Шляхтин Александр Викторович: другие произведения.

Разводки по-кемеровски

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.33*12  Ваша оценка:


РАЗВОДКИ ПО-КЕМЕРОВСКИ

Телефонный звонок раздался около одиннадцати утра. Я как раз ломал голову над тем, стоит ли мне влезать в тему о приватизации золотого рудника на Северном Урале. С одной стороны, заказчики предложили неплохой гонорар и хороший аванс, с другой - это была не моя поляна. Мне было хорошо известно, что еще с кооперативных времен на золото пытался сесть знаменитый в свое время Вадим Туманов. Даже притом, что у него были не слабые подвязки, как во власти, так и в уголовном мире, для известного предпринимателя такая попытка закончилась плачевно. Сейчас золотую ниву усиленно осваивали кавказцы - чечены и ингуши. На Дальнем Востоке неофициально существовало так называемое Ингуш-Золото. Поговаривали, что золота через эту мафиозную структуру проходит в несколько раз больше, чем через государственные организации и старательские артели. До Урала, как видно, кавказцы еще не добрались...

Звонили с вахты. Спрашивали, приму ли я гражданина Вардикова Владимира Васильевича. Это имя мне ни о чем не говорило и, секунду поколебавшись, я сказал вахтеру, чтобы посетителя пропустили. "Очередной сто долларовый клиент!" - с досадой подумал я, уже жалея о том, что согласился на беседу.

Ждать пришлось недолго. Лифты в высотке на Новом Арбате, 15 работали безукоризненно. В дверь постучали, и вошел рослый парень моих лет с перебинтованной головой.

-- День добрый!- пробасил вошедший - Вы - Александр Викторович?
-- Да,- ответил я, немного насторожившись.

То, что парня я видел впервые, еще ничего не значило. На меня его могли вывести мои знакомые, приятели, собутыльники, знакомые моих знакомых, да мало ли кто! Настораживало другое. Парень был явно не лох. Только начавший входить в моду в 1992 году малиновый пиджак, свободные черные брюки из тонкой шерсти, массивная золотая цепь с гимнастом граммов на триста. Казалось бы, браток, вульгарная клиентура адвоката. Однако, почему в бинтах? Попал в разборку? Тогда - не по адресу облава. У меня не ментовская и не травмпункт...

-- Выкладывай, братуха,- поторопил я вошедшего.- Что за проблемы? Да ты присаживайся, сесть-то всегда успеешь!

Криво усмехнувшись, вошедший сел за приставной столик, расстегнул пиджак, нервно облизнул губы и начал:

-- Тут дело в следующем... Мне ваши координаты Витя-Магаданец дал... Помните такого?

Я молча кивнул. Информация ничего нового не принесла. Витю-Магаданца я знал еще по ВД-30\12, колонии на юго-западе Кузбасса. Тогда, в восьмидесятом, пришла Большая Амнистия. Брежнев и Щелоков решили перед Олимпиадой разгрузить Москву и Подмосковье от нежелательных элементов. В Сибири и по всему Союзу освобождались малосрочники, а на их место из московских и подмосковных зон эшелонами двигались новые зеки. Сколько тогда пришлось провести времени в этапных камерах, предупреждая возможные внутрикамерные разборки... В тот раз я помог Вите выйти на волю по амнистии. Чересчур ретивый начальник спецчасти посчитал, что два факта нахождения зека в жилой зоне в тапочках автоматически превращают его в злостного нарушителя режима, не подпадающего под амнистию. Магаданец после освобождения решил крепко завязать, завербовался в Магадан на золотые прииски, раз в год поздравлял меня с днем рождения и писал, что никогда не забудет то, что я вытащил его на волю. Вот и все дела...

-- Короче, начну сначала...- Володя поерзал на стуле, усаживаясь поудобнее, и вновь облизнул губы.- Год назад я женился. Молодая девка, армянка, восемнадцать лет, все при ней... Сначала все было нормально. Бабок мне хватает, я пару лет назад склепал совместное советско-британское предприятие, строю коттеджи для блатных на Истре. И баба-то всем хороша: красивая, ласковая, умная... Видно, сам дурак, не нагулялся еще... Короче, образовались подруги на стороне, я - к ним. Неделю-другую загуляешь - дома скандал. Где был?, типа того, в слезы. Раз не выдержал - двинул в вафельник, довела, сука... Она - к папе. А папа - отчим ее, грузин, Вор в Законе. Гамлет Зодия, может, слышали?

Я молча кивнул. Тема становилась не просто интересной - горячей. Гамлет был первым корефаном Корейца, по малолетке они оба сидели в Кутаисской воспитательно-трудовой колонии.

-- Короче, два дня назад ко мне в офис влезают две гориллы, вечером увидишь, - ночь спать не будешь. Говорят, что от Гамлета. Охрану мою опустили на раз-два-три. Что с ними сейчас - даже не знаю. В лучшем случае - в Склифе. Мне наваляли по первое число. Заставили ехать к нотариусу, переоформили на себя мою дачу - три этажа, пятьсот квадратов, только отделал, два Мерина трехсотых, бабки забрали под чистую - штук тридцать. Ну и, короче, намекнули, что это Гамлет меня решил опустить из-за жены. Жену, кстати, он куда-то увез, прячет от меня. Я немного отлежался - и к Вам...

Я закурил сигариллу Черный капитан и надолго задумался. Чем мне светит новая тема? С Гамлетом я был знаком лишь шапочно. Знал, что он - не отморозок. Шестидесятилетний грузин имел крепкий бизнес в Москве и Подмосковье, ввозил фурами из Европы куриные окорочка, растворимый кофе, табак. Через черных имел выход на ЦБ, крутил межбанковские кредиты, вроде как имел свою долю малую на чеченских авизовках. В прямом криминале грузин уже лет пять не замечался. Завязал? Воры в Законе старой формации не завязывают по определению. Вместе с тем, он был опасен как гремучая змея. Отсидев лет тридцать из своих шестидесяти по самым крутым зонам, включая Владимирку, он и сам по себе стоил взвода спецназа. Проще всего - послать посетителя на три буквы и не создавать себе проблем. Глубоко затянувшись, я посмотрел на Володю:

-- Чего же ты от меня хочешь, братуха? Кодлы со стволами у меня нет, я простой адвокат, защитить тебя от Гамлета не смогу.
-- Да я не о том, Александр Викторович,- досадливо сморщился Володя, доставая из кармана пиджака пачку Мальборо, и вновь нервно облизнув губы. - С тестем моим по понятиям разойтись невозможно, кто спорит! Я решил действовать по Закону! Пусть суд народный, самый гуманный и справедливый, отломит ему от судьбы чирик, и все дела! На волю он уже вряд ли выйдет, а я с женой помирюсь, дела свои налажу! Все - о-кей! Я почему к Вам-то обратился? Зодия - мужик крученый, денег у него не меряно... Ментуру может скупить на корню, те заделают отказник, а мне после этого - кранты! У Вас, я слышал, богатые связи и в ментовской, и в прокуратуре... Так что, если Вы возьметесь, все будет в полном ажуре!

Володя, не спрашивая моего разрешения, закурил и выжидательно уставился на меня.

Я тоже закурил, встал из-за стола и подошел к огромному, в полстены, окну. До пятнадцатого этажа уличный шум практически не долетал, в окно завевал теплый сентябрьский ветерок, внизу пролетали казавшиеся сверху игрушечными автомобили, и бурлила густая толпа. Выход из создавшейся ситуации мне стал более-менее понятен. В принципе, тему можно было разрулить. Оставались чисто формальные вопросы насчет гонорара. Я повернулся к клиенту:

-- Как ты понимаешь, братуха, я не альтруист. Базары насчет того, кто из адвокатов входит в золотую семерку, оставим для лохов. Пусть об этом базлают Резник, Падва, Каллистов, другие фраера. Я к ним никакого отношения не имею. У меня свои дела, и свои ставки. Короче: двадцатка пополам: половина сразу, половина - по окончании дела! Но гарантий никаких! Устроит?

Володя, по-моему, облегченно вздохнул и сразу же запустил руку во внутренний карман малинового пиджака:

-Конечно, Александр Викторович! Какой базар!

На стол легла банковская упаковка зелени. Я внутренне ругнулся: В который раз пролетаю! Стоило мне назвать полтинник, и половина этой суммы с легкостью легла бы на стол тут же!

