Шлёнский Александр Семёнович: другие произведения.

Эффект Вентилятора

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Я довольно долго сомневался, стоит ли мне начинать выписывать свои мысли по поводу резкого изменения хода Всемирной истории в 2020 году. Дело в том, что я предсказал все основные признаки нынешней ситуации в романе "Aqua Silente", который никто толком не прочитал, и поэтому не видел особого смысла повторять все те же позиции уже по реальным событиям.
  И если я всё же решился идти по своим собственным следам, то это не потому что в реальности всё оказалось не так как я себе это представлял когда писал свой роман. Наоборот, я не вижу никакой разницы, за исключением того что в романе поверх реалистического анализа представляемых событий была залита изрядная доля фантастики.
  Я просто понял, что в романе я делал упор на художественную часть повествования, а не на аналитическую, и посему упустил целую уйму тонких моментов, которые тогда описывать было как бы не к месту, потому что читабельность романа от этого бы только ухудшилась.
  Почему я выбрал такое название? Ну, прежде всего изза известной американской идиомы when the shit hits the fan. Это такая метафора, в том смысле что когда изрядная порция говна со всего маху попадает на мощный вентилятор, то всем присутствующим в зоне действия вентилятора становится трудно дышать, что собственно сейчас повсеместно и происходит.
  С другой стороны, нынешние события с говном и вентилятором резко отличаются от описанного в пословице сценария тем, что говна было брошено столько, и по количеству, и по внезапности, что во всём мире просто не хватило вентиляторов.
  Вообще, я уже много раз замечал, что лицо главенствующего события определяют не основополагающие ключевые факторы, которые обусловили это событие, а какие-то мелкие нюансы. Именно таким нюансом является феноменальная тропность возбудителя COVID-19 к лёгочной ткани.
  Благодаря этому нюансу во всём мире не хватает аппаратов ИВЛ, которые стали называть "вентиляторами". Если бы у этого вируса была тропность к почечной паренхиме, в мире бы возник тотальный дефицит аппаратов гемодиализа, вентиляторы никому не были бы нужны, а больные умирали бы не от удушья, а от уремической комы, что в принципе ничем не лучше.
  Но в этой статье речь пойдёт не о тех вентиляторах, на которых наиболее неудачливые заражённые обязаны отлежать три недели прежде чем занять своё законное место в импровизированном морге. Речь пойдёт о Большом Вентиляторе всемирного масштаба.
  Это тот самый Вентилятор, вращение лопастей которого определяло циклопические потоки материалов, денег, людей и информации в глобальном экономическом и физическом пространстве в течение многих лет до того момента когда прилетел Чорный Лебедь под названием SARS-COV-2 и прокукарекал своё монументальное "КРЯ!"
  Если взглянуть на проблему кризисных ситуаций чуть глубже, то становится очевидно, что Чорный Лебедь и Жареный Петух - это разные ипостаси одной и той же птицы, которая называется Сова Минервы и которая начинает свой полёт с сумерек, и только с этого момента обитатели земной юдоли начинают проявлять какую-то историческую мудрость и мыслить адекватно ситуации. Но это время ещё не пришло, и сумерки ещё не сгустились в достаточной степени.
  Самый главный вопрос, на который хотелось бы получить ответ, это вопрос, как и почему конструкторы вышеозначенного Вентилятора провафлили ситуацию, в которой добавка одной микроскопической но зловредной частицы к прокачиваемым им гигантским физическим потокам вызвала мгновенное превращение этих вроде бы как нужных и полезных потоков в потоки того самого Говна, которое рвануло с такой мощью, что Вентилятору пришлось резко сбавить обороты.
  И при этом сбавить обороты не на какое-то определённое время, а на бессрочный период, потому что любая попытка увеличить эти обороты до крейсерской скорости в полной мере возобновит чуть чуть поутихшую после месячного карантина Говняную Бурю.
  Именно эта патовая ситуация, в которой невозможность Вентилятора лопатить привычные потоки с необходимой скоростью вызывает превращение замедлившихся потоков в говно, в то время как возобновление работы Вентилятора с проектной мощностью разбрызгивает непрошенную присадку, которая немедленно и крайне эффективно превращает все вентиляторные потоки в говно, и определяет всю тягостную неопределённость наличествующей ситуации.
  А именно: быстрое создание противовирусных препаратов против созданной матерью-Природой новой заразы Вентилятором не предусмотрено, как не предусмотрено и быстрая разработка безопасной вакцины для массовой вакцинации.
  Более того, Вентилятором не предусмотрена ни фильтрация, ни ремаршрутизация материальных, человеческих и денежных потоков в случае срочной необходимости, и тем паче, форс-мажора, в результате чего в данный момент ни у кого нет чёткого плана действий, и каждая страна импровизирует по своему, начиная от плана лечения заражённых, и заканчивая схемами спасения гибнущей экономики.
  В свете вышеизложенного у многих ответственных и даже безответственных товарищей появились обоснованные сомнения:
  А ПРАВИЛЬНО ЛИ БЫЛ СКОНСТРУИРОВАН ВЕНТИЛЯТОР?
  Будучи системным аналитиком, с многолетним опытом в ERP (Enterprise Resource Planning), я могу попробовать проанализировать ситуацию с помощью известного мне методологического аппарата. То есть, проследить потоки денег, материалов, информации и людей, прогоняемые Вентилятором, и сделать реверс инжениринг. То есть, воссоздать исходные задачи системы, под которые был построен и заточен Вентилятор. А именно, исходную мотивацию тех групп людей, которые строили Вентилятор, и тех, для кого его построили.
  Разумеется, эти группы у всех на слуху. Это Властные органы (то есть, национальные правительства, международные органы управления и согласования (такие как Европейский банк или НАТО) и международный криминал, которые тесно взаимосвязаны между собой), Легальный Бизнес, Масс Медиа, и наконец, Население.
  Последняя группа наиболее интересна, потому что она представляет собой даже не двуликий, а многоликий Анус. Этот самый Анус замыкает на себя все остальные группы, и для каждой группы он выполняет весьма обособленную функциональную роль.
  Для Бизнеса Население представляет собой Работника и Потребителя производимых Бизнесом товаров и услуг. Разумеется, рабочую силу необходимо нанимать как можно дешевле, а товары продавать как можно дороже, чтобы бизнес был прибыльнее.
  Не было бы никаких проблем если бы Работники были одни люди, а Потребители совсем другие, и они никак не пересекались между собой. Лучше всего если бы Работники работали задарма, а у Потребителей всегда имелся избыток денег чтобы покупать товары и услуги по самой высокой цене.
  Но посколько Работники и Потребители - это одни и те же люди, то такая политика Бизнеса вызывает массу неустранимых проблем. В принципе, это всё что следует понять чтобы уяснить себе циклическую природу капиталистической экономики и причины периодических кризисов сбыта конечной продукции (ввиду отсутствия у населения бабла, зажиленного производителями в зарплату), который какие то идиоты вслед за Бородатым Карлой упорно именуют кризисами перепроизводства.
  В какой то момент упоротые последователи Бородатого Карлы провели эксперимент, в котором Работники работали непосредственно на государство, которое вместо зарплаты выдавало им мелочь на ежедневные расходы, а дорогостоящие жизненные блага, такие как жильё и медицинское обслуживание, распределяло внеэкономическими методами.
  После семидесяти лет такого эксперимента Население научилось жить в гнусных трущобах, жрать гавно, лечиться копеечными пилюлями, стоять в бесконечных очередях за всем что представляет какую-то ценность, и совершать без колебаний любые подлости. Одновременно с приобретением этих навыков выживания, оно разучилось нормально работать и потреблять.
  Последствия этого эксперимента ставят страну, где он проводился, в совершенно особое положение. Мы вскоре увидим ещё один эксперимент, поставленный на этот раз уже природой - как будет выживать население в стране, где каждый сам за себя, а помощь властей выражается одной фразой "Денег нет, но вы держитесь!"
  Перейдём теперь к Власти. Для последней Население выступает как Налогоплательщики и Электорат. Разумеется, Власть желает содрать с населения как можно больше налогов и сделать так чтобы население как можно меньше интересовалось, на что (или на кого) эти налоги, собственно, тратятся.
  Без сомнения, Власть также усердно подсказывает нерадивому Электорату, за кого ему следует в едином порыве отдать свои голоса. С этой целью оно обещает Электорату брать с него как можно меньше налогов, строго отчитываться перед ним за каждую потраченную налоговую копейку, а также присмотреть за Бизнесом во вверенной им Законниками хате, чтобы последний не охуевал в атаке, то есть, чтобы он платил работникам нормальные бабки в зарплату, и не драл семь шкур с покупателя за хавчик, айфоны, и летнюю резину.
  Короче, в предвыборных обещаниях власть всегда хочет как лучше, а в отчётный период получается как всегда...
  Особо следует упомянуть Банки в виду их крайне специфического отношения к остальным группам, и прежде всего, к населению. Банки отличаются тем, что не производят никакой продукции, ни физической, ни интеллектуальной. Банки не производят денег, ибо денежная эмиссия это прерогатива государства, то есть, Власти. Банки - производят ДОЛГИ.
