Школьникова Вера Михайловна: другие произведения.

"Дети порубежья" Глава шестнадцатая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сурем

  Хранитель Леар ценил одиночество, за несколькими исключениями, он не нуждался в обществе других людей, избегал дворцовых увеселений, появляясь только там, где его присутствие было обязательно. Его раздражало даже птичье пение, что уж говорил о пустопорожнем чирикании придворных дам и похвальбе кавалеров. Несчастный чиновник, осмелившийся в читальном зале прошептать пару слов на ухо своему коллеге, немедленно выставлялся за дверь и мог вернуться не раньше завтрашнего дня. Как некоторые люди не переносят солнечный свет и прячут глаза за темными стеклами, так Леар не выносил громких звуков и оберегал свой слух. С одним единственным исключением: Хранитель любил столичный рынок Сурема, далеко не самое тихое место в обитаемом мире.
   Он приходил туда ранним утром, когда торговки только-только раскладывали на лотках овощи и свежую рыбу, а служаночки из богатых домов, в накрахмаленных белых чепчиках, похожих на паруса, спешили с корзинами наперевес, чтобы успеть закупить продукты для завтрака. Он неторопливо прогуливался по овощным и рыбным рядам, ожидая, когда откроется лавка каллиграфа, а на развале появятся первые книжники, завтракал горячими, обжигающими пальцы и нёбо пирожками с требухой, запивал водой из фонтана и чувствовал себя маленьким мальчиком, удравшим от строгого учителя... хотя в детстве никогда не прогуливал уроки.
   Пока стояла жара, он не выходил из башни, отсиживаясь за толстыми стенами хранилища, сохранявшими прохладу в любую погоду, но как только прошел первый дождь, он в то же утро отправился на рынок, уже ближе к полудню, против обыкновения припоздав. Дождик омыл лотки зеленщиков, и овощи полыхали всеми цветами радуги, не уступая буйством красок клумбам наместницы: вилки красной капусты, пучки оранжевой моркови с кокетливыми зелеными хвостиками, солнечно-желтая репа, нарядный зеленый салат с резными листьями, иссиня-черные глянцевые баклажаны, огромные фиолетовые луковицы, сладкие и сочные... не хватало только голубого цвета. Леар на секунду задумался, бывают ли голубые овощи, и негромко рассмеялся: знал бы кто, чем занята голова Хранителя дворцовой библиотеки, живого символа мудрости. Но решил, что вернувшись, проверит: вдруг где-нибудь в Кавдне или на Островах растет необыкновенно-вкусный, никому не известный голубой корнеплод.
   Солнце начало пригревать, и Леар с сожалением покинул овощной ряд - нужно было зайти в лавку каллиграфа, забрать давно заказанную диковинку - морскую бумагу. В Квэ-Эро не так давно научились делать шелковистую бумагу с добавлением водорослей. Она сохраняла зеленоватый оттенок и пахла морской солью. Леар использовал ее для заметок. Он неторопливым шагом подошел к лавке, остановившись перед вынесенным на улицу прилавком, где хозяин разложил недорогие мелочи для привлечения покупателей: небольшие кусочки использованного пергамента, дешевые глиняные чернильницы, восковые таблички и палочки для письма. Его внимание привлекла подвеска из колокольчиков, танцующая на ветру.
   Краем глаза Леар заметил бедно одетого юношу, остановившегося у прилавка за его спиной, и несколько удивился: лавка почтенного Эрниля была самой дорогой в городе, даже дешевые безделки стоили у него в два раза дороже, чем в любом другом месте. Скорее всего, парень был приезжий, и не знал, что за углом те же самые чернильницы обойдутся ему куда дешевле. Но юноша не интересовался писчими принадлежностями, он обратился к Леару:
  - Простите, уважаемый господин, я не ошибся, вы ведь Хранитель библиотеки?
   Вместо ответа Леар повернулся, и у любопытного молодого человека должны были пропасть любые сомнения: амулет Хранителя поверх белой с серым робы жреца Аммерта ответил на его вопрос:
  - Вам что-то от меня нужно, уважаемый? - Вежливо, но несколько удивленно поинтересовался Леар. Он не привык, чтобы к нему приставали на улицах.
