Шляхов Вячеслав Гаврилович: другие произведения.

Эмигрант

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
  
  Пьеса написана на основе реальных событий.
  
  Эм - мигрант
  
  "Все мы здесь Эм-мигрантен - Етвас Менщен... ("немного люди". нем.)"
  
  печатается только с разрешения автора
  
  
  1. Часть
  
  Глубокая ночь.
  Стол у окна уснул в свете луны.
  Шум проезжающих машин.
  Душно.
  Андрей встает с дивана и подходит к окну.
  Закуривает. Только силуэт и маленький маячок сигареты. Не докуривая сигарету, бросает ее из окна.
  Ворчливый голос за окном.
  Зажигается свет. В комнату в домашнем халате входит Марина.
  Андрей закрывает окно.
  
  Марина: - " Что случилось, Андрей? "
  
  Андрей: - " Опять Вальтеры недовольны, видите ли, сигаретку выбросил. Беда, какая! "
  
  Марина: - " Андрей, зачем ты так? Мог бы в мусорку выбросить, а теперь будут снова нам кости мыть".
  
  Андрей: - " А мне по... бать! Немчура проклятая - жить свободно не дают".
  
  Марина: - " Андрей, ведь мы же сюда приехали, хотели же лучше жить, не ходят в гости со своими законами!"
  
  Андрей: - " Что ты все заладила, закон, закон - они, что ли законы соблюдают, отъели рожу на социале, они мне в ноги кланяться должны, что я сюда приехал. Это они бабку и деда твоих в крематории извели".
  
  Марина: - " Да не они, а Гитлер и нацисты, люди же изменились, нельзя всю жизнь воевать..."
  
  Андрей: - "А сосед наш, не нацист? Не видела что ли, как он плакаты для новых нацистов развешивал? Иностранцы раус... Для меня война с ними не закончилась!"
  
  Марина:- " Не война это, просто ненависть твоя в тебе говорит! Жили бы по другому, не говорил бы так".
  
  Звонок в дверь.
  
  Марина выходит, слышна открывающая дверь, возбужденные голоса.
  
  Андрей напряженно прислушивается.
  
  Марина возвращается.
  
  Марина: - " Я же говорила, будут опять неприятности, претензии предъявляет, шумим, и спать не даем, полицию будет вызывать... устала я!"
  
  Андрей: - " Ну и черт с ним, пускай вызывает, мы ведь только разговаривали. Давай спать, мне завтра опять на биржу".
  
  Марина: - " Была бы это биржа ...опять проверят, запишут, а работы все равно не будет".
  
  Андрей: - " Не каркай, думаешь, мне это приятно полдня в коридоре своей очереди дожидаться? Я огромного удовольствия при этом не получаю... не так как некоторые..."
  
  Марина: - " Ты на что это намекаешь? "
  
  Андрей: - " Это тебе в коридорах разные предложения делают - не мне".
  
  Марина: - " Какой же ты негодяй - я тебе об этом рассказала, а ты... сволочь, я разрываюсь на уборках, деньги в дом приношу, себе во всем отказываю, я с дипломом сортиры мою, а ты только на моей шее сидишь".
  
  Андрей: - " Это я то на твоей шее сижу, а кто тебя сюда уговорил уехать, сидела бы в Питере на нищей зарплате в коммуналке. Ты бы без меня не шагу не сделал бы, а диплом свой можешь в зад себе засунуть, специалист хреновый! Трахнулась бы с шефом, глядишь и ..."
  
  Марина бьет Андрея по лицу и плача выбегает из комнаты.
  
  Андрей, почесывая щеку, подходит к буфету, достает бутылку коньяка и медленно наливает в стакан. Смотрит в стакан. Резко выпивает.
  
  
  Сцена медленно погружается в темноту.
  
  
  2. Часть
  
  
  Бар, столики. Посетителей мало. За окном проливной дождь и мерцание неоновых реклам.
  Свет в баре теплый, не резкий.
  В углу сидит Андрей, перед ним пустая рюмка и кружка пива.
  Открывается туалетная дверь. Вытирая руки о куртку, выходит, пошатываясь, Михаил.
  Как будто бы и не покидал бара, продолжает разговор.
  
  Михаил: - " Так вот я и говорю, я архитектор, имею красный диплом, а она как это услышала, прямо на кресле прокрутилась, я не понял, она красный не восприняла или диплом?"
  
  Андрей: - "Сдался вам этот диплом. В Польше за 200 долларов сделают немецкий, кому нужен ваш совковский?"
  
  Михаил: - "Я ей и говорю, с дипломом нет арбейт, а без диплома? Нет, говорит, и не ожидается, пока дойч не выучите, а зачем мне это, я в четвертом поколении еврей, не русский же какой-то!"
  
  Андрей: - " Ты русских не тронь, сам то тоже везде - русский я русский, а морда еврейская. Вон понаезжали наши немцы, ни языка, ни культуры - а туда же немцы, а как снова припрет - русские мы все, русские... бл... продажные".
  
  Михаил: - " А сам то, под еврея подделался, чтобы сюда попасть. Русских не тронь... сам же тоже продажный, патриот хреновый!"
  
  Андрей: - " Я бы тебе по морде дал, да не со зла ты это говоришь, да пить не с кем будет, в следующий раз... Миш, поставь водочки, денег нет, а душа сдала".
  
  Михаил: - " Поставлю, но на евреев бочку не кати, нас ветер все равно по всему миру качает, у меня одна жена в Тель-а - Виве, другая в Стамбуле, а третья в Берлине... Кельнер ...!"
  
  Заказывает водку и пиво.
  
  Андрей: - " А меня жена сегодня выставила, говорит и не приходи... глупо поступил, обругал не за что. Понимаешь, она в одной фирме уборку делала, ну и шеф..."
  
  Михаил: - " Что, трахнул? "
  
  Андрей: - " Заткнись, Маринка не такая,- у него в доме предложил убирать, жена, дескать, больная, паралич. Мне то она рассказала, а я и завелся! Болван. Дочка переживает".
  
  Открывается входная дверь, звенит колокольчик.
  
  Входит художник по прозвищу Костыль, длинный и худой.
  Увидел сидящих и направился к ним.
  
  Михаил: - " Все, бал окончен, наш гений хреновый пришел!"
  
  Костыль: - "Ба, какая встреча! "
  
  Не спрашивая, складывается на свободный стул.
  Костыль: - " По пивку?!"
  
  Андрей (уже порядком пьяный): - " Поставишь... с водочкой!?"
  
  Костыль: - " Я еврей не богатый, только на халяву пью, ну да сегодня - гуляй братва, я социал получил!"
  
  Тыча в меню, мешая слова, заказывает у официанта.
  
  Михаил: - " Как дела на творческом фронте? Есть прорыв?"
  
  Костыль, прекратив ковырять в зубах: - " Декадентские течения и области морального разложения в Германии не дают почвы для становления гениальных людей. Был я на одной выставке... (официант приносит пиво)... прозит ...так вот ничего нельзя отобрать, да и цены, а мои работы выставлять там не хотят, сговор против евреев, меня в Риге на руках носили и за счастье считали выставить, столько именитостей было тогда вокруг, правда имен не помню сейчас. Я тогда не плохо зарабатывал, сделал киноплакат - чирики в руку, нужды не знал..."
  
  Андрей: - " Чеж назад не сдвинешь, там сейчас веселее..."
  
  Костыль: - "Здесь поспокойней - там ни русских, ни евреев не любят, а здесь какой никакой социал... Так вот, видел я здесь одного художника, картины покупают, но такой слабый, ни композиции, ни рисунка, а я вот в 70 три гениальных рисунка сделал..."
  
  Михаил (усмехаясь): - " И все они в Лувре".
  
  Костыль (обиженно): - " Гении всегда страдают, недоучки с академическим образованием им жизни не дают из-за зависти. Много вы понимаете - гений бьется один. (Достает рисунок) Вот смотрите - работа на уровне Дали, какие грани, краски, а галлерист сказал,- слабо и не интересно. Да я к нему вообще больше не пойду. Миш, а Миш, у тебя случайно нет хорошей руки, ну чтобы меня раскрутили... а?"
  
