Финляндии под заголовком "Российские таможни для финнов" выходит популярное пособие по даче взяток российским чиновникам.
  Коррупция в России
  Материал из Википедии - свободной энциклопедии
  Коррупция в России - использование должностными лицами своих властных полномочий и доверенных ему прав в целях личной выгоды, противоречащее законодательству и моральным установкам, применительно к России.
  Коррупция исторически различалась по тому, происходило ли получение неправомерных преимуществ за совершение законных действий ("мздоимство") или незаконных действий ("лихоимство").
  Согласно современному российскому законодательству[1], коррупция - это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица.
  До 1715
  Долгое время коррупция для чиновников была законным видом деятельности: до XVIII века государственные чиновники жили благодаря "кормлениям", то есть на средства, поступающие от лиц, заинтересованных в их деятельности.
  Но в суде такое взяточничество было пресечено раньше. Судебник Ивана III запрещал судьям брать "посулы" (взятки), в противном случае их жестоко наказывали.
  С 1715 до 1801
  С 1715 года получение взятки в любой форме стало считаться преступлением, так как чиновникам стали платить фиксированную зарплату. Однако количество чиновников при Петре Первом возросло так, что жалование выплачивалось нерегулярно, и взятки, особенно для чиновников низших рангов, вновь стали основным источником дохода. Вскоре после смерти Петра система "кормлений" была восстановлена, и к фиксированному жалованию вернулась лишь Екатерина II. Жалование чиновникам выдавали бумажными деньгами, которые в начале XIX века начали сильно обесцениваться по сравнению с металлическими деньгами. Необеспеченность бюрократии вновь привела к повышению коррупции.
  XIX век. Александр I
  Указы Александра I 1809 и 1811 гг оставляли в силе законодательные акты Петра I и Екатерины II[2]. Тем не менее, рост должностных преступлений в Империи показывал, что реформирование законодательства необходимо. Взяточничество и лихоимство прочно обосновалось не только в центре, но и в губерниях, и в судебной системе. К концу первой четверти XIX века у высших государственных сановников не существовало разномыслия по поводу того, что необходимо в кратчайшие сроки выявить причины и найти ближайшие способы к искоренению должностных преступлений, и в особенности, лихоимства.[3]
  XIX век. Николай I
  Решение этой сложной и многогранной задачи, имеющей своей конечной целью "истребление сей язвы", было возложено Николаем I на особый Комитет, учрежденный императором в мае 1826 года при Общем собрании Санкт-Петербургских департаментов Сената. В том же 1826 году было создано Третье отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии - для борьбы со злоупотреблениями должностных лиц и контроля за их деятельностью. В середине XIX века в правительственных кругах наблюдалась непоследовательность в борьбе с должностной преступностью. Несмотря на общее негативное отношение к взяточничеству, к отдельным лихоимцам правительство было снисходительно[3].
  О численности чиновников в середине века (с 1847 по 1857 год) существуют точные данные, сохранившиеся в фонде Инспекторского департамента гражданского ведомства. В 1847 году число чиновников составляло 61 548 человек. К I классу принадлежал 1 человек, ко II - 40, к III - 166, к IV - 484, к V - 1100, к VI - 1621, к VII - 2588, к VIII - 4671 и к IX-XIV - 50 877 человек[4][5] Важным этапом на пути совершенствования законодательства об ответственности за взяточничество и лихоимство было издание Свода Законов (1832, 1842, 1857гг), в котором этим деяниям была посвящена глава 6 раздела 5 тома 15. Статья 336 содержала перечень видов лихоимства. Таковых было три:
  1) незаконные поборы под видом государственных податей;
  2) вымогательство вещами, деньгами или припасами;
  3) взятки с просителей по делам исполнительным и судебным.
  Таким образом, Свод Законов трактовал взяточничество как составную часть лихоимства. Под взятками здесь понимались всякого рода подарки, которые делались чиновникам для ослабления силы закона. При назначении наказания лицам, уличенным в лихоимстве, применялись три основных правила[6]:
  1) не смотреть ни на чины и достоинства, ни на прежние заслуги;
  2) если обвиняемый докажет, что взятки были приняты на его имя без его ведома, то наказывать того, кто принял взятку;
  3) учитывать степень преступления и происшедшие от того последствия.
  С 1845 г. основным законодательным актом, регулировавшим ответственность чиновников за мздоимство и лихоимство, стало "Уложение о наказаниях уголовных и исправительных". Однако при этом законодательное определение этих понятий отсутствовало. Если действие, за которое получен дар, не составляло нарушения обязанностей службы, то получение вознаграждения являлось мздоимством, если же обязанности службы были нарушены - лихоимством. По Уложению, чиновник, уличенный в мздоимстве, подвергался либо только денежному взысканию, либо денежному взысканию, сопряженному с отрешением от должности. За лихоимство законодатель установил более суровые санкции, чем за мздоимство, вплоть до отдачи в исправительные арестантские отделения. Высшей степенью лихоимства законодателем было названо вымогательство (Статья 377 Уложения). Виновный в вымогательстве подвергался либо отдаче в исправительные арестантские отделения, с лишением всех особенных прав и преимуществ, либо к лишению всех особенных, лично и по состоянию присвоенных, прав и преимуществ и отдаче в исправительные арестантские отделения на срок от 5 до 6 лет. При наличии отягчающих вину обстоятельств, виновный приговаривался к лишению всех прав состояния и ссылке на каторжные работы на срок от 6 до 8 лет[3].
  XIX век. Александр II
  В общей сложности к 1857 году чиновников было около 86 000 человек[4]. Из чиновников низших классов (от XIV до VIII) в те годы привлекалось палатами уголовного суда ежегодно около 4000; чины VIII-V классов судились в Сенате, примерно по 700 человек в год; чиновники высших чинов Табели о рангах попадали под следствие в единичных случаях. Таким образом, в общей сложности около 5-6 % чиновников ежегодно попадали под различные расследования уголовных палат и Сената. Однако, по обвинениям в мздоимстве и лихоимстве проходило гораздо меньшее число. Если в 1847 г. число чиновников государственной службы, судимых в палатах Уголовного суда за мздоимство и лихоимство, составляло 220 чел., то в 1883 г. эта цифра составляла 303 чел. (а к 1913 г. достигла 1 071 чел.). Тем не менее, власти всегда понимали, что попадают под суд за взяточничество далеко не все, и искали пути для профилактики и уменьшения этой язвы[3].[4][5].
  Важным фактором борьбы с "воровством" на государственной службе стала начавшаяся в правление Александра II система публикации имущественного положения чиновников империи. Периодически, как правило - раз в год, выходили книги, которые так и назывались: "Список гражданским чинам такого-то ведомства". В этих книгах, доступных для широкой публики, были приведены сведения о службе чиновника, его наградах, поощрениях и что, не менее важно - взысканиях, а также о размере получаемого им жалования и наличии имущества. Причем, имущество указывалось не только личное, но и "состоящее за женой", как наследственное, так и приобретенное. Имея на руках такой "Список", каждый мог сравнить декларируемое положение чиновника и реальное. Все три редакции (1845, 1866 и затем 1885 гг) Уложения о наказаниях уголовных и исправительных оговаривали возможность получения взятки должностным лицом и через других, в том числе жену, детей, родственников, знакомых; признавали преступление оконченным, "когда деньги или вещи были ещё не отданы, а только обещаны ему, по изъявленному им на то желанию или согласию"; предусматривали некоторые завуалированные способы получения взятки - "под предлогом проигрыша, продажи, мены или другой какой-либо мнимо законной и благовидной сделки". Чиновникам запрещались всякие сделки с лицами, вступающими в подряды и поставки по тому ведомству, где они служат, потому что предполагалось, что эта сделка или договор только прикрывает собою взятку, данную для того, чтобы чиновник незаконно благоприятствовал подрядчику при сдаче вещей или работе в ущерб казне. За совершение таких сделок обе стороны подвергались взысканию, равному цене заключенной сделки, а чиновник к тому же исключался из службы (ст. 485 и другие статьи отделения VI главы XI Уложения о наказаниях)[7].
  Серьезная борьба с коррупцией в России началась, как в других странах Европы и в США, в последней четверти XIX века. Однако, в отличие от России (где превалировала коррупция в низших звеньях чиновничества), в США коррупцией были поражены и средние, и даже весьма высокие слои бюрократии и политиков: так, в середине 1870-х годов Вашингтон потрясли факты коррупции в связи с военным министерством и спиртовым пулом и даже помощником президента. Зарубежные комментаторы не без ехидства наблюдали за дискредитацией американской демократии. Весьма эмоционально для русских читателей эти события описал их современник - царский чиновник К. Скальковский[8]: "Можно было видеть вице-президента республики, обличенного в бесчестных поступках и получившего выговор: председателя конгресса, торговавшего из-за направления, которое он давал заседаниям, проходившим под его председательством; трех сенаторов, получивших барыши от продажи своих голосов; пять председателей важнейших комитетов конгресса, обличенных во взятках; министра финансов, искажающего цифры государственной отчетности; министра юстиции, неправильно расходующего ассигнованные в его распоряжение кредиты; морского министра, обогатившегося и обогатившего своих друзей, подписывая по убыточным для казны ценам контракты с приятелями на разные поставки; посланника в Лондоне, уличенного в бесчестной спекуляции; личного секретаря президента, замешанного в процессе о воровстве акцизных доходов; наконец, военного министра, преданного суду за мошенничество, в котором он признался ...кажется нет уже более необходимости в дальнейших доказательствах".
  XIX век. Александр III
  22 апреля 1881 года был учрежден Комитет для выработки проекта уголовного Уложения. Одним из дискуссионных в 1893 стал вопрос об ответственности за взяточничество (лихоимство). В проекте Редакционной комиссии ответственность за принятие взятки, данной с целью побуждения к совершению преступного деяния посредством злоупотребления служебными полномочиями или к учинению служебной провинности (ст. 35), устанавливалась равной ответственности за принятие взятки, если она была дана уже за учиненные, в интересах лиходателя, посредством злоупотребления служебными полномочиями преступные деяния или служебную провинность (ст.36), а именно: заключение в тюрьму на срок не ниже шести месяцев[3].. Полностью Уголовное уложение вступило в силу при Николае II.
  Николай II
  В 1903 году было введено Уголовное уложение, которое в части борьбы с коррупцией было гораздо более проработано, чем действовавшее до этого Уложение о наказаниях. Уголовное уложение, в частности, разделило понятия "взяточничество" и "лихоимство". После 1903 года в России, как и во всем мире, имел место рост коррупции (в России, в отличие от Европы и США - только низовой коррупции, высшие чиновники в России взяток по прежнему не брали). Сведения о количестве чиновников и канцелярских служащих в конце XIX - начале XX века в целом по России разнятся в разных источниках, причем разброс в предполагаемых цифрах весьма велик, от 200 до 550 тысяч. Есть точные данные статистики по отдельным городам и губерниям (по справочникам о гильдейских и промысловых свидетельствах): так, в 1913 г в Санкт-Петербурге и в Москве было по 42 000 чиновников (около 3-4 % городского населения), в Одессе - 3000 (менее 1 %). Но даже если ориентироваться на верхнюю планку в целом, то Российская Империя по бюрократизации в пятерке самых развитых стран мира (куда РИ уже входила в начале XX века) была явным аутсайдером[9](с. 203). По подсчетам Б. Н. Миронова, в 1910 году на каждого служащего, занятого в государственном и общественном управлении, приходилось: в России - 270 человек, в Англии - 137, США - 88, Германии - 79 и Франции - 57 человек, или, в пересчете на тысячу жителей: в России - 3.7 (занятых только в гос. управлении, то есть гос. чиновников - 1.63[10]), в Англии - 7.3, США - 11.3, Германии - 12.6, Франции - 17.5.[9][11](с. 203)
  Рост взяточничества с начала XX века в России (как и в других странах первой пятерки) имел место в связи как с ростом числа чиновников, так и с поставками и военными заказами, сделками с недвижимостью, основанием новых кооперативных обществ, получением для эксплуатации земельных участков с полезными ископаемыми и другими сделками в начале XX века. В России - особенно в период русско-японской, а затем и первой мировой войны, рост коррупции вызвал необходимость как усиления ответственности за получение взяток, так и отказа от ненаказуемости за взяткодательство[7]. Царское правительство быстро отреагировало на всплеск коррупции в самом начале Русско-Японской войны и ужесточило отношение к ней; предпринимались все новые попытки к пресечению мздоимства и лихоимства. Об этом свидетельствует, в частности, и тот факт, что на лиц, их совершивших, не были распространены милости (амнистия), даруемые Всемилостивейшим Манифестом от 11 августа 1904 года. В частности, им не могли быть уменьшены назначенные судом сроки заключения на две трети (как многим другим осужденным по уголовным статьям), они не могли быть освобождены от суда и наказания в случаях, если против них было возбуждено преследование или последовало решение суда или решение ещё не приведено в исполнение до 11 августа 1904 г., и др.[3]..
  14 апреля 1911 г. министр юстиции И. Г. Щегловитов внес в Государственную думу развернутый законопроект "О наказуемости лиходательства". Дача взятки рассматривалась в этом проекте как самостоятельное преступление, нарушающее принцип безвомездности служебных действий, предлагалось объявить её наказуемой независимо от будущей деятельности взяткополучателя. Лиходательство же в качестве платы за прошлую деятельность должностного лица предлагалось считать преступным лишь при неисполнении им служебной обязанности или злоупотреблении властью. Однако данный законопроект рассмотрен не был - вероятно потому, что Николай II понимал, что это может затруднить борьбу с коррупцией[12].
  Закон от 31 января 1916 г., принятый в порядке чрезвычайного законодательства, существенно повышал наказание за мздоимство и лихоимство, в частности, в случаях, когда они были учинены по делам, касающимся снабжения армии и флота боевыми, продовольственными и иными припасами, пополнения личного состава и вообще обороны государства, а также железнодорожной службы. Эти же обстоятельства усиливали ответственность и за лиходательство, которое объявлялось безусловно наказуемым. Предусматривалась ответственность за лиходательство-подкуп за выполнение или невыполнение служебного действия без нарушения должностным лицом установленных законом обязанностей, а также за лиходательство-подкуп и лиходательство-вознаграждение за действие или бездействие должностного лица, связанные с злоупотреблением властью. Наказывалось и лиходательство-подкуп члена сословного или общественного собрания и лица, внесенного в список на определенную сессию суда, а равно вошедшего в состав комплекта присяжного заседателя. Обстоятельством, квалифицирующим лиходательство, признавалось учинение его шайкой. Полное название этого пакета законов от 31 января 1916 года было таково: "О наказуемости лиходательства, об усилении наказаний за мздоимство и лихоимство, а также об установлении наказаний за промедление в исполнении договора или поручения правительства о заготовлении средств нападения или защиты от неприятеля и о поставке предметов довольствия для действующих армии и флота"[12]
  Ужесточение борьбы с коррупцией в 1915-1916 гг. и, в частности, отмена ненаказуемости лиходательства в 1916 г. были обусловлены тем, что русская контрразведка и тайная полиция выявила крупную коррупцию во влиятельнейшем Земгоре и военно-промышленных комитетах (руководимых Гучковым), которые (Земгор и ВПК) уже в 1915 г. занимались не только своими прямыми делами всесторонней помощи и снабжения армии, но и превратились в отлаженную и отлично мобилизованную оппозиционную политическую организацию[13].
  Конечно, в низших и отчасти в средних слоях бюрократии, промышленников и политиков (причем в основном как раз оппозиционных самодержавию) коррупция после двух лет Первой мировой войны была велика. Незадолго до революции журнал "Русскій мiръ" поместил большую статью, посвященную разбору этого явления в России[14]: "Нескончаемою вереницею тянутся сенаторские ревизии за ревизиями, идут газетные разоблачения за разоблачениями. И всюду встает одна и та же, лишь в деталях разнящаяся картина. Воистину, "от хладных финских скал до пламенной Колхиды" сенаторские ревизии и газетные разоблачения открывают обширные гнезда крупных, тучных, насосавшихся денег взяточников, а около них кружатся вереницы взяточников более мелких, более скромных, более тощих. Около каждого казенного сундука, на который упадет испытующий взор ревизора, оказывается жадная толпа взяткодавцев и взяткополучателей, и крышка этого сундука гостеприимно раскрывается перед людьми, сумевшими в соответствующий момент дать соответствующему человеку соответствующую взятку. Сейчас за взяточничество принялись очень основательно. ... "
  И даже близость к вершинам власти, и прошлые заслуги, и работа на немалых должностях в тайной полиции - все это до 1917 г. не давало гарантию от расследования, суда и тюрьмы. В конце 1916 - начале 1917 гг газеты широко освещали крупный коррупционный скандал: т. н. дело Манусевича-Мануйлова, дружившего с Распутиным.[15](Книга 2, гл.22, с.121-123). В 1915 г. И. Ф. Манасевич-Мануйлов был личным информатором товарища министра внутренних дел С. П. Белецкого, осведомителем следственной комиссии генерала Н. С. Батюшина и одним из близких к Распутину людей. В конце того же года был причислен к Министерству внутренних дел, а после назначения в январе 1916 г. Б. В. Штюрмера Председателем Совета министров откомандирован в его распоряжение. Карьера его дала трещину после отставки Штюрмера (который планировал назначить Манасевича-Мануйлова заведующим Заграничной агентурой Департамента полиции). Но вместо Парижа осенью 1916 года Иван Федорович попал в тюрьму. Петроградским окружным судом 13-18 февраля 1917 г. по обвинению в шантаже товарища директора Московского соединенного банка И. Хвостова Манасевич был признан виновным в мошенничестве и приговорен к лишению всех особых прав и преимуществ и к заключению на 1,5 года, - но уже 27 февраля 1917 г. был в числе прочих заключенных освобожден "революционерами Февраля" из Литовского замка.[16]
