Шматова Вера: другие произведения.

Паучьи сети. Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В этой главе Паук возвращается. Герои удивили меня саму, решив писать свою историю сами и совсем еще не зная, что кроме них там появились и другие :)


2.

  
   Дома накатила запоздалая истерика. Плакать я не любила, но сейчас ничего не могла с собой поделать. Подруга, коллега, просто очень хороший человек... Кто же совершил это зверство? Ненависть боролись в душе со страхом, а пришедшая на ум догадка не давала покоя. Если Паук жив и убил Марию, то следующей в списке должна оказаться я. Вот только какой тогда смысл в смерти подруги? Предупреждение? Или безумие окончательно подкосило и без того не самую устойчивую психику маньяка?
   Одни вопросы порождали другие. Если бы Паук действительно выжил, он бы вряд ли начал с Марии. Я знала убийцу достаточно хорошо, чтобы быть уверенной -- пока в его списке есть незаконченное дело, он не примется за новое. Да и в конце концов, почему именно этот маньяк? Может же существовать сумасшедший, готовый повторить подвиги так и не пойманного Паука. Или все это вообще не имело отношения к серии преступлений в Чехии, а перерезанное горло - всего лишь совпадение. Эта нестыковка несколько успокаивала разбушевавшееся воображение.
   Выпив стакан теплого молока, я закуталась в мягкое одеяло и попыталась отрешиться от неспокойных мыслей. Сон, как назло, не шел. Вроде бы и усталость свинцовой волной прижимает к кровати, но мозг никак не хотел отключаться. Ворочаясь с боку на бок в тщетной попытке найти оптимальную позу для сна, я против воли прислушивалась. В пустой квартире, погруженной в ночную тишину, мной начинали овладевать иррациональные страхи. Мерещились шорохи, тихие шаги на кухне, скрип далекой двери. Привычные предметы в темноте приобретали новые, угрожающие очертания, вновь и вновь заставляющие сердце биться быстрее. Пролежав около часа, я решила прибегнуть к верному средству против бессонницы - банально напиться. Если не засну, так хоть время скоротаю и хотя бы на секунду отвлекусь от произошедшего вечером кошмара.
   В шкафу в гостиной хранилась бутылка хорошего виски для особых случаев. Притрагивалась я к ней редко. Во-первых, не так уж много поводов давала жизнь, а во-вторых, вкус напитка невольно возвращал к воспоминаниям о Пауке. Первый вечер, проведенный в его доме, когда внутренности сводило от страха, особенно четко врезался в память. Стоило сделать глоток, прикрыть глаза и прошлое оживало с поразительной ясностью. Казалось, еще секунда и плеча коснется горячая ладонь, а хриплый голос прошепчет, что виски пьют не торопясь, смакуя каждую каплю.
   Свет в гостиной я зажигать не стала, хватало и того, что горел в спальне. Комната в полумраке выглядела жутковато. Диван посреди отбрасывал жутковатую глубокую тень, шкафы вдоль стены зияли темными пастями полок, в глубине которых поблескивали вещи, приобретавшие ночью совсем другой вид. Мои ноги утопали в ворсе темно-зеленого ковра, который сейчас казался почти черным и напоминал разлитую кровь. Возможно, во всем виновато разыгравшееся воображение, но чужое присутствие буквально витало в воздухе. Это ощущение было так сильно, что волоски в основании шеи встали дыбом, а по коже прошлись мурашки. Наверное, стоит завести собаку. Когда в доме есть хоть кто-то еще, страх уже не имеет над тобой такой власти.
   И в тот самый момент, как мои пальцы сомкнулись на горлышке бутылки, за спиной послышался явственный шорох. Сердце пропустило удар, оставив в груди болезненную пустоту. Резко обернувшись, я не успела ничего сделать, буквально врезавшись в появившегося человека. Непроизвольный вскрик заглушила чужая ладонь, беспардонно прижатая к губам. Одно движение и сильное тело уже прижимает меня спиной к шкафу, лишая возможности сопротивляться. Расширившимися от ужаса глазами я смотрела на того, кого уже никогда не надеялась увидеть живым.
   -Здравствуй, малышка, - хриплый шепот раздался у самого уха, мгновенно парализовав мысли.
   Света было мало, чтобы разглядеть лицо, но все остальное... Голос, приникавший, казалось, в самую душу, ореол непокорных жестких волос и травяной, горький запах, который не спутать ни с чем. Сердце подождало минутку, а затем забилось как сумасшедшее, словно стремилось проломить брешь в грудной клетке и вырваться на волю.
