Шкловский Лев : другие произведения.

Перебежчик

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 10.00*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новый перевод детектива о Нике Картере

  
  Ник Картер
  Перебежчик
  ГЛАВА ОДИН
  В Акапулько всегда светит солнце. В небольшом гостиничном номере с видом на пляж с белым песком Ник Картер, убийца номер один в компании AX, наблюдал, как красный шар заходящего солнца всплескивает над морем. Ему понравилось это зрелище, и он редко его пропускал, но он пробыл в Акапулько уже месяц и почувствовал, как внутри него нарастает тревожное беспокойство.
  Хоук настоял на том, чтобы на этот раз он взял отпуск, и Ник поначалу был за это. Но месяц - это слишком долго для праздной жизни. Ему нужно было задание.
  Киллмастер отвернулся от окна, уже темнеющего в сумерках, и посмотрел на уродливый черный телефон на тумбочке. Ему почти хотелось, чтобы он зазвонил.
  За его спиной раздался шелест простыней. Ник завершил свой поворот лицом к кровати. Лаура Бест протянула ему свои длинные загорелые руки.
  «Опять, дорогой», - сказала она хриплым от сна голосом.
  Ник вошел в ее объятия, его мощная грудь раздавила ее идеально сформированные обнаженные груди. Он провел губами по ее губам, чувствуя привкус сна в ее дыхании. Лаура нетерпеливо шевелила губами. Пальцами ног она протянула простыню между ними. Это движение взволновало их обоих. Лаура Бест умела заниматься любовью. Ее ноги, как и ее грудь - действительно, как и вся она - были идеально сформированы. В ее лице была детская красота, сочетающая в себе невинность и мудрость, а иногда и открытое желание. Ник Картер никогда не знал более совершенной женщины. Она была всем для всех мужчин. У нее была красота. Она была богата благодаря нефтяному богатству, оставленному ей отцом. У нее были мозги. Она была одной из самых красивых людей со всего мира, или, как предпочитал Ник, останков Джетсета. Занятие любовью было ее спортом, хобби, призванием. Последние три недели она рассказывала своим международным друзьям, что безумно любит Артура Поргеса, покупателя и продавца государственных излишков товаров. Артур Поргес оказался настоящим прикрытием Ника Картера.
  У Ника Картера тоже было мало равных в сфере занятий любовью. Мало что удовлетворяло его так, как занятия любовью с красивой женщиной. Занятия любовью с Лорой Бест полностью удовлетворили его. И все еще-
  "Ой!" - воскликнула Лаура. «А теперь, дорогой! В настоящее время!" Она выгнулась к нему, провела ногтями по его мускулистой спине.
  А когда они вместе завершили свой любовный акт, она обмякла и, тяжело дыша, упала от него.
  Она открыла свои большие карие глаза, глядя на него. «Боже, это было хорошо! Это было еще лучше ». Ее глаза скользнули по его груди. «Ты никогда не устаешь, правда?»
  Ник улыбнулся. "Я устаю." Он лег рядом с ней, вытащил из тумбочки одну из своих сигарет с золотым наконечником, закурил и протянул ей.
  Лаура приподнялась на локте, чтобы получше рассмотреть его лицо. Она покачала головой, глядя на сигарету. «Женщина, которая утомляет тебя, должна быть больше женщиной, чем я».
  «Нет, - сказал Ник. Он сказал это отчасти потому, что верил в это, а отчасти потому, что полагал, что она хотела это услышать.
  Она ответила на его улыбку. Он был прав.
  «Это было умно с твоей стороны», - сказала она, проводя указательным пальцем по его носу. «Ты всегда говоришь правильные вещи в нужное время, не так ли?»
  Ник глубоко затянулся сигаретой. «Ты женщина, которая знает мужчин, я дам тебе это». И он был мужчиной, который знал женщин.
  Лаура Бест изучала его, ее большие глаза мерцали далеким блеском. Ее каштановые волосы ниспадали на левое плечо, почти закрывая грудь. Указательный палец слегка скользнул по его губам, горлу; она положила ладонь на его массивную грудь. Наконец она сказала: «Ты же знаешь, что я люблю тебя, не так ли?»
  Ник не хотел, чтобы разговор пошел в том направлении, в котором он идет. Когда он впервые встретил Лору, она посоветовала ему не ожидать слишком многого. Их отношения будут исключительно для смеха. Они полностью наслаждались друг другом, а когда это померкло, они расстались хорошими друзьями. Никаких эмоциональных заморочек, никакой липкой театральности. Она пошла за ним, а он за ней. Они занимались любовью и веселились. Период. Это была философия прекрасных людей. И Ник более чем согласился. У него был перерыв между заданиями. Лаура была одной из самых красивых женщин, которых он когда-либо встречал. Веселье было названием игры.
  Но в последнее время она стала капризной. В двадцать два года она уже была замужем и разводилась трижды. Она говорила о своих прошлых мужьях, как охотник говорит о своих трофеях. Чтобы Лора любила, Лора должна была обладать. И для Ника это был единственный недостаток ее совершенства.
  "Не так ли?" - повторила Лаура. Ее глаза искали его.
  Ник размять сигарету в пепельнице на тумбочке. «Чувствуете себя плавать при лунном свете?» он спросил.
  Лаура плюхнулась на кровать рядом с ним. "Черт! Разве ты не можешь сказать, когда я пытаюсь сделать тебе предложение? "
  "Что предложить?"
  «Брак, конечно. Я хочу, чтобы ты женился на мне, чтобы убрать меня от всего этого ».
  Ник усмехнулся. «Пойдем купаться при лунном свете».
  Лаура не улыбнулась в ответ. «Нет, пока я не получу ответ».
  Телефон зазвонил.
  Ник с облегчением двинулся к нему. Лаура схватила его за руку, держа ее.
  «Ты не снимешь трубку, пока я не получу ответ».
  Свободной рукой Ник легко ослабил
  
  
  
  
  ее крепкую хватку на его руке. Он снял трубку, надеясь услышать голос Хоука.
  «Искусство, дорогой», - произнес женский голос с легким немецким акцентом. «Могу я поговорить с Лорой, пожалуйста?»
  Ник узнал в этом голосе Сонни, еще один остаток Jet-Set. Он передал телефон Лауре. "Это Сонни".
  В гневе Лаура вскочила с кровати, показала Нику красивый язык и приложила телефон к уху. «Черт тебя побери, Сонни. Ты выбрал адское время для звонка.
  Ник стоял у окна и смотрел, но не видел белых шапок, слабо заметных над темным морем. Он знал, что это будет последняя ночь, которую он проведет с Лорой. Звонил Хоук или нет, их отношения закончились. Ник был немного зол на себя за то, что позволил этому зайти так далеко, как это произошло.
  Лаура повесила трубку. «Утром мы плывем на лодке на Пуэрта Валларта». Она сказала это легко, естественно. Она строила планы. «Думаю, мне следует начать собирать вещи». Она натянула трусики, подняла бюстгальтер. На ее лице было сосредоточенное выражение, как будто она много думала.
  Ник подошел к своим сигаретам, закурил еще одну. На этот раз он ей не предложил.
  "Хорошо?" - спросила Лаура. Она застегивала бюстгальтер.
  "Хорошо что?"
  «Когда мы поженимся?»
  Ник чуть не подавился сигаретным дымом, который он вдохнул.
  «Пуэрта Валларта было бы хорошим местом», - продолжила она. Она все еще строила планы.
  Телефон снова зазвонил.
  Ник поднял его. "Да?"
  Он сразу узнал голос Хоука. "Г-н. Поргес?
  "Да."
  «Это Томпсон. Насколько я понимаю, у вас есть на продажу сорок тонн чугуна.
  "Это правильно."
  «Если цена будет подходящей, я могу быть заинтересован в покупке десяти тонн этого продукта. Вы знаете, где мой офис? "
  «Да», - ответил Ник с широкой улыбкой. Хоук хотел его в десять часов. Но сегодня в десять часов или завтра утром? «Неужели завтра утром будет достаточно?» он спросил.
  «Хорошо», - заколебался Хоук. «У меня завтра несколько встреч».
  Нику больше не нужно было говорить. Что бы вождь ни приготовил для него, это было срочно. Киллмастер украдкой взглянул на Лору. Ее прекрасное лицо было напряженным. Она с тревогой наблюдала за ним.
  «Я полечу отсюда следующим самолетом», - сказал он.
  "Это будет здорово."
  Они повесили трубку вместе.
  Ник повернулся к Лоре. Если бы она была Джорджет, или Суи Чинг, или любой другой девушкой Ника, она надула бы губы и подняла бы небольшой шум. Но они расстались друзьями и пообещали друг другу, что в следующий раз продлится дольше. Но с Лорой так не получилось. Он никогда не знал никого похожего на нее. С ней должно было быть все или ничего. Она была богата и избалована и привыкла поступать по-своему.
  Лаура выглядела красивой, стоя в бюстгальтере и трусиках, положив руку на бедра.
  "Так?" - сказала она, приподняв брови. На ее лице было выражение маленького ребенка, смотрящего на то, что она хотела отнять у нее.
  Ник хотел сделать это как можно более безболезненным и коротким. «Если вы собираетесь на Пуэрта Валларта, вам лучше начать собирать вещи. До свидания, Лора.
  Ее руки упали по бокам. Ее нижняя губа начала слегка дрожать. "Тогда все кончено?"
  "Да."
  "Полностью?"
  «Совершенно верно», - Ник знал, что она никогда не сможет стать еще одной из его девочек. Разрыв с ней должен был быть окончательным. Он затушил сигарету, которую выкурил, и стал ждать. Если она собиралась взорваться, он был к этому готов.
  Лаура пожала плечами, слабо улыбнулась ему и начала расстегивать бюстгальтер. «Тогда давайте сделаем этот последний раз самым лучшим», - сказала она.
  Они занимались любовью, сначала нежно, затем яростно, каждый забирая у другого все, что можно было дать. Это был их последний раз вместе; они оба знали это. А Лора все время плакала, слезы текли по вискам, смачивая подушку под ней. Но она была права. Это было лучше всего.
  В десять минут одиннадцатого Ник Картер вошел в небольшой офис в здании Amalgamated Press and Wire Services на Дюпон-Серкл. В Вашингтоне шел снег, и плечи его пальто были влажными. В офисе пахло затхлым сигарным дымом, но короткий черный окурок, застрявший между зубами Хоука, так и не загорелся.
  Хоук сидел за тускло освещенным столом, его ледяные глаза внимательно изучали Ника. Он смотрел, как Ник повесил пальто и сел напротив него.
  Ник уже поместил Лору Бест вместе со своей обложкой Артура Поргеса в банк памяти своего разума. Он мог вспомнить это воспоминание, когда хотел, но, скорее всего, он просто останавливался там. Теперь он был Ником Картером, N3, Killmaster для AX. Пьер, его крошечная газовая бомба, висела на своем любимом месте между его ног, как третье яичко. Тонкий стилет Хьюго был прочно закреплен на его руке, готовый поместиться в его руку, если ему это понадобится. А Вильгельмина, его 9-миллиметровый «Люгер», уютно устроилась под его левой подмышкой. Его мозг был настроен на Хоука, его мускулистое тело ждало действий. Он был вооружен и готов к работе.
  Хоук закрыл папку и откинулся на спинку стула. Он вытащил уродливую черную окурок изо рта, с отвращением изучил его и бросил в мусорное ведро рядом со своим столом. Почти сразу он зажал в зубах еще одну сигару, и его кожистое лицо затуманило дымом.
   «Ник, у меня для тебя есть трудная задача», - внезапно сказал он.
  
  
  
  
  
  
  Ник даже не пытался скрыть улыбку. Оба знали, что у N3 всегда самые крутые задачи.
  Хоук продолжил. "Слово" меланомы "что-нибудь для вас значит?"
  Ник вспомнил, что когда-то читал это слово. "Какое-то отношение к пигменту кожи, не так ли?"
  На добродушном лице Хоука появилась удовлетворенная улыбка. «Достаточно близко, - сказал он. Он открыл папку перед собой. «Не позволяйте этим десятидолларовым словам сбить вас с толку». Он начал читать. «В 1966 году с помощью электронного микроскопа профессор Джон Лу открыл метод выделения и характеристики таких кожных заболеваний, как меланома, клеточный синий невус, альбинизм и другие. Хотя это открытие было важно само по себе, истинная ценность этого открытия заключалась в том, что, зная и изолировав эти болезни, стало легче диагностировать более серьезные заболевания ». Хоук посмотрел на Ника из папки. «Это было в 1966 году».
  Ник наклонился вперед, ожидая. Он знал, что вождь что-то замышляет. Он также знал, что все, что сказал Хоук, было важным. Сигарный дым висел в маленьком офисе, как синий туман.
  «До вчерашнего дня, - сказал Хок, - профессор Лу работал дерматологом в программе НАСА« Венера ». Работая с ультрафиолетом и другими формами излучения, он совершенствовал соединение, более совершенное, чем бензофеноны, в защите от вредных лучей кожи. Если он добьется успеха, у него будет состав, защищающий кожу от солнечных лучей, волдырей, тепла и радиации ». Хоук закрыл папку. «Мне не нужно рассказывать вам ценность такого соединения».
  Мозг Ника усвоил информацию. Нет, ему не нужно было говорить. Его ценность для НАСА была очевидна. В крошечных кабинах космических аппаратов космонавты иногда подвергались воздействию вредных лучей. С новым составом лучи можно было обезвредить. С медицинской точки зрения его применение может распространяться на волдыри и ожоги. Возможности казались безграничными.
  Но Хок сказал до вчерашнего дня. "Что произошло вчера?" - спросил Киллмастер.
  Хоук встал, подошел к мрачному окну. В условиях легкого снегопада и темноты было нечего видеть, кроме отражения его собственного жилистого тела, одетого в свободный, мятый костюм. Он глубоко затянулся сигарой и выпустил дым на отражение. «Вчера профессор Джон Лу прилетел в Гонконг». Шеф повернулся к Нику. «Вчера профессор Джон Лу объявил, что переходит на сторону Чи Корнс!»
  Ник закурил одну из своих сигарет с золотым наконечником. Он понимал серьезность такого отступничества. Если бы соединение было усовершенствовано в Китае, его наиболее очевидной ценностью была бы защита кожи от ядерной радиации. У Китая уже была водородная бомба. Такая защита для них может быть зеленым светом для использования их бомб. «Кто-нибудь знает, почему профессор решил уйти?» - спросил Ник.
  Хоук пожал плечами. «Никто - ни НАСА, ни ФБР, ни ЦРУ - никто не может придумать причину. Позавчера он идет на работу, и день идет нормально. Вчера он объявил в Гонконге, что собирается дезертировать. Мы знаем, где он, но он никого не хочет видеть ».
  "Как насчет его прошлого?" - спросил Ник. «Есть что-нибудь коммунистическое?»
  Сигара погасла. Хоук жевал её, пока говорил. "Ничего. Он американец китайского происхождения, родился в китайском квартале Сан-Франциско. Получил степень в Беркли, женился на девушке, которую встретил там, перешел на работу в НАСА в 1967 году. У него есть двенадцатилетний сын. Как и большинство ученых, он не имеет никаких политических интересов. Он предан двум вещам: своей работе и своей семье. Его сын играет в Младшей лиге. В отпуске он берет свою семью на глубоководную рыбалку в заливе на их восемнадцатифутовой лодке с подвесном моторе ». Вождь откинулся на спинку стула. «Нет, в его прошлом нет ничего».
  Киллмастер затушил окурок сигареты. В крошечном офисе висел густой дым. Радиатор создавал влажный жар, и Ник почувствовал, что слегка потеет. «Причина должна быть либо в работе, либо в семье», - сказал он.
  Хоук кивнул. «Я так понимаю. Однако у нас есть небольшая проблема. ЦРУ сообщило нам, что не намерено позволять ему работать над этим комплексом в Китае. Если Чи Корны его заполучат, ЦРУ пришлет агента, чтобы убить его ».
  Ник придумал что-то подобное. Это не было редкостью. AX даже иногда это делал. Когда все не удалось вернуть перебежчика и если он был достаточно важен, последним шагом было его убийство. Если агент не вернулся - очень плохо. Агенты были необязательными.
  «Дело в том, - сказал Хоук, - что НАСА хочет его вернуть. Он блестящий ученый и достаточно молод, поэтому то, над чем он работает сейчас, будет только началом ». Он без юмора улыбнулся Нику. «Это твое задание, N3. Используйте что-нибудь, кроме похищения, но верните его! »
  "Да сэр."
  Хоук вытащил сигарный окурок изо рта. Он присоединился к другому в мусорном ведре. «С профессором Лу в НАСА работал коллега-дерматолог. Они были хорошими рабочими друзьями, но из соображений безопасности никогда не собирались вместе. Его зовут Крис Уилсон. Это будет ваше прикрытие. Это может открыть дверь для тебя в Гонконге. "
  
  
  
  
  
  
  "А как насчет семьи профессора?" - спросил Ник.
  «Насколько нам известно, его жена все еще находится в Орландо. Мы дадим вам ее адрес. Однако она уже прошла собеседование и не смогла дать нам ничего полезного.
  "Не повредит попробовать".
  В ледяном взгляде Хоука было одобрение. N3 мало что принимал на словах других. Ничего не было исчерпано, пока он лично не попробовал. Это была только одна причина, по которой Ник Картер был агентом номер один AXE. «Наши отделы в вашем полном распоряжении, - сказал Хоук. «Получите все, что вам нужно. Удачи, Ник ».
  Ник уже стоял. «Я сделаю все, что в моих силах, сэр». Он знал, что вождь никогда не ожидал большего или меньшего, чем он мог.
  В отделе спецэффектов и монтажа AXE Ник получил две маскировки, которые, как он думал, ему понадобятся. Одним из них был Крис Уилсон, который касался всего лишь одежды, кое-где набивки и некоторых изменений в манерах. Другой, который будет использован позже, был немного сложнее. У него было все необходимое - одежда и косметика - в секретном отсеке его багажа.
  В Documents он запомнил двухчасовую записанную на магнитофон лекцию о работе Криса Уилсона в НАСА, а также все, что личный AX знал об этом человеке. Он получил необходимый паспорт и документы.
  К полудню слегка пухлый, пестрый новый Крис Уилсон сел на борт Боинга 707, рейс 27, в Орландо, Флорида.
  ГЛАВА ВТОРАЯ
  Когда самолет кружил над Вашингтоном перед поворотом на юг, Ник заметил, что снег немного улегся. Клочки голубого неба выглядывали из-за облаков, и когда самолет набирал высоту, его окно осветилось солнечным светом. Он устроился на своем месте, и когда лампочка «Не курить» погасла, он закурил одну из своих сигарет.
  Некоторые вещи казались странными в дезертирстве профессора Лу. Во-первых, почему профессор не взял с собой семью? Если Чи Корны предлагали ему лучшую жизнь, казалось логичным, что он хотел бы, чтобы его жена и сын поделились ею с ним. Если, конечно, жена не стала причиной его бегства.
  Еще одна загадочная вещь заключалась в том, откуда Чи Корны узнали, что профессор работал над этим соединением кожи. У НАСА была строгая система безопасности. Всех, кто на них работал, тщательно проверяли. Тем не менее, Чи Корны знали о соединении и убедили профессора Лу усовершенствовать его для них. Как? Что они могли ему предложить, чего не смогли сопоставить американцы?
  Ник намеревался найти ответы. Он также намеревался вернуть профессора. Если ЦРУ отправит своего агента убить этого человека, это будет означать, что Ник потерпел неудачу - а у Ника не было намерения проиграть.
  Ник раньше имел дело с перебежчиками. Он обнаружил, что они дезертировали из-за жадности, или они убегали от чего-то, или они бежали к чему-то. В случае с профессором Лу могло быть несколько причин. Номер один, конечно, деньги. Может быть, Чи Корны пообещали ему единовременную сделку за комплекс. Конечно, НАСА не было самой высокооплачиваемой организацией. И каждый всегда может использовать лишнюю царапину.
  Потом были семейные неурядицы. Ник предположил, что у каждого женатого мужчины в то или иное время были проблемы с браком. Может, его жена спала с любовником. Может, у Чи Корнов был для него кто-то получше. Возможно, ему просто не нравился его брак, и это выглядело как самый простой выход. Для него были важны две вещи - его семья и его работа. Если он чувствовал, что его семья распадается, этого могло быть достаточно, чтобы отправить его. Если нет, то это его работа. Как ученый, он, вероятно, требовал определенной свободы в своей работе. Может быть, Chi Corns предлагали неограниченную свободу, неограниченные возможности. Это было бы стимулом для любого ученого.
  Чем больше Киллмастер думал об этом, тем больше открывалось возможностей. Отношения мужчины со своим сыном; просроченные счета и угрозы возврата во владение; отвращение к американской политической политике. Все может быть, возможно и вероятно.
  Конечно, Чи Корны могли на самом деле вынудить профессора бежать, чем-то угрожая ему. «К черту все это, - подумал Ник. Как всегда, он играл на слух, используя свои таланты, оружие и ум.
  Ник Картер смотрел на медленно движущийся пейзаж далеко под окном. Он не спал сорок восемь часов. Используя йогу, Ник сосредоточился на полном расслаблении своего тела. Его разум оставался настроенным на его окружение, но он заставил свое тело расслабиться. Каждый мускул, каждое волокно, каждая клетка полностью расслаблены. Для всех, кто смотрел, он выглядел как человек в глубоком сне, но его глаза были открыты, а его мозг был в сознании.
  Но его расслабления не суждено было произойти. Стюардесса прервала его.
  «С вами все в порядке, мистер Уилсон?» спросила она.
  «Да, хорошо, - сказал Ник. Мускулы его тела снова напряглись.
  «Я думала, ты упал в обморок. Принести вам что-нибудь?"
  "Нет, спасибо."
  Это было красивое создание с миндалевидными глазами, высокими скулами и пышными полными губами. Либеральная политика авиакомпании в отношении униформы позволяла ее блузке плотно облегать ее большую выступающую грудь. Она носила пояс, потому что его требовали все авиакомпании. Но Ник сомневался, что
  
  
  
  
  
  она носила такой, кроме как во время работы. Конечно, ей это было не нужно.
  Стюардесса смутилась под его взглядом. Эго Ника было достаточно, чтобы знать, что даже с толстыми очками и толстой серединой он все равно влияет на женщин.
  «Скоро мы будем в Орландо», - сказала она, и ее щеки покраснели.
  Когда она двигалась перед ним по проходу, короткая юбка открывала длинные, красиво суженные ноги, а Ник благословлял короткие юбки. На мгновение он подумал о том, чтобы пригласить ее на ужин. Но он знал, что времени не будет. Когда он закончил интервью с миссис Лу, ему нужно было сесть на самолет в Гонконг.
  В маленьком аэропорту Орландо Ник спрятал свой багаж в шкафчике и дал водителю такси домашний адрес профессора. Ему стало немного не по себе, когда он устроился на заднем сиденье такси. Воздух был душным и жарким, и хотя Ник сбросил пальто, он все еще был в тяжелом костюме. И вся эта набивка вокруг его талии тоже не сильно помогла.
  Дом был зажат между другими домами, точно так же, как тот, что располагался по обе стороны квартала. Из-за жары разбрызгиватели стояли почти на всех. Газоны выглядели ухоженными и густо-зелеными. Вода из сточной канавы текла по обеим сторонам улицы, а бетонные тротуары, обычно белые, потемнели от влаги из разбрызгивателей. От крыльца до тротуара тянулся короткий тротуар. Как только Ник заплатил таксисту, он почувствовал, что за ним наблюдают. Все началось с того, что тонкие волосы встали у него на шее. Легкий, колючий озноб прошел по его телу, а затем быстро ушел. Ник повернулся к дому как раз вовремя, чтобы увидеть, как занавес снова встал на место. Киллмастер знал, что его ждали.
  Ник не особо интересовался этим собеседованием, особенно с домохозяйками. Как указал Хоук, она уже прошла собеседование и не могла предложить ничего полезного.
  Когда Ник подошел к двери, он уставился на лицо, обнажив самую широкую мальчишескую ухмылку. Один раз он нажал кнопку звонка. Дверь немедленно открылась, и он оказался лицом к лицу с миссис Джон Лу.
  "Г-жа. Лу? » - спросил Киллмастер. Когда он получил короткий кивок, он сказал: «Меня зовут Крис Уилсон. Я работал с твоим мужем. Интересно, могу ли я немного поговорить с тобой ».
  «Что?» Ее лоб нахмурился.
  Улыбка Ника застыла на его лице. "Да. Мы с Джоном были хорошими друзьями. Я не могу понять, почему он так поступил ».
  «Я уже разговаривала с кем-то из НАСА». Она не сделала ни малейшего движения, чтобы открыть дверь пошире или пригласить его войти.
  «Да», - сказал Ник. "Я уверен, что да". Он мог понять ее враждебность. Уход мужа был для нее достаточно тяжелым испытанием, поскольку к ней не приставали ЦРУ, ФБР, НАСА, а теперь и он сам. Киллмастер чувствовал себя ослом, которым притворяется. «Если бы я мог просто поговорить с тобой…» Он позволил словам замолчать.
  Миссис Лу глубоко вздохнула. "Отлично. Войдите." Она открыла дверь, немного отступив.
  Оказавшись внутри, Ник неловко остановился в холле. В доме было немного прохладнее. Он впервые по-настоящему взглянул на миссис Лу.
  Она была невысокого роста, ниже пяти футов. Ник предположил, что ее возраст - от до тридцати. Ее волосы цвета воронова крыла густыми завитками лежали на макушке, пытаясь создать иллюзию роста, но не совсем унося ее. Изгибы ее тела плавно переходили в округлость, не особенно толстую, но тяжелую, чем обычно. У нее был вес примерно на двадцать пять фунтов. Ее восточные глаза были ее самой выдающейся чертой, и она знала это. Они были тщательно созданы с использованием нужного количества лайнера и теней. Миссис Лу не использовала ни помады, ни другого макияжа. Ее уши были проколоты, но с них не свешивались серьги.
  «Пожалуйста, пройдите в гостиную, - сказала она.
  Гостиная была обставлена ​​современной мебелью и, как и фойе, была устлана толстым ковром. Восточный узор кружился по ковру, но Ник заметил, что узор ковра был единственным восточным узором в комнате.
  Миссис Лу указала Киллмастеру на хрупкий на вид диван и села на стул напротив него. «Думаю, я рассказал другим все, что знаю».
  «Я уверен, что ты это сделала», - сказал Ник, впервые прерывая ухмылку. «Но это для моей совести. Мы с Джоном работали в тесном сотрудничестве. Мне не хотелось бы думать, что он сделал это из-за того, что я сказал или сделал ».
  «Я так не думаю, - сказала миссис Лу.
  Как и большинство домохозяек, миссис Лу была в штанах. Сверху на ней была мужская рубашка, слишком большая для нее. Нику нравились женские мешковатые рубашки, особенно те, которые застегивались спереди. Он не любил женские брюки. Они принадлежали платьям или юбкам.
  Теперь серьезно, когда ухмылка полностью исчезла, он сказал: «Вы можете придумать какую-либо причину, по которой Джон захотел уйти?»
  «Нет», - сказала она. «Но если это успокоит вас, я сомневаюсь, что это имеет к вам какое-то отношение».
  «Тогда это должно быть что-то здесь, дома».
  "Я действительно не мог сказать". Миссис Лу занервничала. Она сидела, поджав под себя ноги, и продолжала крутить обручальное кольцо вокруг пальца.
  Очки, которые носил Ник, казались ему тяжелыми на переносице. Но они напомнили ему, кем он притворялся.
  
  
  
  
  
  В такой ситуации было бы слишком легко начать задавать вопросы, как Ник Картер. Он скрестил ноги и потер подбородок. «Я не могу избавиться от ощущения, что каким-то образом я стал причиной всего этого. Джону нравилась его работа. Он был предан тебе и мальчику. Какие у него могли быть причины для этого, миссис Лу, нетерпеливо сказала: «Какими бы ни были его причины, я уверен, что они были личными».
  «Конечно», - Ник знал, что она пытается завершить этот разговор. Но он был еще не совсем готов. «Что-нибудь случилось здесь, дома за последние несколько дней?»
  "Что вы имеете в виду?" Ее глаза сузились, и она внимательно изучила его. Она была настороже.
  «Проблемы в браке», - прямо сказал Ник.
  Ее губы сжались. "Г-н. Уилсон, я не думаю, что это ваше дело. Независимо от причины, по которой мой муж хочет уйти, ее можно найти в НАСА, а не здесь ».
  Она злилась. С Ником все было в порядке. Сердитые люди иногда говорили то, чего обычно не говорили бы. «Вы знаете, над чем он работал в НАСА?»
  "Конечно, нет. Он никогда не говорил о своей работе ».
  Если она ничего не знала о его работе, то почему она обвиняла НАСА в его желании уйти? Было ли это потому, что она считала, что их брак настолько хорош, что это должна быть его работа? Ник решил продолжить другую линию. «Если Джон сбежит, вы с мальчиком присоединитесь к нему?»
  Миссис Лу выпрямила ноги и неподвижно села в кресло. Ладони ее рук вспотели. Она попеременно потирала руки и крутила кольцо. Она сдержала гнев, но все еще нервничала. «Нет», - спокойно ответила она. «Я американка. Мое место здесь ».
  "Что ты тогда будешь делать?"
  «Разведись с ним. Попробуй найти другую жизнь для меня и мальчика ».
  "Я вижу." Хоук был прав. Ник здесь ничему не научился. По какой-то причине миссис Лу была настороже.
  «Что ж, я больше не буду отнимать у тебя время». Он встал, благодарный за предоставленный шанс. "Могу я использовать ваш телефон, чтобы вызвать такси?"
  "Конечно." Миссис Лу, казалось, немного расслабилась. Ник почти видел, как напряжение сходит с ее лица.
  Когда Киллмастер собрался взять телефон, он услышал, как где-то в задней части дома хлопнула дверь. Через несколько секунд в гостиную влетел мальчик.
  «Мама, я…» Мальчик увидел Ника и замер. Он бросил быстрый взгляд на свою мать.
  «Майк», - сказала миссис Лу, снова нервничая. «Это мистер Уилсон. Он работал с вашим отцом. Он здесь, чтобы задавать вопросы о твоем отце. Ты понял, Майк? Он здесь, чтобы задавать вопросы о твоем отце. Она подчеркнула эти последние слова.
  «Я понимаю, - сказал Майк. Он взглянул на Ника, его глаза были такими же настороженными, как и у его матери.
  Ник дружелюбно улыбнулся мальчику. «Привет, Майк».
  "Здравствуйте." Крошечные капельки пота выступили на его лбу. С его пояса свисала бейсбольная перчатка. Сходство с его матерью было очевидным.
  «Немного потренироваться?» - спросил Ник, указывая на перчатку.
  "Да сэр."
  Ник рискнул. Он сделал два шага и встал между мальчиком и его матерью. «Скажи мне, Майк, - сказал он. «Вы знаете, почему ушел ваш отец?»
  Мальчик закрыл глаза. «Мой отец ушел из-за своей работы». Это звучало хорошо отрепетированным.
  "Вы ладили со своим отцом?"
  "Да сэр."
  Миссис Лу встала. «Я думаю, тебе лучше уйти», - сказала она Нику.
  Киллмастер кивнул. Он снял трубку, вызвал такси. Когда он повесил трубку, он повернулся к паре. Что-то здесь было не так. Они оба знали больше, чем рассказывали. Ник предположил, что это одно из двух. Либо они оба собирались присоединиться к профессору, либо были причиной его бегства. Одно было ясно: он ничему от них не научится. Они не верили ему и не доверяли ему. Все, что они рассказывали ему, это свои заранее отрепетированные речи.
  Ник решил оставить их в легком шоке. "Г-жа. Лу, я лечу в Гонконг поговорить с Джоном. Есть сообщения? »
  Она моргнула, и на мгновение выражение ее лица изменилось. Но прошло мгновение, и настороженный взгляд вернулся. «Никаких сообщений», - сказала она.
  Такси остановилось на улице и просигналило. Ник направился к двери. «Не нужно указывать мне выход». Он чувствовал, как они смотрят на него, пока он не закрыл за собой дверь. Снаружи, снова на жаре, он скорее почувствовал, чем увидел, как занавеска отодвигается от окна. Они наблюдали за ним, пока такси отъезжало от обочины.
  В душной жаре Ник снова катился к аэропорту и снял свои толстые очки в роговой оправе. Он не привык к очкам. Желатиновая подкладка вокруг его талии, по форме напоминающая часть его кожи, была вокруг него как пластиковый пакет. Воздух не попадал на его кожу, и он обнаружил, что сильно потеет. Жара во Флориде не походила на жару в Мексике.
  Мысли Ника были заполнены вопросами без ответов. Эти двое были странной парой. Ни разу за время визита миссис Лу не сказала, что хочет вернуть своего мужа. И у нее не было сообщения для него. Это означало, что она, вероятно, присоединится к нему позже. Но это тоже звучало неправильно. Их отношение предполагало, что, по их мнению, он уже ушел, и навсегда.
  