  Михаил: - " Костыль, я тебя один раз порекомендовал, а ты пьяный скандал закатил, что тебя гением не признали, ты уж извини, свой имидж дороже!"
  
  Костыль (возмущенно): - " Как на мои деньги жрать - так я хороший, а как поддержать..."
  
  Андрей: - " Ко-сты-ль, мы тебя поддерживаем... бля буду ...поставь еще, а?.."
  
  
  
  Часть 3.
  
  Свет в угол сцены.
  Коридор фирмы, стоят копировальные аппараты, проходят сотрудники.
  Марина, стоя у окна, нервно курит.
  За окном дождь.
  
  К Марине подходит мужчина.
  Это Вольфганг Краузе, элегантно подтянутый мужчина с сединой на висках.
  
  На ломанном русском языке: " Ви карашо работает Фрау Метцелина, я вам доволен.
  Как у Вас деля? Все порядок? "
  
  Марина: " Да, да - спасибо, у меня все хорошо господин Краузе."
  
  Вольфганг: " Фрау Метцелина, ви подумали на мое предложение - я буду очень рад, если ви зогласни."
  
  Марина: " Я даже не знаю, мне как - то не удобно, и со временем у меня не так свободно..."
  
  Вольфганг: " Фрау Метцелина, я думаю, что для Вас это лучший вариант, Ив получайте больше времени и деньги, я могу на Вас положиться, тем более ив можете мне преподавать русский язык... знаете, что - иль ухабе - я имею предложение - давайте ви, заедет к нам домой, и познакомитесь с моей семьей, а потом будем решить... согласны?!"
  
  Марина, нервно тушит сигарету и после небольшой паузы: " Хорошо... завтра Вам подходит, примерно в шесть вечера?"
  
  Вольфганг: " Конечно, конечно - я предупрежу семью, что у нас будет гостья. Если я задержусь ... моя жена дома. Успехов вам хайте! "
  
  Мягко пожимает руку Марине и уходит.
  
  Марина смотрит на стекающие по окну капли дождя.
  Пальцем повторяет их движения.
  
  Левая сторона сцены
  Светиться знак Метро.
  Телефонная будка.
  Андрей, стоя в ней, говорит, что-то, резко бросает телефонную трубку и выходит из будки.
  
  Андрей: " Пошел ты на хрен, нет у него денег, зажрался гад, другу помочь отказывается!"
  Достает мобильный телефон, быстро набирает номер.
  
  Бодро.
  
  Андрей: "Лев Абрамович, добрый день, да - Андрей! Лев Абрамович, у меня к Вам деликатная просьба, но это не телефонный разговор... да если бы Вы ... нет, я подъеду сам, куда? Все понял, через час буду, спасибо!"
  
  Выключает телефон и направляется в сторону метро, свет медленно гаснет.
  
  Одновременно освещается середина сцены.
  
  Мягкая мебель, стол, за окном панорама Берлина.
  В кресле сидит полный мужчина средних лет, длинные волосы завязаны на затылке в хвост. Перед ним стоит девушка.
  
  Девушка: " Лев Абрамович, это же клиент мне грубил, я ему ответила, что он мешает мне работать, он не отстал, что я еще могла сделать?!"
  
  Л.А.. " Нет Лена, ты не понимаешь, не клиент тебе нагрубил, а ты не смогла себя сдержать, ты не в совдепии, не у себя в Менжинске, руки распускать! Тебе, что не хватило разума Володю позвать, ишь ты гордая какая, один раз ее за зад подержали!
  Что у тебя убыло? Это немцы могут из-за этого по судам бегать! Мы молчать должны в трубочку, и так у них много требуем.
  Что я тебе мораль читать буду, еще раз повториться, извини, мы расстанемся, а на этот раз - зарплату на половину ... надо клиенту выиграть дать! И юбку одень подлиней, всю писку видно. Так что извини... свободна!"
  
  Девушка подавленно смотрит перед собой. " Лев Абрамович.."
  
  Л.А." Иди - и думай головой, а не..."
  
  Девушка уходит.
  
  Голос секретарши из переговорника: " Л.А., здесь Андрей Мецелин, просить?"
  
  Л.А. " Пусть войдет."
  
  Входит Андрей, наигранно бодро: " Я вас приветствую, дорогой Лев Абрамович! Приятный день сегодня, прямо удивительно!"
  
  Л.А.:" Ты мне зубы не заговаривая - что нужно, если деньги, ты уж извини... кто не работает, тот не ест! Прав был Ленин! "
  
  Андрей, как - то съежившись: " Да я, Лев Абрамович, по старой дружбе, помогите... опять в Бирже труда отказали, говорят, нет у меня перспектив... дойтч не идет, не способный я..."
  
  Л.А." Не способный, все вы не способные... какого хрена, сюда то двинулись, под евреев все подделались, ломитесь как в совдепии через все ворота, мы то сюда в семидесятые не по желанию попадали, вкалывали, пролетали, но дело делали, а вы ...как нахлебники, на социал прикатили, а страдать начинаем мы - мало того, что налоги, так теперь и проверками замучили - нет ли чернорабочих. Ты думаешь, что наши довольны тем, что столько поприезжало, ошибаешься милок, мы вам от нашего пирога фигу дадим. Пробуют кому чего не лень, цены ломают, грязь разводят. Ты думаешь, что о русской мафии, в наше время заговорили? Ан нет, вдруг все стали евреями называться, или немцами, и понеслось, поехало! Сейчас колхозники из Казахстана универмаги разводят - русские универмаги! По принципу обработки земли - как целину. Рынок поминают под себя. Я то настоящий еврей, и мама, и папа, из Союза выслали в Израиль, здесь приземлился. И со мной еще сотни таких же, а сейчас в синагоге кого только нет... Ты ведь, чуть что кричать будешь, - не еврей я, русский я. Так же как и поволжские... Так что... наш кусок мы вам не отдадим!
  Хочешь денег - работай, не по барам заседай, вкалывай!"
  
  Андрей: " Вам то легко, дело идет, сделано как надо, связи есть, а у нас, одни разговоры, где заработать, как прожить. Не берут на работу, пробовал не раз - в наглую отказывают, мол, квалификации нет... Что делать... А я же специалист."
  
  В.И.:"Не смеши... Все мы эм-мигранты-как немцы говорят - етвас менщен. Да, да - немного человеки! Даже с немецким паспортом. Не диплом роль играет, усердие, не плыви по течению, как все, так и потонешь, к берегу плыви, даже если он против течения, вот тебе мой совет, а денег я тебе не дам, хочешь заработать - ищи работу! Разговор окончен!"
  
  Из переговорника голос секретарши: " Лев Абрамович, вас клиент просит к столику с рулеткой."
  
  Л.А.:" Иду! Так что Андрей, хорошо ты сказал - не способный ты. Жену твою жалко, зачем я ей на тебя еврейское происхождение сделал. Подумай о семье... Будет у меня что- нибудь - позвоню! Все! "
  
  Андрей: "Хоть пятьдесят марок, на подарок Марине, завтра день рождения у нее - тридцать лет, как то обидно, подарок купить не на что..."
  
  Л.А. вынимая деньги и идя к двери::" На, сто марок, купи и от меня тоже поздравь ! А теперь иди, некогда мне."
  
  Выходят из кабинета.
  Дверь за обоими закрывается.
  
  Часть 4.
  
  Комната, софа, стол, на столе цветы.
  Около включенного телевизора Марина.
  Переключает каналы.
  
  Голос диктора: " Нахриштен ум дрей унд цванциг ур"
  
  Звонок в дверь.
  Марина выходит из комнаты, в коридоре шум, обрывки фраз, повышенные голоса,
  хлопает дверь.
  
  В комнату медленно входит Андрей, он уже изрядно пьян.
  
  Андрей: " Вот расшумелась, что я такое сделал, ну выпил я чуть-чуть, домой то я пришел, что за женщина, я же и подарок принес - где же он, где- то был..."
  
  Выходит в коридор, возвращается, держа в руке бутылку вина.
  
  Андрей: " Вот и подарок! Марин, а Марин - я же по-хорошему, ну зачем ты так, я же к тебе спешил, а ты..."
  
  Входит Марина, прислоняется к дверному косяку.
  
