Шорников Александр Борисович: другие произведения.

Тело сдал - тело принял. Книга 3. Глава 3-4.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжаю выкладку нового романа.

  Обустройство.
  
  И вновь под колёса фургона ложилась в грязно-пёстрых заплатах бесконечная лента дороги. На этот раз путь лежал в Шестиградье в Линту.
  -Дорога, дорога осталось немного быть может один поворот. - монотонно напевал Сергей. - Эх, побыстрей бы!.
  Он стегнул палкой пару быков, неторопливо со скоростью пешехода, влекущих его повозку, но те никак особо не отреагировали на это. Пейзаж вокруг всё также неторопливо уплывал назад, со средней скоростью пять километров в час. Что пешком, что на этой повозке!. Одинаково. В день пятьдесят, ну шестьдесят километров максимум и никак не больше.
  А до Линты было всего то, километров четыреста, итого дней семь-восемь пути. В его мире, это было смешным расстоянием, по хорошей дороге часа за четыре - запросто!.
  -Эх, лошадок бы сюда пошустрей!. - вслух помечтал Сергей.
  -Дык, они этот фургон не утащат!. - зевнув, прокомментировал его мысль Гафт лежащий в глубине фургона на мягком матрасе. - Они же все мелкие.
  -Смотря, какие лошади Гафт. Есть такие породы, которые могут спокойно везти этот фургон и побыстрее этих - Никитин кивнул на быков.
  Один из быков, словно понимая его, коротко взревел, мотнул шеей, отгоняя слепней, и потащил повозку дальше.
  -Впрочем, можно сделать повозку полегче, запрячь туда быструю лошадь, то она помчит нас раза в три быстрее.
  -Ну, может быть... А куда торопиться то? - лениво отреагировал Гафт и вновь протяжно зевнул.
  Никитин только хмыкнул, в этом мире все действительно не торопились. Да и куда торопится, это вам не ХХI век с его стремительным ритмом жизни и стрессами, здесь было всё проще. Да и надёжнее в этом фургоне, вдруг разбойники захотят пошалить, да и здешние дороги это не Европа образца второго тысячелетия. Фургон вдруг резко качнуло вправо, землянин выругался, одно из колёс фургона угодила в небольшую яму на дороге..
  -Да это не Европа и не Россия...Хотя в России, похожие дороги достаточно часто встречаются...
  Тут его мысли вернулись к событиям последних дней.
  На новом месте, тем временем, вовсю шло строительство нового поселения. Уже можно было принимать караваны купцов, потихоньку начали работать торговые ряды, и можно было покупать товары по гораздо более выгодным ценам, ну и конечно плата за аренду и постой и что немаловажно за безопасность.
  Разбойный люд в этих местах, был большой проблемой. Возле Большого Тракта всегда было чем поживиться. Разбойникам все подходило и одинокий путник и повозка торговца, у которого не было денег на охрану. О здешних бандах Никитин много наслушался пока путешествовал в здешних краях - Сухая Рука, Мятая Харя, Палёная Борода - имена этих разбойников и их жестокость здесь была всем известна. Кроме этих душегубов, не оставлявших никого в живых после нападения, здесь были и свои хитрецы, и герои чёрного эпоса...
  У костра, путники рассказывали байки о каком-то Одноухом который с тремя сообщниками ухитрились ограбить небольшой караван аж из тридцати торговцев с охраной. Разбойники подмешали в пиво сонного зелья и напоили её караванщиков, крепкое видимо зелье было - народ проснулся поутру налегке - без оружия и без ценных товаров, хорошо еще, что все остались живы....
  Тракт был длинный, лесов здесь хватало, разбойников тоже. Крупные банды нападали даже на небольшие деревни, частенько разграбляя и убивая население, если те пытались сопротивляться. Одна таких деревень не так давно стояла на том самом месте, где теперь Никитин спешно строил свой посёлок.
  По слухам, жители деревни отказались платить дань бандитам и те вырезали всёх её обитателей.
  Эти земли, как официально считалось, принадлежали Висс-ано, но это государство нынче переживало, нелёгкие годы и плохо следило за окраинами своих владений. Лишь изредка конные патрули проезжали по этому участку Большого тракта, пугая разбойников, которых впрочем, не становилось меньше.
  Проехавшись по Большому Тракту, Никитин воочию увидел, что на протяжении пяти-шести дней пути купцам и путешественникам никто не мог гарантировать безопасной стоянки и ночлега. А он мог!. Теперь мог.
  Его отряд бойцов был не по зубам здешним разбойничьим шаек. Немного обустроившись, он начал высылать отряды человек в тридцать, вооружённых арбалетами, для патрулирования дороги.
  Это с одной стороны заставляло бандитские шайки держаться подальше от его поселения с другой стороны это давало его бойцам необходимый боевой опыт. Правда опыт был мизерный, только однажды одна шайка попыталась, было из засады напасть на них но, потеряв от арбалетного залпа пяток бандитов, остатки шайки сразу, резво убежали в лес.
  Преследовать их не стали. Отличившиеся бойцы получили по золотой монете, и теперь все с большим рвением стали выискивать разбойников, но те больше не лезли на рожон, охотясь на менее зубастую добычу.
  Немного разобравшись с новым местом, и дав задание на месяц вперёд, он оставил за старшего Медведя и, взяв с собой двадцать бойцов, пять фургонов, и ринулся в Линту. К Лиме.
  
  *****
  
  -А всё-таки в том, что ты не торопясь, едешь в надёжном фургоне есть своя прелесть - размышлял он позже, слушая как по кожаному верху фургона, стучат капли воды. - А если бы я сейчас был бы на коне в чистом поле!.
  На горизонте грохотал гром, временами своей кистью-вспышкой рисуя на тёмном небе дивные картины. Их небольшой караван упрямо двигался вперёд, быки, разбрызгивая лужи, тащили фургон. Ближе к вечеру они остановились в небольшой роще вдоль дороги. Никитин, вместе с Гафтом быстро сообразили ужин, затем, распределив дежурство, все легли спать. Трое бойцов в соседнем фургоне охраняли их сон, негромко переговариваясь между собой. Временами их отдельные слова долетали до него.
  -Как бы этот дождь не зарядил на несколько дней - подумал Сергей, вглядываясь в темноту.
  Раскаты грома становились всё глуше и глуше. Гроза явно уходила дальше, он зевнул и, убедившись, что три заряженных арбалета лежат рядом, вновь заснул.
  Рано утром позавтракав кашей, они продолжили путь. Так неторопливо прошло пять дней. Наконец показался долгожданный поворот на Шестиградье.
  -Гафт давай немного вперёд и там остановись, вон у того куста. - приказал ему Никитин.
  Гафт кивнул головой и, подождав пока он спрыгнет, тронул фургон. Из фургонов, следующих за ними, раздались тревожные голоса дружинников.
  -Гоните вслед за ним, - он махнул рукой вслед своему фургону - потом подождите меня на дороге. Возьмите все оружие. Понятно?.
  -Понятно капитан! - вразброд ответили они.
  -Эх, надо было взять с собой, хотя бы топор - запоздало подумал он, спускаясь в овраг.- Эти амазонки, когда мы здесь сидели, говорили тогда, что здесь иногда разбойники устраивают засада. Ну да ладно, вывернемся!.
  Землянин, осторожно стараясь не поскользнуться, на мокрой фиолетовой траве стал спускаться вниз. Матерчатые штаны сразу намокли, но он не обращал на это внимание. Побродив в низине, он никого не обнаружил ни охотниц, ни разбойников. Только почти незаметная тропинка в джунгли, откуда он тогда выходил, напоминала о том, что по ней время от времени кто-то ходят.
  Никитин немного постоял, вглядываясь в близлежащие заросли, но оттуда так никто и не показался. Он повернулся и начал неторопливо выбираться вновь на дорогу, время, от времени незаметно скашивая глаза на джунгли, из этих кустов вполне могла вылететь стрела или копьё.
  Гафт видя, что он выбирается на дорогу, тронул фургон, и минуту спустя их караван был уже в пути. На его вопросительный взгляд землянин только пожал плечами, ничего особенного... Призраки прошлого...
  Можно было забыть то приключение в джунглях, но там росла его дочь.. Коли ему пришлось остаться в этом мире, то надо будет сделать, так что бы она росла вместе со своим отцом. Вот только найти её в этих джунглях будет непросто, на девочку наверняка положили глаз здешние жрицы. Ещё бы - папа колдун, само собой, что и дочка в будущем могла пойти по стопам отца.
  День спустя они подъезжали к Линту. Сперва начали попадаться поля с зелеными, ещё только пробивающимися ростками. Дальше пошли поля, где растения стояли в полный рост, Никитин, мельком взглянув, узнал из растений только свёклу.
  Развалины, которые застал Сергей год назад, были аккуратно разобраны, но новые дома так и не были отстроены, только тут и там по обе стороны дороги стояли шалаши, большие и маленькие. В них кто-то был, временами Никитин замечал быстрые тени и блеск глаз в глубине этих сооружений, но их обитатели не стремились показываться на глаза пришельцам. Они, не останавливаясь, поехали дальше, благо до города было недалеко.
  Ворота в город, как и тогда когда он впервые входил в него, были открыты. Только вот воинов на его стенах стало заметно меньше, да стена в этом месте подросла, наверное, на метр. Один из воинов наверху долго вглядывался в него, потом радостно заорал:
  -Смышлёный ты ли это?.
  Никитин немного пригнул край шляпы, прикрывая глаза от света и вгляделся в кричавшего. Лицо этого воина было ему знакомо, кажется, это был один из десятников Зонтера, но как его зовут он так и не смог вспомнить.
  Приветливо помахав ему рукой, он крикнул в ответ:
  -Да это я. А ты всё ещё десятник или уже сотник?.
  Народ на стенах сдержано захохотал.
  -Не-ет - протянул он - пока ещё всё десятник. Эти люди с тобой Смышлёный ?.
  -Да со мной.
  -Тогда добро пожаловать!. Заезжай!. - махнул рукой десятник.
  Колёса глухо застучали по бревенчатому настилу, и фургоны въехали в ворота. Заехав в город, они остановились в начале улицу. В конце улицы пара босоногих мальчишек шустро бежало по улице, перепрыгивая через лужи.
  -Видимо их послали кое- кого предупредить о его появлении - подумал он, мельком взглянув им вслед.
  Десятник с обожженным лицом вместе с двумя воинами, улыбаясь, спускался вниз.
  -Чабо по кличке Ошпаренный!. Вот как его зовут - припомнил Сергей, взглянув на его обожженное лицо.
  Похлопав друг друга по плечам, Чабо сразу перешёл к делу.
  -Что привёз?.
  -Ничего. Я так приехал закупить кое-что.
  -Понятно. А эти парни кто такие ?. - протянул десятник.
  -Это мои люди Чабо. Я их капитан.
  На самом деле он был не капитан, а кер, люди, окружавшие его, служили ему несколько на других условиях, но Никитин этим не особо заморачивался - в городах Шестиградья больше ценилась личная свобода, и ему проще было преподнести себя как капитана наёмников.
  Десятник крякнул и уважительно взглянул на вооружение его бойцов и на их невиданные здесь прямоугольные щиты, лежащие в фургонах.
  -Может ты, привёз пару топоров, таких, каких ты тысячнику тогда продал?- понизив голос, сказал Чаба.
  -Нет, не привёз. А что неужели никто больше у "мохначей", с тех пор не отнял ?. - удивился Сергей.
  Насколько он помнил представителей этой расы, у них помимо телепатов было ещё около двухсот воинов и все с топорами.
  -Вроде бы нашли ещё три топора. А может быть хвастают.- пожав плечами ответил десятник. - Куда подевались остальные топоры, никто не знает. Может быть, где то запрятаны. Померли все эти мохнатые, теперь уже у них не узнаешь. А в нашем городе только у Большерукого, он теперь только с ним и ходит. Даже и спит с ним! - десятник коротко хохотнул.
  -Ничего может быть я вскоре смогу сделать похожие топоры.
  -Ну-ну - недоверчиво потянул Чабо.- К бабе своей едешь?.- сменил он тему разговора.
  -К ней. - не стал отрицать землянин. Если я буду, нужен тысячнику, пускай пошлёт за мной человека. Ну, бывай!.
  -Бывай!- десятник тяжело вздохнул, видимо огорчённый тем, что ему так и не удалось заработать.
  Имеющие в городе свой дом не платили плату за въезд в город с товаром. Поэтому стражники, приветливо улыбаясь, и кинув на прощание пару сальных шуток, разошлись, пропуская их обоз.
  Фургоны, поминутно кренясь и скрипя, поползли по улицам. Никитин показывал Гафту куда ехать. Невдалеке промелькнул дом Зонтера, потом они объехали шумящий рынок, ещё немного и фургоны остановились возле знакомых закрытых ворот.
  Никитин по-хозяйски отворил калитку и вошёл вовнутрь. Звонкий детский вопль разорвал тишину, он даже вздрогнул:
  -Папа!. Папа приехал!. - сбоку из-за кустов неожиданно выскочили две девочки.
  Вслед за девочками из кустов выскочил мальчик, вокруг него с радостным писком вертелась его мохнатая зверюшка. Дети тесно прижались к нему и с ходу принялись, перебивая друг друга рассказывать, как им скучно жилось, пока его не было дома. Их торговый язык за это время существенно улучшился.
  Из фургона на эту сцену с отвисшей от удивления челюстью наблюдал Гафт, бедный малый видимо полагал, что это его родные дети и теперь он видимо лихорадочно пытался сообразить сколько же их предводителю лет. Никитин помахал ему рукой, и направился к дому, дети весело прыгали вокруг него и тараторили.
  Привлечённые шумом из домов стали выходить взрослые обитатели. С крыльца их старого дома быстро сбежала женщина, упала перед ним на колени и с криком:
  -Хозяин!. Хозяин!. - стала вдруг целовать его ноги.
  Никитин с недовольным видом отодвинул её.
  -Встань!- рявкнул он.
  Гита, рабыня, доставшаяся ему нежданно-негаданно в Бартхеше, послушно вскочила с колен.
  -Я тебе сколько раз говорил, что не надо этого делать!.
  Но это, ни к чему не привело, Гита только смотрела на него преданными собачьими глазами и всё твердила:
  -Хозяин, хозяин приехал!.
  С того дня, когда он поручил эту женщину заботам Зосана, она сильно изменилась в лучшую сторону. Исчез затравленный вид, она больше не походила на испуганного зверька ожидающего побои в любую минуту. Её тощая забитая фигура, приятно округлилась да и выглядела она весьма довольной жизнью. Только вот на левом плече из-под платья по-прежнему высовывал свои лапы паук Куту.