  Производство долгов и поддержка механизма обслуживания этих долгов - это наипервейшая и наиглавнейшая функция современных банков. Я писал об этом уже неисчислимое количество раз, и необходимость повторять это опять вызывает у меня приступ тошноты.
  А именно, Банки снабжают Потребителей различного рода кредитами, которые замещают им зарплату, недополученную ими в качестве Работников. Проценты по выданным кредитам - это тот самый лакомый жырный кусочек, который делает банковскую деятельность столь привлекательной и желанной.
  Главная цель Банков - сделать каждого Потребителя/Работника ещё и Заёмщиком. То есть, подсадить его как можно плотнее на кредит. Чем больше сумма долга, тем большую сумму процентных отчислений получает банк. И тем за большую сумму банк может продать секьюритизированные долговые бумаги кому нибудь ещё на финансовом рынке.
  Эти долговые бумаги называют Ценными бумагами, потому что это кабальная запись, по которой Должник должен отдать банку за определённый период времени в несколько раз больше денег чем сумма взятая по кредиту.
  Эти долговые бумаги, что первостатейно важно, составляют капитализацию банков. Эти бумаги делают их владельца собственником денег, которое Работники ещё только должны получить в заработную плату в будущем. Эти долговые бумаги делают Работников рабами, потому что только раб работает не за интерес, а по необходимости.
  Но это ещё не всё. Эти долговые бумаги делают Заёмщиков двуногой ходячей валютой. Если заёмщик умрёт, долговая бумага на его имя потеряет ценность. Неважно, в состоянии ли заёмщик продолжать платить процент по кредиту или нет, этого не знает никто. Важно, что пока он жив, он номинально является гарантом получения владельцем долговой бумаги определённой суммы в определённый период.
  Эти долговые бумаги, вопреки самому элементарному здравому смыслу проводятся по банковскому балансу не как liabilities а как assets. То есть, они не в расходной части баланса, в том плане что банк денежки отдал, а получить назад ещё неизвестно удастся ли. Они в доходной части, как будто получение процентов и основной суммы в положенное время гарантировано самим Господом Богом или по крайней мере его заместителем по финансовым вопросам!
  Но вот эпидемия лишает Работника работы, он выходит в дефолт. То есть, он жив как единица Населения, но умер как Заёмщик. Долговая бумага на его имя превращается в мусор. Когда Заёмщик умирает от двусторонней пневмонии, тут - пытай нэма.
  Иммобилизуя, лишая работы и убивая Население, зловредный вирус убивает капитализацию финансовых учреждений, основу которой составляют секьюритизированные долги, стремительно теряющие свою секьюритированность.
  Маленький вирус наглядно показывает ту меру здравого вмысла, которая заложена в банковское дело, где люди в строгих костюмах и галстуках продают высоченные риски получения (или неполучения) будущих доходов Заёмщиков, нагло утверждая что это верняк. И пока вирус не размножился в лёгочной ткани Заёмщиков, им продолжают верить!
  Так почему же кредитная экономика существует, несмотря на то что один маленький вирус способен не оставить от неё камня на камне?
  Да потому что экономика, основанная на кредитах, даёт возможность Бизнесу продать гораздо больше товаров и услуг чем если бы их покупали только за зарплату. Это даёт возможность Заёмщикам нахапать этих товаров и услуг гораздо больше необходимой меры в расчёте когда нибудь разбогатеть и расплатиться с долгами.
  Набранные впопыхах кредиты вынуждают не в меру жадное до хорошей жизни население, живущее не по карману, искать вторую и третью работу, чтобы у него не отобрали всё что куплено в кредит, включая жильё, машину и медицинскую страховку.
  В оконцове, все невыплаченные долги крутятся как снежный ком и аккумулируются в громадный и неуклюжий Госдолг, с которым никто не знает что делать, потому что его существование обусловлено самой принципиальной схемой Большого Вентилятора.
  Если кто-то ещё не понял, кредиты - это движущая сила, которая вращала Вентилятор именно с той скоростью, с которой он крутился до прилёта Жареного Петуха, разгоняя нефть по трубам, деньги по счетам, материалы по складам, товары по магазинным полкам, и долги по населению.
  Но кому нужны кредиты в прежнем объёме, если сидящее на карантине Население потеряло способность работать и потреблядь с прежней скоростью? Что станет с кредитно-финансовым двигателем Большого Вентилятора в условиях пандемии, и как неизбежное крушение кредитно-финансовой системы и основанного на ней миропорядка отразится на реальном секторе экономики?
  Чтобы ответить на этот вопрос необходимо чётко понимать, что Большой Кредитно-Финансовый Вентилятор выполняет абсолютно ту же самую функцию в отношении реального сектора экономики что и называемый нынче вентилятором аппарат ИВЛ в отношении больного, который не может дышать сам. Кредитно-Финансовый Вентилятор насыщает кровяное русло экономики деньгами (которые есть кровь экономики) точно так же как аппарат ИВЛ насыщает кровь больного кислородом. Если внезапно отключить вентилятор, больной начнёт задыхаться и неминуемо умрёт.
  Мировая экономика уже начинает задыхаться, хотя Большой Вентилятор всего лишь только замедлил обороты, но полностью ещё не отключился. Вопрос его полной остановки в отсутствие вакцины и/или эффективного противовирусного препарата, который может вернуть население на рабочие места, где они зарабатывают деньги, и на развлекательные площадки, где они их тратят - это вопрос времени.
  Поэтому сейчас, пока Вентилятор ещё кое-как крутится, необходимо в кратчайшие сроки найти адекватную замену кредитно-финансовому движку и сконструировать новый, который мог бы устойчиво создавать необходимый вращающий момент в условиях, когда никто не может предсказать дальнейшую судьбу Работника, Потребителя и Заёмщика в его триединстве.
  Оно конечно, и раньше никто не мог этого предсказать, но никто и не заморачивался, потому что смертность известного процента заёмщиков была вполне уверено заложена в процент по кредиту. Даже смертность от коронавируса прекрасно бы покрывалась ссудным процентом, если бы Население продолжало безропотно работать, потреблять, заражаться и иногда умирать, а иногда выздоравливать.
  Что не было заложено в принципиальную схему Кредитно-Финансового Вентилятора, так это КАРАНТИН. Который собственно и вызвал массовую потерю занятости, снижение потребления, дефолт по кредитам и небывалую рецессию экономики, целиком построенной на наиболее сильных и значимых человеческих качествах - глупости, алчности, беспринципности и беспечности.
  Почему кредиты стали движущей силой экономики? Очевидно потому что население желало потреблять товаров и услуг на большую сумму чем могло заработать. Так почему бы просто не выдавать Работникам в зарплату всю необходимую сумму, чтобы каждый Работник мог пуститься во все тяжкие как Потребитель?
  Да потому что если всю желаемую сумму выдавать населению в зарплату, то ему уже некогда будет работать! Оно сосредоточит все свои усилия и всё своё время на процессе потребления.
  А если эту сумму ему не дать в зарплату, то новенькие автомобили будут стоять на торговых площадках, в пригородах будут ветшать пустые новостройки, на прилавках будет портиться еда, круизные лайнеры будут стоять на приколе, потому что населению не на что будет всё это купить.
  И вот сам собой появился идеальный выход - кредит! Население набирает кредиты, покупает всё что хочет, о чём без кредитов ему и не мечталось, а потом начинает лихорадочно работать на нескольких работах чтобы только обслуживать набранные кредиты процентами, о выплате мы уже и не говорим.
  И вот, у Работника есть купленная в кредит красивая игрушка - харлей-дэйвидсон. И яхточка. И домик в пригороде с участком. И Лексус. И массажное кресло с эротическим компонентом. И конечно же, последней модели Айфоооончииик! Куда ж без него, родимого... Статусная вещь, блять!
  Вот только пользоваться ему всем этим некогда, потому что он почти всё время вынужден пребывать в качестве Работника. Обслуживать кредит. А быть полноценным Потребителем он уже не имеет ни времени ни сил.
  И вот, мотоцикл стоит в гараже, яхточка качается у причала, а на Лексусе человек ездит по трём работам. А если он перестанет пахать восемь дней в неделю и обслуживать кредит, придут строгие дяди, и все красивые игрушки у него поотбирают. А без них он - кто? Да никто! Что люди скажут? Да чо там люди - жена уйдёт! Друзья отвернутся! Поэтому приходится пахать и поддерживать имидж обозначаемый фразой "ЖЫЗНЬ УДАЛАСЬ!"
  Вот это и есть классическое Кредитное Попадалово!
  Но тут вдруг (ага, именно ВДРУГ! Никто не ожидал, никто не предупреждал) в эти кредитно-статусные игры-догонялки, в которые стал играть практически весь мир, умеющий читать Айфон без Толкового словаря, внезапно и совершенно некстати затесался злобный Коронавирус...
  Если мы посмотрим на страну, на государство, даже на весь мир как на личность, на одного человека, то увидим удивительную картину: этот человек, ещё далеко не удовлетворив и не обеспечив свои жизненные потребности - в жилье и бытовых условиях, в достатке, в безопасности, в здоровье и стабильности, почему-то забывает об этих насущных потребностях и старается удовлетворить совершенно иные потребности, далеко не столь насущные.