-- Договорились! - подытожил я, и демонстративно взглянул на наручные часы. - Ты оставь контактные телефоны, а тебе вот моя визитка. Через пару-тройку дней, как только что-нибудь прояснится, я на тебя выйду. А пока...- Я на мгновенье задумался. - Нора у тебя есть, какая никакая, чтобы тесть про нее не знал? Надо тебе отлежаться с недельку, пока здесь кутерьма пройдет...
-- Не проблема, - хмыкнул, поднимаясь со стула, Владимир.

Мы пожали друг другу руки, и посетитель вышел. Я посидел минут десять, раздумывая, с чего начать, потом встал, закрыл деньги в сейф и вышел из кабинета. Путь мой был недолог - на соседний этаж. Главный демократ Москвы Гаврюша Попов щедрой рукой и практически за бесценок раздавал направо и налево в долгосрочную аренду офисные помещения в самом центре Москвы. В огромной двадцати четырехэтажной книжке на Новом Арбате, где размещался до развала Союза всесильный Минуглепром, сейчас толкались десятки самых разных фирм и фирмочек. В скоростных лифтах возили коробки со снедью, спиртным и сигаретами, в фойе на каждом этаже шумно торговали всякой турецкой и китайской всячиной минибазарчики. Оставшиеся от прежних хозяев здания степенные пожилые вахтеры в темно-синей униформе с тоской поглядывали на весь этот бедлам.

В одну из таких хитрых фирмочек, занимавшую два просторных кабинета на шестнадцатом этаже, я и направился. Несколько месяцев назад здесь обосновались с десяток-другой крепких ребят. Название их фирмы -Снаб-Сервис - никому ни о чем не говорило. Сервис у ребят, сплошь бывших комитетчиков, был специфический. Еще только разрабатывались законы о частной охранной деятельности, в помине не было частных детективных агентств, а здесь, в пяти минутах ходьбы от Кремля, эта самая деятельность уже с полгода осуществлялась полным ходом. Разумеется, все шло под видом оказания информационных и иных услуг, но сути дела это не меняло. Возможности по обеспечению физической защиты у ребят были не малые. Я сам в этом убедился во время своих недавних командировок в Магнитогорск и Воркуту. Судя по тому, как лихо разобрались с охраной моего клиента, у противной стороны физические возможности тоже присутствовали. Хотя наезжать на адвоката вроде как западло, да и Гамлет к отморозкам не относился, следовало предпринять кое-какие меры безопасности.

В кабинете генерального директора фирмы был только хозяин, Игорь Сковорода - двухметровый, плотный хохол лет тридцати, в белоснежной сорочке с закатанными по локоть рукавами. Когда я без стука вошел, он сидел у монитора компьютера и что-то просматривал. Увидев меня, Игорь широко заулыбался и, встав из-за стола, двинулся мне навстречу. Перед этим он, как бы машинально, щелкнул мышью, убирая изображение с монитора.

-- Какими судьбами, Викторыч?- Игорек так стиснул мою руку своей необъятной лапищей, что я невольно поморщился.
-- Да вот темку одну хотел перетереть, если ты свободен...
-- Садись, перетрем! - охотно согласился Сковорода и приглашающе указал в дальний угол кабинета, где стояли кожаный угловой диван и журнальный столик. - Что-нибудь выпьешь?
-- Господь с тобой, в одиннадцать утра?
-- Мое дело предложить, твое - отказаться... Ну, так что за тема?
-- Тебе такое погоняло, Гамлет Зодия, что-нибудь говорит?
-- Что-нибудь говорит...- хозяин кабинета, верный своим комитетским привычкам, предпочитал больше слушать, чем говорить.
-- А поподробнее?
-- А на предмет?

Тут уже взял паузу я, неторопливо размяв в пальцах очередную сигариллу. Следовало определиться для себя, в каких дозах я вправе передать Игорьку только что полученную от клиента информацию. Известно, что бывших комитетчиков не бывает. Тем более, в таком вот цветущем возрасте и при таком отменном здоровье. Перед развалом Союза комитетчики наклепали массу коммерческих фирм и банков. Думали, надо полагать, на перспективу. Так что, вполне возможно, сидящий передо мной майор действующего резерва КГБ уже вечером сольет поступившую от меня информацию своему куратору, а то и выше. Если, конечно, эта информация его заинтересует. Я решил на всякий случай не рисковать, а только обозначить тему.

-- Ты помнишь, Игорек, как хорошо со мной сработал твой Вахтанг в Магнитогорске?- начал я издалека. - Я прямо не знаю, чтобы я без него тогда делал. Представляешь, без шума и пыли нейтрализовал трех культуристов из охраны президента банка. Я вхожу к нему в кабинет, а у того глаза по чайнику: а что, мол, с моей охраной... Сразу стал как шелковый: и долг отдал, и неустойку, и мои проценты отмусолил...
-- Ты что, решил вечер воспоминаний устроить? - прервал меня Игорь. - Так тебе вроде бы еще рано за мемуары садиться, на тебе еще пахать можно!
-- Вот за что я люблю старших братьев, так это за врожденные такт и интеллигентность. Можно сказать, с молоком матери впитанные...

Игорь заржал, как будто услышал свежий анекдот, и хлопнул меня по плечу:

-Короче, Склифосовский! Ведь не за тем же ты пришел, чтобы вспомнить про магнитогорское дело? Я ведь тебя, лиса старого, знаю достаточно! Если тема тебе не интересна, ты ее за километр обойдешь! Что случилось, в чем нужда?

-- Мне нужна помощь твоей фирмы. На неделю-другую, примерно то же, что и в Воркуте. Два человека, со стволами, двадцать четыре часа в сутки и один - на квартире, с семьей.
-- Это уже серьезно...- прогудел Игорек задумчиво. - Ты ведь знаешь, я втемную не играю. Понимаю, что все ты мне хрен, когда выложишь, но то, что мне необходимо для организации охраны, я знать должен. От кого возможен наезд?
-- Я тебе, по-моему, с порога сказал - Гамлет Зодия.
-- Еще веселее...- протянул Игорек. - Ты, Викторыч, на редкость рисково подбираешь клиентов. Что тогда, в Воркуте, что в Казани, что в Магадане...

Я внутренне вздрогнул. Игорек, по идее, не мог знать о моих казанских и магаданских делах. Я их провернул еще до знакомства с его командой, и никогда на эти темы не высказывался. С чего это Сковорода решил блеснуть своей осведомленностью? Может, я уже и под оперативную разработку попал? Ход беседы мне нравился все меньше.

Как будто читая мои мысли, хозяин кабинета весело пробасил:

-- Да не бери ты в голову, Викторыч! Я же должен изучить постоянного партнера? Доверяй, но проверяй! Давай к нашим баранам, а то ко мне скоро оперативники с докладами заявятся, неудобно заставлять их ждать.
-- Да я, в принципе, все сказал... За тобой очередь.

Игорек надолго задумался. Потом, осторожно подбирая слова, медленно пробасил:

-- Понимаешь, тут такая фишка, что сразу и не определишься. Что Гамлет с Корейцем вась-вась, ты в курсе? Теперь дальше... Кореец сейчас в Штатах, но всю Москву и пол-России держит, можно сказать, в кулаке. И возможности у него - о-го-го! Недавно с ребятами, действующими, пересекся, рассказали немного... Они хотели одну команду, которая под Корейцем ходит, приземлить. Так вот не успели и двух шагов сделать в нужном направлении, у них - ЧП. Опер, который вел дело, возвращался домой, а на двери - растяжка с лимонкой. Ладно, лимонка учебная... Короче, предупреждение, и довольно серьезное. Теперь прикинь, какие связи надо иметь, чтобы пробить домашний адрес действующего чекиста, причем моментально? Так что, Гамлет - это тебе не хухры-мухры...
-- Помощь будет? - в упор спросил я.
-- Нет, Викторыч,- секунду помедлив, ответил Сковорода. - И тебе не советую подписываться под это стремное дельце. Смотри сколько тем вокруг. Сейчас вот начинают ресторан Пекин приватизировать... Прикинь, сколько бабок здесь можно срубить? Мы сейчас в эту тему влезаем, если хочешь, давай с нами, нам твои консультации всегда пригодятся...
-- Я тоже уже влез в это стремное дельце, Игорек! Ладно, навязывать и уговаривать не буду... Но если ко мне на хату подойдут, надеюсь, подошлешь ребят на помощь? А то ведь знаешь, эти мудаки из Пятого отделения, что на Арбате, только матрешечников обирать и могут!
-- Конечно, Викторыч, какой разговор! Я для тебя всегда на связи, а пяток ребят со стволами - всегда под рукой!

Выйдя от Игорька, я вновь направился к себе. Из лифтов вытаскивали очередную партию какого-то ширпотреба, поэтому я спустился на пятнадцатый этаж по лестнице.

