Шорников Александр Борисович: другие произведения.

Тело сдал-тело принял. Книга 3. Глава 2.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Глава 2.
  Вновь увидеть могилу Тифы ему довелось только год спустя. Проезжал он мимо этого места, да было такое пару раз, с тех пор, а вот заглянуть на могилу как-то не получилось. Да и не страдал Никитин особой сентиментальностью, ну не тянуло его на кладбище ни в той земной жизни ни в этой!.
  Что толку лить слёзы над бренным телом, когда Душа ушла. Вскоре она вновь вернётся в этот мир в новом теле, мужском или женском, ничего не помня о том, что с ней было раньше. Вернее, Душа то помнит все свои предыдущие инкарнации, а вот личность в новом теле - нет. Да оно и к лучшему!. Помнить свои инкарнации - тяжёлая ноша. Помнить женщин, которых ты любил, детей, которые у тебя родились, родителей, друзей, которые были и ушли... И так много раз...
  Тяжело это и далеко не всем по плечу это, разве что только просветлённым людям, но с тех особый спрос, для обычных людей пусть уж лучше каждый раз - с чистого листа, ибо воистину - "во многих знаниях - много печали".
  А сегодня на Никитина, что-то накатило, то ли тоска, то ли неудачи последних дней, а может всё сразу вместе. Заметив знакомую берёзовую рощу, он спрыгнул с головного фургона и скомандовал остановиться и осмотреть фургоны. Длинная колонна, состоящая из ста с лишним фургонов и телег, стала медленно фургон за фургоном останавливаться.
  Пока народ деловито осматривал фургоны, и разминал ноги, землянин немного отошёл в сторону и сел под большой берёзой. С этого места был хорошо виден одинокий крест могилы. Уставившись на него, он задумался, перебирая в памяти то что, произошло с ним за этот год.
  А произошло очень многое, год пронёсся как лошадь, которую охаживают плетью!.
  Вскоре после смерти Тифы, он выкупил, с подачи хитрого трактирщика Боктора, у Владыки Каменного Трона, именно так, дальше в титуле шли названия ещё восемнадцать провинций, правда провинции эти были крохотные да и местные нобили, не особо жаловали своего Владыку.
  Керы провинций платили чисто символическую дань своему господину, так что власть Владыки Каменного Трона ограничивалась стольным городом и близлежащими окрестностями.
  Керы в своих владениях были полноправными владыками без оглядки на центр, только общая ненависть нобилей к Владыке Ка-Ато, заставляло их всем вместе держаться в рамках такого аморфного государства.
  В последние годы это государство переживало не лучшие годы. Керы, видя что Владыке Ка-Ато сейчас не до них, почти совсем перестали платить налоги в центр, а у центра не было сил что бы как то удержать провинции в прочной узде. Вот в такое время землянин купил себе право стать кером мелкой провинций, всё богатство которой заключалось в одном единственном карьере, где добывалась метеоритное железо и уже изрядно истощённая медная руда.
  Новый владыка, не так давно усевшийся на троне, готов был продать эту провинцию кому угодно, хоть самому демону, лишь бы платил. Его не смутил ни довольно юный возраст Никитина, ни то, что он шарахается от вина. К тому же на пиру устроенном в его честь!. Правда, этот неприятный инцидент Сергей быстро сгладил - Владыка маялся зубной болью, а землянин знал, как её временно унять..
  Прополоскав несколько раз рот раствором соли и чайного дерева и получив долгожданное облегчение, Владыка быстро сменил гнев на милость и расстался со своим новым наместником по-приятельски.
  Где-то в его сундуке до сих пор валяется патент, где местной клинописью на шкуре белого барана, было написано о жаловании, Сажу по прозвищу Смышленый в пожизненное пользование сей провинции и возведение его в достоинство наместника и кера.
  Никто особо не заблуждался насчёт пожизненного пользования, ни нынешний владыка Каменного Трона ни новоиспечённый кер. Никитин рассчитывал, по крайней мере, на то, что он может заниматься добычей металла года три - четыре, до очередной рокировки на Каменном Троне
  Не повезло!. В реальности получилось ещё хуже. Его наместничество продлилось чуть больше года, даже не местного который длится четыреста двадцать дней, а земного.
  Ничего не обещало скорой грозы, но Никитин на всякий случай с помощью приятелей Боктора в Хебо и других городах Скального Трона вербовал осведомителей, которые в случае угрозы должны немедленно сообщить ему об опасности.
  Его контрразведкой заведовал Скорлупа, тот самый, у которого было много родичей-теро в здешних местах и при щедрой финансовой подпитке, которую обеспечил ему Сергей, Бан поставлял ему довольно подробную информация о том кто, чем дышит в этом государстве.
  Информаторы исправно доносили до него и новости из других государств, доходили до него слухи и о том, что Великий Кер Ка-Ато готовится к войне, правда, против кого - было не совсем понятно.
  То ли, против кочевых племён низкорослых иликов, которые частенько стали забираться в его владения. То ли против своих подданных, которые, пользуясь неразберихой, которая сопровождала появление Королевы и длительной болезнью владыки, вдруг стали забывать платить дань. На первый взгляд здесь творился тот же бардак что и в землях Каменного Трона, но как показали дальнейшие события только на первый взгляд.
  Потом вдруг появились слухи о якобы близкой смерти Великого Кера. Все ожидали, что ему недолго осталось жить и что после его смерти, здесь надо сказать, что у правителя не было наследника мужского рода, в стране начнётся нешуточная резня за трон.
  Потом вдруг, правитель чудесным образом выздоровел, собрал своих уцелевших "красноруких" и двинул их на своих непокорных вассалов. Он быстро привел к покорности ближние города, вырезал в назидание остальным семьи изменников и принудив керов к покорности. Все надеялись, что на этом он успокоится, но случилось, неожиданное - войска Ка-Ато вторглись во владения владыки Скального Трона.
  Никто не мог понять, почему именно в Хебо, где большинство было теро и люди, традиционно не любившие нинсов которые поколение за поколением наследовали титул Великого Кера. Ходили слухи, что на этот шаг подбила Великого Керра одна из его новых наложниц, Никитин по здравому рассуждению, склонялся, что к этому шагу его подвигло именно исчезновение золотого запаса в его казне. Об этом ходило множество слухов, но официальная версия была такова, что демон уволок это золото с собой. А может быть и сожрал, кто знает, чем эти твари питаются?!.
  Демон ли унёс или кто-то иной, здесь постарался, но золото Великому Керу было нужно. Несмотря на отчуждение в казну имущества мятежников, его всё равно было мало, а армии надо платить, и видимо, поэтому и последовало нападение на земли Скального Трона. Но как бы, то не было, лёгкой прогулки у него не получилось.
  Знать, которая хотя и не любила нового Владыку, но всё-таки считала его своим мерзавцем и против чужака отряды Владыки и нобилей выступили единым фронтом. Выступили и проиграли. Около города Хебо где и произошло главное сражение.
  Владыка Каменного Трона был убит в этом сражении, но его наёмники и дружины нобилей изрядно потрепали "красноруких". Сражение было ожесточённым и кровавым, но силы были неравны, у Владыки Ка-Ато численность армии была раза в два больше. Не совсем понятно, почему Владыка Каменного Трона вступил в сражение за стенами города, для него было бы лучше отсидеться за стенами города.
  Правда, стены в Хебо были так себе, метров пять высотой, но всё равно при обороне они могли бы изрядно попортить кровь нападавших.
  Правда, здесь был тонкий момент, Владыка Каменного Трона излишне трепетно относились к тому, что он могут прослыть трусом. Может быть, это и подтолкнуло его принять столь невыгодное для него сражение. А может быть, он не считал, что "краснорукие", большинство которых составлял молодняк не так давно призванный в армию, будут для него серьезными противниками. Сражение кстати подтвердило, что погибший Владыка был не так уж и не прав.
  Такого понятия как строй здесь ещё не было, сражение быстро разбивалось на индивидуальные поединки и дальше пошло-поехало.
  "Краснорукие" славились своим искусством метать копья, а наёмники Каменного Трона Владыки были сильны в схватках на кинжалах и коротких мечах.
  Когда наёмники не испугавшись численности противостоящего им войска, ринулись на них, то "краснорукие" сумели сразу нанести им большой урон копьями, которых у каждого из них было по несколько штук. Но когда противники сошлись в рукопашную, наёмники стали одолевать армию Ка-Ато. Ход сражения, по слухам, переломило предательство одного из нобилей.
  Его отряд неожиданно напал на Владыку и его телохранителей. Те, не ожидавшие такой атаки, не смогли быстро организовать сопротивление и, их предводитель был убит. Потеряв своего вождя, наёмники растерялись, а нобили, увидев такое, стали спешно отводить сои дружины и покидать поле боя. Хебо закрыл ворота перед "краснорукими" и сел в осаду.
  Из наёмников проигравшего Владыки мало кто остался в живых - почти все они полегли на поле боя. Двое их тех, кто выжил, вскоре пополнили отряд Никитина, они и рассказали ему о происшедшем.
  Сергей, как только получил сообщение о вторжении на всякий случай начал готовиться к эвакуации, хотя у него была надежда, что войско Ка-Ато повернет, назад ограничившись выкупом с города, но не получилось.
  Владыка Ка-Ато - его ещё называли Красным Владыкой, это прозвище происходило от красных стен Ка-Ато и "красноруких" красящих руки в красный цвет. Правда сам Великий Кер, терпеть не мог когда его так величали, он почему-то считал что его титул более высок и значителен. Только вот чем он так высок и лучше, было сильно запутано. Если брать ближайшие земные аналогии, то это вроде бы как императорский титул и королевский.
  Так вот войска Ка-Ато после краткой передышки начал захватывать одну за другой провинции и города Каменного Трона. Семь дней назад, после короткой двухнедельной осады, пал Хебо, от него до шахты купленной Никитиным было около трёхсот километров.
  Пешему войску дней шесть-семь ходьбы. Беженцы, тянущиеся к Ка-Абуру и на Большой Тракт, рассказывали, что Великий Кер намерен покорить все провинции Каменного Трона.
  Землянин пока медлил, но на всякий случай распорядился, что бы за эти дни изготовили и починили побольше телег и фургонов. Мастерская, которая занималась изготовлением щитов и копий, была спешно перепрофилирована на изготовление фургонов и телег.
  Сергей все последние дни тянул, надеясь по старой русской привычке, на авось, но его интуиция подсказывала, что это не произойдёт. У завоевателя осталось после всех сражений ещё около двух-трёх тысяч воинов, а у Никитина вместе с наёмниками Батора только двести бойцов.
  Правда у него были готовы штук сорок арбалетов, и ещё двести деревянных заготовок ждали своей очереди. Но мало, очень мало - штук двести бы!. Тогда можно было попытаться отбиться, а так...двести против, ну представим, что против него пошлют тысячу бойцов!. Правда арбалеты, могут немного ошеломить противника, это плюс, но вот выучка его войска пока оставляла желать лучшего.
  Весь этот год он в основном занимался процессом добычи железа, и серьезно натаскать, и обучить своих молодых наёмников у него просто не доходили руки, несмотря на все потуги бывалых вояк Батора научить его молодняк.
  Это место было уникально - рухнувший большой метеорит с богатым содержанием железно- никелевой руды. Самое интересное было то, что этот метеорит угодил в месторождение медной руды. Это было огромное богатство, но никто кроме него не понимал этого.
  Метеоритное железо из-за большого содержания никеля поддавалось только холодной ковке и, было слабо интересно для оружейников. Никитин сам, неоднократно спускался в шахты, прорытые здесь, за последние несколько десятков лет, исследуя их. В одном месте он наткнулся на самородное железо, мимо которого все проходили, а в другом месте ему попалась руды, но с пониженным содержанием никеля.
  Добычу этого железа он наладил, а дальше началась одна сплошная головная боль!. Нужны были кузница, нужно было строить домны, запасаться каменным углём и обычным древесным углём, хорошими дровами.
  Нужно были то, нужно было сё, и что самое главное нужны были шахтёры. Для этого он купил в Хебо больше сотни рабов, которые в большинстве своём были бывшие вояки из войск прежнего Владыки. Большинство рабов были сородичи Боктора - теро. Правда, сородичи отнюдь не спешили выкупать этих бедолаг, говоря, что эти неудачники должны сами о себе позаботиться.
  Пообещав всем свободу через сезон и жалование, он добился того, что руда начала подниматься наверх. И рабы и наемники Никитина жили в одном лагере и питались можно сказать из одного котла.
  Вначале Никитину приходилось всю эту ораву кормить самому, но потом всё наладилось. Деньги у него были, и вскоре вокруг карьера со стороны подъёмников быстро вырос длинный частокол. Через пару месяцев появились первые небольшие домны, где он, вспомнив вузовские знания о добыче железа и помучавшись, с месяц над технологией добычи железа, начал получать первые комки ноздреватого железа. Пока только железа, не стали.
  Прослышав что, вновь заработали шахты, к нему потихоньку стали приезжать торговцы со своей медной рудой и оловом похожим на мокрый песок, другие целенаправленно везли рабов. Пару раз даже заглядывал караван нинхов которые специально приезжали, чтобы заказать или купить ножи или копья из небесного метала и которые готовы были щедро платить за это деньгами или товаром.
  Сделав ещё несколько домен уже для бронзы, старые оказались разрушены, да и были они очень примитивными, он стал изготавливать неплохую бронзу. Землянин помнил оптимальное соотношение меди и олова, чтобы получить хорошую бронзу, так что покупателям не приходилось, жаловались на качество товара.
  Сильно облегчило его финансовое положение, то, что вскоре после пробивки новых тоннелей, они наткнулись на хорошую медную жилу. Оружие, потом инструменты, среди рабов оказалось пара кузнецов, и они с радостью согласились заняться привычным им делом. Следующим этапом у него был запланирован выпуск доспехов для его дружины, потом арбалеты, всё это потихоньку производилось, но медленно, очень медленно!.
  Никитин привык к более быстрым темпам жизни, а здесь всё происходило удручающе медленно. Обитатели этого мира привыкли и жили несколько в другом ритме жизни, и переломить эту ситуацию ему никак не удавалось. Старые привычки умирали с трудом, а без его понуканий все быстро возвращались к привычному неторопливому ритму жизни.
  Одно было отрадно, он рассчитывал, что ему придётся очень сильно потратиться, на первом этапе, но оказалось, что всё это может приносить очень даже неплохую прибыль, так что большую часть денег, которые он уплатил за своё наместничество, ему даже удалось вернуть обратно.
  К моменту нашествия у него был свой цех по работе с деревом, десятка полтора домен и несколько кузниц, где весь день ковалось и перековывалось железо и медь. Вокруг частокола потихоньку стали вновь селиться крестьяне, осваивая заброшенные земли. Продукты всегда требуются, деньги он исправно платил так что вскоре рядом с рудником вновь появилась деревня. Часть поселенцев стала подрабатывать на шахтах, часть разводила птицу и скот, другая выращивала овощи и сеяла хлеб. Никитин охотно ссужал им деньги под будущий урожай.
  А теперь всё это приходилось бросать.
  Землянин мрачно сплюнул, вспомнив, как рабочие кувалдами разбивали построенные им домны, но он не хотел, чтобы его технологические секреты попали в чужие руки.
  Ещё бы год!. В который раз повторял он про себя. В мастерской к этому времени были сделано около двухсот тяжёлых щитов, копирующих римские.
  -Если бы у меня было сотни полторы, тяжёлых арбалетов!. - вновь думал он.
  С таким оружием он бы рискнул выступить против всех войск Ка-Ато, но пока, ни армии, ни техники у него не было. Армии пока не было, но было железо и медь, Сергей, окинул взглядом длинную колонну фургонов. Их караван поднимался в горы и вся колонна, растянувшиеся на два километра, была хорошо видна.
  Восемьдесят фургонов были забиты железом. Каждый фургон тащил больше тонны железа или меди с оловом. Пять фургонов были забиты щитами, копьями и заготовками для арбалетов. Ещё в двух фургонах везли кузнечные принадлежности, в остальных фургонах, в сундуках, были нехитрые пожитки наёмников.
  И ещё один - его личный фургон, в тайниках которого по-прежнему в строгом секрете хранился его золотой запас, о котором помимо него знали только Медведь и Гафт.
  Когда Никитин объявил о том что он уходит, то вместе с ним, решили отправиться и крестьяне - их двадцать телег со всем их нехитрым скарбом, тащились в середине колонны. Неподалёку от развилки на Ка-Абура их караван сперва свернул на дорогу, которая выходила на Большой Тракт.
  Было непонятно куда направится Владыка со своей армией, после захвата земель Каменного Трона?. Он вполне мог "навестить" и Ка-Абур. Но порасспросив встречных караванщиков, от которых узнал, что "краснорукие" оседлали и Большой Тракт, а один из их отрядов идёт им навстречу, землянин приказал двигаться в Ка-Абур.
  Этот город лет пятьсот назад основали выходцы из Ка-Ато, и он, лет триста, исправно платил дань метрополии, но потом во время гражданских войн, он отпал и вот уже на протяжении десяти поколений был свободным городом.
  Когда до города осталось три дневных перехода, им пришлось расстаться с отрядом Батора. Сам капитан не особо рвался обратно в Ка-Абур - Никитин, платил ему достаточно щедро, но его клан просил о помощи и, Батору скрепя сердце, пришлось уступить. Деньги всего лишь деньги, а Род - это всё.
  Прощание было не долгим. Деньги его отряду были выплачены заранее. Два фургона принадлежащих людям Батора, выдвинулись из их колонны и, быстрым маршем ушли на Ка-Абур.
  Сопровождаемые весёлыми ругательствами и шлепками по спине наёмники Батора вытягивались в редкую колонну и уходили вслед за своими фургонами.
  Батор обменялся шлепкам с Никитиным и поспешил вслед за своими бойцами.
  -Обстроишься где-нибудь - пришли весточку в наш трактир или сам заходи!. - крикнул он на прощание.
  -Хорошо!.
  Сергей немного постоял на мокрой, политой утренним дождём, дороге гляди им вслед, потом запрыгнул в свой фургон и, колонна тронулась дальше.
  