  Единственным случаем, когда попавший под следствие коррупционер был защищен из личных (по одной из версий) интересов Царской семьи (Александры Феодоровны) было дело банкира Д. Л. Рубинштейна.[17]: он занимался финансовыми махинациями, пытаясь использовать свою близость к Г. Е. Распутину. Знакомство их длилось всего несколько месяцев, и в феврале или в марте 1916г Распутин запретил принимать Рубинштейна, после чего (10 июля1916 г.) Д.Рубинштейн был арестован по подозрению в пособничестве неприятелю и выслан в Псков. Его деятельность стала предметом расследования специально созданной для этого комиссии генерала Н. С. Батюшина. Рубинштейну инкриминировались: продажа русских процентных ценных бумаг, находившихся в Германии, через нейтральные страны во Францию; продажа акций общества "Якорь" германским предпринимателям; взимание высоких комиссионных за сделки по русским заказам, выполнявшимся за границей, и пр. - неизвестно, что из этих обвинений было доказано следствием[18]. В сентябре 1916г Александра Фёдоровна настаивала на ссылке Рубинштейна в Сибирь; - и только позднее императрица ходатайствовала перед супругом о смягчении участи Рубинштейна - ввиду его тяжёлой болезни.[19]. По настоянию Александры Федоровны он освобожден 6 декабря.1916 года. По одной из версий, её заступничество объяснялось тем, что через Рубинштейна она тайно передавала в Германию деньги своим обнищавшим немецким родственникам[20](с.395-396), которые были лишены Вильгельмом II с начала войны всех источников дохода. Версия передачи Александрой Феодоровной денег немецким родственникам осталась недоказанной ни Чрезвычайной следственной комиссией Временного правительства, ни впоследствии большевиками[21][22].
  Многочисленные обвинения в коррупции членов царского правительства, функционировавшего накануне Февральской революции 1917 г., в дальнейшем не нашли никакого документального подтверждения, хотя Временное правительство приложило немало усилий для поиска доказательств, и именно этим занималась Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства. К лету 1917 г. члены комиссии констатировали, что не находят в действиях подследственных никакого состава преступления, а когда Муравьев пытался их заставить изменить свое мнение, некоторые из них - в частности, Руднев - подали в отставку. Летом 1917 года Керенский был вынужден признать, что в действиях "Николая II и его супруги не нашлось состава преступления". То же самое Керенский подтвердил английскому послу Бьюкенену. Не смогла ЧСК предъявить обвинений в коррупции и бывшим царским министрам, главноуправляющим и прочим высшим должностным лицам как гражданского, так и военного и морского ведомств[21][23](с.160).
  Современные исследователи А. Г. Звягинцев и Ю. Г. Орлов, изучив и описав биографии всех генерал-прокуроров Российской империи в период от создания этой должности (в 1722 г.) до февраля 1917 года, нашли только одного (из более чем тридцати) на этом посту, подверженного коррупции. Один корыстолюбивый чиновник во главе ведомства, отвечающего за законность империи, за без малого двести лет![24][25].
  Итоговые данные по росту главного рассадника коррупции, чиновничества, в Российской Империи таковы: на 1 000 жителей страны чиновников было: в конце XVII века - 0,39; XVIII - 0,57; в 1857 году - 2; в 1880 - 1,4; в 1897 - 1,24; в 1913 - 1,63[10].
  СССР
  В СССР чиновников стало больше по сравнению с дореволюционными временами во много раз, с самого начала образования СССР: на 1000 жителей в 1922 г. их было 5,2 (для сравнения - в 1913 г. - 1,63); в 1928 - 6,9; в 1940 - 9,5; в 1950 - 10,2; в 1985 - 8,7[10].
  В Советской России взяточничество считалось контрреволюционной деятельностью, и Уголовный кодекс 1922 года предусматривал за это преступление расстрел.[26]
  В период после НЭПа, из-за отсутствия легального частного предпринимательства, в России начинается формирование теневого бизнеса. Многие "теневики" были тесно связаны с миром коммерции периода НЭПа, но они представляли собой уже иной, отличный от нэповского тип частного предпринимателя. Непременными атрибутами этого нового социального типа были управленческая позиция и наличие неформальных контактов с непосредственным начальством, а также с ключевыми людьми из правоохранительных и контролирующих органов. У истоков российского теневого бизнеса в предвоенное десятилетие стояли братья Зильберги, Яков Глухой, Яков Рейх.[27]
  В судебной системе и правохранительных органах коррупция, благополучно перекочевав из царской России, продолжила свое существование и развитие буквально с первых дней Советской власти. Так, в декабре 1917 года в Петрограде член следственной комиссии ревтрибунала Алексеевский практически открыто вымогал 5 тыс. рублей у директора ресторана "Медведь" за освобождение его предшественника. В 1926 году о злоупотреблениях судей в ЦК сообщает ОГПУ, среди прочего в частности анекдотический случай: "В с. Ново-Воскресеновка Амурско-Зейского района нарсудья 1-го участка Ершов пьянствовал у спекулянтки и контрабандистки Карчемкиной. После попойки Карчемкина пьяная ездила верхом на нарсудье, об этом стало известно всей деревне".[28]
  Взятки брались и деньгами, и натурой. "В 1947 год управлением милиции Ровенской области была арестована за взяточничество бывший следователь Ровенской городской прокуратуры Мазина. Мазина получила взятки от директора государственной мельницы N3 г. Ровно Виюка - 470 кг муки за непривлечение его к уголовной ответственности по делу о расхищении муки; от владельца частного буфета в гор. Ровно Банникова - 8000 рублей за прекращение дела о нанесении им тяжелого ранения гр-ну Насенкову и от дезертира Побережного - 4000 рублей за прекращение на него дела". Коррупция затронула и высшие слои судейского сообщества. В мае-июне 1948 года проведенная в Башкирии сотрудниками Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) проверка показала, что "ряд работников Верховного суда Башкирии и зам. председателя Верховного суда злоупотребляли служебным положением, брали взятки и за это освобождали от наказания уголовных преступников, вместе пьянствовали с осужденными и привлеченными к уголовной ответственности. В эту преступную деятельность были втянуты и технические работники Верховного суда, которые предоставляли свои квартиры для встреч этих работников с преступным элементом и пьянок". А в августе 1948 года, решением Политбюро были отстранены от работы семь членов Верховного суда СССР, включая председателя высшего судебного органа страны Ивана Голякова и его зама Василия Ульриха. Одной из причин послужили факты злоупотреблений служебным положением некоторыми членами Верховного суда СССР и работниками его аппарата, которые за взятки снижали меры наказания и освобождали преступников. В судебной и правоохранительной системе главными посредниками в передаче взяток от подсудимых были адвокаты.[28]
  В 1948-49 гг. в СССР прошли три закрытых судебных процесса по коррупции. Из доклада прокурора СССР Григория Сафонова руководству страны следовало, что вся советская судебная система снизу доверху поражена коррупцией[29]: "Докладываю, что за последнее время Прокуратурой СССР вскрыты многочисленные факты взяточничества, злоупотреблений, сращивания с преступными элементами и вынесения неправосудных приговоров и решений в судебных органах Москвы, Киева, Краснодара и Уфы. Расследованием установлено, что эти преступления совершались в различных звеньях судебной системы, а именно в народных судах, Московском городском суде, Киевском областном суде, Краснодарском краевом суде, Верховном суде РСФСР и, наконец, в Верховном суде СССР... Хотя следствие по этим делам ещё далеко не закончено, однако только по Москве арестовано 111 человек, в том числе: судебных работников - 28, адвокатов - 8, юрисконсультов - 5 и прочих - 70 ... По делу Мосгорсуда арестована группа бывших членов Мосгорсуда, а именно: Гуторкина, Обухов, Праушкина и Чурсина, которая в течение последних двух лет являлась членом Верховного суда СССР, а также народные судьи Короткая, Бурмистрова и Александрова. Кроме того, арестован бывший председатель Московского городского суда Васнев. Как установлено следствием, все эти лица систематически, на протяжении нескольких лет, получали взятки по судебным делам, а также совершали всякого рода злоупотребления, причем были связаны между собой в своей преступной деятельности. ... В Верховном суде РСФСР также вскрыты факты взяточничества и других злоупотреблений. Следствием установлено, что этим преступлениям способствовала нездоровая обстановка семейственности, существовавшая в аппарате Верхсуда".
  Арестованный за систематическое взяточничество бывший старший консультант Верховного суда РСФСР Попов К. Т., объясняя обстановку, способствовавшую совершению им преступлений, показал[29]: "Моим преступлениям способствовала обстановка работы Верхсуда РСФСР, я бы сказал, семейственная обстановка. Никто из руководящих работников Верхсуда не останавливал сотрудников, которые приходили к ним с разными просьбами по судебным делам за родственников, за знакомых и т. д. Если бы не существовало такой обстановки, то, конечно, никто бы не решился делать подобные дела..."
  Е. Жирнов в своей обзорной статье[29] пишет: "Победили ли с помощью трех закрытых процессов (1948-49 гг.) коррупцию? Конечно нет. Ведь, к примеру, по делу Верховного суда СССР прокурор писал о двух судьях. А в решении Политбюро "О положении дел в Верховном суде СССР" говорилось, что только за 1947 год было незаконно истребовано и пересмотрено 2925 дел. Вряд ли два человека могли справиться с таким потоком. Но главное в другом. Если судье разрешают преступить закон исходя из государственно-политических интересов, стоит ли удивляться, когда он преступит его исходя из личных".
  Не обошла стороной коррупция и органы НКГБ - МГБ.[30] В первые годы Советской власти она чаще всего выражалась в злоупотреблении служебным положением при конфискациях и арестах, более похожем на грабеж, и во взяточничестве. Отчасти это было связано с бедственным положением сотрудников. Начальник Прибайкальского облотдела Госполитохраны ДВР И. И. Клиндер в ноябре 1921 г. жаловался в инстанции, сообщая о нуждах голодных сотрудников, которым не платили жалованья и не давали пайка. Чекисты ходили обедать по знакомым, а Дальбюро ЦК РКП(б) "совершенно не старалось" удовлетворять их нужды и вынуждало чекистов самим находить средства, толкая тем самым на преступления. В те же дни начальник Забайкальского облотдела Госполитохраны Ю. М. Букау писал директору ГУ ГПО, министру внутренних дел ДВР и Дальбюро ЦК РКП(б) об отчаянном материальном положении работников, которые, не получая жалованья, "поголовно голодают и не имеют обмундирования".
  В последующем коррупция в органах госбезопасности приобрела более разнообразные формы, затронув и её верхушку. В основе этого витка коррупции лежало личное обогащение. Например, во второй половине 30-годов в Тбилиси был даже открыт спецмагазин для реализации конфискованных при аресте у "врагов народа" вещей, которые приобретали за бесценок сами работники внутренних органов.
  В военные годы начальник отдела УНКГБ по Кировской области Ф. С. Лихачев, выселяя в 1944 г. население Чечено-Ингушетии и Кабардино-Балкарии, за присвоение вещей был арестован на 15 суток и уволен из "органов".
  В середине и в конце 1940-х годов основные факты коррупции среди сотрудников НКВД были связаны с "трофейным имуществом" конфискованным на территориях Европы и Маньчжурии, освобожденных в результате второй мировой войны.
  Начальник Управления контрразведки ВМФ СССР-Морской Флот СССР|ВМФ СССР]] в 1943-1946 гг. генерал-лейтенант П. А. Гладков[31] был снят за незаконное расходование крупных государственных средств, присвоение автомобилей, нормируемых продуктов и промтоваров. Также он передал три автомашины в личную собственность своим замам - генералам Карандашеву, Лебедеву и Духовичу, организовал закупку в комиссионных магазинах и у частных лиц имущества для сотрудников управления контрразведки ВМФ на 2 млн 35 тыс. руб. В 1947 г. Гладков отделался административным взысканием. Начальник КРО УМГБ по Читинской области З. С. Протасенко в июне 1951 г. был исключен обкомом из партии за незаконный расход госсредств: работники КРО пьянствовали и растратили около 9000 руб., предназначенных для оплаты агентуры. Начальник отделения Транспортного отдела МГБ ст. Ашхабад А. Г. Кочетков в июле 1946 г. был исключен из партии и осужден на три года условно за присвоение госсредств: составил 10 ложных расписок от имени сексотов и получил по ним 2900 руб. Начальник Дубровинского РО УНКГБ-УМГБ по Тюменской области А. Д. Королев в апреле 1948 г. был обкомом партии снят с должности за присвоение госсредств (подделывал денежные документы, присвоив 7343 руб.) и как не справившийся с работой, а несколько месяцев спустя оказался под судом военного трибунала.
  Были случаи, когда чекисты брали деньги за содействие в прекращении следственных дел. В 1950 г. по заявлению своего подчиненного был арестован взяточник-кадровик Кузнецов. "При проверке указанного заявления установлено, что Кузнецов, работая в органах МГБ и используя служебное положение, систематически брал взятки. В 1948 г. за взятку в сумме 12 тыс. рублей Кузнецов оставил осужденного Гринберга отбывать наказание в Московской области вместо высылки его в отдаленные районы страны. В 1947 г. получил 4800 руб. с Богомоловой, пообещав перевести осужденного её мужа из тюрьмы в лагерь, а затем досрочно освободить его...". Начальник отдела "А" УМГБ по Кемеровской области А. А. Царев в апреле 1952 г. обкомом ВКП(б) был исключен из партии за получение взятки под обещание помочь избавиться от наказания.
  Особо выделяется период проведения конфискационной денежной реформы в 1947 году, на которой нагрела руки большая группа чекистов. Обладая информацией о грядущем обмене старых купюр на новые, они с помощью третьих лиц внесли сбережения, желая их сохранить, в сберкассы. Так среди прочих поступили начальник УМГБ по Свердловской области Т. М. Борщев[32], начальник Молотовского (Пермского) УМГБ генерал-майор И. И. Зачепа[33], начальник Управления охраны МГБ Южно-Сахалинской железной дороги и госморпароходства А. И. Воробин. Подполковник госбезопасности Г. Крайнов, обеспечивающий безопасность советского атомного проекта, на должности представителя Совмина СССР в лаборатории N 1 Харьковского физико-технического института АН УССР занимался спекуляцией автомобилями, а в период денежной реформы "поместил на текущий счет... института под видом государственных средств свои личные деньги в сумме 25 тыс. рублей, а впоследствии взял обратно без переоценки их стоимости". Он также занимался спекуляцией автомобилями После снятия с должности Крайнов получил работу в управлении МГБ Ульяновской области.
  Коррупция затронула и внешнюю разведку органов госбезопасности. Работникам внешней разведки было несложно скрывать расходование оперативных средств на собственные нужды. В справке Управления кадров МГБ СССР от 30 января 1947 г. указывалось, что бывший замначальника 4-го управления МГБ генерал-майор Н. И. Эйтингон (известный организацией убийств Чжан Цзолиня и Льва Троцкого), "в числе других руководящих работников допустил возможность использования не по прямому назначению продуктов и денежных средств, предназначенных на оперативные цели", по поводу чего руководство МГБ "в отношении Эйтингона ограничилось разбором и внушением". Уполномоченный опергруппы МГБ на Ляодунском полуострове В. Г. Случевский в феврале 1949 г. был исключен из партии за то, что брал взятки с арестованных корейцев из Южной Кореи. Советник МГБ в Чехословакии полковник В. А. Боярский в феврале 1952 г. получил партийный выговор за "излишества в расходе средств на бытовое обслуживание себя и своего аппарата".
  Очередной виток развития коррупции пришелся на вторую половину срока нахождения Брежнева у руля страны. Его стиль руководства со склонностью к внешним проявлениям власти, к распределению кормушек, снисходительное отношение к недостойному поведению некоторых ближайших родственников и выдаче наград даже самому себе стимулировал и других следовать также. Руководители среднего уровня теперь уже не удовлетворялись служебной дачей, но, запуская руки в государственную казну, строили личные загородные дома, оформляя их на имя детей или внуков. Атмосфера брежневской эпохи благоприятствовала предосудительному поведению, действуя разлагающе на все слои населения. Но на самом деле основная ответственность, лежавшая на Брежневе и его сподвижниках по руководству, была связана не столько с этикой, сколько прежде всего с политикой. На съездах партии Брежнев даже осуждал "алчность, коррупцию, паразитизм, пьянство, ложь, анонимки", но представлял их как пережитки прошлого, изображая настоящее как триумфальную победу идей социализма и коммунизма.[34]
  В СССР до начала 80-х годов тема коррупции открыто не поднималась. Простым гражданам навязывалось мнение, что коррупция для социалистического строя является нехарактерным явлением и присуща только буржуазному обществу. О том, что с середины 50-х годов до 1986 г. регистрируемое в уголовной практике взяточничество возросло в 25 раз, как противоречащий этой догме факт, не сообщалось.[35]
  Первым громким коррупционным делом советского периода стало дело фирмы "Океан" (1981-82). Из расследования этого уголовного дела было инициировано так называемое Сочинско-краснодарское дело, одним из обвиняемых по которому проходил первый секретарь Краснодарского крайкома КПСС, член ЦК КПСС Медунов. Борьба со взяточничеством и злоупотреблениями органов власти активизировалась с приходом на пост Генсека Юрия Андропова в 1983 г.; тогда были начаты знаменитое "хлопковое" дело и дело Моспродторга, по которому был расстрелян директор Елисеевского гастронома Юрий Соколов.
  В 70-е - 80-е годы на бытовом уровне, с нарастанием дефицита товаров, и в частности товаров качественнных, модных и современных, коррупция пустила наиболее глубокие корни в системе торговли. Престижными становятся профессии грузчиков и рубщиков мяса, в народе ценилось знакомство с работниками торговли и посредниками, имеющими на них выход ("сидели на дефиците"). Этот порок высмеивался в сатирических рассказах, выступлениях юмористов со сцены,[36] в кинокомедиях, но оставался неискоренимым до будущей либерализации цен 90-х.
  В эпоху Перестройки коррупция в высших эшелонах власти стала одной из наиболее резонансных тем. Всесоюзную популярность приобрели московские следователи Тельман Гдлян и Николай Иванов, расследовавшие "хлопковое" дело ещё при Андропове. В 1989 году после открытого заявления о взяточничестве в Политбюро, что не было потверждено, оба были отстранены от следственной работы за клевету, исключены из КПСС и примкнули к демократической оппозиции.[37]
  В современной России
  1991-2000
  В 1998 году доктор юридических наук Н. И. Матузов отмечал, что "привилегии, злоупотребления, коррупция современных начальников приобрели такие формы и масштабы, которые даже и не снились партгосчиновникам советского периода"[38].
  В 1999 году академик РАН Д. С. Львов и доктор экономических наук Ю. В. Овсиенко оценивали коррупцию в России как "тотальную"[39].
  В начале 1999 года заместитель генерального прокурора России Ю. Я. Чайка заявил, что Россия входит в десятку наиболее коррумпированных стран мира и что коррупция является одной из самых деструктивных сил в российском государстве[40].
  В мае 1999 года заместитель министра финансов России Олег Вьюгин отмечал, что система власти и бизнеса в России во многом пропитана коррупцией и преступным бизнесом[41].
  Журналист Марк Симпсон в британской газете "The Guardian" писал, что во время президентства Ельцина в России наблюдалась такая широкомасштабная коррупция и бандитизм, какие не знали аналогов в истории[42].
