Школьникова Вера Михайловна: другие произведения.

"Стрела на излете". Глава десятая.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О том, как старый лис сам себя перехитрил.

  Ноябрь в Суреме в этом году выдался солнечный, но ветреный. Деревья скреблись в окна голыми черными ветвями, отчаянно скрипели, сквозняк завывал в печных трубах. Садовники сжигали палую листву, торопясь успеть до начала дождей, и воздух в дворцовом парке пропах дымной горечью. А в кабинете министра государственного спокойствия пахло свежим карнэ и бумажной пылью.
   Чанг внимательно рассматривал девушку, словно делая пометки в невидимой книге, и не спешил начать разговор. А Лиора чувствовала себя бабочкой на булавке. Она давно уже привыкла к мужскому интересу и умело им пользовалась, но министр возмутительным образом отличался от знакомых ей мужчин - в его взгляде не читалось и намека на вожделение. Первый раз за свою короткую, но насыщенную жизнь, Лиора встретила мужчину, который ее не хотел даже в мыслях. Девушка почувствовала себя совершенно беззащитной.
   Наконец, Чанг заговорил:
   - Теперь я понимаю Хранителя. Лерик - трепетный и пылкий юноша, ему в голову не пришло поинтересоваться вашим прошлым, перед тем, как заняться устройством вашего будущего.
   Лиора улыбнулась:
   - Я и не сомневалась, что вы восполните это упущение, - она старалась держаться уверенно, но понимала, что каждое ее слово в этом разговоре может стать последним.
   - Зачем вам место в свите королевы? Мне известно, что герцог Уннэр высоко ценит и ваши услуги, и ваше общество. Настолько высоко, что лишившись удовольствия вас видеть, уже потратил пять тысяч, чтобы вернуть беглянку под отчий кров. Причем живой, и по возможности, невредимой.
   - По возможности?! - Лиора не сдержала возмущения, и наступила очередь Чанга улыбаться.
   - Итак?
   - Дедушка, несомненно, меня высоко ценит, но в его возрасте думают только о настоящем, а мне, как вы правильно заметили, нужно устроить свое будущее.
   - И почему вы решили, что я буду в этом заинтересован?
   - Если я не смогу остаться при дворе, мне придется искать другого покровителя, или других. Одинокую женщину в нашем мире защищают либо деньги, либо высокое положение.
   Чанг понимающе кивнул:
   - И если высокое положение вы можете получить только при дворе, то разбогатеть - гораздо проще. После вашего визита в Квэ-Эро выстроится очередь желающих одарить вас состоянием в обмен на некоторые сведенья.
   Девушка пожала плечами:
   - Я предпочла бы стать одной из дам ее величества, - несказанное "но" повисло в воздухе.
   - Не могу понять, вы недооцениваете меня или переоцениваете себя?
   - Как будет угодно господину министру.
   Министр взял карандаш, повертел его в руках, положил обратно:
   - Все же переоцениваете, - последовал его вердикт. - Дело не в том, что угодно мне, прелестное дитя, а в том, чего желает король. И мешать исполнению его желаний - самоубийственная глупость.
   - Я всего лишь забочусь о себе. Никто другой этого не сделает, - ее голос дрогнул, - вы настолько всемогущи, господин министр, что забыли, каково приходится простым смертным. Отец не потратит и медной монеты, чтобы помочь мне, дед использует меня в своих целях, и ему все равно, что случится со мной после его смерти, а он уже очень, очень стар!
   Чанг восхищенно покачал головой:
   - Великолепно! Или у вас врожденный талант, или вас хорошо учили. Вы совершенно правы - после смерти герцога вам будет некуда деваться. Стать дамой королевы не так-то просто - вашему отцу не по карману, да и не по чину содержать вас при дворе. Жаль, что вы всего лишь внучка герцога, а не его дочь. Дочь герцога Ойстахэ сразу же заняла бы достойное место в свите ее величества.
   - Мой отец - четвертый сын.
   - А ваш дедушка - воистину долгожитель. Жаль, очень жаль, что вам так не повезло. Сожалею, но я вынужден вернуть вас в семью. Вы не стоите ссоры с герцогом.