  *****
  
  Землянин вздохнул, поднялся с земли и пошёл к видневшейся в глубине рощи могилы. По пути он срывал цветы, на глаза попались колокольчики. Сергей сорвал и их, с легкой грустью, вдруг припомнив, как Тифа любила эти цветы. Да, было...
  Вот и немного покосившийся за эти годы крест. Никитин осторожно поправил его и положил, на заросший травой холмик, букет сорванных цветов.
  -Дай Бог тебе девочка, более счастливую инкарнацию, чем была! - мысленно подумал он.
  Немного постояв над могилой, он прочитал краткую молитву, повернулся и пошёл обратно.
  На крест деловито уселась небольшая неприметная лесная птичка, склонила набок голову глядя вслед уходящему человеку, потом слетела вниз обследовала букет цветов и ничего не найдя интересного для себя с коротким писком взлетела вверх.
  Подойдя к своему фургону, он уселся рядом с зевающим Медведем и кивнул ему головой.
  -Трогай!- зычно заорал он и стегнул быка.
  -Трогай!. Трогай! - эхом отозвались крики погонщиков, и колонна набираю скорость потянулся к Ка-Абуру.
  Фургон коротко дёрнулся и медленно пополз дальше..В неизвестность...
  
  ******
  
  Месяц спустя их колонна возвращалась обратно из Ка-Абура. Этот месяц пролетел быстро и суматошно, были и хорошие новости и не очень. Из хороших новостей было то что "краснорукие" так и не добрались до Ка-Абура.
  Красный Владыка даже не успел завоевать все города Скального Трона, как в его владениях началась заварушка, по слухам туда вновь вторглись кочевые племена, и ему пришлось спешно уходить со всей своей армией.
  В городах завоеванной страны, остались только небольшие гарнизоны, а с Большого Тракта исчезли посты "красноруких". Теперь можно было ехать куда угодно, чем Никитин и воспользовался.
  Он всё-таки решил попытать счастья в городах Шестиградья, но сперва ему хотелось заглянуть к теро в Висс-ано, посмотреть так, сказать на здешнюю цивилизацию с большой буквы. И там и там требовались воины и рабочие руки, чем он и решил воспользоваться.
  Малый Тракт, так с тех пор и не функционировал, там время от времени возникали очаги заразы, и хотя города и поселения в большинстве своём сняли белые знамена, извещающие, что у них в городе эпидемия, и открыли свои ворота, никто особо не рвался пройти тем маршрутом. Находились, правда, отдельные караванщики кто не пугались этого, но это уже от безысходности или от жадности..
  Поэтому Сергею ничего не оставалось, как идти в Шестиградье длинным кружным путём по Большому Тракту, чему он впрочем, был втайне рад - та весёлая ночь в Бартхеше, когда он был вынужден отбиваться от полчищ пауков да сих пор вызывала у него дрожь. А их жрецы не отличались миролюбием и кротостью нрава и им, наверняка захочется посчитаться с тем, кто обидел их священных подопечных...
  