Зайдя в свой кабинет, я положил перед собой чистый лист бумаги, закурил и стал размышлять. Допустим, выход на шестой отдел у меня есть. Им палка с задержанием особо опасного рецидивиста и коронованного Вора в Законе всегда придется кстати. Значит, надо подобрать хоть какую-то "доказуху", чтобы облегчить операм их задачу. И, прежде всего, заявление от терпилы. Набрав номер начальника шестого отдела УВД Московской области, после обязательных в таких случаях дежурных фраз, я напросился на встречу около 16 часов. Семен Евгеньевич обещал заказать пропуск и освободиться от текучки хотя бы на десять-пятнадцать минут. Теперь - Вардиков... Вытащив из настольного календаря бумажку с записанными им номерами телефонов, я набрал тот, который был подчеркнут двойной чертой. После пяти гудков трубку никто не поднял. Судя по телефонному номеру, нора Вардикова была где-то в центре, в пределах Садового кольца. Как видно, он просто был еще в пути. Я решил пока заняться текучкой, а Вардикову перезвонить через час. На этот раз трубку снял сам Володя:

-- Как здоровье, зятек?
-- О, это вы, Александр Викторович! Чо - то быстро, я думал, дня через два, не раньше...
-- Фирма веников не вяжет, фирма делает гробы! Короче, вечером, часиков в семь-восемь надо пересечься.
-- Где?
-- Арбат хорошо знаешь? В шашлычной Риони бывал когда-нибудь?
-- Знаю этот гадюшник, - протянул Вардиков. - А в более приличном месте нельзя где-нибудь посидеть? В Метле, к примеру, это же то же рядом?

Чертов сноб! - подумал я про себя, а вслух сказал:

-- Ну, давай, ни вам, ни нам - в Валдае. Рассиживаться нам с тобой не придется, минут тридцать-сорок, и разбежались. Идет?
-- Хорошо, буду.
-- Тогда спросишь меня у Владика, администратора, он тебя проведет...
-- Договорились!

За оставшееся до встречи с Семеном Евгеньевичем время я успел сделать массу дел. Во-первых, плотно пообедал во вновь открывшемся китайском ресторанчике вблизи магазина Военная книга. Подавали роскошные пельмени с соевым соусом, приятное на вкус китайской пиво, пампушки с мясом змей и знаменитый китайский жасминовый чай с лимоном. Во-вторых, наконец-то посыльный принес мне остаток гонорара за предыдущее дело - две штуки баксов. Дельце это я выиграл вчистую, обойдясь даже без возбуждения уголовного дела, одним отказником. На МКАДе поздно вечером тормознули новенькую Мазду с главным бухгалтером одной строительной фирмы за рулем. Машину он приобрел всего как с неделю, изучить ее полностью не спешил, и, как оказалось, - совершенно напрасно. Когда гаишники осматривали салон, один из них обнаружил потайной бардачок, а в нем - пару десятков патронов от ТТ. Знакомый опер, узнав, что при главбухе большая сумма налички - он как раз вез зарплату рабочим участка - сразу же позвонил мне. Я подскочил вовремя, за определенную сумму уладил все проблемы, и клиента через пару часов выпустили из обезьянника. За дополнительную сумму изъятые патроны не доехали до эксперта-криминалиста, потерявшись в дороге. И, наконец, за совсем уж смешную сумму отказной материал не стали регистрировать и тихо-тихо похерили.

Придя после сытного обеда и визита кассира в приподнятое настроение, я занялся просмотром документов к предстоящему арбитражному делу, а за полчаса до назначенной у Семена Евгеньевича встречи закрыл кабинет на ключ и вышел из здания. Своей новенькой восьмеркой я пользовался редко. Дорога от дома до работы - от Старого Арбата до Нового - занимала от силы десяток минут размеренным шагом. Да и с парковкой у офиса были сложности. Решив пройтись до УВД пешком, я двинулся к подземному переходу. У перехода, где обосновались наперсточники, назревал скандал. Растрепанная, зареванная бабенка средних лет, явно приезжая, требовала возврата проигранных денег от нижнего - щуплого паренька с хитрыми бегающими глазками. Тот успел подать маяк, и женщину уже без лишнего шума оттирали от паренька и прилавка невесть откуда появившиеся крепкие ребята. На беду последних мимо проходили два охранника из расположенного рядом казино Метелица - огромные, уже в возрасте, мужики в черной униформе с резиновыми дубинками и портативными рациями в руках. Подойдя к нижнему, они ему что-то коротко сказали. Парни, оставив женщину, сгрудились вокруг новых персонажей. Через секунду в воздухе замелькали дубинки, громко треснул исполнявший роль прилавка ящик, дико заорали от боли несколько голосов. Трое парней, расталкивая толпу, кинулись в подземный переход. Охранники их не преследовали. Один из них что-то коротко буркнул в рацию, и я увидел, что на противоположной стороне улицы к выходу из подземного перехода двинулись еще трое здоровяков в такой же черной униформе. Да, попали орлы под раздачу! - усмехнулся я про себя и прибавил шаг.

К зданию областного УВД на Белинского я прибыл чуть раньше назначенного срока. Взяв на проходной выписанный заранее пропуск, поднялся на пятый этаж и постучал в обшарпанную дверь кабинета начальника шестого отдела. В кабинете были Семен Евгеньевич и старший опер, высокий худой парень лет двадцати семи, который сразу же закончил разговор и вышел.

-- Присаживайся, Викторыч!- Семен Евгеньевич, привстав со стула, пожал мне руку и вновь тяжело опустился на место. Выглядел он изрядно усталым. За те несколько месяцев, что мы с ним не встречались, его короткий бобрик поседел еще больше, лицо осунулось, под глазами набрякли нездоровые мешочки. Как видно, лето у подполковника выдалось хлопотное. - С чем пожаловал?

Я понял, что дел у старого знакомого выше крыши, поэтому решил сразу перейти к делу:

-- Скажи, Евгеньевич, тебя Гамлет Зодия интересует? Он вроде бы на твоей поляне пасется?
-- В плане?
-- В плане посадки, естественно!

Семен Евгеньевич устало перебирал пальцами по столешнице, заваленной бумагами. Затем, секунду помолчав, протянул:

-- Трудно сказать... Сейчас, в принципе, и без него дел - во! - он провел ребром ладони по чисто выбритому кадыку. Сам знаешь, впору успеть отловить отморозков, которые по улицам с бейсбольными битами бегают. А Гамлет, по моим сведениям, остепенился, не беспредельничает, занимается легальным бизнесом...
-- А если я тебе смогу представить конкретные доказательства по организации крутой вымогаловы, с заявлением потерпевшего, со свидетелями? - чуть поднажал я.
-- Это, конечно, меняет дело. Если подтащишь заяву, поможешь с доказухой, я этого волка приземлю враз! Только... - Семен Евгеньевич на секунду замолчал, а потом остро взглянул на меня из-под густых бровей. В глазах его заискрилась откровенная усмешка. - Только, Викторыч, не получится так: через неделю ты ко мне придешь и скажешь - тут, мол, чистая бытовуха, состава преступления нет, судебных перспектив тоже... А?
-- Думаю, нет... - секунду помедлив, протянул я. Затем я в подробностях изложил подполковнику то, что рассказал мне утром Вардиков.

Семен Евгеньевич удовлетворенно хмыкнул: дело ему явно начинало нравиться, и он уже мысленно прокручивал будущую оперативную операцию.

-- Ну, если так... - подытожил он, вставая и протягивая мне на прощанье руку - Тогда жду тебя завтра с заявлением от потерпевшего и с данными о возможных свидетелях. Тогда уже я поручу своим ребятам конкретные мероприятия. Во сколько тебя ждать?
-- Лучше пораньше, потом у меня беготня начнется...
-- Тогда давай до половины десятого, до начала оперативки. Идет?
-- Годится,- пожал я подполковнику руку.

Семен Евгеньевич отметил мне пропуск, и я направился к выходу.

