Шмелева Елена: другие произведения.

Игры властителей. (Терра Л'Ла, I часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 6.68*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотацию перепишу, а пока...
    Кто ты, виденье из огня?
    Что за роль играешь ежедневно?
    К чему стремится так душа твоя?
    И сможешь ли судьбу принять смиренно?

    Я Демон, что рожден людьми.
    Я не играю, лишь живу мгновеньем.
    Она стремится ввысь, от кутерьмы.
    Ну а с судьбой бороться буду с иступленьем...
    Прим.: Первая часть "Терра Л'Ла". С благодарностью ловлю тапки ;)


Пролог Глава 1 Глава 2 Глава 3 Глава 4 Глава 5 Глава 6 Глава 7 Глава 8 Глава 9 Глава 10 Глава 11 Глава 12 Глава 13 Глава 14 Глава 15
Глава 16 Глава 17 Глава 18 Глава 19 Глава 20 Глава 21 Глава 22 Глава 23 Глава 24 Глава 25 Глава 26 Глава 27 Эпилог

ПРОЛОГ
История создания мира Террелла (перевод c первоначального Therra L'lay)


Когда демиург создал свой первый мир - Терреллу, перед ним встала сложная задача населения планеты живыми существами. В отличие от своих коллег, он хотел создать нечто совершенное и могущественное. Демиург был молод и понимал, что одной планетой в целой галактике он не ограничится. Приглядывать же за каждым своим детищем, создавая новое, он не сможет. Тогда он создал трёх существ, которых назвал драконами. Творец наделил их разными способностями, но при этом каждому дал уникальную защиту - вторую ипостась. В этом облике им практически невозможно было причинить вред: оболочка дракона, не восприимчива к атакующей магии и физическому оружию.
Они были восхитительно красивы и сильны. Чтобы обезопасить себя и остальных жителей планеты, которых демиург планировал создать в будущем, он оставил себе лазейку в их, казалось, абсолютной защите - разум.
Своим первым детям, коими он считал всех существ, созданных им, Творец дал имена.
Марис - кареглазый шатен с правильными чертами лица и телом, которому позавидовали бы лучшие атлеты, в ипостаси дракона имел тёмно-красную чешую. Ночью она казалась чёрной, а на солнце производила потрясающий эффект охваченного багряным огнём крылатого ящера. У дракона были мощные крылья и громоздкое тело. Только Марис мог подняться в небо и парить. Спустя тысячелетия, люди назовут его Богом Ярости и Войны, хотя сам он всегда был хладнокровным и рассудительным.
Валиос - молодой юноша с золотисто-карими глазами и волосами цвета молодой пшеницы в силе не уступал своему брату, но перекидывался в золотого дракона. В отличие от Мариса, у него не было крыльев. Золотой дракон обладал более гибким телом и мог укрываться под землёй. Позже его будут считать своим покровителем торговцы и ремесленники.
Мхарт был самым красивым из братьев. Цвет его глаз соперничал с синевой океана и небесной лазурью, и всегда выходил победителем, а разнообразию оттенков чёрных волос завидовала сама ночь. Оттенок чешуи ипостаси дракона менялся от сине-зелёного, до чёрного. Сам же дракон был меньше Мариса, но крупнее Валиоса. Вместо крыльев у него были плавники, и вода была его стихией.
Молодой человек оказался самовлюблённым и амбициозным. Узнав о дальнейших планах Отца, а именно, о намерении оставить сотворённую планету своим чадам, Мхарт решил прибрать всю власть к рукам. Он искренне считал себя достойнейшим для этой ответственной миссии. Братья его мнения не разделяли, и убедили Синего дракона в том, что три головы лучше одной. Вернее, им казалось, что они смогли переубедить упрямца. Мхарт был слишком честолюбив, чтобы отказаться от единоличного правления целым миром, поэтому только сделал вид, что поддался на уговоры братьев, выжидая лучшего момента для нападения. Братья, не подозревая о коварных планах Мхарта, предлагали различные варианты правления миром, с удовольствием отмечая активное участие в диалоге синего дракона.
Перед созданием других рас, демиург подарил каждому дракону по десятку яиц, наказав им самим создать себе потомков, вкладывая в них свою душу. Хотя, скорее он пытался занять своих первых детей, чтобы они не мешали в сотворение пока еще его мира. Убедившись, что братья при деле, Творец с головой погрузился в заселение Терреллы.
Вторыми его детьми стали эльфы. Править миром должны были драконы, поэтому эльфов Творец не наделял второй ипостасью и могуществом, но подарил им отменный слух, острый взгляд и гибкость. И если драконы обладали магией стихий, то эльфы стали обладателями магии жизни. Так как её использование неразрывно связано с магией земли, воды и воздуха, то некоторым эльфам посчастливилось стать обладателями и этих стихий.
Демиург создал эльфов исходя из подсмотренного у одного из коллег образа феи. Только в отличие от этих крошечных крылатых созданий, эльфы были высокими, без лишних конечностей за спиной. Они будто светились изнутри, светловолосые и с глазами цвета сочной луговой травы, либо ясного летнего неба. Все они оказались прекрасны, но демиург на этом не остановился. Он создал не менее прекрасных, но абсолютно противоположных по внешним данным существ. С иссиня чёрными волосами, радужки глаз их были тёмными, но имели различные оттенки. Неосознанно, он вложил в каждого темноволосого эльфа что-то от внешности Мхарта, ведь он был его любимцем. Тогда Творец и предположить не мог, чем для последних обернется его прихоть. Объединяло всех эльфов только наличие удлинённых заостренных ушек.
Творец призадумался над созданием следующего существа, но тут терпению Мхарта пришёл конец. Братья заняты созданием потомков, Отец создаёт новые расы, все сосредоточены на своих делах и лучшего момента не найти.
Первым от рук своего брата погиб Валиос. Он стоял спиной к Синему дракону, вливал свои чувства и эмоции в лежащее перед ним яйцо и был полностью поглощен этим занятием. Поэтому удар когтистой лапой в незащищенную спину, оказался для него полной неожиданностью. Поначалу Мхарт собирался уничтожить всю кладку. Но чтобы стать великим правителем, ему необходимы подчинённые, а их ещё слишком мало. Поразмыслив, он не стал уничтожать будущих подданных.
Демиург почувствовал смерть одного из своих сыновей и догадался, кто стал этому причиной, но всё равно не успел спасти Мариса. В тот момент, когда он материализовался в пещере красного дракона, Мхарт уже успел вонзить свои когти в человеческое тело второго брата. Устранить самого Творца он не мог, и прекрасно это понимал. Дракон с ужасом смотрел на Творца, ожидая справедливого наказания. Отец не простил братоубийства, но и лишить жизни своё дитя тоже не смог.
- Ты хотел владеть целым миром? Я дам тебе такую возможность. Ты сам наполнишь свой мир жизнью, но запомни: все существа будут появляться с твоими самыми основными качествами.
- Ты прощаешь меня, Отец? - не веря в свою удачу, прошептал Мхарт.
- Это не дар, а твоё наказание. Когда ты начнёшь править своим миром, ты сможешь осознать это.
Демиург сотворил Изнанку мира и, прорвав материю Терреллы в самом глубоком месте океана, отправил туда дракона-ренегата, лишив его возможности менять сущность. Перед уходом в свой новый мир, Мхарт уже не выглядел как человек или дракон. Существо покрытое тёмно-зелёной, практически чёрной, чешуёй с огромными когтями на слишком больших для человека руках и мощным рыбьим хвостом. Голову венчала корона из пяти роговых наростов. Глаза мутного болотного цвета с вертикальными зрачками и четыре выпирающих клыка, не способных уместиться во рту. Такой облик стало ещё одним наказанием самовлюблённому юноше, который часами мог смотреть на свое отражение.
Такое положение дел не лучшим образом сказалось на его, и без того, скверном характере. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять какие сущности стали появляться в его мире, взращенные на обиде, ярости и жажде мести. В моменты затишья, когда холодный расчёт сменял слепую ярость, ему удавалось сотворить разумных демонов. Они стали его приближёнными и управляли огромным количеством низжих созданий, живущих только инстинктами. Позже, когда Мхарт набрался сил, ему удалось найти небольшую лазейку для своих творений, через которую на Терреллу регулярно забрасывались его монстры. Иногда их возглавляли демоны, но большей частью ужасных тварей отправляли с одной только целью - посеять панику среди живущих на поверхности. Сам Мхарт, как ни старался, не мог пробиться во внешний мир.
Творец тоже времени зря не терял и занимался заселением своего первого мира. Несмотря на то, что править было уже некому, он не стал менять своих планов - создать мир и позволить ему жить самостоятельно.
Демиург создал ещё одну расу. Внешне они были похожи на эльфов, только уши были не столь длинными. Для того чтобы они могли слышать своего создателя и общаться с ним, их наделили магией разума. Творец нарочно дал молодой расе единственное оружие против драконов. Создавая их, он вложил в новорожденных всю скорбь по погибшим детям, любовь и прощение по отношению к братоубийце, нежность и всепоглощающую любовь ко всему живому. И его последние дети слышали и понимали Творца, но только через животных и растения. Их души были светлыми, но ментальная магия сильно истощала представителей этой расы, и они нашли себе мощный источник энергии - кровь.
Любая кровь содержит энергию. Чем больше магии в существе, тем меньше крови требуется вампиру. Чтобы утолить энергетическую жажду, необходимо выпить всю кровь кролика, или достаточно сделать глоток крови среднестатистического мага. Вампиры ни с кем не воевали, жили обособленно и часто обращались к создателю. Творец не мог нарадоваться на своих "младшеньких" и баловал их разными новыми способностями. Он наделил их острыми клыками и когтями, которые они могли выпускать в случае необходимости - так он помог им решить проблему с добычей крови.
Было несколько случаев, когда у вампира под рукой не было ножа и он "заговорившись" с Отцом погибал от истощения. Примерно через тысячелетие Светлые эльфы решили, что вампиры слишком быстро размножаются и, хоть пока не проявляют никаких признаков агрессии, нельзя позволить набрать им мощь. Кто знает этих тихонь, что им в голову взбредёт? И они начали охоту на вампиров. Творец разозлился на ушастых и наделил вампиров огромной силой и очень быстрой регенерацией. Но Светлых к тому моменту стало слишком много. Правда они тогда уже вели междоусобную войну со своими темноволосыми братьями. Обвиняли в служении Мхарту и всячески притесняли их. Но стычки были небольшие и существенных потерь светлые эльфы не несли, что позволило развернуть масштабную войну против вампиров.
Тёмные эльфы в той бойне пытались помогать вампирам, желая насолить своим светлым братьям. Но когда они почувствовали, что силы не на их стороне, быстро ретировались. Опасаясь гнева светлых братьев, они спрятались в горах. Творец печально смотрел на это безобразие и пытался придумать, как спасти "младшенькую" расу. О том, что бы уничтожить эльфов не могло быть и речи. Это ведь тоже его дети, только старшие. Как оградить любимых чад от вредных ушастиков он придумал, его больше волновал вопрос, как объяснить светлым, что они не правы. Благо, флегматичные Драконы сидят на месте и не лезут в конфликт.
Первым делом, демиург создал Летающую страну со столицей - Дэррен и наделил вампиров способностью левитировать на дальние расстояния. Теперь в этом городе эльфы им не страшны. Осталось научить светлых хорошим манерам и тогда его "малыши" смогут беспрепятственно перемещаться по миру. Наказание он придумал довольно жестокое, но действенное.
Светлые эльфы, как и Мхарт, слишком ценят свою внешность. Уши - вообще отдельная тема. Чем острее кончики ушек, тем красивее и изящнее считался эльф. Вот по этому слабому месту и била кара Творца. Любой светлый эльф, убивший вампира, терял свою красоту и изящество и становился гномом! Уши округлялись и увеличивались. Фигура уменьшалась в два раза в длину, зато пропорционально увеличивалась в ширину. Мягкие, блестящие и шелковистые локоны превращались в жёсткие колтуны и теряли свой блеск, отчего казалось, они темнеют. Увидев такие метаморфозы, бывшие эльфы с позором бежали из Зачарованного Леса и укрывались в горах. К слову сказать, там же, где и их немногочисленные тёмные братья, которые уцелели в войне между вампирами и светлыми эльфами.
Гномов оказалось довольно много: пока светлые догадались, что за проклятье их постигло, многие прекрасные представители сей славной расы превратились в уродливых карликов. Когда же они столкнулись со своими тёмными братьями в новоприобретённом облике, а те высмеяли неудачников, началась очередная война. Силы были равны, но Тёмных и так было не много и они, решив не рисковать своими жизнями, ретировались за горную гряду. Пройдя между драконьих гор и гор, в последствие названных Гномьим кряжем, они добрели до очередной возвышенности. Небольшой хребет абсолютно не подходил для проживания, но сил на его преодоление уже не оставалось. Беглецы решили временно осесть у подножия, а позже исследовать земли за ним.
Когда вампиров, наконец, оставили в покое, Создатель решил обратить свой взор на Тёмных эльфов. После стольких поражений и притеснений связанных, якобы, с их приверженностью дракону-ренегату, они действительно стали обращаться за помощью к нему. Мхарт всегда отвечал и научил магии Смерти. Творец видел это, но не вмешивался. Несмотря на то что большая часть темноволосых эльфов отвернулась от него, он решил наградить их за помощь вампирам и немного успокоить свою совесть. Ведь это он по своей прихоти создал их похожими на Мхарта.
Проснувшись однажды утром, Тёмные увидели узкую пологую тропинку уходящую вверх по хребту, которой до этого не было. Они снарядили небольшой отряд и отправились на разведку. То, что предстало взору, заставило их глаза широко раскрыться. Со стороны долины хребет казался обычным холмом, высоким, неприступным, но холмом. Поднявшись вверх по тропе, они увидели прекрасный город расположенный внутри хребта, окруженный прекрасной цветущей долиной. В центре поселения возвышались два храма: чёрный и белый, а между ними пряталось здание, будто сотканное из серых кружев. Вокруг грандиозных строений расположились уютные домики, образуя три круга. Каждый домик утопал в зелени. Деревья здесь были такие же, как в Зачарованном лесу - "живыми".
Эльфы спустились в долину, чтобы узнать, кто здесь живет и как называется это чудесное место, но город оказался совершенно пустым. Несмотря на отсутствие жителей, всё оказалось ухоженным, как будто хозяева только что покинули эти места. Тогда исследователи направились к центральным зданиям. Не сговариваясь, они первым делом посетили чёрный храм, но здесь их встретила только статуя изображающая Мхарта. Поклонившись ему, воины вышли и отправились к белому храму. Тут их уже ждал он. Сам Создатель показался своим творениям, чтобы дать им шанс исправить свои ошибки.
- Дети мои, вы можете остаться в этом прекрасном городе имя которому Дроувэл. Жить здесь, не подвергаясь больше нападениям со стороны своих Светлых братьев. Тропу, по которой вы поднялись сюда, не увидит никто из представителей иных рас без вашей помощи. Но этот город будет существовать только до тех пор, пока в моём храме будут появляться представители вашей расы. Как только он опустеет - город исчезнет. Я даю вашему народу выбор: здесь есть храм Мхарта, желающие и дальше могут обращаться к нему.
Естественно, никто не подумал отказаться от столь щедрого предложения, а члены того отряда, навсегда стали последователями Творца. Тёмные осели в Дроувэле и стали называть себя - дроу. Казалось бы, всё наладилось. Однако эмоциональные эльфы, теперь уже дроу, не имея внешнего врага, стали воевать друг с другом, отстаивая своих божественных покровителей. Между обычными жителями война шла в основном словесная, а вот у власть имущих плелись такие изощрённые интриги, что правитель каждый раз отправляясь спать, прощался со своей семьёй. Первым Владыкой стал именно глава отряда, который и нашёл этот город. Он поклонялся Творцу, тогда как большая часть населения оставалась верна Мхарту. После успешного покушения на первого правителя, к власти пришёл приверженец дракона-ренегата. За всю дальнейшую историю существования Терреллы и до сего дня лишь единожды у власти появился почитатель Творца, и тот недолго продержался на троне. Дроу помнили слова Создателя о том, что городу не стоять на этом месте без белого храма, поэтому никогда не трогали его жрецов.
Последней разумной расой, которая появилась в этом мире, была человеческая. Создатель Терреллы не имел никакого отношения к её появлению. Он сам был крайне удивлён, увидев этих созданий на Террелле, но довольно быстро выяснил их происхождение.
Его коллега создал свой мир: растения, животных. Когда всё было пригодно для жизни разумных существ, решил заселить его людьми. Но он ошибся в расчётах и вместо того чтобы появиться на Заргсе - так назывался его мир, люди оказались на Террелле. По той причине, что создатель у них был иной, люди разительно отличались от всех остальных жителей. Они не обладали никакой магией. Чтобы ускорить заселение Заргса, их Создатель наделил их способностью к быстрому размножению.
Представители всех рас на Террелле могли иметь не больше двух детей. Такое ограничение демиург заложил, чтобы избавить мир от проблемы перенаселения. Учитывая, что две расы практически бессмертны: драконы и вампиры, проблема была довольно актуальной. К тому же дети рождались только после свадебного обряда, предполагающего полное единение душ. После него два разных существа становились, как бы, единым целым. При обоюдном желании они могли читать мысли друг друга, как открытую книгу. Всегда знали, где вторая половинка. Надо ли говорить о том, что такие обряды проводились крайне редко?
То, что люди так быстро расползутся по всему миру, Демиург и представить не мог. Об их способности к воспроизведению огромного, по его мнению, потомства, он узнал слишком поздно. Благо продолжительности жизни у чужих для его мира существ была не больше века, да и подраться они любили, и находили множество поводов для самоуничтожения. Творец никогда не вмешивался в разборки человеческой расы. Хоть он и обещал их создателю, что не будет причинять им вреда и позволит жить в своём мире, но и о помощи речи не было.
Шло время, Демиург покинул планету и вернулся в свой родной мир Эдем - колыбель Творцов. Сам себе он дал клятву не вмешиваться в судьбу Терреллы без крайней необходимости, позволив жителям самим вершить свою судьбу.
Его старшие флегматичные и высокомерные дети обосновались в горах и назвали их просто, но понятно: Драконьи горы. Только водные драконы предпочли родную стихию и обосновались в человеческих империях на берегу океана, лишь иногда появляясь в подводных пещерах горы в истинной ипостаси. Сами горы представляли собой длинный горный хребет, разделенный большим ущельем. Вот одна из них и называлась Драконьими горами, а вторую часть заняли преображённые в маленьких гномов Светлые эльфы. За ними были горы поменьше. Даже не горы - высокий холм. Там, в сказочном городе внутри Тёмного хребта, жили Тёмные эльфы, называющие себя дроу. Долину за холмом облюбовали люди.
Как они пробрались за такой короткий срок, казалось, через неприступный горный хребет, даже Творец не знал. Эльфийскую тропу они не видели, иначе не прошли бы мимо города. Люди в этой долине провозгласили себя отдельной от остальной человеческой расы империей и назвали её Дорт. Оставшиеся люди поселились между эльфийским Зачарованным Лесом и Драконьими горами. Первые были в бешенстве, вторые равнодушно взирали на происходящее в долине с высоты своих горных пещер.
Без воин человеческая раса разрасталась с огромной скоростью. Эльфы и глазом моргнуть не успели, как всё пространство вокруг леса заселили люди. Однако, опасаясь превратиться в какую-нибудь неприглядную личность, они не нападали.
Терпению эльфов пришёл конец, когда люди стали рубить их тысячелетние деревья. Такого варварства они не смогли вынести и, наплевав на последствия, пошли показывать "человечкам" их место. Те не согласились, мотивируя нехваткой земли для проживания. Началась бойня. Не война, а именно истребление людей. В отличие от местных жителей, представители человеческой расы не имели магических способностей и могли противопоставить эльфам только примитивное оружие в виде копий и мечей.
Жители Дорта поняли, что дальше аборигены пойдут уничтожать их и пришли на помощь сородичам. Ситуацию это вряд ли могло спасти, если бы не вмешались вампиры. Они ещё помнили, как Светлые уничтожали их просто за существование и решили помочь людям. Против них эльфы выступить не решились, а вот гномы ввязались в эту войну с большим удовольствием. Так эльфы продолжали уничтожать людей, а гномы сражались с вампирами. Потом в войну ввязались дроу, причём за обе стороны сразу. Последователи Создателя встали на сторону вампиров, а их оппонентам пришлось помогать светлым братьям, хотя это их не очень радовало. Но упустить такую возможность и уменьшить численность приверженцев белого храма они не могли.
Драконы - единственные, кто не ввязался в войну, смотрели на происходящее с высоты своих горных пещер. С тем безобразием, что творилось внизу, их связывал только тотализатор. Они уже сделали ставки и теперь ждали окончания войны, но у Демиурга имелись свои планы на их счет. Он появился перед правителями драконьих кланов и потребовал вмешательства, дабы прекратить всё это. И драконы прекратили. Только Демиург не уточнил, как они должны это сделать. Циничные драконы красного клана раскрыли свои крылья и полетели останавливать войну. Если бы не маги, вовремя выставившие щиты, горели бы все расы на общем драконьем костре. После своеобразной помощи драконов численность населения Терреллы уменьшилась вдвое.

Эту войну назвали Великой Межрасовой и начали новое летоисчисление со дня её окончания. Все разбрелись по своим домам. Все, кроме людей раньше проживавших рядом с Зачарованным Лесом. После драконьего пламени и огромного количества высвобожденной магической энергии на этом месте образовалась пустошь. Люди отправили своих представителей на переговоры с эльфами. Война поумерила заносчивость Светлых, и они договорились, что люди будут проживать рядом, но никогда больше не будут покушаться на земли эльфов. Сами люди долго спорили, в какой стороне от Пустоши им будет комфортнее жить и, не придя к консенсусу, решили разделиться. Так появились ещё две империи людей: Гардэн и Амения.
За этими событиями не сразу заметили появление новых рас: орков и троллей. Вернее, расы не совсем новые - это наказание дроу и вампиров за убийство представителей магических рас. Но, как и гномы, они смирились со своей участью. Все они были воинами, поэтому создали кланы наёмников. Не подчиняясь никому, они просто оказывали свои услуги за материальную компенсацию.

ЧАСТЬ 1

ИГРЫ ВЛАСТИТЕЛЕЙ

Мы часто бьёмся за мечту,
Не думая о результатах.
Успеха крылья поднимают в высоту,
Не беспокоясь о страховочных канатах.

ГЛАВА 1

Минуя нас, судьба вершит дела
Гай Петроний Арбитр

Ожерелье из семи ночных спутников Терреллы освещало комнату в небольшом замке на самой границе человеческой империи Гардэн. За ней начинается Зачарованный Лес, принадлежащий Светлым эльфам. На огромной кровати, способной разместить пять здоровых орков, лежала хрупкая девушка. По человеческим меркам, ей можно было дать лет шестнадцать, вот только к людям она не имела никакого отношения. Да и возраст у неё был намного больше - девушке вскоре исполнится триста лет.
О своём происхождении она знала только то, что один из родителей эльф. Об этом свидетельствовал очевидный признак - ушки, а так же белоснежная кожа. О втором родителе она не знала ничего. Только драконы красного клана могли обладать волосами цвета багряного заката и такого же оттенка глазами, которыми природа наградила девушку. Но, меняя ипостась, она не становилась огромным крылатым ящером, а только покрывалась чешуйчатой кожей. В моменты страза или гнева, чёрные зрачки девушки сменялись красным пламенем. В то что она могла быть полудраконой девушка не верила.
Смешанные браки на Террелле - невиданное дело. Каждая раса радеет за чистоту своей крови, а внебрачные дети рождаются только у людей. У магических рас без обряда единения душ, который является неотъемлемой частью свадьбы, дети не рождаются. Но даже если предположить, что случилось чудо и ребёнок, пусть и полукровка двух магических рас, появился - за него будет идти война. Каждый из родителей постарается оставить его при себе.
Девушка давно терялась в догадках, что могло произойти, чтобы представители магических рас отказались от неё, отдав людям. Пусть кто-то из родителей и озаботился будущим своей дочери, но сделал это инкогнито. Выяснить кто они, Кане за триста лет не удалось. Люди столько не живут и тех, кто мог хоть что-то рассказать, уже нет среди живых. Сейчас она всего лишь подданная империи Гардэн, наследница удочерившей её графини Элиос.
Если бы не вторая сущность девушки, проявляющаяся в момент опасности ли гнева, она бы не сомневалась, что появилась на свет от союза эльфа и человека. В такие моменты её нежная белая кожа покрывается красной чешуёй, а в глазах полыхает огонь. Но об этой способности знают только её друзья и враги, которые уже никому ничего не смогут рассказать. Друзей за три сотни лет у нее появилось не много. Несмотря на свою необычайную красоту в эльфийском облике, она чувствовала себя изгоем и сознательно ни с кем не сближалась, опасаясь насмешек со стороны тех, кто мог занять место в её сердце.
Никто бы не заподозрил в мирно спящей красавице, самого опасного наёмного убийцу в этом мире. Девушка, избавляясь от облика прекрасной и наивной аристократки, часто работала наёмницей. Но надо отдать ей должное, заказы она принимала только тогда, когда считала, что смерть одного человека, способна спасти несколько жизней. И убивала только тогда, когда убеждалась в правоте заказчика. Определить ложь ей не составляло никакого труда - такого эмпата больше не найти на всей Террелле.
Имя, данное ей при рождении - Канаэлин, титул и второе имя приёмная мать скрыла от неё. Живя среди людей, девушке пришлось отказаться это своего имени и согласиться на человеческое - Канара, а точнее - графиня Канара Элиос. Друзья называют её Каной, но обществу она больше известна как Демон. Конечно, общество не знает, что графиня Элиос и Демон одно лицо, но слава её второй сущности затмила известность графини, которая старалась как можно реже появляться на людях. Второе имя - Демон она заслужила своими заказами, которые всегда выполняла. Какой бы сильный враг ей не противостоял, она справлялась с заданием.
Но столь громкое имя она получила не только за это. Основной причиной была её странная внешность. Кем можно считать невысокое, остроухое создание, обтянутое красной чешуёй? Конечно, созданием Изнанки. Но Кане даже нравился её рабочий псевдоним.
За триста лет в империи Гардэн, сменилось много правителей. Но с тех пор как её тело оформилось, каждый стремился затащить очаровательную подданную в свою царскую постель, несмотря на вторую сущность. Правящая династия знала о её особенности, но это было семейной тайной. Никто не рисковал вступать в открытый конфликт с Демоном.

***

Пока девушка нежилась в объятиях сна, Аэрон Велийский - нынешний правитель империи Гардэн расхаживал по своему кабинету, пытаясь найти способ убедить Демона помочь в назревающем конфликте.
Его страна располагалась в очень удобном месте. С одной стороны империю омывает океан, с другой - Зачарованный лес, а с третьей Гардэн скрывали Драконьи горы. Редко какому врагу удавалось пройти на территорию империи, но и такое случалось. Но в отличие от Амении и Дорта, которые постоянно воевали между собой, Гардэн мог похвастаться мирной жизнью.
Но вчера пришёл ультиматум от таинственного правителя острова Моргран. Он требовал вернуть ему захваченных в порту учеников Межрасового Магического Университета и выдать виновных в похищении студентов. Из письма император узнал, что пропавших было десять. В порту нашлось много свидетелей утверждающих, что в таверне к мирно обедающим студентам подошли люди в форме имперской стражи и довольно грубо потребовали пройти к местным властям. Ни на какие вопросы молодых магов стражи не отвечали. Они надели на всех членов группы антимагические браслеты и увели в сторону городской тюрьмы.
Всё произошло три дня назад. Сначала правитель Морграна, по совместительству являющийся ректором вышеупомянутого университета, решил, что произошла досадная ошибка. Если бы его студенты нарушили закон, его должны были сразу проинформировать, но он не получил никакой информации. Мало того, на острове были схвачены тайные агенты, которые утверждают, что прибыли по распоряжению самого императора Аэрона. Так что правитель Мограна требует вернуть пропавших студентов и отправить посольство на остров для решения дальнейшей политики. И если условия не будут выполнены, то студенты выпускных классов будут сдавать экзамены по боевой магии в империи Гардэн, под присмотром самого ректора. То есть на империю натравят лучших магов и позволят им творить всё, что вздумается. Учитывая то, что человеческая раса обделена магической силой, у империи есть все шансы исчезнуть с лица Терреллы.
Император точно знал, что никаких шпионов не посылал. Ни о каких задержанных студентах у него информации нет, хотя он поднял на уши всю стражу, значит, кто-то очень хочет подставить их. Вести переписку невозможно: неизвестный враг наверняка перехватит, а если и позволит дойти письму, то нет гарантии, что содержание останется прежним.
Идти с посольством, можно только вернув студентов. Без них императора со свитой дальше городского телепорта не пропустят. Аэрон понимал, что идти придётся одному, и, скорее всего, путешествие будет в один конец. Он умелый мечник, правда, только по человеческим меркам, но против чудовища, каким описывают правителя Морграна, мало чего стоит без магии. Поэтому он счел необходимым взять с собой того, кто сможет в случае провала выбраться с острова живым и сообщить обо всём Совету. На ум ему приходит только одно существо, способное помочь в данной ситуации. Но как уговорить Демона отправиться на остров? Тяжело вздохнув, он настроил шар передач на замок графини Элиос.

***

Кане снился прекрасный сон: она стояла на песчаном берегу чудесного острова. Волны изумрудного океана ласково касались её босых ног, а теплый ветер играл с длинными локонами тёмно-красных волос. Она знала, что не одна, но без того, кто стоял за спиной, счастье девушки было бы неполным. С нежной улыбкой, она стала оборачиваться, чтобы взглянуть на любимого, но в этот момент её разбудил сигнал шара передач.
Графиня громко выругалась и пообещала скорую расправу нарушителю спокойствия. Она накинула лёгкий шёлковый халат поверх коротенькой ночной рубашки и провела рукой по гладкой поверхности шара. Увидев растрепанного императора, у Каны вырвался полустон-полурык:
- Аэрон, гоблин тебя побери! Неужели ты даже во сне не можешь позволить мне уединиться с мужчиной? У тебя минута на то, чтобы убедить меня оставить тебя в живых!
- Ох, милая Кана, ты как всегда приветлива. Если откроешь портал, я с радостью восполню твою потерю. - Император позволил себе лёгкую иронию, но сейчас ситуация была слишком напряженной, и он тихо попросил: - А если серьёзно, то кроме тебя мне сейчас никто не сможет помочь. Разговор слишком хм... конфиденциальный, давай поговорим в твоём замке - во дворце слишком много ушей.
- Сон досмотреть всё равно не дашь? Пойду открывать портал, - проворчала Канна.
Аэрона она любила. Не как возлюбленного или как императора, скорее как собственного ребёнка - он вырос на её глазах. С его родителями графиня была очень дружна, несмотря на то, что его отец делал ей недвусмысленные предложения. Но это было ещё до его встречи с супругой. После он понял, что значит истинная любовь и прекратил свои попытки завоевать непокорную подданную.
Кана быстрым шагом шла по галерее своего замка и сетовала на тяжелую судьбу лучшего друга наглого императора, который даже во сне умудряется избавляться от недостойных столь прекрасной леди ухажеров:
- Вот ведь заноза! И что ему могло понадобиться в такое время? Хотя, что гадать, сейчас сам всё расскажет. - Она открыла портал и тут же оказалась в объятиях молодого мужчины, чуть старше тридцати лет.
Выглядел Аэрон как всегда очаровательно: высокий, статный, с короткими русыми волосами и светло-голубыми глазами, напоминающими утреннее летнее небо. И хоть под глазами залегли темные тени, на губах играла задорная мальчишеская улыбка, которую никто кроме Каны давно уже не видел. Император всегда должен быть вежлив и сдержан. Единственная улыбка, которую он может позволить себе - это снисходительно-покровительственная. Но на то они и друзья, чтобы можно было забыть о правилах поведения в высоком обществе.
- Аэрон, если бы ты пришёл днём, я бы сказала, что рада тебя видеть. А сейчас выкладывай, что случилось и проваливай. Я ещё надеюсь застать своего принца на том же месте где оставила. - Вопреки своим словам, Кана обняла императора и нежно коснулась губами гладко выбритой щеки.
- Тогда перейду сразу к делу. Империя в большой опасности, и я надеюсь на помощь Демона.
- Хоть бы раз что-нибудь новенькое сказал! Ладно, пошли в гостиную. Расскажешь, что за напасть приключилась в этот раз.
Когда они устроились на мягких диванах с бокалами лёгкого вина, император подробно рассказал содержимое письма от правителя Морграна и поделился своим планом.
- То есть ты хочешь, чтобы мы вдвоем отправились в логово зверя? Это невозможно! Я не позволю тебе так рисковать. Ты понимаешь, что произойдёт, если ты не вернёшься? У тебя нет наследников, ты ведь даже не женился ещё! Ты подумал об империи?
- Как раз о ней я и думаю. Эти маги камня на камне не оставят. Погибнут мирные жители. Мы пойдем без свиты, без оружия и я попытаюсь доказать ему, что власти Гардэна не имеют никакого отношения к происходящему. Мне нужно время, чтобы найти тех предателей, которые так меня подставили и выяснить, что происходит. А срок ультиматума заканчивается завтра в полночь.
- Ты ведь всё равно пойдёшь? - вопрос был риторический, и император только усмехнулся. - Ладно, когда отправляемся на остров?
Улыбка Аэрона стала шире:
- Прямо сейчас! Днём моё отсутствие привлечёт нежелательное внимание.
- А с чего ты взял, что правитель Морграна встретит тебя среди ночи с распростёртыми объятиями?
- Надеюсь, Силивен нас примет сразу. В противном случае будем ждать, пока он соизволит это сделать. Я не вижу другого выхода.
- Ну, что мне с тобой делать? - Девушка поднялась со своего места и, подойдя к императору, ласково потрепала по волосам. Аэрон скривился, понимая, что она воспринимает его как ребёнка. Ему это очень не нравилось, ведь он, как когда-то его отец, рассчитывал склонить Кану к более близким отношениям. Она проигнорировала недовольство венценосной особы и пошла к выходу из залы:
- Мне нужно переодеться и настроить портал. Поднимайся пока в кабинет, а я приду, как только подготовлюсь к бою.
Последовав совету Каны, император поднялся на второй этаж замка, и пошёл по галерее к кабинету, через который и проник сюда ранее. Проходя мимо картин, где была изображена графиня, он невольно засмотрелся на произведения неизвестных художников. Везде она была разная, каждый мастер видел её по-своему. Где-то - маленькая наивная девочка, где-то - роковая красавица, а некоторые и вовсе изображали грозную воительницу. Хотя, казалось, с такой милой внешностью изобразить её настоящим воином невозможно, но мастеру удалось сохранить все черты совершенного лица и вложить в портрет силу опасного противника. К тому времени, как Аэрон подошёл к высокой двери, за которой скрывался кабинет девушки, Кана успела не только переодеться в свой костюм наёмницы, но уже заканчивала настройку телепорта. Обернувшись, она увидела смущённое лицо императора:
- Ну и где тебя гоблин носил? Или уже передумал соваться в осиное гнездо?
- Эм... Хм... - Щёки предательски покрылись румянцем, но Аэрон напомнил себе, кем собственно является, и грозно, как обычно общался с подданными, продолжил: - Графиня Элиос, не забывайте, с кем имеете честь разговаривать! Всё готово к телепорту? Тогда нечего хамить императору, вперед!
В ответ на эту тираду, Кана только фыркнула и подмигнула ему. Закрывшись броней, она шагнула в окно стационарного телепорта. Через несколько мгновений Аэрон последовал за ней, но выйдя из телепорта похолодел.
Их окружало небольшое войско. За те несколько мгновений, на которые Кана опередила императора, её успели оттеснить от телепорта на приличное расстояние и сейчас целенаправленно пытались убить. В основном боевыми заклинаниями, но находились и смельчаки, которые пытались пусть кровь с помощью меча. Кана не сопротивлялась. Она стояла, подняв обе руки вверх, лишь иногда прикрываясь магическим щитом от ударов мечом. Хоть под глубоким чёрным капюшоном невозможно было разглядеть лица, Аэрон знал, что на очаровательном личике играет самодовольная улыбка.
Не успел он задуматься, почему Демон прикрывается только от самых болезненных ударов и не использует полноценный щит, как получил ответ: свою круговую защиту она замкнула на нём. Негостеприимные аборигены, увидев второго гостя, кинулись к нему, но магический щит был надежен и ни оружие, ни заклинания не могли его пробить.
К сожалению, подобный щит требовал слишком больших затрат от мага, наложившего его. К тому же, если щит накладывался на другого, заклинание истощало чародея в два раза быстрее. А если учесть, что Кану атакуют со всех сторон, то долго девушка продержаться не могла.
- Я, император Гардэна - Аэрон Велийский. Мы пришли без оружия, для мирных переговоров с правителем Морграна! - Он не надеялся, что они прекратят свои попытки уничтожить незваных гостей, но попробовать стоило.
И какого было его удивление, когда после этой речи все опустили оружие и отступили на несколько шагов. Когда император увидел Кану, его сердце сжалось от ужаса. Он готов был забыть о своих благих намерениях и поубивать каждого присутствующего голыми руками. О том, что ему это вряд ли под силу император не думал.
Девушка стояла на четвереньках, а на землю из-под капюшона капала кровь. Благодаря прочной броне, нападающие смертельные раны ей нанести не могли, но все свои силы она вложила в заклинание, чтобы защитить императора. К тому же прикрываться от атак ей просто было нечем, а от неприятных ощущений при знакомстве с мечом броня не спасает.
Едва различимая сфера вокруг Аэрона начала колебаться и лопнула в тот момент, когда девушка без сознания упала на землю. У круговой защиты был один, но очень большой недостаток: пока он активирован, охраняемый не может передвигаться. Как только щит пропал, император бросился к Кане и, дрожащими руками, попытался откинуть капюшон, но тонкая ручка с неожиданной силой обхватила запястье.

ГЛАВА 2

Мечты становятся реальностью, когда мысли превращаются в действия
Дмитрий Андреевич Антонов

Только страх за друга придавал сил Кане, позволяя удерживать щит. Она прекрасно понимала, что если сейчас потеряет контроль над собой - Аэрону не жить. Только когда атаку прекратили, Канна позволила себе ненадолго провалиться в беспамятство. Но это удовольствие продлилось меньше минуты. Защитная броня пропала, поэтому девушка возблагодарила Творца, что вовремя пришла в себя - Аэрон попытался откинуть капюшон, чтобы взглянуть на неё.
"И чего он там не видел?" - недовольно подумала графиня.
- Совсем мозгов лишился? Если они узнают кто я, мне придётся убить всех свидетелей. А это противоречит нашим мирным планам. - Голос был слабым и хриплым, но император проникся, уверенный, что Демон способен на многое даже в таком плачевном состоянии.
Аэрон помог девушке подняться. Когда они выпрямились, поняли причину, по которой все нападающие прекратили атаку: правитель Морграна стоял перед ними. Его скрывал такой же плащ с глубоким капюшоном, какой был на Кане, не позволяя увидеть это существо, окруженное огромным количеством тайн и легенд.
- Император Аэрон, я не вижу своих учеников. А в письме я, кажется, ясно написал, что не буду вести переговоров до тех пор, пока все они не вернуться на остров. - холодно произнес правитель Морграна.
- Позвольте не согласиться, Силивен. В своём письме Вы сообщили, что примите посольство, - последнее слово он нарочно выделил, - от империи только после возвращения студентов, поэтому я пришёл с другом. Нам есть, что обсудить, и я бы хотел как можно скорее поделиться с Вами информацией.
- Ну, что же, если Ваш друг способен идти, следуйте за мной. - Не дожидаясь ответа, Силивен развернулся и пошёл в одному ему известном направлении.
Кана понимала, что сейчас не время для того, чтобы жалеть себя любимую и, закусив губу, решила стойко вынести все испытания уготованные судьбой и вредным правителем.
- Пойдём. Он от нас так просто не избавится, - с этими словами она бодрой походкой пьяного гнома засеменила за шагающим впереди правителем Морграна.
Аэрону ничего не оставалось, кроме как последовать за ними. Правда, он предложил понести графиню на руках, но услышав высокомерное "надорвёшься!" плюнул на своё благородство и пристроился рядом, как бы невзначай придерживая под локоть. Против такой помощи она не возражала, всерьёз опасаясь рухнуть без сил посреди дороги.
Кана была уверена, что правитель нарочно ведёт их самой длинной дорогой, но из упрямства шла молча. Однако про себя поминала всех предков этого типа, не подобающими графине выражениями. Через какое-то время ей надоело выстраивать витиеватые конструкции с помощью непечатных слов. Раз уж голова всё равно сейчас была не занята, Кана решила проанализировать встречу с гостеприимными хозяевами.
Маги здесь действительно очень хорошие. Только совершенная броня спасла ее, не дав бесславно погибнуть от первого же заклинания. Другую защиту она не могла себе позволить, потому что следом появился император, которого следовало прикрывать в первую очередь.
Весь свой магический резерв она истратила на поддержания щита вокруг Аэрона, и сейчас организму не хватало энергии для восстановления. Хорошо ещё враги не знают о её слабом месте. Броня на шее не крепче обычной эльфийской кожи, и перерезать горло не сложно.
Мысли Каны переключились на правителя Морграна, который бодро шагал впереди. Когда-то она мечтала поступить в Межрасовый Магический Университет и обосноваться на острове. Но приемная комиссия решила, что у абитуриентки недостаточно магических сил для обучения. А раз никаких выдающихся способностей у неё нет, то и подданство Морграна даже не обсуждалось. Графиня вернулась в империю и спряталась от всех в своём замке, залечивать пострадавшее самолюбие. Только надежда когда-нибудь перебраться на остров её не покидала.
Истощенный организм настойчиво требовал отдыха, но девушка упорно переставляла ноги. Казалось, они шли вечность, когда перед гостями выросли высокие ворота, окружающие странное здание университета.
Двести лет назад Канна видела их, но тогда юной эльфийке было не до красот местной архитектуры. По приезду её волновало только поступление, а после провала на собеседовании несостоявшаяся студентка была так расстроена, что сразу же покинула остров. Зато сейчас она с жадностью рассматривала главное здание острова, являющееся одновременно и дворцом правителя, и учебным заведением.
В центре высилась широкая конусообразная башня. Над ней парило белое "каменное" облако, удерживаемое с помощью магии и каменного "стебля", всего пару метров в диаметре. От центрального здания паутиной расходились семь ажурных мостиков, которые тянулись к соседним башням - уже поменьше и цилиндрической формы. Над ними так же парили каменные облака. Отличались башни и облака друг от друга только по цвету. Красная, светло-голубая, коричневая, синяя, зелёная, чёрная и серая башни с соответствующими облаками окружали центральное белоснежное здание. Переливающаяся всеми цветами радуги вывеска над воротами гласила, что за ними находится знаменитый на всю Терреллу Межрасовый Магический Университет. Всё это великолепие освещалось многочисленными магическими фонарями.
- Так вот ты какая, мечта! - прошептала Кана, как никогда остро почувствовав обиду на судьбу, обделившую её магическими способностями.
Именно сейчас ей вспомнился варварски прерванный императором сон, в котором она была так счастлива на сказочном острове. "Как жаль, что не удалось увидеть того, кто стоял за спиной", - с грустью подумала девушка. Отгоняя тоскливые мысли, она тряхнула головой, о чем тут же пожалела - голова закружилась и если бы не Аэрон, который успел подхватить её, снова бы растянулась на земле.
- Ка.. кх.. Демон, что с тобой?
- А сам как думаешь? - язвительно поинтересовалась в ответ Кана.
- Идти можешь? Боюсь, ждать нас не будут. Наш гостеприимный правитель уже за воротами скрылся.
- Гоблин! Пойдем догонять этого старикашку. И откуда в таком почтенном возрасте столько энергии?
- А откуда такая уверенность в том, что он старик? - удивился император, пытаясь догнать неприветливого провожатого.
- Да, я уже и не помню, сколько времени он правит островом. А ведь именно он его создал! А голос ты слышал? Такой только у существа в почтенном возрасте может выработаться, - император смерил Кану недоуменным взглядом.
- А Демон не думает, что тому, кто скрывает своё лицо, скорее всего, пришло в голову изменить и свой голос? Ты ведь свой меняешь. И по нему даже не определишь, какого ты пола, - ехидство так и сочилось из каждого слова.
- Аэрон, иногда я мечтаю тебя убить. Терпеть не могу, когда человечки оказываются умнее меня. Ладно, где там это чудище островное?

***

Силивен стоял возле входа в центральную башню, но слышал весь разговор своих не прошеных гостей. Поначалу он забавлялся их диалогом, но последняя фраза заставила его с интересом посмотреть на спрятанную чёрным плащом фигурку. Ему было интересно, кто скрывается под личиной наёмника.
Про Демона он слышал многое. Но не представлял, что этот страшный монстр, каким его описывают, окажется таким маленьким существом. Однажды он уже встречался с Демоном, но тогда было очень темно и не удалось рассмотреть наёмника.
Ходило множество слухов. Самый смешной из них повествовал о том, что якобы сам Хозяин Изнанки спутался с человеческой женщиной, в результате чего появилось это странное существо. О том, как Мхарту удалось пробраться во внешний мир, и почему вместо того чтобы завоевать его, он всего лишь совратил человеческую женщину эта история умалчивает. Никто не видел лица Демона и не может с уверенностью сказать женщина это или мужчина, но злые языки поговаривают, что страшнее существа ещё не создавала природа.
Впрочем, то же самое на континенте поговаривали и о нём. Правитель Морграна тоже скрывал своё лицо, как и имя. Только немногие знали кто он - проверенные веками друзья, которые даже под пытками не выдадут тайны о его происхождении.
Но также Силивен считал, что дыма без огня не бывает. Просто так нарекать Демоном - высшим разумным существом Изнанки никого не стали бы. Значит, в его или её внешности действительно должно быть что-то демоническое. "Рога? Хвост? Да нет, вряд ли. Надо подумать, как расположить к себе Демона, чтобы это существо раскрыло себя" - любопытство охватило Силивена.
"Обращение "человечки" из уст полукровки людей звучит глупо. Значит, с людьми Демон никак не связан. Тогда кто? Судя по росту это либо гном, либо ещё ребёнок. Но слава Демона гремит уже больше века. Эльфийские дети в своё первое столетие вырастают довольно высокими, хоть и считаются малыми детьми. Эльфов можно исключить. Орки и Тролли тоже отпадают - эти бугаи над всеми возвышаются минимум на голову, да и живут они лет двести-триста. Демон как раз должен быть в этом возрасте, ведь до того как стать наёмником он должен был обучиться этому мастерству. На умирающего от старости представителя сих славных рас тоже не похож. Детёныш дракона в человеческой ипостаси? Ха! Трижды ха! Скорее их горы перевернуться вверх дном, чем они отпустят своё дитя из дома. Тем более одного, да ещё и в этой беззащитной оболочке. Скорее всего, гном. Хотя тут тоже два очень сомнительных момента: рост у этого существа выше, чем у любого из представителей подгорного племени, а сама фигурка очень тоненькая. Тогда как гномы славятся широкой костью и необъятными плечами, и такая грация и пластика, с которой двигается Демон, недоступна гномам. У них есть сила, твердость, но не изящество, а здесь всё с точностью до наоборот. Даже в таком плачевном состоянии Демон умудряется держаться с таким достоинством, а ведь мои ребятки выложились на полную. Били по одному - двум заклинаниям, но такими мощными, что до сих пор удивляюсь, как остров не ушёл под воду. Приказ о том, что ни одна живая душа не должна пройти через портал, они восприняли буквально. Хотя там были дети, вот и перепугались неизвестного в чёрной накидке, логично рассудив, что если он пришёл один, то способен уничтожить всех одним взглядом. Хорошо ещё Демон пришёл на мирные переговоры и не стал устраивать бойню, но было бы интересно посмотреть эту живую легенду в бою".
Силивену пришлось отложить свои рассуждения на более удобное время, потому что гости наконец-то догнали его. Стражи открыли дверь и, убедившись, что парочка ещё следует за ним, правитель прошёл в тронный зал. Отдельного замка он не строил. Являясь ректором университета и правителем в одном лице, было бы проблематично жить на два дома. Поэтому, когда проектировался университет, Силивен приказал построить центральную башню, способную взять на себя роль дворца.
Он нарочно пригласил императора в большой тронный зал, где обычно устраивались балы, а в повседневное время принимались нежелательные визитёры. Помещение было большим и свободным от какой-либо мебели. Только на противоположной от входа стороне на возвышении стоял трон из чёрного камня, обтянутый золотого цвета бархатом. По кругу огромного зала расположись колонны с фресками. Правитель прошёл к своему законному месту и, удобно расположившись на троне, обратился к своим гостям:
- Приветствую вас в сердце острова Моргран, Межрассовом Магическом Университете. Позвольте узнать, что за срочное дело заставило Императора Гардэна так рисковать своей жизнью и прибыть без свиты в столь поздний, хм... хотя, скорее, ранний час? И потрудитесь рассказать, как сумели воспользоваться порталом, если мы практически полностью его заблокировали?
По распоряжению правителя действительно были закрыты проходы из практически всех известных телепортов. Остались только те, через которые друзья и союзники не пропустили бы врага. Но даже случись что-то непредвиденное, Силивена непременно успели бы предупредить. Два открытых портала: городской в Дэррене и дворцовый, были у вампиров. Один был у орков. Он представлял собой большое овальное зеркало, которое кочевники спрятали где-то под землёй, и о его существовании помнили только старейшины. И уж точно, ни одного портала в империи Гардэн открытым он не оставлял, разве что какой-то умник, создав его, решил не обозначать местонахождение на магической карте.
Создание телепортационных переходов - очень сложное и энергоемкое занятие, доступное единицам. На создание одного стационарного портала могут уйти несколько лет. Магов, способных создавать телепорты, за свои восемьсот тринадцать лет Силивен насчитал всего четырех. Трое из них покинули этот мир уже более двух столетий назад. А Рониллиэль - единственный из живых магов-телепортистов проживает на острове и находится в его непосредственном подчинении. Незаметно создать портал и скрыть его существование он просто не смог бы. К тому же, Рони - один из тех, кому Силивен доверяет и может назвать другом. 'Неужели Демон и порталы создавать умеет? Определенно, нужно сделать всё, чтобы удержать это существо при себе и разгадать все его загадки' - решил правитель Морграна.

***

Кана так перепугалась за Аэрона, что вложила в круговой щит всю энергию. Её организм никак не мог оправиться после такого истощения. Девушку мутило, в глазах стоял туман, а ноги упорно подкашивались. Когда Силивен уселся на свой мягкий и удобный стульчик, Кана пожелала ему провалиться вместе с ним в Изнанку, но он не внял просьбам и продолжал сидеть на том же месте. Лица его гости не видели, но по расслабленной позе легко можно было догадаться - правитель вполне доволен ситуацией.
"Гад! Натравил на слабых и беззащитных гостей своих учеников, наверно для оттачивания боевых умений. Ну хорошо, не очень слабых и очень не беззащитных, но мог бы предложить удобный зал с мягкими диванами. И ведь наверняка смеётся над нами" - зло подумала та, что прозвали Демоном.
Туман перед глазами стал плотнее и начал кружиться. Плюнув на все правила приличия и правителя Морграна в первую очередь, графиня уселась на холодный мрамор, который покрывал весь пол огромного зала. Аэрон покосился на неё, но понимая, в каком Кана состоянии решил отвлечь внимание от замученной особы.
- Силивен, я благодарен Вам за то, что приняли нас в такой поздний час и перейду сразу к делу. Мне искренне жаль, что пропали ваши студенты, но я не имею к этому никакого отношения. За такой короткий срок я не смог ничего выяснить, но продолжу расследование и обещаю: виновные будут схвачены и переданы Вам. Всё, что мне нужно - это время. Думаю, как мудрый правитель, Вы согласитесь со мной в том, что война нежелательна для обеих сторон.
Кана с трудом различила голос императора, туман обосновался не только перед глазами, но уже и в ушах. Ещё и назойливый звон в голове создавал помехи. "Гоблин! В таком состоянии я ничем не смогу помочь Аэрону. Только бы переговоры прошли действительно мирно, а то у меня складывается ощущение, что Силивен проверяет мои силы" - Кана чувствовала, что остатки энергии вот-вот покинут тело и это тревожило её.
- Аэрон, Вы действительно считаете, что я вот так запросто поверю в Ваши слова? К тому же, я не услышал ответа на свой последний вопрос.
- Для меня не составило никакого труда открыть сюда портал. Прошу прощения, но о том, что переходы закрыты, мне было неизвестно. А вы всех гостей встречаете такими фейерверками? - наёмнице пришлось вмешаться в разговор венценосных особ, пока честный император не выложил всю информацию.
- Нет. Только тех, кто приходит без приглашения через закрытый портал, прячась под чёрным плащом, - вернул шпильку правитель Морграна. - Вернёмся к моим студентам. Я хочу услышать, что произошло и хоть одну причину, почему я должен верить вам.
- Мне до сих пор не известно о произошедшем в порту. Я запросил отчеты о поступавших нарушителях у всех тюремщиков, но ни в одном не смог найти магов. Лично осмотреть все камеры я не успевал. Пришлось поверить бумагам и отправиться сюда. Я непременно разберусь с этим, но, как я уже говорил, мне нужно время.
- Если, как вы утверждаете, Ваша совесть чиста, то позвольте мне просканировать память, - предложил Силивен. Судьба студентов его волновала, но на неприятную процедуру чтения памяти его толкнуло любопытство. Аэрон наверняка знает многое о своем спутнике.
Но Кана не собиралась допускать этого. Во-первых, он раскроет её, но и без того в голове императора слишком много секретной информации. К тому же он узнает, что никакого портала она не открывала, а пришли незваные гости через стационарный телепорт, который кроме Рони никто построить не мог.

***

Рониллиэль создал портал в замке графини Элиос по её просьбе, но никогда никому не сообщал о нём. Познакомились они, когда эльф направлялся через империю на остров. Тогда ещё не было телепорта, и попасть туда можно было только на кораблях, которые стояли в порту Гардэна. Рони - единственный маг-телепортист из ныне живущих. Уникальный дар, но кроме него и прекрасной ментальной защиты светлый эльф не обладал никакими магическими способностями. Это и послужило причиной их знакомства.
Ожидая отправления корабля, Рониллиэль решил остановиться не в столице империи, а в портовом городке, за что чуть не поплатился жизнью. В таверне, где он обосновался на время ожидания подходящего судна, с ним начала флиртовать какая-то девица, но Рони попытался мягко спровадить её. Девушка удалилась, однако её самолюбие пострадало и она решила отомстить. К несчастью Рони, навязчивая поклонница оказалась дочерью местного градоправителя и пожаловалась своей охране, что эльф домогался её. Вояки понимали, что эльф наверняка владеет магией, и не спешили кидаться на него. Но обещание послать всех на виселицу за неисполнение приказа стало веским аргументом.
Светлый мирно сидел за столом и неспешно поглощал пищу. Он не предполагал, что люди посмеют напасть на него. Поэтому не сразу понял, что двадцать людей закованных в доспехи пришли по его душу. Кана возвращалась с задания и случайно оказалась именно в этой таверне. В отличие от самоуверенного эльфа, она обратила внимание на перемещения девицы и её охраны. Стража окружила Рони и накинулась на него всей толпой. Он долго отбивался. Однако, не владея боевой или защитной магией, орудуя только мечом, Рони быстро выдохся. На его безупречном лице и теле уже появились порезы. На скромную фигурку, спрятанную под чёрным плащом, никто не обращал внимания: наёмников здесь хватало. Кана ещё немного понаблюдала за боем, давая возможность эльфу самому наказать своих обидчиков. Но когда поняла, что ситуация складывается не в пользу Светлого, решила вмешаться. К этому времени круг нападающих уменьшился ровно вдвое, а эльф, пропустив удар в спину, упал на грязный пол. Кана двумя длинными прыжками преодолела расстояние между ними и мягко приземлилась рядом с раненым:
- У вас одна минута чтобы исчезнуть с моих глаз, иначе не выживет никто.
Положение выглядело комично: маленькая фигурка сама прыгнула в окружение к врагу ещё и угрожает десяти мужикам, которые в два раза больше неё. Воины ржали как племенные жеребцы, парочка даже согнулась пополам от хохота. С них-то Кана и начала, когда вышло время, отпущенное на отступление. Через несколько минут всё было кончено.
- Ты как, эльф? - поинтересовалась спасительница, но он не ответил.
Наёмница опуститься рядом с ним на колени. После беглого осмотра обнаружилось много мелких ран и две довольно глубокие. Последний удар со спины, который он пропустил, был самым опасным: меч проткнул левый бок насквозь. Кое-как подняв бесчувственное тело, девушка взвалила его на себя и потащила к местному лекарю. Тот заверил, что жизни спасённого ничего не угрожает и через неделю он будет абсолютно здоров.
Кана с чистой совестью оставила его на попечение целителя и хотела вернуться домой, но вместо этого вернулась на следующее утро. А потом еще неделю провела у постели раненого. Она сама не понимала, что на неё нашло, но считала своим долгом проследить, чтобы он благополучно покинул город. Это не было любовью с первого взгляда, к тому же эльфу только исполнилось первое столетие, а полуэльфийке тогда уже было около двухсот. Учитывая её самостоятельную жизнь без родителей, она чувствовала себя намного старше и смотрела на нового знакомца как на неразумное дитя, сбежавшее из дома. Кем он и являлся.
Когда эльфийские маги обнаружили в нём особый дар, то решили обрадовать молодого эльфа перспективами на будущее. Но не подумали о том, что он решит поторопить события и захочет стать великим известным магом прямо сейчас. Он сбежал из Зачарованного Леса и, не сообщив никому, отправился на остров Моргран, чтобы там ему помогли освоить его способности. Он неплохо владел мечом, но совершенно не владел никакой магией, кроме искусства создания порталов. К человечкам он, как и все Светлые, относился с пренебрежением и подумать не мог, что они посмеют напасть на него. Об этом он рассказал Кане на второй день, когда пришёл в себя.
Признав в своей спасительнице эльфийку, он проникся уважением и доверием. Когда же графиня узнала о его особом даре, то уговорила посетить свой замок и поэкспериментировать с телепортом. В благодарность за своё спасение, Рони решил отложить поездку на остров на несколько лет, здраво рассудив, что именно там его будут искать в первую очередь. И наверняка увезут обратно, пока он достаточно не повзрослеет, то есть лет до трёхсот. С его приездом в замке стало заметно веселее. Они вместе искали информацию по созданию телепортов и их устройству. Для этого Кане часто приходилось проникать в библиотеку Зачарованного леса. Благо она находилась не очень далеко от замка, а проникать в закрытые помещения незамеченной было её специальностью. Там она нашла всего несколько свитков, оставленных одним из предыдущих магов-телепортистов, который тоже принадлежал расе светлых эльфов. За четыре года Рони сплёл нужное заклинание и создал портал. Ни Кана, ни сам начинающий маг-телепортист не знали одной вещи: в случае неисправности телепорта можно превратиться в мелкие частицы энергии, без возможности вернуть себе тело и душу. Пребывая в счастливом неведении, они телепортировались в Зачарованный Лес. Прямо в объятия городской стражи.
Потом снова был побег из Соригана - столицы Зачарованного Леса. В этот раз более удачный. Кана проводила своего друга до портового городка, посадила на корабль и пообещала капитану встречу с Мхартом, если хоть один волосок упадёт с головы эльфа. Через неделю она получила письмо от Рони. Он сообщал, что благополучно добрался до острова и поселился в университете. Приняли его без каких либо экзаменов, а по окончании обучения предлагают остаться на острове.
Графиня Элиос поздравила друга, но всё же её съедала чёрная зависть, которую она искренне пыталась подавить. Впрочем, это недостойное чувство не мешало радоваться его достижениям, которыми Рони часто делился со своей спасительницей.

***

Кана очень хотела задержаться на острове, чтобы иметь возможность более тщательно осмотреть его и повидаться с другом. Хотя она понимала - если Рони на очередном задании, то может вернуться через несколько лет. Из воспоминаний девушку вырвала речь императора:
- Если это единственный способ избежать войны - я согласен. - Сетуя на недальновидность друга, Кана пообещала заняться воспитанием императора, как только они выберутся с острова.
- Нет! - От волнения даже слабость на секунду отступила, и Кана вскочила на ноги. Она встала между правителями, прикрывая Аэрона. Предательское сознание махало ручкой, пытаясь сбежать из этого негостеприимного места, но девушка мертвой хваткой вцепилась в него, пресекая этот малодушный порыв.
- Демон, я прошу тебя понять и простить меня. Сейчас речь идёт о судьбе всего королевства, - патетично заявил Аэрон.
- Можешь считать меня эгоисткой, но я не собираюсь открываться неизвестно перед кем. Это, во-первых. А во-вторых, в твоей благородной головушке слишком много ценной информации, которой может воспользоваться враг. И где гарантия, что прочитав тебя целиком, он не прикончит нас и не отправит свою армию брать твою империю тепленькой?
- Если честно, тут я рассчитывал на твою помощь. Если так случится, что правитель Силивен обманет нас, Демон должен вернуться и доложить советникам о произошедшем, - взглядом нашкодившего щенка император попытался заглянуть под капюшон, всё ещё скрывающий лицо графини.
- А ты не подумал, что прием, который окажут мне твои советники, будет не более радушным, чем тот, что мне оказали здесь? Или ты уже и советникам растрепал о нашей дружбе? - Последнее, конечно, невозможно. Императора давно бы уже заперли в его покоях и показывали только на важных мероприятиях и в браслетах подчинения. А раз ещё бегает по миру, значит, хватило ума не разглашать столь пикантные подробности своей биографии.
- Как только окажешься в безопасности, вернёшь себе привычный облик и пойдёшь во дворец, - как ни в чем не бывало, отмахнулся Аэрон.
Кану одолевали большие сомнения в том, что её вот так просто отпустят в безопасное место. Как бы ни льстила уверенность Аэрона в её силах, но всему есть предел. Она и так еле на ногах стоит и то из упрямства, не желая показывать врагу свою слабость. Наёмница думала над тем как образумить императора и убраться поскорее с острова, но ни то, ни другое осуществить ей не дали.

ГЛАВА 3

Необходимость избавляет нас от трудностей выбора
Люк де Клапье Вовенарг

Предлагая императору снять с себя подозрения таким неприятным способом, как считывание памяти, правитель Морграна был практически уверен, что коллега откажется. Но Аэрон даже не думал спорить и сразу согласился. Силивена удивило, как будучи правителем империи, он смог остаться таким наивным глупцом, а вот расчётливость Демона он оценил.
Правитель с интересом прислушивался к диалогу своих гостей, как он и предполагал об их дружбе мало кому известно. Интересовало другое: почему Аэрон не отправил Демона одного? Это было бы логичнее. Не рисковал бы жизнью и не афишировал свою дружбу со столь тёмной личностью. Силивен пришёл к мнению, что Демон представительница прекрасного пола, и император как доблестный рыцарь не мог позволить девушке рисковать в одиночку.
Как бы ему ни хотелось поковыряться в голове коллеги, Демон вряд ли позволит подобное, пока жив. Убивать, не исследовав такое интересное существо, Силивен не собирался. Его посетила отличная идея: раз император так просто согласился поделиться своими мыслями - Аэрону скрывать нечего, и нет причин ему не доверять. В том, что он найдёт что-то крайне любопытное, правитель острова тоже сомневался, поэтому решил выставить условие.
Он удовлетворённо улыбнулся, заранее предвкушая победу.
- Что ж, я понимаю. Императору не положено открывать свои знания, тем более гипотетическому врагу. Хотя воевать с вами я тоже не хотел бы. Стоящих магов не так много, как может показаться, а действительно хороших и того меньше. Я дорожу судьбами своих подданных не меньше Вашего, Аэрон, и готов дать необходимое количество времени, чтобы найти виновных, но при одном условии.
- И какого оно? - затянувшуюся паузу первой не выдержала Кана.
- О, это совсем пустяк. Я хочу, чтобы Демон открыл своё лицо и остался здесь на всё время расследования. Я даже могу зачислить Вас в университет, - последнее слово заглушил смех Демона.
- Открываться я не собираюсь, а что касается учебы... Однажды Вы довольно четко дали оценку моим магическим способностям, вернее их отсутствию.
- Интересно... как же я пропустил такое дарование? Должен просить прощения - Ваша защита выше всяких похвал. Я рад, что, несмотря на мою ужасную ошибку, Вы сумели не потерять свой дар и довести его до таких высот. Но ведь нет предела совершенству! Я уверен, что здесь обязательно найдётся что-то новое и увлекательное. Это возможно только в том случае, если я буду знать, кого зачисляю в Университет. К тому же вам нужно время, а я его предоставлю только на таких условиях.
Кана понимала, что её заманивают в ловушку, но человек делает свой выбор, даже если ему очевидно, что он ошибается. С одной стороны надо дать время Аэрону, а с другой - Силивен предлагает то о чём графиня всегда мечтала! Достаточно раскрыться, и уже зачислена. Но она колебалась: не слишком ли высока цена? К тому же смущала очень неприятная вещь: ректор оказался вампиром. В том, что мысленные обращения он слышит, Кана убедилась. Все оскорбления и пожелания пойти по известному адресу, он улавливал так же хорошо, как она чувствовала его эмоции, сняв барьер и позволив эмпатии коснуться чувств визави. На последнем, особо изощрённом пожелании долгой и мучительной смерти, он не сдержался и поблагодарил, пообещав взять на заметку этот способ умерщвления самых заклятых врагов.
Взвесив все "за" и "против" Кана решила, что достаточно пожила спокойной и уединённой жизнью и скинула капюшон, предварительно убрав чешую. Она опасалась, как бы правителя удар не хватил, а то ещё в преднамеренном убийстве обвинят.
- Канаэлин?! - удивлённо воскликнул Силивен.
Девушка пожалела, что не поставила блок на эмпатию: такую гамму чувств она пережила вместе с правителем Морграна. Удивление, раздражение, злость, предвкушение чего-то, что явно не доставит ей радости и неуверенность.
"И какой гоблин его на вилы посадил? Мхартов сын!" - уже успела пожалеть о своём поспешном решении Кана. Правитель Морграна поднялся со своего трона и сделал несколько шагов к своим гостям.
- Что ж, вы смогли меня удивить. Никогда бы не подумал, что та маленькая ранимая девочка со слезами на глазах превратится в чудовище, которым пугают непослушных детей.
- В этом есть и Ваша заслуга, уважаемый Силивен. И если уж говорить о чудовищах, то у меня есть более сильный конкурент, - Кана ухмыльнулась и отвесила ему шутовской поклон
Возразить ему было нечего. Сказки о загадочном правителе острова пострашнее, чем о Демоне. Так что ректору университета осталось только вздохнуть, принимая её правоту.
Кана никогда не уподоблялась демонам Изнанки. Даже к служащим в её замке она относилась с глубоким уважением, позволяя им ходить в нарядных одеждах и драгоценностях. Знала каждого и обращалась только по имени. Её слуги были уверены, что они и их семьи под надежной защитой, любили и готовы были жизни отдать за свою хозяйку, поэтому они и не жаловались на место проживания. Замок всегда был закрыт, окружен огромным рвом и лесом, в котором можно было проводить практику по нежитеведению.
Некоторые называли Кану политическим лекарем. Последний её заказ оправдывает это прозвище.
Генерал Амении - коренастый мужчина с рыжей шевелюрой и щёлочками хитрых глаз начинал с мелкой должности и дослужился до генерала за тридцать лет с небольшим. В свои пятьдесят имел замечательную семью: жена милая, скромная и хозяйка хорошая, родила ему троих сыновей, которые продолжили дело отца и старались радовать его новыми званиями. Да и не только званиями - у каждого уже по отпрыску. Казалось бы, что ещё для счастья надо? А вот нет же, решил государственный переворот совершить. И служил он все эти годы исключительно, чтобы высокое положение заполучить, да людей себе завербовать. А на семью плюнул. Заявил, что она для вида нужна была, чтобы подозрений не вызывал: добропорядочный страж порядка и примерный семьянин. Но Кана по достоинству оценила его основательность. Генерал уже накатал свой свод законов, расписал поочередность казни всех неугодных, а их был очень внушительный список. Он собирался развязать войну сначала с Гардэном, а потом и с Дортом и провозгласить себя Великим Императором человеческой расы. Заговор был раскрыт. Но беда заключалась в том, что этот дедок всё рассчитал, и на этот случай у него были пути отступления. Он сбежал. Часто менял место проживания, но неизменной оставалась охрана из десяти здоровых воинов, которые всегда и везде его сопровождали. Да, именного всегда и именно везде! В уборную, правда, всего двух брал с собой, остальные счастливчики снаружи ждали. А вот за его любовными утехами наблюдали всей командой. Императоры, не сговариваясь, порадовали Демона тройным заказом на одно дело. Ребятки из охраны и глазом моргнуть не успели, как заказ был выполнен. Тогда никто кроме зарвавшегося генерала не пострадал, поэтому наёмница спит спокойно и крепко, и совесть её не мучает. То, что генерала народу представили доблестным героем, павшим в бою от рук ужасного Демона, она совсем не возражала. Репутация бездушного убийцы была не менее ценной платой, чем золото.