  ******
  
  Вот и знакомая берёзовая роща, но он, только проводил её взглядом, останавливаться не стал и колонна, неторопливо поползла дальше. Их путь лежал дальше на Большой Тракт. Отряду предстояло сперва выбраться на Большой Тракт, потом начинались редкие ничейные поселения, до которых не доходили руки ни у Белого Престола Небес ни у Владыки Ка-Ато.
  Теро, земли расположенные за скальным хребтом, по которому проходила их граница, были не особо нужны, свои бы удержать, у Красного Владыки тоже не доходили руки до этих поселений, да и взять то с них было нечего. Ничейные земли так их здесь называли.
  Никитин одно время подумывал осесть там, но знающий народ отсоветовал. Вокруг болотистая местность, рек нет, нормального леса тоже. В придачу ко всему ещё и комарья там тучи, да и народец тоже там, специфический - днем они мирно пашут, а ночью караванщикам глотки режут. Одним словом Ничейные Земли!.
  После Ничейных Земель, нужно было пересечь границу Висс-ано. Границей государства теро, был небольшой хребет, с тоннелем, плати пошлину и проходи. С пеших не брали ничего, с крестьянских телег по медяшке, а с фургона купцов с товаром могли и по золотому взять. Как договоришься...
  После хребта, на землях теро тянущихся вдоль Большого Тракта, было поспокойней там было много селений, но и неосвоенных земель тоже хватало. По свидетельству наёмников бывавших в этих краях, население на окраинах этого государства было малочисленным. Так что там тоже можно было разжиться землёй. Благо теро относились к другим расам довольно лояльно, лишь бы не забывали вовремя платить подати.
  Династии, правившие государством не одно столетие, всячески зазывали на эти земли всевозможных пришлых людей и не людей. Медведь и Гафт, которые, уже ходили этим участком Большого Тракта рассказывали ему об огромных лесных просторах и незаселённых землях.
  Селится на этих землях, можно было совершенно свободно, тем боле, что в первые несколько лет можно было забыть о налогах, но, несмотря на всё это никто особо не рвался в эти края. По тракту, всегда бродило множество лихого народа, которые сбивались в многочисленные шайки, от которые не было покоя ни купцам, ни местным жителям.
  Никитина эта местность заинтересовала, прежде всего тем, что там были неширокие речки. У него была одна задумка насчёт производства стали. Землянин еще, не знал получиться ли у него это но, теперь у него было уже человек десять кузнецов и подмастерьев, которых он переманил или они сами пришли к нему. Большинству из них не понаслышке приходилось плавить медь или изготавливать бронзу.
  Здешний процесс выплавки меди был достаточно трудоёмкий, временами процесс затягивался на целые сутки. Пока то пока сё!. Хлопотно! Да и выход металла был не таким уж и большим. Многие здешние примитивные домны, были по существу ямы с траншеями на склоне, для лучшей тяги воздуха.
  Да и с кузнецами было много проблем. Этих упрямцев очень непросто было объединить в один коллектив, все они ревниво оберегали друг от друга свои примитивные секреты, заклинания и травы. Никитину пришлось, немало намучится, прежде чем они сработались друг с другом и перестали таить свои секреты.
  Правда, по большему счёту ему они оказались не нужны. Землянин, вспомнив уроки материаловедения, начал применять то, что широко известно в его время из истории, например кожаные меха для впрыскивания воздуха в домну.
  После такого новшества и других новинок, которые он им открыл, они были готовы следовать за ним и дальше в надежде на то, что он раскроет им и другие тайны металла. Все они просто бредили, когда же у них получится настоящая сталь, а уж как они пытались выведать у Сергея секрет стали его знаменитого топора!. Но он только таинственно закатывал глаза и говорил, что ещё не настало время.
  Почти все они были из провинций Каменного Трона, и возвращаться назад им было некуда. Сейчас все они кто в одиночку кто с семьями, со своим инструментом двигались вместе с ним вперёд.
  Вместе с ними на Большой Тракт на повозках и пешком шло довольно много беженцев. Кого война согнала с насиженных мест, кое-кто решил сменить Ка-Абур на более спокойное место. Только вот где оно это спокойное место?.
  Прошло дней десять, прежде чем их тяжело нагруженная разным скарбом колонна вышла, наконец, на Большой Тракт. Никитин окинул взглядом этот не особенно широкий, разбитый колёсами телег и фургонов тракт.
  Справа и слева, одинокие повозки и целые караваны время от времени шли в обе стороны по тракту. При выезде им пришлось несколько минут подождать пока пройдёт большой купеческий караван нинхов. Караван насчитывал порядка двухсот фургонов. Подле каждого фургона шло два воина, проходя мимо них, они бросали настороженные взгляды на их отряд.
  Дождавшись, когда проедет последний фургон торговцев и немного осядет поднятая ими пыль, Никитин кивнул Гафту и их фургон начал заезжать на тракт. Следом за ним стали пристраиваться другие фургоны. Пару раз фургон тряхнуло, пока он не попал на наезженную колею, потом фургон пошёл ровнее.
  
  -Великое переселение народов - усмехнулся Никитин, глядя на идущие за ним фургоны. Сквозь скрип колёс временами доносился то детский плач, то недовольное блеяние коз.
  Их караван был в пути уже шестнадцатый день, когда на горизонте длинной ломаной линией начал подниматься Хребет Стражи, прозванный так за то, что там уже несколько веков, располагался пограничный пост. Главной задачей, этой заставы в случае опасности было не дать войску противника войти в тоннель, а в мирное время она собирала налог за проход.
  К середине следующего дня их караван достиг подножия хребта и Никитин смог своими глазами посмотреть на это сооружение считающиеся одним из здешних чудес света. Сам хребет был невысоким, метров сто в вышину, но руки строителей за века здесь изрядно поработали.
  От подножия хребта вверх вела узкая лестница, по которой мог подняться только один человек. Метрах в тридцати начиналась первая, высеченная из камня площадка, на которой лежали груды камней. Над ней с интервалом метров в десять, забираясь к вершине, шли ещё две подобные площадки с гостинцами для непрошенных гостей.
  Выше шли несколько деревянных домов. Неожиданно из одного из этих домов донеслось блеяние козы, ей с готовностью ответило несколько товарок из его каравана. Со второй площадки за их приближением наблюдало несколько солдат. Один из них, что-то лениво крикнул наверх.
  Дверь одного из домов открылась, оттуда выглянуло сонное лицо и, глянув в их сторону, скрылось за дверью. Минуту спустя дверь вновь распахнулась и по каменной лестнице начал неторопливо спускаться стройный человек. Хотя нет, не человек - теро. У этой расы у всех мужчин короткие волосы на подбородке формировали небольшую - эдакую "шкиперскую" бородку. А вот длинных бород ни у кого у этой расы не было. Короткая борода да ещё несколько плетёных косичек в зависимости от ранга теро с медным, серебряным или золотым колечком или бусинкой в ней.
  Взмах руки и двое стражников стоящих на карнизе, ловко перепрыгивая по ступенькам, стали спускаться вниз вместе с ним. Загородив им дорогу местное начальство властно подняло руку и громко крикнуло на торговом:
  -Кто такие?. Старшего ко мне!.
  Никитин спрыгнул со своего фургона, взмахом руки подозвал к себе Медведя, который ехал во второй повозке и они вместе неторопливо пошли к стражникам. Остановившись вблизи них, Никитин отвесил теро вежливый поклон и произнёс:
  -Я старший над этими людьми, уважаемый.
  Начальник окинул его насмешливым взглядом, но не стал иронизировать насчёт его молодости а сразу перешёл к делу.
  -Я Дапот сотник Владыки Белого Трона Небес. Кто вы такие и куда направляетесь?.
  -Мы купцы уважаемый и направляемся в Шестиградье в Линт.
  -Что за товар вы везёте?.
  -Медную руду. Кроме того, я купил, много небесного метала.
  -И это всё?.
  -Ну, ещё один фургон щитов и копий.
  -Оружиё!. - оживился начальник. - Показывай!.
  Троица пошла вдоль фургонов, внимательно заглядывая в каждый. Оживились они только около фургона со щитами. Один из стражников залез в фургон и вытащил один из них.
  -Хорош!. - одобрил он, подавая своему начальнику.
  Щиты были действительно хороши. Прямоугольной формы, толстые с бронзовой окантовкой по краям, Никитин делал их в римском стиле, надеясь в будущем сделать себе войско по образцу римских легионов.
  -Тяжеловат!. Это не для нас! - не согласился с ним его начальник, прикинув его вес.
  Теро из-за слабости их скелета не особо любили обременять тело тяжёлыми доспехами.
  Он повертел, шит и так и эдак, подёргал грязным ногтем шляпки клепок, которые фиксировали бронзовые полосы на внешней стороне щита. Хмыкнул и небрежно кинул щит обратно в фургон, на копья и на заготовки для арбалетов, он даже не обратил внимания.
  Троица прошлась по всей колонне, внимательно заглядывая в каждый из фургонов. Пройдя мимо фургонов с крестьянами и их живностью, Дапот скривился.
  -Эти тоже с тобой?.
  -Да это тоже мои люди
  -Рабы?.
  -Нет, они свободные люди.
  Дапот хмыкнул и пошёл дальше. Закончив осмотр, он хмуро буркнул:
  -Двадцать золотых за проход каравана.
  Никитин, молча, выплатил требуемую сумму. Сотник ссыпал полученные деньги в большой нашейный мешок и кивнул одному из воинов. Тот зычным голосом прокричал:
  -Слушайте все!. Владыка Белого Трона Небес... - дальше парень целую минуту, перечислял титулы и его благодеяния.
  Никитин выбирал из его заученной речи отдельные фрагменты.
  - В своей великой милости... земли... освобождение от всех налогов на десять сезонов.. рубка леса..
  Стало тихо, стражник прокричал сообщение и выжидающе посмотрел на него. Никитин пожал плечами.
  -Хорошо мы подумаем. Если кто захочет, то пускай попытает счастье.
  -Проезжайте! - махнул рукой Дапот.
  Никитин вновь занял место в головном фургоне и их отряд начал быстро втягиваться в длинный узкий тоннель. Впереди метрах в ста виднелось светлое пятно выхода. Гулкое эхо заметалось по всему проходу. Пока они ехали, Никитин вглядывался в грубо обтёсанные камни тоннеля. Здесь можно было проехать только в один ряд. Низкий свод тоннеля, возвышался над крышей его фургона всего на метр, временами верх тоннеля понижался, но не намного.
  Выехав на белый свет, он бросил взгляд наверх. Здесь укрепления были примерно такими же, как и на другой стороне тоннеля. Только здесь было не три каменных козырька, а два. На самом верху копошилось десятка три рабов, которые что-то вырубали в скальном массиве, за ними лениво приглядывал пяток стражников.
  Один из них толкнул ногой мелкий камушек, который резво поскакал по каменному карнизу, и глухо ударившись о кожаный верх второго фургона, отскочил и упал в стороне от дороги. Наверху захохотали. Медведь высунулся из фургона и хмуро посмотрел вверх на шутников. Сплюнул и зло огрел прутом быка, отчего тот обиженно взревел и слегка увеличил скорость.
  Вскоре вся их колонна выбралась из тоннеля и покатилась дальше по тракту.
  В паре километрах от тоннеля была большая деревня, здесь они и решили заночевать. Закупили припасов и Сергей, задействовав женщин, принялся делать ужин.
  Наёмники только посмеивались над тем, что их предводитель готовит для них, впрочем, землянин, не так часто брал сей деликатный процесс в свои руки, себе он оставил только шеф-поварскую работу, остальное делали женщины.
  Теперь на огне кипело сразу десять котлов, их отряд насчитывал со всеми присоединившимися к его отряду крестьянами и их семьями более двухсот людей и нелюдей. Крестьяне по привычке называли его наместником и кером и кланялись ему в пояс. Они верили, что он ведёт их к ещё лучшей жизни, а уж то, что он их кормит да ещё чуть ли не из своих ручек!. Его дружинники, не наемники, а именно дружинники, тоже были готовы идти за ним куда угодно. Во всяком случае, до тех пор, пока он исправно платил им жалование.
  Землянин прошёлся вдоль костров, поглядывая на своё воинство, которое вовсю заигрывало с местными девицами.
  -Надо будет побольше их гонять!- подумал он. - Что бы вечером они мечтали только о том, как бы доползти до своей койки!. Как обустроюсь сразу начну гонять!.
  Никитин пока он был наместником, старался не давать скучать своим новобранцам, он оборудовал тренировочную полосу, по которой Медведь и наёмники Батора временами гоняли его немногочисленное войско. Но мало, слишком часто он был вынужден задействовать своих дружинников на хозработах. Так что воины из них так себе...
  А что делать?!. Рабочих рук катастрофически не хватало. От разбойников они были способны отбиться, а вот при встрече с обученными воинами, сомнительно. Строй они пока держали очень плохо, да и оружием владели так себе. Нужно было время, чтобы сделать из них воинов.
  Сергей изначально старался набирать молодых парней без вредных привычек, из которых он постепенно, порой незаметно для них, формировал своё личное войско.
  Правда, ему всё равно пришлось нанять десяток опытных воинов, которые и гоняли молодняк. Он даже пошёл на то, что взял несколько "тёмных" десятниками, уж эти ребята не давали спуску новобранцам, правда, к их неудовольствию Никитин категорически запретил им калечить его солдат.
  Не сдержался, по въевшейся в кровь привычке ударил кулаком в зубы - четверть золотого из жалования!. Только палкой и не по голове!. Один из "тёмных" за пару дней умудрился, спустить на штрафы всё своё месячное жалование и сбёг, успев прихватить казённый доспех, остальные "тёмные" прижились. Пакостили, конечно, их натуру не переделаешь, но в меру.
  Ещё ему пришлось несколько закрывать глаза на излишнее пристрастие некоторых десятников к выпивке, но с помощью Медведя, которого не так давно он произвел в сотники, Сергей крепко держал рычаги управления дружиной.
  Ему, (кто бы мог подумать!), даже временами приходила в голову мысль о том, что он в своё время напрасно не прошёл через армейское горнило. Всё-таки по натуре он был человеком мягким, а здесь требовался более жёсткий и волевой стиль.
  Но, да ничего - подобного рода опыт набирается быстро, тем более что жизненного опыта у него хватало. Россия развесёлой эпохи Ельцина давала хорошую школу жизни, тем, кто пережил те бандитские времена.
  Хозяин. Тот, кто знает куда идти. Морда кирпичом и блеск в глазах, ну и небольшие энергетические воздействия.
  Несмотря на то, что внешне он выглядел невозмутимым и уверенным в себе лидером, в глубине его терзали сомненья.
  -Куда податься ? - этот проклятый вопрос преследовал его на протяжении последних недель.
  Первоначально он хотел отправиться в Шестиградье и обосноваться там, новости, которые оттуда привозили купцы, были обнадёживающими. В Тину эпидемия уже давно прекратилась, кочевники, после поражения их союзников "мохначей", ринулись к себе на родину, принеся эпидемию и туда. Степи нынче обезлюдели и теперь, судя по всему, опасность придёт оттуда нескоро. Пока ещё новое поколение народится...
  
