Шлевис Виктор Альгирдович: другие произведения.

Почти Сказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Говори что думаешь, но думай, что говоришь! Молодой человек "случайно" попадает в другой мир, в мир, пока еще, меча и магии, находящийся под атакой неких сил. Не дурак, но молод. Не трус, но не опытен. И это постараются использовать многочисленные враги. Он останется в живых, но чего это будет стоить и как это изменит мир? Написано по мотивам вечерних сказок внукам, по настоянию моей дорогой жены Танюши. Буду рад комментариям и критическим замечанием, так как уверен - текст предстоит еще не раз изменить. ...//Книга закончена, убрана одна глава.//

  Моим дорогим внукам Ивану и Михаилу посвящается. Навеяно вечерними рассказами и направлено к написанию их бабушкой, моей любимой женой Танюшей.
   В.А.Шлевис
  СКАЗКА


  Мы рождены,
   чтоб сказку сделать...
  
  Время утекает песочными часами, оставляя на память морщины и седеющие виски. Листая старые записи, натыкаюсь на забытые магические рецепты, следы былых экспериментов, и прошлое вновь стучится в мою седую голову. Я тоже, когда-то, был молод и нахален. Совсем не следил за своим словами, надеясь, наверно, что время сотрет их, или они просто не будут приняты всерьез. Теперь я точно знаю - молчание золото, а неосторожно сказанное слово может перевернуть всю твою жизнь.
  
  
  Давным-давно, в несуществующей уже галактике...
 Стар Хрис, самый сильный техномаг цивилизации БОГОв, мрачно смотрел в окно на бушевавшую за окном снежную бурю. ГОГГА, с их стремлением к величию и желанием нагадить всем остальным расам привели к катастрофе. Рискованный эксперимент по преобразованию нашей вселенной провалился. Теперь они орут благим матом и взывают о помощи, как и тысячи других, более мелких рас. Миллионы сообществ разумных уже уничтожены катастрофическим сжатием и все наши усилия по борьбе с ним пока безрезультатны. Шутки с мирозданием всегда выходят боком. За спиной тихо вздохнула дверь и послышались энергичные шаги. Не было смысла оборачиваться, дабы убедится, что это старый друг и соратник, а так же вечный оппонент и официальный 'соперник' Витер. Стар Хрис знал об этом и, не оборачиваясь, спросил:
  - С чем таким пришел, что нельзя доверить мыслеобразу?
  - Скорость процесса нарастает, скоро межзвездные перелеты будут не возможны, а гиперсвязь сбоит уже сейчас. Только мыслеобразы передаются пока без искажений, а то я уже и не знал бы как общаться со своими учениками. Скоро мир достигнет критической плотности и произойдет большой бабах. Теорию 'Большего взрыва' похоже придется проверить на практике, хуже того - на собственной шкуре.
  Витер устало опустился в заботливо выросшее из пола кресло.
  - Сколько у нас времени?
  - Дни, много - недели!
  - Значит выход один - переход на другой уровень бытия. Информационное поле сохраняется при любых коллизиях вселенной. По крайней мере, так утверждает твоя теория 'Единого информационного поля' Витер. Я займусь подготовкой перехода, время еще есть, а у тебя и твоих ребят другая, не менее сложная задача - рассеять в поле энтропии знания которые накоплены нашими цивилизациями. Спасать естественно будем самое лучшее, но как получится на практике...
  - Стар! Ты ставишь не реальные задачи! Кроме того при такой скорости формирования и рассеивания пакетов неизбежны огромные потери информации, хуже того её серьезное искажение. Ты представляешь себе, ЧТО потомки смогут воссоздать из этих обрывков.
  Стар вскинул руку, прерывая своего друга:
  - Надеюсь, твоя речь не имеют целью убедить меня, что ничего не надо делать? Иначе я усомнюсь, Ты ли это?! Кроме того - это твоя работа сделать так, чтобы пришедшие после нас не смогли воспользоваться знаниями, не достигнув достаточного для критического осмысления уровня сознания. Да у нас просто нет другого выхода. Остановить процесс сжатия вселенной не по нашим сегодняшним силам и само наше возрождение зависит от того сколько и какой информации удастся сохранить.
  - Но, это миллиарды лет, - тихо сказал Витер, - удастся ли нам сохранить свою сущность?
  - Мы сделаем все возможное. Кстати, надо побеспокоиться об этих поганцах ГОГГАх. Отрезать их от основной реальности даже в возможном будущем.
  - Я уже работаю над этим, - грустно улыбнулся Витер, - но они ведь не все такие. Хотя, конечно, отвечать за гибель цивилизаций не способных к возраждению им все равно придется.
  - Ну, тогда решено, прощай друг мой, у нас еще много работы. Надеюсь, мы еще встретимся в будущей жизни. Может быть. - Стар наконец повернулся и взглянул в глаза своему другу.
  - Витер ответил ему прямым взглядом. Кивнул. Встал и, не утруждая себя выходом за дверь, растаял в воздухе.

  ЧАСТЬ 1 ВЫБОР ПУТИ
  ГЛАВА 1. Блэк кепка.
  Наша деревня находится на отшибе, среди зарастающих молодой березой полей и удивительных, густых и темных лесов, удивляющих, в наше время, своей дремучестью. Деревенька с разграбленным коровником и молокозаводом из которых, приехавшие из города 'кризисные управляющие', выдрали всю нержавейку и даже опорные железные столбы и гордо свалившие обратно, именно из тех, которые новые, как бы, хозяева называют - бесперспективными. От любого, сколько-нибудь большого, города не меньше сотни километров. Вот здесь я и живу.
  В следующем году заканчиваю школу и, вряд ли с медалью. Отличные оценки у меня только по физкультуре, географии и, как ни странно, по черчению и алгебре, остальные предметы не удостоились моего пристального внимания и я перебивался там с тройки на четверку. Такой странный набор предпочтений ставит моих родных в тупик по поводу моей будущей судьбы. А я отшучиваюсь и говорю, что собираюсь быть картографом не открытых земель, а математика нужна для подсчета прибыли от их продажи. Смешно? Может быть, но я действительно пока не представляю, чем буду заниматься после школы, а пока - лето и летние каникулы.
   Сегодня меня снова разбудили с рассветом, солнце едва расплескало первые лучи над лысой горой. Утренний ветер волнами бежал по траве, а в воздухе пахло свежестью и летом. Нужно было выгнать коз и передать их в хилое стадо нашего деревенского пастуха - старого Урмикея. Он навсегда запомнился мне сгорбленным, но ужасно сильным стариком с длинной, больше его роста палкой и вислыми усами до самой груди. Он легко тащил двух баранов, взяв их под мышки, или переносил камни чуть не с меня ростом. Мне он казался огромным темным колдуном, тем более он всегда что-то бормотал себе в усы и сверкал на нас, пацанов, своим единственным глазом, из-под нахмуренных бровей. Но может это мне только казалось, и огромным он был из-за моего маленького роста - метр с кепкой. Меня так и звали на иностранный манер - Блэк кепка, тем более что кепка была папкина, черная и очень большая, сползавшая мне на глаза, так что приходилось подкладывать в нее соломы. А что? - Зато не жарко, думал я в который раз, сдвигая ее на затылок и торопясь избавиться от мяргающих коз, так и норовящих поддеть меня на свои острые рога. Ничего удивительного, ведь наш старый козел был мне до груди. Метр сорок - это не рост.
  Ловко увернувшись от очередного козлиного нападения и использовав его рога как опору для крутого поворота, пробегая мимо плетня, я подхватил удочки и ведерко, с загодя накопанными червями. Хотя, какое там ведерко, просто консервная банка на бечевке. Козел обижено мекнул и погнался за мной, а за ним потянулись и остальные козы, но вот и старый Урмикей, его они, почему-то боятся, хмуро покосился на меня, пересчитал коз, тыкая в них черным пальцем и, качнул головой. Все - пост сдан, пост принят и я, свободный, поскакал по крутой тропинке к реке, шумно несущей свои воды рядом с деревней. Телевизор до оскомины надоел дурацкой рекламой, там бесконечно то 'плакали богатые', то страдала 'рабыня Изаура', а книги давно прочитаны не по одному разу. Библиотека в клубе закрылась с отъездом в город прежнего библиотекаря, да так и не открылась. Интернет же умер вместе с нашим отделением связи, попавшим под очередную 'Оптимизацию'. Так что делать дома было нечего, до покоса еще далеко, а, втихаря, пить дрянной самогон и курить в сарае, как многие мои сверстники, я не хотел. Потому рыбалка лучшее развлечение и кое-какое финансовое подспорье для дома.
  Трава была высокой, точнее я был для нее маленьким и, самое заветное желание было - наконец, вырасти. В мои пятнадцать лет я был ростом с десятилетнего ребенка, хотя и не по росту крепок и гибок. Постоянно дрался со сверстниками, которые, в последнее время, уже старались не задирать меня. Отец, пока не отправился на заработки в далекий город, да там и пропавший, будучи сам в молодости КМС по спортивному многоборью и состоявшим в клубе любителей исторического фехтования еще в то, Советское время, учил меня фехтовать на палках и управляться с длинным посохом, что очень помогало в разговоре со сверстниками. Ещё, мы с ним часто ходили по окрестным лесам, где он нещадно гонял меня через буреломы, учил ориентироваться и находить выход из самых дремучих углов, разводить костер в сыром лесу и строить шалаш, в котором можно пережить самый дикий ливень. Научил делать лук из правильного дерева и арбалет из мусора со свалки. Он у меня всегда был самым лучшим другом и, я уверен, что он не мог просто бросить нас и еще вернется.
  Еще поворот - и река заискрилась, под ватой тумана, рокоча перекатами, шумно приветствуя меня на своих берегах. Наш берег был мелкий, нужно перебраться на другой, где, за поворотом, неспешно вертелись воронки омутов и, по слухам, жил гигантский СОМ. Именно там пропадало в пучине большинство крючков, но и ловилась самая крупная рыба - речная форель. Гибкая и сильная, она была завидной добычей и очень вкусной, если ее правильно приготовить. Сегодня я непременно должен прийти с добычей. Приедет автолавка и водителю можно будет продать улов, да только он привередливый и какую попало мелочь, не берет. Нужна хорошая рыба. Форель - это большая удача, но можно и хариуса, или крупного карпа, что-то, в общем, действительно стоящее. Солнце уже вышло из за горы и прорывалась сквозь вату тумана, торопясь согреть озябшую за ночь землю. Легкий ветерок скользил по вершинам деревьев, расчесывая клубы тумана, отчего тот колыхался студнем и лениво полз вслед за ветром.
  ХА, брр! Ничего так ни бодрит, как переход вброд нашей холоднющей реки, ее подпитывает выше по теченью ледяные родники. А переходить ее приходится аж по пояс. Быстрее, пока не отмерзло самое ценное, но скользкие камни не дают возможности торопиться, норовя выскользнуть из-под ног и тогда, в воду уйдешь уже с головой. Зацепившись за гибкие ветви ивы, быстро выползаю на берег, напяливаю штаны, предусмотрительно снятые перед форсированием и привязанные к удочке, легкая пробежка до поворота реки и вот уже развернута удочка и надет на крючок первый, упрямый червяк. Поплавок скачет по последним перекатам как гонщик на треке, но поклевки нет. Солнце, отражениями в воде, слепит глаза, заставляя щуриться и выглядывать прячущийся в бликах поплавок. Снова и снова перезабрасываю удочку, это рутина любой рыбалки, но бойся отвлечься, потому, что именно в этот момент и клюет самая большая рыба. Поплавок ныряет, подсечка - что-то крупное серебристо сверкая, летит к моим ногам. Неужели... нет обычная консервная банка. С досады наподдал ей так, что она перелетела на другой берег и заскакала по камням. Хитрый червяк извивается и ни как не хочет на крючок. Не понимает он, что Мы с ним партнеры, оба пришли на рыбалку, правда результат у нас разный. Проснулись пчелы, начав свою бесконечную карусель над цветами. Ловкая стрекоза, трепеща слюдяными крыльями, стремительно смещалась из стороны, в сторону занимаясь охотой на мелких мошек. Но некогда отвлекаться. У меня своя охота. Снова скачет поплавок - рывок и он исчезает в пене буруна. Леска натянулась и зазвенела - опять зацеп?! - Нет, леска метнулась за буруны в темный водоворот омута. Главное не оборвать!!! Лоб взмок, кепка, как всегда съехала на глаза, но поправить нет времени - в омут рвется моя добыча, сверкая сквозь воду серебряным боком, а там, в глубине, коряги, за которые легко оборвать драгоценную леску. Врешь не уйдешь, медленно подтягиваю добычу к берегу и, вот уже на кромке воды, бьется шикарный обед, большущая пятнистая форель. Но странно, на серебряном боку сверкает золотом полоса от головы до хвоста, что за рыба, мне такая никогда не попадалась!
  
  ГЛАВА 2 Странный дар.
  Рыба перестала биться и смотрит на меня большим карим глазом, и мне показалось, что она плачет...
  Над головой резко прошелестел в ветер и мне показалось, что она негромко сказала:
  - Отпусти, отрок... Я заплачу!!!
  Голова закружилась, и я со всего маха сел на задницу. Вот так и съезжает крыша, если не поесть с утра, подумалось мне глядя на разевающую рот рыбу. Никогда не был мистиком, даже книги такие не любил читать, хотя фантастику, в общем, одобряю.
  Почему то, этот маразм не казался мне чем-то невероятным. Я, как сомнамбула, подполз на коленях к серебристой рыбе, и осторожно оцепил крючок. Удар, во все стороны летит песок и мелкая галька, сверкнув серебром, форель извернулась в воздухе и исчезла в воде, а я, зачем-то, тщательно вытер руки о песок и вздохнул с облегчением.
  Хруст песка за спиной заставил резко обернуться. Буквально в пяти шагах от меня стоял, опираясь на длинный посох старик, с длинной седой бородой и пронзительным взглядом голубых глаз из под кустистых бровей. Я изредка видел его сидящем на берегу, на сухом стволе топляка, когда то выброшенного на берег. Кто он и откуда я не знал, а спросить мне даже в голову не приходило. Ну, сидит и сидит. Молчит, на воду смотрит, а лезть с вопросами к пожилым людям не интересно, да и не положено мне по годам.
  - Ну с, проси, молодой человек, я держу свое слово.
  - Вот тебе раз. Это, оказывается, со мной старик говорил, а вовсе не рыба! Но тем не менее, я воспринимал все как само собой разумеющееся.
  - Да мне, в общем-то ничего и не надо. А что у вас есть дедушка? С немалым подозрением глядя на него, на всякий случай спросил я.
  - Многое отрок, многое. Только вот желание может быть только одно. Вот в чем беда то.
  - Хочу быть Сильным, Красивым и Умным!!! - Брякнул я первое, что пришло в голову.
  - Старик улыбнулся. Но не с насмешкой, а по-доброму и даже немножко грустно.
  - Похоже, ты любишь приключения?
  Я пару раз кивнул, нервно сглотнув, до конца не понимая, какого лешего я так разговорился.
  - Хорошо, задумчиво проговорил он. Но ты уверен? Может быть, лучше денег или драгоценных камней? Имей в виду, исправить ничего не удастся. Кем загадаешь - тем и станешь! Мне бы помолчать, задуматься в этот момент. Но мой авантюрный характер дернул меня за язык раньше, чем вся фраза дошла до головы.
  - Нет, хочу быть таким! - Твердо пожелал я.
  - Это твой выбор. Лови. В воздухе сверкнуло и к моим ногам упало, проскользнув мимо пальцев, кольцо, звеня и подпрыгивая. Которое я тотчас же подхватил.
  - Надень на палец и твое желание исполнится - юноша. Но обратной дороги не будет. Решай сейчас!
  Воздух загустел и остановился вокруг меня, исчезли все звуки кроме неумолкающего говора реки на перекатах, но я не обратил на это никакого внимания, а только вглядывался в завораживающие переливы кольца. Оно манило и отталкивало, наполняя сердце неуверенностью.
  Казалось, прошла целая вечность. Когда я поднял глаза, передо мной никого не было. И лишь ветер прошуршал листьями ивы: - Решай! Мистика!!!
  А что решать? Я ведь мечтал об этом всю свою недолгую жизнь, да и что я теряю. И, отметая сомнения, решительно надел кольцо на палец...
  Потом я, не раз, жалел о своем опрометчивом поступке. Как часто мне нужен был совет или просто добрый, все понимающий взгляд мамы. И хотя мою жизнь нельзя назвать скучной или слишком тяжелой - все как бы по силам. Но свою маму и других родных я не видел больше никогда... Мир завращался вокруг меня, закручиваясь черной воронкой, вспышка и... темнота.
  
   Где-то в других сферах
  Разговор велся не на человеческом языке, да и существа не принадлежали к человеческому роду и поэтому прекрасно понимали друг друга.
  - Как продвигаются твои дела на Гее 2? Срок пророчества приближается, мы не можем допустить его исполнения и потерять ее, как потеряли Гею 1
  - Не надо нервов, дядя, все под контролем. Вихрь энтропии должен был захватить великого мага во время его эксперимента и забросить к нам. Мне удалось сместить вектор и он, вместо него, забросил в наш мир никчемного мальчишку из не магического мира Геи 1. Голый и бездарный он не сможет помешать нашим планам.
  Старшее существо, резко повернулось и взглянуло на Младшее, глаза недобро полыхнули огнем:
  - Сколько раз тебе повторять, чтоб ты не играл с богами в их игры! Как ты можешь знать, что они задумали на самом деле! - Гремел старший. - Или ты уже стал богом?! - Смотри, я поручил тебе великое дело! Не провали его, племянник, или целой вечности наказания тебе будет мало!
  - Я сделаю все возможное Великий.- Униженно склонил голову младший.
  - Ну, делай, делай... Уже равнодушно сказал старший. - Но не сделай ошибки!
  
  Звуки постепенно проникали в мою голову, а мысли еще где-то ходили, помимо головы. Лица коснулся легкий ветер, а спину кололи стебли травы. В нос лезли запахи пыли и меда от множества полевых цветов. Солнце определенно светило в правый глаз, хотя только что было слева - это я точно помнил. А еще плечам было тесно в рубашке, купленной в приезжей автолавке мне на вырост, поэтому я всегда ходил с подвернутыми рукавами. Да и со штанами, какой-то непорядок, будто они стали намного теснее и короче - это мои-то паруса. Уровень непонятного превысил мои страхи, и я открыл глаза.
  Медленно сел и оглядел себя. Я вырос, точно вырос. По ощущениям - метр семьдесят, восемьдесят - вполне себе приличный рост. Рубаха была коротка и едва сходилась на груди, а штаны стали больше похожи на батькины семейники, только в обтяжку и чуть ниже колена. Легкие шлёпанцы разорвались, не вместив выросшую ногу, теперь представляя собой полный хлам. С умом, похоже, меня обманули, иначе, чем объяснить, что туплю не по-детски. Мысли шевелятся в голове медленно, как будто от души получил в челюсть, но постепенно прихожу в себя. Хотя, память вытворяет странные кульбиты - помню все, даже то, что давно забыл или не понял по малолетству. Со зрением полный порядок - вижу далеко и четко. И слышу отлично, особенно если ухо повернуть. Стооп. Как это повернуть ухо. Я схватился за шевелящиеся уши и обалдел. Здоровые, острые и мохнатые они торчали на ЛЫСОЙ голове вовсе не по-человечески, и даже не по-эльфийски. Насколько я помню рисунки эльфов, у них не было таких локаторов. Все это наводило на печальные мысли. Супер рыба не обманула и я конкретно влип, со своими необдуманными словами. Захлестнула волна возмущения, досады и злости. Да так, что скулы свело. И самое досадное - стукнуть за это никого, кроме самого себя не получится.
  За этой суматохой я не сразу заметил, что исчезла река, ее, заменял флегматичный ручей и высокие горы, вершинами царапающие небо и поблескивающие шапками ледников, а с другой стороны тропинка вилась в сторону весьма мрачного леса, стоящего стеной метрах в пятистах и нигде ни домика, ни дымка. Изменилась трава, она имела легкий фиолетовый оттенок, внешне мало отличалась от земной. А прибрежные лопухи были треугольной формы. Я сорвал несколько травинок и аккуратно пожевал их. Трава как трава. Ученый, определенно, нашел бы гораздо больше отличий, но я даже школу не окончил и ботаника не была моим самым любимым предметом. Подойдя к ручью, в неверном зеркале воды оглядел себя более подробно. Тяжелая челюсть и слегка выступающие клыки подозрительно напоминали орка из фильмов, но черты более тонкие и человечные. Конечно, в темном зеркале ручья было видно не очень хорошо, но цвет кожи похоже изменился на зеленоватый. Выглядел, в общем, довольно прилично, хоть и лысый и с большими, острыми ушами, которые жили своей жизнью, ловя разные шумы и шорохи. Тело слушалось великолепно, наливаясь пьянящей силой. Тут же попробовал поднять большой камень, размером с мою голову, тяжело, но не критично, спокойно перекинул его через ручей. Я стал определенно крепче, это пока единственный плюс от моего нового тела. Другим плюсом было полное отсутствие паники, мысли текли спокойно, холодно и деловито. Оглядывая окрестности я, первое время не мог решить, что мне делать, были мысли сложить шалаш из камыша, тем более, он присутствовал невдалеке и имел впечатляющие размеры. Сразу возникали вопросы, в частности, чем его срезать? Кроме того я никогда не относился к любителям посиделок, да и шалаш на открытой, совершенно не знакомой и, возможно, враждебной местности не казался даже мне, не слишком искушенному в путешествиях, хорошей идеей. Я точно знал, что тот же шалаш в лесу, даст, во время грозы, сто очков форы шалашу в поле. Поэтому первой, действительно серьезной мыслью было - пора куда-то двигаться, я не собирался на рыбалку надолго, не успел поесть и живот от голода уже заметно подводило. Быстрая ревизия карманов удручила. От прошлой жизни у меня не осталось даже удочки, зато осталась банка с червями, болтавшаяся на поясе. Выживальщики всех мастей утверждали, что червей можно есть, но это, знаете ли, на, совсем уж, крайний случай. И я, на это самый случай, взял ее с собой, аккуратно закрыв и, с трудом, засунув в задний карман... В горы идти не хотелось. Справа по теченью ручей впадал во что-то подозрительно напоминающее болото, слева местность заметно повышалась. Я вообще человек действия, не склонный к долгим обдумываниям и анализу, что часто приводило к разным проблемам, ну это видно по теперешнему результату, но сейчас тормознул себя, что бы сделать очередной, надеюсь теперь, правильный выбор.
  - Умный, в гору не пойдет. Пришла мне в голову оригинальная мысль. Но тогда оставался только один путь, по тропинке в лес, тем более что это был единственный признак какой-то цивилизации. Вот только какой? Я не без основания полагал, что не на старой, доброй Земле. А дикость окружающего мира предполагала не великое количество жителей вокруг. Так что - это вполне могла быть и звериная тропа к водопою. Я обожал фантастику, особенно про попаданцев, гордился их успехами и сноровкой, все они первое что делали - это находили где-нибудь под кустом оружие, поэтому, во весь рост, вставала проблема с этим самым оружием и выбор леса снова преобладал. На всякий случай засунул по карманом пару гладких и увесистых камней, что бы и кинуть, и в рот засунуть твари, которая меня жрать будет, пусть подавится. Вообще, животные меня не то что бы не любили, но скорей видели во мне игрушку, которую не грех ткнуть рогом или тяпнуть за пятку. Не дай бог и здесь будет так же, тем более, если встретится что-то покрупнее нашего козла.
  Двинулся на восток, по крайней мере, об этом говорило солнце, только вставшее над лесом и светившее в глаза. Над травой местами вставали столбы каких-то мошек, я не стремился узнать их поближе и вообще, насекомые не мой профиль. Относясь к ним со здоровой опаской, особенно в новом мире, старался не попадать в их окружение. Удивляло полное отсутствия птиц над полем, хотя неспешно приближавшийся лес, все громче приветствовал меня разными звуками. Солнце было почти белым, горячим даже едва поднявшись над горизонтом, еще одно подтверждение, что я не дома и хотелось поскорей укрыться под сенью леса. Вот и первые деревья дарят мне свою зеленую тень. В основном обычные на вид елки, даже запах нагретой смолы такой же. Тут же приступил к добыванию оружия. Попытка отломить от дерева сук побольше, ни к чему не привела. Деревья крепко держались за свои ветви, что несколько ошарашило, под ногами же валялось одно гнилье. Из глубины леса пахнуло сыростью и холодом, лес был плотным и темным. Неожиданно ветер донес до меня запах дыма и жарящегося мяса. Я тут же вспомнил, что чертовски голоден, а слюноотделению позавидовала бы собака Павлова. Ноги без дополнительного понукания засеменили быстрее. Деревья встали плотнее, трава гуще, корни путались под ногами, это меня и спасло. Выскакивая на поляну, я споткнулся, растянувшись во весь рост, и все происходящее видел из партера через траву.
  В центре поляны догорал вигвам. А на другом краю занимались зарядкой с утяжелениями неприятно узнаваемые персонажи. Огромный тролль размахивал дубиной, а ему противостояли два длинноухих орка, которые с рычанием, больше подходящим какому-нибудь саблезубому тигру, бодро прыгали вокруг него, пытаясь достать его топорами на длинных ручках. Хрясть! - Уже один. Второй, видя такие результаты, бросил топор в тролля, попал, и пока тот отвлекся, нырнул в кусты, да так, что ветки в стороны полетели. Тролль победно взревел, ещё немного потоптался и, направился к костру, над которым обгорала чья-то туша.
  Сказать, что я был удивлен - это ни сказать ничего. И если все происходящее до этого, казалось какой-то увлекательной игрой, с элементами фэнтези, то этот бой всерьез напугал меня. Простота местных нравов ударила по башке пыльным мешком. Я не боялся крови, доводилось и курей потрошить и кабанчика помогать резать. Но, мне ни разу не доводилось видеть подобные кровавые разборки между разумными, кроме как в кино и, я никаким образом не хотел стать одним из участников. Поэтому задом отполз за дерево и, тихой сапой, постарался ретироваться в другую сторону. Ну да, не герой я, пусть психи вокруг тролля пляшут, тем более что из оружия, у меня только консервная банка. Мелькнула мысль обогнуть поляну и подобрать топор, но близкие тяжелые шаги моментально охладили голову и придали ускорение. Через некоторое время мне, наконец, пришло в голову, что я достаточно уполз от места событий и, что вообще ползать может быть вредно для здоровья, так как в траве вполне могут быть змеи и не факт, что безобидные ужи. Я тут же встал и двинулся дальше, внимательно глядя под свои, голые, ноги. Пробираясь по лесу, по большей дуге огибая волосатую проблему с дубиной, я вышел на другую поляну, предусмотрительно спрятавшись за дерево. В центре рос странный куст. Он весь состоял из спутанных зеленых нитей и блестящих черных игл. Эдакий колючий перекати-поле. В соседнем дереве, немного ниже моего пояса торчала пара подобных игл. Я нагнулся разглядеть их и вытащил одну, она была острая, маслянисто блестела. Вдруг я услышал резкий щелочек, удар по моему любимому, многострадальному месту, и оглянулся. Перекати-поле весь трясся и ощетинился иглами в мою сторону, а из кармана, в котором лежала банка с червями торчала хищная, черная игла.
   Такое положение корпуса, бегуны называют низким стартом, думаю, я точно взял бы первый приз по бегу на пересеченной местности, так я сорвался с места. Летел, не разбирая дороги и, не обращая внимания на хлещущие по лицу и цепляющиеся за рубашку ветви, ощущая на спине злобный, пристальный взгляд. Через сотню метров я затормозил, заскочив за толстый ствол. Сердце колотилось как бешеное, от ужаса, который на меня навели происшедшие события, а особенно этот странный куст. Выдернул иглу и прижался к дереву, суматошно пытаясь перевести дух, одновременно поводя ушами, выискивал опасные звуки. Мир еще раз внятно объяснил мне, что правила игры изменились и я, к сожалению, с ними не знаком. Легкий шорох привлек мое внимание. Я осторожно выглянул.
  На меня, из-за дерева, глядел черный глаз!
  Глаз мигнул.
  
  ГЛАВА 3 Братья меньшие.
  - А-а-а. И я в который раз пал на свою пятую точку.
  - Ты чего орешь! Доорешся - тролль услышит, тогда все заорут.
  - Ты кто? - более умного вопроса в голову не пришло.
  - Грымза. - гордо заявила приличных размеров, со среднюю кошку, белка, с большой головой, полностью вылезая из-за дерева и располагаясь на горбатом корне.
  
  Ага, Белочка пришла, проникла в мой мозг мысль, да еще и говорящая.
  - А что здесь делаешь? - Маразм продолжал крепчать.
  - Дурак! Живу я здесь. - Внятно ответила белка.
  - А откуда ты знаешь человеческий язык. - Против воли вырвалось у меня.
  Белка вздохнула.
  - Да всё из-за деревенского колдуна, он жил один, приходили к нему редко, вот и заставил, от скуки, меня говорить какой-то хитрой магией. От нее и голову так у меня раздуло - говорил для ума. Ну, не знаю, я и так умнее его была, особенно когда он выпьет. Он же имя мне дал, такое звучное, правда я в этот день с ним крепко повздорила, да ещё и склянка с синей краской на него со шкафа упала. Совсем случайно! - добавила она, видя мое сомнение.
  - Он так разволновался тогда, видимо из-за того, что был совсем, совсем не прав. Так сразу и назвал меня новым именем:
  - Ну ты и Грымза - сказал. И то верно. А то все белка да белка. Перед людьми неудобно.
  - Говорящее имечко, ей подходит. - Подумалось мне.
  - А сам-то ты кто? - В свою очередь, безапелляционно, спросила белка. - Какой-то ты странный, голова как у орка и то, не совсем, но в плечах узковат и весь доходной, да и одет, как с чужого плеча снято. - И что в нашем лесу делаешь. У нас давно таких гостей не было, всех местных орков я знаю. Ну, почти всех. - Замялась она.
  Действительно кто я? Голова шла кругом от всего происходящего, тут еще как представиться и какое имя назвать. Я много раз слышал, что смена имени, меняет судьбу. С другой стороны, я уже смирился с тем, что я не дома и моя судьба уже изменилась. Кроме того мне всегда хотелось сменить имя, на какое-нибудь более мужественное, брутальное. Так имеет ли смысл, называется своим именем, а кличка была тяжеловесной и более похожа на насмешку, чем на доброе имя.
  - Зови меня Блэк. Я странник, очень издалека, шел в вашу столицу, да вот попался какому-то сумасшедшему волшебнику, попросил, сдуру, не то, или он меня не понял и вот что он из меня сделал.
  - Аккуратней нужно. Маги они такие. И буквально через одного психи - я это точно знаю. - Заверила меня Грымза. - А что именно ты пожелал, если не секрет, конечно?
  - Ну, он обещал выполнить одно мое желание, я и пожелал - быть Сильным, Красивым и Умным!!! Первое что пришло в голову.
  Белка задумалась.
  - Сильные у нас Орки, ну если не считать Троллей, красивые и ловкие - Эльфы, а умными себя считают Люди, но они скорей хитрые и пакостные, чем умные. Так что ты, умудрился собрать в себя признаки всех трех рас. С желаниями у тебя был перебор - вот. Надо же было так пожелать! А твой колдун - шутник, определенно, да!
  - И что мне теперь делать? - Почесал я лысую голову.
  Грымза с интересом посмотрела меня.
  - Слышала, есть ритуал очищения. Как он проходит, не знаю, не спрашивай, но для него точно нужны четыре уникальных камня и сильный маг. А уж кем ты потом станешь, не знаю. - Как жить будешь. Будешь все решать силой - станешь орком, будешь надменным с разумными - станешь высокомерным эльфом, а если хитрить, обманывать и гадости другим делать - это к людям. Но можешь стать и кем-то совершенно другим, этого не знает никто. Так что - это еще не факт, что будет лучше, чем сейчас.
  - Ну, а сейчас ты от кого так удирал, что все мои кладовые порушил и в землю втоптал?
  - Кто-то стрелял в меня иглами, вот - такими. И я показал черные иглы, которые все еще держал в руке. Похож на куст, но может просто кто-то в нем прятался.
  Грымза насторожилась:
  - Они не пробили тебе кожу?
  - Нет, один воткнулся в дерево, а второй в зад, но попал прямиком в консервную банку.
  - Где она, покажи!
  Я вытащил банку, в ней шуршали остатки земли и что-то царапалось.
  Аккуратно отогнув крышку кончиком иглы я, в ужасе, уронил банку на землю.
  Заполнив всю банку спутанными зелеными нитями, какая-то гадость доедала моих червей!
  - Это Зеленый стрелок - с тревогой в голосе сказала Грымза. На конце каждого шипа крохотное семя, которое попадая в любое живое существо, мгновенно прорастает и за несколько часов убивает его, а над трупом поднимается новый Зеленый стрелок. Причем существу совершенно не больно и оно до конца не знает, что уже умерло.
  - Что мне делать с этой, этим...?
  - Ничего. - Грымза уже совсем успокоилась.- Без живой пищи, в твоей банке, он умрет через несколько часов, так что просто не трогай.
  Грымза над чем-то задумалась, замолчав. Я то же не знал, о чем говорить. В голове роились сотни вопросов, одни других фантастичней, но задавать их белке, пусть и такой головастой, в прямом смысле, считал странным. Хотя в моем положении, что может быть более странным, чем мое появление в этом мире и волшебное преображение. И один вопрос я все же задал, постаравшись, на всякий случай, быть предельно вежливым:
  - Уважаемая Грымза, а где здесь можно найти какой-нибудь поселок нормальных людей? И как до него добраться?
  Грымза скептически хмыкнула.
  - Ну, положим, на нормального человека ты мало похож. Как собственно и на нормального орка, к полуоркам же ни у людей, ни у орков особого доверия нет, а силой, похоже по всему, тебя боги обидели и, внимания этим точно не добьёшься. - Сказала белка, еще раз критически осмотрев меня.
  - Достаточно недалеко, за Дикой рекой, есть небольшая деревня людей. Я несколько раз к ней ходила, да и жители часто проходили по дороге, прорубленной ими, через лес, но уже года два никого на дороге не видела и она почти заросла. Но пройти все равно можно.
  - Вы мне не поможете добраться до деревни, или, хотя бы, до дороги? - Попросил я, прекрасно понимая, что без местного аборигена, дорогу могу и не найти.
  Грымза помолчала, потом что-то решила для себя и прямо взглянула мне в глаза.
  - Вообще-то ты мне должен, - Безапелляционно заявила она.- Мало того, что ты угробил все мои запасы, как мне их теперь откапывать, так еще гадость эту волосатую приволок.
  - Нормальные белки запасы в дуплах хранят, а не в землю зарывают! - Обиженно засопел я.
  - И где ты здесь нормальных увидел, не себя ли имеешь в виду?! Или, вон тролль развлекается, нормальней некуда. Или орки, после мухоморовки, в дупель, по лесу толпами скачут, они у нас тоже того - шибко нормальные.
  Ответить на это мне было нечего, нормальным себя, назвать я не мог.
   - Ну и язва, наверно довела своего колдуна до смерти. - Подумалось мне.
  - Твои предложения?
  - С тобой пойду. Есть мне теперь нечего - тебе спасибо, народ кругом злой, не образованный, даже поговорить не с кем. Человеческого языка не понимают. Да и пропадешь ты без меня. Тут еще ничего, дальше веселее будет.
  Мысль брать с собой белку, радости не вызывала, язва еще та, но в общем права - ничего я здесь не знаю, один могу и не выжить. Как говорится - ни в природу, ни к народу. Да и песня абсолютно права - 'Вместе весело шагать по просторам...'.
  - Одно условие: - Я начальник, ты ... в общем, подчиненная. Совет выслушаю, но решения принимаю я. - Не хватало, чтоб мной белка из Чернобыля командовала! Иначе иди лесом, своим. А я своим.
  - Согласна! Не знаю, где этот Чернобыль, но ясно, что белки там крутые. А советы давать я люблю, только успевай собирать. Сообщила Грымза и ловко забралась мне на плечо. Образ кирпича с когтями на моем плече явственно представился мне.
  - Ну, вперед. Что встал?
  Я только головой покрутил, от такой наглости, но вариантов все равно нет, здесь мне делать больше нечего. С самого момента моего провала сюда, меня не покидало ощущение неправильности событий. Они накатывали на меня одно за другим, предлагая готовые решения, совершенно не интересуясь моим мнением. Вот и сейчас, при всем многообразии вариантов, реального выбора у меня просто нет. Так что - двинули.
   Лес цеплялся за меня ветвями, путался в ногах корягами, упирался буреломом, отказываясь выпускать свою добычу. Тропинка то исчезала и приходилось полностью полагаться на белку, но даже ей несколько раз пришлось покидать свой 'насест' и забираться повыше, в поисках пути, то снова появлялась, иногда расширяясь до полноценной дороги. Один раз белка шикнула на меня, и мы, спрятавшись за выворотень, долго ждали, пока мимо прошло, не видимое за кустами, нечто, охая и вздыхая, но, судя по треску сучьев и раскачивающим вершинам, размера оно было немалого. Мы уже совсем собрались двигаться дальше, но белка вдруг спрыгнула с комля выворотня на плечо и приказала мне заткнуться, а чуть позже из кустарника, буквально в десяти метрах, высунулась зеленая морда странного существа, чем то похожая на богомола переростка, с осла размером. Шкура его была зеленой с пятнами и на глазах изменила рисунок так, что если бы я не смотрел на него, то на фоне леса уже не нашёл, а сам он превратился в неподвижную статую. Грымза явно боялась этого хамелеона, и старательно жалась к моей голове. Мне его хорошо было видно через сетку мелких веток, но он на меня не смотрел, а смотрел он на что-то на другой стороне поляны. Я осторожно оглянулся и увидел, как из кустов на другой стороне поляны бодро выбегают маленькие полосатые кабанята. Весело повизгивая, они суетились тыкаясь носами во все стороны, постепенно приближаясь в ждущему в засаде богомолу. А из леса вышел огромный кабан, точнее кабаниха, едва не с корову размером. Она внимательно огляделась и не увидев ничего настораживающего занялась своим прямым делом - стала подкапывать корни здорового дерева, которое тем не менее закачалась под таким напором. Кабанята носились друг за другом, все приближаясь к засаде. Я точно знал, что должен сидеть тихо, но мне почему-то очень не хотелось, что бы охота хамелеонистого урода - насекомого увенчалась успехом. Возможно, сказалось то, что я вообще недолюбливал насекомых, или мне просто захотелось справедливости. Медленно отклонившись назад, я огляделся в поисках метательного снаряда, вовремя вспомнив о камнях подобранных как раз на этот случай. Вытащив пару из кармана прикинул направление и навесом, прямо из-за выворотня, запустил их друг за другом в притаившегося охотника за поросятинкой, наблюдая за ним сквозь переплетение ветвей. В этот же миг произошло сразу несколько событий. Первый камень попадает в лоб богомолу переростку, от второго он отскакивает в сторону, суматошно меняя расцветку. С визгом от него прыснули поросята, а с другой стороны поляны с ревом разгоняется локомотив, килограмм в пятьсот живого веса.
  