  
  
  
   Нет, здесь было что-то еще, что-то, что он не мог понять.
  В ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЕ
  Киллмастеру пришлось дважды пересесть на самолет, один раз в Майами, а затем в Лос-Анджелесе, прежде чем он успел прямым рейсом в Гонконг. Перебравшись через Тихий океан, он попытался расслабиться, немного поспать. Но опять этого не случилось; он почувствовал, как тонкие волосы на затылке снова встали дыбом. Его по-прежнему пробежал холодок. За ним наблюдали.
  Ник встал и медленно пошел по проходу к туалетам, внимательно изучая лица по обе стороны от него. Самолет был более чем наполовину заполнен восточными людьми. Некоторые спали, другие смотрели в свои темные окна, третьи лениво поглядывали на него, когда он проходил. Никто не повернулся, чтобы взглянуть на него после того, как он прошел, и ни у кого не было взгляда наблюдателя. Оказавшись в туалете, Ник плеснул лицо холодной водой. В зеркало он посмотрел на отражение своего красивого лица, сильно загорелого от мексиканского солнца. Было ли это его воображением? Он знал лучше. Кто-то в самолете наблюдал за ним. Был ли наблюдатель с ним в Орландо? Майами? Лос-Анджелес? Где Ник его подобрал? Он не собирался найти ответ, глядя на свое лицо в зеркало.
  Ник вернулся на свое место, глядя на затылки. Казалось, никто не скучал по нему.
  Стюардесса подошла к нему как раз в тот момент, когда он закурил одну из своих сигарет с золотым наконечником.
  «Все в порядке, мистер Уилсон?» спросила она.
  «Лучше и быть не может», - ответил Ник, широко улыбаясь.
  Она была англичанкой, с маленькой грудью и длинными ногами. От ее светлой кожи пахло здоровьем. У нее были яркие глаза и румяные щеки, и все, что она чувствовала, думала и чего хотела, отражалось на ее лице. И не было никаких сомнений в том, что было написано на ее лице прямо сейчас.
  "Есть что-нибудь, что я могу вам предложить?" спросила она.
  Это был наводящий вопрос, означавший что угодно, просто спроси: кофе, чай или меня. Ник серьезно задумался. Переполненный самолет, более сорока восьми часов без сна, слишком многое было против. Ему нужен отдых, а не романтика. Тем не менее, он не хотел полностью закрывать дверь.
  «Может быть, позже», - сказал он наконец.
  "Конечно." В ее глазах промелькнуло разочарование, но она тепло улыбнулась ему и двинулась дальше.
  Ник откинулся на спинку стула. Удивительно, но он привык к желатиновому поясу на талии. Однако очки все еще беспокоили его, и он снял их, чтобы протереть линзы.
  Он чувствовал легкое сожаление по поводу стюардессы. У него даже не было ее имени. Если «позже» произойдет, как он ее найдет? Он узнает ее имя и где она будет в течение следующего месяца, прежде чем выйдет из самолета.
  Холод снова ударил его. «Черт побери, - подумал он, - должен быть способ узнать, кто за ним наблюдает». Он знал, что если действительно хочет, существуют способы узнать. Он сомневался, что этот человек попробует что-нибудь в самолете. Может быть, они ожидали, что он приведет их прямо к профессору. Что ж, когда они добрались до Гонконга, он приготовил для всех несколько сюрпризов. Прямо сейчас ему нужен отдых.
  Киллмастер хотел бы объяснить свое странное чувство к миссис Лу и мальчику. Если они сказали ему правду, у профессора Лу были проблемы. Это означало, что он на самом деле дезертировал исключительно из-за своей работы. И это почему-то просто неправильно, особенно с учетом прошлой работы профессора в области дерматологии. Его открытия, его настоящие эксперименты не указывали на то, что человек недоволен своей работой. И менее чем сердечный прием, полученный Ником от миссис Лу, заставил его склониться к браку как к одной из причин. Наверняка профессор рассказал жене о Крисе Уилсоне. И если Ник раскрыл свое прикрытие во время разговора с ней, не было причин для ее враждебности по отношению к нему. Миссис Лу почему-то лгала. У него было такое ощущение, что в доме «что-то не так».
  Но сейчас Нику нужен был отдых, и отдых он собирался получить. Если мистер Что хочет смотреть, как он спит, пусть. Когда он докладывал тому, кто велел ему следить за Ником, он был экспертом в наблюдении за спящим мужчиной.
  Киллмастер полностью расслабился. Его разум стал пустым, за исключением одного отсека, который всегда оставался в курсе окружающей обстановки. Эта часть его мозга была страховкой жизни. Он никогда не отдыхал, никогда не отключался. Это много раз спасало ему жизнь. Он закрыл глаза и сразу заснул.
  Ник Картер проснулся мгновенно за секунду до того, как рука коснулась его плеча. Он позволил руке коснуться себя, прежде чем открыл глаза. Затем он положил свою большую руку на тонкую женскую ладонь. Он посмотрел в яркие глаза английской стюардессы.
  «Пристегните ремень безопасности, мистер Уилсон. Мы собираемся приземлиться ». Она слабо попыталась убрать руку, но Ник прижал ее к своему плечу.
  «Не мистер Уилсон», - сказал он. "Крис."
  Она перестала пытаться убрать руку. «Крис», - повторила она.
  «А ты…» Он позволил приговору повиснуть.
  «Шэрон. Шэрон Рассел ».
  «Как долго ты пробудешь в Гонконге, Шарон?»
  В ее глазах снова появился след разочарования. «Только час
  
  
  
  
  
  , Я боюсь. Мне нужно успеть на следующий рейс ».
  Ник провел пальцами по ее руке. «Часа мало времени, да?»
  "Это зависит от."
  Ник хотел провести с ней больше часа, намного больше. «То, что я задумал, займет не меньше недели», - сказал он.
  "Неделя!" Теперь ей было любопытно, это отражалось в ее глазах. Было еще кое-что. Восторг.
  «Где ты будешь на следующей неделе, Шэрон?»
  Ее лицо прояснилось. «На следующей неделе я начинаю свой отпуск».
  "И где это будет?"
  "Испания. Барселона, затем Мадрид ».
  Ник улыбнулся. «Вы подождете меня в Барселоне? Мы сможем сыграть в Мадриде вместе ».
  "Это было бы замечательно." Она сунула ему в ладонь листок бумаги. «Вот где я остановлюсь в Барселоне».
  Ник с трудом сдерживал смешок. Она этого ожидала. «Тогда до следующей недели», - сказал он.
  "До следующей недели." Она сжала его руку и перешла к другим пассажирам.
  И когда они приземлились, и когда Ник выходил из самолета, она снова сжала его руку, мягко говоря: «Оле».
  Из аэропорта Киллмастер сел на такси прямо в гавань. В такси, положив чемодан на пол между ног, Ник определил смену часового пояса и установил часы. Было десять тридцать пять вечера, вторник.
  Снаружи улицы Виктории не изменились со времени последнего визита Киллмастера. Его водитель безжалостно управлял «мерседесом» в пробках, сильно полагаясь на звуковой сигнал. В воздухе витал ледяной холод. Улицы и машины сверкали от только что прошедшего ливня. От бордюров до зданий люди бесцельно смешивались, покрывая каждый квадратный дюйм тротуара. Они сутулились, низко склонив головы, скрестив руки на животе, и медленно двинулись вперед. Некоторые сидели на бордюрах, перебирая палочками еду из деревянных мисок в рот. Когда они ели, их глаза подозрительно метались из стороны в сторону, как будто им было стыдно есть, когда многие другие не ели.
  Ник откинулся на сиденье и улыбнулся. Это была Виктория. На другом конце гавани лежал Коулун, такой же многолюдный и экзотический. Это был Гонконг, загадочный, красивый и временами смертельно опасный. Процветали бесчисленные черные рынки. Если у вас есть контакт и нужная сумма денег, ничто не будет бесценным. Золото, серебро, нефрит, сигареты, девушки; все было в наличии, все было на продажу, если была цена.
  Ника интересовали улицы любого города; Улицы Гонконга очаровывали его. Наблюдая за переполненными тротуарами из своего такси, он заметил, что моряки быстро пробираются сквозь толпу. Иногда они двигались группами, иногда парами, но никогда поодиночке. И Ник знал, к чему они спешат; девушка, бутылка, кусок хвоста. Моряки везде были моряками. Сегодня вечером на улицах Гонконга будет бурно действовать. Пришел американский флот. Ник подумал, что наблюдатель все еще с ним.
  Когда такси приближалось к гавани, Ник увидел сампаны, набитые, как сардины, на пристани. Сотни из них были связаны вместе, образуя миниатюрную плавучую колонию. Из-за холода из грубых труб, врезанных в каюты, извергался уродливый синий дым. На этих крохотных лодках люди прожили всю свою жизнь; они ели, спали и умирали на них, и, казалось, их было еще сотня с тех пор, как Ник видел их в последний раз. Кое-где среди них были разбросаны более крупные джонки. А дальше стояли на якоре огромные, почти чудовищные корабли американского флота. «Какой контраст, - подумал Ник. Сампаны были маленькими, тесными и всегда многолюдными. Фонари придавали им жуткий, покачивающийся вид, в то время как гигантские американские корабли ярко сияли генератором огней, делая их почти безлюдными. Они сидели неподвижно, как валуны, в гавани.
  Перед отелем Ник заплатил таксисту и, не оглядываясь, быстро вошел в здание. Оказавшись внутри, он попросил у служащего комнату с прекрасным видом.
  Он получил один с видом на гавань. Прямо внизу волны голов текли зигзагами, как муравьи, никуда не спешащие. Ник стоял немного в стороне от окна, наблюдая, как лунный свет мерцает в воде. Когда он дал чаевые и отпустил посыльного, он выключил в комнате весь свет и вернулся к окну. Соленый воздух достиг его ноздрей, смешанный с запахом готовящейся рыбы. Он услышал сотни голосов с тротуара. Он внимательно изучал лица и, не видя того, чего хотел, быстро пересек окно, чтобы стать как можно более мерзкой мишенью. Вид с другой стороны оказался более показательным.
  Один мужчина не двинулся с толпой. И он не прорезал это. Он стоял под фонарем с газетой в руках.
  Бог! - подумал Ник. Но газета! Ночью посреди толпы, под плохим фонарем - читаете газету?
  Слишком много вопросов остались без ответа. Киллмастер знал, что может потерять этого очевидного любителя, когда и если захочет. Но он хотел ответов. И г-н Ватсит, последовавший за ним, был первым шагом, который он сделал с момента начала этого задания. На глазах у Ника к тому подошел второй, крепкого телосложения мужчина, одетый как кули.
  
  
  
  
  
  т. Его левая рука сжимала обернутый коричневой бумагой сверток. Обменялись словами. Первый мужчина указал на сверток, покачивая головой. Были еще слова, становясь горячими. Второй сунул сверток первому. Он начал отказываться, но неохотно взял. Он повернулся спиной ко второму мужчине и растворился в толпе. За отелем теперь следил второй мужчина.
  Ник подумал, что мистер Ватсит сейчас переоденется в костюм кули. Наверное, это то, что было в комплекте. В голове Киллмастера сложился план. Хорошие идеи переваривались, формировались, обрабатывались, помещались в слот, чтобы стать частью плана. Но все равно было грубо. Любой план, вырванный из головы, был грубым. Ник знал это. Полировка будет происходить поэтапно по мере выполнения плана. По крайней мере, теперь он начнет получать ответы.
  Ник отошел от окна. Он распаковал чемодан, а когда он опустел, достал скрытый ящик. Из этого ящика он достал небольшой сверток, мало чем отличающийся от того, который нес второй мужчина. Он развернул ткань свертка и перемотал ее вдоль. Все еще в темноте, он полностью разделся, снял оружие и положил его на кровать. Когда он был обнаженным, он осторожно снял желатин, мягкую подкладку телесного цвета со своей талии. Он цеплялся упорно, за некоторые волосы из его живота, пока он его стащил. Он работал с ним в течение получаса и обнаружил, что сильно потеет от боли выдернутых волос. Наконец он снял это. Он позволил ей упасть на пол к его ногам и позволил себе роскошь потереть и почесать живот. Когда он был удовлетворен, он отнес Хьюго, свой стилет и набивку в ванную. Он разрезал мембрану, удерживающую желатин, и позволил липкой массе упасть в унитаз. Чтобы все это смыть, потребовалось четыре промывки. Он последовал за ней самой мембраной. Затем Ник вернулся к окну.
  Мистер Вотцит вернулся ко второму мужчине. Теперь он тоже выглядел как кули. Наблюдая за ними, Ник почувствовал себя грязным от высыхающего пота. Но он улыбнулся. Они были началом. Когда он вошел в свет ответов на свои вопросы, он знал, что у него будут две тени.
  ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
  Ник Картер задернул шторы на окне и включил свет в комнате. Пройдя в ванную, он неторопливо принял душ, затем тщательно побрился. Он знал, что самое тяжелое испытание для двоих мужчин, ожидающих его снаружи, будет время. Трудно было ждать, пока он что-то сделает. Он знал это, потому что сам бывал там один или два раза. И чем дольше он заставлял их ждать, тем беспечнее они становились.
  Закончив в ванной, Ник босиком подошел к кровати. Он взял свернутую ткань и закрепил ее вокруг талии. Когда он был удовлетворен, он повесил свою крошечную газовую бомбу между ног, затем натянул шорты и натянул пояс поверх прокладки. Он посмотрел на свой профиль в зеркало в ванной. Свернутая ткань выглядела не так реально, как желатин, но это было лучшее, что он мог сделать. Вернувшись к кровати, Ник закончил одеваться, прикрепив Хьюго к руке и Вильгельмину, Люгер, за талию своих штанов. Пришло время что-нибудь поесть.
  Киллмастер оставил включенным весь свет в своей комнате. Он подумал, что один из двух мужчин, вероятно, захочет его обыскать.
  Не было смысла усложнять им задачу. К тому времени, как он закончил есть, они должны быть готовы.
  В столовой отеля Ник перекусил. Он ожидал неприятностей, а когда они пришли, не хотел, чтобы у него был полный желудок. Когда последнее блюдо было убрано, он неторопливо выкурил сигарету. С тех пор, как он вышел из комнаты, прошло сорок пять минут. Выкурив сигарету, он расплатился по чеку и снова вышел на холодный ночной воздух.
  Двух его последователей больше не было под уличным фонарем. Ему потребовалось несколько минут, чтобы привыкнуть к холоду, затем он быстро двинулся к гавани. Из-за позднего часа толпа на тротуарах несколько уменьшилась. Ник пробирался сквозь них, не оглядываясь. Но к тому времени, как он добрался до парома, он забеспокоился. Двое мужчин явно были любителями. Возможно ли, что он их уже потерял?
  На площадке ждала небольшая группа. Шесть машин выстроились почти у самой кромки воды. Подойдя к группе, Ник увидел огни парома, идущего к пристани. Он присоединился к остальным, засунул руки в карманы и сгорбился от холода.
  Огни приближались, придавая форму огромному судну. Низкий звук двигателя изменил высоту звука. Вода вокруг приземления закипела белым, когда винты были перевернуты. Люди вокруг Ника медленно двинулись к приближающемуся монстру. Ник двинулся с ними. Он поднялся на борт и быстро поднялся по трапу на вторую палубу. У перил его зоркие глаза осмотрели причал. Две машины уже были на борту. Но он не мог видеть своих двух теней. Киллмастер закурил, не сводя глаз с палубы под ним.
  Когда последняя
  
  
  
  
  машина была загружена, Ник решил покинуть паром и поискать двух своих последователей. Возможно, они потерялись. Отойдя от перил к лестнице, он мельком увидел двух кули, бегущих по причалу к площадке. Мужчина поменьше прыгнул на борт легко, но более тяжелый и медлительный не прыгнул. Вероятно, он давно ничего не делал. Подойдя к борту, он споткнулся и чуть не упал. Мужчина поменьше помог ему с трудом.
  Ник улыбнулся. «Добро пожаловать на борт, джентльмены», - подумал он. Теперь, если бы эта древняя ванна могла просто переправить его через гавань, не утонув, он повел бы их в веселую погоню, пока они не решились бы сделать свой ход.
  Огромный паром с пыхтением отлетел от пристани, слегка покатившись, выходя в открытую воду. Ник остался на второй палубе, рядом с поручнем. Он больше не мог видеть двух кули, но чувствовал, что их глаза наблюдают за ним. Резкий ветер был влажным. Надвигался еще один ливень. Ник смотрел, как другие пассажиры прижались друг к другу от холода. Он держался спиной к ветру. Паром скрипел и качал, но не тонул.
  Киллмастер ждал на своем насесте на второй палубе, пока последняя машина не скатилась в сторону гавани со стороны Коулуна. Выйдя с парома, он внимательно изучил лица окружающих его людей. Его двух теней среди них не было.
  На лестничной площадке Ник нанял рикшу и дал мальчику адрес «Прекрасного бара», небольшого заведения, в котором он бывал раньше. Он не собирался идти прямо к профессору. Возможно, два его последователя не знали, где находится профессор, и надеялись, что он приведет их к нему. В этом не было смысла, но он должен был рассмотреть все возможности. Скорее всего, они следовали за ним, чтобы узнать, знает ли он, где находится профессор. Тот факт, что он приехал прямо в Коулун, мог рассказать им все, что они хотели знать. Если так, то Ника нужно ликвидировать быстро и без суеты. Приближались проблемы. Ник это чувствовал. Он должен быть готов.
  Мальчик, тянувший рикшу, без труда мчался по улицам Коулуна, его тонкие, мускулистые ноги демонстрировали силу, необходимую для работы. Для всех, кто наблюдал за пассажиром, он был типичным американским туристом. Он откинулся на спинку сиденья и курил сигарету с золотым наконечником, его толстые очки смотрели сначала на одну сторону улицы, потом на другую.
  На улицах было немного теплее, чем в гавани. Древние постройки и хрупкие на вид дома блокировали большую часть ветра. Но влага все еще висела низкими густыми облаками, ожидая выхода. Поскольку движение было слабым, рикша быстро остановилась перед темной дверью, над которой мигала большая неоновая вывеска. Ник заплатил мальчику пять гонконгских долларов и жестом приказал подождать. Он вошел в бар.
  От двери к самому бару спускались девять ступенек. Это заведение было маленькое. Помимо бара, было четыре стола, все заполненные. Столы окружали крохотное открытое пространство, где милая девушка пела низким сексуальным голосом. Цветное колесо телеги медленно вращалось перед прожектором, мягко заливая девушку синим, затем красным, затем желтым, затем зеленым. Казалось, что это изменилось с типом песни, которую она пела. Лучше всего она выглядела в красном.
  В остальном было темно, если не считать случайных грязных ламп. Бар был переполнен, и с первого взгляда Ник понял, что он единственный не-восточный в нем. Он занял позицию в конце бара, где он мог видеть, как кто-то входит или выходит из двери. В баре было три девушки, две из которых уже получили свои отметки, а третья разошлась, сидя сначала на одних коленях, затем на других, позволяя ласкать себя. Ник собирался привлечь внимание бармена, когда заметил своего крепко сложенного последователя.
  Мужчина вышел через занавеску из бисера из небольшого личного столика. Он был одет в деловой костюм вместо костюма кули. Но переоделся поспешно. Его галстук был кривым, а часть переда рубашки свисала с брюк. Он вспотел. Он все время вытирал лоб и рот белым носовым платком. Он небрежно оглядел комнату, затем его глаза остановились на Нике. Его дряблые щеки расплылись в вежливой улыбке, и он направился прямо к Киллмастеру.
  Хьюго упал к руке Ника. Он быстро осмотрел бар, ища мужчину поменьше. Девушка закончила песню и поклонилась под редкие аплодисменты. Она начала говорить с аудиторией по-китайски. Синий свет заливал ее, когда справа от Ника шел бармен. Перед ним крупный мужчина был в четырех шагах от него. Бармен спросил по-китайски, что он пьет. Ник откладывал ответ, не сводя глаз с приближающегося к нему человека. Комбо заиграло, и девушка запела другую песню. Она был живее. Колесо вращалось быстрее, цвета вспыхивали над ней, сливаясь в яркое пятно. Ник был готов на всё. Бармен пожал плечами и отвернулся. Человека поменьше не было. Другой сделал последний шаг, поставивший его лицом к лицу с Ником. Вежливая улыбка
  
  
  
  
  
   осталась на его лице. Он дружеским жестом протянул пухлую правую руку.
  "Г-н. Уилсон, я прав, - сказал он. «Разрешите представиться. Я Чин Осса. Могу я поговорить с вами?
  «Можно», - мягко ответил Ник, быстро заменив Хьюго и взяв протянутую руку.
  Чин Осса указал на вышитую бисером занавеску. «Там более конфиденциально».
  - После вас, - сказал Ник, слегка поклонившись.
  Осса прошел через занавеску к столу и двум стульям. К дальней стене прислонился худощавый жилистый мужчина.
  Он не был тем маленьким человечком, который шел за Ником. Когда он увидел Киллмастера, он отошел от стены.
  Осса сказал: «Пожалуйста, мистер Уилсон, позвольте моему другу обыскать вас».
  Мужчина подошел к Нику и остановился, как будто не определился. Он протянул руку к груди Ника. Ник осторожно убрал руку.
  «Пожалуйста, мистер Уилсон», - заскулил Осса. «Мы должны обыскать тебя».
  «Не сегодня», - слегка улыбаясь, ответил Ник.
  Мужчина снова попытался дотянуться до груди Ника.
  Все еще улыбаясь, Ник сказал: «Скажи своему другу, что если он прикоснется ко мне, я буду вынужден сломать ему запястья».
  "О нет!" - воскликнул Осса. «Мы не желаем насилия». Он вытер платком пот с лица. На кантонском диалекте он велел мужчине уйти.
  По комнате разлились вспышки цветного света. В центре стола горела свеча в фиолетовой вазе, наполненной воском. Мужчина молча вышел из комнаты, когда девушка завела свою песню.
  Чин Осса тяжело сел на один из скрипящих деревянных стульев. Он снова вытер лицо платком и помахал Нику в сторону другого стула.
  Киллмастеру такая аранжировка не понравилась. Предложенный стул стоял спиной к вышитой бисером занавеске. Его собственная спина была бы хорошей мишенью. Вместо этого он отодвинул стул от стола к боковой стене, где он мог видеть и занавеску, и Чин Оссу; затем он сел.
  Осса одарил его нервной вежливой улыбкой. «Вы, американцы, всегда полны осторожности и насилия».
  Ник снял очки и начал их чистить. «Вы говорили, что хотите поговорить со мной».
  Осса оперся на стол. Его голос звучал как заговор. "Г-н. Уилсон, нам незачем метаться в кустах, верно?
  «Верно», - ответил Ник. Он надел очки, закурил одну из сигарет. Он не предлагал Оссе ни одного. Вряд ли это будет дружеское обсуждение.
  «Мы оба знаем, - продолжил Осса, - что вы находитесь в Гонконге, чтобы увидеть своего друга профессора Лу».
  "Может быть."
  Пот стекал по носу Оссы и стекал на стол. Он снова вытер лицо. «Не может быть об этом. Мы следили за вами, мы знаем, кто вы ».
  Ник поднял брови. "Вы?"
  "Конечно." Осса откинулся на спинку стула, выглядя довольным собой. «Вы работаете на капиталистов над тем же проектом, что и профессор Лу».
  «Конечно», - сказал Ник.
  Осса тяжело сглотнул. «Моя самая печальная обязанность - сообщить вам, что профессора Лу больше нет в Гонконге».
  "В самом деле?" Ник изобразил легкий шок. Он не верил ничему, что сказал этот человек.
  "Да. Прошлой ночью профессор Лу был в пути в Китай ». Осса подождал, пока это утверждение доходит до понимания. Затем он сказал: «Жалко, что вы зря потратили поездку сюда, но вам больше не нужно оставаться в Гонконге. Мы, конечно же, возместим вам все расходы, которые вы понесли при приезде ».
  «Это было бы здорово, - сказал Ник. Он уронил сигарету на пол и раздавил ее.
  Осса нахмурился. Его глаза прищурились, и он подозрительно посмотрел на Ника. «Это не то, о чем можно шутить. Могу ли я думать, что вы мне не верите?
  Ник встал. «Конечно, я тебе верю. Я вижу, глядя на вас, какой вы хороший, честный человек. Но если для вас то же самое, думаю, я останусь в Гонконге и немного поищу самостоятельно.
  Лицо Оссы покраснело. Его губы сжались. Он ударил кулаком по столу. "Не будет ковыряться!"
  Ник повернулся, чтобы выйти из комнаты.
  "Подождите!" - воскликнул Осса.
  У занавеса Киллмастер остановился и повернулся.
  Тяжелый мужчина слабо улыбнулся, яростно потер платок по лицу и шее. «Прошу простить мою вспышку, я нездоров. Пожалуйста, сядьте, сядьте ». Его пухлая рука указала на стул у стены.
  «Я ухожу, - сказал Ник.
  «Пожалуйста», - заскулил Осса. «У меня есть предложение, которое я хочу сделать вам».
  «Что за предложение?» Ник не двинулся к стулу. Вместо этого он сделал шаг в сторону и прижался спиной к стене.
  Осса отказался вернуть Ника в кресло. «Вы помогали профессору Лу работать на территории, не так ли?»
  Ник внезапно заинтересовался разговором. "Что вы предлагаете?" он спросил.
  Осса снова прищурился. «У тебя нет семьи?»
  "Нет." Ник знал это из досье в штаб-квартире.
  "Тогда деньги?" - спросил Осса.
  "Для чего?" Киллмастер хотел, чтобы он это сказал.
  «Чтобы снова поработать с профессором Лу».
  «Другими словами, присоединиться к нему».
  "Точно."
  «Другими словами, продать Родину».
  Осса улыбнулся. Он не так сильно потел. «Откровенно говоря, да».
  Ник присел
  
  
  
  
  к столу, положив на него обе ладони. «Вы ведь не понимаете сообщения? Я здесь, чтобы убедить Джона вернуться домой, а не присоединяться к нему ». Было ошибкой стоять за столом спиной к занавеске. Ник понял это, как только услышал шелест бус.
  К нему сзади подошел жилистый мужчина. Ник повернулся и ткнул пальцами правой руки в горло мужчине. Мужчина уронил кинжал и отшатнулся к стене, схватившись за горло. Он несколько раз открыл рот, скользя по стене на пол.
  "Убирайся!" Осса закричал. Его пухлое лицо было красным от ярости.
  «Это мы, американцы, - мягко сказал Ник. «Просто полны осторожности и насилия».
  Осса прищурился, его пухлые руки сжались в кулаки. На кантонском диалекте он сказал: «Я покажу вам насилие. Я покажу вам насилие, которого вы никогда не знали ».
  Ник почувствовал, что утомлен. Он повернулся и вышел из-за стола, порвав две нитки бус, проходя через занавеску. В баре девушку залили красным, как раз заканчивая песню. Ник подошел к ступеням, взял их по два за раз, почти ожидая услышать выстрел или брошенный в него нож. Он достиг верхней ступеньки, когда девушка закончила свою песню. Зрители аплодировали, когда он вышел в дверь.
  Когда он вышел на улицу, ледяной ветер ударил его по лицу. Ветер затуманил туман, тротуары и улицы блестели от сырости. Ник ждал у двери, позволяя напряжению медленно спадать с него. Вывеска над ним ярко вспыхнула. Влажный ветер освежил его лицо после дымной жары бара.
  Один изолированный рикша был припаркован у тротуара, мальчик присел перед ним. Но когда Ник изучал присевшую фигуру, он понял, что это вовсе не мальчик. Это был партнер Оссы, меньший из двух мужчин, следовавших за ним.
  Киллмастер глубоко вздохнул. Теперь будет насилие.
  ГЛАВА ПЯТАЯ
  Киллмастер отошел от двери. На мгновение он подумал о том, чтобы пройти по тротуару, а не подойти к рикше. Но он только откладывает это. С трудом пришлось столкнуться рано или поздно.
  Мужчина увидел его приближающегося и вскочил на ноги. Он все еще был одет в свой костюм кули.
  «Рикша, мистер?» он спросил.
  Ник сказал: «Где мальчик, которого я велел подождать?»
  "Он ушел. Я хороший рикша. Видишь ли."
  Ник забрался на сиденье. «Вы знаете, где находится Клуб Дракона?»
  «Я знаю, ты держишь пари. Хорошее место. Я беру." Он начал двигаться по улице.
  Киллмастеру все было наплевать. Его последователи больше не были вместе. Теперь у него был один впереди и один сзади, что ставило его прямо посередине. Очевидно, помимо входной двери, был еще один путь в и из бара. Так Осса переоделся до прихода Ника. Осса уже должен был покинуть это место и ждать, когда его друг доставит Ника. Теперь у них не оставалось выбора. Они не могли заставить Криса Уилсона дезертировать; они не могли выкурить его из Гонконга. И они знали, что он был здесь, чтобы убедить профессора Лу вернуться домой. Другого пути не было. Им придется убить его.
  Туман становился все гуще и начал пропитывать пальто Ника. Его очки покрылись пятнами влаги. Ник снял их и положил во внутренний карман своего костюма. Его глаза искали по обе стороны улицы. Каждый мускул в его теле расслабился. Он быстро оценил расстояние между сиденьем, на котором сидел, и улицей, пытаясь придумать, как лучше всего приземлиться на ноги.
  Как бы они это попробовали? Он знал, что Осса ждал где-то впереди. Пистолет был бы слишком шумным. В конце концов, в Гонконге была своя полиция. Ножи подойдут лучше. Вероятно, они убили бы его, отняли у него все, что у него было, и бросили бы где-нибудь. Быстро, аккуратно и работоспособно. Для полиции это будет просто очередной ограбленный и убитый турист. Это часто случалось в Гонконге. Конечно, Ник не собирался позволять им это делать. Но он решил, что они будут такими же профессиональными уличными бойцами, как и любители.
  Маленький человечек вбежал в неосвещенный и обездоленный район Коулуна. Насколько Ник мог судить, человек все еще направлялся в сторону Драконьего клуба. Но Ник знал, что они никогда не дойдут до клуба.
  Рикша выехала в узкий переулок, по обеим сторонам которого стояли четырехэтажные неосвещенные здания. Кроме того, что мужчина постоянно шлепал ногами по мокрому асфальту, единственным другим звуком был спазматический стук дождевой воды с крыш домов.
  Несмотря на то, что Киллмастер этого ожидал, движение произошло неожиданно, немного потеряв равновесие. Мужчина высоко поднял переднюю часть рикши. Ник крутанулся и прыгнул через колесо. Его левая нога первой ударилась по улице, что еще больше лишило его равновесия. Он упал, покатился. На его спине он увидел, что к нему мчится меньший по размеру человек с уродливым кинжалом высоко в воздухе. Мужчина с криком прыгнул. Ник прижал колени к груди, и подушечки его ног попали в живот мужчины. Схватив за запястье кинжал, Киллмастер потянул человека к себе, затем застыл.
  