До встречи с зятьком было еще два с лишним часа, но я решил в офис больше не заходить, а просто прогуляться по городу и заглянуть домой. Выйдя на Гоголевский бульвар, я присел на лавочку и закурил. По-летнему теплое солнце пробивалось сквозь уже пожелтевшие кроны деревьев. По бульвару прогуливались молодые мамы с колясками, разъезжали на роликовых коньках подростки в ярких майках и шортах, степенно прогуливались пенсионеры. Бурлил пятачок возле Художественного, доносились звуки уличного оркестра из перехода. Меня занимала одна мысль: Что предпримет Гамлет, когда узнает, что я вписался в дело?. Варианты могли быть самыми разными. Опытный уголовник, прежде всего, попытается меня пробить, хотя бы по самым общим параметрам. Для этого он, по логике, должен обратиться к кемеровской братве. Те меня знали не понаслышке, за годы работы следователем и прокурором я их приземлил немало. Особых врагов я, правда, среди них не нажил, прослыл правильным ментом, и плохого мнения обо мне они составить не могли. Что будет после того, как Зодия получит эту информацию? Вероятнее всего, будет перебивать по гонорару. А если я не соглашусь, то тут, как говорится, возможны варианты. Семью, в крайнем случае, я смогу спрятать у тестя, в Крыму. Достать их там будет сложно. Жаль, что девчонкам придется прерывать учебный год, ну да они у меня умницы, наверстают... Самому же, пока Гамлета не приземлят ребятки Семена Евгеньевича, придется залечь у кого-либо из друзей. Москва большая, а возможности у Гамлета - не очень, коль в последнее время он отошел от активных дел.

Докурив, я встал и направился к подземному переходу между Художественным и Прагой. В переходе галдела толпа, пробившись через которую я увидел причину столпотворения: два пьяных носатых еврея под исполняемые уличным оркестром Семь-сорок лихо отплясывали танец, запустив большие пальцы под мышки. Сплясали бы вы такое хотя бы года три-четыре назад, - хмыкнул я про себя - Сразу бы: "Чемодан-вокзал-Израиль!

Пройдя мимо Праги, я попал на Старый Арбат. За последние годы он принял тот еще видок! Заставленный круглосуточными ларьками с практически одинаковым ассортиментом: пиво, спиртное, сигареты, прочая мелочевка, окруженный с двух сторон полуразрушенными, зияющими выбитыми оконными проемами зданиями... Прямо Гарлем времен Великой Депрессии! На столах, выставленных прямо посредине мостовой, кроме обычных матрешек и плакеток с псевдорусскими пейзажами, громоздились комплекты советского обмундирования, втихую предлагались ордена и медали, любые знаки отличия. Говорят, за приличную сумму в зелени здесь можно было приобрести наградное холодное оружие, а то и трофейный вальтер или парабеллум. В последнее время на Арбате развелось уйма уличных певцов. Почти у стен "Праги" безголосый волосатик Сережа хрипел под Шевчука и Преснякова-младшего, чуть дальше ежевечерне веселили народ никарагуанцы в огромных сомбреро. На другом конце Арбата, у строящегося "Макдональдса" наяривала на гармошке русские народные и блатные песни огромная, опухшая от портвейна бабища. Еще с полгода назад она "квартировала" в самом центре Арбата, однако постепенно ее оттеснили к самому МИДу...

Придя домой, я, памятуя о предстоящей встрече в Валдае, отказался от предложенного ужина и пошел погулять с дочками на зеленый пятачок у резиденции посла США Спасо-Хауз. В этот час здесь было, как всегда, людно. На Арбате это осталось единственное место, где росли хоть какие-то чахлые кустики, поэтому его издавна облюбовали местные аборигены. Взяв девчонок за руки, я миновал мрачный двор-колодец и вышел на оживленный Арбат. Дом, в котором вот уже два года я квартировал, снимая огромную четырехкомнатную квартиру, был знаменит тем, что его описал в своем романе Дети Арбата Анатолий Рыбаков. В первых строчках этого романа как раз и описывался наш дом. Что-то вроде - три огромных доходных дома, соединенные проходными дворами... Точно уже не помню. Старшая дочка - второклассница Женя - чинно и молча вышагивала рядом, стараясь попасть в такт моих шагов и постоянно сбиваясь с ноги. Младшая - первоклассница Даша - философствовала на ходу:

-- Знаешь, папа, я думаю, что москвичи и приезжие - это как домашние коты и дворовые. Приезжие - это как коты домашние - сытые, довольные, и денег у них всегда много... А вот москвичи - это как коты дворовые, они все грязные и по помойкам шарятся...

Я внутренне усмехнулся высказанным вслух мыслям дочки. Надо же, какие мысли в таком вот возрасте ее занимают! Действительно, после того, как младшие научные сотрудники во главе толстомордиком-Гайдаром поставили матушку-Россию во вторую позицию, местным арбатским аборигенам стало жить просто хреново. По вечерам вблизи мусорных ящиков сновали согбенные фигуры, выбирая из мусора бутылки, остатки еды и тряпья. Довели народ...

Через минуту мы уже были на месте. Девчонки сразу же умчались к своим подружкам, а я присел на скамейку, и углубился в свежий номер МК. Сегодня, как обычно, половину газетной площади занимала криминальная хроника, развернулась дискуссия о том, как низко упадет рубль к концу квартала: до двухсот пятидесяти рублей за один доллар или еще ниже. Статья именовалась игриво: Рубль снова упал... Лучше бы он умер маленьким! Бакштейн со свойственным ему ехидством выспался на недавно назначенном председателе Центрального банка: Недобитый Матюшин добивает Родину-мать!. Больше ничего, кроме однообразной рекламы, в газете не наблюдалось. Свернув страницы в трубочку, я опустил газету в ближайшую урну, взглянул на часы, и поспешил искать заигравшихся девчонок. Обнаружил я их рядом с всеобщим любимцем - золотистым бассетом Лимоном. Проводив дочек до проходного двора, я проследил, как они вошли в подъезд, и двинулся к Валдаю.

У Валдая выстроилась жиденькая очередь, но я прошел сразу к двери, постучал в стекло, и разулыбавшийся Владик впустил меня в бар. В двух словах описав ему внешность Вардикова, который с минуты на минуту должен был подтянуться, я прошел в маленький закуток за барной стойкой, на ходу поздоровавшись с медведеобразным Прошей, который сегодня командовал на раздаче. В меню сегодня было мое любимое - чешское темное Дванадцатка. Заказав двухлитровый кувшин пива, большое блюдо с крупными креветками и два прибора, я устроился в мягком кресле у низенького столика. В ожидании Володи я успел пропустить полулитровую кружку холодного пивка, отведал креветок. Вардиков себя долго ждать не заставил. Плюхнувшись в свободное кресло, он поздоровался, и сразу же налил себе кружку. Как видно, жажда сегодня донимала не только меня. Повертев головой по сторонам, Володя вдруг предложил неуверенно:

-- Может быть, Александр Викторович, к пивку прицеп организуем, граммов по полтораста?
-- Ты как хочешь, Володя, а я пас. Мне с утра на прием по нашему с тобой делу, не хочу людей перегаром смущать!
-- Тогда я отоварюсь!

Володя подошел к Проше, шепнул ему что-то на ухо, тот отмерил клиенту требуемую дозу и поставил на стойку блюдце с бутербродом: черный хлеб, масло, соленая горбуша.

Я решил времени даром не терять, вытащил из папки несколько листов чистой бумаги, а из внутреннего кармана пиджака - авторучку. Пододвинув все к Вардикову, который уже собрался опрокинуть водку, я попросил:

-- Тормозни, Вова, сначала о деле... Короче, если ты с утра не передумал, надо написать заяву в шестой отдел.
-- Диктуйте! - Володя с готовностью отодвинул бокал с водкой и взял авторучку.

Покончив с заявлением, я приступил к расспросам:

-Понимаешь, надо указать всех, кто сможет подтвердить твое заявление. Напрягись, припомни, с кем общался в день нападения, до него, после. Прежде всего, данные охранников, их, по ходу дела, тоже должны признать потерпевшими. Потом - секретарша в офисе, работники Скорой помощи, кто тебя принимал в травмпункте... Короче, чем больше свидетелей, тем для дела вернее...

Минут через десять и с этой частью беседы было покончено. Заждавшийся Володя мигом опрокинул свою полторашку и занялся бутербродом, а я налил себе вторую кружечку. В принципе, с деловой частью было покончено, и можно было отправляться домой. Володя, как видно был другого мнения на этот счет. Он повторил водочки, заказал еще один двухлитровый кувшин с пивом Старопрамен. Как видно, Вардиков решил сегодня оттянуться по полной программе. В мои планы это не входило. Кроме всего прочего, я всегда старался до окончания очередного дела держать клиента на дистанции. Есть такая категория клиентов, которые считают, что коль он заплатил аванс, то адвокат становится чуть ли не его собственностью, им можно командовать, давать советы по ведению дела и допускать тому подобные вольности. Со мной такое не канало, я при необходимости мог резко одернуть забуревшего клиента, а то и попросту выйти из дела и возвратить полученный гонорар. Случалось такое не часто, но бывало...