  ******
  
  -Что делать?. На что решаться?.
  Извечный вопрос, проблема выбора пути, очередной узел Судьбы который нужно развязать и посоветоваться не с кем, слишком много факторов нужно было учесть. Землянин привалился назад к обитому толстой кожей боку фургона.
  Светило уже зашло, но светлые сумерки сегодня не наступили. Небо было мрачным и плотно затянуто тучами.
  -Хорошо хоть дождя нет - подумал Никитин, прихлёбывая баранью похлёбку.
  Вокруг него народ неторопливо насыщался. Молодёжь по-прежнему заигрывала с девицами, которые вертелись вокруг. Кое-кто, договорившись, уже вели мимолётных подруг к своим палаткам, целый ряд которых вырос неподалёку от дороги.
  Никитин тем временем размышлял, слова сотника Дапота заставили его крепко задуматься.
  -Десять лет без налогов, - думал он, вылавливая из супа куски жирной баранины - рядом лес и что самое главное рядом Большой Тракт. А Большой Тракт - это товары, люди и информация. Кроме того, если я хочу в будущем устроиться достаточно комфортно и безопасно, то мне нужна как минимум провинция или мелкое государство. А это значит, что мне нужна армия. Причём не тот сброд, который здесь именуют армией, а хорошо обученную и вооружённую причём оружием не свойственным этой эпохе.
  Его размышления прервал Медведь, он с тарелкой добавки уселся рядом с ним и, пережёвывая кусок мяса произнёс:
  -Я там переговорил с местными - он зачерпнул ложкой очередную порцию супа и зажмурил глаза от удовольствия. - Ух, хорош!. Хорошие травки ты туда добавляешь!.
  -Ну и чего они говорят? - поторопил его Никитин.
  -Да на дорогах здесь говорят шалят..
  -Ну а когда здесь не шалили?. - усмехнулся Никитин. - Глянь вокруг - пара этих домов сгорела не просто так.
  -Ну, мелкие шайки здесь завсегда шалят, но недавно появилась здесь одна крупная шайка. У желтоглазых порядка конечно побольше, но говорят, что у них тут появилась большая шайка. Главарь той шайки - чуть ли не родич Владыки. Ещё говорят там два десятка полных рук, если на нас навалятся, то могут и того - он выразительно чиркнул себе по горлу.
  -Ну, это не так просто у нас сейчас у самих одна полная десятка рук и ещё десяток другой бойцов наберётся.
  Медведь плохо воспринимал такие слова как полторы сотни, две сотни, три сотни и приходилось объяснять в привычной ему терминологии.
  -Ну и кроме того у нас есть арбалеты.
  Медведь скривился, к этому оружию он относился с недоверием.
  -Слабые они!. Бьют всего на пятьдесят шагов, да и мороки с ними, того гляди и в своего попадёшь. А уж заряжать их!- он размахнулся и кинул небольшую кость крутящимся неподалёку мелким собачкам.
  -Ничего скоро отладим, они должны будут поражать противника шагов за двести. Вот обустроимся на новом месте..
  -Ладно, подождём капитан.
  -А с завтрашнего дня давай так, все в полной выкладке. Пускай одевают доспех, берут тяжёлые щиты и копья. А то я гляжу народ, заскучал, сил много остаётся.. - Никитин кивнул головой в сторону костров, где наёмники продолжали заигрывать с местными девицами. - Да и с сегодняшнего дня ставь двойные ночные карауля, мало ли что.
  -Сделаю!. Ладно пойду, обрадую сосунков .. - Медведь с кряхтением поднялся с бревна и ушёл в темноту к кострам.
  Вскоре оттуда раздались тоскливые вопли.
  
  ******
  
  Утром, наскоро перекусив, все столпились возле фургонов с амуницией и, час спустя дружина в полной выкладке проходили мимо Никитина, преувеличенно охая и стоная, но он только усмехался и не обращал внимания на это. У солдат не должно быть много свободного времени - эта нехитрая истина была популярна во все времена и здесь и в его время.
  Никитин подошел к фургону взмахом руки потребовал себе щит и вместе со всеми пошёл пешком, только вместо копья у него на бедре болтался короткий бронзовый гладиус. Доспехи он не особо жаловал, их ему вполне заменял бронежилет и куртка. А так он нёс всё-то же самое, что и его рядовые бойцы.
  Правда, как капитану, у него было одно важное преимущество, он шёл впереди колонны, и ему не надо было вдыхать пыль, поднимаемую повозками и людьми.
  После полудня отряд остановился на пару часов на обед, и вновь вперёд, настороженно вглядываясь в горизонт. Часто им навстречу попадались, пешие люди и нелюди, бредущие в одиночестве или целыми семьями.
  Если женщины были хорошенькие, из рядов колонны, в их сторону сразу неслись сальные шутки, но никто, кроме мужей естественно, не обижался. Некоторые встречные красотки иногда давали острякам, достойный ответ и тогда смех волнами гулял по всей колонне.
  Вокруг по-прежнему, куда не взгляни, расстилались леса. Деревни с постоялыми дворами встречались им не так уж и часто, несмотря на близость тракта. Опасно здесь было.
  За три дня пути по тракту Сергей насчитал шесть разорённых деревень, всевозможные банды здесь лютовали вовсю, особенно те которые залетали сюда из степи, если по пути не сворачивали в Шестиградье. Вот и сейчас перед ними потянулись сожжёние дома и заросшие сорной травой поля. Никитин приподнялся на облучке и громко прокричал:
  -Привал!.
  Деревня как оказалась не такой уж и заброшенной, немало народа решило вновь сыграть с судьбой в кости, они отстраивали вновь дома и сеяли хлеб.
  Никитин кивнул головой Медведю, и они вместе направились вглубь деревни сторговать продовольствие и наутро вновь отправиться в путь.
  
