Школьников Дмитрий Юрьевич: другие произведения.

Перекресток

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Профессия журналиста всегда насыщенна и интересна, особенно в СССР в 2020 году. Но судьба совершенно неожиданно может взвалить на тебя ответственность за то, чтобы мир оставался таким же, в котором ты родился, а не превратился в что-то другое. И заставить заплатить за это самым дорогим, что у тебя есть - жизнью...


   Рейсовый микроавтобус миновал уютные зелёные Люберцы. Сделав короткую остановку на выезде из города, возле окружённого сквером с памятником Милю Дворца культуры вертолётостроителей, он пересек по путепроводу железнодорожные пути и шустро покатился по загородному шоссе. Юра, подперев голову рукой, задумчиво смотрел в окно.
   После неширокого перелеска снова начались жилые посёлки. Но вместо трех-четырехэтажных люберецких много (хотя точнее было бы сказать - мало) квартирных домов, окаймляющих уютные дворы-садики, за окном микроавтобуса теперь мелькали индивидуальные домики, разделенные ажурными заборчиками. Домики были в основном деревянными, как правило, с резными украшениями, мезонинами и другими милыми старомодными чертами. Всё это явно свидетельствовало, что они были построены во времена строительного бума конца 50-х, когда практически всем желающим стали выделять земельные участки. Затем этот поселок закончился, и потянулись дома, архитектура которых говорила об их постройке уже в 80-х, когда по мере роста благосостояния граждан, многие задумались о возможности обзавестись дополнительным жильем за городом - более комфортным и просторным, чем имевшаяся городская квартира, в относительной тишине и на свежем воздухе.. Здесь уже господствовали кирпич, современные формы, большие окна.
   Примерно через полкилометра дорога и поселок закончились довольно просторной круглой площадью возле железнодорожной станции с большой круглой же клумбой посередине. Автоинформатор приятным женским голосом объявил, что микроавтобус прибыл на конечную остановку. Юра вышел из машины последним, набросил на плечо ремень сумки с неразлучным мощным планшетом внутри, огляделся и не спеша направился по идущей параллельно железной дороге улице.
   Юра работал журналистом в журнале "Наука и жизнь". Сюда он приехал по заданию редакции взять интервью у академика Дьяконова, создателя теории исторических последовательностей, совершившей поистине переворот в исторической науке. Как было сказано в приветственном письме в честь юбилея ученого, "Революционная теория...", у истоков которой он стоял, "...поставила историю в ряд точных наук".
   Нужный дом оказался двухэтажным, крытым шифером, с двумя небольшими одноэтажными пристройками по краям, выходящими торцами на улицу, так что в плане получалась буква П. Дом был обшит вагонкой и, видимо, недавно, окрашен в сочный тёмно-синий цвет. Пристройки были соединены покрашенным той же краской, что и дом, заборчиком, ограничивавшим аккуратный газончик. Юра толкнул незапертую калитку, пересёк газончик по вымощенной плиткой дорожке и поднялся на крыльцо, расположенное посередине "перекладины буквы П". Рядом с крыльцом поблескивала небольшая аккуратная металлическая табличка. "Лаборатория практической истории" прочитал Юра и нажал на кнопку звонка. Почти сразу за дверью послышались шаги, она распахнулась, и в открывшем ему человеке Юра узнал самого Дьяконова.
   - Здравствуйте, Игорь Михайлович! - Юра слегка поклонился.
   - Добрый вечер, молодой человек, - приветливо поздоровался старый учёный. Юре показалось, что в жизни он выглядит старше, чем на фотографиях. - Юра, да? Из "Науки и жизни"? Ну, заходите, заходите, я Вас ждал. Как раз самовар закипел!
   - Самовар?! - удивился Юра.
   - Да, конечно. Причем настоящий, на шишках, с трубой, не какой-нибудь электрический! Я люблю, знаете ли... Вы, наверное, такой только в кино видели?
   - Честно говоря, да. - Юра почему-то почувствовал смущение.
   Перешагнув порог, он огляделся. Прихожая оказалась неожиданно большой, скорее, хотелось назвать её вестибюлем.
   - Этот дом как школу строили. - Дьяконов перехватил Юрин взгляд. - Потом школа в новое здание переехала, а здесь библиотеку открыли. Ну, а когда и библиотеке новое здание отвели, я как раз искал, где обосноваться. Удивились, правда, но пошли навстречу, да...
   Закипевший самовар, ослепительно сверкавший надраенными до солнечного блеска медными боками, возвышался посредине старомодного круглого стола в небольшой гостиной, на первом этаже, недалеко от входа. Остальная мебель в гостиной, и даже чайный сервиз на столе, тоже ассоциировались у Юры чуть ли не с позапрошлым столетием, что, впрочем, в его представлении, гармонично сочеталось с областью исследований принимавшего его ученого - историей. Хотя Юра прекрасно понимал, что исследования Игоря Михайловича, а точнее, их результаты, имеют отношения отнюдь не только к прошлому, но, скорее, и к будущему.