  А именно, он пытается повысить свой статус в глазах других людей, и ищет разнообразных развлечений. И то и другое тесно взаимосвязано. Чем дороже стоят развлечения, тем больше они повышают статус тех кто таким образом развлекается.
  Самое удивительное в том, что наш коллективный индивид ничтоже сумняшеся одалживает себе денег на статусные развлечения из тех сумм, которые он ещё не заработал, и которые даже будучи заработаны должны были быть потрачены на жильё, здоровье, безопасность, образование, страховку от несчастных случаев и так далее.
  При этом, что ещё более удивительно, чем больше наш индивид тратит ещё не заработанных денег на свои статусные развлекалочки, влезая по уши в неоплатные долги, тем богаче он себя считает!
  Не может быть! - воскликнете вы. Да, на уровне индивида такое представление о богатстве может иметь только помоешный негр, вставивший себе в долг золотые зубы и купивший на остатки кредита золотую цепочку и фальшивый ролекс (и выражаемое американской идиомой "nigger rich").
  Но на уровне страны и мира так думают все образованные люди, включая дипломированных экономистов, философов и футурологов. Игра в статусные развлекалочки захватила тотально всё общество и настолько затмила коллективный человеческий разум, что потребители свято верят что нахватанные ими кредиты, которые они бездумно тратят на статусные удовольствия - это не убыток, который рано или поздно придётся покрывать, а богатство!
  Они верят в этом только потому что их долги упакованы в долговые бумаги, которые торгуются на рынке и имеют достаточно высокую доходность. Они не понимают, что доходность всегда связана с риском невыплаты.
  Они видят громадный, невыплачиваемый государственный долг, но не понимают что именно в него в конце концов стекаются все невыплаченные долги безответственных граждан, которые проиграли, пропили, просрали, проебали, простадионили и прокруизили громадные деньги, которые должны были быть потрачены не на круизные суда, не на самолётный парк для вялотекущих туристов, не на казино, не на производство статусных вещиц, а на надёжную социальную инфраструктуру.
  На здравоохранение, чтобы не приходилось ввозить медсестёр из Филиппин, а готовить своих. На доступное и высококачественное образование, чтобы готовить своих программистов, а не ввозить смуглявых индусов, изгавнявших своим омерзительным кодом всю ИТ индустрию. На страховое дело, чтобы страховки были не фикцией, в которую они превратились, а надёжной защитой для населения.
  Мировое сообщество ослабоумело и превратилось в малолетнюю дитятю, которое не умеет само себе поменять ссанные штанишки, но при этом безудержно хочет играть в дорогие игрушки, кушать сладкие вкусняшки, развлекаться вдрызг, и слушать непрерывный поток комплиментов, какое оно замечательное.
  Теперь, когда в дело вмешался коронавирус, этому перезрелому слабоумному дитяте приходится резко взрослеть. Это дитяте ещё не может взять в толк, что играло оно очень по детски, но обосралось вполне по взрослому. И что никто не придёт и не поменяет ему обосранные штаны, и его жопа будет гнить, пока оно не поймёт, что помощи не будет, и не научится стирать свои обосранные штаны самостоятельно.
  Теперь, когда огромная неисчислимая армия развлекалочников осталась не у дел из-за маленького вируса, это дитяте никак не может решиться продолжать тратить на них деньги, хотя без денег они все вскорости посдыхают.
  Удивительно и безобразно! Когда общество занимало само у себя в долг чтобы щедрой рукой платить развлекалочникам за развлечения, оно считало что развлекательная часть экономики это один из важнейших факторов её роста.
  Теперь же когда не надо тратить денег на обслуживание круизных судов, самолётного парка, бесчисленных гостиниц для вялотекущих туристов, ресторанов для гурманов, казино и кинотеатров для щекотания нервов, а надо всего лишь выплачивать отступные всем работникам, которые запускали всю эту блядскую карусель по кругу, общество и правительство никак не может решиться на эти выплаты.
  Хотя денег то теперь надо всего лишь на то чтобы эти люди могли толково пожрать, полечиться и заплатить за жильё и прочие бытовые расходы. И переобучить этих людей, научить их делать что то полезное, что то действительно необходимое в тяжёлые времена.
  Денег для обеспечения и переориентации этих работников надо на порядок меньше чем тратилось на развлекалочки, но давать эти деньги всем очень неохота. Объяснить почему?
  Потому что раньше за эти деньги можно было получить развлечения, а теперь надо давать деньги просто так - думаете вы.
  И думаете вы абсолютно неправильно. А правильный ответ - потому что на деньги, выдававшиеся в долг и потраченные на развлечения, можно было оформить долговые бумаги, и эти бумаги торговались на финансовом рынке наравне с настоящими деньгами. Эти бесцельно потраченные деньги считались не убытком, а приобретением! ДОХОДОМ, БЛЯТЬ!
  А нынешние гораздо меньшие деньги, которые точно так же надо дать в долг всё тем же людям, но теперь уже не для развлекалочек, а для сугубого выживания в суровой и опасной среде, в которую превратился наш мир, когда в него внедрился новый вирус - эти деньги доходом считать уже никак нельзя! Эти деньги списываются безвозвратно. Именно поэтому никто и не торопится давать эти деньги нуждающимся.
  Вот именно этот системный парадокс, парадокс финансового, экономического, социального, профессионального и бытового мышления современного общества и привёл к той самой ситуации, которую я для краткости назвал Эффект Вентилятора.
  Этот эффект зиждется на отсутствии твёрдого логического и ситуационного фундамента в человеческом мышлении. Эффект Вентилятора показывает нам как характер образуемого долга определяет его восприятие и толерантность к этому долгу.
  К долгам, сделанным в поисках развлечения и повышения статусной привлекательности, у общества потрясающе высокая толерантность. Эти долги упаковываются в доходные бумаги, и общество верит, что по этим бумагам можно будет получить деньги от тех, кто предпочитает тратить время, деньги и силы на развлечения чем на воспитание, образование, профессиональное обучение, повышение культуры и простой грамотности, и другие никчемные вещи.
  Точно так же у общества исключительно высокая толерантность к жертвам дорожных аварий - сорок тысяч погибших на дорогах в год в США не вызывают никаких демонстраций протеста, никаких движений активистов, как не вызывают его полсотни тысяч ежегодных смертей от обычного сезонного гриппа.
  Но мизерная на фоне этих ежегодных потерь цифра в три сотни авиапассажиров в самолёте, который взорвали убогие исламские террористы, вызывает в обществе небывалый шок, скорбь, панику и истерию.
  Опять таки, сорок тысяч человек убили на дороги свои же. И отнюдь не по злому умыслу. Это нормально. А триста человек, которых убили какие то пришлые пидарасы с бородами и в чалмах - это ненормально, страшно, и ради борьбы с терроризмом американец уже готов поступиться и деньгами, и гражданскими свободами, хотя он абсолютно не готов поступиться ими ради борьбы с дорожными смертями или с сезонным гриппом, потому что установка ограничителя скорости в персональном авто или закрытие аэропорта на карантин в период эпидемии гриппа - это покушение на конституционную свободу!
  Вот так и деньги... Как говорит пословица, занимаешь чужие и на время, а отдаёшь свои и навсегда.
  Но когда имя и SSN бездумного заигравшегося заёмщика можно вписать в бумагу, по которой он - чисто номинально! - должен якобы отдать сумму займа СО ВКУСНЫМ ПРОЦЕНТОМ ПО КРЕДИТУ, общество с величайшим удовольствием поддаётся этому нелепому самообману, напрочь убивающему его духовное, культурное и профессиональное развитие. Самообману, который отрывает крылья прогресса у экономики и вместо них приколдымбывает ей шаткие ходули из никчемных долгов...
  из долгов, понаделанных тупыми жывотными, в которых обратили некогда людей... которых всеми силами отучали, и таки отучили! Отучили от желания учиться и работать, от самодисциплины и самосовершенствования...
  и приучили пинать хуи, брать в долг и развлекаться...
  И вот эти-то позорные невыплачиваемые долги, долги с гнусной аморальной историей возникновения, взрослые почтенные люди, обременённые дипломами, учёными степенями и нобелевскими премиями считали ни более не менее как ключевым фактором развития экономики. Считали так долго, аж до самого ковида!
  И ничтоже сумняшеся зомбировали этим авторитетным мнением слабые мозги  государственным мужам и простым кухаркам, управлящим государствами при помощи избирательных бюллетеней. Зомбировали с высоты своих нобелевских премий по экономике и прочих лавровых листьев и развесистых клюкв.
  Этот длительный и беспрецендентный коллективный самообман, помноженный на всего лишь один летучемышкин вирус, в конце концов и привёл к Эффекту Вентилятора. Ходульная развлекалочная экономика сдулась в единый миг.
  И в тот же самый миг стало ясно, насколько непрочной, небезопасной, ненадёжной и непродуманной оказалась социально-экономическая система, в которой главным и по сути ЕДИНСТВЕННЫМ стимулом являлась вожделенная морковка статусных развлечений, которую покорёженный ковидом Большой Вентилятор совершенно неожиданно снёс неконтролируемым движением лопастей - к хуям собачьим!
