Фараон_Гипербореи: другие произведения.

Белый Эльф

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.08*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Армагеддона не стоит бояться. Он уже был, вчера. Квинтессенциональный рассказ романа, подготовленный к "Прогнозам-2007"

   Белый Эльф
  
   - Уходи, Мирослав, ты слишком ценен для людей! Мы должны закончить Новые Веды, чтобы люди узнали Правду, тогда эльфы вернут им Похищенный Огонь.
   - Аид, пойдём со мной! Лендлорд тоже ценит наши жизни, он даст нам ослов, в замке опасно оставаться. Ты же знаешь, в останках птицы из белой меди, убитой Умным Копьём безмозглого рыцаря, только погонщики имели на броне Око Фараонов - знак Гипербореи, а на доспехах остальных погибших был Орёл - знак Рима. Наёмник лендлорда убил послов, значит - Фараон призовёт драконов для мести, чтобы оправдаться перед Императором Рима, а если и не призовёт, переворот в этом графстве неизбежен.
   - Мирослав, я уже слишком стар, и не перенесу пути в такой мороз. Если меня захотят спасти эльфы, то пришлют дракона, и некромант уколет "регину" в моё горло... Или меня заберут эльфы, или приберёт Улыбчивая, как решит Небо. И как решит здешний Номарх, отвечающий за Новые Веды. А ты, Мирослав, не можешь рисковать собой!
   - Подожди, Аид, я только сделаю список Вед и отобью его на Цветном Зеркале, их немало в библиотеке лендлорда.
  
   "Сколько тысячелетий назад началась история, изменившая Ушедших, не помнит никто. Тогда люди жили в лесах и пещерах, но были слабейшими среди зверей. У них не было когтей и скорости тигра, чтобы нападать, не было бивней и мощи слона, чтобы защищаться. Но у них был разум, чтобы держаться вместе, и, чтобы делать из камня то, что заменяло им когти и бивни. Но этого было мало. И один из богов, похитил у Великого Громовержца Огонь в Золотой чаше, принеся его людям. Он был Титаном - полубогом, говорят, именно в его честь, эльфы, более двух веков хранящие Похищенный Огонь в бескрайней Гиперборее, великом Риме и далёкой Атлантиде, назвали Белое золото. Но месть Громовержца была страшна и коварна.. Она была незаметна, ни тогда, ни в Мире Древних, ни в Эпоху Империй, она была стрелой, пущенной через века, но поразившей Ушедших в сердце. Громовержец проклял Похищенный Огонь, он предрёк, что из Огня Титана, он станет Огнём Дьявола. И ещё, Громовержец проклял золото, сказав, что люди будут поклоняться ему и убивать из-за него. Тогда золото было Жёлтым.
   Но мир изменился. Дикие люди познали огонь и построили города и Храмы - началась эпоха Мира Древних. И была в месте, где сходится три Континента Проклятая Земля. Цари древних Империй часто сходились в битвах именно там, и сама Улыбчивая, собирая раз за разом горькую жатву, предала её камни вечному проклятию: "Да никогда не изведаешь ты мира, здесь всё начнётся и здесь всё закончится!" И однажды, Фараон сошёлся на Проклятой Земле в битве с пятью Царями и сотней вождей Востока, и победил. И много веков спустя, пророк Распятого Бога Ушедших, нашёл в этом сражении Знамение грядущей Последней Битвы, и назвал её Армагеддон. Через два века после Первой Битвы на Проклятой Земле поселился народ Кровавой Книги, и Проклятие Улыбчивой пало на них. Шли века и шли тысячелетия. Мир разделили веры - появились Империи Креста, Империи Полумесяца, Империи Желтоликих. Они всё время воевали, но и торговали между собой. И тогда появились Касты.
   Шудры обслуживали вышестоящих, и мифы не удостоили их цвета и символа.
   Вайшья - их платье было жёлтым, ибо золото тогда было жёлтым. Их символом были Золотая Монета и Долговая расписка.
   Кшатрии - их платье было красным, как кровь, ибо они были воинами и проливали кровь. Цвет Власти, которая всегда зиждется на крови. И их символом были Меч и Скипетр, и цари и лендлорды тогда были тоже из кшатриев.
   Но Вайшья хотели властвовать, и пришло время, когда они придумали Великую Иллюзию для шудр. Они назвали её Мудрость Толпы, и навязали кшатриям, где золотом, где мечом, купленным у них же, и вложенным в руки шудр. Но Шудры не пришли к тронам - благодаря Иллюзии, Вайшья стали среди Кшатриев.
   Но мир был разделён не только на касты, но и на страны. И Кшатрии разных империй хотели больше власти, а Вайшья - больше золота. И они совершенствовали свои мечи и арбалеты. И тогда началась Эпоха Великих Империй, и тогда среди каст появились Брамины, и платье их было белым, ибо это - цвет траура, ибо в белом подвенечном платье Улыбчивая приходит за душой, а Брамины были создателями и хранителями того, что убивает. И их символами были Плеть Карающая и Похищенный Огонь. Их каста была призвана хранить Скипетр Кшатриев и Монету Вайшья, но и те и другие не заметили, как Брамины вышли из-под их власти, храня лишь только Огонь Похищенный. Сейчас мы зовём их эльфами.
   И случилась Великая Война, когда Безумный Римлянин, винивший во всех бедах Ушедших народ Кровавой Книги, напал на Империю Кшатриев, которую сейчас зовут Гипербореей, и знамя их было цвета их платья - красным. Объединился с сильнейшей Империей Желтоликих, и напал на Империю Вайшья, знамя которых было разноцветным. Теперь там земля, которую зовут Атлантидой. И Безумный Римлянин, и Император Кшатриев и Император Вайшья хотели создать оружие Гнева. Чтобы восстала над городами Улыбчивая в белом платье, свершая Танец Печали и сметая платьем каменные дома.