  Сергей скривился, воспоминание связанные с этим божеством у него были не самые приятные.
  Потрепав женщину по её иссиня-чёрным кудрям, пошёл дальше. Ещё несколько незнакомых ему людей выскочило их старого дома, и стали низко кланяться ему. Никитин степенно отвечал на их поклоны, Гита тем временем, бегом бросилась во второй дом и исчезла внутри него, из него тут же выскочила Лима.
  Сергей с улыбкой поспешил ей навстречу и крепко обнял. Дети тут же прижались к ним. Лицо Лимы было мокро от слёз.
  -Какое счастье, что ты жив! - тихо прошептала он ему на ухо. - Мне, тогда, почему то казалось, что ты больше не появишься здесь.
  -Мама, мама почему ты плачешь? - топнув ногой, сказал Бет - Все радуются а ты плачешь!. Почему?. Может быть тебя кто-нибудь обидел?.
  Материнская рука нежно погладила мальчика пи чёрным волосам.
  -Это я плачу от счастья сынок.
  -А разве так бывает ? - удивился мальчик.
  -Бывает!. Бывает! - вмешались девочки - Пойдём быстрее в дом покажем папе как мы живём!.
  -Да, да пойдем... - засуетилась Лима - Ты голоден?.
  -Пойдём, пойдём! - подхватили дети, и всё семейство отправилось в новый дом.
  -Погоди Лима. - остановился вдруг Никитин - Эти люди со мной! - он кивнул в сторону фургонов, возле которого толпились воины с усмешками, разглядывающие их семейные сцены.
  -Ты нанялся охранять караван? - деловито поинтересовалась его подруга.
  -Папа, а куда идёт этот караван, который ты охраняешь. А меня ты с собой возьмёшь? - дёрнул его за штаны мальчик.
  -Нет, сынок - ответил ему Сергей, добавив солидности в голосе - Это мой караван, а я капитан этих людей.
  -Наш папа капитан!. Капитан! - закричали Нама и Сва и стали ритмично хлопать в ладоши.
  -Ладно, пошли в дом. - дёрнула его за рукав Лима. - Гита сбегай к ним и скажи, что бы они поставили фургоны с той стороны и не забудь их покормить.
  Гита кивнула головой и побежала выполнять приказание хозяйки.
  -Куда ты их думаешь поместить?. - спросила она, когда они заходили в дверь.
  -Ну, мои орлы могут пожить и в фургонах. Можно и в гостиницу отправить, потом с ними разберёмся.
  За то время что его здесь не было внутри дома, не так уж и много изменилось - на кухне стало больше посуды, везде лежали мягкие ковры и вышитые половички да ещё множество игрушек в основном из раскрашенного дерева. Теперь дом был по-настоящему обжит, тогда год назад он пах свежеструганным деревом и смолой.
  Сейчас запах дерева почти не чувствовался, их забивали домашние запахи - хлеба и мяса. От печи тянуло теплом и мясной похлёбкой. Дом. Его дом, где его ждут. Никитин даже прослезился от такого открытия и торопливо смахнул рукой глаза слезу, чтобы не увидели.
  На полу в углу бросалась в глаза яркое пятно - кукла в пёстром платье. Сва быстро подбежала к валявшейся кукле подняла её и стала её баюкать.
  -Папа пойдём наверх!. - вновь начал дёргать его за штанину мальчик.- Посмотри на наши игрушки.
  Никитин вздохнул и пошёл наверх в детскую. Минут двадцать он вежливо удивлялся неказистым и грубо сделанным игрушкам, поиграл немного с детьми, после чего направился в свои апартаменты.
  Распахнув дверь в кабинет, он огляделся. Всё осталось без изменений. Он провёл по столу пальцем, но пыли не было, видимо здесь часто убирали. На столе ничего не было за исключением двух крупных раковин.
  Положив куртку на кровать, Никитин сел на гостеприимно заскрипевшее кресло и закинул руки за голову.
  -А может быть бросить заниматься здесь прогрессорством и просто остаться здесь жить. Как все. Семья, дети ласковая жена, денег хватит, что бы купить пару таких городов как Линт, вместе с кером и жить долго и счастливо. Что там ещё нужно, что бы достойно встретить старость?.
  Никитин вздохнул и сам себе ответил. - Нет, не получится!.
  Он уже помнил свой опыт жизни в той деревне и последние месяцы, когда он страстно мечтал сбежать из этого болота, которое так мягко и уютно обволакивало его разум. Быть как все - нет, это не по мне!. -в очередной раз решил он для себя эту дилемму.
  На пороге не решаясь зайти в его кабинет, застыли дети и Лима, все они ждали, что он их пригласит - помнили, что он не любит, когда без спроса заходят в его кабинет. Снизу раздался хриплый голос Гиты:
  -Хозяин!. Можно обедать.
  Всё семейство отправилось вниз и расселось за большим столом. Гита большой деревянной ложкой разлила по глиняным тарелкам густую мясную похлёбку. После этого она подала мясо и о чудо!. К мясу в качестве гарнира прилагался жаренный картофель. Никитин закатил глаза.
  -Гита ты молодёц!.
  -Я старалась хозяин!- низко кланяясь, сказала она.
  Чувствовалось, что его похвала ей очень приятна. Краем глаза Никитин заметил, как скривились уголки губ Лимы. Ей явно не нравилось то внимание, которое она уделяла ему. По всей видимости, она подозревала, что у него пока он был в Бартхеше что то с ней было, да и Гита была моложе Лимы, на пять лет. Действительно повод для ревности был серьёзный.
  Что бы как-то сгладить это Никитин обнял Лиму, та немного оттаяла, но теперь уже в глазах Гиты появилось выражение обречённости. Обречённости и боли.
  -Вот только этого мне здесь не хватало! - мрачно подумал землянин, незаметно кидая взгляды на женщин, он хорошо подмечал подобные нюансы.
  Гиту, он не знал так хорошо как Лиму, и какой фортель она может выкинуть, было сложно понять, от личности такого эволюционного уровня можно было ожидать, всё что угодно - начиная от головой в омут, до ножа в спину ему или Лимы.
  -Замуж что ли её выдать - раздумывал Сергей, пережёвывая пищу и искоса поглядывая на рабыню. - Ладно, потом решу..
  Ко второму блюду как обычно полагалась ложка, но тут Никитин вспомнил, что у него в кармане куртки осталась вилка и небольшой нож. Он решил немного разрядить ситуацию.
  Сбегав наверх, он вытащил их из куртки и вернулся вниз. Сев за стол он деловито с помощью ножа и вилки начал разделывать мясо. Все, открыв рот, наблюдали, как он ловко орудует трезубой вилкой, отравляя в рот кусочки мяса.
  -Мама дай мне это тоже! - вдруг заявил мальчик, показывая пальцем на вилку.- Я тоже хочу так!.
  Линда открыла рот, не зная, что сказать. Пришлось вмешаться Никитину, он сказал мальчику, что это для взрослых.
  -Вот немного подрастёшь, и у тебя будет вот это. Это называется вилкой!.
  На самом деле у него было несколько таких вилок из меди и серебра, но он боялся, что ребёнок может поцарапать себе лицо.
  После обеда он хотел, было уединиться с Линдой, она хорошо чувствовала это влечение, и всё время старалась потеснее к нему прижаться. Он в свою очередь тоже хорошо чувствовал её нетерпение, и это ещё больше возбуждало его.
  Но заняться любовью им так и не дали, от калитки послышались сильные грубые голоса. Линда со вздохом отпрянула от него и выглянула за дверь.
  -Зонтер, со своими припёрся... - недовольно произнесла она.
  Никитин скривился, но делать было нечего, поцеловал Линду в губы, потом потащился на второй этаж и, надев куртку, отправился к калитке, где в темноте слонялся десяток человек. Увидев его, все радостно заорали. Никитин в знак приветствия поднял руку. Помимо уже знакомых десятников Зонтера и пары здешних капитанов, здесь было и несколько незнакомых ему лиц.
  -Смышлёный!. Я уже, честно говоря, не думал, что тебя вновь увижу! - заорал тысячник и сразу же полез обниматься.
  От него сильно разило дёшевым пивом, но сильно пьяным он не был. Его красное обветренное лицо сияло искренней радостью. Другие вояки тоже не отстали от своего командира и на плечи Никитина, обрушился шквал шлепков, которые он по мере возможности старался возвращать.
  -Это Каб и Тост здешние купцы.
  Купцы торопливо закивали головами, Никитин сдержано им кивнул.
  -Саж давай ко мне!. - подмигнул ему Зонтер.
  Не слушая его возражений, десятники подхватили его под руки, и потащили прочь.
  Уже изрядно стемнело, но у ребят нашлись факелы. По дороге к их шумной компании как то сразу присоединилось ещё с десяток человек, потом из подворотни к ним влилось ещё пяток приятелей, что-то громко горланящих и вдрызг пьяных. Потом ещё подвалил народ...
  Короче компания собралась ещё та. Его попутчики всё время норовили пообщаться с Сергеем, отталкивая друг друга. Крики, соленые шутки, ругань, чавканье жирной грязи под ногами, людская круговерть вокруг. Народ возбуждённо орал перебивая друг друга.
  -Смышлёный!. Брат!. Выпьем!.
  -Сволочи, где бурдюк!..
  -Если уважаемый господин...дадим ...хорошую скидку..
  Идущий впереди десятник вдруг споткнулся, обо что то на дороге, но удержался на ногах и с руганью пнул ногой в какую то грязную кучу.
  -А-а-а!! Спасите, убивают!. - взвыл вдруг хриплый пропитый голос прямо из этой кучи, оказавшейся уснувшим на дороге пьяницей.
  -Ах ты...!!.
  -Убивают!.
  -Я готов очень хорошо заплатить за топор как у тысячника..
  -Усы давай по бабам!.
  -Баба?. Кто баба?. Ах ты !!.
  -А ну заткнитесь все!. - взревел тысячник.
  Сразу воцарилась тишина, только позади них всё продолжал охать и орать валявшийся на земле пьяный, на которого они наткнулись. Наконец они добрались до частокола, за которым виднелся дом Зонтера. Пьяниц и посторонних оставили за частоколом и их недовольные вопли преследовали их пока они шли к дому.
  Там слуги деловито устанавливали дополнительные столы и лавки, за столом уже сидел с десяток изрядно захмелевших гостей, которые встретили их прибытие радостным рёвом. В основном это были капитаны наёмников.
  -Смышлёный! Мы не поверили что ты жив когда нам сказали что ты в городе.- заорал Волк.
  -Натянул паучков! А мы думали, сгинул ты там!- подхватил другой.
  -Ну, как говорят у меня дома - слухи о моей смерти сильно преувеличены.
  Народ вокруг радостно загоготал от такой шутки.
  -Преувеличены!. Ну уморил!.
  -Ладно!. -вмешался тысячник - Давай рассаживайся. Смышлёный садись рядом со мной.
  Никитин сел рядом с Зонтером, вокруг торопливо носились слуги, расставляя блюда с мясом. Стол у начальника городской стражи как всегда был обильным. Копчёности, рыба, вареные овощи, куски лепешек, щедро политые мёдом. Он как обычно попридержал хмельные напитки, несмотря на вопли страждущей публики, хорошо понимая, что иначе ничего путного не получится.
  -Ладно, Смышлёный рассказывай, как тебе удалось выбраться из лап "пауков". Доходили уже до нас слухи - каком, то светловолосом демоне, которого они убили или прогнали, забери их всех демоны вместе с их грязным городом!. Так что здесь явно без тебя не обошлось!.
  Со всех сторон раздалась яростная ругань в адрес обитателей Бартхеша, его божка и его жрецов. Почитателей Кутху в Шестиградье традиционно не любили. Не любили, но торговали. Никитин принялся неторопливо рассказывать о своих похождениях.
  Не стал он, и скрывать о том, каким хитрым фокусом, для привлечения пауков к жертве пользуются жрецы. Народ долго не мог поверить, что эта мрачная тайна жрецов раскрывалась так просто.
  -Ну, надо же!. Нет. ну надо же! - изумлённо бормотали за столом и заковыристо ругаясь - народу явно не хватало слов, что бы выразить обуревавшие их чувства..
  А вскоре большая часть присутствующих, попадала со скамеек от хохота, услышав, как Никитин пугнул стражника там на стене.
  В молчании выслушали они как он пробирался сквозь город охваченный эпидемией. Многие из присутствующих теребили свои охранные амулеты и делали знаки, отпугивающие злых духом.
  -Хвала Арне что до нас тогда не добралась эта зараза.- пробормотал Зонтер.
  -Точно, а вот в Тине много народу померло. Торговля совсем захирела! - высказался один из купцов.
  -Во, во - поддержал его другой - совсем товару мало стало. Степняки совсем не везут металл, в кузнях приходится из старья всё делать.
  -Ах вы, старые кровососы!. Пожалели кривоногих и их мохнатых приятелей!. - рявкнул на купцов, кто то из наёмников.
  Те сразу замолкли, а окружающие принялись вспоминать их поход в Тину, и как им чудом удалось уйти тогда от топоров "мохначей". Воспоминания надолго затянулось, ближе к полуночи Никитин начал собираться, несмотря на попытки Зонтера оставить у себя ночевать. Когда Сергей отклонил его прозрачный намёк дать на ночь ему молодую красивую рабыню, тот только огорчённо развёл руками.
  -Ну как хочешь!. У тебя там ..того баб хватает!.
  Все довольно засмеялись, и мужской разговор плавно перешёл на женские прелести.
  -Хорошо хоть народ, не стал расспрашивать его о том, что он делал после Бартхеша..- подумал он.
  Никитин поднялся из-за стола, попрощался со всеми и сопровождаемый двумя факелоносцами отправился к себе домой. Домой где его с нетерпением ждала Линда.
  Никитин только успел ополоснуться тёплой водой, как женщина с нетерпением, даже не дав толком ему вытереться, сразу потащила его в постель. Только под утром она, наконец, насытилась и, прижавшись к нему, быстро заснула. У Сергея едва хватило сил немного подмыться, и он тоже провалился в сон.
  Поднялись они поздно, ближе к двенадцати. Завтрак уже давно их дожидался на столе, но Никитин сперва немного размялся, прокачал мышцы и энергетику, потом отправился поговорить со своими орлами.
  По опыту, зная, что солдат нельзя распускать, сказал, что через пару дней поедем обратно и что бы, не расслаблялись. Подом дал десятнику десяток серебреных монет и показал, в каком направлении находится трактир наёмников. Лица солдат осветились радостным предвкушением.
  -Щиты и мечи оставьте здесь в фургонах, с собой возьмите только ножи. Если кто будет спрашивать, сошлитесь на Зонтера, тот знает что вы со мной. Запомнили это имя?.
