Школьникова Вера Михайловна: другие произведения.

"Дети порубежья" Глава пятая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Место действия - Виастро. Графский замок.

   Воздух в комнате молодого графа пропах тяжелым запахом: в плошках курилась освященная в семи храмах смола, лучшая защита от сглаза. Молодая графиня комкала в руках мокрый платок и судорожно всхлипывала, словно разучившись дышать. Жрец Эарнира нараспев читал молитву, обвесившись талисманами так, что под ними не было видно золотого шитья на синей робе. Храмовый целитель, срочно вызванный из столицы графства, виновато разводил руками:
  - Я ничего не могу сделать, ваша светлость, искусство исцеления бессильно перед черным колдовством. У графа сломан позвоночник, к счастью - достаточно низко, чтобы выжить, но не думаю, что когда-нибудь встанет с постели. Если повезет - руки сохранят подвижность. Разве что, белые ведьмы... Но с этим придется подождать, сейчас он слишком слаб.
  - Вильен сможет говорить?
  - Надеюсь. Он сильно ударился головой при падении, потребуется время, чтобы придти в себя. Все, что мы можем сделать - ждать. Или же, - лекарь оглянулся, не слышит ли его жрец, но тот был погружен в молитву, - я не должен был бы предлагать вам это, но если колдун нанес этот удар, быть может, в его силах исцелить свою жертву. Такое исцеление не будет угодно богам, но граф молод, у него останутся десятилетия для спасения души, если получится спасти тело.
   Лекарь, откланявшись, вышел - он сделал все, что в его силах, жрец погрузился в молитву, Риэста увела невестку, и Вэрд остался наедине со своими мыслями. Он устало опустился в кресло рядом с постелью сына - Вильен тяжело дышал, воздух с хрипом вырывался из горла, неподвижные руки лежали поверх одеяла. Он может не дожить до утра, а может провести годы на этом ложе, медленно загнивая. Прошел всего день, а в комнате уже поселился тяжелый запах лежачего больного, запах беды. Что он сделал не так, что упустил? Близнецы росли в его доме с четырехлетнего возраста, и видят боги, он не делал разницы между своими детьми и приемышами, а Риэста и вовсе для них родная кровь. Пусть тетка не мать, но все ж таки не чужой человек. Правда, он так и не сумел полюбить близнецов, слишком уж чуждыми были эти дети, странными, но они и не нуждались в его любви - братьям всегда было достаточно друг друга. Он ведь и раньше замечал, что юноши слишком привязаны к его младшей дочери, знал старую поговорку про двоюродных братьев и сестер, но не стал силой рвать единственную нить, связывающую близнецов с приемным домом. Решил, что выдаст Тэйрин замуж как можно раньше. Не успел. Он не чувствовал гнева, только вину и глухую усталость. Хотел, как лучше, не получилось. Зря наместница отдала этих детей ему под опеку, зря. Проклятые узы Аэллин оказались сильнее крови Эльотоно. Что он мог противопоставить древней магии? Любовь и терпение. Полюбить не смог, одного терпения оказалось недостаточно. По закону близнецов ждало суровое наказание - за покушение на жизнь графа полагалась смертная казнь, и это без всякого колдовства. А здесь еще и черная магия... когда храмовый совет потребует выдать колдунов, Вэрд не сможет отказать.
   Близнецов заперли в их комнате, выставили охрану за дверью, стражники не рискнули находиться в одной комнате с магами. Ллин сидел в кресле, поджав под себя ноги, стараясь сделаться как можно меньше, и с недоумением рассматривал свои ладони. Такие обычные, до мельчайших черточек знакомые пальцы, длинные, чистые, с аккуратными бархатными ногтями, руки благородного бездельника. Они никогда не подводили его раньше, одинаково уверенно держа меч и кисть, перебирая струны и направляя поводья. Близнецы умели все, ни в чем, впрочем, не достигнув совершенства. Но сейчас он не понимал, что случилось. Ллин помнил незнакомое до сих пор ощущение чистой, незамутненной ярости, обжигающе холодной, острой, пронизывающей насквозь, до боли, до выступающих жил на висках, до тонкой струйки крови, стекающей из уголка глаза. А потом ярость огненной волной срывается с ладоней, оставляя после себя пустоту, и он стоит над неподвижным телом Вильена, не сразу осознавая, почему тот не может подняться. А рядом стоит брат, и в зеркале его зрачков он видит свое лицо - растерянное, опустошенное, испуганное.