  Но оружие опоздало - войска Безумного были сокрушены. Но Император Вайшья всё же зажёг свет Улыбчивой, и свершила она Танец Печали над городами Желтоликих. А немногим позже, Два Императора даровали Народу Книги землю, которая принадлежала им по праву, забыв, что это Проклятая Земля. И тогда остановились Часы Времён, и свершилось Проклятие. Тлел огонь войны на Проклятой Земле, и копилось Оружие Гнева. Но, многие считают, что Проклятье Улыбчивой и Проклятье Распятого Бога - только мифы. Империи Полумесяца и Народ Книги воевали за Проклятую землю, потому что пожар разжигали Великие Империи. Империя Кшатриев и Империя Вайшья поддерживали противные стороны, ибо Земли Полумесяца были богаты Кровью Драконов, которая зажигала в городах Огонь Дьявола, даровала кшатриям их власть, а вайшья их золото.
   И всего через семь десятилетий свершилась Последняя Битва - там же, где и тысячелетия назад. Птицы и драконы, и иное оружие Великих Империй сошлось в битве у границ Проклятой земли, но никто не изведал победы... Ибо восстал Джинн, и на зелёных знамёнах Полумесяц превратился в саблю. И Южные убили своих кшатриев и вайшья, и стали орками, угрожая не только Империи, которая поддерживали Народ Книги, но и Империи, которая поддерживали Южных, и Часы Армагеддона пошли вспять. И остались нынешние Атлантида и Рим без Крови Драконов, но Империя Кшатриев была так же обильна Кровью Драконов, и возникли Заговоры.
  И придумали вайшья Заговор Золотых Цепей, надеясь хитростью поработить всех, даже орков, и даже кшатриев собственных империй. Но придумали кшатрии Заговор Громового Молота, ибо Жёлтое золото могло купить силу, но не защитить от силы. Они хотели укрыться от Танца Улыбчивой в подземных Башнях со своими жёнами и детьми, бросив вайшья и шудр умирать в огне. И заговор Вайшья был обречён на провал, ибо Громовой Молот, как поняли мудрецы Браминов, всё равно нанёс бы свой удар. И свершился бы Танец Печали над обеими Империями, и над малыми странами, и не было бы выживших.
  И тогда, объединившись, придумали Брамины Обеих Империй и Рима, Заговор Чистой Доски. Они решили уничтожить Танцем Улыбчивой не города, но Башни, где рождался Огонь Дьявола из Крови Драконов, и Пещеры Огня, и Башни Кшатриев, хранящие Силу Улыбчивой. И ударили Брамины первыми, и убили множество, но спасли всех.
   И мстили им Кшатрии с отчаяньем зверя, раненого смертельно. Но восстали рыцари, чтобы захватить Золото, не зная, что оно потеряло жёлтый блеск и стоит меньше честной стали, что Вайшья обречены умереть на нём и своих долговых расписках. Кшатрии стали защищать свою власть, превратившись в лендлордов и новых царей, ибо рыцари несли угрозу не только Монете, потерявшей блеск, но и Скипетру. Так жадность рыцарей спасла часть Браминов.
   И стали Брамины эльфами, и основали Атлантиду, Гиперборею и Рим. И поклялись хранить Огонь Титана, чтобы вернуть людям, ушедшим из городов в поля и леса, когда они узнают и примут Правду, и станут достойными..."
   Старец не успел дописать последние слова - окна задрожали от громкого и протяжного воя - птица крика прилетела в Гнездо, которое было совсем рядом, да и Белая Башня относительно недалеко. Не к добру, Аид прав, пора уходить...
  
   Конь с трудом шел по тропе заваленной снегом. Надо же, почти за двести лет он так и не привык к верховой езде, хотя очень быстро стал хорошим наездником. Он не любил это занятие. А вот фехтование полюбил. И запросто мог бы раскроить голову любому рыцарю. Он не любил убивать, но что делать, когда рыцари всегда нападают сами. Правда, до мечей дело доходит редко, выхватывают, как они это называют, арбалеты, и метят в голову или сердце. Хотя какие из них стрелки. Если дело доходит до стычки в деревне во время экспедиции, или совсем потерявшие разум рыцари, наняв и вооружив охотников и крестьян, нападают сами, стражники отстреливают их как на охоте. Но иногда гибнут и его воины. А каждая жизнь - бесценна. Их осталось так мало. Но растёт новое поколение, сорок лет назад его решение одобрил Совет Жрецов, Номархов и Военачальников, римляне и атланты переняли у них Проект Поколение, и теперь - теперь надежда на возрождение есть!
   Тревожное ржание коня прервало его мысли. На его пути стоял осёл, будто бы из ниоткуда возникший в снежном крошеве. Внезапно, оборванный старикашка выскочил на тропу, упал на колени, ткнулся лицом в снег и снова поднял голову, он хотел прошептать что-то, но замер... Белый конь незнакомца, белый плащ, трепетавший от порывов ветра, с капюшоном, полностью закрывающим лицо.
   - Старец, я не призрак, я из плоти и крови.
   - О, досточтимый незнакомец, не отнимай мою жизнь!
   - Старец, мне не нужна твоя жизнь. А потом, как можно отнять, то, что нельзя унести? Рыцари, отнимающие все, что только можно у лендлордов и их крестьян, не научили тебя этой простой истине?