  Удар был страшен. Вой кабана, мерзкий, похожий на визг металла по стеклу, крик псевдо богомола. Треск хитина и бурун земли перехлестнувший наш выворотень. Не долго думая, я схватил Грымзу в охапку и рванул в противоположную от разворачивающейся битвы сторону. Перескакивая через завалы, продираясь сквозь колючие кусты я, наконец, вырвался на небольшую продолговатую поляну, в которой с трудом можно было узнать заросшую дорогу и, остановился, дико озираясь по сторонам. В руках завозилась молчавшая всю эту скачку белка, выдралась из рук и быстро заскочила на ближайшую елку, смотря на меня круглыми, по ложке каждый, глазами и заполошно зачирикала на своем языке, явно не рождественские поздравления. Немного успокоившись, это было видно по тому что она перешла на человеческий язык, выдала неподражаемый спич о моем мужланистом происхождении и моих умственных способностях, поинтересовавшись в конце - из какого сумасшедшего дома я сбежал!? Именно сбежал, потому, как выпускать меня было явно рано. Я был смущен и пристыжен, чувствуя свою вину, но одновременно был уверен, что поступил правильно.
  Постепенно Грымза успокоилась, я извинился за необдуманный поступок и мы тронулись дальше.
  
   Дорога утомляла все больше, не столько своей трудностью, сколько необычностью и опасной неизвестностью. Но все кончается - кончился и мрачный, черный лес, угрюмо глядя нам в спину. Стояла послеполуденная жара, воздух дрожал над песком, колебался волнами над близкой водой. Над головой раскинулось бескрайнее, пронзительно голубое небо, а ветер бросил в лицо запах реки, водорослей и желанную прохладу. Тропинка выходила к основательному каменному мосту, дугой повисшему над рекой, ровно несущей свои воды среди абсолютно голых, аж метров на пять, шикарных, песчано-пляжных берегов.
  Занятно, я вытащил из кармана камень и запустил им через мост и, тут же чуть не получил им в лоб, едва успев уклониться. Магия отражения? Искажение пространства?
  - Местные жители переходили мост, но необычно, они, на середине моста, выпрягали лошадей. Подробно я не разглядывала.
  - А вброд перебраться, или переплыть? Чего сложного?
  - Вот до того берега как раз голова и доплывет, если ушами грести умеешь, остальное к тому времени уже съедят. Тут даже к берегу лучше не подходить - опасно, вон всю траву сожрали. - Категорично заявила Грымза.
  - И кто там такой прожорливый?
  - А я знаю? Но судя по всему - все!
  - Говоришь, на середине распрягали? - В голове возникла смутная мысль. - Попробуем!
  Первый заход закончился ожидаемо, через некоторое время, идя только прямо, мы вышли туда, откуда пришли. Во второй раз шел медленнее и обнаружил на середине моста поперечную полосу более темного камня в две ладони шириной, постарался не переходить серединную черту, а сделал уставной поворот кругом, прямо на черте, и снова зашагал вперед. Десять шагов, Двадцать, двадцать пять... Бинго! Мы ступили на другой берег. Я так и не понял, в какой момент произошел поворот, но результат на лицо. Белка, ошалело крутила головой на моем плече и аж подпрыгивала от избытка чувств.
  - Ты - великий волшебник! - заявила она и спрыгнула на землю. Тропка вела на небольшой холм, вершину которого украшала, суматошно машущая крыльями, мельница. Подъем был не сложен, но сама земля на склоне мне совсем не нравилась. Кругом только камни да жесткая, рыжая глина. Через некоторое время стали попадаться кучи хлама, в которых с трудом можно была узнать изъеденные, превратившиеся в труху доспехи и оружие. Кости под ними пожелтели и разваливались. И как бы сильно мне ни хотелось найти какое-либо оружие, ничего, сколько-нибудь целого, не находилось.
  - Здесь был бой. - Тихо сказала Грымза. - Магический!
   У самой вершины лежали почти целые костяки один, пониже, в полном рыцарском доспехе. Дико изломанный, с перекрученным мечом, привлек мое внимание. Но, ничего ценного, хотя, на земле блеснуло золотом, я нагнулся и поднял золотое кольцо с серебристой насечкой и вензелем в два непонятных символа. В моем положении, все в плюс. Пригодится. Выше лежала куча истлевшего тряпья, прижатая длинной палкой, скорее посохом.
  - Вот это то, что нужно! - Посох удобно лег в руку, своим весом намекая на надежность в пути и в бою. Я провел по нему рукой, стирая вездесущую ржавую пыль, и на нем проступили серебряные кольца и вертикальные строчки рун. Грымза внимательно разглядывала посох.
  - Мне эти руны не знакомы. И тут, видишь, наверху разорвано крепление, здесь явно что-то было.
  - Ценная вещь?
  - Несомненно! Но он, похоже, сломан!
  - В любом случае ничего, более путного, нет.
  Белка по-хозяйски оккупировала мое плечо, а я, основательно опираясь на посох, взобрался, наконец, на холм.
  Слева усиленно махала крыльями мельница, при полном безветрии. Прямо вилась тропинка и упиралась в небольшую деревню, дворов десять от силы, с остроконечными, конусными крышами. Возможно, здесь раньше было поле, но сейчас не было даже травы, одна багровая спёкшаяся глина. У тропинки стояло пугало, в белых штанах грубой ткани, рваной куртке и соломенной шляпе на тыквенной голове с большими, голубыми, глазами.
  - А вот и штанишки! - Непроизвольно воскликнул я. - Вроде по росту.
  - A я, в чем стоять буду, - Прозвучало в моей голове. - И так стою в чем попало, а тут еще последние штаны снимают.
  - Ого, совсем уже сказочные персонажи пошли. - Выпучил я глаза.
   Грымза то же услышала, но среагировала более адекватно:
  - Зачарован?
  - Да, мельник я, полаялся с местным волшебником, вот и поставил меня ворон гонять, говорил, для профилактики, на один день! А тут огонь, война, нечисть набежала, мага грохнули, вот и стою, солнцем палимый, даже ворон нет, гонять некого. Помогите а, а я помогу вам, вижу ведь, что с голым задом ходите.
  Я развеселился, пугало квест предлагает, надо брать. С паршивой овцы, как говорится, хоть шерсти клок.
  - Ну и как тебе помочь? - Я предполагал что-то заумное, в стиле РПГ игр, но все оказалось проще:
  - В первом доме деревни жил этот драный маг, у него наверняка заклятие где-то записано. Принесите мне, дальше я сам справлюсь.
  Мы быстро дошли до первого дома, на вид каменного, с гладкими почти зеркальными, белыми стенами, окна были закрыты глухими ставнями, а дверь на большой висячий замок. Дорожки были выложены исключительно ровным серым, слегка ноздреватым камнем. Грымза покинула мое плечо и осторожно проскользнула в открытую калитку. Я последовал за ней.
  У двери лежали две кучки гнилых, рассыпавшихся от первого прикосновения, костяков в доспехах. Аккуратно обойдя кучи, прислонил посох к стене рядом с дверью и, мне показалось, что между ним и стеной проскочила маленькая искра. Ничего подобного не повторилось и, я решил, что точно показалось.
  Сколько мы разных замков переоткрывали по делу или просто на спор разными подручными средствами, но самым большим шиком считалось так открыть и закрыть замок, чтоб никто и не подумал, что его открывали. Я в этом деле был в числе первых. Самым подходящим инструментом, впрочем, и единственным, была черная колючка.
  - Ну, посмотрим, смогу ли я справится с местными замками?!
  В руке ощутимо хрустнуло.
  - Все. Готово!
  - Что готово? - Подскочила ко мне Грымза.
  - Иглу сломал. Объяснил я.
  - И что теперь?
  - А ничего. У меня еще одна есть. - Сказал я, доставая из кармана новую иглу и продолжая ковырять замок, но уже более осторожно. Так, еще немного, ага, зацепил.
  Крак - сказал замок и откинул дужку, сдаваясь на милость победителя.
  Дверь тихо открылась. Луч солнца заглянул в большую комнату, и пылинки затанцевали в нем. Я перешагнул порог, за мной пролезла Грымза, настороженно поводя носом. Большую, почти пустую комнату, украшал массивный стол и стул с высокой спинкой около него, на столе стоял кувшин, как оказалось пустой, и лежал листок пергамента сложенный вдвое. На нем было написано несколько строк непонятными рунами. Засунул в карман штанов, возможно, это то, что я искал... На полках вдоль стены было множество разноцветных баночек и бутылочек, Грымза тщательно их обнюхивала, периодически чихая. Прямо около входа висел черный кожаный, с восхитительным муаровым узором, длинный плащ с капюшоном, а на полках изящного шкафа лежала фляга выдолбленная из тыквы с пробкой и аккуратно сложенная, легкая, холщевая рубаха, которую я сразу же надел, сбросив на пол свою грязную, изодранную до безобразия в лесу рубашку. Плащ тоже уместился на моих плечах, в первую очередь как защита от пыли, которой кругом хватало, а флягу, кое как, повесил на пояс. К сожалению, еды в этой комнате не было никакой. Я тронул дверь в другую комнату. Мне открылась спальня.
  С кровати на меня глянул бородатый мужик с серебряной палкой в правой руке, а левой он держался за вышитый пояс. Я попятился и уперся спиной в стол, волосы на ушах встали и весело зашевелились. Хозяин не двинулся с места и только тут до меня дошло, что на меня смотрит картина в темной раме, стоящая на кровати. Сердце бешено колотилось и надо бы проверить штаны на предмет их сухости. Ощущение опасности настойчиво стучалась в виски и заходить в спальню категорически не хотелось. Грымза перестала бренчать банками и позвала меня:
  - Возьми вот эту баночку, лучшее средство от небольших ран и порезов. Мой старик такое делал, пользовалось спросом. А я ему травы таскала.
  Баночка была небольшой, грамм на 100, из темного красного то ли металла, то ли глины, с плотно притертой крышкой. Черная, вязкая мазь пахла неоднозначно, медом и болотом. Я пожал плечами и вял баночку в руку, в карман не влезла, надеясь как-нибудь потом приспособить. Удивительно, но нигде не было ни тарелок, ни какого захудалого ножа, даже кухонного. Только ступа с каменным пестиком стояла на подоконнике. Делать здесь, было больше нечего, и мы вернулись, к пугалу.
  - Возможно, это то, что ты ищешь?
  - Разверни!!! - С минуту ничего не происходило, потом чучело оделось искрами и стекло туманом на землю, туман быстро уплотнялся, проявляя длинноволосого старика с хитрыми глазами. Он, кряхтя, поднялся, слегка поклонился и ... бодро посеменил к своей мельнице.
  Эй, а награда! Я ведь и обратно прочитать могу! - Конечно, это был блеф, но кто не блефует, тот в покер не играет.
  Старичок как будто налетел на стену. Съежился, обернулся и с видом беременного крокодила спросил:
  - А ты сможешь?
  - А давай, попробуем! - Уже весело сказал я. - Вот и посох у меня есть!
  - Не, не надо! Пойдем.
  Мы подошли к мельнице, поднялись по скрипучим ступеням, вошли в небольшую комнатку, освещаемую парой узких окон без стекла. Мельник долго копался в засыпанном мукой сундуке. Достал невзрачную дорожную сумку серого холста, протянул мне, и, видя мое недоумение, проворчал:
  - Магический предмет! Сам разберешься, коли маг такой могучий.
  - И штаны давай, не обеднеешь. - Наглеть так по полной, решил я.
  - Вымогатель! На! - И он снова достал из сундука, на этот раз, серые штаны, по виду из грубой шерсти. - Бери, бери, из шерсти волколака , сносу не будет, мне велики, а тебе в самый раз и протянул к ним не широкий кожаный ремешок. - Ну, ступай, честная сделка.
  Быстро переодевшись и, рассовав все пожитки по сумке и карманам, мы раскланялись, спеша пройти деревню, в тайне надеясь на какой-нибудь хабар. А мельник еще долго смотрел нам вслед, то ли удивляясь, то ли досадуя.
  Переходя от дома к дому, по внешнему виду, мало отличавшихся от украинских мазанок, мы убедились, что больше целых не осталось. Они либо сгорели, либо глядели на нас выбитыми окнами и дверьми, либо крыша полностью провалилась так, что балки выперло изо всех проемов. Поэтому даже заходить во дворы мы не стали. Особенно напугал последний дом, вроде совсем целый, над которым крутился сиреневый дым, свиваясь в жгуты, и медленно истаивая в вышине, совершенно не поддаваясь ветру. Все это сопровождалось гулом и потрескиванием, как под линией высоковольтных проводов.
  
  ГЛАВА 4 Дорога желтого песка.
   Дорога начиналась сразу за околицей, после странного, дымящего сиреневым дымом дома, который мы старательно обошли. Странная, четко очерченная, как будто насыпанная ярко желтым песком в определенные границы. Песок дороги был плотный, но не как терка асфальта, а мягче и идти было приятно. Солнце сильно припекало. Голова уже раскалилась так, что на ней можно было жарить яичницу. Но, странное дело, под черным кожаным плащом, совсем не было жарко. Я, ради эксперимента, накинул капюшон и сразу, повеяло прохладой, как будто от близкой реки потянуло ветром. Грымза до этого прыгавшая по обочине, взглянула на меня черным глазом и бодро взобралась мне на плечо, заглянув в лицо.
  - Чего это ты разулыбался? Спросила подозрительно белка.
  - Да вот, плащ интересный, кругом жара, вон даже пятки подгорают, а под плащом прохладно, как на берегу пруда.
  - Я слышала о таких плащах, они делаются из кожи очень редкой магической, болотной ящерицы и стоят бешеных денег, о таких плащах как-то упоминал мой старик, сетуя на то, что он ему не по карману. Он говорил, что в нем не бывает жарко в пустыне и, не замерзнешь в снегу, но я ни когда не видела ни чего подобного и даже считала, что это он мне очередные сказки рассказывает.
  - Не простой домик мы посетили - задумчиво пробормотал я.
  Обычные земные елки нависали над дорогой, не пересекая ее и не заходя за ее границы. Желтый песок мягко пружинил под ногами, уводя нас в глубину леса. Околица давно скрылась за поворотом. Мы шли бодро, не останавливаясь на отдых, торопясь выйти из леса до заката солнца. Лес был не столь мрачный, как тот, который мы недавно покинули, но Грымза торопила, не давая расслабляться, периодически поглядывая на солнце катившееся к закату.
  Впереди дорога разделялась. Прямо шла дорога желтого песка, влево уходила довольно плотная грунтовая дорога и терялась в траве. Чем-то грунтовка мне не нравилась, а может просто не хотелось уходить с такого приятного песчаного пути, который так напоминал дорогу желтого кирпича из земной сказки. Подсознательно мне очень хотелось прийти по ней к изумрудному городу, сказка все еще витала надо мной, не успев разбиться об реальность. Мы, естественно, выбрали дорогу желтого песка. Холодало, поднялся ветер, зашумев кронами елок, но внизу было тихо.
   Невдалеке, справа, не громко журчал ручей, с поразительно чистой и, как оказалось, вкусной водой. Его заметила Грымза, и мы с удовольствием напились и налили воды в пустую бутыль, прихваченную в деревенском доме. Смеркалось. Солнце уже полностью зашло за верхушки деревьев, из-под них поползли на дорогу призрачные руки тумана. Ноги устали и молили об отдыхе.
  - Надо бы устраиваться на ночлег, - сказала Грымза. - Только, вот под этими елками, останавливаться явно вредно для здоровья!
  - Почему?
  - Да съедят ночью и вся недолга, в наших лесах даже днем опасно, а уж ночью.
   Дорога вильнула и за поворотом показалась большая, очень красивая, с изящными колоннами портика, а сейчас полуразрушенная часовня. Каким богам молились здесь путники, было уже не понять, но двери сохранились, были открыты и выглядели довольно крепкими. Внутри валялись обломки каких-то статуй, мусор, части рухнувшей кровли. Вправо открывался проем в небольшое, плохо освещенное, пустое помещение. Узкие стрельчатые окна были забраны красивыми коваными решетками, стилизованными под дикий плющ, а у противоположной от дверей стены стоял большой алтарь красного камня, треснувший от угла к углу. Прямо над ним, сохранилась часть кровли, и мусору было на много меньше. Грымза соскочила с плеча и бодро начала тыкаться носом во все углы.
  - Вроде все чисто, здесь давно никого не было.
  - Ну, тогда располагаемся - согласился я.
  Первое, что сделал - это задвинул дверь не широкой, но веской, каменной скамейкой. Благо дверь открывалась вовнутрь. Потом, как мог, очистил место за алтарем на небольшом возвышении. Лучшего места не найти, по крайней мере под крышей, если пойдет дождь, решил я. Внимательно осмотрев камень, я провел рукой по трещине и, не заметил, как слегка порезался, такие острые у трещины были края. Капля крови моментально набухла и упала прямо в трещину, а я сунул палец в рот, подозрительно смотря на алтарь, но ничего не произошло.
  - Жрать хочу - посетовала Грымза.
  - Я тоже, но ведь нет ничего, сама же знаешь, да и костер нечем развести. Надо было откопать что ни будь из твоих припасов, ну да теперь что об этом говорить.
  Грымза молча забралась на стену и исчезла в наступающей темноте. Её не было довольно долго, я уже начал беспокоиться, когда из-под крыши посыпались мелкие камушки и послышался веселый голос:
  - Заждался? - Грымза держала в лапах огромную кедровую шишку и уже собиралась с удовольствием поужинать.
  - А мне?!- возмутился я и тут же чуть не получил в лоб довольно приличным яблоком.
  - Извини, больше не унесла, и так пришлось убегать от хозяина. - Какой-то дикий ежик. Он бегает быстрее, чем я прыгаю. Еле убежала.
  - Шпашибо - поблагодарил с набитым сочной мякотью ртом.
  Скоро еда кончилась и осталось только ложиться спать, тем более, что стало совсем темно. Я расстелил плащ, он был достаточно велик что бы завернуться в него целиком. Положил под голову тощий мешок. Грымза соскочила со стропил и быстро забилась мне под плащ, по-хозяйски угнездившись в самом теплом месте и, уже через минуту, мягко засопела своим черным носом. Мне не спалось. Мир заполнили звуки ночного леса. Влажный, туманный воздух затекал в окна, неся запахи прелой хвои, смолы, непривычный аромат трав. Где-то затрещала трещотка, ей ответила циркулярная пила и все стихло. Прошелестел ветер в вершинах деревьев и трижды ухнул филин...
  Вдруг я заметил слабое розовое свечение, которое разрасталось от алтаря, оно стало ярче, и налилось теплом. Я протянул руку и коснулся алтаря, свечение обняло руку целиком, поднялось столбом и ... пропало. Только казалось, что в руке осталось что-то теплое. Я несколько раз сжал и распрямил пальцы. Ничего не мешало, я приблизил руку к лицу, но в темноте ничего не увидел да и ощущение постепенно пропало.
  В дверь постучали!!! Это было так неожиданно, что я задал самый идиотский, в данной ситуации, вопрос:
  - Кто там?!
  Мне не ответили, а через секунду послышался скрип песка удаляющихся шагов. Я лежал ни жив, ни мертв, а Грымза нахально посапывала носом, как будто ничего не произошло. Лес пел свою ночную песню, ничего не нарушало спокойного течения ночи, я не заметил, как уснул.
  Утро пришло с теплым ветром, и шумом проснувшихся первых птиц. Небо только-только высветилось рассветом. Грымза спала без задних ног, выпав из-под плаща, но моментально проснулась, стоило мне зашевелиться.
  Я сразу рассказал ей про ночное происшествие, и она очень забеспокоилась, быстро заскочила на стену, прокралась к двери и выглянула через небольшое зарешеченное окно во фронтоне прямо над дверью. Она смотрела долго, внимательно, не отрываясь. Потом повернулась и так же долго посмотрела на меня.
  - Ну что там? - Не выдержал я.
  - А ничего, ни каких следов, кроме твоих, ни рядом, ни в дали. - Так что это все тебе приснилось... Или я не знаю что это, но тогда оно мне точно не нравится. Я встал, засунул руку в мешок, достал бутыль с водой отпил из нее, заткнул пробкой и положил на алтарь. И замер, не отрывая взгляда от него. Грымза, еще не понимая в чем дело, но, уже подозревая какую-то гадость, рявкнула со стены:
  - Ну, что застыл? Что ты там увидал?!!
  - Алтарь! Он ... целый! - Проблеял я.
  Грымза то же увидела, забыла, как держаться и сверзилась со стены, но тут же подпрыгнула и, по большой дуге, обежав алтарь, взгромоздилась мне на плечо.
  - Ты это, не трогай его! - зачастила она мне в ухо.
  - А бутыль? Не понял я.
  - Ты ее за ремешок, за ремешок и тихоонечко...
  Я последовал совету и аккуратно снял бутыль. Ничего не произошло. Все еще пребывая в некоторой прострации, я аккуратно обошел алтарь кругом и, неожиданно, увидел за ним сапоги. Как я их не углядел вчера, вроде все осмотрел!
   Они не выглядели новыми - слегка смятые голенища, рыжей кожи на толстой подошве, сильно запылившиеся. Но даже издали создавали впечатление надежности и удобства.
  - Лучше не тронь! - заявила Грымза.
  - Ага, так и бегать босиком. - Уже все ноги стер.
  - Да они тебе и не подойдут - вон какие здоровые.
  - Большие не маленькие. Что-нибудь подмотаем.
  Я схватил правый сапог и снова сильно удивился, он был очень легким. Таким легким как будто сделан не из толстой кожи, а из тонкого шелка. Внутри они были мягкие и на ощупь бархатные, все, даже стельки, такие можно и на голую ногу носить. Второй сапог оказался ощутимо тяжелее, а засунув руку, я обнаружил в нем приличного размера камень- серый, гладкий, с розовыми и серебряными прожилками.
  - Мусор таким образом не прячут, подумал я, да и камушек занятный и бросил его в котомку. Теперь можно было уходить. Сапоги были действительно весьма свободные, но подмотать было нечего, не рвать же на портянки единственную рубаху.
  - Надо умыться, да и воды набрать. Предложил я Грымзе, с чем она тот час же согласилась.
  Вода была хороша. Умывшись и наполнив свежей водой свою флягу, я вспомнил, что если намочить кожу, то при высыхании она обычно сжимается. Надо попробовать, и я решительно зашел в ручей почти по самые кромки сапог. Реакция последовала незамедлительно. Сапоги чавкнули и плотно обхватили ногу, а я выскочил из воды вперед собственного визга и стал суматошно сдирать с себя сапоги, которые удовлетворенно сияли ярко желтой кожей. Снялись они легко, а я отскочил на несколько шагов и наблюдал за дальнейшими превращениями. Белка прыгала вокруг сапог и верещала:
   - Я говорила, говорила! Блэк ты совсем дурак! Их не просто так выкинули.
  Но оказалось, что на этом все метаморфозы закончились.
  Подождав несколько минут, я вновь попробовал надеть строптивые сапоги - без проблем, а легли так, будто их шили прямо на меня. Зашел в воду - снова никакой реакции.
  - Прикольная автоподстройка. - Задумчиво проговорил я.
  Грымза с опаской взобралась мне на плечо, на второе я закинул котомку, взял в руки посох и мы, наконец, двинулись дальше.
  Шли быстро и скоро лес стал мельчать, пошел подлесок, а потом и он сошел на нет. Погода обещала быть прекрасной, туман упал и струился возле самой земли. Птиц в небе, вновь, не было видно, кстати, интересный факт, взывающий к своему изучению. Хотя, нет, прямо надо мной, в вышине, нарезал восьмерки кто-то летучий, посверкивая в лучах восходящего солнца. Уж ни за нами ли следит? Мелькнула параноидальная мысль. Ну, это, пожалуй, уже перебор.
  Слева расстилались поля, справа, вдалеке, сверкала петлями река под пеной утреннего тумана, а прямо, не так уж и далеко, высился город, даже скорее городок - не изумрудный, слегка кольнуло сожаление. Его с одной стороны обнимала река, топорщась по берегу мачтами небольших лодок, а с другой стороны огромный луг и лес вдали. Удивляло полное отсутствие пригорода, ни какой, самой завалящей деревни, в пределах видимости. Интересно, откуда они берут продукты? Одной рыбой здесь не обойдёшься. Город прятался за не серьезной стеной из серого, ноздреватого камня похожего на ракушечник, метров четырех высоты и неглубоким сухим рвом, с толстой приземистой башней, в которой были встроены ворота, оббитые, очевидно для прочности, медными на вид полосами, в которые упиралась дорога, вымощенная на последнем десятке метров таким же камнем и огражденная парапетом. По раннему времени они были закрыты и я присел на скамейку из половинки бревна, стоявшей здесь для усталых путников, а может быть, для еще более усталых стражников. Грымза соскочила с плеча и быстро забралась под самый верх ворот.
  - О-о, да здесь дырка. Я счас. Только осмотрюсь. - И быстро юркнула в воротную щель.
  Солнце, наконец, полностью показало свой лик. За воротами зашумели, Что-то упало, видимо удачно, потому что из -за ворот заревел раненый буйвол:
  - Да чтоб тебя -биип-, твою бога мать. Я тебе -биип- этот -биип- блок на твою -биип- голову одену. И на -биип- я видел твои извинения, инвалид криворукий. Что, не инвалид? - Значит сейчас будешь. Открывай -биип- ворота.
  Ворота стронулись, они заскрипели, они зарыдали на все голоса моля о смазке, а может наоборот - это такая хитрая сигнализация на открытие ворот. Воротину толкала рука в покрытой зеленью кольчужной перчатке, вот показалось плечо, а вот и голова без шлема, всклокоченная рыжая голова совсем молодого парня. За ним хромал усатый старшина, на что намекала широкая красная полоса на панцирном плече. Усы его воинственно торчали, а на все еще красном лице читалось огромное желание придать ускорение парню с помощью пинка. И только больная нога его удерживала. Пока парень суетился и открывал вторую музыкальную воротину, старшина дохромал до угла и, с видом раненого полководца, уселся на каменный парапет ограждающий дорогу. Я поднялся, надвинул поглубже капюшон и со смиренным видом подошел к старшине.
  - Достопочтимый воин, могу ли я попасть в город.
  Старшина подозрительно осмотрел меня с ног до головы и сердито бросил:
  - Королевский старшина! - Уточнил он. - Два медяка.
  - Конечно, конечно, но, я иду из далека, и все деньги у меня кончились.
  - Два медяка. - Непреклонно повторил стражник, еще более подозрительно оглядывая меня.
  Ничего не оставалось, как вернуться на скамейку в надежде дождаться других гостей и занять у них на проход. Я сел у самой стены, привалившись к ней боком, настроившись на долгое ожидание. Вдруг чья-то тяжелая рука ударила мня по плечу! Голова не произвольно вжалась в плечи, я скосил глаза и увидел наглую, ухмыляющуюся морду Грымзы - это она спрыгнула на меня со стены. Видя мои круглые глаза, она быстро зашептала:
  Ну, все, все., не сердись! Смотри лучше, что я нашла! - И в руку упала небольшая, но тяжелая золотая монета.
  - Пойдем быстрей, а то так есть хочется, аж переночевать негде. Протараторила в полголоса моя белка и замолчала, изобразив тупую морду домашнего зверька.
  Я тут же подхватился и подошел к усатому стражнику.
  - У меня вот тут завалялась одна денежка, сказал я протягивая обалдевшему стражнику золотой. Собрав глаза в кучу стражник, наконец, крикнул:
  - Рядовой! Эй, отрыжка бездны! Ну-ка бегом тащи всю разменную мелочь из дежурки. Господин уже устал ждать. По дороге загрохотало, потом снова и в руках старшины оказались два мешочка с серебром и медью. Долго отсчитывая монеты, не иначе как отрывая от своей семьи, старшина выдал мне девять серебряков и восемь медяшек.
  - А не подскажет ли глубокоуважаемый воин как нам найти хорошую, но не дорогую гостиницу и где бы хорошо перекусить.
  И еще одна медная монета исчезла в бездонном кармане стражника.
  - Нет ничего проще, разулыбался старшина, идите прямо до второго поворота налево, там до первого поворота направо и прямо на углу будет таверна "Пьяный тролль".
  - Спасибо, уважаемый. - И мы, как ни в чем не бывало, пошагали в указанном направлении.
  - А вот интересно, откуда ты взяла эту золотую монету.
  - Так у него и взяла. - сказала Грымза - у него кошелек отвязался, а там эта монета и лежала - одна. - А теперь их у него целых три! Правда медных - Ехидно закончила белка.
  Люди постепенно заполняли улицы, спеша по своим делам. Никого не интересовал разумный в черном плаще с ручной белкой на плече. Мостовая удивла ровными, тесанными плитами, идти по которым было легко и приятно. Городок зашумел привычным гомоном, мало отличающимся от деревенского. Справа выскочила собачонка, какая-то, прямо таки, помесь пуделя и крысы, пару раз визгливо тявкнула на Грымзу и, ускакала дальше, таща за собой тонкий, лысый хвост. Справа, откуда-то сверху, вылили помои расплескавшиеся метрах в двух пере до мной, порадовав особым амбре и бодро стекшие в прикрытую решеткой дыру. Из окна высунулась чуть не по пояс красотка, крича какого-то Саймона, блузка расстегнулась на лишнюю пуговицу обнажив поразительный вид. Я сбился с шага, а красотка заметив мой открытый рот, шаловливо улыбнулась и качнула своей красотой. Потупив взгляд, я заторопился дальше, стараясь теперь поменьше таращится по сторонам.
  Довольно быстро мы дошли до указанного поворота и, здесь нас поймал умопомрачительный запах свежей сдобы. Прямо за углом открывала свои двери маленькая пекарня под скромной вывеской, но с золотой короной наверху, раздражая запахом желудок и заставляя переваривать самого себя. Я решительно свернул к прилавку.
   Крендели так и просились в рот. А от имбирного пирожного был такой аромат, что Грымза, едва не падала с плеча. Крендель обошелся в три медяка, а за пирожное пришлось отдать целый серебряк.
  - Ого! Если тут такие цены, то нам недолго остается здесь жить. И вообще, у меня ведь никаких бумаг нет. Не попадем ли мы из гостиницы прямиком в тюрьму? (Вряд ли я смогу объяснить, откуда я взялся)
  - В гостиницах бумаг не спрашивают и вообще там стараются не создавать проблем, даже для таких мутных личностей как ты. Порядок поддерживает городская стража и, если ты не используешь запрещенную магию, не пристаешь к постояльцам, не буянишь - ты никому не интересен. Давай уже скорее перекусим, а то у меня пирожное пролетело так, что я и не заметила.
  С магией у меня было все в порядке, я просто ничего о ней не знал ни о запрещенной, ни о разрешенной. Но сам факт существования запрещенной магии уже напрягал. Еще по старой земле я точно знал, что если есть что-то запрещенное, под это всегда можно подтянуть все что хочешь, если очень надо.
  - Ладно, да и я тоже не прочь плотно поесть. Только хватит ли денег?
  - Вот и узнаем! - Отрезала Грымза.
  В этот момент мы дошли до следующего перекрестка и, прямо на углу, увидели огромную жестяную кружку пива с ухмыляющуюся мордой над ней. Свисающую на цепи над дверью и почти задевающую за головы. Уж не знаю, был ли это тролль, но вид у него был определенно довольный. Я уже шагнул к двери, как из-за угла выскочил с дикими глазами и вздыбленной шерстью черный кот и, пролетев передо мной, исчез в небольшом полукруглом подвальном окошке харчевни, расположенном почти у земли. Я отшатнулся, плюнул вслед коту, но все же толкнул дверь и вошел.
  