  Ещё раз подвердив давно известную истину: пренебрежение моралью и здравым смыслом ради сиюминутной выгоды и сиюминутного кайфа ни к чему хорошему не приводит. Слово "проебали" были придумано далеко не зря, и к этому слову не надо было забывать прислушиваться.
  Есть и ещё более удивительная вещь. В каждой стране есть зелёные человечки, которыми руководит министр обороны. Эти зелёные человечки играют в жутко дорогие игрушки - авианосцы, самолётики, танчики, подводные лодочки и ещё много всего. И в том числе кстати и лаборатории, в которых люди в белых халатах под присмотром зелёных человечков выводят такие вирусы, по сравнению с которыми нынеший возбудитель ковида покажется детской игрушкой и пустою забавою.
  Но если один единственный вирусок - из ящика с военными игрушками - способен нанести в тысячу раз больше вреда, который сейчас наносит ковид, то спрашивается...
  Спрашивается, как люди собирались применять все изготовленные военные игрушки друг к другу с какой-то очевидной выгодой и с приемлемым риском если один маленький мутант, сорвавшийся с хуя летучего мыша навёл такой хипеж во всём мире?
  Неужели, сцуко, не понимали, неужели не просчитывали что любое применение таких игрушек в условиях глобализованной экономики, усаженной на наркотическую иглу потребительских кредитов, вызовет глобальное обрушение этой экономики, которые никому никакой выгоды не принесёт?
  Наверняка понимали. И всё равно продолжали пополнять ящик дорогостоящих военных игрушек чтобы запугивать ими друг друга и таким образом выторговывать себе преференции на мировом рынке.
  Вопрос - а не слишком ли дохуя экономического, человеческого и научного потенциала тратилось на такое взаимное запугивание?
  И если человеческая природа настолько гнусна, что люди не могут договориться между собой иначе как не запугав друг друга до полусмерти, то можно ли было придумать более дешёвые способы запугивания чтобы тратить бесценный общественный потенциал на более дельные вещи - на образовательный, культурный, экономический, технический и социальный прогресс? На биологический прогресс в конце концов!
  Ведь не секрет, что человек - это весьма болезненное, неполнокровное, нестабильное, несчастливое животное, которое настоятельно нуждается в биологическом улучшении! В улучшении природы и биологии этого животного, которое сделало бы его поведение более разумным, менее охочим на беспутные развлечения, и более осмысленным и ответственным.
  Но почему-то человечество окрестило эти вполне благородные задачи позорным словом "евгеника" и считает деятельность такого рода неэтичной и преступной.
  При этом создавать всё более изощрённое и мощное оружие считается самым этичнм, благородным и патриотичным занятием.
  Интересно будет проследить, как короновирусная эпидемия повлияет на человеческие умы в этом плане. Хватит ли у короновируса сил проесть людям мозги так чтобы они развернули Большой Вентилятор подалее от тупых развлечений и от изобретения всё новых и совершенных способов взаимного уничтожения, в сторону усовершенствования своего биологического и социального устройства...
  Попробуем теперь разобраться, в чём же состоит главный конструктивный дефект Большого Вентилятора, то есть, устройства общественной жизни, целиком и полностью сконцентрированного вокруг процесса потребления. И не просто потребления, а что невероятно важно, СТАТУСНОГО потребления.
  Бородатый Карла, от скудости ума однажды высказался в том духе что общественное бытие определяет общественное сознание. Бывают удивительно умные евреи, такие как Зигмунд Фройд, а бывают крайне недалёкие,и в этом случае еврейское происхождение только вредит. Ума у таких евреев не сильно много, а спеси и зазнайства хватит на десятерых.
  Бородатый Карла-Марла, этот пафосный муж немецкой аристократки и коротконогий ёбарь сенных девок, относился именно к этому последнему типу евреев. За одно высказывание о том что основное противоречие капитализма есть противоречие между общественным характером производства общественного продукта и частной формой его присвоения его можно было бы гнать с кафедры поганой метлой.
  Фундаментальный учёный немец Макс Вебер, не еврей, и очень аккуратный неангажированный политик, примерно так и высказывался о карломарлиных кликушеских заявлениях.
  Понятно, что окаянный мудила не работал на производстве ни единого дня в своей жизни. Иначе бы этот поц даже не головой, а жопой быстро вкурил, что никакого общественного производства нет и в помине.
  Что производство тоже насквозь частное. Что производители ставят превыше всего свои частные интересы, а не интересы покупателя, общества или родной страны.
  Что внутри любой компании тоже идёт жесточайшая конкуренция за карьерный рост, хлебные места, бонусы, привилегии и прочие золотые и платиновые парашутики.
  Что раздача слонов, то бишь, распределение прибыли от бизнеса, вмонтировано в процесс производства начиная с закупки сырья и кончая сбытом готовой продукции, и ни в одном производственном цикле вы никогда не найдёте ни единого этапа где бы общественные интересы были важнее частных. Даже если слив ядовитых отходов нещадно отравляет окружающую среду, компания предпочтёт сэкономить на очистных сооружениях и сливать гадость в местный водоём, подкупив местные власти.
  Что в любой сфере деятельности участников бизнеса интересует исключительно прибыль, и только конкурентная борьба вынуждает частный бизнес заботиться о приемлемой цене и качестве выпускаемой продукции.
  Что участники производства рвут жопу исключительно за свои личные интересы, а отнюдь не за общие и объединяются между собой лишь временно и по необходимости.
  ...И тем не менее, если запретить частный бизнес и передать его функции государству, то необходимую продукцию просто перестанут выпускать. Семьдесят лет истории страны, в которой всем заправляла одна единственная партия, показала, что перенесение конкурентной борьбы из частного бизнеса в правящую партию способно породить лишь политические репрессии, стагнацию общества и тотальный дефицит.
  Таким образом, наивная попытка быдломордых и узколобых почитателей карлы-марлы собрать Большой Вентилятор на наскоро придуманных коммунистических идеалах с треском провалилась, дав понять мировому сообществу, что не все евреи одинаково полезны, и не стоит принимать все их заявления на веру. Что Иисуса Христа о воскресении во плоти, что Карла Маркса о победе призрака коммунизма во всём мире, что Зигмунда Фройда... хотя, стоп! Вот против Фройда не попрёшь! Умнейший был мужчина и настоящий еврей, каких теперь больше не делают.
  Так зачем мы затронули вообще эту тему, об общественном производстве? ...которое вовсе и не общественное, и как на нём люди рвут и грызут друг друга как бешеные шакалы чтобы работать поменьше, а получать побольше.
  И какая от этого в фирмах и компаниях тревожная, нервная и враждебная обстановка. Обстановка перманентной нестабильности. И какая несбалансированая неравномерная нагрузка. И какой там царит идиотизм. И какая несправедливость. И подсиживание. И двурушничество, и предательство, и кумовство и воровство, и вся человеческая мерзость души без остатка раскрывается и выплёскивается в конкурентной борьбе сотрудников одного и того же подразделения на одном и том же предприятии в борьбе за более комфортные условия работы и за большее вознаграждение за свои земные труды.
  Мы подняли эту тему чтобы показать, что в современном обществе удовлетворённость работников условиями труда - это катастрофа! Какая радость может быть от такого труда? Какой полёт фантазии, творчества, душевной щедрости, заботы и мечты может развернуться в мыслях и чувствах работника, если он вынужден приходить на работу как на войну и воевать за свой кусок хлеба с маслом и мясом, выгрызая его у начальства и коллег когтями и зубами!
  У предпринимателей основной целью деятельности является извлечение прибыли, а следовательно всемерное удешевление производства, а вовсе не создание дружелюбной и комфортной атмосферы для работников.
  Эта откровенно жлобская и корыстная позиция предпринимателей бьёт рикошетом по их же интересам, потому что несправедливая и неэффективная организация труда резко снижает его производительность. В ответ на снижение производительности хозяева закручивают гайки ещё сильнее, после чего нарываются на жёсткий ответ профсоюзов.  
  Таким образом общественное производство до сих пор не является истинно общественным, потому что оно содержит неустранимый конфликт интересов, приводящий к нескончаемой войне, в которой никогда не бывает окончательных победителей.
  Эта постоянная война всех со всеми выхолащивает трудовую деятельность, делает её напряжённым, неприятным занятием, не приносящим никакого удовлетворения, забудем уже о каких то высших потребностях, таких как желание творить и самовыражаться.
  По окончании рабочего дня и рабочей недели, очередного этапа войны за выживание, работник превращается в потребителя, и только процесс потребления позволяет ему получать какое-никакое удовлетворение от своей задавленной капиталистическим прессом жизни.
  Очень мало людей во всём мире имеют счастье и привилегию заниматься любимым делом. Все остальные проявляют на работе деланный энтузиазм, который не имеет никакого отношения к подлинному. Это типичная мимикрия, это требуемая улыбка, это требуемый этикет, это то что идёт не от души а по необходимости.
  Такая улыбка не окрыляет душу, а принижает её и изматывает.
  Системно антигуманный характер капиталистического труда, который собирает в единый механизм огромное количество работников, не умея и даже не пытаясь правильно и справедливо связать их личные интересы единый общественный интерес, приводит к катастрофическим последствиям.