Вардиков, осушив едва ли не залпом очередной бокал водки, заметно расслабился, повеселел. Однако какая-то мысль, как видно, не давала ему покоя. Пододвинувшись ко мне поближе и дыша мне в самое ухо свежим перегаром, Владимир негромко поинтересовался:

-- Я, если что, беру свои слова обратно, так что не обижайтесь... Короче, Гамлет - мужик упакованный, я уже Вам говорил. Что будет, к примеру, если он Вам выкатит сотку и попросит отойти от дела?
-- Вопрос вполне понятный, но я тебе, по-моему, ответил на него еще утром. У меня принцип - если взялся за дело и принял из рук в руки аванс, то больше - никаких дел с другой стороной!

Вардиков окончательно успокоился и повеселел, глаза его уже пьяно заблестели. Я поторопился допить свое пиво и, с сожалением глянув на остававшиеся креветки, поднялся из-за стола. По опыту я знал, чего вскоре можно ожидать: сейчас Володя примет еще сто пятьдесят, потом залакирует пивком, и его моментально развезет. Тем более, как я понял еще утром, все это придется на старые дрожжи. Поскольку мы с моим клиентом были практически незнакомы, я с полным основанием мог рассчитывать на два варианта дальнейшего развития событий. Володя мог распустить слюни, начать жаловаться на суку-тестя, на загубленную жизнь, объясняться в вечной любви и дружбе адвокату. Был вполне вероятен и другой вариант. Паренек мог стать агрессивным, начать предъявлять претензии на голом месте, требовать самой страшной и неотвратимой кары для того же суки-тестя. Ни тот, ни другой вариант меня не устраивали по определению, поэтому я поторопился распрощаться с Вардиковым, и, оставив его продолжать праздник жизни, захватил папку с бумагами и направился к выходу из бара. На выходе я подозвал Владика и попросил его присмотреть за клиентом, а при необходимости - отправить восвояси на такси. Владик понятливо ухмыльнулся, и пообещал все устроить самым лучшим образом.

С утра, как и планировалось накануне, я уже был у Семена Евгеньевича. Довольно хмыкнув, он принял от меня оформленное по всем правилам заявление гражданина Вардикова В.В., внимательно прочитал его, затем взялся за подготовленную мною краткую рукописную справку. В ней я изложил все сведения о свидетелях, описание мордоворотов, напавших на моего клиента, номера перерегистрированных иномарок, адрес дачи Вардикова, данные нотариуса, оформлявшего незаконные сделки. Закончив читать, Семен Евгеньевич по внутреннему телефону пригласил зайти к себе в кабинет оперативников, а мне, пожимая руку на прощанье, сказал:

-Дня через два, Викторыч, отзвонись! Будут новости - подъедешь...

Звонить через обещанные два дня мне не пришлось. В этот же день, поздно вечером, Семен Евгеньевич сам позвонил мне домой:

-- Викторыч, тут события закрутились самым стремным образом. По телефону ничего сказать не могу, сам понимаешь. Давай-ка завтра с утречка ко мне, договорились? Да, и предупреди своего клиента, чтобы он день-два никуда из "норы" не высовывался! Это в его же интересах...
-- Понял, Семен Евгеньевич, утром буду! - коротко ответил

я и положил трубку на рычаги. Затем позвонил Вардикову и передал ему пожелание начальника шестого отдела. Тот, как видно, растерялся не на шутку, и все пытался выпытать у меня хоть какие-то подробности. Я его любопытство удовлетворять не собирался, поэтому быстренько попрощался, и выдернул телефонный провод из розетки. Ночью я долго не мог уснуть. Ворочаясь на диване в кабинете, где я за полночь засиделся за очередным делом, я все пытался угадать, что же такое произошло у Семена Евгеньевича и его ребяток. Так ничего и не придумав, я лишь под утро немного задремал.

Утром я встал совершенно разбитый. Только выпив огромную кружку крепкого кофе со сливками и сахаром, я немного взбодрился. Решив идти в УВД пешком, я пораньше вышел во двор. Моя вишневая восьмерка сиротливо стояла в самом углу двора-колодца. На крыше и капоте уже собрался изрядный слой пыли. Проверив, все ли в порядке и все ли на месте, я поклялся, что в первый же выходной отгоню машину в автомойку, и вышел со двора на еще малолюдный в этот час Арбат.

Уже с первого взгляда было ясно, что Семен Евгеньевич чем-то ни на шутку озабочен и раздосадован. Разогнав из своего кабинета оперов, он без предисловий выложил мне ошеломляющие вчерашние новости:

-- Представляешь, Викторыч, как только ты ушел, я пригласил своих оперов, и дал им почитать описания тех мордоворотов, которые твоего клиента "прессанули". И - в цвет! Знают их мои орлы, как облупленных! Знаешь, это из тех на всю голову стукнутых культуристов, которые только и знают, что килограммами жрут детское питание, да часами напролет качаются. Ни в чем таком пока замечены не были, разве что вокруг Гамлета последнее время "шестерят". Совсем молодые - двадцати каждому еще нет. Почему и запомнились: уж больно здоровы, прямо владимирские тяжеловозы!

Семен Евгеньевич прервался, достал из старенького холодильника пластиковую бутылку минералки, налил себе в стакан и залпом выпил. Жестом предложил мне последовать его примеру, но я отрицательно покачал головой и приготовился слушать дальше.

-- Ну, так вот... Я подумал: коль фигуранты известны, адреса - тоже, чего время зря тянуть! Собрал с пяток своих орлов и - в адрес. Приезжаем, а там, не поверишь, Зодия! Берем всех троих, приглашаем понятых, проводим личный досмотр. Стволов, наркоты, понятно, нет. Я на это и не надеялся, признаться. Зато у Гамлета - ключи от тех самых мерседесов твоего клиента, документы на куплю-продажу дачи и валюта - сто штук баксов, представляешь?
-- Ну, валюта-то, положим, вчерашний день! - прервал я Семена Евгеньевича. - Не сегодня - завтра восемьдесят восьмую отменят, так что перспектив - никаких...
-- Это с твоей точки зрения - никаких. А мне на сегодняшний день всего этого вполне хватило бы, чтобы упаковать клиентов в Бутырку!
-- Что значит - хватило бы? - чуть не подпрыгнул я со стула. - Так ты что, не задержал Гамлета, что ли?
-- В том-то и дело, что задержали, даже постановление я лично выписал по сотке, только вот подписать его Гамлет не удосужился...
-- Ничего не понял! Ты, Евгеньевич, что-то загадками стал изъясняться...
-- Короче, взяли Гамлета и двух его гоблинов в адресе. Все чин чином, одели браслеты, привозим к себе в дежурную часть, на второй этаж. Я выписал сотку, старшина из ИВС притащил принадлежности для снятия отпечатков пальцев... Вот тут-то все и случилось. Чтобы подписать постановление о задержании, у Гамлета сняли с одной руки наручники, двое моих орлов под белы рученьки подвели его к столу. И вдруг! Этот щуплый шестидесятилетний хорек одним махом вырубает моих оперов и - к окну! Никто и сообразить-то ничего не успел! Гамлет прыгает в раскрытое окно со второго этажа. Внизу - асфальт. Но это цветочки! Под окнами - собачий питомник, два десятка матерых овчарок ходят без привязи, представляешь? Он бегом к калитке, там поста никакого - кто же в здравом-то уме в питомник полезет? И ни одна, представляешь, ни одна овчарка этого побегушника даже не облаяла! Мистика, просто мистика! Через пару минут спохватились, выскочили всей оравой на улицу, да где там... Толпа - не протолкнешься, все спешат, мешают. Короче, ушел! Прямо с наручниками...
-- Да-а-а-а! - ошарашено протянул я. - Это действительно мистика! Что же теперь будет-то, Семен Евгеньевич?
-- А хрен его знает! - в сердцах бросил тот. - Зятька надо прятать понадежнее, а то и охрану к нему приставлять. Как бы Гамлет сгоряча чего-нибудь с ним не сотворил. Мои опера начали его в дороге грузить, готовить к предстоящему допросу, ну и сболтнули, по какому поводу его взяли, и кто дал наводку. Богомолова начитались, салажата!