  
  
  
  поднял ноги, перебросив мужчину через голову. Он приземлился с громким рычанием.
  Когда Ник перекатился, чтобы встать на ноги, Осса ударил его ногой, и сила отбросила его обратно. В то же время Осса взмахнул своим кинжалом. Киллмастер почувствовал, как острый край вонзился ему в лоб. Он перекатился и продолжал катиться, пока его спина не ударилась о колесо перевернутой рикши. Было слишком темно, чтобы разглядеть. Кровь начала сочиться со лба в глаза. Ник подставил колени и начал подниматься. Тяжелая ступня Оссы скользнула по его щеке, разрывая кожу. Силы хватило, чтобы отбросить его в сторону. Его повалили на спину; затем колено Оссы всем его весом вонзилось в живот Ника. Осса прицелился ему в пах, но Ник поднял колени, отражая удар. Тем не менее, силы было достаточно, чтобы у Ника перехватило дыхание.
  Затем он увидел, как кинжал подошел к его горлу. Ник поймал левой рукой толстое запястье. Правым кулаком он ударил Оссу в пах. Осса хмыкнул. Ник снова ударил, немного ниже. На этот раз Осса закричал в агонии. Он упал. У Ника перехватило дыхание, и он, опираясь на рикшу, поднялся на ноги. Он вытер кровь с глаз. Затем слева от него появился мужчина поменьше. Ник мельком увидел его как раз перед тем, как почувствовал, как лезвие врезалось в мышцу его левой руки. Он ударил мужчину по лицу, отправив его катиться в рикшу.
  Хьюго был теперь в правой руке мастера убийств. Он отступил к одному из зданий, наблюдая, как две тени приближаются к нему. «Ну, джентльмены, - подумал он, - а теперь иди и забери меня». Они были хороши, лучше, чем он думал. Они сражались с злобой и не оставляли сомнений в том, что их намерением было убить его. Стоя спиной к зданию, Ник ждал их. Порез на лбу не казался серьезным. Кровотечение уменьшилось. Его левая рука болела, но у него бывали и более серьезные раны. Двое мужчин расширили свои позиции так, что каждый напал на него с противоположных сторон. Они пригнулись, на лицах была решимость, кинжалы были направлены вверх, в грудь Ника. Он знал, что они попытаются воткнуть свои лезвия под его грудную клетку, достаточно высоко, чтобы острие пронзило его сердце. В переулке не было холода. Все трое были потными и слегка задыхались. Тишину нарушали только капли дождя, падающие с крыш. Это была такая темная ночь, какую Ник когда-либо видел. Двое мужчин были всего лишь тенями, только их кинжалы то и дело сверкали.
  Мужчина поменьше сделал выпад первым. Он подошел к низу справа от Ника и из-за своего размера двигался быстро. Раздался металлический лязг, когда Хьюго отразил кинжал. Не успел меньший мужчина отступить, как Осса двинулся слева, только немного медленнее. И снова Хьюго отклонил клинок. Оба мужчины отступили. Когда Ник начал немного расслабляться, маленький человечек снова сделал выпад, ниже. Ник отступил, щелкнув лезвием в сторону. Но Осса вошел высоко, целясь в горло. Ник повернул голову, чувствуя, как острие разрезает мочку уха. Оба мужчины снова отступили. Дыхание стало тяжелее.
  Киллмастер знал, что в такой схватке он выйдет третьим. Эти двое могли чередовать выпады, пока не утомили его. Когда он устанет, он сделает ошибку, и тогда они его поймают. Он должен был изменить ход этого дела, и лучшим способом для него было бы стать нападающим. С меньшим человеком будет легче справиться. Это сделало его первым.
  Ник притворился, что бросился на Оссу, заставив его слегка отступить. Мужчина поменьше воспользовался преимуществом и двинулся вперед. Ник отступил, когда лезвие задело его живот. Левой рукой он схватил человека за запястье и изо всех сил кинул его в Оссу. Он надеялся, что этого человека бросит на клинок Оссы. Но Осса увидел, что он идет, и повернулся боком. Оба мужчины столкнулись, пошатнулись и упали. Ник обошел их полукругом. Мужчина поменьше замахнулся кинжалом позади себя, прежде чем поднялся, вероятно, думая, что Ник был там. Но Ник был рядом с ним. Рука остановилась перед ним.
  Движением почти быстрее, чем может видеть глаз, Ник разрезал Хьюго запястье мужчины. Он вскрикнул, уронил кинжал и схватился за запястье. Осса стоял на коленях. Он взмахнул кинжалом по длинной дуге. Нику пришлось отскочить, чтобы острие не разорвало ему живот. Но на одно мгновение, одну мимолетную секунду, весь фронт Оссы был открыт. Его левая рука опиралась на улицу, поддерживая его, правая была почти позади него в завершении замаха. Не было времени целиться в какую-то часть тела, скоро пройдет вторая. Как яркая гремучая змея. Ник подошел и ударил Хьюго, протолкнув лезвие почти до рукояти в грудь человека, затем быстро двинулся прочь. Осса издал короткий крик. Он тщетно пытался отбросить кинжал назад, но сделал это только до бока. Левая рука, поддерживающая его, рухнула, он упал на локоть. Ник посмотрел
  
  
  
  
  вверх, чтобы увидеть, как маленький мужчина выбегает из переулка, все еще сжимая свое запястье.
  Ник осторожно вырвал кинжал из рук Оссы и отбросил его на несколько футов. Опорный локоть Оссы подкосился. Его голова упала на изгиб руки. Ник пощупал запястье мужчины. Его пульс был медленным, неустойчивым. Он умирал. Его дыхание стало прерывистым, игристым. Кровь окрасила его губы и свободно текла из раны. Хьюго перерезал артерию, острием пробило легкое.
  - Осса, - мягко позвал Ник. «Ты скажешь мне, кто тебя нанял?» Он знал, что двое мужчин напали на него не сами по себе. Они работали по приказу. «Осса», - сказал он снова.
  Но Чин Осса никому ничего не рассказал. Бурное дыхание прекратилось. Он был мертв.
  Ник вытер алое лезвие Хьюго о штанину Оссы. Он сожалел, что ему пришлось убить тяжелого человека. Но не было времени прицелиться. Он встал и осмотрел свои раны. Порез на лбу перестал кровоточить. Протянув носовой платок под дождем, пока он не промок, он вытер кровь с глаз. Его левая рука болела, но царапина на щеке и царапина на животе не были серьезными. Он вышел из этого лучше, чем Осса, может быть, даже лучше, чем другой человек. Дождь стал сильнее. Его куртка уже промокла.
  Прислонившись к одному из зданий, Ник заменил Хьюго. Он вытащил Вильгельмину, проверил обойму и Люгер. Не оглянувшись на сцену битвы или труп, который когда-то был Чин Оссой, Киллмастер вышел из переулка. Не было причин, по которым он не мог бы увидеть профессора сейчас.
  От переулка Ник прошел четыре квартала, прежде чем нашел такси. Он дал водителю адрес, который запомнил еще в Вашингтоне. Поскольку бегство профессора не было секретом, не было и места, где он остановился. Ник откинулся на спинку сиденья, достал из кармана пальто толстые очки, протер их и надел.
  Такси подъехало к той части Коулуна, которая была такой же захудалой, как и переулок. Ник заплатил водителю и снова вышел на холодный ночной воздух. Только когда такси уехало, он понял, насколько темной выглядела улица. Дома были старые и ветхие; они как будто прогнулись под дождем. Но Ник знал восточную философию строительства. Эти дома обладали хрупкой прочностью, не как валун на берегу моря, выдерживающий постоянные удары волн, а больше как паутина во время урагана. Ни один свет не освещал окна, люди не ходили по улице. Местность казалась безлюдной.
  Ник не сомневался, что профессора будут хорошо охранять, хотя бы для его собственной защиты. Чи Корны ожидали, что кто-нибудь, вероятно, попытается с ним связаться. Они не знали, убедить ли Мм не дезертировать или убить его. Киллмастер не думал, что они потрудятся выяснить это.
  Окно двери было прямо над ее центром. Окно было задрапировано черной занавеской, но не настолько, чтобы не пропускать весь свет. Глядя на него с улицы, дом выглядел таким же безлюдным и темным, как и все остальные. Но когда Ник встал под углом к ​​двери, он едва различил желтый луч света. Он постучал в дверь и стал ждать. Внутри не было никакого движения. Ник постучал в дверь. Он услышал скрип стула, затем тяжелые шаги стали громче. Дверь распахнулась, и Ник столкнулся с огромным мужчиной. Его массивные плечи касались каждой стороны дверного проема. Майка, которую он носил, обнажала огромные волосатые руки, толстые, как стволы деревьев, свисающие, как обезьяны, почти до колен. Его широкое плоское лицо выглядело некрасивым, а нос деформировался от неоднократных переломов. Его глаза превратились в кусочки бритвы в двух слоях зефира из плоти. Короткие черные волосы посередине лба были зачесаны и подстрижены. У него не было шеи; его подбородок, казалось, поддерживался грудью. «Неандерталец», - подумал Ник. Этот тип упустил несколько шагов в эволюции.
  Мужчина проворчал что-то, похожее на «Чего ты хочешь?»
  «Крис Уилсон, чтобы увидеть профессора Лу», - сухо сказал Ник.
  «Он не здесь. Иди, - проворчал монстр и захлопнул дверь перед Ником.
  Киллмастер подавил импульс открыть дверь или, по крайней мере, разбить в ней стекло. Он постоял несколько секунд, позволяя гневу вытечь из него. Он должен был ожидать чего-то подобного. Быть приглашенным было бы слишком легко. Тяжелое дыхание неандертальца доносилось из-за двери. Он, наверное, был бы счастлив, если бы Ник попробовал что-нибудь милое. Киллмастеру вспомнилась фраза из «Джека и бобового стебля»: «Я измельчу твои кости, чтобы испечь себе хлеб». «Не сегодня, друг, - подумал Ник. Он должен увидеть профессора, и он это сделает. Но если бы не было другого пути, он предпочел бы не проходить через эту гору.
  Капли дождя падали на тротуар, как водяные пули, когда Ник кружил в стороне от здания. Между зданиями было длинное узкое пространство шириной около четырех футов, заваленное банками и бутылками. Ник легко взобрался на запертую деревянную калитку
  
  
  
  
   и направился к задней части здания. На полпути он нашел еще одну дверь. Он осторожно повернул ручку «Заблокировано». Он продолжил, выбирая свой путь как можно тише. В конце коридора были еще одни незапертые ворота. Ник открыл ее и оказался в выложенном плиткой патио.
  На здании светилась единственная желтая лампочка, отражение ее отражалось на мокрой плитке. В центре дворик маленький. фонтан переполнился. По краям были разбросаны манговые деревья. Один был посажен рядом со зданием, наверху, прямо под единственным окном с этой стороны.
  Под желтой лампочкой была еще одна дверь. Это было бы легко, но дверь была заперта. Он отступил, положив руки на бедра, глядя на слабое на вид дерево. Его одежда промокла, на лбу была рана, болела левая рука. А теперь он собирался залезть на дерево, которое, вероятно, не удержало бы его, чтобы добраться до окна, которое, вероятно, было заперто. А ночью еще под дождем. В такие моменты у него возникали незначительные мысли о том, чтобы зарабатывать на жизнь ремонтом обуви.
  Оставалось только заняться этим. Дерево было молодым. Так как манго иногда достигал девяноста футов, его ветви должны быть скорее гибкими, чем хрупкими. Он не выглядел достаточно сильным, чтобы удержать его. Ник начал подниматься. Нижние ветви были крепкими и легко выдерживали его вес. Он быстро продвинулся примерно на полпути. Затем ветви стали тонкими и опасно изогнулись, когда он наступил на них. Держа ноги близко к туловищу, он минимизировал изгиб. Но когда он подошел к окну, даже ствол поредел. И это было добрых шесть футов от здания. Когда Ник был даже у окна, ветви закрывали весь свет от желтой лампочки. Он был заключен в темноту. Единственный способ, которым он мог увидеть окно, был темным квадратом на стене здания. Он не мог достать его от дерева.
  Он начал раскачивать свой вес назад и вперед. Манго протестующе застонал, но неохотно двинулся с места. Ник снова сделал выпад. Если окно было заперто, он выломал его. Если шум принес неандертальца. он бы тоже с ним разобрался. Дерево действительно начало раскачиваться. Сделка должна была быть разовой. Если там не за что было ухватиться, он соскользнул бы головой вниз по стене здания. Это было бы немного беспорядочно. Дерево наклонилось к темному квадрату. Ник резко толкнул ногами, нащупывая воздух руками. В тот момент, когда дерево отлетело от здания, оставив его висеть ни на чем, его пальцы коснулись чего-то твердого. Проходя пальцами обеих рук, он хорошо ухватился за то, что это было, когда дерево полностью покинуло его. Колени Ника ударились о стену здания. Он висел на краю какой-то коробки. Он закинул ногу и приподнялся. Его колени погрузились в грязь. Цветочная коробка! Она был связана с подоконником.
  Дерево качнулось назад, его ветви коснулись его лица. Киллмастер потянулся к окну и немедленно поблагодарил за все хорошее на земле. Мало того, что окно не было заперто, оно было приоткрыто! Он открыл ее до конца, а затем пролез. Его руки коснулись ковра. Он вытащил ноги и остался пригнуться под окном. Напротив Ника и справа от него раздался звук глубокого дыхания. Дом был тонким, высоким, квадратной формы. Ник решил, что главная комната и кухня будут внизу. Остались ванная и спальня наверху. Он снял толстые очки в пятнах дождя. Да, это будет спальня. В доме было тихо. Кроме дыхания, доносившегося из кровати, единственным другим звуком были брызги дождя за открытым окном.
  Глаза Ника теперь привыкли к темной комнате. Он мог различить форму кровати и бугорок на ней. С Хьюго в руке он двинулся к кровати. Капли с его мокрой одежды не звучали на ковре, но его ботинки сжимались при каждом шаге. Он обошел изножье кровати с правой стороны. Мужчина лежал на боку, отвернувшись от Ника. На тумбочке рядом с кроватью стояла лампа. Ник прикоснулся острым лезвием Хьюго к горлу мужчины и одновременно щелкнул лампой. Комната взорвалась светом. Киллмастер держался спиной к лампе, пока глаза не привыкли к яркому свету. Мужчина повернул голову, его глаза моргнули и наполнились слезами. Он поднял руку, чтобы прикрыть глаза. Как только Ник увидел лицо, он отодвинул Хьюго немного подальше от горла мужчины.
  «Что, черт возьми…» - мужчина сфокусировал взгляд на стилете в нескольких дюймах от подбородка.
  Ник сказал: «Полагаю, профессор Лу».
  ГЛАВА ШЕСТАЯ
  Профессор Джон Лу изучил острый клинок у своего горла, затем взглянул на Ника.
  «Если уберешь эту штуку, я встану с постели», - мягко сказал он.
  Ник оттащил Хьюго, но держал его в руке. «Вы профессор Лу?» он спросил.
  «Джон. Никто не называет меня профессором, кроме наших забавных друзей внизу. Он свесил ноги через борт
  
  
  
  
  
   и потянулся за халатом. «Как насчет кофе?»
  Ник нахмурился. Его немного смутило отношение этого человека. Он отступил, когда мужчина прошел перед ним и прошел через комнату к раковине и кофейнику.
  Профессор Джон Лу был невысоким, хорошо сложенным мужчиной с черными волосами, разделенными на бок. Когда он варил кофе, его руки казались почти нежными. Его движения были плавными и точными. Очевидно, он был в отличной физической форме. Его глаза были темными с очень небольшим восточным уклоном и, казалось, проникали во все, на что он смотрел. Его лицо было широким, с высокими скулами и красивым носом. Это было чрезвычайно умное лицо. Ник предположил, что ему лет около тридцати. Он казался человеком, который знал и свою силу, и свою слабость. Прямо сейчас, когда он включал плиту, его темные глаза нервно смотрели на дверь спальни.
  «Продолжай, - подумал Ник. «Профессор Лу, я бы хотел…» Его остановил профессор, который поднял руку и склонил голову набок, прислушиваясь. Ник услышал тяжелые шаги, поднимающиеся по лестнице. Оба мужчины замерли, когда ступеньки перешли к двери спальни. Ник перевел Хьюго в левую руку. Его правая рука зашла под пальто и упала на зад Вильгельмины.
  В замке двери щелкнул ключ. Дверь распахнулась, и в комнату вбежал неандерталец, за которым следовал одетый в тонкую одежду мужчина поменьше. Огромный монстр указал на Ника и хмыкнул. Он двинулся вперед. Меньший мужчина положил руку на большую руку, останавливая его. Затем он вежливо улыбнулся профессору.
  «Кто ваш друг, профессор?»
  - быстро сказал Ник. «Крис Уилсон. Я друг Джона. Ник начал вытаскивать Вильгельмину из-за пояса. Он знал, что если профессор выдаст это, ему придется с трудом выбраться из комнаты.
  Джон Лу подозрительно взглянул на Ника. Затем он ответил на улыбку маленького человечка. «Верно, - сказал он. «Я поговорю с этим человеком. В одиночестве!"
  «Конечно, конечно», - сказал человечек, слегка поклонившись. "Как хотите." Он жестом вывел монстра прочь, а затем, незадолго до того, как закрыть за собой дверь, сказал: «Вы будете очень осторожны, когда говорите, не так ли, профессор?»
  "Убирайся!" - крикнул профессор Лу.
  Мужчина медленно закрыл дверь и запер ее.
  Джон Лу повернулся к Нику, его лоб тревожно наморщился. «Ублюдки знают, что обманули меня.
  Они могут позволить себе быть щедрыми ». Он изучал Ника, как будто видел его впервые. «Что, черт возьми, с тобой случилось?»
  Ник ослабил хватку на Вильгельмине. Он перевел Хьюго обратно в правую руку. К моменту это стало еще более непонятным. Профессор Лу определенно не походил на человека, который хотел бы сбежать. Он знал, что Ник не был Крисом Уилсоном, но защищал его. И эта дружеская сердечность подсказывала, что он почти ожидал Ника. Но единственный способ получить ответы - это задать вопросы.
  «Давай поговорим», - сказал Киллмастер.
  "Еще нет." Профессор поставил две чашки. «Что вы пьете в кофе?»
  "Ничего. Черный ».
  Джон Лу налил кофе. «Это одна из многих моих роскошных вещей - раковина и плита. Анонсы ближайших достопримечательностей. Это то, что я могу рассчитывать за работу для китайцев ».
  "Зачем тогда это делать?" - спросил Ник.
  Профессор Лу бросил на него почти враждебный взгляд. «Действительно, почему», - сказал он без чувств. Затем он взглянул на запертую дверь спальни и снова на Ника. «Кстати, как, черт возьми, ты сюда попал?»
  Ник кивнул в сторону открытого окна. «Забрался на дерево», - сказал он.
  Профессор громко рассмеялся. "Красиво. Просто прекрасно. Можешь поспорить, завтра они срубят то дерево. Он указал на Хьюго. «Ты собираешься ударить меня этой штукой или убрать ее?»
  «Я еще не решил».
  «Ну, пей кофе, пока принимаешь решение». Он протянул Нику чашку, затем подошел к тумбочке, на которой, помимо лампы, стояли небольшой транзисторный радиоприемник и пара очков. Он включил радио, набрал номер британской станции, работающей на всю ночь, и прибавил громкость. Когда он надел очки, он выглядел довольно ученым. Указательным пальцем он указал Ника на плиту.
  Ник последовал за ним, решив, что он, вероятно, мог бы взять этого человека, если бы ему пришлось, без Хьюго. Он убрал стилет.
  У плиты профессор сказал: «Ты же осторожный, правда?»
  "Комната прослушивается, не так ли?" - сказал Ник.
  Профессор поднял брови. «И тоже умный. Я только надеюсь, что ты такой сообразительный, как выглядишь. Но ты прав. Микрофон в лампе. Мне потребовалось два часа, чтобы найти его ».
  «Но почему, если ты здесь один?»
  Он пожал плечами. «Может, я говорю во сне».
  Ник отпил кофе и полез в промокшее пальто за одной из сигарет. Они были влажными, но он все равно зажег одну. Профессор отказался от предложенного.
  - Профессор, - сказал Ник. «Все это меня немного сбивает с толку».
  "Пожалуйста! Зовите меня Джон ».
  «Хорошо, Джон. Я знаю, что вы хотите уйти. Тем не менее, судя по тому, что я видел и слышал в этой комнате, у меня сложилось впечатление, что вас заставляют делать это ».
  Джон бросил оставшийся кофе в раковину, затем прислонился к ней, наклонив голову.
  
  
  
  
  т. «Я должен быть осторожен», - сказал он. «Приглушенная осторожность. Я знаю, что ты не Крис. Это значит, что вы можете быть из нашего правительства. Я прав?"
  Ник отпил кофе. "Может быть."
  «Я много думал в этой комнате. И я решил, что если агент попытается связаться со мной, я расскажу ему настоящую причину, по которой я дезертирую, и попытаюсь заставить его помочь мне. Я не могу справиться с этим в одиночку. Он выпрямился и посмотрел прямо на Ника. В его глазах стояли слезы. «Бог знает, я не хочу идти». Его голос дрогнул.
  "Тогда почему ты?" - спросил Ник.
  Джон глубоко вздохнул. «Потому что у них есть моя жена и сын в Китае».
  Ник поставил кофе. Он в последний раз затянулся сигаретой и бросил ее в раковину. Но хотя его движения были медленными и неторопливыми, его мозг работал, переваривая, отбрасывая, сохраняя, и вопросы выделялись, как яркие неоновые вывески. Этого не могло быть. Но если бы это было правдой, это могло бы многое объяснить. Неужели Джон Лу был вынужден бежать? Или он давал Нику красивую снежную работу? В его голове начали складываться инциденты. У них была форма и, как гигантская головоломка, они начали сливаться, образуя определенную картину.
  Джон Лу изучал лицо Ника, его темные глаза были обеспокоены, задавая невысказанные вопросы. Он нервно заламывал руки. Затем он сказал: «Если ты не тот, кем я тебя считаю, значит, я только что убил свою семью».
  "Как так?" - спросил Ник. Он смотрел в глаза мужчине. Глаза всегда могли сказать ему больше, чем произнесенное слово.
  Джон начал расхаживать вперед и назад перед Ником. «Мне сообщили, что, если я кому-нибудь расскажу, мою жену и сына убьют. Если ты такой, каким я тебя считаю, может, я смогу убедить тебя помочь мне. Если нет, то я их только что убил.
  Ник взял свой кофе, потягивая его, его лицо выражало лишь легкий интерес. «Я только что разговаривал с вашей женой и сыном», - внезапно сказал он.
  Джон Лу остановился и повернулся к Нику. «Где ты с ними разговаривал?»
  «Орландо».
  Профессор полез в карман халата и достал фотографию. «Это с кем вы говорили?»
  Ник посмотрел на фото. Это была фотография жены и сына, которых он встретил во Флориде. «Да», - сказал он. Он начал отдавать фото обратно, но остановился. Что-то было в этой картине.
  «Посмотрите внимательно, - сказал Джон.
  Ник более внимательно изучил фотографию. Конечно! Это было фантастически! На самом деле разница была. Женщина на фото выглядела немного стройнее. У нее было очень мало макияжа глаз, если он вообще был. Ее нос и рот имели другую форму, что делало ее красивее. И глаза мальчика были ближе друг к другу, с той же проницательной чертой, что и у Джона. У него был женский рот. Да, разница была, ладно. Женщина и мальчик на фото были не такими, как те двое, с которыми он разговаривал в Орландо. Чем дольше он изучал картинку, тем больше различий мог уловить. Во-первых, улыбка и даже форма ушей.
  "Хорошо?" - с тревогой спросил Джон.
  "Одну минуту." Ник подошел к открытому окну. Внизу, во внутреннем дворике, расхаживал неандерталец. Дождь утих. Наверное, к утру все закончится. Ник закрыл окно и снял мокрое пальто. Профессор видел, как Вильгельмина застряла у него за поясом, но теперь это не имело значения. Все в этом задании изменилось. Ответы на его вопросы приходили к нему один за другим.
  Он должен был сначала уведомить Хока. Поскольку женщина и мальчик в Орландо были притворщиками, они работали на Чи Корн. Хоук знает, как с ними бороться. Пазл собрался в его голове, делая картину более ясной. Тот факт, что Джон Лу был вынужден бежать, объяснял почти все. Как причина, по которой за ним в первую очередь следили. И враждебное отношение фальшивой миссис Лу. Чи Корны хотели убедиться, что он никогда не дойдет до профессора. Как Крис Уилсон, он, возможно, смог бы убедить своего друга Джона даже пожертвовать своей семьей. Ник в этом сомневался, но для красных это прозвучит разумно. Это было не для них.
  До Ника дошли инциденты, которые, казалось, не имели большого значения, когда они произошли. Например, когда Осса пытался его купить. Его спрашивают, есть ли у Ника семья. Киллмастер в то время ничего к нему не привязывал. Но теперь - похитили бы они его семью, если бы она была у него? Конечно, были бы. Они бы ни перед чем не остановились, чтобы поймать профессора Лу. То соединение, над которым работал Джон, должно быть много для них значило. Еще один случай произошел с ним - вчера, когда он впервые встретил, как он думал, миссис Лу. Он попросил поговорить с ней. И она усомнилась в этом слове. Болтовня, устаревшая, перегруженная, почти никогда не используемая, но слово знакомое всем американцам. Она не знала, что это значит. Естественно, она этого не сделала, потому что она была красной китаянкой, а не американкой. Это было красиво, профессионально и, говоря словами Джона Лу, просто красиво.
  Профессор стоял перед раковиной, сцепив руки перед собой. Его темные глаза впились в голову Ника, выжидающие, почти испуганные.
  Ник сказал: «Хорошо, Джон. Я то, что ты думаешь обо мне. Я не могу
  
  
  
  
  прямо сейчас расскажу вам все, кроме того, что я агент одной разведывательной ветви нашего правительства ».
  Казалось, что мужчина прогнулся. Его руки опустились на бок, подбородок уперся в грудь. Он сделал долгий, глубокий, дрожащий вдох. «Слава Богу, - сказал он. Это было чуть выше шепота.
  Ник подошел к нему и вернул фотографию. «Теперь тебе придется полностью мне доверять. Я тебе помогу, но ты должен мне все рассказать.
  Профессор кивнул.
  «Начнем с того, как они похитили твою жену и сына».
  Джон, казалось, немного оживился. «Ты не представляешь, как я рад, что разговариваю с кем-то об этом. Я так долго ношу это внутри себя ». Он потер руки вместе. «Еще кофе?»
  «Нет, спасибо, - сказал Ник.
  Джон Лу задумчиво почесал подбородок. «Все началось около полугода назад. Когда я пришел с работы, перед моим домом стоял фургон. Вся моя мебель была у двух мужчин. Кэти и Майка нигде не было. Когда я спросил этих двух мужчин, что, черт возьми, они думают, что они делают, один из них дал мне инструкции. Он сказал, что мои жена и сын едут в Китай. Если я когда-нибудь захочу снова увидеть их живыми, лучше сделаю, как они сказали.
  «Сначала я подумал, что это кляп. Они дали мне адрес в Орландо и сказали, чтобы я поехал туда. Я шел с этим, пока не добрался до дома в Орландо. Вот она. И мальчик тоже. Она никогда не называла мне своего настоящего имени, я просто называл ее Кэти и мальчика Майком. Когда мебель была перенесена и двое парней ушли, она уложила мальчика спать, а затем разделась прямо передо мной. Она сказала, что на какое-то время будет моей женой, и с таким же успехом мы можем сделать это убедительным. Когда я отказался ложиться с ней в постель, она сказала мне, что мне лучше сотрудничать, иначе Кэти и Майк умрут ужасной смертью ".
  Ник сказал: «Вы прожили вместе как муж и жена шесть месяцев?»
  Джон пожал плечами. "Что еще я мог сделать?"
  «Разве она не давала вам никаких инструкций или не говорила, что будет дальше?»
  «Да, на следующее утро. Она сказала мне, что вместе мы заведем новых друзей. Я использовал свою работу как предлог, чтобы избегать старых друзей. Когда я составлял формулу соединения, я отвозил его в Китай, передавал красным, а затем снова виделся с женой и мальчиком. Честно говоря, я был напуган до смерти из-за Кэти и Майка. Я видел, что она отчитывалась перед красными, поэтому мне пришлось делать все, что она сказала. И я не мог понять, насколько она походила на Кэти.
  «Итак, теперь вы завершили формулу», - сказал Ник. "У них это есть?"
  «Вот и все. Я не доделал. У меня до сих пор нет, я не мог сосредоточиться на своей работе. А через шесть месяцев все стало немного тяжелее. Мои друзья настаивали, и у меня заканчивались оправдания. Она, должно быть, получила известие сверху, потому что внезапно сказала мне, что я буду работать на территории в Китае. Она сказала мне объявить о моем бегстве. Она останется на неделю или две, а затем исчезнет. Все подумают, что она присоединилась ко мне ».
  «А что насчет Криса Уилсона? Разве он не знал, что женщина была фальшивкой?
  Джон улыбнулся. «Ах, Крис. Знаете, он холостяк. Вдали от работы мы никогда не собирались вместе из-за безопасности НАСА, а в основном потому, что Крис и я не путешествовали в одних и тех же социальных кругах. Крис - охотник за девушками. О, я уверен, что ему нравится его работа, но его основная мысль обычно сосредоточена на девушках.
  "Я вижу." Ник налил себе еще чашку кофе. «Это соединение, над которым вы работаете, должно иметь большое значение для Чи Корн. Можете ли вы сказать мне, что это такое, не вдаваясь в технические подробности? "
  "Конечно. Но формула еще не окончена. Когда и если я закончу, это будет в виде тонкой мази, что-то вроде крема для рук. Вы намазываете его: на вашу кожу, и, если я прав, это должно сделать кожу невосприимчивой к солнечным лучам, теплу и радиации. Он будет иметь своего рода охлаждающий эффект на кожу, который защитит космонавтов от вредных лучей. Кто знает? Если я буду работать над этим достаточно долго, я смогу даже усовершенствовать его до такой степени, что им не понадобятся космические костюмы. Красные хотят его из-за его защиты от ядерных ожогов и радиации. Если бы она была у них, мало что могло бы помешать им объявить миру ядерную войну ».
  Ник отпил кофе. «Имеет ли это какое-либо отношение к открытию, которое вы сделали еще в 1966 году?»
  Профессор провел рукой по волосам. «Нет, это было совсем другое. Повозившись с электронным микроскопом, мне посчастливилось найти способ изолировать определенные типы кожных заболеваний, которые сами по себе не были серьезными, но, когда их охарактеризовали, я предложил небольшую помощь в диагностике более серьезных заболеваний, таких как язвы, опухоли и, возможно, рак ».
  Ник усмехнулся. «Ты слишком скромный. Насколько я понимаю, это было больше, чем просто небольшая помощь. Это был большой прорыв ».
  Джон пожал плечами. «Вот что они говорят. Может, они немного преувеличивают ».
  Ник не сомневался, что разговаривает с блестящим человеком. Джон Лу был ценен не только для НАСА, но и для своей страны. Киллмастер знал, что он должен не дать Красным получить его. Он допил свой кофе
  