   Мэлин сидел на полу у его ног, нахмурившись. Они разговаривали без слов:
  Золотое облако обволакивает ладонь, вопрос, непонимание.
  Гнев. Огонь, на ладони проступает ожог.
  Тело на полу, холод, смерть. Ощущение вины. Вопрос.
  Горечь во рту, раздражение.
  Отрицание вины, рыжий локон свивается в кольцо.
  Он заговорил вслух, желая разбить тонкий лед тишины, сковавший воздух:
  - Теперь она не выйдет замуж, траур. - Он не жалел Вильена, не беспокоился о его судьбе. Значение имел только брат, остальные люди, даже Тэйрин, всего лишь вещи - полезные и бесполезные. Молодой граф был бесполезной вещью, братья не собирались его ломать, но раз так случилось - ничего не поделаешь, сломанные вещи выбрасывают.
  - Свадьба через год. Она уедет.
  - За год многое может случиться.
  Мэлин прижался щекой к ладони брата:
  - Мы не хотели.
  - Никто не поверит.
  - Разве это важно?
  - Нет. Но мы не сможем забрать Тэйрин. - Ллин указал на запертую дверь.
  Мэлин с сомнением покачал головой:
  - Она не захотела уйти с нами. Странно. - До сих пор близнецам не доводилось сталкиваться с открытым неповиновением, быть может потому, что в своей самодостаточности они ничего не требовали от окружающих.
  - Мы не успели. Она бы согласилась. - Ллин коснулся своих губ, вспоминая поцелуй, Мэлин кивнул, разделив с братом воспоминание.
  - Тэйрин глупая, но она наша.
   Стоило, пожалуй, поговорить с ней раньше, а не в день помолвки, но они как-то не задумывались, что девушка может отказаться уехать с ними. А посвятить ее в подробности плана заранее - рискованно, еще проболтается служанке или матери. Несмотря на всю свою оторванность от реальности, близнецы понимали, что красть благородных девиц от алтарей - нехорошо, и готовили побег втайне. Они собрали достаточно денег, чтобы добраться до Кавдна через земли варваров, а оттуда - на Лунные Острова. Корабли империи давно уже не заплывали так далеко, а лунные эльфы, если верить старым летописям, охотно позволяли людям жить в своих поселениях. И уж кому-кому, а эльфам точно будет все равно, почему молодая девушка живет с двумя мужчинами.
   Стражник нехотя посторонился - старый граф совсем от горя обезумел - без охраны в колдовское логово идет, даже жреца с собой не взял. Случись что, на кого графство останется? На семилетнего мальчишку-внука и женщин? Вот соседи-варвары обрадуются, сразу зачастят в гости, только успевай отмахиваться. Сам он и за дубовой дверью не чувствовал себя в безопасности, но приказ есть приказ - надо будет, и к Проклятому в пасть полезешь. Он затворил за господином дверь и торопливо зашептал молитву, кашляя от тяжелого аромата смолы, заполнившего коридоры замка.