   -Я отпущу тебя, если обещаешь вести себя тихо, - вкрадчиво произнес мужчина.
   После судорожного кивка руки исчезли с талии исчезли и я чуть было не сползла на пол от неожиданности. Колени внезапно ослабели, отказываясь держать тело в вертикальном положении. Пришлось схватиться за ручку шкафа, чтобы придать себе дополнительную точку опоры. Мысли, словно шарики на лакированном полу, раскатывались в разные стороны, решительно отказываясь собираться во что-то рациональное.
   -Паук, - шепотом произнесла я, словно пробуя слово на вкус. Мужчина, стоявший передо мной был реален. Или это лишь очередной сон? Но разве может сон содержать так много деталей? Звук дыхания, запах, след тепла на лице, где еще секунду назад находилась его ладонь? О нет, маньяк был жив и вернулся, чтобы закончить начатое.
   В душе поднялась густая волна страха, а вместе с ней пришли слезы. Они закипали на глазах против воли и спроси кто, что явилось их причиной, у меня не нашлось бы ответа. Все еще судорожно держась за шкаф одной рукой, а в другой сжимая бутылку, я попыталась отодвинуться от мужчины.
   -Ты жив, - проговорила я. Из-за слез голос прозвучал глухо. - Как тебе удалось? - что вообще можно сказать человеку, которого любила и думала, что потеряла навсегда? Как себя вести, когда он восстает из мертвых, чтобы закончить смертельный танец, начатый год назад?
   -Это не имеет значения, малышка, - произнес мужчина, касаясь моей щеки. Пальцы, затянутые в черную кожу перчаток, очертили линию скулы и стерли слезы со щек.
   Возможно ли, что рана Паука была не смертельна? Он мог упасть, потерять сознание, но не умереть. Вот только сейчас это все не имело никакого значения. Стоя так близко от маньяка я понимала, что кошмар возвращается. Не так же важно, что было между нами, гораздо важнее то, что должно неизбежно случиться. Страх, липкий и неприятный, скрутился в животе тугой спиралью, а колени подгибались. Лишь остатки воли не давали упасть на пол, удерживая в вертикальном положении.
   -Зачем ты пришел? - прошептала я, уже понимая, что знаю ответ.
   Паук промолчал, продолжая почти невесомо ласкать нежную кожу. От этих прикосновений хотелось растечься мягким желе и позволить мужчине делать все что угодно. Это было опасное чувство, которое могущее стоить жизни. Времена, когда смерть казалось не таким уж плохим выходом, давно прошли. В том же, что нужно маньяку сомнений не возникало. Призрак или нет, но Паук вернулся, чтобы завершить нашу связь. Вопрос в том, что я могу сделать, чтобы этому помешать?
   Лицо мужчины было всего в нескольких сантиметрах. Его ноздри трепетали, он обнюхивал меня словно зверь, чуть склонив голову на сторону. Длинные волосы спадали на плечи, а темные глаза смотрели холодно и изучающе. Было в повадках Паука что-то кошачье. Невольно на ум пришла ассоциация с леопардом, готовящимся к прыжку.
   -Ты прекрасно пахнешь, малышка, - прошептал мужчина и его ладонь спустилась ниже, проведя незримую черту по горлу. - Запах жасмина и страха, восхитительная комбинация.
   Мое тело среагировало моментально, послав волну жара по всему телу. Я боялась Паука как никогда раньше, почти физически ощущая, как утекают драгоценные секунды, когда еще можно было что-то изменить, но в то же время безумно хотела его. Всем своим естеством хотела оказаться под ним, подчиниться сильным рукам, почувствовать уверенное движение внутри. Несколько ночей, проведенных вместе до сих пор отдавались в кончиках пальцах призраками оргазма. И только одна мысль, вспышкой пронесшаяся в мозгу остановила меня перед тем, как отпустить вожжи. Мария. Если Паук жив, то убийство его рук дело.
   Ненависть разом смыла нахлынувшее было возбуждение. Словно спала пелена, давая взглянуть на все под другим углом. Я смотрела прямо в темные глаза перед собой и понимала, что эти же глаза видела перед собой Мария в последние секунды жизни.
   -Это ты убил Марию? - на этот раз мой голос зазвучал в полную силу. Ноги, до этого служившие не слишком то надежной опорой, налились силой.