   - Но... - Лиора растерялась.
   - Вы невнимательно слушаете: идти против воли короля - самоубийство. А ваш дед слишком привык жить, чтобы умереть так глупо.
   Девушка была готова расплакаться - куда девалась ее самоуверенность! Старый лис не простит предательства даже любимой внучке. Он вытрясет из нее тайну, а потом - несчастный случай, или болезнь, и все! Если только... если только она не успеет первой.
   Она подняла голову:
   - Помогите мне, прошу вас, и я буду молчать!
   - Моя помощь стоит дороже, чем все ваши секреты, девочка. Но я готов пойти вам навстречу. Вы получите то, о чем мечтаете, и даже больше. Но взамен - я заберу все, что у вас есть.
  ***
   Этим вечером герцог Ойстахэ выглядел как никогда дряхлым - тяжелое грузное тело в кресле, протертый до дыр шерстяной плед, едкий запах прогоркшего гусиного жира, которым лекарь растирал старику подагру, набрякшие синие вены на кистях рук. Внучка молча стояла перед его креслом, и ждала, пока дедушка проснется, хотя прекрасно знала, что тот и не думал спать. А лорд Алестар рассматривал девушку из-под прикрытых век. Наконец он глубоко вздохнул и закашлялся, а потом громким, дребезжащим голосом произнес:
   - Да, при дворе ты бы затмила всех, девочка. Даже королеву.
   - Вы позаботились, чтобы я не смогла нанести такого оскорбления ее величеству.
   - Ты разочаровала меня, Лиора, ах, как ты меня разочаровала! Я потратил на тебя столько сил и денег, дал тебе образование, а ты оказалась такой же пустышкой, как и все ваше женское племя. Блистать при дворе: ах, какой сегодня прекрасный вечер, ах, какие оборки на платье у госпожи Н, - передразнил он внучку тонким дребезжащим голоском, - скучно, глупо и безответственно! Ты была создана для большего, девочка. Хорошо, что я смог удержать тебя от этого безумия, - он тяжело вздохнул, так громко, чтобы его услышал не только верный секретарь, но лакеи, стоявшие за дверью. Теперь все во дворце, а следом и по всей провинции будут знать, как старый герцог разочаровался в легкомысленной внучке.
   Лиора молчала, потупив взгляд, и ждала, когда дед перестанет разыгрывать спектакль и приступит к делу. Старик посокрушался еще немного и тихим, деловым голосом поинтересовался:
   - Что тебе предложил министр в обмен на молчание?
   - Жизнь. Но я отказалась, и он отослал меня к вам.
   Алестар хмыкнул:
   - Одно из двух - или господин Чанг тебя купил и отправил отрабатывать плату, или же...
   - Или я говорю правду, и он отправил меня расплачиваться. За ваш счет, заметьте.
   - Неплохо придумано. Мне остается только кинуть монетку. Беда в том, что наш дорогой министр в любом случае в выигрыше. Посему, моя дорогая, обойдемся без жребия. Я нашел тебе замечательного мужа, Лиора, - он снова заговорил во весь голос, - твой кузен Йорен. Он готов взять тебя без гроша и обещает на руках носить. Это тебе не мальчишка-хранитель, а серьезный мужчина, в самом расцвете. Остепенишься, образумишься, нарожаешь детей. Скорее из кошки собаку сделаешь, чем из девицы что-то путное.
   - И вас совершенно не интересует, что я привезла из Квэ-Эро? - Лиора рванулась напролом, в ужасе от услышанного.
   - Нет, деточка, ты ведь и сама понимаешь - если он знает, что я знаю, то какой в этом смысл? Я, хоть и стар, а в посмертие не тороплюсь. Отдыхай с дороги и готовься к свадьбе.
  ***
   Девушку заперли в ее собственной спальне. Она вполне доверяла тщательности своего дедушки и даже не стала проверять дверь - из замка ее все равно не выпустят. Йорен... Лиора брезгливо поморщилась: если верить старой пословице, что в семье не обходится без урода, то в их многочисленном семействе таковым был именно он. И если бы только внешне - Семеро воистину жестоко обошлись с бедным юношей. Мало того, что страшнее смерти, так еще и на голову скорбен, единственное, чем боги не обидели - так это силушкой. И сдерживать свою силу парень не умел.