  Все закивали головами
  -В городе не безобразничать, и смотри, чтобы не больше двух-трёх кружек пива - строго сказал Никитин десятнику, заканчивая свою речь. Тот крякнул и кивнул головой.
  Лица солдат сразу поскучнели.
  -Всё свободны!. К вечеру давайте всё сюда.
  -Капитан!. А если это у баб там?...
  -Ну, если по бабам, то к завтрашнему утру!. Понятно?.
  -Понятно! - радостно проорали парни.
  Скинув часть амуниции, воины надвинули соломенные шляпы, и весело переговариваясь направились в город, Гафт увязался вместе с ними.
  -Надо бы действительно побыстрее отправлять их обратно к Медведю. Здесь мне их занять действительно нечем. - продумал он глядя вслед наёмникам. - Сегодня же займусь закупкой товара.
  Вспомнив про завтрак, он дернулся, было к дому, но тут вспомнил, что у него в большом плетёном сундуке лежат подарки для детей и Линды, о которых он во вчерашней суматохе совершенно забыл.
  Сергей залез в фургон и с трудом выволок оттуда свой сундук. Поднатужившись, он ухватил его за две массивные медные ручки, приделанные по бокам, и понёс в дом. Дети, увидев, что он несет, что-то интересное побежали за ним. Он сделал ещё два захода, принеся ещё два сундука.
  В двух из них находились его личные вещи, и подарки. В маленьком были деньги и драгоценные камни. Никитин взял с собой из доставшейся ему добычи, тысяч десять в золоте и камнях. На этом сундуке была навешана свинцовая пломба. Землянин подёргал её - целая, порядок.
  Резко выдохнув, он опустил тяжёлый груз на пол и, сняв с сундука крышку, стал раздавать подарки. Девочкам достались красивые куклы, сплетенные из соломы и в платьицах, мальчик получил в подарок небольшой нож с поясом. Нож был специально затуплен, всё-таки для ребёнка, но его можно было наточить и сделать полноценным оружием.
  Никитин затянул широкий пояс вокруг тонкой талии ребенка, и тот теперь гордо ходил, держа ручку на рукояти ножа. Линде он подарил несколько красивых браслетов с зелёными изумрудами и несколько отрезов дорогой ткани, которую он приобрёл у купцов.
  -И вот это тоже тебе - Никитин порылся в сундуке и вытащил шляпу из соломки.
  Куклы и шляпы у него плел один из увязавшихся за ним крестьян. Глядя на своего командира, вскоре, все дружинники тоже начали заказывать у него и щеголять в нечто напоминающие ковбойские шляпы. Сергей не стал запрещать это, и вскоре все семья крестьянина бойко вязала шляпы всевозможных размеров и фасонов. Несколько купцов проезжавших мимо и узревших подобную моду, уже заказали Никитину много подобного товара.
  Линда несколько удивлённо посмотрела на него, но всё-таки одела эту шляпу. Сергей понимал её смущение, здешние женщины носили только платки из разных тканей, но вот шляпы..
  Правда она видела, что он часто надевает нечто подобное, но он всё-таки мужчина...
  -Ничего у нас многие женщины носят, нечто подобное - подбодрил её Никитин. - И ещё одно учти шляпа, хорошо защищает лицо от лучей солнца и кожа дольше остается молодой.
  Последний аргумент её убедил, и она оставила шляпу на голове. После завтрака Никитин потащил Линду на рынок, заставив вновь надеть шляпу.
  На них с Линдой удивлённо глядели, правда, не, сколько на них, сколько на его шляпу, но сегодня дальше удивлённых ухмылок дело не заходило. Здесь его теперь хорошо помнили по невиданным здесь светлым волосам, а гладиус в ножнах висящий у него на поясе вызывал завистливые взгляды встречных воинов.
  На рынке, Никитин развернул длинный список, который он составил ещё тогда на новом месте. Пунктов было много - договориться о поставках продовольствия, нанять несколько бригад строителей. Дальше шли бычьи кожи, бараньи шкуры, потом ещё список того, что нужно кузнецам, потом..
  Потом было два дня беготни торговли, ругани и приемки товара. Вскоре все фургоны оказались до верху заполнены товарами и, поутру Никитин отослал всех своих наёмников обратно вместе с Гафтом. Вместе с ними уехали две бригады строителей.
  Десятнику и Гафту по приезду на базу было поручено сказать Медведю, что бы прислал к нему пятьдесят фургонов с охраной человек сорок не меньше. Никитин хотел проехаться вместе с ним в Тину, посмотреть город, в который он так и не попал год назад.
  -Ну и пускай Медведь напишет, что ещё там надо!. Поняли?.
  -Понятно капитан! - вразброд ответили оба.
  Хлопнув десятника и Гафта по плечу, он махнул рукой работникам. Те открыли ворота, и фургоны, объехав по дуге частокол, одни за другим стали выезжать на дорогу, Сергей помахал им вслед и пошел обратно домой.
  -Вроде бы всё подкупил?!. Или не всё? - подумал он, поднимаясь в свой кабинет.
  Землянин вытащил большую стопку вощёных дощечек с записями и стал проглядывать.
  -Вроде бы всё, фургоны и так забиты под потолок. Одно только плохо. - он остановился взглядом на отметки около меди.
  Мало было меди в городе. Придётся ехать в Тину, пока этот металл не вздорожал. Или может быть в Ка-Ато потом заглянуть, там есть свои местные рудники и цены на металл были традиционно дешевле чем в Тине.
  Никитин убрал таблички, написанные по-русски и деревянный заточенный стержень в стол, и вытянулся в кресле.
  -Эх, не дадут мне расслабится здесь. Придется вскоре возвращаться обратно. Сколько мне ещё осталось блаженствовать так?. Семь дней туда, пару дней на сборы и ещё семь дней сюда и здесь дня четыре. Итого - двадцать дней на личную жизнь. Негусто.
  Ну, нравилось ему в Линте!. Люди и не люди здесь были, что ли спокойнее. Не было здесь и такой тесноты и нищеты как в городах, которые он посещал.. Никитин вспомнил Бартхеш, его жрецов и пауков. Брр вот мерзость то!.
  -А да ладно пёс с ним с этим городом и пауками! - встрепенулся Никитин и посмотрел в окно солнышко, уже ощутимо поднялось над горизонтом. - Пора завтракать брать Линду с детишками и идти на рынок, посмотреть в очередной раз, что нужно для дома и семьи.
  Он резко поднялся с кресла и стал собираться. Вчера десятник Чабо попавшийся ему навстречу сказал, что сегодня утром приехали купцы с тремя десятками фургонов из Таринты и скоро их товары должны были появиться на рынке.
  Быстро позавтракав, они с Линдой под ручку отправились на рынок. Им уже не хмыкали с идиотскими ухмылками вслед, а почтительно кланялись. Никитин вежливо кивал в ответ. С более именитыми личностями он здоровался, приподняв шляпу, церемония для этого городка удивительная. За ним сразу увязалось много праздной публики, которая крутила головами и, ахая от той непринужденности, с которой он снимал шляпу.
  Пару дней спустя у него уже появились подражатели, которые обзавелись чем-то похожим на его соломенную шляпу и теперь пытались копировать его манеры. Получалось это довольно забавно и смешно, но всем понравилось и чувствовалось, что этот обычай здесь приживется.
  Они миновали полупустые ряды торговцем лесом, те с надеждой проводил их взглядом. Вдруг купят и вновь лица купцов погрузились в томительное ожидание, когда они прошли мимо. Никитин выглядывал новые лица. Ага, вот и старые знакомые, появились - купцы-нинсы у которых он тогда купил украшение для Линды. Украшение и селитру. Никитин потащил туда Линду.
  Торговец, подслеповато щурясь, вгляделся в него и заулыбался признав.
  -О какая честь для бедного торговца молодой господин!.
  Никитин вежливо приподнял шляпу и слегка поклонился, кустистые брови торговца удивлённо поползли вверх от такого церемониала. Но обычаев много мир велик и лицо торговца вновь превратилось в радушную маску.
  Выслушав жалобы торговца на плохую торговлю, он попросил того показать свои товары. Уже знакомые раковины, драгоценные и полудрагоценные камни он взглянул мельком, его сейчас в основном интересовала селитра. Селитра у него была и довольно много примерно восемьсот бихов.
  Никитин быстро прикинул вес. Один бих в переводе на земные мерки тянул примерно на килограмм двести грамм, так что селитры у него были под тонну. Изрядно!. Торговец долго и со вкусом рассказывал о тяжёлой дороге, горах, где её добывают, о разбойниках, которые везде подстерегают путников. Потом торговец плавно прошёлся по их правителю, что повысил налоги...
  Никитин слушал, лениво кивая, потом, дождавшись когда тот, на мгновение остановился что бы снова набрать воздуха, вежливо поинтересовался ценой.
  -Пять! - мягко выдохнул торговец и впился в него своими светлыми глазами.
  Никитин покачал головой и предложил свою цену. Нинс подпрыгнул, услышав эту цену, и понеслось. Минут двадцать они азартно спорили переходя то на торговый то на язык нинсов. Наконец Никитин договорился, что возьмёт всю селитру за три золотые монеты за бих, вручил задаток и договорился, что товар привезут к нему, сегодня.
  Сергей ещё прошелся мимо товаров купца, разглядывая, разложенные минералы и корешки, тот старательно объяснял ему, но Никитин так ничего знакомого для себя не углядел. Что поделаешь минералогия - это целая наука, и он был в ней не силён. Быть может, эти невзрачные минералы содержали в себе вольфрам или алюминий, а может быть это просто красивые пустышки.
  Хотя вот эта порода похожая на золото, он задумчиво взвесил её на руке. Нет, не золото, скорее всего цинк, решил он. А где цинк там и латунь можно сварганить, но это потом прикупим, когда обустроимся...Нельзя объять необъятное, с этой грустной мыслью Никитин уже было, собрался раскланяться с торговцами, но вдруг ему вспомнилась, что у них может быть сера.
  -Уважаемый нет ли у вас такого, - он выразительно щёлкнул пальцами - ну которое пахнет тухлыми яйцами?.
  Нинсы коротко посовещались, и вскоре один из них вытащил плотно закрытый кувшин, от которого тянуло на редкость неприятно. Здесь торговцы решили несколько взять реванш, и сера ушла за восемь золотых за бих, серы у них оказалось килограмм двадцать.
  Так нежданно-негаданно у Никитина появились все ингредиенты для изготовления чёрного пороха. Не хватало, правда, угля, но его технологию получения Сергей представлял себе довольно хорошо и он не был такой редкостью как селитра или сера.
  Договорившись, что серу ему привезут вместе с селитрой, он довольный направился дальше с Линдой, которая уже откровенно скучала и никак не могла понять, зачем ему нужно такое количество вещества для дубления кож и зачем он тратит такие большие деньги на это.
  Никитин хитро отмалчивался, и вскоре искусно переведя разговор на другую тему, заставил её забыть об этом.
  Больше ничего интересного им в тот день не встретилось, привычно закупив провизию, они еще сторговали понравившуюся Линде белую волчью шкуру, и пошли домой. Ближе к вечеру началась суета, сперва приехали торговцы и привезли купленный товар. Потом часа не прошло, как прибежал, какой-то псих и стал, заламывая руки, слёзно умолять его продать немного селитры.
  Сергей сперва никак не мог понять, зачем ему нужна селитра, оказалась, что это старшина кожевников, они специально тянули время, рассчитывая, что торговцы сбросят цену, а тут Никитин взял да и скупил всё.
  Милостиво войдя в положение бедолаги, он уступил ему сто килограмм по четыре монеты за бих, сказав, что у него нет времени спорить о цене. Старшина сник, вздохнул и отсчитал требуемую сумму и, загрузив на повозку мешки, уехал вместе с подручными восвояси.
  Потом принесло одного из помощников кера, того самого с лисьим лицом, который тогда хотел отнять у Линды ее участок. Теперь он, поминутно слащаво улыбаясь, приглашал Сергея сегодня к керу где сегодня к вечеру соберутся все именитые купцы. Никитин обещал что будет. Ещё раз, поклонившись, посланник ушёл. Здесь, правда, надо было заметить, что народ называл здешнего правителя кером только по привычке.
  На самом деле здесь уместнее было назвать его посадником, если брать русскую терминологию, этот посадник-кер избирался из семей наиболее влиятельных местных нобилей. Кстати за это кресло избранник не так уж и держался, он, всегда, мог уйти в отставку или если он допускал серьёзные промахи, то собрание знатных граждан города смещало его. Таких прецедентов в Линте, за его многовековую историю было предостаточно.
  Никитину долго выбирал что одеть, идя на эту сходку. Распотрошив три своих сундука, он, выбрав себе достаточно дорогие, с точки зрения здешнего люда, одежды и отправился к керу. Собрание местных нобилей происходило около резиденции кера, на площади где сегодня были выставлены длинные лавки покрытые шкурами. На них впрочем, никто не сидел, все присутствующие разбились на две крупные и несколько мелких групп. В одной из этих больших групп громко хохотали и сквернословили военные, в другой группе одетой в добротные одежды, что-то негромко обсуждали. Обе группы с недовольством косились друг на друга.
  Увидев Никитина из обеих групп, ему сразу одновременно замахали руками, приглашая к ним. Сергей на секунду задумался, выбирая кому отдать предпочтение, потом приблизился к знакомым ему капитанам наёмникам.
  Группа вояк встретила его сальными шутками и похлопыванием по плечам. Все тут же принялись его расспрашивать о том, что происходит в Ка-Ато и Хебо.
  Большинство наёмников жалело, что не смогли поучаствовать в этом - война слишком быстро и внезапно закончилась, и теперь обсуждали, как поведёт себя правитель Ка-Ато. Пойдёт ли он захватывать Ка-Абур, когда-то давно принадлежавший ему или нет.
  Услышав, что он не так давно был в той стороне к нему стали подтягиваться купцы и, выждав когда наёмники отстали от него, они принялись расспрашивать про цены на те или иные продукты и вещи.
  Никитин как мог, отвечал на них, от дальнейших расспросов его спасло появление кера. Вместе с ним из дома вышли ещё несколько человек. Из них Никитин узнал только Зонтера. Тот, увидев его, приветливо кивнул головой.
  Все начали рассаживаться на лавки, никакого особо старшинства здесь не соблюдалось, все садились с кем хотели. Дождавшись, когда установится тишина кер, его звали Сер, начал долго и нудно перечислять какие убытки несёт город и что нужно будет сделать. Купцы начали недовольно ворчать, они сразу почувствовали, к чему ведутся эти речи.