Подполковник закурил и, помолчав, продолжил:

-- Самое обидное - гоблинов пока пришлось под подписку о невыезде выпустить. Сам понимаешь, я в этой ситуации вряд ли смогу на них что-нибудь за трое суток собрать для прокурора в обоснование ареста. А задержи я их по сотке, тут же на законных основаниях в дело влезет адвокат и развалит его, как пить дать. А так есть хоть маленький шанс поработать с этими жлобами как со свидетелями: глядишь, и проболтаются по глупости. Хотя... - Семен Евгеньевич сокрушенно махнул рукой и замолчал теперь уже надолго.
-- В розыск-то Гамлета объявлять думаешь?
-- Какой там розыск! Дело официально не возбуждено, объяснения с него не отобраны, с постановлением о задержании он, получается, не ознакомлен. Следовательно, и побега как такового нет. С пацанами сейчас уже, поди, репетируют их показания... Короче - дело швах!
-- Ладно, Евгеньевич, не журись, что-нибудь придумаем! - подбодрил я попавшего впросак приятеля. - Зятька я на себя беру: встречусь с ним, нагоню страху. Он парень бздиловатый, из своей "норы" хоть полгода носа не высунет! А там и Гамлет проявится, не век же он себе отмерил, чтобы всю жизнь по "хазам" прятаться! Да и бизнес у него, не бросишь все в одночасье. Ну, я попылил, дел невпроворот! Буду на связи.

Я попрощался с вконец расстроившимся подполковником, отметил пропуск и стал спускаться по лестнице. Не заезжая в офис, я из телефона - автомата позвонил Вардикову и назначил ему встречу на вечер. Предупредил, чтобы он не вздумал никуда выходить за порог, даже на короткое время. Зятек, как видно, не отошел еще после моего вчерашнего звонка и трясся от страха. Быстрым шагом я добрался до офиса, поднялся в свой кабинет, и стал ждать. Почему-то возникло редко обманывающее меня предчувствие, что Гамлет должен максимально поторопиться со звонком. И на этот раз я оказался прав. Не прошло и часа, как телефон зазвонил. Судя по длинным трелям, звонок был междугородний. Так и есть: потревожили земляки:

-- Привет, Викторыч! Чем дышишь, как здоровье?... Ну, и слава Богу! Я к чему звоню-то... Тут ты на днях одного деятеля шекспировского затронул. Так ты разберись с ним по-хорошему, меня за него много людей просили. Хорошие люди, не блатные, ты понял? Лады? А потом, как что-то решишь, мне звони. Телефон-то помнишь? А сам персонаж тебе сегодня позвонит и попросит встречу. Так ты уважь, будь другом! Ну, бывай, привет домашним!

Положив трубку на рычаги, я глубоко задумался. Действительно, у Гамлета возможности были еще те! Столь стремительно выйти на заместителя прокурора области по следствию, с которым меня связывала давняя дружба -это что-то! Отказать в просьбе старому приятелю я просто не мог. В свое время он оказал мне такую услугу, за которую я с ним, наверное, не рассчитаюсь и до пенсии. Следовало принимать решение, но сначала послушать Гамлета. Как бы в ответ на мои мысли, позвонил Зодия. В трубке раздался прокуренный, с заметным кавказским акцентом, низкий голос:

-- Будь здоров, дорогой! Я у твоего офиса буду минут через пятнадцать, хорошо? Выходи, стой у въезда на платную стоянку, к тебе подойдет мальчик, проводит. А там и поговорим! Хорошо?
-- Годится! - буркнул я, и стал собирать в сейф бумаги со стола. По всей видимости, на сегодня работа в офисе была закончена.

Если бы не звонок земляка, я бы, пожалуй, предпринял кое-какие меры безопасности. Во всяком случае, спустился бы к машине Гамлета не раньше, чем ребята Сковороды пробьют ее номер и установят плотное наблюдение за местом контакта. Теперь, после телефонного звонка, необходимость в такой предосторожности отпадала полностью.

Еще раз перекурив, я зашел в приемную, предупредил секретаршу шефа, что до конца дня отбываю на важную встречу с клиентом, и двинулся к лифтам. Еще через пару минут я стоял у огороженного массивной чугунной цепью въезда на платную автостоянку. Мимо нескончаемым потоком скользили на большой скорости автомобили, я рассеянно смотрел за ними и гадал, на каком авто пожалует Гамлет. Наверняка - на какой-нибудь крутой иномарке - кавказцы любят пускать пыль в глаза. Занятый этими мыслями, я вздрогнул от резкого звука тормозов. Возле меня остановилась потрепанная шестерка грязно-белого цвета. Скользнув взглядом по госномеру, я постарался его запомнить, привычно разбив номера по известной мне еще с оперативных времен формуле. Шестерка чуть сдала прямо к моим ногам, передняя дверца широко распахнулась. Я устроился на правом переднем сиденье, захлопнул дверь и повернулся лицом к водителю. За рулем сидел невысокий, на голову ниже меня, пожилой грузин. Одет он был самым затрапезным образом: потертые темно-синие джинсы, такого же цвета джинсовую рубашку с длинными рукавами и бейсболку с большим матерчатым козырьком. Две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты, в прорези виднелась нехилая голда ажурного плетения. Гимнаста в прорези рубашки видно не было, но, судя по цепи, размеров он был не маленьких. Сняв солнцезащитные очки, Гамлет тоже повернул ко мне лицо и, усмехнувшись, спросил, обнажив рыжье на верхней челюсти:

-- Не ожидал так скоро, Викторович?
-- Да нет, как раз ожидал...Время тебя поджимает!
-- Потолковать не против?
-- Не против, только эти-то зачем? - я кивком головы

указал на заднее сиденье, где, едва помещаясь, сидели два здоровенных бритоголовых бугая. Скорее всего, это были именно те самые гоблины, которые наехали на Вардикова.

-- Э-эээ! - пренебрежительно махнул рукой Гамлет. - Я понимаю, они не помешают, да?

Я молча пожал плечами. Зодия повернул ключ в замке зажигания, и шестерка медленно тронулась с места, вливаясь в поток бешено мчащихся автомобилей. Все молчали. Поглядывая по сторонам, я понял, что едем мы куда-то в район Измайлова. Я молчал, гадая, где Гамлет намерен провести со мной переговоры. Интересно, сколько предложит за отход от темы? - подумал я. Еще минут через тридцать шестерка притормозила у кафе с оригинальным названием Ромашка, расположенном во вставке между двумя пятиэтажными хрущовками. Бугаи с заднего сиденья молча вышли и отправились к входу. Я тоже открыл было дверцу, собираясь выходить, но Зодия отрицательно покачал головой:

-- Не торопись, слушай... Успеем, да?

Я вновь пожал плечами и, оставив дверцу открытой, закурил. Закурил и Зодия. Некоторое время мы молчали. Первым не выдержал Гамлет:

-- Вот ты мне скажи, Викторович! Ты мужик авторитетный, в Кузбассе о тебе отзываются хорошо, я иначе к тебе и не приехал бы... Но зачем ты в эту тему вписался, э?
-- Это моя работа, - равнодушно ответил я. - Клиенты платят, я работаю. Что ж тут такого?
-- Не скажи... - протянул Гамлет. - Клиент клиенту рознь. А Вова - сын шакала, гнилье, педераст! Ты видел, как он губы облизывает, видел, да? Он в рот берет! Понимаешь, да? Он - гребень, его в порядочной зоне никто дальше петушатника не пустит, да! Весь срок будет из дырявой шленки дырявой ложкой хлебать! Тьфу!
-- Это - твои дела и твои понятия. Кто я - ты знаешь, по понятиям никогда не жил и жить не буду! Если хочешь разговора - говори о деле. Валентин меня попросил тебя выслушать, иначе я бы тоже с тобой встречаться не стал...

В глазах у Гамлета мелькнули злые искорки, он хотел, видно, сказать что-то резкое, но в последний момент сдержался. Жадно затянувшись, грузин секунду помолчал, потом сказал:

-- Э-э-э! Вон и мальчик вышел! Пойдем к столу, Викторович, там договорим...

В дверях кафе появился молчаливый гоблин. Выйдя из машины, Зодия, а затем и я прошли мимо телохранителя в кафе. Гамлета здесь, как видно, хорошо знали. Возможно даже, кафе ему и принадлежало. Здесь в этот час было пустынно. Пройдя в дальний от входа угол, мы сели за столик, уставленный подносами с зеленью и свежими фруктами, шашлыками на ребрышках, графинчиками с красным вином, лавашем и прочей снедью. Гоблины так же молча уселись за столик метрах в пяти от нас, у самого входа.

-- Давай, Викторович, выпьем хорошего грузинского вина, переломим кусок хорошего грузинского хлеба, а потом вместе подумаем, как дальше жить будем...