   Накрывала на стол хорошенькая тёмно-русая девушка лет 20, которой помогал долговязый худой юноша в очках, её ровесник.
   - Это мои аспиранты, Наташа и Дима, - старый ученый добродушно улыбнулся, ребята кивнули и тоже приветливо улыбнулись -- Весьма способные молодые люди. Помогают мне в текущей работе, ну и, разумеется, работают над своими трудами. Да и мне тут все же не так одиноко. Знаете, я считаю, что в моем возрасте совершенно необходимо работать вместе с молодыми коллегами. Многое видишь по-другому, да... Ну, давайте за стол, и за чаем поговорим!
   - Видите ли, Игорь Михайлович, - после третьей чашки чаю с вареньем Юра решил перейти к предмету своего визита, - для большинства людей знания о вашей теории, с одной стороны, ограничиваются парой школьных уроков и, соответствующей главой в учебнике. Но при этом, с другой стороны, для этого же большинства она имеет оттенок этакой... то ли мистики, то ли секретности... Вот наша редакция и хотела бы попросить вас, по возможности, доходчиво описать существо вашего открытия.
   Старый ученый задумчиво помешивал ложечкой чай в чашке.
   - Видите ли, Юра, вы совершенно правильно описали, как выглядит наша модель в глазах многих далеких от неё людей. В книжках она кажется очевидной, как второе начало термодинамики. Последнее, кстати, верно. Как и второе начало термодинамики, теория исторических последовательностей ниоткуда не следует и является обобщением "многовекового опыта существования человечества", - Дьяконов помолчал, - Началось все с того, что я много лет занимался сравнительной историей стран Европы, Азии, Северной и Южной Америки. И когда объем обработанных материалов, видимо, достиг некоторой критической массы, я обратил внимание на ряд закономерностей, которым они подчиняются. Да... Закономерности-то я увидел, но что с того? Наука начинается там, где возможно сформулировать законы, описывающие и, главное, позволяющие смоделировать описываемые процессы. А этого-то мне и не хватало. И тут на одном из заседаний нашей кафедры, где я делал доклад, оказался академик Зиновьев. Ну, то есть, тогда он ещё не был академиком... Как и ваш покорный слуга, да... Ныне уже, увы, покойный Александр Александрович занимался формальной логикой и смог сформулировать определение "исторических последовательностей" в её понятиях и рассмотреть поле логических операций над ними. А дальше к нашему дуэту присоединился Анатолий Тимофеевич Фоменко, который довёл описание до уровня математических моделей, с которыми уже стало возможно работать с применением электронно-вычислительной техники.
   Ученый опять задумался.
   - Ну, это у меня сейчас все так гладко прозвучало. А тогда... Боже, что мы тогда только не наслушались! То, что мы могли строить математические модели и на их основе предсказывали - именно предсказывали! - наиболее вероятное развитие событий, с точки зрения господствующей тогда парадигмы, считалось недостатком. Более того, таким недостатком, который ставил теорию за пределы науки вообще! "Марксистская астрология" - вот далеко не самый резкий отзыв современников о нашей работе. Хорошо, что прошли те времена, когда обвинение в уклонении от "правильной идеологии" заканчивалось... ну, вы понимаете... Мы тогда удачно сообразили и сделали ряд предсказаний на достаточно приближённые сроки - самим хотелось проверить. И когда они начали сбываться одно за другим, сначала это вызвало шок, но очень скоро самые оголтелые наши критики быстро переметнулись в число наших отъявленных воздыхателей... Я их не виню за это, нет... Но с тех пор у нас появились все условия для работы - лучшие вычислительные мощности, доступ ко всем необходимым источникам исходной информации, ну, и хорошие сотрудники, - старый ученый снова с улыбкой посмотрел на своих аспирантов.
   - Спасибо, Игорь Михайлович, - поблагодарил Юра, - но все же можно вас попросить более подробно остановиться на основных положениях непосредственно самой разработанной вами теории? Как я уже говорил, в, по возможности, доступной форме...
   Старый ученый кивнул.
   - Да, конечно! Вот что, - он повернулся к аспирантке, - Наташенька, принеси, пожалуйста, из моего кабинета...
   И в этот момент Дьяконова прервала раскатистая трель дверного звонка. На несколько секунд все замерли.
   - Я открою?, - Дима поднялся из-за стола. Дьяконов кивнул ему. Все молчали, повернувшись в сторону входа. Из вестибюля послышался звук открываемой и закрываемой входной двери, неясные голоса, шаги. Затем на пороге комнаты снова появился растерянно улыбающийся Дима.
   - Игорь Михайлович, тут вот к вам товарищ...