   Дед все время жаловался на расходы - то девку не угодившую кулаком пришибет, то с кем-нибудь из стражников пойдет мечом помахать, да слишком размахнется. По-хорошему, надо было горе-силача отправить варваров гонять, но старый герцог оставил мальчишку при себе, взял в дружину. Зачем со стороны медный лоб брать, когда свой родной имеется.
   Йорену давно было пора жениться, да все не находилось подходящей невесты. Вернее, найтись-то нашлась бы, согласись лорд Алестар взять девицу без приданого или простолюдинку, но он только плечами пожимал: слава Семерым, не единственный наследник, обойдется и без законной супруги, не дай боги, детишки и умом и красотой в отца пойдут. А Йорен и сам не спешил идти к алтарям, все в семье знали, что он давно и безнадежно сох по красавице-кузине. Но он понимал, что не для его меча ножны.
   Герцог придумал достойное наказание разочаровавшей его внучке. Девочка стала разменной монетой в игре, которая оказалась старому лису не по карману. Случись с ней что в его доме, министр начнет копать, ему только повод дай, и откопает. Не побрезгует даже древними слухами о том, как в роду Уннэр золото на крови варят. Оставь он девчонку при себе как раньше, ничего не предприняв - и Чанг решит, что Лиора все рассказала любимому дедушке, в том числе и тот маленький секрет, за которым ее посылали в Квэ-Эро. А так он вроде и не причем получается.
   За жену в ответе муж, если Йорен ее прибьет невзначай, то голову ему срубят, не безутешному деду. А если не пришибет, то всегда найдется кому это сделать, виновный все равно уже есть. Герцог одним махом две жухлые ветки с семейного дерева отрубит. Лиора нервно кусала губы: последнее время ей не везло: Чанг был слишком умен, чтобы поддаться ее чарам, а Йорен - слишком глуп.
   Да и что она может ему предложить, если все, что нужно, парень получит от нее по праву законного супруга. И на тех же самых правах отправит ее к Семерым, обнаружив, что девственность невеста успела где-то потерять. Ай да дедушка! Ай да лисий сын! Она посмотрела на предусмотрительно приоткрытое окошко: не хочешь замуж, голубушка, вот тебе выход - на вымощенный камнями двор с высоты.
  ***
   Йорен упал на колени и приложился к руке деда: никогда, никогда в жизни он еще не был так счастлив! Ни в тот день, когда впервые на охоте завалил лося, с одного удара, обогнав всех охотников, ни когда вечером, после той самой охоты, завалил на сеновале девку, дочь лесничего, свою первую женщину, ни даже когда дед взял его в личную охрану, всем показав, насколько доверяет "бедному Йорену", как звали его за глаза даже отец и мать.
   Он был на два года старше Лиоры, и когда к кузине впервые посватались, юноше было всего четырнадцать. Угрюмый подросток глухо рыдал, вцепившись зубами в кожаный рукав куртки. Он ее больше не увидит - муж из другой провинции, он увезет Лиору на границу, к варварам! К счастью, не сложилось - жениху отказали. После второго и третьего сватовства он уже не рыдал, а напивался до звона в ушах и зажимал в углу первую попавшуюся служанку. Понимал - раз дед не выдает кузину замуж, значит, приготовил для нее что-то уж совсем необыкновенное, небось, герцога для любимой внучки присмотрел. Не для Йорена ведь ее бережет!
   Сам он кузину обожал издали, подойти боялся - засмеют. Только дарил неуклюже подарки - кидал под ноги окровавленные тушки после каждой охоты; вручал служанкам охапки цветов, чтобы те оставили их в комнате, а однажды, удачно сыграв в кости, потратил все деньги на тяжеленную золотую цепь.