***

Из воспоминаний Демона вырвал насмешливый голос правителя Морграна:
- Это благодарность или обвинение? Впрочем, не важно. Сейчас мы отправим императора домой через мой портал. Таким образом, никто не узнает, что он покинул остров один. Затем я покажу комнату, где Вы временно можете расположиться, пока не будете зачислены в университет. Потом переселитесь в башню соответствующую Вашему направлению.
Ночные гости вышли из тронного зала вслед за правителем и двинулись по длинному, извилистому коридору. За беседой время пролетело не заметно. В окна уже робко стали заглядывать первые лучи летнего солнца. Когда они подошли к лестнице, конец которой невозможно было увидеть из-за конструкции здания - лестница закручивалась по спирали, графиня со стоном великомученицы опустилась на первую ступеньку.
Сейчас, когда она выглядит как юная полуэльфийка, Кана решила и вести себя соответствующе. Её силы только-только стали восстанавливаться, и подъём на неопределённую высоту может пагубно отразиться на ещё не окрепшем здоровье. Аэрон тут же подскочил к ней и с виноватым выражением лица предложил нести на руках. Идея показалась Кане заманчивой, сама она не преодолела бы такой подъём, но гордость не вовремя подняла свою голову и не позволила воспользоваться таким соблазнительным предложением.
Она покачала головой, но в предложенную руку вцепилась как утопающий. Кое-как поднявшись, она последовала за своими спутниками. Вопреки опасениям друзей, прошли они только до первой площадки, где Силивен открыл неприметную дверцу в маленькую комнату под лестницей. Потолок в комнате отсутствовал, и складывалось впечатление, будто находишься на дне глубокого колодца. В голове наёмницы возникла мысль, что лучшего места для избавления от врага, который сам пришёл к тебе в руки не придумаешь. Мысль еще не успела окончательно сформироваться, когда броня скрыла под собой нежную кожу полуэльфийки, а кинжалы удобно устроились в ее ладошках. Она закрыла Аэрона и жалела только о том, что на щит сил точно не хватит. Убить вампира в честном бою в таком плачевном состоянии она и не мечтала.

***

Провожая своих гостей к "воздушному пути" Силивен не замышлял ничего дурного. И не сразу сообразил почему, как только закрылась дверь, на месте девушки оказался Демон. Он так залюбовался преображением, что даже не стал спрашивать о причинах странного поведения. А посмотреть было на что: бесформенный чёрный плащ, который сейчас валялся на полу, скрывал красивую фигурку, одетую в красную рубашку со шнуровкой на груди, чёрные обтягивающие кожаные штаны, заправленные в высокие эльфийские сапожки чёрного же цвета. Кожа девушки покрылась блестящей чешуёй, цветом напоминающей хорошо выдержанное красное вино, а за плечами виднелись небольшие перепончатые крылышки. Волосы, собранные сейчас в высокий хвост и глаза были того же цвета. Только если в эльфийском облике у Каны были обычные чёрные зрачки, то сейчас на их месте полыхали два маленьких пламени. Несмотря на броню, за которой пряталась девушка, черты лица были волне узнаваемы.
- Что ты задумал, Силивен? - зло поинтересовалась Кана.
- А в чём дело? - Правитель был привычен к такому способу передвижения в башнях. Поэтому не учел, что для крайне подозрительной наёмницы подобный способ передвижения покажется подозрительным и опасным. - Прошу прощения, что не предупредил сразу. Мы в зоне воздушного пути. Башни, как вы и сами наверно заметили, довольно высокие, и подниматься по лестнице не слишком удобно. К тому же, мне показалось, что Вы, юная леди, сейчас не в том состоянии, чтобы пересчитывать все ступени нашей длинной лестницы.
Кана ещё мгновение недоверчиво смотрела на него, потом всё же вернула себе менее экстравагантный вид, подняла плащ и перекинула через руку.
- Надеюсь, больше сюрпризов не будет? - устало произнесла графиня.
Силивен обратил внимание, что она побледнела ещё сильнее, хотя, казалось, дальше уже некуда. "Наверно, такая резкая смена облика не проходит бесследно. Хм... Интересное наблюдение. Надо будет ещё раз спровоцировать и посмотреть на её состояние. Всё-таки, как удачно всё сложилось, хотя студентов жалко. Надеюсь, Аэрон найдёт их и желательно живыми", - подумал правитель, а вслух произнес:
- Глупо обещать подобное в стенах магического университета. Я порой сам не знаю, что могу встретить в этих коридорах. Но давайте поговорим об этом завтра, готовы к подъёму?
- Как можно быть готовым к тому чего не знаешь?- тихо проворчала Кана, но Аэрон в это время крепко сжал её руку и утвердительно кивнул Силивену.
Подъём по воздушному пути для гостей оказался восхитительным путешествием, даже, несмотря на то, что их окружали камни. Когда Силивен прошептал что-то себе под нос и хлопнул в ладоши, пол зашевелился. Кана опустила голову и увидела, что они уже стоят не на каменной кладке, а по щиколотку утопают в густом белом облаке. Лёгкий ветерок метался между каменных стен, будто искал выход из каменной темницы. Но больше всего её восхитило чувство полёта. Не смотря на то, что девушка не считала себя драконом или вампиром, её душа рвалась в небо. Вот только крылья не хотели выполнять свою прямую обязанность и отрывать хозяйку от земли. Они выглядели как часть костюма Демона - полупрозрачные и маленькие, всего от лопаток до поясницы.
Когда Кана ещё надеялась, что крылья вырастут и поднимут её на встречу ясному небу и теплому солнцу, или бриллиантовой россыпи звезд и ночному ожерелью, она ими умилялась. Но годы шли, тело росло, а крылья как были короткими, так и остались. Она бы с радостью избавился от этой насмешки природы, но это всё равно что отрезать себе руки.
Прекрасное чувство полёта, которое испытала Кана, омрачало только головокружение. В нормальном состоянии смена облика не доставляет никакого дискомфорта, но сейчас сказалось нервное и физическое переутомление.
Они довольно быстро поднялись на самый верх башни. Силивен пропустил своих гостей на открытую площадку, где располагалась всего одна дверь. Лёгким движением руки он снял с неё защиту и шагнул в тёмный коридор, приглашая следовать за ним. Ещё через один лестничный пролёт они вновь упёрлись в очередную дверь, где правитель повторил манипуляции с охранным заклинанием и распахнул её перед гостями.
За дверью оказалась уютная гостиная. На полу лежали шкуры животных, половину из которых Кана не смогла опознать. А те, что были известны, заставили уважать охотника, сумевшего одолеть этих зверей. В центре комнаты стоял небольшой стол, а вокруг расположились три кресла, на которых, так же как и на полу, лежали шкуры. Кана недоверчив и в тоже время с любопытством посмотрела на правителя: неужели его рук дело?
К примеру, Торгурус, шкура которого золотистым бархатом покрывала одно из кресел, обитал в сердце Пустоши. Зверь очень редкий и убить его крайне сложно. До недавнего времени его причисляли к животным, но около столетия назад переквалифицировали в разумную нежить. Выглядит этот монстр как крепкий конь, только немного выше и шире раза в два, с красными глазами и двумя рядами острых, как гномьи кинжалы, зубов. Он совершенно не восприимчив к магии. Обычное оружие даже не замечает, заколоть его можно только оружием из сатерлита. Но вся проблема в том, что это существо может двигаться так быстро, что даже вампиров зависть берёт. А ещё прекрасно умеет скрывать своё присутствие. Только архимаги способны обнаружить его с помощью мощных поисковиков, остальные же узнают о его присутствии только тогда, когда уже поздно что-то предпринимать. А ведь дойти живым до центра Пустоши - уже подвиг. После Великой межрасовой войны там расплодилась целая энциклопедия мхартовых тварей. Торгурус считался лучшим из них.
В гостиной было ещё три двери. К одной из которых и повёл своих гостей Силивен. Это оказался кабинет: у окна массивный стол, вдоль стен высятся стеллажи с книгами, свитками, кристаллами и прочими необходимыми каждому уважающему себя магу вещами. Портал нигде не наблюдался, и наёмница опять стала подозревать Силивена в коварных планах.
- Ну и где обещанный портал? - Кана сама себе казалась параноиком, но эмоции брали верх над истощённым организмом.
- Успокойся, Демон, будет вам портал. Его же настроить ещё надо.
Силивен отвернулся к окну и стал указывать координаты места назначения. Через минуту оно замерцало приятным голубоватым светом и окуталось туманом.
- Готово! Прошу Вас, император Аэрон, - правитель забавлялся ситуацией. Но для эмпата невозможность видеть лицо собеседника не помеха - чувства скрыть за маской не всегда удаётся. Графиня поразилась фантазии хозяина кабинета, догадавшегося встроить телепорт в окно на самом верху высокой башни.
Аэрон повернулся к девушке. В его глазах даже без эмпатии она как в книге читала отчаяние от того, что он оставляет её в заложниках. А еще обречённость от необходимости покинуть возлюбленную на неопределённый срок, а возможно и навсегда.
- Кана, я люблю тебя! И когда мы вернёмся в империю, я хочу, чтобы ты стала моей императрицей.
- Милый мой, ты выбрал не самое подходящее время, - выяснять отношения с другом при свидетелях графиня совершенно не хотела, но Аэрона подобные мелочи не смущали.
- Я так не считаю. Я надеюсь, ты дождёшься меня, и мы вместе вернёмся домой. - Наёмница догадалась, о чём толкует император, и звонко засмеялась.
- Ты хочешь, чтобы я сейчас обещала хранить тебе верность?
- Это было бы замечательно, но я ведь понимаю, что это невозможно. Особенно учитывая твой нездоровый интерес к дроу. Просто прошу не связывать себя ни с кем узами брака, - первый раз за всё время знакомства девушка залепила другу пощечину.
"Нет ну каков нахал! Мало того, что даже не сомневается в моём положительном ответе, так ещё и девкой не самого тяжелого поведения назвал", - зло подумала Кана.
- Всё сказал? Тогда проваливай. Как будешь в городе, зайди в таверну к Грому и разыщи Виса. Передай, что у него есть уникальная возможность отдать долг Демону. Пусть отправляется с тобой. Не смотри на то, что он тролль. Ему ты можешь доверять. Каким бы паршивцем ни был, я обещала твоему отцу присматривать за тобой. Раз я в силу обстоятельств не могу сопровождать Ваше Императорское Величество, тебе поможет моё доверенное лицо. Возражений, надеюсь, не будет?
- Кана, ты не правильно всё поняла, - начал оправдываться Аэрон, но графиня только махнула рукой и отвернулась от него, прекращая бессмысленный разговор. Однако император не собирался так легко отступать: - Я не могу уйти, зная, что ты злишься на меня.
- Если боишься, что назло тебе стану эрилин первому встречному, то ты себе льстишь. Я ещё слишком молода, и к тому же очень дорожу своей свободой. А с тобой я потом поговорю, без свидетелей. Не испытывай терпение нашего гостеприимного хозяина. Иди и не забудь найти Виса.
- Почему ты ему так доверяешь? Кто он?
- Один из многочисленных любовников! Аэрон, тебе пора, - не хуже разъярённого дракона рыкнула наёмница.
- Могу я просить прекрасную леди, хотя бы о прощальном поцелуе?
- Перебьёшься! Но можешь рассчитывать на приветственный, когда вернёшься за мной, - под несчастным, но преданно-влюблённым взглядом императора она всё-таки смягчилась.
Покашливание у окна поставило точку в затянувшемся прощании друзей. Аэрон слегка поклонился и скрылся в телепорте, а у Каны на душе стало так тревожно, что она готова была волком выть.

ГЛАВА 4

Азартнее всего играют те, кто утратил душевный покой
Эрик Берн

Для Силивена дружеские отношения императора Гардэна и Демона стали неожиданностью. Но разговор, невольным свидетелем которого он стал, поверг в шок. Он не мог понять, как Аэрон собирается жениться на полукровке магических рас, когда люди и к получеловечкам относятся с предубеждением. Драконы, эльфы и прочие расы для них сродни вредным божествам: вроде и боятся, и уважают, но с удовольствием бы жили без них. А продолжительность жизни? Император проживёт ещё около семидесяти лет, а императрица будет править людьми вечно. Скрывать свою сущность новоиспечённой императрице не всегда удастся, она юна и импульсивна. Если её увидят в красной чешуе, многие догадаются кто перед ними. А тем, кто не сумеет сам сложить два плюс два, помогут более догадливые соседи.
Это на острове явись им сам Мхарт скорее всего даже не удивятся и пройдут мимо. Но люди не столь толерантны, не посмотрят, что императорская семья, сотрут в порошок.
Острову уже давно требовалась правительница, а подходящая кандидатура как-то не находилась. Кана ещё не знала, в какую ловушку её заманил ректор университета. Силивену было любопытно насколько взаимны их чувства. Устранять Аэрона ему бы не хотелось, а вот заполучить такое уникальное существо себе он намеревался всерьёз.
Правитель скучал, а девушка необыкновенно красива, умна и он был уверен, что Кана обладает хорошим чувством юмора. Фигура, конечно, не совсем женственная, но всего через пару сотен лет, от неё невозможно будет глаз оторвать. А как Силивен польстит своему самолюбию, приручив Демона!
Правитель Морграна раздумывал над тем, как окончательно заполучить Канаэлин, не оставив ей шанса на отступление. Вампиру, как сильнейшему магу разума, ничего не стоило принудить её, но это совсем не интересно. Он хотел подчинить себе сильную личность со своим мнением и чувствами, а не безвольную куклу. Он решил сыграть тонко, ведь у него неожиданно оказался хороший козырь.
В предвкушении интересной охоты он невольно потёр руки. Кана стояла вполоборота и не заметила его неосторожного движения.
"Что-то загрустила моя красавица. Неужели все-таки любит этого человечка? Впрочем, для меня это не имеет ровным счётом никакого значения. Пора отвести её в комнату и уложить спать, пока она ещё на ногах стоит. Хотя... если она лишится последних сил, я смогу сам отнести и безнаказанно полюбоваться на своё приобретение. А это мысль! Заодно проверю свою теорию о том, что смена ипостаси отнимает у неё много энергии. Теперь надо вывести её из себя так, чтобы потом можно было извиниться и списать всё на недоразумение", - в голове вампира возник простой план.
Пользуясь тем, что девушка погружена в свои мысли, он сплел заклинание призыва. Через пару мгновений из портала высунулась отвратительная физиономия обитателя Изнанки. Надо отдать должное Кане, где бы мысленно не находилась до этого, с появлением угрозы она сразу призвала броню и приготовилась к сражению. Только пошатывало её заметно, и это не укрылось от внимательно следившего за ней Силивена. Он решил, что смена ипостаси довольно энергоёмкое занятие и действительно отнимает у неё много сил. По расчётам правителя, после возвращения к эльфийскому облику она должна пасть к его ногам, умоляя отнести её в кроватку. Может и не к ногам, просто на пол. И просить нести её куда-то, конечно, тоже не станет, но она будет без сознания, так что, фантазии ничего не мешает придумать красивую сцену спасения бесчувственной девушки.
Теперь, как настоящий герой, Силивен собирался спасти прекрасную принцессу.
"Гоблин! Ну почему эта прекрасная принцесса не могла подождать эффектного выхода своего спасителя?" - мысленно возмутился Силивен. Пока он придумывал красивый эпизод своей постановки, Кана разделалась с тварью и теперь стояла перед правителем на коленях. Ему было почти приятно. Почти - потому что вместо восхищённого взгляда коленопреклонённой подданной, его обожгло ненавистью, которая обещала скорую расправу шутнику.
- Ох, прошу прощения, я не уследил за порталом. Видимо, из-за вашего затянувшегося прощания нечисть успела проскочить из пространственной дыры. Не стоило так рисковать, я бы смог защитить драгоценную гостью.
- Иди ты к Мхарту! Решил проверить мою живучесть? Так вот я задолжала поцелуй своему другу, а Демон всегда отдаёт долги!
Силивен забыл о том, что перед ним очень сильный эмпат и не спрятал свои эмоции. Сейчас он понимал недовольство своих подданных и студентов, которым приходилось следить за своими мыслями, общаясь с ним. Он поглубже запрятал своё веселье и заставил испытать забытое чувство вины и раскаяние, после чего вновь обратился к гостье:
- Я действительно сожалею, что всё так получилось. Но в появлении этого существа нет моей вины. Позвольте помочь? - Кана оттолкнула протянутую руку, окатив ректора очередной порцией презрения. Она попыталась подняться сама, но безрезультатно. Силивен пару минут понаблюдал за безнадежными попытками девушки встать на ноги и использовал заклинание 'глубокого сна'. На истощённый организм девушки заклинание подействовало мгновенно, он едва успел подхватить её.
С Каной на руках он вышел из кабинета, чтобы по воздушному пути спуститься к гостевым комнатам и мечтал только о том, чтобы никого не встретить.
- Магистр Силивен! Ой, а кто это? А что с ней? А давайте я её понесу, Вам наверно тяжело! Эээ... я не это хотел сказать. Вам не положено! - Иногда Силивен начинал жалеть, что подобрал одного любопытного мальчишку и сделал своим учеником, а потом ещё и правой рукой. Обычно юный дроу довольно умный малый, но иногда его разум уходит в отпуск. Вот и сейчас его голова оказалась покинутой таким необходимым элементом как мозг.
- Горлан, это - девушка. Она спит. Я сам её отнесу, куда нужно. А ты жди меня в моём кабинете и никому ни слово о том, что видел. А теперь брысь! - Команды начальства мальчишка ещё понимал и исполнял, это давало надежду на то, что хоть инстинкт самосохранения остался при нем.

***

Горлана ректор университета нашёл в Пустоши, когда очередной раз отправился за острыми ощущениями. Как там оказался, мальчик не знал. Впрочем, он даже не помнил своего имени и прошлого. Силивен заинтересовался тем, как этот малыш дроу выжил в Пустоши, если там пропадали целые отряды. Исследовал его способности несколько лет, но так и не смог разобраться в природе магии Горлана. Силивен чувствовал силу, но её блокировало заблокированное сознание. Не зная своего имени и рода, маг не может пользоваться своими способностями в полном объёме.
Мальчишка привязался к своему спасителю как банный лист, но правитель знал, что ему можно доверять. Не всё, конечно, но многое. Такого расположения, как этот малец заслужил за год, не смогли заработать советники за века его правления. Горлану ещё даже первое столетие не исполнилось, совсем ребёнок, но в сложных ситуациях выдаёт такие предложения, которые заставляют уважать его. Силивен считал, что из его юного помощника получится хороший правитель для дроу. И уже всерьёз задумывался над тем, как устроить тёмным смену власти. Но об этом думать ещё рано, вот лет через сто, когда его юношеская глупость пройдёт... А то вроде умный, а как ляпнет что-нибудь.
Воспоминания Силивена прервал легкий толчок, ознаменовавший прибытие на нужный этаж. Он толкнул первую попавшуюся дверь в гостевую комнату и внес в туда спящую девушку. Глубокий сон без сновидений позволил ей расслабиться. Лицо утратило своё вечно настороженное выражение. Чистокровные эльфийки в её возрасте кажутся намного взрослее, а надменное выражение лица не пропадает даже во сне. Правитель знал это не понаслышке. А девочка, которую он аккуратно положил на кровать, ещё совсем ребёнок, хоть и играет во взрослые игры. "Чем бы это дитя ни тешилось, главное чтобы от меня не ускользнуло", - ухмыльнулся Силивен и осторожно убрал прядь красных волос, упавшую на лицо Каны. Находясь в объятиях сна, девушка неосознанно потерлась о руку Силивена, свернулась клубочком и тихо засопела. Правитель невольно вспомнил о фарисах1, таких же милых во сне и опасных в бою. Силивен ощутил давно забытое чувство умиления. Последний раз подобное он испытывал лет в двадцать, когда мать первый раз выпустила его из Летающего города погостить к отцу. Не одного, конечно, но сопровождающие не могли помешать юному наследнику, наслаждаться таким интересным и незнакомым миром.
- Отдыхай, принцесса.

***

Кана проснулась отдохнувшей и с легкостью во всем теле. Ей было так хорошо, что она милостиво решила простить мерзкого вампира за то, что он использовал свою силу против неё. Хотя факт того, что он применил к ней боевое заклинание, нервировал. Тут даже броня не смогла бы помочь, скорее наоборот. Защитная оболочка хоть и родная, а вес имеет приличный, встать в ней наёмница была не в силах. Говоря откровенно, прошлым вечером она и в эльфийском облике не смогла бы подняться самостоятельно, поэтому посчитала бессмысленным злиться на Силивена. Он уложил её спать, и при этом гордость ничуть не пострадала.
"Меня же насильно усыпили!"
Желудок довольно громко напомнил о том, что кроме сна организму необходима ещё и пища. Радость отдохнувшей девушки поубавилась: осознание того, что она находится в незнакомом помещении, не прибавило оптимизма. Первым делом она подскочила с кровати и побежала проверять, не заперта ли дверь.
'С правителя станется посадить опасного гостя под замок и забыть о своих опрометчивых обещаниях. Ему нужно было получить ценного заложника, и он добился своей цели, а методы у всех разные. Теперь он может забыть о Демоне до тех пор, пока Аэрон не приведёт ему пропавших детишек". - Вопреки пессимистичным прогнозам дверь оказалась открыта, даже охраны с оружием наперевес не наблюдалось у порога. Но Кана и этому не очень обрадовалась. За дверью открывалась небольшая площадка, от которой вверх и вниз расходились ступени и где они кончаются, девушка не знала, а инструкции по использованию воздушного пути Силивен не догадался оставить. Умирать от голода после того, как пережила вчерашний приём, было глупо и обидно. Поэтому она быстро умылась и отправилась на поиски ректора этой пыточной башни, как про себя окрестила Кана дворец правителя Морграна
Из окна ей не удалось разглядеть этаж своей комнаты, но она знала, что апартаменты Силивена находятся на самом последнем этаже. Подниматься пришлось долго. Лестница закручивалась по спирали и усложняла путь, но упорство было вознаграждено: она вышла на небольшую открытую площадку, откуда взору открылась головокружительная картина. С высоты белой башни весь город был как на ладони. Нежный летний ветер гулял в её волосах. Он дразнил, играл и приглашал полетать вместе с ним. Кана в очередной раз пожалела, что не умеет летать. Ей так хотелось закрыть глаза и полететь камнем вниз, чтобы потом распахнуть крылья и мощными рывками снова набрать высоту.
- Вы Демон? - послышался мальчишеский голос.
- Гоблин! - Кана так и не поняла, в какой момент её белая кожа скрылась за красной оболочкой, но сейчас она была именно Демоном. Кана притворно вздохнула: - Малыш, ты так не вовремя подкрался. Мне ж теперь придётся тебя убить.
- За что? - удивленно посмотрел на неё неожиданный собеседник. В его взгляде отсутствовал даже намек на испуг.
Кана редко видела маленьких дроу и ещё реже обращала на них внимание. Взрослые дроу мужского пола её интересовали гораздо больше. Аэрон был не так уж неправ, говоря о слабости своей подруги к мужчинам этой расы. Такие красивые, эмоциональные, загадочные. Никогда не знаешь, чего от них ждать. Рядом с тёмными эльфами Кана чувствовала себя сидящей на пороховой бочке. Не угадаешь, когда она взорвётся, и выживешь ли ты после этого. Но ни с кем больше она не испытывала таких сумасшедших чувств, как с дроу. Конечно, наёмница не собиралась убивать мальчишку, только припугнуть, чтобы не болтал лишнего.
- За слишком длинный нос! Какой гоблин тебя заставил сюда притащиться?
- Почему гоблин? Мне ректор приказал убедиться, что Демон умеет летать, перед тем как Вы прыгнете вниз. - Теперь уже Кана смотрела на собеседника удивленными глазами.
- Значит, Силивен уже всем разболтал, кто скрывается за именем Канары Элиос?
- Не всем. Только мне, это не считается. Я умею хранить тайны! - ухмыльнулся эльф.
"Ещё один красивый и гордый растёт", - невольно подумала Кана. Этот мальчишка ей пока не интересен, но она надеялась больше дроу тут не встречать, или хотя бы не очень много. В противном случае, она небезосновательно опасалась закончить своё обучение, так и не начав. Девушка ничего не могла с собой поделать, тёмные эльфы действуют на неё как валериана на представительницу семейства кошачьих.
- Ладно, если отведёшь меня туда, где умеют вкусно готовить и быстро обслуживать, я сохраню тебе жизнь. - Юный дроу только обворожительно улыбнулся, отчего у Каны возникло чувство, будто свои повадки инкубов они впитывают с молоком матери.
- Прекрасная леди могла просто попросить меня, не прибегая к угрозам. Тем более, я всё равно не боюсь.
- Это почему ещё? - огорчилась наёмница.
- Я тоже эмпат, и мне льстит Ваше внимание. Магистр говорит, что примерно через два года исполнится моё первое столетие. Я буду горд, если Вы проведёте меня во взрослую жизнь.
Забавное зрелище: Демон растеряно стоит перед юнцом и хлопает глазами, не в силах произнести достойный ответ. Самой наёмнице показалось, что её челюсть пробила пол и свалилась к подножию башни. У неё возникло неприятное чувство, будто на лбу крупными буквами написано "падшая женщина".
"Сначала Аэрон, теперь этот сопляк! Хорошо ещё Силивен не воспользовался моим бессознательным состоянием. Хотя... я ж не помню ничего", - подумала Кана, а вслух произнесла:
- Послушай, дитя, есть менее изощрённые способы самоубийства.
- А Вы убиваете всех своих мужчин после проведённой с ним ночи? Прям как тортулла! Хотя, вы ведь обе - дети Изнанки. Может, у вас корни общие?
Кану поразило то, что маленький дроу и сам верит в тот бред, который несёт. Она даже не нашлась, что ответить, но пылающие зрачки всегда говорили окружающим лучше всяких слов. Как выяснилось бывают исключения:
- Ой, а здорово у Вас глаза горят. Я даже вижу, как пламя колышется! Это у Вас расовая особенность или заклинание?
- Малыш, шёл бы ты... дальше, - Кана подавила в себе желание схватить паршивца за ухо и потрясти над пропастью.
- Но я же обещал проводить Вас в таверну. Я знаю отличное место, где можно перекусить. Тётушка Лоса готовит лучше всех на этом острове. А пирожные у неё просто пальчики оближешь!
- Если ты не заткнёшься, я съем тебя. Хотя нет... отравлюсь ещё или несварение случится. Придётся просто убить и прикопать где-нибудь, чтоб тело не нашли.
- Лучше оставить на видном месте, чтоб меня магистр Риззэл побыстрее нашёл. Он меня тогда поднимет, и я буду жить вечно.
- Вот уж нет! Уговорил, убивать тебя не буду, но я тебя очень прошу, помолчи. У меня от твоей болтовни голова болит.
- Я постараюсь, - ухмыльнулся юный дроу.
- И на том спасибо. Пойдём, покажешь мне свой замечательный кабак.
Таверна оказалась очень милым заведением. Внутри всё сверкало чистотой. Столики покрывали белоснежные скатерти, скамейки оббиты шкурками домашних животных, а в большом камине жарился дикий кабан на вертеле, распространяя такой аромат, что истосковавшийся по еде желудок Каны уже не просто урчал, а вопил о необходимости его покормить.
Горлан отказался оставлять гостью правителя в одиночестве и сел напротив, решив просветить её относительно каждого яства в его любимой таверне. Как только он начал расписывать прелести каждого подаваемого здесь блюда, Кана предоставила ему возможность самому сделать заказ. Мальчик переключился на подошедшую официантку и продиктовал ей список того, чего изволят откушать гости дорогие. У Каны появились сомнения, что они вдвоём справятся с этим заказом. Когда через полчаса их стол был заставлен разными тарелками, так что едва хватило места, её сомнения переросли в твердую уверенность. Такого количества еды наёмнице хватило бы на месяц, но растущий организм юного дроу требовал всего и побольше. Несмотря на первоначальное недовольство, Кана оценила плюсы общества навязавшегося компаньона. Он может рассказать много интересного об острове, университете и возможно ректоре этого альма-матер. Но главное, он умеет пользоваться воздушными потоками в башнях, а это значит, что ей не придётся пересчитывать ступеньки с полным желудком.
- Горлан, а ты давно здесь живёшь? - немного утолив чувство голода, будущая студентка пустилась в расспросы.
- Сколько себя помню, - нехотя отозвался дроу.
- Ты родился здесь, на острове?
- Нет. Я не знаю, где я родился и жил до того, как меня нашёл магистр Силивен.
- А когда это произошло?
- Года три назад. Он подобрал меня в Пустоши. Как там оказался, я не помню. Всё, что связано с той жизнью, за глухим ментальным забором. Магистр пытался выяснить, как я попал в Пустошь и умудрился выжить, но даже ему это оказалось не под силу.
- Значит, Горлан не твоё имя? - В ответ он только отрицательно покачал головой, а у Каны появилась одна идея, как помочь мальчику: - Послушай. Имя, данное при рождении, обладает огромной силой. Если вспомнишь имя, память тоже начнет возвращаться. И мне кажется то, что ты смог выжить в Пустоши, только твоя заслуга. Не Горлана, а Твоя. Осталось узнать кто ты.
- Я же сказал, даже магистру не удалось это сделать! - Горлан поднял на собеседницу грустные глаза, в глубине которых уже зародилась надежда.
Кана надеялась на успех, иначе мальчик совсем скиснет.
- Что мне твой магистр, забыл, с кем говоришь? - она подмигнула ему и выложила свой план.
Идея была довольно проста. Необходимо найти свиток с именами Дроу. Дальше вслух зачитывается каждое имя и, услышав своё, он должен как-то отреагировать. В одной из книг своей библиотеки графиня вычитала, что существо, отказавшееся от своего имени или по каким-то причинам забывшее его, теряет почти всю силу. Когда она отказалась от имени Канаэлин, то не ощутила никакой потери, но это связано с очень юным возрастом, и тем, что имя это было не полным, магией она тогда практически не обладала. Её круговой щит остался, потому что имя было сокращено, а не изменено полностью.

ГЛАВА 5

Нимб на голове сползает хомутом на шею
Александр Минченков

До официального зачисления в университет вход в "цветные" башни запрещён. Демону, как высокому гостю, позволено перемещаться только в пределах белой башни, а для воплощения в жизнь их плана, необходимо было попасть в библиотеку чёрного здания. По словам мальчика, он видел такой свиток именно там. Чем несказанно удивил Кану, ведь свитки хранятся у правящего рода, и Кана уже прикидывала, как можно стащить свиток из Дроувэла.
Из объяснений Горлана она узнала, что цвет каждой башни соответствует направлению магии. Красная башня отведена магам огня, а именно - красным драконам. Башня небесно-голубого цвета принадлежит магам воздуха, тут можно встретить представителей всех магических рас и их полукровок. Коричневая - символизирует магию земли, а синяя башня для магов воды. Последние две стихии подвластны всем магическим расам кроме драконов красного клана. И различаются только тем, что драконы, обучающиеся в синей башне, принадлежат клану водных, а в коричневой - золотых. Эти четыре башни символизируют магию стихий, в отличие от оставшихся трёх. Зелёная - направление магии Жизнь. Здесь имеется в виду всё живое, что существует на Террелле: от травинки до разумных рас. Чёрная башня - её вечный оппонент, направление магии Смерти. И последняя башня - серая. Здесь обучают ментальной магии и магии предсказания. Эта способность есть только у вампиров. В отличие от стихий, в магии Жизни и Смерти нет чёткого расового разделения. Но всё же магия Смерти лучше всех давалась дроу, а магия жизни светлым эльфам и вампирам. В любом существе, обладающем магией, может проявиться одно или, в случае если речь идёт о вампирах, сразу два направления. Но ещё не было такого, чтобы кто-то владел и магией Жизни и магией Смерти.
Студенты живут в башнях своего направления. Если у кого-то выявляется несколько способностей, у них определяют основную и второстепенную. Тогда они селятся в башне того направления магии, которая является главной и посещают занятия в дополнительной.
- А что означает белый цвет центральной башни? - поинтересовалась Кана.
- Нейтральность и гостеприимство. Ведь белая башня, это не только главный корпус университета, но и дворец правителя. Являясь ректором, магистр Силивен одинаково ценит всех студентов. У нас часто бывают стычки между факультетами, магистр же никогда не занимает ничью сторону, вернее выступает против спорщиков. Чтобы выжить, им приходится объединять усилия, - хихикнул Горлан. - А когда приезжают посольства их встречает белая башня. Она светлая и заранее располагает к себе.
- Отлично придумано! - уважительно присвистнула Канна, но вернулась к более насущной теме: - Только вот проблема наша никуда не делась. Я не смогу пройти в чёрную башню до зачисления.
- Не хочу ждать. Я попрошу магистра позволить Вам посещать библиотеку. К тому же до вступительного бала студентов там нет. Никто не узнает о небольшом нарушении правил.
- Что ещё за бал?
- После вступительных экзаменов, за день до начала семестра, проходит ежегодный осенний вступительный бал. Его организуют для новичков, но там всегда присутствуют все студенты и преподаватели. Для знакомства, так сказать. Я уверен, Вы произведёте фурор. Только щит держите наготове, а то женщины очень завистливы. Вам не простят такой красоты, прекраснейшая Канара.
- Горлан, хватит выкать. И можешь звать меня просто Кана.
- Хорошо, Канна. Пойдем в библиотеку?
- А как же получить разрешение?
- А я уже его получил, - самодовольно улыбнулся Горлан. - Я умею очень громко мысленно кричать, так что магистр слышит меня даже в своих комнатах.
- Ну пойдем, тиран! - покачала головой Кана.
Весело хихикая, Горлан потащил её к чёрной башне, да так что ей пришлось перейти на бег. Они влетели в обитель некромантов, чуть не сорвав входную дверь. Библиотека находилась на одном из верхних этажей, и искатели истины прошли в уже знакомую маленькую дверку. Поднявшись по воздушному пути, они оказались перед входом в хранилище книг. Горлан несколькими пасами дезактивировал защитное заклинание на двери и шагнул в просторное помещение, заставленное стеллажами с фолиантами.
- Есть идеи, откуда начинать поиски?
- Полагаю, лучше начать с пробуждения хранителя библиотеки. На каникулах он всегда спит. Надеюсь, он не сильно разозлиться, что мы разбудили его раньше времени, иначе придётся плохо.
- Ты о чём? - удивилась Канн.
Вместо ответа Горлан взял одну из книг и надорвал на ней лист. Тут же раздался вой и утробное рычание. В силу специфики своей работы, наёмнице часто приходилось общаться с нечистью. Только поэтому она не сбежала, не дожидаясь загадочного хранителя библиотеки. Кинжалы, которые девушка всегда носит в сапогах, сами легли в руки, а тело покрылось прочной бронёй.
- Сейчас увидишь, только кинжалы убери. Если убьёшь хранителя, магистр Риззэл сделает из тебя замену испорченному зверьку.
- Хороший расклад. Или станешь обедом монстра, или займёшь его место. А третьего варианта нет?
- Есть...
- И? - поторопила Кана.
- Бежа-а-ать - подтверждая свои слова, Горлан рванул к выходу, но в дверном проёме налетел на Силивена. В этот момент было не понятно, кого больше он испугался: вампира, стоящего перед ним или хранителя, который, наконец, показал свою оскалившуюся морду.
Симпатичная, надо сказать, мордашка. Вытянутая, с провалом вместо носа, красными бусинками глаз и рядом острых, как иглы, зубов.
Дальше это творение пьяного некроманта решило продемонстрировать нарушителям покоя всё своё тело: здоровую тушу, размером с лошадку на шести лапах, с шипастым хвостом. Кана подивилась, как такая массивная нечисть умудряется не снести все стеллажи? Монстр в очередной раз зарычал, но тут увидела Силивена и, как любящая псина, кинулась к нему, виляя хвостиком и поскуливая от удовольствия.
- Я так и знал, что вы разбудите хранителя. Горлан, ты последних мозгов лишился, или предыдущий урок успел забыть?

***

Их первое знакомство произошло сразу после прибытия на остров, когда правитель вытащил испуганного дроу из Пустоши. Тогда любопытному мальчишке что-то приспичило найти в библиотеке. Он нашёл и попытался выйти вместе с книгой. В тот день Силивен с трудом уговорил хранителя выплюнуть невкусного костлявого эльфёнка. Лекари долго штопали Горлана, но скорее только для очистки совести. Никто не сомневался в том, что он не задержится на этом свете. Но малец не оправдал их прогнозов и назло всем лекарям пришёл в себя, даже страха перед хранителем не испытывает.
- Но, магистр, если бы мы сами искали нужную информацию, мы бы тут скончались от старости.
- А ты решил умереть молодым и красивым в пасти нежити? Кана, как ты уже поняла - это хранитель библиотеки. Надеюсь, ты запомнишь, что будить его раньше времени нельзя. Это касается всех хранителей в каждой башне.
- Да уж, запомню, - протянула девушка и многозначительно посмотрела на неприкосновенного монстра.
- А теперь расскажите подробнее, что вам тут понадобилось, - хмуро поинтересовался Силивен.
- Свиток имен дроу. Я думаю, если Горлан услышит своё настоящее имя он как-то отреагирует на него, - ответила Кана.
Лицо и волосы Силивена скрывал густой туман, но глаза, словно два ярких маяка в белой дымке притягивали взор. И в его взгляде промелькнуло уважении и досада. Он столько времени потратил на сложнейшие заклинания, перечитал огромное количество книг, а самый верный способ вернуть память найдёнышу лежал на поверхности.
У каждой расы, кроме человеческой, есть свой магический свиток имен. Вернее, их по два экземпляра у каждой расы. Хранятся они у правящей семьи, так они могут знать количество своих подданных. При рождении ребёнка его нарекают именем, которое тут же появляется в списке рода. Полукровки человеческой и магических рас тоже попадают в список, но имя человеческого родителя нигде не указывается. После смерти стирается. В тех случаях, когда кто-либо отказывается от имени данного ему при рождении, чернила блекнут, но не исчезают до тех пор, пока нареченный этим именем жив. А вот если кто-то забыл своё имя, оно ничем не выделяется среди остальных.
- Интересное предположение. Только с чего вы решили, что свиток хранится у меня, к ещё и в общественной библиотеке?
Искатели приключений дружно пожали плечами. Кана признавала свою глупость, отправившись на поиски именно сюда. По её мнению, такой редкий и секретный документ не мог оказаться в подобном месте, но Горлан заразил своим оптимизмом. Сам же виновник покраснел до кончиков заострённых ушей.
- Магистр, Силивен, я видел его. Даже не буду интересоваться, как он попал к Вам, но позвольте посмотреть имена. От этого зависит моя жизнь! - надрывно закончил Горлан и посмотрел на правителя полным печали взглядом.
Силивен усмехнулся его способностям менестреля. С такими талантами юному дроу только жалостливыми балладами до слёз придворных дам доводить, а не безуспешно пытаться овладеть чёрной магией. Но Горлан и слушать не хочет о том, что, скорее всего, его удел быть студентом зелёной башни.
- Крайне благоразумно с твоей стороны не задавать глупых вопросов. Я не могу предоставить вам этот документ, но подумаю, как тебе помочь.
На этом разговор был исчерпан, и все разошлись по своим делам. О том, помог ли правитель Морграна вернуть память Горлану, Кана не знала. С ней никто не делился ходом дел по восстановлению истинного имени. Как в руках Силивена оказался секретный свиток, она не решилась спросить. Любопытство, может быть, не порок, но жизнь сильно укорачивает, а девушке хотелось верить, что её жизнь только начинается. Ещё не поступив, она уже мысленно примеряла выпускную мантию, а в руках держала диплом об окончании Межрасового Магического Университета и, конечно же, с отличием.

***

Поздним вечером Кана сидела во временно отведённой ей комнате и размышляла о последних изменениях в её размеренной жизни. Она хотела помочь Горлану. Если ему не удастся выторговать себе свиток, то придётся позаимствовать его у правящей семьи в Дроувэле. Так же её волновал вопрос поступления. После первой неудачи Кана боялась снова предстать перед комиссией. Помимо этого, её терзала тревога за императора. Ведь он один проводит расследование, а вдруг к этому причастны маги? Аэрон всего лишь человек, а с мечом против заклятий выступать глупо. За калейдоскопом мыслей, крутящихся в голове, Кана не заметила, как уснула.
Ей опять снился сон, где она стояла на берегу. Только в этот раз она оказалась здесь одна, и на море разгулялся шторм. Порывы ветра бросали в лицо брызги солёной воды и мелкие песчинки. На душе было тревожно в предчувствии беды. Девушка смотрела на горизонт и чего-то ждала. Из тяжёлых чёрных туч начали падать первые тяжелые капли, обещая в скором будущем превратиться в проливной дождь, но её это не волновало. В голове была только одна мысль, он не вернётся...
- Аэрон! - девушка проснулась от собственного крика. Рывком подскочив с кровати, она выглянула в окно, ожидая увидеть там потоки воды низвергаемые с небес. Но вопреки её страхам, безоблачное утро только вступало в свои права. На небосклоне всё ещё виднелось ожерелье из ночных спутников, а погода обещала быть по-летнему тёплой. Она облегчённо выдохнула. Однако чувство тревоги, оставленное сном, не желало отступать. "Не переживай, прошёл всего один день", - попытка успокоить себя не принесла успеха, но Кана была заперта в клетке и не могла покинуть остров.

ГЛАВА 6

Время открывает всё сокрытое и скрывает всё ясное
Софокл

Чтобы немного развеяться, Кана решила весь день посвятить осмотру города и покупке повседневной одежды. Отправляясь на остров, она не планировала здесь задерживаться. Но теперь собиралась пройти обучение, и выяснить, где предстоит прожить ближайшие несколько лет, девушке казалось первостепенной задачей.
Город, который занимал треть самого острова, оказался очень большим. На его исследование ушло три дня, ещё два Кана потратила на изучение местных магазинов. Горлан иногда составлял ей компанию, но по большей части будущая студентка гуляла одна. Новый приятель научил пользоваться воздушным путём, а одиночество давно стало её лучшим другом и не тяготило. Рядом с любимой таверной Горлана, которая без сомнения покорила и Кану, нашлось отделение межрасовой связи, откуда можно было отправить сообщение. Она написала письмо управляющему своего замка и хотела послать сообщение Аэрону, но опасаясь, что враги могут перехватить его и заподозрить что-то, передумала. Рони, её давний друг, был на задании. Строил телепорт в глубинке Зачарованного Леса, но к началу учебного года собирался вернуться.
Через неделю после неудачного посещения библиотеки Горлан напомнил о предстоящем бале, уже более подробно рассказав о нём. Бал всегда проходит в большом тронном зале, который незваные гости уже имели сомнительную радость видеть в первый день. Оказывается, это не просто торжественный приём. Приглашенные являются на него в масках, которые снимают после полуночи. Первокурсники поочередно приглашаются на помост для представления перед будущими коллегами по несчастью и мучителями, то есть преподавательским составом. Каждый абитуриент, прошедший вступительные экзамены, поднимается на возвышение, где стоит трон и называет своё полное имя, факультет и специализацию.
Экзамен Демону назначен через неделю. По его итогам, Кане должны сообщить на какой факультет она зачисляется. Как и всякий студент, девушка волновалась перед таким важным событием. Диплом университета был её заветной мечтой, а первое поступление с треском провалилось. На тот случай, если Силивен всё же решил под таким предлогом оставить её в заложниках и никакого зачисления не будет, Кана старалась вообразить самый пессимистичный финал. Но золотая мантия лучшего выпускника не хотела сдавать позиции в фантазиях девушки.
- Только попробуй меня обмануть, порублю на мелкие кусочки! - проворчала Кана, забыв о расовой способности ректора.
- "Что ты, Демон! И в мыслях не было", - раздался ментальный смешок в голове Каны.
Все оставшиеся дни до экзамена бывшая наёмница посвятила простому женскому развлечению - подбору костюма для бал-маскарада. Она решила не изменять любимому цвету и выбрала ткань из эльфийского шёлка тёмно-красного цвета. Договорившись с портным о фасоне, Кана довольная вышла из его лавки и направилась к обувному мастеру. Из-за невысокого роста ей пришлось поступиться удобством и купить туфельки на высоком каблуке из тончайшей чёрной кожи. Дальше в списке лавок, необходимых для посещения, была ювелирная, где нашлись браслеты, кольцо и серьги. Но главной находкой стала изумительная маска, идеально подходящая к костюму и ювелирному гарнитуру. Немного уставшая, но довольная покупками, Кана вернулась в свою комнату.
Не успела она скинуть купленные вещи на кровать, как в дверь постучали. Тихо напевая веселую песенку, она распахнула дверь, ожидая увидеть Горлана, но на пороге стоял ректор. Хоть под глубоким капюшоном и сложно разобрать, что за личность прячется под ним, Кана предположила, что кроме него, никто не мог придти в гости в такое время и в таком виде. Она занервничала, понимая, что неожиданный визит не сулит ничего приятного.

***

С тех пор, как он появился в библиотеке и избавил её и Горлана от близкого знакомства с желудком хранителя, Силивен не показывался.
В ход расследования по восстановлению памяти юного дроу Кану не посвящали. Она порадовалась, что не поделилась с Горланом своими предположениями о причастности драгоценного магистра к потере памяти. С него стало бы рассказать это Силивену.
- Чем обязана? - голос прозвучал крайне недружелюбно, и это не ускользнуло от ректора.
- Мне необходимо обсудить с тобой пару важных вопросов, позволишь?
- А у меня есть выбор? - Кана махнула рукой, приглашая его войти. - Так что за вопросы, которые не могут подождать до утра?
- Я бы подождал, но ведь найти тебя можно только в это время. К тому же, у меня тоже есть дела. Позволь поинтересоваться, чем я вызвал такое раздражение?
- Боюсь, на перечисление всех твоих заслуг у меня уйдёт вся ночь, а у меня на неё уже есть планы.
- Хорошо, об этом мы поговорим позже. Горлан ведь сообщил тебе о предстоящем бале. На нём необходимо назвать себя. Я советую вернуть своё имя до экзамена, чтобы вернулась сила. На балу назваться именем, данным при рождении и обладающим силой.
- Я не буду этого делать.
- Кана, даже если я зачислю тебя, ты не сможешь развивать свою силу, потому что её у тебя сейчас практически нет.
- И как вы себе это представляете, уважаемый Силивен? - язвительно поинтересовалась девушка. - Канаэлин не полное имя. Когда родители подбросили меня человеческой женщине, они не потрудились пришить на пелёнку свои имена. И по-твоему, я должна сообщить всем, что я, Канара Элиос, наречённая при рождении Канаэллин Дальше-Сама-Не-Знаю-Как, но больше известная как Демон, буду учиться на таком-то факультете? Может мне ещё в броне придти, чтобы не разоряться на маскарадный костюм?
-Я бы с удовольствием взглянул на это великолепие, но без посторонних глаз. - довольно протянул Силивен. - А в остальном ты права. Облик Демона сложно будет скрыть на тренировках по боевой магии. Лучше сразу предупредить, чем вызывать панику среди урока. Я понимаю, что тебе не хотелось бы раскрываться, но без этого обучение невозможно. А твоё полное имя мне известно. Если решишь восстановить силу, я помогу, - под конец огорошил вампир.
- Значит, когда я появилась в первый раз, ты прекрасно знал, что я лишена своего имени и силы. И просто выставил меня?
- Я посчитал, что ты сама запечатал свою силу. Мысль о том, что ты не знаешь своих родителей мне как-то и в голову не пришла.
- Мне надо подумать. Я дам ответ перед экзаменом. Какой второй вопрос ты хотел обсудить? - Кана постаралась скрыть жажду услышать правду о своих родителях и перевела тему, хотя для себя уже всё решила.
- Нашу дальнейшую совместную жизнь, - деловым тоном произнес правитель Морграна.
Глаза графини Элиос стали похожи на два блюдца. Ей показалась, что челюсть отдавила ноги. Желая убедиться, что не страдает слуховыми галлюцинациями, она переспросила:
- Эээ... я не расслышала.
- Кана, ты прекрасно меня слышала. Я предлагаю тебе остаться на острове в качестве моей дайны2.
- Тебя Аэрон укусить успел, или это передаётся воздушно-капельным путем? Я ещё могу понять этого мальчишку, который вбил себе в голову, что любит меня, но ты-то уже не в том возрасте, чтобы сходить с ума от влюблённости.
- Милая, любовь может настигнуть нас независимо от возраста и расы, - проникновенно начал Силивен, но потом усмехнулся и снизошел до пояснения: - Ты права, я не испытываю к тебе столь нежных чувств и сделал предложение по нескольким причинам. Во-первых, как бы я ни сопротивлялся, советники правы: мне необходим наследник. Во-вторых, я коллекционер. Я люблю всё необычное и прекрасное, ты ведь заметила шкуры в моей гостиной? Я охотился за этими животными столетиями, но добился своего. Теперь они украшают одну из моих комнат. В кабинете у меня уникальный телепорт, который невозможно увидеть, не зная о нём. А вот в спальне у меня нет ничего примечательного.
Силивен нарочно выдержал паузу, дав возможность девушке самой догадаться, к чему он ведёт. Не дождавшись никакой реакции на свои слова, он продолжил:
- Я всё никак не мог придумать, чем бы скрасить её, а тут так кстати появляешься ты. Я понял, кто будет радовать меня своим присутствием в моих покоях.
Кана задохнулась от такой наглости. Чтобы хоть как-то успокоиться, она стала складывать в уме большие числа, что всегда ей помогало взять себя в руки. Этот случай не стал исключением, она сумела немного обуздать свой гнев. Но мысль о том, что её сравнивают с очередным трофеем, поднимала в душе новые волны ярости.
Силивен назвал не все причины своего предложения. Самую главную он приберег на последок. Но и этого хватило, чтобы довести девушку до бешенства. В её глазах заполыхали два костра, которые так нравились вампиру. В моменты ярости или в боевом обличие её зрачки имели занимательное свойство вспыхивать словно пламя.
Пока правитель острова предавался размышлениям о том, как такое чудо возможно, Кана стала ходить вокруг него. Она внимательно рассматривала его прищуренным взглядом, с полуулыбкой на устах. Правда её улыбка не имела ничего общего с улыбкой счастливой женщины, которой только что сделали предложение руки и сердца.
"Сердце не отдам, оно у меня одно. И руку тоже, их хоть и две, но обе мне очень дороги. Не подумайте, что я жадный, я хозяйственный, а тело у меня одно, и разбрасываться его частями не намерен", - усмехнулся про себя вампир.
- Чем ты занимаешься? - он повернулся к Кане, которая, совершая очередной круг вокруг правителя, застыла у него за спиной.
- Пытаюсь запомнить параметры. Как виновница твоей преждевременной кончины, возьму на себя расходы по погребению. Хотя... Наверно стоит принять предложение и убить тебя сразу после церемонии. Тогда я смогу скинуть столь затратное мероприятие на плечи казначея. - Кана продолжала изучать его и пыталась казаться спокойной, но пламя в глазах выдавало бушующий внутри гнев.
- Сильно сомневаюсь, что тебе это удастся, но за попытку буду тебе признателен. Моя охрана давно скучает без дела, да и мне будет интересно узнать, на что способен Демон.
- Ты сумасшедший! - Силивен хотел было обидеться на нелестные отзывы, но решил не быть мелочным
- Это значит да?
- Это значит - я даже не собираюсь отвечать на твоё глупое предложение, извращенец! - прошипела Кана.
Ректор с грустью подумал о том, что нелюбовь к бедному, несчастному и совершенно одинокому правителю Морграна передалось от матери к дочери. Но это никак не повлияло на его решение привязать девушку к себе. Мать Каны тоже была красавица, но с ней он с легкостью распрощался, а вот ее дочка ему казалась интереснее во всех отношениях.
- Мне кажется ничуть не хуже императорского. Разница только в том, что ты не станешь вдовой лет через семьдесят, и это в лучшем случае.
- Я не стану твоим очередным трофеем! Ни-ко-гда!
- Неужели? Думал, ты хочешь узнать своё имя... - задумчиво протянул Силивен.
Кане хотелось выть от ощущения безысходности. Правитель был хорошим охотником и знал, как загнать свою жертву в ловушку. И сейчас он понял, что движется в верном направлении.
- Предлагаю заключить магический договор. Если за время твоего обучения, ты добровольно хоть раз станешь моей, то навсегда останешься на острове в качестве моей дайны. Если нет, я никогда больше тебя не побеспокою и выполню одно твоё желание.
- Это шантаж. Думаешь, я соглашусь? Ты ведь можешь заставить меня.
- Конечно, могу. Только это совсем не интересно. Ты придёшь ко мне по собственному желанию, без всякого принуждения, - самодовольно усмехнулся Силивен.
- Не слишком ли ты самоуверен?
- Возможно. Тем более, тебе нечего опасаться. Так что, согласна? Или боишься не устоять?
- Мне нечего опасаться, кроме того, что ты откажешься выполнять обещание, когда проиграешь.
- Всё по-честному. - Силивен призвал сферу магического контракта и приложил свою ладонь: - Если по истечению времени твоего обучения я проиграю спор, обещаю больше не беспокоить тебя и выполнить любое желание в пределах моих способностей, в течение года. В случае невыполнения договора - вечная смерть 3. - На тех же условиях обещаю стать твоей дайной, если проиграю, - Кана повторила движение, и сфера с тихим хлопком рассеялась, подтверждая сделку.
- Не боишься потерять трон? - ухмыльнулась девушка.
- Если ты ещё не поняла, то я именно его тебе и предлагаю. Милая, ты меня так порадовала своим согласием, что я даже готов дать тебе подсказку. Соблазнять я тебя намерен без этого плаща и туманной завесы. Будь осторожнее, я могу оказаться кем угодно, - ехидное выражение лица, которое так нравилось правителю, сменилось на сосредоточенно-настороженное.
- Мы так не договаривались!
- Ты не стала уточнять детали, поэтому всё по правилам. Не смею больше тебя беспокоить. До встречи на балу,эрилин 4. - Перед тем как уйти, Силивен не удержался и добавил: - Там тебя будет ждать сюрприз.
- Не надо мне угрожать! - донеслось до него уже из-за закрытой двери.

***

После заключения договора прошло уже несколько дней, но Кана так и не смогла понять, что толкнуло её на эту абсурдную сделку. Принуждение вампир не применял, впрочем, как и любую другую магию. Успокаивало девушку только одно: ректор - вампир и ей всего-то нужно держаться от них подальше. К тому же в университете будет достаточно тёмных эльфов, чтобы хоть кому-то из иных рас удалось завоевать её внимание.
'Моя главная задача правильно выбрать желание. Надо загадать нечто такое, что заставит Силивена помнить этот урок всё своё вечное существование! Может лишить его власти и выдворить с острова? Или забрать все его сувениры и потребовать отказаться от охоты? Нет, это уже два желания. Девушка резко одернула себя, вспомнив что есть дела и поважнее выбора желания, которое исполнится через несколько лет: - Мхарт, мне сейчас надо думать о вступительных экзаменах, а для этого нужно вернуть своё истинное имя. А потом можно прощаться с прошлой жизнью'.
От осознания последствий принятого решения, Кане стало тоскливо:
- И зачем согласилась? Можно подумать, я необразованная! Училась у эльфийских мастеров в Зачарованном лесу, и обошлось мне это в кругленькую сумму.
Обучали её только грамоте, этикету и владению клинками. Из магических заклинаний, кроме кругового щита она ничего не знала. И до недавнего времени считала, что ей этого вполне хватает. Но Силивен предлагает ей две самые важные вещи, которые не давали ей покоя больше двух столетий. Обучение в Межрасовом Магическом Университете и информацию о родителях. Она понимала что этот аппетитный кусочек сыра лежит в мышеловке, но информационный голов перевесил чашу весов. Поэтому, собравшись духом, отправилась в ванную для подготовки ритуала. Отречься от имени гораздо проще, чем вернуть его. Достаточно разжечь благовония из определенных трав и трижды повторить слова отречения. А вот чтобы вернуть имя, надо "заново родиться".
Тут и возникла проблема. Нельзя вернуть то, чего не знаешь. Самостоятельно Кане не под силу это сделать. Учитывая специфику ритуала, девушка мечтала обойтись без помощи правителя, но кроме него в данном случае ей никто не сможет помочь. А в то, что он поделиться с ней такой необходимой информацией, да ещё и бескорыстно, Кана не верила. Вспомнив пример Горлана, как можно докричаться до ректора, она набрала в легкие побольше воздуха и для верности закричала не только мысленно:
- Силивен!
Вампир появился через пять минут, двумя руками держась за голову. Девушка же похвалила себя за усердие.
- Что у вас за привычка орать в моей бедной голове? - Силивен осторожно присел на край кровати. Кана же понадеялась, что не перестаралась, и правитель не станет ссылаться на головную боль, чтобы оттянуть момент прояснения истины.
- Помоги вернуть полное имя, - обреченно произнесла она, уже понимая, что последует за этой просьбой.
- Раздевайся, - усмехнулся правитель.
Такова процедура. Кана прошла в ванную комнату смежную со спальней, разделась и протянула кинжал правителю. Он проигнорировал сей жест и достал исписанный рунами ритуальный нож.
- Так надежнее, - пояснил знаток в пускании крови. - Предупреждаю сразу, своё имя ты сейчас не услышишь, иначе я не смогу порадовать тебя сюрпризом.
Он обхватил ладонями лицо девушки и провёл большими пальцами от виска к шее, после чего она потеряла слух и голос. Кане пришлось подавить сиюминутное желание отрезать ему уши и язык, чтобы он тоже проникся её ощущениями.
- "Ложись и расслабься", - мысленно передал Силивен.
Легко советовать, когда тебе самому нет необходимости расслабляться лёжа обнажённым на холодном мраморном полу. Кана мечтала, чтобы это поскорее закончилось, но вампир не спешил. Вдоволь налюбовавшись изящным телом, он стал раскладывать вокруг артефакты. Их назначение Кане было неведомо, почувствовав её нервозность, он соизволил пояснить:
- "В тебе накопилось слишком много неизрасходованной энергии. Ты не выдержишь её притока, а накопители возьмут лишнее себе. Получится обоюдная выгода, ты мне заряжаешь артефакты и сама остаёшься живой".
- "Я не батарейка!" - Кана вспомнила, что для общения с вампиром необязательно пользоваться голосом.
- "Не жадничай, в тебе останется столько энергии, сколько сможет вынести твоё тело. Накопители заберут только лишнее".
- "Что-то многовато артефактов для лишнего, тебе так не кажется?"
- "А ты знаешь, сколько в тебе лишней энергии? Не будь такой мелочной! Я для тебя не пожалел всех своих накопителей, неблагодарная девчонка".
- "Можно подумать с ними что-то может случиться, кроме того, что они зарядятся".
- "Они все были заряжены. Мне пришлось выпустить энергию впустую, и нет гарантии, что они хоть на половину заполнятся", - скорбно вздохнул визави.
- "Спасибо". - Кана слышала про подобные артефакты. Один такой накопитель мог заряжаться как минимум год, а то и два, если их наполнял своей энергией один маг. А их в комнате насчитывалось штук тридцать.
Сильные маги в моменты относительной безопасности сливают часть энергии в такие накопители. Но с парочкой таких артефактов, можно не бояться за свой резерв и сутки колдовать без отдыха. Для вампиров это особенно актуально. Имея дополнительный источник энергии, им нет необходимости пить чью-то кровь, которую они употребляют только в крайних случаях истощения. Силивен был уверен, что Кана позовёт его для возвращения имени, и подготовился заранее. Девушка это прекрасно поняла, и эта уверенность злила её. Ведь будь у него сомнения относительно её решения, он не стал бы опустошать драгоценные накопители.
- "Готова?" - ментальный голос правителя вывел из задумчивости.
Она кивнула, закрыла глаза и почувствовала легкие прикосновения холодного металла к коже. Силивен делал маленькие надрезы в местах пересечения магических потоков. Когда был открыт последний энергетический узел, у Канны возникло ощущение, будто в животе всё это время спал, свернувшись тугим комочком, огромный змей. А сейчас его разбудили, и он решил размять затекшее тело. Ему было тесно в эльфийском облике, и зверь старался освободиться от сковывающей оболочки. Из горла девушки не вырвалось ни единого звука, только по той причине, что ректор лишил её голоса. Она только беззвучно шевелила губами, мечтая прекратить эти муки.
Силивен накинул на неё сеть, когда понял, что Кана не контролирует себя и может сорвать весь ритуал. Она вырывалась, но путы надежно держали девушку. Сделав еще одну попытку освободиться, Кана затихла. Всё, что происходило дальше, осталось за пределами её сознания.

ГЛАВА 7

В каждой академии - свои эпидемии
Леонид С. Сухоруков

Возвращение силы далось тяжело даже ректору, потому что накопители не справились с хлынувшим энергетическим потоком и вышли из строя. Кана сама не могла справиться, поэтому ему пришлось стать громоотводом. К концу ритуала Силивен и сам без сил опустился на мраморный пол. Девушка лежала абсолютно белая, заставляя задуматься о глубине нанесённых порезов. Но раны затягивались на глазах, и вряд ли её бледность могла быть связана с потерей крови, скорее с избытком магической энергии.
Как Силивен ни пытался вытянуть из неё лишнюю энергию, но и него есть предел, а Канаэлин слишком долго копила свою магическую силу. Он с сомнением посмотрел на кинжал, затем перевел недоверчивый взгляд на бессознательное тело. Ему нужно было восстановить силы, а источник был совсем близко, стоит только руку протянуть. Однако он понимал, какой скандал закатит Кана, если узнает, что он посмел выпить её кровь. Он ещё раз посмотрел на девушку. Её дыхание было слабым и прерывистым, но ректор знал, что вскоре она придет в себя.
'Уж лучше головная боль, от её причитаний, чем отвратительная беспомощность', - усмехнулся Силивен и провел кинжалом по ладони Каны.
Он мог бы использовать кристаллы, но все артефакты разлетелись вдребезги от мощного потока энергии. Не смотря на то, что из Каны ключом била магическая энергия, использовать её вампир не мог. Наоборот приходилось использовать собственную силу, чтобы ловить хаотические потоки в себя, а потом аккуратно высвобождать.
Чтобы вампир почувствовал себя полным сил, Силивену хватило одного глотка пьянящей жидкости. Он смыл с Каны кровь, положил на кровать и накрыл одеялом, а потом до позднего вечера сидел рядом, ожидая, когда она проснётся, но девушка и не думала открывать глаза. Только краски стали возвращаться в её бледное тело, и дыхание выровнялось.
Непривычное чувство нежности напугало правителя, и он банально сбежал, предпочитая с головой окунуться в накопившиеся дела. Ему ещё предстояла подготовка к завтрашнему экзамену, хотя он и без тестов знал, что в этот раз Кана пройдёт все испытания.


***

В прошлое её посещение из-за обиды на Наэлин и уязвлённого самолюбия правитель не стал уточнять, почему Кана не использует своё полное имя. А ведь если бы спросил, мог хоть имя матери сказать. О том кто её отец, правитель сам узнал буквально вчера, когда получил гневное письмо от Лиамара.
Со злорадством, Силивен подумал о том, что Владыка Зачарованного Леса даже не представляет, кого совратил и своим необдуманным поступкам лишил жизни. Но эту информацию он решил озвучить на празднике в присутствии как можно большего количества гостей. Ему очень хотелось, чтобы все видели лицо хладнокровного эльфийского Владыки, когда он услышит полное имя своей дочери. И драконы не спустят ему смерть единственной наследницы.
Лиамаринтэль ван Ториос Лигар, Владыка Зачарованного Леса намеренно не причинял наследнице красных драконов никакого вреда. Но он соблазнил глупую дракону. Она сбежала из дома и тайно поселилась на острове, став студенткой университета. Владыке она представилась Налией, без обозначения своего рода. Она влюбилась в гостившего у Силивена элфийского Владыку, а он воспользовался этим, несмотря на то, что правитель Морграна дал ему понять о своих планах на девушку. Лиамар проигнорировал предупреждение и завёл с ней короткую интрижку, следствием которого стал знаменитый Демон. Они тщательно скрывали свои отношения от Силивена. Единственное, что ему удалось выяснить - наличие светлоухого соперника.
Видно ожерелье ночных светил так выстроилось, что эльфийский Владыка, прохладно относящийся ко всем, кроме представительниц своей расы, обратил свой взор на дракона. И то, что от их непродолжительных отношений, без проведения обряда единения душ, Наэлин оказалась в положении. Всё закончилось трагедией, а за их выходку отдуваться пришлось Силивену. Ведь он позволил драконьей наследнице укрыться от родительского ока на острове и не смог защитить её.
Наэлин - дракона, кем бы она ни хотела казаться, флиртуя в человеческом облике с эльфом. Её человеческая ипостась не годится для продолжения рода. Самки драконов всегда откладывали яйца, и уже из них на свет появлялись маленькие ящерки. Но видно судьба у неё такая, что она умудрилась зачать в этом облике - без свадебной церемонии и возможности сменить ипостась. Она умерла при родах, будучи сама ещё младенцем по меркам драконов. Тогда ей было немного больше, чем сейчас её дочери.
Сначала Силивена обвинили в похищении и совращении несовершеннолетней драконы. Затем список преступлений пополнило умышленное убийство. Уже назревала война, которую спасла обычная человеческая женщина. Марго рассказала часть истории Наэлин, и в ней не нашлось места правителю Морграна, но и имя убийцы она сохранила в тайне, впрочем, как и тот факт, что ребенок выжил.
Марго была на четверть эльфийкой и обладала небольшими способностями в целительской магии, поэтому она училась в университете. Её обучение проходило в одно время с Наэлин, и у них завязалась дружба. Графиня Маргарита Элиос была намного младше своей подруги по возрасту, но именно она была доминантой в их дуэте. Более рассудительна, практична и как это ни странно звучит, но она больше знала о жизни, чем двухсотлетняя дракона, сбежавшая из-под родительской опеки. Когда она узнала о положении Наэлин, то оставила своё обучение и увезла подругу в свой замок. Однажды ректор университета поинтересовался о его местонахождении, но кроме того, что он находится где-то на отшибе империи Гардэн, ничего выяснить не удалось. Судьба ребёнка Силивена никогда не волновала, в отличие от информации о его отце. До вчерашнего дня он только догадывался, но всё-таки хотел верить в благородство Владыки и когда-то лучшего друга. Он надеялся, что Наэлин спуталась с кем-то из его свиты. Увы, это был именно Лиамар. Только вот эльф не знал, с кем тогда связался, а правитель как его друг, хоть и бывший, решил раскрыть ему глаза, пусть и спустя столько лет.