  Так прошло ещё три дня. Один раз отряд останавливался на ночёвку в деревне, и два раза они ночевали в открытом поле, поставив фургоны кольцом вокруг костров. На исходе третьего
  дня их отряд пополнился ещё одним человеком.
  Завалившуюся на бок повозку они увидели издали. Никитин свистом подозвал Медведя и взглядом указал на повозку, растопырив две руки. Сотник кивнул и зычно прокричал команду, десятникам, которые шли поблизости от него.
  Два десятка бойцов бодро заторопился к повозке, прикрываясь щитами и насторожённо оглядывая местность. Колонна остановилась, Никитин схватил щит, и взяв в руки взведённый арбалет неторопливо зашагал к опрокинутой повозке.
  Медведь и ещё двое бойцов скрылись в придорожном кювете, остальные бойцов остались стоять на дороге с копьями в руках, напряжённо вглядываясь в заросли начинающиеся метрах в двадцати от дороги. Никитин подошел поближе и увидел, как двое дружинников с кряхтением вытаскивают из кювета окровавленное тело.
  Увидев его, боец опустил тело, на обочину дороги не зная, что с ним делать. Молодой человек с курчавой бородой был одет в когда-то белую, а теперь заляпанную грязью и пылью сутану служителей Лоса. Точно в такой сутане его выходил встречать служитель этого культа, когда он проходил мимо заражённой деревни.
  -Как его звали? - попытался припомнить Сергей - Кажется брат Балог.
  Никитин осторожно присел рядом с раненым и приложил палец на сонную артерию. Пульс хотя и редкий, но был. Он внимательно осмотрел тело, но кроме неглубокой раны на черепе ничего больше не было.
  -Отнеси его в мой фургон - приказал он стоящему рядом бойцу.
  Тот торопливо кивнул и, отдав товарищу щит, потащил тело жреца к фургону, Гафт помог дружиннику втащить тело и объединёнными усилиями они уложили раненого на мягкий матрас на полу.
  Сергей прошёлся взглядом по обочине. Там серыми изломанными кучами, валялся ещё десяток тел. Неподалёку от него, лежало одно небольшое - детское. Сергей присел около неё и перевернул ребёнка лицом вверх. В глаза сразу бросился грубый разрез на шее, с ручейками засохшей крови. Карие глаза девочки с недоумением смотрели в небо. Как бы вопрошая - за что?.
  Никитин вопросительно глянул на Медведя, тот молча, провёл рукой по горлу. Больше никого в живых, кроме жреца, не осталось.
  -Заройте их, здесь - приказал Никитин.
  Наёмники кисло поглядели на него, но Медведь рявкнул на них и они заторопились к повозкам за лопатами. Тела зарыли в небольшой яме и быстро накидали сверху земли. Сергей воткнул в рыхлую землю крест, из двух прутиков перевязанных верёвкой.
  Минуту постоял, прочитал краткую молитву и махнул рукой Гафту, что бы он трогался вперёд. Землянин подобрал щит и арбалет, подождал пока повозка подъедет поближе и быстро залез во внутрь.
  Его адъютант уложив раненого топтался рядом с ним, не зная, что ему делать дальше. Сергей присел рядом и осмотрел тело жреца, кроме раны на голове больше ничего у него не было. Приказав Гафту принести чистой воды, он аккуратно начал лить на рану смывая грязь. Раненый застонал, по его телу прошла лёгкая дрожь.
  -Ничего терпи парень... - сказал ему Никитин.
  Осторожно смыв грязь с раны, он влил туда масло чайного дерева, раненый вновь застонал, но не очнулся. Сергей покопался у себя в рюкзаке, вытащил оттуда подорожник и, приложив его к ране, зафиксировал его матерчатым бинтом, несколько раз обернув его вокруг головы пациента.
  -Вот так! - произнес он и полюбовался своей работой.
  Положив под голову раненого мягкие шкуры, Сергей вытащил свою запасную флягу, и слегка приподняв голову раненого, приложил к его губам. Тот жадно припал к фляге, несколько раз шумно затягиваясь, потом вдруг закашлялся и открыл глаза. Оглядевшись вокруг затуманенными глазами, раненый обмяк и вновь впал в забытье.
  Землянин накинул на него потрёпанную медвежью шкуру и, спрыгнув с фургона, вновь взял в руки щит. Часа через три найдя подходящую поляну с родничком, он скомандовал привал. Проследив за приготовлением пищи - женщины уже потихоньку постигали основы кулинарии и гигиены, он остался доволен их результатами. Вскипятив в своём котелке, пару литров воды, он накрошил туда чаги и оставил настаиваться.
  Подошедший Гафт принюхался к содержимому котелка.
  -Это что чай что ли?.
  -Нет, это напиток из тех наростов, которые вырастают на берёзе. Это я сделал для нашего жреца. Как он там?.
  -Да ничего жив вроде. - пожал плечами Гафт. - Недавно просил пить. Напился и вновь уснул.
  -Это хорошо. Пускай, спит - Никитин приподнял крышку котелка и помешал кинжалом плавающие тут и там комочки.
  Светило уже зашло.
  Все вокруг начали укладываться на отдых, только шесть человек часовых, попарно, размеренно двигались внутри кольца фургонов, вглядываясь в ночь. Неожиданно на тракте послышался шум, часовые насторожились, и стал пристально смотреть туда. По тракту проехало несколько фургонов. Вскоре скрип их колёс затих вдали. Часовые расслабились и вновь принялись наматывать круги внутри фургонов, время от времени резко меняя направления движения, чтобы не дать противнику застать себя врасплох. Землянин вскоре собирался усилить сторожей собаками, но пока никак не получалось, пара купленных щенков, вскоре умерли непонятно от чего.
  -Как только освоимся на месте нужно будет их вновь завести - подумал он и зевнул.
  Воздух вокруг звенел от трелей насекомых, налетавший ветерок приносил с собой ночные ароматы. Из одного фургона, где ехали крестьянские семьи, послышалась колыбельная. Ласковый женский голос монотонно повторял несколько одних и тех же фраз
  Сергей вновь зевнул, ещё немного посидел, глядя в огонь и, захватив с собой котелок, отправился в свой фургон спать.
  Раненый вёл себя на удивление тихо, только ближе к утру хриплым голосом попросил воды. Никитин поднёс к его губам флягу, и тот сделал несколько глотков. Дождавшись, когда больной напьётся, Сергей убрал флягу и ладонью попытался определить температуру. Температура несколько спала, но лоб жреца всё ёщё был горячим.
  От этого прикосновения раненый открыл глаза и уставился на него.
  -Где я нахожусь парень?. - хрипло сказал он на торговом.
  -У друзей. - коротко ответил Сергей и протянув ему флягу с настоем чаги попросил выпить несколько глотков.
  Жрец хотя и морщился, но послушно выпил два глотка.
  -Ты кто - целитель?.
  Никитин пожал плечами.
  -Я и целитель, и капитан наёмников..
  -А .. - раненый потерял интерес к разговору и закрыл глаза.
  Никитин ещё немного посидел около него. Спать особо не хотелось, из-за горизонта уже показался край светила. Неподалёку тихо переговаривались охранники, со стороны тракта то и дело слышался стук копыт и скрип повозок. Сергей потянулся, одел сандалеты и рывком перебросил тело через борт фургона. Сторожа резко дёрнулись, но, узнав его, расслабились.
  -Ну как прошло ночь? - поинтересовался Сергей.
  -Нормально, никто не лез. Правда, под утро какой-то зверь, пытался подползти поближе. Ну Янт, - он кивнул в сторону парня который вертелся около женщин, разводивших огонь под котлом - запустил в него копьём, тот и убежал. Больше ничего интересного.
  -Понятно. Молодцы! - похвалил их Никитин.
  Он выскользнул за внешнюю сторону кольца фургонов и пустился, бегом наматывая круг за кругом. Стражи провожали его спортивные упражнения, ленивыми взглядами и зевками, весь отряд уже привык к странностям своего нанимателя и не обращал внимания на это. Плата шла стабильно и в оговоренный срок, кормежка была неплохая, правда было несколько скучно, но Никитин и Медведь по возможности старались развеять им эту скуку.
  Вот и сейчас Медведь, выглянув из своего фургона, задумчиво проводил взглядом своего командира занимающегося бегом, потом в мозгу у него, что-то щелкнуло, и он заорал на весь лагерь:
  -Тревога!.Подъём!. Подъём ленивые бездельники!.
  Из фургонов начали выскакивать ещё не пришедшие от сна дружинники. Многие были полуголыми, но все с оружием. Всё начали оглядываться в поисках врага и не найдя его начали удивлённо коситься то на невозмутимо наматывающего круги командира, то на посылающего на их головы проклятия Медведя.
  -Вы тупые олухи!. Появившиеся на свет в результате недоразумения!. Живо пристраиваетесь за командиром и бегом. Бегом говорю вам!.
  За Никитиным тут же с руганью и шутками начали пристраиваться, некоторые выскочили, в чём мать родила, и их товарищи комментировали всё это грубыми шутками.
  -Куда бросил щит ты Гнус!. А ну поднять и бегом!. А ты...- временами раздавался зычный рёв Медведя, который присев около костра наблюдал за их утренней разминкой.
  Со стороны тракта за их утренней гимнастикой с ужасом наблюдали проходящие и старались побыстрее пройти этот опасный участок. Никитин их вполне понимал - целая толпа психов с оружием бегает вокруг фургонов непонятно зачем.
  Сделав ещё десять кругов вокруг фургонов, Никитин, наконец, остановился. Следом за ним остановились и все остальные. Многие особенно тем, которым повезло выскочить с тяжёлым щитом, хрипло дышали.
  Большинство наёмников были босы. Дав бойцам минут пять передохнуть, Никитин скомандовал лечь и отжиматься. Отжаться нужно было минимум пятьдесят раз, Медведь внимательно следил за этим, переместившись к ним поближе. Сергей одолел семьдесят отжиманий. Сотенную планку преодолело только десять бойцов.
  За их дальнейшим соревнованием все следили с напряжением и подбадривали их радостными криками. Победил боец по кличке Дубина. Насколько помнил Никитин, это звучное прозвище он получил, когда пришёл наниматься, имея из оружия только одну дубину - правда, довольно большую. Теперь он получил вместо дубины большой топор, но прозвище осталось.
  Несколько проигравших бойцов закричали, что это нечестно, мол, они бежали с тяжёлыми щитами, он им оттянул руки, а победитель бежал налегке. Никитин пообещал, что в следующий раз всё будет по-честному. Победителю вручили серебряную монету, и все отправились завтракать.
  Землянин после завтрака проведал раненого, дал ему ещё раз выпить настоя чаги, сам отхлебнул глоток из фляги и вновь их караван начал выруливать на тракт.
  Никитин пока они ехали, внимательно осматривал эти земли, на которых можно было, невозбранно селится. Эти земли должны были тянуться ещё на пару дневных перехода от места их нынешней стоянки.
  Кое-где уже суетились крестьяне строя дома, но поселений было очень мало, основная масса народа предпочитала селиться около Висс-ано. Там было безопаснее...
  Места здесь были глухие, и отряд шел, вперёд соблюдая максимальную осторожность. Несколько раз им попадались поломанные повозки и трупы животных - это шалили разбойники. Трупов не было, сердобольные путешественники старались побыстрее закопать тела умерших. Только палки с трепещущими на ветру, белыми кусками материи, отмечали могилы тех, кому не повезло.
  Сегодня им навстречу, неожиданно, выскочил большой конный отряд, бойцов восемьдесят, легковооружённых воинов-теро. Их начальник, едущий впереди, внимательно оглядев их караван. За спинами у всадников висели узкие корзины, из которых выглядывали острые жала дротиков. В руках воины держали лёгкие кожаные щиты, на поясе у каждого болтался большой кинжал.
  Рядом с худощавой фигурой сотника-теро, появилась широкоплечая фигура нинса, в запыленном бронзовом шлеме. Он быстро скользнул взглядом по проходящей колонне и пришпорив свою лошадь поскакал к ним.
  Служивый целенаправленно подскакал к своему сородичу идущего в колонне воинов и пристроившись рядом с ним на ходу принялся его о чём-то расспрашивать на своём языке.
  После краткого разговора нинс подал, какой-то замысловатый знак теро, тот махнул рукой и всадники на низкорослых лошадях без стремян, поскакали дальше, даже не соизволив переговорить с ним.
  Мимо него промчались два всадника, которые замыкали отряд, они вели за собой на поводу двух лошадей, на спинах которых покачивались кожаные тюки. Из одного длинного тюка лежащего поперёк лошадки, выглядывали ноги в кожаных сапогах, то ли труп товарища, то ли захваченный пленник - было непонятно.
  Землянин хмыкнул и посмотрел им вслед, Медведь тем временем быстро подвел бойца-нинса к Сергею. Тот рассказал, что его расспрашивали о разбойниках.
  -Он ещё рассказал, что разбойники впереди нас сожгли, целую деревню и вырезали всех жителей. Потом советовал быть осторожней - закончил свою речь дружинник.
  -Хорошо!. Молодец!. - поблагодарил его Никитин и отпустил бойца. - Слушай Медведь когда, наконец, мы дойдём до тех мест, о которых ты мне рассказывал?. Ну, там где ты говоришь вода с гор бежит.
  Его помощник наморщил лоб, припоминая, потом неуверенно пожал плечами и вглядевшись в горизонт ответил:
  -Ну, еще, наверное, через день-другой это точно.
  Никитин покачал головой, прикидывая, где они сейчас находятся. По его наблюдениям в день они проходили максимум километров пятьдесят. Как-то раз он разложил перед Медведем карту и попытался на карте показать тому весь их маршрут, но Медведь, как ни морщил лоб так и не смог соотнести карту и их движение. Для него эта карта не имела никакого смысла, и он только беспомощно разводил руками, искрение не понимая, что от него хочет их капитан. Сергей каждый день наносил на свою карту новые привязки к местности.
  Получалось, что они отъехали от хребта за эти дни километров на двести пятьдесят. До той развилки, откуда можно было сворачивать к городам Шестиградья, по его подсчётам, оставалось ещё дня два ходу.
  -Эх, по хорошей дороге, да на машине до Линта можно было бы добраться за считанные часы!. А здесь дорога, жара и пыль скрипящая на зубах. - думал он шагая, как и его бойцы со щитом в руке и мечом на поясе.
  Вскоре ему придётся принять очень непростое решение - где остановиться и заложить новое поселение. Он первоначально склонялся к тому, чтобы обосноваться в одном из городов Шестиградья. Вот только разрешат ли ему с таким отрядом войти в город?. Располагая таким количеством бойцов, можно будет, при удаче, захватить весь город и поэтому Никитин сомневался, что ему разрешат ввести все свои силы в город.
  -Хотя может быть я и ошибаюсь!. - лениво размышлял Никитин, шагая по пыльной дороге. - Вроде бы у кого-то из тех капитанов в Линте было под сотню бойцов. По-моему, у Волка было столько. Правда те ребята там родились и их хорошо знали там, а вот я да ещё с пришлыми людьми!. Хотя всё может быть...
  Землянин за эти последние дни всё больше склонялся к тому, чтобы самому построить город, благо он располагал довольно значительным запасом золота и серебра. Вот только где его строить?. Конечно, лучше было заложить свой город в Шестиградье.
  Было Шестиградье станет вскоре Семиградье, ничего страшного потеснятся!. Правда, пакостят они там друг другу!
  Но его смущал только одно то, что там не было водопадов или рек. Когда он пробирался вместе с отрядом купцов, то он за те дни что пробирался вместе с ними через леса, успел узнать от проводников довольно много о тех местах. Так вот водопадов там не было, они были ближе к Медвежьим горам, но это была такая непроходимая глушь, что не стоило и связываться.
  Для чего ему нужны были водопады?. Для такой прозаической вещи как выплавки железа, ну и ещё для таких обыденных вещей как лесопилка или для примитивного токарного станка. А без этого не построишь цивилизацию!.
  Ещё там в своём котловане, он никак не мог добиться того, чтобы начать плавить сталь. Для его производства требовалась довольно высокая температура, то, что было хорошо для бронзы и меди, было плохо для железа.
  - А бронзу между тем мы стали делать просто отличную! - с гордостью подумал он. - Жаль конечно, что не успел начать варить сталь.
  Никитин тогда перепробовал много вариантов, начиная от домен разной конфигурации и впрыскиванием в домны воздуха сразу из нескольких мехов, но всё было не то. Он припомнил один способ выплавки стали с помощью электрической дуги, но вот только где взять электричество?. Из наиболее доступных способов добычи электроэнергии он смог припомнить только при помощи водного колеса.
  Ещё там, в Палице Богов он сумел наладить изготовление медной проволоки различного сечения, несмотря на ворчание мастеров, которые никак не могли сообразить, зачем это надо, но Никитин сумел настоять на своём и теперь он располагал парой километров проволоки.
  Единственно, что его смущало так это возможность измерить напряжение и ток, одно дело, когда у тебя под рукой тестер, а здесь... куда не кинь одни проблемы!.
  Непонятно было, сумеет ли он довести эту идею до ума, кроме проволоки, которую ещё к тому же надо сделать с изоляцией, для динамо-машины требовалось немало хорошо обработанных деталей. А где их взять?.