  
  
  
  и спросил: «Ты хоть представляешь, как красные узнали о комплексе?»
  Джон покачал головой. "Нет."
  «Как долго вы над этим работали?»
  «На самом деле, я получил эту идею, когда учился в колледже. Некоторое время я крутил это в голове, даже сделал несколько заметок. Но только год назад я действительно начал воплощать идеи в жизнь ».
  «Вы рассказывали об этом кому-нибудь?»
  «О, в колледже я мог бы упомянуть об этом нескольким друзьям. Но когда я был в НАСА, я никому не сказал, даже Кэти ».
  Ник снова подошел к окну. Небольшой транзисторный радиоприемник исполнил британскую походную песню. За окном огромный мужчина все еще скрывался во внутреннем дворике. Киллмастер закурил влажную сигарету с золотым наконечником. Его кожа стала холодной из-за мокрой одежды, которую он носил. «Все сводится к тому, - сказал он больше себе, чем Джону, - так это сломать власть китайских красных».
  Джон почтительно молчал.
  Ник сказал: «Я должен вывезти твою жену и мальчика из Китая». Сказать, что это было легко, но Ник знал, что исполнение этого снова будет чем-то другим. Он повернулся к профессору. «Вы хоть представляете, где они могут быть в Китае?»
  Джон пожал плечами. "Нет."
  «Кто-нибудь из них сказал что-нибудь, что могло бы дать вам ключ к разгадке?»
  Профессор на мгновение задумался, потирая подбородок. Затем он покачал головой, слабо улыбаясь. «Боюсь, что я мало чем помогу, правда?»
  "Все в порядке." Ник потянулся за мокрым пальто на кровати, втянул в него широкие плечи. «Ты хоть представляешь, когда тебя заберут в Китай?» он спросил.
  Лицо Джона, казалось, немного просветлело. - Думаю, я могу вам помочь. Я слышал, как два спортсмена внизу говорили о том, что, по-моему, они договорились о полуночи в следующий вторник.
  Ник посмотрел на часы. Было три десять утра, среда. У него было меньше недели, чтобы найти, добраться и увезти жену и мальчика из Китая. Это выглядело не очень хорошо. Но обо всем по порядку. Ему нужно было сделать три вещи. Во-первых, ему пришлось сфальсифицировать заявление с Джоном через микрофон, чтобы двое внизу не разозлились. Во-вторых, он должен был выбраться из этого дома целым и невредимым. И третье: ему придется сесть в скремблер и рассказать Хоуку о фальшивых жене и мальчике в Орландо. После этого ему придется играть наугад.
  Ник жестом подозвал Джона к лампе. «Можете ли вы сделать так, чтобы это радио пищало, как будто оно было статическим?» он прошептал.
  У Джона был озадаченный вид. "Конечно. Но почему. В его глазах появилось понимание. Не говоря ни слова, он возился с радио. Он взвизгнуло, а затем утихло.
  Ник сказал: «Джон, ты уверен, что я не смогу убедить тебя вернуться со мной?»
  «Нет, Крис. Я так хочу ».
  Нику это показалось немного банальным, но он надеялся, что двое внизу купились на это.
  «Хорошо, - сказал Ник. «Им это не понравится, но я им скажу. Как мне выбраться из этого места? »
  Джон нажал маленькую кнопку, встроенную в тумбочку.
  Двое мужчин молча пожали друг другу руки. Ник подошел к окну. Неандертальца больше не было во внутреннем дворике. На лестнице послышались шаги.
  «Прежде, чем ты уйдешь», - прошептал Джон. «Я хотел бы знать настоящее имя человека, который мне помогает».
  «Ник Картер. Я агент AX. "
  В замке щелкнул ключ. Дверь медленно открыл мужчина поменьше. Чудовища с ним не было.
  «Мой друг уходит, - сказал Джон.
  Элегантно одетый мужчина вежливо улыбнулся. «Конечно, профессор». Он принес в комнату запах дешевого одеколона.
  «До свидания, Джон, - сказал Ник.
  «До свидания, Крис».
  Когда Ник вышел из комнаты, мужчина закрыл и запер дверь. Он вытащил из-за пояса автомат армейского 45-го калибра. Он указал им на живот Ника.
  "Что это?" - спросил Ник.
  У ловкого человека все еще была вежливая улыбка. «Страхование, что вы оставите настихо».
  Ник кивнул и начал спускаться по лестнице вместе с мужчиной позади него. Если он попробует что-нибудь, то может подвергнуть профессора опасности. Другого мужчины по-прежнему не было.
  У входной двери ловкий мужчина сказал: «Я не знаю, кто вы на самом деле. Но мы не настолько глупы, чтобы полагать, что вы и профессор слушали британскую музыку, пока были там. Что бы вы ни задумали, не пробуйте. Теперь мы знаем твое лицо. И за вами будут внимательно следить. Вы уже подвергли этих людей большой опасности ». Он открыл дверь. «До свидания, мистер Уилсон, если это ваше настоящее имя».
  Ник знал, что этот мужчина имел в виду жену и мальчика, когда сказал «заинтересованные лица». Знали ли они, что он агент? Он вышел в ночной воздух. Дождь снова превратился в туман. Дверь была закрыта и заперта за ним.
  Ник глубоко вдохнул свежий ночной воздух. Он пошел. В такой час у него было мало шансов поймать такси в этом районе. Его главным врагом сейчас было время. Через два-три часа будет светло. И он даже не знал, где искать жену и мальчика. Он должен был связаться с Хоуком.
  Киллмастер собирался перейти улицу, когда огромный обезьяночеловек вышел из дверного проема, преградив ему путь. Волосы встали дыбом на шее Ника. Так что ему придется иметь дело
  
  
  
  все-таки с этим существом. Не говоря ни слова, монстр подошел к Нику и потянулся к его горлу. Ник пригнулся и уклонился от монстра. Размер мужчины был потрясающим, но из-за этого он двигался медленно. Ник ударил его раскрытой ладонью по уху. Это не волновало его. Человек-обезьяна схватил Ника за руку и швырнул его, как тряпичную куклу, на здание. Голова Киллмастера ударилась о твердую конструкцию. У него закружилась голова.
  К тому времени, как он вышел из него, чудовище уже держало горло в его огромных волосатых руках. Он поднял Ника с ног. Ник почувствовал, как кровь забивается у него в голове. Он порезал мужчине уши, но движения его казались мучительно медленными. Он ударил ногой в пах, зная, что его удары достигают своей цели. Но мужчина, казалось, даже не чувствовал этого. Его руки сильнее сжали горло Ника. Каждый удар, который нанес Ник, убил бы обычного человека. Но этот неандерталец даже не моргнул. Он просто стоял, расставив ноги, удерживая Ника за горло, со всей силой в этих огромных руках. Ник начал видеть вспышки цвета. Его сила ушла, он не чувствовал силы в своих ударах. Паника перед надвигающейся смертью сжала его сердце. Он терял сознание. Он должен был сделать что-то быстро! Хьюго работал бы слишком медленно. Он мог, вероятно, ударить человека двадцать раз, прежде чем убить его. К тому времени для него будет уже слишком поздно.
  Вильгельмина! Казалось, он двигался медленно. Его рука вечно добралась до «Люгера». Будет ли у него сила нажать на курок? Вильгельмина была вне его пояса. Он воткнул ствол мужчине в горло и изо всех сил спустил курок. Отдача чуть не выбила «Люгер» у него из руки. Подбородок и нос этого человека были немедленно выбиты из головы. Взрыв эхом разнесся по безлюдным улицам. Глаза мужчины бесконтрольно моргнули. Его колени начали дрожать. И все же сила в его руках оставалась. Ник воткнул ствол в мясистый левый глаз чудовища и снова нажал на курок. Выстрел оторвал мужчине лоб. Его ноги начали подгибаться. Пальцы Ника коснулись улицы. Он почувствовал, как руки ослабили хватку на его горле. Но жизнь уходила от него. Он мог задержать дыхание на четыре минуты, но это уже прошло. Мужчина не отпускал его достаточно быстро. Ник снова выстрелил дважды, полностью оторвав голову обезьяно-человека. Руки упали с его горла. Монстр отшатнулся, лишившись головы. Его руки поднялись туда, где должно было быть лицо. Он упал на колени, а затем перевернулся, как только что срубленное дерево.
  Ник закашлялся и упал на колени. Он глубоко вздохнул, почувствовав едкий запах ружейного дыма. В окнах по всему району загорелись свет. Район оживал. Будет полиция, а Нику не до полиции. Он заставил себя двигаться. Все еще задыхаясь, он пробежал до конца квартала и быстро пошел прочь из района. Издалека он услышал необычный звонок сирены британской полиции. Потом он понял, что все еще держит Вильгельмину в руке. Он быстро засунул люгер за пояс. За свою карьеру киллмастера для AX он много раз был близок к смерти. Но он никогда не был так близок.
  Как только красные обнаружат беспорядок, который он только что оставил, они немедленно свяжут это со смертью Оссы. Если бы меньший по размеру человек, который был с Оссой, был еще жив, он бы уже связался с ними. Они соединили эти две смерти вместе с его визитом к профессору Лу и знали, что он был агентом. Он мог почти предположить, что его прикрытие сейчас раскрыто. Он должен был связаться с Хоуком. Профессор, а также его семья находились в большой опасности. Ник на ходу покачал головой. Это задание шло совсем не так.
  ГЛАВА СЕДЬМАЯ
  Безошибочный голос Хоука донесся до Ника через скремблер. «Что ж, Картер. Судя по тому, что вы мне сказали, похоже, что ваше задание изменилось ".
  «Да, сэр», - сказал Ник. Он только что известил Хока. Он был в своем гостиничном номере на стороне Виктории в Гонконге. За окном начинала немного тускнеть ночная тьма.
  Хоук сказал: «Вы знаете ситуацию там лучше, чем я. По этому поводу я разберусь с женщиной и мальчиком. Вы знаете, что нужно делать ».
  «Да», - сказал Ник. «Мне нужно найти способ найти жену и сына профессора и вывезти их из Китая».
  «Позаботьтесь об этом любым возможным способом. Я приеду в Гонконг во вторник днем ​​».
  "Да сэр." Как всегда, подумал Ник, Хоука интересуют результаты, а не методы. Киллмастер мог использовать любой метод, который ему был нужен, если он приносил результаты.
  «Удачи», - сказал Хоук, заканчивая разговор.
  Киллмастер переоделся в сухой деловой костюм. Поскольку подкладка вокруг его талии не промокла, он оставил ее там. Было немного нелепо носить его до сих пор, особенно с учетом того, что он был почти уверен, что раскрыл свое прикрытие. Но он планировал переодеться, как только узнает, куда направляться в Китай. А вокруг его талии было удобно носить его. Он знал одежду
  
  
  
  
  Когда он собирался надеть их, он был немного потрепан из-за порезов кинжалом на животе. Если бы у него не было набивки, его живот был бы разрезан, как у только что пойманной рыбы.
  Ник сомневался, узнает ли Хоук чему-нибудь от женщины из Орландо. Если бы она была так хорошо обучена, как он думал, она бы убила и себя, и мальчика, прежде чем что-нибудь скажет.
  Киллмастер потер синяк в горле. Он уже начал обесцвечиваться. Где ему начать искать жену и сына профессора? Он может вернуться в дом и заставить говорить красиво одетого мужчину. Но он уже подверг Джона Лу достаточно опасности. Если не дом, то где? Ему нужно было с чего начать. Ник стоял у окна, глядя на улицу. Теперь на тротуаре было мало людей.
  Он внезапно почувствовал голод. Он не ел с тех пор, как заселился в отель. Мелодия преследовала его, как и некоторые песни. Это был один из номеров, который спела девушка. Ник перестал тереть горло. Это была соломинка, вероятно, ничего не значившая. Но, по крайней мере, с этого можно было начать. Он бы что-нибудь поел, а затем вернулся в «Прекрасный бар».
  Осса переоделся там, что могло означать, что он кого-то знал. Даже в этом случае не было никакой гарантии, что кто-нибудь ему поможет. Но опять же, это было место для начала.
  В столовой отеля Ник выпил стакан апельсинового сока, а затем тарелку яичницы с хрустящим беконом, тосты и три чашки черного кофе. Он задержался над последней чашкой кофе, давая еде время успокоиться, затем откинулся на спинку стула и закурил сигарету из свежей пачки. Именно тогда он заметил, что мужчина наблюдает за ним.
  Он был снаружи, сбоку от одного из окон отеля. Время от времени он выглядывал, чтобы убедиться, что Ник все еще там. Киллмастер узнал в нем жилистого мужчину, который был с Оссой в баре Wonderful. Они определенно не теряли времени зря.
  Ник оплатил чек и вышел на улицу. Ночная тьма превратилась в темно-серый. Здания больше не были огромными темными формами. Они имели форму, и их можно было увидеть через двери и окна. Большинство машин на улицах - это такси, которым все еще нужно было включать фары. Мокрые бордюры и улицы теперь было легче различить. Тяжелые облака все еще висели низко, но дождь прекратился.
  Киллмастер направился к пристани парома. Теперь, когда он знал, что за ним снова следят, ему незачем было идти в «Прекрасный бар». По крайней мере, пока. Этот жилистый мужчина мог бы ему многое рассказать, если бы его можно было заставить говорить. В первую очередь нужно было поменять позиции. Ему пришлось на мгновение потерять этого человека, чтобы он мог последовать за ним. Это была авантюра. У Ника было предчувствие, что жилистый мужчина не был поклонником-любителем, как двое других.
  Прежде чем он добрался до парома, Ник проехал по переулку. Он подбежал к концу и стал ждать. Жилистый мужчина бегом свернул за угол. Ник быстро пошел, слыша, как мужчина сокращает разрыв между ними. На другом углу улицы Ник сделал то же самое: завернул за угол, быстро пробежал до конца квартала, а затем перешел на быструю прогулку. Мужчина остался с ним.
  Вскоре Ник приехал в район Виктории, который он любил называть матросской площадкой. Это был участок узких улиц с ярко освещенными решетками по бокам. Обычно в районе было шумно, играла музыка из музыкальных автоматов, и проститутки стояли на каждом углу. Но ночь подходила к концу. Огни по-прежнему ярко светили, но музыкальные автоматы работали тихо. Уличные проститутки либо уже получили свои оценки, либо сдались. Ник искал некий бар, не тот, который он знал, а тот, который подходил бы для его целей. Эти секции были одинаковы во всех крупных городах мира. Здания всегда были двухэтажными. На первом этаже располагались бар, музыкальный автомат и танцпол. Девочки плавали здесь, позволяя себе увидеть себя. Когда один моряк проявил интерес, он пригласил ее на танец, купил ей несколько напитков и начал торговаться из-за цены. Как только цена была установлена ​​и уплачена, девушка повела моряка наверх. Второй этаж выглядел как холл гостиницы с равномерно расположенными по бокам комнатами. У девушки обычно была своя комната, где она жила и работала. В нем было немного - кровать, конечно, шкаф и комод для ее нескольких безделушек и вещей. Планировка каждого здания была одинаковой. Ник хорошо их знал.
  Если его план собирался сработать, ему нужно было увеличить разрыв между ним и его последователем. Секция занимала примерно четыре квадратных блока, что не давало ему большого пространства для работы. Пора было начинать.
  Ник завернул за угол и побежал на полной скорости. На полпути через квартал он дошел до короткого переулка, заблокированного деревянным забором на другом конце. По обеим сторонам переулка стояли мусорные баки. Киллмастер знал, что у него больше нет покрова тьмы. Он должен использовать свою скорость. Он быстро побежал к забору, оценив его высоту примерно в десять футов. Сбоку он перетянул один из мусорных баков, залез на него и перелез через забор. С другой стороны, он взлетел до конца квартала, завернул за угол и
  
  
  
   нашел здание, которое искал. Он сидел на острие блока треугольной формы. С другой стороны улицы можно было легко увидеть, как кто-то выходит или входит. К стене примыкал навес с навесом, крыша которого находилась прямо под одним из окон второго этажа. Ник сделал мысленную отметку о том, где будет находиться комната, когда побежал к бару.
  Неоновая вывеска над входной дверью гласила «Club Delight». Он был ярким, но не мигал. Дверь была открыта. Ник вошел. В комнате было темно. Слева от него на половину длины комнаты тянулась барная стойка с загнутыми под разными углами стульями. Матрос занял один из табуретов, положив голову на перекладину. Справа от Ника молчал музыкальный автомат, залитый ярким синим светом. Пространство между баром и музыкальным автоматом использовалось для танцев. Кроме того, будки были пустыми, за исключением последней.
  Там была толстая женщина, склонившаяся над бумагами. Тонкие очки без оправы лежали на кончике ее выпуклого носа. Она выкурила длинную сигарету, воткнутую в мундштук. Когда Ник вошел, она взглянула на него, не поворачивая головы, просто закатила глаза к верхним глазкам и посмотрела на него поверх очков. Все это было видно за то время, которое Нику потребовалось, чтобы добраться от входной двери до лестницы, которая находилась слева от него, в конце бара. Ник не колебался. Женщина открыла рот, чтобы что-то сказать, но когда слово прозвучало, Ник уже был на четвертой ступеньке. Он продолжал подниматься, делая по две ступеньки за раз. Когда он достиг вершины, он был в коридоре. Он был узким, с одним фонарем на полпути вниз, с глубоким ковром и пахло сном, сексом и дешевыми духами. Комнаты не совсем были комнатами, но с каждой стороны были загорожены перегородки. Стены были высотой около восьми футов, а потолок здания простирался более чем на десять футов. Ник решил, что окно, которое он хотел, будет третьей комнатой справа от него. Когда он начал это делать, он заметил, что двери, отделяющие комнаты от холла, были из дешевой фанеры, выкрашенной в яркие цвета, с приклеенными к ним мишурными звездами. У звезд были имена девочек, у каждой разные. Он прошел мимо дверей Марго и Лилы. Он хотел Вики. Киллмастер планировал быть настолько вежливым, насколько у него было время, но он не мог медлить с объяснениями. Когда он попытался открыть дверь Вики и обнаружил, что она заперта, он отступил и одним сильным ударом расколол замок. Дверь распахнулась, с шумом ударилась о стену и упала под углом со сломанной верхней петлей.
  Вики была занята. Она лежала на маленькой кровати, ее пухлые, гладкие ноги были широко расставлены, соответствуя толчкам большого рыжеволосого мужчины на ней. Ее руки крепко обвились вокруг его шеи. На обнаженных ягодицах мужчины напряглись мышцы, а спина блестела от пота. Его большие руки полностью покрыли ее пышную грудь. Юбка и трусики Вики лежали скомканным комком у кровати. Матросская форма была аккуратно накинута на комод.
  Ник уже подошел к окну, пытаясь открыть его, прежде чем матрос его заметил.
  Он поднял голову. "Привет!" он крикнул. «Кто ты, черт возьми?»
  Он был мускулистым, большим и красивым. Теперь он стоял на локтях. Волосы на его груди были густыми и ярко-красными.
  Окно как будто заклинило. Ник не мог открыть его.
  Голубые глаза матроса вспыхнули гневом. «Я задал вам вопрос, спорт», - сказал он. Его колени поднимались. Он собирался покинуть Вики.
  Вики крикнула: «Мак! Maк! »
  «Должно быть, Мак является вышибалой», - подумал Ник. Наконец он освободил окно. Он повернулся к паре, одарив их самой широкой мальчишеской улыбкой. «Просто прохожу, ребята», - сказал он.
  Гнев покинул глаза моряка. Он начал улыбаться, затем усмехнулся и, наконец, засмеялся вслух. Это был от души, громкий смех. «Это довольно забавно, если подумать, - сказал он.
  Ник просунул правую ногу через открытое окно. Он остановился, полез в карман и вытащил десять гонконгских долларов. Он скомкал ее и осторожно бросил матросу. «Развлекайтесь, - сказал он. Затем: "Это хорошо?"
  Моряк с ухмылкой взглянул на Вики, затем на Ника. «У меня было и хуже».
  Ник помахал рукой, затем спустился с четырех футов на крышу сарая. В конце он упал на колени и перекатился через край. До улицы было восемь футов вниз. Он завернул за угол здания и скрылся из виду за окном, затем бросился через улицу и пошел обратно. Он оставался в тени, держась поближе к барной стойке, пока не вернулся обратно к окну. Теперь он находился прямо через дорогу от бара, откуда ему было видно три стороны здания. Не сводя глаз с окна, он вступил в тень, прислонился спиной к забору напротив него и остановился.
  Было достаточно светло, чтобы ясно видеть окно. Ник увидел, как сквозь него торчат голова и плечи жилистого мужчины. В правой руке он держал армейский .45. «У этой группы определенно была страсть к армейским .45-м», - подумал Ник. Мужчина не торопился, осматривая улицу.
  Затем Ник услышал голос моряка. "Все в порядке сейчас.
  
  
  
  
  Это уже слишком. Веселье - это весело - один парень, хорошо, но двое - чертовски много ». Ник увидел, как рука моряка обняла мужчину за грудь и затащила обратно в комнату. «Черт побери, клоун. Посмотри на меня, когда я с тобой разговариваю.
  «Мак! Mac! » - крикнула Вики.
  Тогда матрос сказал: «Не направляй на меня пистолет, дружище. Я запихну это тебе в глотку и заставлю тебя съесть.
  Раздавалось возня, звук трескающегося дерева, треск сжатого кулака в лицо. Стекло разбилось, на пол упали тяжелые предметы. И Вики закричала: «Мак! Mac! »
  Ник улыбнулся и прислонился к забору. Он покачал головой, полез в карман пальто и закурил одну из своих сигарет с золотым наконечником. Шум из окна не утихал. Ник спокойно курил сигарету. Из окна раздался третий голос, низкий, требовательный. Армейский .45 пробил верхнюю часть окна и приземлился на крыше сарая. «Наверное, Мак, - подумал Ник. Он выпустил в воздух кольца дыма. Как только жилистый мужчина вышел из здания, он последовал за ним. Но это выглядело так, как будто это займет довольно много времени.
  ГЛАВА ВОСЬМАЯ
  Рассвет наступил без солнца; он оставался скрытым за темными облаками. В воздухе все еще было холодно. Рано утром на улицах Гонконга стали появляться люди.
  Ник Картер прислонился к забору и прислушался. Гонконг открыл глаза, потянулся, готовясь к новому дню. Во всех городах было шумно, но ночной шум каким-то образом отличался от шума раннего утра. Дым вился с крыш, смешиваясь с низкими облаками. В воздухе стоял запах готовящейся еды.
  Ник наступил на окурок седьмой сигареты. Из окна не доносилось ни звука больше часа. Ник надеялся, что моряк и Мак оставили достаточно жилистого человека, чтобы следовать за ним. Этот человек был соломинкой, за которую ухватился Ник. Если бы он не расплатился, было бы потрачено много времени. А времени было то, чего у Ника не было.
  Куда пойдет этот человек? Ник надеялся, что как только он поймет, что потерял того, за кем должен был следовать, он доложит своему начальству. Это дало бы Нику две соломинки.
  Вдруг появился мужчина. Он как бы выскочил из парадной двери, совсем не очень хорошо выглядел. Его шаги остановились, пошатнулись. Пальто его костюма было разорвано через плечо. Его лицо побледнело от синяков, оба глаза начали опухать. Некоторое время он бесцельно бродил, не зная, куда идти. Затем он медленно двинулся к гавани.
  Ник подождал, пока мужчина почти скрылся из виду, и двинулся за ним. Мужчина двигался медленно, мучительно. Казалось, что каждый шаг требует огромных усилий. Киллмастер хотел, чтобы этого человека задержали, а не забили до полусмерти. Однако он мог оценить чувства моряка. Никто не любит, когда его прерывают. Особенно дважды. И он вообразил, что этот жилистый мужчина совершенно лишен юмора. Он, наверное, стал агрессивным, размахивая этим 45-м калибром. Тем не менее, Ник сочувствовал этому человеку, но он мог понять, почему моряк сделал то, что он сделал.
  Выйдя из игровой площадки для моряков, мужчина, казалось, немного оживился. Его шаги стали более неторопливыми, быстрыми. Казалось, он только что решил, куда идет. Ник отставал на два квартала. Пока что мужчина ни разу не оглянулся.
  И только когда они достигли доков вдоль гавани, Ник понял, куда направляется этот человек. Паром. Он собирался вернуться в Коулун. Или он был оттуда? Мужчина подошел к утренней толпе на лестничной площадке и остановился на краю. Ник держался возле зданий, стараясь не попадаться на глаза. Похоже, этот человек не знал, что он хотел делать. Дважды он отступал от площадки и возвращался. Казалось, избиение повлияло на его разум. Он посмотрел на людей вокруг него, затем на гавань, куда должен был идти паром. Он двинулся обратно по причалу, остановился и намеренно ушел от пристани. Ник озадаченно нахмурился, подождал, пока мужчина почти скрылся из виду, затем последовал за ним.
  Крепкий мужчина провел Ника прямо в его гостиницу. Снаружи, под тем же уличным фонарем, где встретились Осса и тот мужчина, он остановился и посмотрел на окно Ника.
  Этот парень просто не сдавался. Тогда Ник понял действия этого человека на пароме. Он должен был работать таким образом. Если бы он сообщил о том, что на самом деле произошло, своему начальству, они, вероятно, убили бы его. Неужели он действительно собирался перейти в Коулун? Или он направлялся куда-то на причал? Он посмотрел через гавань и двинулся вдоль причала. Может быть, он знал, что Ник его догнал, и подумал, что попробует немного запутать.
  В одном Ник был уверен: мужчина перестал двигаться. И вы не можете следовать за человеком, который вас никуда не ведет. Пришло время поговорить.
  Крепкий мужчина не двинулся с фонарного столба. Он посмотрел на комнату Ника, как будто молился, чтобы в ней был Киллмастер.
  На тротуарах стало людно. Люди стремительно двигались по ним, уворачиваясь друг от друга. Ник знал, что ему нужно быть осторожным. Он не хотел, чтобы вокруг была толпа, когда он противостоит врагу.
  
  
  
  
   В дверном проеме здания через дорогу от отеля Ник перевел Вильгельмину с пояса в правый карман пальто. Он держал руку в кармане, держа палец на спусковом крючке, как в старых фильмах о гангстерах. Затем он двинулся через улицу.
  Этот жилистый мужчина был так погружен в свои мысли и смотрел в окно отеля, что даже не заметил, как подошел Ника. Ник подошел к нему сзади, положил левую руку мужчине на плечо и воткнул ствол «Вильгельмины» ему в поясницу.
  «Вместо того, чтобы смотреть на комнату, давайте вернемся к ней», - сказал он.
  Мужчина напрягся. Его взгляд переместился на носки ботинок. Ник видел, как подергиваются мускулы на его шее.
  - Двигайся, - тихо сказал Ник, сильнее прижимая «люгер» к спине.
  Мужчина молча подчинился. Они вошли в отель и, как старые друзья, поднялись по лестнице, а Киллмастер дружелюбно улыбнулся всем, мимо кого они проходили. Когда они подошли к двери, Ник уже держал ключ в левой руке.
  «Положи руки за спину и прислонись к стене», - приказал Ник.
  Мужчина повиновался. Его глаза внимательно следили за движениями Киллмастера.
  Ник открыл дверь и отступил. "Хорошо. Внутри.
  Мужчина отошел от стены и вошел в комнату. Ник последовал за ним, закрывая и запирая за собой дверь. Он вытащил Вильгельмину из кармана, нацелил ствол на живот мужчины.
  «Закрой руки за шею и повернись», - приказал он.
  И снова мужчина молча повиновался.
  Ник похлопал мужчину по груди, карманам брюк, внутренней стороне обеих ног. Он знал, что у этого человека больше нет 45-го калибра, но, возможно, у него было что-то еще. Он ничего не нашел. «Вы понимаете по-английски», - сказал он, когда закончил. "Вы говорите на нем?"
  Мужчина молчал.
  «Хорошо, - сказал Ник. «Опусти руки и повернись». Матрос и Мак поработали над ним довольно хорошо. Он выглядел в грустном виде.
  Взгляд человека заставил Ника немного расслабиться. Когда мужчина повернулся к нему лицом, его правая нога хлестнула Ника между ног. Боль пронеслась сквозь него, как кустарник. Он согнулся пополам, пошатываясь назад. Мужчина сделал шаг вперед и левой ногой выбил Вильгельмину из руки Ника. Когда нога ударилась о Люгер, раздался щелчок металла по металлу. Заполнившись болью в паху, Ник споткнулся о стену. Он молча проклинал себя за то, что не заметил стальных кончиков туфель мужчины. Мужчина шел за Вильгельминой. Ник сделал два глубоких вдоха, затем отошел от стены, стиснув зубы от гнева. Гнев был направлен на него самого, чтобы он расслабился, хотя этого делать не следовало. Очевидно, мужчина был не в таком плохом состоянии, как выглядел.
  Мужчина наклонился, касаясь пальцами «люгера». Ник ударил его ногой, и он упал. Он перекатился на бок и набросился на эти ужасные ботинки со стальным наконечником. Удар попал Ника в живот, отбросив его обратно к кровати. Мужчина снова выбрал Люгер. Ник быстро отошел от кровати, толкнул Вильгельмину в угол, вне досягаемости. Крепкий мужчина стоял на коленях. Ник хлопнул его по шее обеими сторонами раскрытой ладони, а затем своей открытой ладонью быстро ударил мужчину по носу, разорвав его ноздри. Мужчина вскрикнул в агонии, затем рухнул локонами, закрыв лицо обеими руками. Ник пересек комнату и взял Вильгельмину.
  Он сказал сквозь зубы: «Теперь ты расскажешь мне, почему ты следил за мной и на кого работаешь».
  Движение было слишком быстрым, чтобы Ник его заметил. Рука мужчины переместилась в карман рубашки, вытащила маленькую круглую таблетку и сунула ее в рот.
  «Цианид», - подумал Ник. Он сунул Вильгельмину в карман пальто и быстро подошел к мужчине. Пальцами обеих рук он пытался раздвинуть челюсти мужчины, чтобы зубы не раздавили таблетку. Но было уже поздно. Смертельная жидкость уже прошла через человеческий организм. Через шесть секунд он был мертв.
  Ник стоял, глядя на тело. Он отшатнулся и плюхнулся на кровать. Между ног была боль, которая еще не исчезнет. Его руки были залиты кровью с лица мужчины. Он снова лег на кровать и прикрыл глаза правой рукой. Это было его соломинкой, его единственной авантюрой, и он ее проиграл. Куда бы он ни пошел, везде была глухая стена. У него не было ни одного достойного перерыва с тех пор, как он начал это задание. Ник закрыл глаза. Он чувствовал себя усталым и разбитым.
  Ник не знал, сколько он пролежал там. Не могло быть больше нескольких минут. Вдруг он резко сел. Что с тобой, Картер? он думал. Нет времени погрязнуть в жалости к себе. Итак, у вас было несколько плохих перерывов. Это было частью работы. Возможности все еще оставались открытыми. У тебя были более сложные задания. Ладить с ней.
  Он начал с душа и бритья, пока его мысли обдумывали оставшиеся возможности. Если он не мог придумать ничего другого, оставался бар Wonderful.
  Когда он вышел из ванной
  
  
  