   - Благодарю тебя, о, милостивый незнакомец. А рыцари, они, конечно, уносят всё ценное, но не забывают устроить резню, чтобы их боялись, и, в следующий раз отдавали охотнее и больше. Но кто ты?
   - Кто бы я ни был, по всем законам, за один такой вопрос я имею право убить тебя, хотя и не буду этого делать. Это лендлорды и рыцари могут просить нас представится, а простолюдины должны обращаться как следует, угадывая из какого мы клана по одежде, или кланяться и молчать, - старик явно не боялся его, что было довольно странно, крестьяне не доверяли эльфам и магам, хотя охотно принимали их помощь.
   - О, досточтимая Древняя Кровь! - нет, ты не эльф, значит, Небо... О, Держащий Косу и Цветок! (незнакомец отрицательно покачал головой, старик трясся от страха) О, Властелин Двух Чаш!
   - Только с третьей попытки... Впрочем, в рамках этикета положено давать простолюдину три, прежде чем хвататься за меч. Но ни мы, ни некроманты, ни маги никогда не убиваем невеж. А вот, будь на моём месте посол лендлорда или более крупного аристократа, тогда... Кстати, как вы обращаетесь к магам?
   - О, досточтимый Властелин Двух Чаш, к магам мы обращаемся "Познавший Четыре Стихии".
   - А почему некромантов зовёте Держащими Косу и Цветок?
   - Почему? Цветок Улыбчивая кладёт весной на чрево женщины, которой предстоит зачать, а с косой Улыбчивая проходит по осеннему кладбищу, срезая сухие цветы. Некроманты владеют магией Улыбчивой, которая дарует и отнимает жизнь, цветок и коса - их знак - ибо они тоже повелевают жизнью и смертью, как маги Стихиями, а вы металлами, ядами и гремучим камнем.
   Незнакомец указал старцу рукой на его осла, тот понял сразу и взгромоздился на животное. Алхимик дернул поводья лошади, и неспешно, тронулся в путь, старец ехал рядом.
   - Сколько ранних рассветов ты встретил, старец?
   - Пятьдесят три, о досто...
   - Ты из мудрецов? Неужели? - незнакомец улыбнулся.
   - Из мудрецов, алхимик. Я даже умею читать Книги Ушедших, мне доводилось читать и с цветных зеркал.
   - Если ты не лжёшь, то где ты мог видеть... зеркала?
   - Я был у эльфов. Здесь, рядом, в одной из Белых Башен. Еще молодым. Однажды, лендлорд продал им нашу деревню и они... По-моему, они не хотели убивать, только взять дань. Но старейшины наняли рыцарей. Когда первый эльф погиб, их старший вызвал драконов, которые угостили нас огненными стрелами и зубами. Но раненых они не добивали, напротив, отдали выходить их некромантам. Эльфы научили меня читать и на своём языке, и на римском, и на языке атлантов, я брал у них Книги и даже читал с зеркал. Вернувшись, я стал одним из мудрецов, но всегда скрывал, что меня исцелили некроманты. Иначе - не выжил бы, а так - дожил до возраста, до которого и лендлорды доживают не всегда, несмотря на старания некромантов.
   - А что, по-твоему, дурного делают некроманты? Если они спасают вам жизнь, останавливая чуму, для этого странствуют по вашим землям, рискуя отведать яда или погибнуть от рыцарских арбалетов.
   - Если бы они только спасали! Впрочем - тебе знать лучше. Иногда они с волшебными жезлами проходят по полю битвы, поднимают мертвецов, на которых укажет светом жезл, и оживляют их!
   - Да - у мудрости есть пределы, а у невежества - нет. Как тебе сказать, те, кого они оживляют, не мертвы, еще не мертвы, вам так только кажется.
   - Возможно, но в деревнях оживших мертвецов рано или поздно угощают белладонной или ножом. Или они благоразумно уходят к эльфам. И еще, крестьяне думают, что они делают эльфам эликсир бессмертия из крови девственниц, младенцев и беременных женщин, которых берут в качестве дани. Они называют его на языке римских эльфов царицей...
   - Спасибо, старец, что насмешил меня. Какие девственницы, из-за вольностей лендлордов, рыцарей и ваших старейшин им бы пришлось брать десятилетних! Эльфы берут только детей и беременных, эти дети, как и новорожденные, становятся одними из них. А женщин - потом они отпускают, если они не захотят остаться или не побоятся вернуться. Теперь мне понятен их страх, если вы убиваете исцеленных, считая ожившими мертвецами, к женщинам, вернувшимся от эльфов, у вас отношение не лучше. Тем более, их тоже лечат некроманты, чтобы дети были здоровы.
   - Я знаю, что это так, о, алхимик, но, поди объясни это крестьянам или рыцарям!
   - Рыцарям мы объясняем это Арбалетом Орлиного Глаза, а у драконов разговор получается ещё содержательнее, лендлорды всё понимают сами, когда получают белое золото и помощь некромантов. Так что - с каждым надо разговаривать так, чтобы он понял, и это несложно! - усмехнулся незнакомец - а крестьяне - им должны говорить мудрецы, такие как ты, разве не в этом ваше предназначение?
   - В этом, досточтимый. Но почему ты сказал "мы"? Ты всё-таки эльф?
   - И да и нет. Когда-то я был человеком. Как и любой из магов или алхимиков. Впрочем, как и любой из тех, кого вы зовёте эльфами: гиперборейцами, атлантами, римлянами, - алхимик покачал головой, удивившись проницательности старца.
   - Я знаю об этом, но куда ты держишь путь, досточтимый?