   Вэрд остановился на пороге, в комнате царил полумрак, закрытые ставни не пропускали солнечные лучи, свет проходил только через частую решетку вверху окна и рассыпался пятнами на полированной поверхности изящного столика, не добираясь до кресла, где устроились близнецы. Он подошел поближе, один из братьев неторопливо встал, второй остался сидеть в кресле. Вэрд в который раз удивился причудам крови - казалось, что у этих юношей никогда не было отца, так они походили на свою мать. Та же золотистая кожа, не поддающаяся зимним холодам и промозглой осени, та же порывистость в движениях, сочетающаяся с почти нечеловеческой ловкостью, тот же отрешенный взгляд - вроде бы и смотрят на тебя, а не видят, слушают, а не слышат. Он молчал, не находил слов, не находил в себе сил обратиться к этим юношам, в одночасье ставшими из пусть странных, но членов семьи, чужими, нелюдями.
   Ллин заговорил первым, так и не встав из кресла:
  - Мы не хотели, чтобы так случилось, - и, резко вскинув голову, почти выкрикнул, - Вильен не должен был вмешиваться!
   Вэрд с изумлением расслышал в голосе юноши обиду. Убийца обижен на жертву! Преступник всегда пытается переложить вину на обстоятельства: то деньги закончились, а дома дети малые, семеро за одну ложку хватаются, то трактирщик, мерзавец, вино разбавляет, пьется, как вода, и не заметишь, что пьян, то девица сама перед насильником подолом виляла. Но неужели близнецы настолько глупы, что надеются убедить отца, будто его сын сам виноват, что защищал свою сестру? А Ллин продолжал:
  - Тэйрин не должна была кричать. - Так обиженно, растерянно, словно малыш, наступивший на замок из песка. Столько труда, а чуть-чуть дотронулся - и все рассыпалось.
   "Дети, - подумал Вэрд, - бедные, злые дети". Он вспомнил, как маленький Вильен, ударившись о стол, бил со всей силы кулачками по дубовой столешнице и плакал от боли, но злость не позволяла ему остановиться. Так и близнецы... вот только стол был дубовый, дереву все равно... а его сын умирает.
  - Что же вы наделали, дети? - Гнев ушел, осталась усталая безнадежность. - Скоро здесь будут блюстители Хейнара, по закону я должен выдать вас им.
   Хейнар, бог закона, покровительствовал судьям, а для заодно, для упрощения делопроизводства - палачам. По традиции служители Хейнара расследовали преступления против воли Семерых и наказывали деяния, неугодные Творцу. Во времена Саломэ Святой блюстители обвиняли целые деревни, оправдывали считанных счастливчиков, чудом выдержавших пытки и прошедших суд Семерых. С тех пор прошло много лет, и оставшиеся не у дел жрецы с тоской вспоминали золотые времена, изредка выбивая покаяние у сельских травниц. Такую добычу они не упустят - темные маги, дворяне, да еще и сыновья мятежника. Попробуй теперь возрази, что "Волею Семерых разделяются пути отцов и детей".
   Ллин все-таки поднялся, но так и не нашел мужества посмотреть старому графу в лицо. Близнецы жили в своем мире, не испытывая привязанности ни к кому, кроме друг друга, но приемный отец сумел заслужить ту малую толику уважения, которую они были способны оказать другому человеку. Почему, братья и сами не знали, но им в голову не приходило, что можно ослушаться Вэрда или оставить его слова без внимания.
  - Мы не хотели, - снова повторил он, но теперь уже чуть виновато.
  - Не хотели, тогда исправьте. Вы его ранили - вы и вылечите.
  - Не можем, - Мэлин загородил брата, отвернувшегося, чтобы скрыть полыхнувший на щеках румянец. - Не знаем, как. Не знаем, что случилось. Не чувствовали такого раньше.
  - Сила ушла. Пусто. Не возвращается.
   Вэрд кивнул - сила ушла и не возвращается, песочный замок не починить, нужно строить заново. Он не сдастся, обратится к белым ведьмам, к магам Дейкар, продаст душу Проклятому, если понадобится - не велика потеря. Но это будет потом, а сейчас нужно решать что делать с этими запутавшимися детьми. Жрецам он их не отдаст, но и не оставит в своем доме. Он больше не в ответе за сыновей герцога Квэ-Эро. Этот долг уплачен.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"