  Марина: " Как тебе не стыдно Андрей, зачем ты так, я тебя ждала, хотела с тобой поговорить, ведь ночь на улице, а ото Льва ты еще в четыре ушел... звонил он мне, заранее с днем рождения поздравил, как ты можешь, ходишь, клянчишь деньги и пропиваешь их! Подарок! Ты себе подарок сделал! Ты думаешь только ты один здесь страдаешь? Других это, мол, не касается! Вместе в Москве решили уехать, планы строили, любые трудности по плечу, вместе все сможем... а теперь хвост поджал, ты же в России сильный был, Андрюша, что с тобой, ведь нельзя же так дальше!"
  
  Андрей, как бы протрезвев: "В России... далека она Россия, там я силу имел, потому что она сильной была, гордился ей, поломала она меня, в еврея вдруг превратился, русский Иван, родину имел, нету сейчас у меня этого... вот такие дела!"
  
  Марина: " Если тяжело - уезжай, определись сам с собой, с нами определись. Ведь и я устала."
  
  Андрей: " Не могу я уехать, мне пути назад больше нет, стыдно мне, не могу. Я ведь все мосты сжег, фамилию отдал, евреем не стал, родину не нашел, раньше думал, где живу - там и родина, бред собачий! Устал я везде ходить, пороги оббивать, я же специалистом был,... нищим специалистом, но уважали меня, теперь никто и ничто... Не могу себя униженным чувствовать, не побираюсь я, но где деньги взять... противно просить, а сделать с собой больше ничего не могу."
  
  Марина: " Андрюша, может быть, к психиатру сходим, ведь пьешь ты последнее время сильно, надо же посоветоваться, может, поможет и все на свои места станет".
  
  Андрей, внезапно агрессивно: " Дура, ты дура! Деньги твоим евреям заплатим, а я опять в дураках останусь! Ты никогда не думала о последствиях, ты и меня надоумила сюда приехать, а надо было бы сразу в Израиль, на обетованную землю, там хоть и война, так и жизнь лучше! А если и умирать, так и не узнаешь - когда! Если бы не ты, и не ваши уговорцы, хрен бы я из России уехал!"
  
  Марина: "Как ты так можешь! Ты же сам плакался, что тебя не признают, зажимают по работе, что счастливым себя не чувствуешь, что Россия тебе как мачеха, а теперь я виновата во всем?! Я думаю, что нам просто незачем разговаривать! Спасибо за поздравления!"
  
  Выбегает из комнаты.
  
  
  Андрей: "Беги, беги... тоже мне ..."
  
  Открывает бутылку вина, пьет из горлышка.
  
  Свет в комнате гаснет.
  
  Музыка.
  
  
  Утро. В комнате тишина.
  На софе лежит Андрей. На полу валяется допитая бутылка вина.
  
  Бьют часы.
  
  Андрей медленно поднимается и удивленно осматривается по сторонам.
  Узнает комнату.
  
  Андрей: " Надо же, даже не помню, как дома оказался, пить надо бросать, тяжело... в голове полный бардак..."
  
  Медленно выходит из комнаты и так же медленно возвращается, держа в одной руке записку, в другой бутылку пива.
  
  Открывает бутылку и с наслаждением выпивает ее. Читает записку.
  
  Андрей: "Решай, как будешь жить! Марина. Что это она, я вроде бы вчера не ругался, или ...? Не помню, надо на работу позвонить... поговорить, с днем рождения поздравить."
  
  Набирает номер на телефоне, слушает долгие гудки.
  
  Андрей: " Ну да ладно, я ей сегодня праздничный вечер соображу" (проверяет карманы): "надо бы где - то денег стрельнуть!"
  
  Подходит к зеркалу, долго всматривается, причесывается, поправляет галстук и явно недовольный своим видом, выходит из комнаты. Хлопает дверь.
  
  
  Сцена в баре. Синий сигаретный дым.
  
  Андрей, сидя за столиком, делает вид, что изучает меню.
  Он явно кого-то ждет.
  
  Подходит официант, явно уже недовольный, что клиент ничего не заказывает.
  
  Андрей, показывая палец: " Айн бир, битте."
  
  Официант уходит.
  
  Андрей нервно: "Достал все-таки!"
  
  Входной колокольчик, входит Юсуф.
  
  Андрей приветливо машет рукой. Юсуф подсаживается к столу.
  Пожимает руку Андрею.
  
  Юсуф: "Узнают твои, компот из тебя делать будут, не боишься."
  
  Андрей: "Мы же с тобой не воюем, да и в России учились вместе, нам то чего делить?"
  
  Юсуф: " Нам то может быть и нечего, да за нас уже давно все поделили. Чечню посмотри, брат на брата. Свой своего мордует и песни поет, а у вас в Израиле ничуть не лучше."
  
  Андрей: "Юсуф, по секрету, не еврей я, не был им никогда, там, в России "бабки" дал... ну и вот..."
  
  Юсуф: " Так я же уже давно знаю, какой ты еврей. У тебя ни хватки, ни хитрости не хватит, да и поддержки от общины не жди. Я то их уже в Палестине навидался. Ты думаешь, они не знают, что эту войну не кончить - знают и уже много лет, им финансы американские нужны, иначе им крышка в Арабском мире, это тебе не сорок девятый, против обезоруженных воевать. Ну да ладно, оставим это. Что звонил то?"
  
  Андрей: " Юсуф, помоги, одна надежда на тебя, работы нет, возьми к себе, иначе точно чокнусь. Не привык я без работы, иначе только пьянки. У немцев-то много не заработать, своих таких на улицах полно. Возьми, знаешь ведь, что работать умею!"
  
  Юсуф: "Есть у меня маленькая работа, но больше пяти марок платить не буду, если согласен - завтра к восьми и выходи, деньги как всегда, после окончания работ."
  
  Андрей: " Юсуф, я знал, что на тебя положиться можно, ты меня ни разу не подвел. Спасибо тебе за все."
  
  Юсуф: " Ты в свое время мне тоже в Москве помогал, так что, какие спасибо. Пиво тебе заказать? Марок пятьдесят авансу тоже заплачу, так - что до завтра, здесь пиво пить Коран запрещает."
  
  Заказывает пиво, прощается и уходит.
  Андрей счастливо смотрит в окно.
  
  Часть 5.
  
  Просторная гостевая комната в доме Фольвганга.
  За окном роскошный сад
  В кресле- каталке сидит молодая женщина, до плеч укрытая пледом.
  Рядом в кресле сидит Марина.
  
  Марина: " Я думала, что господин Краузе, ...что он еще придет."
  
  Женщина слабым голосом: " Он попросил, чтобы Вы остались и дождались его, а так я... должна за Вами поухаживать. Я, Ирина, жена Вольфганга, рада Вас видеть!"
  
  Тихо смеется.
  
  Ирина: "Мы с ним с полуслова все понимаем, все - таки больше десяти лет вместе. Он очень хороший. Я его в Ленинграде встретила на экскурсии, работала там, в туристическом агентстве, вот и влюбилась в него. Замуж вышла, сын родился, вот уже столько лет здесь... Здесь, наверное, и останусь, в России никого не осталось, мама три года, а папа в прошлом году умер, брат погиб. Сначала думала, вот вернусь, хоть на год, поживу с мамой, папой и братом, да видно не судьба... болезнь, врачи говорят, что пока эффективного лечения нет. Да и не ожидается."
  
  Марина: "Я знаю, у Вас есть сын, а где он сейчас? Сколько ему лет... уже - большой мальчик?"
  
  Ирина: " Он сейчас в Лондоне, у них классная поездка. Он у меня настоящий мужчина - ему уже четырнадцать. Хотите посмотреть - там, на камине стоит его фотография."
  
  Марина встает и проходит к камину. Рассматривает фотографию.
  
  Марина: " Он на Вас похож, а от Вольфганга..."
  
  Ирина: " Не гадайте Марина, сходства с моим мужем не найдете - Дима мой сын от первого брака, так уж сложилась моя судьба - мой первый муж страшно пил, был очень хорошим человеком, потом карьера, встречи... и запил... русская болезнь. Расстались. В России я никогда не понимала, почему мужчины так пьют, вернее, спиваются, здесь тоже пьют и не меньше, а потом поняла - русские - страдающая нация, они сильны в своих страданиях. Если нет горя - они его просто придумывают и пытаются его запить. Страшно это как-то... Да что это я, про грустное. Марина, о себе расскажите, как сюда попали, как живете?"
  