  С 2000 года
  Оценки современного уровня коррупции в России разнятся. Некоторые полагают, что Россия является одним из самых коррумпированных государств мира[43][44], находясь, в 2011 году, на 143 месте из 182, в списке Transparency International. Однако, согласно исследованию британской аудиторской компании Ernst & Young, проведенному весной 2012 года, за 2011 год коррупционные риски в России значительно снизились и по многим параметрам стали ниже среднемирового уровня. В исследовании Ernst & Young приняли участие свыше 1500 топ-менеджеров крупнейших компаний из 43 стран мира. Так, если в 2011 году 39 % опрошенных в России менеджеров заявляли о необходимости давать взятки наличными для защиты бизнеса или достижения корпоративных выгод, то в 2012 году таких стало 16 %.[45] По мнению экономиста Евгения Ясина, масштабы коррупции в России многократно преувеличиваются.[46]
  По данным опросов, проведённых Институтом народнохозяйственного прогнозирования РАН (ИНП РАН), коррупционное давление на российские предприятия в 2000-е годы снизилось по сравнению с его уровнем в 1990-х годах. По мнению учёного секретаря ИНП РАН Дмитрия Кувалина, это стало следствием, прежде всего, "постепенного наведения порядка в стране, что выразилось в улучшении экономического законодательства, а также в совершенствовании судебной и правоприменительной практики"[47]
  Проведенная в 2004-2009 годах реформа образования, в частности введение ЕГЭ, привела к радикальному снижению уровня коррупции в системе высшего образования.[48]
  20 ноября 2009 года Госдума РФ приняла закон "Об общих принципах организации предоставления государственных услуг и исполнения государственных функций", который позволяет взимать с граждан плату за "государственные услуги" и "государственные функции". По мнению представителей КПРФ и ЛДПР этот закон легализует коррупцию[49].
  9 декабря 2003 года Россия подписала, а в 2006 году ратифицировала Конвенцию Организации Объединённых Наций против коррупции. За исключением ключевой[50] статьи 20 (незаконное обогащение), предусматривающей государством "возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать"[51]. Существует мнение, что до сих пор не расследуется происхождение состояний подполковника Артема Кузнецова[неавторитетный источник?][52], следователя майора Павла Карпова[53], ряда сотрудников налоговых инспекций Москвы[54]. А арестованный в начале 2011 года начальник Бюро по координации борьбы с организованной преступностью и иными опасными видами преступлений на территории СНГ (БКБОП) генерал милиции Александр Боков, имея несметные богатства, проходит по формально не имеющей отношения к коррупции статье о мошенничестве[55][56].
  Одной из разнообразных форм коррупции в современной России стало трудоустройство родственников чиновников всех рангов в структуры с высоким уровнем доходов, что можно рассматривать как оплату за их лояльность в отношении "удочеривших-усыновивших" и их структур[57]. Родственники часто становятся прикрытием для бизнеса и собственности чиновников, путем переписывания права владения. В печати отмечались вызывающие такие подозрения случаи. В частности, племянница губернатора Краснодарского края Александра Ткачева, дочь его брата, депутата Госдумы Алексея Ткачева, 22-летняя студентка Анастасия Ткачева, стала совладелицей двух трубных заводов на Кубани, крупной девелоперской компании и животноводческой группы компаний "Югптицепром"[58].[59][60].
  Самым выскопоставленным чиновником-коррупционером в современной России стал министр юстиции Валентин Ковалев. Ковалев и его помощник Андрей Максимов были в 2001 году признаны судом виновными в хищении вверенного имущества и неоднократном получении взяток в крупном размере по статьям 160 и 290 УК РФ. Срок наказания Ковалеву составил 9 лет условно с испытательным сроком на 5 лет[61].
  По мнению британского еженедельника The Economist, высказанному в середине 2012 года, для правителей России коррупция - суть системы. По мнению Экономиста, с 2002 года "небольшая группа людей, находящаяся вне досягаемости закона, приобрела состояния, превышающие любые фантазии царей. Возврат к власти г-на Путина защитит эти неправедные богатства".[62]
  В 2006 году первый заместитель Генпрокурора РФ Александр Буксман заявил, что по некоторым экспертным оценкам объём рынка коррупции в России оценивается 240 с лишним млрд долларов США[63] Согласно оценкам фонда ИНДЕМ, эта величина ещё выше: только в деловой сфере России объём коррупции вырос между 2001 и 2005 гг. примерно с 33 до 316 млрд долл. США в год (не включая коррупцию на уровне политиков федерального уровня и бизнес-элиты)[64]. По оценке того же фонда, средний уровень взятки, которую российские бизнесмены дают чиновникам, вырос в тот период с 10 до 136 тыс. долл.[64]
  Наличие в законодательной базе государства возможностей для нелегального обогащения чиновников (в России, в частности, появилось такое понятие, как "взяткоёмкость отдельного закона") путём вымогания взяток или незаконной приватизации, или специальных льгот для чиновников, приводит к большой дифференциации доходов чиновников на легальные и нелегальные доходы.
  В 2005 году доходы чиновников, занятых в органах власти, выросли на 44,1 %.[источник не указан 762 дня]
  Одним из известнейших чиновников, большая часть состояния семьи которого (более миллиарда долларов) записана на жену, является экс-мэр Москвы Юрий Лужков. Его жена занимается строительным бизнесом на территории, которой распоряжался муж[65].
  В 2007 году председатель Национального антикоррупционного комитета России Кирилл Кабанов заявлял, что никакой борьбы с коррупцией в России нет: аресты чиновников среднего звена систему взяточничества не нарушают, политика по противодействию коррупции не выработана[66][67].
  В конце 2011 года экономист Татьяна Михайлова заявляла, в разных отраслях разворовывается по разным оценкам от 20 до 60 процентов бюджетных средств[68].
  Согласно докладу Общественной палаты, опубликованному 3 ноября 2011 года,[69] главной причиной коррупции признается отсутствие реального контроля гражданского общества над работой органов власти на всех уровнях. Коррупция приняла системный характер, разрушая экономику и право[70]. Среди самых проблемных областей - ЖКХ, устройство детей в детсады и школы, медицинская помощь[70]. Но сообщать в правоохранительные органы граждане боятся - лишь 22 % были готовы сделать это. В результате нарастает чувство социальной несправедливости, особенно среди молодежи и обеспеченных слоев населения[70]. Меры правительства по борьбе с коррупцией названы "не адекватными" её размаху[70].
  В конце 2011 года международная консалтинговая компания PricewaterhouseCoopers и организация Transparency International опубликовали доклады, согласно которым масштабы коррупции в России сокращаются. В докладе PWC отмечено, что "широкий общественный резонанс, который вызывает эта тема, и меры, принимаемые российским правительством в правовом поле, а также работа внутри компаний по укреплению систем обеспечения комплаенса и формированию у сотрудников культуры этичного поведения, - все это приносит свои плоды."[71][72]
  Оценки Transparency International
  Трансперенси Интернешнл начала рассчитывать Индекс восприятия коррупции для России с 1996 года. В 1996 году индекс рассчитывался для 54 стран. Для России его значение составило 2,6 балла (46-47 места). Такое же значение индекса было и у Индии.
  В 1997 году индекс рассчитывался для 52 стран. Значение индекса для России составило 2,3 балла (49 место).
  В 1998 году индекс был рассчитан для 85 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (76 место).
  В 1999 году индекс был рассчитан для 99 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (82 место). Такое же значение индекса было и у Эквадора.
  В 2000 году индекс был рассчитан для 90 стран. Значение индекса для России составило 2,1 балла (82 место). Такое же значение индекса было у Кении.
  В 2001 году индекс был рассчитан для 91 страны. Значение индекса для России составило 2,3 балла (79 место). Такое же значение индекса было у Эквадора и Пакистана.
  В 2002 году индекс был рассчитан для 102 стран. Значение индекса для России составило 2,7 балла (86 место). Такое же значение индекса было у Кот д"Ивуара, Гондураса, Индии, Tанзании и Зимбабве. В своей речи, посвященной публикации Индекса восприятия коррупции 2002 года председатель Трансперенси Интернешнл Питер Айген отметил, что: "Недавние шаги Президента Владимира Путина по проведению налоговой реформы и новых законов по борьбе с отмыванием денег демонстрируют возможность смягчения восприятия коррупции в России, но ИВК-2002 указывает, что России предстоит ещё длинный путь, так как она по-прежнему остается сильно коррумпированной страной, получившей наравне с Узбекистаном, Грузией, Украиной, Казахстаном, Молдовой и Азербайджаном менее 3 баллов из 10".
  В 2003 году индекс был рассчитан для 133 стран. Значение индекса для России составило 2,7 балла (79 место). Такое же значение индекса было у Мозамбика.
  В 2004 году индекс был рассчитан для 146 стран. Значение индекса для России составило 2,8 балла (90 место). Такое же значение индекса было у Гамбии, Индии, Малави, Мозамбика, Непала, Танзании. По словам Питера Айгена, прокомментировавшего полученные результаты, Россия, как и другие страны, имеющие крупные запасы нефти набрала низкий балл. "В этих странах система заключения государственных контрактов, связанных с нефтедобычей, пронизана коррупцией, в результате чего львиная доля доходов от производства и продажи нефти оседает в карманах менеджмента западных нефтяных компаний, посредников и местных чиновников", - отметил председатель Трансперенси Интернешнл. Руководитель российского отделения организации Елена Панфилова отметила, что положение России в рейтинге остается стабильным с 2000 года. По её словам, многочисленные реформы президента Путина никак не меняют мнения предпринимателей и экспертов о степени коррумпированности российской бюрократической машины.
  В 2005 году индекс был рассчитан для 159 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (126 место). Такое же значение индекса было у Албании, Нигера, Сьерра-Леоне. По мнению Елены Панфиловой, такая позиция России в рейтинге - национальный позор России[75]. Снижение рейтинга России она связывает с "огромным зазором между антикоррупционной риторикой на верхах и реальным положением бизнеса на местах"[76].
  В 2006 году индекс был рассчитан для 163 стран. Значение индекса для России составило 2,4 балла (121 место). Такое же значение индекса имели Бенин, Гамбия, Гайана, Гондурас, Непал, Филиппины, Руанда, Свазиленд.
  В 2007 году Трансперенси Интернешнл включила в свой рейтинг 180 стран. Значение индекса для России составило 2,3 балла (143 место). Такое же значение индекса имели Гамбия, Индонезия, Того. По мнению руководителя российского отделения организации Елены Панфиловой, в России существует "коррупционная стабилизация", вследствие чего позиции России в рейтинге не сильно меняются.
  В 2008 году индекс был вновь рассчитан для 180 стран. Значение индекса для России составило 2,1 балла (147 место). Такое же значение индекса было у Сирии, Бангладеш и Кении. В пресс-релизе Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл - Р" отмечалось, что "Индекс 2.1 является самым низким показателем России в ИВК за последние восемь лет. Ничего удивительного в этих данных нет, если учесть, что высочайший уровень коррупции в стране признается как простыми россиянами, так и высшим руководством страны. <...> ситуация с коррупцией в России достигла угрожающих масштабов. И эта угрозу можно отметить по всем фронтам: феномен коррупции поразил политическую и институциональную, экономическую, судебную и правоохранительную, образовательную и воспитательную сферы, сферу социальной защиты, медицинскую, инвестиционную сферы, сферу международной торговли и серьезно подрывает саму государственность России."
  В 2009 году Россия занимала в рейтинге организации Transparency International 146 место[77]. Согласно проведённому Трансперенси Интернешнл в 2009 году исследованию, мировой финансовый кризис подстегнул коррупцию: за последний год она выросла в мире на 9 %. В 2009 году говорилось, что коррумпированные чиновники и политики в развивающихся странах, в числе которых и Россия, ежегодно получают $20-40 млрд взяток, подсчитали в Трансперенси Интернешнл.[78].
  В 2010 году Россия заняла 154 место (всего исследованы 178 стран), получив 2,1 балла. В пресс-релизе Центра антикоррупционных исследований и инициатив "Трансперенси Интернешнл - Р", в частности, утверждалось: "... никаких кардинальных изменений не произошло. С коррупцией в нашей стране всё как было плохо, так плохо и осталось"[79]. Елена Панфилова заявила, что за год в России, фактически, ничего не поменялось, и добавила, что страны с рейтингом ниже трёх баллов следует считать находящимися в зоне очень высокой коррупции[80].
  В 2011 году был составлен "Индекс взяткодателей", подготовленный Transparency International, согласно которому при зарубежных операциях российские компании являются самыми коррумпированными из 28 исследованных стран[81].
  В 2011 году Россия улучшила свои позиции в рейтинге, получив 2,4 балла и поднявшись на 143 место (всего исследованы 182 страны).[72]
  Статистика коррупционой преступности
  По данным Следственного комитета Генпрокуратуры, количество зарегистрированных взяток увеличилось с 6700 в 2007 г. до 8000 в 2008 г. По данным МВД, в январе - августе 2009 г. зарегистрирован 10 581 случай взяточничества - на 4 % больше, чем год назад. При этом количество зарегистрированных взяток в крупном размере (свыше 150 000 руб.) увеличилось на 13,5 % до 219[78].
  По данным Генерального прокурора РФ Юрия Чайки, в 2009 году за дачу взяток было осуждено свыше 3,5 тыс. человек, за получение взятки - 2 тыс.[82]
  В 1995 году было зарегистрировано 4,7 тыс. случаев взяточничества, в 2000 году - 7,0 тыс., в 2005 году - 9,8 тыс. В 2006-2009 годах происходило ежегодное увеличение числа зарегистрированных случаев взяток, к 2009 году оно достигло пика в 13,1 тыс. Затем началось его снижение. В 2010 году число зарегистрированных взяток опустилось до 12,0 тыс., в 2011 году - до 11,0 тыс.[83][84]
  В январе-сентябре 2012 года в России было зарегистрировано 8,4 тыс. случаев взяток, что на 13 % меньше аналогичного периода 2011 года и на 29 % меньше аналогичного периода 2010 года.[85]
  Опросы общественного мнения
  Согласно опросам "Левада-центра", в 2005-2006 годах 50 % респондентов называли коррупцию в числе главных препятствий на пути экономического подъёма в России[86].
  В 2006 году ВЦИОМ провёл опрос, согласно которому отношение к мздоимцам смягчилось и значительная доля населения даже не считает коррупцию преступлением[87].
  Согласно опросу ВЦИОМ, проведённому в 2006 году, более половины опрошенных имеют личный опыт дачи взяток[88].
  Несовершенство уголовного законодательства
  Российское уголовное законодательство предусматривает наказание не только за дачу взятки за совершение незаконных действий, но и просто за дачу взятки. Статья 291 УК РФ гласит:
  Статья 291 УК. Дача взятки 1. Дача взятки должностному лицу лично или через посредника - наказывается штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет. 2. Дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействие) или неоднократно - наказывается штрафом в размере от семисот до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от семи месяцев до одного года либо лишением свободы на срок до восьми лет. Примечание. Лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.
  Таким образом, УК предусматривает наказание за дачу взятки даже в том случае, если дача взятки не ведет к совершению незаконных действий. Освобождение от уголовной ответственности за дачу взятки может наступить только в случае, если будет доказан факт вымогательства взятки.
  Комментарий к статье гласит "Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного сообщения о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки." Таким образом, даже человек, давший взятку под давлением, уже считается преступником и не может быть признан потерпевшим. Однако лицо освобождается от уголовной ответственности, если своевременно сообщит в правоохранительные органы о факте вымогательства с него взятки.
  Фиксировать факт дачи взятки правоохранителям неизмеримо проще, что называется "на себе", чем факт получения, при котором в сокрытии информации заинтересованы обе стороны и взяткодатель, и взяткополучатель.[источник не указан 30 дней]
  С другой стороны, несовершенство уголовного законодательства само по себе ведет к коррупции, поскольку позволяет судьям достаточно широко использовать свое "внутреннее убеждение". Так, с 10.08.2012 вступило в силу дополнение ст. 15 Уголовного кодекса РФ. В нее была введена часть 6. В соответствии с данной норма права судьи приобрели право изменять категорию преступления на менее тяжкую. Получается, что конкретный судья, исходя из своего внутреннего убеждения и размера взятки, может объявить то или иное убийство не особо тяжким, а тяжким. Такой приговор на многие годы предопределит судьбу осужденного: условия его содержания, право на условно-досрочное освобождение и т.д.
  Области распространения коррупции
  К сферам деятельности, которые по мнению некоторых подвержены коррупции в России, относятся:
  • таможенные службы: пропуск через границу запрещённых к перевозке товаров; возврат конфискованных товаров и валюты; занижение таможенных пошлин; просто отсутствие необоснованных задержек груза; необоснованные отсрочки таможенных платежей[64];
  • налоговые органы: невзимание налогов в полном объёме; возвращение НДС; "закрытие глаз" на налоговые правонарушения; непроведение контрольных мероприятий; вызванная конкурентами проверка и остановка производства;[89]
  • правоохранительные органы: возбуждение и прекращение уголовных дел, а также направление их на дополнительное расследование; отсутствие законного наказания за правонарушения различной тяжести;[90]
  • бюрократия: взятки за оформление справок, разрешений, прочих документов; создание аффилированных коммерческих фирм, ускоряющих за дополнительную плату оформление документов;[91] (основная статья)
  • борьба с коррупцией: иногда является прикрытием для воровства средств, выделенных на её реализацию;
  • ВУЗы: покупка и продажа дипломов; завышение результатов экзаменации; поступление в ВУЗ людей с недостаточным уровнем знаний[92].
  По утверждению "Новой газеты", из 35 министерств и ведомств России экспертно установлена пятёрка наиболее коррумпированных[93]:
  1. Министерство обороны (а также подведомственный ему Спецстрой);
  2. Министерство транспорта (а также подведомственный ему Росавтодор);
  3. Министерство экономического развития (и особенно подведомственное ему Росимущество и Росреестр);
  4. Министерство здравоохранения и социального развития (а также подведомственный ему Роспотребнадзор);
  5. Министерство финансов (в первую очередь его Департамент бюджетной политики, а также подведомственные ему Росстрахнадзор и Федеральное казначейство).
  Независимый годовой отчет всероссийской антикоррупционной общественной приемной Чистые Руки
  