   -Я не убивал никого в последний год, малышка, - произнес мужчина серьезно.
   -Тебя не было целый год, а вчера вечером я нахожу лучшую подругу с перерезанным горлом в луже собственной крови. А теперь ты приходишь ко мне домой и врешь прямо в глаза, - ярость придавала храбрости. Краем сознания я понимала, что нахожусь не в том положении, чтобы спорить, но пережитое действовало не хуже таблетки озверина.
   Вместо ответа мужчина перехватил мои руки и вновь прижал спиной к шкафу. Бутылка виски упала на ковер с глухим стуком. Паук навалился так сильно, что ручки на дверце больно вдавились в поясницу, вызвав у меня невольный стон. Наши лица находились буквально в сантиметре друг от друга и в бледном свете я могла видеть только глубокие темные глаза напротив моих. Этот взгляд завораживал, теплое дыхание касалось лица, вновь пробуждая чувства. Еще одна отчаянная попытка вырваться с треском провалилась -- маньяк с легкостью удерживал меня на месте, сжав запястья так сильно, что на утро наверняка останутся синяки.
   -Я не убивал твою подругу, - почти прошипел Паук мне в лицо.
   Жесткое колено вклинилось между ногами, а горячие губы впились в мои, полностью парализовав сопротивление. Мозг словно отключился, освободив место для ощущений. Долгие ночи я мучилась воспоминаниями о сводящих с ума прикосновениях, руках, скользивших по телу, о движении, что порождало самые потрясающие ощущения в жизни. Целый год целомудрия и самоедства исчез под напором чужого языка, прокладывавшего путь вперед, несмотря на отпор. Горячая волна поднялась изнутри и всего несколько секунд спустя я капитулировала. Борьба бесполезна, когда знаешь, что битву не выиграть.
   Все вокруг исчезло, остались лишь мы. Вселенная словно растворилась. Не нужно было слов, чтобы понять, что Паук скучал. Обмякнув в стальной хватке, я позволила себе просто наслаждаться происходящим, отвечая на поцелуй и выбросив из головы остальное. Пальцы, сжимавшие запястья, чуть расслабились, позволив мне освободить руки и обвить плечи мужчины.
   Но, как и все прекрасное, поцелуй в конце концов закончился и мир вновь оказался реальным. Мы еще касались друг друга губами в легкой, нежной ласке, но момент единения уже прошел, а разум постепенно очищался от пелены забвения. По щекам вновь потекли слезы, которые Паук перехватил, едва они проторили дорожку на коже.
   -Зачем ты пришел? - задала я вопрос, едва дыхание восстановилось. Мои руки дрожали от возбуждения и страха. Паук не убивал Марию. Но он все равно здесь, рядом, совершенно реальный. Значит, есть всего одна причина для его визита.
   -Поговорить, - убийца отпустил меня и отошел к дивану. - Ты вроде бы собиралась открыть эту бутылку?
   Я недоуменно посмотрела на виски, валявшемся на ковре и медленно кивнула. Можно было ожидать любого ответа, но поговорить? Значит ли это, что у меня появился шанс? В душе царил настоящий кавардак. Смерть Марии, возвращение Паука, возбуждение, страх, ненависть -- такой коктейль не способствует размышлениям.
   Достав два стакана с полки, я наполнила их и поставила на стол. Действия были автоматическими, в то время, как туман в голове и не думал рассеиваться. Поведение Паука как всегда выбивало из колеи, не давая ничего планировать. Мужчина расположился на диване, подогнув одну ногу под себя и небрежно облокотившись на спинку. Я передала один стакан ему, и наши пальцы на секунду встретились. От этого прикосновения по телу прошел новый разряд, отозвавшийся где-то в животе жаркой волной. Не к добру это. Так можно потерять бдительность и забыть, кто он на самом деле. И если в истории с мафией меня хранил его инстинкт собственника, то сейчас рассчитывать было не на что.
   Я поскорее отошла от Паука и присела на диван, стараясь оказаться как можно дальше. Повисла тишина, разбавляемая лишь дыханием. Мужчина не торопился приступать к сути, пристально разглядывая меня, а я попросту не знала, что ему сказать. Поинтересоваться, как дела? Спросить, как он пережил собственную смерть? Наконец, я решилась задать вопрос, ответ на который точно хотела бы знать.
   -Ты пришел, чтобы убить меня? - голос предательски сорвался в конце предложения.