  Правильно чувствовали - к непредвиденному налогу, основное бремя которого несло купеческое сословие. Дальше пошёл банальный торг. Купцы беззастенчиво закладывали друг друга, стараясь переложить на других налоговое бремя и выгадать для себя. Старшины кожевников, оружейников, торговцев лесом и другие яростно спорили, кто должен дать городу больше.
  Над площадью стоял яростный крик, перекошенные красные физиономии метались туда-сюда, в одном месте кого-то оттаскивали друг от друга стражники. Кер сидя на кресле, установленном, на ступеньках лениво наблюдал за этими баталиями, чувствовалось, что такие сцены здесь дело обычное.
  Наконец после часовой ругани и криков, налог был более или менее расписан. Дальше пошли разбрасывать налоги, на зажиточных землевладельцев в числе прочих оказался и Никитин. Он не особо возражал против уплаты двух десятков золотых, но тут кто-то из купцов потребовал, что бы он платил налоги как принадлежавший к купеческому сословию.
  Проблему с интересом рассмотрели, но поскольку Сергей только покупал ничего, не продавая, то постановили, что в качестве купца он никак не может быть признан. Никитин не возражал, пока он ничего особенного не мог предложить на здешнем рынке, а как будет дальше - посмотрим... Надо будет заплатить - заплатим. Было бы за что!.
  Потом дело дошло и до воинского сословия, капитаны наёмников с кислыми лицами, тоже были вынуждены выложить по десятку монет. Добрались и до тысячника, за принадлежность к воинскому сословию с него не взяли ничего, но зато содрали как с хорошего купца и неплохо содрали - пятьдесят монет. Дальше, общим собранием, постановили с каждого двора взыскать в пользу города по две монеты или товаром.
  Пока шли прения, рядом с Сергеем уселся один из знакомых ему купцов, который покупал у него селитру. Заговорщески подмигнув ему, он с ходу стал предлагать свои кожи. Никитин не возражал, кожи ему были нужны и они быстро договорились.
  Сергей вытащил небольшую вощёную дощечку и стал быстро мелким почерком заносить на неё название товаров и цены. Торговец с почтением глядел как он покрывал табличку непонятными значками. Сделав записи, Никитин огляделся вокруг, местные нобили всё ёщё продолжали вяло ругаться. Довольный торговец тем временем начал посвящать его в хитросплетения местной политики. Землянин стал задавать ему наводящие вопросы о здешнем кере, уточняя так это или нет.
  Кер, как, оказалось, здесь был действительно не тираном захватившем власть, а был он в этом городе нечто вроде судьи, власть которого была ограничена стародавними уложениями. Единственным бонусом для местного кера от города было освобождение его и его домочадцев от некоторых налогов и тридцатая доля, от всех налогов, поступающих в казну города.
  Кер, или посадник, по традиции выбирался из семей, родословные которых восходили к шести семьям-основательницам города. Из числа мужчин выбирали кера, причём срок не определялся. Кер мог править так, сказать и пожизненно, а мог и год, всякое бывало. Женщины из этих семей традиционно служили в храме матери-богини Арны жрицами или вели частную семейную жизнь.
  Тем временем, разобравшись с налогами, отцы города начали думать, что делать с застоявшимися товарами, особенно с лесом, которого скопилось огромное количество. Вновь над площадью поплыл жалобный стон и вопли. Никитину, наконец, надоело слушать эти вопли, и он решительно встал.
  -А сколько у города скопилось строевого леса?. - громко полюбопытствовал он.
  Наступила тишина, все с любопытством поглядывали в его сторону. Наскоро посовещавшись, старшина лесоторговцев назвал цифру. Никитину, поморщился, это ничего не говорило, местные меры весов и объёмов были несколько сложны и непривычны ему.
  -Сколько это будет фургонов, если уложить в фургоны ну до половины хотя бы? - откорректировал он свой вопрос.
  Купцы вновь недолго посовещались, вышло порядка пятьсот фургонов. Никитин удовлетворённо кивнул головой - лесу ему требовалось много, а нормального строевого леса в окрестностях его поселения уже не осталось, его приходилось доставлять издалека.
  -Если я найду покупателя на всю партию леса, сколько город даст мне за посредничество? - осведомился Сергей.
  Поднялся шум, сразу несколько купцов отпихивая друг друга, очутились около него. Двое их них стали быстро забрасывать его словами:
  -Доставка?.
  -Сколько? У меня лучше!. А у этого лес сырой!.
  -Врёшь облезлый шакал!. У меня нормальный лес!.
  -У меня всё равно дешевле! - влез третий.
  Тут подоспели другие и, понеслось. Тощий купец желчно поинтересовался, кто будет поручителем.
  -Я буду! Вон Зонтер подтвердит. - спокойно ответил Никитин.
  Тысячник молча кивнул головой, подтверждая его кредитоспособность.
  -А фургоны, фургоны чьи ?. - не унимался тощий.
  -Мои фургоны и охрана моя.
  -А как уважаемый господин будет расплачиваться? - отпихнув назойливых купцов, вежливо поинтересовался старшина лесоторговцев.
  -Сразу!. Золотом!... - широко улыбаясь, объявил ему Сергей. - Как загрузите, скажем, сто фургонов так я и расплачусь за них. Нормально?.
  -Подходит!. Нормально. - зашумели все вокруг.
  Купцы отошли в сторонку и принялись шушукаться. Потом всей гурьбой подошли к керу и стали секретничать уже с ним. Минуты через две, купцы, кисло, улыбаясь, объявили свой вердикт - пять золотых монеты за фургон. При условии, что в фургон должно было поместиться не менее десяти стволов ошкуренных брёвен, стандартной толщины и длины. Ну, это конечно в теории, а так в фургон клали обычно от пяти до десяти брёвен.
  Двадцать брёвен входило в специально для таких целей приспособленный фургон с широкими колёсами. Да и пара быков там должна была быть далеко не рядовая
  В эту цену входило и его вознаграждение. Цена была действительно низкая, но поскольку он был для города своим, то и цена была соответствующей. Для чужих цена была бы существенно выше, даже с учётом крупного опта.
  -Ну что же местное гражданство имеет своё преимущество -с удовлетворением подумал он и громко сказал вслух:
  -Подходит!. Я согласен на сделку!.
  Все радостно загомонили, купцы подхватили Никитина под руки и, не слушая крики кера, поволокли его на рынок смотреть товар. Домой он вернулся, ближе к ночи, в полном обалдении безумно уставший от всей этой суматохи. Ночью ему снились бесконечные штабеля леса, в которых он блуждал.
  
  
  Утром, не дав ему всласть выспаться, опять припёрся лисьемордый, теперь с приглашением к самому керу. Пришлось идти.
  Керу видимо хотелось, поближе познакомится с новичком, который вдруг начал так мощно выделяться из общей массы. За хорошим обедом, кер довольно искусно принялся его расспрашивать, Никитин не особо скрывал своё прошлое, за исключением того, что он побывал в Ка-Ато.
  Признался он и что был кером в одной из провинций Скального Трона, градус дружелюбия к нему сразу подрос . Поговорив ещё немного, они расстались вполне довольные друг другом, даже похлопали друг друга по плечам на прощание. Теперь Никитин мог без особых хлопот попросить кера о личной встречи, охрана получила соответствующие инструкции на этот счёт. В общем, обе стороны остались довольны друг другом.
  По знакомой дороге землянин резво поспешил домой. Зайдя в калитку, и захлопнув её за собой, он подозвал к себе выглянувшую из дому Гиту и сказал:
  -Если кто будет меня спрашивать, говори хозяина нету, будет завтра. Впрочем, если Зонтер придет... - он на мгновение задумался, - а впрочем, тоже говори, нету. Поняла?.
  -Поняла хозяин. Поняла! - быстро закивала она, головой показав белые ровные зубы.
  -Молодец! - он хлопнул её по плечу и пошел дальше.
  Сегодня он решил взять выходной, одного кера, с его хитроумными вопросами и ловушками, на сегодня было достаточно.
  В доме вкусно пахло жареной картошкой. Никитин принюхался и хмыкнул с его лёгкой руки в семье Линды картошка, обжаренная на растительном масле и жиру, хорошо прижилась.
  Кстати и посеяли они картошки довольно много на своём участке, как он и просил. Сажать здесь можно было два раза в год, зимы здесь не было. Красота!. Вот его домашние и размахнулись.
  Землянин, когда в тот раз уезжал от них подробно проинструктировал Линду как её сажать и ухаживать. Никитин видел восемь больших грядок, где тут и там пробивалась картофельная ботва. Правда надо признать картошка была в основном мелкая и средняя, но и ладно - главное что есть. В своих скитаниях, кстати, он так и не обнаружил где бы эту самую картошку, выращивали. Особо пронырливые и шустрые купцы говорили, что видели ее, где-то в Та-мир-но, но так ли это достоверно никто не мог сказать. В те земли мало кто ходил, да и не особо там любили иноземцев.
  Сейчас за плитой стояла Линда, готовя очередную порцию картошки, за столом дети деловито доедали свои порции с тарелок. Никитин пододвинул себе стул и тоже присел за стол. Линда минуту спустя, наложила в его тарелку щедрую порцию жареной картошки, Никитин благодарно кивнул и, посыпав приправами, принялся работать вилкой.
  Дети с любопытством седили как их названный папа обходится с вилкой. Они тоже хотели попробовать, но Линда им категорически запретила этого делать, опасаясь, что дети выколют себе вилкой глаза.
  Из-за ограды, сперва тихо, потом всё громче, вдруг раздались звонкие детские голоса. Молодёжь сразу встрепенулась, и быстро доев то что, было на тарелке, понеслись к своим сверстникам. Никитин ещё немного посидел за столом, потом пошел наверх в свой рабочий кабинет, Линда вскоре появилась в дверях его и, дождавшись его разрешающего кивка, тихо уселась в углу на кровати.
  Никитин в этот день, после утреннего разговора с кером, решил просто отдохнуть и поработать в тишине, не выходя из рабочего кабинета. За эти годы, которые он провёл на этой планете, он так и не привык к тому, что выходных здесь не было по определению, за исключением некоторых религиозных праздников.
  Линда тихо сидела неподалеку от него на кровати и, подперев голову руками, смотрела, как он покрывает, непонятными ей значками вощёную дощечку, стирает, задумывается, потом опять что-то пишет и чертит.
  -Какой он все-таки странный. - думала она, наблюдая за ним - Как с ним сложно. Сложно и в то же время просто. Раньше всё было просто - я женщина, он мужчина, на мне дом, дети, очаг... Как ты странно вошёл в мою жизнь и сколько я тебя знаю остался таким таинственным, что это временами даже пугает меня. Раньше с Бетти - она сделала знак, отгоняющий духа умершего мужа - жили как все небогато, но привычно. А с ним... Вот Сажи говорит, что он за это время что он был в отлучке, успел побывать кером. Мыслимое ли дело простому человеку стать кером?. Хотя нет, уж он то не простой человек - даже вина не пьёт, все вокруг дивятся, как это так, может быть врёт?. Ан нет так и есть, в доме нигде не сыщешь бурдюка с пивом. А может быть насчёт кера он прихвастнул как все мужики, а ?.
  -Скажи дорогой, - промурлыкала она - а это правда, что ты недавно был кером?.
  -Правда. - он положил вощёную табличку на стол, и устало потёр глаза.
  Солнце уже зашло за угол дома и два небольших окошка, сразу стали давать заметно меньше света, делая процесс чтения не особо комфортным.
  -А где ты был кером? - не отставала Линда.
  -Прежний Владыка Скального Трона пожаловал мне эту должность. Хотя надо признаться, это была довольно маленькая провинция. Вот и свиток соответствующий имеется.
  Никитин подошел к одному из плетёных сундуков стоящих в углу комнаты, вытащил из него небольшую покрытую лаком деревянную коробку и достал из неё кожаный свиток.
  -Вот смотри.. - он протянул ей свиток.
  Линда не владела грамотой, да и не считала, что женщине это нужно, всегда можно было пойти в храм к младшим жрицам, и они за небольшие деньги быстро писали или читали требуемый текст. Она мельком просмотрела текст, сделанный красной краской, и остановила свой взгляд на выжженной печать внизу.
  Торговцы из тех мест часто, возили в Шестиградье свои товары, и эту печать она узнала. Три как бы сросшиеся горы - символ Каменного Трона и круг с крестом в середине трона. У Владыки Висс-Ано на печати было изображение солнечного диска с восьмью лучами-руками. В Линте на местной печати было изображение домика на холме, это же изображение присутствовало и на монетах чеканенных здесь и в некоторых других городах Шестиградья.
  -Значит, всё это правда - подумала она, разглядывая свиток, с невольным страхом и уважением поглядывая на него. - И как мне теперь с ним быть?.
  -Да ничего особо не изменится.. - усмехнулся он, видимо поняв ход её мыслей, и беспечно махнул рукой. - Власть меня уже не испортит. Понадобится, стану и Владыкой, только вот зачем нужна эта власть. Власть это не так просто, девочка.
  -Девочка...Сколько же ему на самом деле лет?. - уже в какой раз задала она себе мучающий все это время вопрос. - То, что он явно был значительно старше своего возраста, ей было ясно, но вот насколько?.
  С той поры, как он больше года назад покинул её, он сильно изменился. Волосы стали совсем светлыми, тело тоже стало заметно светлее особенно те части тела, которые оставались под одеждой.
  Линда вздохнула, отразив в этом вздохе, женскую покорность судьбе. Из-за ограды донеслись,
  чьи-то сильно ослабленные расстоянием голоса, им отвечал рассерженный голос Гиты. Потом был ужин, потом ещё кто-то ломился в калитку и ругался со служанкой, а потом была ночь, принадлежавшая, только им двоим.
  А с утра вновь закрутилась карусель. Приходили купцы с образцами своего товара, отдельные наёмники и капитаны, предлагавшие свои услуги и наоборот предлагающие совместные проекты и прожекты. Ближе к вечеру прибежал, кто-то из молодых наёмников с приглашением посетить трактир.
  Держатель трактира, где останавливались наёмники, традиционно считался в городе уважаемой фигурой и частенько он выступал судьёй в спорах между наёмниками. Так что его реальный статус был даже выше чем у обычных капитанов ловцов удачи.
  Никитин пообещал, что на днях обязательно придёт. Вскоре, несмотря на то, что Никитин вновь приказал никого не принимать, его всё-таки вынудили подойти к калитке, за которой нетерпеливо расхаживала молодая девица, - судя по множеству браслетов, бус и амулетов - жрица.
  Увидев, Никитина она горделиво выпрямилась и закатила целую речь, что верховная жрица просит его посетить храм.
  Сергей пообещал завтра нанести визит верховной жрице. Девица с важным видом выслушала его ответ и, благословив его рукой, направилась вниз по улице легко как козочка, прыгая через лужи.