   - Здравствуйте, Игорь Михайлович, - приветливо улыбаясь из-за спины Димы появился крепко сложенный молодой человек, скорее невысокого, чем среднего роста. Он был одет в строгий добротный серый костюм - двойку с галстуком, светло-русые волосы были уложены в аккуратную короткую прическу. По возрасту он был, похоже, ненамного старше Юры. В левой руке молодой человек держал добротный кожаный портфель. У Юры, как у опытного журналиста, сразу сложилось впечатление, что перед ними - какой-то госслужащий.
   - Здравствуйте, Саша, - в голосе старого ученого явно послышалось удивление, причем, как показалось Юре, скорее не очень радостное, - Знакомьтесь, коллеги, Александр Шалаев, э-э...
   - Мингосконтроль, Государственный контролер 3 ранга, - молодой человек слегка поклонился.
   - Присаживайтесь, Саша, попейте с нами чаю, - старый ученый сделал приглашающий жест в сторону свободного стула между Юрой и Наташей - Да вы снимите пиджак, у нас тепло.
   - Спасибо, Игорь Михайлович, с удовольствием попью с дороги, - майор (Юра про себя так перевел его звание) поставил портфель на банкетку у стены и подошел с столу. Предложение снять пиджак он, как будто, не расслышал и, рядом с одетой в кисейный сарафанчик с обнаженными плечами Наташей, выглядел несколько диссонансным. Но когда Александр стал отодвигать стул, его пиджак слегка распахнулся, и сидевшему справа Юре стала понятна причина - под левой полой пиджака майора мелькнула массивная ребристая рукоять пистолета.
   "Интересные дела..." - подумал Юра подвигая Шалаеву чистую чашку и вазочку с вареньем - "Кажется, это называется журналистским везеньем? Ну что ж, смотрим и слушаем..."
   Молчание продлилось недолго.
   - Прошу извинить за незваное вторжение и не буду долго испытывать ваше терпение, - Александр кивком поблагодарил наполнившую его чашку Наташу и, бесшумно помешивая ложечкой горячий чай, продолжил - Как вы, разумеется, поняли, меня привели сюда служебные обязанности. Игорь Михайлович, завтра состоится срочное совещание Правительства, посвященное некоторым аспектам ваших работ, связанных с безопасностью страны. Обязательно присутствие вас и Анатолия Тимофеевича. Мне приказано доставить вас на это совещание и... - майор как будто подбирал слова, - обеспечить вашу безопасность.
   - Даже так? - вырвалось у Юры. Майор бросил в его сторону быстрый взгляд.
   - Да, необходимость этого исключить нельзя. К сожалению... Простите, а вы тоже сотрудник Игоря Михайловича?
   - Я корреспондент журнала "Наука и жизнь", вот мое журналистское удостоверение, - Юра достал из кармана и протянул Александру маленькую книжечку. Тот привычно-внимательно просмотрел его и, кивнув, вернул Юре.
   - Спасибо, Юрий...
   - Можно просто Юра, - перебил он майора.
   - Спасибо, Юра.
   - Простите, Саша, но могли бы вы, хотя бы в допустимых пределах, описать тематику завтрашнего совещания? - старый ученый был, не без оснований, взволнован, - К встрече на таком уровне необходимо соответствующим образом подготовиться, подобрать нужные материалы...
   Майор в задумчивости помешивал ложечкой остывающий чай. Он до сих пор не сделал ни одного глотка.
   - Хорошо, разумеется, - прервал он повисшую паузу -Видите ли, Игорь Михайлович, как вы понимаете, поскольку я прикреплен к вашим разработкам в качестве государственного контролера, руководство достаточно высоко оценивает их важность. Прежде всего, для целей планирования и управления государством и обществом. В этом направлении ваша теория имеет не только чисто научное, но, что не менее, а, возможно, и более важно, управленческое значение. Она позволяет достаточно точно спрогнозировать результаты тех или иных управленческих решений и выбрать наиболее оптимальное из них. Но дело в том, что как всякая истинно научная модель, ваша теория позволяет проводить как экстраполяционную, так и интерполяционную оценку. То есть, она позволяет рассчитать, какое воздействие необходимо произвести на общество, чтобы получить заранее желаемый результат. А вот это уже оружие. И оружие пострашнее атомного...
   - Простите? - старый ученый явно был в недоумении. Юра быстро окинул взглядом остальных собеседников и по расширившимся глазам аспирантов понял, что молодые люди уже увидели ту возможность, о которой говорил майор.
   - Вы помните, одно из положений той недавней вашей работы, рукопись которой задержалась к публикации? - Шалаев криво усмехнулся - Это мы остановили её. Ну, про триггер-эффект? "Эффект бабочки", в честь того американского писателя-фантаста?