   -Нет, малышка, - Паук покачал головой и поднял бокал. - Пока нет.
   -Тогда зачем?
   Чтобы хоть как-то заглушить напряжение, я сделала большой глоток виски. Обжигающая волна прошла по горлу, заставляя закашляться так, что слезы на глазах выступили. Наверное, никогда не научусь пить правильно.
   С противоположного конца дивана раздался смешок.
   -Ты совсем не изменилась, - с долей нежности произнес Паук. Но в следующую секунду его тон поменялся, став ниже и нейтральнее. - Разве что, нашла себе мужчину?
   Вот этого вопроса я не ожидала. Паука не было в моей жизни целый год. Год он позволял мне думать, что мертв и теперь, внезапно появившись в гостиной посреди ночи, спрашивает о новом любовнике? Конечно, мы с Гансом еще не переступили эту черту, но это уже не было так важно. Я могла предположить все что угодно, но только не банального визита ревности. По позвоночнику пополз холодок, заставивший передернуть плечами. Некстати вспомнился рассказ о его первой любви и фотографии последующих убийств. Нехорошо все это.
   -Да, - ответила я, не видя смысла отрицать очевидное.
   -Хм, - мужчина сделал большой глоток из бокала и аккуратно поставил его на столик.
   Это тщательно контролируемое, сосредоточенное действие пугало. Паук сказал, что "пока" не собирается меня убивать, значит, этим вечером я в безопасности. Или это его обещание распространяется лишь на ближайшие двадцать минут?
   Несказанные слова повисли в воздухе. Это был редкий момент предельной ясности, когда разговор был не нужен, чтобы понять, что у каждого на уме. Возникнув из небытия, словно чертик из табакерки, Паук возвращается, чтобы узнать, встречаюсь ли я с кем-то. Целый год, мучительный, полный тоски год, его где-то носило, чтобы снова начать портить мою жизнь в тот момент, когда она было начала налаживаться. Ошибки, совершенные тогда до сих пор тяготили совесть. Конечно, меня извиняла экстремальная ситуация и постоянное балансирование на тонкой грани между жизнью и смертью, но все же... Все же, я переспала с маньяком убийцей, позволила себе влюбиться, а потом еще не один месяц оплакивала его кончину.
   Горячее тепло алкоголя уже начинало лучиками расходиться от желудка, заменяя страх яростью. Злость заполняла душу постепенно, все больше распаляясь от каждой мысли о Пауке.
   -Ты хотел поговорить только о моем новом кавалере? - спросила я, изо всех сил стараясь, чтобы голос не дрожал. Не сказать, чтобы после минувших приключений психика стала крепче. Скорее уж чувствительней. И сейчас ярость боролась в сердце со страхом, а от переполнявших эмоций тело начинало покрываться мурашками.
   Одним движением Паук поднялся с дивана и двинулся ко мне. Я с ужасом смотрела, как он приближается, но почему-то не могла двинуться с места. Мужчина парализовывал одним только взглядом, словно удав, приметивший кролика. Сердце стучало, казалось, у самого горла. Ярость, второй раз за вечер, незаметно испарилась, оставив после себя только холод, поселившийся в желудке. "Бежать!" - кричал мозг, но сигналы не доходили до конечностей.
   -Я скучал по тебе, малышка, - проговорил мужчина, остановившись в пол-шаге от меня. В этих словах не было ни капли тепла. Таким тоном можно зачитывать смертный приговор, но никак не признаваться в привязанности.
   Ответить было нечего, в основном из-за того, что горло попросту перехватило от страха и волнения. Паук медленно наклонился вперед, отчего я непроизвольно подалась назад, с силой вжавшись в мягкую спинку дивана. Отступать некуда, бороться невозможно. Оставалось лишь ждать, что будет дальше.
   -Целый год я старался забыть о тебе и отпустить. Ты не представляешь, как это тяжело. Мне пришлось многим пожертвовать, чтобы ты могла жить, - маньяк медленно проговаривал каждое слово и склонялся все ниже, упершись одной рукой в спинку дивана. В конце концов, наши лица оказались так близко, что стали видны блики в темных глазах. Мужчина стоял против света и казался демоном, сотканным из тьмы. - Видит бог, я пытался. Однако видеть тебя с мужчиной оказалось тяжелее, чем могло казаться. Вначале, мне хотелось убить его, а затем прийти сюда, чтобы закончить начатое, - голос Паука стал ниже и тише. Его пальцы нежно прочертили линию на коже горла, намечая место, куда мог бы прийтись удар. - Тогда бы ты не смогла меня больше предать. К сожалению, малышка, я слишком привязался к тебе... живой.