  
  он почувствовал себя намного лучше. Он затянул набивку вокруг талии. Вместо того, чтобы поместить Пьера, крошечную газовую бомбу, между его ног, он прикрепил ее изолентой к небольшому углублению сразу за левой лодыжкой. Когда он натянул носок, была видна небольшая шишка, но это было похоже на опухшую лодыжку. Он закончил одеваться в том же деловом костюме. Он вытащил обойму из Вильгельмины и заменил четыре недостающих гильзы. Он прижал Вильгельмину за пояс на том месте, где она была раньше. Затем Ник Картер вернулся к работе.
  Он начал с мертвого человека. Он осторожно просмотрел карманы мужчины. Бумажник выглядел так, как будто его недавно купили. Скорее всего, матрос. Ник нашел две фотографии китаянок, билет в прачечную, девяносто гонконгских долларов наличными и визитку из бара Wonderful. Это место появлялось везде, где он повернулся. Он посмотрел на обратную сторону карты. Нацарапанные карандашом слова Виктория-Квангчоу.
  Ник покинул тело и медленно подошел к окну. Он смотрел на улицу, но ничего не видел. Гуанчжоу был китайским кантоном, столицы провинции Гуандун. Кантон находился чуть более чем в ста милях от Гонконга, в Красном Китае. Там были жена и мальчик? Это был большой город. Он располагался на северном берегу Жемчужной реки, которая текла на юг в гавань Гонконга. Может быть, там были жена и мальчик.
  Но Ник сомневался, было ли это то, что имелось в виду на карточке. Это была визитная карточка бара. Он чувствовал, что все, что имела в виду Виктория-Гуанчжоу, было прямо здесь, в Гонконге. Но что? Место? Вещь? Персона? И почему у этого человека была такая карточка? Ник вспомнил все события, которые произошли с тех пор, как он увидел человека, выглядывающего из окна столовой. Одно бросалось в глаза - странные действия этого человека на паромной пристани. Либо он собирался сесть на паром, но боялся сообщить начальству о своей неудаче, либо он знал, что Ник был там, и не хотел сообщать, куда идет. И он двинулся по причалу.
  Киллмастер мог видеть из окна гавань, но не паромную пристань. Он представил себе мысленную картину местности. Паромный причал был окружен с каждой стороны плавучим сообществом сампанов и джонок. Они стояли бок о бок почти до самой площадки. Чтобы доставить Кэти Лу и Майка в Кантон, они должны были доставить их из Штатов в Гонконг, а затем…
  Но конечно! Это было так очевидно! Из Гонконга они доставили их по Жемчужной реке в Кантон на лодке! Туда и направлялся человек, отходя от пристани, - к лодке где-то вдоль этого сообщества лодок. Но их было так много в этом районе. Он должен был быть достаточно большим, чтобы проехать около сотни миль до Кантона. Сампан, вероятно, выдержал бы это, но это было маловероятно. Нет, он должен был быть больше сампана. Это само по себе сузило круг вопросов, поскольку девяносто процентов лодок в гавани были сампанами. Это был еще один риск, соломинка, авантюра, что угодно. Но это было что-то.
  Ник задернул окно занавеской. Он сложил лишнюю одежду в чемодан, выключил свет и вышел из комнаты, заперев за собой дверь. Ему придется найти другое место, чтобы остаться. Если бы он выписался, нашлось бы кому убрать комнату сразу. Он полагал, что тело будет обнаружено ближе к вечеру. Этого времени может хватить. В коридоре Ник уронил чемодан в лоток для белья. Он пролез через окно в конце коридора, спустился по пожарной лестнице. Внизу он упал на шесть футов с лестницы и оказался в переулке. Он отряхнулся и быстро пошел на улицу, теперь заполненную людьми и оживленным движением. У первого проходящего мимо почтового ящика Ник уронил ключ от номера в отеле. Хоук уладит отношения с полицией и отелем, когда приедет в Гонконг. Ник смешался с толпой на тротуаре.
  Воздух все еще был свежим. Но тяжелые облака рассеялись, и солнце ярко светило сквозь разломы в них. Улицы и тротуары начали сохнуть. Люди сновали вокруг и мимо Ника, пока он шел. Время от времени из порта выходили матросы с похмелья и мятой формы. Ник подумал о рыжеволосом матросе и подумал, что он делает в этот час; вероятно, все еще бьется с Вики. Он улыбнулся, вспомнив сцену, когда он ворвался в комнату.
  Ник достиг доков и направился прямо к пристани парома, его опытные глаза искали множество сампанов и джонок, соединенных, как звенья цепи, в гавани. Лодка будет не в этом отсеке, а по другую сторону причала. Если вообще была лодка. Он даже не знал, как он это выберет.
  Огромный паром с пыхтением отрывался от пристани, когда к ней приближался Ник. Он пересек пристань к докам на другой стороне. Ник знал, что ему нужно быть осторожным. Если красные поймают его копающимся в их лодке, они сначала убьют, а потом узнают, кем он был.
  Киллмастер оставался рядом с
  
  
  
  
  зданием, его глаза внимательно изучали каждую лодку, которая выглядела больше, чем сампан. Он провел все утро и часть дня безрезультатно. Он прошел по докам почти так же далеко, как и лодки. Но когда он добрался до участка, где большие корабли со всего мира либо загружали, либо разгружали грузы, он повернул назад. Он преодолел почти милю. Обидно было то, что лодок было слишком много. Даже после устранения сампанов осталось их большое количество. Возможно, он уже прошел это; ему не с чем было это идентифицировать. И снова визитная карточка может означать совсем не лодку.
  Ник заново исследовал каждую лодку размером больше сампана, возвращаясь к паромной пристани. Облака рассеялись; они висели высоко в небе, похожие на рассыпанный попкорн на темно-синей скатерти. А послеполуденное солнце согрело доки, выпарив влагу из асфальта. Некоторые лодки были связаны с сампанами; другие стояли на якоре немного дальше. Ник заметил, что водные такси регулярно курсируют между огромными кораблями американского флота и обратно. Из-за дневного прилива большие корабли развернулись на якорных цепях, так что они сели боком через гавань. Сампаны собирались вокруг кораблей, как пиявки, их пассажиры ныряли за пятаками, брошенными матросами.
  Ник увидел баржу незадолго до того, как достиг лестничной площадки. Он пропустил его раньше, потому что его нос был направлен в док. Он был поставлен на якорь недалеко от ряда сампанов, и из-за послеполуденного прилива он тоже сидел боком. С того места, где стоял Ник, он мог видеть левый борт и корму. Жирным шрифтом желтого цвета на корме было написано: Kwangchow!
  Ник отступил в тень склада. Человек стоял на палубе баржи, глядя в бинокль на причал. Его правое запястье было забинтовано белой повязкой.
  В тени склада Ник широко улыбнулся. Он позволил себе глубоко вздохнуть с удовлетворением. Человек в барже был, конечно, закадычным другом Оссы. Ник прислонился к складу и сел. Все еще улыбаясь, он вытащил одну из своих сигарет и закурил. Затем он усмехнулся. Он склонил красивую голову набок и расхохотался. Он только что получил свой первый перерыв.
  Киллмастер позволил себе эту странную роскошь ровно на одну минуту. Его не волновал человек с биноклем; солнце светило мужчине в лицо. Пока Ник оставался в тени, его было почти невозможно увидеть оттуда. Нет, Нику было о чем беспокоиться. Полиция, несомненно, нашла тело в его комнате и, вероятно, сейчас его ищет. Они будут искать Криса Уилсона, американского туриста. Пора было Нику стать кем-то другим.
  Он встал, затушил сигарету и направился к площадке, оставаясь в тени. У него не было бы шанса приблизиться к мусору при свете дня, по крайней мере, пока на палубе был бинокль. Прямо сейчас ему нужно было место, чтобы переодеться.
  Когда Ник добрался до парома, он был переполнен. Он осторожно прошел мимо людей, не отрывая глаз от полиции.
  Когда он пересек его, он ступил на первый палец дока, указывающий на гавань. Он медленно прошел мимо рядов сампанов, внимательно наблюдая за ними. Они тянулись рядами, как кукуруза, и Ник продолжал, пока не нашел ту, которую хотел.
  Он стоял рядом с причалом во втором ряду от гавани. Ник, не раздумывая, ступил на нее и нырнул под крышу маленькой хижины. Он сразу заметил признаки заброшенности, отсутствие какой-либо одежды, крышу, по которой пролился дождь, заливший койку и небольшую печь, консервные банки со следом ржавчины на губах. Кто знал, почему и когда оккупанты ушли? Может быть, они нашли место, чтобы остаться на суше, пока шторм не утихнет. Возможно, они были мертвы. От сампана пахло плесенью. Некоторое время он был заброшен. Ник перебрал жуликов и закоулков и нашел горсть риса и неоткрытую банку стручковой фасоли.
  Баржу из сампана он не видел. Оставалось около двух часов дневного света. Это был шанс, но он должен был убедиться, что это та баржа. Он разделся и снял набивку с талии. Он полагал, что за четыре минуты он сможет проплыть под первым рядом сампанов и оказаться в гавани, прежде чем ему придется подышать воздухом. Если бинокль все еще был на палубе, ему пришлось бы приближаться к хламу с носа или с правого борта.
  Обнаженный, за исключением Хьюго, Ник соскользнул с борта сампана в ледяную воду. Он подождал несколько секунд, пока первый приступ холода не оставил его; затем он погрузился под воду и начал плавать. Он прошел под первым рядом сампанов и повернул направо к водной стороне парома. Затем он всплыл ровно на два глубоких вдоха свежего воздуха. Он мельком увидел баржу, когда снова погрузился под воду. Нос был направлен на него. Он подплыл к нему, стараясь держаться примерно шести футов под ним.
  
  
  
  
  р. Ему пришлось еще раз подышать воздухом, прежде чем его рука коснулась толстого дна баржи.
  Продвигаясь вдоль киля, он позволил себе медленно подняться по правому борту, почти за кормой. Он находился в тени баржи, но не было никакой опоры, не за что было держаться. Якорная цепь лежала на носу. Ник поставил ноги на киль, надеясь, что это поможет ему удержаться. Но расстояние от киля до поверхности было слишком большим. Он не мог держать голову в воде. Он двинулся к форштевню по правому борту плетеного в корзину руля. Держа руль направления, он мог оставаться в одном положении. Он все еще был в тени баржи.
  Затем он увидел, как через левый борт спускается шлюпка.
  В него забрался человек с перевязанным запястьем и неуклюже поплелся к причалу. Он отдавал предпочтение запястью и не мог одинаково тянуть весла.
  Ник ждал, дрожа от холода, минут двадцать. Лодка вернулась. На этот раз с мужчиной была женщина. Ее лицо было сурово красивым, как у профессиональной шлюхи. Губы были полными и ярко-красными. Ее щеки покрылись румянцем там, где кожа плотно прилегала к кости. Волосы у нее были черные, как воронья, тугие, собранные в пучок на затылке. Глаза были изумрудной красоты и были такими же твердыми. На ней было обтягивающее платье цвета лаванды с цветочным узором, с разрезом по обеим сторонам, доходившим до бедер. Она села в лодку, сложив колени вместе, сцепив их руками. Со стороны Ника он увидел, что на ней нет трусиков. На самом деле он сомневался, носит ли она что-нибудь под этим ярким шелком.
  Когда они достигли края хлама, мужчина вскочил на борт, затем протянул руку, чтобы помочь ей.
  На кантонском диалекте женщина спросила: «Вы еще не получили весточку от Йонга?»
  «Нет», - ответил мужчина на том же диалекте. «Возможно, завтра он завершит свою миссию».
  «Возможно, ничего», - огрызнулась женщина. «Возможно, он пошел по пути Оссы».
  «Осса…» - начал мужчина.
  «Осса был дураком. Ты, Линг, дурак. Я должна был знать лучше, прежде чем возглавить операцию в окружении дураков ».
  «Но мы преданы делу!» - воскликнула Линг.
  Женщина сказала: «Громче, в Виктории тебя не слышат. Ты идиот. Новорожденный младенец посвящает себя кормлению самого себя, но ничего не умеет. Вы новорожденный ребенок, к тому же хромой.
  «Если я когда-нибудь увижу это…»
  «Ты либо убежишь, либо умрешь. Он всего лишь один человек. Один человек! А вы все как испуганные кролики. Прямо сейчас он может быть на пути к женщине и мальчику. Он не может долго ждать ».
  «Он будет…»
  «Он, вероятно, убил Йонга. Я думал, что из всех вас, по крайней мере, Йонг добьется успеха ».
  «Шейла, я ...»
  «Так ты хочешь наложить на меня руки? Мы ждем Йонгу до завтра. Если он не вернется к завтрашней ночи, мы грузимся и уходим. Я хотел бы встретиться с этим человеком, который вас всех напугал. Линг! Ты лапаешь меня, как щенка. Отлично. Заходи в каюту, и я сделаю тебя хоть наполовину человеком.
  Ник уже много раз слышал, что будет дальше. Ему не нужно было замерзать в ледяной воде, чтобы услышать это снова. Он нырнул и двинулся вдоль дна баржи, пока не достиг носа. Затем он наполнил легкие воздухом и двинулся обратно к сампану.
  Солнце почти село, когда он подошел, чтобы вдохнуть еще один глоток воздуха. Четыре минуты спустя он снова прошел под первым рядом сампанов и вернулся к своему одолженному. Он поднялся на борт и вытерся своим деловым костюмом, энергично растирая кожу. Даже после того, как он высох, ему потребовалось некоторое время, чтобы перестать дрожать. Он вытянул лодку почти во всю длину и закрыл глаза. Ему нужен сон. Поскольку Йонг был мертвым человеком в комнате Ника, маловероятно, что он появится завтра. Это давало Нику по крайней мере до завтрашнего вечера. Он должен придумать, как сесть на эту баржу. Но сейчас он устал. Эта холодная вода истощила его силы. Он отдалился от себя, позволив качавшемуся сампану унести его. Завтра он начнет. Он будет хорошо отдохнувшим и готовым ко всему. Завтра. Завтра был четверг. У него было до вторника. Время летело быстро.
  Ник резко проснулся. На мгновение он не знал, где находится. Он услышал легкий плеск воды по стенке сампана. Баржа! Баржа все еще в гавани? Возможно, женщина, Шейла, передумала. Теперь полиция знала о Юне. Может, она узнала.
  Он сел, окоченев со своей жесткой кровати, и посмотрел на другую сторону паромной пристани. Большие корабли ВМФ снова сменили позиции в гавани. Они сели вдоль, направив носы в сторону Виктории. Солнце сидело высоко, мерцая в воде. Ник увидел баржу, ее корма повернулась в сторону гавани. На борту не было никаких признаков жизни.
  Ник сварил горсть риса. Он ел рис и банку стручковой фасоли пальцами. Когда он закончил, он поместил девяносто гонконгских долларов, которые он снял с костюма, в пустую банку, а затем поставил банку туда, где он ее нашел. Скорее всего, пассажиры
  
  
  
  
  Если бы сампан не вернулся, но если бы они вернулись, он, по крайней мере, заплатил бы за свою комнату и питание.
  Ник откинулся в сампане и закурил одну из своих сигарет. Дня почти закончилась. Все, что ему нужно было сделать, это дождаться ночи.
  ГЛАВА ДЕВЯТАЯ
  Ник ждал в сампане, пока не стемнело. Вдоль гавани блестели огни, и за ней он видел огни Коулуна. Хлам теперь был вне поля его зрения. Весь день он не видел на нем никакого движения. Но, конечно, он дождался далеко за полночь.
  Он завернул Вильгельмину и Хьюго в одежду кули, которая была привязана к его талии. У него не было полиэтиленового пакета, поэтому ему приходилось удерживать одежду из воды. Пьер, крошечная газовая бомба, была прикреплена лентой прямо за его левой подмышкой.
  Сампаны вокруг него были темными и тихими. Ник снова погрузился в ледяную воду. Он двигался медленным боковым взмахом, держа сверток над головой. Он прошел между двумя сампанами в первом ряду, затем направился к открытой воде. Движение шло медленно, и он удостоверился, что нет брызг. Выйдя за пределы парома, он повернул направо. Теперь он мог видеть темный силуэт баржи. Огней не было. Пройдя паромную пристань, он направился прямо к носу баржи. Добравшись до него, он повис на якорной цепи и отдыхал. Теперь ему нужно быть очень осторожным.
  Ник взбирался по цепи, пока его ноги не вышли из воды. Затем, используя узелок как полотенце, он вытер ступни и ноги. Нельзя оставлять мокрые следы на палубе. Он перелез через носовой поручень и бесшумно упал на палубу. Склонив голову, он слушал. Ничего не слыша, он тихонько оделся, засунул Вильгельмину за пояс штанов и держал Хьюго в руке. Пригнувшись, он двинулся по дорожке с левой стороны каюты. Он заметил, что лодка пропала. Достигнув кормовой палубы, он увидел три спящих тела. «Если бы Шейла и Линг были на борту, - подумал Ник, - скорее всего, они были бы в каюте». Эти трое должны быть командой. Ник легко встал между ними. Не было двери, закрывающей переднюю часть кабины, только небольшое арочное пространство. Ник просунул голову, прислушиваясь и глядя. Он не слышал дыхания, кроме трех позади него; он ничего не видел. Он вошел внутрь.
  Слева от него стояли три койки, одна на другой. Справа от него были умывальник и плита. За ним стоял длинный стол со скамьями по бокам. Мачта прошла через центр стола. По два иллюминатора по бокам кабины. За столом была дверь, вероятно, голова. В хижине ему негде было спрятаться. Шкафчики для хранения были слишком маленькими. Все открытые пространства вдоль переборки хорошо просматривались из кабины. Ник посмотрел вниз. Под главной палубой будет место. Они, вероятно, использовали бы это для хранения. Ник решил, что люк будет где-то рядом с изголовьем. Он осторожно двинулся по столу и открыл дверь в голову.
  Унитаз был установлен заподлицо с палубой по восточному образцу и слишком мал для люка внизу. Ник отступил в главную каюту, осматривая палубу глазами.
  Лунного света было достаточно, чтобы различить силуэты. Он наклонился, когда отступал, легко скользя пальцами по палубе. Трещину он нашел между койками и умывальником. Он провел руками по площади, нашел подъемник для пальцев и медленно поднялся. Люк был навесным и хорошо использовался. Когда он открыл ее, она издала лишь легкий писк. Проем был около трех квадратных футов. Внизу ждала кромешная тьма. Ник знал, что дно хлама не могло быть больше четырех футов вниз. Он спустил ноги через край и опустился. Он опустился только до уровня груди, прежде чем его ноги коснулись дна. Ник присел, закрывая над собой люк. Все, что он теперь мог слышать, было легкое плескание воды по сторонам хлама. Он знал, что когда они будут готовы к переезду, они будут загружать на борт припасы. И они, вероятно, хранят их в этом месте.
  Используя руки, чтобы направить его, Ник двинулся на корму. Темнота была абсолютной; он должен был действовать строго наощупь. Он нашел только свернутый запасной парус. Он вернулся назад. Если бы перед люком ничего не было, он мог бы залезть в парус. Но они, вероятно, захотят переместить его в магазин. Он должен был найти что-то получше.
  Перед люком он обнаружил пять привязанных ящиков. Работая как можно тише, Ник развязал ящики и расположил их так, чтобы за ними оставалось свободное пространство и достаточно места от их верха до потолка, чтобы он мог пролезть через них. Затем он снова крепко их привязал. Ящики были не слишком тяжелыми, и из-за темноты он не мог прочитать, что в них было. Наверное, продукты питания. Ник переполз через них в свое маленькое пространство. Ему приходилось сидеть, упершись коленями в грудь. Он засунул Хьюго в один из ящиков в пределах легкой досягаемости и положил Вильгельмину между его ног. Он откинулся назад, его уши пытались
  
  
  
  
  улавливать каждый шум. Все, что он мог слышать, - это вода о борт хлама. Потом он услышал кое-что еще. Это был легкий царапающий звук. По его телу пробежал холодок.
  Крысы!
  Болезненные, грязные, более крупные, как известно, нападали на мужчин. Ник понятия не имел, сколько их было. Казалось, царапанье окружало его. И он был заключен во тьму. Если бы только он мог видеть! Потом он понял, что они делают. Они царапали коробки вокруг него, пытаясь добраться до вершины. Они, вероятно, голодали, преследуя его. У Ника в руке был Хьюго. Он знал, что рискует, но чувствовал себя в ловушке. Он вытащил зажигалку и зажег пламя. На мгновение он был ослеплен светом, затем он увидел двоих из них наверху коробки.
  Они были большими, как уличные кошки. Усы на их длинных заостренных носах дрожали из стороны в сторону. Они смотрели на него сверху вниз раскосыми черными глазами, блестящими в пламени зажигалки. Зажигалка стала слишком горячей. Он упал на палубу и погас. Ник почувствовал, как что-то пушистое упало ему на колени. Он ударил по нему Хьюго, услышав щелчок зубов по лезвию. Потом эта штука оказалась у него между ног. Он продолжал тыкать в него Хьюго, пока его свободная рука искала зажигалку. Что-то потянуло его за штанину. Ник нашел зажигалку и быстро зажег ее. Неровные зубы крысы зацепились за его штанину. Он качал головой взад и вперед, щелкая челюстями. Ник ударил его стилетом в бок. Он ударил его снова. И снова. Зубы высвободились, и крыса щелкнула лезвием. Ник воткнул стилет ей в живот, затем толкнул им в морду другой крысе, которая собиралась прыгнуть. Обе крысы перешли ящик и спустились с другой стороны. Царапины прекратились. Ник слышал, как остальные поспешили к мертвой крысе, а потом ссорились из-за нее. Ник вздрогнул. Еще один или двое могут быть убиты во время боя, но этого недостаточно, чтобы продержаться надолго. Они вернутся.
  Он закрыл зажигалку и вытер кровь с лезвия Хьюго о штаны. Сквозь щель люка он видел утренний свет.
  Прошло два часа, прежде чем Ник услышал движение на палубе. Его ноги заснули; он больше не мог их чувствовать. Над ним топали, и запах готовящейся еды рассеялся. Он попытался сменить позицию, но, похоже, не мог пошевелиться.
  Большую часть утра он провел в дремоте. Боль в позвоночнике уменьшилась благодаря его невероятной способности к концентрации. Он не мог заснуть, потому что, хотя они и молчали, крысы все еще были с ним. Время от времени он слышал, как одна из них суетится перед одним из ящиков. Он ненавидел думать о том, чтобы провести с ними еще одну ночь наедине.
  Ник подумал, что было около полудня, когда он услышал, как шлюпка ударилась о борт хлама. Над ним по палубе прошли еще две пары ног. Были приглушенные голоса, но он не мог понять, о чем говорилось. Затем он услышал, как медленно вращается дизельный двигатель, идущий рядом с мусором. Реквизит перевернули, и он услышал глухой стук по палубе. Другая лодка подошла к борту. Ноги возились на палубе над ним. Раздался громкий лязг, будто упала доска. Потом то и дело раздавались удары. Ник знал, что это было. Они кладут припасы. Хлам готовился к переезду. У него с крысами скоро будет компания.
  На то, чтобы все погрузить на борт, потребовалось около часа. Затем дизель снова завелся, набрал обороты, и звук медленно затих. Внезапно люк распахнулся, и убежище Ника залило ярким светом. Он слышал, как крысы бегут в укрытие. Воздух был прохладным и освежающим, когда он втекал. Он услышал, как женщина говорила по-китайски.
  «Поторопись», - говорила она. «Я хочу, чтобы мы отправились в путь до наступления темноты».
  «Возможно, он у полиции». Это было похоже на Линг.
  «Успокойся, глупый. В полиции его нет. Он идет к женщине и мальчику. Мы должны добраться туда раньше, чем он ».
  Один из членов экипажа находился в нескольких футах от Ника. Другой был снаружи люка, собирал ящики у третьего и передавал их. А какие ящики! Меньшие были размещены вокруг люка, где до них было бы легко добраться. В них были продукты питания и тому подобное. Но таких было немного. Большая часть ящиков была помечена на китайском языке, и Ник достаточно хорошо читал по-китайски, чтобы понять, что в них содержится. Некоторые были снаряжены гранатами, но в большинстве были боеприпасы. «У них должна быть армия, охраняющая Кэти Лу и мальчика, - подумал Ник. Шейла и Линг, должно быть, вышли из хижины; их голоса снова стали приглушенными.
  К тому времени, как экипаж сбросил все ящики, свет почти погас. Все сложили за люком. Они даже не подошли к убежищу Ника. Наконец все было сделано. Вылез последний член экипажа и захлопнул люк. Ник снова оказался в полной темноте.
  В темном воздухе сильно пахло новыми ящиками. Ник услышал топот ног по палубе. Скрипнул шкив.
  
  
  
   «Должно быть, подняли парус, - подумал он. Затем он услышал лязг якорной цепи. Заскрипели деревянные переборки. Баржа, казалось, плыла по воде. Они двигались.
  Скорее всего, они направятся в Кванчжоу. Либо там, либо где-то на берегу реки Кантон у них были жена и сын профессора. Ник попытался представить себе местность вдоль реки Кантон. Это была равнинная местность с тропическим лесом. Это ничего ему не сказало. Как он вспоминал, Гуанчжоу лежал в северо-восточной дельте реки Си Чианг. В этом районе между небольшими рисовыми полями протекал лабиринт ручьев и каналов. Каждый был усеян деревнями.
  Баржа очень тихо катилась через гавань. Ник узнал, когда они пошли вверх по реке Кантон. Движение вперед, казалось, замедлилось, но вода звучала так, как будто она неслась по сторонам баржи. Качка стала немного более резкой.
  Ник знал, что не сможет дольше оставаться на своем месте. Он сидел в луже собственного пота. Он хотел пить, и его живот урчал от голода. Крысы тоже были голодны, и они его не забыли.
  Он слышал их царапанье больше часа. Сначала нужно было осмотреть и пережевывать новые ящики. Но добраться до еды внутри было слишком сложно. Всегда был он, теплый от запаха крови на штанах. Итак, они пришли за ним.
  Ник слушал, как их царапины на ящиках становились все выше. Он мог точно сказать, как высоко они забирались. И он не хотел тратить жидкость для зажигалок. Он знал, что это ему понадобится. Затем он почувствовал их на ящиках, сначала одну, затем другую. Держа Хьюго в руке, он направил пламя в зажигалку. Он поднял зажигалку и увидел их острые, усатые носы перед их черными блестящими глазами. Он насчитал пять, затем семь, и больше ящиков доходило до верха. Его сердце забилось быстрее. Один будет смелее других, сделает первый ход. Он будет следить за этим. Его ожидание было недолгим.
  Один двинулся вперед, поставив ноги у края ящика. Ник поднес пламя зажигалки к усатому носу и ткнул острием Хуго. Стилет вырвал крысе правый глаз, и она упала. Остальные прыгнули на него почти прежде, чем он успел спуститься с другой стороны коробки. Он мог слышать, как они борются из-за этого. Пламя в зажигалке Ника погасло. Нет больше жидкости.
  Киллмастеру пришлось покинуть эту позицию. Теперь, когда у него закончилась жидкость для зажигалки, он оказался в ловушке без защиты. В ногах не было чувствительности; он не мог подняться. Когда крысы покончат со своим другом, он будет следующим. Был один шанс. Он снова засунул Вильгельмину за пояс и зажал Хьюго зубами. Он хотел, чтобы стилет был под рукой. Зацепив пальцами верхнюю коробку, он потянул изо всех сил. Он поднял локти сверху, затем грудь. Он попытался пнуть ногами, чтобы улучшить кровообращение, но они не двигались. Используя руки и локти, он переполз через верх ящиков и спустился с другой стороны. Он слышал, как крысы рядом с ним жуют и скребут. Теперь по дну корпуса Ник подполз к одному из ящиков с едой.
  Используя Хьюго в качестве лома, он сломал один из ящиков и полез внутрь. Фрукты. Персики и бананы. Ник вытащил связку бананов и три персика. Он начал разбрасывать и подбрасывать оставшиеся фрукты за люк между ящиками для гранат и боеприпасов и вокруг них. Он слышал, как за ним бегают крысы. Он ел голодно, но медленно; не было смысла болеть. Когда он закончил, он начал тереть ноги. Сначала они покалывали, потом почувствовали боль. Чувство возвращалось медленно. Он напрягся и согнул их, и вскоре они стали достаточно сильными, чтобы выдержать его вес.
  Затем он услышал мощный двигатель другой лодки; это походило на старую лодку PT. Звук приближался, пока не стал рядом. Ник подошел к люку. Он приложил к нему ухо, пытаясь услышать. Но голоса были приглушены, и двигатель на холостом ходу заглушал их. Он подумал о том, чтобы немного приподнять люк, но кто-то из членов экипажа мог быть в кабине. «Наверное, это патрульный катер, - подумал он.
  Он должен был помнить об этом, потому что планировал вернуться этим путем. Патрульный катер простоял у борта более часа. Ник подумал, не собираются ли они обыскивать баржу. Конечно же. По палубе над ним послышались тяжелые шаги. Теперь Ник полностью использовал свои ноги. Он боялся мысли вернуться в замкнутое пространство, но казалось, что ему придется это сделать. Тяжелые шаги были на кормовой палубе. Ник облегчился на одном из ящиков с боеприпасами, затем перелез через ящики в свое маленькое укрытие. Он засунул Хьюго в коробку перед собой. Вильгельмина снова оказалась между его ног. Ему нужно было побриться, и от его тела воняло, но он чувствовал себя намного лучше.
  Во время обыска было много разговоров, но Ник не слышал слов. Он услышал то, что было похоже на смех. Может, женщина Шейла пыталась обмануть
  
  
  