  Необходимость выживать, мимикрировать, напрягаться, нервничать, подличать и терпеть каждодневную несправедливость уродует человеческую личность.
  Падает тяга людей к образованию, к получению интересной и сложной в освоении профессии, к повышению квалификации, к возможностям индивидуального творчества, к продуктивному и интересному сотрудничеству между людьми.
  Весь интерес в жизни переносится на изнурительный поъём по карьерной лестнице, наполненный подковёрными драками и всевозможными подлостями, для обретения максимально высокого статуса. Чтобы потом демонстрировать достигнутый статус через статусное потребление и демонстративное использование статусных привилегий.
  Пренебрежение фундаментальной наукой, глубокое непонимание человеком индивидуальной и общественной психологии, вопиющее невежество, неумение анализировать различные ситуации, уметь верно и быстро находить сперва проблемы, а затем и решения - вот основное противоречие в нашем обществе.
  Противоречие между высокой степенью проработанности обобществления физических аспектов труда с абсолютной непродуманностью, более того, полным игнорированием мотивационных, морально-психологических и этических аспектов такого обобществления, непонимание и игнорирование индивидуальности работника, его талантов, неспособность и нежелание создавать среду для раскрытия его трудового потенциала, отношение к работнику как простой болванке на конвейере, в то время как постоянно усложняющиеся технологии требуют свободы интеллектуального творчества и доверия к инициативе работника - вот ещё один из основных пороков постиндустриального общества!
  В плохо продуманном, плохо организованном обществе, где люди толком не понимают, по каким принципам это общество существует, наглость и подлость всегда добивается гораздо большего в жизни чем честность, талант и трудолюбие.
  Коррупция в частном бизнесе, которая идёт от самого верха и делает невозможным честное и творческое отношение к труду и невозможность вырастить квалифицированный персонал и наладить гибкое, эффективное и качественное производство без такого отношения - это следствие человеческой косности и невежества, которое позволяет корыстности и подлости с большим успехом заменять отсутствующий талант и умение продуктивно работать.
  Никакие самые суперсовременные технологии не смогут сделать производственные цеха, офисы и строительные площадки привлекательным местом для работников, пока там не будет полностью истреблена коррупция.
  В итоге мы имеем длительное и неустранимое противоречие, которое делает почти всякую работу крайне неприятной необходимостью и приводит общество к болезненной концентрации на сфере потребления, которая должна компенсировать работнику дискомфорт, причинённый ему его на производстве и в трудовом коллективе.
  При этом потребление становится настоящим, действенным богом этого общества. Богом глобализованной экономики. Богом общественной психологии. Наконец, богом войны. Нескончаемой жестокой войны за долю получаемых благ, которые определяют статус индивида в этом жестоком обществе, где мера успеха определяется показным потреблением.
  Это общество жестоко гораздо более в силу своей неразвитости чем в силу порочности человеческой натуры, потому что при всех прочих равных условиях неумение как отдельных людей так и общества в целом понимать и сдерживать свои пороки даёт человеческим порокам полную свободу.
  Имея эту свободу, человеческие пороки создают в обществе такую атмосферу, в которое изучать эти пороки и бороться с ними бывает крайне затруднительно. Изувеченное бесами стяжательства и тщеславия и мучимое хронической депрессией общество понуждает людей потреблять всё больше, а думать и размышлять - всё меньше.
  И только вот теперь господня благодать ниспосланная в виде коронавируса неожиданно рассадила нас всех по домам и дала нам время и возможность остановиться и подумать - а правильно ли, а справедливо ли, а счастливо ли мы живём?
  Вирус быстро расставил всё по местам и показал настоящую цену всему что мы имеем и умеем, а ещё более тому чего мы не имеем и не умеем. А также не можем и не хотим.
  Прежде всего выяснилось, что всё что умеет нынешняя власть - это собирать с нас налоги и тратить отнятое бабло на что им хочется, нас при этом не спрашивая.
  Страшно далеки они от народа (С). Они - то есть, власти.
  Это только в интернете написано что налоги тратятся на пособия по старости, медобслуживание пенсионеров, помощь неимущим, безопасность и оборону. А на самом то деле большая часть налоговых денег застревает где-то в хитрых статьях бюджета, так что их не найти и не подсчитать.
  В славном городе Джексонвилле, что на севере Флориды, например, налоговые деньги тратили на богатые подарки элитному футбольному клубу, на презентации с фуршетами для первых лиц города, на билеты в элитную ложу на стадионе для тех же самых лиц и изысканные обеды с дорогими напитками для них же.
  На новое роскошное здание городского суда, хотя старое здание прекрасно стоит и в ремонте не нуждается, но судейским крысам захотелось мраморных ванн, золотых унитазов, и прочих конклавов и альковов. Почему бы не купаться в роскоши, если бабки на неё тратятся не свои, а налогоплательщиков?
  На порядки бОльшие деньги тратили на всякие ненужные стройки и усовершенствования в городе. Разумеется, несуразно дорогие, но дорогие с умыслом, потому что деньги на выполнение этих контрактов доставались лучшим дружкам мэра и членов городского совета.
  Контракты они получали на бестендерной основе, а составлены эти контракты были так что выполнять их было не обязательно.  Достаточно было получить деньги из городской казны и отстегнуть жырный откат мэру и прочим городским головам, чтобы получить через какое то время следующий вкусненький контракт на многие миллионы, отжатые у простых граждан, у которых дома есть стволы, но которые ещё не поняли для чего они нужны.
  В Джексонвилле теперь свирепствует эпидемия ковида, как и во всей стране. Но помимо прочего, во Флориде с 1 июня начинается сезон харрикейнов, и первый тропический шторм по имени Артур уже ломится в северную Каролайну.
  Если следующий харрикейн нацелится на Джексонвилл, что будут делать умные головы, потратившие народные денежки на свои дорогостоящие непотребства и излишества?
  Где они в одночасье найдут убежища для многомиллионного населения, так чтобы не только укрыть его от урагана, но и держать всех в изоляции друг от друга так чтобы не было повального заражения и массовых смертей?
  Простит ли им преданное ими население все смерти и невзгоды, которые принесут им сочетание эпидемии со стихией?
  А убежищ нет! Городские власти и не думали их строить. Денежки были им нужны на другое - на их собственную сладкую жызнь! А то что не разворовали, потратили не на убежища от урагана, или бюджетные медицинские и образовательные учреждения, управляемые при участии округа или штата, или хотя бы на раздевалки и сушилки на городских пляжах и бесплатные лежаки, а на что нибудь типа грандиозной никому не нужной арки или памятника или на худой конец, ещё одного городского стадиона. Единственная цель этих мегапроектов - показать величие и щедрость первых лиц, которые распорядились эту херню построить.
  Как властители строили рабским трудом пирамиды тысячи лет тому назад, так всё и осталось. Поменялась только внешняя сторона, а по сути схематика нашей жизни осталась такой же  - властители, рабы, пирамиды.
  Появился лишь средний класс как следствие возросшей суммы знаний, используемых человечеством в повседневной жизни. Объём человеческих знаний возрос с античных времён на порядки, и доля людей умственного труда, обслуживающих и применяющих эти знания, возросла соответственно.
  Казалось бы, люди, умеющие оперировать обширными знаниями, имеют преимущественное право встать во главе общества, но всё оказалось ровным счётом наоборот. Именно этих людей власти ставят под наиболее тщательный надзор и именно их свободу ограничивают более всего.
  Всё дело в том, что всеведущего бога, который бы с полным знанием дела позаботился об эффективном управлении в человеческом стаде, увы, нет. Если бы таковой имелся в наличии, он бы конкретно собрал всё стадо и объявил им свою волю:
  Слушать сюда, долбоёбы! Я тут глянул, кто в вашей тусовке конкретно рубит фишку, прикинул хуй к носу, и решил, что вот эти ребята будут вами керувать в ближайший отчётный период. Вот список руководящих должностей и моих назначенцев, вот перечень их должностных обязанностей, вот формы отчётности, которые они будут мне засылать раз в квартал через ангелов. Приступайте немедленно! Начнёте косячить - пришлю чертей! Всё, я дальше полетел! У меня ещё стопиццот штук таких планет с такими же долбоёбами в одной только метагалактике.
  Подозреваю, что мне тут насыплют целую кучу возражений, что я неправ, и бог таки есть. Не буду спорить, он таки может и правда есть. Но согласитесь однако, что с практических позиций бог, которого нет, абсолютно ничем не отличается от бога, который есть, но которому всё похуй.
  В отсутствии верховного надзора со стороны бога, которому не похуй, люди остаются по сути такими же зверями как акулы и кальмары, у которых вожаками стаи становятся отнюдь не самые интеллигентные особи, а самые амбициозные, жестокие, хитрые и изворотливые. Посмотри на ютубе на такую стаю, и у тебя будет полное представление о человеческой властной элите.
  По сути интеллектуальная элита с момента своего появления находилась в рабстве у властной элиты, уровень просвещённости и грамотности которой с появлением интеллектуальной элиты не только не возрос, а упал, потому что интеллектуальные функции власти стало возможно делегировать рабам умственного труда, застращав последних так чтобы они от собственной тени шарахались.