  Никитин, глядя ей вслед, задумчиво почесал голову, подумав, что надо расспросить Линду о здешних культах, памятуя, что с ними нужно держаться востро - ему уже хватило одной стычки с ревнителями культа бога-паука.
  Из рассказов Линды выходило, что верховная жрица Арны играет в этом городе не последнюю роль. Храм был светочем культуры в этом городе. В храме мальчики и девочки изучали грамоту, танцы, искусство гадания по внутренностям жертвы и многое другое. Ещё в храме совершались обряды бракосочетания и заключались крупные торговые сделки с непременной жертвой в пользу храма. Причём храм случалось выступал гарантом сделки...
  Немного поняв расстановку сил в городе Сергей утром заранее отложил в кожаный кошелёк пятьдесят золотых монет и, принарядившись отправился в храм. Правда, храм это было сильно сказано скорее, это было, судя по рассказам Линды - капище.
  Капище располагалось на другой окраине этого города на холме и землянину пришлось целый час, проваливаясь по щиколотку в грязи топать по извилистым улицам. Храмовое хозяйство вольготно размещалось на территории в пару гектаров.
  В центре возвышалось длинное двухэтажное здание, сложенное из массивных брёвен. Вокруг центрального здания были тут и там были разбросаны ещё с десяток домов. В запертых загонах недовольно ревела скотина, а из загонов поменьше им вторили хриплыми голосами птицы, похожие на маленьких страусов.
  Калитка была распахнута настежь. Никитин спокойно зашёл вовнутрь и остановился, не зная, куда ему идти. Неподалёку от него группа детей, что-то хором разучивали, под присмотром наставницы. На него никто не обращал внимания, немного постояв, он, направился к группе девушек, которые набирали воду из колодца.
  Девушки с любопытством уставились на его светлые волосы, и что-то принялись обсуждать между собой, фыркая и хихикая, бросая на него приценивающиеся взгляды. Никитин подошел к ним поближе и с приветливой улыбкой поинтересовался, где можно найти Мать, так здесь называлась верховная жрица.
  Девицы переглянулись, более пристально разглядывая его одежду. Наконец после краткой паузы, та, что постарше сочла, что с ним стоит иметь дело и, повернувшись, замахала руками, привлекая внимания двух женщин более зрелого возраста, которые стояли около здания.
  Позже он узнал, что здесь нельзя кричать и надлежало сохранять спокойствие, нарушителей, особенно из тех, кто прислуживали в капище, строго наказывали за нарушение тишины розгами. Обе женщины неторопливо приблизились, одна из них близоруко сощурившись, улыбнулась ему. Это оказалась жрица, которая год назад освящала его новое жилище. Она была в курсе, что Мать хочет переговорить с ним, и пригласила его следовать за ней.
  Вся территория храма была плотно засыпана мелким гравием и булыжником, так что можно было спокойно идти, не опасаясь поминутно угодить в лужу. Они обогнули центральное здание, и зашли в него с торца в одну из дверей. Поднявшись по скрипучей лестнице, на второй этаж, жрица велела ему остановится, а сама, проскользнув под меховым пологом, пошла дальше. Никитин немного постоял в тамбуре, прислушиваясь к тихому пению, доносившемуся сквозь стены. Воздух был пропитан ароматом благовоний.
  Минуту спустя жрица откинула полог и знаком пригласила его зайти вовнутрь. Зайдя вовнутрь, он сразу же оказался под пристальными взглядами трёх пожилых женщин. Жрица, почтительно кланяясь, подошла к одной из них, на голове которой сияла золотом небольшая диадема и
  что-то тихо стала ей говорить. Коротко кивнув ей головой, Мать отпустила жрицу и плавным движением руки, указала ему на место неподалеку от себя. Как раз на то место, куда падал свет из раскрытого окна, сама Мать осталась в полумраке.
  Никитин встал на это место и, сложив перед собой руки лодочкой, и коротко поклонился. Мать сразу же впилась в него глазами, Никитин не стал уклоняться. Секунд тридцать длился их безмолвный поединок, потом он с полным осознанием своей внутренней силы скромно отвёл глаза. Лицо Матери искривила мимолётная недовольная гримаса, но её лицо тут же приняло приветливое выражение. Умному достаточно - как говорили римляне.
  Жрице этого оказалось достаточно, что бы она поняла, что перед ней не простой человек. Легким взмахом руки она вызвала из-за занавесок прислужницу и показала ей на пол, молодая девушка низко поклонилась и быстро принесла для Никитина мягкую скамёйку.
  -Оставьте нас. - властно произнесла она глядя на женщин.
  Жрицы с удивлением уставились на неё, но ослушаться не посмели. Они тяжело поднялись и, поклонившись, исчезли за занавесками.
  -Я хотела бы узнать побольше о твоей стране и о тебе Сажи. - мягко сказала она на торговом.
  Никитин не стал ничего особо выдумывать. Он рассказал, что родился в большом племени, там за переходом. Что родился он в семье жрецов и с детства был приобщён к таинствам. При этих словах жрица довольно кивнула головой, предчувствуя нечто подобное.
  Дальше Никитин продолжил свой рассказ, что в семьях правителей и жрецов есть обычай отправлять молодых людей в путешествия, что бы посмотреть мир.
  -Ну, я решил посмотреть, что здесь за переходом. Обычно мои сверстники выбирают себе путешествие попроще, но я всегда любил трудные путешествия и с детства к ним готовился.
  -Понятно... - протянула жрица - Но насколько я понимаю, ты должен будешь вскоре вернуться обратно и жить в своём племени?.
  -Нет не обязательно. Я могу сообщить своим родным, что я собираюсь остаться здесь, и они должны будут уважить мой выбор.
  Жрица недоверчиво усмехнулась.
  -А если тебе прикажут твои родные или твой кер?.
  -После шестнадцати вёсен, мы те, кто принадлежит к эээ - тут Никитин замялся, не зная как сказать слово касты.
  Этого слова не было в торговом языке, и он решил выразиться нейтрально.
  -Ну, отпрыски благородного сословия, при достижения им совершеннолетия имеют так сказать определённые права и могут отказать даже керу. Ну, за исключением войны, и ещё в том случае если только у кера сын - единственный наследник.
  -Интересно. - протянула Мать. - Твои соплеменники имеют значительно больше свободы, чем у нас.
  -Это касается только благородных сословий. - поспешил добавить Сергей.
  Мать некоторое время размышляла.
  -Расскажи мне теперь о своей вере.
  -Мы верим в Единого. Он создал весь этот видимый мир и мир невидимый. Человек рождается, накапливает нужные ему качества, при прохождении тех или иных жизненных ситуаций. Эти накопленные им качества сохраняются после его смерти. После смерти его невидимая часть - мы называем её душой, она некоторое время пребывает в бестелесном состоянии, изучая свои ошибки и достижения. Потом мы вновь воплощаемся в новом теле и так раз за разом пока мы не заполним свою душу необходимыми её качествами.
  Никитину было очень тяжело объяснять всё эти религиозно-философские концепции, на торговом языке, он был вынужден использовать довольно примитивные слова и словесные конструкции. Приходилось очень много объяснять и растолковывать, показывая на конкретных примерах что такое энергия или, реинкарнация.
  -После того как мы наберем в душу необходимые ей качества, то мы навсегда покидаем материальный мир и дальше развиваемся в невидимом для глаз мире.
  Жрица довольно долго молчала, переваривая услышанное и, наконец, сказала:
  -Великая Мать дала тебе тело..
  -Да это действительно так - согласился с ней Никитин - Великая Мать в нашем представлении - это вся земля, которая обладает своим разумом и помогает всему живому производить тела. Но не стоит забывать, что тело без души не может существовать. А душу может создать только Единый. Его помощники вкладывают душу в тело при рождении ребёнка.
  -А животные, растения.. - перебила его Мать. - У них есть душа?.
  -Да есть. Правда, они небольшие по сравнению с человеческой, но проходя через цепочку смертей и рождений эти души постепенно увеличиваются в размерах. Души животных могут быть вложены в человеческие тела. При этом их несколько модернизируют, тут он невольно сбился на русский язык, ну... в общем увеличивают в размерах.
  Жрица ещё долго расспрашивала его. Только часа два спустя она уже сама, изрядно подустав, отпустила его, коротко благословив его на прощание. Никитин коротко поклонился, передал свой дар храму прислуге, вышел во двор и зажмурился от солнечных лучей бьющих ему в глаза. Он устало потёр глаза и, не удержавшись, зевнул - разговор со жрицей его несколько утомил.
  Около капища, тем временем, собралась небольшая группа людей, мужчин и женщин с сумрачными лицами. Некоторые из женщин плакали. Никитин подошёл поближе и увидел плотно стянутое узкими кусками материи небольшое детское тело. Мельком взглянув на смуглое лицо умершего ребёнка, он мысленно произнёс молитву и направился к выходу.
  
  Выбравшись на улицу, Сергей направился домой, часто отвечая на приветствия прохожих.
  -Что то я стал пользоваться здесь слишком большой популярностью ! - весело подумал он раскланиваясь с знакомыми купцами.
  Попутно он решил завернуть в трактир наёмников, он заранее кривился от того что там окажутся множество его знакомых которые будут приставать с выпивкой или клянчить деньги или предлагая поучаствовать в их авантюрах. К счастью в трактире в это время никого не оказалось, землянин быстро переговорил с трактирщиком и обменявшись информацией они через пару часов расстались довольные друг другом. Можно было конечно не показываться здесь, но с наёмниками нужно было поддерживать хорошие отношения, да и трактирщик мог много чего интересного рассказать и что немаловажно и посодействовать кое в чём.
  Вот и сейчас стоило землянину намекнуть что ему нужно олово, как на следующий день ему домой принесли килограмм тридцать металла, правда, запросили несколько дороговато, но в городе его вообще в продаже не было, а через трактирщика его можно было достать.
  -Вот так вот и обрастаешь связями от кера до трактирщика. - усмехнулся землянин выходя из трактира.
  Дома Линда едва дождавшись пока он, перекусит, начала сразу закидывать его наводящими вопросами о его визите к Матери. Никитин ничего особо не скрывал и вскоре, женщина успокоилась. В теологических спорах она плохо разбиралась, но одно уразумела, что Мать не гневается на него, за то, что он не поклоняется Великой Матери Арне.
  От её назойливых вопросов его спасла Гита, которая с недовольной гримасой на лице, известила, что у калитки его ожидает очередной купец. Никитин со вздохом поднялся, ухватил по дороге пару долек жареного картофеля и, кинув их в рот, пошел к калитке вести переговоры с клиентом.
  Приглашать малознакомых людей в дом, здесь было не принято, только близкие друзья и родственники удостаивались этой чести. С этим купцом Никитин разобрался довольно быстро, у него была только смола и Сергей, недолго думая, купил все его запасы. Договорились, что товар он заберет, когда придёт его караван. Ударили по рукам, Никитин вручил задаток и обрадованный купец, понёсся назад по переулку.
  -Офис мне, что ли здесь завести, надоело уже бегать туда-сюда да и эти ходоки уже надоели!. - подумал Никитин, идя к дому.- Посажу приказчика, пускай принимает предложения и образцы товара.
  Этой мыслью он поделился с Линдой, которая к его удивлению одобрила его идею. У нее, оказывается, был на примете, кто-то из дальних родственников, который вроде бы знал письмо и счёт.
  Кликнув Гиту, она подробно описала ей, куда следует пойти и вскоре служанка притащила рыжего парня, немного похожего на Гафта, только постарше лет на пять. Парень коротко поклонился, в его глазах читалось сомнение, Никитин был младше его и как-то не тянул на возможного работодателя. Сергей усмехнулся и стал задавать наводящие вопросы, парень быстро проникся и вскоре стал посматривать на него с должным уважением.
  Звали его Буктом. Грамоте он был действительно обучен, довольно сносно писал и читал на торговом, умел считать до тысячи. Паренёк был довольно смекалистый, знал большинство торговцев городских и приезжих. Никитину он понравился. Услышав что, задумал Никитин, Букт с ходу предложил несколько вариантов.
  У него на примете была одна лавка, владелец которой не так давно разорился и, можно было выкупить у города этот домик не так дорого. Он тут же потащил Никитина в торговые ряды и запетлял между грудами выставленных на продажу брёвен. Небольшой домик находился не на главном, самом дорогом проходе на рынке, а на другом проходе поменьше, где торговали торговцы победнее.
  Остановившись перед домиком, парень на несколько минут отбежал и вскоре вернулся со старшиной этого ряда. Старшина хмуро шёл за ним, ругая парнишку, который шёл рядом с ним. Увидев Сергея, старшина сразу заулыбался, вспомнив его.
  Никитин тоже узнал это лицо, тот был тогда среди купцов на том сборище у кера. Вежливо раскланявшись, друг с другом, старшина без долгих слов отворил нехитрую деревянную задвижку и, разорвав полоску кожи, запечатанную смолой, пригласил их войти в дом.
  Землянин, пригнувшись у порога, вошёл во внутрь. Первое что ему бросилось в глаза так это отсутствие второго этажа. Из двух узких прорезанных в стене окошек лился солнечный свет, высвечивая толстые слеги вверху, на которых внахлёст шли толстые дощечки, посаженные на клей. Сверху всё это было закрыто толстыми пластами коры тоже посаженой на клей.
  Он шагнул вперёд и чуть не споткнулся о камень, валявшийся на глиняном полу. В доме сильно пахло канифолью, на полу валялись рассыпавшиеся небольшие куски смолы, подошвы временами прилипали к полу.
  Сергей обошёл строение, постучал по стенам прикидывая, не ветхое ли?. Вроде всё было нормально. Сбоку была небольшая комната, где валялись старые прохудившиеся мешки. Юркая серая тень выскользнула из-под мешка, резво пересекла комнату и исчезла в углу. Землянин поморщился.
  -Только мышей и крыс мне здесь не хватало, ну да ничего сойдёт... - подумал он.
  В целом домишко вполне подходил для его целей и он, немного поторговавшись, купил его. Отдав распоряжения относительно обустройства, так сказать офиса, и выделив парню немного денег на закупку мебели и ремонта, Никитин отбыл.
  
  Дня через два домик был готов и теперь Букт важно сидел за грубо сколоченным столом и принимал предложения от купцов в соответствии со списком, который дал ему Никитин. Землянин, таким образом, скинул на своего нового помощника всю черновую работу, чему был несказанно рад.
  Теперь всех купцов, которые ломились к нему в дом, отсылали сюда, а Букт решал, интересны они для Никитина или нет.
  Сам Сергей лишь изредка появлялся там, на особо важные переговоры за вторым большим столом. Вскоре его контора стала выглядеть более респектабельно. Грубую мебель выкинули и установили заказанную Никитиным мебель, стены и потолок затянули белёной грубой тканью.