   - Когда даже незначительное воздействие порождает волну событий, приводящую к несоизмеримым по масштабам эффектам? - старый ученый тоже понял, о чем идет речь - Ну конечно, Анатолий Михайлович ещё сравнивал её математическую модель с цепными реакциями, эффектом домино...
   - А вот теперь представьте, что Некто хочет оказать дестабилизирующее воздействие на наше общество? Правда, этот Некто довольно ограничен в возможностях своего исходного воздействия, поскольку... находится за пределами нашей страны. Поэтому ему требуется произвести точечный, но безупречно выверенный удар. Чтобы дальше процесс пошел как бы самостоятельно, основываясь на внутренних источниках...
   - Господи... - на лице старого ученого отразилось такое отчаяние, что Юре стало искренне жаль его - Ну почему люди любое научное открытие ухитряются использовать как оружие?!...
   От царившей за столом до приезда майора безмятежной атмосферы тихого летнего вечера не осталось и следа.
   - Давайте последний вопрос оставим сейчас риторическим, - покачал головой майор - Иначе мы проговорим всю ночь, в лучших традициях интеллигентских посиделок, тем более, вот и чай присутствует. А завтра нужно рано встать и быть в форме. Заседание назначено на 9 утра. У меня здесь "Волга" - вон у вашей калитки стоит, но встать все равно придется рано. Так что мне искренне жаль, но давайте расходиться. А я, с вашего разрешения, осмотрю дом. Можно попросить комплект ключей от всех входов? Как я уже говорил, с этого часа я отвечаю за вашу личную безопасность.
   Он залпом опорожнил свою совершенно остывшую чашку и первым встал из-за стола.
   ***
   Перед сном Юра, по давней привычке, собрался посмотреть новости в Информсети, но едва он открыл планшет, как раздался робкий стук в дверь и негромкий голос Дьяконова:
   - Юра, простите, ради Бога, Вы ещё не легли?
   - Нет-нет, Игорь Михайлович, заходите, - Юра встал с застеленной кровати, на которой сидел с планшетом, и открыл дверь старому учёному. - Присаживайтесь!
   - Да нет, Юрочка, я буквально на минуту, - академик переминался посередине комнаты. Было очень заметно, как он взволнован. - Видите ли, я бы хотел сообщить Вам одну очень важную, и вместе с тем очень... необычную информацию. Настолько необычную, что я бы не хотел, чтобы она стала известна ещё кому-либо, по крайней мере, пока. В том числе этому майору... Он, конечно, замечательный молодой человек, но всё же на службе, лицо официальное, так сказать, да ещё вся эта история... А я хотел бы, чтобы кто-то проверил это, пока без огласки. Если информация подтвердится...
   - Игорь Михайлович, Вы все же присядьте, - Юра подвинул стул старому учёному.
   - Да, пожалуй, - Дьяконов тяжело вздохнул и, как-то сразу обмякнув, грузно опустился на стул, облокотившись рукой на край письменного стола. - Вы дверь прикрыли?
   - Конечно, не волнуйтесь, - Не привыкший к таким предосторожностям Юра был довольно сильно смущён, но виду не подал. Он снова присел на краешек кровати и приготовился слушать.
   - Видите ли, Юра, в рамках нашей теории часто приходится использовать выражение "альтернативная реальность". Но это не более чем, модель, вроде математических многомерных пространств. То, что они подтверждаются на практике, означает что модели и закономерности найдены верно. Вы сами сегодня слышали, какое значение этому придают. Это понятно, мы можем предсказать результаты тех или иных государственных решений точнее, чем погоду. Мы можем проверить некоторые спорные исторические моменты, которые пытались довольно успешно фальсифицировать. Но никому не приходило в голову представить, что тот или иной сценарий может существовать объективно, вне наших вычислительных машин! Как говорится, "история не знает сослагательного наклонения". И вот недавно, после одной из популярных лекций, с которыми я периодически выступаю, ко мне подошёл человек. Он рассказал, что тоже увлекается историей, но в довольно специфическом аспекте - историей различных тайных знаний. Вроде бы, он собрал ряд очень важных материалов, которые, по его словам, могут послужить практической иллюстрацией к нашей теории, но и одновременно к некоторым наиболее "сумасшедшим" работам современных физиков. Я поначалу отнесся к нему... ну, скажем, скептически. Знаете, ведь существует такой тип людей, которые излишне вдохновляются известными, популярными вещами. Но он был готов к такой моей реакции и предложил поставить эксперимент. Он попросил рассчитать определенный исторический период, исходя из некоторых граничных условий, отличных от тех, что имели место быть в реальности. В нашей реальности... А он пришлёт своё описание событий, чтобы мы сравнили его со своими результатами. На прошлой неделе я получил от него письмо...
   - И что? - Юра задал вопрос, уже понимая, что услышит в ответ.