   Юноша криво улыбнулся и подошел поближе:
  - О, да! Я давно вас искал.
   Леар развел руками, мол, вот он, я, полностью в твоем распоряжении, давай быстрее свое дело, и этот жест с легкостью мог стать последним в его жизни. Он не успел заметить, откуда парень выхватил нож, да это и не было важно, солнечный блик на лезвии отразился в глазах Хранителя, и в следующий миг он почувствовал обжигающую боль в животе. Он пошатнулся, прижав руки к животу, и его ладони бессильно скользнули по рукояти. Леар упал вперед, еще глубже вогнав в себя лезвие, не успев спросить: за что? Убийца даже не пытался бежать, он стоял над упавшим Хранителем, бледный, как мел, на лбу выступили капельки пота, улыбка кривила губы. Когда подбежавшие стражники взяли его под локти, он не сопротивлялся.
  ***
   Саломэ ходила туда сюда по комнате, ожидая, когда к ней выйдет храмовый целитель, занятый раненым. Министр Чанг с мрачным видом сидел в кресле, отслеживая взглядом ее перемещения. Наконец, он не выдержал:
  - Ваше величество, сядьте, пожалуйста. У меня уже в глазах рябит.
  - Это ваша вина! - Набросилась Саломэ на так некстати прервавшего молчание министра, - где были ваши вездесущие соглядатаи тогда, когда они действительно нужны?!
  - Моя в том числе, - мягко согласился он, - я не отрицаю. Но главный виновник случившегося несчастья - сам Хранитель. На него покушался жених той самой девушки. После того, как новый судья закрыл дело, я потерял его из виду. К сожалению, юноша не вернулся в свою деревню, а решил восстановить справедливость. Теперь придется его повесить.
  - Вам жаль только убийцу? - Гневно осведомилась Саломэ.
  - Простите, ваше величество, но в сложившейся ситуации мне трудно посочувствовать Хранителю.
  - О, да! Вы предпочли бы, чтобы он умер!
  - Не раньше, чем назовет своего наследника, - министр пожал плечами. - старайтесь во всем находить положительные моменты: если он умрет, вам не придется искать невесту.
   Их спор прервал целитель, вышедший из спальни Хранителя. Он был весь в крови, даже руки не ополоснул. Саломэ жадно подалась вперед:
  - Что с ним?
   Целитель скривился:
  - Рана в живот, ваше величество. Важные органы нож не задел. Если не откроется кровотечение, если рана не воспалится... слишком много если. Все в руках Семерых, я не могу ничего обещать.
  - Он пришел в себя?
  - Да, но я дал ему сонное зелье. Раны в живот необычайно болезненны. Первые дни ему лучше пролежать в забытьи. Потом понадобятся все силы для выздоровления. При нем постоянно будут мои собратья, если понадобится, меня позовут.
   Лекарь ушел, министр только собрался откланяться, (нужно было позаботиться, чтобы незадачливый мститель не сказал лишнего), как из спальни выбежал встревоженный младший целитель:
  - Ваше величество, он хочет вас видеть. Борется с зельем, это очень вредно. Прикажите ему успокоиться.
   Саломэ, не дослушав, вбежала в затемненную комнату. Леар лежал на кровати, от кровопотери его смуглая кожа посерела, глаза провалились в глазницы. У него не было сил даже приподнять голову, но он прошептал:
  - Он жив?
   Саломэ не сразу поняла, о ком речь.
  - Этот парень.
  - Да, да, его будут судить, не волнуйся.
  - Приведи его ко мне.
  - Что? - Наместница переспросила, решив, что не расслышала.
  - Хочу знать, за что.
  - Но, Леар! Это подождет! Ты должен уснуть.
  - Я могу не проснуться, - криво усмехнулся он. - Приведи.
   Саломэ беспомощно посмотрела на господина Чанга, последовавшего за ней без приглашения и ставшего так, чтобы Хранитель не мог его увидеть, не подняв голову. Министр медленно кивнул.