***

На экзамен Кана надела чёрный костюм из тонкой кожи, подчеркивающий фигурку, и лёгкие сапожки. В другое время она полюбовалась бы собой, но сейчас чёрный цвет только подчеркивал болезненное состояние.
- К гоблину! Я не на смотрины иду, а на экзамен. Главное пройти тесты, иначе всё напрасно.
Горлан, вызвался проводить её до экзаменационного кабинета, всерьёз опасаясь как бы абитуриентка не заблудилась. Не успела Кана вспомнить о нём, как юный дроу влетел в комнату и, схватив за руку, потащил за собой.
- Опаздываем! - необычно коротко для себя бросил Горлан.
Остановился он только у самой двери экзаменационного кабинета. С трудом отдышался, бегло осмотрел Кану и сделал не самые лучшие выводы, о чём не постеснялся ей сообщить:
- Выглядишь как свеже-поднятый труп. Магистр Риззэл будет от тебя в восторге. Заходи, магистр Силивен сейчас подойдёт, все остальные уже в сборе. Удачи тебе, - он крепко обнял Кану и побежал обратно.
Мысленно попросив Творца о помощи, девушка толкнула дверь и оказалась в просторном кабинете. Напротив двери у окна стоял длинный стол, за которым сейчас расположились семь деканов в мантиях цвета своего направления. Только посередине осталось одно свободное кресло для Силивена, который сейчас блистал своим отсутствием. В центре комнаты стояли стол и скамейка для тестируемого. Кана нерешительно переминалась у входа. Воспоминания не вовремя вернулись и потянули её назад в прошлое. Однажды она вот так же стояла перед экзаменаторами, во главе сидел ректор, и Кана, тогда ещё совсем ребёнок, гордо показала свой любимый фокус с помощью чистой энергии. Это была маленькая птичка-феникс, которая сделала круг над головой ректора и рассыпалась над ним разноцветным фейерверком. Лицо Силивена как всегда было скрыто под глубоким капюшон плаща, но тихий голос бесстрастно сообщил, что она не достойна обучаться в Межрасовом Магическом Университете, поскольку этот фокус не способны повторить только человечки, не обладающие никакой магией. Члены комиссии единогласно подтвердили приговор начальства.
Паника охватила девушку. Она уже собиралась сбежать, когда почувствовала ободряющее похлопывание по плечу. Кана так погрузиться в воспоминания, что не заметила прихода Силивена. Сегодня он облачился в белый плащ вместо чёрного, но его лицо так и осталось скрытым.
Приобняв за плечи, он повел её в центр комнаты и усадил на скамью.
- Всё будет хорошо, ты справишься, - подбодрил ректор. - Позволь представить тебе магистра Аллура, декана факультета стихи огня. Он первым протестирует твои способности.
Зная, что перед тобой дракон, легко можно определить принадлежность к клану. А уж деканом факультета огня мог быть только дракон из красного клана. В человеческом облике декан обладал медного цвета волосами и добродушным взглядом карих глаз.
'Интересно, как Силивену удалось его уговорить стать деканом в университете? Драконы ведь считают всех остальных пустым местом, а тут приходится обучать не только красных драконов, но иногда и человеческих полукровок'. - Кана опять не вовремя задумалась и прослушала вопрос Аллура. Пришлось виновато опустить голову и голосом полным раскаяния попросить повторить.
- Дай руку, дитя. - повторил Аллур и когда Кана выполнила просьбу, продолжил: - Назови своё имя.
- Кана. Канаэлин, - произнеся имя, которое давно перестала считать своим, она вырвала руку и непроизвольно закрылась бронёй.
- Кана, здесь тебе никто не причинит вреда, - Силивен попытался успокоить Демона. Она и сама понимала, что здесь и сейчас опасность ей не грозит, но прошлое даёт о себе знать. Сколько бы она не твердила себе о начале новой жизни, просто так оно не отпустит.
- Демон?! - слаженным хором воскликнули деканы. Не удивились разве что Аллур и магистр некромантии. Кажется, Горлан назвал его Риззэлом.
- Силивен, ты в своём уме? - завопила магистр в серой мантии. Кана понадеялась, что второй её родитель ничего общего с вампирами не имеет, иначе конфликта с деканом магии разума ей не избежать. Демон, конечно, может за себя постоять, но ссориться с преподавателями не с руки.
- Кана, верни эльфийский облик. А вы, уважаемые, возьмите себя в руки. Не вижу ничего, что могло бы препятствовать её обучению в этих стенах.
Магистр Аллур не обратил никакого внимания на инцидент и продолжил тестирование, хотя сама Кана была уверена, что к драконам она никакого отношения не имеет.
- Кана, постарайся расслабиться. Сейчас я передам тебе немного своей силы, ты должна будешь не просто удержать её в себе, а собрать в ладонях. Если всё получится, ты увидишь огонь в своих руках, он не причинит тебе вреда.
Сила Аллура начала вливаться в неё. Сначала, словно робкий ручеёк, затем всё больше, уже напоминая широкую равнинную реку, спокойно несущую свои воды к морю. Кана зажмурилась от удовольствия и погрузилась в этот поток, позволяя течению нести и укачивая её на своих волнах. Девушка улыбнулась и раскинула руки в сторону, весь поток силы разделился на две части и устремился к ладоням. Аплодисменты заставили её вздрогнуть и открыть глаза, возвращая в реальность. В руках она держала два огненных шара.
- Молодец, девочка. Ты не просто справилась с заданием, ещё умудрилась соединить наши силы, а потом равномерно разделить их и заключить в боевую форму. Даже, если у тебя выявятся ещё таланты, я настоятельно рекомендую выбрать огненную стихию основной. Как и для любого красного дракона, огонь является твоей родной стихией, поэтому ты подсознательно умеешь с ней управляться.
Канаэлин молча хлопала глазами, пытаясь проанализировать услышанное: 'Дракона? К тому же из красного клана? Как могло случиться так, что у светлого эльфа и дракона появился ребёнок, которого они к тому же бросили в человеческой империи?'
- Магистр Аллур, Вы уверены, что я дракона? - нервно усмехнулась Кана.
- Судя по эльфийским ушкам, ты полукровка. Но тебе должно быть известно, что кроме красных драконов никто не владеет стихией огня. Ты что же, не знаешь своих родителей? - сочувственно поинтересовался дракон.
- Давайте продолжим экзамены, - распространяться о своей семье, вернее её отсутствии Кана не хотела, а подумать о произошедшем можно позже.
Дальше процедура повторилась ещё три раза, только с магистром стихии воздуха вампирессой Салией, магистром стихии воды, эльфийкой Лиринэль и магистром стихии земли, тоже светлым эльфом по имени Валиэн. Все трое обладали милой внешностью: белоснежная кожа, ясные голубые глаза и светлые волосы. Только Салия, в отличие от эльфов, не кривилась как от зубной боли, когда касалась руки полукровки.
Из стихийной магии, кроме огненной Канна почувствовала слабый отклик стихии ветра. Его обозначили факультативом.
- Что ж, со стихией мы выяснили, теперь давай попробуем выявить направление: Жизнь, Смерть или Разум. С чего хочешь начать?
- Лучше с Жизни, с остальными вряд ли у меня будет что-то общее, - с сомнением ответила Кана. После ошеломительного открытия о своей второй родне, она уже ни в чем не могла быть уверенна.
- Самое интересное в выявлении направления это неожиданность. Никто не знает, какая сила в нём скрывается, пока не пройдёт испытание, - довольно сообщил мне ректор.
- Я готова, что нужно делать?
- Сначала подойди к магистру Сиринэль и позволь ей почувствовать твою силу. Если ваша магия окажется родственной, ты почувствуешь тепло.
Всё произошло именно так, как и говорил Силивен. Кана вздохнула с облегчением, уверенная в окончании испытательных экзаменов, но ректор в очередной раз удвил её вопросом:
- Какое направление следующее?
- А какой смысл в дальнейшем тестировании? Я не вампир, значит, магия Разума мне не подвластна. А раз уже выяснилось, что у меня есть склонность к магии Жизни, то и магия Смерти мне не доступна.
- Не совсем. Теоретически это возможно, просто мы ещё не сталкивались с таким. Подойди к магистру Раэлин, она протестирует тебя на магию Разума.
Общаться с этой милой представительницей расы вампиров Кане совершенно не хотелось, от неё веяло огромной силой и злобой. Для вампиров не характерна эта черта характера, да и внешность выдаёт в ней полукровку. Однако магической силой она превосходила многих чистокровных представителей расы вампиров.
Кана была уверена в отрицательном результате, но раз правила требуют надо пройти и этот тест. Никакого тепла между соприкоснувшимися руками не появилось, а даже если бы оно и было, то замерзло от той ненависти, которая волнами выливалась на Кану. Когда тест закончился с ожидаемым результатом, у обеих вырвался одинаковый вздох облегчения.
Кана не знала, что представляет собой магистр некромантии, но из всех присутствующих самой опасной и сильной ей казалась именно Раэлин. У наёмницы даже возникла идея убить её сразу, подло и неожиданно, пока вампиреса не навязала ей открытый бой. Кана понимала, что в этом случае ей не справиться. Её мысли отразились на лице, да и магистр разума не зря обладает этим титулом, коварный замысел Каны не ускользнул от Раэлин. Глаза сузились, и сама магистр магии Разума вся подобралась, готовая к нападению.
- Кана, Раэлин, я уже понял, что у вас ничего общего нет. И не только в магии. А жаль, я уверен, вы бы подружились.
- "В таком почтенном возрасте, уважаемый ректор, надо у камина травяной отвар попивать, а не язвить бедным абитуриентам", - мысленно отозвалась девушка на ехидное замечание Силивена.
- Итак, последнее испытание. Его будет проводить магистр Риззэл.
Взглянув внимательно на подошедшего некроманта, Кана поняла, что её обучение только что закончилось. Горячая волна, не имеющая ничего общего с магической силой, захлестнула девушку ещё до того, как она прикоснусь к нему.
'Что за проклятье? Откуда эта нездоровая реакция на дроу?! А от этого, так вообще голова кругом. Таких надо прятать куда-нибудь подальше от юных девичьих сердец. Одно только что разбилось, напоровшись на его холодный, пренебрежительный взгляд', - мысленно застонала Кана.
Как и все дроу, Риззэл оказался высоким и темноволосым. Длинные волосы собраны на затылке, открывая правильные черты лица: высокий лоб, идеально очерченные дуги бровей, выразительные чёрные глаза, прямой нос и упрямый подбородок. Кожа дроу, в отличие от их светлых братьев, имеет тёплый золотистый оттенок, однако у данного представителя она было несколько светлее. Кана понимала, что неприлично вот так пялиться, но ничего не могла с собой поделать, всё на что хватило силы воли, это не пускать слюни. Отвлечься помогла Раэлин, вернее её визгливый голос в голове вернул Кану в экзаменационный кабинет:
- "Даже не вздумай смотреть в его сторону, соплячка! Он мой!"
- "Не вижу на нём клейма, магистр"
- "Я тебя предупредила, дрянь. Мне плевать на то, кто ты. Риззэла я тебе не отдам"
- "А он знает о том, что обзавелся хозяйкой?" - Кана была уверена в неосведомлённости обсуждаемого объекта, иначе Раэлин не поздоровилось бы.
Ни один дроу не потерпит посягательств на свою свободу. Даже в тех редких случаях, когда они связывают себя узами брака, делают это по расчёту и не считают необходимостью хранить верность семье. Кана в красках представила, как обсуждаемый дроу будет лишать жизни заносчивую вампиресу, не сомневаясь, что она сейчас тоже наблюдает эту занимательную картину.
Нервы Раэлин не выдержали, и она перешла от слов к делу. Тут-то наёмница и поняла, насколько не совершенна её защита. Если с боевыми заклинаниями и мечом броня справляется на отлично, то против ментальных атак на подсознание она не помощник, а амулет пришлось снять перед тестированием.
Раэлин не зря получила степень магистра. Кану окутал густой туман, а когда он рассеялся, она уже находилась не в экзаменационном кабинете, а в тёмном склепе. Кроме неё и Раэлин никого не было, но больше пугало то, что девушка была в эльфийском облике и не могла пошевелиться или призвать броню. Магистр ментальной магии нарочито медленно обошла вокруг своей жертвы, упиваясь своим превосходством, потом гаденько улыбнулась и незаметным движением приблизилась вплотную. А потом для Демона начался ад.
Точным движением Раэлин ударила в солнечное сплетение, размахнувшись, добавила ногой, пока Кана не успела осесть на пол. От удара девушку отбросило к сводам пещеры. Раэлин упивалась силой в созданном мире и играла своей жертвой, как тряпичной куклой. Кана не могла снять оцепенение или вызвать броню, поэтому уже с отстранённым любопытством ждала развязки. Затуманенное болью сознание не могло, да и не пыталось уже искать выход из сложившейся ситуации. 'Надо же, как я оказывается слаба. Если на такое способна Раэлин, что же может Силивен?' - усмехнулась Кана и почувствовала, как её затягивает смерч из крошек горной породы и пыли.
Когда серый водоворот рассеялся, Кана поняла, что стоит на вершине утёса, а внизу простираются воды бушующего океана. "Эта чокнутая, определённо собирается меня убить", - уныла констатировала девушка, когда с щедрой подачи ноги Раэлин полетела вниз. Она коротко вскрикнула и погрузилась в море огня. Вместо того чтобы погрузиться в воду, Кана упала на твердую землю, а вокруг полыхал огонь.
- 'Огонь не причинит мне вреда, это ведь родная стихия', - с облегчением подумала Канна.
- Ты не учла тот факт, что сейчас находишься в моём мире, - зло усмехнулась Раэлин.
Снова склеп, только теперь Кана оказалась одна и могла шевелиться.
- "Неужели всё кончилось?"
Ответом стал смех Раэлин, который отражался от сжимающихся сводов пещеры. Канна наполовину эльфийка, но панический страх замкнутых пространств достался ей в полном объёме. А когда это пространство начинает уменьшаться, норовя превратить тебя в живописное красное пятно, то тут впору уже кричать в голос, что она и сделала.
Звонкая пощечина вырвала Кану из каменной клетки. Она снова оказалась в кабинете в окружении деканов, только лёжала на полу, а голову бережно придерживают руки Риззэла. Быстро сориентировавшись, девушка снова закрыла глаза и обмякла в его руках, изображая глубокий обморок. Не поверили. Наверно, потому что у существ в беспамятстве не бывает такого выражения блаженства на лице.
- Поднимайся, я не собираюсь держать тебя вечно.
Руки, которые секунду назад бережно держали её, довольно грубо скинули с небес на землю, вернее с колен на пол. Пришлось открыть глаза, сесть и осмотреться. Раэлин тоже лежала на полу и отсутствующим взглядом смотрела в потолок. Надежда, что магистр Разума вняла мольбам и отправилась на встречу с Создателем, была минимальная, но Кана всё же поинтересовалась:
- А с этой что?
- Принимает наказание. - Силивен присел на корточки рядом с добровольной заложницей и участливо поинтересовался: - Как ты себя чувствуешь?
- Я совру, если скажу, что бывало хуже. Голова болит от фокусов истеричной преподавательницы, - для наглядности Кана поморщилась и потёрла виски.
- Думаю, на сегодня испытания закончились, продолжим завтра.
- Разве я прошла не все тесты? - удивилась девушка.
- Нет, магистр Риззэл не проверил твою силу, и мы не смотрели реакцию магического шара.
- Я хочу закончить всё сегодня.
- Если считаешь, что сил у тебя хватит, прошу... - Силивен вытянул руку в сторону Риззэла в приглашающем жесте. Кана сама напросилась, поэтому не оставалось ничего кроме как подойти к некроманту и продолжить тестирование.
Она вновь коснулась его руки и позволила магии Смерти влиться в её собственные магические потоки. После положительного отклика на магию Жизни, такого не ожидал никто. Тёмная магия, слово тёплый плащ, окутал девушку. Она нежилась в объятьях тьмы, забыв обо всех своих делах. Эта сила дарила спокойствие, обещая вечную негу, стоит только позволить ей полностью слиться с сознанием... Кана тряхнула головой, прогоняя наваждение.
Магистры стояли с открытыми ртами, совершенно неподобающе их статусу. Даже Риззэл был очень удивлён. 'Хоть какое-то проявление эмоций на этом безупречно красивом, но холодном лице', - вздохнула Кана. Силивена скрывал плащ, но эмпатия подсказала полуэльфийке, что он изумлён не меньше остальных.
- Очень интересно. Кана, сейчас подойди к столу и выпусти как можно больше чистой силы в радужный шар. По цветам твоей магии мы сможем удостовериться, что не ошиблись при тестировании.
- А нельзя было сразу воспользоваться шаром и избавить меня от знакомства с истеричными дамами? Кстати она в себя придёт или мне уже можно вздохнуть с облегчением?
- Не ёрничай! Магистр Раэлин наказана, но если будешь её задирать, следующее наказание разделите на двоих! - Не успела девушка составить список пакостей для вампиресы на ближайшую неделю, как Силивен на корню убил надежду на веселье. - Делай, что велено.
Кана не стала испытывать терпение ректора и послушно приложила руки к прозрачному полому шару. Внутри заклубился багрово-красный туман, затем его разбавил насыщенный чёрный, а через какое-то мгновение робко пробились зелёный и светло-голубой цвета.
- Поздравляю, Кана! Ты зачислена в Межрасовый Магический Университет. Факультет огненной стихии и воздуха. Направления у тебя два: магия Жизни и Смерти. Теорию будешь изучать вместе со всеми по индивидуальному расписанию, а практической магии тебя научат уважаемые магистры. Срок обучения в университете десять лет, но ты уже получила общее образование в Зачарованном Лесу, поэтому тебе достаточно будет трёх лет изучения своих направлений. И не забудь, послезавтра состоится Вступительный бал, на котором ты обязана присутствовать. А теперь ступай, собери вещи, Горлан зайдёт позже и покажет новое место проживания.

ГЛАВА 8

Правила необходимо нарушать, иначе они не доставляют никакого удовольствия
Эрих Мария Ремарк

Силивен не понимал причин, по которым Марго утаила от приёмной дочери правду о настоящих родителях. Даже если предположить, что Наэлин не распространялась об отце ребёнка, почему графиня не сказала Кане кто её мать?
Цвет глаз и волос Канаэлин унаследовала от матери - драконы, а вот белая кожа и очаровательные ушки явно эльфийского происхождения. Когда Наэлин только узнала о том, что находится в интересном положении, она просила политического убежища, понимая, чем грозит ей и отцу ребёнка рождение полукровки. Но правитель вынужден был открыть ей страшную правду о том, что ей никогда не суждено увидеть своё дитя.
Девушка наотрез отказалась избавляться от ребёнка, понимая, что второго шанса обзавестись потомством уже не будет. Она молила ректора присмотреть за малышом, когда её не станет, но Силивен был слишком зол: "Сначала променяла меня на светлого, а потом ещё просит, чтобы обманутый жених присматривал за их сопляком".
Правитель отказался, отчислил и выставил её с острова. Проклиная бесчувственного правителя, она ушла вместе с Маргаритой Элиос. Какие были проклятья! В чёрной магии Наэлин преуспела, будь Силивен не таким сильным магом, пропустил бы парочку точно. Но подруга быстро успокоила её, напомнив о ребёнке, которому силы нужны больше, чем бесполезным проклятьям. Для правителя всегда было загадкой, что они нашли общего и как смогли так подружиться, не имея никаких точек соприкосновения. Марго обучалась в зелёной башне, из магии обладая только направлением Жзнь, а Наэлин как и все драконы красного клана училась в красной, с направлением Смерть. И всё же, они были очень близки.
После смерти Наэлин, Маргарита нарекла Кану полным именем: Канаэлин ван Ториос дерк Салиус, но как только девочка научилась выговаривать слова, провела обряд отказа от имени. Так она старалась уберечь кроху от возможных проблем со стороны двух обозлённых семейств, оставшихся без наследников.
Силивен сочувствовал своей невольной гостье. Сегодня ей пришлось пережить сильное потрясение, когда она узнала о принадлежности к драконам, а сколько сюрпризов её ждёт впереди.
- 'Но мне и не нужна слабая дайна. И если я хоть немного смог узнать Кану, её таким не сломать, а если ошибся, у меня в запасе вечность, чтобы найти лекарство от скуки', - усмехнулся Силивен.
Владыка светлых настойчиво напрашивался на вступительный бал, и Силивен с радостью отправил ему приглашение, предвкушая скорое возмездие. Его радость слегка омрачало воспоминание о том, чем закончился один из приездов эльфийского посольства.
Как бы он не убеждал себя в том, что Кана уже попала в его сети и не сможет сбежать, его грыз червячок сомнений. Своенравная полудракона вполне могла повторить подвиг матери и не упорхнуть у него из-под носа.
'Правда, с такими крылышками далеко не улетишь. Зато смотрятся очаровательно, в комплекте с чешуйчатой бронёй', - фантазия без труда подкинула несколько пикантных картинок, вызвавших мечтательную улыбку.
Магический договор привязал Кану только на ближайшие три года. Если она не проиграет этот спор, Силивену придётся сильно постараться, чтобы найти другой способ. С одной стороны это озадачивало правителя, а с другой прибавляло остроты, ведь охотнику всегда интереснее выслеживать добычу, а не ловить зверя в клетке.
Отогнав от себя отвлекающие образы, Силивен вернулся к предстоящему визиту друга. Просьба о приглашении была номинальной, и Лиамар и Силивен это понимали. В Зачарованном Лесу сейчас находился маг-телепортист, и его возвращение запланировано как раз перед торжеством. Владыке ничего не мешает пройти в персональный переход Роннилиэля. Эльф ведь не сможет отказать Владыке, а из-за такого пустяка Моргран не будет развязывать войну с Зачарованным Лесом, тут как бы с дроу не схлестнуться.
Из Дроувэла стали приходить странные сообщения от тайных агентов. Владыка Вариэл стал редко появляться перед своими подданными, поговаривают, что жить ему осталось не долго. Это и не удивительно - ему уже больше восьмисот лет, по меркам дроу Вариэла можно назвать долгожителем. О том, что наследник выжил, скорее всего, никто в Дроувэле кроме родителей не знает, да и те благодаря свитку имен. Искать открыто они не стали, здраво рассудив, что преступники могут найти его раньше, если узнают, что Лимрин жив.
Узнав кого спас в Пустоши, Силивен намеревался отправить мальчишку домой, но что-то ему подсказывало, что сторонников у юного дроу там будет очень мало. Слишком велик шанс, что он ненадолго переживет своего отца, а правитель Морграна к нему привязался и не собирался отправлять на верную смерть.
Настоящее имя наследника тёмноэльфийского престола - Лимрин тир Калин Диазл. Как и предполагала Кана, услышав своё имя, он признал его. Память небольшими отрывками стала возвращаться вместе с силой. Сейчас уже не осталось никаких сомнений в том, что Лимрин владеет магией Жизни. Его индивидуальным обучением занялась Сиринэль. Для всех остальных Горлан остался простым дроу, потерявшим память и обучающимся в чёрной башне.

***

Кана металась по своей комнате, словно загнанный зверь. Ей хотелось забиться в какой-нибудь тихий угол, где никто не потревожит, и тихо скулить от тоски. Мысль о том, что она полукровка дракона и светлого эльфа не укладывалась в её хорошенькой головке. Никто никогда не слышал о свадебной церемонии между представителями этих рас, а ведь случись такоё, вся Террелла тысячелетиями мусолила эту тему. У новоиспеченной студентки было множество вопросов, на которые не было ни одного ответа. Если не проводился обряд, то как появилась она? Что могло произойти с родителями, если их ребёнок остался на попечении человеческой женщины? Ведь представители этих рас скорее душу Мхарту отдадут в вечное служение, чем оставят своё дитя. Почему её оставили? Но главное, кто эти родители и где они сейчас?
За столько лет графиня смирилась с одиночеством, старалась не думать о том, как это произошло, а сейчас внутри всё опять сжимается от грусти и предательства. Одинокая капля скатилась по щеке, вызывая раздражение девушки.
"Что-то я совсем расклеилась! Где тот страшный Демон, которым пугают детей и государственных преступников?" - отвесила себе мысленную затрещину Кана. Шмыгнув в последний раз носом, она стала готовиться к балу. Идти никуда не хотелось, но все попытки избежать посещения увеселительного мероприятия разбились о непроницаемый взгляд синих глаз ректора. Силивен пригрозил притащить Кану силой в тронный зал, если не появится сама. Огонь в зрачках выдавал её злость, но самоуверенный тон и туманная маска доводили девушку до бешенства.
Кана подошла к зеркалу и взглянула на своё отражение. Увиденное лишний раз убеждало не выходить в свет: красный нос, опухшие и мокрые от слёз глаза, всклоченные волосы - краше в гроб кладут.
"Вот и пойду в таком виде! Пусть подданные Силивена считают его старым маразматиком, если выбрал себе в дайны такое пугало", - ехидно улыбнулась Кана своему отражению.
Ее коварным планам не суждено было сбыться. В дверь постучали и, не дожидаясь ответа, в комнату влетел Горлан. Он крутился вокруг Каны, пытаясь изобразить из себя камеристку, но неблагодарная девушка не оценила его порыва помочь привести внешний вид в порядок. Горлан как старая бабка причитал над загубленной красотой и, пообещав вернуться с "решением этой проблемы", поспешно удалился.
Пока друг не вернулся, Кана поторопилась в ванную комнату. Новые апартаменты ничем не отличались от гостевых в белой башне, только находились в чёрной. Кана недоумевала, с какой целью ректор поселил её с некромантами, но считала это опрометчивым поступком. Находясь в окружении дроу, у неё не было ни одного шанса оказаться в объятиях вампира.
Пока Кана плескалась в теплой водичке, пытаясь привести расстроенные чувства в порядок, вернулся Горлан и без церемоний распахнул дверь.
- Горлан, тебя не смущает наличие в этом помещении обнажённой девушки, принимающей водные процедуры?
- Не переживай, ещё как минимум года два я смогу только смотреть на прелести прекрасной половины населения, иначе без магии останусь. Я тебе примочки принес, а то смотреть страшно.
Общими усилиями им удалось привести ноющую девушку в приличный вид. После чудодейственных примочек, глаза и нос утратили свой красноватый оттенок. Хотя на взгляд Каны, они прекрасно гармонировали с платьем, которое она заказала по случаю предстоящего бала.
Портной оправдал возложенные на него надежды. Наряд вышел именно таким, каким себе представляла графиня. Закрытое спереди, начинающееся от горла, оно оставляло спину полностью открытой. Рукава на этом шедевре портняжного искусства не предусматривались, а верх платья был расшит чёрными рунами. Несмотря на то, что это были руны защиты, назначение у них было скорее декоративным. В университете, кишащем сильнейшими магами, эти руны никому не помеха возжелай они применить заклинание. Но это не смущало Демона, обладающего превосходной собственной защитой. А руны вышли красивые, так что имеют право быть. Низ струящейся волной уходил в пол, выгодно подчеркивая изгибы нижней части тела и заканчивался небольшим шлейфом. Шлейф, как и лиф платья, украшали руны, но на этот раз они имели практическое назначение. Между полом и тканью они создавали незаметную глазу воздушную подушку всего в пару пальцев, но это позволяло не беспокоиться о чистоте наряда. Так же, руны предназначались злопыхательницам, кои обязательно найдутся в любом уважающем себя обществе. Подол заговорили от попыток оборвать его. Если кому-то вздумается наступить на шлейф, он или она имеет все шансы приземлиться на пятую точку, поскользнувшись на материале как на льду. Целостность платья при этом никак не нарушится. На шее платье держалось на тонком ремешке, украшенном аккуратным чёрным бантом. Образ довершали кольцо-накопитель с рубином, способный понемногу вытягивать силу из своего хозяина, и два браслета, обвивающие предплечье тонкими ониксовыми змейками. Эти змейки не случайно имели рубиновые глазки, гарнитур в первую очередь являлся боевым амулетом и только потом ювелирным украшением.
Хозяин лавки с радостью продал его за полцены, потому что пользоваться им могли только маги стихии огня - драконы. Даже полукровки с примесью человеческой крови не осмеливались пользоваться этим изобретением, чтобы не поджариться самим. А сами драконы больше доверяют своему огню, нежели каким-то артефактам. Им ничего не стоит перекинуться и спалить обидчика, а вот Кана сменой ипостаси может только напугать до икоты и мокрых штанов, огнём дышать она не умеет.
Принцип действия связки артефактов довольно прост: кольцо понемногу поглощает энергию огненного мага и равномерно распределяет ей по браслетам. В нужный момент владельцу достаточно направить руки на цель и высечь пальцами искру, даже заклинания читать не надо. Маг, создавший сей шедевр, основывался на способностях драконов.
Коллеги потешались над артефактором, создавшим бесполезную дорогую игрушку. Сложно представить дракона без второй ипостаси. Но смысл этого украшения был, ведь драконам иногда приходиться проводить встречи в тесном помещении и в человеческом облике. Для таких случаев им необходимо научиться владеть магией, не рассчитывая на драконье пламя.
Пока Кана предавалась воспоминаниям об успешной покупке, Горлан пытался соорудить из длинных, непослушных волос высокую прическу. С завидным упрямством он втыкал шпильки в густую копну, но локоны сопротивлялись. В бессильной ярости он признал своё полное поражение. Кана с облегчением вздохнула и несколько раз провела щёткой по всей длине, отчего волосы рассыпались по спине шёлковым плащом.
За полчаса до начала торжества она уже была полностью готова. Ещё раз заглянув в зеркало, Кана подмигнула через прорезь маски своему отражению и ухватилась за предложенную Горланом руку. Юный дроу сегодня выглядел превосходно. Тёмно-синий костюм прекрасно оттенял фиалковый цвет его глаз, сверкающих в прорези маски.
На этом балу они оба выглядели довольно странной парой. Словно дети без спроса проникли на вечеринку для взрослых. Только к своим годам у обоих уже было совсем не детское прошлое. Горлан и впрямь ещё больше года будет считаться ребёнком, потому что до первого столетия эльфы и тёмные и светлые живут под крылышком родителей и считаются несмышлеными детьми. У драконов этот переходный возраст ещё больше, совершеннолетними они становятся только в тысячу лет. Поэтому в свои почти триста, Кана выглядела даже младше сопровождающего её на бал Горлана.

***

Такой примечательной парой они шагнули в уже заполненный студентами и гостями зал и приковали к себе всеобщее внимание. Первокурсники надменно и недовольно поглядывали на них, пытаясь понять, как дети оказались в их взрослом высшем обществе. Те, кто постарше знали Горлана и не удивились его появлению, что не мешало им оценивающе разглядывать незнакомку. Привыкшая к фривольным взглядам мужчин, Кана только обливала ведром призрения тех, кто успевал перехватить её блуждающий взгляд.
Пока они добрались от черной башни до большого бального зала центральной, прошло довольно много времени, и они едва успели к началу. Кана непечатными словами отзывалась о высоких каблуках и тех, кто их придумал. Подобную обувь она не надевала с тех пор, как последний раз присутствовала на балу в империи Гардэн, по случаю тридцатилетия Аэрона. Сердце девушки тревожно сжалось от неизвестности и предчувствия беды. Прошло больше двух недель, а император не давал о себе знать
Горлан сжал её похолодевшие пальцы, привлекая внимание. Убедившись, что его старания увенчались успехом, он кивнул в сторону распахнувшихся дверей. В большой тронный зал степенно входили деканы факультетов, облачённые в мантии своих цветов, а их лица скрывали маски. Голоса разом стихли, будто присутствующие одновременно лишились голоса, поэтому дружный хохот приятелей показался громом средь ясного неба. Горлан и Кана нарисовали на лицах раскаяние, но подрагивающие уголки губ выдавали их с головой.

ГЛАВА 9

Рука судьбы обхватывала кастет
Геннадий Малкин

Посмеяться действительно было над чем. Раэлин решила блеснуть перед публикой своей неземной красотой и покорить Риззэла, украв его сердце раз и навсегда. Правда поговаривают, что некроманты лишены этого органа и единственная их женщина - Тьма, но вампирессу это нисколько не смущало. Горлан посмотрел на вошедших магистров, особое внимание уделив Раэлин, и пытался не покатиться со смеху. Он пытался придать своему лицу серьезное выражение, но его гримасы и перекошенное от едва сдерживаемого смеха стали последней каплей выдержки и для Каны. Всхлипнув, она уткнулась в плечо друга и засмеялась, тут уже и Горлан сдался. Вот так в обнимку, сотрясающихся от смеха, их и застала гробовая тишина в зале.
Позже, Горлан объяснил, что когда входят магистры и правитель, мажордом взмахом руки лишает всех голосов на несколько минут. Только советникам и семье правителя дворецкий не смеет закрывать рот. А вот когда входит Силивен, то должны молчать все, как раз на такой случай, как они только что продемонстрировали. На удивленный взгляд Каны он только мягко улыбнулся и похлопал по плечу:
- Я его негласный советник, а ты его будущая дайна, так что, делай выводы сестричка!
- Не собираюсь я выходить замуж за этого старого, вредного вампира. Предпочитаю молодых дроу, - послав томный взгляд, девушка изобразила смущение и отвернулась.
Глаза у Горлана стали как блюдца. Он недоумённо смотрел на едва подрагивающие плечи Каны и обошел с другой стороны, чтобы заглянуть в лицо подруги. Щёки Горлана покрылись румянцем, когда он понял, что над ним смеются.
- А знаешь, я рад, что Силивену досталась такая язва. Вы стоите друг друга!
- Не досталась! Права на шкуру Демона есть только у меня, и делиться ими я не намерена.
- Ты поставила эти права на кон в азартной игре и можешь проиграть, - ехидно улыбнулся Горлан и двинулся к трону.
Протолкнувшись к виновнице своего веселья, друзья с грустью отметили, что Раэлин успела частично поправить свою оплошность. Лицо приобрело более пристойный вид. Она просто удалила весь слой магического грима, а фигура спряталась под серой мантией, скрывая экстравагантный наряд. Однако пунцовый оттенок кожи портил миловидное личико Раэлин, зато значительно улучшал настроение Каны. Горлан посоветовал удовлетвориться этой приятной мелочью и бережно хранимыми воспоминаниями о лимонном эльфийском белье.
- Видимо, долго не могла определиться с выбором платья, и времени на макияж у бедняжки не хватило, - фыркнула Кана, обращаясь к другу. - Или у магистров не хватает средств на освещение?
- Это уже оскорбление в адрес ректора, не находишь? - наигранно возмутился Горлан.
- Да как можно было выйти из комнаты с таким лицом? - скривилась Кана, не заботясь о том, что её может услышать Раэлин.
Магистр магии разума скрипела зубами, но на провокацию не поддавалась.
Она и сама прекрасно понимала, что выглядела безобразно. Тонкая маска не могла скрыть отвратительную магическую массу призванную украшать. Раэлин поплатилась за свое неуемное стремление к совершенству, воспользовавшись непроверенной косметикой. Успокаивала себя вампиреса скорой местью тому экспериментатору с зеленым дипломом и эльфийскому портному, что не удосужился объяснить, как преображается платье при разном освещении.
- Неужели Риззэлу нравится это?
- Как-то не интересовался у него такими интимными подробностями, - усмехнулся Горлан.
Кана скосила глаза в сторону обсуждаемого субъекта и поняла, что готова и не на такое, попроси он об этом. Риззэл и в прошлые встречи произвел впечатление не очень общительного дроу, но сегодня казался неестественно замкнутым. Его безразличный взгляд скользнул по девушке, сметая всё веселье. 'Ничего, я заставлю тебя смотреть по-другому!', - мрачно решила Кана.
Чтобы вернуть себе утраченное настроение она снова перевела взгляд на вампиресу. Владей Раэлин стихией огня, на месте Каны сейчас красовалась бы небольшая горстка пепла, но даже не обладая разрушительной стихией, магистр разума не оставляла попыток испепелить её ненавидящим взглядом.
- "Ох, Раэлин! Знала бы ты, что единственная даёшь мне силы на борьбу за внимание этого бесчувственного красавца"
По округлившимся глазам декана серой башни, Кана поняла, что сообщение дошло до адресата.
- Слушай, Горлан, а почему Раэлин не изобразила какой-нибудь морок? Неужели у неё не хватает сил на подобный пустяк?
- Ну, про пустяк ты перегнула. Сама-то способна на такой фокус?
- Так у меня и почётного звания магистра нет. И я не владею магией разума, а это, на сколько мне известно, по их части.
- Хорошо хоть раздел магии знаешь, - ехидно усмехнулся Горлан. - Во-первых, заклинание морока очень энергоёмкое. А во-вторых, в этом зале ничья магия кроме правителя не действует. Только распорядитель может накладывать заклятье безмолвия. Силивен не дурак, чтобы принимать врагов не обезопасив себя. Желающих покончить с ним не меньше, чем с Демоном. Кстати, давно мучает вопрос: тебе Силивена не заказывали?
- Горлан, ты в своем уме? Какой наёмник тебе выложит подобную информацию? У нас какая-никакая, а своя этика есть. И первым пунктом в ней стоит неразглашение информации даже под угрозой смерти.
- Значит, заказывали! Интересно кто? И почему ты не выполнила заказ? Зубки обломала или поостереглась соваться к могущественному магу?
- Малыш, что на тебя нашло? - Кана недоуменно посмотрела на Горлана, который за одну минуту изменился до неузнаваемости.
- Тебе удалось меня провести. Надеюсь, Силивен был не столь беспечен и понимает, кого он пригрел, - зло процедил Горлан.
- Да что ты несёшь?! - Кана никак не могла уловить ход его мыслей, но мальчишка решил не испытывать её дедуктивные способности и поделился своими переживаниями.
- Ты не смогла бы проникнуть на остров незаметно. И справиться с таким сильным магом тебе не по силам. Это твой человечишка просил устранить угрозу? Или его ты тоже использовала, чтобы проникнуть на Моргран? Только не пойму как тебе удалось так привязать Силивена, что он предложил тебе стать дайной? Ты, конечно, красавица, каких я ещё не встречал. Но ведь постель не обязательно заканчивается церемонией единения!
Если весь всю тираду Кана стойко слушала, позволяя выговориться вспылившему юноше, то за оставленные железной хваткой отпечатки пальцев на своих плечах, наградила отпечатком своей ладошки на его щеке.
Именно в этот момент в зале появился правитель. Голоса всех присутствующих лишают, но звук оплеухи услышали все, в очередной раз, привлекая к парочке нарушителей этикета всеобщее внимание.
Горлан схватившись за покрасневшую щёку, коротко поклонился своему правителю и отошёл подальше.
"Да как ему в голову пришло, что я попытаюсь убить Силивена?" - негодовала Кана. И сантименты здесь не при чём. Будь она самоубийцей, возможно, согласилась бы взяться за подобный заказ, но есть множество более простых и безболезненных способов покинуть этот чудесный мир. Да и не собиралась она избавлять Терреллу от своего присутствия.
Кана демонстративно развернулась в противоположную от Горлана сторону, удостоив Силивена только кивком в знак приветствия. Проходя мимо трона, Кана увидела злорадную ухмылку магистра магии разума, отчего злость закипела с новой силой. Риззэл казался неживым. Если собравшиеся хоть как-то отреагировали на представление, то на лице некроманта не дрогнул ни один мускул, и глаза совершенно ничего не выражали.

***

Пока правитель Морграна величественно прошествовал к своему законному месту, Кана проскользнула к дальней стене и оттуда стала наблюдать за присутствующими. Публика пестрела всевозможными яркими нарядами и, разбившись на небольшие группы, ждала момента, когда с них снимут заклятье тишины, и они смогут продолжить прерванный разговор. Кана скользила взглядом по залу и невольно наткнулась на Горлана. В отличие от Раэлин он не пытался её испепелить. Напротив, вылил ведро презрения, на что графиня Элиос только закатила глаза и покачала головой.
Силивен наконец устроился на троне и соизволил произнести речь:
- Жители Морграна и наши дорогие гости. Я рад приветствовать всех вас на празднике в честь новых студентов Межрасового Магического Университета. Надеюсь, вы сможете отдохнуть и получить массу удовольствия. Мы начнем знакомство с первокурсниками, как только появятся наши особые гости. Сам Владыка Зачарованного Леса изъявил желание присутствовать на балу и его делегация должна вот-вот появиться. Как только они будут здесь, мы начнём, а пока наслаждайтесь танцами и общением, - он кивнул церемониймейстеру. Тут же по взмаху руки дворецкого ко всем вернулся дар речи, и они с удвоенной силой заговорили, стараясь наверстать упущенное.
Силивен по случаю праздника сменил свой чёрный плащ с глубоким капюшоном на белую мантию, поверх белоснежного костюма, но лицо всё же скрыл. Только тёмно-синие глаза виднелись в прорези чёрно-белой сплошной маски, которая скрывала лицо и волосы. Даже кисти рук правитель прятал под тонкими белыми перчатками.
Правитель перехватил задумчиво-оценивающий взгляд Каны и подмигнул. Девушка поспешно отвернулась, будто её поймали за чем-то неприличным, но её не покидало предчувствие предстоящей пакости, заготовленной правителем.
Гости из Зачарованного Леса появились ровно в полночь. Так же как и все присутствующие на балу, они скрывали масками лица. Это огорчило Кану, которой не терпелось посмотреть на Владыку, ведь его называют ожившей девичьей мечтой. Хотя, по мнению Каны, это звание безраздельно принадлежит одному угрюмому некроманту.
Она утешила себя мыслью о том, что сбежать в ближайшее время не получится, и ей еще представится случай взглянуть на эльфийского Владыку. Правитель не позволит сбежать с праздника жизни. Ждать пришлось не долго, Силивен кивнул мажордому и тот начал церемониальное представление:
- Сегодня нас посетил сам Владыка Зачарованного Леса Лиамаринтэль ван Ториос Лигар и его советники, - дальше шло перечисление всех светлых. С ними вернулся советник и преподаватель Межрассового Магического Университета, магистр Роннилиэль. После представления, гости сняли маски.
Каким бы очаровательным ни оказался Владыка, Рони его затмил, хотя бы, потому что он был близким другом, и Кана только сейчас поняла, как сильно скучала по нему. К тому же на острове после ссоры с Горланом больше друзей у неё не было, и она надеялась, что старому другу в голову не придут сумасбродные мысли. Но сегодня насмешница-судьба решила оправдать самые смелые опасения.
По распоряжению Силивена дворецкий начал представлять магистров, затем перешёл к первокурсникам. Кану пока не вызывали и она протолкнулась в центр, где стояла свита Владыки. Самого Лиамаринтэля усадили на удобный стул с высокой спинкой, рядом с троном правителя острова. Отыскав глазами Ронни, девушка с радостным криком повисла у него на шее и крепко расцеловала. От такого приветствия эльф растерялся, но увидев знакомые глаза, неуверенно спросил:
- Канара Элиос?
- Как официально! После трёх лет совместной жизни, я рассчитывала на более личное обращение. Тем более, что теперь у меня другое имя, - она развела руками и в этот момент дворецкий громко произнёс: Канаэлин. Светлые и так не отличались загаром, а услышав это имя, побелели окончательно и с каким-то нездоровым блеском в глазах смотрели на импровизированную сцену. Девушка решила сегодня не удивляться больше поведению окружающих и, скорчив разочарованную рожицу Рони, с сожалением произнесла: - Ну вот, поговорить не дали. Не уходи далеко, я сейчас вернусь.
Она поднялась к трону и прошла в центр импровизированного помоста, на котором стояли трон и два стула, один из которых занял Владыка.
- Канаэлин, факультет стихии огня и воздуха, направления магия Жизни и Смерти.
Зал замолчал, чтобы в следующую секунду взорваться гулом обсуждающих голосов. Поднявшийся шум прекратил хлопок Силивена. Он подошёл к Кане и собственническим жестом обнял за талию. Только чувство самосохранения не позволило девушке сейчас же высказать ему своё мнение о подобном поведении.
- Канаэлин не представилась полным именем, хочу исправить это упущение. Прошу познакомиться с моей эрилин Канаэлин ван Ториос дерк Салиус, дочерью Владыки Зачарованного леса Лиамаринтэля ван Ториос Лигара и наследницы правящей династии красных драконов, Наэлин дерк Салиус Вальтгард.
Кана растеряно обвела переполненный зал взглядом, но эту слабость мало кто заметил, потому что через мгновение ярость затмила все остальные чувства. Больше всего хотелось задушить интригана голыми руками, за такой оригинальный сюрприз. Возможно, она постаралась бы выполнить задуманное, но треклятые эльфы решили окончательно убедить её в том, что у злодейки-судьбы извращенное чувство юмора. Вся делегация из Зачарованного леса и Ронни вместе с ними, упали на одно колено и склонили голову:
- Приветствуем тебя, светлейшая принцесса...
- Силивен, почему ты не сказал мне тогда?! - На Лиамаринтэля страшно было смотреть. И без того белоснежная кожа лишилась последних красок. Кана с интересом мага - экспериментатора разглядывала своего объявившегося родителя, но никаких приветственных речей, кроме грязных ругательств в голову не шло.
"А мамаша интересно где? Драконий правитель не велел общаться со своим незаконнорожденным ребёнком? Теперь понятно, почему я росла одна, не зная своих родителей. Эти высокородные существа стыдились своего прошлого, я им как бельмо на глазу. Ну и Мхарт с ними! Жила как-то раньше и дальше проживу. Надо же какая я оказывается важная персона. Наследница двух древнейших рас, ещё и невеста правителя острова. Гоблин! Он назвал меня эрилин при всех?!" - мысленно застонала Кана.
О том, что драконы триста лет назад лишились единственной наследницы, девушка не знала. Она не очень интересовалась правящими династиями магических рас.
- Знаете что, уважаемые правители, если вы решили посоревноваться в чёрном юморе, то выбрали себе плохую жертву. Я ведь и разозлиться могу! - тихо прошипела Кана, так чтобы её слышали только Силивен и Лиамаринтэль.
Обернувшись в зал, Кана с удивлением обнаружила всё также коленопреклонённых эльфов. Только теперь к ним присоединились все присутствующие на балу. Дамы застыли в реверансах, и по их лицам можно было проследить, какими проклятиями они осыпают новую студентку. Несмотря на то, что она графиня и приходилось бывать на дворцовых встречах, роль принцессы Кане была в новинку. Она не представляла, как должна вести себя. "Может помахать ручкой и сказать: привет?"
- Не надо так издеваться над своим народом. Этим ты не добьёшься ни страха, ни любви. Поприветствуй их.
- Приветствую вас, - как марионетка повторила она, не разобрав, кто дал такой простой, но дельный совет.

***

Силивен с интересом наблюдал за Каной. Несмотря на шокирующие новости, она держалась как истинная принцесса. Чтобы ни происходило, сейчас внутри, внешне она оставалась холодной и рассудительной, как все светлые. Ни один мускул не дрогнул на её прекрасном лице, когда она принимала почести от своих подданных. А судя по затянувшейся паузе, ещё и наслаждалась этим.
Правитель собирался выяснить, какой гоблин проскочил между ней и Горланом. До сих пор они были неразлучны, что вполне устраивало ректора. Он надеялся и впредь приглядывать за ней с помощью своего юного помощника.
Силивен ещё раз убедился, что Демон не обладает кротким нравом. Надежду закрыть её в спальне и держать в стороне от государственных дел, можно похоронить. Кану ждёт эльфийская корона, а в перспективе ещё и драконья. 'И может так случиться, что она никогда не наденет корону правительницы Морграна', - недовольно подумал Силивен. Игра пошла не по его правилам, но это совершенно не огорчало любителя азартной охоты. Играть по своему сценарию было бы скучно, а тут намечается хорошее развлечение с заманчивым призом для победителя.
Ему не давало покоя только то, что вокруг эрилин будет крутиться слишком много светлых, а заботливый отец наверняка постарается пристроить к ней кого-нибудь из своих советников. Силивен именно так бы и поступил, будь он на месте Владыки. Выдал дочь за единомышленника и отправился спокойно в последний путь, уверенный, что Лес в надёжных руках. И пусть все считали бы Владычицей Кану, но фактическая власть была бы у лаэльена.5. Только эти высокомерные эльфы не учли одного важного факта, Кана не послушная дочь своего отца, а Демон. Мало кто сможет управлять ею, если такие вообще найдутся. Недавно и правитель Морграна был уверен, что сможет приручить её, а сейчас уже сомневается в собственных силах. Да и желания делать из нее послушную дайну у него не было.
"Мне она нравится такая, как есть. Непредсказуемая, весёлая и опасная. Хорошая приправа к пресному бессмертию, - улыбнулся собственным мыслям правитель. Однако кое-что его обеспокоило: - Нравится? Что-то новенькое, вернее давно забытое старое".
Силивен с нежностью вспомнил далекие времена своей юности. Ему тогда нравилась одна очаровательная, но высокомерная тёмная эльфийка. Мать Каны не вызывала у правителя никаких чувств, кроме собственнических. Он сделал ей предложение, рассчитав, что она выгоднейшая партия и считал уже своей только потому, что многие этого желали. Это было ещё до того как он выяснил неприятную физиологическую деталь, которая обернулась трагедией. Когда не стало Наэлин, правитель Морграна поблагодарил Творца и Лиамара за то, что его вины в этом нет. Но никакая благодарность за случайное спасение не могла искупить вину друга за предательсто, и теперь Силивен собирался отыграться в полной мере. Он рассчитывал забрать у Владыки не только дочь, но и трон, а самого отдать на суд драконам.
Поменяв свои любимые штаны и сапожки на длинную юбку и явно неудобные туфельки, Кана стала выглядеть не просто красивым ребёнком, а очень соблазнительной девушкой. Платье, не смотря на свой скромный крой, совершенно не скрывало изгибов её стройного тела, а цвет изумительно гармонировал с цветом её глаз и волос. Но больше всего Силивена привлекли артефакты на её руках. Она умудрилась раздобыть основную часть из набора Церкела6, которую правитель искал несколько столетий. "Придётся подарить ей диадему с оком защиты. На церемонии единения душ..." - он усмехнулся и это не скрылось от наблюдательной эрилин.
- Тебя всё это веселит, да? Ну, посмейся! Посмотрим, кто будет смеяться последним, когда я получу диплом и помашу тебе ручкой! - В её глазах опять горело пламя. Силивен подавил в себе острое желание сорвать маску и поцеловать эту шипящую кошечку. Пока не наделал глупостей, он решил увести правителя со сцены, и вернуться без маски, чтобы иметь возможность насладиться праздником.
- Что ты, милая. Я искренне сожалею, что у тебя оказалось такое большое приданное, даже не знаю в какой сундук его спрятать.
- Силивен, запас моего терпения давно закончился. Меня поддерживает только надежда, что всё это кошмарный сон. Как бы я хотела сейчас проснуться и не увидеть ни тебя, ни этого Владыку, который набивается мне в родственники.
- Эрилин, твоё желание - закон для меня, развлекайся и не давай скучать нашим гостям.
Вампир обернулся к Лиамару и предложил ему пойти отдохнуть. Несмотря на то, что гости из Зачарованного Леса воспользовались порталом, им пришлось проделать нелёгкий путь, чтобы добраться до той глуши, где Рони строил телепорт, и откуда можно было попасть на остров. Из стационарного портала в Соригане, путь в Моргран закрыт.
Большая часть делегации с радостью согласилась на предложение хозяина и вялым ручейком потекла в сторону выхода. Силивен видел, как Владыку разрывали противоречивые чувства. С одной стороны он хотел как можно быстрее переговорить со своей наследницей, ведь каждый его день мог стать последним, и он тревожился о судьбе своего народа. А с другой, не смотря на внешность молодого эльфа, его организм уже не справлялся с такими нагрузками и требовал отдыха.
- Лиамар, твоя дочь никуда не сбежит. Уверен, она больше тебя жаждет общения, но это всё можно отложить до завтрашнего дня.
- Наверно, ты прав, Силивен, - Владыка с сомнение покосился на Кану, но всё же решил откланяться: - До завтра... дочь.
- Приятных сновидений, Владыка. - Кана чуть склонила голову, когда он проходил мимо, и совсем тихо добавила: - чтоб тебя всю ночь кошмары донимали, папочка.
Правитель Морграна слегка коснулся рукой её щеки, за что ему пожелали того же что и Владыке, только к ночным кошмарам добавилось пожелание остаток своих дней ублажать самые извращенные желания Мхарта.
- "И это пожелание прозвучало из уст принцессы драконов и светлых эльфов, а так же будущей правительницы острова. Какой позор!" - усмехнулся вампир, совсем не возражая против такого поведения. - "Ты сегодня крайне раздражительна, а я могу помочь тебе расслабиться. Если надумаешь, знаешь, где меня найти... эрилин."
- "Катись уже, тебя Светлейшество заждался"
- Действительно, не хорошо заставлять ждать будущего тестя, - улыбнулся Силивен и поспешил догнать гостей, оставив за собой последнее слово.

ГЛАВА 10

Мы долго спорили, пока ему не удалось, наконец, убедить меня в том, что я прав
Михаил Генин

"Этот день никогда не закончиться! Так и знала, что Силивен выкинет какую-нибудь гадость. Но чтоб такую!" - негодовала Кана.
Горлан продолжал злиться и пытался найти утешение в кругу молоденьких студенток. Гости исподтишка поглядывали на неё, рискуя заработать косоглазие, чем вызывали противоречивые чувства раздражения и веселья. Попытка поговорить с Ронни тоже не увенчалась успехом. Он предельно вежливо отвечал на вопросы, но Кана чувствовала даже без эмпатии, что каждое слово ему приходилось через силу выталкивать из себя. Она решила не нервировать друга своим назойливым вниманием и пробежала глазами по залу в поисках будущей жертвы своего плохого настроения. Главной кандидатурой, конечно, была Раэлин, но она как в Изнанку провалилась. Ещё одним неприятным моментом стал тот факт, что пропала эта злобная вампиресса вместе с Риззэлом.
Настроение окончательно испортилось. Стараясь не привлекать внимания, Кана прокралась к выходу, где столкнулась с дворецким. С бесстрастным лицом, он поклонился и распахнул дверь. Не успела Кана облегчённо выдохнуть, как натолкнулась на недружелюбный взгляд некроманта.
- Уже уходишь? - холодно осведомился Риззэл.
- А ты уже вернулся? - проигнорировала вопрос Кана, мысленно отвечая совсем другое: -"что-то голубки вы быстро нарезвились'.
- Выставила правителя и сама решила сбежать? А кто будет гостей развлекать? Как будущая правительница, ты должна думать о своих действиях и контролировать эмоции.
- Не слишком ли поздний час для лекций, магистр? К тому же некромант преподающий этикет у меня не вызывает почтения.
- Учиться никогда не поздно, а обучить наёмницу этикету может даже деревенская знахарка.
Нелестная оценка задела Кану и она, подражая его манере разговора, ответила:
- Когда решу, что мне это нужно, обязательно найду ведьму и возьму у неё пару уроков, а ты учи тому, что должен. Теперь, если мы все выяснили, я пойду.
- И куда же ты собралась, маленькая принцесса?
Как ни старалась Кана успокоиться и не позволить проявится Демону, она проиграла борьбу. В который раз девушка порадовалась своей неизменной привычке выбирать наряды с учётом непредвиденной смены ипостаси, вот и в этот раз она предусмотрительно заказывала платье, оставляющее спину открытой. Мгновенную трансформацию она и сама не заметила. Только по гробовой тишине, наступившей в зале Кана поняла - произошло непоправимое, догадаться о том, кем она является не сложно. На бедных светлых эльфов было страшно смотреть. Их воспетая в человеческих балладах невозмутимость и превосходство над всеми рассыпались прахом, уступив место ужасу от осознания того, что скоро их Владычицей станет кровожадная наёмница из страшных сказок.
Известное в Гардэне выражение: "сделал гадость, в сердце радость" как нильзя лучше отразило нынешнее состояние Каны. Разбросанные по полу челюсти и ужас на бледных лицах эльфов и островитян подняли её настроение с отрицательной отметки до уровня 'терпимо'. О том, во что это выльется в дальнейшем, Кана не стала задумываться: решать проблемы нужно по мере их поступления.
- Доволен? - Кана обернулась к задумчиво рассматривающему её дроу.
- Вполне. А теперь напоминаю, что радушная хозяйка должна пригласить гостей к столу. После такого потрясения, многим необходимо снять напряжение.
- Я здесь не хозяйка, и где ты видел радушных наёмниц?
- Принцесса, если не хотите окончательно испортить репутацию, советую прислушаться к мудрому совету магистра Риззэла, - за спиной, статуей ангела возмездия, стоял Роннилиэль ван Трист Кельт и смотрел куда-то поверх её головы.
- Рони, тебе не говорили, что подслушивать нехорошо? - ласково улыбнулась Кана.
- А тебе не говорили, что врать не хорошо? - прорвало светлого, чем он несказанно порадовал наёмницу. Она предпочитала видеть ярость и выслушать накопившуюся обиду, чем замечать полное безразличие.
- Вы можете выяснить свои отношения позже. Сейчас у Каны есть более важные дела. Пойдем к столу!
Кана собиралась возразить, но посмотрев на хмурые лица собеседников, махнула рукой. Однако последнее требование магистра несколько озадачило её. Она растерянно оглянулась в поисках обеденной залы, пытаясь понять, куда ей надо идти. На помощь пришёл Риззэл:
- Позвольте мне сопровождать Вас, принцесса?- не дожидаясь ответа, он подхватил девушку под локоток, и потащил в сторону возвышения с троном. Она вопросительно подняла бровь. Графиня-затворница может и не блистала познаниями в дворцовом этикете, но сильно сомневалась, что гости должны рассаживаться на полу вокруг трона. Риззэл правильно истолковал выражение её лица и соизволил пояснить: - Ты должна пригласить всех, следовать за тобой. Или собираешься незаметно скрыться и поужинать в одиночестве?
- Почему же в одиночестве? Ты вроде собирался сопровождать меня? - она кокетливо похлопала ресницами и подарила ему соблазнительную улыбку.
- Ты, конечно, девочка хорошенькая, но не настолько чтобы становиться опальным магистром. А Силивен ужасный собственник. Он из-под земли достанет любого, кто посмеет покуситься на его собственность.
- Я не... - Кана собиралась возмутиться приписанным ей статусом 'собственности Силивена', но Риззал пресёк её речь:
- Зови всех к столу, - нагло ухмыльнувшись, он подтолкнул Кану на возвышение к трону.
Она покосилась на трон и незаметно отодвинулась подальше, будто это был не предмет мебели, а свернувшаяся в клубок змея, готовая в любой момент погрузить острые клыки в тело неосторожной жертвы.
- Гости острова Морграна и студенты университета, предлагаю продолжить вашу беседу в обеденном зале за бокалом васета7, после чего мы вернёмся, чтобы танцами продолжить этот незабываемый вечер.
Существу с инстинктами наёмника очень сложно поворачиваться спиной к сотне неприязненных взглядов. Кана почувствовала, как тёплая волна прокатила по всему телу, предвещая появление брони, но очередное представление гостям испортил некромант, вовремя встряхнувший её:
- Когда ты научишься держать свои эмоции под контролем?
- Никогда! Я не собираюсь ничего менять. Отучусь положенный срок, и освобожусь от этого гоблинского договора, Силивена, Владыки и драконов!
Девушка произнесла свою речь очень тихо, так чтобы слышал только Риззэл. Больше разыгрывать шута перед гостями она не собиралась. Именно в этот момент громко хлопнула дверь, и в зал вошёл припозднившийся гость.

***

Им оказался вампир. Бледноватое лицо с правильными чертами лица обрамляла копна длинных чёрных волос, которые водопадом струились по плечам и доходили почти до поясницы, но особое внимание привлекал цвет глаз. Насыщенный синий оттенок радужки даже среди вампиров был редкостью.
Вампир взглянул на застывшую Кану и виновато улыбнулся. Протиснувшись к пьедесталу, на котором она стояла, с удивлением разглядывая незнакомца, он опустился на одно колено и представился:
- Эгиль фон Скёльд Монфис, покорнейше прошу простить моё опоздание, принцесса.
- Мы как раз собирались пойти к столу.
Кане очень не понравился этот тип неопределённого возраста и смазливой внешности. В другое время и в другом месте, молодой человек показался бы ей очень привлекательным, но она была уверена, что перед ней сейчас играет очередную роль правитель Морграна.
- Риззэл, показывай, куда мне надо всех отвести, и дай покинуть этот балаган. Хватит с меня игр на сегодня.
Некромант проводил её до двери, скрытой в нише одной из стен. Кана собиралась сбежать, как только все рассядутся, и декан чёрной башни это прекрасно понял:
- Тебе не хватает хорошей порки, - прошептав несколько слов, он сделал едва заметный пас и взял принцессу под руку. Её тело тут же перестало слушаться хозяйку, на лице Каны расплылась неестественная полуулыбка, и она плавно прошла к столу.
Внутри девушки всё кипело от негодования. Только нежелание становиться посмешищем для любопытных зевак сдерживало, чтобы не накинуться на некроманта. И ещё тот незначительный факт, что тело совершенно не слушалось.
"Что он со мной сделал? Да как он посмел? Убью! Мхарт бы забрал его чёрную душонку, буду убивать медленно и мучительно, растягивая удовольствие!" - с холодной яростью подумала Кана.
- "И после этого будешь утверждать, что душа чёрная у меня?"
- "Ах ты гад! Ещё и в голове у меня копаешься?!" - несмотря на изумление и гнев, на её лице не отразилось ни одной эмоции.
- "Подчинение плоти. Разум я решил тебе оставить, иначе можно лишиться его навсегда. Хотя... было бы чего лишаться."
-"Я должна сказать тебе 'спасибо'?" - Кана с интересом покосилась на артефакты на своих руках, прикидывая, сработают ли они?
- "Если удастся вернуть себе тело, можешь попробовать"
- "Ну, что ты ко мне привязался? Тебя любительница жёлтого цвета уже обыскалась, шею себе выворачивает. Может, лучше её тушкой завладеешь, а?"
- "Она никуда не денется, в отличие от твоей репутации. А я ещё не чувствую, что ты способна вести себя соответствующе своему статусу."
Неприятная догадка электрическим разрядом пронзила сердце Каны. Горлан сказал, что магией в тронном зале владеет только Силивен. Кана внимательно присмотрелась к некроманту: дроу во всех отношениях. Никаких следов магии разума, то есть внешность Риззэла не морок. К тому же, они оба присутствовали на торжественной части, в отличие от опоздавшего вампира.
Так как Силивен покинул праздник, место во главе стола осталось свободным. Кана села справа от него, а Риззэл рядом, всё ещё не отпуская руки.
- "Боишься, что я со стула упаду?"
- "Нет, у заклятья 'подчинения плоти' есть один большой недостаток: нужен непосредственный контакт с подчиняемым"
- "Интересно, как я есть буду?" - вместо ответа его рука соскользнула с локтя на колено. Кана мысленно усмехнулась: - "Ты считаешь, что такое поведение способствует улучшению моего реноме?"
- "Если обещаешь вести себя прилично, освобожу от заклятья"
- "Обещаю", - слишком поспешно ответила Кана.
- "Не верю"
- "Я правда постараюсь, только убери свою руку с моей коленки". - Как бы ни злилась девушка на некроманта, а его присутствие в такой близости волновало. Особенно прикосновение, которое она ощущала через тонкую шёлковую ткань. Ей с трудом удавалось сдерживать свою фантазию, дабы не позволить ей во всех красках показать Риззэлу, то чего она действительно желала в данный момент.
Некромант хмыкнул, но всё же убрал свою верхнюю конечность.
"Приятно вновь чувствовать своё тело. Когда оно слушается тебя, а не тёмных паразитов, которые без спроса его захватывают!" - не так Кана себе представляла их близость. Теперь она хорошенько подумает, прежде чем позволит прикоснуться к себе некроманту.
За столом вовсю шло методичное поглощение продуктовых запасов Морграна, и негромкие обсуждение одной животрепещущей темы: откуда взялась эта принцесса на их несчастные головы. Рядом, кроме Риззэла, сидели Ронни, Горлан и магистры: Аллур, Салия и Сиринэль. Остальные магистры сидели дальше, что несказанно радовало Кану.
Особенное удовольствие ей доставляло кислое выражение Раэлин. Она успела переодеться, но упустила возможность оказаться поближе к Риззэлу. Поймав её гневный взгляд на себе, Кана с трудом удержалась, чтобы не показать ей язык. Вместо этого принцесса только подмигнула, с удовольствием отмечая побагровевшее лицо соперницы.
Веселье Каны быстро сменилось тоской, стоило ей перевести взгляд на сидящих напротив Горлана и Роннилиэля. Глядя в их глаза полные разочарования, Кана чувствовала себя принцессой, без предупреждения превратившейся в отвратительную жабу. Ну как объяснить одному, что прибыла сюда не с целью покушения на его ненаглядного правителя, а второму, что сама была шокирована новостью о своём происхождении?
Только Аллур и Салия ободряюще улыбались и пытались втянуть в свой шуточный спор. Кана старалась поддержать тему, но непонятное чувство тревоги не давало сосредоточиться на разговоре. Прошло уже достаточно времени, а от Аэрона до сих пор не было вестей.
"А может, он уже известил Силивена, но ректор решил не просвещать меня? Ну гад, завтра устрою тебе допрос с пристрастием. Хотя... зачем же ждать до завтра, вот избавляюсь от конвоира в лице магистра некромантии и отправлюсь к нему. Сам ведь звал", - пришла в голову Каны не очень трезвая мысль, и девушка кинула сердитый взгляд на Эгиля.
Она намеревалась выяснить последует ли он за ней, если она немедленно отправиться к правителю, но этому плану не суждено было осуществиться. Риззэл не спускал с нее глаз, пресекая любые попытки покинуть праздник. Поэтому вместо радости от его пристального внимания к своей персоне, девушка испытывала раздражение. Напряжение и усталость сказывались, и она мечтала поскорее оказаться в своей комнате и забыться спасительным сном. Конечно, после непродолжительной беседы с Силивеном.
Когда гости опустошили стол, Риззэл заставил принцессу вернуться в тронный зал и возобновить танцы. После пятого круга она уже готова была сама молить некроманта о том, чтобы он снова применил заклятье подчинения плоти и избавил её от необходимости снова и снова уговаривать непослушные ноги двигаться. И если бы не три упавшие девицы, одной из которых оказалась Раэлин, Кана уснула бы в объятиях Риззэла.
Как и предполагалось, вампиресса не смогла проигнорировать такой подарок судьбы как шлейф на платье соперницы и попыталась на него наступить. На руны она беспечно не обратила внимания, за что и поплатилась отбитой пятой точкой, а её завывания радовали слух Демона больше, чем нежное пение менестреля под аккомпанемент алайи. 8 Другие две, видимо, прониклись её пируэтами и решили повторить номер эквилибриста с разницей в несколько минут.
- Зачем ты это сделала? - голос Риззэла оторвал девушку от созерцания картины "за что боролись".
- Что именно? - Кана округлила глаза, изображая недоумение.
- Только не говори, что не знаешь назначение этих рун на платье.
- Конечно, знаю. А ещё я знаю, на что способны женщины. Но я сомневалась, что Раэлин попадётся на такую простую уловку, всё-таки магистр. Могла бы внимательнее смотреть, куда наступает.
- Кажется, Силивен предупреждал тебя, чтобы ты не задирала её? За это тебя тоже ждёт наказание.
- Ну, что Вы, магистр, и в мыслях не было. Кто ж знал, что у неё такие коварные планы были в голове. Я, в отличие от Раэлин, читать мысли не умею, - быстро поправилась Кана, с облегчением заметив, как некромант усмехнулся.
- Ты права, она поплатилась за свою невнимательность.
- Долго мне ещё строить из себя хозяйку бала? Я очень устала и хотела бы отдохнуть. Да и тебя уже заждалась хозяйка, ещё немного и её терпение закончится. Не боишься, что она при всех потащит тебя за шиворот в свои покои? - неся этот бред Кана сильно рисковала попасть под горячую руку, но упустить такой шанс чтобы не столкнуть некроманта с Раэлин не могла.
Риск был оправдан. Риззэл и сам обратил внимание, каким собственническим взором на него поглядывает коллега. Его совершенное лицо исказила презрительная гримаса и открытая эмпатия позволила девушке ощутить весь его гнев, направленный на вампирессу. Кана ретировалась, пока его злость не переключился на более близкую цель, но о том, чтобы уйти сейчас не могло быть и речи. Во-первых, Риззэл придёт в ярость, если принцесса самовольно покинет праздник. Во-вторых, Кане было любопытно, чем закончится её подстрекательство.
Она поискала глазами Ронни и как только прозвучали последние аккорды алайи, направилась к нему, предоставив Раэлин единолично испытать на себе недовольство дроу.
С приветливой улыбкой она подошла к другу, но тот её чувств не разделил и лишь холодно поклонился в знак уважения к принцессе. Злость и обида снова поселились в душе девушки. В её замкнутой жизни и так было мало друзей, но сейчас единственные близкие объявили ей бойкот. Обвинили в предательстве и коварстве и видят преступление там, где его нет. Разве её вина, что Кана оказалась наследницей эльфов и драконов, а этика наёмницы не позволяет даже друга посвятить в тайны своей работы.
- Роннилиэль, не хочешь пригласить меня на танец?
- Конечно, принцесса, - предельно вежливо с приличествующим лицом он протянул руку, и они закружились по залу под новый мотив.
- Рони, за что ты на меня сердишься? Думаешь, я догадывалась кто мой отец? Сам прекрасно знаешь, где я росла и жила всё это время.
- Это не причина скрывать от меня своё истинное имя! Я думал мы друзья. Да, что там друзья, я ведь по уши в тебя влюбился. Но твоё снисходительное отношение ясно мне дало понять, что пока я не докажу свою зрелость, у меня нет даже шанса на более близкие отношения. И вот, когда я стал советником правителя Морграна и наивно предположил, что достиг достаточных высот, чтобы подарить тебе брачные браслеты, выясняется, что ты не обычная наёмница Канара Элиос, а единственная наследница светлого эльфийского престола и красных драконов! Считаешь, что у меня нет причин злиться? - такого поворота событий Кана не ожидала.
Она не замечала со стороны Ронни проявления романтических чувств, или скорее не хотела замечать. Ведь когда они познакомились, она действительно относилась к нему как к младшему товарищу, которому нужна была защита и покровительство. И совсем не думала о том, что ему только исполнилось первое столетие, и эльф вступил в пору взросления. Она полагала, что Рони уже забыл о её существовании, путешествуя по миру. Как оказалось всё совсем наоборот. Кана не знала, как ответить на такое признание, безусловно ей польстили его слова, но ответных чувств она не питала, а оскорблять друга в лучших чувствах не хотела. Но и давать ему ложную надежду, чтобы в один прекрасный момент спустить с небес на землю, тоже выходом из положения не считала.
- Когда мы с тобой познакомились, я действительно была наёмницей и немножко графиней в империи Гардэн. Волей случая я оказалась здесь и не устояла перед предложением Силивена...
- Конечно, если ты не знала, что скоро станешь Владычицей Зачарованного Леса и наследницей клана Красных драконов, ты не стала отказываться от моргранского трона, - оборвал её Рони.
Благодаря эмпатии Кана чувствовала как обида и боль раздирают его сердце. Только это помогло усмирить гнев, вызванный его предположением.
- Рони, я говорю об обучении в университете! Ты прекрасно знаешь, как я об этом мечтала. Так вот, для того чтобы полностью вернуть магические силы, мне пришлось вернуть имя от которого я отреклась в далеком детстве, когда только научилась произносить слова. Так потребовала моя приемная мать. Та, что вырастила меня и дала своё имя. Я не знала о себе ничего, в том числе и полное имя. Только сегодня Силивен осчастливил меня информацией о моих родителях. А если бы ты действительно меня любил или был моим другом, вместо того чтобы не разбираясь, объявлять мне холодную войну, поддержал бы меня! - она освободилась из его объятий и пошла к следующему претенденту на получение заслуженной взбучки. Но её перехватил Эгиль.
- Прекрасная Канаэлин, позвольте пригласить Вас на танец?
Горлан успевший заметить её целеустремлённое продвижение, воспользовался заминкой и, схватив первую попавшуюся девушку, рванул к танцующим парам. Кана недовольно посмотрела на вампира и согласилась.
- Вы сердитесь на меня?
- Нет! - процедила девушка. Эгиль старательно делал вид, что поверил. Он развлекал её забавными историями и очаровательно улыбался, отчего на щеках появлялись ямочки. Он был очень хорош и это ещё больше злило Кану, которая почти уверилась в том, что перед ней правитель этого чудесного острова. Второй танец тоже пришлось продолжить с ним, потому что и Горлан не отпустил свою напарницу. Всё это время вампир не переставал осыпать Кану комплиментами, стараясь развеселить. Даже хмурое выражение лица девушки не смогло остудить его пыла.
Когда музыка смолкла, Кана со вздохом облегчения отстранилась от вампира и рванула к Горлану, который раскланялся со своей партнершей по танцу, чем Кана без колебаний воспользовалась. Подхватив юного дроу под ручку, она увлекла его в круг танцующих.
- Чего тебе? - буркнул Горлан.
- Только не говори мне, что ты тоже в меня влюблен и злишься из-за объявления Силивена, - она усмехнулась, глядя на его вытянувшееся лицо.
- Кана, ты сколько выпила? Или у тебя от количества титулов самооценка зашкалила? Считаешь, те, кого не покорила своим смазливым личиком, упадут к твоим Величественным ножкам от громкого имени? Не хочу тебя разочаровывать, но ты не в моём вкусе.
- Почему меня сегодня все пытаются оскорбить или обвинить в какой-нибудь глупости? Горлан, ты можешь нормально объяснить, что на тебя нашло?
- Друзья не скрывают жизненно важную информацию. Ты знаешь того, кто хочет избавиться от Силивена, но покрываешь его. Это наводит на определенные мысли.
- Не хочешь поделиться своими рассуждениями?
- Легко. Я думаю, тот, кто хочет избавиться от моего правителя, тебе очень дорог. Может, это император Аэрон? Или кто-то из твоих поклонников? А может, ты сама хочешь устранить его? Хотя бы за то, что он не оценил твои магические способности. Попасть сюда незамеченной, ты не смогла, вот и придумала отличный способ проникнуть на остров не вызвав подозрений. Решила втереться в доверие и усыпить нашу бдительность, а как только подвернётся удобный случай, воткнуть Силивену кинжал в спину. А тут ещё такой подарок судьбы, как неосмотрительное предложение руки и сердца от твоей жертвы. Можно подождать до свадебной церемонии, а потом устроить какой-нибудь несчастный случай. И вот ты уже и заказ выполнила и правительницей стала. Угадал?
- Ну, ты мо-о-озг! - уважительно присвистнула принцесса, даже не думая обижаться на его буйную фантазию. - Горлан, из тебя вышел бы отличный правитель и главнокомандующим армией. Знаешь, если мне не удастся избежать участи Владычицы, то я предложу тебе место в Совете.
- Если ты попытаешься причинить вред Силивену, то единственное возможное существование, что тебя ждёт: в качестве поднятого зомби в услужении магистра Риззэла.
- Горлан, я тебе уже говорила: наёмники никогда не сдают своих заказчиков - профессиональная этика. К тому же, у меня был шанс убить Силивена лет сто назад. Тогда никто не заметил моего появления ни на острове, ни в его покоях. Мы немного поболтали и я так же незаметно ушла. Так что остров не такая уж неприступная крепость.
Кана сильно преувеличила, утверждая, что у неё был шанс устранить правителя. Но на остров она смогла проникнуть, да и в покои вампира влезла, чем не шанс? То, что он об этом знал и ничуть не удивился ночной гостье это уже другая история, которая к радости девушки закончилась вполне мирно.
- Ты уже не наёмница! Ты скоро станешь Владычицей Зачарованного Леса и правительницей Морграна. Не думаю, что у тебя будет время на заказные убийства, - продолжил обвинительную речь Горлан, но уже с изрядной долей сомнения.
- В ближайшие несколько лет моим единственным званием будет студентка Межрасового Магического Университета. А то, чего хотят эти два интригана, меня не интересует, - отмахнулась Кана.
- Чтобы ты ни задумала, помни, я буду следить за каждым твоим шагом!
- На совместную ванну я согласна, благо опыт уже есть, но неужели мне даже по естественным нуждам нельзя будет уединиться без твоего всевидящего ока, Ваше Темнейшество? Горлан, хватит дуться как мышь на крупу. Я обещаю, что не причиню вреда Силивену, - устало ответила девушка. А мысленно добавила: -'Я бы и с радостью, но боюсь, не справлюсь'.
- Можешь даже клятву произнести? - полюбопытствовал юный дроу.
Клятвы Кана не любила, но в данной ситуации посчитала лучшим выходом. Что может сделать студентка-первокурсница ректору своего университета? Дав эту клятву, она ничего не теряет, зато вернет утерянное доверие друга.
- Хорошо, пойдем, не здесь же клятву приносить, - она схватила мальчишку за руку и потащила к выходу.
- А потом расскажешь, как тебе удалось проскочить на остров...
- Мхарт расскажет! Об этом я говорить не буду, не хочу вспоминать тот отрезок жизни, - Кана поморщилась. Достаточно того, что она открылась, и теперь все знают кто такой Демон. Если она расскажет о том, что была не только наёмницей, но и ... "Нет, о всех своих талантах я рассказывать не намерена, а то собеседника может удар хватить от всех моих профессий" - мрачно усмехнулась принцесса, но решила на будущее приберечь это оружие массового поражения.
- Тогда не надо мне рассказывать сказки о дружбе, у друзей нет секретов друг от друга! - в голосе Горлана пробились обиженные детские нотки.
- А ещё друзья не посыпают соль на с трудом зажившую рану! - страдальческим тоном заявила Кана, чем заставила смутиться Горлана. На счет душевной травмы она сильно преувеличила, тот счастливый период своей жизни она осознанно оставила в прошлом и вспоминала с умиротворённой улыбкой. Но целью было отбить у собеседника желание копаться в её жизни, и она этого добилась.