   - Ну, я вижу, Вы уже сами догадались. - покачал головой Дьяконов. - Всё совпало. Причём его описание было, как бы сказать, более живым, что ли... Как будто рассказ очевидца... Разумеется, я сразу написал в ответ - как он получает такие результаты? По какой методике? Фоменко рассчитывал ту модель на супервычислителе "Чебышев" в Московском Университете. А на чём работал он? На этом? - старый ученый ткнул узловатым пальцем в Юрин планшет, лежавший на кровати.
   Повисла пауза.
   - В общем, он ответил, что для этого нужно приехать к нему, - продолжил Дьяконов. - Но Вы же видите, я и раньше был достаточно заметной фигурой, а теперь вообще... приобрёл государственное значение.
   Он посмотрел Юре в глаза.
   - Поэтому я очень прошу Вас встретиться с ним и разобраться в этом деле. Адрес и рекомендательное письмо я Вам дам. Согласны? - взгляд академика стал почти умоляющим.
   Юра почему-то ощутил холодок, пробежавший вдоль позвоночника. Что-то в этой истории было такое... Но именно поэтому он понял, что должен согласиться.
   - Конечно, я поеду, Игорь Михайлович, - он сразу увидел облегчение в глазах старого учёного. - Спасибо Вам за доверие. У меня как раз отпуск запланирован, мне будет очень интересно разобраться в этой истории.
   - Что Вы, Юрочка, это Вам спасибо. Я очень надеялся, что Вы согласитесь. Сейчас я напишу рекомендательное письмо и дам Вам адрес. Завтра рано утром мы с Александром уедем, а вы вставайте, как сами проснетесь, и потихоньку отправляйтесь. Наташенька вас покормит завтраком на дорогу. И... не нужно, чтобы об этом пока кто-либо ещё знал, хорошо?
   - Конечно, Игорь Михайлович, не волнуйтесь - Юра снова почувствовал, как по его спине пробежали мурашки - Все будет хорошо.
   - Да, да, конечно - рассеянно пробормотал старый ученый - Я пойду, устал что-то, а завтра вставать рано. Вы тоже отдыхайте, Юрочка, спокойной ночи...
   ***
   Вернувшись на следующий день домой, Юра застал там только деда. Когда Юра вошёл в комнату, тот сидел на диване и задумчиво просматривал альбом со старыми фотографиями.
   - О, Юрик, вернулся? - поприветствовал дед внука - А я что-то задумался вот, даже не слышал, как ты пришел...
   - Да я из командировки, дедуль, - Юра присел рядом на диван - А ты что рассматриваешь?
   - Да вот, вспомнилось, - дед покачал головой, - В этот день, 67 лет назад, 26 июня 1953 года... Единственный раз за всю мою службу, когда я выполнял настоящее боевое задание.
   - В 53-м? - удивленно спросил Юра.
   - Ну да... Здесь, разумеется, просто мои фото времен службы, никак с тем событием не связанные. Об этом вообще не разрешалось говорить. Но теперь столько лет прошло, из современников в живых остались только такие как я, бывшие тогда восемнадцати-девятнадцатилетними пацанами...
   - Хочешь рассказать об этом? - спросил Юра. Он чувствовал, что старику хотелось поделиться воспоминаниями, которые оставались ещё живы только вместе с ним.
   - Да. Обидно будет, если после меня об этом уже некому будет вспомнить, - дед словно озвучил Юрины мысли. - Собственно, я и сам толком не знаю, что тогда произошло. Чувствовал, что что-то очень важное, но всего смысла происходящего не понимал.
   В комнате было тихо. С улицы доносились крики игравшей детворы, где-то вдалеке играла музыка, но это лишь подчеркивало тишину в комнате.