Начинается! - с тоской подумал я. - Сейчас он битый час будет мне втолковывать, что его зять - пидор, а поэтому защищать его мне никак нельзя, не по понятиям это. А потом предложит двадцатку зелени за хлопоты, и попросит прикрыть дело в ментуре...

Гамлет, однако, начал издалека:

-- Мне, Викторович, шестьдесят уже. Половину из них отдал хозяину. И командировки были не слабые: Забайкалье, Коми, Магадан. Здоровье не то, своих детей не было, да и не будет теперь уже. Старый стал...Восемь лет назад, когда в последний раз откинулся, взяли с женой в детдоме девочку, Каринэ. Вырастили, выучили, ни в чем не отказывали. И вот говорит: Папа, мама, замуж хочу! Куда, говорим, торопишься? Диплом получи, поживи для себя, что тебя, из дома гонят, да? Ни в какую! Ладно, приводи, знакомится будем... Привела - я чуть рассудка не лишился! В два раза старше ее, наглый, пьяный! Я людей насквозь вижу - жизнь научила. Такие в доме ломаются через сутки, вафельники да шоколадный глаз наперегонки всем желающим подставляют! За стол я с ним садиться не стал, ушел, погулял на улице. Пришел, сказал свое слово: Нет и нет! Каринэ - в слезы... Я слез терпеть не могу, махнул рукой: Выходи, куда теперь денешься! Но если он тебя обидит хоть словом, со мной будет дело иметь, так ему и передай! Свадьбу сыграли, родственники мои из Грузии приехали, человек сто, местные, братва со всего Союза. Через месяц-другой смотрю - Каринэ сама не своя: похудела, подурнела, плачет потихоньку, извелась совсем. Поехал раз к ним на квартиру, она дверь открыть не может. Закрыл ее этот мудак на ключ, и Каринэ три дня сидит голодная, плачет. Он, вдобавок, телефонный шнур обрезал!

Гамлет разгорячился, помолчал, а потом, остывая, сказал:

-- Давай, Викторович, вина выпьем, за тебя!
-- Давай, Гамлет, за нас, за успех безнадежного дела!

Грузин как-то иронично хмыкнул, но комментировать мой тост не стал и доверху наполнил хрустальные бокалы на тонких ножках. Выпили, потянулись к закускам, остывающему шашлыку. Зодия кинул в рот горсть зелени, сосредоточенно заработал челюстями, потом вновь наполнил бокалы. Наступило молчанье. Я ломал голову над тем, как выходить из ситуации с наименьшими потерями. С какой просьбой обратится ко мне в оконцовке Гамлет, я знал наверняка. Торопиться, однако, не стоило...

-- Короче, ребята дверь сломали, Каринэ я увез к матери. Решил шакала этого наказать, за то, что с дочкой так обходится, за то, что в протянутую ладонь харкнул! А ребята мои простые, перестарались немного...

Я не выдержал, и коротко рассмеялся:

-- Да уж, совсем чуть-чуть перестарались: двое охранников только-только из Склифа выписались, дома еще с месяц будут долечиваться, а зятьку головушку пробили да ребра помяли...
-- За дело! - вновь, разгорячась, хлопнул ладонью по столу Гамлет. - Был бы я моложе, вообще бы зарыли его где-нибудь в тот же день в лесочке под Южным Бутовом! Ладно, Викторович, давай-ка, еще выпьем!

Вино было знатное, я вслух попытался угадать, не Хванчкара ли это? Зодия рассмеялся:

-- Нет, не угадал! Домашнее это, бочковое! Мне его сюда земляки подбрасывают немного: бочку, другую... Ну, что, Викторович? Может, не будем вокруг да около ходить? Тему, так или иначе разруливать надо...
-- Что ты от меня хочешь? - напрямик спросил я.
-- Разведи меня с этим шакалом, Викторович! Все, что ребята у него взяли - отдам! Пусть заяву из шестого отдела заберет. Но про дочку пусть забудет, он ее больше не увидит!

Зодия замолчал, а потом, пристально глядя мне в глаза, нагнувшись над столом, негромко выдохнул:

-- Я, Викторович, ооровец, особо опасный рецидивист. Если сейчас под суд, чирик от судьбы отломят самое малое. На особняке я новый срок не сдюжу, здоровье не то. Мне ведь мужиком срок тянуть нельзя - не по понятиям это. Значит, на работу не выходи, с администрацией - ни-ни... А за это, сам знаешь: ШИЗО, ПКТ, а то и крытка где-нибудь во Владимире или Златоусте... Не выдержу, понимаешь? А жизнь только-только сейчас для меня и началась. Вся жизнь до этого - за колючкой: строем на работу, строем в столовку, ПКТ, ШИЗО. А хотелось бы внуков понянчить, да и помереть дома, чтобы было, кому глаза закрыть, отпеть по-человечески, за могилкой моей чтобы кто-нибудь приглядывал...

Я в замешательстве молчал. Такого откровения от матерого уголовника трудно было ожидать. Неужели даже в таких вот паханах, полжизни топтавших зону, могли сохраниться нормальные человеческие чувства? Выходит, сохранились...Теперь уже я, чтобы выдержать паузу в разговоре, вылил в бокалы остатки вина из графинчика. Мигом подскочивший к столику официант сменил пустой графин на полный, сноровисто убрал со стола грязные приборы. Мы молча сдвинули бокалы и выпили. Пауза затягивалась. На этот раз прервал ее я:

-- С зятьком сам перетрешь или как?
-- Прячется он, шакал, где-то, боится. И правильно, вообще-то! Если бы я его вчера нашел, когда с кичи свалил, на куски бы порвал!
-- Давай сегодня вечером и перетрем, - предложил я. - Чего зря время терять? Я его подвезу, ты захватишь документы на мерсы, дачу, гоблинов прихватишь с собой...
-- Каких таких гоблинов? - настороженно встрял Гамлет.
-- Ну, ребят своих... - мысленно я выругал себя за сорвавшееся с языка определение.
-- А ребят зачем? Опять принимать будут?
-- Да брось ты, какой прием? - успокоил я его. - Мне с них надо объяснения взять для шестого отдела, чтобы уж дело наверняка прикрыть.
-- А-а-а... Тогда ладно. Где встречаемся, здесь?
-- Без разницы...

Деловая часть была закончена. За следующие полчаса мы опустошили второй и третий графинчики, доели совсем уже остывший шашлык. Затем я начал прощаться. Гамлет, успокоенный разговором, пытался уговорить меня продолжить застолье, но я предложил сделать это вечером, когда с делами будет покончено. Выйдя из кафе, я за полторы штуки добрался до офиса, сообщил Вардикову о намечавшейся встрече. Володя не на шутку испугался, и сначала наотрез отказался от встречи. Пришлось немного надавить на него, и, в конце концов, он нехотя согласился. Под мои, естественно, гарантии...

В семь вечера, захватив Вардикова, мы подъехали к Ромашке. Решив на всякий пожарный случай перестраховаться, я попросил Сковороду дать мне на вечер машину с кем-нибудь из его оперативников за рулем. Тот без лишних слов и условий согласился, и теперь за рулем потрепанного двухсот тридцатого Мерседеса сидел мой старый знакомый Вахтанг. В деле он был проверен, поэтому на душе у меня было гораздо спокойнее. Во всяком случае, этих двух гоблинов он уложит при случае в пять секунд.

Неожиданности начались уже в фойе. Презрительно глядя на Вардикова, Гамлет громогласно заявил, что с этим гребнем он за один стол не сядет, пусть его даже и не уговаривают. Володя покраснел от оскорбления, напрягся и двинулся к тестю с вполне понятными намерениями. Мне пришлось срочно вмешаться, и, как рефери на ринге, разводить спорщиков по углам. Наконец, достигли компромисса: мы с Гамлетом сидим за одним столиком, Вардиков в одиночестве - за моей спиной, а гоблины - у входа. Вахтанг присел у барной стойки и заказал себе огромную порцию мороженого. Чтобы нам никто не помешал из посторонних, гоблины быстренько выпроводили из кафе две случайно забредшие парочки, а администратор повесил на дверь стандартную табличку: Закрыто по техническим причинам.