   - К военной ...Башне. Тогда расскажи мне, что ты знаешь, если ты мудрец и читал Книги.
   - Боюсь, тогда нам не по пути. Во второй раз туда мне не хочется. Твой путь к Белой Башне, досточтимый, а мой скромный путь...
   - Твой скромный путь может измениться - или к вечеру ты увидишься с эльфами, или я познакомлю тебя с Улыбчивой прямо сейчас! - алхимик схватился за рукоять.
   - Лучше с эльфами и вечером, досточтимый, чем с Улыбчивой и сейчас! - старец не стал упорствовать, рассуждая вполне философски.
   - Хороший выбор. Ты мне понравился, старец. Так что ты расскажешь мне о строении мира и о прошлом? Я хочу знать, что думают о нас лучшие из людей.
   - Ты оказал мне честь, досточтимый. Я, скромный старец, знаю только то, что в Книгах. А Книги говорят о многом: Мире Древних, Эпохе Империй, битве эльфов с Дьяволом и Великом Гневе Земли.
   - Начни с битвы и Великого Гнева.
   - Эта история началась за десятилетия до Великого Гнева, сотрясшего Землю и опустошившего города Ушедших. Тогда жить было легче - в каменных городах, которые сейчас стерегут мертвецы. Не было темных туч, а на земле было тепло, почти, как в Эпоху Драконов. У всех была горячая пища, а дома обогревал Огонь Дьявола, освещавший города ночью. И золото было жёлтым. Но это не было раем, как говорят безумные проповедники. Великие Империи боролись за золото, Кровь Драконов и Огонь Дьявола, необходимый их городам. Тогда и появились эльфы - их создали люди, из людей, чтобы они покоряли Силу Дьявола, оживляли драконов и птиц крика, повелевали ими и Пещерами Огня, способными расколоть землю как орех. Но чем больше эльфы покоряли дьявольскую силу, тем больше люди зависели от Дьявола, завладевшего их душами. И эльфы поняли, что сделали. Поняли, что Дьявол поглотит Землю, а их оружием Гнева Земли воспользуются сами люди, чтобы истребить всё и вся. И они решились нанести удар первыми.
   - Ты хорошо говоришь, старец, получи монету и продолжай! Надо же, всего двести семнадцать лет прошло, а они уже создали собственную мифологию. Впрочем, и мы тоже... А за полтора века до Гнева, народ, обитавший здесь и бесследно исчезнувший, верил в бога Агыя. Гиганта с козлиными ногами, в честь которого сначала назвали деревню, а много после, так стала называться и... Башня. Мифы творятся так же быстро, как и исчезают, - алхимик бросил старику маленький металлический диск.
   - Но ведь с козлиными ногами, это же Дьявол! О, Небо, белое золото! Металл богов! - рассмотрев монету, старик мгновенно забыл про божество, исчезнувшее вместе со своим народом.
   - Тише старец, моя лошадь чует кого-то.
   - Приветствую тебя, благородный рыцарь! - старец согнулся в неуклюжем поклоне на ослиной спине.
   - Приветствую тебя, Властелин Двух Чаш! - на кауром жеребце из снежной пелены появился рыцарь, и как только старик его разглядел? Это был молодой, лет двадцати пяти человек, но броня его была дорогая.
   - Живи вечно, благородный рыцарь! Куда ты держишь путь? - спросил алхимик, думая, не выдаст ли его гиперборейское приветствие. Рыцарь пытался рассмотреть под капюшоном его лицо, но из этой затеи ничего не вышло.
   - К лендлорду, владеющему городом и деревнями у берега моря. Пойду к нему в найм.
   - Не стоит, рыцарь. Наёмники лендлорда убили птицу крика с посольством Римлян. Эльфы не забывают такое. Ты же не хочешь оказаться там, когда драконы прилетят, чтобы отомстить?
   - Не так уж и страшны эти драконы...
   - Сколько ранних рассветов ты встретил? Сомневаюсь, что ты когда-нибудь видел даже полёт драконов, не говоря о том, чтобы видеть их в бою.
   - Я видел дракона, на его шее сидели два эльфа за хрустальными щитами. В когтях ребристых крыльев он нёс стрелы огня, и ещё, он раскинул широкие огненные крыла, отводящие Умные Копья. Из пасти дракон плевался старыми зубами, которые рождали на земле вспышки и рвали человеческую плоть своими обломками. Я нашёл один из таких зубов, и с тех пор ношу его на шее! - старик достал из-за пазухи цепь, на которой действительно был подвешен зуб дракона.
   - Как ты смеешь, старикашка, прерывать беседу благородного рыцаря и алхимика!
   - Успокойся, рыцарь, оставь старика в покое! Это мудрец. Он знает много, хотя, не слишком-то мудр, если носит свою смерть на шее! Отдай зуб старик!
   - Но он! Нет!
   - Боже, - возьми белое золото, это же надо, платить тебе за твою жизнь! - старик схватил монету и, нехотя, отдал зуб, - Смотри! - алхимик замахнулся, и, что есть силы, метнул зуб в скальный выступ, конечно, использовав Заклятие. Резкий треск оглушил их, вспышка взметнула снег, - А если бы этот, как ты называешь, зуб, висел на твоей груди?
   Старик обомлел. Рыцарю тоже стало не по себе:
   - Знаешь, алхимик, а с драконами и вправду связываться не стоит!
  - Я рад, что ты понял. Хочешь добрый совет? Продай Арбалет Тридцати Кинжалов, пригодный только для резни в деревне, купи Арбалет Орлиного Глаза и иди в охотники.