   - Я тогда служил в войсках МГБ, первогодком ещё. Был самый обычный день, как вдруг - тревога! Я тогда почему-то сразу понял, что это не война, а что-то здесь, у нас... Получили оружие, погрузились в закрытые машины, поехали. Сказали, приказ получим на месте. Ехали не очень долго, и, как нам показалось в закрытом кузове, быстро. Остановились, спешились. Оказывается, привезли нас в Москву. Я на табличку на доме глянул -- Улица Качалова, 28. Небольшой такой дом, одноэтажный, лишь кое-где второй этаж надстроен, со внутренним двориком, с воротами. Одной стеной на Садовое кольцо выходит. А перед воротами БТР-152 догорает, убитые лежат... В форме, с оружием, кровь даже не высохла ещё... Но во двор нас не заводили, приказали развернуться в круговую оборону вокруг дома и на любую попытку проникновения отвечать огнем на поражение. Причем при появлении военнослужащих с оружием, как Советской армии, так и наших, МГБ или МВД -- открывать огонь первыми! Мы что и подумать не знали... Через каждые пять человек гранатометчика поставили, с РПГ-1 -- они в отдельной машине с нами приехали, секретным оружием тогда ещё считались. Я оказался возле ворот. Смотрю, подъезжают три машины, ЗИСы, с нашими номерами - от МГБ. Калитка открывается, выходят Берия, Кобулов -- их я в лицо знал, по портретам, и ещё несколько офицеров. А возле ворот один труп отдельно лежал, простыней накрытый. Простыня в крови, конечно... Кобулов Берии на машину показывает, мол, ехать нужно, а тот отмахнулся и к этому покойнику, что под простыней, подошел. К нему один из офицеров подскочил, полковник, стал рассказывать что-то. Тот рукой так сделал -- мол, простыню поднимите. Полковник её отогнул, Берия посмотрел на убитого, что-то сказал и к машине пошел. А уже когда дверцу открывал, обернулся и громко так, уже на весь переулок: "Слышали? Со всеми воинскими почестями!" Простояли мы там до вечера. За это время убитых, конечно, увезли, причем того, под простыней, первым и отдельно. БТР сожженный тоже утащили. Ну, а уже когда стемнело, нас - на грузовики и в часть. Позже нам на политзанятиях объяснили, что, мол, враги, пробравшиеся в командование Советской армии и в ЦК, хотели устроить госпереворот и обманом заставить военнослужащих стрелять друг в друга. Собственно, вам про это же и в школе рассказывали. А я вот до сих пор думаю - так то оно так, но кто же был тот, который под простыней лежал, и что он такое сделал, что сам Лаврентий Павлович приказал его со всеми воинскими почестями похоронить?
   ***
   Положа руку на сердце, если бы не просьба Дьяконова, Юра вряд ли отправился по адресу, указанному на полученном от академика рекомендательном письме. Не то чтобы у него имело место какое-то предубеждение, но отдаленная деревня, затерянная где-то на границе Тамбовской и Рязанской областей мало ассоциировалась с местом проведения серьезных научных исследований. Разве что, если бы речь шла о каких-то археологических раскопках, но работы в области моделирования исторических процессов?!..
   Автобус до цели путешествия ходил редко, но Юре повезло - когда в кафе в районном центре он размышлял, чем занять оставшееся до отправления время, чисто случайно, из разговора двух шоферов, обедавших за соседнем столиком, он услышал, что они везут стройматериалы как раз в ту деревню, которая ему нужна. Ребята согласились захватить его, и Юра оказался у цели своего путешествия значительно раньше, чем предполагал.
   Чтобы узнать, в каком доме живет нужный ему человек, Юра обратился в сельсовет. Услышав, к кому он приехал, председатель долго вертел в руках Юрино журналистское удостоверение, так впрочем, как показалось Юре, и не прочитав его, а потом, рассмеявшись, протянул его обратно.
   - Что-то не так? - Юра был весьма обескуражен такой реакцией на свой вопрос - Этого человека у вас нет?
   - Да нет, дома он, скорее всего, - председатель, седой мужчина лет 50, покачал головой, - извини, если обидел, не удержался. Просто странный он. Не думал я, что к нему из такого серьезного журнала приехать могут.
   - А в чем странность? - настороженно спросил Юра - Он, вообще, чем у вас занимается?
   - Ну так-то он пчеловодством промышляет, - развел руками председатель, - Кстати, мед у него очень хороший. Только странный он сам... У него между ульями идолы старославянские стоят. Ну да это ладно. Он какие-то не то опыты ставит, не то ритуалы шаманские... Он у нас давно уже поселился, как из армии демобилизовался. Дом этот тогда заброшенный стоял, так он его обновил, ну, с нашей помощью тоже. Книг много тогда с собой привез, и все большей частью, старинные. И сейчас деньги, в основном, на книги тратит. Живет сейчас один, - председатель грустно вздохнул, - Брат у него был, но пару лет назад скончался скоропостижно. Врачи сказали -- сердечный приступ. Жалко, молодой же ещё... Иногда к нему гости приезжают, но, похоже, такие же, как он сам, - председатель сделал многозначительный жест рукой возле головы, - В общем, не знаю, о чем вы с ним говорить собрались, только вряд ли он к науке отношение имеет, по моему разумению.
   - Вот это мы и постараемся выяснить, - задумчиво произнес Юра.
   Дом, являвшийся целью Юриного путешествия, стоял даже не на краю деревни, а уже за её пределами, на опушке леса. Невысокий забор, скорее даже штакетник, отделял обширный тщательно ухоженный участок, заставленный ульями и усаженный плодовыми деревьями. Между ульев Юра заметил какие-то столбы, в которых, приглядевшись, узнал вырезанные из дерева скульптуры. Видимо, это и были те изображения древнеславянских божеств, про которые говорил председатель. Сам дом был довольно большим, но одноэтажным, с высокой двускатной крышей. Он производил впечатление состоящего из трех частей, либо достраивавшегося в три приема -- часть была бревенчатой, часть кирпичной, а часть была обшита вагонкой. Окна украшали красивые резные наличники. От крыльца к калитке тянулась дорожка, аккуратно вымощенная тротуарной плиткой и обсаженная с двух сторон цветочными кустами.