  
  таможенников, чтобы они не видели гранаты и боеприпасы. Баржа стояла на якоре, и двигатели патрульного катера были выключены.
  Внезапно убежище Ника залило утренним светом, когда открылся люк. Вокруг него светился луч фонарика.
  «А что здесь внизу?» - спросил мужской голос по-китайски.
  «Только припасы», - ответила Шейла.
  Через люк упала пара ног. Они были одеты в форму китайской регулярной армии. Затем вошла винтовка, за ней последовали остальные солдаты. Он осветил Ника фонариком и повернулся спиной. Луч упал на открытый ящик с продуктами. Три крысы вылетели из клетки, когда на них попал свет.
  «У вас есть крысы», - сказал солдат. Затем луч попал в гранаты и гильзы для боеприпасов. «Ага! Что мы здесь имеем? он спросил.
  Сверху открытого люка Шейла сказала: «Это для солдат в деревне. Я рассказывал тебе о них ... »
  Солдат передвигался на корточках. "Но почему так много?" он спросил. «Там не так много солдат».
  «Мы ожидаем неприятностей», - ответила Шейла.
  «Я должен буду сообщить об этом». Он пополз обратно через открытый люк. «Крысы открыли один из ваших ящиков с едой», - сказал он незадолго до того, как люк снова захлопнулся.
  Ник больше не мог слышать, что говорили голоса. Его ноги снова начали засыпать. Было еще несколько минут приглушенного разговора, потом скрипнул шкив, и якорная цепь снова начала лязгать. Хлам, казалось, напрягся о мачту. Сработали мощные двигатели, и патрульный катер оторвался. Вода хлынула по сторонам и дну хлама. Они снова были в пути.
  Значит, его ждали в какой-то деревне. Он чувствовал, как будто ему подбрасывают крошечные кусочки информации. Он уже многому научился с тех пор, как поднялся на борт баржи. Но самое важное «где» по-прежнему ускользало от него. Ник прижался к груди на ящиках, чтобы ноги были прямыми. Он работал с ними, пока чувство не вернулось. Затем он снова сел. Если бы он мог делать это время от времени, это могло бы не дать его ногам заснуть. Пока что крысы, казалось, довольствовались вскрытым ящиком с едой.
  Он услышал шаги, приближающиеся к люку. Дверь открылась, и залил дневной свет. В руке Ника был Хьюго. Один из членов экипажа залез. В одной руке он держал мачете, а в другой - фонарик. Пригнувшись, он пополз к открытому ящику с едой. Его свет поразил двух крыс. Когда они попытались убежать, мужчина двумя быстрыми ударами разрезал их пополам. Он огляделся в поисках крыс. Не увидев ничего, он начал запихивать фрукты обратно в ящик. Когда он очистил территорию вокруг себя, он потянулся к расколотой доске, которую Ник оторвал от ящика. Начал заменять, потом остановился.
  Он провел лучом света по краю доски. На его лице было глубокое хмурое выражение. Он провел большим пальцем по краю, затем посмотрел на двух дохлых крыс. Он знал, что крысы не открывали ящик. Луч света вспыхнул повсюду. Дело остановилось на ящиках с боеприпасами, из которых Ник успокоился. Мужчина начал проверять ящики. Сначала он осмотрелся в ящиках с гранатами и боеприпасами. Ничего не найдя, он развязал ящики с едой, сдвинул их ближе друг к другу и снова привязал. А затем он повернулся к ящикам Ника. Работая быстро, его пальцы развязывали узлы, удерживающие коробки. Ник подготовил Хьюго. Мужчина вытащил веревки из ящиков, затем потянул верхнюю коробку вниз. Когда он увидел Ника, его брови удивленно приподнялись.
  "Да!" - закричал он и снова повернул мачете.
  Ник ринулся вперед, вонзив острие стилета в горло мужчине. Мужчина булькал, уронил фонарик и мачете и попятился, кровь хлынула из открытой раны.
  Ник начал с ящиков. Хлам откатился в сторону, и ящики опрокинулись, и его повалили на переборку. Он поднял глаза и увидел женскую руку с малокалиберным автоматом, направленную на него через отверстие люка.
  На превосходном американском языке Шейла сказала: «Добро пожаловать на борт, дорогая. Мы ждали тебя.
  ГЛАВА ДЕСЯТАЯ
  Нику потребовалось время, чтобы полностью ощутить свои ноги. Он расхаживал по кормовой части палубы, глубоко вдыхая свежий воздух, а Шейла следила за каждым его движением своим крошечным автоматом. Линг встал рядом с женщиной. Даже у него был старый армейский .45. Ник прикинул, что время быть около полудня. Он наблюдал, как двое других членов экипажа вытащили своего товарища через люк и выбросили тело за борт. Он улыбнулся. Крысы хорошо поели.
  Затем Ник повернулся к женщине. «Я бы хотел привести себя в порядок и побриться», - сказал он.
  Она смотрела на него с блеском в холодных изумрудных глазах. «Конечно», - ответила она на его улыбку. "Ты бы хотел что-нибудь съесть?"
  Ник кивнул.
  Линг сказал: «Мы убиваем» на не совсем идеальном английском. В его глазах была ненависть.
  Ник подумал, что Линг не очень его любит. Он вошел в каюту и налил воды в умывальник. Пара стояла позади
  
  
  
  
  оба пистолета нацелены ему в спину. На столе были Хуго и Вильгельмина. Баржа подпрыгивала вверх и вниз по течению реки.
  Когда Ник начал бриться, Шейла сказала: «Полагаю, мы должны закончить с формальностями. Я Шейла Кван. Моего дурацкого друга зовут Линг. Вы, конечно же, печально известный мистер Уилсон. А как тебя зовут? »
  «Крис, - сказал Ник. Он держался к ним спиной, пока брился.
  "О да. Друг профессора Лоо. Но мы оба знаем, что это не твое настоящее имя, не так ли?
  "А вы?"
  «Это не важно. В любом случае нам придется убить тебя. Видишь ли, Крис, ты был непослушным мальчиком. Сначала Осса, потом большой, а потом Йонг. И бедный Линг больше никогда не сможет полностью использовать свою руку. Знаешь, ты опасный человек? "
  «Мы убиваем», - с чувством сказал Линг.
  «Позже, домашнее животное. Позже."
  Ник спросил: «Где ты научилась так говорить по-американски?»
  «Вы заметили», - сказала Шейла. "Как мило. Да, я получил образование в Штатах. Но меня не было так долго, что я подумала, что забыл некоторые фразы. Они до сих пор говорят такие слова, как сказочно, круто и копают? »
  Ник закончил с умывальником. Он повернулся к паре лицом и кивнул. "Западное побережье, не так ли?" он спросил. "Калифорния?"
  Она весело улыбнулась в своих зеленых глазах. "Очень хорошо!" она сказала.
  Ник нажал на нее. - Разве это не Беркли? он спросил.
  Ее улыбка превратилась в ухмылку. "Превосходно!" она сказала. «Я, конечно, понимаю, почему они прислали вас. Вы сообразительны. Ее глаза одобрительно окатили его. «И очень приятно смотреть. Прошло много времени с тех пор, как у меня был большой американец.
  Линг сказал: «Мы убиваем, мы убиваем!»
  Ник кивнул мужчине. "Разве он ничего не знает?"
  На китайском языке Шейла сказала Линг покинуть хижину. Он немного поспорил с ней, но когда она сказала ему, что это приказ, он неохотно ушел. Один из матросов поставил на стол миску с горячим рисом. Шейла собрала Хьюго и Вильгельмину и передала их Лингу за пределами хижины. Затем она жестом предложила Нику сесть и поесть.
  Пока Ник ел, он знал, что скоро будет дан ответ на другой вопрос. Шейла села на скамейку напротив него.
  «Что случилось между тобой и Джоном?» - спросил Ник.
  Она пожала плечами. Автомат все еще был направлен на него. «Думаю, можно сказать, что я не в его вкусе. Мне нравилось учиться в колледже, я абсолютно любила американских мужчин. Я слишком много спала с ними для него. Он хотел кого-то более постоянного. Думаю, он получил то, что хотел ».
  «Вы имеете в виду Кэти?»
  Она кивнула. «Она больше в его вкусе - тихая, сдержанная. Держу пари, когда они поженились, она была девственницей. Мне придется ее спросить.
  Ник спросил: «Как долго ты была с ним?»
  «Не знаю, наверное, месяц или два».
  «Достаточно долго, чтобы понять, что он раздумывает над идеей комплекса».
  Она снова улыбнулась. «Ну, меня отправили туда учиться».
  Ник допил рис и отодвинул миску. Он закурил одну из своих сигарет с золотым наконечником. Шейла взяла предложенную ей, и, когда он собирался закурить ее сигарету, он выбил маленький автомат у нее из руки. Он соскользнул со стола и отскочил от пола. Ник потянулся, чтобы поднять его, но остановился, прежде чем его рука коснулась его. Линг стоял в проеме каюты с 45-м калибром в руке.
  «Я убиваю», - сказал он, взводя курок.
  "Нет!" - воскликнула Шейла. "Еще нет." Она быстро встала между Ником и Лингом. Нику она сказала: «Это было не очень умно, детка. Вы ведь не собираетесь заставлять нас связывать вас? Она бросила Лингу свой маленький автомат и по-китайски сказала ему подождать прямо у хижины. Она пообещала ему, что очень скоро ему позволят убить Ника.
  Линг хмыкнул и скрылся из виду.
  Шейла стояла перед Ником, поправляя свое тесное бледно-лиловое платье. Ее ноги были слегка расставлены, и шелк прилипал к ее телу, как будто он был мокрым. Ник теперь знал, что под ней ничего не было. Хрипло она сказала: «Я не хочу, чтобы он забрал тебя, пока я не закончу с тобой». Она сложила ладони прямо под грудью. «Я должна быть довольно хорошей».
  «Готов поспорить, что да», - сказал Ник. «А как насчет твоего парня? Он уже достаточно хочет увидеть меня мертвым.
  Ник стоял у одной из коек. Шейла подошла к нему ближе, прижимаясь своим телом к ​​его. Он почувствовал, как внутри него разгорается огонь.
  «Я могу справиться с ним», - сказала она хриплым шепотом. Она переместила руки под его рубашку к его груди. «Меня очень давно не целовал американец».
  Ник прижался губами к ее губам. Он прижался к ее губам. Его рука легла на ее спину, а затем медленно скользнула вниз. Она подошла к нему ближе.
  «Сколько еще агентов работает с вами?» прошептала она ему на ухо.
  Ник поцеловал ее в шею, в горло. Его руки переместились к ее груди. «Я не слышал вопроса», - ответил он столь же тихим шепотом.
  Она напряглась и слабо попыталась оттолкнуться. Ее дыхание было тяжелым. «Я… должна знать», - сказала она.
  Ник прижал ее к себе. Его рука скользнула под ее сорочку, касаясь голой плоти. Медленно он начал поднимать смену.
  «Позже», - хрипло сказала она. "Ты я
  
  
  
  
  Я расскажу мне позже, когда ты узнаешь, насколько я хороша ».
  "Посмотрим." Ник осторожно уложил ее на кровать и закончил снимать рубашку.
  Она была хороша, хорошо. Ее тело было без пятен и с тонкими костями. Она прижалась к нему и простонала ему в ухо. Она корчилась вместе с ним и прижалась своей твердой красивой грудью к его груди. И когда она достигла вершины удовлетворения, она почесала своими длинными ногтями его спину, почти приподнявшись с койки, прикусив зубами мочку его уха. Затем она безвольно упала под ним, закрыв глаза, руки по бокам. Когда Ник собирался выбраться из койки, в каюту вошел Линг, его лицо было красным от ярости.
  Он не сказал ни слова, а сразу приступил к работе. .45 был нацелен Ника в живот. Он ругал Ника по-китайски.
  Тоже по-китайски Шейла приказала ему из салона. Она снова ожила и натягивала рубашку через голову.
  "Как ты думаешь, кто я?" - возразил Линг на своем кантонском диалекте.
  «Ты такой, какой я говорю. Вы не владеете мной и не контролируете меня. Убирайся."
  «Но с этим… шпионом, этим иностранным агентом».
  "Из!" она приказала. "Убирайся! Я скажу тебе, когда ты сможешь убить его.
  Линг сжал зубы и потопал из кабины.
  Шейла посмотрела на Ника, слегка улыбаясь. Ее щеки покраснели. В ее изумрудных глазах все еще светилось удовлетворение. Она разгладила шелковую рубашку и поправила волосы.
  Ник сел за стол и закурил. Шейла подошла и села напротив него.
  «Мне это понравилось, - сказала она. «Жалко, что мы должны убить тебя. Я легко могу привыкнуть к тебе. Однако я больше не могу играть с тобой в игры. Опять же, сколько агентов работает с вами? »
  «Нет», - ответил Ник. "Я один."
  Шейла улыбнулась, качая головой. «Трудно поверить, что один человек сделал все, что у вас есть. Но допустим, вы говорите правду. Чего вы надеялись достичь, тайно проникая на борт?
  Баржа перестала покачиваться. Он бежала по гладкой воде. Ник не мог видеть снаружи хижины, но решил, что они вот-вот войдут в небольшую гавань в Вампоа или Хуанпу. Здесь проходили бы большие корабли. Это было настолько далеко вверх по реке, насколько могли зайти большие корабли. По его оценкам, они находились примерно в двенадцати милях от Гуанчжоу.
  «Я жду», - сказала Шейла.
  Ник сказал: «Вы знаете, почему я тайком пробрался на борт. Я сказал вам, что работаю один. Если вы мне не верите, значит, не верьте.
  «Конечно, вы не можете ожидать, что я поверю, что ваше правительство пошлет одного человека, чтобы спасти жену и мальчика Джона».
  «Вы можете верить во что хотите». Ник хотел выйти на палубу. Он хотел увидеть, куда они направляются из Вампоа. «Думаешь, твой парень выстрелит в меня, если я попытаюсь размять ноги?»
  Шейла постучала ногтем по передним зубам. Она изучала его. «Наверное, - сказала она. «Но я пойду с тобой». Когда он начал вставать, она сказала: «Знаешь, дорогая, было бы намного приятнее, если бы ты здесь ответила на мои вопросы. Когда мы доберемся туда, куда собираемся, это не будет приятно ».
  Позднее послеобеденное солнце ныряло из темных дождевых облаков, пока Ник выходил на палубу. Двое членов экипажа шли вперед, проверяя глубину реки. Уродливый глаз 45-го калибра Линга внимательно следил за Ником. Он был на руле.
  Ник подошел к левому борту, бросил сигарету в реку и посмотрел на проходящий берег.
  Они уходили от Вампоа и больших кораблей. Они обогнали маленькие сампаны с целыми семьями, мужчины в поту, работая против течения. Ник подумал, что в таком темпе им понадобится еще целый день, чтобы добраться до Кванчжоу, если они туда направлялись. Это будет завтра. А что было завтра? Воскресенье! У него было чуть больше сорока восьми часов, чтобы найти Кэти Лу и Майка и вернуть их в Гонконг. Это означало, что ему придется вдвое сократить время в пути.
  Он почувствовал, как Шейла стоит рядом с ним и легко проводит пальцами по его руке. У нее были другие планы на него. Он взглянул на Линга. У Линга были и другие планы на него. Все выглядело не очень хорошо.
  Шейла обернулась вокруг его руки, прижимаясь к ней грудью. «Мне скучно, - тихо сказала она. "Развлеки меня."
  Носик Линга 45-го калибра последовал за спиной Ника, когда он шел с Шейлой в каюту. Оказавшись внутри, Ник сказал: «Тебе нравится пытать этого парня?»
   Линга? » Она начала расстегивать его рубашку. «Он знает свое место». Она провела руками по волосам на его груди.
  Ник сказал: «Ему не потребуется много времени, чтобы начать стрелять из своей пушки».
  Она посмотрела на него, улыбнулась, провела влажным языком по губам. «Тогда тебе лучше сделать, как я говорю».
  Ник подумал, что сможет взять Линга, если понадобится. Двое членов экипажа не будут проблемой. Но он все еще не знал, куда они направлялись. Было бы легче, если бы он пошел вместе с этой женщиной, пока они не достигли места назначения.
  "Что ты хочешь чтобы я сделал?" он спросил.
  Шейла стояла подальше от него, пока не сняла сорочку. Она развязала пучок за головой, и волосы упали ей на плечи. Дошло почти до
  
  
  
  
   ее талии. Затем она расстегнула его штаны и позволила им упасть до лодыжек.
  "Линг!" она позвала.
  Линг сразу же появился на входе в хижину.
  По-китайски Шейла сказала: «Смотри на него. Возможно, вы чему-нибудь научитесь. Но если он не сделает так, как я говорю, стреляйте в него ».
  Нику показалось, что он заметил след улыбки в уголках рта Линга.
  Шейла подошла к койке и села на край, расставив ноги. «На колени, американка», - приказала она.
  Волосы на затылке Ника встали дыбом. Стиснув зубы, он упал на колени.
  «А теперь иди ко мне, детка», - сказала Шейла.
  Если он повернется влево, то сможет выбить пистолет из руки Линга. Но что тогда? Он сомневался, что кто-нибудь из них скажет ему, куда они идут, даже если он попытается вытеснить это из них. Он должен был согласиться с этой женщиной.
  "Линг!" - сказала Шейла с угрозой.
  Линг сделал шаг вперед, направив пистолет в голову Ника.
  Ник начал подползать к женщине. Он подошел к ней и, выполняя то, что она приказала, услышал тихий смешок Лин.
  Дыхание Шейлы стало прерывистым. По-китайски она сказала: «Видишь, Лин, дорогой? Вы видите, что он делает? Он готовит меня к вам ». Затем она легла на койку. «Быстро, Линг», - выдохнула она. «Привяжи его к мачте».
  С пистолетом Линг жестом указал Нику на стол. Он с благодарностью повиновался. Он сел на сам стол, поставив ноги на скамейку. Он обвил руками мачту. Линг положил 45-й калибр и быстро и крепко связал руки Ника.
  «Поторопись, дорогая», - крикнула Шейла. «Я близок».
  Линг положил пистолет под койку и поспешно разделся. Затем он присоединился к Шейле на койке.
  Ник смотрел на них с горьким привкусом во рту. Линг пошел на это с мрачной решимостью лесоруба, рубящего дерево. Если ему это понравилось, он не подал виду. Шейла прижала его к своей груди, шепча ему на ухо. В каюте потемнело с заходом солнца. Ник почувствовал запах влаги в воздухе. Было холодно. Он хотел, чтобы на нем были штаны.
  Когда они закончили, они заснули. Ник не спал, пока не услышал храп одного из членов экипажа на корме. Другой был у румпеля, работающего с рулем направления. Ник с трудом мог разглядеть его через вход в каюту. Даже он кивнул во сне.
  Ник дремал около часа. Затем он услышал, как Шейла будит Линга для новой попытки. Линг протестующе застонал, но выполнил желание женщины. Это заняло у него больше времени, чем в первый раз, и когда он закончил, он буквально потерял сознание. Теперь хижина погрузилась в темноту. Ник мог только их слышать. Баржа покачивалась вверх по реке.
  Когда Ник снова проснулся, рассвет был туманным. Он почувствовал, как что-то нечеткое коснулось его щеки. В его руках не было чувств. Веревка, туго обмотанная вокруг его запястий, прервала кровообращение, но в других частях его тела было ощущение. И он почувствовал на себе руку Шейлы. Ее длинные волосы цвета воронова крыла скользили взад и вперед по его лицу.
  «Я боялась, что мне придется разбудить кого-нибудь из команды», - прошептала она, когда он открыл глаза.
  Ник промолчал. Она была похожа на маленькую девочку с длинными волосами, ниспадающими на ее хрупкое лицо. Ее обнаженное тело было крепким и хорошо сложенным. Но твердые зеленые глаза всегда выдавали ее. Она была суровой женщиной.
  Она встала на стол-скамейку и нежно провела грудью по его лицу. «Тебе нужно побриться», - сказала она. «Хотел бы я развязать тебя, но не думаю, что у Линга хватит сил держать на тебе пистолет».
  С ее рукой на нем и ее грудью, слегка касающейся его щеки. Ник не мог контролировать огонь внутри себя.
  «Так лучше», - сказала она, улыбаясь. «Это может быть немного неловко с твоими связанными руками, но мы справимся, не так ли, дорогая?»
  И несмотря на себя и свою неприязнь к ней, ему это нравилось. Женщина была ненасытной, но знала мужчин. Она знала, что им нравится, и обеспечивала это.
  Когда она закончила с ним, она отступила и позволила своим глазам полностью окунуться в него. Ее крохотный животик двигался туда-сюда из-за тяжелого дыхания. Она убрала волосы с глаз и сказала: «Думаю, я заплачу, когда нам придется тебя убить». Затем она взяла 45-й калибр и разбудила Линг. Он скатился с койки и, спотыкаясь, вылетел за ней из каюты на кормовую палубу.
  Они провели там все утро, оставив Ника привязанным к мачте. Судя по тому, что Ник мог видеть через вход в каюту, они вошли в дельту к югу от Гуанчжоу. Район был усеян рисовыми полями и каналами, отходящими от реки. У Шейлы и Линга была диаграмма. Они попеременно изучали его и правый берег. Они прошли много джонок и еще больше сампанов. Солнце было туманным и мало способствовало согреванию холода в воздухе.
  Фанк пересек дельту и пустил в ход один из каналов. Шейла казалась довольной курсом и свернула диаграмму в трубку.
  Ник был развязан, ему разрешили застегнуть рубашку и надеть штаны. Ему дали миску риса и два банана. Все время Линг держал при себе пистолет 45-го калибра. Когда он закончил, он вышел на
  
  
  
  
  кормовую палубу. Линг остался в двух футах позади него. Ник провел день по правому борту, курил сигареты и наблюдал за происходящим. Время от времени он попадался на глаза китайскому регулярному солдату. Он знал, что они приближаются. После обеда Шейла спала в хижине. Очевидно, за один день у нее был весь секс, который ей был нужен.
  Баржа проехала мимо двух деревень, заполненных хлипкими бамбуковыми хижинами. Проходя мимо, жители не обращали внимания. Были сумерки, когда Ник стал замечать на берегу все больше и больше солдат. Они смотрели на баржу с интересом, как будто этого ожидали.
  Когда стемнело, Ник заметил впереди загорелся свет. Шейла присоединилась к ним на палубе. Когда они подошли ближе, Ник заметил огни, освещающие причал. Солдаты были везде. Это была еще одна деревня, отличавшаяся от других, которые они видели, потому что в этой было электрическое освещение. Насколько Ник мог видеть, когда они подходили к причалу, бамбуковые хижины освещались фонарями. По обеим сторонам дока стояли две электрические лампочки, и путь между хижинами освещалась линиями огней.
  Жадные руки схватили брошенный трос, когда баржа подошла к причалу. Парус упал, якорь брошен. Шейла держала Ника на прицеле своим маленьким автоматом, пока приказывала Лингу связать ему руки за спиной. Установили планку, соединяющую баржу с пристанью. Солдаты толпились в хижинах, некоторые стояли вокруг пристани и смотрели. Все они были хорошо вооружены. Когда Ник сошел с баржи, за ним последовали двое солдат. Шейла разговаривала с одним из солдат. Когда Линг был впереди, солдаты позади Ника слегка подтолкнули его, заставляя двигаться. Он пошел вслед за Лингом.
  Проходя сквозь ряд огней, он заметил пять хижин: три слева и две справа. Строка огней, бегущая по центру, казалось, была связана с каким-то генератором в конце хижин. Он слышал, как он гудит. Три хижины слева от него были заполнены солдатами. Двое справа от него были темными и казались пустыми. Трое солдат стояли на страже у дверей второго. Может ли это быть там, где Кэти Лу и мальчик? Ник помнил об этом. Конечно, это тоже может быть приманка. Они его ждали. Его провели мимо всех хижин. Ник заметил это только когда они действительно добрались до структуры. Оно находилось за хижинами и представляло собой низкое прямоугольное бетонное здание. В темноте будет трудно разглядеть. Линг провел его по семи цементным ступеням к тому, что выглядело как стальная дверь. Ник услышал генератор почти прямо позади себя. Линг вытащил связку ключей из кармана и отпер дверь. Она со скрипом открылась, и группа вошла в здание. Ник почувствовал затхлый влажный запах разлагающейся плоти. Его вели по узкому, неосвещенному коридору. С обеих сторон были стальные двери. Линг остановился перед одной из дверей. Другим ключом от кольца он отпер дверь. У Ника были развязаны руки, и его затолкали в камеру. Дверь за ним с лязгом захлопнулась, и он оказался в полной темноте.
  ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ
  Ник обошел свою кабинку, касаясь стен.
  Ни трещин, ни трещин, только твердый бетон. И пол был таким же, как и стены. Петли на стальной двери были снаружи и залиты бетоном. Из камеры не сбежать. Тишина была настолько полной, что он мог слышать собственное дыхание. Он присел в углу и закурил одну из своих сигарет. Поскольку в его зажигалке кончилось топливо, он взял на барже коробку спичек. Осталось всего две сигареты.
  Он курил, наблюдая, как при каждом затягивании тлеет тлеющий тлеющий уголек его сигареты. «Вечер воскресенья, - подумал он, - а оставалось только до полуночи вторника». Он до сих пор не нашел Кэти Лу и мальчика Майка.
  Затем он услышал мягкий голос Шейлы Кван, звучавший так, словно он исходил из стен.
  «Ник Картер», - сказала она. «Вы работаете не один. Сколько еще с вами работает? Когда они будут здесь? »
  Тишина. Ник потушил остатки сигареты. Внезапно камера озарилась светом. Ник моргнул, его глаза слезились. В центре потолка была зажженная лампочка, защищенная небольшой проволочной решеткой. Когда глаза Ника привыкли к яркому свету, свет погас. Он прикинул, что это было секунд двадцать. Теперь он снова был в темноте. Он протер глаза. Из стен снова раздался звук. Это было похоже на свисток поезда. Постепенно он становился все громче, как будто поезд приближался к камере. Звук становился все громче и громче, пока не превратился в визг. Как только Ник думал, что это пройдет, звук отключился. Он рассчитал, что примерно через тридцать секунд. Затем Шейла снова заговорила с ним.
  «Профессор Лу хочет присоединиться к нам», - сказала она. «Вы ничего не можете сделать, чтобы предотвратить это». Раздался щелчок. Затем «Ник Картер. Вы работаете не один. Сколько еще с вами работает? Когда они будут здесь? »
  Это была запись. Ник ждал, когда загорится свет. Но вместо этого он получил свисток поезда.
  
  
  
  
  и усиление. На этот раз было еще громче. И от визга начали болеть уши. Когда он положил на них руки, звук прекратился. Он вспотел. Он знал, что они пытались сделать. Это была старая китайская уловка пыток. Они использовали его варианты против солдат в Корее. Это был процесс психического срыва. Сделайте мозг похожим на кашу, а потом лепите как хотите. Он мог сказать им, что был один, до сбора урожая риса, но они ему не поверили. Ирония заключалась в том, что от такого рода пыток практически не было защиты. Способность переносить боль была бесполезной. Они миновали тело и выстрелили прямо в мозг.
  Снова загорелся свет. Глаза Ника слезились от яркого света. На этот раз свет горел всего десять секунд. Он погас. Рубашка Ника была пропитана потом. Он должен был придумать какую-то защиту. Он уже ожидал, ожидал, ждал. Будет ли это свет?
  Свисток? Или голос Шейлы? Невозможно было судить, что грядет или как долго это продлится. Но он знал, что должен что-то делать.
  Свисток уже не издалека. Он сразу стал высоким и громким. Ник приступил к работе. Его мозг еще не превратился в кашу. Он сорвал с рубашки большую полоску. Загорелся свет, и он крепко зажмурился. Когда он снова сработал, он взял порванную часть своей рубашки и снова разорвал ее на пять более мелких полос. Две полоски он снова разорвал пополам и скомкал их в тугие маленькие шарики. Он воткнул четыре мяча в уши, по два в каждое.
  Когда раздался свисток, он его едва слышал. Из трех оставшихся полос он сложил две из них в свободные подушечки и наложил на глаза. Третью полосу он обвязал вокруг головы, чтобы подушечки оставались на месте. Он был слепым и глухим. Он откинулся назад в свой бетонный угол, улыбаясь. На ощупь он зажег еще одну сигарету. Он знал, что они могут снять с него всю одежду, но прямо сейчас он тянул время.
  Они увеличили громкость свистка, но звук был настолько приглушен, что не беспокоил его. Если и прозвучал голос Шейлы, он его не услышал. Он почти закончил свою сигарету, когда за ним пришли.
  Он не слышал, как открылась дверь, но чувствовал запах свежего воздуха. И он чувствовал присутствие других в камере вместе с ним. Повязка на глазах была сорвана с его головы. Он моргнул, протирая глаза. Свет горел. Двое солдат стояли над ним, другой у двери. Обе винтовки были нацелены на Ника. Солдат, стоявший над Ником, указал на свое ухо, затем на ухо Ника. Киллмастер знал, чего хотел. Он снял беруши. Солдат поднял его с винтовкой. Ник встал и, толкая стволом винтовки, вышел из камеры.
  Он услышал работу генератора, как только вышел из здания. Двое солдат стояли позади него, их винтовки были прижаты к его спине. Они прошли под голыми лампочками между хижинами и прямиком до конца хижины, ближайшего к бетонному зданию. Когда они вошли, Ник заметил, что он разделен на три части. Первый был чем-то вроде фойе. Справа от него дверь вела в другую комнату. Хотя Ник этого не видел, он слышал пронзительный визг и визг коротковолнового радио. Прямо перед ним закрытая дверь вела в еще одну комнату. У него не было возможности узнать, что там было. Над ним с бамбуковых балок свисали два дымных фонаря. Радиорубка светилась от новых фонарей. Тогда Ник понял, что большая часть тока генератора использовалась для работы радио, освещения между хижинами и всего оборудования в бетонном здании. Сами хижины освещались фонарями. Пока двое солдат ждали с ним в фойе, он прислонился к стене хижины. Она скрипнула от его веса. Он провел пальцами по шероховатой поверхности. Осколки бамбука отошли в том месте, где он потер. Ник слегка улыбнулся. Хижины были трутовиками в ожидании пожара.
  Двое солдат стояли по обе стороны от Ника. Рядом с дверью, ведущей в третью комнату, на скамейке сидели еще двое солдат, их винтовки между ног, их головы кивали, пытаясь бороться со сном. В конце скамейки четыре ящика были поставлены друг на друга. Ник вспомнил их из трюма барахла. Китайские символы, нанесенные на них, говорили, что это гранаты. Верхний ящик был открыт. Половина гранат отсутствовала.
  По радио раздался голос. Он говорил по-китайски на диалекте, которого Ник не понимал. Радист ответил на том же диалекте. Было сказано одно слово, которое он понял. Это было имя Лу. «Голос по радио, должно быть, идет из дома, в котором держали профессора Лу, - подумал Ник. Его разум поглощен, переварен, отброшен. И как компьютер, выплевывающий карточку, к нему пришел план. Это было грубо, но, как и все его планы, гибко.
  Затем дверь в третью комнату открылась, и появился Линг со своим верным 45-м калибром. Он кивнул двум солдатам, затем жестом пригласил Ника войти в комнату. Шейла ждала его. Как Линг
  
  
  
  
  Она последовала за Ником, закрыв за собой дверь, Шейла подбежала к Нику, обвивая руками его шею. Она страстно поцеловала его в губы.
  «О, дорогой», - хрипло прошептала она. «Мне просто нужно было иметь тебя в последний раз». На ней все еще была та же шелковая сорочка, что и на барже.
  Комната была меньше двух других. В этом было окно. В нем была детская кроватка, стол и плетеный в виде корзины стул. Фонарей было три: два свисали со стропил и один на столе. На полу рядом со стулом лежали Хьюго и Вильгельмина. С ними были два пистолета Томми. Стол стоял рядом с койкой, стул у стены справа от двери. Ник был готов в любое время.
  «Я убиваю», - сказал Линг. Он сел в кресло, уродливая морда 45-го калибра нацелилась на Ника.
  «Да, домашнее животное», - проворковала Шейла. "Через некоторое время." Она расстегивала рубашку Ника. «Вы удивлены, что мы узнали вашу настоящую личность?» спросила она.
  «Не совсем», - ответил Ник. "Ты получила это от Джона, не так ли?"
  Она улыбнулась. «Потребовалось немного уговоров, но у нас есть способы».
  "Ты убила его?"
  "Конечно, нет. Он нам нужен ».
  «Я убиваю», - повторила Линг.
  Шейла натянула рубашку через голову. Она взяла руку Ника и приложила ее к своей обнаженной груди. «Нам нужно спешить», - сказала она. «Линг беспокоится». Она сняла с Ника штаны. Затем она попятилась к койке, потянув его за собой.
  Знакомый огонь уже горел внутри Ника. Это началось, когда его рука коснулась теплой плоти ее груди. Он выпустил пучок на ее затылке, позволив длинным черным волосам упасть ей на плечи. Затем он осторожно толкнул ее на койку.
  «О, детка», - воскликнула она, когда его лицо было близко к ее. «Мне действительно не понравится твоя смерть».
  Тело Ника прижалось к ней. Ее ноги обвились вокруг него. Он чувствовал, как растет ее страсть, когда он работал с ней. Для него это было мало удовольствия. Его немного опечалило использовать этот поступок, который она так сильно любила, против нее. Его правая рука была обернута вокруг ее шеи. Он сунул руку под мышку и потянул за ленту, удерживающую Пьера. Он знал, что как только смертоносный газ будет выпущен, ему придется задержать дыхание, пока он не сможет выйти из комнаты. Это дало ему чуть больше четырех минут. В руке он держал Пьера. Глаза Шейлы были закрыты. Но рывки, которые он сделал, выпустив смертельный газ, открыли ей глаза. Она нахмурилась и увидела крошечный шар. Левой рукой Ник перекатил газовую бомбу под койку в сторону Линга.
  "Что ты сделал?" - воскликнула Шейла. Затем ее глаза широко раскрылись. "Линг!" крикнула она. «Убей его, Линг!»
  Линг вскочил на ноги.
  Ник перекатился на бок, увлекая за собой Шейлу, используя ее тело как щит. Если бы Линг выстрелил в спину Шейле, он бы получил Ника. Но он двигал .45 из стороны в сторону, пытаясь прицелиться. И эта задержка убила его. Ник затаил дыхание. Он знал, что газу без запаха потребуется всего несколько секунд, чтобы заполнить комнату. Рука Линга коснулась его горла. .45 с грохотом упал на пол. Колени Линга подогнулись, и он упал. Затем он упал лицом вперед.
  Шейла боролась с Ником, но он прижал ее к себе. Ее глаза расширились от страха. На них навернулись слезы, и она покачала головой, как будто не могла поверить, что это происходит. Ник прижался губами к ее губам. Ее дыхание перешло в штаны, затем внезапно остановилось. Она обмякла в его руках.
  Нику нужно было двигаться быстро. В голове уже светилась от недостатка кислорода. Он скатился с койки, быстро собрал Хьюго, Вильгельмину, один из автоматов Томми и его штаны, а затем рванул в открытое окно. Он отшатнулся на десять шагов от хижины, его легкие болели, голова превратилась в черное пятно. Затем он упал на колени и вдохнул желанный воздух. Некоторое время он оставался на коленях, глубоко дыша. Когда его голова прояснилась, он засунул ноги в штаны, засунул Вильгельмину и Хьюго за пояс, взял пистолет Томми и, пригнувшись, направился обратно к хижине.
  Он наполнил легкие воздухом незадолго до того, как добрался до открытого окна. В комнату еще не входили солдаты. Стоя прямо за окном, Ник вытащил Вильгельмину из-за пояса, тщательно прицелился в один из фонарей, свисающих с балок, и выстрелил. Фонарь забрызгал брызги, разливая по стене пылающий керосин. Ник выстрелил в другого, затем в того, что на столе. Пламя лизнуло пол и перелезло через две стены. Дверь открылась. Ник пригнулся и, присев, обошел хижину. Перед хижинами было слишком много света. Он положил пистолет Томми и снял рубашку. Он застегнул три пуговицы, затем завязал рукава вокруг талии. Придавая ему форму и работая с ним, он получил на боку симпатичный мешочек.
  Он взял пистолет Томми и направился к входной двери. Задняя часть хижины пылала пламенем. Ник знал, что у него оставалось всего несколько секунд, прежде чем другие солдаты побежали к огню. Он подошел к двери и остановился. В ряду голых лампочек он увидел группы солдат, идущих к горящей хижине.
  