  ( отрывочно )
  
  Коррупция в России: Независимый годовой отчет всероссийской антикоррупционной общественной приемной Чистые Руки
  
  17 августа 2010 г.
  Ассоциация Адвокатов России за Права Человека
  Доклад
  02 июля 2009 - 30 июля 2010, Москва
  Данный доклад основан на жалобах и обращениях, поступивших в приемную ЧИСТЫЕ РУКИ изо всех регионов России по телефонам "горячей линии" (495)968-30-44 и 923-34-98, по факсу (495)916-75-85, по электронной почте, почтовым сообщением, курьерской почтой.
  
  Составители доклада являются независимыми экспертами, специалистами в своей области, и не преследуют никаких политических целей, не имеют никаких личных симпатий или неприязненных отношений к лицам, упоминаемым в настоящем докладе.
  
  В период со 02 июля 2009 года по 30 июля 2010 года в приемную поступили и были обработаны специалистами 6 589 обращений, среди которых телефонные звонки, письма, телеграммы, обращения через электронную почту, факс и личный прием.
  
  Специалисты приемной ЧИСТЫЕ РУКИ используют 3 классических метода в своей работе:
  
  - своевременное привлечение внимания гражданского общества к проблемам. Аналитики общественной приемной тщательно прорабатывают жалобы: если подозрение на коррупцию подтверждается конкретными доказательствами, то материалы передаются на следующую ступень;
  - привлечение внимания СМИ к имеющим место доказанным фактам коррупции: проведение пресс-конференции, съемки репортажей, интервью на радио и ТВ.
  - общественное влияние на власть с целью наказать коррумпированного чиновника или коррумпированного представителя правоохранительных органов.
  
  В данном докладе подробно изложены результаты проделанной работы, причины коррупции на различных уровнях власти, проблемы правоохранительных органов, описаны коррупционные схемы, приведены конкретные примеры и детали обращений граждан с жалобами на коррупцию. Обращения граждан РФ были проанализированы, по ряду жалоб имеются документальные подтверждения коррупционных схем.
  
  В ходе работы приемной ЧИСТЫЕ РУКИ в указанный период продолжилось сотрудничество с правоохранительными органами по противодействию коррупции. При этом мы столкнулись и с противодействием со стороны органов государственной власти.
  
  В докладе за указанный отчетный период подробно описаны пути решения проблем противодействия коррупции и рекомендации по устранению причин ее появления.
  
  2. Коррупция в судах
  
  Жалобы, поступившие в приемную, на деятельность судов за отчетный период составили 34, 6%.
  
  Согласно содержанию жалоб граждан, повсеместно установилась система посреднических услуг через так называемых "черных адвокатов", которые берут на себя "труд" уладить дело с конкретным судьей за определенное вознаграждение. При этом чаще всего "черными адвокатами" являются родственники, друзья судей. Как правило, коррупционная схема выстроена следующим образом: "черный адвокат"- судья / помощник судьи. Конторы "черных адвокатов" обычно расположены рядом с судами. Судьи рекомендуют гражданам своих адвокатов, "чужие" адвокаты притесняются: судья недвусмысленно намекает на необходимость смены адвоката, создает административные барьеры при подаче иска в суд. Если сторона не привлекает "черного адвоката", то обычно проигрывает. Прикрывается описанная схема Председателем суда, собирающим "дань" со всех судей, а часть денежных средств, как правило, ежемесячно передается Председателю суда региона субъекта РФ, который имеет "своих" лоббистов-судей в Верховном суде РФ.
  
  Сама схема сложно доказуема с точки зрения доказуемости самой потерпевшей стороной, так как судебный процесс, по закону, состязательный и незаконность самого решения не доказывает факта коррупции, а является лишь косвенным подтверждением. Сторона не имеет процессуальных прав установки наблюдения за судьями и т.п., так как это входит в обязанность правоохранительных органов, Следственного комитета, Прокуратуры и ФСБ. Иными словами, факт коррупции доказать практически невозможно. При этом руководство Следственного комитета, Прокуратуры и ФСБ на местах стараются сохранить тесные отношения с Председателями судов, которые в дальнейшем ими используются в коррупционных целях самого же руководства правоохранительных органов.
  
  Жалобы на коррупцию в судах для пострадавшего в 99% случаев заканчиваются ответом, что суд независимый и правоохранительные органы не имеют права вмешиваться в дела суда, либо санкциями в отношении потерпевшего - вплоть до привлечения к уголовной ответственности за клевету, с тем, что отвечать человеку придется перед тем же судом, который он ранее обвинил в коррупции.
  
  Однако существуют исключения, когда коррупционные схемы имеют доказательную базу. В этом отношении, по сути, бесценной, является информация о коррупции в судах и применяемых схемах, от самих работников судов.
  
  Однако, в России распространено не только отрицание наличия коррупции в судебной системе, но и отсутствует программа противодействия коррупции в данной сфере.
  
  Как показывает практика, необходимость в такой программе назрела давно. Однако важнее самого появления программы ее содержательная часть, раскрывающая реальные причины коррупции, такие как, зависимость и закрытость судебной системы. В этой связи хотелось бы напомнить о недавнем предложении Председателя Высшего Арбитражного суда Антона Иванова о введении прямых трансляций прямо из зала суда. По мнению Иванова, он-лайн трансляции сделают заседания открытыми и вызовут широкий общественный резонанс.
  
  По мнению специалистов приемной ЧИСТЫЕ РУКИ, открытые судебные заседания необходимо вводить не только в теории, но и на практике. К сожалению, в России практикуется массово, в нарушение российского законодательства, проведение закрытых судебных заседаний, что позволяет допускать многочисленные нарушения. В первую очередь, если говорить об открытости судебных заседаний, то необходимо начинать с заседаний высших судебных инстанций, где решаются вопросы по особо важным проблемам общества и государства. В странах с развитой правовой системой, например, США, Англия, открытость судебных заседаний высших судебных инстанций гарантируется не только законодательством, но и реализуется на практике. Например, в США заседания Верховного суда можно увидеть на телевидении - заседания транслируются на весь мир и любой желающий может ознакомиться с работой суда в режиме реального времени. Более того, для трансляции заседаний созданы государственные каналы, как, например, "Голос Америки". Прозрачность рассмотрения дел высших судебных инстанций позволяет обществу контролировать судебную систему, не позволяя воздействовать на нее или иным образом совершать злоупотребления в органах судебной власти. Однако мы считаем, что в ближайшее время инициатива Антона Иванова может столкнуться с серьезным противодействием внутри самой судебной системы, хотя введение прямых трансляций заседаний высших судебных инстанций является исторической неизбежностью, к которой Россия, равно или поздно, должна прийти. Важно отметить что, сформировавшееся современное судейское сообщество, в силу сложившихся традиций, мировоззрения и правосознания, не в состоянии принять за основу своей деятельности принцип независимости судебной власти. По этой причине необходима массовая кадровая чистка судейского состава. Только путем полной смены судейского состава в течение нескольких лет, по нескольку раз, можно ликвидировать сложившиеся связи, ликвидировать коррупционную систему отношений и круговую поруку. При этом необходимо обеспечить постоянную кадровую ротацию судей по регионам страны при одновременном реформировании системы материального обеспечения судебной власти.
  
  К сожалению, при декларируемой независимости судебной власти в России, формально и фактически, судебная власть находится в зависимости от исполнительной через систему материального обеспечения. Тем самым нарушается принцип системы сдержек и противовесов ветвей власти, обеспечивающий основу деятельности государства.
  
  3. Коррупция в правоохранительных органах
  
  За отчетный период количество жалоб на деятельность правоохранительных органов составило 65, 4 % от общего числа жалоб.
  
  Напомним, что в прошлом году количество жалоб на правоохранительные органы составляло не более 12%.
  
  Кроме того, изменения коснулись и качества нарушений. Специалисты приемной ЧИСТЫЕ РУКИ отмечают рост неэффективности работы правоохранительных органов, т.е. при очевидных нарушениях основных прав и свобод граждан бюрократическая машина не работает, соответственно, не работают и законы, которые гарантируют не только защиту прав и свобод, но и безопасность человека. Следовательно, отмечается рост вакуума власти, который заполняется беспределом правоохранительных органов и резким ростом коррупции в органах государственной власти различных уровней.
  
  Специалисты приемной ЧИСТЫЕ РУКИ обращают внимание, что жалобы, поступающие в приемную, на сотрудников правоохранительных органов можно разделить на 2 вида.
  Первый - это жалобы на бездействие правоохранительных органов при очевидности фактов коррупции, второй - жалобы на активное участие правоохранительных органов в коррупционных схемах.
  В процентном соотношении жалобы обоих видов делятся примерно 50 на 50.
  
  Также резко увеличилась и пропасть сформировавшаяся между обществом и государством. Напомним, что несколько лет назад при правоохранительных органах были созданы Общественные советы, которые обладали рекомендательными полномочиями. В итоге выполнение рекомендаций общественных советов на практике сводятся на нет. Основные причины - две системные проблемы внутри правоохранительных органов - высокая коррумпированность и крайне низкое материальное обеспечение.
  
  В результате формируется видимость диалога между обществом и государством, а попытки введения реального гражданского контроля сводятся на нет.
  
  В результате бесконтрольной деятельности правоохранительной системы происходят массовые нарушения, носящие характер беспредела.
  
  Кроме того, необходимо отметить, что слияние криминала и правоохранительных органов носит повальный характер. Основываясь на информации, поступившей в приемную, как от простых граждан, так и действующих сотрудников правоохранительных органов, для назначения на ключевые посты в правоохранительных органах, в первую очередь, необходимо пройти согласование с криминалом. "Трудоустройство" стало бизнесом правоохранительных органов: например, устройство помощником прокурора в одну из районных прокуратур может обойтись не менее 10 000 тысяч долларов США. Трудоустройство сотрудником в одно из отделений ГИБДД может обойтись не менее 50 000 долларов США.
  
  Соискателей не пугает крайне низкое материальное обеспечение сотрудников правоохранительных органов, так как фактически, правоохранительная деятельность превращена в так называемый "правоохранительный бизнес", где можно сколотить капитал. Критерием престижности профессии стала не правоохранительная деятельность, а коррупционная стабильность выбранной профессии.
  
  С 2010 года отмечается всплеск популярности специализированных институтов при правоохранительных органах. Если в прошлом году конкурс отсутствовал, то с 2010 года конкурс, в такого рода учебные заведения, составил в среднем 17 человек на место.
  
  Кроме того, на основании имеющейся в распоряжении специалистов приемной ЧИСТЫЕ РУКИ информации из обращений граждан, был сформирован рейтинг самых коррупционных должностей в правоохранительной системе.
  
  1. Коррупционеры - в руководстве оперативных подразделений, оперативники в основном (ОБЭП, ФСБ, ФСКН), в чью обязанность входит проверка экономической сферы или борьба с организованной преступностью. Деятельность, в которой основной уклон делается на, так называемое, "крышевание" предпринимателей, рейдерство, приносит доход, как правило, не менее 20 тысяч долларов США в месяц. Данная группа имеет тесные и непосредственные контакты с криминалом и осуществляет, так называемую, "грязную работу" для своего руководства, являющегося организатором и основным получателем дивидендов.
  2. Коррупционеры - прокуроры занимаются "крышеванием" предпринимателей, криминала, как правило, доход в этой сфере составляет не менее 10 000 долларов США в месяц.
  3. Коррупционеры - инспекторы ГИБДД, чей месячный доход составляет от 5 тысяч долларов США.
  4. Коррупционеры - дознаватели - от 3 тысяч долларов США.
  5. Коррупционеры - участковые - от 2 тысяч долларов США, при этом основным источником дохода являются нелегальные мигранты.
  6. Коррупционеры - ППС от 1 тысячи долларов США за счет нелегальной торговли и нелегальной рекламы.
  
  Повальный беспредел в правоохранительной системе порождает все более извращенные формы его проявления. Например, происходят криминальные разборки под видом кампании по борьбе с коррупцией, а мнимые борцы с коррупцией получают государственные поощрения и повышения.
  
  Если раньше основной целью "оборотней в погонах" были предприниматели, то в последнее время бандиты не прочь поживиться и за счет простых людей. В последнее время мы отмечаем всплеск преследований против простых граждан, у которых есть хоть какое-то имущество или они являются просто раздражающим фактором для сотрудника правоохранительных органов.
  
  Бесконтрольность системы позволяет оказывать давление также и на СМИ.
  
  Стало обыденным, когда сотрудники правоохранительных органов любого уровня позволяют себе оказывать давление на федеральные СМИ с целью цензуры.
  
  Издания, позволившие проигнорировать цензуру, подвергается проверкам, а журналисты - провокациям, фабрикациям уголовных дел, физическому устранению. Так, в деле Артема Фролова на журналистку одной из московских газет сотрудники милиции оказывали давление, закончившееся для нее увольнением из издания, где женщина проработала более 10 лет.
  
  Аналогично и гражданские организации, позволившие себе выступить против беспредела правоохранительных органов, подвергаются различным формам преследования.
  
  Все это свидетельствует о том, что Россия находится на начальной стадии формирования тоталитарного режима, основанного на полном слиянии криминала и силовых структур.
  
  Также в приемную ЧИСТЫЕ РУКИ поступают жалобы и от сотрудников правоохранительных органов. Отмечаем, что жалобы от самих сотрудников правоохранительных органов составляют около 0.1% от общего числа жалоб. Необходимо отметить, что сотрудникам правоохранительных органов, согласно действующему законодательству, запрещено публично выходить с критикой своего руководства, проводить какие-либо забастовки и т.д. Но даже несмотря на эти запреты, есть представители правоохранительных органов, готовые обращаться в гражданские организации для защиты собственных прав.
  