   Подойдя к калитке, Юра убедился, что она не заперта. Но если у Дьяконова он в аналогичной ситуации спокойно направился к дому, то сейчас Юре почему-то стало неловко и он остановился в нерешительности. Впрочем, замешательство продлилось недолго. Дверь отворилась и на крыльцо вышел высокий темноволосый мужчина с аккуратной окладистой бородой. Видимо, он увидел Юру в окно, потому что сразу направился к калитке.
   - Здравствуйте, - поприветствовал его Юра, - Я приехал к вам по просьбе академика Дьяконова. Вот его письмо.
   - Здравствуйте, - пасечник открыл калитку, взял из рук Юры письмо и жестом пригласил пройти -- Давайте в доме поговорим.
   Пока пасечник читал, Юра тихонько огляделся. Комната, в которой они находились, видимо, была столовой. В центре стоял деревянный стол, неокрашенный, но тщательно отструганный и отшлифованный. Вдоль стола с обеих сторон стояли скамьи, на которых они и сидели. У стен стояли два простых шкафа с посудой и ещё один небольшой вспомогательный столик. Комната была проходной, ещё одна дверь, напротив той, через которую они вошли, вела дальше вглубь дома.
   Закончив читать письмо, хозяин поднял глаза на Юру.
   - Простите, я не представился, - Юра почувствовал себя неловко, - Меня зовут Юрий, я журналист, работаю в журнале "Наука и жизнь". Вот...
   Он достал удостоверение и протянул его хозяину, но тот сделал протестующий жест.
   - Не нужно, уберите ваши документы. Я не какое-то официальное лицо. В общем, того что написал академик мне достаточно. Он просит, чтобы я рассказал вам то, что хотел передать ему. Я сделаю это. Да, вы представились, а я ещё нет. Прошу извинить. Зовите меня Мирослав. Возможно, то что академик попросил приехать вас, будет даже лучше, и вы сможете помочь мне.
   - Я с радостью помогу в каких-либо научных исследованиях, но о чем пойдет речь? - осторожно поинтересовался Юра.
   Мирослав кивнул.
   - Только приготовьтесь к тому, что услышите и увидите нечто очень необычное и не относите меня сразу к сумасшедшим, хорошо? Ну, ладно... Как вы, наверное, уже слышали, я всю жизнь собираю определенные знания, которые, скажем так, не вполне признаются современной наукой. Вместе с тем, наша история, а вместе с ней и история познания мира, намного глубже, чем рассказывают в школе, и даже на исторических факультетах. У наших далеких предков был несколько иной путь познания, но знания, которые они находили, порой в чем-то даже превосходят достижения современной нам с вами науки. При этом они не всегда находили причины тех или иных явлений, и со временем многое из найденного ими перешло в разряд суеверий. Но, тем не менее, целый ряд их достижений наши ученые до сих пор не смогли повторить или едва к ним приблизились. Вы знакомы с теорией множественности миров?
   - Да, в общих чертах, - Юра пожал плечами, - Предполагается, что наш мир -- это бесконечное, ну, или, по крайней мере, очень большое количество миров, вложенных друг в друга словно матрешка, или, скажем, слои луковицы. Некоторые из них отличаются друг от друга очень сильно. А некоторые почти идентичны, и различаются лишь незначительными деталями. Но это всего лишь теоретические модели, по крайней мере, пока.
   - Все верно, - Мирослав кивнул, - А если я скажу вам, что все это реально? Более того, туда, в эти параллельные миры, можно заглянуть?
   Юра ошарашенно молчал. Мирослав усмехнулся.
   - Сразу скажу, что о физическом перемещении в параллельный мир речи не идет. Но вот в те миры, где живут такие люди, как мы с вами, заглянуть можно. Можно переместить сознание в человека, живущего в том мире. - Он помрачнел - Нам с братом удалось найти способ сделать это. Вот только, если человек того мира по какой-либо причине погибнет, погибает и тот, кто в это время находится в его сознании. А здесь остается его мертвое тело. Именно это и произошло с моим братом...
   Мирослав замолчал. Юра тоже не решался нарушить паузу. Наконец, пасечник продолжил.
   - Академик Дьяконов не рассказывал вам, какой сценарий он рассчитывал по моему предложению?
   - Не он, а академик Фоменко, - машинально поправил Юра.
   - Да, я знаю, что они вместе работают, - кивнул Мирослав, - Просто я-то общался с Игорем Михайловичем. Так вот, я ему сообщил в качестве исходных условий для модели информацию о некоторых событиях того параллельного нам мира, которыми он отличается от нашего. Своего рода критический момент, развилка, где миры расходятся. А потом мы сравнили наши результаты. Так он вам не рассказывал, чем тот мир отличается от нашего?