  
  
  
  сначала медленно, затем быстрее, их винтовки наготове. Проходили секунды. Правой ногой Ник распахнул дверь; он послал очередб из своего автомата Томми, сначала справа, затем слева. Двое солдат стояли у скамейки с тяжелыми от сна глаза. Когда их обрушила струя пуль, они оскалились, их головы дважды ударились о стену позади них. Их тела, казалось, пошевелились, затем их головы разбились друг о друга, винтовки с лязгом упали на пол, и, как две глыбы, соединенные в руках, они упали на свои винтовки.
  Дверь в третью комнату была открыта. Пламя уже было по всем стенам, стропила уже были черными. Комната потрескивала, когда горела. Еще два солдата были с Шейлой и Линг, убитыми отравленным газом. Ник увидел, как кожа Шейлы покоробилась от жары. Ее волосы уже были выжжены. И секунды превратились в одну минуту и ​​продолжались. Ник подошел к ящикам с гранатами. Он начал набивать самодельный мешок гранатами. Потом он кое-что вспомнил - почти слишком поздно. Он повернулся, когда пуля смяла его воротник. Радист собирался снова выстрелить, когда Ник порезал его от промежности до головы очередью автомата Томми. Руки мужчины вытянулись прямо, ударившись по обеим сторонам дверного проема. Они стояли прямо, когда он пошатнулся и упал.
  Ник выругался про себя. Ему следовало сначала позаботиться о радио. Поскольку этот человек все еще находился за рацией, скорее всего, он уже связался с патрульным катером, а также с домом, где находился профессор. Прошло две минуты. У Ника было десять гранат. Этого должно быть достаточно. В любую секунду первая волна солдат ворвется в дверь. Теперь было мало шансов, что отравленный газ подействует, но он не собирался глубоко дышать. Входная дверь была за дверью. Может, радиорубка. Он на бегу вошел в дверь.
  Удача была с ним. В радиорубке было окно. Тяжелые ноги топтались перед хижиной, становясь все громче, когда солдаты подходили к входной двери. Ник выбрался через окно. Прямо под ним он присел и вытащил одну из гранат из своего мешочка. Солдаты слонялись по фойе, никто не отдавал приказов. Ник вытащил булавку и начал медленно считать. Достигнув восьми, он швырнул гранату в открытое окно и на корточках побежал прочь от хижины. Он не сделал больше десяти шагов, когда сила взрыва повалила его на колени. Он повернулся и увидел, что крыша хижины слегка приподнялась, а затем, казалось, не обгорелая сторона вздулась.
  Когда до него доносился звук взрыва, стены хижины раскололись пополам. Оранжевый свет и пламя просачиваются сквозь открытые окна и щели. Крыша осела, слегка покосилась. Ник поднялся и продолжил бежать. Теперь он слышал выстрелы. Пули разъедали все еще влажную грязь вокруг него. Он на полной скорости побежал к бетонному зданию и обогнул его обратно. Затем он остановился. Он был прав. Генератор с пыхтением рванулся в маленькой бамбуковой хижине, похожей на коробку. Солдат, стоявший у двери, уже тянулся за винтовкой. Ник застрелил его из автомата Томми. Затем он вытащил из мешка вторую гранату. Не долго думая, он выдернул булавку и начал считать. Он бросил гранату в открытый дверной проем, ведущий к генератору. Взрыв сразу же затемнил все вокруг. На всякий случай он вытащил еще одну гранату и швырнул ее внутрь.
  Не дожидаясь взрыва, он улетел в подлесок, растущий сразу за хижинами. Он миновал первую горящую хижину и пошел ко второй. Он тяжело дышал, присев на краю куста. К открытому окну в задней части второй хижины было небольшое открытое пространство. Он все еще слышал выстрелы. Они убивали друг друга? Были крики; кто-то пытался отдавать приказы. Ник знал, что как только кто-то возьмет на себя командование, беспорядок больше не будет его преимуществом. Он двигался недостаточно быстро! Четвертая граната была у него в руке, штифт выдернут. Он побежал, пригнувшись, и, проходя мимо открытого окна, бросил гранату. Он продолжал бежать к третьей хижине, стоявшей рядом с каналом. Единственный свет теперь исходил от мерцающих фонарей через окна и дверные проемы остальных трех хижин.
  В руке у него уже была пятая граната. Перед ним маячил солдат. Ник не останавливаясь, распылял по кругу пули из пистолета Томми. Солдат дергался взад и вперед до самой земли. Ник прошел между взрывающейся второй хижиной и третьей. Казалось, повсюду был огонь. Кричали мужские голоса, проклиная друг друга, некоторые пытались отдавать приказы. В ночи эхом разносились выстрелы, смешанные с треском горящего бамбука. Штифт вытащили. Проходя мимо открытого боковое окно третьей хижины, Ник кинул гранату внутрь. Он попал одному из солдат по голове. Солдат наклонился, чтобы поднять его. Это было последнее движение в его жизни. Ник уже был под гирляндой потемневшей лампочки
  
  
  
  
  переходя к оставшимся двум хижинам, когда хижина зардела взрывом. Крыша соскользнула спереди.
  Теперь Ник натыкался на солдат. Казалось, они были повсюду, бесцельно бегая, не зная, что делать, стреляя в тени. С двумя хижинами на другой стороне нельзя было обращаться так, как с тремя последними. Возможно, в одном из них были Кэти Лу и Майк. В этих хижинах не горели фонари. Ник добрался до первой и перед тем, как войти, взглянул на вторую. Трое солдат все еще стояли у дверей. Они не запутались. Дикая пуля подняла землю у его ног. Ник вошел в хижину. Пламя трех других хижин давало ровно столько света, что он мог разглядеть их содержимое. Этот использовался для хранения оружия и боеприпасов. Несколько дел уже были открыты. Ник просмотрел их, пока не нашел новую обойму для своего пистолета Томми.
  В самодельном мешке у него осталось пять гранат. Для этой хижины ему понадобится только один. Одно можно было сказать наверняка: он должен был быть далеко, когда этот взлетел. Он решил приберечь его на потом. Он вернулся на улицу. Солдаты начали собираться. Кто-то взял под свой контроль. У канала был установлен насос, и шланги распыляли воду на две последние хижины, в которые он попал. Первый сгорел почти дотла. Ник знал, что ему нужно пройти через этих трех солдат. И не было такого времени, как настоящее, чтобы начать.
  Он держался близко к земле, двигаясь быстро. Он переложил автомат Томми в левую руку и вытащил Вильгельмину из-за пояса. На углу третьей хижины он остановился. Трое солдат стояли с винтовками наготове, слегка расставив ноги. «Люгер» подпрыгнул в руке Ника, когда он выстрелил. Первый солдат развернулся, уронил винтовку, схватился за живот и упал. С другого конца хижин все еще гремели выстрелы. Но смятение покидало солдат. Они начали слушать. И Ник, казалось, был единственным, кто использовал пистолет Томми. Именно этого они и ждали. Двое других солдат повернулись к нему. Ник быстро выстрелил дважды. Солдаты дернулись, налетели друг на друга и упали. Ник услышал шипение воды, гасящей пламя. Времени было мало. Он завернул за угол к передней части хижины и распахнул дверь, держа наготове пистолет Томми. Оказавшись внутри, он стиснул зубы и выругался. Это была приманка - хижина была пуста.
  Он больше не слышал выстрелов из винтовки. Солдаты начали собираться вместе. Мысли Ника метались. Где они могли быть? Они их куда-то забрали? Все это было напрасно? Тогда он знал. Это был шанс, но хороший. Он вышел из хижины и направился прямо к первому, в кого попал. Пламя погасло и тут и там начали мерцать. От хижины остался обугленный скелет. Поскольку огонь был настолько развит, солдаты даже не пытались его потушить. Ник пошел прямо туда, где, как он думал, упал Линг. Было пять обугленных тел, похожих на мумии в гробнице. Дым все еще клубился от пола, что помогало спрятать Ника от солдат.
  Его поиск был недолгим. Вся одежда, конечно же, была сожжена с тела Линга. Ружье 45-го калибра лежало рядом с трупом Линга. Ник толкнул тело пальцем ноги. Он рассыпался у его ног. Но, перемещая его, он нашел то, что искал - брелок для ключей пепельного цвета. Когда он поднял ее, она все еще была горячей на ощупь. Некоторые ключи расплавились. На пристани собралось больше солдат. Один из них отдавал приказы, звал других в группу. Ник медленно отошел от хижины. Он пробежал по веренице перегоревших фонарей, пока они не погасли. Затем он свернул направо и притормозил, когда достиг низкого бетонного здания.
  Он спустился по цементным ступеням. Четвертый ключ отпер стальную дверь. Он со скрипом открылся. Незадолго до того, как Ник вошел внутрь, он взглянул на док. Солдаты разошлись веером. Они начали его поиски. Ник вошел в темный коридор. У первой двери он возился с ключами, пока не нашел тот, который отпирал дверь. Он толкнул ее, пистолет Томми был наготове. Он чувствовал вонь мертвой плоти. В углу лежало тело, кожа плотно прилегала к скелету. Должно быть, это было довольно давно. Следующие три клетки были пусты. Он прошел мимо той, в которой был, потом заметил, что одна из дверей в коридоре открыта. Он подошел к нему и остановился. Он проверил пистолет Томми, чтобы убедиться, что он готов, затем вошел внутрь. Солдат лежал прямо у двери с перерезанным горлом. Глаза Ника осмотрели остальную часть камеры. Сначала он почти скучал по ним; затем две формы стали ему ясны.
  Они забились в угол. Ник сделал два шага к ним и остановился. Женщина приставила кинжал к горлу мальчика, острие пронзило его кожу. В глазах мальчика отражался страх, ужас женщины. На ней была сорочка, мало чем отличавшаяся от той, которую носила Шейла. Но он был разорван спереди и на груди. Ник посмотрел на мертвого солдата. Он, наверное, пытался
  
  
  
  чтобы изнасиловать ее, и теперь она думала, что Ник был там, чтобы сделать то же самое. Тогда Ник понял, что в темноте камеры он выглядел китайцем, как солдат. На нем не было рубашки, его плечо слегка кровоточило, в руке у него был пистолет Томми, за поясом штанов висел люгер и стилет, а сбоку свисал мешок с ручными гранатами. Нет, он не выглядел так, как будто армия Соединенных Штатов пришла ее спасти. Ему нужно было быть очень осторожным. Если он сделает неправильный шаг, скажет неправильную вещь, он знал, что она перережет кинжал парню по горлу, а затем вонзит его в собственное сердце. Он был примерно в четырех футах от них. Он осторожно опустился на колени и положил пистолет Томми на пол. Женщина покачала головой и сильнее прижала острие кинжала к горлу мальчика.
  - Кэти, - мягко сказал Ник. «Кэти, позволь мне помочь тебе».
  Она не двинулась с места. Ее глаза смотрели на него, все еще полные страха.
  Ник тщательно подбирал слова. «Кэти», - сказал он снова, еще более мягко. «Джон ждет. Вы собираетесь уйти? »
  «Кто ... кто ты?» спросила она. След страха покинул ее глаза. Она не так сильно давила острием кинжала.
  «Я здесь, чтобы помочь тебе», - сказал Ник. «Джон послал меня отвезти к нему тебя и Майка. Он ждет вас."
  "Где?"
  "В Гонконге. Теперь слушай внимательно. Сюда идут солдаты. Если они найдут нас, то убьют всех троих. Мы должны действовать быстро. Вы позволите мне помочь вам? »
  Еще больше страха покинуло ее глаза. Она вынула кинжал из горла мальчика. «Я… я не знаю», - сказала она.
  Ник сказал: «Ненавижу толкать тебя так, но если ты задержишься намного дольше, это не будет твоим решением».
  «Откуда я знаю, что могу тебе доверять?»
  «У вас есть только мое слово. Сейчас, пожалуйста." Он протянул ей руку.
  Кэти колебалась еще несколько драгоценных секунд. Тогда она, казалось, приняла решение. Она протянула ему кинжал.
  «Хорошо, - сказал Ник. Он повернулся к мальчику. «Майк, ты умеешь плавать?»
  «Да, сэр», - ответил мальчик.
  "Отлично; вот что я хочу, чтобы вы сделали. Следуй за мной из здания. Как только мы выйдем на улицу, вы оба направляетесь прямо в тыл. Когда доберетесь до задней части, войдите в кисть. Ты знаешь, где отсюда канал? "
  Кэти кивнула.
  «Тогда оставайся в кустах. Не показывайся. Двигайтесь под углом к ​​каналу, чтобы попасть к нему вниз по течению отсюда. Спрячьтесь и подождите, пока не увидите мусор, спускающийся по каналу. Тогда плывите за хламом. На боковой стороне будет линия, за которую вы можете ухватиться. Ты помнишь это, Майк?
  "Да сэр."
  - Теперь ты хорошо заботься о своей матери. Убедитесь, что она это сделает.
  «Да, сэр, я буду», - ответил Майк. В уголках его рта появилась легкая улыбка.
  «Хороший мальчик, - сказал Ник. "Хорошо, пойдем."
  Он вывел их из камеры по темному коридору. Когда он подошел к двери, ведущей к выходу, он протянул им руку, чтобы они остановились. В одиночестве он вышел на улицу. Солдаты были расставлены ступенчатой ​​линией между хижинами. Они шли к бетонному зданию, а теперь они были менее чем в двадцати ярдах от них. Ник сделал знак Кэти и Майку.
  «Вам нужно поторопиться», - прошептал он им. «Помните, оставайтесь глубоко в лесу, пока не доберетесь до канала. Вы услышите несколько взрывов, но не останавливайтесь ни перед чем ».
  Кэти кивнула, затем последовала за Майком вдоль стены и к задней части.
  Ник дал им тридцать секунд. Он услышал приближающиеся солдаты. В последних двух хижинах догорали костры, и из-за облаков не было луны. Тьма была на его стороне. Он вытащил из мешка еще одну гранату и на малом разбеге пустился по поляне. На полпути он вытащил булавку и швырнул гранату через голову в солдат.
  Он уже вытащил еще одну гранату, когда взорвалась первая. По вспышке Ник заметил, что солдаты оказались ближе, чем он думал. Взрыв уничтожил троих из них, оставив брешь в центре линии. Ник добрался до скелета первой хижины. Он выдернул штифт второй гранаты и бросил ее туда, куда бросил первую. Солдаты кричали и снова стреляли в тени. Вторая граната взорвалась ближе к концу шеренги, уничтожив еще две. Остальные солдаты побежали в укрытие.
  Ник обошел сгоревшую хижину с противоположной стороны, затем через поляну направился к хижине с боеприпасами. В руке у него была еще одна граната. Это будет большой. У двери хижины Ник вытащил булавку и швырнул гранату в хижину. Затем он почувствовал движение слева от себя. Солдат обогнул угол хижины и выстрелил без прицеливания. Пуля разделила мочку правого уха Ника. Солдат выругался и повернул приклад к голове Ника. Ник качнулся в сторону и ударил солдата левой ногой в живот. Он завершил удар, прижав полузакрытый кулак к ключице солдата. Под ударом он треснул.
  Проходили секунды. Нику стало плохо двигаться. Он побежал обратно через поляну. Солдат преградил ему путь,
  
  
  
  
  винтовка была направлена ​​прямо на него. Ник ударился о землю, покатился. Когда он почувствовал, как его тело ударилось о лодыжки солдата, он замахнулся на пах. Три вещи произошли почти одновременно. Солдат хмыкнул и упал на Ника, винтовка выстрелила в воздух, и взорвалась граната в бункере. Первый взрыв вызвал череду более крупных взрывов. Борта хижины взорвались. Пламя закатывалось, как огромный оранжевый прыгающий пляжный мяч, освещая всю территорию. Кусочки металла и дерева разлетелись, как будто из сотни ружей. И взрывы продолжались один за другим. Солдаты кричали от боли, когда их ударяли обломки. Небо было ярко-оранжевым, повсюду падали искры, разжигая костры.
  Солдат тяжело лег на Ника. Он поглотил большую часть взрыва, и ему в шею и спину вонзились кусочки бамбука и металла. Взрывы теперь происходили не так часто, и Ник услышал стоны раненых солдат. Он столкнул солдата с себя и поднял автомат Томми. Казалось, некому было остановить его, когда он двинулся к причалу. Дойдя до баржи, он заметил рядом с доской ящик с гранатами. Он поднял его и отнес на борт. Затем он уронил доску и сбросил все веревки.
  Оказавшись на борту, он поднял парус. Хлам заскрипел и медленно отошел от причала. Позади него крохотная деревня была окружена небольшими кострами. То и дело стреляли горящие боеприпасы. Острова хижин почти развевались в оранжевом свете пламени, и деревня казалась призрачной. Ник пожалел солдат; у них была своя работа, но и у него была своя.
  Теперь у румпеля Ник держал хлам в центре канала. Он полагал, что находится чуть более чем в сотне миль от Гонконга. Спуститься вниз по реке будет быстрее, чем было раньше, но он знал, что проблемы еще не закончились. Он хлестнул румпель и перебросил веревку за борт. Баржа скрылась из виду деревни, он слышал лишь случайный треск, когда взорвались новые боеприпасы. Земля по правому борту от хлама была низкой и плоской, в основном рисовые поля.
  Ник осмотрел темноту вдоль левого берега, ища Кэти и Майка. Затем он заметил их, немного впереди себя, плывущих за хламом. Майк первым добрался до линии, и когда он поднялся достаточно высоко, Ник помог ему подняться на борт. Кэти шла прямо за ним. Перебравшись через перила, она споткнулась и схватила Ника за поддержку. Его рука схватила ее за талию, и она упала на него. Она прижалась к нему, уткнувшись лицом в его грудь. Ее тело было скользким от влаги. От нее исходил женский запах, которому не мешали ни косметика, ни духи. Она прижалась к нему, словно в отчаянии. Ник погладил ее по спине. По сравнению с ним ее тело было тонким и хрупким. Он понял, что она, должно быть, прошла через ад.
  Она не рыдала и не плакала, она просто держалась за него. Майк неловко стоял рядом с ними. Примерно через две минуты она медленно убрала руки вокруг него. Она посмотрела ему в лицо, и Ник увидел, что она действительно прекрасная женщина.
  «Спасибо», - сказала она. Ее голос был мягким и почти слишком низким для женщины.
  «Пока не благодари меня, - сказал Ник. «Нам еще предстоит пройти долгий путь. В каюте может быть одежда и рис.
  Кэти кивнула и, обняв Майка за плечи, вошла в каюту.
  Вернувшись к рулю, Ник подумал о том, что ждет впереди. Сначала была дельта. Шейле Кван понадобилась карта, чтобы пересечь ее при дневном свете. У него не было графика, и приходилось делать это ночью. Потом был патрульный катер и, наконец, сама граница. В качестве оружия у него был пистолет Томми, Люгер, стилет и ящик с гранатами. Его армия состояла из красивой женщины и двенадцатилетнего мальчика. А теперь у него оставалось меньше суток.
  Канал стал расширяться. Ник знал, что они скоро окажутся в дельте. Впереди и справа он видел крошечные светящиеся точки. В тот день он внимательно следил за указаниями Шейлы; его разум записывал каждый поворот, каждое изменение курса. Но ночью его движения будут общими, а не точными. У него шло одно - течение реки. Если он сможет найти его где-нибудь в той дельте, где сходятся все каналы, это приведет его в правильном направлении. Затем левый и правый берега отпали, и он был окружен водой. Он вошел в дельту. Ник стегнул румпель и двинулся по кабине к носу. Он изучал темную воду под собой. Сампаны и джонки стояли на якоре по всей дельте. В некоторых были огни, но большинство было темным. Баржа скрипела через дельту.
  Ник спрыгнул на главную палубу и отцепил румпель. Кэти вышла из каюты с миской дымящегося риса. На ней было ярко-красное платье, плотно облегающее ее фигуру. Ее волосы были недавно причесаны.
  "Чувствуешь себя лучше?" - спросил Ник. Он начал есть рис.
  «Многое. Майк сразу заснул. Он даже не смог доесть рис.
  Ник не мог забыть ее красоту. Фотография, которую показал ему Джон Лу, не оправдала ее.
  Кэти посмотрела на
  
  
  
  
  голую мачта. "Что-нибудь случилось?"
  «Я жду течения». Он протянул ей пустую миску. «Что ты знаешь обо всем этом?»
  Она застыла, и на мгновение страх, который у нее был в камере, проявился в ее глазах. «Ничего», - мягко сказала она. «Они пришли ко мне домой. Затем они схватили Майка. Они держали меня, пока один из них дал мне укол. Следующее, что я помню, это то, что я проснулась в этой камере. Вот тогда и начался настоящий ужас. Солдаты… - Она повесила голову, не в силах говорить.
  «Не говори об этом, - сказал Ник.
  Она подняла голову. «Мне сказали, что скоро со мной будет Джон. С ним все в порядке?
  "Насколько я знаю." Затем Ник рассказал ей все, не упомянув только свои встречи с ними. Он рассказал ей о комплексе, о своем разговоре с Джоном, и в конце он сказал: «Итак, у нас есть только до полуночи, чтобы отвезти вас и Майка обратно в Гонконг. А через пару часов будет светло… »
  Кэти долго молчала. Затем она сказала: «Боюсь, я доставила вам много неприятностей. И я даже не знаю твоего имени.
  «Проблема стоила того, чтобы найти тебя в безопасности. Меня зовут Ник Картер. Я агент правительства ».
  Баржа двигалась быстрее. Течение подхватило его и двинуло вперед, чему способствовал легкий ветерок. Ник откинулся на спинку румпеля. Кэти прислонилась к поручню правого борта, погруженная в собственные мысли. «До сих пор она держалась хорошо, - подумал Ник. Но самое сложное было еще впереди.
  Дельта была далеко позади. Впереди Ник видел огни Вампоа. Большие корабли стояли на якоре по обе стороны реки, оставляя между ними узкий канал. Большая часть города была затемнена в ожидании рассвета, который был недалеко. Кэти ушла в каюту немного поспать. Ник остался у румпеля, глядя на все глазами.
  Баржа двинулась дальше, позволяя течению и ветру нести его в сторону Гонконга. Ник дремал у румпеля, в глубине души его мучила тревога. Все шло слишком гладко, слишком легко. Конечно, не все солдаты в деревне были убиты. Некоторым из них, должно быть, удалось спастись от пожаров, чтобы подать сигнал тревоги. И радист, должно быть, связался с кем-то, прежде чем выстрелить в Ника. Где был этот патрульный катер?
  Ник резко проснулся и увидел, что перед ним стоит Кэти. В руке у нее была чашка горячего кофе. Темная ночь исчезла до такой степени, что он мог видеть густой тропический лес на обоих берегах реки. Скоро взойдет солнце.
  «Возьми это», - сказала Кэти. «Ты выглядишь так, будто тебе это нужно».
  Ник взял кофе. Его тело сжалось. Тупые ноющие боли в шее и ушах. Он был небрит и грязен, и ему оставалось пройти около шестидесяти миль.
  "Где Майк?" Он прихлебнул кофе, чувствуя тепло до самого конца.
  «Он на носу, смотрит».
  Вдруг он услышал крик Майка.
  "Ник! Ник! Идет лодка! "
  «Возьми румпель», - сказал Ник Кэти. Майк стоял на одном колене, указывая на правый борт носа.
  «Вот, - сказал он. «Видишь, просто иду вверх по реке».
  Патрульный катер шел быстро, высоко утопая в воде. Ник с трудом различил двух солдат, стоявших у орудия на носовой палубе. Времени было не так много. Судя по тому пути, по которому приближалась лодка, они знали, что у него были Кэти и Майк. К ним дозвонился радист.
  «Хороший мальчик, - сказал Ник. «А теперь давайте составим несколько планов». Вместе они спрыгнули из кабины на главную палубу. Ник вскрыл ящик с гранатами.
  "Что это такое?" - спросила Кэти.
  Ник открыл крышку кейса. «Патрульный катер. Я уверен, что они знают о тебе и Майке. Наша прогулка на лодке окончена; нам придется сейчас переехать на сушу ». Его сумка-рубашка снова была наполнена гранатами. «Я хочу, чтобы вы с Майком прямо сейчас плыли к берегу».
  "Но…"
  "В настоящее время! Некогда спорить.
  Майк дотронулся до плеча Ника и нырнул за борт. Кэти ждала, глядя Нику в глаза.
  «Тебя убьют», - сказала она.
  «Нет, если все сложится так, как я хочу. Теперь двигайся! Я встречусь с тобой где-нибудь по реке.
  Кэти поцеловала его в щеку и нырнула в сторону.
  Теперь Ник мог слышать мощные двигатели патрульного катера. Он забрался в каюту и сбросил парус. Затем он спрыгнул на румпель и резко бросил его влево. Хлам накренился и стал поворачивать боком через реку. Патрульный катер был теперь ближе. Ник увидел, как из дула вырвалось оранжевое пламя. Снаряд просвистел в воздухе и взорвался прямо перед носом джанка. Баржа, казалось, содрогнулась от шока. Левый борт был обращен к патрульному катеру. Ник расположился за правым бортом кабины, автомат Томми лежал сверху. Патрульный катер был все еще слишком далеко, чтобы открыть огонь.
  Из пушки снова выстрелили. И снова снаряд просвистел в воздухе, только на этот раз взрыв разорвал полость у ватерлинии прямо за носом. Баржа резко дернулась, едва не сбив Ника с ног. и сразу начала тонуть. Ник все еще ждал. Патрульный катер был уже достаточно близко. Еще трое солдат открыли огонь из автоматов. Каюта вокруг Ника была изрезана пулями. Он все еще ждал.
  