  Важно отметить, что в период с сентября 2009 года до марта 2010 года можно было наблюдать следующую тенденцию: рост протестных настроений среди сотрудников правоохранительных органов. В частности, сотрудники правоохранительных органов записывали собственные видеообращения к гражданам России и руководству страны, в которых рассказывали об используемых коррупционных схемах, о том, как руководство правоохранительных органов откровенно отдает приказы, заведомо носящие незаконный или коррупционный характер. Однако после введения моратория на прием сотрудников в органы внутренних дел и заявления о начале процедуры сокращения сотрудников протестные настроения переросли в страх. Большинство сотрудников правоохранительных органов, особенно милиции, предпочитают кулуарно обсуждать свои проблемы, не вынося их на суд общественности или в СМИ. Однако напряжение и раздражительность в правоохранительных органах продолжает расти, что непосредственно сказывается на степени агрессии в отношении рядовых граждан, что вызывает ответную реакцию у общества. В мае 2010 года в Приморском крае сформировалось партизанское движение, выступающее против коррупции и пыток в правоохранительных органах. Несмотря на то, что гражданское сопротивление было мгновенно подавлено, цепная реакция появления аналогичных явлений в ряде регионов России демонстрирует, что в правоохранительных органах зреет серьезный внутренний кризис, а такого рода гражданские явления - неизбежная ответная реакция общества на агрессию правоохранительных органов, коррупцию и беспредел.
  
  Слияние криминала и правоохранительных органов, коррупция, подрывают авторитет государственной власти и подкрепляют мнение граждан о том, что органы государственной власти направлены не на защиту прав и свобод граждан, а на защиту криминала, пресечение всякого рода осуждения коррупции, критики власти, тем самым подталкивая общество ко все более агрессивным формам проявления несогласия. Одна из форм выражения - рост сепаратистских настроений в обществе. Власть сама усугубляет и без того опасную ситуацию, вмешиваясь в деятельность оппозиции и гражданских организаций, подавляя лидеров и сторонников оппозиции, критикующих власти. Растущий протест против власти не находит выхода в общероссийском масштабе, так как отсутствуют силы, способные объединить протестные настроения в рамках всей России. При этом мнение населения о правоохранительных органах достигло критической точки: как показывают многочисленные опросы, партизанское движение в России встретило сочувствие у большинства населения.
  
  При этом ситуация обостряется и еще одной системной проблемой правоохранительных органов - это каждое прекращенное дело, которое является и "минусом" в работе, и упущенными "звездочками" на погонах руководства. Даже если дело прекращается, оно откладывается, и человек попадает в кабалу, потому что неясно, когда к этому делу снова вернутся. Как правило, оправдательный приговор маловероятен, если дело попало в суд.
  
  Работа сотрудников правоохранительных органов направлена не на объективное, всестороннее и полное расследование дела, а на гарантированное осуждение человека. Система направлена на то, что проще осудить человека, особенно того, кто не может себя защитить.
  
  В случае вынесения оправдательного приговора все сотрудники подвергаются проверкам, наказаниям.
  
  Более того, сотрудникам правоохранительных органов негласно запрещено возбуждать уголовные дела против высокопоставленных чиновников, крупных предпринимателей. Зачастую подобного рода дела возбуждаются в случае, так называемого, политического или коммерческого заказа тех или иных структур. Такого рода уголовные дела возбуждаются по приказу руководства либо региональных подразделений, либо федерального уровня.
  
  И наоборот, когда существуют неопровержимые доказательства вины высокопоставленных чиновников и олигархов, уголовные дела не возбуждаются.
  
  Поэтому прежде чем, начинать борьбу с чиновничьей коррупцией необходимо навести порядок в правоохранительной системе, и первую очередь ликвидировать коррупцию в самих правоохранительных органах. С учетом мирового опыта, только путем проведения кадровой чистки среди представителей правоохранительных органов, осуществлением нового набора должностных лиц и обеспечения постоянной ротации представителей правоохранительных органов по регионам РФ с ограничением срока работы в регионе до одного года, при одновременном повышении материального и социального обеспечения нового состава правоохранительных органов можно ликвидировать укоренившиеся коррупционные связи, круговую поруку и, как следствие, добиться успеха в борьбе с коррупцией. Подчеркиваем, что мы ведем речь не только о коррупции в милиции и прокуратуре, но и коррупции среди сотрудников спецслужб, являющейся неотъемлемой частью правоохранительной системы. Именно, со спецслужб необходимо начинать реформирование правоохранительной системы.
  
  При этом необходимо внести изменения и на законодательном уровне в уголовное и административное законодательство: ввести уголовную ответственность за предложение дачи взятки и согласие принять взятку. Напомним, что указанное деяние, согласно действующему российскому законодательству, не подлежит ответственности.
  
  Так же, важным элементом в борьбе с коррупцией является стимулирование антикоррупционного поведения путем введения института защиты прав потерпевших от коррупции. Для этого в России необходимо разработать законопроект о защите и неприкосновенности сотрудников правоохранительных органов, работников судов, иных органов власти, заявивших о ставших им известными фактах коррупции в ходе профессиональной деятельности.
  
  4. Коррупция и криминал
  
  Прежде чем говорить о ситуации с криминалом в современной России, необходимо обратиться к истории развития этого явления в России. Понятие правопорядка в российской государственности возникло на основе формирования Московского княжества. Ни для кого не секрет, что история становления именно Московского княжества после ослабления татаро-монгольского ига основывалась на принципе насилия и грабежа соседних территорий и постепенного образования именно московской государственности в возникшем вакууме власти ослабевшего татаро-монгольского ига. Само образование Московского княжества для татаро-монгольского ига являлось криминальным порождением, однако в тех условия только путем насилия можно было сконцентрировать ресурсы для сопротивления слабеющему, но еще могущественному игу. Как раз благодаря этому насилию, грабежам и разбоям удалось завладеть ресурсами и объединить земли в формирующееся Московское княжество и в последующем, с образованием Российской Империи, использовались далеко не гуманные методы. Именно в тот период использование криминала как механизма сдерживания внутреннего и внешнего врага и получило свое развитие. Криминал как явление сохранялся в течение нескольких столетий, но постепенно его влияние ослабевало пропорционально развитию российской государственности и монархического правопорядка. В результате криминал стал внесистемным элементом, использовавшимся в редких случаях как инструмент государственного воздействия на, те или иные процессы, политической или общественной жизни. Роль криминала была сведена к минимуму. Однако нестабильность, возникшая в период гражданской войны, вновь сделала криминал системным явлением для российской государственности. Отсутствие стабильности сформировавшегося режима большевиков подталкивало их к использованию различных механизмов для управления общественно-политическими процессами в стране. Соответственно, не учитывать роль криминала было невозможно, поэтому на уровне НКВД (спецслужб), с учетом сохранившихся традиций подпольной борьбы большевиков, криминал стал использоваться как механизм укрепления власти, удержания ее и политической борьбы. В том же было заинтересовано контрреволюционное движение, ведущее подпольную борьбу с режимом и осознававшее, что без криминальных методов сопротивление режиму невозможно. Таким образом, криминал получал мощный импульс к развитию, и в 20-е годы 20 века криминал вернулся как системное явление российской государственности. Некоторые традиции и принципы, которые были заложены в тот период, сохраняются и до настоящего времени. Отсюда и понятия "общака", "дани", "воров в законе" и т.д. В последующем, с укреплением режима, роль криминала была сведена к минимуму, но в силу нестабильности самого режима, криминал все же оставался системным явлением. Фактически к тому времени рыночные отношения являлись нелегальными и, как следствие, полностью контролировались криминалом. Иными словами, любой участник рыночных отношений являлся частью криминального мира, где необходимо было платить "дань" в "общак", где были свои понятия и законы. С постепенным ослаблением режима росло и влияние криминала как явления. В результате рыночные отношения, которые зарождались, попадали в поле зрения и интересов криминала. Так, при переходе к рыночной экономике пропорционально возросла и преступность, а увеличение оборотов рыночной экономики сопровождалось ростом криминала. В результате неизбежным стало появление неконтролируемых единой системой криминала отношений, что привело к явлению, известному нам как "криминальные разборки", получившему распространение в эпоху 90-х, когда криминальная система в виду ее масштабов стала крайне нестабильной. В криминальном сообществе возник раскол, появились этнические преступные группировки, появились, так называемые "беспредельщики". Возникла реальная угроза исчезновения криминала как системного явления для государства. Более того, развал советского союза также оказал существенное влияние на утрату системности криминала. В период с1991 до середины 1993 года ситуация для криминала была крайне негативная, так как у государства не было интереса к криминалу, что также наносило серьезный удар по системности этого явления и вызвало всплеск "криминальных разборок". Однако политический кризис, возникший в 1993 году между парламентом и Президентом Б. Ельциным подтолкнул последнего к пересмотру своих ориентиров. Если ранее в течение двух лет интерес у исполнительной власти был к мнению граждан России, т.е. власть была ориентирована на народ и изменение его настроений, и соответственно, политическая система была построена на мнении народа, на выборе народа, то в период политического кризиса исполнительная власть стала ориентироваться на силовые структуры как гарантию удержания власти. Однако современные реалии требовали для стабильности политической системы народовластия, т.е. обеспечения возможность человеку свободно выбирать свою власть и определять судьбу своей страны. Та политическая система, которая сформировалась после кризиса 1993 года, заложила иные принципы построения власти: принципы силы и страха. Возникшая нестабильность политической системы подтолкнула ее к возрождению роли криминала. Сохраняя советские традиции, силовые структуры в лице спецслужб стали постепенно возвращаться к привычным схемам использования криминала как механизма удержания власти, укреплении и политической борьбы. Однако было одно существенное отличие, что это были не 20-годы, а конец 20 века, и что в основу экономических отношений были положены не советские принципы, а принципы коммерческой выгоды. В результате начался, неизбежный в этом случае, процесс использования криминала не только в политических целях, но и экономических. Криминал стал экономическим инструментом в силовых структурах, так называемых, "приближенных". Все мы помним волну приватизации, массовую скупку государственного имущества, что неизбежно привело к появлению олигархического государства и концентрированию капитала в руках ограниченного круга лиц, полностью подконтрольного силовым структурам, что привело, в свою очередь, к постепенному приходу к власти в стране силовиков. Появились первые разоблачения силовиков и за этим последовали убийства, как, например, убийство журналиста Дмитрия Холодова, появились и первые нераскрытые убийства, как убийство Владислава Листьева, убийства под видом криминальных разборок, как в случае с Галиной Старовойтовой, гибель известных людей при странных обстоятельствах. Среди таких людей Святослав Федоров, Артем Боровик, Юрий Щекочихин, Александр Лебедь, Михаил Евдокимов, Лев Рохлин, Анна Политковская и т.д. Практически с политического олимпа исчезли все самостоятельные и независимые политики, журналисты с собственной твердой политической позицией. Фактически криминал стал удобным инструментом в руках спецслужб. Другой яркий пример, конфликт в Абхазии, когда криминал используется для финансирования сторонников независимости Абхазии. В таких условиях криминалу готовы простить все, за исключением одного - угрозы самой власти.
  
  Однако внутри современного криминального сообщества существуют противоречия, вызванные использованием криминала как механизма политической борьбы в противостоянии иным политическим системам, сформированным и работающим по другим принципам. Так, например, с приходом к власти в Грузии Михаила Саакашвили против него развернулась подпольная борьба. Безусловно, то большое количество этнических грузин, которые имели отношение к криминалу, должны были, по мнению нынешней российской власти, стать одним из механизмов политической борьбы против Саакашвили. Однако в данном случае спецслужбы России и в целом власти России допустили существенную ошибку: не учли, что политическая система Грузии претерпела существенные изменения и в основу ее легли принципы народовластия, и грузинский криминал перестал быть системным явлением для грузинского государства, роль криминала была сведена к минимуму. В результате в Грузии одни из самых низких уровней преступности и коррупции. Однако, не понимая, почему грузинский криминал, община, находящаяся в России, не в состоянии повлиять на внутриполитические процессы Грузии, их поведение было расценено российскими властями как игнорирование их интереса в политической борьбе против Саакашвили. Соответственно, развернулась кампания против грузинского криминала на территории России. Все мы помним эти события в 2006 году. Поняв собственный просчет Российские власти, остановили кампанию, однако грузинским криминалом были утеряны позиции, которые они попытались восстановить и до настоящего времени этот конфликт так и не разрешен внутри криминального сообщества, что привело к новому витку конфликта интересов криминалитета.
  
  Еще одной особенность является то, что криминал в России подпитывается экономической заинтересованностью чиновников и бизнеса в криминале - согласно российскому законодательству в течение года гражданин России может вывезти не более 10 000 долларов. Однако объем чистого оттока капитала из РФ по итогам I квартала 2010 года составил 12,9 млрд долларов, а по итогам 2009 года отток составил 56,9 млрд долларов, напоминает ЦБ. У нынешней сформировавшейся политической системы, как показывает пример, имеется устойчивый экономический интерес к криминалу. При этом имеется определенная внешняя экономическая заинтересованность, так как многие банки, государства заинтересованы в инвестициях. Однако сложившаяся система крайне нестабильна и представляет угрозу, делая беззащитными всех ее участников ...
  
  5. Коррупция и платные дороги
  
  Все мы знаем, что приватизация затронула практически все сферы нашей экономики. Однако приватизация имеет свои пределы и заканчивается там, где начинаются общечеловеческое достояние и ресурсы, которые не могут быть приватизированы в силу естественного общего обладания ими и невозможности индивидуализации принадлежности этого блага отдельным людям. Под общим достоянием следует понимать те естественные ресурсы, без которых невозможны жизнь человека и его свободное существование в мире. К общему достоянию и естественным благам относятся воздух, пресная вода, леса, водоемы, дороги, улицы и т.д. А в обязанность государства входит обеспечить каждого жителя страны равной возможностью пользоваться указанными благами.
  
  Однако желание собственного обогащения в России доходит до реализации неразумных и утопических инициатив.
  
  Одним из таких примеров является строительство пунктов взимания платы на существующих федеральных трассах и превращение общего блага свободного передвижения в привилегию. Практически происходит приватизация общего достояния - сети автомобильных дорог, построенных на деньги налогоплательщиков. Предложенная инициатива устанавливает для гражданина вторую оплату за передвижение по стране, помимо налогов.
  
  Поясним.
  
  Такая политика возвращает Россию в средние века: во всем мире количество платных трасс сокращается и составляет в среднем не более 1% от общего числа дорог. В России же федеральные трассы передаются в распоряжение монополисту, чьи полномочия безграничны и создают широкие возможности для коррупции.
  
  Утвержденные Правительством РФ "Правила оказания услуг по организации проезда транспортных средств по платным автомобильным дорогам общего пользования федерального значения, платным участкам таких автомобильных дорог", позволяют дорожным операторам фиксировать проезд, фотографировать машину и водителя за рулем, а также запрещать проезд должникам.
  
  Утвержденные Правительством РФ правила проезда по платным дорогам нарушают 8 статью Конституции РФ, гарантирующую единство экономического пространства и свободное перемещение товаров и услуг, а также часть 1 статьи 27 Конституции РФ, гарантирующей гражданам право свободно передвигаться.
  
  Обращаем ваше внимание, что невозможность свободного передвижения по России вызовет неизбежные процессы децентрализации, разрыв экономических и политических связей, что неминуемо приведет к росту сепаратистских настроений в обществе и, как следствие, угрозе развала России.
  
  Более того, желание личного обогащения в данном случае становится выше интересов граждан и российской государственности. По нашим прогнозам, это приведет к массовым нарушениям прав собственности простых граждан, проживающих вдоль федеральных трасс и вблизи будущих пунктов взимания платы. Фактически, прилегающая к трассе территория оказывается под угрозой рейдерских захватов с целью использования земель для развития дорожной коммерческой инфраструктуры за счет собственности простых граждан. Также, по нашим прогнозам, неограниченные полномочия государственного монополиста, заинтересованность крупных финансовых группировок, в том числе и преступных, в доступе к придорожным инфраструктурам, включая незаконную деятельность (продажа наркотических средств, проституция, иные незаконные развлечения) приведут к резкому росту коррупции в данной сфере с целью захвата придорожной территории и дальнейшему контролю над ней. Это приведет к массовому нарушению прав собственности, неприкосновенности жилища, убийствам, поджогам и уничтожению имущества, будут грубо нарушены экологические права, санитарные нормы и т.д.
  
  При этом будут активно использоваться механизмы коррупции в правоохранительных органах, судебной системе с целью незаконного захвата собственности, незаконного выселения граждан без каких-либо компенсаций, принуждение к отчуждению собственности, создание невыносимых условий для проживания, в случае выкупа будет использоваться целенаправленное занижение стоимости собственности.
  
  Противоречия в законодательстве по вопросам землепользования будут трактоваться в пользу монополиста или заинтересованных финансовых групп.
  
  С риском потери собственности, несмотря на наличие всех необходимых правоустанавливающих документов, столкнутся около двух миллионов граждан, чья собственность расположена вдоль трасс, а пострадают от незаконных действий монополистов и финансовых групп - от пяти до семи миллионов человек.
  
  В целом, в случае установки пунктов взимания платы по всей России будут нарушены права и свободы около 35 000 000 граждан, активно передвигающихся по стране. В итоге же пострадают более 44 000 000 человек.
  