  - Хорошо. Но обещай, что ты сразу после этого уснешь.
  - Да.
  ***
   Парня успели заковать в цепи, да так, что он с трудом передвигался. Его привели мрачные охранники и, повинуясь жесту министра, остались за дверью, поставив преступника на колени перед наместницей, стоявшей у кровати Леара. Юноша поднял голову и с болью простонал:
  - Живой! Да что ж это такое!
   Леар невероятным усилием приоткрыл набрякшие веки и попытался сфокусироваться на лице своего убийцы, но комната плыла перед глазами, и он предпочел сберечь силы для разговора:
  - Что я тебе сделал?
  - Не знаешь, тварь?! - выкрикнул парень. - Еще бы ты знал! Думал, можно убивать, и никто слова не скажет, потому что Хранитель? Мол, кинут шлюху в реку и вся недолга?
   У Леара не было сил переспрашивать, он молча слушал:
  - Ты убил Дэну! Мы должны были пожениться осенью, она была честная девушка, но нам лошадь была нужна, без лошади отец не соглашался, мол, бесприданница. - Юноша плакал, по-детски всхлипывая.
  - Я не знаю, кто такая Дэна. - Леар говорил медленно и невнятно, каждое слово требовало огромного труда, он из последних сил заставлял ворочаться непослушный язык, раздвигал тяжелые пересохшие губы. - Ты, скорее всего, убил меня, зачем мне лгать перед смертью?
  - Такая уж у тебя душонка мелкая! Я тебя сам видел в борделе, когда к Дэне приходил. От тебя уже все девушки шарахались! Ее отправили, потому что новенькая, заступиться некому!
   Министр шагнул вперед, проигнорировав отчаянное выражение на лице наместницы:
  - Очень жаль, Хранитель, что вам изменяет память. Но вы действительно убили девушку. В борделе на Красной улице. Мои люди доложили мне сразу же после происшествия. Этот молодой человек - жених девушки. Он подал жалобу в суд, но дело закрыли.
  - Зато теперь вам придется судить меня, и все узнают! Даже если эта скотина выживет, все будут знать, кто он такой!
   Господин Чанг усмехнулся: суд не входил в его планы, но он не собирался объявлять об этом публично:
  - Вы получили ответ на свой вопрос, герцог. Теперь вам лучше отдохнуть.
   Арестанта увели, министр ушел следом, и Саломэ осталась наедине с Леаром. Она села на край кровати и осторожно взяла его за руку, удивившись, какая та горячая:
  - Ты обещал, что уснешь.
  - Я схожу с ума, - простонал Леар, - но хоть ты не веришь в этот бред? Саломэ, ты не веришь?
   Она хотела бы солгать, больше всего на свете хотела, уже приготовилась произнести ложь, но так и не смогла:
  - Леар... я видела след от укуса у тебя на руке. Эта девушка, она укусила тебя, и ты... Я не знаю подробностей, не захотела знать. Министр Чанг принес папку. Я не поверила сначала.
  - И все это время ты думала, что я убийца.
  - Да. Но мне все равно! Слышишь, все равно!
  - Саломэ, - он сжал ее руку, не понимая, откуда взялись силы, - мне все равно, что думает Чанг, все равно даже, во что верит этот мальчишка, он ответит в посмертии за клевету. Но ты должна мне поверить! Я не знаю, кто такая Дэна! Не знаю, - горячо прошептал он, приподняв голову, и бессильно упал на подушки.
   Саломэ держала его за руку, пока он не уснул, потом осторожно высвободила пальцы и ушла, ее сменил целитель. Леар вздрагивал и стонал в тяжелом забытьи, продолжая доказывать, что не убивал. А из темноты медленно проступал изломанный силуэт девушки, истекающей кровью. Кровь сочилась из каждой поры ее тела, стекала вниз, заполняя комнату, мешая дышать, он кашлял, захлебываясь, выхаркивал кровавые сгустки, но уже знал, что не выплывет. У девушки было лицо его матери.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"