  Застращать человека, даже исключительно интеллектуального, очень легко. Иерархический статус особи в стае приматов определяется не её интеллектом, и даже не физической силой, а гораздо более филогенетически древними механизмами, связанными с таким малоизученным явлением как гипноз. Генетическая способность особи внушать страх другим членам стаи посредством до сих пор не изученных суггестивных механизмов, в сочетание с решительностью и жестокостью, играет определяющую роль.
  Можно было бы проиллюстрировать это положение ссылками на научные труды, но вместо этого я приведу цитату из популярного литературного произведения:
  "Держалось все на Автайкине - щуплом человечке с невыразительным лицом люмпена от пивного ларька, с той лишь разницей, что от некоторых выражений, которые иногда принимало это лицо, жидко срали в штаны взрослые, знающие себе цену мужчины, и безропотно пересаживались к петухам гордые сыны Кавказа." (С) Беркем аль Атоми.
  Помимо этого, человеческие особи могут повышать свой ранг в стае с помощью таких поведенческих механизмов как интрига, лесть, провокация, ложь, предательство, подстава, шантаж, оговор и клевета и многое другое. Способность успешно применять эти стратегии требует специфического узконаправленного интеллекта и особых моральных качеств.
  Обычно особи, обладающие перечисленными разнородными способностями, сбиваются в клан, который успешно проводит во власть своих предводителей, которые затем уничтожают остальных членов этого клана.
  Все, разумеется, вспомнили бандита Кобу, который с подачи авантюриста Ульянова, отжавшего у господина Плеханова аж целую политическую партию, стал товарищем Сталиным, но его пример далеко не единственный. У Гитлера эта часть биографии ничем не отличается, правда до того как стать вождём, он был не бандитом, а ефрейтором в воюющей армии и довольно сносным художником.
  Лаврентий Берия, ставленник Кобы и создатель научно-технических шарашек, отчётливо понимал, что рабов умственного труда надлежит содержать в более комфортных условиях чем простых работяг, укладывающих плиты в пирамиды, потому что казарменных условиях мозги должным образом не работают.
  Что мы отчётливо наблюдаем на примере военных.
  Интеллект, то есть, умение приобретать и использовать знания - это потенциальное оружие в борьбе за независимость.  Поэтому власти интеллектуалов крайне не любят и всегда относятся к ним с подозрением близким к паранойе.
  Невежество и необразованность - верный спутник рабства и союзник власти. По этой причине система затрудняет доступ населения к образованию, делая его стоимость недосягаемой для большинства населения.
  Власти предпочитают держать народ в невежестве, чтобы люди не умели сами позаботиться о себе и постоянно осознавали необходимость в государственной власти. При этом власти, разумеется, и не думают заботиться о населении, а вместо этого лишь создают видимость заботы с помощью великого множества пропагандистских приёмов.
  СССР - это единственный пример в истории, где коммунистическая власть, рвавшаяся к мировому господству, целенаправленно штамповала множество рабов с высшим образованием, исступлённо зомбируя их в процессе обучения марксистским начётничеством, как в наше время исламисты зомбируют своих адептов кораном.
  Этим интеллектуальным рабам советская власть платила в несколько раз меньше чем простым работягам, низведя их  до роли расходного материала на коммунистической стройке. Многие инженеры, не выдержав, уходили в рабочие, чтобы прокормить свои семьи.
  Какую эпоху и какой общественный строй ни возьми, глубинная суть общественного устройства никогда не меняется. Человечество всегда жило и продолжает жить практически по одному и тому же неизменному правилу: отжать бабки у ближнего любым способом, оттопыриться на эти бабки, и на эти же бабки поставить себе памятник покруче. Чтобы быдло их пуще уважало и преклонялось. С той же целью строятся также и храмы, и прочие культовые сооружения.
  Для власть предержащих и быдло, и интеллектуалы, и купцы, и певцы, и ремесленники - это не более чем биомасса, из которой они отжимают полезные ништяки, а также театральная массовка, которая щекочет самолюбие.
  Примерно по той же схеме живут и колорадские жуки: дружно сожрать всю картошку вместе с ботвой и пестицидами и потом дружно сдохнуть. Единственное отличие состоит в том что колорадские жуки строят свои памятники под землёй из погрызенной картошки, и людям их не видать пока они не начнут собирать урожай.
  Почему же эта удручающе примитивная жучиная схема с такой неизменностью воспроизводится в общественной жизни гораздо более сложного и эволюционно продвинутого вида, обладающего членораздельной речью и освободившего передние конечности от ходьбы для трудовых операций?
  Тут самое время вспомнить Курта Левина, придумавшего теорию поля. Эта теория утверждает, что совокупность внешних обстоятельств специфическим образом изменяет поведение человека, актуализируя характерные только для этого сочетания обстоятельств паттерны поведения, которые ни при каких иных обстоятельствах не проявляются.
  Проиллюстрируем это положение практическим примером, близким к обсуждаемой тематике.
  Допустим, жил-был вполне приличный, ничем не примечательный пассажир, даже не особо жадный... И вдруг он удачно женился и попал во власть. А там он увидел такиииие возможности влёгкую наворовать большие бабки... А главное - с каким кайфом это бабло можно потраааатииить...
  И у пассажира начисто снесло крышу! Он охуел до воска ногтей от жадности и вожделения и начал воровать бабло со всей мочи и купаться в роскоши, хотя раньше спокойно жил на скромную зарплату и не парился.
  А потом пассажир попутал рамсы, и его сдали ментам свои же. И через год на зоне он уже считал перепавший ему сигаретный бычок и кружку сладкого чая верхом роскоши.
  Теория поля Курта Левина в своём академическом виде совершенно неработоспособна, неразвита и неприменима в практической психологии как и фрейдовская теория бессознательного и великое множество прочих теорий, с которыми можно в сжатом виде ознакомиться, открыв учебное пособие.
  Но именно эти две теории стоят особняком от остальных, потому что при совместном примененииони рождают фундаментальное понимание основ разумной коллективной человеческой жизни.
  С точки зрения обеих теорий, мотивация человеческого поведения определяется взаимодействием неосознаваемых по своей природе желаний и хотений ("бессознательное" Фрейда), и совокупной спецификой социальной среды, в которой живёт индивид ("поле" Левина).
  При этом определённые (но заранее неизвестные) свойства "поля" способны совершенно по-разному взаимодействовать с "бессознательным", активировать совершенно разные потребности и желания, и формировать стремления, навыки, жизненные установки, физические и интеллектуальные умения, спектр знаний и характер этого индивида.
  Личность - это продукт многократного реципрокного взаимодействия между "бессознательным", "полем" и опосредованной разумом репрезентацией того и другого в сознании индивида, то есть, совокупность знаний и жизненных установок. По мере становления личности опосредующая роль разума увеличивается, достигая в определённый момент своей предельной величины, определяемой типом личности и вероятно, всё тем же "полем".
  Никто из смертных не в силах адекватно осознать и понять ни себя самого, ни своё окружение. Человек - не бог, а всего лишь теплокровное животные. Бывает что собака лучше понимает своего хозяина, чем он её.
  Собаки, конечно, как и люди, бывают очень разные, и тот кто сказал, что не видит ничего худого в этом звере, никогда не сталкивался со стаффорширдским терьером, которого вывели определённые люди для вполне определённых целей. Бывают ещё и такие люди, по сравнению с которыми стаффорширдский терьер - божья коровка.
  Поскольку социальная среда не гомогенна, индивид подвергается воздействию прежде всего той части среды, где он находится физически и социально, а остальная часть для него практически не существует. То есть, для индивида "поле" - это та часть среды, в которой этот индивид существует.
  К примеру, мальчишки советских времён все как один мечтали стать космонавтами, а девчонки - жёнами офицеров и партийных работников. В перестройку же мальчики мечтали стать авторитетными ворами и бандитами, а девочки - валютными проститутками.
  Поле - с ним не поспоришь! Дьявольски сильной и необычной должна родиться личность, способная решительно и результативно воспротивиться влиянию поля, покинуть свою социальную среду и найти себе иное поле, более соответствующее данной личности. Не секрет, поморских рыбаков и крестьян тысячи, а Ломоносов - один на всех.
  В обычных же обстоятельствах, обычный, например, обитатель обычных трущоб никогда не увидит университетской кафедры физики и ни разу в жизни не воспользуется каким-либо физическим прибором (кроме разве что ареометра), а университетский профессор физики будет моментально избит и ограблен обитателями гетто, в котором первый индивид умеет жить как рыба в воде и способен постоять за себя.
  Но если бы этот профессор родился и жил в гетто, он наверняка бы дал отмашку грабителям, а скорее всего был бы частью их банды. Правда, теоретической физики он бы скорее всего не знал. Но её бы знал фавелейро, если бы он родился не в фавеле, а в обеспеченной семье университетских преподавателей и окончил университет.
  Ни профессор физики, ни фавелейро ничего не знают о жизни политиков, лоббирующих интересы финансовых кланов, о том кто и как манипулирует ценами на нефтяные фьючерсы, как верстают новостную ленту, как составляют расписание поездов, и как пишут правила и регламент для похоронных бюро по работе с трупами усопших.