  Необходимо отметить, что по нашим расчетам, общий оборот от платных дорог будет достигать 145 миллиардов долларов США в год.
  
  С учетом всех расходов и издержек на дорожное хозяйство средняя чистая прибыль от платных дорог составит около 100 - 105 миллиардов долларов в год.
  
  Из материалов следует, что годовая прибыль от введения платных дорог равна годовым доходам от продажи российской нефти. Естественно и появление финансовых групп, криминала, готовых присоединиться к новой "кормушке".
  
  За порядок нововведения, за разработку ответственность полностью ложится на правительство РФ как инициатора введения платных дорог в России.
  
  Цена погони за сверхприбылями - крайне негативные социально- экономические и политические последствия для России.
  
  6. Коррупция и земельные отношения
  
  В своем докладе специалисты Всероссийской Антикоррупционной Общественной Приемной ЧИСТЫЕ РУКИ раскрывают 7 основных коррупционных схем при обороте земель. Данные схемы применяются практически во всех регионах РФ.
  
  Основной проблемой является высокая степень коррумпированности правоохранительных органов, представители которых (на уровне руководства) сами участвуют в той или иной степени при обороте земель.
  
  Схемы, приведенные в докладе, раскрыты на примере конкретных ситуаций, носящих наиболее яркий характер выражения.
  
  7. Коррупция и гражданское общество
  
  Всероссийская Антикоррупционная Общественная Приемная ЧИСТЫЕ РУКИ провела независимый мониторинг современного состояния гражданского общества в России.
  По данным мониторинга, один из пороков, разъедающих не только чиновничьи круги, но и собственно гражданское общество - коррупция.
  
  Напомним, что на развитие демократии и защиту прав и свобод человека в России только в 2009 году из различных зарубежных и российских источников были выделены следующие средства:
  
  - Европейская комиссия - 4 684 557 евро;
  - Общественная палата РФ - 1 млрд. 500 млн. рублей
  - Правительство США - 29 млн. долларов.
  
  Но между финансированием из зарубежных и внутренних источников существует принципиальное отличие: отследить соотношение выделенных из российских источников средств и качества, эффективности реальной общественной деятельности в России легче, и в этом случае "утекает" около 1/3 средств. Работу по грантам, предоставленным зарубежными организациями - проверить сложнее. В результате до 90% выделенных средств оказываются присвоены грантополучателями, а зарубежные организации получают регулярные типовые отчеты о проведенных мероприятиях, акциях, пикетах. "Грантовых воров", специализирующихся на работе с западными грантами, распознать несложно. Чаще всего такие организации выступают с шумными комментариями по незначительным, иначе говоря, безопасным поводам, участвуют в конференциях, куда приглашаются только члены самой же организации либо люди, формально являющиеся членами других организации, а фактически одной аффилированной. Практически все выдвигаемые предложения и инициативы являются популистскими - реальной работы не проводится.
  
  Еще одна отличительная черта "грантовых воров" - сотрудники таких организаций проводят практически весь отпускной период, а иногда и годы, в заграничных поездках, выкладывая в сеть Интернет отчеты о впечатлениях и количестве выпитого алкоголя. Наглость "грантовых воров" не имеет границ: заказываются дорогие номера в отелях, роскошные банкеты, дорогая сувенирная продукция, нанимаются дорогие автомобили. Более того, под одно мероприятие могут быть списаны средства с нескольких грантов. При этом один грантодатель может быть не в курсе, что мероприятие уже профинансировано другим грантодателем. Кроме того, зачастую подделываются чеки, квитанции: для этого привлекаются коммерческие фирмы, где "официально" проводятся несуществующие оплаты. После таких мероприятий "грантовые воры" совершают дорогостоящие покупки, делают ремонты квартир, приобретают недвижимость.
  
  Возникает ряд вопросов: находится ли время оказать реальную помощь людям, как найти при такой степени "занятости" время выслушать человека, разобраться в ситуации, вникнуть в детали дела? Количество обращений в любую общественную организацию велико, а внимательное общение с каждым человеком занимает не менее 40 минут. Вызывает сомнение и отбор сотрудников, ведущих прием: среди них практически нет специалистов, кроме того, известны случаи, когда прием граждан в организациях, осуществляют люди идеологически несовместимые заявленным принципам общественной организации.
  
  Зачастую "грантовыми ворами" движет страх, что реальные результаты "работы" окажутся известны зарубежным коллегам и финансирование прекратится. По неофициальной информации, среди получателей грантов существует жесткая конкуренция. В этом случае лучшая защита - нападение: появляются огульные обвинения коллег в некомпетентности, личные оскорбления, распространяется дезинформация среди зарубежных организаций с целью опорочить коллег, попытаться лишить их поддержки. Известны случаи, когда "грантовые воры" прибегают к незаконным методам устранения конкурентов, используя профессиональные ресурсы: фабрикация уголовных дел, фальсификация документов, клевета, информационные атаки.
  
  К сожалению, в России сложилась практика расхищения денежных средств неправительственными организациями. И это тоже очень серьезная проблема: с одной стороны количество организаций в России сокращается и необходимо стимулировать их появление, так как без гражданского контроля победить коррупцию невозможно, но с другой стороны нужно учитывать, что необходимо отладить механизм контроля за использованием грантовых средств, выделяемых некоммерческим организациям. Мы не призываем обращаться в правоохранительные органы, так как в России это невозможно, в результате мы можем получить ликвидацию гражданских институтов под видом борьбы с коррупцией. Речь идет о большем финансовом контроле со стороны грантодателя и тщательном отборе организацией и ротацией организаций-грантополучателей.
  
  При этом необходимо поддерживать именно гражданские инициативы, развивающиеся на местном уровне.
  
  8. Коррупция и права детей
  
  В ходе деятельности Всероссийской Антикоррупционной Общественной Приемной ЧИСТЫЕ РУКИ выявлено 2 группы детей, чьи права наиболее часто нарушаются.
  
  Во-первых, это дети из разведенных семей. В 98% случаев при разводе ребенок остается с матерью.
  
  При разводах довольно часто нарушаются права детей на общение с родителями. При этом, если один из родителей является более состоятельным, обеспеченным, обладающим комфортным жильем, то, как правило, ребенок при желании упомянутого родителя остается с ним.
  
  Вторая группа, выделенная специалистами приемной - дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей при живых родителях. Во Всероссийскую Антикоррупционную Общественную Приемную ЧИСТЫЕ РУКИ поступают обращения от бывших детей-сирот: в основном нарушения касаются права на предоставление жилья вне очереди. В основном жалобы касаются того, что 90% выпускников детских домов остаются на улице: администрация предлагает жилье заведомо непригодное для проживания, ссылается на отсутствие бюджетных средств на предоставление полноценного жилья. Ситуация усугубляется тем, что многие сироты не проинформированы о своих правах на жилище. Немалое количество сирот малограмотны, малообразованны и не могут отстаивать свои права, чем пользуется руководство детских домов, особенно в крупных городах, где стоимость жилья довольно высока. Многие подвергаются психологическому давлению, обману, угрозам и вынуждены отдавать свои квартиры за бесценок третьим лицам. И то количество выпускников, которые получают жилье, ничтожно мало и попадет в группу риска для злоумышленников. Многие дети исчезают, подписав документы на квартиру: родственников у них нет и искать их некому. Более того, подавляющее большинство воспитанников детских домов не имеют перспективы продолжить образование за редким исключением некоторым удается попасть в средние учебные заведения. Счастливой случайностью является получение высшего образования. Причины - существенное сокращение реальной возможности получения бесплатного образования и высокий уровень коррумпированности государственных образовательных учреждений в России, что становится непреодолимым барьером при получении образования и последующей самореализации. Отсутствие реальной четкой государственной поддержки сирот приводит к тому, что подавляющее большинство сирот пополняет ряды криминала.
  
  Стоит отметить, что по официальной статистике, в России в детских домах находятся более 750 000 детей-сирот. В частности пьянство, бедность и иные социальные проблемы приводят к тому, что родителей лишают родительских прав. Для большинства детей, лишившихся дома, самая вероятная перспектива - провести в детдоме остаток детства. Необходимо отметить положительную тенденцию передачи детей в приемные семьи и патронажные семьи. Но многие патронажные семьи сталкиваются с бюрократическими барьерами при оформлении приемных детей и фактами коррупции при передаче детей в новую семью, что существенным образом снижает количество детей, переданных в приемные семьи.
  
  9. Статистика уровня коррупции в регионах
  
  Напомним, что по последним данным Департамента Экономической Безопасности МВД РФ средний размер взяток по России на первое полугодие 2010 года составил свыше 44 тысяч рублей, что почти в два раз выше по сравнению с данными на январь 2010 г., когда средний размер взяток составлял 23 тысячи рублей.
  
  По сообщениям представителей предпринимательского сообщества, в среднем коррупционные издержки составляют около 50 % всех расходов, в большинстве учебных заведений, начиная от дошкольных и заканчивая высшими, до 80 % оборотных средств являются теневыми вследствие поражения коррупцией, сфера оказания государственных и муниципальных услуг до 90% проходит через посредничество, т.е завуалированную коррупцию. По нашим расчетам, около 50% всей экономики России находится в тени коррупции. Иными слова коррупционный оборот составляет около 50% ВВП. Наши данные практически совпали с данными Всемирного Банка, по расчетам которого более 48 % ВВП России находятся в тени коррупции.
  
  Что касается жалоб, поступающих в приемную, то при анализе обращений по регионам мы исходим из их количественных характеристик, так как именно количество людей, проживающих на той или иной территории, отражает объем инфраструктуры в регионе, что соответственно, сказывается и на объеме коррупционного оборота.
  
  Данная статистика основывается только на количестве поданных жалоб во Всероссийскую Антикоррупционную Общественную Приемную ЧИСТЫЕ РУКИ на коррупцию в регионах. При составлении таблицы ключевым было упоминание понятия "коррупция" в тексте письма или жалобы.
  
  При сведении данных, полученных в период с 01 июля 2009 года до 30 июля 2010 года, учитывалось общее число жалоб.
  
  ЉЉ Название региона РФ Данные %
  
  1. Москва 33,1%
  2. Московская область 19,5%
  3. Республика Татарстан 3,41%
  4. Санкт-Петербург 2,92%
  5. Краснодарский край 2, 67%
  6. Белгородская область 2,19%
  7. Республика Мордовия 2,19%
  8. Новосибирская область 1,70%
  9. Республика Башкортостан 1, 46%
  10. Нижегородская область 1, 46%
  11. Ростовская область 1, 46%
  12. Приморский край 1, 22%
  13. Брянская область 1, 22%
  14. Воронежская область 1, 22%
  15. Тюменская область 1, 22%
  16. Республика Дагестан 0,97%
  17. Удмуртская Республика 0,97%
  18. Ставропольский край 0,97%
  19. Волгоградская область 0,97%
  20. Рязанская область 0,97%
  21. Остальные регионы 11,3%
  
  10. Причины коррупции и выводы
  
  Уровень коррупции напрямую зависит от стабильности политической системы страны. Если обратиться к мировой истории, то можно увидеть, что крах той или иной политической системы или переход от одной формации развития государства к другой, обычно сопровождается ростом коррупции, преступности и т.д. Если обратить внимание на историю развития Римской Империи, то всем известен факт, что ее распаду предшествовал высокий уровень коррупции. Такая ситуация характерна для всех цивилизаций и государств на определенном этапе развития. При этом уровень коррупции не зависит от культурных и национальных особенностей народов и к данной проблеме эта плоскость никакого отношения не имеет.
  
  Поэтому утверждение некоторых политиков, что коррупция одна из традиций России и, соответственно, традиция народов, населяющих страну, является всего лишь оправданием собственного бессилия перед коррупцией.
  
  Такая трактовка весьма распространена, но является не более чем средством манипуляции общественным мнением с целью оправдать рост коррупции в России.
  
  В мире сформировались два способа противодействия коррупции. Первый - установление политической системы тоталитарного или диктаторского типа, например, сталинский режим, когда тоталитарный режим обеспечивал возможность противодействовать коррупции репрессивными методами, и где роль контроля за государством, его номенклатурой, спецслужбами осуществлял тоталитарный режим коммунистической партии при жесткой диктатуре Сталина. Другой пример успешной борьбы с коррупцией - диктаторский режим Пиночета, когда именно благодаря диктатуре была ликвидирована коррупция, были проведены социально-экономические преобразования, которые в последующем стали опорой для перехода к демократическому государству.
  
  Второй способ успешной борьбы с коррупцией - установление народовластия, демократии, когда власть полностью принадлежит народу, и отсутствует какая-либо возможность ограничения власти народа, а структура власти построена на основе воли народа. Соответственно, государственно-чиновничий аппарат, спецслужбы находятся под контролем народа, средств массовой информации, а механизм политической конкуренции делает практически невозможным появление коррупции, т.е. коррупция становится невыгодна как с экономической, с социальной, а также с политической точки зрения. Яркий пример такой успешной борьбы с коррупцией - Норвегия, Германия, Италия, Испания, США, самый недавний пример - Грузия.
  
  Специалисты приемной ЧИСТЫЕ РУКИ проанализировали ситуацию с причинами коррупции в России и выявили ряд явлений.
  
  Россия до сих пор не определилась окончательно, каким способом она будет бороться с коррупцией - тоталитарным или демократическим. На данный момент, если обратиться к тем политическим процессам, которые происходят в стране, то можно сказать, что Россия "погналась за двумя зайцами". В результате, политическая система России напоминает политическую систему, стремящуюся к тоталитарному режиму поступательными движениями. Непоследовательная политика приводит постоянно ко все большему росту коррупции в стране, и возникает угроза распада российской государственности.
  
  Рассматривая политическую систему России, по степени влияния элементов политической системы на ее нее же, т.е. путем анализа принятых решений тем или иными элементами политической системы, а также по результатам реализации этих решений нами выявлены следующие элементы политической системы и их роль.
  
  Нами подготовлена тематическая диаграмма, из которой ясно следует, какие силы имеют какую степень влияния, т.е. "индекс влияния". На основании диаграммы можно оценить роль той или иной силы и сделать прогноз развития страны.
  
  Диаграмма "Политическая система России 2010 год".
  
  Как видно из проведенной диаграммы, политическая система страны выстроена таким образом, что власть сконцентрирована фактически в руках одной структуры, т.е. спецслужб, имеющих индекс влияния 55%, что крайне опасно для самого государства и общества. Сегодня ничто не мешает им использовать свою власть не только в интересах государства, но и в личных интересах, тем более при полном отсутствии контроля, что и реализуется на практике.
  
  Однако, как следует из диаграммы, существующая политическая система сформировалась при непосредственном участии общества, которое позволило появиться именно такой политической системе. Существующая политическая система не гарантирует безопасности ни одному из ее участников, какими бы полномочиями они не обладали, что и делает ее крайне опасной.
  
  Концентрация власти в руках одной структуры не гарантирует стабильности такой системе, отсюда и коррупция, как подмена стабильности, криминал, как подмена защиты власти и т.д. Отличительной особенностью существующей политической системы является то, что народ в большинстве своем добровольно соглашается с условиями, диктуемыми системой.
  
  Ни для кого не секрет, что ни одна власть, ни в одной стране, никогда не даровала народу что-либо просто так, и народ получал свои права только путем борьбы.
  
  Возвращаясь к индексу влияния, из диаграммы видно, что существуют элементы политической системы, которые в состоянии оказывать мощное противодействие борьбе народа за свои права, поэтому осознание необходимости изменения политической системы должно созреть в обществе, что только путем борьбы за свои права, путем проявления гражданской активности, путем формирования альтернативной повестки дня можно добиться изменений. Как показывает мировой опыт, только ориентированная на власть народа политическая система способна обеспечить стабильность развития государства, решить проблемы общества и добиться успехов в борьбе с коррупцией.
  
  s-pravdoy.com»library2/sit-korrupcia
  +++
  Анатомия банковской коррупции.
  