  Здешние ремесленники не блистали оригинальными идеями, и делали довольно грубую и непритязательную мебель, и никак не хотели отходить от своего стандарта, но Сергей умел быть убедительным и щедрым, и теперь в офисе стояло несколько плетёных кресел. Сиденья кресел, правда были жестковаты, но это, компенсировалось мягкими шкурами в несколько слоёв. Ещё здесь появился стенной шкафа - тоже сделанного из переплетенных прутьев по его дизайну. Только вот ящики, ему так и не смогли сделать.
  Доски из-за отсутствия больших пил здесь ещё не умели делать нужного качества и количества, поэтому остальная мебель была представлена тяжелеными столами, сделанных из толстых отполированных и отлакированных брусьев, плотно пригнанных друг к другу.
  Как то незаметно для себя Никитин втянулся в этот привычный ему по прежней жизни офисный ритм, да и безвылазное сидение дома его уже начало немного раздражать.
  Семейная жизнь, в сельской местности, со всеми своими плюсами имеет и одну неприятную особенность - втягиванием в бесконечные домашние дела, которые всегда находятся.
  Никитин приходил в офис часам к одиннадцати, Букт занимал свой пост гораздо раньше, часов в семь. Сергей садился за свой столик выслушивал отчёт помощника о предложениях, сделках и местных сплетнях и если было нужно, встречался с наиболее важными клиентами. Потом, решив наиболее важные дела, он давал указания что нужно сделать на следующий день и часа в три шёл домой. Жизнь была легка и необременительна.
  Над крышей офиса он повесил флюгер с пропеллером, заставлявший всех приезжих изумлённо таращится на это и естественно зайти в этот дом, где их брал в оборот хваткий приказчик. Кое-кто после этого флюгера стал считать его колдуном, ещё больше раздув его славу. Вот так неторопливо текли дни.
  
  Сергей закинул руки за голову и потянулся, оторвавшись от составления еженедельного отсчёта. В списке фигурировал всего десяток пунктов - товары, которые он здесь купил. Ничего особо ценного за эту неделю пока он обживал свой офис, ему сделать не удалось, так по мелочам. Исключая, правда, партию олова, которую он удачно перехватил, из под носа местных купцов.
  Кочевники, оправившись от прошлогоднего побоища и эпидемии, потихоньку начинали везти из своих рудников медь, олово и золото. Меди в руднике Никитин довольно много добыл, золото у него было достаточно, а вот олово было менее доступно. Его кстати здесь добывали только в двух местах у кочевников и ещё где-то в рудниках принадлежащих Владыке Ка-Ато.
  Никитину удалось перехватить большую часть партии, этого невзрачного серого песка и теперь два десятка кожаных мешков дожидались своего часа у него дома, вместе с другим товаром, ожидая прихода каравана.
  Долгожданный караван фургонов, наконец, прибыл, на неделю позже расчётного времени, когда Никитин уже начал беспокоиться. К нему прибежал запыхавшийся мальчишка, и немного отдышавшись, выпалил что там, у ворот много фургонов и их не хотят впускать в город. Сергей кинул мальчугану медную монету, тот благодарно кивнул головой, скороговоркой призвал на его голову благословение богини и убежал.
  Накинув куртку, землянин поспешил к воротам, где уже скопилось изрядное количество зевак и городских стражников. Последних набралось человек сорок и все в полном облачении.
  -Похоже, здесь собралась изрядная часть их всех - подумал Никитин, приближаясь к воротам.
  Ворота оказались запертыми. Ещё десяток стражников стоя на стене, вяло переругивались с кем-то за стеной.
  Увидев, его стражники наверху закричали, требуя его на стену. Никитин недовольно поморщился и стал подниматься вверх по грязным стесанным сапогами ступенькам. Он поднялся на узкий парапет, один из стражников подал ему руку, помогая взобраться наверх. Сергей благодарно кивнул ему и влез наверх.
  Попутно он отметил, что деревянные стволы наверху плохо защищали защитников крепости, они только-только прикрывали по грудь, подставляя туловище защитников под копья и стрелы.
  -Дерево что ли они пожалели? - мельком подумал он.
  Да и парапет был недостаточно широким.
  -Как их только в прошлом году эти "мохначи" не вынесли?. Даже удивительно!.
  Он осмотрелся вокруг - около ворот длинной цепочкой, застыли фургоны, возле них лениво кучковались его дружинники в полном вооружении с большими щитами и гладиусами в ножнах.
  Никитин поморщился - неудивительно, что стражники несколько заробели и отказались сразу впустить в город такую массу воинов. После прошлогоднего неудачного нашествия степняков, городские стражники заметно подтянулись и теперь бдили.
  -Твои люди? - спросил его подошедший десятник.
  Этого десятника Никитин не знал, видимо он был из новеньких.
  -Мои. - подтвердил Сергей.
  -А почему их так много с обозом пришло?. - не отставал от него десятник.
  -А то сам не знаешь почему!. На дорогах неспокойно. У нас там, на большом Тракте, шайки человек по сто нападают, меньшими силами не отбиться. Однажды так всю деревню сожгли - домов пятьдесят и всех жителей поубивали. У вас здесь поспокойней... - он не закончил фразу и махнул рукой.
  Десятник сочувственно покачал головой и сплюнул за стену.
  -Сейчас Усы придёт - скажет что делать. У меня приказ - больше двух десятка воинов зараз, не пускать.
  -Понятно... - протянул Никитин.
  Он обогнул десятника и двинулся поближе к воротам. Узнав своего командира, дружинники внизу обрадовано взревели. Сергей помахал им рукой сверху, приветствуя своё воинство.
  -Подождите немного ребята, сейчас здешний командир придет, и мы всё решим.
  К воротам подошли Гафт и десятники. Пока разыскивали Усы, они стали, торопливо перебивая друг друга рассказывать ему последние новости. Стражники, стоявшие рядом, с любопытством, прислушивались к их разговору.
  На новом месте всё было в порядке, были достроены склады для товаров. Около реки возвели лесопилку и собрали водяное колесо, но без него боялись монтировать и запускать. Медведь купил десятка три рабынь, так что теперь там стало повеселее.
  Судя по его довольной ухмылке, Гафт уже успел с ними повеселиться. Закончили одну домну и три кузницы. Мастера потихоньку вновь начали ковать хорошее оружие из бронзы. Гафт вытащил из ножен и продемонстрировал ему неплохой нож. Несколько стражников на стене завистливо поцокали языками.
  -Там они тебе целый лист написали, что им нужно - добавил он.
  -А как там с продовольствием? - задал ему вопрос Сергей.
  -Да нормально, - пожал плечами Гарт - привозят. Крестьян там сотни две набежало вместе с семьями, мы им там выделили участки, где ты указал. Теперь там они строятся и что-то сажают. Живности много по полям бродит..
  -Ребята там пару волков из арбалетов подстрелили, - слегка запнувшись на слове арбалет, торопливо встрял в разговор десятник - что крутились вокруг стада.
  -Молодцы! - одобрил Никитин.
  Сзади Никитина послышались тяжелые шаги и сопение - наконец появилось начальство сам Зонтер. Глянув вниз, он подошел поближе к Сергею. Поздоровались.
  -Твои люди?.
  -Мои.
  -Где их будешь размещать? - полюбопытствовал тысячник.
  -Около своего дома есть большая поляна, поставим фургоны в ряд, там они и переночуют.
  -Понятно. - тысячник немного помолчал. - Долго они пробудут в городе?.
  -Дней десять.
  -Закупим товар, загрузим лес ещё кое, что и обратно. Если что случится, то спрос с меня.
  -Добро! Эй, вы там открывайте ворота! - крикнул он вниз стражникам, которые быстро сняли брус и потянули створки ворот в разные стороны.
  -Давай ребята заезжай ! - Никитин махнул рукой своему каравану и стал спускаться со стены.
  -Щиты кидайте в фургоны!. Воевать здесь не с кем!.
  Землянин подмигнул стражникам, те засмеялись.
  Первый фургон заскрипел, и слегка покачиваясь на гати, начал своё движение по направлению к воротам. Вслед за ним пришли в движение и остальные фургоны. Дружески похлопав по плечам Гафта и десятников, Никитин приказал им двигаться к своему дому и там остановиться на поляне, пообещав вскоре подойти.
  Поскольку фургоны были пустыми, налоги с них брать не стали, и вскоре длинный караван втянулся в город. Стражники первое время не спускали с оружия рук, настороженно глядя на прибывших но, видя, что его люди настроены миролюбиво - расслабились.
  Сергей дождался пока пройдёт последний фургон, и поспешил в торговые ряды оповещать утомлённых ожиданием торговцев древесиной, что он с завтрашнего дня готов начать грузится. Новость быстро разлетелась по рынку, и вскоре в его конторе было уже не протолкнуться от поставщиков, которые ругаться, кому начинать грузить пришедшие фургоны в первую очередь. Никитину надоела эта перебранка, и он велел тянуть жребий,
  -Это как? - удивлённо спросил его один.
  Никитин показал, торговцам это было внове и они, недолго думая, согласились. Решив эту задачу, землянин отправился домой, оставив на приказчика решать все мелочные вопросы. Не заходя, домой он сразу поспешил к длинному ряду фургонов выстроившихся прямо за его домом. Там уже разводили костры, и тянуло мясным духом, везде слышались грубые солдатские голоса.
  Завидев командира, все примолкли, вскоре к нему быстро приблизились десятники и Гафт. Парень потихоньку привыкал к роли личного адъютанта Никитина и покрикивал на десятников, которые принимали это как должное.
  Сергей принюхался, поведя носом в направлении приближавшейся группы. От них ощутимо тянуло кислым пивом, но никто не качался. В этом мире ещё не знали крепких напитков и нужно было весьма основательно накачаться местным пойлом, что бы сильно опьянеть.
  Все знали нелюбовь своего командира к алкоголю и старались говорить немного в сторону, что бы, перегар не был так заметен.
  Сегодня Никитин не стал никого распекать, понимая, что парни прошли неблизкий путь и могут немного расслабиться. Но он понимал, что с дружинниками ему нужно было выглядеть суровым командиром.
  К сожалению, земное воспитание, несколько накладывало на него, свой отпечаток и бойцы всячески старались этим пользоваться. Поэтому он старался не так много общаться с рядовыми бойцами, поручая это обременительное дело Медведю и десятникам, которые не давали своим подчинённым спуску. Ну что же пока здесь нет Медведя, ему придётся нарабатывать навыки отца-командира.
  -Значит так орлы!. Смотрите у меня, что бы у ваших бойцов не было проблем с местными. Понятно?.
  -Понятно. Понятно капитан!.
  -Хорошо. Происшествия в дороге какие-нибудь были?.
  -Да было одно.. - загомонили все сразу.
  Выяснилось что день спустя после выхода с базы, на них вечером на марше на них из засады попыталась напасть какая-то банда человек в сорок. В тот момент охрану каравана несли примерно человек двадцать, остальные находились в фургонах, поэтому разбойники видимо посчитали, что охранников здесь, немного и рискнули напасть. После того как из фургонов полезли вооружённые дружинники, нападавшие смекнули, что эта добыча им не по зубам и стали отходить.
  -Десяток человек мы того! - Гафт провёл рукой по горлу. - Я сам из арбалета завалил одного - хвастливо заявил он.
  Десятники закивали головами, подтверждая, и стали в свою очередь превозносить свои подвиги.
  -А у нас как. Раненых нет?.
  Все как то враз приуныли и признались, что один из бойцов ранен и сейчас отлёживается в фургоне. Землянин обвёл подчинённых мрачным взглядом.
  -Почему сразу не доложили!. Давай показывай, в каком фургоне!.
  Все бросились провожать его к одному из фургонов. Поспешно откинули полог, и Никитин быстро залез во внутрь. На охапке трав лежал полуголый парень лет двадцати, Сергей не смог припомнить его имени, в отряде, к этому времени, уже было больше полутора сотен людей и не людей и, запомнить все имена и прозвища было трудно.
  По лицу парня тёк обильный пот, рука была замотана грязной тряпкой. Никитин приложил руку ко лбу, у парня явно был жар. Сергей осторожно размотал грязную тряпку, обнажая небольшую рану в бицепсе. Несмотря на то, что стрелу вытащили, там присутствовал большой нарыв, видимо не всё вытащили и плохо почистили рану. При нынешнем уровне медицины даже такие простые раны могли запросто унести человека в могилу.
  Землянин досадливо хмыкнул, это была его вина, надо было сказать Медведю, что бы с таким отрядом был обязательно лекарь.
  -Так... - недовольным тоном произнёс Никитин - Давайте его тащите его ко мне в дом. Впрочем, нет, подождите, я вам крикну, когда тащить.
  Сергей выпрыгнул из фургона и поспешил домой. Наскоро перекусив, он стал готовиться к операции. Подобрал из своей большой коллекции ножей, один которым здесь брили волосы и немного походивший на скальпель. Потом отыскал грубо сделанный пинцет и велел женщинам набросить на стол чистую материю и поставить кипятиться воду. Час спустя у него всё было готово и он, послал Гиту с наказом, что бы несли раненого.
  Его осторожно принесли на складных носилках и осторожно положили на стол. Парень начал мелко дрожать и испуганно осматриваться вокруг, не совсем понимая, что с ним, здесь будут делать.
  -Не бойся! - приободрил его Никитин - Сейчас почистим твою рану, и пойдёшь спать.
  Он заставил парня выпить настой чаги, который быстро заварил, и приступил к осмотру раны, выгнав всех из дома оставив только Гиту и Линду. Промыв рану, сперва тёплой водой, а потом чайным деревом он вытащил из кипятка скальпель и решительно сделал надрез. Раненый вздрогнул и попытался отдёрнуть руку.
  -Лежи, лежи! - прикрикнул на него Никитин и стал выдавливать гной из раны..
  Линда не смогла вынести этого зрелища и, давясь, выскочила из дома. Гита оказалась покрепче и вытерпела до конца операции. Выдавив гной, Сергей пинцетом поковырялся в ране и нашарил там твёрдый комок. Раненый вздрогнул и негромко застонал.
  -Ничего, ничего всё нормально - ласково увещевал его землянин, одновременно стараясь посильнее захватить этот комок, который, уже несколько раз, выскальзывал из пропитанного кровью пинцета.
  Ковыряться в ране было неудобно, Сергей сделал себе зарубку на память что бы сделать в ближайшем времени набор хирургических инструментов, как то в суматохе он несколько подзабыл об этом. Наконец ему удалось ухватиться за этот комок достаточно сильно, и он резко дернул пинцет на себя. Толчком из раны выплеснулась кровь, Гита с каменным лицом быстро осушила рану чистой тряпкой.