  ГЛАВА 5 Темный гость.
  Зал был небольшой и освещался люстрами в виде колеса с электрическими плафонами, по крайней мере, эти белые шары таковыми мне показались, сейчас выключенными, и светом из окон - довольно таки чистых. Зал был пуст. Служки лениво вытирали столы, а на вертеле очага, в самом центре зала, ворочался приличный кабанчик, роняя капли шипящего жира в очаг. Запах жаркого щекотал ноздри, я решительно шагнул вперед. Служка, наконец, увидел меня и поспешил навстречу, слегка поклонился:
  - Что желает господин?
  - Сколько стоит у Вас комната на одни сутки и большой обед с жарким и легким пивом или вином со специями. - Спросил я справедливо полагая, что о Кока-коле или даже простом Русском квасе здесь вряд ли знают. А вино со специями есть буквально во всех книгах, вот и посмотрим.
  - Два серебряка за все. - Ничуть не удивился местный половой.
  - Неси, бросил я служке, а мы пошли к неприметному столику в углу около опорного столба. Я с жадным интересом разглядывал интерьер гостиницы. Слева у стены протянулась стойка с двумя большими бочками, вмурованными в стену, и целой батареей кувшинов, и оплетенных бутылей, стоявших за стойкой. С противоположной от нас стороны поднималась вдоль стены лестница на второй этаж и тянулась балконом, нависая над половиной зала. Очаг в центре нес двойную нагрузку, как средство приготовления, судя по загорающему над ним кабанчику, и местное отопление. Над ним висел колокол дымохода, исправно исполняющего свои обязанности, поэтому дымно в зале не было. В общем, ничего особенного, вполне земной вариант, если бы кто-то заморочился сделать гостиницу целиком из дерева, но я ни где, кроме райцентра, не был и, возможно, такие гостиницы существуют. Никаких рыцарских доспехов и щитов по стенам, а так же канделябров со свечами я не увидел. Всё это меня несколько разочаровало, создавая впечатление, как будто я вовсе не покидал родной планеты.
  Пока мы ждали заказанный обед, обозревая интерьер, дверь снова распахнулась и в нее ввалилась компания стражников, видимо сменившихся с дежурства, в легких кольчугах и одинаковых коттах гербом то ли королевства, то ли этого города. Они затребовали себе жаркого, гномьего пива, окорока и прочих вкусностей, заняв чуть не половину зала. Сразу стало шумно, служки забегали как зайцы, нарезая петли по залу, а за стойку вышел дородный господин, в колпаке и белом переднике. - Повар, либо сам хозяин.
   Принесли наше вино со специями, деревянный кубок из твердого и тяжелого дерева и большое блюдо закусок на любой вкус, от соленых до сладких. Вино на деле, оказалось очень похожим на темное пиво с корицей, а промеж закусок Грымза нашла себе горку соленых орехов и печенье. Создалась та непередаваемая атмосфера забегаловки, где ты никому особо не интересен, но находишься как бы в центре событий. Отдельные выкрики постепенно слились в равномерный гомон. Два стражника ожесточенно спорили за соседним столом. Я прислушался. О чем могут говорить мужчины под пиво? Женщины и политика. Один горячился, доказывая, что баба на императорском троне, к добру не приведет. Другой утверждал, что товарищ не прав, хотя и соглашался, что Северная Империя уже не та. Сетовал - все от нее рвут, что могут, но утверждал, что молодая императрица не дура и еще прижмет хвосты наглым островитянам, а какая красавица, мужа бы ей путевого. Причмокивал он. Потом, потом зашел разговор про разбойников на дорогах, и пропавший недавно в черном лесу отряд охотников. Второй покачал головой и предположил, что опять в лесу завелась какая зверюга. Заговорили про городские дела, посетовали об уменьшении числа путников из империи, да подняли кружки за здоровье городского головы. Дальше разговор скатился до сальных шуточек ниже пояса, и стало совсем не интересно.
  Дверь вновь открылась, и в нее вошел крепко сбитый мужчина очень среднего роста, про которых говорят - поперек себя шире - в темной куртке, широченных штанах и с плащом, накинутым на плечи, капюшон которого был надвинут на самые глаза. Лица не было видно, но выдающаяся, черная как смоль борода, заплетенная во множество косичек, напористо торчала вперед. Оглядев всех присутствующих колючим взглядом, на мгновение, почему-то, задержавшись на нас, от которого белка подавилась своим печеньем, прошел к стойке, поманил к себе хозяина и что-то спросил у него. Грымза засуетилась, запрыгнула на плечо и, почти зарывшись в капюшон, внимательно следила за незнакомцем.
   И чего тебе неймется, а? - Покосился я на белку, отчетливо ощущая снедающее ее любопытство. - Ну, мужик, ну весь в темном. Всяко в жизни бывает. Что тут такого интересного?
  - Ты не понимаешь. - Вздохнула Грымза. - Если бы это был обычный чел, я бы и головы в его сторону не повернула... Посмотри на него внимательно. Ничего не замечаешь?
  - Обычный ээ... разумный. - Пожал я плечами, поглядывая на стоящего у стойки темного. Действительно, ничем не примечательный в здешних краях персонаж. Небольшой рост, темная немаркая одежда. - Разве что борода собрана в смешные косички...
  Вот-вот. - Согласно покивала Грымза, услышав от меня замечание о странной бороде. - К твоему сведению, мой добрый друг, эти косички, знак главы гномьего рода. Вот мне и интересно, какого тролля, старейшина делает в захолустном городишке? Ему бы сидеть в своих горных чертогах на каменном троне и править родом, а он тут штаны протирает... Да еще так смотрит, как будто гвозди заколачивает... Нет, ну интересно же! Разве, нет? Да!
  - Может у него дело какое. - Пожал я плечами. - Да и не заметил я особого интереса к нам. - Грымза хотела было что-то сказать, но в этот момент, половой - юркий парень принес нам заказанное жаркое, и я отвлекся, захрустев салатом которым были обложены умопомрачительно пахнущие ломти, запеченной в собственном соку со специями, кабанины.
  - Знаешь, а ведь я здесь не единственная, кто заинтересовался подгорным жителем. - Заметила Грымза, снова принимаясь за свое печенье, тем не менее, не спускаясь с моего плеча. Я только неопределенно хмыкнул в ответ, но белку, реакция моя ничуть не удручила. - Местные стражники немного притихли и, похоже, негромко, но усиленно обсуждают одну и ту же тему. Откуда появился этот бородач, и что вообще здесь делает гном.
  Странный посетитель прошел в дальний угол, в который тут же метнулся служка с поклоном поставив на стол кувшин и СЕРЕБРЯННЫЙ кубок. По крайней мере, именно так он выглядел через всю таверну, при не слишком ярком свете. А хозяин засуетился и поспешил к нашему столику, нервно вытирая руки об не слишком чистый фартук
  - Господин, если позволите, наш гость хотел бы поговорить с тобой и твоей... твоим спутником.- Проговорил он, глухим, низким голосом, прозвучавшим, словно в трубу. Я и Грымза переглянулись. Кажется, насчет отсутствия проблем в гостинницах, Белка погорячилась. Конечно, дракой пока не пахнет, но... Во-первых, это только пока, а во-вторых, еще неизвестно, что хуже: хороший мордобой или... А что 'или', придется выяснять по ходу развития событий. По крайней мере, других вариантов пока не видно. Я вздохнул, и пожал плечами, взглянув на белку и давая понять ей, что решение данного вопроса ложится на ее плечи, как аборигена, так сказать.
  Грымза надула щеки, досадливо чирикнула и шепнула:
  - Пойдем, вдруг, что интересное.
  Пока мы шли через весь зал, обходя столы, служки быстро перетащили остатки наших харчей на стол темного гостя и украсили его еще одним кувшином темного пива. Зал заполнялся шумом и новыми гостями, которые все чаще заходили в двери таверны. Но около темного гостя никого не было...
  
  - Здравствуйте, уважаемый, решил я первым нарушить молчание.- Вы хотели с нами поговорить?
  - Садись иностранец. - Называй меня Тром. Прогудел темный гость.
  -Ээ, я Блэк, но как Вы догадались, уважаемый, что я иностранец. Вроде как у меня на лбу не написано.
  - Для этого не нужно быть архи магом - хмыкнул темный господин.
  - Мы просто бедные путники, бредущие в поисках заработка по дорогам королевства. Попытался я съехать с темы.
  - Ага, бедные! - И гном расхохотался, словно в железной бочке перекатывали камни.
  - Плащ тьмы. Одна из самых дорогих частей экипировки имперских рейнджеров.
  - И Сапоги Равновесия из кожи Виверна.
  Да на тебе - бедном - одних артефактов на полные пять тысяч золотых, не говоря уже о Котомке, фонящей магией, которую ты так небрежно перекинул через плечо и про которую даже я не знаю, что это и сколько может стоить. К тому же у тебя в руках посох серебряного мага, правда он не светится и на нем не хватает одной детали.
   Я напрягся, переглянувшись с Грымзой. Намек гнома был более чем прозрачен. Такая осведомленность заслуживала серьезного уважения и... опаски. Но делать резких движений не стал, решив дослушать до конца.
  - А что касается работы, то тут я точно могу Вам помочь. - Мне нужна помощь! Срочно, хотя и не надолго. И я готов Вас нанять скажемм... за 1000 золотых.
  - Но мы пока никуда не собирались...
  - Две тысячи.
  - У нас здесь дела. - Попытался я снова отказаться, при этом, не испортив о себе благоприятного впечатления.
  - Пять. Пять тысяч и это последняя цена. Столько платят малой звезде рейнджеров, но, по некоторым причинам, я не могу привлекать их, а дело не терпит отлагательства.
  - Я понял, что попал. Отказаться - кровно обидеть подгорного владыку, и возможно навлечь на себя и другие проблемы. Согласиться - но из меня боевик - как из дерьма пуля, а маг, естественно, и того хуже. Одна надежда, что не надолго, хотя понятие времени в разных эпохах разное, что же говорить о разных мирах. С другой стороны - это уникальный случай вписаться в местную жизнь и завести знакомства на самом верху. Темный господин, похоже, воспринял мои раздумья как желание отказаться, и он раздраженно щелкнул пальцами:
  - Ну, хорошо, хорошо! - Если все пройдет нормально Ты получишь подарок который не получал еще ни один житель равнин.
  - Куда идти?
  - За черный лес, в холодные горы.
  - Белка чирикнула, и зашептала мне в ухо. - Я там жила с колдуном, все тропинки знаю до самых гор, со всей местной нечестью знакома. Соглашайся!
  - А-а, семь бед один ответ. - подумал я и махнул я рукой.
  - Но предупреждаю Вас уважаемый - я не маг, а посох просто трофей. И оружия у меня сейчас тоже нет.
  - Это как раз не проблема. Я сам маг и, надеюсь, не из последних, а за оружием мы сейчас же идем к моему товарищу - Мастеру клинка и большему ценителю острых железок. Вы выберете из его коллекции что пожелаете. - Конечно в счет будущей оплаты. - Быстро уточнил он, увидев как, непроизвольно, мои губы расплываются в улыбке, халява - это наше все, сразу расставляя все точки над Й. Гном отсалютовал кружкой, предлагая выпить, закрепляя сделку.
  - А договор? - Спросил я, помня по старой земле, что на слово верить, не стоит.
  - Ты желаешь магический договор? - Я кивнул.
  - Напрасно. Шепнула Грымза, но было уже поздно.
  - Ну что ж - твое право.- Он взмахнул рукой и между нами возник шарик бардового пламени, который крутился, шипел и стрелял искрами.
  - Я Тром обязуюсь оплатить за сопровождение и охрану через черный лес, в холодные горы в указанное мной место пять тысяч золотом, не считая дорожных припасов, и одарить сопровождающего уникальным предметом.
  -Слово.
  Он взглянул на меня, видимо была моя очередь.
  - Я, Блэк, обязуюсь сопровождать и охранять заказчика через черный лес к холодным горам в указанное им место за оговоренную плату и уникальный предмет.
  - Слово.
  Как только прозвучало последнее - Слово, шар огня рассыпался искрами, которые захватили нас в стремительный круг, свернулись в огненное веретено и истаяли под потолком. Пол ощутимо тряхнуло.
  В таверне наступила абсолютная тишина. Где то упала и покатилась кружка. Некоторое время ничего не происходило, потом из-за своего стола поднялись несколько стражников и решительно направились в нашу сторону. Один из них явно был магом, судя по одежде и небольшому жезлу вместо меча. Ощущение задницы накатывало неудержимо. Грымза быстро забралась в капюшон. Стражники встали около стола полукругом, высокий, тощий как жердь, командир, сделал шаг вперед и протянул в нашу сторону руку. Именем короля! Лица, призывающие хаос либо производящие другую запрещенную волшбу, подвергаются немедленному аресту и препровождению в городскую тюрьму. Сдайте оружие и магические предметы.
  Дальше время затормозило свой бег и все произошло одновременно. Гном вскидывает руку и она окутывается бардовыми искрами, маг стражников выкрикивает короткую фразу и указывает на нас жезлом с которого срываются и летят к нам два призрачных шара. Я пытаюсь уклониться от него, но шар доворачивает и бьет в плечо. Толчок, вспышка белых искр, и - все. От Трома шар отскакивает и рвется среди стражников, которые как подкошенные валятся на пол. От него стремительно бежит волна бардового свечения и все, кого она касается, застывают на месте. С меня волна стекает искрами на пол и время рывком возвращает свой бег.
  - Ну, теперь я точно попал! Пронзило меня вполне ожидаемое откровение.
  Тром резко встал из-за стола.
  Очень подозрительно, посмотрел на меня. Кивнул, как бы соглашаясь со своими мыслями, бросил:
  - Мы уходим прямо сейчас. Через пять минут, они очнутся.
  - Уважаемый - темный маг? Гном скривился.
  - Я просто маг. - А магия хаоса ничем не хуже некромантии. Просто в этом городе нас определенно не любят.
  Я промолчал, но сделал зарубку на память - быть начеку. И еще, как-то выяснить, почему магия меня не берет, да и белку тоже, хотя вид у неё был ошарашенный - дальше некуда.
  А гному явно не понравилось моя неуязвимость.
  А у меня было огромное желание отказаться от договора, разорвать контракт прямо сейчас, но, тут же пришло понимание, что сделать это не возможно. Мы поспешно вышли из таверны, завернули за угол и заторопились по улице.
  
  ГЛАВА 6 Братья из стали.
  Грымза успешно притворялась ветошью, мне тоже нечего было сказать, поэтому двигались мы молча. Все так же спешили вокруг жители по своим делам, не обращая на нас никакого особого внимания, а злополучная таверна с каждым шагом удалялась. Вскорости мы завернули за угол следующей улицы и я перестал оглядываться, здесь нас уже не догонят. Город был действительно не большой, минут через десять гном остановился перед неброской дверью с крыльцом в три ступени и дернул за шнурок дверного звонка.
  Дверь тут же открыли, как ждали нашего прихода, слуга был предельно молчалив, и быстро проводив на второй этаж, незаметно оставил нас, будто растворился. Гном постучал, прислушался и толкнул дверь. Возможно, ему ответили, но я ничего не услышал, даже своими, модифицированными ушами. Дверь отворилась, и мы вошли в довольно большое помещение с высоким потолком, полностью заставленное стеллажами с книгами и разнообразным оружием. В конце прохода, за столом сидел Седой гном. Грымза засуетилась:
  - Гномы седеют только лет через сто пятьдесят и, а то и больше. Шепнула она мне на ухо. - Это наверняка Великий мастер, хотя - Мастера клинка среди них редкость, они все больше по секирам да топорам.
  - И откуда ты все знаешь, академию заканчивала? Попытался съязвить я.
  - Поживи с мое с чокнутым колдуном - не то узнаешь! Обиделась белка.
  За этим тихим разговором мы подошли к обширному столу.
  Гном восседал за массивным, темного дерева, столом отполированным то ли мастером-краснодеревщиком, то ли прикосновениями многих тысяч рук. Стол был завален свитками и книгами, даже на первый взгляд древними. Гном сидел в кожаном колете, надетом на алую рубашку, выглядевшую как шелковая. На шее золотая цепочка, тонкой работы, держала диск с рельефной мордой разъяренного зверя. Слева от него на столе лежал меч изумительной работы с бегущими по клинку рунами, а справа мягкий черный берет, возможно, из бархата. Он поднял на нас взгляд, с едва заметным оттенком иронии и превосходства.
  Тром поклонился, мы с белкой то же, при этом Грымза пребольно уцепилась мне за ухо, чтоб не упасть. Мастер заметил это и его взгляд стал откровенно веселым.
  - Здравствуй, Брат. С глубоким уважением поздоровался Тром.
  - И тебе здравствовать, Брат. Поднялся на встречу Мастер. - Какими судьбами, проездом, али в кои-то веки решил заскочить к старому учителю, а может, рискнешь позвенеть мечами?
  - Нет времени, Брат. Нужна помощь в экипировке этого молодого полуорка. Подбери, что подойдет ему лучше всего! Но, в пределах разумного, конечно, лишних денег у него нет.
  - Хорошо. Начнем со стрельбы, дальнобойное оружие необходимо в любом походе. - Возьми лук на этом стеллаже, примерься, натяни его.
  Я с удовольствием взял в руки прекрасно сделанный наборный лук. Надел на палец кольцо для тетивы и потянул. Ого, лук совсем не хотел гнуться, поднатужившись, все же натянул, но тут тетива соскользнула и пребольно ударила по другой руке.
  - Положи. С такой сноровкой, ты пристрелишь нанимателя раньше, чем до него доберутся враги. Лук халтуры не приемлет! - Попробуй этот арбалет. Так заряжается. Здесь прицел. Вон в конце комнаты мишень, стреляй.
  Арбалет звонко тренькнул, гулко бумкнуло, стрела вошла между десяткой и девяткой. Не бог весть, какой выстрел. Но видя, как я ловко переснаряжаю арбалет и прицеливаюсь, все согласились, что это подойдет.
   От копья я отказался сам - не мое оружие, тяжелое и громоздкое, хотя, считается, что мастер копья может сражаться с десятью мечниками, не подпуская их к себе на длину древка. Но, по крайней мере, не сейчас, оно требует значительно большей силы и тренировок.
  - Попробуем мечи? - Спросил я.
  Мастер не стал спорить:
  - Выбирай!
  Выбор был большой. Но в основном прямые мечи разных типов. Бродя между стеллажами, я пробовал разные железки, но душа оставалась холодна к ним, то тяжелы, то легковесны, то плохо лежат в руке. Тром разговаривал о чем-то с Мастером, а я, маялся неопределенностью. В конце концов я встал в середине прохода не пытаясь больше что-либо себе подобрать. Видя мои потуги, Мастер сказал:
  - Похоже ему здесь ничего не нравится, что ж, посмотрим в особом хранилище!
  Тром оживился:
  - Давненько я не видел твою коллекцию! Есть что-нибудь новое?
  - Есть, как не быть. - Но тебе, в этот раз, ничего не светит, ты еще прошлый раз утащил все что мог. И мы спустились на два этажа вниз, в обширный подвал под тренировочным залом, освещенный мягким светом магических светильников. Стены были сложены из светлых каменных блоков плотно пригнанных друг к дугу, без видимых швов раствора. Колоннада из такого же камня поддерживала потолок по центру довольно длинного, но не широкого зала. Пол был выложен темно серым, шершавым на вид камнем, похожим на гранит. Увидев мой интерес Мастер заметил:
  - Да, это старый подвал, он много старше дома над нами, и возможно самого города. В нем никогда не бывает сырости, всегда тепло и свежий воздух. Ни какой магии вокруг не чувствуется, либо она так отличается от всего нам известного, что мы ее просто не можем определить. Когда-то давно мы с Тромом пытались решить эту задачу, но не преуспели, а кого-то чужого, я в свое хранилище не пущу. Прошу.
  Мы шли вдоль стеклянных саркофагов, где хранилось самое разное оружие, многое было настолько необычно, что я не рискнул бы взять его в руки. Но все оружие было артефактное, с наложенными чарами или рунными цепочками заклятий. Мое внимание привлек узкий прямой черный меч похожий на земной мизерикорд, но значительно длиннее его - сантиметров восемьдесят.
  
  
  Маг меня сразу опустил на землю, указав, что этот красивый меч только для некромантов или черных рыцарей.
  Блестящие парные Кукри притягивали взор восхитительной серебряной насечкой и сеткой рун, оплетающих лезвие, но они требовали особых навыков обращения с ними, а я никогда даже не держал в руках ничего подобного. Хотя рот у меня не закрывался и дух захватывало от их хищной красоты.
  Очень понравился большой двуручный меч, цвайхандер, розовой стали, с частицей Адаманта - металла богов, из далекой страны Хань. Трудно было оторвать взгляд от совершенства формы этого благородного клинка, ничего лишнего, только чистая, обнаженная смерть. Он манил и завораживал своими линиями.
  С ним оказалось все грустно, меч был ростом с меня и слишком не поворотлив в моих руках.
  
  
  Мы дошли почти до конца, когда Мастер привлек наше внимание еще к одному экспонату.
  Под стеклом лежали парные клинки, как ни странно в ножнах - антрацитово черных ножнах, с длинными, потертыми ручками раструбом к клинку, без гарды. Чем-то похожие на японские катану и вакидзаси, только короткий меч намного длиннее обычного.
  - Эти мечи очень старые, я бы даже сказал - древние - и я ни разу не видел их клинки. Их невозможно вынуть из ножен. Это неспроста, поэтому ломать ножны я не стал, пояснил старый Мастер.
  - А можно попробовать? Непреодолимый зуд охватил меня, так мне хотелось взять в руки именно эти мечи. Тром то же с интересом воззрился на них.
  - Попробуй - улыбнулся Мастер - более того, если тебе удастся обнажить клинок, я подарю их тебе. До сего дня, ни одному из моих гостей это сделать не удалось. И мастер откинул закрывающее ящик стекло.
  Руки сами потянулись к большому мечу, в душе, что то шевельнулось, как будто увидел старого друга, которого не видел много лет и уже почти забыл. Взяв меч двумя руками, я потянул его из ножен. Легкое сопротивление и клинок полыхнул ослепительным синим светом, выйдя сразу почти наполовину. Вокруг меня заплясали тени, а в голове зазвучал шепот тысячи голосов. Клинок хищно глянул мне в глаза - не сробей, хозяин!!!
  Казалось, прошла целая вечность, пока меня привел в себя голос Мастера.
  - Это Живые клинки древних, каждый из них стоит целое состояние. И во всем мире их известно только пять. Возможно, в сокровищницах королей есть еще, но клинков признавших хозяина только пять. Проговорил потрясенный Мастер, а Тром, несмотря на то, что маг, сильно побледнел.
  - Теперь это только твои клинки. Их бесполезно красть или отбирать, они убьют нового владельца, они режут любую сталь кроме некоторых сплавов мифрила и, конечно, Адаманта, и, так или иначе, возвращаются к хозяину, если он еще жив.
   - Не бойся, ты сможешь им порезаться только специально. - Сказал Мастер, видя ошалевшее и испуганное выражение моего лица. - Владей! Кстати, можешь дать им имена, такие клинки достойны этого.
  - Спасибо! - только и смог произнести я.
  - Пожалуйста - засмеялся Мастер, уже придя в себя - но вот перевязь я тебе даром не отдам, а таким клинкам, какая попало ведь не подойдет?! Он отошел от нас, зашуршав в дальнем ящике. - Это где-то здесь.- Бормотал он - Вот, пожалуй что подойдет, и вот это еще, и он бросил на стол странное переплетение ремней и бляшек, и сверкнувший золотом чешуйчатый жилет.
  - Мифриловый сплав и драконья кожа, надежная броня и совершенное крепление для мечей. Мечи крепятся на спине, усиливая защиту, или по бокам, если ты носишь плащ. Сплав способен рассеивать слабые заклинания, усиливая свою защиту. Держит удар практически любого оружия и стрелы, если они не из такого же мифрилового сплава, тут уж как повезет. Но, все равно, с одного удара не пробить.
  
  За все с тебя полторы тысячи золотых, благодари моего ученика и старого друга.
  Тром кивнул и протянул мне тяжелый кожаный мешок, две тысячи золотых, из которых я сразу же отдал полторы и задал, как выяснилось, дурацкий вопрос:
  - А почему сплав, а не чистый мифрил?
  - Чистый мифрил не стабилен, и в сражении с магом огня, ты можешь просто сгореть. - Удивленно поднял брови мастер. Он высыпал на стол несколько связок с арбалетными болтами, сверкнувшими сиреневым блеском закалки иглообразных наконечников.
  - С арбалетом дам вам 50 бронебойных болтов, магические покупайте сами. Я ими не занимаюсь.
  Что-то еще? - Я и Тром синхронно покачали головами.
  - Ну, тогда все. Легкого пути похоже желать бесполезно, но пусть боги хранят вас!
  Сложив все покупки, до поры, в свой походный мешок, на удивление, все вошло, мы поднялись наверх. Мастер проводил нас до двери и мы тепло попрощались.
  Выходя на улицу, я забыл о ступеньках, шагнул слишком широко и со всего маха пал на мостовую. Возможно, это спасло мою жизнь, так как тут же в стену, у которой я должен был встать, ударил арбалетный болт. Тром моментально схватил меня за шиворот и забросил в двери, где я с грохотом влепился в стену, сам заскочил следом и захлопнул дверь.
  - Началось в колхозе утро! - тоскливо подумал я, стекая на пол. Подо мной завозилась Грымза, пытаясь выползти и кроя меня разными, непроизносимыми в культурном обществе словами. Мастер удивленно поднял бровь:
  - Узнаю своего ученика. Веселое вас ждет путешествие. Пойдемте, выведу вас секретным ходом. Пройдя через весь дом, так и не встретив никого из слуг, мы остановились у стены.
  - Переодевайся, нечего голым ходить!- Сказал Мастер, помогая разобраться с ремнями и застежками. Потом коснулся стены в нескольких местах и стена пропала, выпуская нас на совершенно пустой переулок без окон и дверей. Серые стены обступили нас, сдавливая с двух сторон, даже небо, казалось, поблекло и было не таким голубым в колодце стен. Грымза нервно завозилась на плече:
  - Накинь капюшон. Нервно сказала она. - А то мне спрятаться негде.
  - Ты его почти весь занимаешь, и хожу с башкой шире плеч, как мутант двухголовый. - Возразил я. - Так что сиди так, или шуруй пешком. В любом случае я очень сомневаюсь, что здесь ты кому-то нужна.
  - В таверну возвращаться не стоит - предупредил меня Тром - немного дальше вниз по улице есть еще один постоялый двор... - Или, может, пойдешь со мной?
  У меня были другие планы, и я отказался. Мы договорились встретиться на рассвете у западных ворот, тех, через которые я входил, и разошлись. В кармане звенели пятьсот золотых, которым нужно было срочно найти применение. Мне требовалась магическая лавка. Грымза настаивала на покупке целого ряда защитных и атакующих эликсиров, заявив, что я, конечно, великий маг, но надеяться на меня - ну его нафиг, а я хотел купить букварь для маленьких магов и определить, наконец, что же у меня за вещи и с чем их едят. Прохожий, услышав о моей проблеме, махнул рукой, указывая направление и, через несколько минут, я толкнул дверь аккуратного двухэтажного домика, вполне европейского вида, с выступающими из стен темными лентами каркаса, под вывеской, на которой были изображены дымящаяся колба и посох.
  Мягко звякнул колокольчик, и я прошел к прилавку, за которым, в окружении пирамид свитков, целой батареи каких-то колбочек, фиал, пробирок и реторт на стеллаже, что-то писал довольно молодой человек. Ноздрей коснулся легчайший запах непередаваемой смеси трав и еще чего-то химического, точнее, АЛхимического. Услышав колокольчик, он поднял глаза и внимательно посмотрел на меня.
  - Чем могу помочь, коллега? - Уважительно обратился он ко мне, скользнув взглядом по посоху.
  Я слегка смутился, попытавшись скрыть это за напускной уверенностью, которой вовсе не ощущал. Не обратись он ко мне, я так бы и стоял с открытым ртом, вбирая в себя всю необычность этого места.
  - К сожалению, я не совсем ваш коллега и мне нужна помощь специалиста в магии. Легкая ироничная улыбка спряталась в уголках губ мага, но он ничего не сказал, а слегка наклонил голову, приглашая продолжать.
  - Мне нужно определить несколько магических предметов и их свойства, а так же закупить фиалы с зельями или свитки защиты и нападения, маг снова качнул головой. А также, я слегка замялся, мне нужен учебник для начинающих магов. По зельям и прочим магическим припасам прошу поговорить с моим фамильяром.
  Грымза церемонно раскланялась с магом, и, моментально перепрыгнув на бортик прилавка, засыпала мага кучей магических терминов и названий, маг же, на полном серьезе, соглашался или отрицательно мотал головой, что-то записывая на листе пергамента. Заметив мои круглые, как у филина, от всего услышанного, глаза, маг крикнул в подсобку и предложил мне присесть у окна, скоротать время чашкой кофе с восточными сладостями. Расторопный малый в белом, до хруста накрахмаленном фартуке, поставил на столик исходящий паром кофейник и блюдо со вкусностями. Напоследок, ограничив аппетиты Грымзы сотней золотых, я занялся более понятным делом.
  За окном куда-то спешил народ, гонялись друг за другом мальчишки или дружно приставали к респектабельным горожанам пытаясь выпросить медяк. Иногда это получалось, чаще нет. Маг, закончив обсуждение с моей супер белкой, крикнул подмастерье, тот же парень приволок в большой коробке целую кучу пробирок, колбочек и свитков. От их обилия я чуть не подавился, начав вставать, собираясь прекратить безобразие. Но маг, достав что-то из коробки, стал одевать мою белку, помогая ей укрепить на боках мелкие колбочки, красного цвета и вставлять в перевязь пробирки разных цветов. После чего, Грымза повернулась, представ передо мной во всей красе.
  И, я не выдержал! Я ржал как дикая лошадь, я рыдал и повизгивал, я упал на стул и колотил по столу рукой, расплескав кофе, и лишь когда мой ржач перешел в тихое поскуливание и вытирание слез, маг осторожно поинтересовался, что произошло? Я ничего ему не ответил. Как я мог ему объяснить то, что понял бы любой живший в России и не забывший историю, только взглянув на перепоясанную пулеметными лентами , с гранатами на бедрах воинственную Белку! Революционный матрос Железняк, блин!!! Вместо этого последний раз хрюкнув, я извинился и предложил перейти к определению предметов. А Грымза, шокированная моей реакцией, с опаской поглядывая на меня, сгребала в котомку магические припасы.
  Маг попросил предъявить предметы для опознания. Сняв плащ, я положил его на прилавок, добавил кольцо из котомки, попросив обратить внимание еще на сапоги и саму котомку. Едва взглянув на плащ и сапоги, он кивнул и перешел к кольцу. С ним он работал значительно дольше. Разглядывал через увеличительное стекло, водил над ним каким то артефактом, листал толстый фолиант и бросил, на конец, в хрустальный бокал с клубящейся тьмой, которая тут же истаяла, выпав на дно серым пеплом. Он улыбнулся и записал у себя несколько строк. Пододвинул к себе котомку, которая приняв в себя такую кучу всего, визуально толще не стала. Манипуляции повторились, но в этот раз видимо результат был хуже, так как маг поджал губы, отодвинул котомку и начал строчить в пергаменте. Вздохнул, приложив свою печать, сказал:
  - Пять золотых, но я, к сожалению, не смог точно определить вашу сумку, мне очень жаль. И еще 10 золотых за учебник по общей магии. Он нагнулся и положил на стол книгу размером с ученическую тетрадь в 48 листов и примерно такой же толщины. Но в толстом переплете и на застежке. Видя, что Грымза отводит глаза, я понял, что лимит выбран полностью и отсчитал 15 золотых. Маг с достоинством принял деньги и передал мне свиток пергамента с определениями предметов.
  На вас еще штаны из шерсти волколака, если Вам интересно, не имеют магических свойств, но очень прочные, держат скользящий удар меча, но ногу все равно сломает, так что не подставляйтесь, по-доброму, улыбнулся маг. - Кстати рекомендую прикупить магические болты, я вижу, что арбалет у Вас есть, правда, их мало, всего пять штук, да и цена большая 10 золотых за штуку, но на них наложено высшее заклятия заморозки. Я не стал спорить и сразу доплатил ему 50 золотых, а подмастерье притащил болты в деревянном футляре.
  - И еще,- маг стал серьезным, - как я понял, Вы не знаете о своих способностях. Я кивнул. Так вот, в Вашей ауре явно видны линии магии света и, не хотел говорить, ну да ладно, магии смерти. Дикая смесь! Последние пятьсот лет не было ни одного такого мага. В вашем учебнике есть примеры заклинаний, комбинируйте, пересоздавайте, но где-нибудь в пустыне, знаете ли. Могут получится совершенно не предсказуемые комбинации. Так что удачи и будьте осторожны.
  - А как Вас зовут уважаемый мэтр.
  - Маг Воздуха Сибиус, к вашим услугам. - Маг церемонно поклонился.
  - Странник Блэк, к вашим услугам. - Я вернул поклон и развернул свиток с описанием.
  
  
  - Плащ тьмы - Из кожи иглозубой ящерицы. Экипировка имперских рейнджеров. Скрывает в тени и от магического взгляда, сохраняет одинаковую температуру. Может регенерировать. Держит удар легкого оружия. - Изготавливается гномами холодных гор.
  - Сапоги Равновесия - Из кожи живота Виверна. Придают устойчивость на любых поверхностях, позволяют ходить по болоту. Не пробиваются оружием кроме мифрила и адаманта. - Изготавливается гномами холодных гор.
  - Кольцо светлого отражения - Золото, мифрил. Отражает до трех атак обычной магии или одной высшей. Особенно эффективно против магии хаоса и некромантии. Создано для паладинов Светлого храма, Мастерами Светлого храма. Восстанавливает заряд от 1 до 8 часов, в зависимости от местности и одаренности владельца.
  - Котомка - Магический предмет III класса, масштабируемая, невидима магическим взглядом со всем содержимым, возможно ~ Эффект нетленности, возможно ~ не уничтожима. Создатель не известен, возможно ~ артефакт древних.
  
  - Так вот откуда гном знал о плаще и сапогах, они сами их и делают.
  Сообразил я.
  - Я понял почему магия не действовала на меня, а почему магия не действует и на белку? - обратился я к Сибиусу.
  - Ну, это просто, аура защиты закрывает все тело распространяясь не некоторое расстояние и защищая небольшие объекты находящие с Вами в контакте.
  Я, с чувством, поблагодарил и покинул доброго мага, обещая, по возможности, забегать ещё.
  