  - Но, Властелин Двух Чаш, я знаю, что лендлорды и эльфы много платят за дичь, но подстрелить кабана или медведя намного трудней, чем победить в честном поединке.
  - Ты сказал это сам, рыцарь, ваше Братство предпочитает охотиться на людей, как более лёгкую добычу. А охотники... Ты никогда не думал, о том, что любой из них способен подстрелить рыцаря, завладев его оружием и бронёй в своём праве, и пойти в Братство, или в найм к лендлордам?
  - Но охотники не делают этого, Властелин Чаш! Они чтят Кодекс Леса, как рыцари Кодекс Чести, разве ты... - алхимик не дал рыцарю договорить:
  - Нет, благородный рыцарь. Они не хотят быть такими как вы, они иные... И эльфы, когда придёт время, вернут Огонь Титана не рыцарям, даже не лендлордам, а таким как они. Когда-то иными, были те, кого вы зовёте эльфами, и, пусть и большой кровью... и своей кровью, но им удалось удержать небо. А теперь, старец, можешь продолжать свой рассказ! - алхимик дёрнул поводья, его лошадь нехотя пошла. Старик и рыцарь не торопились.
   - Но куда ты, алхимик, там же...
  - Башня. Туда я и направляюсь, здесь - от Гнезда до Башни совсем недалеко, драконы не взлетят в снегу, и мне пришлось ехать верхом. Если хочешь, поезжай с нами, и эльфы тебя не тронут.
  - Благодарю тебя, Властелин Двух Чаш, у меня нет желания видеть эльфов, а особенно - драконов. Правда, если дни лендлорда сочтены, мне нужно возвращаться, а тропа здесь одна. Так что, мне по пути с вами.
   - Тогда не заставляй меня ждать и подгони старика.
   Рыцарь рассмеялся, вынул ногу из стремени и дал ослу под зад. Осёл глухо замычал и поехал вперёд, конь рыцаря тронулся за ним. Едва они догнали алхимика, снежную пелену расколола голубая и беззвучная вспышка молнии.
   - Алхимик, а о чём рассказывал тебе мудрец?
  - О Великом Гневе и последнем дне Ушедших.
   - А разве ты сам не знаешь этого?
   - Не только знаю, я помню этот день.
   - Помнишь... Но сколько же ранних рассветов...
   - Двести шестьдесят три, рыцарь.
   - Двести ше... Но как ты, о Властелин Двух чаш, ты не лишился рассудка?
   - Много раз мог бы. Особенно вначале, когда каждый из нас и наших жён держал при себе яд, в ожидании Мести Ушедших. Когда мы любили своих женщин в Белых Башнях жадно и безумно, зная, что каждая ночь может быть последней. Но нас спасли рыцари... Не хочу это вспоминать.
   - О, Небо, ты помнишь день Великого Гнева Земли? Может, ты даже был среди тех, кто повернул золотые ключи в Запретной Двери и возложил руки на Печати Улыбчивой? - вопрос старика прозвучал с недоумением, граничащим с суеверным трепетом.
   - Верно, мудрец. И ключи провернули, и на печати возложили. А перед этим ввели пусковые заклинания, - незнакомец печально улыбнулся.
   - Какие заклинания? - хором переспросили мудрец и рыцарь.
   - Ладно, вы всё равно не поймете. Хотя, историю Эпохи Империй и Великого Гнева ты знаешь неплохо, но... средневековая психология внесла свой отпечаток - так продолжай, что ты ещё можешь сказать об эльфийских расах и эпохе Империй... - незнакомец не договорил.
   - Говорят, если бы Ушедшие в своих странах смогли перебить эльфов, ничего бы не случилось. А так Ушедшие были истреблены, проповедники говорили про девять десятков миллио... - алхимик перебил рыцаря:
   - Да, рыцарь, проповедник тебе попался неглупый, хотя, пожалуй, нам стоит платить пять монет Белого золота не только лендлордам, но и вашему брату за голову проповедника. А погибло, да девяноста миллионов. Из почти девяти миллиардов. Каждый сотый, но если бы эльфы не ударили - погибли бы все!
   - Я знаю об этом, досточтимый! - старик стеганул осла палкой, не поспевая, - но не то, что крестьяне, не каждый лендлорд поверит, да просто сосчитает до такой цифры. А проповедникам верят.
   - Больше чем мудрецам? Объясняй народу правду, ты можешь принести мир.
   - Пытаюсь, досточтимый. Но проповедники... Их проповеди - одна нелепее другой, об этом не пишут в Книгах, но им верят, поскольку суть проповедей в том, что во всём виноваты ненавистные эльфы и маги, как их прислужники, которых тоже нужно истреблять.
   - Понятно, кто осложняет нам жизнь, но что они говорят о мире?
   - Чушь. Разную чушь. Последний проповедник, побывавший в ближней деревне, говорил об ангеле, по имени Дарвин, сотворившем человека из обезьяны. Он, якобы, коснулся её магической палкой, и ударил камнем по голове. И обезьяна стала человеком. Кончил он плохо - я сказал, что опыт можно повторить, и после удара моей палки и камней он станет магом или эльфом. Так и помер под камнями и палками крестьян! Какая чушь, обезьян я не видел, только в Книгах, но, скорее, если человека ударить по голове камнем, он станет обезьяной, если не окочурится, как тот проповедник. А ещё, он говорил, что эльфийские расы сотворила Улыбчивая, чтобы они собирали кровавую дань в деревнях. Что Лендлорды продали Дьяволу душу, и убивать надо всех - эльфов, магов, лендлордов и их воинов, даже рыцарей - как еретиков. Только... Исцелённых некромантами мёртвых, и вернувшихся от эльфов дев, надо не травить или резать, а жечь живьём на кострах, потому что так делали Ушедшие задолго до эпохи Империй.