ГЛАВА 11

Никакое тело не может быть столь крепким, чтобы вино не могло повредить его
Платон

Друзья незаметно вышли из зала и смогли найти укрытие от любопытных глаз у входа в воздушный путь. Кана вызвала 'сферу клятвы' и слегка порезав большой палец, приложила его к прозрачному воздушному шару:
- Я обещаю не причинять умышленного вреда ректору Межрасового Магического Университета, известному под именем Силивен, во всех случаях, кроме необходимой самообороны. Клятва действует до тех пор, пока я являюсь студенткой этого учреждения. - Кана взглянула на недовольного таким ограничением Горлана и ехидно добавила: - Обязуюсь помогать ему в меру своих скромных сил, если возникнет такая необходимость. Нарушая клятву, я обреку себя на вечную смерть.
Шар с хлопком рассеялся, уведомляя о принятии Создателем клятвы.
- Доволен? Или надо было пообещать сдувать с него пылинки и приносить тапочки? Я за всю жизнь не произносила столько клятв, как за последний месяц. Больше не буду поддаваться на ваши провокации.
- Ну, извини, подруга! Зато я теперь уверен, что правителю ничего не угрожает. Кроме тебя ему некого опасаться.
- Горлан, ты мне льстишь, - грустно улыбнулась Кана. - При желании он меня по стенке размажет как надоедливое насекомое.
- Дело не в твоей силе, а в том, что он не сможет причинить тебе вреда. По крайней мере, серьёзного. - Глядя на более чем скептическую ухмылку, он пояснил: - Ты дорога ему, хотя он даже себе в этом не признается. С некоторых пор я могу видеть ауры, так вот когда ты рядом, его аура меняется. В цветах я уже разобрался, не зря просидел две ночи в библиотеке, выискивая нужную информацию.
После такого заявления девушка несколько раз глупо моргнула, а потом согнулась пополам от смеха. К тому времени, как их обнаружил некромант, она уже сползла по стенке и, закрыв лицо ладошками, тихо всхлипывала.
- Что тут происходит? - от вкрадчивого голоса Риззэла, не предвещающего ничего хорошего, Кана икнула и мокрыми от слёз глазами посмотрела на него. - Горлан?
Любой, на месте мальчика забился бы в угол и не дышал, надеясь, что магистр магии Смерти примет за мертвяка и не будет добивать. Поняв, что гнев Риззэла направлен не на неё, Кана расслабилась и с интересом стала наблюдать за происходящим.
- Риззэл, ничего страшного не произошло, просто у Каны от счастья крыша поехала, - ехидно покосился на подругу Горлан. Девушка пыталась подавить новый приступ смеха, который сейчас был совсем не кстати, но улыбка все равно уверенно поселилась на её лице.
Некромант понял, что слёзы вызваны не болью или горем и перевел свой гневный взгляд на неё.
- Не знаю, что тебя так развеселило, но уходить, не прощаясь - дурной тон. Кажется, я рано снял заклятье. Подойди. - Кана отпрянула от протянутой руки. Перспектива снова стать марионеткой некроманта её совсем не прельщала.
В поисках лазейки, дабы проскочить мимо Риззэла, не дав ему возможности прикоснуться, она не заметила ехидной улыбочки Горлана. В любимом костюме наёмника, её бы сам Мхарт не поймал, но в платье по стенам не побегаешь, особенно на высоких каблучках. Она ещё раз огляделась в поисках наиболее безопасной траектории для побега. "Ага! За спиной Горлана и вдоль стенки, главное взять хороший разбег."
Скорее всего, у неё бы получилось, если бы не вмешательство друга, который будто случайно сделал два шага назад и забыл убрать ногу с её пути. Перепрыгнуть неожиданное препятствие не составило никакого труда. Высвободив немного чистой энергии и использовав левитацию, Кана оказалась в воздухе, но потеряла драгоценные секунды, за которые Риззэл успел перекрыть дорогу и перехватить её. Удерживая руками ноги девушки под коленями, он не оставил Кане шанса на побег. Инстинктивно она вцепилась в его плечи и зажмурилась, ожидая неминуемой потери контроля над телом. Но прошло несколько мгновений, а все части тела всё также чувствовалось и даже слишком. Она открыла глаза и наткнулась на внимательный изучающий взгляд чёрных глаз. "Как же он хорош", - проскользнуло где-то на грани сознания. По телу прошла дрожь, но уже не имеющая ничего общего со страхом. Однако Риззэл расценил это именно так и осторожно поставил её на пол, не прекращая при этом гипнотизировать настороженным взглядом.
Горлан воспользовался их игрой в гляделки и тенью проскочил обратно в тронный зал.
- Я... эээ... кхм-кхм... - всё, что смогла выговорить охрипшим голосом девушка.
- Пойдем, попрощаешься с гостями, и я провожу тебя в твою комнату. - Он слегка подтолкнул Кану в сторону доносящихся из-за закрытых дверей голосов. От его прикосновения её в очередной раз посетила дрожь и слабость в ногах. Чтобы не выдать всю гамму чувств бушующих в её душе, девушка отвела глаза.
Таких эмоций она не испытывала даже с Мэлом, хотя в ту пору Кана была уверена - чувства к пирату больше чем обычная влюбленность, которую она испытывала к каждому дроу, с которым её сводила судьба. Некромант же вызывал у неё противоречивые чувства. От страха хотелось бежать без оглядки, но что-то другое, более сильное, требовало его присутствия в её запутанной жизни.
Церемониальное прощание с гостями прошло скомкано, Риззэл состроил недовольную гримасу, но решил проводить принцессу. Отчасти опасаясь, как бы она по дороге опять не умудрилась опозорить своё величественное имя. Его опасения были небезосновательны, она выпила прилично, а отведённая ей комната находится в башне уже вернувшихся к учебному году дроу. Только рядом с деканом чёрной башни, Кане не было до них никакого дела, своё сумасшедшее влечение к некроманту, она списала на большое количество алкоголя и нервное перенапряжение и надеялась, что утром и не вспомнит о нём.
- Ммм... Риз, а Риз. - Он вопросительно приподнял одну бровь и Кана мечтательно протянула: - Давай заглянем в какой-нибудь кабак, я хочу ещё вина.
- Ты и так на ногах едва стоишь, хватит на сегодня. - отрезал Риззэл.
- Не будь занудой, для сегодняшнего дня я непростительно трезвая. И как видишь, шагаю вполне уверено. - В мире только один закон никогда не нарушается - закон подлости! Стоило Кане произнести последнее слово, как она споткнулась на ровном месте и полетела на встречу каменной площади университета. Не хватило всего двух пальцев в высоту, чтобы принцесса познакомился с камнем, когда резкий рывок вернул её в вертикальное положение. - Спасибо. Так как насчет вина?
- Маленьким капризным принцессам давно пора спать.
Она обиженно надула губки, поддерживая обозначенный образ, а сама думала, как бы сбежать в полюбившуюся таверну, которая находилась в нескольких шагах от ворот. Уж там-то точно можно разжиться вкусным вином и не менее вкусной закуской. Надежду на побег развеяла прохладная ладонь, крепко обхватившая запястье.
Со скоростью клипера они преодолели расстояние до чёрной башни. Кана смотрела под ноги, стараясь не оступиться. Только когда её бережно сгрузили на кровать в собственной комнате, она осмелилась поднять глаза и осмотреться. Рассеянный взгляд пробежался по знакомому интерьеру и остановился на некроманте. Кана прищурилась и с интересом посмотрела на него, прикидывая реакцию Риззэла на приглашение остаться. Но разум вовремя смог пробиться через пелену тумана, вызванную алкоголем.
- Такое подойдёт? - Кана не сразу поняла, о чём он говорит, а когда увидела бокал с красной жидкостью, смогла только неуверенно кивнуть.
- Спасибо.
- На здоровье, - он брезгливо поморщился, глядя на бокал вина в руке принцессы. Проигнорировав его недовольство, Кана с удовольствием глотнула приятный на вкус напиток и даже не обратила внимания на непривычный для этого букета сладковатый привкус.

***

Когда за некромантом закрылась дверь, она попыталась уснуть. Получалось плохо. В сон клонило и глаза уже закрывались, однако неуемное любопытство каждый раз спугивало сонливость. Да и разгорячённая близостью Риззэла кровь требовала высвобождения лишней энергии, и Кана сдалась.
'Только посмотрю на этого самоуверенного вампира и сразу вернусь', - уговаривала себя девушка. - 'Хоть и есть у меня определённая уверенность, что это Эгиль, но перестраховаться не помешает. Вряд ли он спит в плаще с капюшоном или в маске'.
Чувствуя себя гениальным стратегом, она скинула платье и влезла в свой костюм наёмницы. Возвращаться в белую башню тем же путем она не рискнула, гости наверняка ещё развлекаются. Вторая возможность оказаться наверху центрального здания университета находилась на самом верху чёрной башни.
'Главное не поддаться искушению и не заглянуть к Риззэлу, ведь его апартаменты располагаются как раз по дороге', - мечтательно улыбнулась Кана, но тут же одернула себя: 'Нет, у меня важная миссия. А к сердцу некроманта я поищу ключик позже и на трезвую голову!"
Она поднялась по воздушному пути и оказалась на открытой площадке, к тому же не одна.
- Если ты идешь ко мне за очередной порцией алкоголя, могу тебя сразу разочаровать, больше спаивать тебя я не намерен.
- Моя прогулка не имеет к тебе никакого отношения, мне просто захотелось сделать маленький сюрприз эрилу, - она выдавила из себя невинную улыбку.
- А обмундирование убийцы это часть сюрприза? - скептически усмехнулся Риззэл.
- Нет, это моя любимая одежда, а кинжалы это продолжение меня. Ты же не оставляешь свои конечности в шкатулке? - ветер немного отрезвил Кану и идея посетить правителя ночью уже не казалась такой гениальной, но отступать было поздно.
- Почему ты так хочешь убить его? -бесстрастно поинтересовался некромант, даже не сомневаясь в своем утверждении, а искреннее удивление собеседницы попросту проигнорировал. - Или Горлан был прав, и ты выполняешь заказ?
- Горлан уже всем рассказал о моём коварном замысле? Может, действительно прикончить Силивена, а то уж очень обидно выслушивать ваши беспочвенные обвинения. Заодно и от этого гоблинского соглашения избавлюсь, - от раздражения Кана повысила голос.
- Попробуй. Я не стану тебе мешать, интересно посмотреть, чем всё закончится. А вот магический договор таким способом расторгнуть ты не сможешь. Убийство приравнивается к его нарушению, - Риззэл сложил руки на груди и с ехидной улыбкой изучал Кану. - Это конечно не моё дело, но насколько мне известно, истинной ипостаси дракона у тебя нет, так как же ты собираешься перелететь в центральную башню?
Только сейчас принцесса поняла, что до сих пор не давало ей покоя. Мост! Вернее его отсутствие, но она могла поклясться, что видела ажурные мостики, соединяющие все башни с центральной. "Лучше бы я следовала первоначальному плану напиться и уснуть. Нет, меня на приключения потянуло! Как будто их мало в моей жизни", - Кана тоскливо ещё раз обвела взглядом провалы между башнями и честно призналась:
- Мне казалось, тут есть мост.
- Есть, но им могут пользоваться только деканы и советники. Когда станешь правительницей, возможно, тебе тоже будет дозволено по ним перемещаться. Хотя я даже предположить не могу, зачем тебе это может понадобиться. Разве что лаэльену рога наставлять со мной, - подмигнул Риззэл.
- К рогам твоего правителя я не буду иметь никакого отношения, потому что проводить обряд единения душ с ним не собираюсь. После окончания обучения я покину ваш славный остров. - вспылила Кана.
- Пойдём, провожу тебя к эрилу. Может, отогреет, а то дрожишь как лист на ветру, - за разговором Кана сама не заметила, как продрогла.
Лёгкий всплеск магии и перед ними проявился мостик. Риззэл сделал приглашающий жест. Кана думала, что он последует за ней, но когда она совершила несколько шагов над пропастью, некромант всё также стоял на площадке. На вопросительный взгляд Риззэл только пожал плечами:
- Думаю, дальше ты сама найдешь дорогу, не буду вам мешать.
Её планам он действительно мог помешать. Кана надеялась, что некромант не станет предупреждать Силивена, а то вылазка окажется напрасной. Она быстро пересекла невесомый мостик и поднялась к ректору университета. Дверь, ведущая в "облако" где располагались апартаменты правителя, оказалась надёжно заперта и опечатана заклинаниями.
"Правильно, а на что я рассчитывала? Что Силивен оставит для меня дверь открытой и наложит на себя заклинание сна?"
Окна располагались довольно высоко, с площадки сложно запрыгнуть, но другого пути нет. Кана вызвала броню и крылья. В случае неудачи они ничем не помогут, броня способна защитить от оружия и боевых заклинаний, но при падении она не сможет защитить кости от переломов. А крылья скорее декорация к костюму, удержать тело в воздухе они не в силах, но вот придать равновесия при таком ветре способны. Направив энергию к ступням, Кана использовала левитацию и прыгнула. Когда заветное окно стало неумолимо приближаться, она задумалась над тем, что, скорее всего, защита ставилась не только на дверь.
Кана зажмурилась, для верности прикрыв лицо руками, в ожидании столкновения с защитной вязью.
"Если охранное заклинание и оставит меня в живых, то осколки разбитого стекла могут исправить это недоразумение, а ведь я даже не продумала, в какую комнату попаду. Если у меня и был разум, то сегодня я его благополучно утопила в вине", - обречённо констатировала Кана, влетая в открытый проём.
В прошлый раз её крупно повезло. Она проскользнула в кабинет через окно с порталом, на котором не было ни охранки, ни стекла, да и хозяин был в хорошем настроении. Что мешало повторить свой подвиг? Чрезмерное употребление алкогольных напитков. Из головы вылетел даже тот факт, что ни сторожевые заклинания, ни стекло не смогут причинить ей вреда, пока держится броня. Как только до её замутненного сознания дошла эта истина, Кана осторожно открыла глаза и в ту же секунду рухнула на мягкую постель.
- Это можно расценивать как добровольную капитуляцию? Могла бы и в дверь постучать, или это у тебя привычка такая через окна входить? - Силивен знал, зачем явилась эрилин, но не мог отказать себе в удовольствии подразнить её.
- Ой... я, кажется, окном ошиблась, - кто бы мог подумать, Демон умеет краснеть! Броню Кана убрала, как только оказалась прижатой спиной к кровати - крылья мешали.
Несколько раз потерев глаза, она вздохнула и укоризненно посмотрела в глаза Силивену. Пройти такой путь, чтобы увидеть, кто же скрывается под капюшоном, а вместо лица видит густой туман с двумя ярко-синими маяками.
- И к кому же в окно собиралась запрыгнуть моя эрилин среди ночи? - Кана продолжала лежать в той же позе и даже не требовала немедленно отпустить её, что очень удивило правителя.
- Решила поближе познакомиться с будущими советниками, тет-а-тет, - промурлыкала язва и неожиданно закрыла глаза.
- Ну и как это понимать? Собственная кровать кажется слишком жесткой, и ты решила переночевать у меня? - Силивен недоумённо смотрел на спящую девушку.
Силивен был уверен - Кана претворяется и дожидается, когда Силивен уснет и туман, скрывающий его лицо, рассеется. Заклинание тумана не очень энергоемкое, но к утру магический резерв будет порядком опустошен.
"А если Горлан был прав и её цель устранение одного живучего правителя, то это отсутствие магической силы плохо скажется на моём здоровье. В отличие от Демона, я маг и не владею никаким другим оружием", - грустно вздохнул Силивен.
Он прислушался к тихому сопению девушки и с удивлением понял, что она действительно спит, либо очень искусно претворяется. Чтобы развеять все сомнения он слегка провел пальцем по её нежной щеке и коснулся легким поцелуем губ, она только забавно сморщила носик и попыталась устроиться поудобнее.
Разум и сердце вступили в нешуточную борьбу. Первый напоминал, что под ним сейчас не просто красивая девица, а Демон. И имя она это заработала справедливо, а вот сердце не хотело упускать такую возможность, как безнаказанно провести ночь в столь желанных объятиях. Чашу весов на свою сторону перевесило последнее, когда ему на помощь пришла вредность. Стоило правителю представить реакцию девушки, когда она проснется в его постели.
'А для убедительности, избавимся от одежды!' - ехидно усмехнулся Силивен и потер руки.
Только Силивен приступил к этому увлекательному делу, как в комнату ввалился Горлан, заставив правителя пожалеть о том, что когда-то имел глупость притащить этого мальчишку с собой из Пустоши.
- Силивен, с тобой всё в порядке? - правильно истолковав ситуацию и не самый добрый взгляд начальства, юный дроу залился румянцем и отступил, быстро подбирая себе оправдание: - Когда я не нашёл её в комнате, испугался. Вдруг она решила убить тебя сейчас. Я высказал её всё, что накипело. Вот и подумал, может, она поспешит выполнить заказ. Хотя... она принесла клятву.
- Какую ещё клятву? - сузил глаза Силивен. Усилием воли он заставил себя оторваться от девушки и нарочито медленно наступал на незваного гостя.
- Не причинять тебе вреда, - покаянно опустил взгляд Горлан и уже более радостно добавил: - И ещё, что будет защищать, если это понадобится. Прости, у меня это вылетело из головы, когда я обнаружил её кровать пустой и понял, куда она направилась. Я даже не подумал, что она может придти сюда с другой целью.
- Как ты добился клятвы, пытал? - за такую новость Силивен готов был простить Горлану его вторжение и информированность относительно пустой кровати принцессы.
- Ну, если считать пыткой мое нежелание с ней общаться, то да. Она без колебаний согласилась. Только в клятве есть оговорка, если ты нападешь первым, она будет защищаться. Уверен, до этого не дойдёт. - Горлан посмотрел на сладко спящую девушку, её несколько несобранный внешний вид и усмехнулся: - Пойду я, не буду вам мешать.
Когда за Горланом закрылась дверь, Силивен вернулся к прерванному занятию. Хотя идея ночевать с обнажённой девушкой уже не казалась такой привлекательной. Холодная вода ненадолго помогала справиться с желанием, но её остужающее действие заканчивалось до того, как правителю удавалось уснуть. Посчитав, что у его рубашке эффект будет тот же, Силивен стянул с себя этот предмет одежды и осторожно одел на Кану. Сам же остался в одних штанах и с предвкушающей улыбкой провалился в сон, предварительно оставив туман подпитываться от своего магического резерва.

ГЛАВА 12

Виновато не вино, а виноват пьющий
Латинская поговорка

Проснулась Кана с заслуженной головной болью. Тысячи маленьких кузнецов в голове соревновались в звонкости своих наковален, а ещё очень хотелось пить и не открывать глаза. Память оборвалась где-то на сцене прощания с Риззэлом в её комнате, дальше эта своенравная тётка работать с алкоголиками отказалась и ушла в неизвестном направлении.
"Надеюсь, я одна и Риззэл всё-таки ушёл", - подумала Кана, представив свой внешний вид.
Она осторожно приоткрыла один глаз, затем второй и пожалела, что их всего два, а не больше. Творец услышал желание принцессы, в спальне она оказалась одна, но не в своей!
"В следующий раз буду конкретизировать пожелания. Ну и где я? Память, может, вернешься?' - мысленно простонала девушка. На её вопросы отозвался только внутренний ехидный голос: - Может, ну её? Меньше знаешь, не поседеешь"?
Девушка лежала на огромной кровати, которая занимала почти всю комнату. Только одну стену закрывал собой платяной шкаф и на стенах висели портреты, но изображённых на холстах тщательно скрывал туман. Очень знакомый ей туман.
- Доброе утро, милая. Уже проснулась? - послышался радостный голос.
"Чтоб мне провалиться в Изнанку, я ведь не могла придти к Силивену. Тогда как иначе объяснить его присутствие здесь и мурлыкающе нотки довольного кота?"
- Силивен?! Где я? - Кана с трудом узнала свой голос, хриплый от сна и дрожащий от страха услышать правду.
- Эрилин, ты разбиваешь моё сердце. Это была самая удивительная ночь в моей жизни, а ты её не помнишь? - обиженно отозвался правитель, но глаза смеялись, а выражение его лица скрывал туман. Такой же, как ночью.
"Ой! Память уйди, я передумала. Не хочу ничего знать!" - взмолилась девушка, но поздно, обрывки событий минувшей ночи начали возникать в воспалённом мозгу.
- Ооо... - последним воспоминанием стала тяжесть мужского тела, придавившего совершенно не сопротивляющуюся девушку к огромной кровати, и её руки пытающиеся обнять Силивена. Дальше инстинкт самосохранения не позволил увидеть продолжения, дабы сумасшедшая наёмница не натворила новых дел.
- Уже всё вспомнила? - вместо ответа она откинулась на подушки и натянула одеяло до подбородка.
Эльфы никогда не страдали излишней скромностью, как выяснилось полуэльфийки тоже. Но Силивен последнее существо в этом мире с которым она хотела встретиться в такой обстановке.
- Видимо не всё, - хмыкнул правитель и присел рядом, с интересом рассматривая ночную гостью.
Взгляд Каны блуждал по комнате в поисках путей отступления, что не укрылось от вампира. Разочарованно вздохнув, он поднялся и кинул её вещи на постель, а сам скрылся за дверью.
"Выставляет меня из спальни, но при этом я чувствую виноватой себя," - раздражённо подумала девушка, но быстро оделась и выскочила за дверь, проклиная себя и весь мир за своё любопытство и беспечность.
Весь день она бродила по городу в тяжких думах о своей дальнейшей судьбе. Если не выполнит свои обязательства по договору, её ждёт кое-что похуже смерти. Тело будет существовать вечно, словно окаменевшая скульптура, а запертая в нём душа, никогда не сможет переродиться. Это смерть для души. Но выходить замуж за Силивена, в планы девушки не входило.
"Как такое могло произойти? И ведь точно знаю, что вампир не применял никакой магии. В произошедшем виновата только я. Может, удастся убедить его, что я не лучшая кандидатура?" - без всякого оптимизма задала себе риторический вопрос Кана, но ехидный внутренний голосок решил ответить:
"Опасный враг на привязи, союз с Зачарованным Лесом и драконами, куда уж лучше?"
"А может папочка поможет? Должна ведь я получить хоть какую-то пользу от ветреного родителя?" - Эта идея подарила призрачную надежду на освобождение от обязательств, и Кана отправилась на поиски Владыки.

***

Силивен собирался обсудить с Лиамаром некоторые политические вопросы, и по расчётам принцессы они сейчас должны быть либо в тронном зале, либо в кабинете правителя. Нашлись они именно в последнем, и у них шёл нешуточный спор. Кана тихо присела спиной к двери, чтобы послушать, о чём так яростно спорят два правителя.
- Ты должен отказаться от неё. Кана будет эльфийской Владычицей и чтобы удержать трон её лаэльеном должен быть эльф. Её до сих пор многие отказываются признать наследницей из-за крови дракона. Боюсь, когда власть перейдёт в эти нежные ручки, найдется немало желающих оспорить её право на корону. Я уже нашёл ей подходящую партию - генерал эльфийской армии после недолгих уговоров согласился заключить с ней союз. Таким образом, я обеспечу ей военную поддержку, и претенденты на власть хорошо подумают, прежде чем конфликтовать с новой Владычицей.
У подслушивающей после этой речи зачесались руки повыдирать пращуру все волосы и хорошенькой надрать ему уши. Как он посмел за неё решать?
"А ведь этого генерала пришлось ещё и уговаривать", - напомнило уязвленное самолюбие.
Кана уже хотела ворваться в кабинет и указать тёмную тропинку по определенному адресу своему Пресветлому родителю, но планы на месть пришлось отложить, когда она услышала голос Силивена:
- Этот брак невозможен. Кана проиграла пари, условием которого был наш союз. Если она не станет моей дайной, то она уже не сможет стать ничьей.
- Но ты можешь освободить её от обязательства! - воскликнул Владыка.
- Лиамар, я похож на дурака? Ты уже отнял у меня Наэлин, вашу дочь я заберу себе в качестве моральной компенсации.
Теперь Кане стала известна основная причина, по которой она так понадобилась вампиру. Её самолюбие опять пострадало, но из глубин памяти всплыли слова Горлана о её заносчивости. Она действительно считала, что все должны падать к её ногам от неземной красоты.
"Как же я вас обоих ненавижу!" - Оскорбленная девушка попыталась встать, намереваясь удалиться и придумать план мести двум коварным правителям, но в этот момент дверь распахнулась. Потеряв опору, она ввалилась в кабинет и больно приложилась пятой точкой о пол.
- Эрилин, подслушивать нехорошо. Больше не делай так, не стоит злить меня.
- И что же ты сделаешь? Да я после вашей беседы уже сама готова удавиться, чтобы не чувствовать себя марионеткой в ваших грязных руках. Ненавижу!
От ярости, Кана не смогла сдержать трансформацию, и неосмотрительно одетое платье простого кроя не выдержало появления крыльев. Лоскутки ткани на спине не прибавило радости Демону.
- Кана, успокойся. Будущей Владычице нельзя показывать своих чувств и терять контроль над собой, - зря Лиамар сказал это, ещё и наставительным тоном.
Один удар сердца и Демон уже стоит за спиной Владыки Зачарованного Леса, а его шеи касается острый кинжал.
- Иди-ка ты Владыка... к человечке и попроси родить тебе другого наследника. Я не собираюсь играть в ваши игры. Это вас обоих касается! Мне не нужна корона, ни эльфийская ни моргранская! Если захочу надеть эту побрякушку себе на голову, попрошу Аэрона... на денёк. Попробуете заставить, убью обоих.
- Наэлин была гораздо сдержаннее, и уж точно темперамент достался ей не от тебя, Лиамар. Ты уверен, что это твоя дочь? - ехидно поинтересовался вампир.
- Уже нет. Может, это все-таки твой ребёнок? - таким же тоном ответил эльф.
- Увы, это исключено. Наэлин хотела настоящих чувств, которых между нами не было. Только и у тебя я не заметил признаков пламенной любви к красной драконе. Как ты умудрился затащить её в постель?
- Я вам не мешаю, господа? Может мне удалиться? - решила напомнить о себе Кана.
- Да, можешь идти дорогая, - отозвался Силивен.
- С-спасибо, милый! Только пос-сле того как вы откажитес-сь от своих планов на мою скромную персону! - не хуже разъярённого дракона прошипела принцесса. Даже Владыка проникся.
- Хорошо, Кана, поступай, как знаешь. Я хотел как лучше, - тяжко вздохнул родитель. "Не верю!" прокомментировала интуиция. Но Кана всё же убрала оружие от его бледной шеи и вопросительно взглянула на вампира.
- И не мечтай, милая, я не собираюсь расторгать наше соглашение.
- Тогда мне придётся тебя убить.
- И умрешь сама, только без права на перерождение, - хмыкнул правитель, совершенно не воспринимая всерьёз слова Демона.
- Зато какое удовольствие получу перед смертью!
Кана в два прыжка оказалась за спиной Силивена и занесла руку с кинжалом для удара, но в том месте, где только что стоял вампир, его уже не было. И началась игра в пятнашки. Они долго бегали по всем комнатам ректора, сметая всё, что попадалось на пути. Эльф благоразумно решил не мешать семейной сцене и по-тихому сбежал.
Сказывалось отсутствие ежедневных тренировок, которыми графиня увлекалась, находясь в родном замке. Она начала уставать, дыхание сбилось, а движения перестали быть плавными и лёгкими. Не без помощи одного коварного правителя, Кана потеряла равновесие и во второй раз познакомилась со здешним напольным покрытием, только теперь уже всем телом, чуть не сломав при этом крылья. Перед глазами заплясали звёздочки, а секундой позже сквозь них и облако тумана она различила два синих маячка. Силивен опять скрыл своё лицо, оставив возможность любоваться своими дивными очами.
- Выпустила пар, эрилин? - не дожидаясь ответа, он прильнул к её губам нежным поцелуем. Она пыталась сопротивляться, но в этот раз вампир не постеснялся использовать принуждение. Броня исчезла, а Кана сама потянулась к нему и не отстранилась, когда он отменил заклинание.
- Силивен, я слышал... Ой! Я опять помешал? - смутился появившийся в дверях Горлан.
Правитель усмехнулся, живо представив, в каком свете всё увидел маленький дроу. Растрепанный после забега с препятствиями правитель, под ним принцесса в разорванном платье и довольно недвусмысленном положении.
- Бр-р-рысь, - прорычал Силивен, но момент был упущен. Девушка воспользовалась свободой и, вскочив на ноги, спряталась за дроу, будто он мог спасти её. - Горлан, я тебя точно когда-нибудь убью.
- Простите, но Лиамар сказал, что Вам угрожает серьёзная опасность. Я ведь не мог проигнорировать этот факт. - ничуть не испугавшись, ухмыльнулся мальчишка.
- Опасность угрожает тебе, если ещё раз появишься в такой момент. - Хмуро предупредил правитель, а затем обратился к обоим: - Идите уже. Мне надо разобраться со срочными делами. И Кана... я никогда не отпущу тебя.
- Чтоб ты в Изнанку провалился! - девушка резко развернулась и величественной походкой вышла за дверь. Даже в таком потрепанном виде в ней чувствовалась прирожденная повелительница.
- Горлан, если бы не ты, Кана уже попалась в сеть. Назови хоть одну причину не наказывать тебя?
- Не старайся, меня всё равно не запугаешь. А причина есть, я помог тебе продлить удовольствие от игры. Если бы я не появился сейчас, развлечению пришёл бы конец, и ты заскучал. А так будет возможность воспользоваться сценарием, который ты приготовил для неё, - нагло улыбнулся юный дроу.
- В чем-то ты прав, но боюсь, сейчас начнутся другие игры. Аэрону не удалось ничего выяснить и с каждым днём его надежды тают как снег. Я не сомневаюсь, что его кто-то подставил, желая избавиться от всей империи, а возможно и человеческой расы. Что-то мне подсказывает, они стали бы очередной жертвой этой жестокой игры. И я даже догадываюсь, откуда растут ноги, но пока рано ещё говорить об этом. Надо подождать дальнейшего развития событий. Ты должен запомнить только одно: что бы я ни делал или не говорил, как бы это не выглядело, я никогда не предам тебя, и ты должен вопреки всему мне верить. И ещё прошу тебя - не покидай остров, для тебя это слишком опасно.
- Что ты задумал?
- Пока ничего. Но я чувствую, что скоро волей-неволей придётся вмешаться в происходящее. И больше чем уверен, то, что сейчас творится, связано с твоим похищением. Передай нашему Демону, что император Гардэна жив, здоров и прекрасно себя чувствует. Навестит её через пару недель. А теперь иди, у меня действительно накопилось много дел, а я вместо того чтобы заниматься ими, целый час как мальчишка бегал от разъярённой фурии.
- Зачем? Она ведь не может причинить тебе зла, она дала клятву.
- Кана подслушала неприятный для неё разговор и как-то забыла о ней. Пришлось побегать, чтобы не лишиться будущей дайны.
- Ничего, иногда полезно размяться. Судя по тому, как вы мирились, ты бы охотно ещё раз побегал, - оскалился Горлан, за что схлопотал подзатыльник. - Ты чего руки распускаешь? Вот натравлю на тебя Демона, будешь ещё и вокруг университета круги наворачивать на радость всем студентам. То-то потеха будет.
Догадавшись, что за такие слова он может схлопотать ещё больше, Горлан быстро ретировался. Правитель, наконец, остался один. Ему предстояло сложить картину из имеющихся фактов, и интуиция подсказывала, что увиденное не порадует.

ГЛАВА 13

Потворствуй преданным друзьям, их за ошибки не гони. Как напоит тебя сосуд, тобой разбитый в черепки?
Низами

Первый день занятий.
Первую лекцию о простейших заклинаниях огненной стихии Кана слушала вполуха, пребывая в несвойственной ей депрессии. Единственная мысль: 'как дальше жить?' навязчивой мухой жужжала в опустевшей костяной коробке. Предостережения преподавателя о возможных последствиях использования 'огненного луча', 'огненных колец' и прочих драконьих радостях пролетели мимо жертвы собственной глупости и зеленого змия.
Студенты сразу заметили стеклянный взгляд и отрешённое состояние своей одногрупницы и не стесняясь поглядывали на неё со смесью страха и неприязни. Они присутствовали на балу и хорошо запомнили нежданно приобретённую принцессу.
Кана почувствовала на себе неприязненные взгляды и обвела присутсвующих тяжёлым взглядом. То что друзей здесь не найти, она поняла сразу, но её это не смущало. Здесь есть Рони и Горлан, которые не дадут скучать, особенно последний.
'Жаль Горлан не догадался появиться так вовремя в прошлый раз', - с тоской вздохнула Кана, а потом её глаза распахнулись от пришедшей мысли: 'Он сказал: "опять не вовремя" значит, он там был!".
Лучик надежды пробился в тёмные мысли, принуждая к активным действиям. Не обращая внимания на хмурый взгляд преподавателя, Кана вскочила со своего места и вылетела из кабинета, прикидывая, где сейчас можно найти гиперактивного ребёнка.

***

Горлан прыгал вокруг степенно идущего некроманта и что-то рассказывал ему, активно жестикулируя руками. Они уже практически дошли до входной двери башни, когда мальчишку вихрем пронесло недостающее расстояние и припечатало к ней. Горлан вскинул руку, и с его пальцев сорвались пять маленьких молний. Реакция наёмницы не подкачала и Кана успела закрыться щитом, не отрывая руки от горла друга.
- Привет, - радостно оскалилась Кана, осторожно выпуская несчастного из железной хватки. - У меня к тебе очень важный разговор, пойдём.
Она схватила упирающегося Горлана за руку и потащила в сторону полюбившейся таверны. Проходя мимо Риззэла, коротко кивнула в знак приветствия и ускорила шаг. В том, что утром ей посчастливилось проснуться в покоях правителя Морграна, часть вины она переложила на его голову. Не тащить ведь такой тяжкий груз ответственности на своих хрупких женских плечиках.
- Кана, что это было? Я ведь чуть не покалечил тебя, - в глазах Горлана крупными буквами читалось, что он думает об умственных способностях одного небезысвестного Демона.
- Что ты имел ввиду, говоря "опять не вовремя"? - сразу перешла к волнующей теме Кана.
- Ну, эээ... Видишь ли, ночью ты через окно проникла к Силивену. Я испугался, что ты решила прикончить его, раз тебя уже раскрыли. В тот момент я не вспомнил про клятву и побежал спасать его, но мой благородный порыв не оценили. Да и угрозы от тебя было как от котёнка. Вот уж не думал, что когда ты спишь такая ми-и-иленькая, - воодушевлённо закатил глаза Горлан.
- То есть я спала? И мы ничем таким не занимались? - счастливая улыбка расползлась по лицу Каны.
- Не знаю, всю ночь свечку не держал. Но когда я вошёл, ты была абсолютно одета и мирно посапывала. Что происходило дальше неизвестно, но не думаю, что Силивен польстился на спящую красавицу.
- Горлан, я тебя обожаю! Ты мой спаситель! - от нахлынувших чувств, Кана едва не задушила друга в объятьях.
- Мне льстит твоё признание, но это не повод прогуливать первый день занятий, - прохрипел юный дроу.
- Не будь занудой. К меня ещё несколько лет впереди. Давай лучше выпьем за свободу неосмотрительной меня, - она подмигнула Горлану и жестом подозвала официантку.
- Ничему-то тебя жизнь не учит, - как умудренный старец вздохнул мальчишка. - Только имей в виду, сегодня ничто не заставит меня ввалиться к магистру. Даже если будете убивать друг друга - мне плевать. Не хочу влезать в ваши семейные разборки.
- Ты мне только что дал разрешение на убийство Силивена? Не верю своим ушам!
- Видел я, как ты его убиваешь. Особо изощренным способом надо сказать. Заявляешься в его спальню, засыпаешь, а взрослому мужчине в самом расцвете сил остаётся только любоваться твоим юным телом в своей постели, не имея возможности воспользоваться ситуацией, - ехидно усмехнулся Горлан.
- Я не собираюсь от радости напиваться и идти повторять свой подвиг, иначе завтра буду напиваться уже с горя об утраченной свободе, а это уже первый путь к алкоголизму.
- Хм, а было бы занятно посмотреть на алкоголика-дракона.
- Мне до дракона, как до Дорта пешком с острова. Теоретически возможно, но на практике, по воде так долго ещё никто ходить не научился.
- Для драконов, ты ещё пребываешь в младенческом возрасте. Может, после первого тысячелетия ты научишься принимать истинную ипостась. Тут тебе вряд ли кто-то сможет точно сказать, что ждёт тебя в будущем, ведь полукровок среди магических рас практически нет. Во всяком случае, мне известны только двое, - на последней фразе он запнулся и испугано стал озираться по сторонам, как будто только что выдал страшную тайну.
- И кто же второй? - по затравленному взгляду, Кана поняла, мальчик действительно сболтнул лишнее.
- Не имеет значения. Он тебе всё равно ничем не сможет помочь, - скороговоркой выпалил собеседник. Чем ещё больше заинтриговал девушку.
- Нет, так нет, - она пожала плечами, и Горлан мгновенно расслабился.
"Плохо же ты меня ещё знаешь, мальчик, я не забуду этот разговор, пока не узнаю, что за тайну ты хранишь", - мысленно усмехнулась Кана.
Дальше разговор протекал за дружеской болтовней и распитием вкуснейшего вина. Горлан поведал о своих планах на будущее, поделился некоторыми соображениями о способе управления такими высокомерными существами как эльфы. Кана сначала смеялась, потом задумалась, откуда этот ребёнок знает столько о политике. А ещё поняла - Горлан искренне верил, что она полезет в эту яму, кишащую ядовитыми змеями с ангельской внешностью.
- Дай Творец долгих, а лучше вечных лет жизни моему дражайшему папочке, который подсунул мне такую свинью. Потому что, когда его не станет, в Зачарованном Лесу начнется война за власть, в которой я не намерена участвовать ни одной частью своего драгоценного тела.
- Твоё нежелание становиться Владычицей мне понятно. Эльфы только для общественности показывают всем своим видом, презрение к окружающей их суете, а как только появиться возможность прибрать власть к рукам, ногам и прочим конечностям, кроме головы, не побрезгуют испачкать свои холенные ручки в крови даже ближайших родственников, - на мгновение мелькнула грустная улыбка, но Горлан быстро справился с эмоциями. Его слова окончательно озадачили Кану, но она не стала портить встречу неприятными расспросами.
Ближе к вечеру друзья вышли из таверны, намереваясь прогуляться по городу. Возвращаться в университет Кана опасалась, по причине повышенной активности студиозов и преподавателей в это время дня. И уж меньше всего она хотела бы попасться на глаза ректору. Однако её желания Творец то ли не услышал, то ли решил проигнорировать, ибо стоило приятелям сделать пару шагов в противоположную сторону от дворца правителя, как их остановил вкрадчивый голос его хозяина:
- И куда вы путь держите?
- Отдыхать от трудов праведных, - ехидным голоском ответила принцесса.
- С каких пор пьянство стали причислять к праведным делам? - отозвались из-под капюшона.
Кану, эта манера скрывать своё лицо, порядком раздражала, ввиду того что от знания кто скрывается под капюшоном зависела её свобода и личная жизнь. Она ведь не триида 9
Силивен был не один, а с Владыкой. Поняв, что этот дуэт воплощённой власти искал именно её, Кана ясно осознала - продолжение вечера не сулит ей ничего хорошего.

***

Пока Кана праздновала свою свободу, Владыка и правитель Морграна выясняли отношения. Начали с далёкого прошлого. Владыка обвинил Силивена в том, что тот не предупредил о происхождении Наэлин, в ответ услышал обвинение в воровстве и предательстве. Затем слаженным дуэтом они разогрели холод своих отношений элем, а последняя ледяная стена треснула, не пережив крепких дружеских объятий.
Как оказалось, Лиамар действительно любил мать Каны и даже предложил ей место фаворитки. На тот момент у него уже была эрилин, и они даже назначили день церемонии единения душ. Наэлин оскорбило подобное предложение, и не стесняясь в выражениях, она послала Владыку в увлекательный мир анатомии. Однако и отступать от своей добычи дракона не собиралась. Она решила устранить соперницу, о чём и заявила Лиамару. Эльф пришёл в ужас, просил немного времени для решения проблемы собственными силами, а сам ночами не спал, пытаясь подобрать слова и решить дело миром. Желательно при этом ещё и официальной фавориткой обзавестись. Время шло, он писал Наэлин утешительные письма, но ни разу не получил ответа от неё. Потом следы совсем потерялись и Владыка потерял свою любимую. К тому времени, как он решился на активные поиски, Наэлин покинула этот мир. Зато в нём появилась Кана, но об этом Владыка узнал совсем недавно.
Три недели назад Владыка приказал советникам просмотреть магический свиток имен и представить ему имена ближайших родственников, из которых он выберет себе наследника. Вот тут-то и открылся факт существования кровного наследника, вернее наследницы. На её поиски кинули все силы, а сам Владыка решил отправиться на остров, полагая, что лучшего места полукровке не найти. Очень удачно нашёлся повод - ежегодный бал для абитуриентов. Он и не предполагал, с какой радостью и предвкушением его здесь ждали.
Обладая секретными сведениями относительно оппонента, Лиамар ни разу не применил их против обиженного друга. И кроме того недоразумения, произошедшего триста лет назад ничего не мешало им возобновить прежнюю дружбу, что они и сделали. А потом выпили ещё. После, уже на правах доброго друга, Силивен попросил руки его дочери:
- Знаешь, Лиамар, я ведь обманул тебя. Она не проиграла спор, поэтому ещё есть шанс, что через три-четыре года Кана покинет остров. А я к ней немного привязался поэтому прошу твоей поддержки.
- Силивен, я уже обещал её другому. Причем не просто обещал, а сам просил стать ей лаэльеном. Никто ведь не знал, кто она и как выглядит. Кто захочет брать кота в мешке? Мне стоило невероятных трудов уговорить Мариэла на обряд единения душ с полудраконой.
- Но ты ведь понимаешь - если она проиграет, я не отпущу. Лучше не мешай мне и не проверяй снова нашу дружбу на прочность, - нахмурился Силивен.
- Я могу пообещать не вмешиваться, только расскажи, в чём заключается ваш спор, - Владыка с интересом ждал рассказа, и Силивен его не разочаровал.
- Как отец я должен спустить тебя с лестницы и запретить приближаться к дочери ближе, чем на расстояние вытянутой руку, но как мужчина я тебя поддерживаю. Будет разборчивее в связях. Ну и дочурка у меня выросла! Боюсь, Мариэлу будет проще управлять объединённой армией, чем этой девчонкой. Ты уверен, что Морграну нужна такая правительница?
- Да. В отличие от твоего главнокомандующего, я управляю оравой безбашенных студентов. Не хочу показаться нескромным, но до сих пор мне это удавалось, а с одной маленькой полудраконой я точно справлюсь, - усмехнулся правитель.
- Считай, мое благословение ты получил. Но если Мариэл решит побороться за сердце нашей красавицы, я не буду вмешиваться.
- В любом случае ему придётся подождать четыре года, до тех пор она считается моей эрилин.
- Предлагаю за это выпить! - улыбнулся Лиамар.
В порыве благодушия они решили поинтересоваться у предмета своего обсуждения, чего же хочет сама принцесса. Её ответ ничего не мог изменить, но властители решили сделать вид, что интересуются её мнением - им всё равно, а девушке будет приятно.
В поисках Демона они перевернули весь университет, сорвали несколько пар: появление ректора на уроке считалось плохой приметой. После его ухода, студенты наперебой выдвигали версии грядущей беды, совершенно не слушая преподавателей, и уже начали порядком нервничать.
- Говоришь, можешь справиться с одной полудраконой? - ехидно поинтересовался Лиамар.
- Смогу, - мрачно ответил Силивен, с неудовольствием отметив неуверенность в собственном голосе. - Я догадываюсь, где она может быть.
Правитель оказался прав. Едва они вышли за территорию университета, увидели довольную парочку, покидающую облюбованную студентами таверну.

***

Когда правители подошли ближе, Кана поняла, что пьянствовали не только они с Горланом.
- За правду и свободу не грех и выпить.
- Свободу? А я вот прощаюсь с холостой жизнью, и твой отец меня поддерживает.
- О, так ты искал меня, чтобы сообщить об изменившихся планах? Влюбился и хочешь освободиться от нашего договора? Ты не переживай, я всё понимаю и готова освободить от обременительного обещания, - не веря в удачу, но всё же с большой долей надежды скороговоркой произнесла Кана.
- Эрилин, я не забираю своих слов, и отмечаем мы нашу с тобой помолвку. Раз уж ты всё равно прогуляла занятия, приглашаем вас продолжить праздник.
- Мы хотели узнать твоё мнение по этому поводу. Предлагаю обсудить это внутри, - Лиамар проигнорировал ошарашенное выражение на лице дочери и подтолкнул обратно к дверям гостеприимной таверны.
Компания расположились за тем же столиком, который друзья освободили всего пару минут назад. Подошедшая официантка удивилась, но быстро взяла себя в руки. Снова поздоровалась и, как ни в чем не бывало, поинтересовалась, чего изволят гости дорогие. Горлан повторил свой недавний заказ, чем окончательно озадачил молодую орчиху. Даже её собратья не способны съесть столько, сколько умудряется поглотить с виду щупленький подросток дроу. Кана, памятуя, чем закончился бал, попросила бодрящий отвар. Когда заказ был расставлен на столе, а официантка удалилась, Владыка продолжил речь:
- Силивен попросил твоей руки и не официально я дал согласие, тем более что вы всё равно собирались провести церемонию единения душ. И я уверен, он сможет подавить мятежников, если кто-то всё же рискнет оспорить твоё право на трон. Но понимаешь, я уже дал слово Мариэлу и не могу от него отказаться, ведь сам просил его об этом. Но если ты очень хочешь стать дайной Силивена, я как-нибудь постараюсь всё объяснить главнокомандующему.
- Да, ты уж как-нибудь ему объясни, что всё отменяется, - принцесса поморщилась от горького, но действенного напитка. По слегка заплетающемуся языку Владыки, она поняла, что и ему бы тоже не помешало глотнуть этого чудесного зелья.
- Значит, ты уже окончательно решила связать себя узами союза с Силивеном?
- Это значит, что я ни с кем не собираюсь делить свою жизнь.
- Вопрос ставился иначе, эрелин. С кем ты хочешь быть? - уточнил Силивен.
- Тебе интересно с кем я хочу быть или кого я выберу? Это две разные личности, - лицо светлого родителя вытянулось, а вот реакция Силивена на это заявление осталась для неё тайной за туманом.
- Поделишься своими соображениями? - тихо спросил он.
- Имя любимого я вам не скажу. А если уж мне придётся выбирать между имеющимися претендентами, то я выберу светлого эльфа.
- Но как?! Ты же только что сама сказала, чтобы я расторгнул помолвку с Мариэлом! - совсем запутался Владыка.
- Правильно, но он ведь не единственный светлый эльф на всей Террелле. Как принцесса Зачарованного Леса, я осознаю всю ответственность, навалившуюся на мои хрупкие плечики, и понимаю, что лаэльеном должен быть эльф. - покорным голосом и опустив глаза долу произнесла речь Кана. Выдержав паузу, она ошарашила присутствующих своими планами: - Поэтому, когда придёт время, я свяжу себя священными узами брака с Роннилиэлем ван Трист Кельтом.
Владыка и Силивен синхронного подскочили со своих мест.
- Это невозможно! - хором.
- Почему? - невинно хлопая длинными ресницами, поинтересовалась Кана.
- Кана, ван Тристы не принадлежат высшей знати! Тебе нужен тот, кто сможет поддержать твою власть.
- Ненавижу светлых эльфов! - вдруг вскипел Силивен.
- Вот, видишь папа, он нас ненавидит, а ты хочешь меня ему отдать, - капризно заканючила принцесса, едва сдерживаясь от смеха.
- Силивен, никогда не думал, что скажу это, но ты слишком не сдержан.
- Лиамар, если бы я был не сдержан, ты покинул бы этот мир триста лет назад, когда умыкнул у меня невесту и сделал ей ребёнка!
- Это вы сейчас о ком? - Кана затаила дыхание, уже догадываясь, каким будет ответ.
- О твоей матери, - отмахнулся Владыка и обратился уже к правителю: - Силивен, мы любили друг друга и тебе об этом известно. Не моя вина, что она предпочла меня. И я никогда не смогу простить себе её смерти.
- Как это случилось? - тихо спросила Кана. Ей стало стыдно за все те гадости, которые она думала о своей матери.
- Она умерла, дав тебе жизнь. Она дракон и её организм в человеческой ипостаси не справился с такой нагрузкой. - устало ответил Лиамар, присаживаясь обратно.
По щекам Каны потекли слёзы. Тяжело осознавать, что ты стала причиной смерти самого близкого существа. Хоть Кана не знала своей матери, но это не уменьшает инстинктивного чувства любви к ней. К тому же, у дракона была возможность спасти свою жизнь, но она выбрала жизнь ребёнка.
- Я хочу побыть одна, - тихо прошептала принцесса и направилась к выходу. Горлан, до этого изображавший из себя предмет интерьера, подскочил, но правители его остановили.
- Ты же слышал, о чём она просила, дай ей время.

ГЛАВА 14

Интуиция - это уступка, которую логика делает нетерпению.
Рита Мэй Браун

Следующую неделю Кана исправно ходила на лекции, после которых закрывалась у себя и не общалась даже с Горланом. Только однажды правитель Морграна побеспокоил её, чтобы передать привет от Аэрона. Она поблагодарила и захлопнула дверь перед его носом. Больше он не старался поговорить с ней, чтобы не испытывать собственное терпение, к тому же у правителя и без своенравной студентки хватало головной боли.
Из Дроувэла всё чаще стали приходить странные сообщения. Проявилась организация, которая, уже не таясь, плела заговоры против правящей семьи. Как бы ни хотелось Силивену, остаться в стороне не получится. Но пока жив Вариэл, он вмешиваться не собирался, а дальше ему придётся наводить порядок у тёмных эльфов, хотя бы для того, чтобы обезопасить своего найдёныша.
Кана оказалась права, Горлан узнал своё настоящее имя, и память стала понемногу возвращаться к нему. Мальчик - наследник тёмноэльфийского престола, Лимрин тир Калин Схорн. Его пытались убить в Пустоши, чтобы никаких магических следов не осталось, но ему удалось сбежать от похитителей в центр "неживой земли". Преследовать его не стали, убежденные, что несовершеннолетнему дроу не выжить в этих местах. Убийцы просчитались, сил у него хватило не только отбиться от нечисти, но практически добраться до империи Гардэн. А там его подобрал ректор университета. К огромному огорчению ректора университета, вопрос 'Как Лимрину это удалось' остался без ответа, этого не знал даже сам герой.
Внедрить своих доверенных лиц в оппозицию Силивену не удалось. Заговорщики крайне осторожны и не допускают в свою организацию непроверенных личностей. Аэрон сообщил, что кто-то из его окружения помогает этому Ордену, но ему никак не удается вычислить предателя. Но он продолжит заниматься расследованием, и непременно будет докладывать о результатах. К тому же правитель был уверен, что после неудачной попытки натравить магов на империю, злоумышленники не успокоятся и предпримут ещё какую-нибудь каверзу, останется только дождаться подходящего случая и поймать врага на месте преступления.
Ректор взял со стола непрочитанное письмо, гадая кому в голову пришло пользоваться бумагой, когда есть множество более удобных способов доставить сообщение адресату. Письмо было от матери и Силивену показалось странным подобное поведение - обычно Вилана пользовалась шаром передач. Предчувствуя недоброе, он разорвал конверт с гербовой печатью :
"Дорогой, сын.
Я не хотела тревожить тебя раньше, не разобравшись в ситуации, но мои опасения подтвердились. В стране происходят странные вещи. Вампиры стали пропадать, а если кого-то удаётся найти, то в таком состоянии, что гуманнее добить беднягу и прекратить его страдания. Полное магическое истощение и абсолютное безумие. Стеклянные глаза, слюна капает как у упыря и постоянная жажда крови. Именно крови; накопители энергии не удовлетворяют их потребности в энергии. Я подозреваю, что ими движет не столько энергетическая жажда, сколько гастрономический интерес.
Как ты и сам понимаешь, здесь не обошлось без чёрной магии. Её остаточные следы присутствуют на каждом обезумевшем. Чтобы с ними ни делали, тут чувствуется работ очень сильного мага. Мало того, что он воздействует на вампиров, ему хватает сил скрывать свой магический отпечаток. Нам не удаётся вычислить его.
Но это не самое страшное. Хельге было спонтанное видение. Она предсказала страшную войну. Твоя роль в исходе этой битвы будет не последней и поможет тебе демон. Милый, я понимаю, что ты уже достаточно взрослый, чтобы самому решать свою судьбу, но я очень прошу тебя, не связывайся с Изнанкой. Не проси помощи у Мхарта. Он может дать тебе своего верного слугу, но взамен возьмет во стократ больше. Тем более, Хельга видела, как тебя пронзит клинок этого демона.
Надеюсь, ты найдешь время навестить свою мать."
Силивен устало присел в кресло: 'Только проблем в Деррэне13 не хватало! Придётся отправляться туда и самому разбираться, что за чёрный маг развлекается в моём доме. Ещё и предсказание это.'. С Мхартом он связываться не собирается, хоть проклятый дракон и покровительствует одному из направлений магии ректора.
"Возможно, она имела ввиду Кану? Почему, как только я собираюсь устроить свою личную жизнь, кто-то обязательно нарушает мои планы?" - обратился к потолку Силивен, но тот остался безучастен к праведному гневу правителя.
Силивен вызвал Горлана, чтобы сообщить о своём отъезде:
- Остаёшься вместо меня, у тебя хорошо получается изображать правителя. Морок продержится неделю и подпитываться будет от накопителя энергии. У меня срочные дела в Деррэне. - Силивен уже хотел отпустить мальчика, но вспомнил ещё об одном неприятном моменте: - Придумай какое-нибудь дело Рони, чтобы он не крутился возле моей эрилин. Мне не нравятся её мысли об их возможном совместном будущем, не хватало ещё, чтобы мне опять дорогу светлый перешёл.
- Да ты ревнуешь, друг мой, - фыркнул мальчишка.
- Я собственник, а Кану я уже привык считать своей.
- Ладно, присмотрю за нашим любимым Демоном. И не надо злиться, у тебя аура становится отвратительного цвета.
- Я уже не раз пожалел, что к тебе память вернулась вместе с силой, - глядя на поникшего помощника, правитель Морграна понял, что погорячился, но слова уже произнесены, а извиняться он не привык.
"Переживёт, мне тоже неприятно, когда какой-то мальчишка пытается объяснить мне мои собственные чувства. Тем более что его мнение расходится с моим," - отмахнулся Силивен он проснувшейся совести.
***

Занятия в университете приносили свои плоды. Изучая теорию, Кана экспериментировала со своей магией. Лучше всего поддавались жизнь и воздух. Магия огня и смерти слишком своенравны, управлять ими довольно сложно, но и Кана сдаваться не собиралась, ежедневно доказывая стихиям и основам своё право на лидерство.
Горлана девушка не видела уже три дня, а она очень хотела немного развеяться в компании веселого дроу. Она попыталась вытянуть на прогулку Рони, но у того всё время находились веские причины для отказа. Кана была уверена, что единственная причина, по которой друг прячется от неё по всему университету, это хозяин альма-матер.
"Вот и вся любовь!" - грустно вздохнула девушка. Среди студентов друзей найти ей так и не удалось. За исключением некоторых наглых вампиров, все старались держаться подальше. Да и эти наверняка действовали с благословления ректора. 'Как будто я уже не поняла, кто есть кто,' - самоуверенно хмыкнула Кана, но для надежности держала вампиров на расстоянии.
Неприятным сюрпризом стало то, что помимо своих основных направлений, придётся изучать и те, к которым не имеешь никакого отношения. Как объяснил Силивен это необходимо, чтобы суметь распознать пасы и заклинания врага.
К концу недели Горлан объявился, но наотрез отказался объяснять, где он пропадал. Но Кана была так рада его видеть, что до поры оставила свои расспросы. К тому же после своего возвращения, друг стал задумчивым и рассеянным, и хотя он сидел рядом, мысленно находился далеко.
Когда прошла ещё неделя, Горлан окончательно замкнулся в себе. На его лице юном лице все чаще появлялись морщинки, а во взгляде то и дело появлялось отчаяние. Такое поведение было не свойственно веселому мальчику, и Кана вывела его на откровенный разговор.
- Горлан, что происходит?
- Ты о чем? Всё в порядке, - рассеянно ответил друг.
- Я же вижу, тебя что-то тревожит. Тебе удалось заполучить свиток имён? Вспомнил своё имя? - раз собеседник отказался говорить сам, Кана попыталась сама угадать причину его тревоги.
По тому, как он быстро отвел глаза и покраснел, Кана поняла, что попала в точку.
- Да, - нехотя признался Горлан.
- Я так понимаю, мне ты его не назовёшь?
- Не могу, я дал слово.
- Дело твоё, - она равнодушно пожала плечами, но голос выдал обиду.
- Кана, я действительно пока не могу сказать, я обещал Силивену. Мы доверяем тебе, но эта информация слишком секретна, а ты не можешь ещё блокироваться от ментального воздействия. - Крыть было нечем. На словах бывшая наёмница не выдаст тайну друга даже под пытками, но если кому-то вздумается прочитать мысли, она не сможет поставить щиты.
- Ты прав. Кстати, я что-то давно не видела нашего ректора. Неужели сбежал? Ох, милый, на кого же ты меня остави-ил, - пропела Кана слишком счастливым голосом, чтобы можно было поверить в её душевные страдания.
- На меня! - не поддержал веселья Горлан. - Но он должен был уже вернуться. Я не представляю, что с ним могло случиться. Он не дает о себе знать, не предупредил, что задержится.
- Он отсутствует всего несколько дней, мало ли где он мог загулять?
- Кана, правитель отправился по важным государственным делам, а не на увеселительную прогулку в ближайшую таверну.
- Одно другому не мешает, - отмахнулась Кана. - Он уже большой мальчик, справится.
- Хочу напомнить тебе, что ты принесла клятву защищать его, если в этом будет необходимость. Мне кажется, что сейчас ему как раз нужна наша помощь, но я не могу покинут остров.
- А мне кажется, что ты зря паникуешь. Ну, что может случиться с Силивеном? Я не знаю ни одного мага сильнее его.
- Один на один его никто не одолеет, но ты же не считаешь, что враги у него такие глупые и попытаются победить в честном бою? А против большого количества магов не выстоит даже он - его магический резерв попросту истощится.
- Он же вампир, подкрепится вражеской кровушкой, и дальше будет истреблять недругов, - оптимистично заявила девушка.
Горлан посмотрел на подругу, как на слабоумную:
- И много ты знаешь магов, которые подходят на расстояние вытянутой руки, чтобы произнести заклинание?
- Ты мне предлагаешь, отправиться неизвестно куда и неизвестно зачем, чтобы я там от ректора выговор получила? Не уверенна, что его порадует моё появление. Ещё решит, будто слежу за ним. Даже страшно представить, чем это для меня может обернуться.
- Отправишься в Деррэн, убедишься, что с правителем всё в порядке и сразу вернёшься. Если возникнут недоразумения, сошлешься на меня.
- Ты параноик.
- А ты безответственная.
- У меня занятия, - Кана попыталась использоваться последний аргумент.
- Ничего, тебе не впервой прогуливать. А портал тебе Рони откроет, прям в Деррэн. Ты не потеряешь много времени.
- Горлан, ты считаешь это разумно? Если Силивен не справился, что смогу сделать я?
- Вот уж не думал что непобедимый Демон, гроза преступников окажется трусом, - продолжил подстрекать дроу.
- Демон не трус, Демон осторожен, поэтому ещё жив! А также он жутко ленив и не любит участвовать в сомнительных операциях. - Горлан тоскливо посмотрел на собеседницу, уже отчаявшись добиться хоть какого-то участия к судьбе Силивена с её стороны, когда неожиданно она согласилась: - Попроси Рони подготовить телепорт, я пойду собирать вещи.
Горлан подскочил со своего места и, опередив подругу, выбежал из таверны. Кана последовала за ним, коря себя за несдержанный язык. Но страхи юного дроу уже коснулись её, с каждой минут убеждая, что Силивен попал в неприятную историю.
Тревога подгоняла, покидав быстро вещи в дорожную сумку, она схватила их и побежала к городскому телепорту. Там уже ждали эльфы.
- Кана, ты уверена, что хочешь пойти за ним? С ним наверняка всё в порядке, а ты мчишься сломя голову, чтобы лишний раз убедиться в этом. Не знал, что правитель тебе так дорог, - Рони был крайне раздосадован поступком принцессы, хотя тоже испытывал некоторое волнение за друга.
- Я дала клятву защищать его в случае необходимости, - злой взгляд в сторону Горлана. - Да и этот мальчишка не отстанет, пока я за ручку не приведу его драгоценнейшего магистра.
- Только поэтому? - просветлел маг-телепортист. - А что ты говорила Силивену и Владыке про нас?
- Рони, давай поговорим об этом, когда я вернусь. Я хочу как можно быстрее разобраться с загулявшим ректором нашего славного университета и вернуться к нормальной жизни.
Светлый расстроился, но перечить не стал. Он открыл телепорт и отвесил шутливый поклон:
- Прошу, моя принцесса, скоростная доставка в Деррэн готова.
- До скорой встречи, мальчики, - она послала им воздушный поцелуй и шагнула в открытое окно телепорта.