  Мы покидали лавку в приподнятом настроении. Местные боги явно благоволили мне, столько плюшек в один момент, а магические способности? Правда, не знаю что к чему, но все равно, здорово! И особенно приятно, что повезло сразу встретить хорошего человека - мага Воздуха Сибиуса.
  
  - Как я был прав тогда, позже узнав и испытав на себе всю зависть и мелкую пакостность большинства встретившихся мне магов. Мы встречались с Сибиусом в будущем несколько раз, один раз в критических обстоятельствах, но об этом рассказ впереди.
  
  Напевая 'Крылатые качели' и чуть не подпрыгивая мы с Грымзой весело приближались к еще одному постоялому двору. По дороге забежали в лавку и накупили массу дорожный припасов, несколько рубах, разные вкусности, малый бочонок лёгкого пива и бутыль морса, с удовольствием наблюдая увеличивающие глаза лавочника, когда он увидел как мы, непринужденно, скидали всю кучу, в несерьезного вида, котомку, а она даже не раздулась. Единственная проблема обнаружилась в самой сумке - хотя она не стала больше при заполнении, но она не стала и легче. И теперь все, что мы положили в нее, тяжким грузом повисло на моем плече, а Грымза, для равновесия, отдавливала второе. Но я все еще был молод, энергия била через край и этот вес не слишком досаждал мне.
  Дождь упал сразу, как будто кто-то перевернул в небе не слабую бочку воды и, мне нечего не оставалось, как заскочить в первый попавшийся дом, с выбитыми окнами и сорванной дверью. Видя, что небо на глазах наливается чернотой и вокруг значительно потемнело, я понял - это надолго, если даже не на всю ночь, а после того как небо разрезала молния и гром шарахнул так, что затряслись стены, я решил, что бегать под дождем, ну его к тролльям, подожду здесь. С чем белка энергично согласилась, отжимая собственный хвост.
  Дом был заброшен давно, все, что можно, из него вытащили и выломали, дожидаясь лишь, когда он сам рассыплется, и его не нужно будет ломать. Но дом стоял, как старый солдат на своем последнем посту, внимательно следя за городом насупленными глазницами окон. Даже крыша почти не протекала - это я выяснил на чердаке, куда поднялся по шаткой лестнице. Какого лешего туда полез, я не мог себе объяснить ни тогда , ни позже.
   Прямо у лестницы за легкой дверью, которая, совершенно случайно, обнаружилась за старой изодранной занавесью, основательно расположился плоский сундук, с оббитыми железом углами, размера XXL. Новый мир еще не успел отбить мне желание, из праздного любопытства, совать нос куда попало, и я, естественно, его открыл.
  
   ГЛАВА 7 Клинок и посох.
  Мы встретились ранним утром, перед самым открытием ворот. Зевающие стражники равнодушно скользнули по нам глазами, неторопливо занимаясь своим утренним делом, подъемом решетки и открытием ворот. Я их понимал, у самого, от бессонной ночи, периодически перекашивало челюсть. Смена была другая и, может быть поэтому, никому ничего не отдавили. Подобрав котомки и поправив оружие, мы покинули просыпающийся городок, для начала направившись к небольшому навесу у дороги, чтобы обсудить дальнейшие действия. Утро было туманное, сырая прохлада заползала под одежду, заставляя зябко поводить плечами. Маг деловито поставил полог тишины, повернулся ко мне и выпучил глаза.
  - Берегись! - крикнула Грымза и сиганула с моего плеча.
  Мы едва успели упасть на землю, как над нами пронесся ветер, разметавший в клочья Полог тишины, и столб, за нашей спиной, поддерживающий навес, переломился пополам, словно подрубленный. Чье-то мощное заклинание в щепки разнесло середину не слабой деревяшки. Завопили стражники, жахнула падающая решётка, а из сухого рва тенями выметнулись три здоровенных черных волка, с горящими зеленым светом глазами, грамотно беря нас в кольцо. Чуть дальше среди травы проявился некто, закутанный в саван тумана, от чего его силуэт размывался и казался не реальным. Посох падает на землю, а клинки с легким шорохом скользят из ножен мне в руки. Стражники высыпали на стены, как в театре рассматривая представление.
  Тром укрыл нас куполом призрачного пламени, об которое с треском разбилось еще одно заклятие, опав серым прахом. Первое смятение быстро оттесняется холодной яростью. Вожак черных волков прыгнул, легко пройдя сквозь защиту, шаг назад и влево уходя с траектории атаки, клинок свистнул, срубая волчью голову, не замечая препятствия, на землю враг упал уже по частям, сразу закурившись черным дымом, истаивая на глазах. Видя это, второй волк метнулся влево, уходя мне за спину. Поворот на пятке со снижением и левый клинок поет свою песню мести, отрубая волку задние ноги. Немыслимо извернувшись, последним усилием он хватает меня за руку. Мгновенно меня охватывает серебристое сияние, и железные тиски зубов разрывает в клочья. Еще одно тело истекает вонючим дымом. Третий волк окутался сетью молний и взорвался, А Грымза победно заверещала с крыши покосившегося навеса.
  Тром ведёт свой бой. Воздух светится от напряжения. Вокруг вражеского мага ревет огненный вихрь, бессильно стекая с туманной пелены. Напряжение нарастает. Вдруг, с неба камнем падает огромная, серая птица, удар сверкнувшими когтями, птица стремительно уходит в вышину, а полог тумана с треском лопается, огонь жадно накидывается на врага и... сразу гаснет, а на этом месте взлетает столб серой пыли, рассеиваясь ленивой волной. Хлопком сворачивается наш защитный купол. Все. Занавес.
  Стражники что-то кричат, машут руками, но я их не слышу. Опускаюсь прямо на землю.
  Откат.
  Долгие несколько минут бессмысленно смотрю перед собой, постепенно успокаиваясь. И когда меня тронул за плечо Тром, я уже не отрубил ему руку, а просто устало поднялся, взгляд коснулся клинков, они светились ровным, голубым светом. Бросил их в ножны и прислушался к тому, что говорил Тром. Он настоятельно советовал обыскать кучи праха, оставшиеся от волков, а он сам посмотрит на место, где исчез его противник. Передо мной сидела моя Грымза и сочувственно смотрела мне в глаза. Не слова не говоря, я стал отстраненно копаться в куче пепла, нашел два зеленых камня размером не меньше наперстка, равнодушно кинул их котомку, во второй кучке результат был тем же, а вот белка притащила два зеленых и один прозрачный примерно такого же размера. Все они перекочевали в сумку, а белка быстро забралась мне на плечо, внимательно заглянув мне в глаза.
  - Это твой первый бой. - Тихо, но утвердительно сказала она. - На, выпей, и подала маленькую колбочку посверкивающую белым, дымным содержимым. Не возражая, я опрокинул фиалу, порадовав себя приятным запахом и мерзким вкусом. Взгляд моментально прояснился, из тела исчезла скованность, стало легче дышать, из мышц стремительно уходило напряжение.
  - Что это за гадость? С интересом покосился я на Грымзу, видя, как она ловко выуживает еще пару таких из котомки и вешает себе на пояс.
  - Зелье Жизни! Лечит раны, успокаивает дух и очищает мозг. - Единственное зелье сразу защиты, нападения и лечения. При попадании в нежить уничтожает ее или наносит сильные повреждения.
  - А ты видел, видел как я третьему, прямо в пасть, этим зельем. И она гордо подбоченилась.
  Я чувствовал себя уже вполне нормально. Улыбнулся и с благодарностью кивнул белке. Тром подошел, задумчиво вертя в руке обломок, на первый взгляд, какой-то шестеренки.
  - Ушел гад. - ответил он на мой взгляд.
  В это же время решетка со скрипом поднялась, из-под нее выкатился колобок в доспехах, сопровождаемый двумя стражниками. И бодро посеменил в нашу сторону. Карикатурный страж остановился напротив нас, опер руки в бока и визгливо заявил:
  - Все ингредиенты, а также артефакты, найденные в городе и рядом с ним, по указу короля, принадлежат городу, а вы, наглым образом раскапываете землю и уворовываете ценности! Тром ошалело глянул на этого говоруна. Глаза его налились кровью, борода воинственно поднялась и он ответил ему непередаваемым спичем, в котором вспомнил всех родственников этого коротышки, их противоестественные связи с местными аналогами свиней, от которых и произошел данный индивид и, в интересных выражениях, посоветовал ему самому грохнуть немертвых волколаков, загнобить некроманта и уж тогда распоряжаться всем, что откопает. Я же в это время вытащил старший клинок и демонстративно попробовал его остроту. Он, в ответ, полыхнул голубым, и, даже показалось, довольно замурлыкал. Пожилой стражник, увидев клинок, отступил на шаг, резко нагнувшись к уху крикуна, сказал несколько фраз, среди которых донеслось 'живой клинок' и 'черный рейнджер'. Лицо колобка из злобного превратилось в растерянное, он пробормотал: - Извините. - Развернулся и ретировался в город, со стражниками на буксире.
  Тром еще долго плевался и тряс ему в след кулаком, но постепенно остыл. Я подобрал посох, и мы двинулись на запад, по дороге Желтого песка, решив, что планы обговорим по дороге. На всякий случай я снарядил арбалет стрелой Льда и закинул его на плечо, вспоминая ночные похождения и последнее нападение, которое трудно было назвать обычным приключением, сожалея только об одном, что это давно нужно было сделать.
  Дорога стелилась мягкой лентой, до леса было еще далеко и я вернулся мыслями к событиям прошлой ночи.
  Интересно, что же за браслеты нашли мы с Грымзой в этом, заброшенном доме. Темного железа, простые на вид, как не дорогая защита запястий, они пока скромно лежали в сумке, ожидая своего опознания. Показывать их Трому я пока воздержался. Странно то, что свитки определения результата не дали, а заметное, даже днем, зеленое свечение меня, всерьез, напугало. Что интересно, Грымза свечения не видела и весьма удивилась моему вопросу на эту тему. Едва отговорился тем, что мне вроде как показалось. А ведь именно по нему, я обнаружил этот необычный клад, в наступившей темноте, сидя на разворошенном сундуке со всяким тряпьем. Найденная там же тысяча золотых оказалась имперской чеканки, а не местного пограничного королевства, название которого я так и не удосужился узнать. Но, очевидно другое, так или иначе, но нашлись они неспроста. Последнее время, ко мне так и липло всякое артефактное дерьмо, которое в другом случае, как выяснилось, получить сложно, дорого или вообще не реально. А кучу плюшек, обычно, получаешь перед большими проблемами.
  - Похоже, игры кончаются! - Негромко сказал я сам себе.
  
  Песок дороги шуршал под ногами. Царил полный штиль, утренний ветер еще не успел разогнаться, в своем бесконечном поиске чего-то, нужного именно ему. А в небе, на педеле видимости, нарезал восьмерки крылатый воин. Я не утерпел и помахал ему рукой. Грымза покосилась на меня, но промолчала. Леса мы достигли, по ощущениям, часам к десяти, и решили сделать короткий привал с вином и окороком, а заночевать в развалинах часовни, с целью двигаться далее уже с самого утра, без лишних приключений. Слегка перекусив и утолив жажду кружкой легкого пива, я решил провести поверхностный ликбез по магии. Взяв в руки книгу, я присмотрелся к обложке, точнее к надписям на ней, впервые задумавшись над тем, на каком языке я говорю. До этого момента, вполне естественно, я считал, что все вокруг говорят на русском и, соответственно я так же им отвечаю. Рассматривая учебник, я неожиданно понял, что буквы ну ни как не похожи на кириллицу, а скорее на арабскую вязь и клинопись, но странное дело, все спокойно читалось и понималось. Всплыло название языка - Азар , более того я откуда-то знал, что это единый язык континента. Конечно, были отдельные диалекты, но понимали друг друга все. Это знание было привычно и естественно и я решил пока отложить обдумывание проблемы на будущее, с жаром неофита углубившись в изучение. Но, как и все нерадивые ученики - по диагонали, что не могло не сказаться на результатах.
  
  Наскоро пролистал вступление, кучу определений, способы плетений и, конечно, технику безопасности (кто у нас, Русских, инструкции читает) нашел первые примеры боевых плетений. Огненный шар понравился, но я решил попробовать, что-то попроще, например воздушный кулак. Наскоро прочитанное заклинание, результата не дало, и я отнес это, к недостаточной тренированности. Отлистав немного назад, обратил более пристальное внимание на способы плетения. Их существовало три. Первый - командный, с опорой на слово ключ, или жест. Этому предшествует доскональное заучивание самой формулы, порой весьма сложной, с правильной интонацией и соответствующим насыщением внутренней силой. Похоже на китайский язык, где значение слова меняется в зависимости от интонации и даже высоты отдельных звуков в слове. Этот способ достаточно распространен и используется большинством магов. Второй - мысленное воспроизведение рисунка плетения и наполнение энергией основных точек. Этот способ требует очень хорошей зрительной памяти и пространственного воображения, но значительно более универсальный, позволяющий не только использовать известные заклинания, но и создавать новые. Плохо то, что очень мало магов могут перенести плоское плетение с бумаги в объемное построение в уме. Третий способ - прямая визуализация, то есть прямо представлять само заклинание, его форму и действие, минуя фазу ключей и плетений. Это мне понравилось больше всего, но сразу нарисовался облом. В учебнике более подробно были описаны два первых способа, о третьем сказано, что это был основной способ магов древности и на сегодня практически утерянный. Экая досада, но тут пришло время сворачивать привал, Грымза залезла на плечо, и, мы тронулись, рассуждая о магии, ее применении и видах, причем белка не была в стороне. Именно она обратила внимание, что мой посох, при каждом ударе о землю, стал слегка вспыхивать.
   Тром заинтересовался, провел несколько манипуляций и сказал:
  
  - Посох зарядился почти полностью, ты все еще утверждаешь - что не маг.
  
  - Вынужден согласиться, что некоторые способности у меня есть, но узнал я об этом только что, - покаялся я. Вкратце рассказав о посещении городского мага, но умолчав о своей темной составляющей. Тром подтвердил, что именно маги воздуха и света лучше всего видят ауру и могут с ней работать. Он, кивнув на мой посох, посверкивающий серебристыми искрорками, сказал:
  
  - Вообще-то, посох и применяется для облегчения создания большинства заклинаний и значительного увеличения силы. Хотя, в твоем нет важной детали - кристалла силы, а не комплектный посох может и не сработать.
  
  - Почему не попробовать? Да легко! Я, как в кино, закрутил посохом, повторяя формулу воздушного кулака и сразу почувствовал, как воздух уплотнился и басовито загудел, а концом посоха потянулся дымный след.
  
  - Остановись! - Крикнул Тром. Но поздно, дымный след сорвался с посоха, моментально скрутился в серый шар с голубыми прожилками и, жахнул так, что нас сдуло с дороги. За секунду до встречи моей тушки с крепким стволом, я успел подумать, что книги надо читать полностью. И, сознание покинуло меня.
  
  - Незапланированный привал, продолжался приличное время. Пока Тром добрался до дороги, пока к нему прискакала на трех лапах Грымза, пока они снимали распятое на дереве и приводили в чувство мое тело. Почему именно тело, потому что Грымза в сердцах заявила, что мозги, там, где меня делали, точно были в дефиците, а Тром при этом согласно кивал. Хотя, все оказалось не так плохо и, кроме хромоты на какую-либо конечность, все мы не слишком и помялись. Плащ и сапоги вообще пережили полет без заметных последствий, хотя в ветвях елки я проломал приличную дыру. Постепенно успокоились, Грымза перестала бубнить о том, что магические палки детям не игрушки, а Тром стал усиленно домогаться - что это я наколдовал. На утверждение, что это простой воздушный кулак он прямо заявил, что бы я лапшу ему на уши не вешал. Таких ..... в природе не бывает и воздушный кулак вообще не видим. А это, серая бомба какая-то. Я неопределенно хмыкнул и развел руками. Объяснить свой неожиданный результат я не мог, проводить эксперимент, как настаивал Тром, тем более не хотел. Но пообещал ему, более серьезно относится к магии и мы продолжили движение.
  
  Небо было высокое, темно синее в вышине, с одиноким облачком, крадущемся по небосклону. А там, на западе, около горизонта, все еще горела яркая то ли звезда, то ли планета. Солнце, умытое ночным дождем, весело грело мне затылок, Грымза отдавливала плечо, а птиц, как обычно, в небе не было.
  
  - А, вот, Тром, объясни мне, почему в небе над полями совсем нет птиц. А леса шумят, поют и чирикают.
  
  - Так, драконы, будь они не ладны. И ладно бы нормальные, так странные такие, размером с собаку, с длинной, зубастой пастью как у крокозавра. Больше на ящерицу похожи, ядовитые и прожорливые. И жрут ведь, что попало. Хотя людей побаиваются. Регулярно собираются ватаги охотников, гоняются за ними, отстреливая по мере возможности и, они исчезают на некоторое время неизвестно куда, а потом так же из ниоткуда появляются, наполняя небо визгом ржавой пилы. Говорят - это происки некромантов с черных островов. Может быть, хотя, я не верю, слишком далеко от нас до этих островов. Да и не похожи они на создания из серых пределов. Они вполне живые. Их так же можно ранить и они истекают кровью. В общем, странные и мерзкие создания.
  
  Дорога вилась среди поля, упрямо приближаясь, к уже не далекому, лесу. Разговор постепенно сошел на нет, а я думал, насколько необычно все, что со мной происходит. Больше всего мне не нравилось слишком бурное развитие событий, как будто кто-то разгонял время, закручивая его вокруг меня тугим узлом. Что греха таить, становилось страшно. Особенно страшно, в первую очередь, потому, что кроме моей белки пожаловаться и посоветоваться было не с кем. Едва попав в мир, еще практически ничего не зная, я уже несколько раз заглянул в лицо смерти и, не факт, что следующую встречу я смогу пережить.
  
  С другой стороны, как бы в противовес, в руки попадали совершенно уникальные предметы, которые как будто ждали меня, желая облегчить мою, непутевую, жизнь. Поэтому с большой подозрением я смотрел на приближающийся лес, дав себе слово, при первой возможности, заняться магией всерьез. Но пока рассуждать в слух на тему магии я воздержался, у всех в памяти еще не стерся мой недавний эксперимент, который, по здравому размышлению, не мог окончиться положительно, ведь я не имел никакого представления о силах с которыми решил поиграть.
  
  Темный лес встречал нас настороженным взглядом из чащи, подслушивал из ветвей, следовал за нами незримым шпионом, провожая до забытой часовни. Он как будто ждал, что мы где-то шагнем не туда, сделаем ошибку и окажемся в его власти. Мне не давало покоя смутное предчувствие неприятностей, то состояние, когда вроде бы все в порядке, а настроение никак не хочет улучшаться. В отличие от меня Грымза чувствовала себя прекрасно и по дороге, на какое-то время, исчезла в лесу вернувшись довольной с огромной кедровой шишкой.
  
  - Что, опять бедного ежика грабанула?! - Подколол я ее. В ответ она только весело сверкнула черным глазом. Быстро забралась на плечо и принялась с удовольствием лакомится орехами. Лес расступился и впереди проявилась Часовня, но странное дело, она перестала создавать впечатление заброшенности. Издали создавалось впечатление чисто вымытой белой игрушки, с зелёными лентами плюща. Странно. Мне казалось, что их раньше небыло.
  
  - Тром! Я уже бывал в этой часовне, не расскажешь мне о ней поподробнее, если конечно в курсе? Тем более, мы собираемся в ней заночевать. - В память всплыл ночной гость постучавший мне в дверь, а потом бесследно исчезнувший, причем в буквальном смысле.
  
  - Не окажется ли это опасным, рассей мои сомнения!
  
  - Это часовня Богини Героны - Поведал Тром. - Покровительницы путников, наемников и странствующих паладинов, всех тех, кто не мыслит себя без дальней дороги и верного клинка, походя совершающих геройства и безумства, что, в конечном счете, одно и то же. В общем-то, правильное и нужное божество. При этой часовне была небольшая община монахов, которые служили здесь, постоянно сменяя друг друга и стоянка для путников. Но, пару лет назад, сразу несколько некромантов напали на группу монахов, часовня была разрушена, а алтарь расколот. Откуда взялись эти некроманты и с какой целью напали, не известно. Все они погибли в бою.
  
  - С тех пор монахи покинули это место, а редкие путники, используют часовню для ночлега. Постепенно приближаясь, я начал замечать все больше изменений, но ничего не успел сказать. Меня опередил Тром:
  
  - Странные дела творятся в этом месте! Посмотрите - часовню вновь оплели плети дикого винограда, а вокруг исчез весь лесной мусор. Как в старые, добрые времена!
  
  Тром заторопился и, почти вбежал в часовню. Грымза ломанулась за ним, я вошел следом и уткнулся в спину Трому. Здесь было на что посмотреть. Нигде не было ни сухого листа, ни обломка камня, а за мягко пульсирующим алтарем, на возвышении, - прекрасная женская статуя благословляла мраморного Паладина. Я аккуратно обошел гнома, который никак не мог подобрать свою челюсть с пола, и подошел к алтарю, он вздохнул ярче, а статуя, мне показалось, слегка кивнула мне. Тром, наконец, переварил все происшедшее и хрипло проговорил:
  
  - Тот, кто сделал это, обладает либо нереальной силой, либо имеет покровительство богов. В любом случае теперь с ним благословление Героны.
  Грымза попыталась что-то сказать, но я шикнул на нее и вышел на улицу.
  Мне было плохо.
  
  ГЛАВА 8 Шерше ля Фам.
  
  Гном довольно быстро пришел в себя, был оживлен и определенно доволен. Грымза задумчиво ходила за мной, вопросительно поглядывала, но спросить не решалась. В конце концов, Тром сказал, чтоб мы не парили голову. Что все здорово и алтарь нас признал, он тоже видел всполох, и позвал за часовню где, оказывается, было оборудовано место для путников, с местом для костра, столом и скамьями вдоль ажурной каменной стены, с такими же ажурными воротами и навесом, прикрывающим эту красоту.
  - Готовимся к ночлегу, да и поесть чего-нибудь кроме сухомятки не мешает. Заявил Тром, выкладывая на стол свои припасы, доставая сковороду и несколько тонких, по виду деревянных, тарелок. Грымза согласилась и ускакала в лес, как она заявила: - На охоту.
  А Тром, между тем, водрузил на магический огонь сковородку и бодро накрошил ветчины с салом, овощами и специями. Разложил желтый, истекающий маслом сыр на тарелку, вытащил и порезал огромный каравай хлеба. Кинул мне большую флягу, предложив прогуляться за водой. Идея сходить за свежей водой, показалось разумной и, взяв и свою флягу тоже, заторопился к ручью, но был остановлен окриком Трома:
  - Арбалет возьми, а посох оставь! Ты, со своими способностями, с ним как обезьяна с бомбой, если ли нас не сможешь, то себя, точно угробишь, а ты мне еще живой нужен. Оставь, ради богов.
  Я пожал плечами, прислонил посох к стене и закинул ремень арбалета на плечо. До ручья не далеко, метров сто. Насвистывая песенку - 'Нам не страшен серый волк ...', добрался до него и присел, заливая серебряные струи, в темное нутро бутылей. В прозрачной воде стремительно промелькнули маленькие рыбки, подняв со дна, белый сверкающий песок, который, легким облаком, тут же унес поток. Красота была не реальная и я замер, наслаждаясь ей.
  Дикий вой и треск сучьев, которые, я помнил, не просто сломать, ударили по ушам, взвинчивая адреналин. Я резко развернулся на шум и успел подумать:
  
  - Вот, блин, сходил за водичкой!
  - Дальше думать было некогда!
  
  Ко мне, вдоль ручья, буквально летел эльф, в зеленом лесном камзоле, в развевающимся и полыхающим всеми оттенками зеленого, плаще, держа в одной руке изящный лук, а в другой стрелу, но не имеющий ни одного мгновения на стрельбу. Прямо за ним, взрывая землю гигантскими когтями, гнался самый обыкновенный Цербер, во всей своей трехголовости, дыша из пастей смрадными сполохами огня, а немного отстав, за ним с воем топтали землю три Адские гончие. Арбалет провернулся на ремне, тетива щелкнула, и болт, оставляя за собой морозный след, метнулся навстречу эльфу, он вскрикнул, в ужасе закрыв глаза, но по инерции пробегая мимо меня, а болт, посеребрив инеем волосы эльфа, ударил цербера в правую, оскаленную пасть, сбивая с бега и закручивая вокруг своей оси. Городской маг не обманул, это были уникальные болты. Уронив арбалет, я секунду завороженно смотрел, как по Церберу бежит волна оледенения, еще мгновение и он замер, вскинув головы и подняв лапу. Клинки, кажется, сами скользнули в руки, сдвоенный удар, болезненно отдавшись в ладони, вызвал взрыв ледяных осколков, превращая страшного Цербера в безопасную, промороженную нарезку.
  
  Адские гончие затормозили так, что волна земли вспухла перед ними, закрыв мне обзор. Сзади зазвенела тетива лука, и скулеж гончих подтвердил, что стреляли не куда попало. Послышался предостерегающий крик Трома. Риск получить стрелу в такой пыли - запредельный. Я инстинктивно падаю на землю, проворачиваясь на спину. Надо мной пролетает рыжее тело адской гончей. Пытаясь прикрыться от нее, вскидываю клинки и они, с хрустом, вспарывают летящее тело от груди до куцего хвоста. Черная кипящая кровь, заливает меня целиком, а гончая кубарем влетает в ручей, скрываясь в облаке пара. Одновременно звучит женский вскрик, я то же ору от боли в обваренном теле и ныряю за гончей. В последний момент вижу две стремительные тени, Черную и Серую, выметнувшиеся из леса и, со скоростью снаряда, врезающиеся в засуетившихся Адских гончих.
  
   Где-то в других сферах
   Младший вошел неслышно, почтительно склонившись, не поднимая глаз. У огромного панорамного окна, за которым открывался восхитительный вид на огненно красную равнину, стоял Старший. Он молчал, полностью игнорируя вошедшего. Через некоторое время Старший ласково спросил:
  - Я слышал у тебя проблемы на Гее 2? Может, тебе нужна помощь, дорогой племянник? От этого голоса, ужас, адамантовыми когтями, проскреб по хребту. И огромная фигура младшего на глазах съежилась.
  - Нет, что Вы, Великий! Это случайный сбой. Глупые исполнители не учли наличие живого алтаря богини. Все виновные были наказаны!
  - Поправь меня, племянник, если я ошибаюсь. Не этот ли алтарь был, по твоим словам, уничтожен вместе со служителями уже несколько циклов назад.
  Да, великий! Но он снова цел и кто его восстановил - неизвестно!!! Старший, наконец, обернулся и задумчиво глянул на младшего:
  - Если боги решили вмешаться - это все усложняет. Для нас любое вмешательство - это ресурсы и время. И то и другое - стоит дорого! Младший напрягся.
  - Но, пока дешевле твоей головы.
  - Ступай! -
  И он снова отвернулся к окну.
  
  Дальше - лежать было - удобно, и кто-то расчесывал мокрой расчёской мои уши. Я открыл глаза, и тут же закрыл их. Этот полный сюрреализм нужно было переварить. Снова приоткрыл глаза. Огромная черная кошка сосредоточенно чистила мои уши. Увидев, что я открыл глаза, она провела своим, похожим на терку, языком по лбу и черепу, чуть не содрав кожу, встала, с чувством выполненного долга, отошла и улеглась на живот в стиле Багиры из 'Маугли'. Без сомнений кошка, во всей своей не подряжаемой женской красоте. Мышцы волнами перетекали под восхитительной, угольно черной, сверкающей шкурой, подчеркивая грацию и совершенство, а зеленые глаза, как бы сонно прикрытые, но одновременно внимательно глядели на меня. Слева прозвучал короткий - Мяв - я скосил глаза и увидел Совершенный образец кота. Дымчатый окрас оттенялся белой манишкой и шикарными белыми гольфами. Он сидел и, с высока, оглядывал обстановку. Опершись о землю, я заставил себя сесть. Тело слушалось скверно, словно после затяжной болезни - руки и ноги дрожали от слабости, голова кружилась. Глаз я все еще не мог открыть полностью.
  
  Рубаха расползлась и висела на мне клочьями, под ними была видна, на не прикрытых местах, багровая, вспухшая кожа. На груди и животе, под броней палило немилосердно, лицо горело, да и мои свинячьи глазки, явно говорили, что и с мордой не полный порядок. Мечей в руках не было, пошарив у пояса, с удовлетворением ощутил их рукояти. Когда их вложил в ножны, я не помнил. С трудом встал и сделал несколько шагов в сторону стоянки. С ближайшего дерева раздался визг, ко мне стремительно метнулся рыжий вихрь. Кот коротко рявкнул и Грымза, а это была именно она, затопталась нерешительно в паре метров. Я обернулся, увидел, что кот недовольно бьет хвостом, решительно шагнул навстречу моей белке, присел и протянул руки. Она осторожно подошла ко мне, но не запрыгнула, как всегда, на плечо, а протянула мне фиалу с белым дымом и, старую знакомую, баночку с мазью, найденную еще в разрушенной деревне. Я взял, с трудом поблагодарив распухшими, кровящими губами. Глаза у неё подозрительно мокро блеснули, но она быстро отвернулась. Нахохлилась и пробурчала - лечись, давай, дурак недоваренный. Я быстро опустошил фиалу, с удовлетворением чувствуя уже ожидаемый эффект. Голова стала работать лучше, я сел на землю, зачерпнул немного пахучей мази и смазал ей губы, лоб и щеки. Ожидая чего угодно. Мазь была горькой на вкус, но восхитительно прохладной, и боль быстро уходила, оставшись лишь легким фоном. Почти незаметным. Oцепив плащ и, аккуратно сняв с себя броню и портупею, обобрал с себя остатки рубахи. Потом с удовольствием измазал все обожжённые места.
  