   Я смотрела в его глаза и понимала, что маньяк вернулся. За целый год воспоминания о его поведении успели почти стереться, потерять остроту в призме времени. Теперь все вернулось. Страх, смешанный с толикой болезненного желания и кристальное осознание, что Паук болен. Он настоящий серийный убийца и можно только поражаться тому, что мужчина столько времени держался в стороне.
   Ладонь скользнула по горлу вверх и пальцы зарылись глубоко в волосы. Это прикосновение было интимным и вызвало неожиданное возбуждение. Паук только что признался в том, что хочет забрать мою жизнь, а вместо отвращения в теле вновь поселилось желание. Неправильное, больное, извращенное, оно пустило корни в животе и разрасталось вместе с невинной лаской теплых пальцев на коже головы, подпитываясь теплым дыханием, касавшемся щеки и сильным телом, нависавшим над моим.
   -И что теперь? - голос сорвался на шепот.
   -Теперь я готов пойти на уступку, - усмехнулся Паук. Его рука на секунду сжалась на волосах, а затем исчезла, оставив вместо себя исчезающий призрак тепла.
   -Какую? - почему-то казалось, что ничего хорошего меня не ждет.
   -Я оставлю тебя в живых, если ты перестанешь встречаться с другими мужчинами, - произнес убийца. Его глаза смотрели внимательно, готовые поймать любое движение.
   Слова медленно доходили до сознания. Только что Паук запретил мне заводить отношения с кем-либо кроме него? Мысль оформилась и пелена возбуждения тут же начала спадать. Условие на первый взгляд не страшное, постепенно подвергалось обработке мозга.
   -А если не соглашусь? - поинтересовалась я, пристально разглядывая линию тонких губ, избегая прямого взгляда в глаза.
   -Тогда ты не оставишь мне выбора.
   Паук опустился на диван рядом и притянул к себе. Я оказалась прижата лицом к его рубашке и не смогла удержаться, чтобы не вдохнуть чудесный травяной запах. Это объятие было таким домашним и уютным, что совсем не вязалось с предыдущим разговором. Маньяк вновь и вновь ломал любые представления, не давая ухватиться за постоянную эмоцию и выработать четкую позицию. В этот момент мне больше всего хотелось, чтобы секунды чудесной тишины и покоя длились вечно. Всю жизнь вдыхать этот запах, чувствовать неимоверную тягу и получать в ответ горячее ответное желание. Вот только к чему этот самообман? Мечта никогда не станет реальностью.
   -Ты... будешь жить со мной?
   -Нет, малышка. Но я буду приходить.
   Значит, приходящий муж. Или как его еще можно назвать? И я буду обречена провести всю жизнь с убийцей, трясясь от каждого шороха, ожидая его визитов, ограничив себя ради чего? Сомнительного счастья наслаждаться безумным сексом? Надежды, что Паук никогда не решиться занести надо мной лезвие? Неужели он думает, что я соглашусь на это? На самом деле, какая-то часть меня хотела согласиться, хотела быть с ним, смирившись с прошлым и будущим. Но эту извращенную маленькую частичку себя я послала подальше.
   -Я могу заложить тебя полиции, - мой задумчивый голос прозвучал особенно ясно в наступившей тишине. Руки Паука легко скользили по моим плечам, оглаживая и успокаивая. Волнения и в самом деле не было, разум полностью очистился, позволив, наконец, начать мыслить рационально.
   -И как ты объяснишь им, что все это время покрывала убийцу? Нет, малышка, ты этого не сделаешь, - Паук тихонько засмеялся мне в волосы.
   Это самодовольный смех поставил окончательную точку в размышлениях и я решительно выбралась из-под мужского тела. Маньяк не мешал, лишь наблюдал внимательным, колючим взглядом.
   -Хорошо. Пусть будет по-твоему, только не трогай Ганса. Я... сама с ним порву.
   Паук удивленно приподнял бровь. Я не стала изображать безумную радость. В конце концов, он должен был понимать, что шантажом обожания не добьешься. Но такая легкая победа моего маньяка очевидно удивила.
   -Налей нам еще виски, а я сейчас вернусь, - мой голос почти не дрожал, несмотря на то, что предстояло сделать.