  А так же кто и как проверяет правильность и эффективность всех вышеупомянутых действий.
  Если рыба дохлая, её принято называть "снулая", а если это человек, то "усопший". Почему не наоборот - рыба усопшая, а человек снулый, никто не знает. И не пытается. Просто вот - так принято говорить, и этого достаточно.
  Отсутствие желания находить ответы на множество вопросов обнаруживается не только в дзеновском коане об усопшей рыбе, но и практически везде.
  Ведь финансы, фьючерсы, новостные ленты, расписания транспорта, словоупотребление в языке, правила захоронения трупов, часы работы суши-бара, наличие запасов кислорода в больнице, цены на нефть, курс валют... В каких-то ситуациях все эти разнородные сферы общественной деятельности непременно пересекаются между собой!
  Но скажите мне, кто, как, когда и на какие средства изучает и моделирует все эти возможные пересечения и их возможные последствия?
  И может ли общество, в котором таковые пересечения не только не изучаются, но и просто не берутся в расчёт - и даже не осознаются - считать себя безопасным?
  И тем не менее, каким-то непостижимым образом желания определённых индивидов получают социальное одобрение, подкрепление и финансирование. Чьё-то желание, чья-то мысль, в отличие от неисчислимого множества мыслей, так и оставшихся мимолётными мыслями, многократно усиливается общественными ресурсами и претворяется в изменения законодательства, или в строительные работы,в новые технологии.
  Чьи-то мысли изменяют облик городов, содержание телепередач, курсы валют, моду, спортивные и сексуальные пристрастия, начинают и останавливают войны и социальные протесты и ещё миллион всяких вещей, которые не охватить взглядом и умом.
  Объективная сложность общественного организма колоссально и неизмеримо превышает возможности человеческого интеллекта по её пониманию, и по этой причине эта сложность не может получить даже приблизительную оценку.
  Между тем - в идеале - человек только тем и отличен от животного, что его сознание способно возвышаться над его животными потребностями и представлять себе мир во всей его невообразимой сложности, и стремится изучить, осознать и понять эту сложность.
  Но это - в идеале. А у обычного человека толпы возвышаться способен только половой орган при виде аппетитной самки. Человек толпы - это двуногое жывотное. Поэтому мир и социум представляется человеку толпы настолько сложным, насколько это может допустить его микроскопический разум. И чем глупее индивид тем проще его мир.
  А чем проще мир, тем проще индивиду принимать решения и действовать в этом простом мире.
  Чем проще представления человека о мире, тем больше в этих представлениях властвуют животные инстинкты, и тем меньше - разум.
  Необходимо отдать должное мудрости природы. Созданные ей в долгом и кропотливом процессе эволюции инстинкты и истинктивное поведение доказали своё неоспоримое преимущество над любой формой генетически совсем ещё юного разумного поведения.
  Инстинктивное поведение отличается от разумного тем, что у него нет сознательно поставленной цели.
  Инстинкт может заставить человека повышать свой социальный статус, идя по трупам своих сограждан, может проявиться в форме стремления в высшие сферы власти или к безудержному обогащению за счёт других людей.
  Инстинкт может заставить реверенда распространять своё семя в популяции, насилуя дочерей добрых прихожан.
  Но инстинкт не может заставить человека построить атомную электростанцию или подводную лодку. Это могут сделать только люди, способные к сосредоточенной разумной деятельности, не созвучной с базовыми животными инстинктами. Люди, у которых разум превалирует над инстинктом. Люди гораздо более ушедшие вверх по дереву эволюции чем те, у кого инстинкты превалируют над разумом.
  Институты морфологии мозга, как и научные учреждения по изучению человеческого поведения, утверждают, что уровень дифференциации морфологии человеческого мозга, как и определяемого этим мозгом поведения, достигает уровня межвидовых различий.
  Межвидовых, Карл!
  И как ни прискорбно, самые примитивные, самые животные, самые архаичные и неразвитые подвиды homo sapiens, движимые сильнейшими инстинктами, подчиняющими разум, управляют обществом и отдают приказы людям, способным к сосредоточенной разумной деятельности.
  Даже на научной кафедре бездарный подлец, движимый инстинктом пролезания наверх, легко одержит верх над талантливым учёным, займёт кафедру и будет отстаивать свои нелепые теории, нанося непоправимый вред науке. Или украдёт чужой труд.
  Что уж говорить о корпорациях и правительственных учреждениях? Там наверху от века сидела и будет сидеть подлая себялюбимая жывотная мразь, движимая обезьяньими инстинктами, почти не опосредованными разумом.
  Поэтому штатная деятельность всех этих учреждений чрезвычайно неэффективна. Эффективна в этих учреждениях только деятельность по обогащению и усилению власти стоящих в их главе отвратительных жывотных.
  На обычном языке такое положение дел называется коррупцией. Коррупцию обычно представляют как нерегулярное, несистемное, эпизодическое, и в принципе исправимое и искоренимое явление.
  Увы! Люди не понимают, что коррупция - это самый мощный, стабильный и системообразующий процесс в нашем обществе, воспроизводимый с исключительной регулярностью во всех слоях общества, и более всего в верхних эшелонах, ибо там злоупотребления дают на порядки больше прибыли.
  Как отличить коррупционера от нормальной человеческой особи?
  Придите на свинарник, когда там собираются резать свинью и поучаствуйте в процессе. Вот добрый ветеринар добродушно почёсывает ножичком свинку по рёбрам, приговаривая "Маленькая моя, жырненькая моя! Я так тебя люблю, я тебя совсем не больно зарежу", после чего аккуратно просовывает свинорез между рёбрами и умело разрезает сердечные камеры.
  Обречённая свинка издаёт душераздирающий визг, после чего заваливается на бок, и ноги её начинают мелко трястись, а из узкой ножевой раны фонтаном хлещет красная убойная кровь.
  И тут всё остальное стадо, внезапно почуяв эту кровь, взрёвывает и мигом сатанеет. Свиньи с диким рёвом, топча друг друга, бросаются жрать эту свежую кровь своей недавней подруги. Самые свирепые - пробиваются к умирающей свинке и грызут клыками рану, чтобы сожрать побольше крови.
  Ветеринар лупит их по морде тяжёлым яловым сапогом.
  Только что свинки мирно бродили, похрюкивая, по свинарнику, и вдруг часть стада в мгновение ока озверела и бросилась на запах свежей крови своей подруги и со-свинарницы. А какая то часть свиней осталась равнодушной. Генетика!
  Вот точно так же и двуногие свиньи, склонные к коррупции, звереют от запаха денег, которые можно украсть, пробившись на вожделенные верха власти, как к свежему трупу матёрой свиньи, источающему аппетитную кровь.
  У коррупции - лицо свирепой алчущей свиньи, движимой осатанелой жаждой крови, и эту кровавую жажду невозможно урезонить никакими разумными доводами.
  Эти двуногие свиньи правят человеческим сообществом всю его долгую историю.
  Пока люди жили малыми племенами, и жизнь была полна опасностей, роль вождя не сулила больших материальных выгод, зато возлагала на претендента множество непростых обязанностей.
  Соответственно, вели себя и инстинкты. Инстинкт внутривидового соперничества вступал в непростую схватку с инстинктом самосохранения.
  Но в эпоху больших государств, в которых властная верхушка имеет никем не контролируемый доступ к несметным национальным богатствам, история выстроила совершенно иное курт-левинское поле, вызвав к жизни те самые кровожадные до денег и власти свинячьи инстинкты и строго предопределив психотип членов стада под названием "государство", которые будут занимать в нём главенствующие места.
  Немыслимая в царстве животных централизация жизненных ресурсов дала толчок формированию особо мерзкого подвида людей, чрезвычайно охочих до траты этих ресурсов на себя.
  И не только не стесняющихся, но и откровенно наслаждающихся возможностью подминать под себя своих сородичей и заедать их век. Прообразом этого подвида людей являются те самые кровожадные свиньи, возродившиеся в человеческом облике.
  Разумные очеловеченные люди не могут попасть во властный верх, потому что в эти сферы их может привести только чуждый их природе свирепый кровожадный драйв.
  Всё на что способны человечные интеллектуалы - это создавать для властвующих кровожадных свиней материальные средства для удовлетворения их тёмных инстинктов. Усовершенствованные полицейские дубинки, танки, истребители, ракеты и крейсера, трубы для подводных газопроводов, эксклюзивные дворцы, яхты и искусственные острова, бриллиантовые колье и силиконовые сиськи.
  И где-то между делом создаются лекарства, осветительные приборы, детское питание, одежда, айфоны, постоянно ломающиеся ненадёжные автомобили, и жилые дома из картона и спичек, которые средней руки ураган сметает в считанные минуты, и за которые средний обыватель расплачивается по ипотеке всю жизнь.
  Можно ли назвать такое общество разумно устроенным и безопасным?
  Общество, в котором тупые, подлые и жестокие двуногие звери, которые по своей генетике должны были стать доминантными особями в павианьей стае, стали верховными руководителями общества и государства, состоящего из миллионов людей...