   - Да, мудрец, верно, я должен тебя пять монет, за ликвидацию такого опасного проповедника! Убивать всех... Сжигать живьём... Видно, он тоже читал Книги. Ушедшие так делали, и это - позор нашей цивилизации. И про Дарвина, - алхимик хихикнул.
   - Цивилизация, Властелин Чаш, это эльфийская богиня? - рыцарь задал искренний и наивный вопрос.
   - Можно сказать и так. Но эльфы убили её, чтобы спасти вас. Но она возродится, и тогда эльфы вернут людям Похищенный Огонь! - Конь остановился. Рыцарь тоже рванул поводья, а не по возрасту зоркий старик согнулся в поклоне.
   - Приветствую вас, о Властелин Двух Чаш, благородный рыцарь и мудрец! -из снежной мглы выехал конь. Рыцарю было за тридцать - странно, эти уголовники до тридцати редко доживают, но ведь дожил...
   - Желаю здравия, рыцарь! - алхимик в белом плаще поднял правую ладонь, показывая по старинному этикету, что оружия в ней нет, хотя это и было ложью - контейнер Заклятия был прикреплён к запястью каждого из них.
   - Будь здрав, брат мой, да уста Улыбчивой не улыбнутся тебе на поле боя! - рыцарь так же поприветствовал их нового знакомого.
   - Откуда ты, о благородный рыцарь! - старец спросил, хитро прищурившись, видно, пребывание у эльфов не прошло даром, и в оружии, которым был увешан их новый спутник, как и его конь, он разобрался слёту.
   - Я, - рыцарь приосанился, - ночью, во время мертвецов и зелёных глаз эльфийских стражников, я проник в белый город, сразился со скелетами, чьи кости защищала тяжёлая броня, я сразил дракона Умным Копьём, завладев тремя Копьями Прожжённой стали, двумя Умными Копьями и десятком стальных яиц дракона! - рыцарь перешёл на шёпот - и ещё - у мертвецов я добыл доспехи из Белого Золота - мне нужен алхимик, способный расплавить их на болванку для меча, или хотя бы кузнец, способный порезать их на монеты волшебным диском - не все - рыцарь улыбнулся жёлтыми щербатыми зубами - две золотые пластины я приладил к своей броне!
   - Ну, насчёт мертвецов, воинская часть здесь рядом, и двести семнадцать лет назад там никто не выжил - верю, хотя мы её подорвали, дабы подобные тебе не таскали оружие, но насчёт дракона? Боюсь, сейчас эти яйца тебе не помогут, твой перстень принадлежал женщине-некроманту. Я знал одну такую. Она исцелила рыцаря, рискнувшего ограбить лендлорда и отведавшего плевков арбалетов его наёмников. Таковы мы, не делаем между вами различия. А потом она пропала. И не пытайся жать на кнопку Заклятия, которое ты снял с тела и приладил к своей руке, надо ввести Волшебное Слово, а его ты не знаешь! - услышав слова алхимика, молодой рыцарь вжался в седло, задумавшись на секунду, стоит ли хвататься за рукоять меча или приклад Арбалета, или подчёркнуто соблюсти нейтралитет в предстоящем, уже неизбежном поединке. Рыцарь нарушил Кодекс, но тот же Кодекс запрещая вмешиваться в поединок, призывает быть на стороне правого. А ещё, если победит алхимик, проблем не будет, а вот этот...
   - Ты хочешь схватки, эльфийский прихвостень! - понял ли рыцарь, что отпираться бесполезно, или позарился на трофеи, но он полез в драку сам, чего и следовало ожидать, - схватка будет, выбирай оружие, арбалеты или мечи?
   - Мечи, рыцарь. Орлиный Глаз просквозит твою шестёрку как бумагу, даже пластины Белого золота не спасут, а твой Арбалет Тридцати Кинжалов не пробьёт даже моего шлема. Но это будет поединок, а не убийство, так что - мечи! - конечно, он лукавил. Не убийство, но и не поединок, поединок кошки и мыши звучит странновато. Но пристрелить, или поджарить мозги индукционкой (что столь неловко и без пароля попытался сделать сам рыцарь), было бы слишком некрасиво. Если не приучить к тому, что гиперборейцы дерутся честно, рыцари будут стрелять им в спину.
  - Тогда, я хочу знать имя почтенного алхимика, которого убью, чтобы по трофеям никто не посмел назвать меня вором! Моё имя Вася Хромой, конкретный рыцарь из пяти поколений законников, состоящий в Братстве.
   - Что же, рыцарь. Придётся назваться. Я немного разочарую тебя, я не алхимик и не везу громовой камень, - белый плащ упал на круп коня, обнажив шлем Белого золота с припаянным к нему уреем.
   - Жёлтое золото! - молодой рыцарь как заворожённый уставился на змейку, реакция старика, побывавшего на базе и знавшего, что она символизирует, была иной и неожиданной, он не стал неуклюже кланяться, он замер, уставившись на лицо Белого Эльфа, хоть оно и было наполовину закрыто полупрозрачным броневым забралом, он вспомнил его...
   - Моё имя, рыцарь, потеряно в белых вспышках Великого Гнева. Я - Фараон Гипербореи, еду на базу Номарха Причерноморья, чтобы расследовать обстоятельства гибели птицы с послами Римского Императора!