  Никитин ещё немного почистил рану, залил маслом чайного дерева и наложил повязку, пропитав чистую тряпку всё тем же маслом чайного дерева. Больше никаких антисептиков у него не было. Землянин закрыл рану ещё одной чистой тряпкой и надёжно перебинтовал бицепс
  -И про спирт я что то забыл!. - подумал он - Вернусь надо будет срочно соорудить перегонный куб!.Что то я совсем заработался... Прогрессор!. Твою мать...
  Раненый вздрогнул и стал слабым голосом ругаться.
  -Молодец!. Хорошо держался! - похвалил его Сергей. -Скоро опять меч в руке держать будешь! .
  Вручив десятнику фляжку с чагой, он велел, давать её раненому четыре раза в день. Парня на носилках унесли обратно в фургон. Сергей открыл заслонку печи и бросил в пламя комки мха, пропитанные гноем и грязные тряпки.
  -И как это я забыл про хирургические инструменты. Скальпель вон есть, хотя надо будет получше сделать, пинцет тоже плохой.. А зажимы, расширители раны и ещё десяток-другой наименований. Надо бы озадачить своих кузнецов, не всё же им оружие делать, в конце концов!. Самогонный аппарат ещё. Надо будет вспомнить схему... - подумал он пока Гита лила ему на руки воду.
  -Молодец Гита!. Хорошо держалась - он потрепал её по пышной гриве волос.
  -Как скажешь, хозяин.. - хрипло отозвалась она, смотря на него преданными собачьими глазами.
  Было видно, что похвала ей приятна. Вернулась бледная Линда. Вслед за ней в дом ввалились дети и стали расспрашивать у него, зачем он резал этого дядю. Линде вновь стало дурно и, она убежала.
  Папа с трудом отмахнулся от любопытствующих детей и ушёл к себе наверх отдыхать. Но прежде всего он вытащил наполовину заполненную вощёную дощечку.
  -Самогонный аппарат, медицинский инструмент... Пока вроде всё. - размышлял он, перебирая стопку дощечек куда он заносил то что нужно было сделать в ближайшее время. -Ладно потом вспомню что ещё надо, а сейчас спать, что то я вымотался сегодня!.
  А наутро понеслось. Два дня Никитин, приказчик и даже Гафт с десятниками, ругались и спорили с купцами, которые под шумок пытались всучить им некачественный лес и грузить, грузить, грузить...
  Сперва Никитин осматривали сложенный лес, особое внимание, уделяя брёвнам находящимся внизу. Потом он мелом отмечал мелом плохие бревна, и переходили к следующей куче. А очередной фургон становился под загрузку.
  -Подымай .....- хриплым басом заорал дюжий мужик. - Давай, давай!.
  Трое других мужиков крякнули и с натугой загрузили очередное дерево в фургон. Фургон качнулся, грузчики поспешно отступили, давая место следующей бригаде.
  -Кран что ли изобрести с блоком ? - подумал Никитин пропуская перед собой пахнущих кислым потом и смолой грузчиков.
  Грузчики деловито взялись за следующий ствол, с концов, и резко приподняли его. В стволе, что-то треснуло, один из грузчиков торопливо поднырнул под середину ствола, пытаясь скрыть дефект, но было поздно.
  -Давай обратно клади! - махнул рукой Никитин - Мне треснутое не нужно.
  Грузчики, ругаясь, потащили бревно в конец площадки, где уже валялись несколько подобных брёвен, и такие сцены с небольшими вариациями продолжались два дня.
  Первый караван из сорока фургонов и трёх десятков нанятых телег, на которых тоже загрузили брёвна, ушёл утром.
  Пока фургоны доедут пока разгрузятся, пока вновь приедут, пройдёт две, а то и три недели - всё это можно было предсказать заранее. Потом опять. До тех пор пока не будут вывезены все брёвна. Теперь этот процесс вполне может идти и без него. Деньги что бы расплатиться за товар он заранее оставил Линде, а приказчик будет смотреть, что бы торговцы, не подсунули ему негодный товар, пригрозив что вычтет из жалования если окажется много плохого леса.
  Букт клятвенно заверил, что осмотрит каждое бревно перед отгрузкой.
  
  Большую часть своих людей, он отправил назад охранять фургоны, оставив при себе два десятка бойцов и десяток фургонов. Они должны будут сопровождать его в путешествии.
  Ещё через пару дней оставив грустную Линду он отправился в Тину, ему хотелось посмотреть этот город-порт в который он так и не попал в прошлом году. Да и пора было возвращаться на новое место, оставлять всё руководство на Медведя надолго, он побаивался, неизвестно каких дел тот мог натворить в его отсутствие.
  После Линта, если ехать по дороге в Тину, то следующим будет Турук. Город был раза в два меньше чем Линт. Был...
  В прошлом году кочевникам и их мохнатым союзникам удалось захватить этот город. Население города в большинстве своём погибло, а те, кто выжил, были уведены в рабство.
  В отличие от Линта стоящего на огромном холме в окружении болотистой местности, Турук стоял на открытой местности, это его и погубило, да и стены его не были особо высоки. В одном месте ещё высился полуобгоревший фрагмент стены высотой метра четыре.
  Турук был единственным городом Шестиградья, который кочевникам удалось захватить. Остальным городам удалось отбиться, а вспыхнувшая вскоре эпидемия заставила остатки войска кочевников убраться обратно в свои степи.
  Этот город, до сих пор так и не возродился. Место производило гнетущее впечатление. Разбросанные тут и там брёвна уже начали потихоньку зарастать травой, только ближе к центру города высился обгоревший остов здания, пожалуй, единственный в городе сложенный из каменных блоков. Крыши и дверей у здания не было видно.
  Минут двадцать ехали они мимо этих руин. Сопровождаемые то и дело выпархивающими птицами, которые потихоньку обживали развалины. Наконец разрушенный город скрылся за поворотом. Больше на этой дороге городов не было и два дня спустя, они добрались до Тины.
  Задолго до того как показались её стены, к ним начали присоединяться одиночные повозки и целые караваны фургонов. Местность пошла под уклон, далеко впереди ярко мелькнул синий краешек моря, который с каждым километром стал всё больше и больше увеличиваться, а вскоре показались и стены Тины.
  Ближе к воротам к ним влился большой караван низкорослых лошадей, тяжело гружёных большими плетёными корзинами с щебнем. Из одной, с мелкой дырой, корзины временами начал течь тонкий ручеёк мелких камней, но возчик только устало погонял лошадь, не обращая на это внимания.
  Тина встретила их запахами гниющих водорослей и соли. В эти специфические морские ароматы временами вплетался запах дыма, тонкие белые столбы которого поднимались над городом. Никитин окинул взглядом вольготно раскинувшийся перед ним панораму города. На глазок, он был раза в три больше чем Линт.
  При въезде их окинули быстрыми взглядами, кратко спросили что везут и услышав что ничего не везут, быстро пропустили, даже не удосужившись взглянуть, правда, это или нет. Караван с щебнем завернул направо а они поехали прямо по центральной улице щедро засыпанной мелким щебнем и галькой. Здесь было довольно интенсивное движение, множество повозок и людей двигалось вместе с ними, растекаясь по многочисленным улочкам. Несмотря на недавнюю эпидемию, на улицах города было многолюдно.
  Впереди показалась гавань, и Никитину пришлось задуматься куда ехать. Он поманил пальцем одного их стайки оборванных полуголых мальчишек вертящихся в толпе и пристававших к прохожим. Мальчишка лет девяти ловко увернулся от пинков своих приятелей-конкурентов и мигом очутился около Сергея.
  -Что угодно господину - быстрой скороговоркой начал перечислять он на хорошем торговом.
  -Рыба, оружие, рабы ...
  Никитин ленивым взмахом руки остановил его красноречие.
  -Так парень слушай меня внимательно.
  Тот торопливо закивал головой, одновременно жадными глазами обшаривая его фургон, пытаясь разглядеть что, они с собой везут.
  -Мне нужно место, где я могу отдохнуть со своими людьми. Понял?.
  -Понял господин, понял!. Сейчас покажу.
  Он резво побежал впереди головного фургона, показывая дорогу. Никитин двинул фургон вперёд за ним. Метров через сто, их провожатый завернул в переулок. Подождал пока первый фургон подъедет к нему, и побежал дальше, показывая дорогу.
  Забегаловка, к которой он его привёл, своим видом сразу отбила у него охоту останавливаться здесь. Запах мочи и рои мух, кружащиеся вокруг, тоже не улучшили его впечатления. А пьяные оборванцы, лениво горланящие песню под покосившимся навесом, окончательно убедили его что им здесь не место.
  Паренёк чутко глядел на него, пытаясь угадать его решение. Шкура прикрывавшая вход в это заведение из-под неё показался полуголый мужик в кожаном фартуке и стал кланяться приглашая зайти. Никитин даже не удостоил его взглядом и подозвал к себе мальчишку.
  -Парень мне нужна хорошая гостиница, а не такая дыра как эта. Понял меня? Или мне поискать другого проводника?.
  Тот, преданно поедая его глазами, часто закивал головой:
  -Есть хорошая гостиница!. Есть такая сейчас покажу. Там всё есть, и девки там есть!
  -Давай показывай!. Девок мы и без тебя найдём!. - буркнул Гафт сидящий рядом с Сергеем.
  Парень резво развернулся и направился обратно. Фургоны стали с трудом разворачиваться в узком переулке. Оборванцы сидящие в теньке засвистели им вслед.
  Вырулив опять на центральную улицу, они спустились почти до пирсов и почти час, двигались дальше, лавируя среди людского столпотворения.
  Снизу метров в пяти, под ними начинался собственно порт. Он тянулся метров на пятьсот, выдвигаясь в море многочисленными деревянными причалами. Никитин с интересом стал разглядывать стоявшие неподалёку корабли. Три корабля были, какими то широкими плоскодонными посудинами с небольшими бортами, было даже непонятно есть ли там трюм или нет. Четвертый напоминал небольшую вёсельную галеру, с него тянулась длинная вереница полуголых женщин.
  -Ух, ты!. Капитан глянь сколько баб! - тыкнул пальцем в ту сторону Гафт. - Давай купим кого-нибудь!.
  Никитин мрачно на него взглянул.
  -Ну не хочешь как хочешь. Я это самое.., баб там у нас маловато ну и Медведь просил если подвернётся.
  -Ладно, посмотрим - неопределённо ответил Никитин, наблюдая как живой товар, рассаживают в повозки. - Сперва закупим, что нам нужно, потом если останется место, закупим этих...
  Людской поток постепенно таял. Порт закончился, дальше дорога стала заметно свободней. Можно было немного прибавить скорость, а то одуревший от солнца народ, сигал, бывало, прямиком под колёса.
  -Уф жарко! - Гафт снял шляпу и стал ею обмахиваться, потом отхлебнул воды из медной фляги.
  Никитин последовал его примеру и тоже отхлебнул тёплой воды, правда фляга у него была серебряная.
  -Эй, парень долго нам ещё ехать? - крикнул Гафт проводнику бойко шагавшему впереди.
  -Да нет, не далеко. Вон большое дерево, а там уже видно.. - крикнул мальчишка, на ходу махнув рукой вперед.
  -И где это большое дерево? - проворчал Гафт - Вон их, сколько больших то!.
  Ехать действительно пришлось недолго. Фургоны забрались на холм, спустились и вот она - долгожданная обитель для утомлённых путешественников.
  На этот раз парень не подвёл - минимальный уровень комфорта и гигиены, здешний хозяин обеспечивал. Никитин внимательно осмотрел гостиницу и несколько комнат, которые были свободны, договорился о цене с хозяином и, выйдя на крыльцо, махнул рукой, что бы заводили фургоны.
  Паренёк вился рядом с ним, всем видом напоминая, что надо рассчитаться, и Никитин сыпанул в его грязную ладошку пяток медяшек.
  Мальчуган заулыбался, но назад сразу не убежал, а скрылся в доме, видимо рассчитывая получить мзду и от хозяина гостиницы. Никитин поднялся наверх, выбрал себе комнату, в двух других велел располагаться бойцам.
  Во дворе суматоха - слуги ставили фургоны в ряд и распрягали быков. Пока бойцы располагались в комнатах. Никитин подозвал хозяина и вкратце высказал ему пожелания относительно пищи, которую им должны были подавать. Хозяин изумлённо качал головой выслушивая его требовании, но после того как Сергей дал ему золотую монету клятвенно обещал всё исполнить.
  
  
  Переночевав на новом месте, землянин с утра решил податься в город. С собой он решил захватить Гафта и двух своих воинов пошустрее. Никитин велел им облачится в полный доспех, оставив только щиты.
  Сам натянул на голое тело бронежилет, скрыв его под лёгкой рубашкой, потом куртку и пристегнул к поясу гладиус с богато изукрашенной рукоятью.
  Потом, немного подумав, засунул в специальные ножны в рукаве куртки метательные ножи. В куртке было конечно жарко, но в порту шаталось столько разбойных физиономий, что подобные предосторожности были не лишними. Нож под ребро здесь можно было запросто получить.
  Наскоро позавтракав, их маленький отряд начал спускаться вниз по узкой дороге, поднимая в воздух дорожную пыль. Никитин несколько минут простоял, наверху любуясь раскинувшимся перед ним морем, потом они продолжили своё движение вниз.
  Несколько минут спустя они вышли к границе порта. Сперва показались утлые рыбацкие лодочки, по мере приближения к середине порта, их становилось всё больше и больше. Немало судов стояло под разгрузкой, и рыбаки деловито сгружали рыбу в больших корзинах. Тут же вертелись, помогая родителям, их многочисленные горластые отпрыски, сортирующие и потрошащие рыбу.
  Куда не взгляни - везде кипел торг, к лодкам деловито подбегали юркие личности, с ходу оценивая улов и тут же начинавшие с криком и руганью торговаться с рыбаками. Купленную рыбу кидали в корзины, грузили на вездесущих низкорослых лошадок и везли в город.
  Над портом стоял шум и гам, сверху им вторили маленькие крикливые птицы, которые стремительно кидались, вниз ловко подхватывая длинными клювами выпавшую из корзин рыбу.
  Ближе к центру порта потянулись причалы, сперва редкие, а потом всё более частые, там разгружались так называемые купеческие суда, хотя многие из них он бы мог назвать купеческими с большой натяжкой.
  Ходкие многовёсельные галеры, лениво качающиеся на лёгкой волне возле причалов, в море явно были не прочь походить под чёрным флагом, когда им это понадобится. Уж больно много шрамов на теле было у моряков этих посудин, да и вооружены они, все были явно с избытком.