   Развернувшись, я почти бегом бросилась в туалет. Заперевшись на щеколду, полезла за бачок, где уже несколько месяцев хранился пистолет. События с участием бандитов и маньяка-убийцы научили меня многим вещам, в том числе и той, что оружие дома никогда не повредит. Руки тряслись, так что пришлось потратить еще несколько секунд на дыхательные упражнения. Вдох-выдох. Все будет хорошо. Я вышла из туалета, заткнув пистолет за пояс пижамных штанов. Под халатом его видно не было, так что можно было рассчитывать на внезапность.
   Мужчина сидел на диване и пристально рассматривал жидкость в стакане. Его темные волосы растрепались, а на фоне освещенной спальни четко выделялся выразительный профиль. Если бы все сложилось иначе, я могла бы его любить. Увы. Он маньяк-убийца, а я всего лишь хочу нормальной жизни. И право на нее мне теперь придется защищать.
   Встав перед Пауком я, слегка помедлив, выхватила пистолет. Дуло уставилось прямо в голову мужчины. Руки уже не дрожали, словно с началом действительно серьезного момента организм перестал выделять адреналин.
   -А теперь убирайся из моего дома, пока не получил пулю, - охрипшим от волнения голосом потребовала я.
   Паук не ответил, медленно поднеся бокал к губам. Похоже, он решил, что это блеф.
   -Ты не слышал? - мой голос стал выше. Стоять вот так, наведя пистолет на живого человека было совсем непросто. Уже второй раз Паук находится в одном нажатии курка от смерти и второй же раз не боится. Игнорирование было хуже любой провокации, но я старалась не поддаваться панике.
   -Ты стала гораздо интереснее, малышка, - внезапно улыбнулся мужчина, отставляя виски и поднимаясь на ноги.
   Я непроизвольно попятилась, но тут же остановилась, так и не опустив оружие.
   -Убирайся и никогда больше не появляйся в моей жизни. И если ты хотя бы посмеешь дотронуться до Ганса или кого-то, кто мне дорог, будь уверен, я сдам тебя полиции, даже если при этом сяду сама. И сделаю все, чтобы посмотреть на твое лицо при оглашении приговора.
   -Когда-нибудь, ты будешь полностью принадлежать мне, - произнес Паук и от этого голоса мне стало жутко. Если бы мужчина стал спорить, что-то доказывать, угрожать, было бы проще. Но чертов маньяк выиграл и тут, просто констатировав очевидное.
   Убийцы развернулся и двинулся к двери. Я настороженно шла следом, не решаясь отпустить взглядом подтянутую фигуру и снять его с мушки. Только запертая на все замки дверь позволила напряжению уйти и разжать судорожно сжатые на ручке пистолета пальцы. В этот момент тело словно лишилось опоры, а ноги налились неимоверной тяжестью. Из последних сил я проверила замки на окнах и только после этого позволила себе вернуться в спальню.
   В темноте и тишине квартиры накатил эмоциональный откат, уже второй за этот вечер. Слезы сами собой заструились по щекам, а в груди появился противный ком. Появление Паука перевернуло все, что я так упорно строила последний год. Моя новая, не самая лучшая, но все же приличная жизнь летела в тартарары. Старая рана на сердце открылась и болела так сильно, что хотелось кричать. Я любила Паука так сильно, как еще никого в своей жизни. Одержимость Дэни была ничем, по сравнению с тем, какие чувства вызывал убийца. Одно прикосновение лишало разума, заставляло желать сумасшедшей близости, совершенно не заботясь о последствиях. Мне хотелось раствориться в объятиях маньяка, согласиться на любые его условия, лишь бы так продолжалось все оставшуюся жизнь.
   Но это была лишь иллюзия. То, что я сделала, было необходимо и продиктовано реальностью, а не больной фантазией. Невозможно строить жизнь с одержимым, который может прикончить тебя в любую секунду. Я бы просто не смогла знать, что на руках, скользящих по моему телу было столько крови. Однако, несмотря на логику, в душе было пронзительно пусто.
   Когда кончились слезы я просто осталась сидеть на краю постели без единой мысли в голове. И только когда за окном забрезжил рассвет пришло осознание, как нестерпимо опухли глаза. Усталость, смешанная с отупением наконец взяли верх, позволив забыться, едва оказавшись под одеялом. Слава богу, в эту ночь мне ничего не снилось.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"