  Марина, медленно с раздумьем: " Да, что рассказывать, муж у меня, дочка есть. Переехали из Питера, квартиру продали, и пока была возможность - сюда, в Германию. Приехали четыре года назад, ни языка, ни работы по специальности, муж без работы, пить стал - в общем, Вы все это знаете, полный набор иммигранта..."
  
  Замолчала.
  
  Ирина: "Вы, Марина, держитесь. Женщины всегда сильнее в такой ситуации. Все к лучшему измениться. Не держитесь за воспоминания, это как болезнь - чем больше думать, тем хуже себе делать. Просто определитесь - приехали сюда, забудьте о России.
  Иначе никогда не привыкните, себя страданиями и убьете. Я вот не сумела, теперь уже поздно."
  
  Мелодичный звук гонга.
  
  Ирина: " Вот и Вольфганг! Марина, откройте, пожалуйста, дверь."
  
  Марина согласно кивает головой и выходит из гостиной.
  Ирина устало откидывается на спинку кресла-каталки.
  
  Входит улыбающейся Вольфганг. В руке букет цветов.
  За ним немного смущенная Марина, тоже с букетом.
  Вольфганг проходит к жене, нежно целует ее и передает цветы.
  Марина, не зная как себя дальше вести, стоит у камина.
  
  Вольфганг: " Ну, вот Вы и познакомились! Марина, Вам нравиться у нас?"
  
  Не дожидаясь ответа, обращается к жене: " А знаешь, что у Марины сегодня день рождения! Да, да, именно сегодня! И у меня ест маленьки сюрприз! Марина, я думаю, ви не торопитесь..."
  
  Марина: " Вообще-то нет, дочка сейчас у бабушки в России, а Андрей... на работе..."
  
  Вольфганг: " Это прекрасно! Давайте все пойдем рестараунт... нет рестараунт придет к нам, не удивляйтесь... если берг не идет к человек-человек идет к берг... гора. Я прав?"
  
  Звук гонга.
  Вольфганг быстро выходит.
  
  Ирина: " Вы не удивляйтесь, Вольфганг всегда что-нибудь придумает - (смеется)- один раз для меня целый цыганский хор пригласил!"
  
  Раскрывается дверь, появляется Вольфганг с тортом, на котором горят свечи. За ним два официанта вкатывают два столика с гарнитуром. На углах столиков горят бенгальские огни.
  
  Вольфганг:" Хэппи...бездэй ту юу", преклоняет колени перед Мариной.
  Женщины смеются
  Музыка.
  Свет гаснет.
  
  
  Комната в квартире Марины.
  
  Накрытый стол, горят две свечи. Шампанское и цветы.
  Андрей нервно ходит по комнате, поглядывает на часы.
  
  Подходит к телефону. Быстро набирает номер.
  
  Андрей: " Лена, привет, это Андрей... ты не видела сегодня Марину? Не знаешь где она? Да нет, не празднуем, Марины еще дома нет... Жду."
  
  Кладет трубку телефона. Звонок, поднимает телефон.
  
  Андрей" Нет, Марины нет дома, хорошо передам..."
  
  Кладет трубку телефона. Звонок, поднимает телефон.
  
  Андрей: " Я, Андрей, ах ...да нет ... она еще не пришла, не знаю, мы сегодня повздорили немного, да нет ...нет, не из-за пьянки... да пошел ты..."
  
  Бросает телефонную трубку.
  Звонок.
  
  Андрей" Я сказал же... пошел... Марина, да нет, не тебе... Мариночка... ты где, ведь день рождения, на работе? Ну не в это же время - что я совсем больной, кто ночью работает? Ты мне уши не заговаривай... Марина, ну я же жду... не ругаюсь я, и не пил ...Через полчаса... я жду!"
  
  Медленно кладет телефонную трубку.
  Садится к столу. Тушит одну свечу, смотрит на дым, тушит второю свечу.
  Крутит в руке бокал, ставит его на стол. Выходит из комнаты и возвращается с бутылкой вина. Наливает полный бокал и выпивает его стоя. Смотрит на часы.
  Наливает еще один бокал, садится за стол.
  
  Левый угол сцены.
  Горит уличный фонарь.
  Вольфганг и Марина. Он держит ее за руку.
  
  Марина: " Спасибо Вам за прекрасный вечер Вольфганг - Вам и Вашей жене, она у Вас замечательная. Мне очень у Вас понравилось".
  
  Вольфганг: " Марина, я хотел сказать... Если Вам понравилось, я и моя жена будем рады... если Вы у нас останетесь... как помощник".
  
  Целует Марине руку.
  "Ауфвидерзеен!"
  
  Марина: " Спасибо еще раз... я подумаю, до свиданья ...Вольфганг."
  
  
  Правый угол сцены.
  Комната, за столом уснувший Андрей.
  Входит Марина. Смотрит на Андрея, подходит к столу, садиться напротив.
  
  Зажигает свечи.
  Полумрак.
  Бьют часы - кукушка. Ку-ку-ку...
  
  Андрей поднимает голову, удивленно смотрит на свечи.
  Увидел Марину. Растерян.
  
  Андрей: " Прости, заснул. Я тебя поздравляю с днем рождения... я ждал... очень ждал. Я что - то чувствую, что - то не так между нами. День же твой - а ты... работа, работа - я же с тобой женат, не с работой. Я люблю тебя. Пропаду я без тебя. Ты меня не бросай, пропаду я без тебя".
  
  Гладит Марину по щеке. Марина плачет.
  
  Андрей:" Не плачь, не надо, давай помиримся, я глупый, я тебя извожу, потому что себя не найду, Маринка, милая ты моя, давай, как раньше жить... Хотя бы попробуем, может быть получиться, найду я работу, обещаю, помогать мне обещают. Я же себя не чувствую человеком, просто как кусок дерьма. И пить брошу... А может быть, уедем, далеко ..., к морю, может быть в Израиль? Или на Канары. Заживем... Маринка, ну как же мне жить, пустой я стал".
  
  Марина: "Я не знаю, как мы раньше жили, я сейчас все забыла, понимаешь...?
  Что-то не то происходит, не могу я как раньше, ведь все вокруг нелепо, я это не понимаю, я устаю, я не чувствую себя живой - подстраиваюсь под всех, в арбайтсамте разговаривают со мной как с недоразвитой, отпихивают совсем, я же все не понимаю, что они говорят, что требуют. Я же понимаю, что мы должны привыкать, а как прикажешь привыкать, все неустроенно, четвертый год на чемоданах, на подачках живем, ты спиваешься на глазах. Где твои мечты остались? Где ...? Мебель купить не можем, от социала зависим, от подачек. Хорошо, что держимся еще вместе с общиной. А ты не хочешь туда идти, а это не забывают..."
  
  Андрей" Ты думаешь, что мне удовольствие доставляет так жить... не нужны мы здесь никому! Ну, пойду я в общину, пойду, но что я там делать буду, ты подумала, я вашего языка не понимаю, ничего в религии не осознаю, сразу же видно, кто я такой... Я же русский мужик. Обрезанье сделал, как просила, но евреем не стал".
  
  Марина: " Таких как ты там много. Все они об этом не говорят, а ты рискуешь, что в полиции узнают, скандал будет. Болтаешь по пьянке все, что знаешь. Зачем, ты же знаешь, что нам люди помогли..."
  
  Андрей: " За бабки, за бабки... за немалые! Да я бы на эти деньги..."
  