  Н-да нелегко двигать прогресс в это время и всё одному.
  Землянин тяжело вздохнул, перекинул щит в другую руку и натянул шляпу поглубже. Сегодня светило сильно припекало, а на небе как назло ни единого облачка. Пыль. Вездесущая пыль скрипит на зубах и оседает на одежду.
  Вскоре показалась большая развилка на Висс-ано, почти все ехавшие им навстречу сворачивали туда, но землянин, вздохнув, приказал двигаться дальше по тракту, осмотр достопримечательностей здешней цивилизации подождёт. Нужно было, сперва определится, где осесть.
  На Большом Тракте многолюдно - все стараются идти большими компаниями, что бы в случае чего совместно обороняться от разбойников. Пешие - нищие и бродяги, идущие туда, где им казалось жизнь лучше в одиночку и с семьями. Купцы на телегах и фургонах, наемники, спешащие туда, где льётся кровь, но и где можно заработать на этом. Проходящие наёмники уважительно глядели на отряд и его вооружение.
  Довольно часто происходили остановки, то купцы пытались продать некоторые скоропортящиеся товары, то отряд наёмников жадно расспрашивал, о том, что творится там за тридевять земель.
  Сергея эти остановки сильно раздражали, особенно наемники, которые запанибратски лезли к ним и норовили распить бурдюк другой всякой дряни с его воинами, и приходилось довольно жёстко всё это пресекать.
  Правда была одна интересная встреча.
  -Эй Смышлёный!. Ты ли это ! - раздалось вдруг с одного из фургонов которые шли им навстречу.
  Никитин взглянул на зелёную куртку кричавшего. Его лицо показалось ему смутно знакомым.
  -Как его звать то?.- подумал он.
  В Линте он жил довольно долго и успел перезнакомиться со многими его обитателями. Приглядевшись в весело скалящего зубы мужчину, он вспомнил его - Фитул.
  -Фитул!. Как дела?. - и тут же скомандовал Гафту - Давай к обочине!.
  Быстро выпрыгнув из фургона, он направился к торопящемуся ему навстречу капитану наёмников из Линта. Похлопав друг друга, они отошли в тень отбрасываемую фургоном.
  -Нанялся охранять караван? - кивнул Фитул на ряд фургонов.
  -Да есть такое дело - согласился Никитин.
  В это время к нему подскочил Медведь. Окинул Фитула подозрительным взглядом и выпалил:
  -Это капитан...!. Надолго остановились?.
  Никитин прикинул уже полдень и, кивнув подбородком чуть подальше, туда, где виднелась большая поляна.
  -Давай всех туда. Пускай готовят обед.
  -Понял! - кивнул головой Медведь и крикнул Гафту - Давай вперёд!.
  Фургон медленно двинулся вперёд, за ним потянулись и другие. Фитул с изумлением разглядывал длинный ряд фургонов, которые стали потихоньку съезжать с тракта и выстраиваться на поляне в уже привычное кольцо.
  -Так ты уже капитан?!.
  -Нет кер, а это дружинники.
  Никитин скромно покачал головой.
  -И сколько у тебя народу? - Фитул ревниво покосился в сторону в сторону своего каравана, где застыл караван всего из десяти фургонов.
  С облучка первого фургона на них мрачно поглядывал грузный мужчина, видимо хозяин фургонов, нанявший бравое воинство Фитула. Тот успокаивающе махнул ему рукой и вновь повернулся к Сергею.
  -У меня двенадцать полных рук. Ну и крестьяне там со мной, рабы. Так по мелочи..
  -Так это всё твоё?.
  -Моё.
  Фитул с отвисшей челюстью наблюдал, как фургоны всё шли и шли, замыкая огромное кольцо. Он, шевеля губами, пытался, было сосчитать их количество, но ближе к сотне, сбился и бросил это дело. Дружинники Никитин проходили мимо них, с лёгким превосходством поглядывая на Фитула и его потрёпанное воинство. Капитан с завистью рассматривал наёмников Сергея и их добротное вооружение.
  -Да повезло тебе Смышлёный!. - протянул он. -А я всё этих торговцев охраняю.
  Он кивнул в сторону своих фургонов и сплюнул.
  -И чего везёшь? - полюбопытствовал Никитин.
  -Да так ерунда медь, кожи, шкуры - начал перечислять Фитул.
  -Медь говоришь. Ну, медь, пожалуй, я у твоего торговца могу купить, если не будет особо заламывать цену.
  Медь ему, откровенно говоря, была не особо нужна, своей пока хватало, но взять впрок было можно.
  Фитул быстро потащил его к фургону к тому самому грузному мужчине. Узнав, что тот привёл потенциального покупателя, тот сразу сбросил свой недовольный вид и, схватив Сергея за руку, потащил к фургонам.
  Никитин поглядел на зеленоватые слитки меди и велел Гафту, который вертелся поблизости кликнуть Бо-до. Кузнец Бо-до по кличке Кулак, прозванный так за здоровенные кулаки, которые у него были наверно раза в два больше чем у нормальных людей. Его кулаки не уступали кузнечному молоту, с которым он редко расставался.
  Кулак лучше всех разбирался в качестве руды, вот и сейчас он степенно кивнул Сергею, и едва не перевернув фургон, забрался в него. Там сразу забухало и загремело. Руда оказалась вполне приличного качества и Никитин, после недолгого торга купил её. Посмотрев немудреные товары купца, он приглядел ещё и кожи быков, они шли на обшивку верха фургонов, и после короткого торга, купил и их.
  Пока шла перегрузка товара, Никитин успел подробно расспросить Фитула о том, что происходило в Шестиградье за то время, что он наместничал в своём котловане. Тем временем подоспел обед, и Сергей пригласил капитана отобедать с ним.
  Девочка-подросток в белом фартуке принесла ему большую миску дымящегося супа с большим куском мяса. Задорно улыбнулась наёмнику и не торопясь пошла обратно, излишне пластично двигая задиком.
  Фитул посмотрел ей вслед и завистливо хмыкнул.
  -Хорошо ты тут живёшь!.
  -Стараюсь! - неопределённо ответил Сергей.
  Фитул несколько минут хлебал суп, разглядывая всё вокруг, потом начал неторопливо рассказывать новости.
  -Ну Зонтер доставил эту твою бабу Линде. Она сейчас там ей помогает... - капитан вновь заработал ложкой.
  - А хорошо у тебя здесь кормят!. - сказал он минуту спустя. - Ну, чего там особо говорить, Зонтер ходит с топором, как у тебя. Надулся от важности старый хрен!.
  Тут Фитула понесло, и он стал жаловаться на жизнь, что работы мало, обычный трёп неудачника, как и тогда, когда он впервые его встретил в Линте. У таких вот субъектов редко что меняется в жизни, всё одно и то же, и как всегда виноваты в этом окружающие.
  Фитул как бы подбивал Никитина взять его, но тот с его командой плохо вписывался в его личную дружину. Сергей в недалёком будущем собирался создать полноценное войско, которое будет довольно резко отличаться от обычных шаек наёмников.
  -Ну а как там у Линды ? - перебил он излияния Фитула.
  -Ну, я слышал краем уха, что у неё нормально, а так не заглядывал. Вроде бы никого из мужиков не завела с тех пор..- пожал плечами тот. - Я и не думал тебя когда-нибудь увидеть. Знал бы - заглянул.
  К этому времени перегрузка товара закончилась, и к Никитину подошёл купец, настало время расплачиваться за товар. Получив оговоренную сумму, он долго благодарил его и приглашал посетить его дом в Линте. Сергею с трудом удалось перекрыть источник его славословия. Купец, кланяясь и желая счастливого пути, отправился к своим фургонам, уходя, он мотнул головой, привлекая внимание Фитула.
  Тот вздохнул, быстро доел обед и стал прощаться. Хлопнув друг друга по плечам, они разошлись. Фитул поплёлся к своему нанимателю, а Никитин, свистнув Медведю, велел ему сворачивать лагерь. Разморённые сытым обедом и жарой бойцы особо не торопились и на тракт, они выехали только час спустя.
  В тот день они двигались медленнее обычного. Температура наверно зашкаливала градусов за сорок и как назло, ехать пришлось по открытой местности, где лес далеко отступал от дороги. На небе не было ни облачке, чтобы смягчить жару, ни деревца вблизи дороги, чтобы закрыть своими листьями изнывающих от жары путников. Поэтому на ужин они остановились, сегодня раньше обычного, лишь только увидев, справа от дороги небольшой родничок.
  Наёмники наперегонки бросились к родничку, побыстрее напиться холодной воды. Быстро выстроилась длинная очередь страждущих, некоторые пытались было пить из лужи. Никитин гаркнул на них, и они с кислым видом стали дожидаться своей очереди.
  Пока воинство толпилось у родника, Сергей проверил жреца. Тот явно шёл на поправку, уже шутил с женщинами и что-то им рассказывал.
  Никитин снял с него повязку, края раны уже затягивались, и залил немного масла чайного дерева, раненый немного поморщился, когда он заливал туда.
  -Ничего рана уже затягивается, - ободрил его Никитин - дня через два всё будет хорошо.
  -Благодарю!. - хрипло сказал раненый. - Меня зовут брат Ботаф, я метурт.
  -Метурт? - удивился Никитин.
  Жрец слабо улыбнулся.
  -Сразу видно, что ты не из числа почитателей светлого Лоса.
  -Да это так.. - не стал скрывать Сергей.
  -Метурт - это значит бродячий жрец. У меня нет храма, где я бы мог проводить службу. Я брожу по деревням совершаю обряды...
  -Понятно. Вот выпей немного.. - он вытащил флягу с чагой и дал жрецу сделать из неё пару глотков. - Ладно, давай выздоравливай жрец, потом поговорим.
  Никитин вылез из фургона и направился к котлам, вокруг которого суетились женщины. Проверив качество пищи, он несколько минут постоял рядом, дал пару советов и отправился бродить по лагерю. Неподалёку раздался сочный бас Медведя, который распекал бойца за то, тот плохо наточил гладиус.
  Медведь за то время что он был рядом с Никитиным, нахватался от него много специфических словечек из его мира. Вот и сейчас в его оборотах, наряду с местными непечатными выражениями, у него промелькнуло, что-то похожее на "ошибку природы".
  Увидев Сергея, Медведь перестал распекать бойца и, отдав тому гладиус, поспешил к нему. Тот с виноватым видом прошмыгнул мимо Никитина. Сотник, проводив его недовольным взглядом, и пробурчал:
  -Это из тех парней, которых ты тогда купил, они несколько обленились, добывая руду.
  -Ничего вот выберем новое место там и погоняем это ходячее недоразумение.
  -Хм-м. Надо запомнить.
  -Запоминай!. Скоро будет поворот на Шестиградье?.
  Медведь немного подумал, беззвучно шевеля губами и вглядываясь вдаль, выискивая только ему понятные приметы, потом сказал:
  -Завтра, скорее всего. А что?.
  -Скоро мы должны будем выбрать место и начнём обустраивать его.
  -Так мы же вроде решили, что осядем в Шестиградье, да и народ оттуда говорит, что место там много. - с удивлением взглянул на него сотник.
  -Места там много не спорю, но купцов там мало ездят, да и на Большом Тракте веселее. Вон сколько народу туда-сюда ходит!.
  Медведь поскрёб затылок и огляделся вокруг припоминая.
  -Точно один переход остался!. Там я помню деревня, какая-то была и гостиница. Мы там помню ночью, с Гафтом останавливались.. - Медведь поскрёб свой заросший подбородок.
  -Понятно значит так, дойдём до поворота, там остановимся на денёк, посмотрим на это место. Понравится, останемся там, не понравится, пойдём в Шестиградье.
  -Ты капитан тебе и решать!. - пожал плечами Медведь.
  На том и порешили.
  *****
  Поворот на Шестиградье они сперва даже не увидели, а учуяли, на следующий день ближе к полудню... В воздухе стоял горький запах дыма.
  Фургон Никитина первым остановился около ещё дымящихся развалин. Сергей выпрыгнул из фургона и подошел к беспорядочной груде обугленных брёвен. Выскочивший из второго фургона Медведь удивлённо присвистнул, оглядываясь вокруг, и выругался:
  -Н-да здесь много разбойников было!.
  Никитин согласно кивнул головой.
  -Гафт!- скомандовал он протянув руку в направлении ближайшей, большой поляны. - Давай туда и ставь круг!.
  Гафт согласно кивнул и стегнув прутом по спине быка начал заворачивать того в сторону поляны за ним потянулись и остальные фургоны.
  -Медведь давай бери человек сорок и со мной. Остальные пускай обустраиваются и готовят обед.
  Сотник замахал руками, привлекая внимание десятников и, вскоре вокруг него толпились воины в полном вооружении настороженно рыскающие глазами вокруг. Караваны и отдельные группы людей старались побыстрее проскочить мимо суетящихся вооруженных бойцов и дымящихся развалин. Некоторые фургоны вдалеке, следующие за ними, даже замедлили свой ход и остановились в отдалении, не зная, что делать дальше и кто эти люди.
  Никитин с эскортом направился по тракту, старательно обходя навозные кучи. По обеим сторонам тракта виднелся длинный ряд остовов того, что совсем недавно были домами. Сергей насчитал двадцать сгоревших домов, расположенных по обеим сторонам дороги.
  Остановившись возле самого большого сгоревшего строения, он задумчиво ударил мыском сапога по обгоревшему бревну. Бревно от удара сдвинулась, обнажив, чью-то небольшую обгорелую руку.
  -Вот здесь была гостиница!. - рассказывал Медведь бойцам, двигаясь к Никитину.
  Землянин, молча, указал ему на остатки. Сотник глянул и скривился.
  -Пойди, возьми лопату в обозе здесь надо кой кого захоронить - приказал он.
  Боец кинулся выполнять. Медведь крикнул вдогонку:
  -Щит оставь дурень и копьё тоже !. Да и лопат возьми десяток!.
  Похоже, здесь мертвецов хватает!.- чуть позже озабоченно добавил он.
  Сергей, соглашаясь с ним, кивнул головой.
  Раскидав сгоревшие брёвна, дружинники, бережно вытащили небольшое страшно обгоревшее тело. Трудно сказать, кто это был мальчик или девочка, ясно было, что это был ребёнок лет десяти-одиннадцати. Прибежал запыхавшийся боец с лопатами, не зная, что делать дальше.
  Землянин велел раздать лопаты и рыть большую братскую могилу, ближе к перекрёстку, что-то подсказывало ему, что убитых будет гораздо больше. Так и оказалось впоследствии, дня через два когда они закончили убирать развалины мёртвых тел набралось под сотню.
  Он пошел дальше, хмуро поглядывая на сгоревшие дома и вытоптанные поля. Дойдя до перекрёстка дорог, он остановился, и осмотрелся. Справа тракт чуть сужался - эта дорога вела в города Шестиградья и в степи. Если повернуть направо, то дней через пять можно было попасть в Висс-ано - в столицу государства теро. Правда этот путь, был заметно длиннее чем тот который они миновали на своём пути и им пользовались не часто.
  Это государство вольготно протянулось почти на двести километров вдоль Змеиных Гор. Правда, наиболее плодородные и заселённые земли были вблизи столицы, а здесь и до перевала так - пограничные земли. Чуть дальше по Большому Тракту дорога шла в Таринту и дальше в Плешивые Земли, так здесь называли пустыню. Другой участок дороги шёл в Катулу и далее, огибая дремучие леса и болота, можно было попасть в портал, соединяющий два мира.
  Никитин задумчиво стоял на перекрёстке размышляя над увиденным.
  -Неладно что-то в здешнем королевстве, неспокойно. - подумал он - Разбойники нападающие на отдельные караваны и убивающие путников, среди бела дня. Ладно, уж ограбили и отпустили, так нет, надо было непременно всех убить, только вот, жреца побоялись убить. Теперь здесь сожгли целую деревню и гостиницу - двадцать домов!. Здесь как минимум человек полтораста проживало и тоже всех, даже детей. Ради того, чтобы вздёрнуть на сук, здешнюю сволочь можно и немного карму подпортить.
  Землянин развернулся и пошёл обратно, дружинники, не отставая, шли рядом с ним обсуждая увиденное. Судя по их разговорам, помимо Медведя кое-кто из них тоже бывали в этих местах.
  В этом государстве год назад скончался местный правитель, власть захватил один из его многочисленных отпрысков. Два других сынка не согласились с этим и со своими немаленькими дружинами и наёмниками ушли в леса, откуда и нападали на деревни.
  Правда, в здешних лесах и помимо этих несостоявшихся правителей хватало и своих рыцарей большой дороги. Их отряды были не такими многочисленными, но дерзкими и жестокими.
  -Здесь, явно, поработала дружина кого-то из этих незадачливых претендентов на трон. С таким количеством народу, которое здесь обитало, обычный отряд разбойников вряд ли справился бы. - продолжать размышлять Сергей направляясь к кольцу фургонов.
  Лагерь был окружен двумя кольцами фургонов на случай нападения. В первом большом кольце бродили быки и другая живность, жуя траву. В тех фургонах перевозили железную руду в двухпудовых чушках, поэтому за этим кольцом, не особо присматривали.
  Во второе кольцо, куда входили все оставшиеся фургоны с более или менее ценным грузом, располагались все его люди. На ночь фургоны, плотно ставили в кольцо друг с другом и связывались толстыми цепями, образуя своеобразную крепость на колёсах. Во втором круге уже привычно ужинали, и начинали потихоньку располагаться на ночлег.
  Никитин вытащил из своего фургона тарелку и отправился за ужином. На ужин была уже изрядно приевшаяся баранина с бобами, он вяло поел, размышляя и вскоре, завалился спать, так ничего и, не решив.
  