  
  
  
  Пробоина по правому борту. Долго он не продержался бы на плаву. Патрульный катер находился достаточно близко, чтобы он мог видеть выражения лиц солдат. Он ждал определенного звука. Солдаты перестали стрелять. Лодка начала замедлять ход. Затем Ник услышал звук. Патрульный катер приближался. Двигатели были выключены, Ник поднял голову достаточно высоко, чтобы было видно. Затем он открыл огонь. Его первая очередь убила двух солдат, стрелявших из носовой пушки. Он стрелял крест-накрест, не останавливаясь. Трое других солдат дергались взад и вперед, натыкаясь друг на друга. Рабочие палубы и солдаты бегают по палубе в поисках укрытия.
  Ник положил пистолет Томми и вытащил первую гранату. Он вытащил штифт и бросил её, затем вынул еще одну, вытащил штифт и бросил, а затем вынул третью, вытащил штифт и бросил её. Он поднял пистолет Томми и нырнул обратно в реку. Первая граната взорвалась, когда он ударился о воду, которая была ледяной. Он ударил своими мощными ногами под тяжестью пистолета Томми и оставшихся гранат. Он поднялся прямо и всплыл рядом с катером. Его вторая граната разорвала каюту патрульного катера на части. Ник повис на боку баржи, вытаскивая из мешка еще одну гранату. Он выдернул штифт зубами и швырнул его через поручень баржи в направлении открытого ящика с гранатами. Затем он отпустил и позволил весу своего оружия унести его прямо на дно реки.
  Его ноги почти сразу ударились о слякотную грязь; дно было всего восемь или девять футов вниз. Когда он начал двигаться к берегу, он смутно услышал серию небольших взрывов, за которыми последовал громадный, который сбил его с ног и снова и снова кувыркал. Казалось, что его уши разлетаются. Но сотрясение мозга отбросило его к берегу. Еще немного, и он сможет поднять голову над водой. Его мозг был разбит, его легкие болели, была боль в задней части шеи; по-прежнему его усталые ноги продолжали идти.
  Сначала он почувствовал прохладу на макушке, затем поднял нос и подбородок из воды и вдохнул сладкий воздух. Еще три шага подняли его голову. Он повернулся, чтобы посмотреть на сцену, которую только что покинул. Баржа уже затонула, и патрульный катер уже шел на дно. Огонь охватил большую часть того, что было видно, и теперь водная линия проходила вдоль главной палубы. Пока он смотрел, корма начала тонуть. Когда вода достигла огня, раздалось громкое шипение. Лодка медленно осела, вода бурлила по ней, заполняя все отсеки и полости, шипя от огня, который уменьшался по мере того, как лодка тонула. Ник повернулся к нему спиной и моргнул от утреннего солнца. Он кивнул с мрачным пониманием. Была заря седьмого дня.
  ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
  Кэти и Майк ждали среди деревьев, когда Ник вылезет на берег. Оказавшись на суше, Ник несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь избавиться от звона в голове.
  «Могу я помочь тебе что-нибудь унести?» - спросил Майк.
  Кэти взяла его за руку. «Я рада, что с тобой все в порядке».
  На мгновение их глаза встретились, и Ник чуть не сказал то, о чем, как он знал, будет сожалеть. Ее красота была ему почти невыносима. Чтобы не думать о ней, он проверил свой крошечный арсенал. Он потерял все, кроме четырех гранат в реке; в пистолете Томми оставалось около четверти обоймы, а в Вильгельмине осталось пять выстрелов. Не хорошо, но это должно сработать.
  "Что происходит?" - спросила Кэти.
  Ник потер щетину на подбородке. «Где-то рядом есть железнодорожные пути. У нас уйдет слишком много времени, чтобы купить другую лодку. Кроме того, река будет слишком медленной. Думаю, мы попробуем найти эти железнодорожные пути. Пойдем в этом направлении ».
  Он шел впереди через лес и кусты. Движение шло медленно из-за густой поросли, и им приходилось останавливаться много раз, чтобы Кэти и Майк отдыхали. Солнце было жарким, и насекомые приставали к ним. Они шли все утро, продвигаясь все дальше и дальше от реки, вниз по маленьким долинам и по невысоким вершинам, пока, наконец, вскоре после полудня они не вышли на железнодорожные пути. Сами следы, казалось, прорезали широкий путь сквозь заросли. Земля была чистой, по крайней мере, на десять футов с каждой стороны от них. Они блестели в лучах полуденного солнца, поэтому Ник знал, что ими хорошо пользуются.
  Кэти и Майк плюхнулись на землю на краю зарослей. Они потянулись, тяжело дыша. Ник прошел немного по рельсам, изучая местность. Он был мокрый от пота. Невозможно было сказать, когда приедет следующий поезд. Это может быть любая минута, а может быть несколько часов. И у него не осталось много часов. Он вернулся, чтобы присоединиться к Кэти и Майку.
  Кэти сидела, поджав под себя ноги. Она посмотрела на Ника, прикрывая глаза рукой от солнца. "Хорошо?" она сказала.
  Ник опустился на колени и подобрал несколько камешков, разбросанных по обеим сторонам пути. «Выглядит неплохо, - сказал он. «Если мы сможем остановить поезд».
  «Почему это должно быть
  
  
  
  Топ?"
  Ник оглядел рельсы. «Здесь довольно ровно. Когда и если мимо проезжает поезд, он будет двигаться довольно быстро ».
  Кэти встала, стряхнув прилегающую рубашку, и положила руки на бедра. "Хорошо, как нам это остановить?"
  Нику пришлось улыбнуться. "Уверены, что вы готовы?"
  Кэти поставила одну ногу чуть впереди другой, приняв очень привлекательную позу. «Я не хилый маленький цветок, который стоит держать в чайнике. И Майк тоже. Мы оба из хороших семей. Вы показали мне, что вы изобретательный и жестокий человек. Ну, я и сам неплохой человек. На мой взгляд, у нас одна цель - добраться до Гонконга до полуночи. Думаю, вы нас достаточно долго несли. Я не понимаю, как ты все еще стоишь на ногах, как выглядишь. Пора нам начать нести свою долю груза. Ты согласен, Майк?
  Майк вскочил на ноги. «Скажи ему, мама».
  Кэти подмигнула Майку, затем посмотрела на Ника, снова прикрыв рукой глаза. «Итак, у меня к вам только один вопрос, мистер Ник Картер. Как нам остановить этот поезд? »
  Ник тихонько усмехнулся про себя. «Крепкий, как гвоздь, не так ли? Для меня это похоже на мятеж ».
  Кэтби подошла к нему, держа руки по бокам. На ее прекрасном лице было серьезное умоляющее выражение. Она мягко сказала: «Не мятеж, сэр. Предложение помощи из уважения, восхищения и преданности нашему лидеру. Вы разрушаете деревни и взрываете лодки. А теперь покажи нам, как останавливают поезда ».
  Ник почувствовал боль в груди, которую не мог полностью понять. И внутри него росло чувство, глубокое чувство к ней.
  Но это было невозможно, он это знал. Она была замужней женщиной с семьей. Нет, просто ему хотелось спать, есть и пить. Ее красота поразила его в то время, когда он не был в его силах.
  «Хорошо», - сказал он, глядя на ее взгляд. Он вытащил Хьюго из-за пояса. «Пока я рублю ветки и кусты, я хочу, чтобы вы складывали их на железнодорожные пути. Нам понадобится большая куча, чтобы они могли видеть с большого расстояния. Он вернулся к густым зарослям, за ним следовали Кэти и Майк. «Они не могут остановиться», - сказал он, начиная резать. «Но, может быть, они будут достаточно медленными, чтобы мы могли прыгнуть».
  Прошло почти два часа, прежде чем Ник остался доволен высотой. Он выглядел как зеленый, сочный холмик, около четырех футов в диаметре и почти шести футов в высоту. Издалека казалось, что он полностью заблокирует любой поезд.
  Кэти встала, положив последнюю ветку в кучу, и вытерла лоб тыльной стороной ладони. «Что теперь происходит?» спросила она.
  Ник пожал плечами. «Теперь мы ждем».
  Майк начал собирать камешки и бросать их в деревья.
  Ник подошел к мальчику сзади. «У тебя тут хорошая рука, Майк. Вы играете в Младшую лигу? »
  Майк перестал качать и начал трясти камешки в руке. «В прошлом году провел четыре локаута».
  «Четыре? Это хорошо. Как вы попали в лигу? »
  Майк с отвращением бросил камешки. «Проиграл в плей-офф. Мы оказались на втором месте ».
  Ник улыбнулся. Он мог видеть отца в мальчике, то, как прямые черные волосы лежали на одной стороне лба, пронзительные черные глаза. «Хорошо, - сказал он. «Всегда есть следующий год». Он начал уходить. Майк взял его за руку и посмотрел ему в глаза.
  «Ник, я беспокоюсь о маме».
  Ник бросил взгляд на Кэти. Она сидела, подложив под себя ноги, выдергивая сорняки между галькой, как если бы она была во дворе своего дома. "Почему ты беспокоишься?" он спросил.
  «Скажи мне прямо», - сказал Майк. "Мы не собираемся этого делать, не так ли?"
  «Конечно, мы это сделаем. У нас есть несколько часов дневного света плюс половина ночи. Если мы не в Гонконге, время для беспокойства - без десяти минут до полуночи. Нам осталось пройти всего шестьдесят миль. Если мы не доберемся туда, я буду беспокоиться о тебе. Но до тех пор продолжай говорить, что мы справимся ».
  «А что насчет матери? Она не такая, как мы с тобой - я имею в виду быть женщиной и все такое.
  - Мы с тобой, Майк, - с чувством сказал Ник. «Мы позаботимся о ней».
  Мальчик улыбнулся. Ник подошел к Кэти.
  Она посмотрела на него и покачала головой. «Я хочу, чтобы ты попробовал немного поспать».
  «Я не хочу опоздать на поезд, - сказал Ник.
  Затем крикнул Майк. «Слушай, Ник!»
  Ник обернулся. Конечно, гусеницы гудели. Он схватил Кэти за руку и рывком поднял на ноги. "Давай."
  Кэти уже бежала рядом с ним. Майк присоединился к ним, и все трое побежали по рельсам. Они бежали до тех пор, пока построенная ими сваа не скрылась за их спиной. Затем Ник потащил Кэти и Майка примерно на пять футов в лес. Потом они остановились.
  Некоторое время они задыхались, пока не смогли нормально дышать. «Это должно быть достаточно далеко, - сказал Ник. «Не делай этого, пока я тебе не скажу».
  Они услышали слабый щелкающий звук, который становился все громче. Затем они услышали грохот быстро движущегося поезда. Правой рукой Ник обнимал Кэти, левой - Майка. Щека Кэти прижималась к его груди. У Майка в левой руке был пистолет Томми. Шум становился громче; затем они увидели огромный черный паровоз, проезжающий перед
  
  
  
  м. Через секунду он прошел мимо них, и товарные вагоны расплылись. «Притормозл, - подумал Ник. Легко.
  Раздался громкий визг, который становился все громче по мере того, как машины становились лучше видны. Ник заметил, что у каждого четвертого была открыта дверь. Визг продолжался, замедляя движение огромной змеи связанных машин. Раздался громкий стук, который, как предположил Ник, был вызван ударами двигателя о груду кустов. Затем визг прекратился. Машины теперь ехали медленно. Затем они начали набирать скорость.
  «Они не собираются останавливаться», - сказал Ник. "Давай. Сейчас или никогда."
  Он опередил Кэти и Майка. Машины быстро набирали скорость. Он вложил все силы в усталые ноги и побежал к открытому дверному проему товарного вагона. Положив руку на пол машины, он подпрыгнул и повертелся, приземлившись в сидячем положении на дверной проем. Кэти шла прямо за ним. Он потянулся к ней, но она начала отступать. У нее перехватило дыхание, она замедлилась. Ник встал на колени. Держась за дверной косяк для поддержки, он высунулся наружу, обвил левой рукой ее тонкую талию и скинул ее с ног в машину позади себя. Затем он потянулся к Майку. Но Майк быстро поднялся на ноги. Он схватил Ника за руку и прыгнул в машину. Рядом с ним звякнул пистолет Томми. Они откинулись назад, тяжело дыша, чувствуя покачивание машины из стороны в сторону, прислушиваясь к цоканью колес на гусеницах. В машине пахло несвежей соломой и старым коровьим навозом, но Ник не мог удержаться от улыбки. Они ехали со скоростью около шестидесяти миль в час.
  Поездка на поезде длилась чуть больше получаса. Кэти и Майк спали. Даже Ник дремал. Он высушил все снаряды в «Вильгельмине» и в пистолете «Томми» и раскачивался вместе с машиной, кивая головой. Первое, что он заметил, - это более длинный промежуток между стуком колес. Когда он открыл глаза, он увидел, что пейзаж движется гораздо медленнее. Он быстро встал и двинулся к открытой двери. Поезд въезжал в деревню. Перед двигателем гусеницы перекрыли более пятнадцати солдат. Были сумерки; солнце почти село. Ник насчитал десять машин между его и паровозом. Двигатель шипел и пищал, когда он останавливался.
  - Майк, - позвал Ник.
  Майк сразу же проснулся. Он сел, протирая глаза. "Что это такое?"
  «Солдаты. Они остановили поезд. Подними маму. Нам придется уйти ".
  Майк пожал Кэти за плечо. Ее сорочка была разрезана почти до пояса от бега до поезда. Она села, не говоря ни слова, затем они с Майком поднялись на ноги.
  Ник сказал: «Я думаю, что поблизости есть шоссе, ведущее к приграничному городу Шенч Уан. Нам придется угнать какую-нибудь машину ».
  «Как далеко до этого города?» - спросила Кэти.
  «Наверное, миль двадцать-тридцать. Мы все еще можем выжить, если получим машину ».
  «Смотри», - сказал Майк. «Солдаты вокруг паровоза».
  Ник сказал: «Теперь они начнут обыскивать товарные вагоны. С этой стороны тени. Думаю, мы сможем добраться до той хижины. Я пойду первым. Я буду присматривать за солдатами, а затем покажу вам, чтобы вы следовали за ними по одному ».
  Ник взял пистолет Томми. Он выскочил из вагона, затем ждал, присев, глядя на переднюю часть поезда. Солдаты разговаривают с инженером. Пригнувшись, он пробежал около пятнадцати футов до старой хижины на промежуточной станции. Он завернул за угол и остановился. Внимательно наблюдая за солдатами, он жестом указал на Майка и Кэти. Кэти упала первой, и когда она перебежала поляну, Майк вышел из машины. Кэти подошла к Нику, а Майк следовал за ней.
  Они двинулись за зданиями к передней части поезда. Когда они были достаточно далеко впереди солдат, они пересекли рельсы.
  Было уже темно, когда Ник нашел шоссе. Он стоял на краю, а Кэти и Майк позади него.
  Слева от него была деревня, из которой они только что прибыли, справа - дорога в Шенч'Уан.
  «Мы путешествуем автостопом?» - спросила Кэти.
  Ник потер сильно бородатый подбородок. «Слишком много солдат движется по этой дороге. Мы чертовски уверены, что не хотим останавливать их целую кучу. Пограничники, наверное, проводят в этом селе какие-то вечера и уезжают. Конечно, ни один солдат не остановится ради меня ».
  «Они будут для меня», - сказала Кэти. «Солдаты везде одинаковые. Им нравятся девушки. И давайте посмотрим правде в глаза, вот кто я ».
  Ник сказал: «Тебе не нужно меня продавать». Он повернулся, чтобы посмотреть на овраг, идущий вдоль шоссе, затем снова на нее. «Уверены, ты справишься?»
  Она улыбнулась и снова приняла эту привлекательную позу. "Что вы думаете?"
  Ник улыбнулся в ответ. "Отлично. Вот как мы с этим будем работать. Майк, протяни здесь по шоссе. Он указал на Кэти. «Твоя история - твоя машина, врезавшаяся в овраг. Ваш мальчик ранен. Тебе нужна помощь. Это глупая история, но лучшее, что я могу сделать за такой короткий срок ".
  Кэти все еще улыбалась. «Если они солдаты, не думаю, что они будут слишком заинтересованы в истории, которую я им рассказываю».
  Ник предупреждающе указал на нее пальцем. «Просто будь осторожна».
  
  
  
  
  
   "Да сэр."
  «Давай залезем в овраг, пока не увидим вероятную перспективу».
  Когда они спрыгнули в овраг, из деревни показалась пара фар.
  Ник сказал: «Слишком высоко для машины. Похоже на грузовик. Оставайся на месте."
  Это был военный грузовик. Пока он проходил, солдаты пели. Он ехал и продолжал двигаться по шоссе. Затем появилась вторая пара фар.
  «Это машина, - сказал Ник. «Убирайся, Майк».
  Майк выскочил из оврага и потянулся. Кэти шла прямо за ним. Она поправила рубашку и погладила волосы. Затем она снова приняла эту позу. Когда машина приблизилась, она начала размахивать руками, стараясь удержать эту позу. Шины заскрипели на тротуаре, машина резко остановилась. Тем не менее, она проехала около семи футов над Кэти, прежде чем полностью остановилась.
  В нем было трое солдат. Они были пьяны. Двое немедленно вышли и двинулись обратно к Кэти. Водитель вылез из машины, отошел к задней части машины и остановился, наблюдая за двумя другими. Они смеялись. Кэти начала рассказывать свою историю, но она была права. Все, что они хотели, это она. Один взял ее за руку и кое-что упомянул о том, как она выглядела. Другой начал гладить ее по груди, одобрительно одобрительно одобряя. Ник быстро двинулся по оврагу к передней части машины. Опередив его, он вылез из оврага и направился к водителю. Хьюго был в его правой руке. Он двинулся вдоль машины и подошел к солдату сзади. Его левая рука зажала рот, и одним быстрым движением он перерезал Хьюго горло мужчине. Когда солдат упал на землю, он почувствовал на руке теплую кровь.
  Кэти умоляла двух других. У них была бедра выше талии, и пока один лапал и тер ее, другой тащил ее к машине. Ник пошел за тем, кто ее тянет. Он подошел к нему сзади, схватил за волосы, дернул солдата за голову и полоснул Хьюго по горлу. Последний солдат видел его. Он оттолкнул Кэти и вытащил зловещий кинжал. У Ника не было времени на продолжительную схватку на ножах. Глаза-бусинки у солдата потускнели от выпивки. Ник сделал четыре шага назад, переложил Хьюго на левую руку, вытащил Вильгельмину из-за пояса и выстрелил мужчине в лицо. Кэти закричала. Она согнулась пополам, держась за живот, и поплелась к машине. Майк вскочил на ноги. Он стоял неподвижно, глядя на сцену. Ник не хотел, чтобы кто-то из них видел что-то подобное, но он знал, что это должно было произойти. Они были в его мире, а не в их мире, и хотя Ник не заботился об этой части своей работы, он принял ее. Он надеялся, что они это сделают. Ник, не раздумывая, скатил три трупа в овраг.
  «Садись в машину, Майк», - приказал он.
  Майк не двинулся с места. Он смотрел в землю широко раскрытыми глазами.
  Ник подошел к нему, дважды ударил его по лицу и толкнул к машине. Сначала Майк пошел неохотно, потом, казалось, вырвался из этого и забрался на заднее сиденье. Кэти все еще была наклонена, держась за машину для поддержки. Ник обнял ее за плечо и помог сесть на переднее сиденье. Он оббежал перед машиной и сел за руль. Он завел двигатель и поехал по шоссе.
  Это был подбитый, уставший «Остин» 1950 года выпуска. Манометр показал полбака бензина. Тишина в машине была почти оглушительной. Он чувствовал, как глаза Кэти впиваются в его лицо. В машине пахло несвежим вином. Ник пожалел, что не выкурил одну из своих сигарет. Наконец Кэти заговорила. «Это просто работа для вас, не так ли? Тебе наплевать на меня или Майка. Просто доставьте нас в Гонконг до полуночи, несмотря ни на что. И убей всех, кто встанет у тебя на пути ».
  «Мама, - сказал Майк. «Он тоже делает это для папы». Он положил руку Ника на плечо. "Теперь я понимаю."
  Кэти посмотрела на свои пальцы, сложенные вместе на коленях. «Прости, Ник, - сказала она.
  Ник не спускал глаз с дороги. «Это было грубо для всех нас. Вы оба пока в порядке. Не бросай меня сейчас. Нам еще нужно пересечь эту границу ».
  Она коснулась его рукой руля. «Ваша команда не поднимет мятеж», - сказала она.
  Вдруг Ник услышал рев двигателя самолета. Сначала он казался мягким, затем постепенно становился все громче. Он исходил из-за их спины. Внезапно шоссе вокруг «Остина» разорвало огонь. Ник повернул руль сначала вправо, затем влево, зигзагообразно двигая машину. Когда самолет пролетел над головой, раздался свист, затем он повернул налево, набирая высоту для следующего прохода. Ник двигался со скоростью пятьдесят миль в час. Впереди он мог слабо различить задние фонари военного грузовика.
  «Как они узнали так быстро?» - спросила Кэти.
  Ник сказал: «Другой грузовик, должно быть, нашел тела и связался с ними по радио. Поскольку это звучит как старый винтовой самолет, они, вероятно, схватили все, что можно было летать. Я собираюсь кое-что попробовать. У меня есть подозрение, что пилот летит строго по фарам.
  Самолет еще не пролетел. Ник выключил свет в «Остине», затем выключил мотор
  
  
  
  
   и остановился. Он слышал тяжелое дыхание Майка с заднего сиденья. Не было деревьев или чего-либо, под которым он мог бы припарковаться. Если бы он был неправ, они были бы сидящими утками. Затем он слабо услышал двигатель самолета. Шум двигателя стал громче. Ник почувствовал, что начинает потеть. Самолет был низким. Он приблизился к ним и продолжал падать. Затем Ник увидел пламя, вырывающееся из его крыльев. С такого расстояния грузовик он не видел. Но он увидел, как оранжевый огненный шар катился в воздухе, и он услышал глубокий гром взрыва. Самолет поднялся, чтобы сделать еще один проход.
  «Нам лучше немного посидеть, - сказал Ник.
  Кэти закрыла лицо руками. Все они видели горящий грузовик прямо за горизонтом.
  Самолет был выше, делая последний пролет. Он пролетел мимо «Остина», затем горящего грузовика и продолжил движение. Ник медленно двинул «Остин» вперед. Он оставался на обочине шоссе, проехав меньше тридцати. Он не выключал свет. Они двигались мучительно медленно, пока не приблизились к горящему грузовику. Тела были разбросаны по шоссе и по обочинам. Некоторые уже горели черным, другие еще горели. Кэти закрыла лицо руками, чтобы ничего не видеть. Майк оперся на переднее сиденье, глядя вместе с Ником через лобовое стекло. Ник пересекал «Остин» взад и вперед по шоссе, пытаясь проехать через местность, не наезжая на трупы. Он прошел, затем набрал скорость, не выключая фары. Впереди он видел мигающие огни Шенч'Уана.
  Когда они подъехали ближе к городу, Ник попытался представить себе, какой будет граница. Было бы бессмысленно пытаться обмануть их. Их, наверное, искал каждый солдат в Китае. Им придется прорваться. Если он правильно помнил, эта граница была просто большими воротами в заборе. Конечно, будет барьер, но с другой стороны ворот не будет ничего, по крайней мере, до тех пор, пока они не дойдут до Фань Линга на стороне Гонконга. Это будет в шести или семи милях от ворот.
  Теперь они приближались к Шенч'Уану. В нем была одна главная улица, и в конце ее Ник увидел ограждение. Он съехал в сторону и остановился. Около ворот сновали около десяти солдат с винтовками на плечах. Перед сторожевым домиком был установлен пулемет. Из-за позднего часа улица через город была темной и пустынной, но территория вокруг ворот была хорошо освещена.
  Ник потер усталые глаза. «Вот и все, - сказал он. «У нас не так уж много оружия».
  "Ник." Это был Майк. «Здесь на заднем сиденье три винтовки».
  Ник повернулся на своем месте. «Хороший мальчик, Майк. Они помогут ». Он посмотрел на Кэти. Она все еще смотрела на ограждение. "С тобой все впорядке?" он спросил.
  Она повернулась к нему. Ее нижняя губа была зажата между зубами, глаза наполнились слезами. Покачивая головой из стороны в сторону, она сказала: «Ник, я… я не думаю, что смогу с этим справиться».
  Киллмастер взял ее за руку. «Послушай, Кэти, это конец. Как только мы пройдем через эти ворота, все будет кончено. Ты снова будешь с Джоном. Можешь идти домой ».
  Она закрыла глаза и кивнула.
  "Умеешь водить?" он спросил.
  Она снова кивнула.
  Ник забрался на заднее сиденье. Он проверил три ружья. Они были русского производства, но выглядели в хорошем состоянии. Он повернулся к Майку. «Опусти там окна с левой стороны». Майк сделал это. Тем временем Кэти села за руль. Ник сказал: «Я хочу, чтобы ты сидел на полу, Майк, спиной к двери». Майк сделал, как ему сказали. «Держи голову под этим окном». Киллмастер развязал рубашку вокруг талии. Он поставил четыре гранаты рядом между ног Майка. «Вот что ты делаешь, Майк, - сказал он. «Когда я даю тебе слово, ты тянешь булавку на первой гранате, считаешь до пяти, затем бросаешь ее через плечо и в окно, считаешь до десяти, берешь вторую гранату и повторяешь это снова, пока они ах ушел. Вы все поняли? "
  "Да сэр."
  Киллмастер повернулся к Кэти. Он нежно положил руку ей на плечо. «Видишь ли, - сказал он, - отсюда до ворот прямая линия. Я хочу, чтобы вы начали с низкого, а затем перешли на второй. Когда машина едет прямо к воротам, я вам скажу. Затем я хочу, чтобы вы крепко держали руль внизу, прижали педаль газа к полу и положили голову на сиденье. Помните, вы оба, не торопитесь! "
  Кэти кивнула.
  Ник остановился у окна напротив Майка с автоматом Томми. Он убедился, что три ружья находятся в пределах досягаемости. «Все готовы?» он спросил.
  Он получил кивки от них обоих.
  "Хорошо, тогда пошли!"
  Кэти слегка дернулась, начиная. Она выехала на середину улицы и направилась к воротам. Затем она перешла на вторую.
  «Ты хорошо выглядишь, - сказал Ник. "А теперь ударил!"
  «Остин», казалось, покачнулся, когда Кэти нажала на педаль газа, затем он быстро начал набирать скорость. Голова Кэти скрылась из виду.
  
  
  
  
  Охрана у ворот с любопытством наблюдала, как машина приближается к ним. Ник пока не хотел открывать огонь. Когда охранники увидели, что «Остин» набирает скорость, они поняли, что происходит. Винтовки упали с их плеч. Двое из них быстро бросились к пулемету. Один выстрелил из своей винтовки, пуля высекла звездочку на лобовом стекле. Ник высунулся в окно и короткой струей из пистолета Томми изрезал одного из охранников у пулемета. Раздались новые выстрелы, разбив лобовое стекло. Ник дал еще две коротких очереди, пули нашли свои цели. Потом у пистолета Томми закончились патроны. "Теперь, Майк!" он крикнул.
  Майк возился с гранатами несколько секунд, затем перешел к делу. Они были в нескольких ярдах от перекладины. Первая граната взорвалась, один охранник погиб. Пулемет зазвенел, его пули, словно град, упали в машину. Переднее боковое стекло было разрезано пополам и выпало. Ник вынул Вильгельмину. Он выстрелил, промахнулся и снова выстрелил, уронив одного охранника. Вторая граната взорвалась рядом с пулеметом, но не настолько, чтобы ранить тех, кто ею управлял. Он болтал, разжевывая машину. Лобовое стекло превратилось в осколки, а затем открылось, когда отлетело последнее стекло. Ник продолжал стрелять, иногда попадая, иногда промахиваясь, пока, наконец, все, что он получил, - это щелчок, когда он нажал на курок. Третья граната разорвалась возле будки охранника, сровняв ее с землей. Один из пулеметчиков был чем-то сбит и упал. Шина взорвалась, когда стучащий пулемет прогрыз ее. «Остин» начал поворачивать влево. «Тяни колесо вправо!» - крикнул Ник Кэти. Она потянула, машина выпрямилась, пробила ограждение, вздрогнула, продолжила движение. Четвертая граната стерла с лица земли большую часть забора. Ник стрелял из одной из русских винтовок. Его точность оставляла желать лучшего. Охранники приблизились к машине. Винтовки были приставлены к плечам; они стреляли в заднюю часть машины. Заднее окно было покрыто звёздочками от их пуль. Они продолжали стрелять даже после того, как их пули перестали попадать в машину.
  "Мы закончили?" - спросила Кэти.
  Киллмастер выбросил русскую винтовку в окно. «Вы можете сесть, но держите педаль газа до пола».
  Кэти села. «Остин» начал давать осечку, затем закашлялся. Наконец двигатель просто заглох, машина остановилась.
  У Майка был зеленый оттенок на лице. «Выпусти меня», - крикнул он. «Я думаю, мне станет плохо!» Он вылез из машины и скрылся в кустах вдоль дороги.
  Стекла было везде. Ник подполз на переднее сиденье. Кэти смотрела в окно, которого не было. Ее плечи задрожали; потом она заплакала. Она не пыталась скрыть слезы, она позволяла им исходить откуда-то глубоко внутри себя. Они скатились по ее щекам и упали с подбородка. Все ее тело дрожало. Ник обнял ее и притянул к себе.
  Ее лицо прижалось к его груди. Приглушенным голосом она всхлипнула: «Можно… теперь я могу разойтись?»
  Ник погладил ее по волосам. «Пусть приходят, Кэти», - мягко сказал он. Он знал, что это не его голод, жажда или недостаток сна. Его чувство к ней пронизывало его глубоко, глубже, чем он хотел. Ее плач превратился в рыдания. Ее голова немного отошла от его груди и легла на сгиб его руки. Она всхлипнула, глядя на него, ее ресницы были влажными, а губы слегка приоткрыты. Ник осторожно убрал прядь волос с ее лба. Он мягко коснулся ее губ. Она ответила на поцелуй, затем отвела голову от его.
  «Ты не должен был этого делать», - прошептала она.
  «Я знаю, - сказал Ник. "Мне жаль."
  Она слабо улыбнулась ему. "Я не."
  Ник помог ей выйти из машины. Майк присоединился к ним.
  «Почувствуй себя лучше», - спросил его Ник.
  Он кивнул, затем махнул рукой в ​​сторону машины. "Что же нам теперь делать?"
  Ник тронулся. «Мы идем к Фан Линг».
  Они не ушли далеко, когда Ник услышал хлопанье лопастей вертолета. Он поднял глаза и увидел приближающийся к ним вертолет. «В кусты!» он крикнул.
  Они присели среди кустов. Над ними кружил вертолет. Он слегка опустился, как бы на всякий случай, затем улетел в том направлении, откуда прилетел.
  «Они нас видели?» - спросила Кэти.
  "Вероятно." Зубы Ника были крепко сжаты.
  Кэти вздохнула. «Я думал, что теперь мы будем в безопасности».
  «Вы в безопасности», - сказал Ник сквозь стиснутые зубы. «Я вытащил тебя, и ты принадлежишь мне». Он пожалел, что сказал это сразу после этого. Его разум напоминал овсянку. Он устал планировать, думать; он даже не мог вспомнить, когда спал в последний раз. Он заметил, что Кэти странно на него смотрит. Это был тайный женский взгляд, который он видел всего дважды в своей жизни. В нем рассказывалось множество невысказанных слов, которые всегда сокращались до одного слова «если». Если бы он не был тем, кем был, если бы она не была тем, чем была, если бы они не пришли из таких совершенно разных миров, если бы он не был предан своей работе, а она - своей семье - если, если. Такие вещи всегда были невозможны
  
  
  
  
  Возможно, они оба это знали.
  На трассе появились две пары фар. Вильгельмина была пуста; у Ника был только Хьюго. Он снял шпильку с пояса. Машины подошли к ним, и он встал. Это были седаны Jaguar, а водителем передней машины был Хоук. Машины остановились. Задняя дверь второго открылась, и из него вышел Джон Лу с перевязанной правой рукой.
  "Папа!" Майк крикнул и бросился к нему бежать.
  - Джон, - прошептала Кэти. «Джон!» Она тоже подбежала к нему.
  Они обнялись, все трое плакали. Ник убрал Хьюго. Хоук вышел из ведущей машины, зажав в зубах черный окурок сигары. Ник подошел к нему. Он мог видеть свободный костюм, морщинистое кожистое лицо.
  «Ты ужасно выглядишь, Картер, - сказал Хоук.
  Ник кивнул. «Вы случайно не принесли пачку сигарет?»
  Хоук полез в карман пальто и швырнул Нику пачку. «Вы получили разрешение в полиции», - сказал он.
  Ник закурил. К ним подошел Джон Лу, Кэти и Майк по бокам. Он протянул левую руку. «Спасибо, Ник», - сказал он. Его глаза наполнились слезами.
  Ник взял за руку. "Позаботься о них."
  Майк оторвался от отца и обнял Ника за талию. Он тоже плакал.
  Киллмастер провел рукой по волосам мальчика. «Почти пора весенних тренировок, не так ли?»
  Майк кивнул и присоединился к отцу. Кэти обнимала профессора; она проигнорировала Ника. Они вернулись ко второй машине. Дверь для них была открыта. Влез Майк, затем Джон. Кэти начала было, но остановилась, ее нога была почти внутри. Она что-то сказала Джону и вернулась к Нику. На плечах у нее был белый вязаный свитер. Теперь она почему-то больше походила на домохозяйку. Она стояла перед Ником, глядя на него. «Я не думаю, что мы когда-нибудь снова увидимся».
  «Это ужасно долгое время», - сказал он.
  Она встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. "Хотел бы я…"
  «Ваша семья ждет».
  Она закусила зубами нижнюю губу и побежала к машине. Дверь была закрыта, машина завелась, и семья Лоо скрылась из виду.
  Ник был наедине с Хоуком. "Что случилось с рукой профессора?" он спросил.
  Хок сказал: «Вот как они вытащили из него твое имя. Выдернул несколько ногтей, сломал пару костей. Это было непросто ».
  Ник все еще смотрел на задние фонари машины Лоо.
  Хоук открыл дверь. «У тебя есть пара недель. Думаю, ты собираешься вернуться в Акапулько.
  Киллмастер повернулся к Хоуку. «Прямо сейчас все, что мне нужно, - это часы непрерывного сна». Он подумал о Лоре Бест и о том, как все было в Акапулько, потом подумал о Шэрон Рассел, симпатичной стюардессе авиакомпании. «Думаю, на этот раз я попробую« Барселону », - сказал он.
  «Позже», - сказал ему Хоук. «Вы ложитесь спать. Потом я куплю тебе хороший стейк на ужин, и пока мы напьемся, ты расскажешь мне, что случилось. «Барселона» придет позже ».
  Ник удивленно приподнял брови, но он не был уверен, но ему показалось, что он почувствовал, как Хоук хлопает его по спине, когда садился в машину.
  Конец
Оценка: 10.00*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"