  Марина: " Бабки... А ты думал о дочери? Что ей в проститутки в России подаваться? Или наркоманкой становиться? Ты в своем уме, что говоришь, мы же будущее для ребенка создавать решили. Не подонком, же, ей быть в России... Помнишь, как Нару соседскую изнасиловали, на лестнице, никто не вышел на крик, никто! А ты опять захотел в этот обезьянник. А как меня травили... на работе... в школе... сионистка. Продавали за пол цены, тебе обманывали, мы друзья...интернационалисты. Россия продажная, ты это еще не понял? Я оттуда уезжала, не из-за денег, душно мне было там, очень душно. Я Россию люблю. Но эту чернь, которая готова все разрушить и погубить, чтоб снова жить в нищете, я не могу видеть. Там нет ничего святого, свечи ставят, и камень за спиной держат. Нельзя это было терпеть, нельзя. А ждать, что убивать начнут... не могу и не хочу. Пускай дочь на ноги встанет и за нас поживет! Да, я, наверное, ошибалась, но менять это, что у меня есть, на безрассудный идеализм, не собираюсь. Нам надо с тобой заранее это было обговорить. Почему, ты, которого я любила и люблю, такой сильный и умелый, не нашел себя здесь? Две руки, ум, сила! Не понимаю..."
  
  Андрей: " А почему же ты дочку в Россию на каникулы отправила? Чтобы ее там изнасиловали? Где твоя логика? Я сам знаю, как Россия мерзка. Но ведь она наш родной дом. Я рвусь на части... Если бы было счастье. Да мне лучше в нищете умереть, чем в дерьме зернышки выбирать. Поверил, губы раскатал, манну небесную хотел получить. Думал, приеду, работу, квартиру сумею сделать. Да, руки есть... только для чего. Русские немцы приехали, были нужны голоса на выборах, вызывали всех, и ехали... А сейчас самый радикальный слой немцев. Нацисты, одним словом. И вас, евреев, будут первыми от кормушек отодвигать. Вы же здесь, как в гетто сами себя загнали. Синагога с автоматами охраняется, бетон на улицах. Вот и свободная жизнь. Везде хорошо, где нас нет. И вас тоже... За пять марок на вас пашу, даже немцы платят больше... А куда мне еще подаваться, языка не знаю, что объясняют - не понимаю."
  
  Марина: "Я исправить ничего не могу, не я придумала эти законы. А язык - так учи, иди на курсы, бесплатные, сделай для себя и для меня что - нибудь. Нам обоим плохо, но что делать? Выхода нет! Квартиру потеряли, ничего у нас нет, кроме мамы нет..."
  
  Андрей: " Давай все - таки за твое день рождение выпьем... По чуть- чуть, а потом в постельку... Не надо серьезные темы трогать... Мариночка... ну".
  
  Марина: " Вина выпью... но другое, извини, настроение не то. Праздника нет на душе. Оба мы устали "
  
  Свет гаснет.
  
  Часть 6.
  
  Столик в столовой.
  За столиком Вольфганг и Марина.
  
  Вольфганг: " Марина, вам нравилось... вчера... я все делаль правильно?
  Ви очень понравиться мой жена. Она в восторге от вы".
  
  Марина (смеясь): " Не от вы, а от вас. "Вольфганг, мне, думаю, надо заняться вами очень серьезно (смущаясь)... я имею в виду, вашим языком."
  
  Вольфганг: " Займитесь... я буду рад... Ви просто молодец, и все так это работ, могу я понимать. Это как согласье?"
  
  Марина: " Да, я подумала и решила, что так будет лучше... для всех."
  
  Вольфганг: " Об условиях, я думаю, ми договоримся, я порядочный бизнесмен... и человек. Мне очень приятно, что ви согласны. У меня штайн, камень... по-русски... упал с сердец. Давайте после работ, проедем к нам домой и все обговорим. Идет... или едет, как это по-русски?"
  
  Марина: " Идет. Я согласна".
  
  
  Середина сцены.
  Телефонная будка.
  Андрей оживленно разговаривает.
  Слышны отрывки фраз.
  
  Андрей: " Записываю... Изя... Ладно... Очень здорово. Обнимаю".
  
  Вешает трубку, радостно вываливается из будки.
  
  Андрей (сгибая руку в локте)" Йес!"
  
  Идет по сцене в сопровождении луча света в противоположную сторону.
  
  
  Сцена.
  Бюро рыбной фабрики. За столом располневший пожилой человек. Перстни на руках, на шее золотая цепочка. Это владелец ресторана и рыбной фабрики Исаак Адель, по прозвищу Изя.
  Он медленно потягивает пиво из бокала.
  
  Стук в дверь.
  
  Входит Андрей.
  
  Изя: " Ты, что ли Андрюша...? Чего делать умеешь... В нашем деле, наверное, ничего? Мне потрошитель требуется, ну рыбу потрошить - шесть марок предложить могу. Работа с восьми до пяти часов. Ну, отпуск, дней десять. Сначала просто поработаешь, как практика, посмотрю, что умеешь. И сойдемся ли характером. Ты меня не знаешь, да и мне о тебе не очень то рассказывали. Так что если согласен... завтра в восемь. Больше предложить ничего не могу. Привет и девочкам прощенье! Это у меня такая приговорка. Ну, все, не обалдевай и решай".
  
  Андрей: " Я уже решил, мне сейчас лишь бы что... уже третий год без работы. Свихнусь. В восемь буду. Мне у вас уже понравилось..."
  
  Изя: " Ты мне в попу- то не заглядывай, я и сам умею это делать, как что не так - вылетишь без выходного пособия, здесь тебе не совдепия. На место это многие хотели, но тебя порекомендовали. Так что вперед! Работай... и не болтай языком".
  
  Потянувшись за телефоном: " Иди, голубчик, иди!"
  
  Неуклюже кланяясь, Андрей попятился к двери.
  Дверь закрылась за ним.
  
  Изя: " Никак не исправиться, все надеется на подачки и помощь...хрен собачий. За женой бы смотрел".
  Нажимает кнопку селекторной связи.
  Изя: " Людмила, проследи за Андреем, если какой-то прокол, мне на стол докладную,... и никаких поблажек, надо учить их работать!"
  
  Гаснет свет.
  
  Новая сцена.
  Марина и Андрей в коридоре фирмы.
  
  Андрей, возбужденно размахивая руками: " Марина, я нашел работу, хорошую, сначала не так уж и много, но в перспективе, все будет хорошо, вот увидишь. А там, может быть, начну свое дело и заживем хорошо, дай немного денег, мне надо что- нибудь приличное купить, на работу все- таки собираюсь".
  Марина: " Андрей, я очень рада, очень. Но денег тебе не дам, нет пока у нас денег, месяц только начался, а я еще даже аванс не получала, а просить неудобно. Ты лучше расскажи, кем, с какого числа начинаешь, что будешь делать, где?"
  Андрей, обиженно: " Как ты не понимаешь, что первое мнение решает, приду в драной майке, выгонят, я же теперь у Изи работаю, неудобно...Он меня на помощника мастера в рыбный цех взял, с завтрашнего дня, у него не побалуешь..."
  Марина: " Да у Изи не побалуешь, опасный человек, всю общину под собой держит. Не доверяю я ему, он очень изменился за эти годы, здесь в Германии".
  Андрей: " Мариночка, ну как ты не понимаешь, он мне шанс дает, может быть, он последний, этот шанс? Я уже решил, буду работать!"
  Марина: " Да не в работе дело, я знаю, что ты умеешь работать, но вот отношения с ним не простые, все под него работают, как в клещи попадаешь, он и в Советском Союзе всех под себя подгребал, в партии первым был, в исполкоме сидел...опасный он человек. Остерегайся его, прошу тебя!"
  Андрей: "Я осторожно, все будет хорошо. Где же мне денег-то взять, социал то не скоро...Может занять у кого, может у твоего шефа спросить?"
  Марина: " Ты с ума сошел! Я не смогу, это не порядочно".
  Андрей: " Вон он идет, твой..."
  
  Подходит Вольфганг.
  
  Вольфганг: " Здравствуйте, Марина! Как дела, все порядок?"
  
  Марина: " Гутен Таг Херр Крюгер! Аллес ин Орднунг. Разрешите представить - это мой муж, Андрей".
  
  Андрей, протягивая руку: " Привет, я Андрей!"
  Вольфганг, холодно, не пожимая руки: " Крюгер. Фрау Марина, прошу Вас соблюдать дисциплину, посторонний не есть место тут!"
  
  Поворачивается и уходит.
  