  08 октября 2012 г.
  За науку.ру
  
  Анатомия банковской коррупции, или политическая экономия банковского коррупционного капитализма.
  Банк - ваш друг, а друзья обходятся недешево.
  Автор неизвестен.
  Тема коррупции в России сегодня уверенно выходит на первое место в наших СМИ. И это вполне логично и оправданно. Почти каждый появляется много интересных и глубоких публикаций, выступлений и сообщений, раскрывающих причины, механизмы, последствия коррупции. В основном все сводится к двум темам: а) "распил" бюджетных средств; б) взятки с граждан, соприкасающихся с государственными чиновниками и государственными службами. Предлагаются различные варианты мер по борьбе с коррупцией, которые опираются как на отечественный, так и зарубежный опыт.
  Почему же я взялся за тему, которая и без меня широко и глубоко освещается специалистами и экспертами? По той причине, что в 99% публикаций по коррупции в России вообще не упоминается важнейший (если не главный) участник этого вида преступной деятельности. А именно - банковский сектор страны. В этой связи предлагаю серию статей, в которой ставится задача:
  - раскрыть место и роль банков в общей системе коррупционных отношений в обществе,
  - дать типологию (классификацию) коррупционных операций с участием банков,
  - раскрыть конкретные механизмы отдельных коррупционных операций банков,
  - показать специфику банковской коррупции в России, США, других странах мира,
  - оценить эффективность попыток борьбы с банковской коррупцией,
  - раскрыть истинные корни банковской коррупции.
  В данной статье мы попытаемся ответить на вопрос: почему банковский сектор занимает основное место в общей системе коррупционных отношений в обществе? А также постараемся выявить основные виды (типы) коррупционных операций и коррупционных отношений с участием банков.
  Прежде чем приступить к раскрытию темы, обозначенной в заголовке статьи, дадим некоторые определения и сделаем некоторые предварительные замечания, относящиеся к теме "коррупция".
  1. Коррупция: определение и основные формы.
  Для большинства наши граждан коррупция - синоним взяточничества. Действительно, латинское corruptio переводится как "подкуп". Но еще одно значение: "порча". Поэтому, наряду с определениями "подкупность, продажность должностных лиц и общественных деятелей" (словарь Ушакова), имеется и более общее определение: "использование должностным лицом своего служебного положения в целях личного обогащения" (Большой энциклопедический словарь).
  Именно более широкое определение зафиксировано в российском законе "О противодействии коррупции" в 2008 году: под коррупцией понимается "злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды". Итак, запомним, что коррупция - не только взятки, но любое злоупотребление служебным положением. А привилегией иметь "служебное положение" обладает, прежде всего, государственный чиновник. А также лица, занимающие разные должности в негосударственных организациях, которым власть предоставила те или иные специальные полномочия. Объектом коррупционных сделок между должностным лицом и его "партнером" могут быть:
  а) имущество (как в натуральной, так и денежной форме);
  б) информация;
  в) решения органов власти и организаций, получивших соответствующие полномочия ("услуги");
  г) прочее (например, места и должности в органах власти).
  С коррупцией сталкивается почти каждый взрослый гражданин РФ, соприкасаясь с государственными организациями. Медицина, образование, ГИБДД, полиция, суды, иные казенные заведения сегодня насквозь поражены вирусом так называемой "бытовой коррупции". По собственной инициативе или в результате вымогательства обыватель дает взятки за те "услуги", которые он должен получать по закону, или же за право получать "услуги" государства на "особых условиях". А также за уход от ответственности (суды, ГИБДД, полиция, прокуратура). В работах ряда авторов такой вид коррупции называется мелкой.
  Коррупция поражает нашу экономику. Речь идет о так называемой "деловой коррупции", участниками являются предприятия и хозяйственные организации всех форм собственности. Некоторые предприятия и организации вроде бы могут даже выигрывать от коррупции, получая, скажем от государства заказы и подряды на очень выгодных условиях. Но это лишь некоторые. Большая часть предприятий и организаций платит лишь "дань" за право своего существования (вынужденная коррупция). Речь идет о различных проявлениях "государственного рэкета". В долгосрочной перспективе коррупция подрывает национальную экономику.
  Во-первых, она окончательно уничтожает стимулы к созидательному труду. Зачем трудиться, что-то производить, когда легче получать с помощью обмана и воровства? Или если предприниматель не видит перспектив развития производства, зависящего от прихоти чиновника. Этакий современный феодализм, в котором чиновник выступает в роли феодала, а предприниматель - в роли то ли вассала, то ли холопа!
  Во-вторых, те, кто все-таки что-то производят, облагаются таким "коррупционным налогом", который превышает объем всех остальных налогов, выплачиваемых товаропроизводителем. По разным оценкам, от 1/3 до 2/5 всех издержек производства в реальном секторе экономики страны приходится на "коррупционные издержки". В условиях ужесточения конкуренции на российском рынке после вступления России в ВТО "коррупционный налог" окончательно уничтожит отечественного товаропроизводителя.
  Наконец, вирус коррупции все более подтачивает нашу государственность - все три ветви власти (законодательную, исполнительную, судебную), а также обороноспособность страны. Следует обратить внимание, что объектом коррупционных сделок становится не только государственное имущество, но и сама власть (получение мест и должностей в законодательных, исполнительных, судебных органах власти; получение нужных решений от органов власти и т.п.). Здесь мы имеем место с "политической коррупцией". Уничтожение государства чревато катастрофическими последствиями для всего народа. Сценариев тут предостаточно. Например, окончательное превращение страны в колонию, которая будет управляться либо метрополией, либо "мировым правительством". Не исключается переход страны под полный контроль чисто бандитских кланов (организованных преступных группировок). Возможны смуты типа "арабской весны" с последующими интервенциями "миротворческих сил". Возможен распад Российской Федерации на множество вассальных княжеств и территорий. Имеются и другие сценарии, описывающие последствия "политической коррупции".
  2. Атрибуты коррупции: взятка, "откат", "административная рента".
  Служебное положение в различных организациях может давать человеку доступ к тем или иным ресурсам (финансовым, материальным, информационным). А злоупотребление этим положением может выразиться в том, что данный человек просто украдет (или будет регулярно красть) вверенные ему ресурсы. Суть коррупции - хищение или иной способ отъема (незаконного отчуждения) имущества. Прежде всего, - государственного. Но это также может быть имущество негосударственных организаций и предприятий, отдельных граждан. Для отъема имущества используются обман, угрозы, шантаж, взятки. Принято считать, что основными участниками коррупционной деятельности являются взяткодатель и взяткополучатель. Т.е. коррупция - двусторонняя сделка между взяткодателем и взяткополучателем, согласно которой второй оказывает первому какую-то услугу или предоставляет какой-то ресурс в обмен за вознаграждение, которое и называется взяткой. Главный в этой схеме - взяткополучатель (он же - коррупционер). Им может быть государственный чиновник любого уровня, служащий государственной организации - как на федеральном уровне, так и на уровне регионов и даже муниципалитетов. Взяткодатели - простые граждане, начиная от студентов и кончая пенсионерами, а также предприниматели самых разных калибров. Взяткодатели бывают двух типов:
  а) взяткодатели, которые вынуждены давать взятку для того, чтобы получить услуги или ресурс, которые им полагаются по закону;
  б) взяткодатели, которые являются соучастниками взяткополучателей, и отчуждаемое (похищаемое) имущество делят между собой в определенной пропорции.
  Взятка - "административная рента", получаемая должностным лицом. В некоторых случаях взятка - лишь часть (иногда незначительная) всей "административной ренты". Иногда взятки вообще может не быть. Взятка - своеобразный авансовый платеж должностному лицу. Окончательный платеж - после завершения операции по похищению имущества. Такой окончательный платеж имеет "народное" название - "откат", он обычно определяется в виде процента от суммы краденого имущества.
  Итак, можно предложить две простые формулы определения "административной ренты":
  АР = И - ВД
  АР = В + О
  