ГЛАВА 15

Собственная уцелевшая голова - дивный трофей победы
Станислав Ежи Лец

На выходе Кану встречала делегация во главе с Виланой. Правительницу Деррэна окружала охрана, которая при появлении гостьи ощетинилась мечами. Для такой тёплой встречи у Каны имелась огнеупорная броня. Вампирам ещё не приходилось видить Демона во всей красе, как жителям острова и эльфам, поэтому, когда на месте эльфийки появилось нечто покрытое красной чешуёй и с маленькими крыльями за спиной, нервы самых молодых не выдержали. На Кану обрушился град заклинаний, которые не могли преодолеть её защитный кокон. Тогда в дело вступили мечники, но с тем же результатом.
Вилана с ужасом смотрела на неуязвимую девчонку, ожидая ответного удара. Она уже догадалась, кто перед ней, что совсем не прибавило радости. Но время шло, а гостья не проявляла никаких признаков агрессии. Потом ей, видимо, надоело это представление. Закатив глаза, она весёлым голосом поинтересовалась:
- Ну, что у вампиров за понятия о гостеприимстве? Я пришла только для того, чтобы узнать о судьбе Силивена.
- Зачем ты разыскиваешь его, Демон? - едва заметный кивок головой Виланы, и нападавшие расступились.
- Ох, неужели моя слава дошла даже до города в облаках? - Кана смотрела на Вилану и пыталась понять, кого она ей напоминает. - Если я скажу, что соскучилась по эрилу, вы мне поверите?
- Что?! Мой сын не говорил о том, что собирается с кем-то связывать свою судьбу, тем более с тобой!
- Сын?! - не менее удивлённо воскликнула Кана. Она ещё пристальнее посмотрела на Вилану. Определённо сходство с Эгилем присутствовало. Однако последние слова задели самолюбие принцессы: - А чем я Вам не угодила?
- Ты - Демон!
- Демон - это твой сын-интриган, а я невинная жертва его коварных планов! Я даже не хочу видеть его. Просто скажите, что с ним всё в порядке, и я с радостью избавлю вас от своего общества.
- Не могу, - едва не плача прошептала Вилана, резко изменившись в лице.
- Чего не можешь? - не поняла Кана.
- Не могу сказать, что с ним всё в порядке. Я пыталась связаться с сыном, но он не откликается. Либо он истощил свой магический резерв, либо он уже... - правительница вампиров не сдержавшись, зарыдала. Слёзы Виланы не вызвали сочувствия у Демона, что было бы странно после такого приёма, но слова вырвались сами:
- Я найду его. Но мне надо знать, откуда начинать поиски.
- На нашей земле его нет, мы прочесали каждый кустик. Я боюсь, что с ним произошло тоже, что и с другими, это даже хуже смерти...
- И что же произошло с другими? - Кана прищурилась, как часто бывает, когда злится, но ещё контролирую свой гнев.
- Этого я не могу тебе сказать, государственная тайна. Да и не поможет тебе эта информация в поисках.
- Мхарт бы побрал вашу семейку с вашими тайнами. В какую сторону он хоть пошёл?
- Почему ты помогаешь ему? - подняла на Демона свои васильковые глаза Вилана.
- Не рассчитывай услышать душещипательную историю о светлой любви, - усмехнулась Кана. - Я дала магическую клятву другу защищать Силивена, если это потребуется, и не хочу испытать последствия нарушения клятвы.
- Если ты спасешь его, я буду твоей вечной должницей.
- Не разбрасывайся словами, Вилана. Я могу воспользоваться таким необдуманным обещанием.
- Я ничего не пожалею ради сына. Тебе не понять, что я сейчас чувствую.
- Ты права, даже не догадываюсь. Откуда не обременённой семьёй наёмнице знать, что чувствует мать, потерявшая своего единственного ребёнка?
- Он отправился к северным границам неделю назад. Последний раз он телепатически связывался со мной вчера вечером. Сообщил, что нашёл следы того, кого искал и скоро должен догнать его. Боюсь, это ему удалось, раз он не может со мной связаться.
- У вас есть стационарные телепорты на севере? Не хочу терять время.
- Нет, но у нас живет дракон. Думаю, он не откажет в помощи.
Кана прыснула со смеху - дракон, катающий полудракона забавное зрелище.
- И где его искать?
- Меня не надо искать, я уже тут, - вперёд вышел молодой темноволосый парень. - Я Грис дерк Салиус Милир.
Сказать, что Кана была удивлена, не сказать ничего. Она не ожидала встретить родственника в летающем городе вампиров.
- Кана. Дерк Салиус Милир правящая династия драконов, верно?
- Я младший брат Зоргоса, - кивнул Грис. - Я помогу с поисками, но прежде хочу услышать твоё полное имя Кана.
- Я бы не хотела произносить его сейчас. Потому что оно вызовет слишком много вопросов, а времени отвечать на них у меня нет. Так ты поможешь или мне пешком отправляться на поиски Силивена?
- Я помогу, но по дороге хотел бы всё-таки услышать твою историю.
- Договорились, - губы полуэльфийки растянулись в хищном оскале, когда она представила, как достанется Лиамару от драконов.
- Мне не нравится твоя улыбочка, - деланно испугался дракон, но обвел всех взглядом и задорно приказал: - Расступись!
Площадку освободили, а человеческую ипостась дракона скрыла плотная пелена огня. Она стремительно увеличивалась и, достигнув размера небольшого двухэтажного дома, рассыпалась мириадами искр, чтобы показать собравшимся дракона цвета тёмного шоколада. Его чешуя переливалась на солнце и вызывала у Каны жгучую зависть. Ей тоже хотелось обращаться в подобное существо и на собственных крыльях покорять небо. Грис присел, чтобы девушке было удобнее взбираться к нему на спину, но в таких послаблениях наёмница не нуждалась. Натренированное тело было гибким и ловким, хватило мгновения, чтобы она уютно устроилась между гребнями на его спине. Дракон оттолкнулся мощными лапами, взмахнул крыльями и они стали быстро удаляться от центральной площади к северным границам.
***

- Так как твоё полное имя Кана? - высота была небольшая, чтобы можно было рассматривать простирающуюся внизу землю, и ветер не мешал разговору.
- Канаэлин ван Торис дерк Салиус, - весело представилась Кана.
Дракон дернулся, а принцесса испугалась, как бы он не рухнул в колючие кустики, над которыми пролетали в данный момент.
- Значит, слухи оказались правдой? Зоргос не верил донесениям, о якобы объявившейся внучке.
- А почему вы не проверили свитки имен?
- Эээ... понимаешь, мы ведь живём очень долго и когда его последний раз держали в руках, уже сам Зоргос не помнит. Тем более, куда этот злосчастный свиток дели потом. Предупреждая твой вопрос, хочу сразу сказать - второй свиток постигла та же участь. Их ищут с тех пор, как Властитель впервые услышал вести о твоём существовании.
- Поэтому, эльфы первые и объявились. Они, в отличие от вас, очень бережно хранят важные документы.
- Значит и слухи о том, что Наэлин связалась с Владыкой Зачарованного Леса, тоже оказались правдивыми. Чую быть войне, - без особого сожаления хмыкнул дракон.
- И на какой стороне я должна буду воевать?
- Да уж, задачка. Может ещё обойдётся. Тебе обязательно надо встретиться с Зоргосом.
- После того как спасу ненаглядного эрила.
- Что?! Ты решила свести меня в могилу? И это не просто россказни? Бедный Зоргос, у него сердце не выдержит этой новости.
- Честно говоря, в мои планы не входит связываться с Силивеном. Он меня раздражает своей загадочностью. Хотя я и сама раньше от всех скрывалась, но меня-то он вынудил раскрыть своё инкогнито, мог бы и мне показать своё личико! Так поучилось, что мы заключили пари на время моего обучения. Если я проиграю, то обязана буду стать его дайной. Но проигрывать я не собираюсь, поэтому через четыре года буду свободна от этого глупого соглашения, и Силивен выполнит любоё моё желание, - самодовольно протянула Кана и с намёком добавила: - Ещё бы избавиться от навязанного папочкой претендента и жизнь окончательно наладится.
- Ну, это не проблема. Мы оставим жизнь Лиамару в обмен на твою свободу, - Грис догадался к чему клонит принцесса.
- Грис, а почему ты живешь с вампирами?
- О, мы почти на месте! - радостным голосом сообщил дракон, проигнорировав вопрос принцессы. - Видишь лесок, сейчас где-нибудь приземлимся.
- Гри-и-ис... - ласково пропела Кана.
- Вот любопытная! Может, я влюбился.
- В вампира? У нас в роду уже есть полукровка, считаешь результат удачным?
- Не только у нас, но это не важно. Я люблю Вилану.
- Хм... а в этом что-то есть. Как отчим ты сможешь заставить Силивена отказаться от меня.
Образ, который фантазия услужливо подкинула Кане, заставила согнуться от смеха: Грис перекинув правителя Морграна через колено, убеждает его отказаться от притязаний на принцессу длинной хворостиной по мягкому месту. Только даже фантазия не смогла открыть лица вампира.
- Что тебя так развеселило, меркантильная принцесса? - Кана подумала обижаться на подобную характеристику или проигнорировать и поделиться своими красочными мыслями. Решив не портить только что завязанные отношения с ближайшим родственником, она выбрала второй вариант.
- Я представила, как ты будешь убеждать Силивена в не самом удачном выборе дайны, - и в красках пересказала представленное.
- Ну и фантазия у тебя, чувствуется эльфийская кровь. Нам такая извращенная выдумка недоступна, - фыркнул Грис.
- Не завидуй, если захочешь внести разнообразие в личную жизнь с правительницей, знаешь к кому за советом обращаться, - не осталась она в долгу.
- В лесу что-то происходит, но из-за деревьев не могу разобрать. Только чувствую запах крови и разложения. Будем искать площадку для посадки, - подобрался дракон.
- Нет, спустись как можно ниже, я попробую слевитировать.
- Я не смогу помочь отсюда. Тебе огонь не повредит, но остальных спалит без разделения на чужих и своих.
- Я попробую разобраться сама. Если не справлюсь, позову.
После этих слов Кана глубоко вздохнула и прыгнула вниз. Левитация не спасла от веток, которые щедро покрывали её тело царапинами, пока броня не вспомнила о своих прямых обязанностях и не прикрыла нежную кожу. "И почему я не закрылась перед прыжком?" - запоздало пришла гениальная мысль.
Свалилась Кана к основанию старого дерева, к которому прижимался некто в чёрном плаще с глубоким капюшоном и это в такую-то жару! У неё даже сомнений не возникло, что нашлась пропажа. 'Как получилось, что его не увидел вампирский патруль, а мне посчастливилось свалиться ему практически на голову?' - нахмурилась Кана, но отложила размышления до лучших времён. Со всех сторон к Силивену тянулись полчища нежити. Одежда правителя была перепачкана в крови, а рукой он держался за разорванный бок.
***

Всю отпущенную на расследование неделю, Силивен просидел в библиотеке пытаясь найти заклятье, которое накладывали на обезумевших вампиров. Толком ничего отыскать не удалось, если где-то и хранились подобные записи, то только в Дроувэле. Ведь именно дроу открыли магию Смерти на Террелле. Отчаявшись получить информацию о самом заклятье и о том как его снять, ректор попытался найти мага, который его насылает. Неделю он охотился как хищник на дичь. Вроде вот она, но стоит кинуться к ней, как понимаешь, что на этом месте уже давно никого нет. Так было до вчерашнего дня, он опять почти нагнал неизвестного мага, но тот ушёл, заманив преследователя в ловушку. Силивен слишком поздно сообразил, что сам стал жертвой этой охоты. В полночь он почувствовал сильное магическое колебание. Кто-то использовал силу Мхарта и позаимствовал у хозяина Изнанки низших слуг, обозначив места телепортации.
Сам маг давно сбежал, а Силивен в борьбе с такой мелкой нежитью не озаботился экономией энергии и щедро осыпал их всеми видами боевых заклинаний. Контролю, к сожалению, чужие зомби не поддаются. К утру их количество ничуть не уменьшилось, а вампир уже исчерпал свой резерв досуха и использовал два накопителя из пяти имеющихся. Он надеялся, что дневной свет поумерит пыл нечисти. Они действительно стали чуть более вялыми, но упорно наступали. Когда он догадался, что без пространственного портала18 дело не обошлось, уже отчаялся выбраться живым. Крови у нежити нет. Тот, кто заманил ректора, прекрасно всё рассчитал. Без крови вампир не сможет пополнить магическую энергию, а значит если натравить на него огромное количество нежити, то, в конце концов, магический запас иссякнет. Противник решил взять Силивена измором, а не силой, и архимаг попался как мальчишка.
"Какой бесславный финал, пасть от руки наипростейшего вида нежити, с которым справляется даже абитуриент моего университета", - с грустью думал ректор. Враг хотел убить не только Силивена, но и его славу сильнейшего мага. Он хорошо знает правителя Морграна и сумел подловить на его самоуверенности. 'Если выберусь, проверю своё окружение', - мрачно пообещал себе правитель, отбиваясь от очередной атаки.
Когда остался всего один накопитель энергии, Силивен выхватил меч. Воин из него отвратительный, сильнейший маг всегда рассчитывал на заклинания и до сих пор они не подводили. Как и следовало ожидать ничего хорошего из этой идеи не вышло. Пока он отбивался от одних, его успели хорошо потрепать более проворные. Больше всего тревожил разорванный бок. "Если выберусь, займусь фехтованием", - дал себе очередное обещание Силивен и засунул бесполезную железку в ножны.
Кровь, сочившаяся из раны, и бессонная ночь вымотали архимага, но он не привык сдаваться. В наполовину заполненном накопителе энергии могло хватить на регенерацию или на одно мощное заклинание, которое сметёт ближайшую нежить, но не достанет тех, кто идёт следом. Оба варианта казались одинаково плохими. Какой смысл залечивать раны, если в процессе мага уже несколько раз успеют загрызть. И какая разница сколько он убьет нечисти последним заклинанием, если на их месте тут же окажутся другие?
Немного подумав, он решил прихватить с собой как можно больше мертвяков и активировал накопитель, используя остатки энергии для создания шаровой молнии. Она прокатилась по кругу, сметая всех на своем пути, и рассеялась. Силивен привалился к дереву, вновь достал меч и ждал неизбежного, но бесславного финала.
- Привет, не помешала? - раздался рядом жизнерадостный голос его эрилин. - А то пролетаю мимо на драконе, вижу, кто-то развлекается, и мне тоже захотелось размяться.
- Кана, какого гоблина ты тут делаешь? - В первый миг Силивен решил, что уже умер и оказался в гостях у Мхарта, раз ему демоны мерещатся.
- То есть, помощь тебе не нужна? Ну как знаешь, я тогда пойду.
Кана погорячилась, конечно. Идти через плотный поток наступающей нежити довольно сложно, но её не понравился такой приём, ведь она справедливо рассчитывала на благодарность. Поэтому девушка обиженно поджала губы и обвела взглядом местность, в поисках путей отступления.
Силивену пришлось поглубже затолкать уязвлённую гордость, пока Кана не исчезла так же внезапно, как и появилась. Ректору очень не хотелось признавать, что эта девчонка его единственная надежда на спасение.
- Извини, мне действительно помощь не помешает, только вот не представляю, как ты можешь помочь. Их слишком много и чтобы я ни делал, меньше не становится. Уже двенадцать часов отбиваюсь от них. Собственный резерв истощен, накопители тоже закончились, последний заряд ушёл как раз перед твоим эффектным появлением.
- А убежать гордость не позволила? - пропыхтела Кана, отбиваясь от первых нападающих изящными эльфийскими клинками.
- Я так долго искал след этого некроманта, что увлекся погоней и не заметил ловушки. Тут стоят пространственные порталы, из которых и прёт эта нечисть. Я не знаю, сколько их ещё будет, надо прорываться, - ректор поднял меч, всем своим видом показывая, что намерен бороться до конца. Только по насмешливому взгляду Каны, он понял, что Горлан успел просветить её относительно фехтовальных умений правителя.
- Тебе не жалко лес?
- Нет, почему ты спрашиваешь?
- Ну, всё-таки твоё наследство, - ехидно напомнила Кана.
- Ты уже знаешь? - недовольно отозвался Силивен, мысленно восхитившись: "вот лиса, везде успела"
- А ты думал, я сюда телепортом из Морграна свалилась. Я не умею открывать порталы, - первая огненная волна смела всех неживых на расстоянии двадцати локтей, давая ей возможность передохнуть от махания клинками.
- Я так и знал. Ты соврала, когда сказала, что открыла свой телепорт. Его сделал Рони? - к эльфу у Силивена накопилось уже достаточно претензий.
- Да, ещё до того как перебрался на остров. Его первый опыт. Но мне кажется, сейчас не время для выяснения отношений, - она выпустила ещё одно огненное кольцо, оно, как и первое, смело ближайших, но их место тут же занимали новые дети Изнанки. - Да сколько же их?
- Долго ты не продержишься, надо выбираться из леса, там хоть бежать удобнее будет, - спасительница скептически осмотрела вампира. В вертикальном положении он удерживался только благодаря стволу дерева, и это не ускользнула от её внимательного взгляда.
***

Кана пыталась продумать путь к отступлению. Вариантов было два, оба с большими недостатками. Первый - направленный огненный удар, дальность будет большая, но пока они пройдут по расчищенной территории их атакуют с флангов и тыла. Второй - огненные кольца. Они отнимают много энергии, и дистанция у них меньше. Ей нечисть не причинят особого вреда, и она долго сможет ковырять их мечом, но у Силивена нет такой брони. К тому же она не знает количества врагов, чтобы рассчитать силы. Если позвать Гриса, то Силивен сгорит вместе с тварями Изнанки, тогда пропадает смысл этого героического похода. 'Есть один способ защитить его от огня', - напомнил внутренний голос.
- Силивен, если хочешь жить, придётся открыть своё личико. - Для её замысла это было совершенно необязательно, но Кана не могла упустить такую возможность.
- Может, лучше дашь мне выпить немного твоей крови?
- Непременно, но позже. Если твой резерв полностью истощен, всё равно придётся ждать несколько часов, пока энергия начнет накапливаться. Ты позволишь мне поцеловать тебя?
- Милая, я тоже рад тебя видеть, но ты не находишь, что момент не самый подходящий для романтики? - усмехнулся правитель.
- А кто говорит о романтике? Я позову Гриса, и он спалит тут всё к гоблинам, но чтобы тебя огонь не спалил, мне нужно передать тебе дыхание дракона.10 - А их ты попросишь подождать? - Силивен кивнул на медленно напирающую. нежить.
- У меня свои методы убеждения, так ты готов открыться?
- К поцелуям с мой прекрасной эрилин я всегда готов, только вот капюшон мне совсем не мешает, - усмехнулся Силивен. Времени на споры не осталось, ближайшие твари уже потянули к ним руки, за что были лишены этих нужных конечностей. Правитель проследил за полётом отрезанных рук и задумчиво пробормотал: - Теперь я сто раз подумаю и один раз обыщу тебя, прежде чем пытаться прикоснутся.
- Как благоразумно с твоей стороны, - фыркнула Кана и подошла вплотную к Силивену. Она призвала всю силу, чтобы через мгновение сформировать из неё огненное кольцо. Оно вышло раз в пять сильнее предыдущего, но практически опустошило запас энергии. Кана вернула себе эльфиский облик и подняла голову. - Пора.
Передача драконьего дыхания затянулась, превращаясь в настоящий поцелуй. Кана с удивлением поняла, что ей это нравится. А вот этот факт ей уже категорически пришелся не по душе. Она оттолкнула Силивена и, полоснув себя по запястью кинжалом, подставила руку.
- Пей, пока Грис будет устраивать барбекю из нечисти, постарайся хоть немного затянуть раны. Нам надо дойти до открытой площадки, чтобы он мог сесть. А потом с ветерком доберемся в Деррэн и я сдам тебя на руки взволнованной родительнице.
- Обойдусь, - Силивен оттолкнул протянутую руку и пошатнулся. От падения его спасло полюбившееся дерево.
- Если думаешь, что я буду тащить твоё бессознательное тело на себе, то сильно ошибаешься. Только посмотрю на твою наглую физиономию и сбегу отсюда.
- Ты умеешь предлагать свою помощь так, чтобы ей предпочли смерть. Где сострадание к ближним? - он всё таки перехватил руку и сделал небольшой глоток.
- Пей больше, этого не хватит, чтобы залечить даже мелкие царапины, - хмуро бросила девушка и набрав в легкие побольше воздуха, громко позвала дракона.
Из-за густых крон она не могла разглядеть где он сейчас парит, но надеялась, что дракон услышит. Грис не подвел, не успели твари подобраться к жертвам, как вокруг того места где они стояли, заполыхал пожар. Он не щадил ни нежить, ни деревья, обращая всё в пепел. Кана беспокоилась, что дыхание дракона в исполнении полукровки не сможет защитить Силивена, но всё обошлось. Она выдержала достаточно времени, прежде чем звать Гриса и часть её магической силы уже успела вплестись в узор ауры ректора. Видеть ауры она ещё не умела, но учитывая то, что даже остатки одежды не пострадали в огне, всё прошло как надо.
***

Дальше всё оказалось просто. Грис, выжег им дорогу к полю и они спокойно прошли под прикрытием огня к месту посадки дракона. Не обошлось, конечно, без препирательств. Силивен ни в какую не хотел принимать помощь принцессы и пытался идти сам. Того количества энергии, что он получил вместе с кровью Каны, хватило только на самостоятельное передвижение, однако уязвленное самолюбие не позволяло опереться на подставленное плечо. Девушка проигнорировала его нежелание принимать от неё помощь и, нырнув под руку, обхватила за талию. Так в обнимку они и вышли к поджидающему дракону.
- Как трогательно! Если бы не твой рассказ по дороге сюда, я бы не усомнился в том, что ты примчалась спасать любимого, - дракон фыркнул, от чего из его ноздрей вырвался пар.
- Что за гадости моя эрилин успела тебе наговорить?
- Силивен, советую не называть нашу наследницу так при драконах. Рядом с ней должен быть только красный дракон!
- Как же хорошо быть сиротой! - взвыла Кана.
- Сирот драконы не катают.
- Ничего, сама дойду, ты своего пасынка до дома только подкинь, - она подмигнула Грису, помогая ректору забраться к нему на спину. Сама же спрыгнула и бодрым шагом направилась в противоположную от леса сторону, за спиной раздался слаженный рык.
- Знаешь, Силивен, драконы ценят спокойную и размеренную жизнь, поэтому если ещё не передумал, то оставляй-ка это сокровище себе. Брата я смогу убедить в том, что это твоё наказание.
'Ах, вот как? Предатели! Сначала отец пытался подсунуть мне эльфа, но после совместной пьянки воспылал нежными чувствами к Силивену, теперь Грис", - разгневано подумала Кана.
- Что это за дрянь? - Она обернулась посмотреть, чем вызван испуг спутников. Чёрная сеть летела прямо к Силивену. Для неё это была ещё неизвестная магия и она растерянно наблюдала за приближением непонятного заклинания. Дракон взлетел и попытался уйти от сети, но она повторяла их траекторию полёта. Это была секретная напасть, о которой проговорилась Вилана. Кана не знала, что она делает с вампирами, но выяснять это опытным путем не было никакого желания, особенно после того как им удалось спастись от нечисти.
- Снижайся, - закричала она Грису, который заходил на очередной вираж. Он послушно опустился, едва не касаясь земли. Чёрная магическая сеть неуклонно следовала за ними, но Кана уже была готова. На щит энергии не хватило и, понадеявшись на броню, она кинулась наперерез сети. Она оплела её черной паутинкой и медленно впиталась в чешую. Кана судорожно вздохнула, ожидая дальнейшего эффекта, но вместо действия заклятья, девушка почувствовала прилив магических сил.
- Ты в порядке? - обеспокоенно спросили спутники.
- Более чем! - нервно рассмеялась Кана, - После такого угощения я точно смогу дойти пешком... до Морграна!
- Вот пакость, ничего её не берет, - беззлобно проворчал Грис. - Забирайся, а то ещё чего нахватаешь и лопнешь от переизбытка энергии.

ГЛАВА 16

Из всех тропинок, ведущих к сердцу женщины, жалость - самая короткая
Джордж Ноэл Гордон Байрон

До Деррэна долетели без приключений. Уничтожение оставшихся тварей решили доверить войнам, надо же как-то и им отрабатывать свой хлеб. Силивена очень не понравился прощальный подарок некроманта. Не оставалось никаких сомнений в том, что если бы его не перехватила Кана, вампир стал бы таким же безумным, как и те несчастные, которых он видел в лазарете. Как ни прискорбно было сознавать, но девчонка-первокурсница дважды за день спасла ему жизнь. Энергии, которую он получил вместе с кровью девушки, Силивену не хватило даже на среднюю регенерацию. Она допустила ту же ошибку, что и архимаг, совершенно не экономила свой резерв. 'Имея в рукаве козырь в облике дракона, можно позволить себе такую расточительность', - не согласился внутренний голос.
Уставший Грис неуклюже приземлился возле дворца, растопырил крылья и прикрыл веки.
- Такое ощущение, что я на себе дракона катал, - раздался над площадью его мучительный стон.
- Только половину, - усмехнулась Кана, бодро спрыгивая на твёрдую землю.
Боевые товарищи проводили её завистливыми взглядами и тяжко вздохнули. От неосторожного движения рана напомнила о себе, пронзив бок раскалённой стрелой. 'Лазарета не избежать', - с тоской подумал Силивен, но следующая мысль заставила смириться с такой мелочью: - 'А ведь мог вернуться со стеклянными глазами и пускаться слюни на всё живое'. Опомнившись, что до сих пор так и не удосужился поблагодарить свою спасительницу, он поспешил исправить упущение:
- Спасибо, Кана, даже не представляю, как буду расплачиваться с тобой за оказанную помощь.
- Моей фантазии хватит на двоих, - оскалилась девушка.
С удивлением Силивен смотрел, как его мать заключила Кану в объятия и что-то тихо прошептала на ухо, но не стал прислушиваться и придавать этому значения. Он представлял, как переживала Вилана, не имея возможности связаться с сыном. Пока вампир с помощью пары воинов спускался со спины дракона, обе о чём-то договорились, и Кана бодро пошла обратно. После чудесного спасения ректор надеялся на сочувственные объятия и поцелуи, желательно с продолжением, но когда он уже сделал шаг на встречу Кане, она недоумённо посмотрела на него, обошла как досадное препятствие и обратилась к дракону:
- Спасибо за помощь, Грис. Я рада была с тобой познакомиться и возможно когда-нибудь навещу своего дедулю. Если он решит со мной познакомиться раньше, я возражать не стану, знаете, где меня найти. Надеюсь, ещё увидимся, шоколадка. - Она щёлкнула здоровую ящерицу по носу и подмигнула ему.
- Пожалуй, я настоятельно посоветую Зоргосу не спешить знакомиться с тобой, иначе мы имеем все шансы стать свидетелями первого сердечного приступа у дракона.
- Ты мне всё равно нравишься. Может, прокатишь ещё разок? Мне уже возвращаться надо, а когда ещё такой шанс выпадет, - грустно вздохнула девушка и бросила умоляющий взгляд из-под ресниц.
- Эксплуататорша! - Закатил глаза ящер, но не смог отказать. - Забирайся, посмотрим, как там наши гости Изнанки поживают.
- Отличная идея, а то с таким ценным грузом даже размяться не смогла. А душа требует, как бы кого поближе не нашла, - усмехнулась Кана.
Силивен начал закипать от пренебрежительного отношения, но голос остался ровным:
- Не стоило беспокоиться, я помощи не просил.
Хотя сам архимаг прекрасно осознавал, что не предложи Кана в шутливой манере свою помощь, он сам попросил бы об этом. И то что ему больше восьмисот лет, никак не уменьшает любви к жизни, скорее наоборот.
- Ты ещё здесь? - соизволила обратить на него своё внимание принцесса. - Вилана, твоему сыну нужно в лазарет, он на ногах еле стоит! Не хочу, чтобы столько хлопот пропало впустую.
Вилана же боролась со своими чувствами. Она бы уже давно бросилась к сыну, но он не оценит порыва - уж очень не любит, когда она демонстрирует свои чувства при свидетелях. Поэтому собрав всю силу воли, она молча ждала, когда это неразумное дитя соизволит одуматься и зайти во дворец. Вот тогда можно будет снять маску бесстрастной правительницы и окружить своего мальчика материнской заботой.
Последнюю реплику эрилин Силивен уже не смог стерпеть. Он схватил её и уже потянулся к капюшону, чтобы она смогла воочию разглядеть всю степень его недовольства. Только её предвкушающий взгляд отрезвил ректора, чего-то подобного она и добивалась.
- Кана, мне не нравится, когда со мной так разговаривают, - тихо прошипел маг, не отпуская девушку. - Я благодарен за помощь, но это не значит, что я теперь буду терпеть хамство.
Поняв, что представление отменяется, Кана попыталась вырваться и случайно задела открытую рану. Острая боль в очередной раз пронзила тело и Силивен не смог сдержать стон. Его спасительница мгновенно растеряла всю свою язвительность и подставив плечо, приказала проводить к целителям.
Совесть не вовремя напомнила, что она хоть и спит, но всё еще жива, и Кана неохотно произнесла:
- Силивен, прости меня, адреналин ещё в крови гуляет. Не знаю, что на меня нашло.
- Любопытство, - сквозь стиснутые от боли зубы, процедил Силивен.
- Что? Причём здесь любопытство?
- Ты ведь рассчитывала на то, что я в порыве гнева открою лицо?
- Какой ты проницательный, - усмехнулась девушка и перевела тему: - Горлан переживает за тебя, мне пора возвращаться.
- Кана, останься. Ох! - Силивен уже понял, как можно воздействовать на Демона. Он изобразил острый приступ боли, с удовольствием отмечая беспокойство на милом личике. - Завтра вместе отправимся на остров.
- Хорошо. Думаю, мальчики всё равно не рассчитывают увидеть меня сегодня
"Опять она о своих эльфах печётся, вместо того чтобы переживать за раненого эрила", - недовольно подумал Силивен, но вслух не стал комментировать.
***

Раненого доставили в личные покои кронпринца во дворце, где уже ждал придворный целитель. Вся сопровождавшая процессия осталась за дверьми, кроме матери и Гриса.
Пока Кана выполняла поручения лекаря, Вилана собралась было удостовериться, что сын живой методом тактильного контакта. Однако её остановил предупреждающий взгляд из-под капюшона и мертвая хватка дракона.
- Не сейчас, - одними губами прошептал Грис ей на ухо, глазами показывая на принцессу, и уже громче пожаловался: - Как не справедливо жизнь! Некому за героем поухаживать, в кроватку уложить. Я так устал!
Вилана скрипнула зубами, но подчинилась. Сейчас главное, что её сын жив, а прочитать лекцию о неправильном поведении она ещё успеет. Поэтому она бросила многообещающий взгляд на сына и вышла вслед за драконом.
- Проводите его сразу в ванную, первым делом необходимо промыть все раны, - обратился лекарь к Кане.
- О, это мы мигом - оживилась она и потащила в указанном направлении несопротивляющегося вампира. - Надеюсь, ты хоть водные процедуры без плаща принимаешь?
- Конечно, милая. Если хочешь, можешь лично меня раздеть, я сопротивляться не буду, - покладисто согласился Силивен, чем несколько озадачил Кану. Она задумалась, но любопытство пересилило и, усадив Силивена на деревянную скамью возле горячей ванны, девушка стала бороться с завязками плаща, чем вызвала довольный смешок: - Надеюсь, это нетерпение вызвано страстью, эрилин?
- Конечно! Мне страсть как хочется посмотреть на твою физиономию! - Припечатала девушка и сдернула плащ.
'Успел', - облегчённо выдохнул Силивен.
'Убью!' - мрачно пообещала Кана.
- Теперь понятно, почему ты не смог регенерировать раны. Ты тратил драгоценную энергию на поддержания тумана! Если так не доверяешь мне, мог бы найти другого провожатого.
- Это знание может быть опасно в первую очередь для тебя. Ты ведь ещё не умеешь закрываться от ментального воздействия? А что будет, если кто-нибудь станет контролировать твой разум и прикажет меня убить? Даже если тебе это удастся, ты тоже не выживешь. Ну, и конечно, я не покажу тебе своего лица, пока не выиграю наше пари.
- Тебе действительно нужна помощь?
- А если я скажу правду, ты уйдешь? - Кана фыркнула, но всё же осталась.
Общими усилиями им удалось избавиться от того тряпья, что раньше называлось одеждой и Силивен погрузился в горячую ванну. А ради того чтобы принцесса своими ручками нежно очищали кожу от следов борьбы с зомби, он готов был хоть каждый день воевать с полчищами нечисти.
"Только в следующий раз артефактов побольше набери и дракона прихватить не забудь," - посоветовал инстинкт самосохранения.
Рваная рана на боку выглядела ужасно. Кровь уже остановилась, но края приобрели желто-зелёный оттенок. Кана старалась аккуратно смыть следы борьбы, не задев раны, не забывая отыскивать хоть какой-нибудь отличительный знак. Догадки - догадками, но лучше быть уверенной наверняка, в личности правителя Морграна. 'Неблагодарный! Даже на пороге смерти отказался открыться', - мысленно ворчала Кана, хоть и понимала, что в его словах есть доля истины. Пока не научится ставить щит от ментальных атак, ей не следует знать о том кто он. Она только надеялась, что не проиграет раньше этого времени. Уж очень не понравилась ей брошенная вскользь фраза Горлана, о наличии в этом мире ещё одного полукровки.
Целитель вошёл как раз в тот момент, когда Кана мыла длинные волосы правителя и оба предавались своим мыслям. Оба занятия так увлекли, что они забыли о времени и том, что кого-то надо не только помыть, но и вылечить. Кана виновато посмотрела на лекаря, а Силивен перестал мурлыкать как довольный кот и с тяжким вздохом каторжника вышел из воды. Кана ещё раз внимательно оглядела правителя, но так и не найдя ничего, что могло бы вовремя спасти её от непоправимой ошибки, грустно вздохнула.
- Нравится? - ехидно поинтересовался Силивен.
- Видела и лучше, - в той же манере ответила девушка.
Она собрала в кучу все тряпки и вышла следом. Силивен уже удобно расположился на кровати, не потрудившись одеться. Вокруг него уже крутились молоденькие служанки, стараясь угодить своему кронпринцу. Кана посчитала свой долг выполненным и покинула комнату. Когда она уходила, дверь хлопнула немного громче, чем позволяет этикет и кусок стены осыпался мелкой крошкой, но Кана приписала эту вину строителям, а не своему дурному настроению.
Эльфы не отличаются постоянством, поэтому ревность им не знакома. Но Кана наполовину дракон, и сейчас, игнорируя здравый смысл и вызывая огненные всполохи в глазах девушки, он ревел: 'Моё!'.
Только когда Кана дошла до конца коридора и почти уверилась, что вся немногочисленная прислуга в данный момент прыгает вокруг раненного вампира, она встретила живого обитателя замка.
- Где мне найти Вилану? - спросила девушка, схватив пробегавшую с ворохом чистых тряпок служанку.
- Она в каминном зале, госпожа. Простите, я спешу, - не дожидаясь разрешения, она кинулась к заветной двери.
- Конечно, поспеши, его на всех может не хватить. Вдруг удастся без очереди залезть к нему в постель! - прошипела Кана вслед быстро удаляющейся фигуре.
- Да ты никак ревнуешь? - раздался над ухом насмешливый голос Гриса. За его спиной сияла улыбкой Вилана.
- Вы-то мне и нужны. Я устала и тоже не отказалась бы принять ванну.
- А зачем тогда сбежала из ваших апартаментов? - продолжал ёрничать Грис.
- Хотя бы покажите, в какой стороне выход! А то пока я тащила вашего сыночка, у меня был ограничен обзор, и запоминать дорогу возможности не было, - взорвалась принцесса.
- Кана, не злись, - примирительно улыбнулась Вилана, бросив укоризненный взгляд на дракона. - Я распорядилась, чтобы тебе приготовили комнату рядом с Силивеном. Еду принесут через час. Надеюсь, ты не против нашего местного вина? Оно, конечно, не эльфийское, но тоже имеет довольно приятный вкус. Мы проводим тебя до твоей двери.
- Грис, я начинаю понимать, за что ты влюбился в эту женщину, - благодарно улыбнулась Кана.
- Теперь я окончательно убедился, что ты из нашего племени. Воистину путь к сердцу дракона лежит через его желудок!
- Что уж скрывать, я сейчас готова душу Мхарту продать за кусок жареного мяса и кружку гномьего эля.
- Я не подумала, что ты любишь эль, стушевалась Вилана. - Может, приказать принести его вместо вина?
- Нет! - Кана вспомнила, что предшествовало пробуждению в кровати Силивена, и решительно отказалась от крепких напитков. Если тогда её не остановила высота башни, с которой она имела все шансы свалиться в случае неудачной попытки запрыгнуть в окно, то пройти в соседнюю комнату пьяным ногам ничего не будет стоить. - Лучше немного вина.
Дверь в отведённые ей апартаменты, оказалась следующей за дверью Силивена. Проходя мимо неё, Кана едва не столкнулась с выходящими девицами. По унылым лицам, она поняла, что правитель не оправдал надежд юных дев на этот вечер, и не сдержала злорадной ухмылки.
- Жаль ты не можешь перекидываться в дракона. У тебя был бы впечатляющий оскал, - поддел её Грис.
- Я сочувствую тебе, Вилана, это ж надо было связаться с таким...Ой! - Ощутимый шлепок чуть пониже спины и принцесса уже внутри своей комнаты. - Я тебе это припомню, ящерица шоколадная! По чешуйке разберу и человечкам продам на их глупые зелья, - бушевала она уже перед захлопнувшейся дверью.
***

Тёплая вода помогла расслабиться и немного подняла настроение. И хотя сейчас только настало время ужина, глаза сами закрывались от усталости. Но ожидание обещанной еды заставляло их оставаться открытыми. Завернувшись в мягкое полотенце, Кана вернулась в спальню и, старательно обходя кровать, чтобы не поддаться искушению немедленно упасть на мягкие подушки, села в кресло у окна.
Однако всё благодушие от принятой тёплой ванны испарилось, когда за стенкой послышалось ласковое щебетание и хихиканье. В ней снова начал закипать гнев. Разум напоминал, что её должно быть всё равно. Она не знает правителя и не собирается завязывать с ним никаких отношений. Но дракон упрямо ревёт: 'Моё!', только на этот раз ему вторит и эльфийская сущность: 'А тело у него такое соблазнительное...' Фантазия тоже в стороне не осталась и радостно стала подкидывать всевозможные картинки возможного будущего, стоит только поддаться искушению. Калейдоскоп заманчивых сцен прервал тихий мужской стон.
'Нет, это выше моих сил! Он, можно сказать, лишил меня общения с противоположным полом, а сам развлекается со служанками?'
Не обращая внимания на свой внешний вид, Кана выскочила из комнаты и ворвалась в соседнюю. Силивен спал, причём один. Девушка уже собралась тихо закрыть за собой дверь, когда наткнулась взглядом на расползающееся пятно крови на светлой простыне, которой было прикрыто его обнажённое тело. Она нахмурилась, ведь рана должна была давно затянуться, оставив шрам на пару дней, пока регенерация не закончится. Конечно, для восстановления нужно много энергии, но мага должны были накачать ею до полного восстановления резерва.
- Силивен, - Кана слегка потрясла его за плечо, но он не реагировал, а кожа оказалась слишком горячей. То, что причина повышенной температуры - яд, она поняла сразу, но как он попал в организм правителя, осталось загадкой. Кто мог покушаться на жизнь наследника вампиров в его же дворце? Кана хотела позвать лекаря, но остановила мысль, что его могут элементарно убить и сослаться на запоздалое лечение. Её личные познания в магии Жизни ограничивались вводным теоретическим курсом и личными экспериментами, но первую помощь оказать необходимо немедленно.
- Если ничего не выйдет, сам будешь виноват, как ректор университета, в котором плохо вбивают знания в головы студентов! Что там на лекциях нам говорили? Первым делом найти источник заболевания?
'Для диагностики больного и поиска источника заражения положите ладони лодочкой на область сердца, закройте глаза и выпустите нити Жизни. Почувствуйте организм своего подопечного, просканируйте нитями энергетические потоки. Если очаг заражения один, сплетите нити в кокон вокруг него, если их несколько правильно просчитайте свой резерв. Блокируйте только наиболее опасные и зовите на помощь коллег.'
- Посмотрим что получиться на практике, - пропыхтела Кана старательно создавая нити Жизни.
Она представляла их послушными воле целителя тонкими щупальцами, которые проникнут в тело пациента и быстренько найдут яд, однако на деле эти нити оказались совершенно неконтролируемыми. И чем больше волновалась девушка, тем сильнее и более непредсказуемо они извивались. Кана попыталась сконцентрироваться только на медленно бьющемся сердце ректора. Его грудь часто вздымалась, дыхание было неровным, и ритм сердца всё время сбивался.
- Не получится из меня целителя, - в отчаянии взвыла девушка и, выскочив за дверь, громко крикнула: - Вилана! Грис!
Голос разнесся по пустому коридору, а Кана быстрым шагом вернулась к Силивену и вновь попыталась его просканировать. Злость вытеснила все страхи и во второй раз нити Жизни послушно вплелись в рисунок ауры её первого пациента. С очагом заражения всё было понятно, но яд не остался в ране, он уже распространился по всему организму, а до методов очищения от отравления она ещё не дошла.
"Если вы увидели, что потоки энергии угасают, но не знаете причин или не в состоянии их устранить, первым делом нужно аккуратно влить часть своей энергии в пострадавшего. Только после этого можно продолжить обследование больного и найти источник, вытягивающий жизнь. Вампирам достаточно дать своей крови, остальным энергию нужно передавать насильно. Процесс отдачи энергии довольно болезненный как для пациента, так и для исцеляющего, но является необходимым действием для спасения жизни в подобных условиях."Услужливо подкинула память цитату из "Практического целительства".
- Прекрасно! Вот он вампир, энергию всё равно придется передавать насильно, потому что вампир мне попался очень скрытный. - Кана попыталась прикоснуться к лицу правителя, но как она и ожидала, пальцы прошли сквозь туман. - Ну уж нет, не для того я весь день его спасала. Удовольствием прикончить этого типа ни с кем делиться не стану. Вот вылечу, а потом сама и убью, медленно и мучительно!"
Кана направила нити к сердцу и, стиснув зубы, начала перекачивать по ним энергию. Из-за отсутствия практики, процесс стал пыткой для обоих. Вместо ровного потока и постоянной ноющей, но терпимой боли, Кана передавала её порциями. От этого бессознательный вампир крутился змеёй на кровати, выгибаясь в неестественной позе, а Кана не могла сдержать слёз и рыданий. Однако из сдавленного спазмами горла вырывались только слабые хрипы. Её казалось, будто внутренности тщательно перемешали и содрали кожу, но мучения она прекратила лишь тогда, когда услышала, как сердечный ритм выровнялся.
"Надеюсь, тебе было хуже, чем мне!" - зло подумала девушка, кляня мага за поддержание тумана. Не будь этого морока, она напоила бы кровью и избавила обоих от неприятной процедуры.
- Что случилось? - в комнату влетела растрёпанная Вилана с припухшими от поцелуев губами.
- Кто его лечил? - прошипела Кана. - Пока вы предавались любви, твоего сына в очередной раз попытались отправить к Мхарту. А этот идиот тратит угасающую энергию на поддержание морока! Я ему больше половины своей энергии перекачала и не уверена, что её хватит, пока из него не вытянут яд.
- Его не могли отравить. Целитель работает у меня уже не одну сотню лет, он предан нам, - прошептала побледневшая правительница, проигнорировав нелицеприятные высказывания.
- Хочешь сказать, я вру? Тогда оставим всё как есть и посмотрим, что будет? - съязвила взбешённая девушка.
- Я сама займусь лечением, магия Жизни мне подвластна.
- Так какого гоблина ты сразу его не вылечила? Зачем надо было устраивать этот концерт с паломничеством вертихвосток? - окончательно вскипела Кана. - Вот пусть теперь и расплачивается за удовольствие потискать девок!
Она подтянула сползающее полотенце и, хлопнув за собой дверью, пошла одеваться. Оставаться во дворце у неё не было никакого желания. Она уже не опасалась за жизнь Силивена, если Вилана сказала, что способна его исцелить, значит, так оно и будет.

ГЛАВА 17

Мало найти выход из положения - надо еще суметь к нему протолкаться
Юрий Базылев

Сознание медленно возвращалось, вселяя надежду на светлое будущее. Силивен попытался открыть глаза, но даже это простое действо оказалось ему не по силам. Впрочем, рассудок в отличие от неконтролируемой плоти, остался верен своему хозяину и вернулся к недавним событиям. Вот целитель накладывает заклинание, способное за сутки помочь полностью регенерировать полученное ранение, попутно устраняя более мелкие царапины. Передает два накопителя, которые восстанавливают резерв мага полностью, затем повторно сканирует состояние пациента и, удовлетворённо кивнув увиденному, оставляет своего принца на попечение помощницы. Когда он уходит, жизни пациента ничего не угрожает, однако вставать до полного восстановления нельзя, поэтому в комнате и остается молоденькая практикантка.
Она безумолку болтает и смеётся над своими же шутками. Силивен списал подобное поведение на молодость и волнение от общения с принцем. Поэтому, когда она дрожащими руками стала обрабатывать рану, он не удивился, полагая, что девочка хочет выслужиться. Самоуверенность в очередной раз сыграла с правителем злую шутку. Списав всё на заинтересованность юной вампирессы к его внешним данным, он расслабился и пропустил момент, когда вместо того чтобы аккуратно сменить повязки на ране, помощница целителя с силой, будто хотела проткнуть насквозь, ткнула смоченную ядом тряпку в пострадавший бок. Яд начал действовать едва попал в кровь и не успел он даже подумать о том, чтобы позвать на помощь, сознание покинуло его.
Как долго он пребывал на грани, Силивен определить не мог. Но время проведённое в лихорадке, показалось вечностью. Иногда сознание возвращалось к нему, один раз ему даже послышался недовольный голос эрилин. Но в то, что она в третий раз за этот нескончаемый день спасет его от неминуемой смерти, верилось с трудом. Особенно после такого недостойного поведения. Силивен нарочно провоцировал Кану, желая вызвать в ней ревность. Зачем? Для того чтобы доказать ей и себе, что её безразличие всего лишь маска. 'Доказал? И что будет делать с этой правдой труп?', - усмехнулся внутренний голос, когда сознание вернулось и милостиво решило задержаться именно в момент эмоционального взрыва Каны:
- Вот пусть теперь и расплачивается за удовольствие потискать девок!
Громко хлопнула дверь, а рядом раздался тяжкий вздох.
- Ты слышишь меня? - Спокойный голос матери давал надежду пережить очередное покушение. Во-первых, она довольно сильный целитель, а во-вторых, она мать и без боя не сдастся. - Сейчас я выведу яд из организма, Кана довольно много энергии в тебя влила и оградила сердце от этой напасти, так что всё будет в порядке. И не стыдно тебе заставлять этого милого ребёнка целый день спасать тебя. Даже отдохнуть девочке не дал.
Силивен растерялся от этих слов, он считал, что Кана зашла только позлорадствовать. Хотя он не слышал всего разговора и большую часть времени провалялся без сознания, поэтому предположил, что пропустил самое интересное.
- Я закрыла комнату, можешь снять морок. Кана права, ты тратишь половину влитой в тебя энергии впустую. Не притворяйся, я знаю, что ты меня слышишь. Мне придётся почистить твою кровь, но для этого тебе нужно будет выпить моей, - голос Виланы вернул правителя к печальной реальности.
Силивен привык жить с этой иллюзией и перестал ощущать её как нечто неестественное, поэтому и забыл убрать. Хорошо быть архимагом, для того чтобы активировать или дезактивировать заклинание достаточно мысленно произнести его и даже пасы руками нужны только для самых сложных заклятий, поэтому Силивен без труда избавился от морока.
- Молодец, а теперь пей, - он почувствовал, как в приоткрытые губы потекла струйка теплой густой жидкости. - Мог бы не быть таким неблагодарным и убрать морок раньше. Если думаешь, что передача собственной энергии напрямую очень приятная вещь, сильно ошибаешься. Это ужасная боль для исцеляющего, а Кана вместо того чтобы позвать лекаря и со спокойной совестью уйти, потратила на тебя большую часть собственного резерва, половину из которой забрал твой морок.
- Вилана, прекрати ворчать, сейчас немного приду в себя и обязательно поблагодарю её, - с трудом прохрипел Силивен. Как только организм избавился от яда, Силивен почувствовал прилив сил, а вместе с ним голод. - Только поем сначала.
- Создатель! Я надеюсь, твою спасительницу догадались накормить. Если ты пришёл в себя, я пойду, проверю как там наша гостья и распоряжусь, чтобы тебе принесли еду. - Вилана подошла к двери и потянулась открыть её, но резко одернула руку: - И прежде чем что-то есть проверь на наличие ядов, какой бы хорошенькой тебе не показалась служанка!
- Я не засматривался на прелести служанки, - попытался возразить сын.
- Конечно, ты засмотрелся на прелести целительницы! Туман не забудь вернуть, герой-любовник, - с этими словами мать вышла из комнаты, аккуратно прикрыв за собой дверь.
***

Не дожидаясь обещанного ужина, Кана собралась и попросила вовремя подвернувшегося слугу проводить к чёрному входу. Сейчас ей не хотелось видеть дракона и устраивать очередную словесную перепалку. Провожатый кивнул и повел тайными тропами по извилистым коридорам.
- Доброта до добра не доводит, - печально усмехнулась Кана, вдохнув ночной воздух.
На улице было темно и довольно прохладно. Если днём стояла по-летнему тёплая погода, то ночью осень отвоевывала свои права. Девушка поглубже закуталась в плащ, и натянула капюшон. Настроение испортилось ещё больше, хотя казалось дальше некуда. Мало того что не удалось вернуться и помахать клинками с нечистью, оттачивая своё мастерство на движущихся мишенях, так ещё все труды по спасению правителя Морграна пытаются пустить коту под хвост. Сзади, переминаясь с ноги на ногу, стоял провожатый. Просто захлопнуть дверь за спиной гостьи не позволял этикет и чувство самосохранения, так же, как и спросить какого гоблина она торчит под дверью, не давая ему возможность зайти в тёплое помещение.
- Где мне найти придворного целителя? - Кана решила, не теряя времени, прояснить все вопросы, а заодно дать выход злости.
- У него сегодня выходной, поэтому он оставил вместо себя ученицу. Значит, должен быть в таверне Кортиса. Идите прямо по дороге, мимо такой вывески не пройдёте, - усмехнулся собеседник, и в ответ на заинтересованный взгляд пояснил: - На ней изображены танцующие гоблины, в темноте они светятся ярко зелеными огнями.
- Спасибо. Может, ты ещё скажешь, где можно найти его ученицу?
- Она живет на окраине, поэтому, когда выпадает её дежурство, остается в замке. Но после случившегося, она, скорее всего, сбежала из столицы.
- Какая смышлёная девочка, только её это не спасет, - недобро усмехнулась Кана и, поблагодарив своего помощница, отправилась в указанном направлении.
Через час, уставшая и продрогшая девушка ворвалась в трактир. Она обвела зал сузившимися от злости глазами, в которых танцевало пламя, и остановилась на целителе. Он отдыхал от тяжких трудов в компании вампиров.
- Празднуешь убийство кронпринца? - заговорчески прошептала Кана на ухо лекарю. Он подавился пивом и резко развернулся, к застывшей за его спиной шутнице.
- Что ты несёшь? Какое убийство? Я вылечил его и оставил восстанавливать силы, для надежности ещё и ученицу приставил.
- Которая отравила его и благополучно сбежала? Не ты ли дал ей яд? - Кана бесцеремонно уселась на свободное место за столом и схватила полную кружку.
- Как ты смеешь обвинять меня в измене? Даже если ты спасла кронпринца, ты остаёшься обычной наёмницей, а я барон Трикс фон Ноел Фирш!
"Хочешь помериться титулами, я не возражаю. Должна же я извлекать выгоду из обременительного родства с правящими особами?" - Кана скинула капюшон и смерила презрительным взглядом барона.
- Я Канаэлин ван Торис дерк Салиус, в прошлом графиня Канара Элиос, но вам наверно больше известен мой рабочий псевдоним - Демон. К тому же нахожусь в статусе эрилин вашего принца, - 'временно' уже мысленно добавила Кана, с удовольствием отмечая изменения на лицах вампиров.
Собутыльники лекаря правильно истолковали слегка вздёрнутую бровь принцессы и вскочили с мест, чтобы тут же упасть на одно колено в знак глубочайшего уважения. Барон ошеломлённо смотрел на неё, просчитывая в уме степень своей вины и соразмерное ему наказание. Переведя взгляд на спутников, он последовал их примеру. Странное поведение за столом привлекло внимание многочисленных посетителей и к большой радости Каны хозяина трактира.
- Что угодно госпоже? - на всякий случай он низко поклонился.
- Встаньте! - рявкнула Кана на коленопреклоненных вампиров. - Мне нужна та девка, которая пыталась убить Силивена. Если я не увижу её здесь к концу своей трапезы, отвечать за неё будешь ты, барон. Время пошло! - Кана обернулась к ожидающему заказа трактирщику и дружелюбно ответила: - Всё самое вкусное, что у вас есть. И эля!
***

- Госпожа ван Торис дерк Салиус, всё самое лучшее и, конечно, за счет заведения, - заулыбался Кортис, расставляя через небольшой промежуток времени яства на столе. И неожиданно выпалил: - А Вы заказы принимаете? Я очень хорошо заплачу.
- Во-первых, каждая работа должна быть оплачена, поэтому за свой заказ я заплачу его цену. А во-вторых, сегодня я убиваю бесплатно... обманщиков! - припечатала наёмница, и трактирщик счёл поспешное отступление лучшим выходом. Кана не возражала.
Она не знала, кого он собирался устранить, это мог быть один из конкурентов, потому что никакой душевной боли эмпатия не передала, только холодный расчёт. Резкий отказ трактирщику отбил всяческое желание у присутствующих повторять его подвиг, и у девушки появилась возможность, наконец, нормально поесть. Также она попросила подготовить комнату. Вернуться сегодня на остров не удастся, а спать в соседней комнате с Силивеном, у неё не было никакого желания. Если Вилана смогла вытянуть яд из его крови, в чём Кана не сомневалась, то часа через четыре у неё есть все шансы снова услышать глупое хихиканье и нежное лепетание за стеной.
Не собираясь становиться невольной свидетельницей любовных утех вампира, Кана решила остаться в трактире, в душе надеясь на хорошую драку, которая позволит выпустить пар. Претендента на получение заслуженных синяков у неё было два: барон и его ученица. Посетители даже дышать в её сторону боялись, к ним не придерёшься.
К концу трапезы наёмница растеряла половину злости, на полный желудок намного сложнее строить кровожадные планы. Поэтому, когда в дверях появился барон, держа за шкирку свою ученицу, Кана даже улыбнулась им и приветливо помахала рукой. Но её улыбка не показалась целителям такой доброжелательной, какой представляла её себе девушка. Барон побелел и с силой толкнул свою ученицу к палачу.
- Вот она, я ничего не знал о её планах, - лекаря ощутимо трясло.
- Зачем ты это сделала? - холодно поинтересовалась Кана.
- Мне приказали, - едва дыша, прошептала девочка.
- Кто? Как?
- Я не знаю! Не помню! Он отдавал приказы на расстоянии. Его приказы подавляли мою волю, я ничего не могла с собой сделать, даже на помощь позвать, - помощница лекаря.
- Ну что за жизнь, даже повода для драки и убийства никто не даёт, - закатила глаза Кана.
Целительница не врала. Она сама пребывала в отчаянии от осознания своего поступка.
- Завтра пойдешь к Вилане и всё расскажешь. Барон, с Вами приятно иметь дело, - на этот раз Кана искренне улыбнулась вампиру. Он кивнул и, поклонившись, ушёл. За ним выбежала ученица.
***

Благодаря Вилане и хорошему ужину, Силивен почувствовал себя значительно лучше. Время было позднее, но он надеялся поговорить со своей трижды спасительницей, и объясниться с ней. Когда Вилана заходила к нему, он не поинтересовался, где разместили Кану. На самостоятельные поиски может уйти вся ночь, поэтому он спустился вниз, откуда доносился голос матери.
- Вилана, где я могу найти свою спасительницу? - поинтересовался Силивен.
- Сама бы хотела знать, но ты даже в бессознательном состоянии умудрился так достать девочку, что она сбежала ещё до ужина. - Ответ совершенно не понравился правителю.
- Никаких вещей не оставила?
- Нет, комната абсолютно пуста.
- Телепортистов спрашивали? Она покидала город?
- Спрашивали, но, в отличие от Морграна, у нас не закрытая территория и телепорты работают круглосуточно. Никто не смог опознать её, но сейчас прохладно и если она накинула капюшон, то это не вызвало никаких подозрений и она могла остаться незамеченной. Я не могу с уверенностью сказать, покинула она город или нет, - грустно ответила Вилана.
- Пойду, поищу в городе. Мы договаривались отправиться на остров завтра. И я распоряжусь, чтобы закрыли телепорт. После того, что произошло лучше изолировать город.
- Я бы не советовал покидать дворец, - ехидно произнес дракон, и в ответ на недоуменный взгляд Силивена пояснил: - Не думаю, что Кане нравится целыми днями заниматься твоим спасением. Ещё раз так глупо попадешься, она тебя сама убьёт, чтоб не мучился. А если не справится, я помогу.
- Тебя спросить забыл, ящерица-переросток. Лучше скажи, где твоя родственница шляется по ночам? - Силивен справедливо считал, что отношения вредного дракона с его матерью, ещё не повод для нравоучений почти тысячелетнего вампира.
- Странно, что об этом спрашиваешь ты у меня, ведь это твоя эрилин. Моя-то женщина рядом, - усмехнулся Грис.
- Хватит! - прикрикнула Вилана - Сын, отправляйся к себе и отдыхай, тебе нужно восстанавливать силы. Я уверена, что с Каной всё в порядке.
- Вилана, я уже не в том возрасте, чтобы отправлять меня в постельку. Я сам способен решить, что мне делать, - прорычал Силивен, но видя в глазах матери слезы, смягчился: - Хорошо. Я займусь её поисками завтра. Спокойной ночи.

ГЛАВА 18

Единственный способ избавиться от соблазна - это поддаться ему. (О. Уайльд)

После ухода барона Кана поднялась в арендованную в таверне комнату. Сон, который норовил утащить её в свои объятия после плотного ужина, ушёл. Однако она ещё надеялась отдохнуть, поэтому сняла с пояса мечи и положила под кровать. Раздеваться и устраиваться с комфортом на ночлег в таверне наёмнице не позволяло бурное прошлое. С такой профессией никогда не знаешь, при каких обстоятельствах придётся покидать убежище. Поворочавшись полчаса, она поняла, что уснуть не удастся и подошла к открытому окну подышать прохладным воздухом.
Под окнами, облокотившись на дерево, стоял знакомый вампир, но как только Эгиль увидел её, растворился в темноте. Кана фыркнула, ещё больше убеждаясь в том, что Силивен оказался на удивление плохим актёром. Прекратив безуспешные попытки вернуть сон, Кане спустилась вниз, чтобы ещё немного выпить. Алкоголь у неё вызывает, как правило, два состояния: здоровый сон, крепкий на столько, на сколько позволяют обстоятельства. Либо просыпается авантюризм, который толкает на безумные и отчаянные поступки. И то, и другое её сейчас устраивало. С одной стороны она хотела отдохнуть после тяжёлого дня, а с другой выработанный адреналин, так и не нашёл выхода и именно он мешает уснуть.
Надежда на то, что удастся выместить гнев на ученице барона, не оправдалась. Она действовала не по собственному желанию, и тоже стала жертвой.
Как только Кана расположилась за единственным свободным столом, к ней подбежал трактирщик и нервно поинтересовался, понравилась ли комната и чего изволит принцесса.
- Принеси мне ещё выпить и проследи, чтобы никто не подсаживался за мой столик. У меня очень скверное настроение и за последствия я не ручаюсь.
- Конечно, принцесса, - он с поклоном удалился.
Она сидела напротив входа в трактир, пила пиво и наблюдала за сменой посетителей. В Деррэне это было самое популярное место, вблизи центральной площади, качественное обслуживание и приемлемые цены - что ещё может понадобиться путнику?
Кана уже собиралась вернуться в комнату, когда в таверне появился новый посетитель. Он кутался в тёплый чёрный плащ с глубоким капюшоном, полностью скрывая себя. 'Неужели Силивен вернулся, чтобы покаяться в грехах?' - удивилась Кана, но когда посетитель скинул накидку, она поражённо замерла. - 'Что же делает в Деррэне моя эротическая мечта?'
Он обвел переполненный зал скучающим взглядом и изобразил на лице легкое удивление, увидев Кану.
- Добрый вечер, господин. Вы не могли бы подыскать себе другое место? - Кана чуть не застонала, когда трактирщик остановил некроманта в шаге от её стола. Конечно, она сама просила избавить от внимания посетителей, но ведь в жизни всегда бывают исключения.
Магистр посмотрел на Кортиса как на таракана, посмевшего перебежать ему дорогу, а Кане стало жаль трактирщика, ведь он всего лишь исполнил её просьбу.
- Спасибо, Кортис, я не против его общества, - улыбнулась девушка.
- Здравствуй, Канаэлин. Что ты здесь делаешь? - поинтересовался Риззэл, присаживаясь напротив.
- Да вот, ревность покоя не давала и решила за эрилом проследить, интуиция меня не подвела - развела руками Кана. - А ты как оказался в Деррэне?
- Решил узнать, куда пропал наш правитель. Обычно он предупреждает, когда собирается надолго исчезнуть.
- Можешь считать, нашёл. Он жив и здоров на столько, что в его комнате не протолкнуться от девиц, - принцесса жестом подозвала трактирщика.
- Что желаете? - поинтересовался Кортис. После его вопроса посетители вместо того чтобы сделать заказ, оценивающе посмотрели друг на друга.
- Принесите ещё эль, - Кана отозвалась первой.
- Мне тоже. И ещё мне нужна комната.
- Простите, но все комнаты заняты, - виновато развел руками Кортис
- Жаль, - пожал плечами некромант.
Кана подождала пока трактирщик уйдёт за заказом и, состроив самую невинную рожицу, предложила:
- Я заняла последнюю комнату и чувствую себя виноватой перед тобой, поэтому предлагаю разделить её. Кровать довольно просторная.
- Решила отомстить Силивену? - усмехнулся Риззэл.
- Я предлагаю тебе комнату, а не себя.
- Я, пожалуй, всё-таки подыщу другое жильё, - Риззэл отвернулся, чтобы Кана не догадалась, как его забавляет эта игра.
- Трус!
- Я реалист. И сомневаюсь, что одна ночь с женщиной, пусть и такой очаровательной, стоит моей жизни.
- Чем тебя так запугал Силивен? - Кана разочаровано скривилась.
- Я не боюсь правителя, но если я стану причиной его бесследного исчезновения, меня покарают островитяне.
- Послушай, если предпочитаешь истеричных вампиресс в лимонного цвета белье, так и скажи, я всё пойму. Не надо щадить мои чувства, - Кана картинно приложила ладошки к груди и часто-часто захлопала длинными ресницами.
- Ты не справедлива к Раэлин, - улыбнулся некромант.
- Моя комната на втором этаже, третья справа. - Кана поднялась наверх и упала на кровать.
Заложив руки под голову, она уставилась в тёмный потолок. С улицы на него падали лучи от магических фонарей и создавали причудливые узоры. Через какое-то время раздался долгожданный стук в дверь.
- Входи! - Пытаясь подавить радость, она перестаралась, и голос прозвучал злым, однако некроманта это не испугало.
- Решил воспользоваться твоим приглашением, если ты ещё не передумала, - произнес он, с удивлением оглядывая полностью одетую девушку.
- А ты думал, я буду ждать тебя в неглиже? - ответила Кана на его немой вопрос. - Не передумала, располагайся.
В отличие от неё, Риззэл предпочитал спать обнаженным, скинув с себя одежду, он устроился под одеялом.
- Ты собираешься спать так? В одежде и с оружием?
- Тебя это смущает?
- Больше, чем вид обнажённой девушки. Сегодня можешь расположиться с комфортом. В благодарность за предоставленный кров, до утра я обеспечу тебя защитой.
Кана пожала плечами и последовала совету некроманта. Снимая рубашку, она будто случайно задела подушку рукавом, ловко пряча под ней кинжал. Риззэл хоть и является её учителем, но полного доверия еще не заслужил. Однако в том, что на них никто не нападёт этой ночью, можно было не сомневаться, уж себя магистр сможет уберечь. Сама девушка ещё не запомнила заклинания, способные дать чувство защищённости. Выделенную университетом комнату она обезопасила, но на это ушло много времени, сил и нужный текст был под рукой.
Прохладный воздух холодил обнажённое тело, и Кана с многообещающей улыбкой нырнула под одеяло к некроманту. Она заметила не только защитные чары, но и полог тишины, которым Риззэл окружил комнату, и девушка сильно сомневалась, что он собирается вести с ней тайную беседу.
'Это лучшая награда за мои сегодняшние подвиги', - удовлетворённо подумала Кана, проваливаясь в сон с первыми лучами солнца.
'И всё-таки я оказался прав', - усмехнулся Риззэл, играя с красными локонами спящей девушки. У него на сон уже не оставалось времени, хотя организм настойчиво требовал нормального отдыха .
***

Утром Силивен постучал в дверь комнаты, которую сняла Кана в таверне Кортиса. С той стороны не доносилось ни звука, и он забеспокоился, как бы она опять не сбежала. Городской телепорт был закрыт ночью, уйти через него она точно не могла. Он постучал ещё раз и, не дождавшись ответа, толкнул дверь.
Кана лежала на кровати с раскинутыми руками и немигающим взором смотрела куда-то в потолок. Она была одета в свой любимый костюм из чёрной рубашки со шнуровкой и обтягивающих брюк из тонкой кожи. Поверх одежды была затянута перевязь с мечами, из высоких сапожек виднелись рукояти кинжалов, даже волосы она успела собрать в высокий аккуратный хвост.
- Кана, с тобой всё в порядке?
- Да, - отстранённо отозвалась девушка.
- Нам пора возвращаться на остров. Телепортироваться будем через дворцовый переход, городской закрыт.
- Как закрыт? Давно? - тут же подскочила Кана.
- Нет, его закрыли этой ночью.
- Ааа... Силивен, тот маг, который натравил на тебя столько нежити очень сильный некромант?
- Не обязательно, достаточно быть немного выше среднего, чтобы заключить договор с Мхартом. Тогда собственная сила мага уже не будет иметь никакого значения, Мхарт делится с ним своей и даёт нужное количество слуг.
- Но некромант такой силы, скорее всего дроу, верно?
- Скорее всего, но и не обязательно.
- И много у тебя врагов некромантов, обладающих такой силой?
- Врагов не знаю, но знакомых магов имеющих достаточную силу для связи с Мхартом полно. К чему этот разговор? Ты кого-то подозреваешь?
- Есть подозрения, но я их оставлю при себе. И всё же, может это кто-то из твоего окружения?
- Исключено. Я уверен в своих советниках и магистрах, - отрезал Силивен.
- Во всех? - не унималась Кана.
- Абсолютно, что за вопросы?
- Да так, пытаюсь понять с какой стороны тебя прикрывать в следующий раз.
- Я попрошу Горлана освободить тебя от данной клятвы, чтобы тебе не пришлось больше тратить на меня своё время и силы.
- Тогда моё время и силы будут уходить на убеждение Горлана в том, что я не замышляю заговора против тебя. И я даже не знаю, что хуже: доказывать этому упрямцу свои благие намерения, или ежедневно спасать тебя.
- Вчера я дважды допустил ошибку, которая могла стоить мне жизни, если бы не твоё вмешательство. Но это не значит, что тебе придётся ежедневно выручать меня из неприятных ситуаций. Если ты не забыла я довольно сильный маг.
- Только как ты уже мог убедиться, магия не панацея от всех проблем. Каким бы большим энергетическим резервом ты не обладал, он имеет неприятное свойство заканчиваться в самый неподходящий момент, а мечами ты не владеешь.
Разговор Силивену не нравился, не хватало ещё, чтобы студентка-первокурсница учила его жизни.
- Ещё раз спасибо за помощь, а теперь пора возвращаться, - ректор представлял, в каком свете Кана выставит его перед советниками и студентами и уже задумался о том, сколько потребуется времени, чтобы восстановить репутацию. Он потратил много сил и времени, чтобы его боялись и уважали, а если правда о том, что первокурсница весь день спасала сильнейшего мага от нелепой смерти... От этой мысли ему стало совсем грустно.
Прощание во дворце затянулась. Сначала прибежал придворный целитель и, заикаясь, поведал о страшной участи, постигшей его ученицу. Она, как и предыдущие жертвы неизвестного некроманта, стала неживой. При этом он смотрел не на свою правительницу или кронпринца, а на Кану и с ужасом ждал её приговора.
- Он не врёт, но советую просмотреть его память. Он может знать что-то важное, но от волнения забыть.
- Это довольно неприятная и болезненная процедура, - начал было барон, но Кана практически незаметным движением скользнула к нему и хорошенько встряхнула.
- Больно, - это когда ты насильно изгоняешь из себя родную энергию, когда кажется, что все внутренности перемалывают, а затем поджигают. Но тебе этого не понять, ведь ты спокойно гуляешь в трактире, когда твоего пациента убивает приставленная тобой же практикантка! Так что заткнись, и делай, что я сказала.
Сначала представление выглядело довольно забавно. Барон на голову выше Каны, поэтому трясущая эту тушу за грудки девочка не вызывала никакого страха. Однако что-то в глазах девушки настолько напугало Трикса, что под конец её гневной речи он обессилено рухнул перед ней на колени. Только Силивен задумчиво смотрел на Кану, и просчитывал количество дополнительных уроков в чёрной башне.
Когда с этим инцидентом было покончено, Вилана ещё раз поблагодарила Кану, а Грис напомнил о том, что скоро ей предстоит знакомство со старейшиной клана. Распрощавшись со всеми, Кана уже собиралась шагнуть в открытый портал, но вдруг резко остановилась и обернувшись к провожающим тихо спросила:
- Кто-нибудь сегодня утром уходил через этот портал?
- Да, Риззэл проведал нас и ушёл около трёх часов назад - с хитрой улыбкой ответил дракон, а Вилана только пожала плечами и отвела взгляд.
Кана кивнула своим мыслям и шагнула в телепорт, который закроют за ними, и не будут использовать до тех пор, пока не разрешится ситуация. То же ректор планировал сделать и с персональным порталом на острове, после того как вернётся. До тех пор пока некроманта не найдут, можно было забыть о столь полезном изобретении как портал. Слишком неустойчивы эти заклинания, и действующий портал всегда можно использовать как точку выхода из пространственного туннеля, которым может пользоваться помощник Мхарта.