  ******
  
  Утром после пробежки и физических упражнений, Сергей, взяв с собой два десятка бойцов, велел всем взять большие топоры и направился вместе с ними туда, где ярко блестел изгиб небольшой речки. Остальных он направил на расчистку развалин и поиском трупов. Народ недовольно зароптал, но десятники, работая толстыми палками, быстро навели порядок.
  Пробираясь сквозь чащу, они дошли до первого водопада минут через двадцать. Никитин вплотную приблизился к падающим струям воды и умылся. Вода, падающая метров с десяти с шумом и брызгами, была холодной и чистой.
  Он окинул взглядом местность, которая дальше начала постепенно повышаться. Где-то на горизонте виднелись небольшие горы, покрытые растительностью. Судя по всему, это были Змеиные горы.
  Вокруг водопада то тут, то там яркими чистыми цветами вспыхивали радуги, заставляя дружинников тыкать пальцем и удивляться этому зрелищу. Никитин прикинул ширину потока, он был метра три, дальше по течению, речка расширялась метров до десяти.
  -Для мастерской здесь места вполне хватит - подумал он. - Навесим на колесо медной проволоки, и у меня будет своя электростанция. Можно даже сделать два колеса одно будет вращать станки, другое будет для производства электроэнергии. Или всё-таки поставить колесо вниз по этой речке.
  Он задумчиво прошёлся по топкому берегу, внимательно наблюдая за рельефом. Сергей старался уяснить, как высоко будет подыматься вода, допустим осенью, когда пойдут дожди. По ходу движения он кидал в реку сучки, наблюдая за скоростью течения. На всём протяжении реки напор воды был довольно мощным, так что можно было спокойно ставить водяные колёса и строить рядом с ними мастерские.
  Возвращались они, следуя руслу реки. По наблюдениям Сергея речка, не доходя до тракта примерно километр, начинала резко заворачивать и дальше текла почти параллельно тракту. Насколько он помнил в той местности, дальше, располагались большие непроходимые болота, по всей видимости, эта речка подпитывала их.
  Обратно они пробирались сквозь широкую просеку, вырубленную прежними обитателями деревни. Увидев, их Медведь и несколько десятников поспешили им навстречу. В их глазах застыло ожидание - здесь или поедем дальше?.
  -Ну как? - не выдержал Медведь.
  -Пойдёт!. Беритесь за топоры ребята!.
  Окружающие его дружинники обрадовано заорали. Десятники поспешили к своим, чтобы сообщить им радостную весть. Вскоре со стороны сгоревших домов тоже раздались, радостные крики. Даже те, кто занимались закапыванием мертвецов, принялись за дело с большим энтузиазмом.
  Одно дело, когда тебя, непонятно почему, заставляют вытаскивать чужих мертвецов, и их хоронить, совсем другое дело, если они теперь остаются тут. Всякий знает, что умерших нужно сжечь или похоронить в земле иначе они будут по ночам приходить к тебе и всячески мешать жить.
  