  АР - "административная рента", полученная должностным лицом
  И - стоимость похищенного имущества
  ВД - доходы внешних участников коррупционной сделки
  В - объем взятки, полученной должностным лицом
  О - объем "откатов", полученных должностным лицом.
  Я специально привожу эти нехитрые формулы для того, чтобы показать, что взятки - лишь верхняя часть "айсберга", называемого коррупцией. У нас иногда в СМИ приводятся цифры по так называемому "рынку взяток" для того, чтобы показать разгул коррупции в стране. Например, несколько лет назад первый заместитель Генерального прокурора РФ Александр Буксман в интервью "Российской газете" сообщил следующее: "По некоторым экспертным оценкам, объем рынка коррупции в нашей стране сопоставим по доходам с федеральным бюджетом и оценивается в 240 с лишним миллиардов долларов. Размеры взяток доходят до такого уровня, что за год "средний" продажный чиновник может купить себе квартиру площадью в 200 метров"[1]. Трудно сказать, что имел ввиду А.Буксман под термином "объем рынка коррупции" - общую сумму административной ренты или же лишь взятки, которые составляют часть такой ренты. Очевидно лишь, что приведенная им цифра не отражает всей стоимости похищенного у государства имущества.
  Но на более высоких уровнях коррупция может обходиться вообще без взятки и "отката". По той простой причине, что коррупционеру посредник (или партнер) в виде взяткодателя может вообще не понадобиться. При этом первая формула упрощается до следующего вида:
  АР = И
  При такой схеме коррупционер может лишь при необходимости прибегать к "услугам" некоторых "помощников" (подчеркиваем: это лишь "помощники", а не "сообщники"). Прежде всего, таким услугам, как продажа и/или "отмывание" украденных ресурсов, выведение их в безопасные зоны, инвестирование в разные объекты и проекты "белой экономики". На языке учебников по экономике это - всего лишь транзакционные издержки (но не ВД - доходы внешних участников коррупционной сделки). Заранее отметим, что в ходе рассмотрения в судах конкретных дел по коррупционным операциям судьям бывает нелегко определить, где "помощники" (особенно если они использовались "втемную"), а где - "сообщники" коррупционеров.
  Сделав предварительные замечания и дав некоторые определения, мы, наконец, можем приступить к раскрытию обозначенной в заголовке статьи темы.
  3. Коррупционный потенциал банковского сектора. Банковский коррупционный капитализм.
  Выше мы подчеркнули, что коррупция есть там, где есть люди со "служебным положением", т.е. особыми полномочиями, которые они получили от государства.
  Во-первых, это полномочия распоряжаться материальными, финансовыми и информационными ресурсами.
  Во-вторых, полномочия проверять и контролировать людей и организации.
  В-третьих, полномочия принимать самые разнообразные решения, которые могут прямо или косвенно влиять на жизнь отдельных людей, отдельные организации, группы людей и организаций, все общество.
  В первую очередь, люди со "служебным положением" сидят в креслах различных государственных организаций. Во вторую очередь, они сидят в креслах негосударственных организаций, которые в разное время получили от власти различные полномочия. И здесь особую роль играют банковские организации, которые получили громаднейшие полномочия от государства в части, касающейся выпуска денег, а также контроля над кредитом и денежным обращением. Образно выражаясь, банковские организации получили от государства право на полный контроль над "кроветворной и кровеносной системой", от которой зависит жизнь и самочувствие сложного организма, называемого "национальной экономикой". А от самочувствия национальной экономики зависит самочувствие каждого члена общества.
  При этом особая роль банков в системе коррупционных отношений общества определяется тем, что значительная часть всех этих отношений "монетизирована", т.е. опосредуется деньгами (наличными и безналичными); роль "безденежных" форм коррупции (обмен коррупционной "услуги" на иные услуги или натуральные блага) имеет тенденцию к снижению во всем мире, в том числе России[2].
  Возможности у банкиров заниматься коррупцией просто фантастические. В любой мало-мальски развитой стране активы банковского сектора сопоставимы с его валовым продуктом и, как правило, в несколько раз превышают величину государственного бюджета. Уже не приходится говорить о том, что банки большую часть своих активов формируют за счет кредитов, а кредиты - деньги, создаваемые банкирами "из воздуха". Но вот требования по таким кредитам предполагают погашение долгов вполне реальными ресурсами, а не "воздухом". Впрочем, это предмет специального разговора, выходящий за рамки нашей темы[3].
  Проиллюстрируем сказанное выше цифрами по банковскому сектору России. Согласно последним данным Банка России, на 1 августа 2012 г. совокупный объем всех активов банковской системы РФ составил 47,0 трлн. руб. В том числе 23,9 трлн. руб. - требования банков к нерезидентам, а 23,1 трлн. руб. - внутренние требования. По данным Росстата, валовой внутренний продукт (ВВП) страны в 2011 году составил 54,6 трлн. руб. Следовательно, активы банковской системы России по своей величине приближаются к ВВП.
  Официальный курс доллара США, установленный Банком России на 1 августа 2012 г. был равен 32,2 рубля. Таким образом, активы банковской системы России в валютном эквиваленте были равны 1,46 трлн. долл., в том числе 0,74 трлн. долл. - требования к нерезидентам, а 0,72 трлн. долл. - внутренние требования.
  Между прочим, федеральный бюджет РФ на 2012 год запланирован в размере 12 трлн. руб., что примерно в четыре раза меньше, чем совокупные активы банковского сектора на 1 августа 2012 года. Как видим, потенциальные возможности банковского сектора выстраивать коррупционный бизнес несоизмеримо больше, чем возможности всех российских министерств и ведомств (включая министерство финансов РФ), вместе взятых.
  Для оценки коррупционного потенциала банковского сектора следует учитывать состав активов. Одни активы являются "длинными", полное погашение требований банка может происходить через несколько лет после выдачи кредита. Другие активы, наоборот, относятся к категории "коротких", в течение года один рубль банковских активов может обернуться несколько раз. У российских банков активы в основном сформированы из "коротких" денег, а это способствует увеличению коррупционного оборота российских банков.
  Потенциальные коррупционные возможности банковского сектора (по сравнению с министерствами и ведомствами) существенно выше и по другой причине: банковский сектор формально находится вне государства (за исключением нескольких банков с участием государства) и имеет особый статус. Этот статус не позволяет государству глубоко вмешиваться в дела банков. Считается, что контроль над банками должна осуществлять организация с солидным названием "Центральный банк Российской Федерации". Но дело в том, что сам ЦБ РФ, строго говоря, органом государственного управления не является и достаточно независим от государства (кто не верит, может посмотреть Конституцию РФ, а также Федеральный закон "О центральном банке Российской Федерации"). Фактически банковский сектор оказывается в "тени", его "прозрачность" является крайне низкой[4]. При таком раскладе соблазн заниматься коррупционным бизнесом в банковском секторе крайне велик. И, как показывает жизнь, банкиры перед этим соблазном устоять не могут.
  Не следует думать, что лишь российская банковская система обладает большим коррупционным потенциалом и являет собой исключение в мировой практике. Ведь российская система представляет собой банковскую модель, распространенную во всем мире. На этой модели держится современный капитализм, который в идеологических целях прикрывают вывеской "рыночная экономика". На самом деле его истинное название: банковский коррупционный капитализм. Можно короче: БКП. Впрочем, аббревиатуру БКП можно также смело расшифровывать как банковский криминальный капитализм. Ведь даже в странах победившего либерализма большинство коррупционных деяний квалифицируются как уголовные преступления. Ключевой фигурой в БКП является банкир, который получает громадную "коррупционную ренту" и направляет ее на дальнейшее расширение своего бизнеса и укрепление политической власти.
  На фоне других стран банковская система России как раз является не очень развитой. Размах коррупционно-банковских операций в других странах намного больше. Наибольший по абсолютным размерам размах - в США. Банковская система США состоит из 12 Федеральных резервных банков, образующих Федеральную резервную систему (ФРС) и нескольких тысяч банков, большая часть которых входит в ФРС. Согласно последним данным ФРС, на конец первого квартала 2012 года совокупные финансовые активы двенадцати Федеральных резервных банков (составляющих центральный банк США) были равны 2,9 трлн. долл.; активы коммерческих банков - 14,5; активы прочих депозитных организаций - 11,7 трлн. долл. Совокупные финансовые активы кредитно-банковской системы США составили 29,1 трлн. долл.[5]. Получается, что совокупные финансовые активы американского кредитно-банковского сектора в абсолютном выражении были в 20 раза больше, чем активы российского.
  При этом на конец первого квартала 2012 г. валовой внутренний продукт (ВВП) в годовом исчислении оценивался в 15,5 трлн. долл.[6]. Получается, что совокупные финансовые активы кредитно-банковского сектора США составили 188% ВВП. Этот относительный показатель примерно в два раза выше, чем в РФ. Соединенные Штаты, судя по этим и другим показателям, действительно являются страной развитого банковского коррупционного (криминального) капитализма.
  Приведенные выше цифры по банковскому сектору США отражают лишь потенциальные возможности для коррупции. Однако эти потенциальные возможности практически реализовывались банкирами на протяжении всего времени существования американской банковской системы, на эту тему на Западе написано много интересных книг. Приведем лишь одну цитату восьмидесятилетней давности. Это заявление американского конгрессмена Луиса Макфаддена, бывшего на протяжении ряда лет председателем комитета по банкам палаты представителей. 10 июня 1932 года (в самый разгар экономического кризиса) он обратился к конгрессу США со следующими словами: "Господин Председатель, у нас в этой стране существуют одни из наиболее коррупционных институтов, которые знала история. Я имею в виду Совет управляющих Федерального резерва и Федеральные резервные банки..."[7]. Разговор о масштабах и формах банковской коррупции в США мы планируем в следующих публикациях.
  4. Тринадцать основных видов коррупции с участием банков.
  Под банковским сектором мы понимаем, прежде всего, центральный банк и коммерческие банки, а также небанковские кредитно-депозитные организации, находящиеся под контролем (надзором) центрального банка. Выявим те виды деятельности организаций, входящих в банковский сектор, которые, с нашей точки зрения, несут наибольший коррупционный "заряд". Названия отдельных видов коррупционных операций носят условный характер.
  1. Надзорная коррупция. Коррупционная сделка между коммерческим банком и центральным банком, в ней первый выступает в качестве взяткодателя, второй - в качестве взяткополучателя. Взятка - плата за "правильное" решение центрального банка в отношении коммерческого банка. Речь идет о решениях, которые принимаются в ходе инспекций коммерческого банка, проведения оценки регулярно представляемой коммерческим банком финансовой и иной отчетности (в рамках банковского надзора), рассмотрения иных документов и иной информации, касающейся того или иного банка. Наиболее негативными для коммерческого банка решениями со стороны ЦБ являются приостановка деятельности банка и отзыв лицензии (лицензий). Впрочем, при хорошем "гонораре" руководители и сотрудники инспекторских и надзорных подразделений обычно готовы поменять свое решение на положительное. Данную форму коррупции можно назвать "надзорной".
  Сразу отметим, что "надзорная коррупция" - одна из основных в банковском мире. Центральный банк через свои надзорные службы достаточно оперативно и эффективно отслеживает ситуацию в коммерческих банках. Мелкие и одномоментные злоупотребления коммерческие банки могут совершать без "согласования" с вышестоящими инстанциями (центральным банком). А вот крупные и постоянно осуществляемые коррупционные операции коммерческие банки утаить от ЦБ не в состоянии. На этой почве возникает сговор между ЦБ и коммерческим банком. Поэтому многие виды коррупции на уровне коммерческих банков сосуществуют с надзорной коррупцией. "Административная рента", получаемая на уровне коммерческих банков, делится в определенной пропорции между коммерческими банками и центральным банком.
  2. Кредитная коррупция. Эта коррупционная сделка предполагает "покупку" положительного решения центрального банка по выдаче кредита коммерческому банку. Иногда решение такого рода бывает жизненно важными для коммерческого банка, поскольку без этих кредитов банк становится банкротом (в России такие кредиты называются "стабилизационными"). В случае положительного решения о выдаче кредита после его получения коммерческим банком он может сделать "откат" в пользу того руководителя центрального банка, который оказал "услугу". В качестве получателей "вознаграждения" выступают, как правило, руководители центрального банка и его структурных подразделений. Рядовых сотрудников и руководителей нижнего звена в тайны принятия решений по кредитам не посвящают.
  3. Резервная коррупция. Коррупционные сделки центрального банка при размещении валютных и золотых резервов. Размещение таких резервов осуществляется в виде открытия и пополнения депозитных счетов в зарубежных банках, а также приобретение "финансовых инструментов", т.е., проще говоря, покупка различных ценных бумаг (список приемлемых для покупки бумаг устанавливается советом директоров ЦБ). Эти операции наш центральный банк осуществляет в условиях строжайшей секретности, условия размещения определяются на переговорах с зарубежными контрагентами очень узким кругом лиц из центрального банка. Здесь, безусловно, хорошая "питательная почва" для коррупции.
  4. Информационная коррупция. Коррупционные сделки с участием центрального банка, которые базируются на продаже "инсайдерской" информации. Скажем, информации о готовящейся интервенции центрального банка на валютном рынке и планируемом изменении валютного курса рубля. Спекулянты, действующие на таком рынке, могут неплохо зарабатывать на подобного рода информации.
  5. Хищение банковских активов. Выведение владельцами и/или высшими менеджерами банка активов из банка с использованием различных схем и "приватизацией" выведенных средств в свою пользу. На завершающем этапе любой схемы - "отмывание" похищенных денежных средств и их размещение в "белой экономике" и/или использование для личных нужд участниками коррупционной операции. Хищение банковских активов может быть одномоментным или растянутым во времени (регулярным). В первом случае можно обходиться без "партнеров" и "крыши" центрального банка. Вся "административная рента" достается владельцам коммерческого банка, операция обходится без взяток и "откатов". Второй случай предполагает сговор коммерческого банка с ЦБ, хищение банковских активов подкрепляется надзорной коррупцией.
  6. Операционная коррупция. Коррупционная сделка между сотрудником (сотрудниками) банка любого уровня и клиентом при принятии решения о выдаче кредита и его условиях. Такая сделка предусматривает вознаграждение сотрудника (сотрудников) банка со стороны клиента. Вознаграждение может осуществляться в виде взятки (до принятия решения) или "отката" (после выдачи кредита). Впрочем, нередко оплата "услуги" происходит в два этапа: а) взятка (авансовый платеж); б) "откат" (окончательный платеж).
  7. Служебная коррупция. По сути, любой сотрудник банка - независимо от его места в иерархической вертикали управления - может найти способы обогащения на своем рабочем месте. Например, сотрудники, обслуживающие серверы и персональные компьютеры банка, могут незаметно выуживать ценную информацию и реализовывать ее на сторону. Даже уборщица может находить в корзинах для мусора бумаги, которые могут быть крайне интересны конкурентам. Сотрудники подразделений, занимающихся трастовыми операциями, отделов "private banking" и некоторых других могут без зазрения совести воровать деньги клиентов, ссылаясь на "неблагоприятную конъюнктуру" финансовых рынков, "высокие риски" и т.п. Название данного вида коррупции - условное (ведь любая коррупция, как мы уже сказали, представляет собой злоупотребление служебным положением).
  8. "Отмывочная" коррупция. Участие коммерческого банка в коррупционных сделках по "отмыванию" "грязных" денег. Клиентами, получающими такого рода "услугу" могут быть как физические, так и юридические лица. "Отмываться" могут деньги государственных чиновников, руководителей и членов организованных преступных группировок (ОПГ), самих банкиров. Под "отмыванием" понимается, прежде всего, "закачка" в банковскую систему наличных денег, полученных в виде взяток, выручки от торговли наркотиками, других видов преступной деятельности. Банки при осуществлении "отмывки" наличных денег часто взаимодействуют с небанковскими структурами. В частности, деньги от ОПГ "закачиваются" в банки, предварительно проходя через фирмы в сфере розничной торговли, казино, рестораны и другие коммерческие организации, которые большую часть своего бизнеса осуществляют с помощью наличных денег.
  Впрочем, через банки за границу (прежде всего, в оффшоры) с помощью различных схем могут выводиться безналичные деньги коммерческих структур, уклоняющихся от уплаты налогов. Это тоже считается "отмывкой" денег. "Отмывка" может сочетаться с другими видами банковской коррупции. Например, хищение банковских активов может представлять собой вывод средств банка за пределы страны на счета оффшорных фирм. При такой операции одновременно происходит "отмывание" похищенных средств.
  9. "Обналичка" денег. Имеется в виду перевод безналичных денег в наличность. В принципе сама по себе операция обналичивания денег не является противозаконной для коммерческого банка. Однако имеются различные нормативные документы, которые определяют порядок и лимиты выдачи наличных денег, особенно если получателями являются юридические лица. Банки могут идти на нарушения этих нормативных документов, особенно если речь идет о масштабных операциях обналичивания. В нашей литературе обналичивание денег по ошибке называется "отмыванием". Видимо, потому, что в такой "услуге" часто прибегает организованная преступность, а также представители "серой" экономики. Хотя, конечно, не все 100% обналиченных денег расходуются на откровенно преступные или, по крайней мере, незаконные цели. Наличные деньги могут использоваться для покупки домов и недвижимости, яхт, личных самолетов и т.п. Преступники, а также все, кто занимается бизнесом в "сером" секторе экономики, должны иметь наличные деньги для оплаты контрабандного товара, для раздачи взяток, оплаты труда нелегальных иммигрантов, зарплаты сотрудников "в конвертах" и т.п.
  10. Инвестиционная коррупция. Коррупционная деятельность, направленная на расширение инвестиционных операций банков с целью получения спекулятивных прибылей на фондовом рынке и/или установления эффективного контроля над компаниями и активами разных отраслей экономики. Значение этого вида коррупции крайне велико, учитывая, что для многих банков основным видом активных операций стали инвестиции, а не кредиты. Объектами "разработки" банков могут быть как государственные ведомства и организации, так и частные коммерческие организации. Такая коррупционная "разработка" может преследовать следующие цели:
  - добывание инсайдерской информации о компаниях-эмитентах ценных бумаг,
  - получение выгодных условий покупки активов (например, при проведении приватизации государственных предприятий);
  - получение выгодных условий продажи активов (например, под видом "национализации" частных компаний);
  - воздействие на рыночные котировки различных компаний с помощью рейтинговых оценок (поэтому рейтинговые агентства являются важными объектами коррупционной "разработки" со стороны банков) и т.п.
  11. Правовая коррупция. Достаточно часто банки попадают в различные неприятные истории, когда их ловят на нарушениях различных законов и норм банковской деятельности. Начинаются прокурорские расследования и судебные процессы. Банки наработали богатый опыт урегулирования таких вопросов с помощью подкупа прокуроров, судей, чиновников других правоохранительных органов. Довольно часто банкам удается это делать еще на ранних стадиях, когда дело не передано официально на рассмотрение следственных органов, а также до передачи дела в суд.
  12. Бюджетный лоббизм. "Покупка" банком решений правительства, которые помогают банку увеличивать свои прибыли за счет увеличения спроса на свои "услуги" со стороны государства.
  Сплошь и рядом банки используют коррупцию для того, чтобы добиться размещения на открываемых в этом банке депозитных, расчетных и иных счетах средств государственного казначейства. Или добиться предоставления государству (государственной организации) кредита под надежное обеспечение и/или с высокими процентами. Банки любят также выступать в качестве гарантов по разным сделкам с участием государственных организаций, получая за это хорошие комиссионные.
  Наконец, в периоды кризисов, когда банки начинают "сыпаться", банкиры начинают атаковать правительство с целью получения государственной помощи - в виде стабилизационных кредитов, внесения средств в уставные капиталы банков, выкупа "токсичных" активов банков. И наиболее влиятельные банки получают такую помощь из бюджета. Т.е. спасение банков происходит за счет средств налогоплательщиков.
  13. Политический лоббизм. Коррупционная деятельность банков может быть связана не только с бизнесом и приумножением капитала, но также с политикой. Многие банкиры дают взятки для того, чтобы самим попасть в парламент, чтобы лоббировать принятие нужных законов, чтобы продвинуть в парламент и другие государственные организации своих людей. Кроме того, банки тайно финансируют отдельных политиков и политические партии, СМИ и т.п.
  *****
  Завершая беглый обзор основных видов банковской коррупции, еще раз подчеркнем, что в рамках той или иной коррупционной операции может сочетаться несколько видов банковской коррупции. Наиболее всепроникающей, по нашему мнению, является надзорная коррупция, которая сопровождает коррупцию в коммерческих банках, т.е. фактически центральный банк выполняет функцию "крыши" для преступной деятельности подконтрольных ему банков. Также весьма универсальной является коррупционная операция в виде "отмывания" денег. Банки, получая различные виды коррупционных доходов, одновременно осуществляют "отмывание" денег.
  Конечно, коррупция с участием банков не ограничивается лишь перечисленными выше тринадцатью видами. Но, именно эти тринадцать видом, по нашему мнению, являются наиболее типичными. При этом следует обратить внимание на то, что некоторые из названных выше видов коррупции не являются исключительно "банковскими". Например, надзорная коррупция. Например, американский экономист Мюррей Ротбард на примере американской экономики показывает, что государство через свои многочисленные ведомства и организации контролирует практически все отрасли и сектора экономики с помощью такого инструмента, как лицензии. По его мнению, выдача и отзыв лицензий в США - благодатная почва для тотальной коррупции в государственном аппарате[1]. В то же время такие виды коррупции, как кредитная коррупция, резервная коррупция, хищение банковских активов - исключительно "банковские". Кстати, тот же Мюррей Ротбард в ряде своих работ раскрыл достаточно подробно содержание некоторых чисто "банковских" видов коррупции. При этом его исследования базировались преимущественно на материалах по США[2]
  5. Матрицы коррупционных операций и отношений с участием банков.
  Тема банковской коррупции является крайне запутанной и многогранной. Для первого ознакомления с проблемой описанные выше виды коррупции с участием банков можно представить в виде таблицы. В ней по каждому из тринадцати видов коррупции выделены участники, предоставляющие коррупционные "услуги", и участники, получающие такие "услуги", а также дано краткое описание "услуги".
  Основные виды коррупционных операций с участием банков
  ( таблица в виде рисунка , не копируется , НО суть ясна из пояснений )
  Примечание:
  ЦБ - центральный банк; КБ - коммерческие банки; ОПГ - организованные преступные группировки.
  По первым четырем видам (1-4) стороной, предоставляющей коррупционные "услуги", выступает центральный банк.
  По следующим пяти видам коррупции (5-9) "услуги" предоставляются коммерческими банками. Особое место среди них занимает пятая по списку форма коррупции ("Хищение банковских активов"): здесь нет разделения на сторону, предоставляющую "услугу", и сторону, получающую "услугу". Хищение активов банкиры осуществляют как бы сами у себя. Т.е. коррупционер обходится без партнеров.
  По последним четырем видам коррупции (10-13) получателями "услуг" оказываются сами банки. Причем в случае политического лоббизма получателями "услуг" могут быть не только коммерческие банки, но также центральные банки.
  Еще раз подчеркнем, что коррупция с участием банков чаще всего использует такие же "инструменты", какие применяют и те компании и организации, которые не относятся к банковскому сектору. Это взятка и "откат". Могут использоваться "безгонорарные" способы коррупции, когда банкиры, не прибегая к помощи посредников, выводят активы из своих банков. Банкиры могут, конечно, использовать "услуги" каких-либо физических и юридических лиц для проведения таких операций, но оплата за эти "услуги" осуществляется в виде фиксированных комиссионных вознаграждений, а не представляет собой "участие в прибыли".
  Некоторые коррупционные сделки могут иметь сложную схему, быть не двусторонними, а многосторонними. В сделке могут быть задействованы трое участников или даже больше. Так, центральный банк, стремясь к максимальному снижению своих рисков при политическом лоббировании, может осуществлять такое лоббирование не напрямую, а используя возможности того или иного коммерческого банка, располагающего финансовыми ресурсами и оплачивая "услуги" "профессиональных" лоббистов, не являющихся банкирами. Компенсация затрат, понесенных коммерческим банком на цели лоббирования, осуществляется центральным банком в виде выданных кредитов, различного рода "послаблений" в рамках банковского надзора и т.п.
  Можно уверенно утверждать, что большинство крупных коррупционных операций на уровне отдельных коммерческих банков осуществляются под "прикрытием" центрального банка (особенно если это сделки не разовые, а регулярные). "Коррупционная рента", получаемая коммерческими банками затем в определенной пропорции делится между этими банками и центральным банком (как правило, высшим руководством).
  В целом коррупционные отношения с участием банков можно разделить на следующие основные типы:
  а) коррупция внутри банковского сектора (центральный банк - коммерческие банки);
  б) коррупция, в которой банки оказывают коррупционные "услуги" небанковским резидентам;
  в) коррупция, в которой банки получают коррупционные "услуги" от небанковских резидентов;
  г) коррупция, в которой банки предоставляют коррупционные "услуги" нерезидентам;
  д) коррупция без использования партнеров (хищение банковских активов).
  В приведенной ниже таблице показаны основные виды коррупции, соответствующие перечисленным выше пяти типам.
  Основные типы коррупционных отношений с участием банков
  ( таблица в виде рисунка , не копируется , НО суть ясна из пояснений )
  Оговорюсь, что представленная выше матрица коррупционных отношений является очень грубой картинкой, которая позволяет сделать лишь первый шаг в деле изучения коррупции с участием банков. За каждой клеточкой этой матрицы скрывается множество нюансов. Не всегда можно точно сказать, кто является "получателем" "коррупционных услуг", а кто эти "услуги" предоставляет. Довольно часто обе стороны коррупционной сделки обладают определенным "административным ресурсом", имеет место соглашение между обеими сторонами о "совместном использовании" своих "административных ресурсов". Практически все коррупционные отношения между ЦБ и коммерческими банками предполагают такое "совместное использование" их "административных ресурсов". Это неудивительно, поскольку банковский сектор экономики, по мнению упоминавшегося уже нами американского экономиста М. Ротбарда, представляет собой большой банковский картель. Картель с ярко обозначенной вертикалью власти, жесткой дисциплиной всех его членов, разделением функций ("разделением труда") между участниками.
  Предложенные нами таблицы дают представление об основных "бенефициарах" коррупционных сделок, которые получают "административную ренту" в самых разных видах (похищенные банковские активы, взятки, "откаты", безденежные "услуги" и т.п.). За кадром наших картинок остались те, кто несет потери от банковской коррупции: налогоплательщики, клиенты банков, все общество. Каждый украденный банками рубль порой может создавать для общества ущербы в несколько рублей. Скажем, хищение средств предприятия с банковских счетов может привести к банкротству этого предприятия с последующими тяжелейшими социально-экономическими последствиями для работников данного предприятия, смежных предприятий, всей страны.
  Значение отдельных видов банковской коррупции в разных странах очень сильно варьирует. Так, можно заметить большие различия в структуре банковской коррупции в США и РФ. В частности, в банковской системе США резервная коррупция не имеет достаточных предпосылок в силу отсутствия большого объема официальных золотовалютных резервов. В России эти резервы превышают пол триллиона долларов. Это благодатная "почва" для расцвета резервной коррупции.
  В большинстве стран мира большой размах получила "отмывка" в виде "закачки" "грязных" наличных денег в банковскую систему. В России наблюдается обратная картина: относительно большой размах имеют операции по переведению безналичных банковских денег в наличную форму (причем в объемах, превышающих потребности легальной экономики в наличных деньгах).
  В следующих публикациях я планирую дать анализ банковской коррупции в отдельных странах - прежде всего России и США.
  В.Ю. Катасонов, проф., д.э.н.,
  председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова
  
  s-pravdoy.com»library2/sit-korrupcia
  
  Остальное сами ...
  
  љ Шишмарёв,2012
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Грейш "Кибернет"(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"