ГЛАВА 19

Официальные праздники принуждают к веселью
Валерий Афонченко

Возле городского телепорта Морграна взволнованно переминались Рони, Горлан и Аэрон. С самого рассвета эльфы утрамбовывали площадку перед порталом, но первым из него вышел Аэрон. Он, конечно, не ожидал радостных возгласов и дружеских объятий, но одинаковое выражение досады и раздражения вызвало некоторое удивление. Горлан виновато молчал, в то время как Рони эмоционально рассказывал о том, куда и чьей подачи отправила принцесса. Только когда все слава друг другу были высказаны, телепорт вновь замерцал и являя взору собравшихся предмет их спора. Кана первой вышла из портала с задумчивым выражением на лице, следом появился пропавший правитель.
Девушка улыбнулась встречающим, собираясь сказать что-нибудь язвительно-приветственное, но краем глаза заметила солнечный блик, и прежде чем пытаться выяснить что это, она прижалась спиной к Силивену, закрываясь круговым щитом. Остальных она откинула назад слабой воздушной волной.
- Надо было телепортироваться сразу ко мне в кабинет, - задумчиво произнес ректор, прижимая к себе Кану. На мгновение прикрыв глаза она резко приказал: - Быстро убирай щит!
- Если тебе так не терпится увидеться с Творцом дело твоё, - она пожала плечами и отменила заклинание, чувствуя себя под надежной защитой брони.
Тем временем Горлан отряхнулся от дорожной пыли и поднял стрелу. Внимательно осмотрев её, он выдал неутешительную новость:
- Кана, можешь смело убирать броню. Эта стрела предназначалась тебе, и твой щит вряд ли бы выдержал. - В ответ на ошарашенный взгляд он пояснил: - Наконечник сделан из когтя дракона, а основание из сатерлита.11 Твоя броня не что иное, как чешуя дракона, а кто может пробить её? Правильно, другой дракон или умело выполненное оружие из его частей. Энергетический щит не преграда для этой стрелы и она привязана к хозяину. Пока выпустивший стрелу жив, она будет преследовать свою цель.
- И почему она остановилась? - задал мучавший Кану вопрос император.
- Потому что Силивен сильнее и смог перехватить управляющие заклинания, - довольно ответил Горлан, с гордостью посмотрев на своего наставника.
- Спасибо за лестные рекомендации, но всё же предлагаю больше не искушать наших врагов и найти более безопасное место. К тому же мы так спешили, что не успели позавтракать. - Силивен на мгновение задумался, прикидывая расстояние до таверны Лосы и обеденным залом университета. Первое оказалось ближе, поэтому он решительным шагом направился именно туда, подавая пример спутникам.
В столь ранний час трактир в трактире не было посетителей, и вся компания расположилась за большим столом в ожидании заказа. В полной тишине, каждый предавался своим грустным мыслям. Кана выглядела самой печальной, враг нашёл брешь в её защите и нанёс сокрушительный удар по репутации неуязвимого Демона.
Она вспомнила события этой ночи и грустно усмехнулась. Девушка не хотела верить в то, что неуловимым некромантом, окажется Риззэл. Но очень уж странным выглядело его внезапное появление в Деррэне и таинственное исчезновение. Однако сердце не соглашалось с доводами рассудка и заверяло в его невиновности. 'Что ж, пойдём на компромисс. И враг, если он враг, будет под наблюдением, и гормоны успокою', - рассудила Кана и подняла взгляд на задумчивых друзей. Только Силивен странно поглядывал на неё, но за туманом невозможно было увидеть выражения его лица.
Когда принесли еду, Аэрон первым нарушил молчание:
- Кана, я виноват перед тобой. Не могу простить себе, что втянул тебя в это, - виновато произнес он и, не дав девушке возможность опровергнуть свои слова, быстро добавил: - Я пришёл, чтобы попросить у тебя прощения и поздравить.
- С чем поздравить? - обомлела Кана. В последнее время с ней происходили только неприятные вещи, и она не смогла отыскать в памяти никаких поводов для поздравлений. 'Может император вспомнил про День Рождения?' - Ах, ты об этом! Так ещё целых три дня, заранее поздравлять дурная примета. Видишь, что из-за этого случается? - она кивнула на стрелу, которую продолжал крутить в руках Горлан.
- Так скоро? Я думал, вы проведёте церемонию только через четыре года, - совсем скис Аэрон.
Силивен в отличие от Каны сразу догадался, о чём говорит император. Он усмехнулся и притянул девушку поближе.
- Отпусти меня! - взвилась Кана.
- И это твоя благодарность за спасенную жизнь? - хмыкнул Силивен.
- А ты хочешь, чтобы я отблагодарила тебя так, как это сделал ты? Только я более разборчива в связях!
- А что будет через три дня? - предотвращая назревающий скандал, спросил Горлан.
- Принцессе исполнится триста лет, - грустно улыбнулся Рони.
- Стыдно признаться, но я только сейчас узнал день рождения моей эрилин.
- Не переживай, я о твоём до сих пор не знаю, - не осталась в долгу Кана.
- Что же желает моя эрилин в качестве подарка? - томно прошептал Силивен ей на ушко.
- Как на счет свободы от глупого уговора?
- Об этом не может идти речи, - отрезал правитель. 'И чем я её не угодил? Правитель острова, где живут самые сильные маги этого мира и не только. Власти столько, что приходится от неё прятаться. На бедность не жалуюсь, внешностью Создатель тоже не обидел, чего ещё нужно этой бестии?'
- Ммм... тогда покажи мне своё лицо.
- Хорошо. - Недоверие, отразившееся на лице девушки, позабавило Силивена. - Я выполню твою просьбу через три дня, но только в том случае, если ты научишься к этому времени ставить и постоянно поддерживать ментальный щит. Такой, который не смогу пробить даже я.
Пока он говорил, калейдоскоп эмоций с огромной скоростью проносился на лице Каны. От удивления, до разочарования и под конец решимости.
- Что ж хороший стимул пройти ускоренный курс обучения, - усмехнулась Кана. - Кто меня будет учить?
- Магия стихий тебе тут не помощник, здесь важно направление. Ментальную защиту лучше всего используют вампиры, маги разума. На втором месте магия Жизни, Сиринэль может научить этому. Магия Смерти способна поглощать энергию направленного на тебя заклинания, тем самым снижая возможность ментальной атаки. Это крайне сложно, в чёрной башне подобное заклинание изучаю на последнем курсе. Однако мы уже знаем, как хорошо ты впитываешь тёмную энергии. Если сумеешь убедить магистра Риззэла тебе помочь, думаю, быстрее всего тебе удастся научиться именно последней технике.
- За три дня?
- Это зависит от твоих способностей.
- Уж я постараюсь! - уверенно отозвалась Кана, хотя в душе жила только маленькая надежда на большое чудо. Она резко повернулась к императору и ласково произнесла: - Аэрон, за мной должок.
Аэрон перевел изумленный взгляд с подруги на Силивена, догадываясь, о каком долге она вспомнила. По недовольному взгляду, которым правитель одарил свою эрилин, император понял - не он один, однако Кана была настроена решительно. Она небрежно сбросила руку Силивена, когда он попытался удержать её на месте, и подскочив к опешившему императору обхватила его лицо ладошками, лишая возможности избежать страстного поцелуя.
Силивен с раздражением следил за представлением, прекрасно понимая, для кого разыгрывалась эта сцена. Однако желание свернуть шею одной маленькой принцессе от этого меньше не стало.
- Кана, ты не находишь своё поведение несколько странным? - хмуро поинтересовался светлый эльф.
- Нет, - усмехнулась Канна, возвращаясь на своё место, и невинно поинтересовалась: - Что-то не так?
- Да, но я хотел бы обсудить это с только тобой.
- Хорошо, но только не сегодня.
- Роннилиэль, я советую тебе не откладывать разговор, иначе не успеешь оглянуться, как она из эрилин превратиться в дайну, - грустно усмехнулся император Гардэна.
- Аэрон, не сгущай краски. Это не более чем глупая шутка, - холодно бросила Кана.
- Может, принцесса всё-таки найдёт время для старого друга? - улыбнулся Рони.
- Хорошо, заходи сегодня вечером, - немного подумав, девушка согласилась.
- Забудьте об этом. Моя эрилин не будет никого приводить в свою комнату, - холодно прервал диалог Силивен. После памятного разговора с Лиамаром, правитель не мог позволить тесного общения между ними.
- Не смей ограничивать меня! Если не нравится моё поведение, я с радостью расторгну соглашение! - прошипела Кана, а в глазах вновь вспыхнуло пламя.
- Как за вами интересно наблюдать, - засмеялся, молчавший всё это время, Горлан.
- А знаете что, мальчики, - Кана поднялась из-за стола: - вы не задумывались над тем, что девушку нужно завоёвывать? Где цветы и подарки, принцесса я или где? Кстати, Горлан, можешь тоже поучаствовать, я помню о твоём пожелании.
- Кана быстрым шагом пересекла помещение и, обернувшись у двери, послала компании воздушный поцелуй, после чего со смехом выскочила за дверь.
- Надеюсь, жизнь еще никому не надоела? - усмехнулся Силивен, одарив присутствующих предупреждающим взглядом.
***

Кана помчалась в университет на поиски Риззэла. У неё появился отличный повод, чтобы приглядывать за ним, уж очень странным было поведение некроманта. 'И продолжить наше знакомство я бы не отказалась', - мечтатель подумала девушка. Однако она понимала, что та ночь может оказаться единственной, ведь дроу не отличаются постоянством и не терпят посягательств на свою свободу.
Кабинет декана факультета магии Смерти находился на верхнем этаже. Лекции он не читает и радует рядовых студентов своим присутствием только во время сессии, в предпочитая остальное время находится подальше от студентов с чёрным чувством юмора. Кане повезло и тут, её он лично обучал практической магии.
Поднявшись на нужный этаж по "воздушному пути", она нетерпеливо постучала в дверь. Тишина. Девушка постучала громче, но с тем же результатом.
"Ну и где его гоблин носит, когда он так нужен?"
Учебный день был в самом разгаре, но девушка и не подумала идти на лекции. Во-первых, ей не терпелось договориться о дополнительных занятиях, а во-вторых, врываться среди учебного процесса, и вызывать раздражение преподавателя было не желательно. Месть блюдо холодное, оскорбленный учитель может припомнить ей такую вольность на зачёте.
Она привалилась спиной к двери и от скуки стала повторять про себя слова заклинаний из раздела магии Жизни. Произносить заклинания из области стихий или тёмной магии в незащищенном замкнутом пространстве она опасалась. Конечно, без пасов и голосового сопровождения творить заклинания могли только архимаги, но Кана не знала предела обретённых сил и не стала рисковать. А вот от заклинания ускоренного озеленения никому плохо не будет. Она так увлеклась, что не заметила, как погрузилась в транс.
- Мило, но ты не считаешь, что некроманту белый цвет не очень подходит? - Кана открыла глаза и с недоумением посмотрела на Риззэла. Потом медленно опустила взгляд к его ногам, по щиколотку утонувшим в растительном ковре.
"Трава вроде зелёная, где он белый цвет нашёл?" - отстранённо подумала Кана.
Проследив за направлением его взгляда, она подскочила и тоже уставилась на дверь, по всему периметру оплетённую белоснежными лилиями.
- Извини, я не нарочно, - сглотнула Кана, пытаясь сообразить, как убрать всю эту оранжерею.
- Обычно мужчины дарят цветы после проведённой совместно ночи, а не наоборот, - усмехнулся Риззэл. - Мне нравится, пока можешь оставить. Уж лучше цветы, чем трупы под дверью, которые мои студентки мне преподносят.
Кана подозревала, что он позволил оставить этот гербарий, только от того, что её смятение не ускользнуло от некроманта. Он догадался, что избавиться от этого творчества первокурснице не по силам.
- Риззэл, у меня просьба, - неуверенно начала Кана.
- Я догадался, что ты пришла сюда не только для того чтобы украсить мой кабинет. Кстати, надеюсь, это буйство растительности только с этой стороны. Не хотелось бы в своем кабинете чувствовать себя, как в диком лесу.
- Честно говоря, не знаю. Я ведь просто повторяла про себя пройденный конспект со словами заклинания, без пасов.
- Надо же, юный архимаг! - усмехнулся некромант, открывая дверь. Но в кабинет так и не вошёл, застыв на пороге. - Мхарт!
Студентка осторожно выглянула из-за плеча Риззэла, чтобы посмотреть, что так его удивило.
'Интересно он убивать меня будет медленно и мучительно, чтобы я успела осознать степень своей промашки? Или всё-таки сжалится и убьёт быстро?'
Жутковатый, тёмный кабинет декана факультета магии Смерти, выдержанный в чёрно-коричневых тонах превратился в цветущий сад. Чёрный пол, покрытый досками эбенового дерева, зарос мягким пушистым мхом. Стелажи оплела ипомея с распустившимися цветками всевозможных оттенков, а высокое кресло некроманта превратилось в нечто зелёное и пушистое, не поддающееся классификации. По контурам окна расположились гирлянды из ампельных растений с очень яркими соцветиями. Живописную картину довершал плющ, покрывший все стены.
"Надеюсь, не ядовитый." - в отчаянии подумала принцесса. В этом зелёном буйстве, только терракотовый стол остался нетронутым, но отлично выписывался в композицию.
- Будет больно, да? - Кана глазами преданной собаки посмотрела на некроманта, ожидая заслуженного наказания.
Риззэл молчал долго, нарочно нагнетая обстановку. Он ещё раз обвел мрачным взглядом обновлённое помещение и задумчиво посмотрел на нерадивую студентку.
- Сейчас ничего менять не будем, но когда всё отцветёт, ты займёшься здесь уборкой, и чтобы ни одной веточки не осталось, - заметив, с каким облегчением выдохнула девушка, некромант пакостливо улыбнулся и уточнил: - Без применения магии!
Кана с ужасом осмотрела кабинета, прикидывая масштабы бедствия. Вывод был не утешительным - это самое жестокое наказание, которое мог придумать Риззэл.
- Тогда я пойду? - неуверенно бросила девушка, отступая к двери.
Она решила воспользоваться его благодушием и сбежать, пока он не придумал ещё какого-нибудь наказания. Просить немедленно научить закрываться от ментального воздействия Кана не рискнула, ожидая услышать категоричный отказ в свете последних событий.
- Ты о чем-то хотела попросить, - напомнил некромант.
Немного поколебавшись, Кана поделилась с ним своей проблемой. Не вдаваясь в подробности, она рассказала о случае с поглощением энергии неизвестного заклинания тёмной магии. С одной стороны, она не собиралась хвастаться героическими подвигами в Деррэне, а с другой было интересно эмпатически почувствовать, как отреагирует Риззэл. Если это его проделки, он наверняка узнает своё заклятье и должен хотя бы удивиться его воздействием на полудракона. Но эмоциональный фон остался абсолютно спокойным.
- Я помогу тебе, но не за тот ограниченный срок, о котором ты говоришь. Хорошо, если за три-четыре месяца тебе удастся освоить этот навык. Для верности тебе бы ещё научиться ставить защиту, основанную на магии Жизни. А если сможешь объединить оба способа, даже ректор не сможет пробиться в твои мысли.
- И сколько это займет времени? - Кана уже загорелась желанием утереть нос зарвавшемуся ректору.
- При ежедневных дополнительных занятиях, думаю, за год научишься. Сначала буду обучать я, потом Сиринэль, а треть занятий будет совместная.
- В чем подвох? - недоверчиво прищурилась Кана. Не верила она в бескорыстность, тем более, когда дело касается дроу.
- Мне просто интересно. Ты первая, в ком открылись сразу два противоположных направления. Магистр магии Жизни тоже любопытна, думаю, я смогу убедить её помочь тебе.
- Я даже не сомневаюсь, - проворчала девушка, ясно представив его методы убеждения.
***

Кана смирилась с тем, что за оставшиеся несколько дней ей не освоить ментальной защиты и отложила обучение до окончания праздников в честь её юбилея. Объявившиеся родственники изъявили желание разделить с ней это радостное событие, но непременно на своей территории. Жители острова тоже не хотели оставаться в стороне, в особенности студенты. Им повод не столь важен, а праздник предполагает бесплатный жидкий хлеб и внеочередные каникулы.
Кана пыталась отговориться от шумных мероприятий, однако и эльфы, и драконы и тем более студенты остались непреклонны. Единственное на что с недовольством согласились все зачинщики, не беспокоить её в сам день рождения, который она с радостью провела со своими друзьями в родном замке.
После возвращения из Деррэна, Силивен приказал закрыть городской портал, но оставался ещё его личный, которым компания и воспользовалась в отсутствие хозяина кабинета.
- Кана, ты представляешь, что с нами сделает Силивен, когда узнает, как мы сбежали? - притворно ужаснулся Горлан, но едва сдерживая смех.
- Не знаю, что она сделает с вами, а мне лучше не возвращаться обратно, - усмехнулся Рони и перевел задумчивый взгляд на Кану: - Может, приютишь?
- Неужели боитесь вампира? - ехидно усмехнулась девушка и мгновенно приняла облик Демона. - Тогда скажем, что я вас похитила. Я ведь страшнее?
Она весело подмигнула эльфам и ввела нужные координаты в настройки телепорта. Когда окно замерцало, а именинница с Горланом шагнули в портал, Рони приложил руку и прошептал заклинание очищения, чтобы никто не смог вычислить точку выхода. Едва веселящаяся компания вышла из телепорта, как в нём отразился встревоженный император. Девушка нахмурилась и сразу пропустила друга.
- Что-то случилось?
- Да, - мрачно отозвался Аэрон, - мои советники случились. Кана, тебе слуги не нужны? Готов променять свою корону на должность конюха в твоём замке.
- Опять на мою конюшню заглядываешься? - возмутилась девушка.
- Раскусила, - со смехом покаялся император.
- Мы ещё кого-то ждём, - невинно уточнил Горлан.
- Нет. Все мои друзья уже здесь, можем начинать, - мягко и немного грустно улыбнулась Кана, отчего присутствующие опешили. Они никогда не видели такого выражения лица у своей подруги, и с горечью поняли, что даже с ними она всегда носит маску. Девушка бросила последний взгляд на портал и, вернув радостную улыбку, задорно подмигнула растерянным друзьям:
- Ну что, пойдём громить замок?
Дважды приглашать не пришлось. С радостными криками вся компания побежала в гостиную, где слуги уже давно приготовили праздничный стол.
Каждый из присутствующих нашел, чем поделиться, в основном это были смешные жизненные истории. Из-за закрытых дверей гостиной, до постоянных обитателей замка доносился взрыв хохота, иногда сопровождающийся звоном битой посуды. Управляющий лишь добродушно качал головой, радуясь, что хозяйка так весело отмечает свой юбилей.
Ни он, ни друзья не видели нет-нет, да мелькавшей задумчивости и тоске в глазах Канны. Как она ни старалась выкинуть всё из головы, но мысли иногда возвращались к дроу. Себе она могла признаться, что ей хотелось бы видеть этого мрачного некроманта здесь, вместе с друзьями.
- О ком мечтаешь? - тихий шепот над ухом заставил девушку вздрогнуть. Она растеряно посмотрела на Горлана и быстро перевела взгляд на других гостей, но они о чём-то оживлённо спорили и не заметили её задумчивости.
- Об одном очаровательном дроу, - обворожительно улыбнулась другу Канна, пытаясь за ехидством скрыть смущение. Однако она никак не ожидала напороться на серьёзный взгляд и едва заметную понимающую улыбку.
- ... а ещё я почти доработал новую систему снабжения для удаленных городов! Вот смотри, - возбуждённо воскликнул Рони и заплетающимся языком пробормотал заклинание.
В комнате повисла тишина, все присутствующие уставились на поддернутый маревом круг. Небольшой, размером всего с голову призвавшего его мага, портал парил на уровне стола. Друзья уже хорошо выпили, поэтому и не успели отреагировать на посыпавшуюся из него мелкую нечисть. Первой опомнилась хозяйка замка:
- Рони, гоблину тебя под хвост, закрывай свой шедевр! Мне хватает той дряни, что бегает за воротами!
Светлый эльф виновато взъерошил волосы и потупился:
- Не уверен, что смогу.
- Рони! - уже хором взревели остальные, отбиваясь от мелких существ неопределённого вида.
- У Мхарта появились новые слуги?! - пропыхтела Канна, стараясь оторвать от рукава мохнатый шарик с острыми коготками.
- Бес-с-с... - Аэронхотел что-то сказать, но один из шариков удачно прыгнул ему на лицо и намертво вцепился в волосы.
- Бесы? - удивлённо посмотрела на него Канна, оторвав своего врага вместе с рукавом.
- Бесполезные, мелкие пакостники! - прорычал император скидывая с себя мохнатую тушку.
Горлан не поддерживал разговор, ему приходилось ограждать телепортиста от нападения разъярённых мохнатых шариков, которые очень хотели дать возможность и собратьям выбраться во внешний мир. Рони в это время строил зверские рожи порталу, активно махал руками, но пока безрезультатно.
- Так, мне это надоело! - прорычала Канна, когда из одежды на ней осталось лишь нижнее бельё, а волосы благодаря маленьким цирюльникам приобрели вид птичьего гнезда. - Прихватите парочку для исследования и выйдите за дверь. Рони, советую вспомнить заклинание, пока я буду прожаривать этих мелких тварей, иначе ты пожалеешь, что не сгорел вместе с ними!
- Кажется, принцесса гневается, - захихикал Рони и первым выскочил за дверь.
Аэрон и Горлан последовали его примеру, однако по пути успели схватить по одному неопределённому субъекту. Едва за ними захлопнулась дверь, за ней раздались отчаянные писки и душераздирающий вой.
Когда всё стихло, Горлан первым рискнул заглянуть в комнату. Кана сидела посреди комнаты, закрыв лицо руками, а плечи мелко подрагивали. Не на шутку перепугавшись, он рванул к подруге, по пути оценивая обстановку. Именно поэтому он резко остановился всего в шаге от девушки и так же медленно осел на пол рядом с ней.
- Эт-то что?! - одними губами прошептал дроу.
- Я знаю, как закрыть портал, - в гостиную вбежал счастливый Рони и тоже застыл на месте.
- Я тоже, - всхлипнула Кана и уже не сдерживаясь, захохотала.
Аэрон вошёл последним, удивлённо посмотрел на застывших эльфов, рыдающую от смеха Кану и новый предмет интерьера.
- Мне кажется, филейная часть гоблина не вписывается в интерьер этой комнаты, даже не смотря на то, что выдержан в той же подгоревшей гамме, - задумчиво потёр подбородок император.
Кана на секунду подняла мокрые от слёз глаза и упала на усыпанный пеплом пол в новом приступе неудержимого смеха. В этот раз уже не одна. Обсуждаемый предмет снова задергался в окне портала, но очередная попытка гоблина освободиться провалилась.
- Как это оказалось в портале? - провыл Горлан, утирая выступившие слёзы.
- Не уверена, что эта часть тела тебе сможет ответить, - со всей возможной серьёзностью ответила Кана.
- И как я закрою портал? - нервно хихикнул Рони.
- Зачем? Он уже прикрыт, и смотрится миленько. Осталось оформить новый интерьер под эту деталь и комната смеха готова!
- Хорошо не обеденный зал, - усмехнулся Аэрон. - Выглядит совсем не аппетитно!
- Это всё потому, что она плохо его приготовила!
- Горлан, а ты надкуси, может на вкус лучше?
Юный дроу скривился, вызвав новую порцию смеха.
- Ладно, посмеялись и хватит. Рони, закрывай портал. Скоро рассвет, а мне нужно выспаться перед словесным поединком с великим и ужасным, - вздохнула Кана.
Телепортист прочёл заклинание и портал, вместе с обугленной частью гоблина растворился в воздухе, а друзья разбрелись по комнатам, предоставив уборку профессионалам.
***

Вопреки ожиданием Каны, правитель встретил их спокойно, без угроз и обвинений. Сухо поздравил её, вручил расписание мероприятий на неделю и попросил освободить кабинет.
- И это всё? - растерянно и несколько обиженно произнесла Кана, когда спускалась с эльфами в воздушном потоке.
- А ты чего хотела? - нервно бросил Горлан, который прекрасно видел ярость наставника за показным безразличием.
- Хорошо хоть портал оставил открытым, - так же отозвался Рони.
Кана только пожала плечами и развернула свиток.
- А вот и наказание.

ГЛАВА 20

Истинный характер человека сказывается именно в мелочах, когда он перестает следить за собою. (Артур Шопенгауэр)

Недельное празднование началось на острове. Как со смешком объяснил Силивен, чтобы студенты могли придти в себя, пока они будут принимать поздравления у драконов и эльфов. Учитывая его запрет на исцеления от последствий чрезмерного возлияния, времени как раз должно хватить к началу учебной недели.
Чтобы добраться в Сориган 12 пришлось открывать городской портал, светлые пожелали ещё раз поздравить свою принцессу, хотя и на острове многие забыли об этом.
В Зачарованном Лесу именинница задержалась на два дня. Первый из которых был посвящен представлению Канаэлин ван Торис дерк Салиус своему народу, а второй почти не отличался от той массовой пьянки, которую учинили в Моргране. Правда, молодые эльфы на острове вели себя более расковано.
И на острове не было Мариэла, который всячески старался показать свое восхищение Кане. Он всегда был рядом и предугадывал малейшее её желание. Чем приводил Силивена в бешенство, а Кану в восторг. Не потому что ей нравилось подобное внимание, от возможности досадить вампиру.
За большим столом в большой гостиной дворца, Мариэл сидел по правую руку от принцессы и при любом удобном случае старался якобы случайно прикоснуться. То подливая вино в бокал, то накладывая очередное блюдо. Своего друга Владыка посадил по левую руку от себя, напротив Каны и забавлялся ситуацией. Хоть туман и скрывал лицо правителя, кипящую ярость от эмпатов ему скрыть не удалось. А принцесса нарочно любезничала и поощряла своего поклонника.
- Канаэлин, зачем тебе обучаться в Моргране? Ты ведь уже закончила эльфийскую школу. Но, если считаешь, что полученных знание не достаточно, Владыка может пригласить тебе учителей в Сориган. - Пропел сладким голосом Мариэл, заставляя Силивена скрипнуть зубами.
- "Силивен, ещё немного и я решу, что ты ревнуешь", - мысленно усмехнулась Кана.
- "Не терплю посягательств на мою собственность", - хмуро отозвался правитель.
- Мариэл, это был обдуманный шаг, и я не собираюсь менять свои планы. К тому же, обучение займет всего три года, вместо положенных десяти.
- Надеюсь, обучение не станет препятствием для нашей свадебной церемонии? Я бы хотел, как можно скорее, увидеть тебя своей лаэли, - не унимался эльф.
- Станет. На время обучения она связана со мной договором и не может проводить ни с кем церемонию единения душ, - холодно ответил Силивен.
- Придётся расторгнуть это соглашение, потому что наша свадьба уже решённое дело. Владыка от лица своей дочери дал своё согласие.
Ласковая улыбка, которую Кана старательно удерживала на лице, превратилась в хищный оскал, а зрачки вспыхнули алым пламенем.
'Кажется, эльфы рискуют лишиться не только главнокомандующего войском, но и самого Владыки', - усмехнулся правитель.
- Если сможешь привести достаточно веские причины, я подумаю над этим.
- Она эльфийская наследница и должна выбрать лаэльена из эльфов.
- О, тут неувязочка. Канаэлин ещё и наследница красных драконов, поэтому выбор у неё несколько шире, - на это Мариэл не нашёл, что ответить. - Эрилин, ты действительно должна выбирать только из эльфов?
Силивен нарочно выделил неосторожно брошенное Мариэлом слово, прекрасно понимая, что давление вызовет ярость у Каны.
- Я и так согласилась взвалить на себя бремя наследницы, а строить за меня личную жизнь никому не позволю! - тихо прошипела девушка. - И ваше соглашение с Владыкой не имеет силы. Я совершеннолетняя, только я могу дать своё согласие.
Мариэл растеряно посмотрел на Владыку. Он не ожидал, что ему придётся добиваться внимания принцессы, считая их брак делом решённым. Лиамар едва заметно пожал плечами: 'Сам решай, нужен ли тебе трон'. Мариэл ответил хмурым взглядом, ему не нужны ни трон, ни своенравная принцесса, прилагающаяся к нему. Только просьба самого Владыки заставляла воина изображать из себя влюблённого шута.
Переглядываясь с Лиамаром, он не видел, как хмурилась Кана, мысленно взвешивая какое-то решение. Затем её лицо прояснилось, и она с мечтательной улыбкой нежно проворковала:
- К тому же я свой выбор уже сделала. Видишь ли, я очень люблю Силивена и не смогу быть ни с кем другим.
- "Не смотри на меня так. Если уж навязался мне в эрилы, буду три года прикрываться тобой от желающих заполучить эльфийский престол"
- "Я не против, эрилин. А через три года в этом уже не будет нужды"
- "Не надейся, что окажусь в твоей постели"
- "А мне казалось, тебе она понравилась. Впрочем, можем вместе выбрать другую. Помягче, чтобы не повредить твои очаровательные крылышки. Видишь, на какие уступки я иду, чтобы угодить тебе?"
- "Творец! За что мне выпало такое счастье?"
- Силивен, как на счёт дуэли?
Такого даже Лиамар не ожидал, хотя и незаметно подбадривал на более активные действия. Мариэл не знал о дружбе между Владыкой и правителем Морграна, поэтому старался выполнить просьбу и уговорить Кану стати его лаэли. А пока жив вампир, он не сможет быть ближе.
- Я не против. Только в чём причина твоего необдуманного предложения?
- Я уверен, что принцесса находится под принуждением.
- Мариэл, ты перегибаешь палку, - Лиамар попытался загладить обвинительную речь своего советника.
- Вот и проверим. Бой без магии, только мечи.
Мариэл сам того не зная подловил противника. Против опытного воина Силивен и минуты не продержится без магии. Он мог бы напомнить о межрасовом законе, запрещающем подобные дуэли, но его сочтут трусом, впрочем, результат будет тем же, если он не примет вызов.
'Гоблин, пора выполнить данное себе обещание и заняться фехтованием!'
- Мариэл, я начинаю в тебе разочаровываться. Мало того что ты вместе с Владыкой посмел решать мою судьбу, ставишь под сомнение мою вменяемость и чувства, так ты ещё и попрекаешь Межрасовые законы? Ты, главнокомандующий эльфийской армией, который является эталоном для молодых эльфов? Ты ведь осведомлён, что дуэли без использования магии запрещены.
Светлый эльф замер. Все его попытки провалились, он готов был на любое наказание лишь не связываться с этой парочкой.
Силивен удивлённо смотрел на Кану, которая в очередной раз спасла ему жизнь и репутацию. О том, как провела время в Дэррене, она так никому и не сказала, даже Горлану.
На этом принцесса посчитала свой долг выполненным и встала из-за стола. Силивен последовал её примеру.
- Владыка, спасибо за этот праздник. Как появится возможность, я навещу тебя. Надеюсь, к тому времени ты избавишь меня от второго эрилина, - девушка подошла к правителю и нежно обняла его. - Силивен ревнив, а я не хочу огорчать его.
Лиамар понял, что терпение Каны исчерпало себя, и не стал напоминать о правилах приличия.
- Конечно, дитя, я всё улажу и буду ждать тебя дома. Рад был встретиться с тобой, Силивен.
На этом они распрощались с Владыкой, и под недовольные взгляды гостей удалились из зала. Они должны были прямиком отправиться в Драконьи горы, но Кана уговорила вернуться на остров, а уже утром с новыми силами отправляться в пасть к драконам.
***

На следующее утро Кана отчаянно зевала, меряя нервными шагами кабинет ректора. Она пришла раньше назначенного времени, потому что всю ночь не могла сомкнуть глаз. Даже себе она не могла признаться в том, что её пугает встреча Властителем драконов. Как он примет ту, которая лишила жизни его дочь? Как вести себя с этим древним драконом? И то, что Грис ненамного младше брата, а ведет себя как едва вылупившийся птенец, совершенно не успокаивало. На шоколадном ящере не лежало бремя ответственности за драконов этого мира несколько веков, поэтому он мог позволить чувства, а каков Зоргос?
К тому же Силивен преподнес удивительный по своей наглости сюрприз. Когда она подняла руку, чтобы постучать, дверь распахнулась, и из гостиной выскочила незнакомая вампиресса. Увидев перед собой эрилин правителя, она старательно изобразила смущение, дабы у Каны не осталось сомнений, что, а главное, когда привело её сюда. Не скрывая торжествующей улыбки, вампиресса прошествовала мимо Каны, которая с интересом прислушивалась к внутренней борьбе драконы и эльфийки. Первая рычала 'Убью! Моё!', вторая холодно напоминала: 'Такого счастье нам не надо'.
- Развлекаешься? - усмехнулась Кана, вполне дружелюбно
- Как видишь, - пожал плечами Силивен и вернул насмешку: - Если ты против, могу развлекаться исключительно с тобой.
- Нет-нет, спасибо, - замахала руками девушка и задала мучавший её вопрос: - Твоя иллюзия тумана не только зрительная, когда я пыталась напоить тебя кровью, туман не позволил даже притронуться к коже. Ну, скажи мне как?! Как ты целуешься с этим безобразием?
Первый раз Кана слышала, как правитель смеется. Его голос изменился, но не настолько, чтобы определить, кому же он принадлежит. Силивен тоже заметил, это досадное искажение заклинания и бросил обиженный взгляд на девушку, словно это она исказила настройки голосовой иллюзии.
'Если б это было в моих силах', - с тоской подумала Кана и, не выдержав этого взгляда, сама расхохоталась, настолько он не подходил самоуверенному архимагу.
Туман скрыл хитрую улыбку, поэтому девушка подавилась смехом, когда Силивен неожиданно оказался рядом и прижал к себе, отрезая путь к отступлению.
'Гоблин, это ж каким мастером надо быть, чтобы так легко менять структуру заклинания иллюзии?'
- Я понятно объяснил? Или повторить? - весело поинтересовался вампир, прерывая поцелуй.
- Вполне, - серьёзно кивнула Кана и поморщилась: - У неё ужасные духи.
Силивен вздохнул и скрылся за дверью спальни. Кана с удовольствием кинула бы его в портал в том виде, в каком он провожал свою ночную гостью, но вряд ли драконы оценят такой наряд. Всё же появляться в одних шелковых штанах на празднике не лучшая идея. Поэтому девушке пришлось ждать в кабинете, и ночные страхи вновь вернулись к ней. Она бы с удовольствие отложила это знакомство на далекое будущее, но Зоргос прислал приглашение-ультиматум, в котором настойчиво предлагал Кане прибыть для знакомства. В случае отказа обещал лично посетить остров со свитой в истинной ипостаси, а если они ненароком разрушат несколько зданий, восстановление оплачивать будет сам правитель Морграна.
Силивен отнесся к подобному заявлению флегматично, предоставив Кане самой решать, желает ли она встречаться с новоприобретённой роднёй. Если бы она не ценила так прекрасное здание университета, которое наверняка первым и пострадает - отказалась бы не задумываясь, насолив обоим правителям. А так как ей очень нравилась здешняя архитектура, пришлось соглашаться.
Силивен явился спустя час, когда Кана уже готова была отправиться на поиски вампира. Без него, к сожалению, закрытый портал активировать она не могла, городской не работал, а где искать Рони в это время она даже не представляла. Да и Зоргос настоятельно рекомендовал явиться обоим.
- Готов? - устало спросила Кана, чем немало удивила правителя. Он ждал злости, ехидства, но никак не обречённости.
- Милая леди, вы не видели, куда убежала моя самоуверенная эрилин?
- Сбежала от огромного зубастого ящера, - слабо улыбнулась Кана.
- Ты справишься. И не забывай, что в тебе течет их кровь. Все, что могут они, сможешь и ты. - Силивен впервые по-дружески обнял растерянную девушку.
- Я не умею летать!
- Не беда, можешь на меня рассчитывать. Я хоть и не крылатый ящер, а поднять тебя в небо вполне способен.
Кана с удивление посмотрела на правителя. Таким она его не знала и боялась.
'Что он опять замышляет? Как-то не вериться в бескорыстное участие', - нахмурилась девушка и приблизилась к окну с порталом.
- Идем?
***

Зоргос дерк Салиус Милир встречал гостей в человеческой ипостаси, как и его советники. На этом всё уважение к прибывшим закончилось. Он без всякого приветствия разглядывал внучку, которая тоже не осталась в долгу. Несколько минут они молча изучали друг друга, пока не скрестили взгляды. Кана усилием воли заставила себя выдержать тяжёлый взгляд Властителя и не выдать обуревавших её чувств, ведь драконы, как и эльфы хорошо чувствуют настроение собеседника. И это не эмпатия, а нечто большее. Они не читают мысли, они просто видят собеседника насквозь.
- Твои руки в крови, - вынес вердикт Зоргос. - Помнишь ли ты имена всех своих жертв?
- Тебе составить список? - Кана вопросительно приподняла одну бровь.
Красный дракон прищурился и неожиданно сменил тему:
- Силивен, почему ты так настойчиво хочешь с нами породниться? На этот раз ты даже решил подстраховаться, я вижу между вами магическую связь.
Силивен ответить не успел, его опередила Кана:
- Это временно, через три года договор потеряет силу, - она беспечно махнула рукой, не заметив скептической ухмылки одного из драконов.
- Через час представители кланов соберутся в большой пещере, и мы хотим видеть тебя в истинной ипостаси.
Кана скривилась. Это у драконов огромный крылатый ящер истинная ипостась, а для неё намного роднее её эльфийская внешность. Но она не собиралась лишать себя возможности лицезреть вытянувшиеся морды драконов, когда они увидят свою принцессу.
- Непременно, Властитель, - ехидно улыбнулась девшка.
За спиной Зоргоса раздался смешок и Кана перевела взгляд на стоявшего позади Гриса. Ему она улыбнулась уже вполне дружелюбно, чем заставила нахмуриться Властителя драконов.
- А потом вы мне расскажете, при каких обстоятельствах успели познакомиться. Мой младший брат соизволил только подтвердить твоё существование, не вдаваясь в подробности.
- О, это удивительная история, но боюсь, разглашать её мы не можем, иначе придётся выдать секретные сведения другой расы.
- "Какие секретные сведения? Что ты ещё успела выяснить?" - тут же напрягся Силивен.
- "Ничего, но я очень хочу позлить дедулю, а о своих отношениях с твоей матерью, Грис пусть сам рассказывает"
- "Интриганка!"
- "Кто бы говорил" - не осталась в долгу принцесса.
- Дело ваше. Грис покажи гостям их комнату.
- Эээ... Ты хотел сказать комнаты?
- Я всегда говорю то, что хочу сказать, дитя, - снисходительно пояснил Властитель. - У нас очень мало гостевых комнат и все кроме вашей уже заняты.
Кана только зло скрипнула зубами и поплелась за Грисом, бодро шагающим впереди. При этом её не покидало чувство, что и дракон и вампир сейчас смеются над ней. Рискнув открыться для посторонних чувств, она в этом убедилась, но ещё она поняла, что драконы, мимо которых они проходили, все как один испытывали только одно чувство - любопытство.
В отличие от эльфов, это был ненавязчивый интерес. Драконы вечны, поэтому никогда не спешат, и они спокойно дождутся назначенного времени, чтобы удовлетворить своё любопытство. А вот эльфы... Кана содрогнулась от воспоминания о встрече в Соригане. Тогда она не стала закрываться, желая выяснить, как относится к своей принцессе население Зачарованного Леса, но сильно об этом пожалела. Лидерство среди всех эмоций безоговорочно принадлежало отвращению, за ним следовали злость и недоумение, любопытство лишь замыкало список. Эльфы всегда умели скрывать свои чувства от сородичей, однако драконья кровь значительно увеличила способности Каны и она читала эмоции каждого, как открытую книгу.
Грис долго петлял по исполинским извилистым коридорам, которые уходили вверх, к самому пику центральной горы. Чем выше они поднимались, тем ниже становились своды. На самом верху огромные ниши, заменяющие драконам комнаты, сменились аккуратным рядом комнат, скрытых за дубовыми дверьми.
Когда дракон остановился возле дальней двери, Силивен галантно пропустить девушку вперед, чтобы дать ей время успокоиться, а сам остался секретничать с Грисом. Кана не возражала. Выместив накопившееся раздражение на двери, она с интересом осмотрелась.
В просторной пещере была аскетическая обстановка. Не очень большая двуспальная кровать, сундук и маленький столик с двумя стульями у окна. Хотя уместнее было бы назвать это вратами в бездну, так как арка занимала всё пространство от пола до потолка, и только бытовое заклинание не давало возможности ветру ворваться в помещение. На стенах не было никаких украшений, но этого и не требовалось. Время клонилось к вечеру, и дневное светило заканчивало свой ежедневный обход. Багряный закат заливал просторную комнату, раскрывая её истинную красоту. Благодаря содержащимся в горной породе крошкам полудрагоценных камней всё пространство мерцало множеством разноцветных огней, создавая неповторимую таинственную атмосферу.
Кана заворожено смотрела на это великолепие. Только когда в глазах зарябило от сияния, она подошла к окну полюбоваться открывающимся видом. Перед ней, насколько хватало взгляда, простиралось море. В лучах заходящего солнца, оно казалось тёмно-синим, и прекрасно гармонировало с раскрашенным яркими красками небом.
Где-то там в этих водах ходил под чёрными парусами её Мэл. Грозный пират, нежный любовник и верный друг. Её прошлое. Иногда Кана позволяла себе вспоминать ту жизнь, пропитанную запахом моря и свободы. Мэл подарил ей много счастливых дней, но оба прекрасно понимали, что у них нет будущего, а Кана хотела идти вперед. И она ушла.
Поддавшись моменту и романтическому настроению, принцесса даже не сопротивлялась, когда Силивен бесшумно приблизился и обнял её.
***

Силивен собирался подразнить Кану, даже приготовился уворачиваться от коготков полудраконы. Однако вместо ожидаемых действий, Кана откинула голову на его плечо, позволяя притянуть её ещё ближе, и продолжала изучать пейзаж из-под полуопущенных ресниц. На её губах играла неестественная для неё умиротворённая, с лёгким оттенком грусти, улыбка.
'И чем вызвано подобное настроение?' - задумался правитель, но вслух не проронил ни звука, опасаясь спугнуть такую мирную тишину.
За него это сделал Грис. Он по-хозяйски пнул ногой дверь, отчего та распахнулась, с грохотом ударив о стену.
- О, а говорила не по-настоящему, - оскалился дракон из-под груды тряпок - Я вам одежду принёс.
Грис бесцеремонно прошёл в комнату и скинул всё на кровать. Кана задумчиво осмотрела сваленную кучу, после чего вопросительно взглянула на дракона.
- Твои очаровательные крылышки испортят платье. Здесь все наряды с открытой спиной, но я не знал, что тебе больше понравится, поэтому принёс на выбор.
- Это всё, что осталось от похищенных девушек? - Грис ответил непонимающим взглядом.
- Поживи среди людей, у них такие занимательные сказки! Особенно мне нравится та, где драконы похищают невинных дев и уносят их в свои пещеры. Правда, дальше истории заканчиваются по-разному. В одних злобными ящерами движет гастрономический, а в других кхм... совсем другой голод. Но чаще всего какой-нибудь храбрый драконоберец успевает спасти несчастную, а потом они живут долго и счастливо, - под конец рассказа, Грис уже с ужасом взирал на Кану. - Хотя мне кажется, прожить полвека, споря из-за случайно разбитых тарелок и пятиминутных опозданий домой с работы, не попадают под определение "долго и счастливо"
Силивен уже не сдерживал смех, глядя на передернувшегося дракона, однако Кана и ему решила подпортить веселье.
- На твоём месте я бы не радовалась, про вампиров байки пострашнее. Якобы вы тоже похищаете всё тех же невинных дев. Никак не пойму, откуда их берется столько? Они ведь, едва выйдя из младенческого возраста, начинают сами приносить потомство. Так вот похищаете, лишаете невинности, а потом выпиваете кровь несчастных, а тех смельчаков рискнувших спасти свою зазнобу разрываете на части. Так что ваши истории не отличаются счастливым концом. - Силивен прекрасно знал все эти байки, поэтому в отличие от дракона не удивился. Ему самому приписывали помимо вышеперечисленного ещё и убийства на жертвенном алтаре, с помощью которых он якобы и обрёл такую магическую мощь.
- Пойду, напугаю остальных, не всё ж одному страдать, - улыбнулся Грис и собирался уйти, но на пороге его догнала невзначай брошенная реплика Каны:
- Тогда можешь рассказать ещё одну версию развития событий. Иногда девушек никто не спасал, и сердца их было свободны. Они влюблялись в своих похитителей и женили их на себе. Бедные драконы, как настоящие джентльмены, не могли отказаться после того, как гнусно совратили свою жертву и принимали наказание. А потом полвека терпели постоянные недовольства своих жён, в человеческой ипостаси.
Грис передернул плечами и, под демонический смех Каны, позорно сбежал.
Силивен вполуха слушал их разговор, про себя костеря дракона, на чём свет стоит. 'Надо было ему явиться в такой неподходящий момент! Почему всякий раз, когда я остаюсь наедине с эрилин, кто-то обязательно нам мешает?'
- И чему ты так радуешься? - хмуро поинтересовалась Кана, ощущая оттенок веселья, исходящий от вампира.
- Пытаюсь сообразить, где можно полюбоваться на закат, чтобы на многие мили вокруг не оказалось ни одной души, кроме нас с тобой.
- Звучит как приглашение на свидание, - усмехнулась Кана.
- А если это так?
- Не хожу на свидания с незнакомцами.
- Мы уже обсуждали это. Как только научишься закрываться...
- Да-да, я помню. Вот когда познакомимся, тогда и будешь на свидания звать, а сейчас помоги мне переодеться.
- На свидание идти не хочешь, а я должен тебя раздевать? - притворно оскорбился вампир.
Кана собралась выставить его за дверь, но демон внутри захотел поиграть.
- Как знаешь, настаивать не буду, - пожала плечами Кана и начала медленно расстегивать платье на спине.
Силивен быстрым шагом направился к двери, и она уже подумала, что он решил сбежать. Но он только задвинул засов и так же быстро приблизился к ней.
- Как не помочь своей эрилин в такой сложной ситуации, - прошептал он ей на ушко и, опустив руки Каны, стал сам возиться с хитросплетением завязок на платье.
Он что-то шипел сквозь зубы в адрес эльфийских портных, которые придумали столь сложную конструкцию, но довольно уверенно справлялся. А Кана едва сдерживала смех и желание поделиться секретом, с помощью которого можно легко и самой снимать и надевать эту сложную конструкцию. Когда платье упало к ногам девушки, Силивен пожалел о том, что согласился на эту игру, но не отказал себе в возможности полюбоваться Каной.
- Переодевание предполагает ещё вторую часть. Только я так и не выбрала, какой наряд мне одеть, - девушка медленно повернулась, давая возможность вампиру рассмотреть её со всех сторон, и подошла к кровати, где в кучу были свалены наряды.
'И откуда такая уверенность в своей безнаказанности?' - удивился Силивен и едва заметным движением переместился к Кане. В следующее мгновение она оказалась прижатой к кровати.
- Отпусти, иначе я могу воспринять это как нападение!
- Мне даже любопытно, откуда ты будешь доставать кинжалы, - Силивен опустил взгляд на полуобнажённое тело, в тонком эльфийском белье.
- Это будет последнее, что ты узнаешь в своей жизни. Думаешь, оно стоит того?
- Ты сейчас не в том положении, чтобы угрожать, - он тяжело вздохнул и поднялся, поднимая Кану вслед за собой. - Как не прискорбно сознавать, но нам действительно пора собираться, иначе драконы сами придут за нами, а этот засов для любопытных ящеров - не преграда.
Не глядя, он схватил первое платье, которое лежало на самом верху и протянул его Кане. Она покачала головой, отметая этот вариант, потом следующий и ещё, и ещё. Наконец, Силивен не выдержал, раскидав все вещи, нашёл платье из такого же материала, как его собственный костюм.
- Или ты оденешь это, или пойдешь в чём есть.
- Белое?! - в ужасе отпрянула Кана. В таких нарядах им только на церемонию единения душ идти, а не на встречу с драконами.
- Белое! Времени на размышление у тебя не осталось, Грис уже идёт за нами.
- Неужели в этот раз решил предупредить о своем визите? - саркастически заметила Кана, с надеждой поглядывая на ворох одежды.
- Я пообещал вернуться во дворец матери и устроить ему нечто подобное, если он не вспомнит о манерах.
- Шантажист, - фыркнула девушка и вытащила из недр тряпичной горы скромное чёрное платье.
- Я думал, что хорошо его спрятал, - разочаровано протянул Силивен.
- Если бы сразу его показал, давно бы собрались.
Когда принцесса была готова, правитель открыл дверь и впустил ухмыляющегося дракона:
- Эх молодость, могли бы дождаться окончания вечера! - Уловив возмущённый взгляд Каны, Грис прикусил язык, но глаза продолжали смяться. - Пойдёмте, вас уже все давно ждут.
***

В недрах горы находилась огромная пещера, способная разместить с комфортом двадцать представителей расы драконов в их истинной ипостаси. Но сегодня они приняли человеческий облик, чтобы не угнетать гостей, нависая над ними. Только четверо стражей, стоявших вдоль стен, остались в привычном для них виде.
Пещера освещалась магическим огнем разлитым по всему периметру под самым сводом, отчего обстановка казалась загадочной и несколько пугающей. В центре по случаю праздника был накрыт большой круглый стол, за которым уже сидели Властители небес, земли и водных глубин, а так же члены их семей и советники.
Когда долгожданные гости появились, все с удивлением воззрились на Кану. Она не любила столь пристального внимания, но не могла винить драконов в чрезвычайном любопытстве. Грис провёл их к свободным местам за столом, рядом с главой клана красных драконов.
В полной тишине и под пристальным взглядом присутствующих, гости заняли свои места. Силивен оказался справа от именинницы, а Грис занял кресло между ней и Зоргосом. Молчание затянулось, действуя Кане на нервы. В её глазах уже начали разгораться пламя, когда она почувствовала успокаивающее пожатие руки. Кана с некоторым удивлением и благодарностью посмотрела на правителя Морграна и улыбнулась краешком губ.
- "Спасибо. Не думала, что скажу это, но... Я рада, что ты сейчас рядом".
- "Кана, ты сегодня на себя не похожа. Но такая ты мне нравишься ещё больше"
- "Не переживай, это ненадолго. Как только своды этих пещер перестанут давить на меня, я снова стану прежней"
- "Неужели придётся просить Зоргоса о крове и переезжать сюда, чтобы моя эрилин стало покладистой?"
- "И не мечтай, я сбегу отсюда, даже если придётся научиться летать"
- Раз уж все собрались, позвольте представить наследницу драконов, Канаэлин ван Торис дерк Салиус, - обратился к собравшимся Зоргос, - Правителя Морграна, думаю, нет нужды представлять. Добавлю только, что он является эрилом наследницы.
- Как интере-е-есно! - протянул один из драконов, остальные поддержали его усмешкой.
- Да, наш мир давно пора встряхнуть, - поддержал другой, из клана водных. Затем он нахмурился, а через какое-то время пещеру огласил громогласный хохот. - Силивен, мне всегда нравилось твоё чувство юмора, но сейчас ты превзошёл себя.
Кану распирало любопытство, но она знала, сказанное предназначалось только собеседнику, и правитель Морграна ни за что не признается, чем он его так развеселил. Дальнейшее застолье проходило в дружественной атмосфере за безобидным обсуждением внешнего вида наследницы и её способностей.
Уже за Кана и Силивен покинули драконов и вернулись на остров. На предложение Гриса задержаться до утра девушка ответила категоричным отказом:
- У вас слишком тесно! К тому же из-за наших гулянок, телепорт на острове остался открыт.
- Координаты моего личного телепорта мало, кому известны. Если тебя тревожит только это, мы можем задержаться.
- Я думала, мы вернемся через городской?
- Тогда завтра половине студентов и всему преподавательскому составу, пришлось бы прогулять занятия, после того как они сутки простояли на посту охраняя телепорт. Но ты права, моя комната намного просторней здешней кельи.
В ответ Кана только выразительно глянула на правителя и стала прощаться с драконами. Не дожидаясь Силивена, она скользнула в открытое окно портала и действительно оказалась в кабинете ректора. Пока не объявился хозяин кабинета, она решила сбежать. Когда её пальцы почти коснулась дверной ручки, её окликнул тревожный голос:
- Стой!
Но на сегодня Кана исчерпала весь запас послушания и кротости, поэтому вопреки просьбе уверенно схватилась за ручку.

ГЛАВА 21

Раз уж мы делаем ошибки, надо делать их красиво
Екатерина II

Кана пришла в себя ближе к вечеру. Последнее воспоминание - как коснулась двери, а дальше темнота. Она опять лежала на широкой кровати в уже знакомой комнате, только на этот раз полностью обнаженная, кем-то заботливо накрытая одеялом. Силивен сидел рядом и с беспокойством вглядывался в её лицо.
- И куда так спешила? - хмуро поинтересовался правитель.
- Спасала свою репутацию. Что обо мне подумают, если увидят, как я ночью выхожу из кабинета ректора университета?
- Да, такое поведение вызовет недоумение, куда это эрилин правителя сбегает от него по ночам?
- Силивен, что это за заклинание - охрипшим голосом произнесла Кана, переходя к нормальной речи, и на более интересующий её вопрос.
- У него ещё нет названия. Это мое личное изобретение, и я не знал, как работает эта охранка. До вчерашней ночи... - усмехнулся вампир, но в глазах всё ещё была тревога.
- До вчерашнего? А сколько сейчас время?
- К ужину ты успела проснуться. Сейчас принесут что-нибудь перекусить, - голос Силивена слегка изменился и туман, скрывающий его лицо, стал истончаться.
Кана, забыв о слабости и головной боли подалась вперед. Она очень надеялась, что Силивен не заметит исчезновение морока, ведь сейчас он был одет только в брюки и тонкую рубашку, а спасительного капюшона на ней не было. Но её надежды не оправдались, Силивен резко поднялся и, бросив на неё укоризненный взгляд, скрылся за дверью.
- "Я просидел возле тебя всю ночь и неудивительно, что мой резерв подходит к концу. Вместо того чтобы посочувствовать, ты жаждешь зрелища"
- "Не ставил бы это охранное чудовище, смог бы выспаться", - без всякого сожаления ответила Кана.
- Ешь, неблагодарная! - Силивен вернулся уже с плотной завесой тумана и подносом, который поставил на кровать.
- Я не настолько плохо себя чувствую, чтобы питаться лежа, может, лучше пойдем в гостиную? - Кана с трудом представляла, как будет, одновременно есть и держать сползающее одеяло. - И куда делась моя одежда?
- Видишь ли... То, что от неё осталось, это уже не одежда. Почти всё сгорело, хорошо, что магический огонь не причиняет тебе вреда.
- Не боишься убить важного гостя подобным приветствием?
- Вчера я не ждал никаких гостей, да и незачем им ходить по моей территории ночью в отсутствие хозяина.
- Ты прав, - кивнула девушка и с интересом посмотрела на его рубашку 'не лучший наряд для прогулок по дворцу, но для ужина сгодится'. - Тогда придётся тебя раздеть.
- Смотря с какой целью, - усмехнулся Силивен и извлёк из шкафа её тёмно-зелёное замшевое платье.
- Ты уже все мои вещи перенёс к себе?! - вспылила Кана.
- Что ты, дорогая... Там ещё осталось пара твоих учебников, сил не хватило принести, - съязвил вампир, но чтобы прекратить назревающий скандал раздражённо пояснил: - Я взял только это платье. Мне почему-то показалось, что ты захочешь одеться.
Кана прикусила язык, коря себя за несдержанность. Но извиняться или благодарить ректора, она не собиралась. 'Он ведь не счел нужным извиниться за свой магический эксперимент'. Силивен бросил ей одежду и, подхватив поднос с едой, вышел за дверь.
Кана кое-как оделась и шатающейся походкой вдоль стен вползла в гостиную. Правитель, развалившись в кресле, внимательно следил за её неуверенным продвижением к столу, но не делал попытки помочь, чем заслужил яростный взгляд жертвы своего охранного заклинания.
- И не смотри на меня так, всё равно от помощи откажешься.
- Откуда такая уверенность? Может как раз сегодня я бы возражать не стала! - прошипела Кана, делая передышку в нескольких шагах от вожделенного кресла.
Дальше ей со стеной было не по пути, и она пыталась собраться с силами, чтобы дойти до манящего сидения.
- И почему она не может просто попросить о помощи? - задал риторический вопрос Силивен и, легко подняв её на руки, усадил за стол.
- Я так до сессии на занятиях не появлюсь, - утолив первый голод, Кана вспомнила, зачем она вообще согласилась на эту авантюру.
- С каждой проваленной сессией наш договор автоматически продлевается, так что я не против.
- Ночами спать не буду, но сдам все экзамены. А через три года с удовольствием помашу тебе ручкой. И не видать тебе родственных отношений с эльфами и драконами. Думаешь, я не понимаю, зачем ты всё это затеял?
- Не понимаешь, - усмехнулся Силивен.
- Ах, ну да! Как только я могла забыть? Тобой движет жажда мести моему отцу за то, что он увел у тебя эрилин.
- Этот вопрос мы с ним уже закрыли, нет никакой жажды мести. Я хочу заполучить Демона, и твоё происхождение мне скорее мешает, чем радует.
- Ты не получишь меня, ни-ко-гда!
Силивен не стал спорить. Он равнодушно пожал плечами, а когда Кана отвлеклась на изучение блюда с десертом, незаметно переместился к ней и резко поднял на руки.
- 'Мхарт! Надо срочно что-то делать с личной жизнью', - недовольно подумала Кана, не в силах сопротивляться поцелую.
- 'Сейчас кто-нибудь обязательно должен ворваться сюда', - мысленно усмехнулся Силивен. Не прерывая приятного занятия, он опустился в кресло напротив двери и с интересом стал ждать.
***

- Ой... Я опять, да? - потупился юный дроу.
- Извините, что так не вовремя, - язвительно произнес Рони.
- Кана ты помнишь о предложении, которое я сделал у драконов? - Кана что-то согласно промычала в его плечо, едва сдерживая смех. - Теперь это не предложение, а требование, иначе смерть этих двоих будет на твоей совести.
- Э, нет. Горлан - гарантия моей свободы, без него я никуда с тобой не пойду, -открыто засмеялась Кана.
- Мы собирались проверить вернулись вы или нет и закрыть телепорт, - попытался оправдаться Горлан.
- И чтоб я без вас делал, друзья мои, - язвительно поинтересовался Силивен.
- Смею предположить, выигрывал пари. - Эльф проигнорировал предупреждающий взгляд Горлана.
- Хватит! Горлан проводи меня, - Кана с трудом встала на ноги и пошатнулась, но правитель успел подхватить её и передать в руки подбежавшим друзьям.
- Что с тобой? - хором воскликнули эльфы.
- Силивен пытался меня убить! - трагическим шёпотом поделилась с ними девушка.
- Знаю я, как вы убиваете друг друга. И давно у тебя ноги от поцелуев подкашиваются? - насмешливо фыркнул дроу.
- Очень смешно, Горлан, - обиделась Кана. - Силивен забыл мне сообщить, что у него внутри кабинета стоит очень сильное охранное заклинание.
- Удивительно, что жива осталась, - хмуро произнес Рони и, взяв под вторую руку, потянул к выходу. - Я тоже провожу.
***

Несмотря на продолжительный отдых, Кана обессилено упала на свою кровать и тут же провалилась в сон.
Опять остров, море и яркое солнце. Однако вместо мягкого песка под ногами острые камни скал. Внизу простирается водная гладь, а ветер приглашающе подталкивает к самому краю утёса. Страха не было, ведь за спиной надежные крылья, которые во сне оказались в десятки раз больше, чем в реальности. Чешуя переливалась драгоценными алмазами на ярком утреннем солнце. Кана поддалась игривому ветру и с радостным вскриком прыгнула вниз, где волны бились о скалы. На полпути к острым пикам она поймала воздушные потоки и стала набирать высоту. Её спутник остался стоять в тени одинокого дерева, растущего над обрывом, и густая крона скрывала его с высоты полёта. Кана сложила крылья и стрелой полетела в манящую водную синь. Когда воздуха уже не хватало и лёгкие начинали гореть, она вырывалась из теплых волн и устремлялась обратно в небо. Она резвилась в потоках воздуха и ласковых волнах до тех пор, пока не проснулась.
Ощущение радости, оставленное сновидением, не покидало даже после пробуждения. Кана наяву продолжала чувствовать восхитительное чувство полёта, которое подарил ей сон. За окном только пробуждался рассвет, до начала занятий ещё два часа и принцесса решила прогуляться. Одевшись потеплее, она распахнула дверь и едва не наступила в огромную корзину цветов. Букет состоял из множества разных полевых цветов и закрывал собой весь дверной проём. В центре была записка от Эгиля с поздравлением.
Была ещё одна записка, которую она сразу не заметила. Сложенный лист бумаги лежал у её ног. Кане хотелось верить, что это Риззэл вспомнил о ней и тоже жаждет поздравить с юбилеем, частично она оказалась права.
"В эти выходные жду тебя в своём кабинете. Твоя оранжерея отцвела, и пора её убирать.
Риззэл"
Подавив разочарованный вздох, Кана поставила корзину с цветами на подоконник и вышла из комнаты. Как и планировала, она прогулялась по городу и перекусила в Таверне у Лосы, вернувшись в университет к самому началу занятий.
***

Выходные она ждала со смешенным чувством. С одной стороны радовала предстоящая встреча с некромантом, с другой, её охватывал ужас от объема предстоящей работы.
Когда наступило время исправлять свои художества, Кана пришла рано утром к декану чёрной башни. Дорогу к его кабинету устилал ковер пожухлой травы, а дверь оплетали пожелтевшие лозы уже без былых цветов. Оценив масштабы бедствия, Кана робко постучала в дверь. Надежда на то, что её не услышат, и она сможет со спокойной совестью уйти, разбилась от ехидного голоса, приглашающего войти.
Риззэл прислонился к единственному не тронутому магией Жизни предмету - своему столу. Всё остальное было покрыто остатками растений, и прикоснуться к ним, не перепачкавшись перегноем, было невозможно.
- Может, магией всё почистить? - с надеждой поинтересовалась виновница беспорядка.
- Магией я и сам способен избавиться от всего этого, - Риззэл обвел рукой свой кабинет. - Но ты ведь должна осознать, что за нарушение правил следует наказание. В Университете использование магии разрешается только в отведённых для этого местах.
- А другого наказания нет? - Кана поморщилась от неприятного запаха разлагающихся растений.
Риззэл задумчиво посмотрел на неё, его откровенный взгляд прошёлся от макушки до кончиков сапог и обратно. Он лениво оттолкнулся от стола и, гипнотизируя взглядом, подошёл вплотную к студентке. Кана замерла, когда он запустил руки в её волосы, приподнимая огненный покров, накручивая его на руку. Она прикрыла веки, не желая выдать торжества, когда он склонился к ней. Но вместо ожидаемого поцелуя, Кана почувствовала тяжесть заколки в волосах и услышала насмешливое "Нет".
Она недоуменно посмотрела на некроманта, чем ещё больше развеселила его.
- Длинные волосы будут мешать. Считай это моей помощью в уборке, теперь можешь приступать, - сам некромант с удобством развалился на столе, подперев голову рукой.
- Может, пока объяснишь мне принцип поглощения ментального воздействия?
- Начнем с понедельника, а сейчас я буду наслаждаться зрелищем "принцесса на общественных работах".
Своё мнение о нём и его методах воспитания подрастающего поколения Кана придержала, потому что после таких откровенных выражений ни о каких дальнейших отношениях речи быть не может. А она этого очень хотела. Впрочем, дроу не вампиры, и даже адресованные им мысленные обращения уловить не могли, поэтому Риззэл с удовольствием наблюдал за уборкой, а Кана в сердцах поминала всю его родню.
Избавиться от увядшей растительности на окнах оказалось не сложным, но с плющом на стенах пришлось немного побороться. Там где Кана доставала, он сдавался, но выше всё также уверено держался за стену. Девушка злилась, с её невысоким ростом достать плющ под потолком без магии, казалось, невозможным. Посчитав, что запрет на использование магии относится только к бытовому разделу, она использовала левитацию. Едва Кана оторвалась от земли, как почувствовала, что её щиколотки опутало нечто твердое и скользкое и с силой дернуло вниз. Со связанными ногами удачно приземлиться довольно сложно, но Кане почти это удалось. Правда равновесие удержать она не смогла и всё-таки приземлилась на мягкое место.
- Я ведь предупреждал не использовать магию, - спокойно ответил Риззэл на возмущённое сопение.
- А как, по-твоему, я должна забраться под потолок? - хмуро поинтересовалась принцесса, разглядывая чёрный кнут магии Смерти, который и стал причиной падения.
"Вот научусь создавать такой же, я тебе припомню этот день"
- Придумай что-нибудь, но о магии на сегодня забудь, да и об отдыхе тоже. Пока не вернешь этому помещению прежний вид, отсюда не выйдешь.
- А питаться я должна этими растениями?!
- Отличная идея! Только как проголодаешься, сообщи. Не хочу смотреть на твою трапезу и портить себе аппетит.
- Моя смерть будет на твоей совести, - трагичным голосом заявила Кана.
- Тогда придётся тебя поднять, чтобы моя совесть была спокойна. Из тебя получиться хороший зомби. Красивый, молчаливый и послушный.
- Риззэл, неужели в тебе нет ни капли сострадания? Разве так сложно мне помочь?
- Не сложно. Но я до сих пор не слышал, ни одной просьбы о помощи.
- Ах, вот в чем дело! Сама справлюсь!
Кана подошла к столу, на котором расположился Риззэл. Она обошла его по кругу и задумалась.
- Освободи стол.
- Как только вернёшь мое кресло в нормальное состояние, я пересяду в него. Пока другого наблюдательного поста у меня нет.
Пришлось отложить борьбу с плющом и начать с указанного предмета мебели. В первый оно было зелёным и мягким, сейчас же превратилось в пыточное орудие. Неизвестное растение высохло, превратив мягкие стебельки в жесткие колючки. Пока она избавляла кожаную обивку от острых шипов, руки покрылись множеством глубоких царапин. Кана шипела, глотала готовые сорваться проклятья, но упорно продолжала работу.
К тому моменту, когда кресло приобрело свой первоначальный вид, она обессилила и сама упала в него, с наслаждением вытягивая ноги и прикрывая глаза. С кистей рук, лежащих на подлокотниках, капала кровь, но она уже давно перестала чувствовать свои конечности, поэтому не заметила этого.
- Глупая, упрямая девчонка. Ты хоть царапины себе подлечи, - Риззэл сел перед ней на корточки, осматривая повреждения.
- Нет.
- Только не говори, что не знаешь элементарных заклинаний исцеления!
- Знаю. Но не могу пользоваться магией.
- Сейчас можешь.
- Ты уж реши, могу я пользоваться магией или нет. Это не смертельные ранения, подождут, пока я не управлюсь тут.
- Ты ведешь себя как ребёнок. Залечивай раны, а уборку продолжишь без магии.
- Ну, уж нет! - Кана понимала, что от этого упрямства страдать будет именно она, но злость и гордыня мешали ей воспользоваться шансом и облегчить себе жизнь.
Вместо этого она оторвала полы рубашки и намотала на запястья. Оставшаяся часть предмета одежды едва прикрывала стратегические места и Кана завязала узлом концы рубашки.
Воспользовавшись тем, что Риззэл освободил стол, она подошла к нему и попыталась придвинуть к стене, на которой в недосягаемости повис злосчастный плющ. Стол оказался добротным и очень тяжёлым, но упорство победило, и он был доставлен к месту назначения.
Стиснув зубы от боли и обиды, за то, что приходится использовать любимый кинжал на борьбу с растением, Кана стала разрезать подгнившие стебли. Пока она прыгала по столу, отвоевывая пространство чистой стены у плюща, Риззэл сидел в кресле с закрытыми глазами.
После стены пришла очередь окна. С ним проблем не возникло, так же как со шкафом, а вот с полом пришлось повозиться. Отчистить дерево ото мха, не повредив его, стало сложной задачей.
- Мне нужна вода и тряпка, - устало произнесла Кана.
Риззэл открыл глаза, посмотрел в темнеющий провал окна и выругался. Он был уверен, что Кана не продержится и двух часов, но она проявила чудеса упорства. Он применил заклинание тлена и оставшиеся растения превратились в пыль, а простое бытовое заклинание избавило кабинет от лишнего мусора.
- Теперь можешь идти. Тебе тоже не мешает привести себя в порядок.
Кана, не проронив ни слова, вышла за дверь, где её ждал неприятный сюрприз. Магия некроманта, ограничилась только его кабинетом, а вот дорога к нему всё также была выложена растительным ковром, уже утратившим свою свежесть.
"Риззэл говорил только о кабинете, значит, тут я убирать не буду!" Но уйти просто так не позволила вредность. Она дошла до двери, ведущей к воздушному пути и, представив себе кустарники дикой розы, произнесла заклинание быстрого роста. Теперь дорога к декану чёрной магии стала почти непроходимой.
Риззэл почувствовал всплеск магии Жизни, но посчитал это отголоском магии исцеления. Когда он решил покинуть свой кабинет, то едва не попал в колючие сети розового кустарника.
- Понравилось убирать? - усмехнулся некромант, но в этот раз решил простить.
***

На следующий день Кану ждал сюрприз. Открыв дверь, она вновь обнаружила корзину цветов. Дикие розы с маленькими, аккуратными бутонами и множеством острых шипов прятали на дне корзины записку, которую невозможно было достать, не поранив рук, если бы не...
- Риззэл...
Принцесса усмехнулась, вызвала броню и без труда достала бумагу.
"Рад, что ты вспомнила о драконьей броне. Я подумал, что ты любишь розы и решил вернуть тебе хоть часть того великолепия, что ты оставила мне"
Злость на некроманта лопнула как мыльный пузырь. Смена ипостаси это не магия, и она могла призвать броню, избавив себя от колючих растений. А в том, что она не догадалась сама, вины Риззэла нет.