Мировое соглашение было достигнуто с невероятным трудом. Воодушевившийся после нашего утреннего разговора Гамлет посчитал, что единственным выходом из ситуации будет то, что зятек забирает в шестом отделе свое заявление, пишет встречное заявление, в котором признается в наглом оговоре заслуженного человека (то есть, самого Гамлета), после чего в двадцать четыре часа уезжает как можно дальше и больше на глаза бывшему тестю не показывается. После такого интересного предложения, Вардиков вскочил из-за стола и, извергая маты, попытался покинуть место высоких переговоров, но мы с Вахтангом силой усадили его на место и уговорили принять участие в дальнейшей выработке мирового соглашения. За следующие два часа условия примирения были, наконец то, выработаны и утверждены мною. Суть их сводилась к следующему. Вардиков забирает заявление из шестого отдела, а Зодия - из прокуратуры, куда он уже ухитрился накатать телегу на Семена Евгеньевича и его ребят за незаконное задержание и сопутствующее этому избиение. Володе возвращают два Мерседеса, дачу, тридцать две с мелочью тысячи долларов и двадцать тысяч долларов - за услуги адвоката. Каринэ пока поживет со своими приемными родителями, а дальше уже сама будет решать свои семейные проблемы. На будущее Вардикову никто и ничто угрожать не будет, за это Гамлет ручается своим словом. Как ни странно, особо Гамлет упирал на то, чтобы Семен Евгеньевич вернул ему изъятые при задержании сто тысяч долларов. Тут уже я не выдержал, матюгнулся в сердцах и сказал, что я гарантирую возврат денег, если Гамлет документально подтвердит, откуда и за какие такие дела он получил такую прорву налички, да еще в зелени. Зодия заметно загрустил, и я понял, что появление баксов, вероятнее всего, объяснить ему будет сложно.

Еще час заняла процедура, на которую я по первоначальному плану отводил минут десять-пятнадцать: собственноручные объяснения гоблинов. Пришлось диктовать им каждое слово, да еще повторять сказанное по несколько раз. Гоблинам оказалось по восемнадцать лет. Один из них закончил шесть классов, второй --восемь, но верилось в это с трудом. Когда они, наконец, передали мне свои корявые объяснения, из которых следовало, что они пришли к Вардикову по просьбе Зодия и хотели только помочь восстановлению мира в молодой семье, я не сдержался и громко расхохотался. Потом прикинул, сколько времени может занять работа над ошибками, и решил ничего не исправлять. Пусть будет все как есть! За окнами кафе было уже темно, пора было собираться по домам. На прощанье я попросил Гамлета завтра с утра оформить у нотариуса доверенность на мое имя и продиктовал ему свои паспортные данные. Потом заставил Вардикова написать заявление о том, что он не имеет никаких претензий к тестю, и все между ними произошло на бытовой почве. Договорившись с Гамлетом о встрече, Вахтанг, я и Вардиков, попрощавшись с Зодия, двинулись к машине.

На следующий день, ближе к концу рабочего дня, я направился в областное УВД. Весь предыдущий вечер я допоздна ломал голову, под каким соусом преподать Семену Евгеньевичу свою просьбу. В свете, так сказать, вновь открывшихся обстоятельств. Ничего мне в голову так и не пришло: ни вчера, ни сегодня. Решив, что кривая вывезет, я загодя купил в Новоарбатском литровую бутылку Распутина, несколько бутылок минералки, закуску и во всеоружии отправился на встречу. Зодия сидел в той же шестерке в двух кварталах от УВД. Он все-таки рисковал: любой из оперов Семена Евгеньевича, наткнувшись на него, непременно связал бы ему ласты. Вместе с Гамлетом в машине сидела дочь. Рассмотрев ее, я признался сам себе, что хотя о вкусах и не спорят, но у Вардикова вкусы своеобразные. Высокая, худая, с мощным дюбелем и заметно пробивающимися над верхней губой иссиня-черными усиками, девица мне совсем не показалась. Гамлет заметно волновался. Он передал мне нотариально удостоверенные договоры дарения на дачу и автомобили, оформленные на Вардикова, а также доверенность на мое имя на ведение всех его дел. Я сказал Зодия, чтобы он пока покатался по городу, от греха подальше, и подъезжал на это же место через час, а сам, прихватив документы, двинулся на встречу.

Семен Евгеньевич, мудрый и битый опер, раскусил меня с порога. Я не успел еще даже сказать и пару слов, как его губы сложились в ехиднейшую улыбку:

-- Кто-то, помнится, совсем недавно призывал меня на праведный бой с вором в законе Гамлетом Зодия. Или я ошибаюсь?
-- Не сыпь соль на рану, Евгеньевич! Обстоятельства изменились. Давай разрулим ситуацию, избавим себя от лишних хлопот - и дело в шляпе!
-- А ты знаешь, что этот урод на меня уже жалобу в прокуратуру навалял?

Я успокаивающе выставил вперед ладони:

-Считай, что этой заявы нет! Я сам лично ее в прокуратуре прикрою! Как будто ее и не было...

-- А задержание? Хорошо я еще ОМОН подключать не стал, обошелся своими силами...
-- Так ведь не было фактически задержания, Евгеньевич! Протокол по сотке Гамлет не подписал, так что формально был всего-навсего привод! Так и объяснишь при надобности: мол, поступила заява от терпилы о вымогательстве, а на деле - чистая бытовуха! Стороны друг к другу претензий не имеют, все о-кей!
-- Как у вас, адвокатов, все просто... - на мое счастье, Семен Евгеньевич был настроен благодушно. - Сегодня - возбуждай дело, задерживай. Завтра - бытовуха, пиши отказной...
-- Не журись, Евгеньевич! - я шевельнул носком ботинка стоящий на полу пакет. Явственно брякнули бутылки.
-- Змей-искуситель... - усмехнулся Евгеньевич, вставая из-за стола. Он подошел к двери и закрыл ее на два оборота. - Ладно, что ж делать, пойду на встречу, не в первый раз...

Минут за сорок мы Распутина приговорили. Евгеньевич, старый питух, был ни в одном глазу, а меня заметно повело. Передав оперу все захваченные мною документы, я, набравшись наглости, заявил:

-- Ну, что ж, старина! За а всегда идет б! Коль с отказником мы порешали, надо бы и баксы Гамлету вернуть, как ты считаешь?

Семен Евгеньевич замолчал надолго. Я уже хотел было сказать ему, что с баксами можно порешать вопрос и в другой раз, не горит. Помолчав, оперативник усмехнулся:

-- Ладно, что поделаешь... Ехать, так ехать, как сказал попугай, когда его волокла по полу кошка... - Не удержавшись, опер съехидничал: Я, по твоей милости, сегодня этому ворюге подарок за подарком делаю!
-- Да ладно уж, Евгеньевич - пробормотал я, кляня себя за то, что согласился участвовать во всей этой истории.
-- Ну, ладно так ладно... - Семен Евгеньевич подошел к сейфу, открыл его и положил на стол туго набитый полиэтиленовый пакет. - Считать будешь?
-- Нет, только пачки...

Пересчитав банковские упаковки, я поднялся, собираясь попрощаться.

-- Подожди, я тебя провожу до выхода... Не хватало еще, чтобы тебя кто-нибудь на вахте с этими баксами прихватил!

У выхода мы попрощались, и я вышел на улицу. Еще издали я увидел шестерку Гамлета. Подойдя к машине, распахнул дверцу и сел на заднее сиденье.

-- Ну, что? - нетерпеливо спросил грузин.
-- Все нормально, на днях зайдешь в шестой отдел, дашь письменные объяснения. Отказной материал будет готов дней через пять-семь.
-- А доллары?
-- Держи, считай...
-- Вернул? Ну, Викторыч, ты молодец!

Пересчитав доллары, Гамлет неуверенно спросил меня:

-- Сколько я тебе должен, Викторыч?
-- Да вроде обидно будет, если я с тебя возьму больше, чем с твоего зятя, - усмехнулся я. - Двадцать штук.

Гамлет протянул мне две пачки зелени. Спрятав их во внутренние карманы пиджака, я неожиданно спросил:

-- Скажи, Гамлет, а тебе не кажется вся эта история абсурдом? Вы поссорились, я вас с зятем помирил, вам обоим это обошлось в сорок тысяч... Неужели нельзя было самим разобраться, ведь дешевле было бы?
-- Дешевле... - протянул Гамлет. - Ты же знаешь, у нас система какая. Не пашет, не пашет, но уж если попал в жернова, то начнет молоть, только косточки захрустят! И тогда уже не сорок, а двести сорок штук выкладывать придется. Да и то без гарантий. Ну, дело сделано, надо бы отметить, как считаешь?
-- Другим разом, работы много...
-- Как знаешь... Надеюсь, еще встретимся когда-нибудь?

Мы действительно еще встречались, не раз и не два. Но об этом как-нибудь в другой раз.

32

32


Оценка: 4.33*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Трой "Нейросеть"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) Н.Трейси "Селинда. Будущее за тобой"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"