  - Что случилось? - Спросил я у Грымзы, но ответил мне Тром, подошедший совершенно бесшумно:
  - Прорыв Инферно. Ты грохнул Цербера и одну гончую, кстати, которая тебя чуть не сварила вкрутую своей кровью. Но остальные две должны были порвать нас на тряпки. Эти, он кивнул на котов, нас спасли.
  - Кто они?
  - Пещерные коты. Говорят они дикие и беспощадные. Их мало кто видел даже из дали, а так, в близи... Им здорово досталось, но они никого к себе не подпускали охраняя, почему-то, тебя. Кстати они тебя и вытащили, когда ты пускал пузыри в ручье. Я по-другому взглянул на своих спасителей. Коту досталось не хило. Он осторожно вылизывал свои раны, то и дела нервно дергая хвостом. Через весь правый бок от хребта к задней ноге, тянулась багровая рана в окружении паленой шерсти, за правым ухом был вырван огромный клок шерсти и кожа вздулась волдырями. Именно их кот и пытался осторожно зализывать. Я глянул на Грымзу показав ей баночку с мазью, а потом кивнул на кота.
  - Поможет? - она торопливо закивала головой, то же видимо, сильно сочувствуя неожиданным союзникам.
  Осторожно подойдя к коту, я протянул руку попытавшись погладить его по голове. Для этого не понадобилось наклоняться, сидящий кот был мне до груди. Он настороженно взглянул на меня своими пронзительно желтыми глазами, но позволил прикоснуться. Зацепив побольше мази я протянул руку к его ранам, внутренне посылая ему все сострадание и благожелательность на которую был способен. Кот понюхал мазь, чихнул, но не отстранился. Я осторожно смазывал его богровую, кровоточащую рану и она на глазах бледнела, а закрытая мазью, переставала кровоточить. Кот бережно лег набок, подставляя мне свои раны, повернул ко мне голову, лизнул руку и, блаженно прикрыв глаза... заурчал. Я просто опешил, в глазах предательски защипало, я нежно обработал жуткий ожег за ухом и ласково погладил его по лобастой голове, оказавшейся восхитительно мягкой. Просто Пух. Внимательно смотревшая из под прикрытых глаз кошка осторожно встала. подошла к нам, лизнула коту голову и легла, подставив не видимый мной бок, с прожженный в трех местах, с обгоревшей до мяса кожей, как будто на нее плеснули жидким металлом. Я хотел намазать раны мазью, но почувствовал, что этого делать нельзя. И просто протянул к ним руку, весь дрожа от сострадания и желания помочь. Что то всколыхнулось во мне. Огнем пробежало по руке и пролилось из ладони белым светом, кошка тоненько заплакала, но не пошевелилась, а свет все лился и лился. Под ним затягивались жуткие раны, покрываясь розовой кожицей. Мне становилось всё хуже, я из последних сил держал живой свет, пока не затянулась последняя рана и, потерял сознание.
  Голова болела и дергала, как будто в ней стучали сотни бешеных барабанщиков. Открывать глаза категорически не хотелось. Кто-то зажал мне нос и, в судорожно открытый рот, пролилась медовая гадость, холодной рукой очищая мозги и заставляя открыть глаза. Над головой нависала Грымза, зло глянула мне в глаза, выдернула из своей портупеи голубую пробирку, ловко выщелкнув пробку, вылила ее мне в глотку. Что бы не задохнуться пришлось все проглотить. По пищеводу прокатилась огненная волна, как от ядреного самогона, и взорвалась в животе ледяной ядерной бомбой. Сразу стало легче, а кровь побежала быстрее.
  - Полное магическое истощение. - Констатировал присевший радом на корточки Тром. Протянул руку, помогая мне подняться. Я благодарно оперся на нее, вставая на свои ходули. Поклонившись Грымзе сказал:
  - Спасибо подруга! В который раз ты спасаешь мою дурную голову. Она застеснялась, отвернулась, отвечая мне с напускной грубостью:
  - В последний раз! Пора своей бестолковкой думать. - Я с улыбкой покачал головой.
  - Конечно! Как скажешь. - Губы и все лицо уже не болели. Да и тело чувствовало себя намного лучше. Хотя краснокожим я буду, видимо, еще долго. С интересом глянул на свою правую ладонь, она ничем меня не удивила. Я хмыкнул, подобрал плащ и броню с перевязью. Взглянул на котов. которые увлеченно вылизывали друг друга. Кошка повернула голову в взглянула на меня умными, все понимающими глазами. Какая, Баская подумалось мне.
  - Бася. - Тихо сказал я. Она прикрыла глаза, как бы соглашаясь с именем и, снова вернулась к прерванному занятию.
  - А что с эльфом? Повернулся я к Трому. Он вздохнул, немного помолчал и ответил глухим голосом:
  - С эльфийкой! Пока все плохо. Гончая, умирая разорвала ей бок, и сломала руку, да, похоже, у неё еще сотрясение. В сознание не приходит. Ваши снадобья для нее сейчас бесполезны. А моя магия хороша для разрушения, но я слаб как целитель, кровь только остановил да раны прижег.
  - Пойдем! - Решительно сказал я. - Где она.
  - В часовне, на алтаре. Он не дает ей умереть. Рана нанесенная демоном, просто так, элексирами, не лечится. Но тебе не стоит, рисковать. Ты почти пуст и можешь умереть рядом. Умирать категорически не хотелось, поэтому я свернул к стоянке и начал копаться в поисках посоха.
  - Ты, это, не балуй. - Попятился от меня Тром, видя, что я, с решительным видом, выуживаю из под тряпок, лежащий в самом низу посох.
  - Если, ты всех здесь грохнешь, то еще ладно, а если часовню развалишь? - Тогда уж лучше сразу всех грохни!
  - Тром! - Устало сжимая в руке посох я поднял на него глаза, - Я должен попытаться. Подстрахуй меня. Если что, стукни по голове, что ли. - Тром нервно кивнул. Идти было тяжело. Морально тяжело. Я боролся с собственным страхом и неуверенностью, не справиться, сделать хуже. Пожалуй впервые в этом мире, я вновь почувствовал себя маленьким. Очень захотелось укрыться за крепкую спину взрослого, что бы он решил за меня, но... Перед порогом, на секунду застыл и, решительно толкнул дверь.
  Она лежала на алтаре с совершенно белым, ни кровиночки, лицом. Рука была замотана в грубый, самодельный лубок, мерзкий багровый шрам тянулся от груди до бедра. неприятно пульсируя, в такт с ним пульсировал бледным сиянием алтарь. - Шатенка! Пришла мне в голову дурацкая, неуместная мысль.
  - Она на грани, уже почти между мирами. Если не сможешь - лучше убить ее самим, что бы душа не досталась демонам инферно! - Глухо, с безнадежностью в голосе, сказал гном, стараясь не смотреть мне в глаза.
  - Ну уж черта с два! Зло прошипел я, решительно шагая к алтарю. Богиня грустно глядела на меня. Как бы осуждая за пустой гнев и успокаивая, настраивая на работу. И, гнев ушел, растворился в воздухе, меня захватило спокойствие и неудержимое желание помочь. Я и не стал удерживаться, а просто протянул к ранам посох, вливая в него силы и желание Защитить! Помочь! Излечить!
  В часовне потемнело. Над ней зашумел ветер. Снова огнем загорели незажившие ожоги, по руке побежало тепло, посох полыхнул серебром и, тело молодой эльфийки окутала голубая дымка. Она уплотнилась, сделавшись почти непрозрачной, заискрила серебряными искрами, в воздухе резко запахло озоном, как при сильной грозе. И, истаяла, открывая восхитительную неповрежденную кожу, а деревяшки лубка с сухим стуком упали на пол. Откат, пыльным мешком, ударил мне по голове, я пошатнулся и стал заваливаться на спину.
  Тром был рядом и поддержал в нужный момент. Глядя на все происходящее, покрутил головой, отобрал посох и помог добраться до скамьи, на которую я тяжко опустился. Грымза прискакала и, не задавая вопросов, выдернула из "пулеметной" ленты пару фиалов, всунула мне в руку, белую и синюю. В голове ожидаемо прояснилось, но сил, в этот раз, не добавилось. На вопросительный взгляд, Грымза, сварливым голосом, ответила:
  - Слопал себя полностью! Много есть, пить и отдыхать. А то эликсиров на тебя не напасёшься! - А на нее не косись, она теперь до утра спать будет. Пошли отсюда. Тром задумчиво смотрел мне вслед, покачивая головой. Потом обогнал, заторопившись на наш бивуак. Когда мы с Грымзой "добежали" до стоянки, там уже вовсю бушевал магический огонь, облизывая блестящую сковороду, на которой весело шкворчало сало и исходили паром, прожариваясь в нем, мелко нарубленные овощи.
  На меня напал жор. Нет, не так ЖОР. Тром подкладывал и подкладывал, выбирая лучшие куски. А Грымза закопалась в котомку, ища что-то известное только ей. Овощи кончились. от окорока осталась только кость и гном решительно отобрал ее у меня, строго оборвав мой скулеж:
  - Все, на сегодня хватит, не то хуже будет.
  - Грымза подсунула пробирку с чем-то желтым - "Зелье восстановления" -пояснила она.
  - Пей залпом и запей пивом, да побольше! Пробирка коньяка под пиво, адская смесь. Это я понял на следующий день. А уж кто меня укладывал и укрывал моим плащом - я не помню.
  - Утро красит нежным светом стены древнего кремля...
  Да, поспал я - душевно. Стены нашего кремля, вовсю озарялись полуденным солнцем. На стоянке больше никого не было. Птицы отчаянно орали свои песни на разные голоса, а я лежал, блаженно ощущая, что ничего не болит и боялся нарушить это состояние неловким движением. Но определенные ощущения на первом этаже тела, явно намекали, что вставать все равно придется, причем быстро. Осторожно сев, опустил ноги на прохладные плиты стоянки. Попытался встать - слегка повело. Некоторая слабость присутствовала и, ограничивала моей души 'прекрасные порывы'. Тем не менее я достаточно бодро посеменил в "секретное место" ни разу не упав. Сделал свои тяжелые и легкие дела я вернулся на стоянку, закопавшись в сумку в поисках новой рубахи, купленной про запас еще в городке.
  Ожег так до конца и не сошел, или, это никак с ним не связано, но кожа, вся, насколько я мог разглядеть, сменила оттенок с зеленого на красный. Вчерашняя шутка про краснокожего получила свою реализацию. К добру или к худу - посмотрим. Надев рубашку, закрепил мифриловую "чешую". Носить ее на голое тело, не слишком приятный вариант мазохизма, а ходить без нее я теперь точно не рискну, всего четвертый день в новом мире, а уже четыре раза вляпался в неприятности. Нет я конечно не надеялся, что все будет ровно, но чтобы так! Уже несколько раз костлявая призывно улыбалась мне и я совсем не торопился встретится с ней снова.
  Подтянул крепление мечей, ласково прикоснувшись к рукоятям, уже привычно закрепил на плечах плащ Тьмы, спокойно вышел на поляну, перед часовней. Тром стоял на одном колене перед кучей обгорелого мяса, а на против него, уперев руки в боки стояла Грымза и поносила его на чем свет стоял, Тром же вяло отбрехивался, но вот ему это все надоело, он махнул рукой и встал. Я как раз подходил к ним, что бы услышать окончание его фразы:
  - Тогда собирай все сама, и таскай лично, а камни засунь себе... Тут увидев меня, он прервался и бросил:
  - Воюй со своей ... белкой сам! И зашагал к стоянке.
  - Грымза, что здесь случилось? Чего ты так разоряешься, аж на другом конце леса слышно?
  - Да Тром хотел зажать магические кристаллы и когти гончих, хорошо еще я остатки цербера успела припрятать - все еще на взводе, проговорила она, - а это ведь наши трофеи!
  - И ты поэтому поругалась с нанимателем? На кой леший они нам?
  - Ты что, издеваешься?! Твари инферно вообще редко попадают в наш мир и стоят целую кучу золота. - Кипятилась Грымза. - Вон посох у тебя без кристалла, защита не усилена, вместо нормального поддоспешника рубашкой перебиваешься.
  - Но, но! Я хотел в лавке купить, так ты сказала - что это дрянь и не стоит своих денег. Да и как я все это потащу? Тут всякой гадости на целую тонну. Ты, блин, не белка, а хомяк натуральный. Грымза сразу сдала назад.
  - Ну в лавке действительно была рядовая дешевка, а ингредиентов здесь килограмм на десять, максимум на двадцать... или двадцать пять. И не надо меня с родственником сравнивать! Он просто жадный, а я бережливая и хозяйственная. Я рубанул рукой:
  - В общем так! Отбери все самое ценное, остальное хоть выкинь, хоть в землю закопай. А я пойду с Тромом обсужу что, куда, и как.
  - Да! А где наши кошки? - Заметил я, наконец, недостачу.
  - Ушли. - Продолжала обиженно сопеть Грымза. - Как услышали что ты встал, так и ушли в лес. Даже заметить не успела куда. На секунду отвернулась, а их уже нет. И слава богам, а то от них на дереве не спрячешься. Боюсь я их.
  Тром сидел на ступеньке часовни и рассеянно катал с ладони на ладонь маленькую шаровую молнию, она шипела и исходила озоном. Взглянув на меня он кивнул себе за спину.
  - Иди давай, твоя крестница проснулась.
  - А ты что?
  - Не-ет, ты спас, ты и разбирайся с этой кошкой ободранной. Тем более что, я вижу, с кошачьими у тебя полное взаимопонимание. У меня же отношения с эльфами сложные, а уж с эльфийками... Да, и поторопиться надо бы, как бы еще какие проблемы к нам не прискакали.
  - Тром! По поводу ингредиентов, я...
  - Пустое! Просто жаба душит бросать, некоторые вещи, как например сердце цербера. Я искал его всю жизнь, а тут свеженькое, в смысле свежемороженое. Но твоя белка права - трофеи это святое! Да и не хватит у нас сил и времени с ними разбираться.
  - Тром, если оно так тебе нужно - забирай! А там, глядишь и ты мне в чем поможешь.
  - Правда? - Недоверчиво взглянул на меня Тром. И даже молния повисла у него между руками, неустойчиво покачиваясь.
  - Слово! Улыбнулся я и шагнул в часовню. Девушка, совсем юная лет пятьнадцать, а то и младше, сидела на алтаре, пытаясь закутаться в обрывки своей куртки, от которой мало что осталось, поджав под себя ноги и странно смотря на меня, слегка исподлобья. Со страхом и превосходством, недоверьем и благодарностью. Было в ней что-то от дворовой красавицы - задаваки и нахохленного воробушка одновременно. Я плохо умею разговаривать с девчонками, особенно с такими красивыми, тем более в таком полураздетом виде, поэтому мой вопрос прозвучал прямо и грубовато:
  - Как тебя зовут?
  Она взмахнула ресницами, от чего ее глаза стали еще больше - это был коварный удар, точный и по-женски неотразимый. Я сглотнул, и постарался прочистить внезапно пересохшее горло. Пожалуй только цинизм века, в котором мне случилось родится, да огромный опыт почерпнутый из мыльных опер, постоянно сливаемых на нас с экрана, помогли мне не упасть к ее ногам, пресмыкаясь и прося пощады.
  Я ухмыльнулся.
  Глаза ее стали колючими, когда она поняла, что удар прошел мимо цели.
  - Грымза! - Крикнул я в дверь - тащи что у нас из тряпок есть. Мадам одеть нужно.
  - Я не мадам! - Вскинулась эльфийка. - Меня зовут Элленель.
  - Тем хуже! - Отрезал я.
  - Почемуу? - У девчонки явно случился разрыв шаблона, а я не хотел ничего объяснять.
  - Не важно. Сейчас Грымза притащит чего-нибудь, одевайся и приходи на стоянку за часовней. Обедать будем.
  Я развернулся и быстро, что бы не сморозить какую-нибудь глупость, покинул часовню.
  
  ГЛАВА 9 Тень пророчества.
   Тром стоял не далеко от часовни и, с довольной улыбкой, смотрел на мой растрепанный вид.
  - Похоже, тебя попытались слегка поцарапать?
  Я ответил ему хмурым взглядом, буркнув:
  - Пойдем обед готовить. А то с этими 'ранеными' и с голоду помереть не долго. Тром рассмеялся и хлопнул меня по плечу.
  - Привыкай! Женщины любой расы не подарок, а уж молоденькие эльфийки так и вообще - караул. А вообще-то, ты прав, все разговоры с женщинами нужно запивать хорошей порцией пива и заедать добрым окороком.
  Раздражение еще плескалось у меня в голове, но откуда-то выплыла фраза: делай добро и бросай его в воду.
  И мы зашагали к стоянке по пути помахав рукой Грымзе, которая, сердито пыхтя, тащила в часовню сверток с нее размером. Что, очевидно, совсем не добавляло ей хорошего настроения. Сковорода опять, водрузилась на огонь, тонкие полоски бекона зашипели на все лады, а большой пузатый чайник, бодро булькал будущим чаем. Под эти пасторальные звуки мы достали из моей котомки бочонок первоклассного пива и, о чудо, горячий пирог с рыбной начинкой. Похоже одно из свойств моей котомки, Эффект нетленности, находит свое подтверждение. И до того соблазнительный пошел аромат, что мы тут же, не успев сесть за стол, разорвали пирог на куски. А Тром в восхищении заявил:
  - Где ты раздобыл такую классную вещь? Продай ее мне. На что я, вгрызаясь в пирог, огорчил его, сказав что-то в стиле, где было там уже нет, а на второе предложение посоветовал искать дураков в зеркале. Именно в этот благостный момент дверь распахнулась, и в нее влетел белка, злобно чирикая, а за ней... Почти бегом залетело гротескное нечто. (Я конечно специально покупал рубахи попросторней, это же для меня, не для элфийки)...
  В зеленых, потрепанных бриджах, в светлой , холщевой, почти до колена и рукавами как у Пьеро, рубахе, в которой стройная эльфийка, потерялась как пестик в колоколе, с глазами мечущими громы и молнии, пред нами остановилось воплощение богини ярости, неподражаемая Элленель. Она быстро охватила взглядам наши, довольные физиономии, пиво, пирог, чайник и сковородку, брезгливо скривила губки и топнула ногой, гордо вскинув свой носик:
  - Я не могу есть вашу невозможную еду. Я не могу носить эти мерзкие тряпки! Это не достойно эльфийского рейнджера. Мне невместно находится рядом с грязным гномом и, не пойми кем, с сумасшедшей белкой на побегушках! И вы должны немедленно доставить меня в один из домов 'Белой лилии'
  Я до того обалдел от такого напора, что едва ни сел мимо лавки.
  - Я требую...
  - Девочка, не в твоем положении что-то требовать! - Холодно оборвал ее Тром.- На тебе долг крови передо мной и долг жизни перед ним! - Он кивнул на меня.
  - Он мало того, что восстановил тело, но и вырвал твою душу из объятий демонов, вернув ее с грани миров, сам чуть не уйдя за грань! На это не каждый Архимаг пойдет!
   - Как будешь отдавать?
  Она стояла, сжав кулачки и переводя взгляд с Трома на меня и обратно. Грымза сверлила её глазами, уперев лапы в бока. Тром выжидающе молчал. Элленель снова взглянула на меня. Закрыла лицо руками. Опустилась на пол и
  ... разревелась.
  Ночь прошла спокойно, никто на нас не напал и не потревожил охранную сеть. Утро порадовало полным безветрием, непривычной тишиной и холодным туманом, не спешащим исчезать. Двигаться дальше в таком тумане - верх безрассудства, самое малое, что нас при этом ожидало - это сбиться с дороги, самое худшее придумывайте сами. Элленель получила наряд в не очереди - готовить еду на всю команду, с пожеланием удивить нас своим кулинарным талантом. Она, с видом оскорбленной невинности, копалась в припасах. К сожалению, все ее движения наводили на серьезные сомнения в положительном результате. В своем одеянии она все, что можно подвернула, подрезала или заправила и выглядела достаточно прилично. На попытки заговорить с ней, попытаться узнать кто она и откуда, гордо отмалчивалась или отвечала односложно. Грымза любовно перебирала пузырьки и бутылочки, обновляя свой арсенал. Тром же, по собственной инициативе, решил улучшить мой посох. Идея соединить в одном посохе накопители четырех разных стихий была крайне интересной, но чертовски сложной и, как говорил Тром, теоретически не выполнимой. Но тут же добавлял, что теория существует для того, что бы опровергаться практикой. В любом случае задача бросала ему вызов, и если он сможет ее решить то... Дальше он замолкал и с новыми силами продолжал работать над посохом, но, по его недовольному виду уже было понятно, что положительного результата в ближайшее время не будет. Он давно вытряс из Грымзы большой кристалл черного кварца, найденный на месте прорыва, белый, зеленый и красный, собранные по местам наших боев. Черный кристалл уже стоял в центре с торца посоха, таинственно посверкивая, удерживаемый восстановленным креплением, но дальше дело не шло.
  - Нужен еще мифрил, и Адамант! Если первый мы можем ободрать с твоей чешуи, то где к демонам взять Адамант. Его даже у нас добывают по паре граммов на десятилетие. Кристаллы противились объединению, погасая при прямом контакте, но с помощью Адаманта их можно объединить в сеть, как-то так, если я правильно понял. Случайно мой взгляд упал на открытую котомку, среди всякой всячины я увидел розовое свечение и узнал необычный камень, найденный мной в сапоге. Смутная догадка посетила меня. Я нагнулся, вытащил камень и протянул его Трому, который стоял, склонившись над разложенными на столе посохом и камнями, в который раз пытаясь собрать невозможный пазл:
  - Посмотри, может это на что сгодится?!
  Тром шарахнулся от меня так, будто на него глянула сама смерть, рассыпал камни и уронил посох. Ко всему запутался в собственных ногах и грохнулся на плиты во весь рост. Но тут же, на коленях, подполз ко мне и протянул дрожащие руки:
  - Отдай! Немедленно! - В глазах метался безумный огонь.
  В место этого я со всего маха влепил ему пощечину, уронив на пол. С минуту Тром лежал не шевелясь, потом сел, потряс головой, взгляд его стал осмысленным и он кивнув мне, медленно поднялся и сел на лавку.
  - Спасибо. Ты вообще знаешь что это? Как оно к тебе попало?
  Эльфийка с Грымзой, побросав свою работу, отскочили подальше и смотрели на нас круглыми глазами. При этом неизвестно у кого они были больше.
  Я пожал плечами, на всякий случай, спрятал камень в карман, присел напротив гнома, спокойно ответил:
  - Трофей, повезло. Рассказывай! Но если еще раз на меня кинешься, дам по балде посохом, не обижайся. Тром кивнул, уже почти совсем успокоившись, только глаз еще немного дергался, да руки мяли край камзола:
  - Это окаменевшее сердце верховного демона, не возможный, не реальный артефакт. Более одной тысячи лет назад, для нашего мира относительно недавно, случилась великая битва между Хранителями нашего мира и демонами инферно, Хранители победили, уничтожив владыку демонов, но и сами погибли почти все. Боги явно были на стороне хранителей в тот день. После этого они ушли в свой мир, а мы, мы остались без защиты. Нигде, никогда, ни при каких обстоятельствах сердце не появлялось и не проявляло себя. В легендах нашего народа оно значится как полученное богами от Хранителей за помощь в битве. И, поэтому, для этого мира потеряно.
  - Я знаю, Блэк, ты иномирянин! Возможно, это о тебе говорят пророчества. В одних пришелец выступает спасителем, в других погубителем нашего мира. Но ни в одном варианте пророчества не сказано, что ты принесешь в мир сердце поверженного демона. У тебя фантастическая удача, артефакты становятся в очередь, что бы упасть к тебе в руки. Ты умудряешься выходить победителем из схваток, которые, по твоим возможностям, выиграть не можешь, у тебя фамильяр, которого в природе не бывает и, на тебе точно благословление Героны! Он замолчал и вскинул на меня пронзительный взгляд.
  - Это Ты восстановил алтарь!!!
  - Да. Я. - Ответил спокойно, не придумывая чего-то и не кривя душой. Слишком серьезным был вопрос.
  - Значит, охотятся вовсе не за мной. - Констатировал Тром.
  - Ну, нет, это уже слишком. Я только, только появился в этом мире и просто не успел еще засветиться. Так что, гонялись все же за тобой, что бы ты ни натворил. А в меня попадало за компанию. Внимание привлек шум со стороны Грымзы и эльфийки. Ко мне шла деревянной походкой Элленель, кусая губы. В двух шагах от меня она остановилась и опустилась на одно колено.
  - Прими мое служение Рыцарь света и тьмы! Все эльфы нашего мира с рождения готовятся либо принести присягу Рыцарю, либо уничтожить его! Так трактуют у нас пророчество о твоем приходе. Я и мой клан готовились присягнуть тебе. Она подняла на меня полные слез глаза, губы ее были искусаны до крови.
  - Прости мои ошибки и прими мое служение рыцарь - это великая честь и моя святая обязанность. Я не выдержал и заорал:
  - Какое к демонам служение!!! Какой к черту рыцарь!!! Идите вы все к троллям вместе со своим пророчеством. Я бросился прочь от этого дурдома, прочь из стоянки, сквозь липкий туман, не разбирая дороги. Я бежал пока не уткнулся в ручей, где упал на траву и горько заплакал. Я почувствовал, что кто-то присел рядом со мной и погладил меня по голове, подняв, полные слез глаза, увидел маму, прижался к ней и плакал навзрыд, повторяя Мама, Мамочка, что мне делать, что делать. А она грустно улыбалась и гладила меня по голове. Немного успокоившись, я взглянул на нее внимательней. Это точно была моя мама, самая лучшая и самая совершенная на земле. В своем праздничном платье. Она поднялась на ноги, отряхнув платье таким знакомым движением, помогла мне встать и, пошла вперед, поманив за собой. Туман расступался перед ней, оставляя широкий проход. Я почувствовал, что мы идем домой и пошел следом. Лес уступал нам дорогу, становилось все светлее. Вот над ней разгорелся огненный шар, он слепил глаза, я протер их и... вместо мамы увидел Трома, с шаром оранжевого огня над головой, а под ноги метнулась Грымза.
  Силы оставили меня и я, отключился.
  Утро красит нежным светом... Все равно. Лежу равнодушно глядя в потолок, где, под крышей навеса сплел свою сеть местный охотник за мухами. Завораживающее зрелище. Вот в сети попалась глупая муха, забилась, задергалась, еще больше запутываясь, к ней деловито побежал паук, быстро, быстро замотал еще трепещущую жертву в кокон и поволок к себе в логово. Её будущее предсказать не сложно.
  Я чувствовал себя мухой, на бесконечном поле паутины и, хотя еще трепыхаюсь, но уже где-то там, пока не видимый, ко мне спешит мой паук. Недоброе предчувствие повисло на до мной, сковывая душу льдом бессилия и связывая паутиной равнодушия. Периодически ко мне подходил то Тром, то Грымза, пытаясь чего-то от меня добиться. Я не слышал их, меня здесь не было. Солнце медленно ползло по небосклону, по очереди заглядывая в щели и вырезы стены. Я закрыл глаза. ААА!!! Блиин! От моего крика посыпалась труха с крыши, под которую я подпрыгнул без помощи рук. Упал на пол, вскочил и слепо зашарил вокруг себя, с намерением пришибить любого, кого поймаю. Ледяная вода ручьями стекала с меня, застилая видимость, шипению, которое прорывалась сквозь стучащие зубы, позавидовали бы все отмороженные пещерные коты. С трудом протерев глаза, я увидел Врага.
  Элленель, с полностью счастливым выражением лица, стояла в паре метров от меня, прижимая к себе бадейку с остатками воды.
  - Убью!!! - Взвыл кровожадным демоном, рванулся к ней и тут же получил бадьей в лоб, поскользнулся, что бы не упасть зацепился за опорный столб, провернулся вокруг него, опрокинул чайник , как выяснилось с кипятком, заорал еще громче и кинулся за подлой эльфийкой, уже выскочившей со стоянки и огибающей ее слева, вдоль стены. Дальше можно было снимать эпизод для 'Ну погоди', или 'Том и Джерри'. Я несся за Элленель, та визжала на весь лес, звала Грымзу и Трома на помощь, ловко уворачиваясь от моих загребущих рук, перепрыгивая коряги и огибая деревья, о которые я с завидным упорством спотыкался, и бился головой. Круге на пятом я, наконец, сломался, остановившись у входа, тяжело дыша. Элленель отбежала и спряталась за спину Трома, стоявшего шагах в десяти и хохотавшего так, что дрожали листья на ближайшем дереве. А рядом сидела Грымза и то же смеялась.
  Я никогда не слышал как смеются белки и, это было так... прекрасно, так здорово, что я расхохотался вместе с ними. Мы смеялись долго, счастливо, до слез. Эльфийка выглядывала из-за Трома и несмело улыбалась, добавляя света в эту симфонию радости. Немного успокоившись, но, все еще улыбаясь и, изредка, прыская смешком, мы пошли на стоянку,
  Грымза с разбегу запрыгнула мне на плечо, ухватившись за ухо для равновесия и слегка куснула за него от избытка чувств, за что получила оплеуху, от которой легко увернулась, перебежав прямо через голову на другое плечо.
  Обед прошёл на ура, быстро подчистили то, что у нас еще оставалось, даже Элленель не отставала, обмениваясь шуточками и подколками, правда чай пришлось кипятить заново. Потом начались быстрые сборы, которые органично перетекли в экипировку уже Нашей эльфийки. Штаны у нее сохранились, рубаха пока сойдет моя, от плаща осталась только верхняя половина, чуть длиннее чем до пояса, ну, да и то хлеб. Лук оказался цел, но порвана тетива, а вот колчан убит полностью, вместе со стрелами. Горевать было некогда и, чтоб не оставлять ее совсем без оружия, отдал ей арбалет и десять болтов, которые она тут же хитрым образом расположила на остатках перевязи. Недоделанный посох в руки, котомку на плечо, Грымзу на другое, главным дозорным. Тром занял место ведущего и тут же сотворил какое-то охранное заклинание, туманным облаком расползшееся вокруг нас, а Элленель замыкающей, с наказом смотреть в оба и прикрывать если что. Двинулись. Хорошее настроение все еще парило над нами, не мешая, впрочем, смотреть по сторонам. Боевой колонной, бодрым шагом покинули стоянку, а я с благодарностью бросил взгляд на возрождающуюся часовню и, слегка, поклонился ей.
  Я уже не совсем уверен в том, что произошло вчера. И было ли это вообще. Как же благодарен своим спутникам, которые ни слова не проронили о вчерашнем, не напрягали мыслями о будущем. Вели себя как будто все уже давно обговорено и решено. Все приняли единый принцип:
  - Делай, что должно и будь что будет. Дорога вела вдоль ручья, в сторону разрушенной деревни, вот и заброшенная грунтовка, под прямым углом уходящая вправо. Тром остановился, дождавшись нас:
  - Дальше уйдем сюда. - Он махнул рукой в сторону грунтовки.- Идти напрямую через лес трудно и не менее опасно. Здесь же мы дойдем до старой пограничной башни и выйдем к мосту через Дикую реку. Элленель поджала губы, слушая Трома. Я заметил ее сомнения и попросил просветить нас:
  - В башне последнее время находится какая-то группа. Возможно разбойники, мы не выясняли этого, но абсолютно точно среди них есть как минимум один маг. - Я считаю, что проще обойти башню через деревню, правда, потом придется идти вдоль берега до дальнего моста и это не лучший маршрут. Тром нахмурился и упрямо задрал бороду:
  - Идти между лесом и рекой - плохая идея. В случае атаки, отойти нам будет некуда. Каменный мост заколдован и, перейти его могут только местные жители. В общем, я - против.
  - Деревни больше нет, жителей тоже, кроме мельника, был бой и она почти полностью уничтожена. - Тихо сказал я. - Но я знаю, как перейти мост, только вот чем это нам поможет.
  - Ты полон сюрпризов, друг мой! - не удержался от комментария Тром. - И что нам может помешать?
  - Ну, для начала Тролль, здоровый такой. При мне одного орка так припечатал, что у того позвоночник в штаны высыпался. Еще по лесу, Грымза говорит, орки толпами бегают, я, надо сказать, видел только двоих. Да еще 'Зеленый стрелок' караулит, та еще пакость. - Грымза согласно покивала.
  - Меня слушали с все возрастающим интересом, когда я упомянул о 'Зеленом стрелке', заволновалась Элленель.
  - Редкая гадость, по эту сторону гор мы уничтожили их полностью, если в лесу появляется 'Зеленый стрелок', то через несколько месяцев уничтожается все живое. В этом случае приходится выжигать весь лес. Тром зажег и покатал на ладони маленький огонек. Эльфийка отрицательно покачала головой.
   - Он поглощает магию и боится только живого огня. Стрелок был создан магически, одним из темных кланов, в качестве охранной системы, но хозяева погибли все и он одичал. Сам он суда попасть не мог, значит, его кто-то принес специально. В любом случае для леса это большая беда. Все с этим, безусловно, согласились. Только Грымза возразила:
  - Они у нас не первый день, все о них знают и не лезут, разве уж кто-то совсем мелкий и глупый. Даже тролль стороной обходит.
  - Их много? - Задал практический вопрос Тром.
  - Я знаю три, может где есть еще, далеко от убежища я не отбегала. Вредно для здоровья, знаете ли.
  - Так. Задачи решаем по мере их поступления. - Заключил Тром. Тролля мы обойдем, бегает он не быстро. За стрелком постараемся уследить, а орки, если меньше десятка, нам не страшны.
  - А если больше? - Задал я резонный вопрос. На что гном только пожал плечами, он уже все решил.
  Движение возобновилось, мы все дальше уходили от перекрестка, желтый песок вновь поскрипывал у нас под ногами. Потом я часто думал. Поступи мы тогда иначе, удалось ли нам вообще дойти до гор. И чего мы бы не узнали, или узнали слишком поздно. День стремительно катился к закату. Грымза все чаще терла свои глаза, пытаясь рассмотреть что-то в наступающих сумерках. Усталость налила свинца в невесомые сапоги, а солнце уже не было видно из-за вершин деревьев.
  - Останавливаться нельзя! Иначе придется всю ночь стоять спина к спине, не сомкнув глаз. И то не факт что выживем! - резко бросил Тром. Мы ускорили шаг. Справа, за елками прозвучал низкий рык, кто-то затрещал ветками. Легкая паника заметалась в моей голове:
  - Съедят, ей богу съедят.
  - Не отставать, до деревни не далеко, а на дорогу, пока не село солнце, он не выйдет! - Подгонял нас Тром, еще наддав, двигаясь уже почти бегом, тяжело дыша.
  - Да кто он то? - Пискнул я, сорвавшись на фальцет.
  - Горвей, 'Ночной ужас', похож на медведя... без шерсти, с чешуйчатой... кожей и змеиной головой размером... с бочку, убить очень... сложно, к магии полностью... иммунен, только... обычным... оружием. Нам... не справиться! - Прокричала через шаг мне в спину Элленель. Ноги сами припустили еще быстрее, но силы уходили быстро. Грымза видя, что ее лошадь тормозит, выдернула пробирку мерцающую синим из портупеи и без разговоров сунула мне в рот. Ледяная бомба ахнула у меня в животе, стремительно пробежала волной по телу, делая ноги легкими, а дыханье ровным. Вот и знакомый поворот, мы, топоча как дикие буйволы, выскочили на окраину, прямо у парящего сиреневым дымом дома. Тром шарахнулся в сторону, только заметив это непотребство. Остановился и мы столпились как стадо баранов.
  - Защиты у деревни нет, если не найдем целый дом, до утра не доживем, Горвей не один такой в черном лесу. - Запалено дыша обрадовал нас Тром. Закат наливался огнем, полностью расплавив в нем солнце.
  - За мной, есть такой дом! - Крикнул я и ломанулся через деревню к единственному целому дому - дому мага. К мельнице уже было не добежать, да и, не уверен я был, что нас туда пустят. Изо всех сил все побежали за мной, а из леса доносился тоскливый вой. За десяток метров Тром затормозил крикнув мне:
  - Остановись! Дом закрыт сильнейшей защитой. Я только отмахнулся. Но вспомнив про искру, на всякий случай ударил в дверь посохом. Посох сверкнул серебром, от него полыхнула голубым защита всего дома и... протаяв черным пятном, немногим больше дверного проема, стала медленно затягиваться. Толкнув дверь крикнул:
  - Бегом! - Пропуская мимо себя Элленель и Трома, заскочил сам, с визжащей, мне в ухо от страха, белкой, захлопнул дверь и задвинул массивный засов. Отрезая нас от всех 'Ночных ужасов'.
   Над столом вспыхнул, разгораясь с каждой секундой все сильней, шарик белого света и стало совсем не страшно. Я подошел к столу, положил на него посох, и грузно опустился на единственный стул. Устало бросив: - В спальню не входите, там какая-то защита, я чувствую. Грымза соскочила на стол, поправила портупею, с опаской поглядывая на дверь спальни.
   А ведь в пророчестве говорится о том, что сейчас произошло! - Задумчиво пророкотал Тром и, уже почти отдышавшись, продекламировал:
  - Из леса выйдет лютый Враг, дождавшись темноты
  - Но их спасет великий маг, придя из-за черты.
  - Только, не мог понять, как он это сделает если черта - то о чем я думаю?
  Оказывается все просто - укрыв в собственном доме. Да, все интересней и интересней.
  - Тром! Ты опять! - Начал закипать я.
  - Уймись Блэк! Без тебя тошно. В какие только неприятности я не попадал за свою жизнь, но в пророчество - первый раз! Уймись, говорю! - Рявкнул Тром увидев мои попытки повыступать. - Мы теперь в одной лодке и нам уже точно никуда не деться. Разбежимся, просто сдохнем поодиночке и все. Да и не выполнил ты еще договор, который сам же потребовал заключить. Элленель подошла к двери спальни, присела, что-то шепча под нос. Обернулась и с улыбкой проговорила:
  - Это просто проклятие, видимо для темного врага, напавшего на деревню. Но мы вошли как друзья и оно уже рассеялось. - Она смело шагнула в спальню, приклонила колено перед картиной, потом встала, сняла ее с кровати и повернувшись повесила на стену. Как только она это сделала, в спальне тут же разгорелся светлячок, осветив огромную двуспальную кровать, лавку у стены, узкий шкаф и рабочий стол с креслом, все в идеальном порядке.
  - Ну, пожалуй, пора перекусить! - Резюмировал все происшедшее Тром.
  Ужин удался и, отнюдь, не разносолами. Хотя моя котомка вновь порадовала нас свежайшими, сдобными булочками, которые чудно пошли под кисловатый, похожий на клюквенный, морс. Бутыль с ним так же добыли оттуда же. А замечательным, просто таки домашним, чувством защищенности и уюта. Застольная беседа ни о чем, напоминала мне домашние вечерние посиделки, хотя все вымотались до изумления и, вскорости, клевали носами. Первой плюнула на все белка, забралась в шкаф, на самую верхнюю полку, повозилась и, вскоре, затихла. Элленель пыталась еще некоторое время изображать из себя бравого рейнджера, но по нашему, единодушному, решению, была направлена спать на единственную кровать.
  Как иногда бывает приятно быть рыцарем, широким жестом бросить к ногам девушки небо, луну, или просто возможность по-человечески выспаться. Наша эльфийка тихонько поблагодарила и убежала в спальню, прикрыв за собой дверь. Тром попросил достать из котомки недопитый бочонок пива и задумчиво топил в кружке свои усы. Действие магических силы и бодрости еще не покинуло мое тело и я маялся проблемой ложиться спать, или присоединиться к Трому. Второе победило. Я плеснул в свою кружку морса и подсел к задумавшемуся гному.
  - Тром! Расскажи об этом мире, я недавно здесь и до сих пор ничего о нем не знаю? И, если можно, о пророчестве. И вообще, кто ты такой? - Тром взглянул на меня, усмехнулся и долил свою кружку пивом.
  - Ты слишком много хочешь знать, мой юный друг, а от лишних знаний голова тяжелеет и может, ненароком, упасть с плеч. Обо мне тебе знать рано, придет еще время. А насчет нашего мира, почему бы и нет.
  Наш мир очень стар, множество народов населяло и населяет его, одни уходили в небытие, другие поднимались к вершинам, что бы через некоторое время рассыпаться в прах. Когда-то он был перекрестком межзвездных дорог и многие расы пришли по ним, да так и остались здесь. Правда, основные расы, скорей всего, местные. Да, да, не смотри на меня так, мы знаем что наш мир не одинок и что планеты крутятся во круг солнц, а не наоборот. Потом произошел катаклизм, естественный или рукотворный, сейчас уже никто не знает, но пути закрылись. И теперь на двух континентах и трех архипелагах островов, ты найдёшь не один потерянный город, а, возможно, и потерянный народ. До последней великой войны существовал еще один небольшой континент, но война разбила его, превратив в один из архипелагов островов, названных черными. Мир пропитан магией, этим особым видом энергии, которая помогает всем жить долго, кому-то очень долго. Меньше всех живут люди - лет по сто пятьдесят. Это не относится к великим магам, которые, в принципе, могут жить вечно. В этом есть и свой минус, долгожители не торопятся заводить детей, а потом, по какой-либо причине, становится поздно. Люди в этом выглядят чуть лучше, но будучи чрезвычайно драчливыми, не вылазят из войн больших и малых.
  Применение магии, в боевых условиях, наносит ужасающий ущерб природе. Превращая огромные территории в мертвый мир, а магические эксперименты, часто порождает совсем не То что хотелось, или наоборот именно То и, это 'именно То' потом съедает создателя и всех окружающих. Особенно это касается серьезных магов, которые жить не могут без опасных экспериментов и постоянных склок между собой, а это, понятно, не способствует долгой жизни. Поэтому наш мир беден разумными. Я говорю - разумными, потому как дураков съедают первыми.
  Рас много, но основных четыре, если судить по количеству - Люди, Орки, Гномы, Эльфы. И они все, видимо, вышли из одного корня, потому как есть полуорки, полуэльфы, полугномы наконец. Никто не видел полутролля, но их и самих считанные единицы. Магия создает множество уникальных или просто удобных вещей или улучшает обычные, поэтому мастера не спешат что-то кардинально изменять в своей работе, предпочитая жить по старинке. Но, боюсь, скоро этому придет конец. Мир теряет магию. А мы постепенно скатываемся в дикость. То, что еще две тысячи лет назад было рядовым колдовством, сегодня перешло в разряд высшей магии, если историки не врут. Возможно, это результат потери связи миров по межзвездным мостам, а может естественный процесс, кто знает. Я не ученый, а всего лишь глупый маг.
  Конечно, магических сил мира хватит еще не на одну тысячу лет, но вот что будет дальше, меня пугает уже сейчас. Кроме того, последнее время в мире все идет из рук вон плохо. Постоянные конфликты, эпидемии, войны, тучи неизвестных монстров, и вполне известных черных магических кланов, расползающихся как поганки по гнилому дереву, да еще это пророчество, противоречащее самому себе. Как будто кто-то пытается перессорить всех и, таким образом, уничтожить, или, может быть, ослабить с какой-то целью. Тром замолчал, отхлебнув из кружки сразу половину, долил ее снова.
  - Пророчество. Этого добра хватало всегда. И даже некоторые сбывались, один из тысячи выстрелов должен попасть в цель?! И только одно, о Рыцаре тьмы и света висит над нами уже более тысячи лет. Точнее два. В одном он спасает мир от мифического врага. Во втором становится Властелином, превращая наш мир в мир рабов, и в конечном итоге, уничтожая всех. Причем тексты отличаются не значительно, он всегда приходит в самый трудный момент из-за грани миров. Отличается результат. У наших, тупоголовых, магов из имперской академии, одно время, даже был бзик - вызывать Рыцаря магически. Один раз даже вызвали кого-то, правда, башню потом пришлось отстраивать заново.
  - Если он - это Ты, то пока ты ни кто. И кем станешь, решат твои поступки и решения. А может, ни кем не станешь, а сгинешь по пути, потому что Ты полный профан в магии и слаб как воин, до последнего момента тебя, разными способами, спасали только высшие силы и артефакты. Тем более что легенды утверждают, что рыцарь приходил не один раз. Ну, все! - Тром одним глотком допил свое пиво. - Давай спать.
  - Накрутил. Хоть ложись и помирай. - Думал я, укладываясь у стены и заворачиваясь в плащ. Тром сонно буркнул - Тьма. - Светлячок заметался и погас, как будто задутый ветром.
  