   Тушки несчастных зверей превращались в изящные шубки и меховые накидки, впрочем, даже Лиора не решилась отделать плащ чернобуркой. Цветы благополучно вяли и отправлялись на помойку, садовник жаловался, что молодой господин выдирает их с корнем, вместо того, чтобы попросить срезать, и разорил половину клумб, а золотую цепь девушка пожертвовала Эарнире Животворящей, ни разу не надев. За подарки Лиора не благодарила, но и не отказывалась принимать, и в глубине души, на самом дне, Йорен не терял надежды - ведь Лиора по-прежнему отказывала всем женихам, а герцоги и графы не спешили засылать сватов к внучке Старого Лиса.
   Последний год он почти не видел кузину - дед все время отсылал ее гостить к дальней родне, но она по-прежнему царила в его сердце безраздельно, не оставляя шанса вдове горшечника, к которой он зачастил последнее время - у нее были такие же светлые волосы, и если не заглядывать в лицо, можно было представить... А ведь вдовушка уже всем соседкам уши пожужжала, что герцогский внук у нее в кошеле!
  ***
   В комнату к невесте он влетел без стука, девушка стояла у окна и обернулась на шум. Она была так прекрасна, что Йорен потерял дар речи, подготовленные слова вылетели из головы, он сумел только промычать:
   - Я... это... мы женимся, герцог сказал, вот, - и в отчаянии опустил руки - что-то подсказывало ему, что с юной девушкой положено разговаривать более красноречиво.
   Лиора кивнула, ее губы дрожали, она зябко повела плечами:
   - Да, он сказал мне, - "будь он проклят", - добавила она про себя. Она попыталась изобразить присущую случаю радость, чтобы не злить жениха, но не смогла.
   Йорен осмелился поднять взгляд на невесту и не увидел на ее лице особого счастья. Скромная девушка, не показывает радости, что выходит замуж, это правильно, так и надо. Как же ему повезло!
   А Лиора быстро приходила в себя - что это с ней такое?! Неудача с министром заставила ее шарахаться от собственной тени. Она знает Йорена всю свою жизнь - это же теленок, глупый теленок, хоть и разъелся в здоровенного быка! Неужели она не вденет ему кольцо в нос!
   Йорен начал рассказывать про усадьбу и охотничьи угодья, что дед дарит им на свадьбу, и что герцог хочет поженить их как можно скорее, так что ей нужно поторопиться с платьем, и что матушка одолжит ей свою диадему с изумрудами, а когда родится первенец, то и подарит, но только если мальчик, а если девочка, он закажет ей любое кольцо, какое она захочет!
   Девушка прервала неожиданный поток красноречия горьким смешком:
   - Усадьбу! Как же дешево тебя купили!
   - Почему дешево? Поместье совсем недешевое! - Йорен обиделся. Для одного из младших внуков дед выделил королевский подарок. Его старшему брату на свадьбу от герцога и вовсе ничего не досталось, только то, что отец скопил, - и почему это купили? - Спохватился юноша.
   Лиора побледнела, и оперлась рукой о подоконник:
   - Так ты... ничего не знаешь? Он не сказал тебе! - Медленно проговорила она и, упав на колени, зарыдала, - прости меня, Йорен, прости, пожалуйста! Я так плохо о тебе подумала, такую гадость, мне так стыдно! Как же я могла, - судорожно всхлипывала девушка.
   Ничего не понимающий парень пытался одновременно поднять Лиору, вытереть ей слезы рукавом и выяснить, почему она рыдает. Получалось плохо, девица продолжала рыдать, рукав промок, и вдобавок ко всему он запутался в подоле ее платья:
   - Да что с тобой? Не плачь, не плачь, объясни толком, я ж ни Ареда понять не могу, что ты там бормочешь, - в сердцах выругался Йорен, поставив, наконец, невесту на ноги.
   Она, все еще всхлипывая, опустилась в кресло, некоторое время собиралась с мужеством, слезы блестели на ее щеках и ресницах:
   - Ты все равно не поверишь мне, никто не поверит, но я должна сказать правду, не имею права молчать, раз ты ничего не знаешь, не хочу быть частью этого гнусного обмана! Я потеряю честь, потеряю саму жизнь, но на что мне жизнь без чести! - Она гордо вскинула голову, и заходящее солнце окружило ее лицо багряным ореолом, словно за спиной девушки полыхал пожар. - Герцог, не хочу, не могу называть его дедом, не сказал тебе, почему он так торопится со свадьбой?