  Андрей: " О-о-о. Пошел пружинистой походкой, козел немецкий!"
  Марина: " Зачем ты так, ведь он прав, здесь рабочий режим, он хозяин, здесь дисциплина и порядок".
  Андрей: " Нас... ал я на этот порядок!"
  Марина: " Пойми Андрей, не ходят в чужой дом со своим уставом, ну не ходят! Неужели не понятно. Привыкать нам надо, мы здесь чужие, не они, а мы... Зачем ты так...Остановись, оглянись, ведь надо устраиваться жить, назад дороги нет. Денег нет, квартиру продали, мебели нет, друзья потерялись, что ты еще хочешь, ведь мы с тобой только и остались, нам надо нас держаться. Ведь каждый день одно и тоже. Нет этой тарелочки с голубой каемочкой! Нет! Пойми, не бунтуй. Мы же все только немного человеки. Уходи, я работать должна, мне еще коридор убрать надо".
  Андрей: "Хамы нами заправляют, а ты готова... ложиться под них..."
  Марина, с размаху бьет его по щеке". Убирайся, убирайся, какая же ты сволочь! Убирайся!"
  Андрей, хватает ее за руки, трясет, Марина пытается вырваться: " А что не так, ездишь к нему в гости, улыбаешься, глазки строишь, грязь за ним убираешь, а может, уже и трахалась с ним, я может быть, только этого не знаю!"
  
  На шум выходит Вольфганг и, видя происходящее, бросается на Андрея и отталкивает его от Марины.
  
  Вольфганг: " Как Ви сметь. Как Ви сметь...Швайн!"
  
  Андрей: " Ах ты, гад!", пытается его ударить в лицо, промахивается и падает на пол. Вольфганг наваливается на него. Они катаются по полу. Вбегает один из сотрудников фирмы и пытается помочь Вольфгангу. Получает пинок в пах и валиться на пол.
  
  Марина: " Прекратите, прекратите сейчас же...Генуг!"
  Пытается оттащить Вольфганга.
  
  Вбегают еще несколько сотрудников, они скручивают Андрея.
  
  Вольфганг: " Фрау Марина, вызвать полицай?"
  Марина: " Ради бога не надо, Вольфганг, не надо!"
  Вольфганг, обращаясь к сотрудникам: " Шмайсен раус!"
  
  Сотрудники вытаскивают Андрея. За сценой слышна его брань.
  
  
  Сцена 7.
  
   Сцена в кабинете.
  Марина сидит на диване. Рядом Вольфганг.
  Он пытается успокоить заплаканную Марину.
  
  Марина: " Мне так противно, что это мой муж устроил скандал здесь, Мне так обидно, что именно здесь, какая мерзость. Он не был таким, я не знаю, как все исправить...Мне кажется, я начинаю его ненавидеть... О, боже, что я говорю".
  
  Вольфганг, сжимая ее руку: " Я не понимай, почему он кричал...Он билль пьяний? Он кранк, больной? Я не понимай, почему...зачем".
  Марина: " Он не был пьян, у него все просто не складывается здесь в Германии, все не так для него, он думал, что будет рай здесь, а уже который год без работы, все его это скрутило, в Россию стыдно возвращаться, да и встретят его ударами и там, у нас Советский союз не кончился. Люди у нас, как звери, хотят другого утопить, но при этом будут говорить, что мы же ему помогаем. А без меня он погибнет... Он же сильный был, я же его любила, всю жизнь думала, буду счастлива, как за каменной стеной. Не получилось, все рушиться. А у нас дочка..."
  Вольфганг: " Марина, подумайте о мое предложение...живите у меня...как это...управляющая дома. Мой жена согласна. От сердца желаю этого. Мужу найду работу фирма. Все устроиться. Аллес будет карашо."
  
  Целует ее руки. Марине не отдергивает их, это явно ей нравится. Она успокаивается в его поглаживаниях, зябко переводит плечами, когда он гладит ее по спине.
  Вольфганг накланяется и целует ее, медленно и осторожно.
  Марина отвечает, сначала робко, неуверенно, затем ответные поцелуи становятся более уверенными и страстными.
  
  Переход света в правый угол.
  Шум дождя и проезжающих машин.
  Телефонная будка. В ней Андрей.
  
  Андрей: " Как я это ненавижу, как я это ненавижу. Приходи, приходи, надо поговорить. Да, на углу, ну как всегда. Жду".
  Выходит из будки, закуривает.
  Задумчиво смотрит на небо. Комкает в руке пустую пачку сигарет. С раздражением отбрасывает ее в сторону.
  Голос: " Нерр, зи навен Мюльтонне фергессен?!"
  Андрей: " Пошел ты на херр, ...херр!"
  Голос: "Польнише швайн!"
  Андрей: " Я тебе сейчас покажу свинью, только русскую свинью! Понял!" Убегает в темноту. Возбужденные голоса. Шум. " Полицай, полицай, хилфе, хилфе!"
  Выбегает Андрей, пробегает через сцену.
  
  Бар. Синий дым над стойкой. Бармен разливает пиво.
  Влетает Андрей. Отряхивает от дождя куртку. Оглядывается по сторонам. Быстро проходит к стойке и садится на свободное место.
  Бармен: " Вас вюнщен Зи?"
  Андрей: " Никс!".
  В бар вваливаются молодые люди. У них бритые головы, одеты в одинаковые куртки зеленого цвета, на ногах зашнурованные тяжелые башмаки. Они явно кого-то ищут. Увидя Андрея, нарочито шумно садятся за столик у двери. Заказывают пиво. Громко переговариваются. Слышно" Аршлох, швайн, ауслендер, азилант".
  В бар заходит Михаил. Испуганно смотрит на группу молодых людей. Хочет уйти, но замечает Андрея. Подходит к нему.
  Михаил: " Привет, что случилось? Чего ты это здесь затих?"
  Андрей, не поворачиваясь: " Садись, закажи водки...расскажу".
  Михаил: "Цвай водка и цвай бир, бите".
  Бармен: " Яволь!"
  Андрей: " Эти- то сидят...?"
  Михаил: " Сидят, они, что тебя ждут?"
  Андрей: "Меня на улице обругали, я не сдержался, ну врезал один раз, а в это время они из подъезда вышли и на меня, побежал от них, думал ушел, вот и не ушел, они догнали...ждут, воронье поганое...!"
  Михаил: " Ты меня извини, я пошел, линяю, я не герой, с ними не связываюсь, сам виноват, не сдержался, сам и отвечай, а меня уволь. Я еще жить хочу. Забьют до смерти".
  Андрей: " Ага, иди, иди. Они же видели, что ты мне пиво и водку купил, так что за одно мы".
  Михаил: " Ну и поганка ты..."
  Андрей: " А как я им объясню, что ты не со мной? Скажу, извините мальчики, он не причем, а водку только по знакомству поставил?"
  Михаил: " Что - же делать, что делать? Есть идея, сейчас попробую..Херр, а херр. Канн зи унс хелфен, вир набен айн проблем...ди лойте да..."
  Бармен:" Зи зинд ин орднунг, Венн вас пассиерт, дан канн ищ полицай холен!"
  Михаил: " Вот стерва, не хочет помочь! Позвонить кому или сразу полицию вызвать?"
  Андрей: " Ты чокнутый...полицию...тогда они меня и возьмут за яйца. Юсуфу надо звонить, может поможет. Дай трубу, позвоню".
  
  Звонит по сотовому телефону.
  К стойке подходит один из бритоголовых. Демонстративно толкает Андрея в плечо и выбивает у него телефон. Смотрит на Андрея в ожидании его реакции. Не дождавшись, бросает " Руссише швайн!".
  Бармен: " Абер, абер, оне швайнарай! Витте! Зонст ищ холе полицай".
  Бритоголовый уходит.
  
  Андрей: "Дозвонился, только не сказал, зачем он здесь быть должен..."
  Михаил: " Ты с ума сошел, ты же знаешь, что турки и ...эти динозавры здесь натворят".
  Андрей: " А нам свою душу... и шкуру спасать надо, так что это не подстава!"
  
  Медленно пьет пиво.
  За столиком бритоголовых явно становится жарче, слышны более агрессивные высказывания и угрозы.
  
  Андрей: " Где же он, где же он...? Ему то ехать всего пять минут...Юсуф, выручай".
  