  ГЛАВА 10 Враг черного леса.
  
  Утро пришло в дом теплыми волнами света, через настежь открытые ставни. Шаловливый луч обосновался у меня на затылке и нахально грел его, пытаясь вытопить остатки мозгов. Тром завозился в своем углу, а с полки шкафа спрыгнула, почему то сердитая, белка. Я выпутался из складок плаща и с удовольствием потянулся.
  Почувствовав взгляд, повернул голову. За столом положив подбородок на руки, чуть улыбаясь, смотрела на меня Элленель, а на столе стройными рядами стояли тарелки с нарезанным хлебом, маслом, сыром, окороком и парил небольшой серебристый чайник. Ну, ни фига себе, когда она успела встать и все сделать, ведь никто ни чего не слышал, по крайней мере - я. Грымза заскочила на стол и, указывая на меня, сказала:
  - Ну, вон твой герой, уже глаза продрал! Может, наконец, можно начинать есть. - В ее голосе слышались голод, и что-то похожее на ревность. Элленель недовольно глянула на воинственную белку, вздохнула и кивнула. Из своего угла поднялся Тром, громогласно откашлялся, и, глядя смеющимися глазами почему-то на меня, пророкотал:
  - Сразу видно эльфийского рейнджера, даже на стол собрала так, что ни кто не услышал.
  - Я услышала! - Не смогла промолчать Грымза, не смотря на полный рот сыра. - С утра мне спать не дает и за стол не пускает.
  - Кто бы говорил! Вчера всю дорогу на шее ехала, а теперь и поспать разумным нельзя. - Отрезала Элленель. - Ничего, с голоду не умерла.
  От такой отповеди, Грымза аж жевать перестала, а потом схватила со стола ломоть окорока и запустила в эльфийку! Ожидаемо не попала, зато попала прямо в глаз, некстати нагнувшегося за чем-то, Трому.
  - Да вы что - совсем обалдели!!! - Заорал гном, отлепляя с морды жирный ломоть и двинувшись на Грымзу. Белку как ветром сдуло со стола и уже через секунду она выглядывала из-за меня, а Элленель юркнула за высокую спинку стула. Наблюдая с открытым ртом всю эту трагикомедию я, наконец, пришел в себя, подскочил и вытянул перед собой руки:
  - Ну, все, все! Она случайно, и больше не будет! - А белка усиленно закивала головой, подтверждая. Тром зло плюнул, бросил злополучный ломоть окорока на стол и раздраженно спросил:
  - Ладно, где здесь умыться можно? Элленель, все еще с испуганным видом, вышла из-за стула и указала на входную дверь:
  - Там, справа за домом, колодец, прекрасная умывальня и чуть дальше туалет, если кому-нибудь надо.
  Тром молча выдернул из своей сумки полотенце, вышел за дверь. Я показав всем кулак, подхватил свою котомку и выбежал за ним. Ополоснуться и переодеться совсем не мешало, после вчерашнего забега. Вернулись мы вместе с Тромом, уже в нормальном состоянии духа, наскоро перекусили и засобирались. Грымза не преминула облазить всю спальню вытащив из стола мага массивную цепь белого металла и тетрадь в кожаном переплете, с надписью от руки - 'Начертательная магия. Примеры и размышления'. Тром осмотрел цепочку, долго листал тетрадь - сказал:
  - Цепочка однозначно - мифрил. Причем чистый. А тетрадь - рукопись трактата по рунной магии, но необычной, что-то связанное с вызовом и изгнанием сущностей. Почитай, тебе полезно! Положив тетрадь в котомку я, вместе с Грымзой, осмотрел ее содержимое, в который раз задержав взгляд на браслетах. Решительно вынул их и положил на стол перед Тромом.
  - Посмотри, сделай милость. Свитки опознания на них не действуют, но это точно магический предмет. - Тром осторожно провел над ними рукой, из которой на браслеты пролился дождь багровых искр. Зачем-то вытер руки, взял один из них и тщательно рассмотрел через маленькую лупу, вытащенную из кармашка своего камзола. Положил на стол, рассеяно спрятал лупу в карман, продолжая смотреть на браслеты, задумался.
  - Тром! Ну что ты скажешь?
  - А? Да, да. Очень необычный артефакт, очень. Связан с магией смерти - это точно. Но на магическое воздействие не реагирует и в истенном зрении - обычный металл.
  - А почему они светятся зеленым? - Не смог я утерпеть.
  - Светятся? Зеленым? Но я ничего такого не вижу! - Растерялся гном.
  - И что мне делать? Может их лучше выбросить?
  - Нет, не хорошая идея. Раз ты видишь свечение, то браслеты как то связаны с тобой, а может с одним из элементов твоей экипировки. И у тебя два пути запрятать в котомку до возможности их определить, или надеть и посмотреть результат. В любом случае то, что ты один видишь свечение, говорит о многом. Я поглядел на Грымзу, которая сидела рядом на столе и с интересом наблюдала за всеми нашими манипуляциями.
  - А ты что скажешь, подруга?
  - Ну, именно по ним сказать ничего не могу, но большинство браслетов, несут функции защиты или контроля, но тут надо знать слово или жест - ключ. Попробуй надеть, вряд ли они тебе повредят, у тебя ведь еще защита есть. - И она кивнула на кольцо, мягко посверкивающее на пальце. Не долго думая надел и защелкнул сначала один, потом другой браслет и прислушался. В месте контакта с кожей почувствовал легкое жжение, которое тут же прошло, свет стал ярче, побежал, охватывая руки зелены коконом и, погас, исчез совсем. Я подробно, описал все свои ощущения, на что гном заметил только, что артефакт возможно настроился на меня. А рез ничего больше не происходит, то и обсуждать нечего. Все согласились и принялись укладываться в дорогу. Я подозвал Элленель и протянул ей футляр с магическими болтами со словами:
  - Несомненно, ты у нас лучший стрелок, не то, что я. Это магические болты, очень эффективные. Заряди, только не стреляй без толку. Их очень мало, всего четыре.
   Она фыркнула, но аккуратно взяла футляр и закрепила у себя на поясе. Мы выдвигались прежним порядком, а я аккуратно прикрыл дверь и ставни. Еще одна добрая стоянка остается позади, много ли таких будет в будущем. Дорога вилась в сторону мельницы, которая больше не крутилась, а на двери висел замок. Мы не стали задерживаться, а я на ходу объяснял правила перехода через мост, подробно описывая все действия. Дорога заторопилась под уклон и мы увидели мост, реку, лес за рекой и ... разгорающийся бой. Бой шел на том берегу, точнее боем назвать это было сложно, скорее избиение. Из леса набегала нежить. Около дюжины немертвых волколаков, и вдвое большее количество странных, ростом с большую свинью, шипастых лягушек нападали на небольшую армию. Надо сказать очень странную армию, где в едином строю размахивал своей гигантской, сучковатой дубиной лесной тролль, десятка два разукрашенных орка и пять серых волколаков. И эта армия проигрывала. Прямо на глазах несколько лягушек объединили усилия и, выстрелив языками, вырвали из рядов одного из орков, тут же спеленав лентами слизи, утащили в сторону. Крики орков усилились, и они теснее сбили свои ряды, защищаясь с яростью обреченных.
  Ни секунды не задумавшись, вмешиваться ли нам и на какой стороне, всё было очевидно - немертвые - враги живых, а враг моего врага - мой друг, мы рванули к мосту. Элленель, в движении, ловко зарядила арбалет, подбегая поближе к реке, но, предусмотрительно, не заходя на песок. Тром на бегу крикнул, что ему через реку не достать и, сбросив сумку к ногам эльфийки, заторопился к мосту. Я то же положил котомку и посох к её ногам, попросив прикрыть. Грымза вцепилась в плечо когтями, лапой за ухо, а другой перебирала свой арсенал. Уже перебравшись через мост, мы увидели нового врага.
  Немного дальше, на краю леса, стоял, одетый в черное некто, а к нему по очереди подбегали немертвые волколаки, таща в зубах небольших зверьков, похожих на зайцев или кроликов. Черный хватал их за уши, вытаскивал из пенала на поясе иглу, втыкал в визжащее создание и отбрасывал в сторону.
  - Так он их иглами 'Зеленого охотника' колет зашипела мне в ухо белка, вот кто в наш лес эту гадость приволок, дерьмо горвея, спрыгнула на землю и метнулась к троллю. Быстро забралась ему на плечо и использовав его в качестве ходячей осадной башни, метнула в сторону лягушек одну из колб, одновременно что-то крича.
  - Элленель - подстрели этого пакостника! - Крикнул я, указывая на черное чучело. Колба бахнула огненным шаром, расшвыривая колючих лягушек. Орки хором победно заорали, а тролль потряс своей жуткой дубиной, с меня размером.
  - Черный резко повернулся к нам вытянув в мою сторону руку, указывая волколакам новую цель. Одновременно отбросил в сторону очередную ушастую жертву и потянул из за спины нечто похожее на лук, ядовито блеснувший зеленью. Сзади грохнул ещё один взрыв, белка развлекается, и прогудел смерч огня, расшвыривая волколаков - это уже Тром. Клинки зазвенели, покидая ножны, полыхнув голубым и, меня захлестнул восторг и жажда боя. Клинки прямо рвались в бой, толкая меня вперед, на набегающих немертвых. Справа прогудел болт и, как будто лопнула струна, потом жуткий рев, но рассматривать некогда. На меня летят волколаки, полыхая зеленью глаз, старые знакомые, левый чуть впереди, шаг вправо, что бы оказаться между ними, удар набегающего в голову и клинок рассекает врага от головы до хвоста, продолжая движение, вырывая клинок наношу удар прямо в пасть второго, клинок проходит насквозь, но инерция волколака вырывает старший клинок из рук. Прямо в лоб летит третий, мучительно тяну младший клинок левый рукой, уже видя, что не успеваю, в последнем усилии защитится, вскидываю перед собой правую руку, прикрываясь от страшной, дымящейся черным, пасти. Хрустальный звон, и передо мной возникает зеленая, волнующаяся пелена, о которую со всей дури бьется немертвый волколак, отскакивает, крутит головой и ... отползает назад, прижав голову к земле. Пелена исчезает и тут же что-то бьет мне в грудь, похоже, атаковала одно из жаб, опоздала голуба, младший клинок отсекает звонко тренькнувшую липучку языка. Почти вплотную, жужжа, пролетает болт, таща за собой морозный след, снова крик боли и ярости, опять некогда смотреть. На меня прут сразу три лягухи. Перехватываю клинок в правую руку, ни разу не левша я, пятясь назад. Слева, под дикие вопли, накатывается группа орков и моих лягушонок буквально втаптывают в землю. Спотыкаюсь обо что-то, падаю навзничь, сразу надо мной пролетает багровая пелена и, пока я барахтаюсь пытаясь встать, мимо меня солидно топает тролль с Грымзой - на голове - отчаянно верещащей и кидающей во врага свои алхимические бомбы. Наконец встав, вижу лежащий справа старший клинок, сразу подхватываю его, перехватив младший левой, они довольно светят голубым, дергаюсь вперед, в бой, но, похоже, обошлись без меня. Жаб добили, на месте черного крутился багровый вихрь, от волколаков остались кучи праха и только мой, ударенный, медленно пятится в лес, потом одним движением перетекает назад и ныряет в чащу.
  Через мост перебегает Элленель, нагруженная как трактор, вся в котомках и сумках. В правой разряженный арбалет, в левой мой посох, который она тащит прихватив его подолом рубахи. А слева идет Тром, в разорванном и окровавленном камзоле, при этом жутко ругаясь на некромантов, орков, троллей и себя за то, что ввязался во все это.
  Адреналин схлынул, притащив за собой усталость. Накрыла, почему-то, досада, что не смог проявиться, блеснуть. Тут же ловлю себя на этой дурацкой мысли, воровато оглядываясь на спешащую к гному Элленель. Она, бросив посох и вещи на землю, сует Трому в руку колбочку с белым дымом, очевидно вытащенную из моей котомки, помогает ему снять камзол и что-то делает с его плечом. Я загнал клинки в ножны и заторопился к Трому, он как раз присел не небольшой, замшелый, валун. По пути подхватив посох, который кольнул меня недовольной искрой и успокоился. Рана у Трома выглядела отвратительно, целый кусок мяса вырван из плеча, явно прижжённая магией с черной запекшейся кровью. По краям вздувшаяся, багровая и на глазах чернеющая плоть. Елленель бессильно уронила руки и взглянула на меня. Тром проследил мой взгляд, усмехнулся:
  - Похоже, отбегался. Зелье жизни не помогает, только боль сняло. Яд с клыков не мертвого волколака попал в рану и расползается. Попробуешь справиться? - Он прямо взглянул мне в глаза.
  - Я же ни чего не умею! Ты же знаешь! - Он отвел взгляд, вздохнул.
  - Но сделаю что смогу! - Перехватил поудобнее посох, направил на рану. Посох холодно блеснул, отказываясь подчиняться. Только не паниковать, вспомнить ощущения, пожелать изо всех сил, а как это? Голова была пуста и тупо давила на плечи. Прискакала Грымза, притащив с собой котомку. Не далеко гомонили орки, отвлекая своим шумом. Элленель отвернулась, чтоб не видеть мою растерянность. Злость накатила на меня горячей волной. Я бросил посох, шагнул вперед, приседая на одно колено и, положил руки на рану, едва касаясь. Ладони неприятно укололо холодом. Не обращая на это внимание, искал в себе те сильные чувства, которые, когда либо, помогали мне. Вспомнил, как друг провалился в старую штольню, зацепившись курткой за ржавую арматуру, а я упал на край провала и мы изо всех сил тянули друг к другу руки, с одним только желанием и целью успеть, пока он не сорвался! Воспоминание толкнуло в голову, горячей волной прокатилось по рукам, растопило лед в ладонях. Удушливой веревкой схватила грудь слабость, стремительно опустошая меня. Трон зарычал и заскрипел зубами. Открыв глаза, увидел клубящийся вокруг рук мрак, а белый свет вырывается из под ладоней, выжигал зараженную плоть, осыпающуюся черным прахом. Держусь уже из последних сил, из чистого упрямства. Свет постепенно меняет оттенок на розовый, потом красный и гаснет, а я без сил валюсь на спину.
  - Твою же ... Блэк! Ну, ты и гад! - Простонал гном, вытирая другой рукой пот со лба. - Тебе не лекарем работать, а заплечных дел мастером, будешь вне конкуренции. Я, опершись на дрожащие руки, сел и посмотрел на результат. Да, бывало и лучше. Чернота исчезла, рана почти закрылась, но оставалась еще большой, прикрытой тоненькой кожицей и на нее уже накладывала мазь Элленель из нашей баночки, которую держала сосредоточенная Грымза. Встаю, подбираю посох и устало опираюсь на него. Увидев что я поднялся, громче загомонили орки и один из них подошёл, попытавшись привлечь внимание, покашливанием. Сил никого слушать нет. Неожиданно даже для себя грубо бросаю не оборачиваясь:
  - Жди! Приду в себя. - Грымза протянула мне уже знакомую синюю пробирку с 'ледяной бомбой'. Нагнувшись за ней, чуть не падаю, так закружилась голова. Опрокидываю в себя адскую смесь, пережидаю ледяную волну и только тогда оборачиваюсь к орку, взглянув вопросительно на него уже более ясным взором.
  - Мэтр! - Слегка поклонившись, обращается ко мне здоровенный громила, я ему едва до плеча, с иссеченным шрамами лицом. - Помоги нашему вождю! Его съедают заживо хищные путы, которыми его связали эти исчадья мрака. Если, конечно, сможешь. Обычная сталь их не берет. Я коротко кивнул: - Попробуем.Веди!- И, тяжело опираясь на посох, прошел за Орком, поспешившим к своему раненому вождю.
  Могучий орк лежал закрыв глаза, скрипя зубами, а мерзкие, белесые ленты, как живые черви, шевелились и подергивались, уже прорвав кожаные доспехи и вгрызаясь в тело, копошась в ранах белыми волосками, пульсируя и высасывая все соки. И этот вид вызвал во мне такой взрыв отвращения и ненависти, что, не помня себя, я ткнул посохом в переплетение этой гадости. Последовала темная вспышка, полосы дернулись, вырвав из горла орка дикий рык, по лентам, во все стороны, побежала тень, оставляя за собой посеревшие, безжизненные полосы, из под которых тут же закапала кровь. Еще несколько секунд струения из посоха черного пламени и всякое движение лент прекратилось, они стали трескаться и отваливаться целыми кусками. Посох ощутимо нагрелся, обращая на себя внимание и я поспешно убрал его. Орки бросились к вождю, решительно, но аккуратно оттеснив меня в сторону. Около него присела совсем молодая орчанка, аккуратно обрывая, ставшие сухими и ломкими куски лент. Раны выглядели жутко. Вождь весь был в крови, на него не возможно было смотреть. Я отвернулся, взгляд зацепился за копающуюся в сумке белку.
  - Грымза! Тащи сюда зелье жизни, если еще осталось. - Наш походный алхимик услышала, подняла на меня глаза, быстро кивнула, выдернула пару фиал из котомки и бодро поскакала ко мне. Взяв у нее из лап два флакона с белым дымным зельем, я раздвинул окруживших вождя орков, которые недовольно заворчали, но посторонились. Подошел вплотную и подал, взглянувшей на меня, орчанке фиалы:
  - Пусть выпьет это, сразу две, одной для него будет мало. Она кивнула, забрала у меня фиалы, и продолжила хлопотать над раненым, а я, наконец отошел в сторону, присев на поваленное дерево и глядя на постепенно истаивающий багровый вихрь, на месте поверженного Черного. Немного дальше, у кромки леса, толпились 'кроликозайцы', не стараясь убежать, но и не приближаясь. К ним направилась Элленель, присела около них и стала водить над ними руками, выдергивать иглы и тормошить. Некоторое время наблюдая за происходящим и увидев, что она прекратила все свои действия, застыла опустив руки, встал и, опираясь на посох, пошел к ней. Похожие на зайцев зверушки кружили около Элленель, обнюхивая и поглаживая друг друга лапками. Я подошел к сидящей среди них, склонив голову, эльфийке.
  - Они все умрут - Сказала она глухим голосом. - И я ничего не могу сделать.
  Она обернулась, взглянув на меня полными слез глазами. Я промолчал, просто склонил голову в знак скорби, прекрасно понимая, что ни чем здесь не смогу помочь. Отвернулся и тяжелой походкой направился к Черному, над которым уже рассеялся вихрь, с целью хоть как-то отдалится от объятой горем эльфийки. Стоял и бездумно смотрел на изломанное тело врага. Через некоторое время тихо подошла Элленель, которую узнал по шагам даже не поворачивая головы, не громко сказала:
  
  - Я усыпила их всех, надо попросить Трома сжечь тела, пока не пророс Стрелок. Я кивнул, соглашаясь, не зная, что ей ответить и как ободрить. И она так же тихо ушла.
  Уже через пару минут, потянуло магией, прозвучал хлопок и гудение пламени. Я не стал оборачиваться, тупо глядя перед собой. Послышались тяжелые шаги. Я оглянулся, потом полностью повернулся на встречу вождю орков. Выглядел он еще не важно, с посеревшим лицом, весь перемотанный зелеными лентами бинтов, но от этого не менее решительный и грозный, орк тяжело подошел ко мне.
  - Меня зовут Рок. Я вождь клана орков Черного леса. - Он взглянул на стоящих в отдалении воинов, с горечью добавил. - Теперь не самого большого.
  - Я - Блэк, пока никто, просто путник. Помогаю уважаемому гному достичь гор. Орк скептически поднял бровь.
  - На счет простого путника я бы усомнился, но будь по-твоему. Мы свято чтим традиции. Орки помнят своих врагов долго, а друзей не забывают никогда. Я принимаю на себя долг крови, юный полуорк. Если тебе будет нужна помощь орков Черного леса, позови - мы придем. И еще - место старшего шамана для тебя всегда будет свободно. Вождь коротко поклонился, махнул рукой и в сопровождении своих воинов покинул поляну. Я задумчиво смотрел ему в след. Тролль то же ушел, закинув на плечо свою дубину. Но в другую сторону. Перед этим о чем-то глухо разговаривал с Грымзой, присев перед ней. А ко мне, чуть прихрамывая, уже направлялся Тром.
  - Благодарю тебя Блэк, за мной долг крови, хотя твое лечение и выворачивает на изнанку. Теперь я пещерного кошака прекрасно понимаю! Как он тебе руки не оторвал? Но, боюсь, тебе надо всерьез заняться магией, хотя бы лечебной, я уж не говорю про боевую, иначе не выжить. Управляешь ты ей из рук вон плохо. Да и резерв внутренний никакой. - Тром внимательно смотрел на меня, ожидая ответа.
  Справа подошла Элленель и поддержала Трома:
  - Да и клинками ты бьёшься странно, нет, может так и надо, но, возможно, я смогу тебе показать что-то новое? Меня учили лучшие Мастера клинка нашего клана.
  - Ничего, все же получилось. Уже не в первый раз. - Стушевался я, чувствуя абсолютную правоту обоих, но пытаясь как то держать марку.
  - Надеюсь, не последний, и толк из тебя, похоже, выйдет... - Заключил Тром.
  - Толк-то может и выйдет, а вот бестолочь, точно, останется. - Попытался я скаламбурить, но что гном, что эльфийка, шутки не приняли и смотрели на меня серьезно.
  - Вы правы, вздохнул я, но мне будет нужна ваша помощь и, в первую очередь, твоя Тром! - он только молча наклонил голову, а Элленель с облегченно улыбнулась.
  - Ну, тогда сегодня же на привале и начнем, - Тром хлопнул меня по плечу так, что я присел.
  - Эй, эй, а отдохнуть? Никаких сил ведь нет.
  - Вот до вечера и отдохнешь! - Коротко хохотнул довольный гном, уже отходя. - А сейчас надо собрать все, что можно и рассмотреть поподробнее, что это за 'уколог' такой. Жаль только живьем взять его не удалось, убился сам.
  Смотреть мне на него вблизи не хотелось. Вполне человеческие формы напрочь перечеркивались лицом и видимыми из рукавов руками. Больше подходящими ящерице или чему-то подобному. Элленель с интересом рассматривала сломанное оружие рептилоида, а Тром ворошил палкой складки одежд на теле этого мертвого стрелка.
  Лук, а это был именно он, черного рептилоида, был сломан первым попаданием ледяного болта, от него остались несколько обломков, которые теперь тщательно изучала Элленель. Колчан стрел сохранился, им уже занялся Тром. На стрелы были наложены незнакомые чары и он, в данный момент, решал, можно ли их использовать или проще уничтожить.
  Я же слонялся без дела, праздно прогуливаясь и с отвращением погладывая на останки жаб, разорванные в клочья и представлявшие собой изначально нечто похожее на бурдюки со слизью, которая не впитывалась землей и постепенно застывала блестящими, рыжими кляксами. Отойдя к своим вещам, попросил Грымзу выдать что-нибудь для бодрости. Она кивнула, покопалась в котомке и подала мне желтую пробирку.
  - Имей в виду - больше сегодня ничего не получишь! Опасно, да и мало осталось. Я кивнул. Проглотил жидкость, почувствовав легкое головокружение. Через некоторое время, подошли Элленель с Грымзой, попросив сложить в котомку найденные обломки артефактного лука, и несколько кристаллов - остатки от немертвых волколаков.
  - Я никогда не видела расу подобную погибшему черному и даже не слышала о чем то подобном. - Сказала Элленель. - Может Тром знает больше?
  - Нет, я то же не знаком с данной расой, но я, последнее время, был вне центра событий и могу многого не знать. - Тром подошел с колчаном в руке. - Кстати насчет стрел:
  - На них наложено проклятие, чем то похожее на Проклятие черной гнили из школы некромантии, но не совсем то же самое. Есть в плетении линии, мне совершенно не знакомые. Они, однозначно смертельно опасны, особенно, для не защищённого магией разумного. Но если не касаться наконечника, то пользоваться вполне можно, остальные части стрелы безопасны, но, в общем-то, это относится ко всему магическому оружию. Колчан со стрелами, ожидаемо, достался Элленель, она уже успела где-то раздобыть и тетиву для своего лука, сетуя, что тетива кустарная и надежды на нее мало, а арбалет с остатком болтов вернулся ко мне. Больше задерживаться здесь смысла не было, и пора было отправляться в путь. Мы двигались вдоль кромки леса, не приближаясь к реке, постепенно углубляясь во владенья черного леса. Белка взяла на себя обязанности разведчика, мелькая в кронах деревьев, то и дело, перескакивая с елки на елку. Погода на глазах портилась, ветер усилился, стал холоднее и гнал по небу все более темные и тяжелые облака. Лес затих, совсем недавно кричавший птицами на все лады, замолчал, будто вымер. Элленель обеспокоенно поглядывала на стремительно закрываемое облаками небо, которые на глазах темнели, наливались сыростью и угрозой.
  - Будет шторм. Необходимо укрыться, иначе можем всерьез пострадать. Да и надо уходить от реки, во время шторма вода поднимается и на берег полезет всякая гадость. Я эту часть леса ни когда не посещала и ничем помочь не могу.
  К нам присоединился Тром, так же не сказавший ничего путного, и я позвал Грымзу на импровизированный совет. Она быстро прискакала, взгромоздившись на ближайший, твердый как железо, сухой сук.
  - Ну что, подруга, пришло время показывать свое знание черного леса. Иначе скоро будет поздно. Грымза на секунду задумалась, но тут же встрепенулась.
  - Есть то, что нам может пригодиться. Развалины, то ли башни, то ли большого дома. Там сохранился большой, сухой подвал. Но до него ещё довольно далеко и надо углубляться в лес. Мы переглянулись, и Тром взял слово.
  - Я ничего не слышал, о каких либо зданиях в этом лесу, но любое укрытие лучше, чем прогулка по штормовому лесу под дождем. Веди.
  У нас с эльфийкой возражений не было, только Элленель поинтересовалась, не занято ли помещение кем-нибудь. На что белка ответила, что местные жители его почему-то не любят. В чем причина, более конкретно, она не знает. Все согласились, что сначала нужно добраться до места и, не теряя времени, устремились вперед, за скачущей по деревьям белкой.
  Ветер уже не просто шумел в кронах, он гудел и выл на разные голоса, а облака набрякли водой и цеплялись за вершины самых высоких елей, растрепывая в клочья свое подбрюшие. Упали первые капли дождя, тяжелые и редкие, еще не долетая до земли, но существенно добавляя шума. Быстро в лесу не побежишь, тем более в таком густом, себе дороже. Но неожиданно елки отступили, им на смену пришли высокие стройные сосны. Сразу посветлело, среди деревьев замелькали каменные столбы, обломки стен, развалины небольших домов и мы выскочили на хорошо сохранившуюся, ровную каменную дорогу, упиравшуюся в весьма большое, но почти полностью разрушенное здание. Чем эти руины были в прошлой жизни - не ясно, да и все равно, в данный момент. Белка стремглав неслась вперед, среди огромных глыб обрушенной кладки, к небольшому крыльцу с зиявшим на нем провалом входа в остатке стены. Шум дождя стремительно нагонял нас. Уже было видно, как его стена неотвратимо смывает наши следы. Белка залетает первой за ней Элленель, протискивается Тром, а я вот, все же получил пинок дождя, да такой, что влетел в проем без помощи ног, зацепившись за Трома и повиснув на нем. А на улице бушевал шторм, кидая в проем плети воды в объятиях тугих струй ветра. Раскололось небо, ветвистая молния ударила метрах в двадцати в большей черный столб, который тут же взорвался, раскидывая каменную шрапнель, но из-за грома звук взрыва полностью потерялся. Мы все оглохли, а волосы у меня на ушах встали дыбом и заискрились. Неет, бежать, бежать от дверей подальше. Тром зажег светлячок и мы заспешили вниз по крутой винтовой лестнице, проложенной в стене.