  И на эту колоссальную высоту, на эти посты, требующие колоссальной компетентности и ответственности, их занёс простой обезьяний инстинкт и свирепая борьба за власть...
  Инстинкт доминирования и желания бороться за власть был создан эволюцией в расчёте на небольшую стаю бабуинов, в которой наличие доминантных особей обеспечивало эффективное разрешение конфликтов в стае и организованный коллективный отпор внешней угрозе.
  Этот примитивный инстинкт, прекрасно работающий на стае обезьян, никак не был расчитан на эффективное применение в многомиллионном человеческом социуме, функционирующем на качественно ином уровне чем примитивная обезьянья стая.
  Но получилось так, что эволюция выстрелила себе в пятку!
  Она создала сложнейшее по структуре общество разумных гоминид, в котором самые жестокие и примитивные особи, движимые могучим природным инстинктом доминирования, и не осознающие ничего кроме своих инстинктивных импульсов, занимают доминантные позиции в этом давно уже не обезьяньем обществе и определяют вектора развития социальной структуры колоссальной сложности, подчиняя себе тех, кто имеет гораздо больше оснований называться людьми, и опуская их до своего жывотного уровня...
  Общество, в котором воля и помыслы разумных мыслящих людей скованы пещерными инстинктами правящих ими животных в образе людей. Инстинктами властвующих не людей, но животных, которые постоянно находят отражение в сводах законов  и подзаконных актов, в неформальных правилах общения и принятия решений, в общественной идеологии, в речах говорящих голов в СМИ, которые тоже верно служат своим животным заправилам...
  В культе насилия, коммерческой сексуальности и уродливо понимаемой красоты, которую обозвали гламуром (то есть, дешёвый шик и дешёвая фейковая роскошь для быдла)...
  В культе всесилия денег, чистогана, финансовой и карьерной успешности как единственного вида успешности в обществе...
  В культе коммерческих удовольствий, часть из которых запрещена без разумных объяснений, а просто для того чтобы можно было легально преследовать любого гражданина...
  В недоступности образования, в тотальной информационной закрытости, в нарочитой дезинформации общества, в культивировании примитивных идеологий, не имеющих научной обоснованности...
  В религиозных культах, воинствующем мракобесии и тотальном запрещении свободы мысли и слова...
  В ощущении постоянной небезопасности, страха, желания искать помощи у тех самых жывотных во власти, которые сами и создают эту небезопасность...
  В общественном устройстве, которое через умело организованную систему социальных пособий  для деклассированных обитателей общественного дна поощряет рождение умственно неразвитых особей - того самого быдла, слепо повинующегося инстинктам. И которое налогами и поборами на средний класс и непомерно задранной ценой образования всемерно затрудняет рождение и воспитание высокоразвитых грамотных вменяемых людей, у которых разум довлеет над инстинктами.
  В ощущении того, что точка невозврата в общественном устройстве человеческой популяции уже пройдена, в ощущении тщетности любых попыток перенастроить наше общество воинствующего жывотного примитивизма так чтобы во власть попадали не агрессивные жывотные, у которых маленький корыстный и злобный разум специализирован на пролезании вверх и борьбе за власть, а высшая интеллектуальная элита, у которой разум довлеет над инстиктами, и которая была бы озабочена добротностью и надёжностью конструции человеческого общества...
  Гигантская, никем по настоящему не изученная структура общества, и правила по которым эта структура работает создаётся и изменяется посредством самых разнородных интеллектуальных усилий огромного количества людей, способных к интеллектуальной деятельности и объединённых в различные структуры.
  Разумеется, начальный вектор этих усилий исходит от человека, который называется, как и следовало ожидать, начальником.
  Практически всю жизнь мне приходилось наблюдать ужасающую закономерность: чем выше по должности был начальник, тем меньше был в нём выражен человеческий интеллект, способность к рефлексии, и даже простое осознание  сложности стоящих перед ним задач. И тем больше это подлое жывотное в своём поведении руководствовалось пещерными инстинктами, направленнными на одну единственную цель: удержаться на начальственном месте и продвинуться дальше наверх.
  Нет нужды объяснять, насколько неадекватными и некомпетентными являются приказы, исходящие от такого начальника. Чем выше тем сказочнее. Создаётся впечатление что этих начальников с неандертальскими мозгами специально поставили враги, чтобы погубить всё дело.
  Застегнувший верхнюю пуговицу не на ту петлю, правильно уже не застегнётся. Точно так же, если начальник отдал идиотский приказ, исполнители исправить идиотизм начальника не смогут в принципе, потому что от них требуют не делать работу правильно, а выполнять указания начальства.
  Таким образом, наше общество несёт на себе явный отпечаток животных инстинктов обезьяньих вождей в человеческом облике, стяжавших высшую власть, его структура и механизмы работы крайне слабо изучены, оно содержит в себе массу конфликтов и противоречий, его человеческие и материальные ресурсы расходуются крайне не эффективно, и - повторю банальность - по сути своей вся социальная структура обслуживает господствующий класс.
  Пандемия коронавируса ещё раз обнажила самое длительный, тягостный, трагический и масштабный кризис человеческой цивилизации - кризис управления. Этот кризис начался с момента когда архаичное первобытное племя превратилось в античное государство, подчинив себе другие племена.
  С этого момента возникло неустранимое противоречие между постоянно растущей сложностью человеческого общества, которое требовала адекватного государственного управления и социального регулирования, и вопиющей некомпетентностью властных элит, которые продолжали формироваться посредством всё тех же пещерно-палеолитических социальных механизмов что и в обезьяньей стае.
  Несоответствие убогой умственной организации и скудного запаса знаний обезьяньих вожаков, стоящих во главе государственных образований и крупных частных структур тем сложнейшим проблемам, которые должно решать высшее руководство, и вызываемые им глубокие общественные противоречия, являются системной катастрофой человеческого общества, которая проявляется повсеместно, вне зависимости от общественного строя.
  Мы живём в обществе, управляемом жывотными инстинктами деспотов, пробравшихся на ключевые властные позиции, где должны были находиться умные, образованные компетентные руководители.
  Мы живём в обществе, в котором на самые сложные и ответственные руководящие посты, где крайне нужны умные компетентные и самоотверженные руководители, систематически пролезают облигатные паразиты, которые используют захваченный плацдарм для удовлетворения своих жывотных инстинктов.
  Даже сейчас, в условиях пандемии и ежедневных смертей ни один государственный деятель не предложил создать научный центр по разработке эффективного и массового средства индивидуальной защиты - комбинации фильтрующей маски и облегающих очков, которые бы надёжно защищали от вирусной инфекции, легко стерилизовались и могли использоваться в течение достаточно длительного срока.
  Уродливое курт-левиновское поле, создаваемое бабуинами во власти, искажает жизнь нормальных разумных людей, которые вынуждены подстраивать свою жизнь под это поле и сами начинают думать как бабуины.
  Поэтому до сих пор маски шьют и продают кому как бог на душу положит, а научной проверкой их надёжности вообще никто не заморачивается, а про очки и вовсе не вспоминают, хотя учёные уже сто раз повторяли, что вирус садится на слизистую оболочку глаз легче чем на носоглотку.
  Этот общественный дебилизм считается нормой только в результате привычки длиной в целую жизнь, и эта тупая рабская привычка передаётся из поколения в поколение. Люди просто никогда не видели чтобы жизнь протекала как-то иначе.
  Ни Эразм Роттердамский, ни Вольтер, ни Джонатан Свифт, ни святой Нектарий Эгинский, ни даже великий и ужасный Салтыков-Щедрин не смогли поколебать инстинктивных обезьяньих основ человеческого общества - рабской тупости и оцепенения низкоранговой обезьяны, проявляемых в присутствии тупой и жестокой доминантной особи. Инстинкт в человеческой стае до сих пор жёстко переигрывает интеллект.
  При этом свержение одиозного господствующего класса совершенно ничего не меняет. На смену растерзанным озверевшей толпой властителям придут точно такие же жывотные, как это произошло в приснопамятном СССРе. При этом толпа непременно истребит целую массу талантливых и полезных людей, которые по своему общественному положению были вынуждены обслуживать интересы свергнутых господ.
  Толпа, плебеи, смерды, быдло, трэш - это точно такие же животные как и те что находятся на самом верху. Большинство людей вообще не способно к организованной интеллектуальной деятельности, приносящей результат за приемлемое время.
  Различие между низом и верхом общества заключается только в том что властные верха,  обладающие инстинктами павианов, обслуживает лучшая часть общества, которая своими усилиями придаёт им более менее человеческий вид. Тогда как низы, быдло, только прикармливают социальными благами, оплачиваемыми за счёт среднего класса, но никто его не лощит и не полирует. Поэтому быдло по своему виду и замашкам мало чем отличается от павианов и бабуинов.
  Для того чтобы положение в человеческом обществе кардинально изменилось, люди разумные должны создать какой то вирус, которые будет целенаправленно истреблять в обществе означенный сорт жывотных в человеческом облике, пещерные инстинкты которых держат общество в многовековой кабале. Желательно чтобы этот вирус истреблял этих опасных для общества животных прямо в утробе матери на ранних стадиях беременности.
  To be continued...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"