  В дверь бара заходит Юсуф. С ним двое сопровождающих. Их явно турецкий вид моментально переключил на себя внимание группы бритоголовых. На Юсуфа и его сопровождение обрушивается град брани и угроз. Турки не тушуются и отвечают своим обидчикам тем же. Перепалка принимает агрессивный характер.
  Бармен хватается за телефон. " Полицай, полицай!"
  Один из бритоголовых бьет Юсуфа в лицо. Начинается драка. В ход идут пивные кружки.
  За окном вой сирены полицейских машин. Дерущиеся, услышав это, выбегают из пивной. Через несколько минут в помещение вбегают полицейские.
  Бармен рассказывает им о случившемся. Один из полицейских, что- то говорит по рации.
  Михаил расплачивается, и они с Андреем спешно покидают бар.
  
  На улице.
  Свет от фонаря.
  
  Андрей: " Ну вот, все в порядке, главное организовать, а все остальное прилагаемое".
  Михаил: " Главное, чтобы Юсуф не узнал, почему он в такую ситуацию попал...Узнает, плохо нам придется".
  Андрей: " Да нам то чего бояться, никто же нас не увидел, да и не знают, что это я организовал".
  Михаил: " Не знаю, не знаю..."
  Андрей: " Я думаю, что ты не скажешь Юсуфу? А? Я могу на тебя положиться?"
  Михаил: " Какие дела, конечно! Я же себе не враг!"
  Андрей: " Ну и ладушки, пойду теперь домой, завтра на работу, надо приготовиться. Спасибо тебе за угощение, получу первую зарплату- долг отдам".
  
  Прощаются, Андрей уходит.
  
  Михаил: " Береженого - бог бережет. "Достает телефон, набирает номер: " Юсуф, привет это Миша...."
  
  Поздний вечер, на кухне сидит Андрей, перед ним пепельница. Стоит синий дым. Явно, что он дома один. Он подходит к окну, смотрит вниз и снова возвращается к нему.
  Поднимает трубку телефона, звонит, слушает длинные гудки. Прислушивается к гулу лифта и звукам на лестнице.
  Звонит телефон. Андрей бросается к нему. " Марина?"
  
  "Кто, кто? Юсуф? Почему так поздно. Поговорить надо... так уже второй час ночи, куда,...а ты перед домом в машине...ладно сейчас выйду".
  
  Кладет трубку телефона. Руки у него дрожат. Одевается и выходит.
  
  На скамейке сидят двое.
  
  Андрей, наигранно бодро: " Привет Юсуф!"
  Юсуф: " Привет крыса! Привет!"
  Андрей: " Зачем же ты так, я же тебе ничего плохого не сделал!"
  Юсуф: "Не ожидал, я от тебя, не ожидал. Зачем подставил меня? Я к тебе относился как к другу, помогал, работу давал, деньги давал - а ты меня подставил, да еще как, с убийством...так то крыса!"
  Андрей: " Какое убийство, ты что? Какое убийство?"
  Юсуф: " А такое, ты меня вызывал, свой зад прикрыл, на нас напали, в баре все помнишь, пришлось продолжать разборки в другом месте, вот и убили "скины" моего друга, а у нас ты знаешь, кровная месть, так что за тебя гроша перед его родственниками теперь никто не даст! Вот так то милый".
  Андрей: " Не может этого быть, Юсуф, я же не хотел, я же не виноват, боже ты мой, что происходит, почему все не так, боже мой..."
  Юсуф: " Бога своего вспомнил, у меня тоже бог есть, он тоже прощает, тех, кто просит..."
  Андрей: " Помоги, Юсуф, помоги, ради дружбы нашей помоги..."
  Юсуф: "О дружбе ничего не знаю больше, умерла она с тем вечером. Подумаю, что предпринять надо, дорого будет, очень дорого! Думать буду! Но предупреждаю, из города не пытайся улизнуть - убьют!"
  
  "Запомни!" Уходит, звук отъезжающей машины.
  Андрей сидит на лавке, устало, опустив голову. Медленно встает и уходит со сцены.
  
  Кухня.
  Утро. За столом, уронив голову на руки, спит Андрей. Звонок. Андрей вскакивает и бросается к двери, но звонит телефон. Хватает трубку.
  
   Голос Марины: " Я ночевала у подруги, так я больше не могу жить, думай, что будет дальше!"
  Андрей: " Марина, Марина, я так волновался за тебя, я был не прав, прости. Я влип в одну историю, очень сложную. Я понимаю, что для тебя это не удивительно, но поверь...поверь, ситуация очень не хорошая, я тебе все объясню. Прошу, выслушай меня. Ты не придешь сегодня домой, ты у подруги? Какой подруги? Где ты? Марина, прошу тебя, скажи, где ты. Я хочу видеть тебя. Почему? Почему... я исправлюсь,...Марина прошу тебя, не бросай трубку...Марина".
  
  Опускает телефонную трубку. Слышны гудки.
  
  
  Сцена 8.
  
  Гостиная в доме Вольфганга.
  В кресле сидит Марина, напротив, в инвалидной коляске Ирина.
  Марина сидит, склонив голову.
  Ирина, подкатываясь к ней на коляске, берет ее за руку.
  Ирина: " Марина, не казните себя, Вы же умная женщина, если такое в жизни происходит, этому надо было случиться. Будете у нас жить, я буду очень рада Вам, искренне Вам говорю, потому что рада за мужа, он снова поверил в себя. Мне было так тяжело смотреть, что вся ситуация со мной его разрушает, он очень сильный человек, но перед моей болезнью оказался бессилен, стал сам страдать, ведь он любит меня...и Вас".
  
  Марина вздрагивает.
  
  Ирина: " Я знаю это точно, он ведь как ребенок, ничего скрывать не может. Может быть, Вы его и не любите, но мне важно, чтобы он Вас любил и нашел в себе силы, когда я умру,...не перебивайте меня, пожалуйста,...не погибнуть. Я его очень люблю. Я знаю, как ему будет тяжело. То, что произошло между Вами, еще не окрепло, может быть еще не кажется сильным, но я вижу его глаза...и радуюсь за него. Он любит меня по- прежнему,...но он должен со мной попрощаться. Я не виновата, но болезнь оказалась сильней. Он пока надеется на лучшее, но врачи сказали, что уже конец. Я горда тем, что он мой и...Ваш. Моя жизнь была стремительной, легкой как морской бриз, я так много - го хотела, но, к сожалению, мы гоняемся за призраками. И я гонялась. В России я все мечтала о знойных летних вечерах где-нибудь в Испании, о любви как в фильмах, беззаботное существование за спиной богатого мужа, мы же русские современные женщины так воспитаны, как удавкой мужа скрутить и не выпускать. А вот встретила Вольфганга и поняла - по-настоящему любить надо, не висеть на муже как гиря, а любить. Тогда и сама будешь, любима, жаль, что поздно это поняла".
  
  Ирина плачет, Марина, тоже плача, прижимает ее голову к своей груди.
  В комнату входит Вольфганг, видя такую сцену, молча уходит.
  Свет медленно гаснет.
  
  Правый угол сцены.
  Юсуф с кем - то говорит по сотовому телефону.
  Входит Андрей, он явно взволнован.
  Увидя его, Юсуф прекращает разговор.
  
  Андрей: " Я пришел, ты позвал, я пришел...Видишь, я хочу все исправить".
  Юсуф: " Вижу, вижу. Только я еще с родственниками не договаривался, трудный это вопрос. А к тебе у меня дело есть. Пустяковое дело. На дискотеку сходить, посидеть, а потом рассказать, что и как...можешь и девочек пощупать, деньги я тебе дам. Так, что развеешься, отдохнешь...то да сё".
  Андрей: "Да сделаю я все, сделаю, скажи, зачем тебе это. Мне легче будет".
  Юсуф: " Легче тебе уже не будет, не будет Андрей, ты свою жизнь богу подарил, только какому? Вот вопрос".
  Андрей: " Не надо так, не надо...мне и так хреново, Маринка третий день у подруги живет, разводиться хочет".
  Юсуф: " Мы с тобой юбочные дела не обсуждаем...ушла, так ушла, что с тобой то делать, два дня в неделю трезвый, да, и не стоит уже давно, мы ей найдем нашего, с большим членом, при тебе и испробуем ее на вкус,...так что подумай!"
  Андрей: " Я тебе сейчас морду бить буду, гад турецкий!"
  