ГЛАВА 11 Эхо войны

  
  Зал был небольшой и достаточно чистый. В центре симметрично поддерживали своды две квадратные колонны, исключительно ровные и одинаковые, как будто вырубленные из одного сплошного куска камня или отлитые в одной форме. В дальнем конце начинался проход в глубину, который был завален, справа шел ряд массивных дверей с решетчатыми окошками. Все они были распахнуты настежь, кроме крайней, за которой был виден рухнувший потолок. Небольшие помещения за открытыми дверями абсолютно пусты. Что здесь было ранее - склад? Темница?
  Над нами буйствовала стихия, напоминая о себе постоянными сполохами света, и приглушенным рокотом грома.
  - Такие шторма быстро проходят, - сказала Элленель, - но до утра его хватит.
  - Вообще-то, до утра я по черному лесу не ходок, а уж по такой погоде, тем более. - Уверил ее Тром. Располагаясь со стороны открытых дверей и доставая из котомки припасы. Грымза быстро облазила все закутки, исследовала завал и вернулась, недовольно фыркая. На мой недоуменный взгляд оглянулась на завал и сказала:
  - Оттуда плохо пахнет. Непонятно. А поэтому опасно. Тром сразу же встал, подвесил над собой еще один светлячок и внимательно осмотрел завал.
  - Там явно еще одно не заваленное помещение, причем значительно больше этого, но через завал мне не пробиться. На всякий случай закрою проход куполом защиты, он спокойно простоит до утра, ну, а если его кто-то атакует, мы об этом сразу узнаем и примем меры. В проходе заколыхался небольшой купол бледно красного, призрачного огня заполнив его полностью. Такой же полог, он поставил в проходе винтовой лестницы, отрезав нас от внешнего мира. Сразу стало тише, спокойней и наш хозяйственный гном вернулся к прерванному занятию, а именно раскладыванию припасов. Ужин был прост до аскетизма, продуктов оставалось не много, а делить их приходилось на троих. Белку я в счет не брал, несмотря на ее любовь поесть, в общем зачете ее доля терялась. Даже моя котомка значительно полегчала. Грымза грустно перебирала остатки эликсиров, которых, казалось, было так много. Совершенно очевидно, необходимо было переходить на собственные магические силы. И после ужина, оставив девушек разбирать магические боеприпасы, разбираться с луком и стрелами мы с Тромом, наконец, занялись магией.
  - Первое, что тебе необходимо знать, это то, что вся магия находится в твоей голове. Именно силой мысли ты приводишь в движение свою внешнюю энергетическую оболочку, а уже она либо напрямую воздействует на объект, либо взаимодействуя с силами стихий. В частности самые сильные стихии которые есть везде и в каждом из нас - это силы жизни, часто называемые 'силами света', и 'силы смерти'. Но вот тут определение 'силы тьмы' не однозначны. Тьма и смерть не тождественны. Пока тебе понятно? - Спросил Тром.
  Я кивнул. На земле мне приходилось читать о разных толкованиях ауры и внутренней энергии. Практически все народы старой Земли хранили знания об энергии, наполняющей все живое. У китайцев ее называют Ци, у индусов прана, хотя они более относили ее к энергии, обращенной к богам, египтяне - Ка. Для древних греков - это сила природы, а современные ученые трактовали ее как 'биоэнергия' и, даже пытались как-то измерить. Большинство же фантастов определяли внутреннюю энергию и энергетическую оболочку как ауру.
  А Тром, между тем, продолжал:
  - Но человеческий мозг ленив, он не хочет двигать энергию, ибо это тяжело, и жаден, так как в процессе движения она теряется и ее надо накапливать вновь. Поэтому что бы заставить мозг работать существует целый ряд ключей, длинных и коротких - именуемых заклинаниями и система жестов. Кроме того существует рунная магия, так называемые истинные символы, способные во взаимодействии с объектом накапливать и активировать при необходимости накопленную энергию. Она стоит особняком на пересечении твоей энергии и энергии стихий.
  Я сидел и слушал с огромным вниманием и, через некоторое время, обнаружил рядом Грымзу и Элленель, так же внимающих гному.
  - Одно из самых простых заклинаний - это заклинание светлячка. Для этого надо сфокусировать внимание на одной точке, послав в нее свою энергию и пожелав света. Ключом для этого определили слово Свет в момент толчка энергии. Попробуй. Я постарался представить над собой яркий шарик света с зеркалом сзади, чтоб получить направленный свет и толкнуть его вперед. Несколько попыток провалились. Тогда я закрыл глаза и постарался сконцентрироваться на шарике огня. Вот он появляется, растет, я концентрирую в нем энергию и толкаю вперед представляя яркий луч света.. Над головой змеиное шипение, удар, взрыв впереди, меня осыпает каменной крошкой и валит на землю. Пытаюсь сесть, одновременно открывая глаза и, вижу дикую картину. Всех разбросало в стороны, светлячки Трома шарахаются под потолком, создавая не передаваемую игру теней, а на противоположной от меня стене приличного размера кратер светится малиновым и пышет жаром. Тром чихая и ругаясь так, что краснеют мои многострадальные уши, встает, подходит ко мне и отвешивает такую оплеуху, что я кубарем улетаю за колонны. Гном решительно идет за мной и, я чувствую, не для того чтоб помочь подняться. Я быстро, как могу, на четырех костях забегаю за колонну, подскакиваю и отбегаю к противоположной стене зала, крича:
  - Что опять не так, я делал все, как ты сказал - сконцентрировался и послал луч света.
  - Какой, к демонам, луч. Придурок! Свет должен быть неподвижной точкой над тобой или в указанном месте и никуда не двигаться, а ты что опять натворил. - Орал гном надвигаясь на меня. Я отбежал от него, на всякий случай, еще подальше и тоже заорал:
  - Так я же глаза закрыл, ничего не видел, я вообще не знаю что произошло. Тром остановился, с безнадегой во взоре посмотрел на меня, махнул рукой.
  - Горбатого могила поправит, ну тебя к семи лешим. Практические занятия будем проводить на свежем воздухе, а то ты на нас потолок уронишь.
  - И пошел к месту бывшего ужина, поднял с пола бочонок с пивом, вытряс из кружки мусор и, вылив в неё все остатки шумно выпил. Элленель с Грымзой в процессе моего воспитания успевшие спрятаться в комнате и даже прикрыть дверь с опаской выглянули оттуда, Элленель осведомилась - будут ли еще громить стены и получив уверения, что я больше не буду, вернулась к нашим вещам, по дороге собирая то что разлетелось. Грымза прискакала следом и села напротив меня. В её взгляде легко читалось обожание, восторг и гордость - вот у меня Блэк, какой могучий. Я, все еще настороженно косясь на Трома, подтащил свою котомку и, усевшись поближе спросил:
  - А что это было, кто-нибудь мне расскажет? Элленель стала с восторгом описывать происшедшее, как она это видела.
  - Сначала появился безобидный язычок пламени, который быстро вырос, скрутился в шар, потемнел, налившись синевой, окутался у тебя за спиной облачком тьмы и ударил в стену ослепительным, бело-голубым лучом. Дальше всех снесло откатом.
  - Ага, виртуальный гиперболоид инженера Гарина! - Подумал я, впервые испугавшись самого себя. - Хорошо еще не представил дуговой прожектор или чего похуже. Устроил бы локальный Армагеддон и Чернобыль в одном флаконе. Прав был уважаемый городской маг, рекомендуя экспериментировать в пустыне.
  - Займись лучше медитацией. - Сказал Тром. - Сядь, расслабься, не думай ни о чем - это первый шаг, мысль вызывает движение энергий и мешает ее накоплению. Постарайся увидеть все вокруг внутренним взором - это шаг второй. Проникнуть внутренним взором сквозь свою оболочку и узреть течение энергий - шаг третий, сложный, тяжелый, но необходимый на начальном этапе. Если будешь слишком уставать, не усердствуй, рискуешь опять получить магическое истощение, а лучше ложись спать. Мы тоже будем устраиваться. Все, начинай!
  На всякий случай, отсев от всех и прислонившись спиной к колонне, я постарался выполнить указания Трома в точности. Сначала сильно отвлекали звуки и шумы укладывающихся на ночлег. Но постепенно все успокоилось. Буря глухо шумела над головой, в углу зала звонко капала вода, воздух был холоден и неподвижен. Постепенно мысли покинули голову, блуждающие, перед закрытыми глазами, тени сложились в черно-белую картинку. Вдруг картинка рывком расширилась, приобрела объём, наполнилась деталями. Стены начали истаивать, превращаясь в серый туман. Захотелось заглянуть за завал, но перед ним колыхался шар какого-то желе, который упруго отталкивал при попытке пройти сквозь него.
  - Ага, защита Трома. А если через стену? - Она не казалась слишком плотной. Пришлось продавливаться сквозь стену как через густой кисель. Серая муть обступила со всех сторон, но вот стена кончилась и, я очутился в огромном зале с высоким потолком. Стены светились мертвенным сиреневым светом, по ним пробегали какие-то символы соединяясь в надписи и тут же распадаясь. В середине стояли три саркофага, их закрывало серебристое, волнующееся, облако, а за ними, на постаменте стоял абсолютно черный, как сама ночь, самолет! Или то, что было на него, несомненно, похоже. Навалилась слабость, захотелось убежать, укрыться. Я постарался открыть глаза, не тут-то было, зато стремительно потянуло назад, как сильным ветром подхватило, закрутило, рвануло сквозь серую муть стены, почувствовал себя в своем теле и судорожно открыл глаза.
  Я сидел, прислонившись к колонне, мокрый как мышь. Слабость была такая, что если бы не опирался о колонну, то, наверное, уже упал. Приходил в себя долго, сердце суетилось и подпрыгивало до самого горла. С трудом сняв броню и мокрую рубашку, буквально дополз, к своим вещам, достав сухую, так как было далеко не жарко. За одно, выдернул из котомки одну из последних синих пробирок, поддержать свои упавшие магические силы. Сразу стало легче, но продолжать эксперимент не тянуло, хотя, тайна заваленной комнаты манила с немилосердной силой, но все же решил не рисковать, к тому же, очевидно, зал был прикрыт защитой и, второе проникновение могло не сойти с рук.
  Решив не выделываться, а внять разумной осторожности, я вытащил трактат по рунной магии, решив сконцентрироваться на теории и полистать его, перед тем как, наконец, лечь спать. Как всегда пропустил вступление, но, в этот раз, начал изучение с раздела защиты. Описание было подробным, почерк разборчивым и четким и, что самое интересное, большинство фигур выполнялись не только вручную, но и с помощью посоха. Я быстренько, но стараясь не шуметь, добрался до своих вещей, и вытянул его из-под плаща. Все уже спали. Грымза оккупировала плащ и только сонно зашевелилась, когда я вытягивал посох. Светлячок, уже один, сонно дрейфовал, по своим незримым волнам, и покачивался в центре зала. Глава называлась 'Защита помещений от духов и пограничных с ними сущностей', в ней подробно описывались сущности, их разновидности и способы воздействия и показана последовательность действий с посохом и особо отмечено, что защита действует только на призрачные сущности и бесполезна против живых и немертвых.
  Попробуем. Так. Посох в правой руке, левую параллельно земле, читаем заклятие и бьем посохом о землю. Так. Должен появиться свет на конце посоха? Ага, порядок. Теперь обвести охраняемую территорию чертой, указывая вершиной посоха. Я тщательно обвел лучом, бившим из вершины кристалла, всю нашу стоянку, хуже не будет. За лучом оставался на земле бледно зеленый след. Теперь замкнуть периметр и снова стукнуть посохом о землю. Так! Из посоха ударил вверх зеленый свет, закрыл куполом всех нас и пропал, а периметр засветился сильнее.
  - Фух! Получилось! И я сел, где стоял. Закрыв глаза, отдыхая. Из этой нирваны меня вывел шум, потрескивание и подвывание. А открыл глаза.
  - И чего это я опять натворил? - Задал я себе риторический вопрос. Сквозь стены просачивались призрачные фигуры, клубясь и охватывая периметр со всех сторон.
  Серые дымные тени скользили вдоль границы поставленной защиты раз, за разом, пытаясь прорваться сквозь неё и отлетая обратно. На меня навалилась апатия, стало душно, заболела голова, захотелось лечь, закрыть глаза, ни о чем не думать. Краем глаза заметил, как полыхнули зеленым светом браслеты, одевая меня защитным коконом, резко посвежело и как сквозняком утянуло муть из головы, я взглянул на тени совсем другими глазами. Они продолжали клубиться, уже не делая попыток пробиться сквозь защиту, а просто скользя вокруг нее. Я вскочил, на не совсем твердых ногах сделал несколько шагов и, нагнувшись над Тромом, затормошил его.
  - Тром! Троом, полюби тебя тролль! Проснись! - Тром спал, чему-то улыбаясь во сне и совсем не реагируя на мои крики и тычки, так же как и моя белка и Элленель. Сон был явно не естественного происхождения, а значит, решать придется самому.
  Поднявшись и подхватив посох, я подошел к слабо светящейся границе. Тени метнулись ко мне, жадно протянув щупальца тьмы, не в силах пройти сквозь барьер. И я услышал шёпот, прорывающийся через все заслоны.
  - Ты нарушил наш сон и теперь проклят! Умри, умри! Вы все умрете, все. Голова снова заболела. Я понимал, что меня защитили браслеты. Но как они защитят других? Удар посоха навылет пробил тень, она вспухла серым облаком, послышался стон, от которого завибрировали колонны, а дым закрутился спиралью и втянулся в камень. Еще один удар и вторая тень рассыпалась клочьями дыма, втянувшись в кристалл, который засветился бледно голубым светом. Остальные тени метнулись в сторону от границы. Я шагнул за ними, но они брызнули врассыпную, пропадая в стенах и только их шёпот повис на до мной:
  - Ты теперь наш вечный враг - темный!
  - Мы отомстим, вернемся, настигнем и заберем одного из вас, когда ты не сможешь встать на нашем пути.
  - Мы еще посмотрим! Это я вернусь и уничтожу вас всех! - Кричал я им вслед. Злоба и бессилие душили меня, кулаки сжимались, но, что толку грозить каменным стенам, за которыми укрылись серые тени. А за необдуманный поступок, придется, возможно, отвечать не только мне.
   Утро наступило не с первыми лучами солнца, а с последними каплями дождя. В какой-то момент грохотать на улице перестало и, народ как по команде проснулся. Завтрак не занял много времени, как и водные процедуры. Народ справедливо опасался, что после такого шторма водные процедуры в лесу еще только предстоят. Я был зол на бессонную ночь, погоду, загнавшую нас в этот дыру и, в первую очередь на себя. Тром деловито развеял полог защиты на лестнице, не став заморачиваться защитой заваленного прохода. Периодически посматривая на мою хмурую физиономию. А Грымза, даже не полезла на мое плечо, оседлав Элленель и оттуда настороженно посматривая на меня. Я заторопился на выход. Очень хотелось поскорее покинуть этот донжон. Большой мир встретил меня ярким солнцем, сыростью, духотой и не только!
  Прямо перед входом стоял черный немертвый волколак, мерцая светом зеленых глаз. За ним, метрах в десяти стояло еще двое. Хвататься за клинки поздно. Разве прикрыться артефактным щитом, но как он включается, я так и не выяснил. В этот момент сзади меня подтолкнул Тром:
  - Чего встал на проходе, выходи уже!
  - Сам выходи. - Сипло выдавил я из себя, ожидая атаки в любой момент. Далее события развивались совершенно неожиданно. При звуках моего голоса, все три темных создания, совершенно синхронно, присели на передние лапы и в голове прозвучал голос, чем то похожий на те, что я слышал в подземелье:
  - Приказывай повелитель.
  В этот момент из-за спины вышел Тром, мгновенно сориентировавшись, взмахивает рукой и перед нами полыхнула защита призрачного пламени. Он хотел сделать что-то еще, но я успел схватить его за руку:
  - Стой Тром! Они говорят со мной. - И обращаясь уже к немертвому спросил, будучи почему-то уверенным, что врать он не будет.
  - Почему ты считаешь меня повелителем?
  - На тебе браслеты власти, никто кроме повелителя не может надеть их, а тем более применить.
  - Но я не применял их, они сработали сами!
  - Это не обычный магический предмет, он не требует ключей, а управляется мыслью или самостоятельно с целью защиты господина. Это артефакт древних, он всегда существовал в единственном экземпляре, любой немертвый знает о нем и обязан подчиниться беспрекословно.
  - Что ты еще о нем знаешь?
  - Больше ничего. Для меня важно только, что я обязан и хочу подчиняться сам. Мы готовы сопровождать и защищать тебя. Я и мои тени слушаем твой приказ!
  - Освободите дорогу, мои друзья должны выйти. Вы не должны атаковать их, и обязаны защищать, так же как и меня!
  - Я понял повелитель! Немертвые синхронно отошли назад и встали почетным караулом вдоль дороги. Тром выдохнул у меня за плечом, а из-за второго плеча послышался скрип расслабляемого лука. Значит и Элленель была готова к бою. Я оглянулся и успел увидеть, как Грымза на плече у Элленель засовывает пробирки в свою портупею.
  - Это дружественные нам немертвые...
  - Не надо объяснений. Они транслировали нам весь разговор. Твой немертвый очень умный малый и очень старый. Что бы у немертвого появились тени, должна пройти не одна сотня лет накопления энергии. А если он назовет и свое имя, то это будет значить твою абсолютную власть над ним. Ну, попробуй! И, кстати, немертвые могут лгать. Имей это ввиду.
  - Немертвый, как мне тебя называть.
  - Как угодно повелителю.
  - Нет, назови мне свое имя. - Волколак не промедлил и секунды.
  - Мое истинное имя Агар. Но не называй его вслух повелитель, иначе это может быть использовано мне-нам во вред.
  - Все всё слышали. Тром хмыкнул.
  - Всё, кроме имени. Не назовешь его нам?
  - Нет.
  - Ну и ладно. Пора, однако, двигаться. Солнце уже высоко и до вечера мы вряд ли дойдем до гор. - Подытожил Тром. - Дальше могут встречаться, очень не хорошие места. Здесь шли бои Хранителей с демонами инферно. Возможно, некоторые установки еще живы. Элленель вышла из-за моего плеча и осторожно подошла к Агару. Ни единым движением он не выразил своих чувств. И только когда она протянула руку, что бы погладить его, в голове у меня прозвучало:
  - Осторожно! Моя шерсть опасна для живых. - Элленель тут же отдернула руку, а Тром, внимательно следивший за всем этим, критически покачал головой.
  - A что, без такой проверки обойтись нельзя было?
  - Зато теперь все точно, без обмана! - Чуть не хлопала в ладоши наша эльфийка.
  - Мы пойдем вперед. Черный лес опасен и множество ловушек, еще с войны, до сих пор действуют. - Сказал Агар и, получив мое разрешение, исчез, растворился, вместе с тенями буквально в трех соснах.
   В сторону гор уходила ровная, каменная дорога, из плотно пригнанных гранитных плит, она оказалась не по зубам лесным растениям, лишь редкие пучки травы торчали из небольших щелей. В который раз уже в этом мире, я прочувствовал, насколько большой может быть планета, если ее мерить ногами. И такая простая вещь, как хорошая, ровная дорога виделась огромным благом и великим достижением цивилизации.
  Скоро сосновый бор кончился, ограниченный редкими серыми столбами, и начался привычный черный лес. Из елок, палок, корней, цепкой травы и бурелома. Очень удачным было то, что, как выяснилось, дорога шла в нужном нам направлении, это было особенно приятно среди чащи черного леса. Тром возглавил наш отряд, с энтузиазмом шагая впереди и делясь со мной своими обширными знаниями по части магии. Я был рассеян. Вспоминались ночные происшествия и возникшие в связи с ними проблемы, они сильно давили на меня, но делиться ими с кем-то из своих спутников я не хотел, хотя бы потому, что пришлось бы слишком многое объяснять.
  Солнце, вырвавшись из плена туч, грозилось отработать за два дня сразу, заливая мир жарой. Лес закрыли испарения и дышать было не в моготу, хотелось скинуть с себя лишнюю одежду, но все понимали, что раздеваться смерти подобно. Немертвые волколаки давно исчезли из виду, изредка передавая ощущение спокойного пути. Именно они предупредили о нежданных гостях, показав небольшую колонну разумных, движущихся наперерез нам и, тут же, прозвучал вопрос - укрыться или напасть? Я мгновенно среагировал, не смотря на духоту, приказав укрыться и тут же передав всем, о надвигающейся опасности. Мнения не разделились - конечно, укрыться. И справившись, у немертвых, где колонна примерно пройдёт, мы постарались полностью скрыть свое присутствие, а Грымза стремительно взлетела на елку, исчезнув среди ветвей.
  Дорогу нам пересекала группа разумных, которые целеустремленно двигались в сторону реки. Мы спрятались на небольшом возвышении, а они двигались по дну ложбины, но, тем не менее, их почти не было видно, лишь на секунду они появлялись на дороге, быстро пробегая ее, не давая себя рассмотреть, глаз просто не фиксировался на них. Перемещались они совершенно не слышно. Привлекать внимание этой необычной группы, было опасно и, все сидели тихо, как мыши под веником, пережидая, пока отряд полностью не растает в лесу. Элленель, внимательно следившая за вероятным противником, вела себя очень настороженно отметив, что это не эльфы, хотя их и было видно плохо, но это точно не эльфы.
  - Да и к патрулю эльфов нам лучше не попадаться. - Тихо отметил Тром. Элленель согласно кивнула
  - Как минимум замучают разбирательствами, или вообще утащат на базу. Кроме того, эти тени шли под 'отводом глаз' и мы их вообще не должны были видеть. Интересно, кто нам их приоткрыл? Грымза аккуратно спустилась и указала на вершину, одной из самых высоких елок, метрах в ста от нас.
  - А за ними кто-то ещё следит! Вон там. Все! Исчез!
  Мы подобрались и, еще более осторожно двинулись дальше. Целый час, примерно, прошел относительно спокойно. Мы энергично продвигались вперед, как у очередного небольшого поворота дорога и лес оказалась полностью забита старым, каменным мусором, оплавленными обломками кирпича, перемешанным с головнями, не до конца сгоревшего леса. Перебравшись через все это безобразие, через сотню метров пошедшего волнами покрытия дороги, мы остановились перед большим пустым пространством. Путь преграждала огромная воронка, старая, с оплывшими краями, залитая водой, но не узнать ее было не возможно, хотя бы по изломанным вздыбленным дорожным плитам и голой спекшейся земле, метров на сто вокруг. Непосредственно у краев земля сплавилась в стекло, а крепчайший гранит растрескался и осыпался песком. Вдали и справа, и слева, и впереди были видны фундаменты и редкие, как выбитые зубы, устоявшие обломки зданий. Элленель с болью в глазах смотрела на окружающий пейзаж. Я же подозревал самое худшее - ядерный удар, о чем попытался узнать у Трома. Он был мрачнее тучи и ответил коротко, не вдаваясь в подробности:
  - Эхо войны. Пойдемте быстрее! Плохое место.
  - Да уж. Наверно! Если я прав, то фонить здесь должно не по-детски. И мы заторопились, обходя воронку чуть не по кромке покореженного больного леса. За последними домами дорога кончилась. Нас ждал переход по изломанному, забитому сгнившим мусором, лесу.
  Вот уже несколько часов, как мы продираемся через дебри черного леса. Немертвые бесшумно скользят, где-то рядом, я не слышу, но чувствую их. И тут же приходит мысль:
  - Все спокойно повелитель! Мы охраняем.
  - Нужен отдых, посмотрите, нет ли чего-нибудь на пути?
  - Впереди древний охранный периметр, слева по пути следования, в двухстах твоих шагах, но он мертв, поэтому доступен и удобен для отдыха. - В голове всплыл образ высокой каменной стены и шестиугольное здание без окон. Мысленный диалог был быстр и предельно понятен. Я передал эту информацию остальным и все поддержали идею передохнуть, а может и заночевать за стенами, тем более конца пути еще не было видно, а устали уже все, даже железный гном.
  Мы вышли на стену уже через несколько минут. Вся опутанная дикими лианами и виноградом она была не заметно до тех пор, пока мы в нее не уперлись. Грымза заскочила на вершину стены, огляделась и показала направление на вход. Довольно большую площадь огороженную стеной венчала двух этажная башня, по крайней мере на второй этаж вела лестница, а вход на первый этаж был плотно закрыт и о его существовании говорила только желтая рамка дверного проема в одной из граней. Что лично меня весьма опечалило. Так как ворота отсутствовали и проход, весьма широкий, был открыт всем желающим. В геометрическом центре всего периметра было небольшое круглое возвышение, расчерченное концентрическими кругами и линиями с четырьмя небольшими столбиками сориентированным по частям света.
  - Стационарный телепорт. И очень мощный. Такой может забросить в любую часть света приличного веса объект, или группу разумных до десяти единиц одновременно. Их в войне использовали как оружие и для доставки войск. - Сообщил Тром. - Но в этом отсутствуют фокусирующие кристаллы, а судя по постаментам, они должны быть совсем не маленькими.
  - Ага, очень похоже на наши ракетные шахты, и антураж соответствует. - Подумалось мне, хорошо еще вокруг минных полей нет, хотя что я знаю о магических войнах.
  - Возможно камни забрали, или они рассыпались после критического перенапряжения. Но песка от камней я нигде не вижу. Так что, скорей всего забрали. - Продолжал размышлять Тром. В этот момент к нам подскакала Грымза и привлекла к себе всеобщее внимание, указав на лестницу, ведущую на второй этаж.
  - Там дверь не до конца закрыта, можно попробовать открыть. Все сразу согласились с тем, что надо попробовать и заспешили за белкой, скакавшей впереди, с гордо поднятой головой. Небольшая площадка перед дверью вместила нас всех. Сразу стало понятно, почему не закрылась дверь. В притворе был зажат череп зубастой твари, остальные части скелета давно были растащены хищниками черного леса, сам же череп был почти раздавлен и зазор оставался совсем не большой.
  - Ну и чем будем открывать? - Спросил я. Когда выяснилось, что магия Трома просто стекает с двери, не оказывая на неё никакого воздействия. Почти никакого, череп вон рассыпался в пыль, хорошо хоть дверь не захлопнулась. Руками сдвинуть не получилось, не зацепиться, слишком толстая. Элленель пискнув:
  - Я сейчас. - Метнулась вниз по лестнице и уже через пару минут прибежала с каким-то коричневым корнем. Присев у двери, забрала у меня фляжку и начала шептать над корнем, положенным в притвор, периодически поливая его водой. Через минуту он зашевелился и начал стремительно расти, разбухая, прорастая побегами, которые вцеплялись в дверь. И дверь захрустела механизмом внутри, заскрипела по песку притвора, поползла, сдвинувшись сантиметров на двадцать. А корень умер, на глазах увянув и превратившись в сухую деревяшку. Дальше было делом техники, применив все свои силы, мы сдвинули дверь еще на полметра, где она окончательно заклинила. Тром, как всегда, зажег светлячок и первым вошел в комнату, шестиугольную в плане с тремя каменными, по виду, панелями окружающими удобное кресло в центре. В кресле сидел скелет, одетый, в когда-то, камуфляжный костюм, из повисшей руки выпал и откатился чуть в сторону маленький шарообразный флакон, а на шее, на золотой цепочке, висела розовая, покрытая сложнейшей резьбой пластинка. Вторая рука оторвана почти по плечо, и была затянута бурой тканью, рассыпавшейся от первого прикосновения.
  - Энергия отключена, или полностью выработана, хотя вряд ли, обычно все работает от магической энергии планеты или от ее подземного тепла. Пульты мертвы. Да и слава богам, это боевая система. А на шее у него ключ оператора.
  Я протянул руку и, от этого легкого движения, череп свалился, рассыпавшись в прах от удара об пол, а пластинка скользнула мне в руку.
  После тщательного изучения мы не нашли ничего ценного и подошли к двери, очевидно ведущей на первый этаж. Дверь легко открылась, и мы заглянули в черную глубину. Грымза отказалась туда спускаться, а Элленель решила составить ей компанию. Тром двинулся первым, привычно освещая путь. Лестница была довольно крутая и шла вдоль стены, проходила сквозь пол первого этажа, и терялась во тьме подземелья. С него и решили начать. Это был энергоцентр и склад ценного оборудования, время не пощадило большинство хранившихся вещей, и они лежали грудами мусора, истлевший метал ящиков расползся под собственной тяжестью, не сохранив своего содержимого, вытекшего из них разноцветными пятнами. В центре возвышалось шесть колонн, оплетённых сетью серебряных кабелей и пирамидами трубок, а перед ними, на постаменте темнел черным монолитом еще один пульт и он не был мертв. В верху, в пульсирующей красным рамке, располагалась подсвеченная голубым щель. Все это мне было знакомо по старой Земле если не прямо, то из многочисленных фильмов и не вызывала особых сложностей или, не дай бог, футуршока.
  - Очевидно это пульт управления энергостанцией. Возможно, его удастся запустить ключом оператора, но не будет ли это слишком опасно, не организуем ли мы здесь большой Бум. - Спросил я у Трома. Тот задумчиво молчал, осматривая конструкцию.
  - На первый взгляд все цело. Материалы, из которых делались подобные установки вечен, мы не владеем их секретом. Смотри сам, все вокруг превратилось в прах, а колонны и трубы как новые. - Он протянул руку пытаясь прикоснуться к колонне, но не тут-то было. Палец уперся в упругую преграду, совсем близко от колонны.
  - Вот вам и разгадка, система прикрыта силовым полем и это значит, что она точно работоспособна. Отметая сомнения, я шагнул ближе и попытался опустить карточку в щель. Она пружинисто упиралась, не желая проваливаться на свое место. А если так, я перевернул каточку и, ее втянуло в гнездо.
  - Ага, от перестановки слагаемых сумма, оказывается, меняется. Колонны загудели, с каждой секундой повышая тон, вот он ушел за пределы слышимости и в этот же момент засветился пульт. Перед ним развернулся экран, по которому пробежали надписи. На пульте замигала зеленая кнопка. - Надеюсь, мы не организуем конец света! И нажал кнопку. Сразу же случилось две вещи - включился свет, и завизжала Элленель призывающую на помощь!
  Еще один личный рекорд у меня в кармане. Теперь бег по лестнице на третий этаж. Влетев в пункт управления, причем Тром от меня безнадежно отстал, я застал события в полном разгаре. Ярко освещенный этаж заливал свет не ламп освещения, а заходящего солнца, врывающийся в западные окна, которых совсем не давно вообще небыло. Элленель с Грымзой прижались к стене у закрытой двери, а в комнате крутился вихрь, поднимая в воздух пыль, мусор, останки оператора. Вихрь ускорялся, сжимаясь к центру, гоня поднятый хлам к потолку, где он бесследно исчезал, еще минута буйства очищающей стихии и, сжавшись до размера веретена, вихрь втянулся в потолок, а на пол упал серебристый нож.
  - Шикарный пылесос! Да еще и интеллектуальный! - Похвалил я разумный вихрь.
  - Ну и чего было так орать. - Обратился к притихшим женщинам.
  - Дверь, она ведь закрылась, а потом этот вихрь закрутился. - Попыталась оправдаться эльфийка, а белка бочком отходила от нас подальше, вроде, как и не при делах. Тром, наконец, зашел в помещение, огляделся и присвистнул.
  - А система-то работает! Первый раз встречаю пункт боевого телепорта, полностью работоспособный, обычно все разбито в хлам.
  - Не полностью, кристаллов то нет!
  - Есть! Пока ты носился по лестнице, я, предполагая, что ничего страшного не произошло, осмотрел силовой зал и открыл защищенное хранилище. - И он бросил на пол сетку с серебристыми, гранеными яйцами. Все четыре. В стазис контейнерах. - Он подошел к восточному окну. Удовлетворённо качнул головой. - Вон и телепорт засветился и ворота закрылись. Грымза наконец успокоилась и задала первый вопрос:
  - А выйдем мы как? Тром спокойно подошел к двери и провел по зеленой полосе на стене, рядом с дверью и она, все еще шумно, с хрустом и шорохом открылась, впустив запахи леса. Обратное движение по полосе закрыло ее.
   Всё гениальное просто. До меня слабо донесся 'голос' и я вспомнил о немертвых.
   - Тром, открой дверь. Похоже стены башни экранируют даже мысленную связь!
  - Это естественно, это же боевая станция, а магию ментального контроля ни кто не отменял. - Ухмыльнулся Тром, открывая двери.
  - Повелитель, защитный периметр активирован, мы у ворот, а в нашу сторону движется Горвей, он иммунен к нашей магии. Наши действия?
  - Тром! Нужно срочно откроить ворота, наших немертвых атакует Горвей. Тром тут же шагнул к центральному пульту, несколько секунд изучал его, и уверенно нажал на одну из клавиш.
  - Мы внутри, закрывайте. Тром снова коснулся клавиши. А еще через минуту послышался разочарованный рев обманутого хищника. Элленель, пытаясь через окно разглядеть супостата заметила:
  - А ведь он будет ждать. Как уходить будем? - И она обернулась к нам.
  - Уйдем телепортом. Я знаю координаты начала тропы в предгорьях. - Успокоил Тром.
  - Прямо сейчас? На ночь глядя не очень охота. Да и перекусить не мешает.- Вставил я свои пять копеек.
  - Нет. Завтра с утра. На первом этаже комната отдыха, сохранилась прекрасно. Отдохнем как истинные разумные. Кроме того не мешает все осмотреть еще раз. Все согласились с этим предложением, закрыли входную дверь и спустились на первый этаж. Утро оказалось значительно мудренее вечера. Вчера мы устали как лоси, а все треволнения привели к тому, что все повалились на белоснежные простыни казармы, едва сбросив броню и совершенно не задумываясь, как это могло быть, через тысячу лет, наплевав на ужин, все равно есть было почти нечего.
  Встав сегодня, умывшись в шикарной магической умывальне с горячей! водой и перекусив чем бог, точнее Тром послал, а послал он не много, мы устроили коллективный забег в поисках хабара. Правда, мой термин народ не понял, ну не рассказывать же 'Пикник на обочине' Стругацких. Сказал, что у меня на родине так клады называют. Первой повезло Элленель, которая нашла кухню и целую кучу пайков в стазис упаковке. Жаль, далеко не все они пережили эту бездну лет. Вторая победа досталась мне, спустившись вниз в защищенное хранилище я набрел на длинную панель непонятного назначения. После усиленных поисков скрытой кнопки, не приведшие к реальному результату, я, с досады, врезал кулаком по панели и она с легким шорохом сложилась в гармошку. То ли это был официальный способ открытия, то ли я ее просто сломал, обратно она не подымалась, но передо мной открылись аккуратно сложенные в отдельные ячейки пергаментные упаковки, закрытые мерцающим полем. Упаковок было девять, десятая ячейка пустовала. Я протянул руку к ячейке, она спокойно прошла сквозь поле, а когда я попытался вытащить упаковку, свечение погасло. Дабы не испортить чего, я не стал лезть к другим пакетам, а попробовал открыть этот . Не тут то было. Пришлось подниматься к народу и собирать конвульсиум. Победила в мозговом штурме дружба, по имени Грымза. Она заявила, что у нашего штурма мозгов нет, но она, по Дружбе, нам поможет. Тут же вытащила из котомки серебристый нож ( когда она его туда засунула?) и провела кончиком по краю упаковки. Пакет без спецэффектов лопнул и из него выпал серый костюм, из куртки похожей на длинную майку с карманами и длинных штанов, приличного размера в ширину. Очень мягкий и одновременно скользкий как шёлк на ощупь, который, к тому же, стал стремительно менять цвет, подстраиваясь под окружение, а так как я прикинул его к груди, то половина его стала выглядеть как золотая чешуя, а остальное как серая шерсть волколака. Прочность порадовала, мне лично порвать не удалось и я, с удовольствием примерил, забежав в умывальню. Как и ожидалось, надев его, я тут же почувствовал изменения, он быстро плотно сел по фигуре. Выйдя на всеобщее обозрение я, демонстративно встал у стены и через пару секунд растворился на ее фоне. Элленель аж в ладоши захлопала, да выразила сожаление, что он только один. Тром же критически осмотрел меня и сказал, что ему не по возрасту такое непотребство носить. Грымза так же оценила мою маскировку, хотя отметила, что от Горвея, все одно не спрятаться. В костюме было очень легко и приятно и не жарко, чего я боялся больше всего. Сказав, что бы не расходились. Я быстро сбегал и притащил еще четыре комплекта. Два торжественно вручил Элленель а два засунул в котомку, про запас.
  Дальнейшие поиски ни к чему хорошему не привели. Нашли пять серебристых шаров в защищенной комнате, но, справедливо полагая, что это может быть оружие, даже прикасаться к ним не стали. Дальнейшие сборы были не долги. Тром колдовал над кристаллами, переставляя их с места на место, периодически крича мне, требуя нажать клавишу проверки. Потом, все, наконец, сложилось и, он выгнал всех в центр телепорта, перед тем показав на двери красный треугольник, пояснив, что к нему надо прижать ключ оператора, и дверь откроется. Телепорт загудел, немертвые аккуратно встали вокруг нас, кристаллы наливались светом, в этот момент из башни выскочил Тром и опрометью бросился к телепорту, влетел на оставленное ему место, свет полыхнул ослепляя и...
  Мир мигнул! Вокруг уже были скалы, снег и дорога, карабкающаяся серпантином в гору. Тром сошел с все еще светящегося и отдающего нам последние крохи тепла круга телепорта, кинул мне ключ оператора и, махнув рукой, пошагал по дороге. Грымза, деловито угнездилась мне на плече, а Элленель, потрясающе выглядевшая в камуфляжном костюме в обтяжку, который уже сменил цвет на серый с белыми разводами, и своем зеленом обрывке плаща на плечах, гордо продефилировала мимо меня.
  - Ох женщины! Вам имя - вероломство. Еще вчера визжала и звала на помощь, а сегодня в упор не видит. Между прочим, даже за костюмчик не поблагодарила. А то мой рыцарь! Прими служение... Тьфу! - Подумал я, вздохнул, поправил справа на плече Грымзу, слева котомку и зашагал вслед.
  Ветер гнал тучи, рвал их за вершины гор и через прорехи на нас лился мелкий, холодный дождь, пополам со снегом. Мы уже два часа карабкаемся в облака. Горы плотно обступили нас со всех сторон, дорога сжалась до тропинки, под напором упавших камней, которые приходилось постоянно огибать. Скорость и так не большая, совсем упала. В небо рвались мрачные скалы, изъеденные трещинами и разломами. Становилось все холоднее и труднее дышать, высота начинала сказываться.
  - Тром! Какого тролля, не уж-то ты не знаешь заклинания, чтоб оградить нас от холода. - Возмутился я, видя, как нахохлилась белка, и кутается в свой урезанный плащ Элленель. Наши костюмы набухли, противясь холоду и сырости, сделавшись толще, но, все же, не справлялись с холодом. Они вряд ли создавались как зимние, на такой жаркой планете. Мне было легче, у меня был еще плащ, зато чешуя брони задубела, постепенно покрываясь льдом.
  - Здесь не стоит светиться магией, это может плохо кончится. Потерпите немного. Скоро войдем в пещеры, в них намного теплее. - Угрюмо ответил наш проводник. Ему явно что-то сильно не нравилось, но посвящать нас в свои мысли Тром не спешил. Наконец он не вадержал:
  - Здесь не должно быть столько камней, дорога была свободна, возможно - следы землетрясения? Но, наши горы старые, здесь ни когда не было и не должно быть землетрясений.
  - Если только оно не искусственное. - Почему то заметил я. Тром встал столбом и обернулся к нам с обалделым видом.
  - Как ты сказал?! Искусственное? - Он задумался. - Возможно, это возможно. Нам нужно спешить! - И ничего больше не объясняя, он устремился вперед. Еще через полчаса, сил уже не было никаких. Все, что я мог вспомнить или придумать, уже сказал в спину Трому и теперь старался беречь дыхание. Элленель, хоть и нагруженная меньше всех, отстала, с трудом преодолевала завалы, но упорно отказывалась от помощи. Грымза уже дважды соскакивала с плеча и прыгала по камням, стараясь не отстать. Тром остановился.
  - За поворотом вход в наши пещеры, он защищен, хотя последний бой и разрядил ловушки, но за столько лет они снова зарядились. Отдыхайте! Я пойду один, нужно отключить защиту. И ушел, не отдыхая, завернув за огромный кусок скалы, лежащий впереди. А мы попадали, где стояли, стараясь перевести дух. Ветер выл между камней, сгребая с них полные пригоршни ледяной крупы и, с размаха, кидая мне в лицо, закручивал вокруг нас вихрь снежинок, проверяя на прочность, а то вдруг столбами поднимал снег, пытаясь забить его в тучи, ползшие прямо над нами. Я стал конкретно примерзать, не смотря на свой чудо плащ. Остальным было еще хуже. В этот момент, в облаке пара, вернулся Тром.
  - Ловушки разряжены, кто то пытался пройти достаточно недавно. Кто? Сказать трудно, все порвало в лоскуты! Но главная дверь не открыта, так что надо поторопиться, возможно, враг где-то рядом. - И Тром шагнул за камень. Мы потянулись за ним. Пройдя обломок скалы, я на секунду сбился с шага. Потрясающей красоты колоннада встречала нас, обрамляя ступени зеленого мрамора, а впереди, прямо в сплошной стене, украшенной горельефами, что говорило о титанической работе мастеров, сверкали истинным серебром, створки готических дверей. Тут и там были видны следы битвы. Подойдя ближе, мы уже видели, что совершенство линий и форм нарушено кляксами копоти, кратерами в колоннах и расколотыми ступенями. Обломки доспехов и оружия, были вокруг во множестве. И мы шли среди всего этого, под тяжестью случившегося здесь сражения. Вот, наконец, и двери.
  Сначала, мне показалось, что при входе, между двух колонн, стоит батальная скульптурная группа, но, подойдя ближе, я ужаснулся этой скульптуре. Гном и некромант стояли враг, напротив врага в последнем порыве нанося смертельный удар. И они сделали это. Левая латная рукавица гнома ухватилась за черный меч, насквозь пробивший заговоренные доспехи и пригвоздивший гнома к колонне. А секира гномьей стали, почти разрубила некроманта сбоку, на уровне груди, походя, перерубив посох некроманта, глубоко увязнув в другой колонне. И даже умерев, они продолжали стоять, удерживаемые доспехами, уйдя в вечность вместе.
  Мы шли по высокому залу, по переходам и анфиладам, созданным великими мастерами камня и, нам было холодно. Не из-за морозного воздуха, а из-за вымораживающей душу картины смерти. Бой, как будто, был совсем недавно, но тела промерзли насквозь. Местами они лежали просто навалом, почти полностью загораживая проход. Порванная одежда, сломанное, а иногда и в прекрасном состоянии оружие, валялась везде, но ничего высоко технологичного, на что я, в тайне, надеялся. Нашлись и кучи пепла от немертвых волколаков, и рыжие кляксы жаб, и еще черте что. Пепел вперемешку со снегом покрывал пол, заставляя опасаться поскользнуться. Воздух был холоден и чист. Проплавленные полосы на стенах и потолке выжгли светящееся покрытие и, в очередном проходе, было достаточно темно. Грымза нахохлилась и спряталась в капюшон, я не возражал и сам запахнулся в плащ поплотнее. Мы пробирались вперед, в этом промороженном царстве Аида, за следующим поворотом проход расширился, мы прошли сквозь разбитые высокие двери в обширный зал, где у дальней стены высилась баррикада сплавленного камня. Узкие и высокие, едва не до потолка, витражи в проемах одной из стен, когда-то прекрасные, были разбиты почти все, сквозь проемы лился холодный свет. Ещё более холодный ветер взвихривал своими порывами снег, укрывая белым саваном следы последней битвы. Тром не пошел к баррикаде, прикрывающей выходные огромные двери, а свернул вправо, за ряд тонких колонн у стены, между которыми на постаментах стояли статуи или их обломки. Что-то поискал, некоторое время, за одной из статуй, с негромким хрустом рядом с ним открылась квадратная дверь, утонув в темноте, над
  Тромом вспыхнул светлячок и он нырнул, пригнувшись, в проход, за ним спрыгнула с моего плеча белка и проскользнула Элленель. Я шагнул замыкающим, мельком заметив, как проем, за моей спиной, бесшумно закрылся темной тенью двери. Узкий ход вел нас вокруг заблокированного зала. Стены его грубо обработаны, было душно и единственным источником света был светлячок Трома. Через равные промежутки вправо уходили еще боле тесные проходы, из них тянуло теплом, хотя воздух кругом был неподвижен. Очевидно, что это что-то вроде аварийного или технического прохода, он еще немного попетлял, выведя нас прямо за закрытые ворота. И, как только мы вышли, дверь за нами бесшумно закрылась, полностью слившись с поверхностью стены. Прошли еще одну галерею, открыли тяжелую, в метр толщиной, каменную дверь, с уже знакомым красным символом равностороннего треугольника острой вершиной вниз, которая медленно укатилась в стену, поднялись по скользкой лестнице и остановились.
  Дальше прохода не было.
  ГЛАВА 12 Шаг сквозь закрытую дверь.
  Дверь - сплошная плита голубой стали, в стене небольшой кубической комнаты, ярко освещенной, через несколько круглых отверстий в потолке, прикрытых матовыми колпаками, равнодушно посверкивала кристаллами изморози. На соседней стене, радом с дверью на уровне груди, слегка утопленная в камень, выделялась вертикальная голубая полоса, с непонятными символами сверху вниз, а в центре полосы - звезда из пяти тонких лучей, примерно в ладонь размером. Все символы, кроме линий звезды, светились красным, линии, составлявшие звезду - желтым. Тром долго стоял, положив руки на дверь. Не оборачиваясь, сказал:
  - Здесь находится один из трех центров управления межзвездными путями, великая тайна нашего клана... Теперь, только моя. Единственный из нас, кто еще мог открыть дверь, погиб, не успев передать ключ. По неизвестной причине отключилась вся защита этой системы и ее уже попытались захватить или уничтожить, а это приведет к уничтожению всего нашего мира. Включить защиту можно только изнутри, если это вообще возможно. Я последний хранитель Тайны, я знаю, что и как, но у меня нет доступа за эту дверь. Вся надежда теперь на тебя - Гость Из Другого Мира. Я долго тебя искал! Целых пять лет.
  - Их путь ведет по сердцу гор, но дальше не пройти
  - И лишь один из них пройдет сквозь дверь в конце пути
  Продекламировал он.
  Поморщившись на эти вирши, я прямо просил.
  - Что я должен сделать и что, при этом, произойдет? Тром оторвал руки от плиты.
  - Я не знаю точно, как на тебя среагирует дверь, но если все сработает, ты сможешь пройти сквозь металл. Если же тебя примет, то есть не убьет система, ты сможешь вернуться и провести нас с собой. После запуска защиты система примет новых хранителей и, они смогут проходить через стену сами.
  - А если просто взорвать, или пробить стену рядом? Вы не пробовали? Тром горько скривил губы.
  - Создатели были не глупее тебя. За плитой, кстати, совсем не тонкой, нет ничего кроме камня. Это просто телепорт, куда-то не очень далеко. Но мы не старались найти, так как это добавляло еще один уровень защиты, помогая охранять тайну.
  - А что сделать? Просто приложи руку к звезде, если она признает тебя, ты войдешь, если нет, нас всех испарит свет из этих ламп на потолке. И уйти не удастся, двери сзади уже нет. Именно поэтому я сейчас вместе с вами. Прости мой обман, если можешь. Но выхода у меня не было. Я стоял беззвучно открывая рот, пытаясь что-то сказать и не находя слов. Эльфийка с Грымзой пораженно молчали.
  А! Демон с тобой! И, спасибо всем, если что! - Я быстро подошел к стене и прижал руку к звезде, отрубая себе все пути. Свет мигнул, лампы засветились намного слабее, руку обожгло и, я отдернул ее. Дверь подернулась рябью, заволновалась, как поверхность воды в колодце, и успокоилась. А звезда на пульте задышала изумрудным светом.
  - Ну что же ты? Иди! - Подтолкнул меня Тром.
  - Куда? - Опешил я.
  - Прямо! - Подначила Грымза. - Даже я догадалась. Иди, иди! Я рядом.
  Плюнув на все страхи, я шагнул, как в омут головой, пока не успел передумать. Холод обнял меня со всех сторон, я сделал еще два шага и, как будто вынырнул из реки в теплый солнечный день. Я открыл глаза.
  В подковообразном зале было светло, и что важнее, тепло. В центре находилось три глубоких кресла, вправо и влево уходили хорошо освещенные проходы. На огромном пульте, тут и там, вспыхивали и гасли разноцветные всполохи, светились надписи, которые с трудом читались, а понимались ещё хуже, и целые ряды подсвеченных и темных клавиш. На меня, выходца из XXI века технологической земли, этот суперкомпьютер произвел неизгладимое впечатление, что же говорить обо всех остальных, хотя может и наоборот.
  Я шагнул назад, снова пройдя сквозь холодную тьму и обернулся. Тром напряженно смотрел на меня, Элленель, теребила край своего плаща, а Грымза держала в лапах по флакону какой-то гадости. Я улыбнулся и протянул им руки.
  - Пора, друзья! - И, уже держа их за руки, я снова, уже уверенно, шагнул сквозь дверь.
  За спиной, тихо дважды всхлипнул телепорт, пропуская моих товарищей. Грымза, в этот раз, для разнообразия, ехавшая на Элленель, крутила головой на триста шестьдесят градусов. Реакция эльфийки была вполне ожидаемой, восторженное Ах, она замерла, прикрыв ладошкой свой очаровательный ротик. Тром продолжал молчать и, я заметил слезу, скатившуюся из глаза и затерявшуюся в бороде, а я, ободряюще ему улыбнулся и, снова обратил свое внимание на пульт, ни к чему, впрочем, не прикасаясь.
  Часть пульта была полностью мертва, остальное светилось красным, оранжевым, реже желтым светом. Прямо перед нами, над пультом, на гладкой стене, то протаивала, то исчезало изображение какой-то схемы, большей частью красной, и лишь иногда зеленой и полностью черной внизу, обведенной оранжевой, пульсирующей рамкой. Элленель застыла. Тром то же не рвался вперед. Одна Грымза спрыгнула с плеча, бесцеремонно взобралась на спинку центрального кресла и заявила:
  - Чего это вас паралич разбил? Обычный магический пульт управления. У моего старика такой же был, в его крипте под домом. Только там все расплавилось, после его смерти и жара была такая, что пол в доме тлел. Поэтому я сразу же ушла.
  - Похоже, я многого не знаю. Да я, к демонам, вообще ни чего не знаю о тебе, моя дорогая. - Отреагировал я. - Придется с тобой серьезно побеседовать.
  - Но позже. Уточнил, видя недовольную гримасу Трома.
  - Твой выход Тром! Рассказывай что к чему.
  - Что бы активировать защиту, достаточно нажать вот этот большой квадрат, слева от центра пульта, или воспользоваться Ключом хранителя. Но ключа нет и квадрат красный, а значит нажимать его бесполезно, не сработает!
  - Все, что светится красным, мы использовать не можем. По какой причине так случилось и как это исправить, мне самому не разобраться, я не специалист по рунной магии управления. - С досадой сказал Тром. - Возможно, весь корень зла внизу, как показывает схема. Но я там ни разу не был и не представляю что и как. Грымза запрыгнула на пульт и нажала при этом длинную желтую клавишу. Прозвучало предупреждение скрежещущим, прерывающимся голосом, совершенно не понятное и из пульта выскочил ключ, обычный розовый ключ с красивой, ажурной, головкой, короткой ножкой и с очень сложной, двухсторонней бородкой. Тром поперхнулся, но быстро оправился и привлек наше внимание к ключу:
  - Адамантовый Ключ хранителя. Вот он оказывается где. А мы считали его безвозвратно утерянным. Хотя, я в это никогда не верил, центр то работал. Он открывает центры управления по всей планете и владеющий им может приказывать системе. Вообще-то их должно быть четыре, по числу центров. Но, об остальных мы давно ничего не слышали, как и о кланах их хранивших. Возьми его Блэк.
  Ключ был тяжел, не смотря на малый размер, и, после одобрительного кивка, я бросил его в котомку. Быстро осмотренные проходы привели правый в комнату отдыха, с безупречно заправленными четырьмя кроватями, столом и, очевидно, санузлом за открытой дверью, рядом со входом, а левая к лифтовой шахте и, вот тут мы увидели дежурную смену. Два скелета в обрывках формы намертво сплелись показывая как они умерли, один бился клинком, он торчал из спины другого, но был задушен, видимо последним усилием второго. И вид у обоих был такой, как будто прошло лет сто, как минимум, а не пять, как сказал Тром.
  - Не трогайте кинжал. - Остановил меня Тром. - Похоже, это 'Клинок быстрой старости' некроманта и он может быть заговорен на одного владельца. Нужно очищение, но сейчас этого делать не досуг.
  - Похоже, не обошлось без предательства, в вашем благородном королевстве! - Сказала Элленель.
  Тром метнул на нее жесткий взгляд, но ничего не сказал, а только обреченно покачал головой, подтверждая.
  Лифт не работал. Гладкая стена, со вполне понятными стрелками, не раскрылась от прикосновения ни сразу, ни через пять минут, да и стрелки не светилась, и лишь световая полоса, в виде большой стрелы, спускающейся с потолка до самого пола, равнодушно освещала мертвое окружение. Рядом, как и положено, был аварийный спуск, бесконечная, на первый взгляд, зигзагообразная лестница, вырубленная в сплошном камне. Её освещала не яркая световая полоса, в полуметре от пола. Дверь, закрывавшая проход, была открыта, почти полностью втянувшись в стену. Ну, в общем-то, понятно, после отключения энергии, система сразу вырубила все лишнее, открыв аварийные проходы. Осталось спуститься и выяснить где и что отвалилось. А уж починить, даст бог, сможем. Так как дело связано с предательством, то внизу могут остаться еще враги. Поэтому, на всякий случай, все подготовились и к бою, и к походу. Я засунул посох за спину в перевязь, под плащ, вытащив сразу оба клинка. Грымза закрепилась на правом плече, комфортно уцепившись за посох, который ее почему-то не бил током. Элленель взяла арбалет, зарядив последним ледяным болтом. Тром был всегда готов, идя замыкающим, но пустив вперед интересную призрачную зверушку, вроде ящерки. На вопрос, что это за живность, ответил:
  - Разведка. И, если что, первый рубеж защиты. Но не надейтесь сильно. Энергии в ней - пшик.
  Подготовка, наконец, закончилась и, под начинающий подниматься мандраж, мы начали спуск. Через десять минут и три этажа мандраж прошёл. Еще через полчаса меня беспокоила только одна мысль - как мы обратно выбираться будем. После очередного поворота в стене обнаружилась ниша. Где то три на три метра. Тром осветил ее, но кроме небольшого мертвого пульта на стене, здесь ничего не было. Тем не менее, мы с удовольствием сделали привал, выпив по глотку воды и вытянув натруженные ноги. Отдохнув, мы покинули гостеприимную нишу, устремившись вниз. Еще через четыре этажа впереди забрезжил свет и, так как, охранник не подавал сигнала опасности, спустились в большой, слабо освещенный холл. Справа - открытый проем лифта с гигантской светящейся стрелкой с пола до потолка, слева выгородка за стеклом, возможно для охраны. Прямо огромная каменная дверь, до потолка, в круглой стальной раме со знакомым красным треугольником в центре. В первую очередь обыскали выгородку, где нашли стилус, ворох рассыпанной, истлевшей бумаги, жесткий стул и пульт с одной живой, мигающей желтым кнопкой. Тром продолжал шариться в этом закутке и на вопрос о его поисках пояснил:
  - Это пост охраны и здесь, непременно есть ниша с резервным оружием. Элленель у нас без клинка. - Посетовал Тром. - Гномьи ей слишком тяжелы, а в резерве обычно легкие укороченные клинки и обязательно отменной работы.
  Тут уж и мне грех не присоединиться, и пока Тром простукивал стены я, по старой памяти, провел под кромкой стола. В самом углу натолкнулся на два выступа и, не долго думая, нажал их. Первая кнопка провалилась не вызвала никакой реакции, а вторая со скрипом уронила приличных размеров плиту, провернув ее на шарнире, на голову Трому, точнее на его морду лица, так как он поднял голову на скрип. Получив плитой, он как сидел, так и упал на спину. К нему тотчас бросилась Элленель и запрыгала Грымза, выдергивая из портупеи колбочку белого дыма. Я же, благоразумно, бочком, выскользнул за стекло и наблюдал за реанимационными мероприятиями под его защитой. Тром пришел в себя, сел, нос был разбит, борода вся в крови и на лбу, на глазах росла солидная шишка.
  - Что это было? - Спросил Тром, собирая глаза в кучу.
  - А это наш герой, по всему видать, кнопочку сейфа нашел, ну и нажал, конечно! - Заявила Грымза. Как всегда попав в точку. - Предупредить ума не хватило!
  - А чо сразу я виноват? Не знал я, где она откроется. Зато, смотрите, сколько там всего интересного. - Постарался я отвлечь внимание и, это мне удалось. Народ, не исключая Трома, после зелья жизни оживающего на глазах, полез смотреть. Тром отогнал всех и провел рукой над содержимым сейфа. В одном месте не ярко полыхнуло и потянуло озоном. Тром удовлетворенно потер руки:
  - Ну, все, можно доставать! И на стол тут же вытянули массивные ботинки, легкий клинок в ножнах, меньше метра длинной, и нечто похожее на фонарь. Элленель сразу схватила клинок и аккуратно вытянула его. Это был замечательный узкий, слегка изогнутый меч гномьей, фиолетового отлива, стали, с бегущей по долу цепочкой серебряных рун. Нечто похожее я видел у Мастера клинка, но намного больше и массивней, и рун там было больше. Башмаки гнома, всерьез озадачили.
  - Эта обувь для работы при очень высокой температуре, в частности с жидким металлом. И она здесь вряд ли случайно. Интересно откуда там высокие температуры?
  Элленель тем временем уже опробовала клинок в руке, медленно рисуя завораживающую картину сталью постепенно ускоряясь. И вот уже она танцует с клинком, окутывая себя вихрем стали, то останавливаясь, то снова взрываясь каскадом фигур. Еще один пируэт и она замирает, легчайшим слитным движением утопив клинок в ножнах. Я стою, открыв рот, а она, мягкой походкой кошки, прошла мимо меня, гордо задрав нос.
  - Ах, Ты, ... мелкая! Возмутился я. - А Тром краснел на глазах. Не выдержал и заржал, к нему присоединились и Грымза, и Элленель. Я махнул рукой, нахмурив брови.
  - Заговор! Все против меня! - Но не смог сохранить надутый вид и тоже рассмеялся. Это здорово разрядило обстановку, и помогло легче настроится на следующий шаг. А шаг этот давил предчувствием опасности.
  Но вот все готовы, оружие заряжено, клинки обнажены. Грымза укрепилась на плече Трома, как самого мало подвижного. Я справа от него, а эльфийка слева. Тром кидает заклятие щита и создает еще одну призрачную ящерку. А потом сосредоточенно рисует руну открытия двери. Диск двери вздрагивает и, скрепя по пазам, медленно укатывается в стену, открывая совершенно темный зал. Лишь в дальнем его конце полыхает синий шар, окутываясь облаками разрядов. Тром кричит - Свет! - Одновременно выпуская несколько светлячков. Свет заливает зал, а светлячки разбегаются по углам, как солдаты перед атакой.
  - В центре, опираясь на большой двуручник, стоит рептилоид. Рядом с ним, удерживаемый обычным демоном, с рогами и хвостом, ярится старый знакомый - Цербер, а с другой стороны, в облаке тьмы, поднимается на все свои восемь лап, гигантский, черный тарантул. А за ними всеми, окутанный туманом, готовит гадость еще один старый знакомец, некромант, сбежавший от нас около города.
  Элли! Бей цербера! Кричу эльфийке и тут же цербер, получив стрелой в лоб, примерзает к полу. Тарантул плюется сетью, которая мгновенно разворачивается в полете, ей на встречу прыгает ящерка, превращаясь в сполох огня и, сеть мгновенно выгорает, разлетаясь пепельным облаком. Черные стрелы летят к демону, который достает из-за спины могучий, двухсторонний, топор, а в наш полог бьет сразу два заклятия, осыпаясь прахом и, он заметно проседает. А демон отмахивается от наших ядовитых подарков, как от назойливых мух и, поднимая топор, шагает вперед. Обгоняя его, вперед рванулся рептилоид, изображая вертолет своим двухметровым мечом. Багровый вихрь окутал тарантула и бессильно растаял в черном облаке. Снова кулак праха ударил в нашу защиту, и она тонко зазвенела.
  -Тром! Бей некроманта, кричит Элленель метнувшись на перерез обозревшему рептилоиду.
  - Грымза! Синюю! - Не отрывая глаз от приближающегося демона, протягиваю к ней руку, тут же получаю в нее сразу две и не глядя опрокидываю их в себя. В животе полыхнуло, глаза заволокло красной пеленой, время, уже в который раз затормозило свой бег. В этот же момент наш полог с хлопком лопается от огненного шара, выпущенного ухмыляющимся демоном, я краем глаза вижу падающего Трома. Волна бешенства захлестывает меня.
  В эту игру можно играть и вдвоем! - Ору на него и тут же в меня прилетает огненный шар. Меня охватывает серебряный всполох, отбрасывает шага на три, а кольцо на руке становится горячим. Черта с два ты меня собьешь с ног, спасибо сапогам! Демон удивленно смотрит, видя как последние капли огня стекают с меня на пол. Потом снова зажигает на руке шарик пламени, который начинает на глазах расти.
  - Не так быстро приятель! Теперь мой ход! - Злое бешенство переплавилось в холодную ярость. Гиперболоид, говоришь! Наа! - Над головой загудело, демон выпучил глаза и поспешно метнул в меня не до конца сформированный шар огня. Поздно! Змеиное шипение. Треск электрического разряда и... Я получаю в бубен еще один шар огня, невыносимый жар, трещат волосы на ушах, огонь лижет мифриловый доспех, раскаляя его и, меня, со всей дури, впечатывает в стену. Я сползаю по ней, постепенно догорая, сквозь зайчики перед глазами вижу шагнувшего ко мне демона.
  Без головы!
  Топор, наконец, перевешивает тело и он, со смачным шлепком падает в пяти шагах от меня.
  Время рванулось вскачь. Чуть правее демона, эльфийка метелит рептилоида, который уже не так бодро отмахивается своей железякой. Мельком замечаю поднимающегося Трома.
  - Нет повести печальнее на свете, чем повесть о мифриловом жилете. - Приходит в голову дурацкий каламбур. При виде закопчённой до черна чешуи. На ногу вспрыгивает Грымза и плещет на меня воду из фляги, которая мгновенно вскипает! - Ой, блин! Больно-то как! Мало того, что поджарили, так еще и обварили. - Я подскакиваю без помощи рук. Грымза отлетает в сторону. Извини, подруга, некогда! Клинки с шипением покидают ножны и я рву жилы, бегу к некроманту, прикрывшемуся туманом от огненного вихря, явно работа Трома, и туман постепенно побеждает. Ну, извини, я уже рядом!
  - Цирюльника вызывали? Пожалуйте бриться! - Ору ему прямо в туманное лицо, крутнувшись, наношу два удара подряд. Младший клинок взвизгнул, полыхая голубым, но только промял защиту. Старший же окутался искрами и сыто чавкнул, отделяя темную голову от бренного тела. Тут же передо мной вспухает взрыв, в котором сгорает некромант, а меня окутывает зелёный кокон и бросает на стену.
  - Ну, сколько можно!? - Успевает возникнуть в полете мысль и стена радостно встретилась с моей головой, а сознание бодро вылетело из нее, очевидно решив переждать где-нибудь в более спокойном месте.
  Надо мной бродят какие-то тени, бубнят голоса, свет заслоняет большая тень, многоногая тень. Я понимаю, что меня сейчас будут есть, но не могу пошевелить и пальцем. Снова проваливаясь в темноту.
  Открывать глаза не хотелось. Голова была тяжёлая и пустая. Парадокс - тяжелая и пустая. Где то я это уже слышал. Слышу как Тром обращается к кому-то и этот кто-то в ответ невнятно бормочет, потом громко говорит обращаясь уже ко мне:
  - Уже пришел в себя? Давай открывай глазки, все тебя уже заждались. - Я открыл глаза, уже не сомневаясь, кого увижу рядом. Грымза сидела держа в руке колбу белого дыма и хитро поглядывала на меня.
  - Ну, ты и огнеупорный! Все тряпки, даже завязки от плаща на тебе сгорели, от штанов один подгузник остался, Даже мифрил потемнел, а тебе хоть бы что. Ни одного ожога, только кожа еще больше покраснела. Я, увидав подходящую эльфийку, постарался прикрыть стыд. Грымза это моментально заметила и ехидно прокомментировала:
  - Поздно, на тебе уже другие штаны одеты, из запасного комплекта! Она и одела. - Кивнула белка на Элленель. - Пока ты в бессознанке валялся.
  Я густо покраснел.
  Тром же на это только покачал головой и помог мне сесть. Глаза наконец сфокусировались и я заметил, метрах в пяти от меня, укрытое облаком тьмы, покачивается тело на восьми ногах. Я дернулся, но был удержан на месте Тромом:
  - Это она не дала тебе разбиться, выстрелив паутиной, амортизировала удар, а то даже твоя деревянная голова не выдержала бы встречи со стеной.
  Я обратился к арахниду мысленно. Уже предполагая ответ.
  - Зачем ты это сделала?
  - Это мой долг, Повелитель. Ты хранитель браслетов власти. Я обязана подчиниться. Хотя ты мне и не нравишься. Есть ли какие-нибудь приказания еще?
  - Постарайся заблокировать проход, по которому вы пришли.
  - Как прикажешь, Повелитель, хотя это и не имеет особого смысла. После включения защиты весь блок переместится отсюда в случайное место гор. И она отступила в тень, почти растворившись в ней, а я, кряхтя как старый дед, поднялся на ноги, оглядывая картину боя. Народ расползся по залу, разбираясь с трофеями и настороженно поглядывая на вихрь голубого пламени, отгороженный от нас невидимой стеной. Паучиха же ушла по-английски, не попрощавшись. Скользнула в проплавленный лаз прорыва и затерялась в тенях карстовой пещеры. Но нам уже было не до нее, нужно было наводить порядок в зале и решать проблему потери энергии.
  От прикосновения руки призрачная стена помутнела, послышался удар гонга и передо мной проявилась голубая пластина с узкой щелью. Не надо иметь семь пядей во лбу, что бы понять - место для ключа! Варианта нет, попробуем ключ хранителя. Он идеально подошел. Застыл на секунду и втянулся в щель. Некоторое время ничего не происходило, потом ключ выскочил, я едва успел его подхватить, а на его месте появилась рамка двери чуть больше моего роста, из нее пахнуло жаром, как из печи. Стоявший рядом Тром положил руку на плечо. Я оглянулся. Он протягивал мне гномьи ботинки. Пояснений не требовалось. Я натянул их прямо поверх сапог, сбросил перевязь клинков, броню, плащ и шагнул сквозь стену. Она упруго обтекла меня, сомкнувшись за спиной, жар просто физически охватил меня, мгновенно высушив вспотевший лоб. Нет, долго здесь находиться невозможно. Я окинул взглядом небольшое помещение с зеркальными стенами.
  Пол горяч настолько, что дымят подметки гномьих башмаков, а за тонкой пленкой защитного поля, ревёт смерч голубого пламени. Передо мной пульт, где все полосы индикаторов на максимуме, а стрелка потребления черная, и клавиша запуска подачи энергии тревожно пульсирует оранжевым. Mне, с опытом работы на компьютере и различных гаджетах, пульт был интуитивно понятен и информативен. В данном случае -отсутствует потребление энергии. Для энергии главное контакт. Как говорил наш учитель физики - электроника это наука о контактах, он либо есть там, где он быть не должен, либо нет там, где он быть обязан. Будем искать. И я вышел из капсулы реактора.
  Поиски не заняли много времени, недалеко от энергоблока, рядом с местом, где был прорыв, по стене змеилась трещина, расширяясь к низу. След землетрясения прошедшего достаточно недавно. На уровне головы трещина исходила озоном и трещала коронным разрядом, в толще камня сверкало белым светом. Пригласив Трома, я попросил взглянуть, можно ли добраться до источника искр. Внимательно все осмотрев, он молча достал из сумки молоток и зубило, приступил к работе.
  Материал стены был исключительно твердым и проработал с ним Тром больше часа. Оголив две идущие параллельно толстые, золотые полосы. На кромках разрыва позолота выгорела и обнажился белый металл, о котором Тром однозначно сказал - мифрил, причем чистый. Периодически между краями разрыва верхней полосы вспыхивал разряд, порождая искры и запах озона. Нижняя полоска вела себя тихо.
  - Тром, ты можешь сварить края этих лент?
  - Нет. Нужен чистый мифрил. Тот, что на твоих доспехах не подойдет.
  Я тут же полез в котомку, покопавшись, достал цепь погибшего архимага и подал Трому.
  - Надеюсь - это подойдет?! - Тром оживился.
  - Несомненно! Это именно то, что надо. - И он, достав небольшую горелку, приступил к работе, после моего предупреждения, начав с нижней полосы.
  - Еще понадобится золото, но этого добра у меня хватает. - Уже гораздо более оптимистично заявил Тром. Закончил он часа через два, заварив и вторую полосу, после ремонта нижней переставшую искрить и, покрыв обе слоем золота. Более того, прошептав какое-то, зубодробительное заклятие на древнем языке он заставил края трещины оплыть и свариться в монолит, закидав предварительно расковырянные шины крошкой камня, заставляя его слипаться здоровой заплаткой. Снова настал мой черед идти в пекло энергостанции, переобуваясь в тяжелые гномьи ботинки.
  После нажатия клавиши подачи, энергия ухнула как в бездонную бочку, индикаторы хором покатились вниз, провалившись до оранжевого сектора. А в комнате резко похолодало, хотя от ботинок продолжало тянуть паленым. Голубой вихрь закрутился сильнее и индикаторы нехотя поползли к зеленым секторам и я, удовлетворенный, покинул зону энергостанции. Вдруг пространство вокруг покрылось рябью, качнулось и вернулось к нормальному состоянию, а за проплавленной прорывом стеной, туман пещер сменился сплошным камнем. Мы прыгнули.
  Лифт тихо вздохнул, выпуская нас на площадку блока управления. Все вокруг заливал ровный свет, льющийся с потолка. Светилась панель лифта, а дверь аварийной лестницы наоборот был закрыт и пульсировал красным треугольником ограниченного доступа. Процедура Запуска прошла штатно, не вызвав ни проблем, ни особого интереса. Лишь иллюзия на стене налилась красками и объемом, показывая, как отдельные блоки проходят проверку, пробегая все стадии от красного до зеленого, по очереди включаясь в работу. Мы с Тромом прошли регистрацию как новые хранители и уже все вместе покинули зал управления.
  Тром остановился прямо за круглым проемом каменной двери, подал мне два мешочка, один тяжелый, очевидно с золотом, второй намного меньше и значительно легче. Отдавая их пояснил:
  - Я рад передать тебе то, что обещал. Здесь золото и один из уникальных кристаллов Стихий. Камень Огня. Они твои!
  - Блэк договор выполнил! Понимая, что мы завершаем магический договор, торжественно, в тон ему, я ответил.
  -Тром договор выполнил! Тут же нас окутал смерч золотых искр, свернулся в веретено над головами и, растаял в вышине. Тром засмеялся, обнял меня и оттолкнул.
  - Это еще не все, нам нужно запустить ещё один центр, а это далеко и не просто. Остальные два не так важны. И, уверен, нам будут мешать. Почему я говорю нам, потому что рассчитываю на твою помощь! Ты как? Готов рискнуть головой еще раз?!
  - Но не сейчас! Еще не сейчас. Я кивнул.
  - Кстати, сокровищница в вашем распоряжении, если что-нибудь нужно? Пожалуй нет, Тром. Лично у меня все есть. Но, спасибо, хотя, съестные припасы нам не помешают, одними сухими пайками сыт не будешь.
  Круглая, массивная дверь в комнату доступа медленно за нами закрылась.
  