   - Ну, он знает, что я всегда тебя... что я ждал долго, хотел как лучше, поскорее.
   - Как лучше! Он знал, что ты не станешь спрашивать! Знал, что ты... - ее голос упал до шепота... - любишь меня. Думал, что я не посмею сказать правду! Герцог не хочет ждать со свадьбой, потому что иначе все узнают, что он со мной сделал! Это, - девушка коснулась своего живота, - уже не скроешь!
   - Это? - Непонимающе проследил за ее рукой Йорен.
   "Семеро и Восьмой, да у него голова и впрямь деревянная!" Министр Чанг понимал, что она хочет сказать еще до того, как слова срывались с губ, а этому пока по складам в ухо не прокричишь, не дойдет!
   - Все эти годы герцог отказывал моим женихам, потому что... потому что берег меня для себя. Я молчала, знала, не поверят, а он обещал, что изгонит и проклянет моего отца и братьев, а вместо меня возьмет мою сестру, если я скажу хоть слово. Смерти я не боялась и не боюсь, но они ведь не виноваты, что ему приглянулась я, и не заслужили позора! Я должна была убить себя, но струсила, не смогла лишиться посмертия. Это ведь грех, Эарнир не простит. А теперь, теперь уже слишком поздно. Я жду ребенка, Йорен. И наш дед решил подарить тебе своего бастарда вместе с усадьбой. Щедрый дар, настолько щедрый, что он его от тебя скрыл. Вот и все. Теперь ты знаешь. Свадьбы не будет. И этот ребенок не появится на свет, герцог найдет способ убить меня, - она покачала головой. - Как жаль. Ведь это могло бы быть на самом деле. Мы были бы счастливы вместе. Прости и уходи. Только не говори герцогу, что я во всем призналась. Скажи, что я отказала тебе, ничего не объясняя. Иначе он убьет тебя, Йорен. Его не остановит общая кровь. Со мной ведь не остановила.
   Йорен стоял, ошеломленный, пытаясь уложить в голове ее слова. Врет? Но зачем? Она ведь могла бы дождаться свадьбы, он бы и не узнал никогда, баба в этом деле всегда обмануть может. Он как-то в веселом доме заплатил втридорога за девочку, а потому узнал, что эту девочку каждую неделю как девочку продают, и никто еще не пожаловался. И ребеночек был бы их лисьей породы. А она, значит, честная, лучше умрет, чем его так обманет. А если правду сказала, то дед... Йорен до скрипа сжал зубы:
   - Ну, вот что - свадьба будет. Я от слова своего не отказываюсь. А что до герцога - то теперь не твоя забота. И чтоб никаких глупостей в голову не брала.
   - Нет, - покачала головой Лиора, - я не могу так. Зачем тебе обесчещенная жена? Оставь меня, Йорен. Я виновата, я позволила ему сделать это, и заплачу сполна. Я недостойна такого благородного человека, как ты.
   Йорену было и больно и сладко одновременно: гнев душил от одной только мысли, что этот дряхлый старик сделал с его женщиной, но ее слова драгоценным бальзамом ложились на сердце - она считает его благородным, она верит ему, она его... любит! Конечно, любит, иначе бы молчала, не предупредила бы! Он сжал руку девушки:
   - Ни в чем ты не виновата. И как я сказал, так и будет. Жена слушаться мужа должна.
   Лиора порывисто вскочила, прижалась к нему, она пахла персиками и сладкой ванилью, ее губы нашли его губы. "Я люблю тебя!" - Едва слышно, на выдохе прошептала девушка и склонила голову ему на грудь.
  ***
   В городе праздновали - герцог расщедрился не на шутку, старики помнили, что когда наследник Лиса женился, и то так не пировали. Видно, и впрямь любимую внучку замуж отдает. Каждому храму по сотне монет отсыпал, а Эарниру так в два раза больше, и новую крышу на портик. Толпа сопровождала молодую пару из храма в храм, выкрикивали поздравления, осыпали зерном и горохом, а невеста, невыносимо прекрасная в серебристо-алом платье, пригоршнями разбрасывала мелкие монетки.