   Старый рыцарь не испугался, он взвыл, как зверь, пришпорил коня, и бросился на врага, выхватив меч, откованный, похоже, из стальной рессоры. Но острое лезвие Белого золота, встретило рыцарский меч, перемахнув как ветку. Броневой титан с лазерной заточкой и вольфрамовым элементом в конце клинка, переносящим энергию удара на острие, конфигурация, обсчитанная на компьютерах. Да уж, не очень честный поединок, но лучше, чем пристрелить. Остриё меча Фараона вонзилось рыцарю в левый глаз, под каску, труп мешком свалился с коня. Молодой рыцарь растерянно кланялся, а старик всё так же неподвижно смотрел в лицо эльфийского владыки. Старец вспомнил всё.
  
   Кошмар всегда приходит ночью, даже, если случается наяву. Он скомкал подушку, набитую соломой, проснувшись, едва ли не в холодном поту. Ему снился мудрец, который рассказывал крестьянам Правду, и учил молодых писать и читать, как он говорил "по-гиперборейски" - на одном из эльфийских языков - ведь все Книги Ушедших на эльфийском. Тогда ему попалась странная книга, в ней говорилось о том, что орки - да, они всегда были злыми, но эльфы там были добрые. Они не обучали некромантов с могильным крестом на броне делать эликсир из крови девушек, чтобы обретать бессмертие, не собирали дань, а дрались бок о бок с людьми. А когда они победили своего Дьявола с незнакомым именем, то уплыли на запад на кораблях. В Атлантиду? Всё-таки это была сказка, но мудрец говорил, что это одна из Книг Пророчества, что когда люди будут готовы, эльфы вернут им Похищенный Огонь и уйдут. На запад - это не в Атлантиду, они уйдут на закат солнца, как умершие цари Древних, уйдут в Страну Улыбчивой. Тогда люди снова начнут жить как Ушедшие.
   Странно, почему мудрец приснился ему. Не его проповедь, а его смерть. Когда лендлорд продал эльфам деревню, чтобы те могли прийти за данью, старейшины наняли рыцарей, сколько Белого золота они запросили, одному Небу известно, но у некоторых рыцарей были даже Умные Копья, которыми можно убить дракона или остроклювую птицу крика. А ещё - пришёл проповедник, сказал, что мудрец распространяет эльфийскую ересь и его нужно казнить. Крестьяне прибили его руки гвоздями к дереву, почти как на картинках Книг про Распятого Бога, обложили хворостом и сожгли живьём. Вчера он почему-то смотрел, как старик умирал в пламени, и, хотя он уже встретил пятнадцать ранних рассветов, волосы шевелились на голове. И почему это приснилось ему сегодня?
  Собаки залаяли, надрываясь. Это были эльфы - бедный старик считал книгу про эльфов пророческой - сказки, эльфы не жили в лесах, не умели даже воевать в лесу и идти по веткам бесшумно, как охотники. Два зелёных огня зажглись в ночном небе. Эльфы не стреляли, они шли длинной цепью, а перед ними ехал всадник, наверно, кто-то из главных, подняв правую руку, показывая, что они не причинят крестьянам зла. Да уж, не причинят, скажи это девам, которых заберут некроманты! Застрекотали сухо и нервно, как цикады коротким летом, рыцарские арбалеты. Они не причиняли эльфам вреда, не пробивая тяжёлых доспехов, те вскинули своё оружие, но не стреляли, а продолжали приближаться, как призраки. Их лиц было не видно - тяжёлые шлемы с забралами, на которых были Зелёные глаза, благодаря которым, эльф, говорят, может видеть ночью как днём, тяжёлые доспехи на этих не в меру высоких, по человеческим меркам существах, это было жутко. Но тут ухнуло копьё - один эльф исчез в огненном вихре, остальные спешно легли на землю. Впервые защёлкали их арбалеты. Они не различали рыцарей, охотников и вооружённых крестьян, они били по тем, у кого было оружие. Главный спешился, и тоже залёг, он говорил что-то в магический Амулет Далёкого Голоса, и кричал своим: "Не стреляйте, они ни в чём не виновны, отступайте". Главный из эльфов скинул забрало, и тут же получил в лицо плевок рыцарского арбалета. И эльфы медленно начали отходить, прикрывая друг друга меткими плевками огня, каждый из которых уносил жизнь их односельчанина или рыцаря-наёмника.
   А потом небо взорвалось глухим клёкотом драконьих крыльев. Один из драконов завис, не атакуя, только угрожая, но, из-за домов взмыли два Умных Копья. Они промахнулись, но в ответ оба дракона пустили по окраине несколько огненных стрел. Его оглушило. Он помнил только огонь и крики. Помнил, как вспахивают землю разрывы драконьих зубов, а потом, острая боль пронзила его тело и...
   Когда он очнулся, то увидел над собой светловолосую девушку и закричал так, что едва голова не лопнула. Но это была не Улыбчивая - не пришло ещё его время. Похоже, напуганная его криком женщина, вскочила с земли - эльфийка? Нет - на её доспехах был нарисован красный могильный крест - знак Клана некромантов. "Тише, мальчик, тише! Не бойся меня! Ты будешь жить. Поймал пару осколков, ну, ничего, в твоём-то возрасте! Будь прокляты эти рыцари, зачем они стали стрелять! Сейчас, подожди, уколю тебя, и боль уйдёт. Не двигайся, ты потерял много крови!" - Она легонько уколола его в руку, было не больно, но страшно, говорили, что так некроманты высасывают кровь на эликсир бессмертия. Боль стала уходить. Девушка осмотрела его, потом снова наклонилась над его лицом, спросив: "Ну как, лучше?".
   - А ты красивая! - странно, почему он сказал это тогда, но Держащая Косу и Цветок рассмеялась в ответ, и ему стало очень обидно.