  Юсуф, выхватывает пистолет и приставляет его к голове Андрея.
  Андрей сразу скисает.
  
  Юсуф: " Так вот, забудь о гоноре! Ты теперь мой, пальчиком щелкну...и нет тебя, а Маринка или дочка твоя с мальчиками по желанию в постель лягут. И тебя по кругу пустим. Так что умри, сволочь! И делай, что велю! Понял?"
  Андрей: " Понял, Юсуф, не трогай моих, моя вина, я тебе ее отработаю, честно отработаю".
  Юсуф: "Я тебя зла не желаю, но пойми, кровь на тебе. А это искупить очень трудно. Так что готовься, мальчик, к дискотеке. Зубки почисть, трусики поменяй. Вечером позвоню".
  
  Убирает пистолет в карман куртки. Похлопывает Андрея по щеке. Улыбается. Молча поворачивается и уходит.
  Андрей, морально раздавленный, медленно идет по сцене.
  Проходящие прохожие толкают его. Он ничего не замечает.
  
  
  Сцена в доме Вольфганга. Марина в черном платье стоит у окна. Занавеска бьет ее по лицу.
  Тихо входит Вольфганг. Подходит к ней. Марина, зябко потирает свои плечи. Вольфганг, берет плед и укутывает ее.
  
  Марина: "Какая она стойкая и сильная, я бы так не смогла. Умирать от боли, а вида не показать. Так и ушла, с улыбкой на губах. Чистая женщина. Какая жизнь неблагодарная, ведь она так тебя любила. Я не смогла бы так, разделить с кем - то мужа. Она смогла".
  Вольфганг: " Она тоже не смогла, это она мне подарок дарить, понимаешь. Чтобы я жил, за ней и для неё. Ми прожили всего четыре год. Ирина хотел ребенок, не получилось. Мне ребенок хотела. Мой. Буду её сына растить. И любить ее буду. Не обижайся. Ирина знал, что я не смогу один, за ней уйду. Вот она и помогать. Сердце болеть. Плохо без нее. Хорошо, что ты рядом, со мной".
  Марина: "Я буду тебе помогать, я ей обещала. Мы будем рядом. Но у меня есть муж, понимаешь, муж! Не знаю, люблю ли я его. Наверное, нет, но виновата я во всем. Я его из России уехать уговорила. Я виновата. Если бы не я, никуда бы он не поехал, может быть, спился бы в России, но не я бы была бы виновата. Не я. Год в пересылке прожили, потом в общаге, потом в Берлин распределились. А жизнь не сложилась. Языка не знаем, образования не признают, работать не устроится. А теперь, как я его брошу, в чужой стране, одного. Но и обманывать его не хочу. Я ему все сказать должна. Я же его одного с проблемами оставила, думала, что справиться. Не может он здесь, а уезжать...".
  Вольфганг: "Я ему помочь, дам работу, а если уехать захочет, денег дам. Давай не думать об этом, мне сейчас не до этого. Ты ему позвони...говорить надо".
  Марина: " Ты не обижайся на меня, я поеду к нему, проверю, что и как. Вернусь быстро, согласен? Не грусти, я буду с тобой...".
  Вольфганг: "Я должен тоже на фирму. Я тебя подвезу".
  
  Уходят.
  
  
  Сцена. Улица. Скамейка.
  Сидят Юсуф и Андрей.
  
  Юсуф: " Ну и что? Как тебе дискотека, много народу, американцы тоже есть? Солдаты или офицеры? Как было, весело? Рассказывай!! Как на входе, пропускают свободно?"
  Андрей: " Дискотека как дискотека, я же уже не по возрасту там, вся молодежь, а я там как гриб среди них. Меня не смотрели. Девки хихикают".
  Юсуф: " Ах, какой стеснительный оказался. Там много и старше тебя. Так, что все нормально. Это же и ночной клуб. Ты после одиннадцати подходи и до утра отдыхай".
  Андрей: " Как - то мне не по себе. Зачем надо тебе это. Скажи. Я же чувствую, что тебя что-то там интересует".
  Юсуф: " Много знать - скоро умирать! Ну, да ладно, скажу. Мне надо одному из родственников твоего кровника посылку передать надо, да боюсь, что кто - то чужой об этом узнает, вот и присматриваюсь. Меня там знают, а на тебя внимание не обратят".
  Андрей: " Не наркотики ли это? Я на это не пойду. Мне свобода дорога".
  Юсуф: " Ерунда, какая, стал бы я тебя посылать. Деньги в посылке, только деньги".
  Андрей: " И много этих денег, не боишься? Могу ведь, и уйти с ними".
  Юсуф: " Далеко не уйдешь, мои люди тоже там. Да и не резон тебе уходить, твой выкуп тоже там, так что тебе уходить невыгодно".
  Андрей: " Юсуф, просьба к тебе. Передам я твои деньги, передам. Только мы в расчете с тобой...согласен?"
  Юсуф: " Сам понимаешь, Андрей, что если выкуп не отдать, я за тебя и за твоих никаких гарантий не дам, не смогу помочь. А так передал деньги и ушел. К тебе человек подойдет и заберет деньги, делов - то. Не тушуйся, а то я ведь и другого найду, правда, придется платить, а ты свой кровный долг отрабатываешь!"
  Андрей: " Когда отдать деньги, как быстро?"
  Юсуф: " Сегодня в десять часов вечера тебя будут ждать. Подойдет человек, скажет - от Амира и заберет деньги, а потом можешь сам там посидеть...отдохнуть".
  Андрей: " Хорошо, сделаю. И мы квиты? Я верю!"
  Юсуф: " Пойдем, покажу пакет, можешь убедиться, там только деньги. Он небольшой, где-то на два килограмма тянет, так что без проблем с собой пронесешь".
  
  Уходят.
  
  Возвращается Юсуф.
  Достает сотовый телефон.
  Юсуф: " Это я. Сегодня, как договорились, в одиннадцать. Он не уйдет, все сработает четко. Да, он уверен, что там выкуп за него. Да, смотрел. Спросил только, почему арабские деньги. В пакет полностью не лазил, я ему запретил пломбы срывать, сказал, будут огромные неприятности. Проследи до дискотеки...Все. Взрывай как договорились. ".
  
  Уходит.
  
  Вечер.
  Шум машин, музыка.
  Столичная суета.
  Прохожие, встречи влюбленных.
  Марина идет по улице. Смотрит на часы.
  Подходит к телефонному аппарату. Набирает номер.
  Марина: " Вольфганг, это Марина. Я недалеко от дискотеки. Да, я уже все обходила, дома его нет, на столе записка - У нас все будет хорошо. Никто не знает где он. Звонила всем. Его видели сегодня утром около церкви. И все. Не знаю, что и делать. Может он тебе позвонит, поговори с ним. У меня плохое предчувствие, что- то здесь не так. Я пойду еще в одно место, спрошу там, может, он там был, что- то сказал".
  
  Гром, похожий на взрыв.
  
  Марина: " Я пойду, по-моему, будет гроза, гремит уже рядом. Туч нет, странно. Как быстро приходит гроза, и всегда неожиданно..."
  
  Звуки сирен.
  По улице бегут испуганные прохожие, многие из них в крови.
  Крики.
  Марина медленно отходит от телефона.
  Стягивает платок с шеи.
  
  Все останавливаются.
  
  Немая сцена.
  
  
  Голос.
  
  В 1989 году была взорвана в Берлине дискотека "Луиз", пострадало 120 человек. Исполнители были установлены только в 1996 году. За исполнителями взрыва стояли ливанские спецслужбы, непосредственным организатором был известный террорист Карлос, в настоящее время отбывающий тюремный срок в Парижской тюрьме. Взрывчатку представили сотрудники специального отдела Государственной безопасности Германской демократической республики. Целью операции была дискредитация "Роте Арме Фракцион" - организации Красных бригад ФРГ, отказавшихся работать со спецслужбами социалистического лагеря.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Г.Елена "Травница"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"