   В каждой провинции были свои обычаи - к какому алтарю в первую очередь идут, а к какому потом, но одно оставалось неизменным: первым брак освящал Эарнир, последним - Келиан. Старый герцог ждал молодоженов в храме Келиана. С утра накрапывал мелкий дождик, и лорд Алестар предпочел поберечь здоровье. Успеет еще налюбоваться на счастливую невесту. Старик покачал головой: ах, Лиора, Лиора - ну что ей стоило потерпеть немного, неужто он бы не устроил ее будущее! Власть в этом мире не для женщин, но уж деньгами он свою любимицу не обидел бы. Да, он ничего не говорил девушке о своих планах - любовь любовью, а завещание лучше держать в тайне даже от самых ласковых родственников, но что случилось с этим миром, если внучка не доверяет деду!
   Свадебная процессия подошла к храму, жрец распахнул правую створку дверей - в полностью раскрытые двери к Келиану проходят только мертвецы. Жених и невеста, уже почти что муж и жена, стали перед алтарем, гости и родственники заполнили небольшой зал. Герцогу сбоку от алтаря поставили на ступеньках кресло. В конце концов перед ликом Келиана все лежать будут, так зачем лишний раз утруждать больные ноги.
   Жрец обвел молодых вокруг алтаря, завершая обряд, и герцог подозвал внуков к себе, поздравить и объявить о щедрых дарах. Йорен и Лиора подошли, держась за руки. Старик довольно ухмыльнулся, отметив вымученную улыбку на губах девушки. Она была так бледна, что не спасали и умело наложенные румяна - словно мертвецу щеки алым накрасили. Но, к его удивлению, и жених от счастья не светился - неужто до увальня раньше срока дошло, что за счастье ему досталось? Или просветил кто сердобольный? Если так, то поздно внучек спохватился. Он отчески улыбнулся:
   - Как я рад за вас, дети! Две ветви моего дерева соединились, чтобы дать плоды! Я уже стар, не увижу, но перед ликом Келиана надеюсь, что вы проживете долгие годы в счастье и согласии, прежде чем он придет за вами. А я для вашего счастья ничего не пожалею.
   Секретарь огласил список даров и пожертвований, Лиора присела в глубоком реверансе, а Йорен шагнул вперед на нижнюю ступеньку, словно намереваясь припасть к руке благодетеля. А дальше все произошло так быстро, что даже стоявшие в первых рядах не успели разглядеть: резкий выпад вперед, скрюченные пальцы, удар, и хрипящее грузное тело падает на пол, лицо покрывается кровавой пеной, старик бьется головой о мраморный пол, силится что-то сказать, или втянуть глоток воздуха, но разбитый кадык не позволяет вдохнуть, а боль застилает разум. "Лекаря! Лекаря!" - кричит секретарь, а растерявшиеся стражники, подоспевшие от входа, не сразу соображают, кого хватать.
   Йорен даже не пытается высвободиться, и пока ему заламывают за спину руки, кричит во весь голос, так, чтобы услышали все:
   - Это ему расплата, перед Келианом! За мою жену! Теперь он бога не обманет, как обманывал людей! Заплатит в посмертии!
   А подоспевший лекарь качает головой - кадык раздроблен, тут уж ничего не сделаешь. Отжил свое Старый Лис, хоть и трудно поверить в такую смерть. Женщины плачут, сыновья покойника собираются возле еще теплого тела, Йорена выводят из храма, над упавшей в обморок Лиорой хлопочут женщины.
  ***
   Спустя две недели, не отбыв положенный траур, молодая вдова отправилась горевать в столицу. По завещанию старика Лиоре отошла приличная сумма, что только подтвердило страшные обвинения, и родители были рады отправить опозоренную дочь подальше. Йорена казнили тихо, не доводя до суда, дело-то семейное, но скандала избежать не удалось. Вскоре по всей империи рассказывали, как старый герцог Ойстахэ растлил внучку, и был убит внуком. А еще через две недели гонец из столицы возвестил королевскую волю: наследником лорда Алестара становится его четвертый сын, прочим же сыновьям следует в течение месяца явиться нести службу на дальние рубежи.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"