   - Ладно, парень, полежи пока один, тут ещё очень много раненых! - она пожала ему руку, встала и пошла куда-то.
   Какой-то эльфийский стражник прикрикнул на неё: "Мария, отставить снимать шлем, эти дикари могут продырявить голову, и не посмотрят, что медслужба, они боятся вас и называют некромантами! Господи, тебе уже за семьдесят, а ты... Ну зачем ты ввела ему свой регенератор, спасли бы итак, даром, что в печени осколок, рыцари прирезали беременных, и теперь у нас не будет стволовых клеток, а синтетическая "регина", которую делают генетики, совсем не того качества!" - половину из его слов он не понял.
   Некроманты смотрели по серьёзности ран, кого подлечить и оставить, а кого везти в Белую Башню. К его страху, он оказался среди вторых. Медленно, как в кошмарном сне, на опушку опустились два дракона, таких он раньше не видел. Обычно, драконы хищные и поджарые, а эти были толстыми и не внушали страха. Его, и ещё человек тридцать, привязали к носилкам, и занесли в чрево драконов. Так он оказался у эльфов. Он учился читать на трёх эльфийских языках, и жадно глотал Книги, к ним его пристрастил ещё в деревне мудрец, которого сожгли односельчане. В свободное время он любил сидеть под громадным Куполом. Охотники, видевшие издалека покрытый Белой медью Купол, считали, что это эльфийский храм Солнца. Эльфы сказали ему, что это старинный Глаз Дальнего Дозора, отведавшей во время Мести Ушедших огненную стрелу, отчего в нём зияли громадные дыры, сквозь которые светило солнце, над Башнями не было тёмных туч, маги развеивали их Зеркалами Стихии. Иногда, молодые эльфы и эльфийки уединялись под заброшенным куполом, объясняясь друг другу в любви, но не замечали его. Но, однажды, смотря сквозь дыры купола на звёзды, он почувствовал, как рука легла на его плечо.
   - Почему ты сидишь здесь, мальчик? - это был молодой эльф, без доспеха, в Белых Башнях они не носят броню.
   - Я? Я смотрю на звёзды. В деревне я видел их так редко.
   - Я слышал историю про необычного мальчика. На его лечение одна из наших потратила свой регенератор, заметив в нём что-то. Верно, это ты?
   - Это я, эльф. Но, скажи мне, кто эта молодая женщина, некромант или эльфийка? Наверно, эльфийка, я слышал, ей уже семьдесят...
   - Открыть тебе тайну парень? Я знаю, ты любишь читать книги, когда ты достаточно обучишься, сможешь читать с цветных зеркал, ты уже многое знаешь...
   - Какую тайну, эльф?
   - Все Кланы магов, эльфийские расы, лендлорды, рыцари - это сказка вашего мира. Мы, они, вы - все - это те, кого вы зовёте Ушедшими, или их потомки, они не погибли, они покинули города и стали... - он слушал эльфа открыв рот, не зная, верить ему, или нет, но ведь Книги говорят о том же, а Книги не могут лгать, эльф заглянул ему в глаза, и, почему-то, возбуждённо выпалил что-то малопонятное, - вот она Tabula Rasa, Чистая Доска, ради этого мы нанесли удар... Есть надежда - проект Поколение и проект Книга подготовят вас, и тогда мы вернём людям Огонь Прометея!
   Ворвавшийся под купол эльфийский стражник прервал его речь: "Живи вечно, Фараон Гипербореи! Номарх и ваша Правительница уже надумали поднимать тревогу, Купол экранирует индивидуальный спутниковый локатор и мы обыскались..."
   Значит, это сам Белый Эльф? Тот, которым пугают матери непослушных детей, говоря, что он придёт за ними - но ему должен быть не один век? Мальчик смотрел ему в лицо чистыми голубыми глазами...
  
   - Старик, ты жив? Благородный рыцарь, я не трону тебя, не сиди как каменный, помоги мне, мудрецу плохо! Так, шприц-тюбик с регенератором при мне, оголи его шею, рыцарь!
   - Всё в порядке, владыка Гипербореи! - старик прокашлялся и улыбнулся, это улыбка что-то напомнила Фараону, но что, он не мог сказать точно... - ты, наверно, не узнал во мне того мальца, которому обещал в эльфийском храме, что вы вернёте людям Похищенный Огонь? А теперь, я один из тех, кто пишет Новые Веды, чтобы люди ведали Правду, - Белый Эльф поднял забрало, вглядываясь в морщинистое лицо старца:
   - Да, время изменило тебя, Мирослав - теперь он вспомнил, где видел эту улыбку - что же, скорей на базу, тебя нужно подлечить и подколоть "региной"! Проект "Книга" слишком важен для нас... Для вас. Пришпорь коня, рыцарь, до базы совсем немного, маги обещают буран, а через сотню шагов не будет ни туч, ни снега!
   - Ты обещал, Фараон, и ты сдержишь...
   - Сдержу, Мирослав. Сдержим! И здесь, и в Атлантиде и в Риме мы храним Огонь Титана только для того чтобы вернуть его людям.
   Ветер усилился. Пара коней и осёл со своими всадниками исчезли в снежной пелене, сквозь которую едва просвечивало солнце. Первые порывы бурана размели сугроб, обнажив старый указатель: "Новомихайловская 7". И ещё один: "Закрытая территория, база N273 "Агой". Белая Башня, названная когда-то в честь убыхского бога Агыя, исчезнувшего четыре века назад вместе со своим народом.
  
   Август-ноябрь 2006
Оценка: 5.08*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"