   Где-то в других сферах
  Старший расхаживал по своему кабинету, выговаривая, находящемуся здесь же, племяннику.
  - Вот сколько тебе раз повторять, если взялся за дело, доводи его до конца. Плохо выполненная работа намного хуже, чем не сделанная вовсе. Сколько ресурсов и времени потеряно впустую. Младший молчал.
  - Последняя станция планеты, которая блокировала наш прорыв, уже обесточена и достаточно было просто убрать с дороги её хранителя. Зачем тебя, собственно, и посылали. Я передал тебе лучшие силы на Гее 2. А ты бездарно все провалил! Он замолчал, продолжая вышагивать взад и вперед.
  - Станция снова работает, и её защита активна! Нет, если нужно что-либо сделать хорошо, придется это делать самому!
  Ну, что ты молчишь? Нечего сказать? - Обратился он к распростертому на полу племяннику.
  Но Младший молчал. Ему нечем было ответить, даже если бы он и захотел. Его голова была оторвана от тела, и мертво смотрела в потолок, широко открытыми глазами, в которых истаивал бесконечный ужас.
  - Эй, там! - Крикнул Старший в сторону двери. - Приберите здесь!
  
  Конец первой книги.
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Волгина "Один на один"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Проклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаВорожея. Выход в высший свет. Помазуева ЕленаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаШторм моей любви. Елена РейнЛили. Сезон первый. Анна ОрловаНе та избранная. Каплуненко НаталияПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаНевеста двух господ. Дарья ВеснаОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список