ГЛАВА 22

Ответственность - это та цена, которую мы платим за власть
У. Черчилль

Первый год обучения пролетел незаметно. И хоть каждый день был похож на предыдущий, Кана не жаловалась. С вернувшейся силой, она с удовольствием поглощала новые знания. Только одно огорчало студентку - основные направления давались с трудом.
Магистр Аллур успокаивал свою студентку, указывая на ошибки и помогая исправлять их. Он никогда не выказывал недовольства или разочарования, всегда проявлял сочувствие и симпатию. Для него трёхсотлетний пусть и полудракон был птенцом, нуждающимся в опеке. Риззэл подобными сентиментальными глупостями не страдал. Он гонял Кану по всей тренировочной площадке, не особо заботясь об ощущениях девушки при ближайшем знакомстве с его боевыми заклинаниями:
- Если я буду щадить тебя сейчас, это может привести к трагедии потом, когда перед тобой будет настоящий противник, - бесстрастно отзывался некромант на недовольство девушки.
Кана не могла не согласиться с его словами, но это не уменьшало болевых ощущений от попавших в цель заклятий, поэтому на его уроках она не позволяла себе расслабляться как с драконом. К тому же у неё был ещё один стимул прилежно учиться. После успешной тренировки она была в состоянии получить заслуженную награду в виде самого учителя.
Методом проб и ошибок удалось выяснить, почему некоторые заклинания Кана способна поглощать, как это было в Деррэне, а большинство, достигая цели, всё-таки способны навредить. Заклятья, направленные на изменение функций организма, не причиняли полудракону вреда, поскольку магия эльфов и драконов сильно отличается. Изменения, которые станут фатальными для дракона, останутся незамеченными эльфом и наоборот. Поэтому проникая сквозь драконью чешую такие заклинания сталкиваются с эльфийской структурой и сливаются с ней, тем самым вместо запланированных повреждений, приносят дополнительную энергию. В свою очередь заклинания против эльфов просто не способны проникнуть сквозь драконью чешую.
А вот боевые заклинания действуют, как им положено. И от них необходимо закрываться щитами. Круговой щит никто из деканов пробить не смог, даже объединив усилия.
На показное испытание абсолютной защиты Каны собрался весь университет. Семь магистров объединились, чтобы разрушить кокон, но старания не увенчались успехом. В то время как зрители наперебой восхищались неуязвимостью Демона, Риззэл зашёл со спины и без труда проткнул щит клинком, который в следующее мгновение уже прижался к горлу девушки.
- Убита, - холодно констатировал некромант.
- Но как? - ошеломлённо прошептала Кана.
- Наиболее уязвимое место дракона - его шея. Не думаю, что в этом плане твоя броня чем-то отличается. Согласен, твой щит практически безупречен, но у его действия есть один огромный недостаток, ты не можешь двигаться. Достаточно обойти со спины, исчезнуть из поля видимости и дождаться когда ты уберешь защиту. Не применяй его, если за твоей спиной не стоит надёжный союзник. А как я пробил защиту, я расскажу тебе без свидетелей.
Пораженная публика молчала. Кана и сама пребывала в расстроенных чувствах, ведь этот щит - её гордость, на который она всегда полагалась.
Ночью Риззэл объяснил, как ему удалось так легко сломить её щит. Клинок, распоровший защиту, сделан из уникального металла, который используют для антимагических браслетов и ошейников. Всего десятилетие назад один гном догадался изготовить меч из сатерлита. Результат превзошёл самые смелые мечты мастера оружия. Владея комплектом из подобного меча и щита, воин практически неуязвим. К счастью Каны, таких комплектов всего два. Один из них принадлежит Силивену, о судьбе второго ничего не известно. Металл слишком редкий и его едва хватает на артефакты.
***

Жесткий график не оставлял времени на личную жизнь, поэтому с друзьями Кана виделась редко. Горлана она видела только на совместных лекциях, после которых он бесследно исчезал. Рони покинул остров под предлогом строительства очередного портала. Молодому эльфу нужно было время, чтобы залечить душевную рану, а находясь рядом с объектом своих грёз, сделать это было невозможно. Силивен понимал своего советника и друга, поэтому предоставил ему неограниченное время, на лечение сердечных ран. Аэрон тоже не баловал вниманием. Он иногда появлялся на острове, закрывался в кабинете с правителем и, только покидая Моргран, перекидывался парой слов с Каной.
Незаметно Эгиль стал единственным, кто скрашивал свободное от учёбы время. Кана никогда не сталкивалась с ним в стенах университета, но стоило выйти за ворота, как он оказывался поблизости.
'Вот уж не ожидала, что Силивен будет играть так грубо', - разочаровано вздохнула Кана.
Однако она была благодарна ему за редкие прогулки в весёлой компании. Себе она призналась, что Эгиль прекрасный собеседник, обладающий чувством юмора и богатой фантазией. Гуляя по городу и замечая какую-нибудь интересную скульптуру, он мог часами рассказывать выдуманную на ходу историю об этом произведении искусства неизвестного мастера. Хотя оба прекрасно знали, откуда она взялась и что именно олицетворяет. Он всегда улыбался и вел себя подчеркнуто вежливо. Только однажды на его лице промелькнуло раздражение и досада, когда Кана некстати пошутила:
- Твоё враньё настолько гармонично, что иногда хочется поверить в эти сказки.
После этого случая, она старалась не выказывать так открыто свой скепсис. Его ненавязчивые предложения на более близкие отношения, Кана игнорировала. Эгиль принимал отказ с ему лёгкостью и переводил в шутку, но через месяц-другой забывал и снова пытался сблизиться. Кана забавлялась ситуацией, ожидая дальнейшего развиваться этих отношений, ведь времени до окончания её обучения остается всё меньше, а это значит - Силивен скоро проиграет. Девушка уверилась в том, что Эгиль фон Скёльд Монфис и Силивен одно лицо и уже начала составлять список желаний, из которых потом выберет наиболее трудновыполнимое.
Как-то при очередной встрече она решила невзначай поинтересоваться, что означает Силивен?
- На древнеэльфийском, который был в ходу ещё до раскола, так называли кронпринцев. Переводится как первенец или наследник.
- Странный псевдоним выбрал себе правитель Морграна, не находишь? - Кана внимательно следила за реакцией собеседника, но Эгиль только усмехнулся и пожал плечами.
***

Её спокойная и размеренная жизнь закончилась в конце весны. Она уже сдала все экзамены и неделю маялась бездельем, пытаясь решить, чем заняться на каникулах, когда на остров прилетел взмыленный дракон. Грис приземлился на главной площади, перед воротами университета в истинной ипостаси и без сил упал на каменную дорожку. Прибытие огромного дракона не могло пройти незамеченным и любопытные студенты уже вышли посмотреть на гостя. Кана с трудом растолкала любопытных зевак и подбежала к родственнику.
- Что случилось?
Грис сменил ипостась, но подняться самостоятельно сил у него не нашлось. Кана протянула руку, чтобы помочь, но её неожиданно подвинули в сторону. Силивен легко поднял дракона на ноги. Грис пошатнулся и привалился к подставленному плечу, с другой стороны его подхватила Кана.
Грис блаженно развалился в огромном кресле ректора, игнорируя недовольный взгляд хозяина кабинета, и без предисловий перешел к сути:
- На драконов напали. Нам нужна твоя помощь. Заклинание идентично тому, что было в Деррэне, но направлено уже на нас. И активируйте хоть один портал, я в море едва не рухнул!
- Грис, сейчас не самое спокойное время, поэтому порталы будут открываться только в экстренных случаях. Почему не связался с помощью шара?
- Потому что у нас они вышли из строя! - вспылил уставший дракон.
- Грис не злись, я сейчас переоденусь и сразу отправимся.
- Канаэлин, не забывай, что ты наполовину дракона и для тебя это может быть так же опасно. То заклинание предназначалось вампирам, поэтому не причинило вреда.
- И что ты предлагаешь?! Сидеть здесь и ждать, когда этот прихвостень Мхарта будет уничтожать мою расу?
- Я пойду с вами. Может, удастся хоть частично отплатить за оказанную вами помощь в Деррэне.
Кана скептически фыркнула и побежала менять платье на любимые штаны и рубашку.
- Мы готовы принять любую помощь, - благодарно улыбнулся Грис. - Драконы в отчаянии. Наши кладки уничтожены. Все! Неизвестный враг убил пять наших не рождённых птенцов, шесть золотых и три водных, а мы представления не имеем, кому это понадобилось. Драконы стали слишком беспечны и уверовали в собственную неприкосновенность, за что поплатились своими детьми.
- Удалось выследить убийцу?
- Удалось поймать след его магии, но результат неутешительный. Это магический отпечаток силы Мхарта.
Когда Кана вернулась портал уже был настроен и они без промедления нырнули в мерцающее окно.
***

Стационарный телепорт Драконьих гор окружили двадцать драконов в истинной ипостаси. Как только портал задрожал, предвещая скорое появление гостей, они окатили всю площадку огнем.
- Какой горячий приём, - ошеломлённо выдохнул Силивен, который на мгновение забыл о своей неуязвимости.
- Ты бы видел, какой прием устроила мне твоя матушка, когда я появилась в Деррэне! Можно сказать - мы квиты, - усмехнулась Кана.
- Где Зоргос? - поинтересовался Грис у встречающих.
- Он в главной пещере с советниками. Там собрались представители всех кланов, - ответил один из стражей, сменив облик.
Грис уверенно шёл по длинным коридорам, пока не послышались голоса. В пещере шёл нешуточный спор. Из флегматичных драконов, сейчас бил фонтан эмоций.
- Властитель, ты обязан наказать тех, кто осмелился убить наших детей. Возможно, это небезопасно для наследницы, но у неё больше шансов выстоять против некроманта, мы потеряли уже много воинов, а сколько их будет ещё?
- Илис прав. Ты можешь прятать её, пока некромант не уничтожит всех нас, но потом он всё равно доберется и до твоей внучки.
- Зоргос, мы слишком зазнались и не имеем союзников, но наследница - эрилин сильнейшего мага этого мира. Неужели он откажет ей в помощи?
- Вам не стыдно прятаться за спину младенца? Забыли, что ей всего триста лет, и она не обладает истинной ипостасью? Вы хотите, чтобы я отправил её одну сражаться с неизвестным магом, к тому же связанным с Мхартом? - взревел Властитель.
- Зоргос, не надо так нервничать. Мы уже встречались с этим некромантом, и я пойду не одна. Раз уж мне посчастливилось родиться наследницей драконов, придётся защищать свой народ. - Кана вышла из тени ниши, где беззастенчиво подслушивала разговор.
- Грис, зачем ты привел её?! Я ведь просил не беспокоить девочку, - Властитель был в бешенстве.
- Зоргос, я не меньше твоего хочу защитить Кану, но у правителей есть обязательства. Если мы с тобой не в силах справиться, то это должна сделать Канаэлин. Я пойду с ними и буду помогать, чем могу. Командный опыт у нас уже есть.
- И Силивен здесь?
- Не думал же ты, что я отпущу свою эрилин одну, - правитель Морграна тоже показался в освещённой пещере.
- Что ж, возможно вы правы. Не буду говорить вам, беречь себя и быть осторожными - сами знаете. Но если с головы принцессы упадёт хоть один волосок, вам обоим лучше не возвращаться! - Властитель жестом подозвал одного из советников и взял у него из рук бумагу. - Здесь координаты перемещения некроманта, последний раз его засекли в предгорьях Гномьего кряжа, четыре часа назад.
- Не будем терять времени, только нам потребуется проводник. Грис, ты слишком устал и скорее будешь обузой. - Силивен проигнорировал красноречивый взгляд дракона.
- Я сам доставлю вас, - Зоргос поднялся со своего места и под удивлённые взгляды подданных вышел из пещеры.
- Вот уж, никогда бы не подумал, что доведётся прокатиться на Властителе драконов.
- Я тоже никогда не думал, что буду хоронить столько не родившихся детей. Если вы сумеете найти их убийцу, то отвезти вас на место - это меньшее, что я могу сделать.
- А что за заклинание он использует?
- Кто знал, уже никому ничего не расскажут. Наши маги определили только остаточную магию тлена и призыва.
- Кого он мог призвать? - удивилась Кана.
- Судя по останкам драконов, это были тонасеросы.14
- Возможно, он посылал жуков на уничтожение дракона, а если тот перекидывался в человека - использовал заклинание тлена?
- Думаю, Кане ничего не грозит, заклинание тлена не действует на эльфов обладающих магией жизни, - задумчиво протянул Силивен и нравоучительным тоном добавил: - Не призывай броню без необходимости!
За разговором они вышли на открытую площадку, где Властитель принял свою истинную ипостась и опустил крыло. Дождавшись, когда пассажиры устроятся поудобнее, дракон легко поднялся в воздух и направился в сторону Гномьего кряжа.
Через час они добрались до места, где в последний раз был обнаружен враг. Дальше путь пролегал вглубь пещер, и дракону пришлось опуститься к ближайшему уступу, чтобы Кана и Силивен смогли спрыгнуть, но самому дракону негде было перекинуться.
- Зоргос, отправляйся обратно, я присмотрю за Канаэлин.
Дракон ещё минуту нерешительно парил возле небольшой площадки, на которую уже переместились его пассажиры, но потом сдался и полетел обратно.
- Кана, не могла бы ты идти за мной, - одернул Силивен, рванувшую вглубь тёмного провала, принцессу.
- А я надеялась, ты пропустишь даму вперед, - усмехнулась Кана.
- Не сегодня. Я всё ещё надеюсь увидеть тебя в белом платье в храме Творца, - проигнорировав её кислое выражение лица, Силивен прошёл мимо и создал световой шар из чистой энергии.
- Какое расточительство, - фыркнула принцесса и, протянув ладонь к потолку, прошептала заклинание "вечного огня". Свод пещеры загорелся, освещая им путь на несколько сотен шагов вперед.
- А жаловалась, что магия драконов тебя не слушается. Как вернёмся, обязательно выдам премию Аллуру за успешную методику образования.
Идти пришлось долго. Первое свидетельство пребывания здесь некроманта они нашли через два часа блужданий по подземным туннелям. Четыре гнома - стража лежали в луже собственной крови. Ещё через час скитаний, они наткнулись на чёрную сеть. Как она действует ни ректор, ни принцесса не могли предугадать, поэтому осторожно осматривали, не предпринимая попыток снять её. С другой стороны ловушку разглядывал очередной гномий патруль.
- Кто вы? И что тут делаете?
- Решили устроить романтическую прогулку, - съязвила Кана, не отрываясь от изучения сети.
- Правитель Морграна, Силивен. Моя спутница - Канаэлин ван Торис дерк Салиус.
- Вы знаете, что это за заклинание? - уже спокойнее ответили гномы.
- Догадываюсь, и не советую трогать руками. - Силивен не успел остановить любопытного стража, и на глазах присутствующих молодой гном стал стареть, пока не превратился в прах.
- Паутина тлена, - прошептала Кана.
Попытка оставшихся стражей разрубить сеть оружием провалилась. Железо мгновенно покрывалось коррозией и через некоторое время осыпалось ржавыми хлопьями к ногам своих хозяев.
- Извините, но мне не нужны свидетели, - пока присутствующие не поняли смысла его слов, он усыпил всех, включая Кану. Убрать сеть ему не составило труда, зная как вызвать заклинание, можно также дезактивировать его.
- Силивен, зачем ты это сделал? - Кана первая пришла в себя и была в ярости.
- Так надо, позже объясню, - отрезал Силивен, заметив проснувшихся гномов, которые тоже бросали на него не самые ласковые взгляды.
- Дальше вы не пройдёте, за поворотом жилая зона. - Патруль подобрался и выставил оружие. - Мимо нас некромант пройти не мог. Либо он уже ушёл, либо он один из вас.
- Да как ты смеешь? Погибли драконы, и ты говоришь, что я причастна к этому?!
- Я всё сказал! Дальше вы не пройдёте, - вновь повторил старший в патруле.
- Кана, некромант ушёл. Я больше не чувствую магии Смерти, скорее всего это был отголосок сети. Нам здесь делать больше нечего, - Силивен положил руку на плечо взбешённой девушки, удерживая от расправы над гномами.
Кана растерянно посмотрела на вампира. Его лицо привычно скрывал туман, а глаза ничего не выражали, но девушке в голову закралась очень неприятная догадка.

ГЛАВА 23

Не буду звать тебя конем, буду звать тебя братом, ты мне лучше товарища (Китаби-Коркуд)

Кана вернулась к драконам подавленной. Она чувствовала себя виноватой в том, что убийца ушёл безнаказанным, но была не в силах что-либо изменить. Его следы потерялись в пещере, и если навстречу им вышел живой патруль, значит, некромант ушёл пространственным порталом. Для заключившего договор с Мхартом дело обычное, но сомнение в непричастности вампира уже закрались в сознание.
'Конечно, он пострадал в Дэррене, но не погиб, а дождался помощи. Возможно это была хорошо разыгранная сцена, но тогда и Горлан в этом замешан', - Кана едва не взвыла от своих предположений. - 'Отлично! Друзья - предатели, а любовник и эрил - главные злодеи. Поздравляю, Кана, у тебя прекрасный круг общения!'
Размышления на эту тему пришлось отложить. В первую очередь необходимо обезопасить Драконьи горы от возможного визита неуловимого некроманта Силивену удалось разыскать Рони, чтобы эльф закрыл телепорт. Ведь вблизи него грань с Изнанкой истончается и у врага появляется возможность использовать пространственный портал. У гномов некромант, скорее всего, смог уйти благодаря близости шахты, где добывают сатерлит. 'Если он вообще ушёл', - шепнул назойливый внутренний скептик.
***

Лето Кана провела на острове, стараясь не выпускать из вида своих главных подозреваемых. Однако после случая у драконов ничего необычного более не происходило. Силивен сам казался задумчивым и даже прекратил встречи без маски. Хоть Кана и проводила теперь много времени за пределами ворот университета, Эгиль ни разу не составил ей компанию.
К тому же правитель обязал подвергать тщательной проверке все корабли, пребывающие на остров. Стража прилежно выполняла поручение, и если допрос с вызывал малейшее сомнение у проверяющего, судно могли отправить обратно.
Такому положению больше всех радовались морские разбойники. Если раньше состоятельные личности использовали телепорты, то сейчас всем приходилось пользоваться водным транспортом. Силивен собирался разобраться с обнаглевшими корсарами, после того как капитаны торговых судов завалили его жалобами, но вмешалась Кана. Она обвинила капитанов в жадности, раз экономят на безопасности, а Силивена в недальновидности. Ведь это такой прекрасный шанс для студентов подзаработать и если доведется, попрактиковаться в настоящем бою.
- У меня сейчас и без корсаров забот хватает. Решай сама вопрос с капитанами, - отмахнулся Силивен, и ехидно обронил: - Надо же с чего-то начинать свое правление.
Кана на провокацию не поддалась и, покинув кабинет ректора, пустила слух по университету о возможности хорошо подзаработать на охране кораблей. Студенты дураками не были, поэтому благоразумные капитаны быстро обзавелись очень нужными на борту стражами.
'А те, кто пожалел денег, заплатят Мэлу', - весело подумала Кана, подкидывая увесистый мешочек.
Избавиться от организационных вопросов у неё не получилось. Ей приходилось составлять список студентов, отправляющихся на задание, составлять график занятий для них, чтобы они могли ознакомиться с пропущенным материалом. Договариваться с преподавателями о дополнительных занятиях, к тому же платить студентам, капитаны отказывались и отдавали золото ей.
- А что с них требовать, если не явятся на службу? - удивился капитан одного из судов. - Вы правительница, хоть знаем где искать. А эти сбегут, и поминай как звали.
Кана закатила глаза, но спорить не стала. Зачем перекрывать источник дохода, если студенты предлагают делиться за её гарантию?
***

С началом учебного года, Канаэлин возобновила занятия по ментальной защите. Она уже чувствовала в себе силы справиться с поставленной задачей, но Риззэл посоветовал, что для лучшего эффекта сначала научиться погружаться в транс, как она сделала это под дверью его кабинета. В отличие от предыдущего раза, сейчас от неё требовалось намеренное погружение в состояние полусна, именно так проще управлять магическими потоками. С этим возникли проблемы. Только спустя два месяца упорных тренировок, ей удалось повторить предыдущий опыт.
Риззэл отсутствовал всё лето, а после возвращения старался избегать девушку. Но Кана не собиралась мириться с подобным положением дел и ненавязчиво осаждала ледяную крепость в обличье дроу.
'Друзей надо держать близко, а врагов ещё ближе', - усмехалась Кана, потягиваясь на мягкой кровати некроманта.
- Тебе уже пора, - напомнил Риззэл.
- Прогоняешь?
- Силивен собственник, не советую забывать об этом.
- Я помню. От этого наши встречи кажутся мне ещё более волнующими, - усмехнулась Кана.
Через несколько минут она выскользнула из комнаты декана и бесшумно спустилась по лестнице на свой этаж. Она могла откровенно поговорить с правителем и расставить все точки над 'и', но ей пока нравилось играть по его правилам. Да и Риззэл не обрадуется, если их отношения станут кому-либо известны. Он категорично дал понять, что их встречи должны держаться в тайне.
***

Белая полоса в жизни Каны растаяла вместе со снегом, когда первые тёплые лучи весеннего светила растопили последние следы зимы. Обучение с деканом факультета магии Смерти закончилось, как и их отношения. Риззэл просто бесследно исчез, как только выполнил намеченный ректором план занятий, а с первого месяца весны его заменила Сиринэль. Её задачей стало научить студентку выставлять щиты вокруг сознания, основанные на магии Жизни. Однако у Каны ничего не получалось. Все мысли были заняты некромантом. Безусловно, она скучала по нему, но больше волновала необъяснимая тревога. Вдруг это он стоит за нападениями на вампиров и драконов? И возможно именно сейчас он готовит очередную пакость, например, эльфам? И куда гоблин утащил Эгиля? Может, они заодно?
'Мхарт! Как же надоело подозревать всех подряд. Когда этот змеёныш снова вылезет?'
- Канаэлин, я догадываюсь о чём, вернее о ком ты думаешь, но если не соберёшься, мы не сдвинемся с мёртвой точки, - раздраженно произнесла Сиринэль, после очередной неудачной попытки ученицы выставить щит.
- Я всё понимаю и обещаю взять себя в руки, мне нужно немного времени.
- Как знаешь, но чем быстрее ты научишься ставить защиту на основе магии Жизни, тем быстрее мы начнем совместные занятия с Риззэлом.
Кана грустно усмехнулась, не разделяя оптимизма Сиринэль. Однако постаралась взять себя в руки и сосредоточиться на поставленных задачах. В освоении нового заклинания помог её любимый круговой щит. По такому же принципу Кана выстраивала ментальный барьер, но за час занятий девушка опустошала свой магический резерв.
На решение этой проблемы ушло три долгих месяца изнурительных тренировок, но результат того стоил. Теперь Кана могла правильно распределять потоки энергии, не расходуя силы. Когда Сиринэль удовлетворилась результатом, она пригласила на последнее занятие несколько вампиров, чтобы на практике увидеть результаты своих трудов. Но возникло новое препятствие. Вместо того чтобы позволить ментальным атакам обрушиться на щит, Кана поглощала их используя тёмную магию.
- Кана прекрати использовать магию Смерти! - вспылила Сиринэль.
- Я не нарочно, у меня это получается непроизвольно.
- Так мы никогда не увидим возможности щита.
- Я понимаю, но ничего не могу с собой поделать, - Кана виновато развела руками, хотя на лице не было ни грамма раскаяния.
- Обратись к Силивену, возможно он что-нибудь придумает.

Ректор без труда решил этот вопрос, заблокировав магию Смерти в одном из классов. Сам он пристроился за дальней партой и внимательно следил за попытками Каны отразить ментальное воздействие. Он молча контролировал действия девушки, и когда Сиринэль объявила перерыв, он так же безмолвно покинул помещение.
Упражнения в помещении, где Кана была вынуждена использовать только магию Жизни, принесли свои плоды. Первые щиты были сметены вампиром-первокурсником. Анна злилась, скрипела зубами, но упорно возвращала защиту, которая вдребезги разлеталась от слабых атак.
- Во время атаки наблюдай за потоками, ищи слабые нити заклинания и исправляй ошибки, - напутствовала Сиринэль.
- От головной боли, я уже не вижу этих потоков! - вспылила Кана.
Сиринэль так увлеклась процессом, что не заметила чрезмерной бледности своей подопечной.
- Завтра продолжим, - хмуро отозвалась магистр, оценив состояние студентки.
С трудом передвигая ноги, Кана доковыляла до дверей, когда до неё долетел насмешливый голос Сиринэль:
- Твой любимый учитель вернулся.
'Интересно, когда у меня в груди поселился заяц?' - с досадой подумала девушка.
Ей очень не нравилась реакция собственного организма на упоминание о Риззэле. А ноги, забыв об усталости, несли её в чёрную башню. Впрочем, торопилась она зря, встретить некроманта ей не удалось. А когда она решилась навестить его в личных покоях, натолкнулась на раздражённого правителя.
- Что ты тут делаешь?
- А сам как думаешь? Мне нужно поговорить с магистром.
- Его нет, - отрезал Силивен и уже ехидно добавил: - Не советую с ним спать, если не хочешь потерять самое дорогое. Надеюсь, мой совет не запоздал?
- Ты мне угрожаешь? - Кана опешила от его слов.
- Нет, что ты. Даю дружеский совет.
- Не лезь в мою жизнь, Силивен. Тот нелепый договор не дает тебе никаких прав!
- Моё дело предупредить, - пожал плечами правитель и, больше не обращая внимания на взбешённую девушку, удалился.
- Надоело! Пора прятаться в свою норку и приводить мысли в порядок, - решила Кана.
Она планировала провести каникулы в своём замке, за которым последние два года следил её управляющий. В отсутствие хозяйки он мог пользоваться телепортом и закупать всё необходимое, а денежные средства Кана регулярно переводила на его счет в столице Гардэна. Но как бы она не доверяла старому Критису, проверить обстановку в собственном доме она была обязана. В то короткое посещение, когда они с друзьями праздновали её юбилей, она успела только разрушить одну комнату, но ни словом не обмолвилась с управляющим. Огорчало то, что без помощи Силивена ей не удастся быстро выбраться с острова, а он после разговора мог послать её в порт, на поиски корабля.
Правителя Кана обнаружила в его кабинете. Она без стука влетела в комнату, рассчитывая на эффект неожиданности. Расчёт оказался верным, Силивен вздрогнул и поспешно спрятал листок, который до этого сосредоточенно изучал.
- Я зашла попрощаться и попросить открыть для меня портал Гардэн. Я хочу провести лето дома.
- У тебя ведь есть стационарный портал в замке, зачем тебе идти через столицу? - Силивен устало потёр лицо, скрытое туманом.
- Чтобы никто не узнал его координаты, - пожала плечами Кана.
- Аэрон и Роннилиэль их знают, почему ты не можешь доверить эту информацию своему эрилу?
- Потому что они мои друзья давно и надеюсь навсегда, а ты в этой должности временно.
- Когда ты планируешь уйти? - Силивен проигнорировал колкость.
- Завтра. Мне ещё нужно собраться.
- Хорошо. Когда будешь готова, приходи, я открою свой телепорт. А сейчас не могла бы ты оставить меня одного?
"Неужели все-таки сердится из-за Риззэла?" - Кана недоумённо посмотрела на ректора, но выполнила его просьбу.

Рано утром Кана уже стояла у двери ректора. На этот раз она постучалась и, дождавшись приглашения, вошла в гостиную. Силивен сидел за столом и только собирался приступить к завтраку. Он указал на свободное кресло рядом с собой:
- Не составишь мне компанию?
- С удовольствием, я не успела поесть.
- Так спешишь от меня сбежать? - грустно усмехнулся правитель Морграна, чем в очередной раз удивил собеседницу. Подобное поведение было не свойственно Силивену.
- Неужели будешь скучать?
- Боюсь, мне будет не до этого.
- Силивен, что случилось? Ты на себя не похож, - не выдержала Кана.
- Надо же, какая ты стала внимательная. Даже не знаю радоваться мне или печалиться по этому поводу. А то, что случилось, тебя пока не касается. Не стоит забивать свою очаровательную головку этими проблемами.
- И в мыслях не было. Открывай портал, и я оставляю тебя наедине с твоими хлопотами.
- Поешь сначала и расскажи о своих успехах в учёбе.
- Как будто сам не знаешь. Всё в порядке, с дополнительными занятиями тоже.
- О, про твои успехи в освоении чёрной магии я знаю. Наверняка это заслуга учителя, - язвительно ответил Силивен.
Кана едва не подавилась печеньем, которое успела надкусить. Она прислушалась к эмоциям собеседника, но не обнаружила даже раздражения, скорее некоторую долю веселья.
- И что тебя так радует? Что наши отношения с Риззэлом продлились так недолго? - разозлилась Кана.
- Ты расстроена? Неужели, для тебя он больше, чем очередное увлечение? - теперь уже Силивен с удивлением посмотрел на собеседницу.
- Даже если так, это не твоё дело. Спасибо за угощение, но не мог бы ты открыть портал?
- Ты точно не хочешь пройти сразу в замок? Если понадобиться, я всё равно узнаю его координаты.
- Я планирую встретиться с Аэроном, а после уже отправлюсь домой.
Некоторое время Силивен возился, активирую отключенный телепорт. Потом указал координаты городского портала в Гардэне и, когда окно кабинета подёрнулось дымкой, приглашающей махнул рукой.
- Спасибо, - коротко бросила девушка и, не прощаясь, шагнула в открытый телепорт.
***

Столица Гардэна встретила Кану шумом многонаселённого города и ароматом свежей выпечки, который доносился из пекарни, находящейся неподалеку от места перехода. К тому же, в это время здесь проходила ежегодная ярмарка, и народу было больше обычного. Торговые ряды разместились здесь же, на главной площади. Принцесса с трудом пробилась к дороге, ведущей к дворцу императора, и едва не попала под упряжку мастистых лошадей из конюшни Аэрона. Кучер, грузный мужичок с густой чёрной бородой и пышными усами, натянул поводья и выругался сквозь зубы, вспоминая всех предков нерадивого пешехода. Из окошка кареты выглянула недовольное личико миловидной девочки лет семнадцати. Она хмуро оглядела Кану, одетую в чёрные обтягивающие штаны и свободную рубашку, поморщилась и визгливым голосом потребовала продолжить движение.
Кана стояла у них на пути и не думала освобождать дорогу. Она с интересом рассматривала девчушку, которая задохнулась от злости и спряталась внутри. Тут же из кареты послышалась её гневная речь:
- Император, вы должны наказать эту полукровку, как она посмела преградить дорогу вашему экипажу?
- Гильяна, это недоразумение. Мы скоро тронемся, - раздался страдальческий голос Аэрона.
- А ну, девка, брысь с дороги, пока не затоптали! - пробасил возница.
- Только, если император лично меня попросит - усмехнулась Кана, скрестив руки на груди.
- Что?! Да как ты смеешь, соплячка? Где твои родители?
- Аэрон, долго ты собираешься там прятаться? - громко крикнула Кана. Люди недоуменно смотрели на нахалку, посмевшую так пренебрежительно обратиться к самому императору.
Аэрон, облачённый в светло-голубой дорожный костюм, легко выпрыгнул из кареты. На боку красовалась рукоять изящного клинка, инкрустированная драгоценными камнями. Белокурый император выглядел превосходно, только ясные голубые глаза были наполнены тоской и какой-то обреченностью.
- Что за представление ты тут устроила? - хмуро поинтересовался Аэрон.
В это время имперская охрана решила вспомнить о своих обязанностях и, сверкая начищенными доспехами, предстала пред ясны очи Его Величества.
- Арон, где ты взял этих телохранителей? Будь на моём месте убийца, он успел бы сбежать в Дорт до их появления.
- С ними я разберусь позже. А сейчас будь добра, объясни, что здесь происходит.
- У меня каникулы и я решила по дороге домой навестить своего друга, - мягко улыбнулась Кана.
- А ты не могла сделать это скромнее? Зачем поднимать столько шума? - раздраженно ответил Аэрон, поглядывая на зашторенное окошко кареты.
- Похоже, я действительно не вовремя. Прошу прощения, Ваше Величество.
- Рад был встрече, принцесса.
С неестественно прямой спиной, Аэрон отвернулся и спрятался в карете, откуда донесся возмущенный возглас его юной спутницы:
- Кто это такая? Почему Ваше Величество не отправили её в темницу? Я уже говорила Вам, император, что Вы слишком милосердны?
- Гильяна, это принцесса древнейших рас. Подумай, как отреагируют на подобное обращение с наследницей драконы и эльфы?
Кане совершенно не понравился подслушанный диалог. Умом она понимала, что Аэрону давно пора обзавестись семьей, но её огорчил такой холодный приём, да и пассия императора ей не понравилась. Пожав плечами, она отправилась на поиски средства передвижения, чтобы добраться до своих владений: ждать, когда Аэрон освободиться и найдёт для неё время, она не собиралась, а переходить в замок из городского телепорта было неразумно.
По пути к конюшням, которые располагались на окраине Габрона15
Торговцем оказался полугном. Он цепким взглядом всматривался в каждого посетителя, без труда определяя выгодного покупателя. Когда его взор наткнулся на Кану, его глаза загорелись предвкушением хорошей сделки.
- Чем могу помочь, прекрасная леди?
- Мне нужен выносливый и спокойный друг. Там, куда я отправляюсь, есть нечисть, так что лошадь должна быть прекрасно вышколена.
Полугном ещё раз внимательно посмотрел на потенциального покупателя, перевёл задумчивый взгляд на стойла, а затем снова на девушку. Ей показалось, она слышит, как в голове торговца щёлкают счёты. Приняв для себя какое-то решение, он кивнул своим мыслям и предложил пройтись в дальний угол конюшни, из глубины которой ясно раздавалось раздражённое фырканье.
- В Вас течёт эльфийская кровь, если сможете договориться с этим зверем лучшего скакуна Вам не найти, он чистокровный эршиали 16. Я нашёл его израненного на границе с эльфийским лесом, но не рискнул сунуться во владения Пресветлых. С тех пор он живет здесь и подпускает к себе только меня, да и то для того, чтобы покормить или почистить.
- Я рискну.
Эршиали разумные животные, способные на эмоциональном уровне передавать хозяевам свои чувства. Хозяевами они признавали только эльфов светлых или тёмных им всё равно, главное чтобы избранный животным обладал эмпатией. Как обращаться с эршиали принцесса знала в общих чертах, благодаря Рони. Он как-то рассказывал ей о своём четвероногом друге, который остался в Зачарованном Лесу, и по которому он сильно тосковал.
Припомнив, как происходит знакомство животного с хозяином, Кана осторожно приблизилась к рыжему жеребцу. Он настороженно притих, с долей любопытства поглядывая на очередного кандидата в хозяева. Девушка очень не хотела использовать эмпатию в многолюдном городе, но иначе невозможно было установить контакта. Стоило ей приоткрыться, как Кану захлестнул поток чужих эмоций, но она постаралась сконцентрироваться только на стоящем перед ней скакуне. Он с возросшим интересом посмотрел на Кану, дёрнул ушами и слегка придвинулся. Окрылённая успехом, Кана протянула руку, позволяя животному первому пойти на контакт. Последовал ещё один шаг, и лошадиная морда уткнулась ей в ладонь, затем эршиали фыркнул и соприкоснулся лбами с новой хозяйкой. Кана уже безбоязненно вывела его из стойла и подошла к довольному полугному.
- Я рад, что он нашёл хозяина. Но на его содержание у меня ушло десять золотых, - последние слова торговца сопровождались сердитым ржанием.
- Друзей не покупают, но за заботу о нём я отблагодарю тебя, - успокоила Кана обоих.
Она расплатилась с торговцем и довольная покинула конюшню. Теперь ей предстояла нелёгкая задача узнать имя нового друга. Сказать его он не мог, а чтобы угадать придётся долго перечислять все известные клички и ждать когда эмпатия передаст ей согласие животного. О заурядном обмундировании для лошади не могло быть и речи. Эршиали не признают ни седла, ни уздечки, но они никогда не позволят упасть своему хозяину, их движения легки и доставляют седоку поистине незабываемое удовольствие от верховой езды.
Не задерживаясь в городе, Кана прихватила свои вещи и покинула столицу. Ночевать она решила в небольшой рощице к югу от столицы. Она давно хотела отдохнуть на природе, и знала одно очаровательное место на берегу реки. Как раз будет время перед сном для выяснения имени животного.

ГЛАВА 24

Какое счастье - дома находиться
Владимир Вишневский

- Ну что, приятель, будем знакомиться? - Кана погладила довольно жмурящуюся морду и церемониально поклонилась: - Канаэлин ван Торис дерк Салиус, но друзья зовут меня просто Кана. А вот как твоё имя? Может, Рыжик? - эршиали возмущённо фыркнул.
- На перечисление всех возможных имён уйдёт вечность! Мне нужны подсказки. Имя как-то связано с твоим цветом?
Девушка задавала наводящие вопросы, иногда угадывала, но чаще удостаивалась недовольного фырканья. Общение с приобретённым другом не мешало организовывать ночлег, и довольно быстро Кана соорудила себе лежанку, а так же приготовила поздний ужин из холодных бутербродов. Желудок недовольно жаловался на те крохи, которых недостаточно для растущего организма драконы. Но лень была сильнее. Разводить костер чтобы приготовить дичь, которая еще бегает где-то по лесу, было выше сил Каны. Поэтому она опрокинулась на лежанку и восторженно замерла.
Над головой простиралось темно-синее вечернее небо, а горизонт горел алыми красками. Она только сейчас поняла, что настолько погрязла в рутине, что уже много лет не обращала никакого внимания на такие мелочи, которые могут вот так радовать глаз и сердце. Даже в тот вечеру драконов, она больше предавалась воспоминаниям, чем любовалась таким обычным, но в то же время таким прекрасным явлением.
'Кажется, я становлюсь сентиментальной', - усмехнулась девушка и покосилась на стоящего неподалёку эршиали.
- А тебе нравится закат
Ответом послужило радостное ржание, чересчур радостное, чтобы его можно было отнести к восторгу от заходящего солнца.
- Твоё имя Закат? Тебе явно польстили, бледноват ты по сравнению с ним, - ехидно прокомментировала Кана и ткнула пальцем в небо.
Эршиали обижено отвернулся и как бы случайно задел её хвостом по лицу.
- Ах, ты так? - прошипела Кана.
Мощным потоком воздуха Заката снесло в речку. Он не сильно расстроился незапланированному купанию и, вдоволь наплескавшись в прохладной воде, выбрался на берег. Пригибаясь к земле, якобы в поисках сочной травки, эршиали подкрался поближе к блаженно жмурящейся хозяйке и по-собачьи отряхнулся. Кана взвизгнула и попыталась поймать наглое животное, но в его планы порка не входила. Он носился по поляне, пока Кана не бросила это бесполезное занятие.
- Убедил, Закат. Ускользаешь ты так же быстро. А теперь слушай внимательно. Путь у нас будет нелёгкий. Мой дом окружают болота и непроходимые леса, густонаселённые нечистью. Ты свободен. Если не хочешь идти туда, можешь отправиться дальше в Зачарованный Лес, когда будет время, я найду тебя.
Эмпатия позволила Кане ощутить весь гнев и возмущении Заката от подобного предположения.
- Мое дело предложить. Давай устраиваться на ночь, - пожала плечами Кана.
***

Через день Кана верхом на эршиали въехала в мрачный лес окружающий её владения. Дальше передвигаться можно только пешком и крайне осторожно. Самый опасный путь она решила пройти с утра, чтобы добраться до спасительных стен засветло. Несколько раз местные обитатели пытались закусить ими, но Кана быстро напомнила кто здесь хозяин, а эршиали даже ухом не повёл, показывая своё полное доверие хозяйке.
- Вот мы и дома, - радостно сообщила Кана, когда перед ними расступились деревья и взору предстали высокие чугунные ворота, оплетённые узорами из серебра.
Девушка двадцать минут барабанила в ворота, прежде чем в окошке появилось невозмутимое лицо Критиса. Правда на нём тут же отразилось величайшее недоумение от того, что хозяйка решила посетить свои владения таким способом.
- Госпожа?
- Нет, гоблин зелёный! Критис, не испытывай моё терпение. - Закат поддержал её возмущённым ржанием.
Управляющий распахнул двери и с удивлением уставился на животное.
- Это ведь... Эршиали! Вот уж, не думал когда-нибудь увидеть это легендарное создание.
Закат гордо прошествовал мимо ошеломлённого полуэльфа, не забывая поглядывать на своего зрителя и упиваться его восторгом.
- Критис, это Закат. Закат, это Критис, мой управляющий. Будь с ним повежливее, - обратилась Кана к своенравному жеребцу.
- Госпожа, почему Вы не воспользовались телепортом? - опомнился Критис.
- Так сложились обстоятельства. Распорядись, чтобы мне приготовили ужин и горячую ванную, а сам проводи Заката в его апартаменты, - увидев, как Критис рванулся выполнять последнее поручение, Кана торопливо добавила: - И именно в том порядке, как я просила.
"Как же хорошо дома. Без загадочного Силивена и обворожительного Эгиля. Определённо, быть графиней Элиос лучше, чем наследной принцессой двух древнейших рас'.
Кана закрыла глаза и на мги позволила себе поверить, что она простая студентка и вернулась домой на каникулы. Только простым студенткам свойственно влюбляться, поэтому чувства, которые она подавляла, радостно затопили её сознание.
'Интересно чем он сейчас занят? Хоть раз вспомнил или уже забыл, как выглядит одна из его учениц?' - Кана задумчиво провожала взглядом дневное светило. - 'Что-то часто я стало смотреть на закат'
В памяти снова всплыл вечер в драконьих горах и приятное общество правителя Морграна.
- Нашла, кого вспоминать! - одёрнула себя девушка и обернулась на стук в дверь.
- Госпожа, ванна готова. Обед подать сейчас или после омовения? - в комнату вошла полуэльфийка с румяными щеками и здоровым загаром. Только остренькие ушки, торчащие из копны каштановых волос, выдавали в ней кровь магической расы, остальная внешность вполне укладывалась в нормы среднестатистической человеческой женщины средних лет
- Позже. Спасибо, Морита, можешь идти.
Больше часа Кана нежилась в большой ванной, наполненной тёплой душистой водой. Дома она смогла, наконец, расслабиться, ведь это была её крепость и обитатели замка все проверенные временем служащие. Завернувшись в мягкое большое полотенце, она позвонила в колокольчик. Через пять минут раздался стук в дверь, и на пороге снова появилась Морита с подносом уставленным едой и лёгким вином. Она быстро расставила принесённое на столе и откланялась.
После ужина Кана забралась в кровать, прихватив с собой книжку по боевым заклинаниям, которую обнаружила в своей библиотеке. Текст самого заклинания она читать побоялась, памятуя о случае с кабинетом декана чёрной башни, а вот описание их действия и наличие защиты против них ей были крайне интересны.
Судя по пояснениям к заклинаниям, практически к каждому можно было найти контрзаклинание, способное нейтрализовать или вернуть заклятье обратно. Самое интересное заключалось в том, что защитные контрзаклинания практически не отбирали сил.
- Интересно, почему в университете нас обучаю выставлять только энергоёмкие щиты, а про подобную защиту никто не говорит?
Ответить ей было некому, но шар передач, будто дожидаясь разрешения нарушить тишину, огласил комнату трезвоном. Кана недовольно покосилась на него, но всё же приложила руку.
- Кана, ты дома?! - удивленно воскликнул император.
- А где мне надо быть? - раздраженно поинтересовалась девушка.
- Я всю столицу перевернул в поисках тебя! Ты пешком отправилась домой? Почему не воспользовалась порталом?
- Потому что в городском портале нет моих координат, и сообщать о них его работникам я не намерена.
- Я имел ввиду дворцовый портал.
- О, я не посмела беспокоить Ваше Величество по таким пустякам.
- Канаэлин, ты бесчувственная эгоистка! Сама практически замужем, а мне не позволяешь устроить личную жизнь. Да что там личную, это нужно моему государству. Та девушка, которую ты сегодня видела - племянница императора Амении.
- Аэрон мне нет дела до твоей личной жизни.
- Вот именно! Тебе всегда было наплевать на мои чувства! - горячо согласился император.
- Я не об этом. Твои чувства ко мне - самообман. Ты обязательно встретишь своё счастье, но я сомневаюсь, что это та самая девица, которую я имела сомнительную честь лицезреть.
-Я рад, что с тобой всё в порядке. В следующий раз всё-таки пользуйся телепортом. В твои дебри ни одно разумное существо добровольно не сунется. Силивен из меня чуть душу не вытряс, когда узнал, что ты пропала, - сменил тему император.
- Надо же, какая забота - съязвила Кана. - Так ты, поэтому переполошился? Я скажу правителю Морграна, чтобы больше тебя не беспокоил.
- Кана, ты опять всё не так поняла...
- Аэрон, забыли. У меня был тяжелый день, я хочу отдохнуть.
- Подожди, с тобой ещё кое-кто хочет поговорить.
***

На следующий день, после того как Кана отправилась в свой замок, правителю Морграна пришло сообщение от Мариэла. Главнокомандующий сухо сообщил о странной эпидемии, появившейся в Зачарованном Лесу. К сожалению, болезнь не обошла стороной и Владыку. Несмотря на все старания лучших целителей, жизнь уходит из Лиамара. Поэтому он просит принцессу явиться в Сориган и поддержать свой народ в тяжелые для него времена.
- Силивен, не говори ей пока. Она ведь тоже может подхватить эту болезнь, - хмуро посоветовал Лимрин, которого правитель ввел в курс дела.
- Может, но это её обязанность. Лиамару осталось недолго. Когда его не станет, Канаэлин будет Владычицей. Как думаешь, пойдут ли эльфы за ней, если она сейчас оставит их? Я сообщу Кане, а решение пусть принимает сама. Свяжись с ней и скажи, чтобы немедленно возвращалась.
Однако Лимрин не смог найти принцессу. Аэрон признался, что видел её в столице, но куда она отправилась потом, не мог даже представить. Силивена такой ответ не устроил. Он прибыл в империю и заставил Аэрона принять более активные меры по поиску Каны. Три дня стража обыскивала все таверны и постоялые дома, но безрезультатно, сам император в это время тщетно пытался связаться с замком графини Элиос.
Только поздним вечером третьего дня упорство Аэрона было вознаграждено, и они услышали раздраженный голос Канаэлин. Силивен с трудом заставил себя молча выслушать их приветственный диалог, сводящийся к взаимным обвинениям. Император так увлекся, что едва не оборвал связь, но Силивен вовремя напомнил о себе и Аэрон успел произнести:
- Подожди, с тобой ещё кое-кто хочет поговорить.
- Кана, мне необходимо с тобой поговорить. У меня плохие новости, - вместо приветствия произнес Силивен.
- Говори, - холодно отозвался шар голосом Каны.
- При личной встрече и разговор не терпит отлагательств.
- Напрашиваешься в гости? - язвительно хмыкнула девушка.
- Сейчас не до игр, открывай портал... Владычица.
Воцарилась гнетущая тишина. То, что правитель назвал эльфийскую наследницу Владычицей, могло означать только одно - предыдущего Владыки больше нет.
- Аэрон, открой портал для Силивена, я буду ждать в кабинете.
Император выполнил просьбу, и как только Кана зашла в кабинет, портал замерцал ожидая разрешения хозяйки пустить гостя.
- Говори, - бесцветным голосом приказала Кана, едва правитель вышел из телепорта.
- В Зачарованном Лесу эпидемия. Неизвестная болезнь унесла уже десятки жизней, в том числе и твоего отца. Мне жаль.
- Когда это произошло?
- Лиамар ушёл четыре часа назад. А первый случай заболевания произошёл на прошлой неделе.
- Почему ты мне этого не сказал? - прошипела Кана.
- Я сам узнал об этом только в день твоего отъезда. Лиамар просил не беспокоить тебя, однако обстоятельства сложились так, что твоё присутствие необходимо в Соригане.
- Я отправляюсь сейчас же.
Кана собралась настроить телепорт на столицу Зачарованного Леса, но её остановил Силивен:
- Сейчас ты в Лес не попадешь, портал закрыли.
- Я всё равно отправлюсь в Сориган немедленно. Тем более у меня есть эршиали, а его нечестью и темнотой не напугать.
- Кана не глупи, мы отправимся вместе с первыми лучами солнца, - устало произнес правитель, который сам толком не спал уже несколько ночей, но чтобы немного разрядить обстановку задумчиво произнес -: Пожалуй, эту ночь проведу с тобой, чтобы у тебя не возникло желания сбежать.
- Размечтался - фыркнула Кана и вызвала управляющего.
Критис появился мгновенно, будто ждал под дверью:
- Что изволите, госпожа?
- У нас гость, приготовь ему комнату и ужин.
Критис поклонился и бесшумно выскользнул за дверь.
- Может, пока проведешь экскурсию по своему замку? Что-то мне подсказывает, что меня сюда ещё не скоро пригласят, - нарушил молчание Силивен.
Кана пожала плечами и открыла дверь, приглашая следовать за ней. Проходя по галерее, он с любопытством разглядывал картины. На самой первой была изображена кроха с медными кудряшками и сияющими глазами в зелёном платьице. Рядом с ней, на зелёном лугу сидела девушка лет двадцати пяти. Светло-русые волосы уложены в замысловатую прическу, серые глаза лучатся нежностью и, несмотря на разительное внешнее отличие, её можно было принять за мать красноглазой девчушки. Однако Силивен без труда узнал Марго, подругу настоящей матери Каны.
На всех остальных картинах Кана была одна. Следующая картина отражала девочку чуть постарше. Люди сказали бы, что разница в написании картин около пяти лет, однако времени прошло гораздо больше - полвека. Внимательному зрителю картина позволяла увидеть, что это время стало значимым в жизни Каны. Здесь уже не было беззаботного детского личика, счастливого блеска в глазах и доверчивой улыбки. Впрочем, той лёгкости, которую передавала первая картина, больше нигде нельзя было увидеть.
- Портрет сделали после смерти Марго. Тогдашний император полагал, что это поможет мне отвлечься, - тихо прокомментировала Кана, стоя за спиной Силивена.
Со следующего полотна на правителя смотрели уже не печальные глаза, напротив, взгляд полный ярости и упрямства. Худенькая девочка в полном обмундировании воительницы на фоне ночной степи.
- А этот портрет я заказала после того, как ты выставил меня с острова. Теперь уже я сама надеялась, что медитация в виде четырехчасового позирования успокоит меня, - хихикнула Кана.
- Я не знал, что Марго унесла с собой в могилу тайну твоего рождения. К тому же твоё появление напомнило о предательстве эрилин и лучшего друга. И твоя сила спала, поэтому ты действительно не обладала необходимым резервом для обучения.
- Силивен, ты оправдываешься? - искренне изумилась Кана.
- Пытаюсь объяснить, почему так вышло, - пожал плечами правитель Морграна.
Кана успела показать половину картин, когда вернулся Критис.
- Комната господина Силивена готова, - отчитался полуэльф и обратился к правителю: - Прикажете подать ужин сейчас или после ванны?
- Как ты узнал? - удивилась Кана.
- Я слышал только об одном представителе магических рас, который скрывает своё лицо туманом. И на моей памяти Ваша светлость никогда не приглашала мужчин в свой замок, из чего я сделал вывод, что это ваш эрил. А о вашей помолвке с правителем Морграна знает, наверно, каждая нечисть в нашем лесу.
- А императоров и Рони ты за мужчин не считаешь? - съязвила Кана, пытаясь скрыть своё смущение.
- Императоры никогда не позволяли себе ночных визитов, а Рони хоть и жил здесь три года, но на нём Ваша светлость оттачивала материнские инстинкты.
- Критис, не мог бы ты сам принести мне ужин через полчаса, я столько всего хочу у тебя спросить, - засмеялся Силивен.
- Если планируешь до утра выяснять подробности обо мне, хочу напомнить, что я отправляюсь в Зачарованный Лес, как только рассветет. Ждать не буду!
- Не беспокойся, эрилин, я буду вовремя.
- Тогда до завтра, - она вошла в свою комнату, возле которой и прервалась экскурсия и захлопнула за собой дверь.
Этой ночью Силивену удалось поспать всего пару часов. Несмотря на предостережение Каны, он просидел с Критисом до глубокой ночи, выяснив много интересного о жизни девушки. Рассказ управляющего об отношениях с Рони успокоил правителя.
'Осталось избавиться от последнего поклонника. Но и с ним я скоро разберусь', - усмехнулся Силивен, засыпая на мягкой просторной кровати.

ГЛАВА 25

Никогда не знаешь, где начинаешь рисковать жизнью, это вообще непрерывный процесс...
Макс Фрай

С первыми лучами солнца, Кана, в сопровождении Силивена, покинула замок и отправилась в Зачарованный Лес. Она ехала на Закате, а Силивен взял из конюшни вороного жеребца со скверным характером по кличке Ворон. Кана недовольно покосилась на своего экспрессивного скакуна, который послушно подчинялся новому наезднику, всем видом выражая покладистость. А она так надеялась, что противный жеребец скинет седока в первую же минуту.
Дорога к столице Зачарованного Леса заняла целый день. Всю дорогу они молчали, думая каждый о своем. Кана не знала, как её встретят эльфы, а Силивен сложить мозаику из странных событий. Однако это не помешало им почувствовать постороннее присутствие еще на границе Леса.
Эльфийский патруль не показался, но беспрепятственно пропустил на свою территорию. Больше по пути к Соригану они не встретили ни одной живой души, как и в самой столице. Казалось, город вымер. Кана содрогнулась от такого сравнения и тут же почувствовала твердую ладонь на своем плече.
- Ты справишься, - тихо прошептал Силивен.
- У меня нет другого выбора, - горько усмехнулась в ответ принцесса и спешилась возле дворца Владык.
Она неуверенно поднялась по ажурной лестнице, сплетённой из сотен живых лиан, и остановилась перед живой изгородью, заменяющей дворцу двери. Лёгкое касание руки, и с тихим шуршанием ветви расползлись, открывая широкий проход. За ним тянулся длинный коридор, уходящий влево к жилым комнатам и вправо - к тронному залу. Кана пошла направо. В прошлый раз тронный зал поразил её своей яркостью. На полу густо росла мягкая трава, потолок помещению заменял прозрачный магический купол, защищающий зал от дождя и ветра, а стены оплетали лозы виноградника. Сейчас же всё помещение было белоснежным. Не осталось никакой зелени, а своды были поддернуты белой дымкой. В центре стояло возвышение, на котором и покоилось тело Владыки. На почтительном расстоянии полукругом выстроились стражи, одетые в традиционные траурные одежды из белого льна. Только Лиамар выделялся из общей бесцветной картины в своём погребальном золотом саване.
При появлении Канаэлин присутствующие поклонились и почтительно расступились, давая возможность подойти к телу отца. Он выглядел живым, словно просто прилёг отдохнуть. У Каны не нашлось слёз для Владыки. За те редкие встречи она так и не смогла узнать его, а лицемерно выдавливать из себя скупые капли, ей казалось кощунством.
- Мы так и не успели познакомиться, Лиамар. Но пусть твой дальнейший путь будет таким же светлым, как и его начало, - тихо прошептала Кана и уже немного громче обратилась к ближайшему стражу: - Где я могу найти Мариэла?
- Он в кабинете Владыки, принцесса.
Дорогу она знала и, не проронив больше ни слова, покинула угнетающий своей белизной тронный зал. Силивен тенью следовал за ней.
Как и сообщил страж, Мариэл обнаружился в кабинете. Его осунувшее лицо выдавало бессонные ночи, которые ему пришлось пережить. Кана ожидала увидеть его в кресле Владыки, но главнокомандующий сидел с противоположной стороны стола, в кресле для гостей. Но больше всего её поразила искреннее горе и боль эльфа.
- Приветствую тебя, принцесса. Для нас настали тяжелые времена. Я рад, что ты с нами.
- Мариэл, что здесь произошло? - Кана присела на соседнее кресло.
- Мы сами не можем понять, что это за болезнь и откуда она пришла. Хотя, болезнь ли? Целители утверждают, что новый вид вируса, а наш старейший маг склоняется к некромантии. Якобы болезнь только способ отвлечь от основной проблемы.
При этих словах Кана напряглась. Сначала вампиры, потом драконы, теперь светлые эльфы... Она склонна была доверять опытному магу. Складывалось ощущение, будто их знакомый некромант выводил оружие против каждой расы и потом проверял его в действии.
- Я хочу поговорить с магом.
- Боюсь, это уже невозможно, его тоже не миновала болезнь.
- Я разорву этого некроманта голыми руками! - не выдержала Кана.
- Принцесса, ты тоже считаешь, что здесь не обошлось без некромантии?
- Я в этом уверена. Маг оставил какие-нибудь отчеты, или записи с собственными наблюдениями? Мне нужно знать, откуда начинать поиски.
- Он докладывал лично мне. Небольшой отголосок тёмной магии он обнаружил рядом с источником. Всем известно, что источник - сосредоточение нашей жизни. Он питает Лес, даёт нам воду и пищу. Целители утверждают, что там или невиданный вирус, или яд. Но всё сводится к тому, что источник заражён.
- Отведи меня к нему.
- Но сейчас уже поздно, да и вам нужно отдохнуть с дороги.
- Я хочу осмотреть его сейчас же! - упрямо повторила Кана, потом обратилась к Силивену. - Ты пойдешь с нами, или предпочитаешь отдохнуть?
- Я, пожалуй, осмотрюсь здесь. Есть у меня одна мысль, но я хочу сначала всё проверить. Только мне потребуется проводник.
Втроём они покинули дворец. У входа уже стоял страж, которому был поручено помогать правителю Морграна. Дальше их пути расходились. Канаэлин, вместе с главнокомандующим отправилась вглубь леса к источнику, а Силивен с сопровождающим - к жилым домам.
***

Силивен не стал раньше времени делиться подозрениями, желая убедиться в своей догадке, прежде чем пугать эльфов. Но проходя мимо домов, он всё больше убеждался в своей правоте. У источника не случайно обнаружился след чёрной магии, он отвлекал от тех крупиц тёмной энергии, что требовало слабенькое заклятье Смерти, которое он ощущал у каждого жилища.
Расчёт врага был предельно прост. Яд, содержащийся в источнике, вкупе с чёрной магией подрывал крепкое здоровье эльфов, но не мог убить их. А вот проклятье, наложенное на каждый дом, могло завершить начатое и, как показывала практика, успешно справлялось со своей задачей.
- Вы не чувствуете здесь никакой магии? - поинтересовался Силивен у сопровождающего эльфа.
- Нет, - после недолгого молчания, отозвался светлый.
- Хм... На каждом вашем доме проклятье, и никто его не почувствовал?
- Но как же? - Большие глаза светлого эльфа стали похожи на блюдца.
- В последнее время в Лесу были гости?
- Нет, никого за последние полгода.
***

Кане повезло меньше. У источника действительно чувствовался след применения чёрной магии, а от воды подозрительно пахло мятой. Вокруг самого источника стояли сильнейшие маги Жизни и сложным заклинанием отчищали его от яда. Эту процедуру они проводили каждый день с момента обнаружения причины странной эпидемии, но безрезультатно.
- Мы очищаем воду, но на следующий день она снова заражена, - пожаловался верховный маг.
- Мне кажется подозрительным, что магический след до сих пор чувствуется, хотя прошло уже две недели. Надо попросить Силивена проверить источник, моих знаний ещё недостаточно, чтобы распознать какое заклинание здесь применялось.
- У меня есть догадка, но она настолько абсурдна, что сам не могу поверить в подобное. Когда Роннилиэль строил стационарного телепорт, я чувствовал нечто похожее. Однако тогда магия не ощущалась как тёмная или светлая, это была чистая энергия. Здесь же явно применялась магия Смерти.
- Хм... Нет, уважаемый, как раз такое возможно. Наш враг служит Мхарту, и он может создавать пространственные порталы. И скорее всего, портал находится внизу, под водой, - задумчиво протянула Кана.
Она потрогала воду руками и решила, что её температура подойдёт в самый раз, чтобы освежиться. Пока эльфы не поняли, какое кощунство она задумала, принцесса вызвала броню и создала вокруг головы воздушную подушку, после чего быстро нырнула в прохладную водичку.
Источник представлял собой природный колодец. Его стены, выложенные неизвестным камнем, похожим на мрамор, уходили далеко вниз. Кана погружалась всё глубже, в надежде найти хоть какой-то намек на портал, но в пределах видимости были только каменные стены и вода.
Через полчаса медленного погружения мышцы начало сводить, да и температура воды здесь разительно отличалась от той, что на поверхности.
- "Где тебя гоблин носит?" раздался в голове сердитый голос правителя Морграна.
- "В воде!" - огрызнулась Кана, но для себя решила через десять минут прекратить водные процедуры и всплывать, если ничего не обнаружит.
Когда она почувствовала, что организм дальше не справиться и решила подняться, она почувствовала всплеск тёмной магии. Немного ниже того места, где она остановилась, появилось чёрное пятно в стене. Вода вокруг него стала густой и окрасилась в тёмно-зелёный цвет.
- "Силивен, ты меня слышишь? Я нашла портал. Из него только что скинули яд."
- "Ты знаешь, что яд и через кожу поступает? Надеюсь, броню догадалась вызвать?"
- "Спасибо за беспокойство, но лучше скажи, как его закрыть."
- "Прекрасно! Не знаешь, что делать с порталом и всё равно полезла", - недовольно проворчал Силивен. - "А если бы меня не было рядом с источником, чтобы ты стала делать?
- "Силивен, не будь занудой. Хоть на каникулах избавь меня от лекций, лучше подскажи, как от портала избавиться"
- "В твоём случае лучше впитать его в себя, заодно и сил прибавиться"
Кана и сама склонялась к такому решению проблемы, но колебалась. Поэтому и воспользовалась возможностью спросить у более опытного мага.
Она приложила руку к пятну, и портал, подобно воронке, стал закручиваться, впитываясь в ладонь. В то же время изрядно потраченный резерв Каны стал наполняться. Теперь уже она не переживала, хватит ли сил продержать воздушную подушку до поверхности.
Магических сил хватило, а вот физическая нагрузка была слишком большой. Она с трудом добралась до поверхности и вцепилась в каменный бордюр вокруг колодца. "Слишком быстро всплыла", - подумала Кана прежде, чем лишиться сознания. Броня тут же исчезла, а пальцы отпустили спасительный камень, но рядом стояли эльфы и Силивен, которые поспешно вытащили её из воды.
***

В сознание она пришла глубокой ночью от холода. Открыв глаза, чтобы найти покрывало, Кана с удивлением обнаружила, что укрыта тремя пуховыми одеялами. В просторной комнате, куда отнесли её бессознательное тело, ко всему прочему горел камин, который хорошо прогревал воздух.
Силивен сидел в кресле напротив кровати и хмуро смотрел на девушку. Он был в ярости от глупого, необдуманного поступка своей эрилин. Если драконья кровь не сможет нейтрализовать яд, Кана погибнет, а ему не хватило нескольких секунд чтобы успеть вытащить её из воды до того, как исчезла броня и яд смог проникнуть в организм через кожу. Несколько часов он беспомощно наблюдал, как организм отчаянно борется с отравой. Лекари уже сделали всё, что могли и, судя по их лицам, готовились похоронить принцессу вслед за Владыкой. Это ещё больше разозлило Силивена, и он выставил всех за дверь. Пользы от их присутствия всё равно не было.
Когда Кана, наконец, пришла в себя, он не знал, чего хочет больше: расцеловать или перекинуть устроить хорошую порку. Но всё планы вылетели у него из головы, когда он услышал слабый, но радостный голос эрилин:
- Силивен?
- Как ты себя чувствуешь?
- Холодно, - пожаловалась Кана.
- У тебя лихорадка. Но если ты так быстро пришла в себя, значит, организм побеждает болезнь.
Силивен поднялся с кресла и, скинув с себя одежду, забрался под одеяла. Он обнял дрожащую девушку, стараясь согреть теплом своего тела. Кана напряглась и попыталась что-то возразить, но почувствовав источник тепла, прижалась к правителю и уже через несколько минут перестала дрожать и уснула спокойным сном.
Утром в её комнату вошла похоронная процессия, такие печальные были лица у вошедших эльфов. Правда скорбь быстро сменилась смущением, когда вместо одного бездыханного тела своей принцессы, они обнаружили в кровати два вполне живых.
Ещё ночью, когда лихорадка отступила, Кане стало жарко. Она скинула покрывала на пол, оставив только тонкую простынь. Ей и без одеяла хватало тепла от горящего очага и Силивена.
- Извините... - промычал себе под нос верховный маг, пытаясь выйти за дверь. Но сзади его подпирала свита из помощников, поэтому в проёме случилась заминка.
Силивен попросил не шуметь, жестом обращая их внимание на спящую девушку. Маги ещё раз извинились, правда, уже шёпотом и откланялись. Но поспешно отступая, они громко прикрыли дверь, отчего Кана недовольно заворочалась.
- Кому с утра не спится? - не открывая глаз, проворчала девушка и теснее прижалась к Силивену.
- Спи, милая, они уже ушли, - правитель нежно провел по волосам Каны.
- Силивен, скажи мне, что это кошмарный сон, и когда я проснусь, в кровати окажусь одна.
- Не переживай так, я просто старался тебя согреть. На твоей свободе этот случай никак не отразиться.
Кана всё же открыла глаза и отодвинулась от него. Может ночью он и пытался только помочь, но сейчас она была здорова, а их тела разделяла только тонкая ночная рубашка.
- Спасибо, но сейчас меня мучает голод, а не холод.
- Дракона! Только о еде и думаешь, - закатил глаза Силивен, но встал с кровати и неспешно стал одеваться.
Кана уже не первый раз видела его обнаженным, но в прошлый раз цвет его кожи она списала полумрак. Однако сейчас, при дневном свете, она прекрасно видела, что его кожа имеет более тёмный оттенок, нежели у остальных вампиров. Её пристальный, задумчивый взгляд не ускользнул от Силивена.
- Не передумала? Можем немного отложить завтрак - руки Силивена зависли над последней пуговицей рубашки, и он вопросительно посмотрел на Кану.
- А ты точно вампир? Твой цвет кожи не очень-то подходит вашей расе, - проигнорировав предложение, поинтересовалась принцесса.
- Это потому, что я люблю солнце и много времени провожу на скрытом от любопытных глаз пляже.
- И где же он находится? - тут же заинтересовалась Кана.
- Обязательно покажу, как только решишься пойти со мной на свидание, - подмигнул Силивен.
- Не раньше, чем ты избавишься от этого тумана и покажешь своё лицо.
- Это зависит только от тебя, эрилин. Научишься ставить ментальную защиту, и я сразу же откроюсь.
- Ррр...
- Не рычи, маленькая дракона, пойду за добычей, пока ты не решила закусить мной.
- Боюсь заработать язву, - проворчала Кана в закрывшуюся дверь.