   Юра молча отрицательно покачал головой.
   - Отличия весьма печальны. Я дам вам прочитать наши записи. Но дело оказалось ещё несравнимо хуже, потому я и стал теперь искать помощи у Игоря Михайловича. После смерти Радомира -- моего брата, я уже не мог проводить непосредственные исследования тех миров. Для этого необходимо, чтобы кто-то оставался здесь -- отправлял сознание путешественника и возвращал его обратно, - Мирослав запнулся, вспоминая, как потерял своего брата. - Но иные исследования я мог проводить. Так вот, мне удалось выяснить ужасное явление. Разошедшиеся в точке ветвления миры, через некоторый интервал стремятся объединиться обратно. Если различия незначительны, это объединение пройдет незаметно. А вот если они существенны...
   - И... что? - Юра вновь ощутил холод, бегущий вдоль спины.
   - Наш мир стремится схлопнуться с тем, модель которого я предложил рассчитать Игорю Михайловичу. Я не знаю, как скоро по времени нашего мира это произойдет. Но результат нас, или наших потомков, вряд ли обрадует. Ну, посмотрите материалы, поймете почему...
   - И что мы можем сделать? - тихо спросил Юра.
   - Видите ли, если изменить узловое событие подобно имевшему месту в нашем мире, то... Ну, честно говоря, я сам пока не очень разобрался. Там очень сложные причинно-следственные связи. Но, по крайней мере, наш мир останется прежним, это точно.
   - Простите, вы говорите про изменение прошлого?! - сказать, что Юра был потрясен, значило ничего не сказать.
   - Дело в том, что переместиться можно в любое время и любое место параллельного мира. Правда, всего один раз... Простите ещё раз, я же говорю, что не во всем разобрался. Все же я работаю один...- Он тяжело вздохнул, - Теперь один...
   - Я помогу, - решительно сказал Юра, - Что нужно сделать?
   - Предотвратить убийство Лаврентия Павловича Берии, - просто ответил Мирослав.
   ***
   - Что происходит? - Берия ледяным взглядом пронзил вытянувшегося перед ним в струнку Саркисова -- Что за стрельба возле моего дома?!
   - Товарищ Берия, - адьютант бестрепетно смотрел в глаза своему грозному шефу, - Несколько минут назад неизвестные, одетые в форму военнослужащих Советской армии, предприняли попытку штурма. Они хотели выбить ворота бронетранспортером и под его прикрытием ворваться во двор. Однако, попытка тарана была сорвана... ещё одним неизвестным...
   Саркисов запнулся -- он почувствовал, что для доклада неизвестных получается слишком много, но ничего иного сообщить не мог и потому продолжил.
   - Неизвестный в рабочей одежде, располагал целым комплектом вооружения, которое нес под видом инструмента. Он подорвал бронетранспортер, предположительно из фаустпатрона, и стал расстреливать нападавших из автомата. Почти сразу был поражен их ответным огнем, но фактор внезапности для нападавших был безнадежно утерян, мы успели занять оборону и открыть по ним прицельный огонь. В результате часть нападавших уничтожена, ещё некоторая часть отступила. В настоящее время поднятые по тревоге подразделения МГБ занимают оборону вокруг дома, а также берут под охрану важнейшие объекты по стандартному плану введения в Москве военного положения. Спецгруппы захвата из Бюро N2 направлены в Генштаб и штаб МВО. Ведутся задержания.
   - Хорошо, - Берия кивнул, - Передай сразу -- всех военнослужащих от полковника и ниже безусловно считать выполнявшими приказ и освободить от любой ответственности. Слышишь? От любой! С генералами будем разбираться персонально. В рамках социалистической законности. Машины вызвали?
   - Так точно.
   Выйдя из калитки, Берия окинул взглядом догоравший БТР, стоящих цепью солдат МГБ, лежащие тела. Задержал взгляд на теле, накрытом простыней.
   - Это он? - тихо спросил Берия.
   - Так точно, товарищ маршал!
   - Простыню подними, - Берия несколько секунд вглядывался в лицо убитого, потом махнул рукой, мол, закрывай, - Личность установили?
   - Выясняем, товарищ маршал.
   - Доложите мне лично. Независимо от личности, похороните его с воинскими почестями, как павшего при исполнении служебного долга. И если найдутся родные, необходимо будет о них позаботиться.
   Берия надел шляпу, которую до этого нес в руке, и подошел к бронированному ЗИСу. Уже открыв дверцу, остановился, оглянулся.
   - Слышали? Со всеми воинскими почестями!
   Сел в машину и махнул рукой.
   - Поехали!
   У Председателя Совета министров СССР было впереди очень много неотложных дел.

Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"