  *****
  Помня о судьбе сгоревшей деревни, Никитин сразу принял меры, что бы это, не повторилось. Метрах в тридцати от дороги протянулся длинный частокол с выкопанным рвом. Он решил сделать свой новый дом в лучших традициях военного римского лагеря.
  Началась большая стройка. Одни возводили частокол, другие лихорадочно копали основание для жилых строений - трактира и барака, где он предполагал разместить своих бойцов.
  Наёмники не особо ворчали, деньги Никитин им платил исправно, да и то, что они осели не в какой-то глуши, а на перекрёстке Большого Тракта многим пришлось по душе. Шестиградье было для многих из них далёким захолустьем, и особо туда никто не рвался.
  Подстёгивало так же чувство опасности - сожженные дома были живым напоминанием этому. Особым энтузиазмом здесь конечно не пахло, но, тем не менее, работа продвигалась довольно споро.
  Часть крестьян он отправил в ближние леса, чтобы заготовить и привезти брёвна, той древесины, что была в близлежащих лесах им явно не хватало, да и были эти леса уже изрядно вырублены. С крестьянами пришлось отправить десятка два воинов. Еще десяток человек мотались, где только можно по окрестностям в поисках глины для кирпичей.
  Работы хватало всем. Кузнецам пришлось спешно распаковывать свои походные горны. Глухой стук топоров, звонкие удары молота по металлу в наскоро оборудованных кузнях, мычание животных и крики людей, всё это витало над стройкой.
  Часто от дороги прибегали посыльные с различными предложениями от купцов, и приходилось покупать, покупать и покупать. Нужно было продовольствие, то для окон нужна была специальная ткань, то вдруг сегодня подкатился Медведь и с ходу начал начинал намекать, что нужны девки-рабыни.
  -Не понимаю, как ты без бабы так долго обходишься капитан!. А здесь у нас пятнадцать полных рук мужиков, а рабынь то у нас всего десяток. Парням приходится своей очереди долго ждать. Они уже на жен крестьян начинаю поглядывать!. Да и тебе бы надо девку прикупить!.
  -Ладно, надо так покупай! - пожимал плечами Никитин, и довольный Медведь побежал торговаться и смотреть живой товар.
  Сотник искренне недоумевал, почему Сергей неизменно отказывается от этих послушных и забитых женщин. Правда, действительно стоящих гетер никто особо не предлагал, в основном женщины, проданные за долги или рабыни в нескольких поколениях. Ну не нравились они ему, может быть если бы была благородная дама то гм.. может быть, а может быть и нет. Молодой организм систематически требовал своего, и приходилось, резко изымать сексуальную энергию перераспределяя её в солнечное сплетение. Помогало конечно, но всё равно хотелось... и в Шестиградье к Лиме всё никак не получалось выбраться. Плохо было с сексом в древнем мире, или так было только для таких разборчивых как он ?.
  Вскоре вновь прибежал сотник, требуя, чтобы Сергей сам посмотрел товар. Никитин всех рабынь раздел и лично осмотрел. Троих отобранных Медведем, он забраковал. У одной были подозрительные высыпания пониже живота, у другой были вздувшиеся лимфатические узлы, у третьей не понравился язык и язвочки вокруг рта. Никаких особых эмоций эти раздетые женщины у него не вызвали, сейчас он был просто врачом на медосмотре, да ин а что смотреть безучастные, ко всему готовые лица, да и уровень низкий. Для его дружинников в самый раз, но не для него. Больше у купца ничего интересного не было.
  Торговцы живым товаром, стали с тех пор довольно часто заворачивать к нему. Сергей охотно покупал мастеров и ремесленников. С мужчинами-рабами заключался контракт. Три года купленный раб носил ошейник и получал небольшие деньги, потом ошейник снимался, и у него появлялся выбор или идти на все четыре стороны или остаться и работать за хорошие деньги.
  Правда, Никитин так поступал только с мужчинами-рабами, что делать с женщинами он так и не решил окончательно. Свобода в этом мире, была больше мужской привилегией, и что эти женщины стали бы делать с этой свободой, было непонятно. Большинству из них было просто некуда идти.
  Землянин как мог, облегчал им их незавидную участь, те из его дружинников, кто вел с рабынями довольно грубо, с ходу получал двадцать плетей, но большего он пока не мог ничего сделать для них. Он надеялся в будущем всё-таки выдать их всех замуж, но до этого будущего ещё надо было дожить.
  
  Дни летели. Недели через три местность преобразилась - все сгоревшие дома были разобраны, а вдоль дороги протянулся двухметровый, длинный, хоть и редкий, частокол со рвом. В одном углу, ближе к воротам, даже выстроили небольшую вышку для наблюдения за дорогой.
  Никитину как обычно повезло - по тракту постоянно проходило множество самого разнообразного люда. За это время он нанял две артели строителей со своим инструментом, которые теперь заканчивали отделку большой гостиницы и барака за ней. Каменщики заканчивали постройку печи - пока ещё для сушки кирпичей, потом они из этих кирпичей будут класть домну, потом... потом много ещё чего нужно будет сделать.
  Множество путешественников было готово за небольшие деньги, а то и за возможность плотно пообедать заняться какой-нибудь чёрной работой - копать ров, тесать камень или дробить его в щебень, работы хватало на всех. Некоторым из них, кто не ленился, Сергей предлагал остаться у них. Так время и летело - в трудах и заботах...
  Землянин вышел на дорогу и огляделся. Длинный ряд неплотно пригнанных брёвен с белыми заострёнными концами, уходил вдаль, в башенке маячил силуэт часового. Чуть дальше тоже шёл частокол из разносортных деревьев, но пониже, метра полтора в высоту - там Сергей планировал ставить на отдых большие караваны.
  Там весело стучало несколько топоров и один, за одним поднимались столбы. Вскоре там вырастут навесы для тех, кто не особо склонен переплачивать за проживание в гостинице. Лесу вокруг сильно поубавилось, и теперь можно было разглядеть изгиб речки, которая раньше не была видна из-за деревьев.
  Справа и слева от дороги на пепелищах выросли ряды палаток, а кое-где уже потихоньку начали закладываться дома. Крестьяне, которые переехали вместе с ним, жили в палатках больших и малых, но вскоре все они надеялись получить свой дом, а пока спешно распахивались все свободные окрестные земли и готовились к посевной. Так что в скором времени в его маленьком феоде будут свои продукты.
  Следующим шагом станет закладка трёх новых домен и нескольких кузен. Ближе к реке он планировал разместить несколько мастерских, так что строителям и плотникам здесь ещё много предстояло потрудиться.
  -Так!. Всё ли я вспомнил?. - подумал Никитин, уже несколько одуревший от всей этой суеты требовавшей его личного участия. - А да забыл!. Нужно будет сделать нечто вроде полосы препятствий, для моих орлов, и это даже нужнее сейчас чем мастерские. Надо бы ещё не забыть набросать проект водного колеса.... Ох, Бог ты мой на кого бы это всё скинуть?!. Не на кого, всё на мне.
  Его размышления прервал грубый окрик. Никитин торопливо сошёл с дороги, уступая дорогу повозкам. Около гостиницы остановилось несколько повозок. С передней спрыгнул толстый мужчина, судя по добротной куртке, купец или охранник и поспешил к открытым воротам. Минут через пять их караван уже втягивался за частокол. Там можно было разместить несколько сотен фургонов, и купцы потихоньку начинали здесь останавливаться, пополняя его кошелёк.
  А траты были очень солидными, по его подсчетам, с учётом жалования, он уже потратил больше пяти тысяч золотых монет, на обустройство и закуп необходимых товаров и конца краю, этому всё не было.
  -А вот ещё забыл надо бы сделать лесопилку, сколько леса переводим из-за того что нет нормальных досок!. - он вытащив вощёную дощечку и сделал соответствующую пометку.
  -Домну надо спешно закладывать!. - в очередной раз подумал он. -Плуг надо ещё сделать и не один а три или четыре. А то как сделал в прошлом году один плуг так только им и пользуются до сих пор!. А что делать - не получается сделать всё сразу!.
  Да и не хотел он честно говоря пока не хотелось ему замахиваться на многое, ему пока непонятен был его статус на этой территории принадлежащей теро. Их патрульные отряды часто проезжали мимо него, даже пару раз останавливались на обед, но ничего конкретного патрульные ему не говорили. Вроде бы всё нормально поселился и живи, налоги платить нескоро придётся да и не велики они в этой местности, но вот как отреагирует Белый Трон Небес?. Пока из начальства к нему никто в гости не заглядывал, да и с другой стороны не такой уж он важная персона. Владелец стройплощадки... Землянин мысленно усмехнулся, да уж владетель из него ещё тот....
  -Жалко, что из местных никто не уцелел, - переключился он с мыслей о высокой политике на бытовуху. - могли бы подсказать где здесь эта глина.
  Землянин присел на большой придорожный камень и довольно потянулся всем телом. Возле ворот вновь остановилась колонна. На этот раз, она была более многочисленна, в ней было десятка три фургонов. Оттуда вышло несколько человек, и отправились в гостиницу, их не было минут десять. Очевидно, клиенты оказались более въедливыми, чем предыдущие. Но вот, наконец, один из них замахал руками и передний фургон начал осторожно заезжать во двор.
  Из дверей гостиницы выскочил мальчуган, один из многочисленных крестьянских отпрысков, пометался по двору о чём-то, расспрашивая окружающих и, заметив Никитина, быстро побежал к нему. Тяжело дыша, он поклонился и быстро выпалил:
  -Там вас это господин, ну Медведь просит пожаловать. Он там, в гостинице с купцами разговаривает.
  Никитин поднялся с нагретого солнцем камня и произнес:
  -Беги, обратно скажи, что сейчас буду.
  Паренёк кивнул и умчался. Сергей неторопливо поднялся и отправился в гостиницу, на ходу размышляя, что такого в этот раз предложат купцы. Но что бы они, не предложили, жизнь действительно стала более насыщенной и занимательней.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"