ГЛАВА 26

Если у человека есть свобода выбора, он выбирает свободу
Михаил Генин

Портал, через который в Источник попадал яд, удалось закрыть. Однако водоём является мощным источником магической энергии, отчего нарушается грань с Изнанкой, поэтому оставался риск очередного покушения. Эльфийские маги предприняли возможные меры по защите, но никто больше не мог гарантировать безопасность жителей Зачарованного Леса. Силивен осторожно снял проклятья с эльфийских домов, и большинство заболевших удалось спасти, хотя и без жертв не обошлось. Несмотря на его помощь, на правителя косились с опаской, ведь никто не видел маленьких сгустков тёмной энергии. В далеко не дружелюбных взглядах эльфов читался один и тот же вопрос: 'А было ли заклятье?'
Силивен понял, что стоит Кане высказать своё отношение к нему, многие попытаются похоронить его вслед за Лиамаром. Зависеть от настроения эрилин ему не хотелось, и Силивен решил отправиться в Гардэн, чтобы оттуда вернуться на остров. Хотя ему очень хотелось попрощаться с другом.
Кана осталась одна в Соригане. Через несколько дней ей предстояла коронация, после которой она станет полноправной Владычицей светлых эльфов. Её тоже не очень жаловали, но после спасения Леса, поумерили свою неприязнь и прятали своё недовольство. По сравнению с угрозой полного исчезновения их расы, смешанная кровь наследницы уже не вызывала такого ужаса.
Кана не всегда была принцессой, и её прошлая жизнь наёмницы дала неоценимый опыт. Она знала, как только эльфы отойдут от шока, они забудут о том, кто спас их. Наверняка, при первом удобном случае попытаются свергнуть полукровку, а может и просто устранить, подстроив несчастный случай.
- Ты был прав, Лиамар. Мне необходим надежный помощник в управлении, - устало прошептала Кана. - Но ведь ему не обязательно быть моим лаэльеном.
Она стояла у окна и провожала взглядом предателя, который бросил её на растерзание светлым. Девушка понимала, что стоит ей попросить и Силивен останется, но как и многих эльфов, её мучил вопрос: 'А было ли проклятье? И почему он занялся чисткой тогда, когда у Каны не было возможности сопровождать его и лично убедиться в его помощи? Может, он и есть тот неуловимый некромант?'
От этих мыслей голова Каны шал кругом. Головоломка никак не хотела складываться общую гармоничную картину. Поэтому она не стала задерживать правителя. Если он враг, сейчас лучше держаться от него подальше. Силы не равны, и её связывает клятва, но позже она обязательно с ним расквитается. Только дракона внутри ворчала про трусливых вампиров и параноиков - эльфов. К несчастью, Кана больше доверяла своей эльфийской половине, поэтому продолжала провожать взглядом удаляющегося всадника, одновременно настраиваясь на предстоящий разговор со своими подданными.
Когда Силивен растворился среди деревьев, девушка вздохнула и отвернулась от окна. Первым делом она собиралась поговорить с Мариэлом и уговорить на одну авантюру. А он как никто подходил для её цели.
Эльфа она нашла в кабинете Владыки. Он, как и прежде, сидел в гостевом кресле и рассеянно смотрел в окно. Если он и заметил появление Каны, то вида не подал.
- Мариэл, я хотела с тобой поговорить.
- О чём? - эльф перевёл взгляд на принцессу, но проигнорировал остальные правила этикета.
- О том, что будет после коронации. Я прекрасно понимаю, что сейчас благодарность за спасение немного уменьшила неприязнь в сердцах моих подданных, но через какое-то время они забудут обо всём, и начнутся попытки смены власти.
- Канаэлин, пока я жив, твоей жизни ничего не угрожает. Я обещал... Обещал Лиамару беречь тебя, и сдержу данное ему слово. Да и от церемонии единения душ я не отказывался, - устало произнес Мариэл и прикрыл глаза.
Только сейчас Кана поняла, что у него были далеко идущие планы на свою жизнь. Наверняка, у него есть возлюбленная, друзья, близкие, но он отказался от всего, потому что этого требовал долг и Владыка. Принцесса в очередной раз утвердилась в правильности своего решения.
- Мариэл, думаю, мы сможем избежать таких крайностей. Эльфы привыкли к тебе и уважают. Я стану Владычицей, а тебя назначу наместником и в тот же день покину Лес. Фактически ты будешь править, а я буду появляться только тогда, когда действительно буду нужна. Ты согласен?
- Чем я заслужил такое доверие? - напряженно поинтересовался главнокомандующий, вызвал улыбку на лице Каны.
- Не беспокойся, я не рассчитываю прознать все твои секреты с помощью церемонии единения душ. Свою личную жизнь будешь строить сам, без моего участия, - после этих слов Мариэл заметно расслабился, чем подтвердил догадку её о том, что сердце воина занято. - Тебе доверял отец. Он считал, что ты станешь прекрасным правителем, мне этого достаточно. Я бы с радостью отдала тебе корону Владыки, но в этом случае найдётся много несогласных. Не мне тебе объяснять, во что это может вылиться, так что придётся довольствоваться титулом наместника. А я предпочла бы остаться Демоном.
- Боюсь, последнее уже не возможно. Тебе суждено стать Владычицей светлых эльфов и возможно Властительницей всех драконов, ведь красные драконы - правящая династия.
- Бедная я, бедная, - притворно вздохнула Кана. - Осталось сдаться Силивену, и к этим проблемам можно смело добавить Моргран и Деррэн. Правда, в Деррэне придётся Вилану отправить на пенсию, или в медовый месяц.
- Позволь поинтересоваться, чем ты займешься, если я приму твоё предложение?
- Не переживай - Демона больше нет. Я прекрасно осознаю, что Владычица, пусть и номинальная, не имеет права быть наёмницей, поэтому обещаю вести себя прилично. Окончу университет, вернусь в свой замок и буду разрабатывать новые заклинания. Может, напишу книгу о смешанных заклинаниях для тех, кому так же повезёт заполучить одновременно направления Жизни и Смерти.
- Грандиозные планы, - усмехнулся Мариэл. - Я принимаю твоё предложение и приложу все силы, чтобы ты никогда об этом не пожалела.
- Не сомневаюсь. Теперь я могу спокойно идти готовиться к прощанию с Владыкой. Жаль, что я так и не успела с ним познакомиться поближе.
- Он был достойнейшим эльфом и всегда служил примером для меня. Мне его очень не хватает. Возможно, к лучшему, что ты не успела его узнать, как следует. Тебе было бы намного сложнее перенести утрату.
- Считаешь, быть сиротой лучше, нежели хоронить родителей, с которыми прожил счастливую жизнь?
- Всё, что ни случается, - к лучшему.
- Оставим эту тему. Лучше подумай, что следует изменить в установленной системе. Не сомневаюсь, что у Лиамара всё было идеально прописано, но надо двигаться дальше и стараться усовершенствовать существующее, а я хочу быть в курсе твоих планов.
***

Следующей ночью в столице Зачарованного Леса, было не протолкнуться от желающих проститься с Владыкой. По традиции эльфов хоронят через три дня. Они считают, что души умерших за это время прощаются с прошлой жизнью, оставляя все земные дела, а после уходят за Грань, где Творец дарует достойным следующую жизнь. Эльфийские кладбища всегда примыкают прямо к поселению, это тоже дань традиции, но никто из ныне живущих эльфов не помнил какой именно. Вот и в Соригане кладбище расположилось едва ли не в центре города.
Эльфы в белых просторных одеяниях образовали живой коридор от ступеней дворца до высоких узорчатых ворот столичного кладбища. Всю территорию огораживал изящный кованый забор с витиеватыми рунами из чистого серебра, за ними скрывался ухоженный сад с прекрасными цветами и узкими тропинками. Только аккуратные стелы с именами напоминали, что это последний дом для земной оболочки пресветлых. Все прибывшие в руках держали свечи по форме напоминавшие кувшинки. Они терпеливо ждали появления процессии. Те, кому не досталось места в живом коридоре, рассредоточились среди деревьев.
В последний путь первым всегда провожал кровный родственник, за ним шли близкие и держали носилки. Как и все присутствующие, Кана облачилась в белый балахон и несла в руках зажжённую свечу. Она шла первой, на шаг позади Мариэл и Силивен. Мариэла она сама просила занять это место, а вот присутствие Силивена никто не планировал. Однако он появился в белой мантии за несколько минут до выхода процессии, поэтому выяснить каким образом, а главное с какой целью вернулся, Кана не успела. Впрочем, отказывать в сопровождении Лиамара у неё не было причин. Если он считает что имеет право находиться среди близких уходящего, значит так оно и есть. Никто в здравом уме не будет гневить душу усопшего, ведь недовольный призрак магического существа может натворить много бед.
В полном молчании процессия достигла центра кладбища, где соперничая с размерами дворца, возвышался склеп. Здесь хоронили только Владык и Владычиц. У входа стоял помост, на который поместили тело Лиамара, чтобы все желающие могли сказать ему свои последние слова. Кана в сопровождении Силивена и Мариэла отступила на несколько шагов, тем самым давая знак первому желающему проститься с Владыкой. Таких оказалось много, и прощание затянулось до самого утра. Когда последний эльф произнес речь и задул свою свечу, первые лучи солнца уже разбавили ночную мглу.
Дождавшись своей очереди, близкие Владыки прошли внутрь склепа. Силивен и Мариэл внесли тело Владыки и положили его в своеобразный природный саркофаг из туго переплетённых лиан.
- Лиамар, я верю, что путь твой не завершился, и ты ещё вернёшься в наш мир. Я обещал тебе присмотреть за Лесом и, благодаря решению принцессы, смогу исполнить твоё желание. Я буду стараться идти по твоему пути и надеюсь с честью выполнить возложенные на меня надежды. Да будет твой путь за Гранью светлым и ровным, прощай. - Мариэл в последний раз поклонился своему Владыке и вышел из склепа, а его место занял Силивен.
- У меня столько мыслей и слов, что даже не знаю с чего начать. Наверно с того, что я был глупцом, раз потратил драгоценное время на старые обиды. Надеюсь, за Гранью ты найдешь Наэлин, там никакие обязательства и земные предрассудки не смогут помешать вам любить друг друга. Да и меня там не будет, - грустно усмехнулся правитель. - Ты был лучшим другом и надёжным товарищем, даже дочери не выдал мою тайну. Я рад, что мы успели выяснить все недоразумения.
Если Мариэл обещал присмотреть за Зачарованным Лесом, то я буду приглядывать за Каной, так что можешь отправляться за Грань со спокойной душой, самое дорогое ты оставил в надёжных руках.
Да будет твой путь светлым и ровным. Прощай, друг мой.
Оставшись в одиночестве, Кана приблизилась к телу Лиамара. Она долго смотрела на своего отца, пытаясь подобрать слова, но они никак не хотели складываться в подходящие предложения. Тогда она села рядом на холодный пол склепа и прикрыла глаза, на миг представив, что Лиамар жив.
- Знаешь, отец, это не справедливо. Я триста лет была сиротой, а когда, наконец, обрела семью, какой-то некромант своими грязными руками её разрушил, лишил возможности узнать тебя. Конечно, в этом есть и моя вина. Я не стремилась сблизиться с тобой, всё делала наперекор, но я не привыкла, чтобы кто-то решал за меня. И считала, что времени у нас ещё много. К тому же я ждала, что ты сам сделаешь первый шаг. Не спорю, я вела себя как ребёнок, мне хотелось, чтобы ты окружил меня заботой и вниманием. А ты спрятался в Соригане и даже не навещал меня. Сейчас я понимаю, как много обязанностей лежало на твоих плечах, и мне с ними не справиться. Поэтому я сделаю так как ты хотел - отдам правление Мариэлу. Конечно, я немного изменила твои планы, лаэльеном он мне не станет, но ведь у наместника прав не меньше. А я пока верну должок некроманту. Надеюсь, ты согласен с моим решением. Эльфам будет проще видеть на троне такого же как они, а не полукровку. Позже, когда к Мариэлу привыкнут я, скорее всего, передам корону ему.
Как встретишь маму, передай ей привет. Хочется верить, что следующий круг жизни вы сможете пройти вместе.
Да будет твой последний путь светлым и ровным. Прощай, отец.
Кана прошептала простенькое заклинание жизни и лианы скрыли тело Владыки, образуя вечнозелёный кокон, на котором расцвели фиолетовые лилии - любимые цветы Владыки.
***

В одиночестве принцесса добрела до своей комнаты во дворце и без сил упала на кровать. Любопытство уступило место усталости, и она отложила объяснения с Силивеном, хотя было очень интересно узнать, почему он вернулся и зачем уезжал, если собирался быть на похоронах. Проснулась она только к ужину, от осторожного стука в дверь.
- Ну, кого там гоблин принёс? - проворчала Кана, с мучительным стоном сползая с кровати.
Перед тем как уснуть, она даже не потрудилась раздеться, и сейчас на ней болтался измятый белый балахон, прекрасно гармонирующий с всклоченными волосами и тёмными кругами под глазами. Махнув рукой на свой неподобающий облик, Кана открыла дверь. За ней оказалась молоденькая полуэльфийка, которая при виде принцессы низко поклонилась:
- Госпожа будет ужинать в общем зале или прикажет принести еду в свои покои?
- Я, пожалуй, спущусь вниз, только переоденусь.
- Вам потребуется моя помощь?
- Нет, ступай, я справлюсь сама.
Надевать костюм, в котором приехала Кана не решилась. Всё-таки настраивать советников против себя до коронации было бы неосмотрительно. Принцесса распахнула створки шкафа и выругалась. Наряды, подготовленные для неё в день прибытия, были ярких весёлых оттенков. В основном преобладали платья с воланами и кружевами жёлтых и розовых цветов с таким количеством застёжек, что самостоятельно застегнуть их было невозможно. Среди этого цветного безобразия, выделялось претендующее на скромность платье зелёного цвета. Кана радостно схватила наряд, но когда пригляделась, нахмурилась и недоуменно покрутила несколько частей костюма.
Основной частью этого шедевра являлась длинная до пят туника цвета молодой травы. Россыпь маленьких изумрудных пуговиц начиналась от высокого воротничка и спускалась к самому подолу. Рукава как таковые отсутствовали, но полупрозрачная ткань свободно свисала вдоль руки и крепилась на запястье широкими изумрудными браслетами. Зачем к этому платью понадобились обтягивающие бежевые штанишки, Кана поняла, когда попробовала пройтись по комнате в странном для неё наряде. При ходьбе боковые разрезы туники полностью открывали стройные ножки.
- Как же эльфы любят сложности! - проворчала Кана, но отражение ей понравилось.
Когда она спустилась, все уже собрались за столом. Помимо советников, присутствовал и правитель Морграна. При появлении принцессы они поднялись, приветствуя её.
- Чудесно выглядишь, эрилин, - произнес Силивен, сидящий по правую руку от Каны.
Его восхищённый взгляд, лучше всяких слов убедил принцессу в том, что она не зря потратила столько времени на сборы. Впрочем, у половины советников были такие же глаза, а некоторые ехидно улыбались, поглядывая на хмурых коллег. У Каны появилась мысль, что они делали ставки на то, какой наряд предпочтет принцесса.
- Силивен, что за спектакль ты устроил? - тихо прошипела Кана.
Силивен с наигранным удивлением посмотрел на девушку.
- Ты сказал, что возвращаешься на остров, но не доехал даже до Гардэна!
- Я действительно планировал вернуться в Моргран, но последнее время наши отношения с Лиамаром наладились, и я решил, что имею право проводить друга в последний путь. Учитывая то, что во время прощания с Владыкой, его дух не оскорбился и вёл себя прилично, я был прав. И я хотел бы остаться на твою коронацию, если ты не возражаешь.
- Оставайся, - пожала плечами Кана и предостерегающе посмотрела на одного из советников, который явно собирался возразить. - И спасибо, что спас меня.
- Не стоит благодарностей. Это в моих интересах не позволить тебе сбежать до свадебной церемонии, даже за Грань.
- А я надеялась, что ты уже оставил эту затею. У тебя остался всего год, чтобы свыкнуться с поражением.
Ужин прошёл в напряжённой обстановке, за ничего не значащим разговором. Обсуждать важные вопросы в присутствии правителя Морграна эльфы не стали, поэтому беседа свелась к обсуждению предстоящей коронации. Когда Кана пожелала всем приятного вечера и удалилась, у многих вырвался вздох облегчения, и они поспешили покинуть обеденный зал. Остались только Силивен и Мариэл, которые продолжали спокойно пить вино не обращая внимания друг на друга.
Кана едва успела закрыть за собой дверь, как раздался робкий стук.
- Да что же это такое? Мне дадут спокойно отдохнуть?! - прорычала девушка.
- Принцесса, Ваше церемониальное платье почти готово, но необходима последняя примерка, - испугано раздался голос портнихи из-под вороха золотой ткани.
- Вы меня в нем завтра хоронить будете, если не дадите отдохнуть, - проворчала Кана, но дверь открыла пошире, пропуская эльфийку.
- Оно почти готово. Но платье должно быть идеально подогнано, всё-таки особый день. Хозяйка мне уши оторвет, если я вернусь без примерки.
- Уши - весомый аргумент! Давай уже своё платье, истязательница.
Как бы Кана не ворчала, но наряд стоил таких мучений. Портниха потрудилась на славу и точно определила размер и предпочтения Каны. Её помощнице ничего не пришлось исправлять или дополнять, и она с довольным видом осмотрела будущую Владычицу и побежала делиться радостью с портнихой. Кана воспользовалась затишьем, упала на кровать и спрятала голову под подушкой.
Проснулась она вместе с первыми солнечными лучами. Приподняла голову и удивлённо посмотрела на кровать справа от себя. Подушки, под которыми она вчера пряталась от назойливых эльфов, разлетелись по всей комнате, ноги запутались в одеяле, а простынь мигрировала на пол вместе с ней.
- Это что же мне снилось? - растеряно прошептала Кана, потирая ноющий локоть.
Сон вспоминаться не пожелал, как и момент падения. Больше всего Кану озадачил тот факт, что она не почувствовала удара во сне, а ведь она всегда спит очень чутко.
Тёплая вода приятно расслабила и Кана выбросила из головы эту ночь. К тому же едва она оделась, в дверь постучали, и началась подготовка к торжеству.
- Принцесса, Вы уже проснулись? Я Эльзиан, куафёра. Займусь Вашей причёской.
- Если обещаешь ничего не обрезать, не красить и не выдирать, можешь приступать.
- Конечно, - улыбнулась эльфийка и быстрыми умелыми движениями принялась расчёсывать волосы.
Под её ловкими руками рождался затейливый узор из множества косичек, в которые Эльзиан иногда вплетала живые цветы. Через час усердной работы, на голове принцессы появился шедевр парикмахерского искусства.
- Если я когда-нибудь соглашусь на церемонию единения душ, непременно приглашу тебя. Никогда не видела ничего подобного. Это потрясающе!
- Спасибо, принцесса. Я счастлива, что смогла угодить Вам. Сейчас придёт портниха, а мне уже пора. И не беспокойтесь за прическу, чтобы не случилось, она не пострадает. Я наложила бытовое заклинание на волосы и цветы, продержится сутки.
- Спасибо.
В дверях Эльзиан столкнулась с портнихой и предположительно помощницей. Из-за вороха золотой ткани разглядеть её спутницу было невозможно.
- Доброе утро принцесса. Теперь наша очередь, - радостно улыбнулась портниха. Кана с опаской отступила на шаг, заметив фанатичный блеск в глазах эльфийки, но та быстро прикрыла дверь и выхватила золотистый ворох из рук помощницы. Когда же портниха аккуратно разложила платье на кровати и стала любовно разглаживать каждую складку, Кана окончательно испугалась. Юная помощница заметила настороженный взгляд принцессы и весело хихикнула:
- Вы не обращайте внимания, она не опасна, просто любит свои произведения.
Услышав голоса, эльфийка вздрогнула и смущенно улыбнулась, но мгновенно взяла себя в руки и стала давать указания. Кана закрыла глаза, покоряясь судьбе и двум портнихам, а когда почувствовала, что её перестали крутить как куклу, распахнула глаза и не смогла сдержать возглас восхищения.
***

Тронный зал был заполнен желающими, увидеть новую Владычицу. Здесь присутствовали все высокопоставленные эльфы и посольства от иных рас. В отсутствие виновницы торжества все любопытные были направлены на таинственного правителя Морграна, которого советники разместили с удобствами в рядах особо приближенных, как и положено будущему лаэльену.
Едва слышный перезвон колокольчиков прокатился по залу, оповещая о приближении принцессы. Голоса мгновенно стихли, и все взоры устремились к лестнице, где уже показалась Кана. Она обвела гостей безразличным взглядом. Отметила положение Силивена и злорадные ухмылки парочки советников, нахмурилась, заметив нервозность главнокомандующего, и осторожно стала спускаться. Впрочем, со стороны все выглядело совершенно иначе. Владычица словно парила над землёй с высоко поднятой головой, и такие мелочи, как длинный подол и высокие каблуки не способны были сбить её уверенный шаг. На губах снисходительная улыбка и никаких эмоций в глазах. Только Силивен догадывался, каких усилий ей стоило держать себя в руках, и он гордился ею.
Гости же любовались необычной внешностью Владычицы. Корсет, расшитый золотом, выгодно подчеркнул фигуру, а юбка из органзы с воздушной драпировкой и длинным шлейфом позволяла угадывать очертания стройных ног.
Кана уверено прошла к трону, остановилась в двух шагах от него и развернулась к собравшимся. Вперед выступил верховный маг в сопровождении юного помощника, который нёс на вытянутых руках белую бархатную подушку с золотой диадемой. Знак власти выглядел под стать наряду, лёгким и воздушным, с единственным камнем в центре - рубиновой каплей. Это первый в истории эльфов случай, когда в короне Владыки не изумруд или топаз, а рубин, ведь камень всегда соответствовал цвету глаз обладателя короны.
Кана обвела зал бесстрастным взглядом и на мгновение задержалась на правителе. Он пытался не мешать ей в столь ответственный момент, но не смог удержаться от ментального комментария:
- "Ты прекрасна. Теперь, я даже не смогу представить тебя в белом свадебном наряде"
- "Тебе же лучше, зачем тешить себя несбыточными мечтами?"
Разговор пришлось отложить, чтобы не пропустить речь верховного мага. Он представил Кану полным именем, восхвалял её храбрость, ум, обаяние и еще множество положительных черт. И чем больше он говорил, тем сильнее округлялись глаза девушки. Ей с трудом удалось спрятать удивление за маской отчуждённости, поэтому услышав заключительные слова, Кана с облегчением выдохнула.
Когда верховный маг надел корону на голову Каны, она с удовольствием, но не без опаски, отступила на два шага и присела на трон. Только почувствовав под собой мягкую обивку кресла, позволила себе расслабиться. Она очень боялась наступить на шлейф или неверно рассчитать расстояние и сесть мимо трона. 'Вот уж порадовала бы подданных'
Как только верховный маг отступил, настало очередь благородных семейств приветствовать Владычицу. Однако какие бы слова они не произносили, Кана чувствовала их, поэтому, как только последний эльф произнес заученную речь, она поднялась с трона, привлекая к себе внимание.
- Я горжусь тем, что во мне течёт кровь Пресветлых, и была бы счастлива своим правлением принести вам мир и уверенность в завтрашнем дне. Я благодарна за то, что вы подавляете в себе такие недостойные светлых эльфов чувства, как презрение и ненависть к полукровке. Да, не удивляйтесь, я такой же эмпат, как и вы. Хотя нет, намного сильнее. Ваши чувства для меня не тайна, вы можете спрятать их от эмпата, но интуиция драконов помогает уловить все оттенки настроения. Не могу сказать, что понимаю ваше недовольство, но идти против воли собственного народа не стану. Я останусь вашей Владычицей и буду защищать ваши жизни и интересы, но управление передаю тому, кого вы уважаете и цените. К кому у вас нет предубеждений, и кто полностью соответствует представлению о главе государства - Мариэлу ван Тирил Грину.
Кана приняла из рук одной из помощниц коробочку и достала простенький золотой обруч, который надела на голову главнокомандующему. Мариэл кивнул в знак уважения и повернулся к собравшимся.
- Я постараюсь с честью выполнить возложенную на меня миссию.
После недолгого затишья зал заполнился возбуждённым шепотом и радостными возгласами. Кана встала справа от трона, взглядом приглашая наместника занять его.
- Мудрое решение, Владычица. Ты ещё не готова к такой ответственности, да и что скрывать, мы тоже, - верховный маг поклонился и отошёл к группе советников.
- Не жалеешь? - Силивен внимательно посмотрел на девушку.
Хоть она и продолжала улыбаться, но в глазах пряталась грусть. Кана старалась не показывать, как сильно переживает от того, что её не приняли. Она не сомневалась, что всё будет именно так, но всё же всеобщее облегчение она ощутила как физический удар. Сердце болезненно сжалось, убивая все нелепые надежды на то, что она обретет дом в Зачарованном Лесу. О том, что подобная ситуация может повториться и у драконов думать не хотелось, слишком много переживаний для одного вечера. Кана на мгновение прикрыла глаза, отгоняя грустные мысли и уверенно ответила:
- Ничуть. Единственно о чём я жалею, что нельзя сейчас же исчезнуть из Соригана.
- Зато можно исчезнуть из дворца. Не хочу тебя расстраивать, но мне кажется, твоего отсутствия никто не заметит.
- Идея заманчивая. И куда ты предлагаешь сбежать?
- Есть здесь одна чудесная поляна...
- В этом, я по лесу бродить не собираюсь. - Кана с ужасом представила, во что превратится её чудесное платье после такой прогулки.
- За платье не переживай, доставлю в лучше виде, - усмехнулся Силивен.
- Мариэл, всё остаётся на тебе, а я пойду. Организм то у меня слабенький, кожа да кости, так вроде обо мне говорили?
- И когда успела всё выяснить? - усмехнулся главнокомандующий и тихо спросил: - Не жалеешь?
Кана ещё раз обвела зал изучающим взглядом и после недолгой паузы ответила:
- Посмотри, с какой любовью и восхищением они на тебя смотрят. После этого я буду чувствовать себя захватчиком на троне, да и не умею править.
- А на счёт церемонии единения душ? - ещё тише уточнил Мариэл и отвёл глаза.
- Нет. Можешь открыто представить свою избранницу.
Кана фыркнула, глядя на вытянувшееся лицо своего наместника, и под руку с правителем Морграна удалилась из зала.

ГЛАВА 27

Волнение стимулирует мысль и порой тормозит действие
Илья Шевелев

Как только двери тронного зала закрылись за спинами Каны и Силивена, правитель резко остановился.
- Разувайся, - подмигнул Силивена.
Кана с сомнением покосилась на него, но глядя в смеющиеся глаза, решила подыграть. Силивен дождался, когда она снимет неудобную обувь, и, схватив за руку, потянул к выходу. С каждым шагом скорость увеличивалась и из дворца они уже выбежали. Бегать по гладким коридорам было весело, но Кана сомневалась, что и прогулка босиком по лесу будет столь же приятной, поэтому на лестнице она нерешительно остановилась. Неожиданно её же подхватили на руки, и земля стала быстро удаляться.
- Не проще было дать мне время переодеться и дойти пешком? Потом будешь требовать моей кровушки, чтобы восстановить силы, - хоть Кана и ворчала, глаза её сияли от счастья. Полёт вызывал ни с чем несравнимый восторг.
- Не переживай, у меня есть накопитель.
Приземлились они на опушке в гуще Леса. Полянка казалась ничем не примечательной, и Кана недоумевала, чем она смогла так заинтересовать правителя.
- Потерпи немного, сейчас сама всё увидишь.
Силивен сел на мягкую траву и прислонился к дереву, а Кана растеряно продолжала стоять посреди поляны.
- Долго ещё ждать?
- Нет. Садись и наблюдай.
Кана недовольно поджала губы. Платье будет испорчено, если она устроится так же как Силивен, но и изображать памятник самой себе ей надоело. Она хмуро посмотрела на правителя, и на её губах заиграла мстительная улыбка.
- Не тяжело? - невинно поинтересовалась Кана, устраиваясь на коленях правителя.
- Нет, что ты, - усмехнулся Силивен и попытался обнять девушку, но ему тут же продемонстрировали маленький кулачок.
- Зачем ты меня сюда притащил? - недовольно ворчала девушка, продолжая ерзать.
- Кана, сиди спокойно, сейчас начнется.
Действительно, через минуту поляна преобразилась. Ожерелье из пяти ночных светил показалось из-за макушек исполинских деревьев и всё вокруг ожило. Маленькие бутоны неизвестных цветков раскрывались, приветствуя ночных спутников Терреллы. Они светились, словно магические фонарики, и на их завораживающий свет стали слетаться ночные бабочки. Как только мотыльки касались своими лапками бутонов, они сами начинали сверкать серебром. Едва заметное колыхание ветра раскачивало траву и чудесные цветы, которые соприкасаясь лепестками, издавали мелодичный звук, похожий на звон хрусталя. Под эту музыку, над поляной закружились в хороводе множество серебристых бабочек.
Чарующее действо продолжалось всего несколько минут, но когда поляну вновь окутала непроницаемая темнота, Кана продолжала сидеть неподвижно, глядя прямо перед собой.
- Никогда не видела ничего подобного, - тихо прошептала девушка.
- Хрустальная поляна - единственное место, где можно встретить чистую магию природы. По иронии о ней знают только вампиры, а эльфы даже не догадываются, какое сокровище у них есть рядом со столицей. Я показывал её Лиамару, но он сохранил в секрете местонахождение хрустальной поляны. Я надеюсь, что и ты никому о ней не скажешь. Желающих провести опыты и объяснить этот феномен будет слишком много.
- От меня они точно ничего не узнают.
Силивен кивнул и с видимым сожалением произнес:
- Нам пора возвращаться.
- Пора, - Кана легко поднялась, и когда Силивен отряхнул траву, прижалась к нему.
Она уже предвкушала очередной полёт, но ноги продолжали прочно стоять на земле.
- Я думала, мы и обратно полетим, - разочаровано вздохнула Кану.
- Полетим, но такой романтический вечер не может обойтись без поцелуев.
Кана хотела возразить, но её лишили такой возможности. Впрочем, она не сопротивлялась. Во-первых, ей понравились ощущения, во-вторых, летать самостоятельно она не умела, а они сейчас поднялись над Лесом.
- Спасибо за сказочный вечер, не думала, что ты такой романтик, - поблагодарила Кана, когда они опустились перед дворцом.
- Эрилин, у тебя будет целая вечность, чтобы узнать все стороны моего характера, - подмигнул Силивен и растворился в темноте.

***

Силивен уехал из Соригана той же ночью, о чём сообщили Владычице только за завтраком. Она не понимала его поведения, и внутри вновь закрутился червячок сомнений. 'Вдруг это и есть неуловимый некромант, который успел испортить жизнь всем, кроме дроу? Убедился, что все прошло по плану, и сбежал? Тогда почему пострадали все, кроме тёмных? Возможно, некромант принадлежит этой расе и надеется получить власть, тогда как с остальными придётся воевать?' Кана едва не взвыла от этих мыслей. Больше всего злила беспомощность, потому что вычислить некроманта никак не удавалось, а найти его по следам не возможно. Маг может пользоваться своей силой, а дарованную Мхартом - только при острой необходимости. В этой ситуации им мог оказаться кто угодно.
Кана почувствовала острое желание выместить на ком-нибудь всю злость. Она обвела ласковым взглядом присутствующих за столом советников, отчего те, кто успел поймать её взгляд, едва не подавились, но с сожалением отмела этот вариант. Поэтому Кана решила оставить свои кровожадные планы до возвращения в свой замок, вокруг которого расположился прекрасный заповедник различной нечисти. К тому же она давно хотела попробовать новое заклинание собственного приготовления. Их ей тоже было немного жаль, ведь эти твари охраняли её покой и никому не причиняли вреда. Черту леса они не могли пересечь, а если кто-то из людей совал свой любопытный нос на её территорию, так сам виноват. Все давно знают, что из проклятого леса не возвращаются. Эльфам же никакого дела нет до человеческих земель, а кладезь нечисти они обходят стороной.
Прощание с обретёнными подданными было скомканным. Кана позволила себе бросить тоскливый взгляд на радостных эльфов, после чего фыркнула одновременно с эршиали и они без сожаления покинули Сориган, а затем и Зачарованный Лес.

***

- Весёлые предстоят каникулы, - усмехнулась Кана, остановившись перед своими тёмными владениями.
Очертания её проклятого леса появились только поздним вечером, а пробиваться ночью к замку, Кана не решилась. Хоть она и хозяйка этих мест, а нечисть вроде стражей, но девушка сомневалась в их осведомлённости. Те твари, которым она объяснила кто в лесу главный, уже не смогут поделиться ценной информацией, да и не общается эта мелочь между собой. Броня безусловно не позволит им нанести смертельные раны, но Кана слишком устала, чтобы с боем пробиваться в собственный дом. Поэтому решено было расположиться на границе перед охранным контуром, который сдерживал низшую нежить.
- Закат, первой дежурю я, потом твоя очередь, - обрадовала четвероного друга Кана, устраиваясь у молодого деревца. Она с удовольствием вытянула ноги, прислонилась к гладкому стволу и вопросительно посмотрела на эршиали. Тот недовольно всхрапнул, но кивнул мордой.
Её дежурство прошло спокойно, но стоило ей прикрыть глаза, как Кана почувствовала настойчивые тычки в бок. Она резко села и с недоумением уставилась в ту сторону, куда косил Закат. Тряхнула пару раз головой и для верности потерла глаза, но видение не исчезло. Неспешной походкой из её леса вышел демон - высшая нечисть Мхарта.
- И что между нами общего? - обиженно протянула Кана, которой впервые выпала сомнительная честь лицезреть настоящего демона Изнанки.
Руки у него были намного длиннее человеческих, ростом тоже не каждый житель Терреллы мог бы соперничать с творением Мхарта. К тому же, она не могла похвастаться хвостом. Демон направлялся к ним, но в кромешной темноте видел только силуэты, поэтому не заметил, как на месте эльфийки оказалась соотечественница.
- Тебя тоже послал Хозяин? Не понимаю, зачем мне помощница, неужели перестал доверять? - обиженно проворчал гость.
- У меня своё задание. - Кана даже не надеялась выдать себя за демона и недоверчиво уставилась на собеседника.
- Какое?
- Почистить этот лес, - честно ответила девушка и тут же прикусила язык.
- Всё-таки, не доверяет, - простонал демон.
- Эээ... Тебя тоже сюда на зачистку отправили? - изумлённо переспросила Кана.
- Да, мне тоже приказали захватить замок в центре этого леса.
Кана поняла, что над ней не издеваются, а действительно приняли за своего. Поэтому решила подыграть и получить как можно больше информации.
- Как думаешь, зачем Хозяину понадобилась эта избушка?
- Ты только вылупилась? Неужели не понятно? Это идеальное место для сбора армии! Тихо. нечисть нашу никто не трогает. Даже жаль убивать столь радушного хозяина. Может, сможем с ним договориться? Вдруг он на нашей стороне. Хотя там светлыми эльфами за версту несёт, - тут он осёкся и внимательно посмотрел на Кану, - от тебя, кстати, тоже.
- Только сейчас заметил? Я полукровка.
- Это ж какой демон на ушастую польстился? - расхохотался гость. - Значит ты из "Синего ордена"
- Да, - осторожно подтвердила Кана, радуясь этой находке шпиона.
- Вот уж не ожидал от них такого, видно совсем у нас последователей мало.
- Что за упрёки?!
- Мне-то всё равно, просто не ожидал, что дроу возьмут в орден светлого эльфа. Пусть даже наполовину.
"Дроу?! Синий орден? Да что вообще происходит? - мысленно простонала Кана.
- Так там не только дроу...
- Верно, главный у них вампир. Но светлых в ордене ещё не было.
"Та-а-ак. И почему у меня ощущение, что я знаю этого вампира?"
В голове Каны стали складываться отдельные фрагменты мозаики. Все неприятности случались летом, во время каникул. Когда никому не было дела до ректора университета, да и государственных дел в это время намного меньше. Его личный портал всегда в рабочем состоянии, хотя Силивен утверждал, что закрыл оба. Перед каждым происшествием Кана не видела его как минимум неделю, а после, он непременно отправлялся вместе с ней на место событий. Силивен всегда находился в центре событий и мог почистить оставшиеся следы. На присутствие его магии никто не обращал внимания. То, что присутствовали отголоски чужой магии тоже объяснимо, как выяснилось в его распоряжении целый орден, мало ли кто из подчиненных мог наследить.
- Что задумалась? Пойдем замок освобождать для Хозяина. Я уже призвал всю местную нечисть на помощь, тебе остается только прикрывать мне спину, на тот случай, если там окажется сильный противник. Хотя, в этом я сильно сомневаюсь, вряд ли эльфийская полукровка окажется сильным магом.
- И где же наша подмога? - напряженно спросила Канна, вглядываясь в очертания леса.
Она понимала, сейчас самое подходящее время, чтобы избавиться от демона. Стоит им войти в лес, и у него появится армия бездушных воинов. Однако и сейчас они находились слишком близко к нежити. Если они бросятся на зов высшего, контур может не выдержать натиска.
- У них приказ оцепить замок.
- Это хорошо, - выдохнула Кана и весело предложила: Может, познакомимся?
- Осолот, третья демоническая ступень
- А я Демон, - усмехнулась Кана. На лице собеседника отразилось недоумение, и она пояснила: - Канаэлин ван Ториос дерк Салиус, Владычица Зачарованного Леса, принцесса клана красных драконов, графиня Элиос и хозяйка того замка, который ты собираешься захватить.
Демон лишь на секунду растерялся, но Канне хватило этого, чтобы атаковать. Трава под ногами демона мгновенно оплела его до самой макушки толстыми стеблями, образуя прочный кокон. Но Осолот быстро пришел в себя и, кое-как соединив пальцы в нужном знаке, прошипел заклинание.
Канна предполагала подобное, поэтому во время их короткого диалога, мысленно подобрала заготовку для смешанного заклинания. Конечно, было рискованно проводить испытание собственных заклинаний в реальном бою, но против высшего демона ничего лучше она придумать в тот момент не смогла.
'Спасибо тебе, Риззэл. Не зря столько времени гонял меня именно по поглощению', - улыбнулась Кана, с интересом наблюдая за тщетными попытками демона освободиться. Вся использованная Осолотом энергия впитывалась в стебли, выращенные магией Жизни, но с прожилками тёмной магии.
- Что это за растение?
- Обычная трава, - отмахнулась Канна. - Тебе сколько лет, тримон 17?
- Девяносто пять, - нехотя сознался Осолот.
- Так и знала. Решили, что для зачистки человеческого дома хватит и сопляка. Даже жаль тебя убивать. Может, согласишься служить мне?
- И не мечтай! Я никогда не предам Хозяина! - Демон в отчаянии вложил всю оставшуюся силу в заклинание тлена и тиски осыпались горсткой пепла.
Канна нервно сглотнула, ругая себя за неуместную болтливость, а Осолот радостно оскалился, выхватил меч и пошёл в наступление. Девушка порадовалась, что меч у него двуручный, так легче ускользать от атак и не приходится принимать тяжесть удара. Свои поединки она выигрывала только ловкостью и хитростью. Но в свете ночного ожерелья блеснуло былое лезвие и радость сменилась ужасом. Белый металл мог значить только одно - в нем есть часть дракона, а значит, в этот раз броня не спасёт свою хозяйку.
- Гоблин!
- Тримон, - поправил Осолот.
- А жаль... - искренне огорчилась девушка.
Демон посчитал беседу оконченной и, легко раскрутив двуручник, резко опустил его, рассчитывая перерубить наглую девчонку пополам. Но лезвие только со свистом рассекло воздух в том месте, где только что была Канна. Девушка плавно ушла с линии удара, но сама атаковать не спешила, выискивая слабые места противника. Через некоторое время она вынуждено признала отсутствие уязвимых мест, поэтому выбрала другую тактику. Двуручник серьезное оружие, но тяжелое, а если при этом владелец вынужден говорить, то есть шанс, что его дыхание собьется, и он начнет уставать. 'Только бы не отказался говорить', - в отчаянии думала Канна, уходя от очередного рубящего удара.
- Не люблю тишину. Расскажи об ордене. Кто его возглавляет?
- Я тебе больше ничего не скажу - зло процедил Осолот, в очередной раз рассекая воздух.
- Ты ведь всё равно убьешь меня, так хоть удовлетвори мое любопытство.
- Обещаю назвать это имя над твоим трупом!
Обещание было вполне реальным. Мечи Каны не причиняли никакого вреда демону, а вот он уже успел пару раз задеть её. Для магических пасов нужны обе руки, но однажды ей удалось создать оранжерею в кабинете Риззэла, и Кана надеялась, что и в этот раз получится.
Первым в демона полетел "Праведный меч" - заклинание магии жизни против нечисти. Убить демона им невозможно, но поранить вполне. Осолот не ожидал такого поворота событий и пропустил удар.
- Ты архимаг? - недоверчиво спросил демон.
- Что ты, я даже обучение ещё не закончила, - мило улыбнулась Кана.
Тримон не собирался проверять на практике способности своего оппонента и поспешил закончить схватку. Канна мысленно улыбнулась - она достигла своей цели, и Осолот перестал контролировать свои движения. Теперь ей проще было уворачиваться и можно было продумать свою следующую атаку. По тем сведениям, которые она почерпнула из книг, тримоны слабы, с ними может справиться любой опытный маг, обладающий магией жизни или стихией огня.
Только беда в том, что огню нужен проводник - руки, если дракон в человеческой ипостаси и пасть - если в истинной. Кана решила рискнуть и, бросив клинки, вскинула руки ладонями к демону. Две струи огня подожгли Осолота словно факел. Он понял, что проиграл, но успел нанести последний удар, в отчаянной попытке прихватить с собой врага. Кана не успевала подобрать оружие или увернуться, только отскочила назад, и меч демона оставил глубокий порез от ключицы до живота, но не рассек её пополам.
- Надо же, как больно, - Кана смотрела на своё первое настоящее ранение. Прежде никому не приходило в голову использовать против неё оружие, отлитое из металла с примесью костей дракона.
Они упали на землю одновременно, но в отличие от тримона Кана была ещё жива. Закат пытался растолкать хозяйку, но от каждого его толчка лужа крови под девушкой увеличивалась. Однако эршиали не зря считают разумными. Он подхватил хозяйку за руку, оставляя глубокие отпечатки зубов на запястье и резко дернул головой, закидывая всадника себе на спину. Послышался неприятный хруст, но бессознательное тело девушки не заметило очередной травмы. Закат не повез её к замку, окруженному нечистью. Инстинкт самосохранения у него развит лучше чем у любимой хозяйки, поэтому он помчался в ближайшую человеческую деревню, в надежде найти там помощь.

***

Кана пришла в себя только ближе к вечеру. Она лежала на небольшом диванчике в маленькой, но уютной комнате. Стены и мебель из светлого дерева, вязаная салфетка и весёлые занавески с разноцветными бабочками и ярко-жёлтыми большими цветами она видела в первый раз, и никак не могла понять, где и как оказалась.
Девушка скинула одеяло и с недоумением посмотрела на свой наряд. Кто-то старательно обвязал её ветошью от самого горла до колен. Она попыталась встать, но туго перетянутые бинты сковывали движение, а ослабленный организм отказался принимать вертикальное положение, поэтому Кана не удержалась и рухнула рядом с кроватью.
- Гоблин! - взвыла девушка. Повязка на груди мгновенно пропиталась кровью, а когда она попыталась встать ещё и раны на ногах стали кровоточить.
- Деточка, тебе нельзя вставать. Что же ты делаешь? - на шум в комнату прибежала пожилая женщина в чистом, накрахмаленном переднике. Седые волосы прятались под белым чепцом, открывая добродушное лицо. Она помогла подняться Кане и снова уложила на кровать.
- Опять раны открылись. Сейчас за мазью схожу, ты лежи, не вставай.
- Не стоит беспокоиться. Вы мне лучше помогите избавиться от этих тряпок.
- Но как же...
- Не волнуйтесь, уважаемая, регенерация у меня хорошая.
Пожилая женщина странно покосилась на свою гостью, но взяла ножницы и разрезала бинты.
- Мда... хорошо он меня порезал.
От правого плеча до середины живота тянулся глубокий ровный порез. На ногах тоже были раны, хоть и не такие значительные.
- Кто ж тебя так, девонька? Что за ироды? - причитала женщина, с неподдельным сочувствием глядя на Кану.
- Лучше вам не знать, крепче спать будете.
Кана направила всю энергию на регенерацию, но все на что хватило резерва - стянуть рану, чтобы она не кровоточила. Она с сожалением покачала головой, разглядывая тёмные рубцы. От неосторожного движения комната снова попыталась перевернуться, и Кана снова присела на кровать.
- Спасибо, что помогли мне.
- Да ты коня своего благодари. Он тебя вчера привез и стал в калитку барабанить. Умная животина.
- Да, Закат очень умный. Всё же, позвольте отблагодарить за заботу, - Кана потянулась к своим вещам, которые аккуратной стопкой лежали на стуле. Одежда была выстирана, а мешочек с деньгами лежал внизу нетронутым.
- Деньги мне не нужны, но я была бы благодарна, если бы госпожа-маг смогла исцелить моего внучка.
- А что с ним случилось?
- Наш лекарь не знает. В столицу ехать мы не можем, он очень слаб, а вызвать оттуда целителя мне не позволяют средства.
- Ничего обещать не могу, но попробую помочь. Только мне бы поесть сначала, боюсь, сил сейчас ни на что не хватит.
- Ох, что же я... - спохватилась женщина и проворно выбежала из комнаты, чтобы через минуту загреметь посудой.
Кана дождалась, когда мир вокруг прекратить вращаться и вышла вслед за хозяйкой. Найти её оказалось не сложно, характерные звуки и умопомрачительный запах привели девушку на кухню, где уже был накрыт стол.
'Даже Горлан столько не съедал за раз', - усмехнулась Кана, разглядывая гору пустой посуды.
В этот момент перед ней поставили горячую кружку густого отвара и вишневый пирог, на который Кана посмотрела с большим сомнением.
- Я не маг, но целебные отвары варить умею, а этот поможет быстро восстановить силы, - женщина кивнула на кружку с дымящимся напитком.
- А пирог зачем? - простонала Кана, не в силах бороться с ароматом выпечки.
- Чтобы перебить неприятный вкус лекарства, - мягко улыбнулась добродушная хозяйка.
Кана посмотрела на аппетитный пирог, перевела взгляд на округлившийся живот, снова на пирог и обречённо подцепила кусочек выпечки.
Напиток действительно прибавил сил, а вот плотный ужин не располагал к каким-либо действиям, однако Кана подавила в себе малодушный порыв вернуться в кровать и проспать пару дней. Она с трудом поднялась из-за стола и попросила проводить к ребёнку.
Мальчик лет четырнадцати лежал в соседней комнатушке, которая ничем не отличалась от той, в которой очнулась Кана. Цвет его лица был сравним с белой простынёй, на которой он лежал. Под глазами залегли чёрные тени, а губы уже приобрели синеватый оттенок.
Кана присела рядом и взяла его за руку, сканирую жизненные потоки. Долго искать причину не пришлось. Простое заклинание, практически не опасное для представителя магической расы, но смертельное для людей.
- Это не болезнь, на нем заклятье Смерти, - "успокоила" Кана родственницу мальчика. - Сейчас снимем его, и завтра ваш малец и не вспомнит, что с ним было.
"Докатилась, из убийцы превратилась в целителя. Коронованного целителя!" - усмехнулась Кана, представив лица своих подданных, если бы они увидели, как их Владычица лечит человеческого ребёнка.
Снять заклинание было не сложно, но у Каны едва начали восстанавливаться силы, поэтому после лечения мальчика, она вновь почувствовала слабость и с радостью приняла приглашение погостить еще пару дней.
Мальчик, как она и обещала, пришёл в себя довольно быстро. Он рассказал, как три дня назад мимо их деревни пронесся вампир. Лекс, а именно так звали мальчика, успел отскочить с дороги, но неосторожно выкрикнул проклятье в адрес спешащего, за что тот и кинул в него каким-то чёрным облаком.
- Ты видел его лицо? - с замиранием сердца спросила Кана.
- Он очень быстро пронесся, я запомнил только длинные чёрные волосы и глаза, кажется, синие были.
- А как ты понял, что это вампир?
- Точно не эльф. На дракона тоже не похож, у них таких чёрных волос не бывает, они всегда с каким-то оттенком
- И откуда ты столько про магические расы знаешь? - удивилась Кана.
- Мне бабушка рассказала, она училась у полуэльфийки травоведению. Та ей много всяких историй рассказывала. Правда, бабуля может лечить только травками, магии то у людей нет.
- Жаль, что ты не видел лица этого вампира.
Ночь Кана провела в доме гостеприимной хозяйки, а утром нагруженная провиантом на неделю вперёд, отправилась чистить свой лес. Ей было жаль расставаться со своими охранниками, теперь любопытных нечем будет отвадить, но после истории с тримоном, держать под боком нечисть было бы верхом безрассудства.
Только к утру следующего дня, Кана добралась до своего дома. Она широко зевнула, поминая всех демонов недобрым словом. Из-за Осолота, она не рискнула устраивать привал и гнала эршиали с максимальной скоростью. Впрочем, Закат разделял тревогу своей хозяйки, но был не в восторге от проведенных суток и зло всхрапывал, глядя на тварей Изнанки, окруживших замок.
- Спалю всех к гоблину, - зло прошипела Кана и пустила Закат галопом по тропинке, ведущей к главным воротам.
Обещание своё она сдержала, но когда добила последнюю тварь, сама с трудом перебирала ногами. Убедившись, что угрозы поблизости нет, она запустила над замком фейерверк из чистой энергии - условный знак управляющему.
- Доброе утро, госпожа, - поздоровался Критис, флегматично разглядывая разорванную и перепачканную одежду хозяйки.
- Оно будет добрым, когда я помоюсь, поем и высплюсь, только вряд ли к тому времени останется утром.
- Сейчас всё организуем. Желаете завтракать в гостиной, или прикажете подать в комнату?
- Лучше в комнату, я сейчас не в состоянии бегать по лестнице.
- Как прикажете, - Критис поклонился и пошёл давать поручения помощникам.
В этот раз Кана сама отвела эршиали в конюшню и насыпала овса.
- Спасибо, приятель. Ты спас мне жизнь, - Закат фыркнул и принялся за еду.
Расторопные служанки успели приготовить горячую ванну к приходу хозяйки, и она с блаженством погрузилась в тёплую воду. Ужасный шрам на груди стал намного тоньше и, Кана надеялась, что через недельку он исчезнет совсем.
- Как же хорошо дома. Пожалуй, останусь здесь на все каникулы. - Счастливая улыбка расползлась по её красивому лицу.
Всегда приятно возвращаться домой, даже если кроме стен, тебя здесь никто не ждёт.

Эпилог

Не смотри в прошлое с тоской. Оно не вернется. Мудро распорядись настоящим. Оно твое. Иди вперед, навстречу туманному будущему, без страха и с мужественным сердцем
Лонгфелло Генри Уодсуорт

Последний год обучения для Каны пролетел незаметно. За месяц до экзаменов ей удалось научиться ставить мощный ментальный блок, но проверяла его Раэлин, а не Силивен. Ректор пропал незадолго до этого знаменательного события, что только играло на руку Кане. У неё были определённые планы, и отсутствие правителя, как нельзя лучше способствовало их воплощению. На его обещание раскрыть своё инкогнито она давно махнула рукой, будучи уверена, что знает, кто скрывается за именем Силивен.
Владычица не собиралась зарабатывать на жизнь магическим искусством и развивала свою силу только для собственных нужд, поэтому диплом об окончании Межрасового Магического Университета ей был ни к чему, разве что для удовлетворения своего эго. Жажда обладания золотой мантией, которую она честно заработала усердной учёбой, уступила здравому смыслу, и Кана решила сбежать, не дожидаясь официального выпуска и возвращения Силивена. Только обучение ментальной защите удерживало Кану на острове, а теперь она свободна.
На душе было немного грустно от того, что правитель так просто отступился. Что скрывать, Кане льстило его упорное стремление завоевать её внимание, хоть она и не собиралась сдаваться на милость победителю. Но его она с легкостью забудет, в отличие от некроманта. Вот с кем ей тяжело расстаться. Но Кана была уверена, что и мысли о Риззэле, останутся там же, где и воспоминание о Мэливиэле - в прошлом.
'Впереди ещё много встреч и расставаний', - с грустной улыбкой подумала Кана.
Она в одиночестве отмечала свой предстоящий побег с острова в любимой таверне. Перед ней уже стояла кружка дымящегося чая и аппетитный черничный пирог. Перед предстоящим путешествием на корабле Кана отказалась от алкоголя и плотной еды. Поэтому неспешно попивала горячий напиток и предавалась воспоминаниям, пока дверь таверны не распахнулась, являя её взору нового посетителя.
- Гоблин! И зачем я ректора помянула? - тихо выругалась Кана.
- Добрый вечер, Канаэлин. - Уверенным шагом к ней подошел Эгиль и широко улыбнулся.
- Разве? - хмуро отозвалась девушка, совершенно не разделяя его радости.
- У прекрасной Владычицы плохое настроение? Надеюсь, не я тому виной?
- Чего ты хочешь, Эгиль? Я планировала этот вечер провести в одиночестве.
- Я всё понял. Ответь мне только на один вопрос, и я уйду, - совершенно не обиделся вампир и присел напротив.
- Спрашивай.
- Я понимаю, что ты уже Владычица светлых эльфов и наследница драконов, но тебе ещё есть к чему стремиться. Как ты смотришь на то, чтобы стать Повелительницей всех рас?
- Это ты к чему сейчас? - Кана с недоверием уставилась на собеседника. 'Неужели он открыто признается, что все несчастные случаи его рук дело?'
Она старалась держать на лице маску доброжелательности и интереса к его словам, но быстро проверила щиты и начала перебирать атакующие заклинания.
- Видишь ли, меня не устраивают многие вещи в нашем прекрасном мире. Я хочу сделать его лучше и знаю, что мне это под силу. Но если бы рядом была надёжная спутница жизни, мне было бы намного легче.
- Я всё равно не понимаю тебя.
- Я хочу, чтобы ты стала моей дайной и правой рукой в правлении.
- Опять... Мы это уже обсуждали, - девушка закатала глаза.
- Когда?! - искреннее изумление в голосе вампира, едва не подорвало уверенность Каны в том, что перед ней правитель.
- Если хочешь играть и дальше, я не против.
- Не понимаю, о каких играх ты говоришь, но меня сейчас больше интересует твой ответ.
- Мой ответ не изменился. Нет!
- Может, тебе нужно время подумать? Я ведь действительно стану Повелителем, скоро все расы преклонят колени передо мной, - в его глазах появился нездоровый блеск.
- Эгиль, я не преклонюсь и мой народ тоже. А за те выходки, которые многим стоили жизни, я убью тебя прямо сейчас! - Кана уже не скрывала своих намерений и закрылась броней, готовая к бою.
В таверну она шла практически безоружная, с одним кинжалом и поплатилась за свою беспечность. В руках у вампира оказались два примечательных клинка, которые сложно было не узнать: меч из сатерлита и 'убийца драконов'. По предыдущей встрече с первым мечом, Кана хорошо уяснила - её безукоризненный щит бесполезен против него, а 'убийца драконов' пронзит её броню, как обычный меч кожу.
Приметив намечающийся поединок, посетители смекнули, что пора и честь знать и быстро покинули помещение.
- Я подготовился на случай отказа, - усмехнулся вампир. - Видишь ли, Кана, мой вопрос был всего лишь данью уважению, ты всё равно пойдешь со мной. Если не хочешь стать повелительнице, будешь последней жертвой Мхарту. Думаю, он оценит такой подарок. А теперь, верни нормальный облик и одень вот это, - вампир кинул на стол 'ошейник оборотня'19.
Кану охватило неприятное чувство беспомощности. Практически безоружная против некроманта, связанного договором с Мхартом и обладающего двумя самыми опасными для неё мечами. В этом незавидном положении у Каны был только один способ выиграть, воспользоваться самоуверенностью врага и атаковать одним мощным заклинанием. Она прекрасно понимала, если не убьет Эгиля с первой попытки, у светлых эльфов будет очередная смена власти.
- Прости тётушка Лоса, - выдохнула Кана.
С её ладоней сорвались две огненные струи. Приближаясь к цели, они стали скручиваться между собой, образуя один мощный поток. Она использовала почти весь свой магический резерв, но благодаря тому, что ей не нужно было сопровождать заклинание словами и пасами, атака оказалась неожиданной для противника. Эгиль рефлекторно попытался прикрыться мечом, но это не щит, и поглотить атаку он не мог. Огонь охватил половину зала, но быстро перекинулся на всё помещение, скрывая обзор. Вампир остался где-то среди бушующей стихии.
- Неужели всё так просто? - с удивлением подумала Кана, прежде чем вспомнила об одном неприятном факте. Она сама подарила Силивену 'дыхание дракона' и её огонь не мог причинить ему вреда, если это и вправду он.
Словно в ответ на её мысли, из-за сплошной стены огня раздался издевательский смех, и Эгиль молниеносным движением выскочил прямо перед ней, выставив вперед 'убийцу дракона', а другим мечом готовый отразить возможную контратаку.
- Ты так предсказуема, Канаэлин, - усмехнулся вампир.
Он легко парировал удар удлинённым кинжалом, и сам резким выпадом попытался достать Кану мечом. Она увернулась и стала пробираться к выходу, однако в отличие от противников, таверна не булла защищена от огня. Деревянные перекрытия не выдержали, несущие балки посыпались, и половина потолка обрушилась, отрезая путь отступления.
- Гоблин! - Кана успела закрыться круговым щитом и крыша, грозившая превратить её в живописное пятно, осыпалась вокруг.
Эгиль находился в более уцелевшей половине зала и воспользовался тем, что Кане пришлось вызвать щит и замереть на месте. Как только последняя балка скатилась по куполу щита, он распорол защиту сатерлитовым мечом и замахнулся для смертельного удара 'убийцей драконов'.
Кана почувствовала брешь в защитном коконе и уже догадывалась, каким будет следующий удар. Всё произошло слишком быстро, и она уже не успевала что-либо сделать, только дёрнулась в отчаянной попытке сменить конечную цель клинка. Но за то напряжённое мгновение, что ей потребовалось снять щит и отпрыгнуть, поворачивая корпус уже в воздухе, ожидаемой атаки не последовало. Кана запрыгнула на горящую балку и с удивлением обнаружила, что Эгиль накрыт двусторонним куполом магии Жизни, который сферой окружил вампира. Это мощное заклинание сыграло противником злую шутку. Безусловно Кана не могла причинить ему вреда, но и он не мог выйти из-под защиты. Подобное положение дел не устроило вампира, и он обрушил град яростных атак на сферу, но Кана не стала дожидаться результатов его борьбы, ловко перескакивая по горящим обломкам, она прорывалась к свободе.
Одна деревянная стена не выдержала и осыпалась тлеющими углями, но огонь всё также бушевал, скрывая её от любопытных зевак. Сквозь завесу пламени Кана слышала зовущие её голоса, но не собиралась отвечать, посчитав ситуацию самой подходящей для побега с острова. Под прикрытием огня она проскочила в переулок и побежала к пристани. И девушка уже не видела, как Эгиль прорвался сквозь купол и также скрылся между соседних домов, немного отстав от неё.

***

- Горлан, где она?! - Силивен был в ярости. В том, что Кана жива, он не сомневался, но никто не мог найти его эрилин, хотя в поисках были задействованы все, и остров прочесали вдоль и поперек.
- Силивен, мне удалось выяснить, что после инцидента в таверне, от острова отчалил один из торговых кораблей. Она могла уплыть на нем.
- Куда направлялся корабль?
- В Вортэг. 20.
- Значит, она плывет в Гардэн. Свяжись с Аэроном, предупреди, что я навещу его через пять дней, корабль идёт неделю, так что сейчас нет смысла телепортироваться туда, - уже спокойнее произнес Силивен. Уверенный в том, что Кана на этом корабле, а значит через неделю он вернёт её обратно.

Три дня спустя.
- Силивен, у меня две новости, - Горлан без стука ворвался в кабинет правителя.
- Начни с хорошей, - вяло отозвался Силивен.
- Хороших нет.
- Ты начал с плохой, - покачал головой правитель. - Продолжай.
- Кана была на том корабле.
- Была?
- Да, была. Корабль час назад вернулся на остров. На них напали пираты, забрали всё ценное, в том числе и пассажирку.
- Что?! И она вот так сдалась? Может, она была не в состоянии сражаться, ранена?
- Капитан за дверью. Думаю, тебе лучше всё спросить у него.
- Зови, - коротко бросил Силивен, сжимая кулаки. Он ругал себя за то, что не избавился от этих морских волков.
- Силивен, это капитан Курт.
- Рассказывай! - без приветствия потребовал правитель.
- На второй день пути на нас напали пираты. 'Гром' и 'Молния'. Уйти от них мы, конечно, не могли, всё-таки торговый корабль не соперник клиперам. У нас на борту была девушка, она и приказала свернуть паруса и освободить палубу. Мы думали, она колдовать будет, но когда нас окружили, девушка только подняла руки и позволила увести себя. Её отвели на 'Гром'. У нас забрали всё ценное и отпустили на все четыре стороны, а так как остров был ближе, мы вернулись.
- Девушка была ранена? Может, чувствовала себя плохо? - спросил Силивен.
- Нет, физически с ней всё было в порядке, только она не прекращала нецензурно поминать Вас, - смущённо пожал плечами капитан.
- За что это? - искренне удивился правитель.
- Не могу знать. Она не говорила за что, но ругалась так, что мои матросы за ней с дневниками как привязанные ходили.
- Спасибо, можешь идти.
Силивен устало откинулся на спинку кресла. Все проблемы решили разом накинуться на несчастного правителя. Вампиры недовольны объявлением своей правительницы. Вилана снова решила устроить свою личную жизнь и опять с представителем иной расы, на этот раз - драконом. Синий Орден готовится к ритуалу открытия пространства, чтобы вернуть Мхарта во внешний мир, а где именно они планируют это сделать, так и не удалось выяснить. Теперь ещё и эрилин сбежала, попав к пиратам. Искать же, пусть и два корабля, на огромных водных просторах - непосильная задача даже для могущественного мага. Он не успел сказать ей главного, и теперь время играет не на их стороне.



1Фарис - огненный демон Изнанки, плод одного из самых сильных чувств Мхарта - Страсти. Внешне похож на барса, но имеет огненно-рыжий окрас. Самая красивая, но в тоже время одна из самых опасных тварей изнанки. [назад]
2Дайна (Дан) - обращение к супруге (супругу) у вампиров. [назад]
3Вечная смерть - наказание за нарушение магического договора. В случае невыполнения своих обязательств, нарушитель 'замораживается', тело становится сосудом для заточенной души, физически он ничего не чувствует, но внутри живет. Существует два способа выйти из этого состояния: трижды повторить согласие выполнить условия договора, после чего даются сутки на исправление своей ошибки. Второй вариант: ждать, что обманутый сжалится и освободит от исполнения обязательств. [назад]
4Эрилин (Эрил) - обращение к невесте (жениху) у всех магических рас. [назад]
5Лаэли (Лаэльен) - обращение к супруге (супругу) светлых и тёмных эльфов. [назад]
6Гарнитур Церкела - набор артефактов, состоящий из диадемы с оком защиты, кольца - накопителя магической энергии, и двух браслетов - генераторов [назад]
7Васет - слабоалкогольный напиток, настоянный на ягодах и фруктах, с добавлением различных пряностей. [назад]
8Алайя - инструмент, похожий на арфу, но меньшего размера и с большим количеством струн. [назад]
9Трииды - женщины, посвятившие свою жизнь служению Творцу. Они употребляют в пищу исключительно растительные продукты, пьют только воду или травяные отвары и не знают плотских утех. [назад]
10Дыхание дракона - Поцелуй дракона в человеческой ипостаси, способный передать частичку души дракона, она вплетается в ауру и защищает от магического огня. [назад]
11Сатерлит - метал, поглощающие любую магию, независимо от расы использующего её заклинателя. [назад]
12Сориган - Столица Зачарованного Леса. [назад]
13Деррэн - Летающий город-страна вампиров. [назад]
14Тоносерос - жук, способный прогрызть драконью чешую. Выведен светлыми эльфами, в качестве оружия против драконов, и реагирует на их запах. [назад]
15Габрон - Столица империи Гардэн. [назад]
16Эршиали - разумные кони, способные на эмоциональном уровне передавать хозяевам свои чувства. Хозяевами они признавали только эльфов светлых или темных им все равно, главное чтобы избранный животным обладал эмпатией. [назад]
17Тримон. У демонов Мхарта всего 3 ступени: первая - архидемон, вторая - демон, третья - тримон. Тримоны - демоны, не достигшие тысячелетия, они не имеют никаких заслуг и обладают слабыми магическими способностями. Демонами называют всех разумных созданий Изнанки, а архидемоны - это звание, которое демоны стараются заслужить веками, и мало кому это удается. [назад]
18Пространственный портал отличается от обычного тем, что сквозь него могут проходить только неживые и заклинатель-некромант, связанный договором с Мхартом. Его использует Хозяин Изнанки для отправки своих созданий во внешний мир. [назад]
19Ошейник оборотня - артефакт блокирующий смену ипостаси дракона, созданный светлыми эльфами.[назад]
20Вортэг - небольшой портовый город в империи Гардэн.[назад]


Оценка: 6.68*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Kerry "Копейка"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 4"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"