  Засмотревшись на одну из колоритных личностей горделиво стоящую на носу судна, Никитин насчитал на его широком кожаном поясе порядка десяти метательных ножей. Луки здесь как то не были в широком ходу и их заменяли ножи и метательные топоры.
  Добравшись до середины бухты, они увидели далёкие стены почти вплотную подходящие к берегу моря. Только теперь Никитин понял, почему из порта шла единственная узкая дорога, из-за которой в этом месте всё время возникали огромные пробки. Если бы нападавшие захотели бы ворваться в город со стороны моря, то им пришлось бы прорываться в город только в одном месте.
  Никитин осторожно подошёл к самому краю дороги и посмотрел вниз.
  -Метров пять точно будет - мысленно прикинул он высоту.
  Вполне достаточно, что бы остановить здесь противника, если только у них нет с собой штурмовых лестниц, без них вверх было не забраться. В том узком месте, где дорога шла в город, можно было за считанные минуты соорудить баррикаду и успешно отбивать все атаки противника.
  Кстати тогда когда он ехал в фургоне он обратил внимание, что на всём протяжении дороги то там, то тут стояли небольшие пирамидки камней, и валялось довольно много каменных глыб. Тогда он так и не понял, зачем они здесь.
  Мимо них то и дело небольшими группками проходили женщины в лёгких туниках с полуобнаженной, а то и вовсе обнажённой грудью. У всех у них на поясе висели довольно внушительные ножи, на руках и шеях у многих из них висели богатые золотые украшения.
  Это было нечто новенькое для него, на жриц любви эти женщины явно не походили. На них никто особо не глядел, мужчины лишь бросали короткие взгляды на них и поспешно отводили глаза в сторону.
  Гафт шедший чуть впереди их группы, жадным взором уставился на довольно внушительные груди одной из этих женщин, проходивших мимо них навстречу. Кто-то из них заметил глазеющего на них парня, и тут же группа из пяти женщин развернулась и резво обступила его.
  Та, на которую он пялился, окинула его презрительным взглядом и зло сказала:
  - Что ты на меня пялишься щенок?. Никогда не видел Морских Сестёр.
  Гафт что-то невнятно промычал, с опаской переводя взгляд на их руки, лежащие на рукояти ножей.
  -Он, наверное, немой и убогий!- высказала предположение другая.- Вон, какая штука у него на голове. Похоже, он украл птичье гнездо!.
  Девицы дружно рассмеялись.
  -Пощекотать надо его ножом, вдруг у него голос прорежется! - добавила первая.
  Никитин, видя, что дело пахнет неприятностями, подошёл к ним поближе и сказал:
  -Это мой человек!. Если у вас есть к нему претензии, то вы можете обсудить это со мной.
  Девицы резко развернулись и уставились на него.
  -Ещё один щенок!. - произнесла обладательница внушительного бюста. - Хочешь потанцевать с нами?.
  Никитин заметил, что сосочки грудей у неё замазаны чем-то тёмным.
  -Я не пойму из-за чего мы соримся - миролюбиво сказал Никитин. - Если вы выставляете свои прелести напоказ, то почему вы против того что бы их разглядывали?. Или у вас плохое настроение.
  -Не твоё .... - изрыгнули солидную порцию брани губы девицы.
  Никитин укоризненно покачал головой.
  -Фи!. Как же ты можешь так ругаться. Такая красивая женщина и на тебе!.
  -Ах ты, сухопутная крыса! - резво метнулась к нему женщина с обнажённым кинжалом.
  -Бека!. Может не надо? - попробовала остановить её одна из подружек, но та только на неё зло фыркнула и она заткнулась.
  -Дайте круг! - заорала Бека на окружающих, махнув крест-накрест кинжалом.
  Вокруг них торопливо стал образовываться пустой круг. Сзади него встали двое дружинников с обнажёнными гладиусами, но Никитин знаком приказал им не вмешиваться. Он отдал Гафту свою шляпу, закинул волосы за спину и вытащил из ножен кинжал. Гладиус он, чуть помедлив вместе с поясом, тоже отдал ему и, приготовился к бою. Девицы, глядя на его светлые волосы, о чем-то быстро зашептались между собой.
  -Эээ!. Так не пойдёт! - вдруг сказала одна из подружек Беки. - Она почти голая, а ты в куртке. Снимай куртку!.
  Никитин кивнул головой в знак согласия и снял куртку, оставшись в матерчатой безрукавке-рубашке, под которой он скрывал бронежилет. Окинув взглядом собравшуюся толпу, он заметил неподалёку небольшую группу стражников с копьями. Стражи порядка с интересом смотрели в их сторону, похоже, им было безразлично, что сейчас здесь может пролиться чья-то кровь.
  Девица сразу начала довольно агрессивно на него нападать, стараясь полоснуть обоюдоострым кинжалом по открытым частям тела, приятельницы подбадривали свою подружку хриплыми криками.
  Мужики из толпы в пику им стал подбадривать Сергея. Никитин несколько раз, проводя обманные финты, дотрагивался своим кинжалом до её тела, имитируя поражение, но такая имитация не производила на неё никакого впечатления.
  Похоже, эта рослая и по-мужски агрессивная девица, была всерьез настроена, биться до первой или неизвестно до какой крови.
  Сергей уже несколько раз мог нанести ей серьезную рану. Но ему не хотелось оставлять на коже этой драчливой девицы очередной шрам.
  Он внимательно следил за её ножом, выбирая момент, что бы его перехватить, но девица владела им довольно умело, к тому же кинжал был обоюдоострый и он мог сильно пораниться, выворачивая ей руку. Кстати мускулы этой дамы не уступали его собственным.
  Дождавшись когда, наконец, она резко выбросит руку с кинжалом вперёд, он отступил назад и резким ударом ноги вышиб у Беки из руки её оружие. Мелькнув на солнце тот, улетел в толпу, вызвав испуганные крики зевак.
  Несколько женщин тут же бросились туда, что бы найти его. Теперь Никитин мог, не боясь мести, со стороны проигравшей нанести ей несколько кровавых царапин, а то и ран. Из толпы, видя, что его противница обезоружена, стали кричать, что бы он пустил девке кровь. Сергей лениво взглянул на оравших и подчёркнуто неторопливо вложил кинжал в ножны.
  Из толпы раздались недовольные крики что кровь, мол, не пролилась, но быстро затихли под свирепыми взглядами Морских Сестёр, которых к этому времени набежало уже человек тридцать. Руки девиц демонстративно лежали на рукояти длинных кинжалов.
  Видно было, что эти женщины пользовались здесь не особо хорошей славой. Впрочем, в толпе угрюмо глядящей на морских Сестёр у многих из собравшихся тоже были ножи и кинжалы, а кое у кого и боевые топоры и всё это могло завершиться большой кровью. Никитин шагнул к женщине поближе.
  -Я думаю, что мы уладили свои проблемы?.
  Та с ненавистью посмотрела на него, баюкая ушибленную руку.
  -Я ещё не решила, что сделаю с тобой чужак! - буркнула она.
  -Быстро помирись с ним, ты акулий корм! - вдруг произнёс рядом с ней, чей то голос.
  Девица вздрогнула, весь её воинственный пыл мигом исчез, и она кивнула головой. Сергей подошёл к ней, положив ей руку на плечо и, вскинув другую руку над головой, помахал толпе.
  Ворчание сразу стихло, нервное напряжение стало рассеиваться. Раздались приветственные крики и сальные шутки, толпа вокруг них, пришла в движение и стала медленно рассасываться. Шоу закончилось.
  Застывшие было фургоны вновь медленно начали пробираться сквозь толпу.
  Никитин снял руку с плеча Беки и слегка поклонился ей. Она ответила ему кислой улыбкой.
  За её спиной стояла женщина лет за сорок. Сорок лет в этом мире - это лицо с глубокими мимическими морщинами и обильная седина, но она выглядела достаточно бодро. Шаловливый ветер отбросил прядь волос в сторону, обнажая исковерканное правое ухо. В отличие от более молодых Морских Сестёр, её груди были полностью закрыты. Вот только на шее и руках болталось заметно больше золотых браслетов, чем у её молодых товарок.
  Подойдя вплотную к Беки, она, что то прошептала ей на ухо, после чего девица поклонилась ей и, не произнеся ни слова отправилась восвояси. Вслед за ней поспешили её подруги. Одна из них на ходу протянула ей кинжал, который улетел в толпу, та быстро убрала оружие в ножны.
  -Я Бедоро Безухая. Я - Голос Морских Сестёр, под моей рукой ходят десять кораблей. Мы все благодарны тебе за то, что ты не причинил вреда нашей сестре. Бека порой бывает излишне горячей.
  -Я Саж Смышлёный, и я действительно не хотел причинять ей вред..
  -Я видела ... - она поморщилась и покачала головой. -У Беки слишком горячий нрав, когда-нибудь она попадёт из-за этого в очень неприятную историю.
  -По-моему её надо побыстрее выдать замуж - пошутил Никитин.
  Бедоро холодно посмотрела на него.
  -Откуда ты появился парень, что не знаешь, кто такие Морские Сёстры?. Почти все наши женщины, по тем или иным причинам, не могут иметь детей.
  -Извините, я не знал этого.
  Она внимательно посмотрела на него и покачала головой.
  -Я верю тебе парень. Что ты ищешь здесь?.
  -Да так всего понемножку - неопределённо ответил Никитин. - Мы здесь остановились в одной гостинице за этим холмом.
  Бедоро кивнула, подтвердив что, знает это место.
  -Если вы придёте туда ближе к вечеру, то мы можем поговорить более спокойно. Если у вас есть товар, приходите.
  Женщина кивнула головой.
  -Хорошо!.
  -Значит договорились.
  Подошёл угрюмый Гафт вместе с его одеждой и Сергей стал одеваться.
  -А не ты ли тот парень, который сумел в прошлом сезоне, уйти из рук "пауков"?. - вдруг задала вопрос Бедоро поглядев на его волосы.
  Никитин усмехнулся ей в ответ.
  -Да мне это удалось.
  Отношение к нему среди этих коренастых женщин сразу переменилось с настороженного на восторженное. Оказалось, что у них были давние счёты к поклонникам Куту и тот, кто сумел насолить первосвященнику и, небывалое дело, уйти живым из его рук, заслуживал всяческого уважения.
  Женщины стоящие рядом теперь приветливо улыбались ему. Гафт стоящий рядом с ним тоже получил свою порцию благосклонных взглядов и теперь мог невозбранно пялится на женские прелести. Ещё раз, подтвердив, что они будут у него вечером в гостинице Морские Сёстры ушли.
  Землянин хмыкнул, заправил свои приметные волосы под шляпу, и они отправились бродить дальше по городу. Сегодня он решил обойтись без услуг вездесущих мальчишек и самостоятельно отправился бродить по городу.
  В гостиницу они возвратились под вечер с мешками за спиной, плотно набитыми образцами товаров. Никитин исписал целые три вощёные дощечки. На одной из них он нарисовал приблизительную карту города и значками отмечал лавки торговцев. На остальных двух дощечках он записывал цены на товар, и что там можно было купить или продать.
  Он уже потихоньку начинал прикидывать, кому можно будет продавать те товары, которые он вскоре начнёт выпускать, и подыскивал себе потенциальных торговых партнёров.
  Ближе к вечеру порт замирал. Никитин и его маленький отряд, сгибаясь под тяжестью мешков, устало брели вдоль берега. Над морем ещё виднелся край кроваво-красный диск светила, быстро катящегося за горизонт.
  Волны с шипением накатывались на берег. Шум прибоя доминировал над всеми остальными звуками. Портовая суета стихла.
  Вдоль берега теперь горело множество костров, и стояло множество палаток, в воздухе стояли ароматы жаренной рыбы. Вокруг костров сидело и лежало множество людей и не людей. Кое-где весело горланили песни, на самых разных языках и слышался женский визг.
  По дороге в гостиницу им несколько раз попадались небольшие группы оборванцев с цепкими взглядами, которые, заметив на их поясах оружие, сразу теряли к ним интерес и шли дальше в поисках более лёгкой добычи.
  -Весёленький город! - подумал Сергей провожая взглядом одну из таких групп, подчёркнуто смирно проходившую мимо них . - Похоже местные стражники здесь никогда не заглядывают. А может быть, и специально так делают. Мол, чем больше вы друг друга зарежете, тем лучше для нас!.
  Так без происшествий они дошли до своей гостиницы. Открыв дверь, Сергей на мгновение замер на пороге, сегодня это заведение было плотно забито людьми, как говорится - яблоку было негде упасть.
  Трактир как обычно благоухал запахами кислого пива и рыбы. Сегодня эти два доминирующих здесь запаха перешибал запах пота и немного с тухлинкой, кислый запах моллюсков, которых во множестве вылавливали в здешних водах и варили в котлах. Панцири моллюсков, грязно-белым слоем покрывали весь пол забегаловки и хрустели под ногами.
  Хозяин и все его домочадцы шустро бегали, туда-сюда обслуживая народ. Бойцы приветствовали появление своего командира радостными криками.
  Землянин с неудовольствием отметил, что лица некоторых его бойцов излишне красные. Пьянство было таким пороком, который было тяжело искоренить. Здесь приучали к этому детей уже с трёх лет. Одно было хорошо, что здесь не знали ещё крепких вин. Пока. Что бы напиться, здесь надо было постараться уговорить, как минимум бурдюк пива литров на пять.
  Сухо кивнув своим бойцам, Никитин поклонился Морским Сестрам, среди которых заметил и Бедоро. Женщина весело болтали с его людьми, и приветливо махнула ему рукой..
  Решив сперва перекусить, он отправился к себе наверх. Перехватив пробегающего с подносом хозяина, Никитин попросил того отнести ему наверх ужин. Тот торопливо закивал головой и обещал быстро всё принести.
  -Придётся завтра хорошо погонять бойцов, пока они здесь окончательно не расслабились - подумал Сергей пробираясь между столами.
  Зайдя в комнату, Никитин и его сопровождение свалили мешки в кучу у окна. Он отправил их всех вниз, а сам, с наслаждением растянувшись на низкой кровати, и, скинув сапоги, стал ждать ужин.
  По лестнице затопали торопливые шаги, и мальчик-подросток шустро влетел в комнату с подносом в руке. Поклонился и, поставив поднос на стол, торопливо убежал. По комнате поплыл аромат жареной рыбы. Никитин вытащил нож, счистил с рыбы подгоревшие участки кожи, переложил на свою тарелку и, посыпав приправами, стал, неторопливо с аппетитом есть.
  -Что-то я сегодня наломался...- подумал он. - Целый день на ногах, в бегах по этому городу и к этим бабам ещё переться!. И отказаться нельзя.
  Он зевнул, вновь натянул сапоги и набросил куртку, после чего поспешил вниз, ему не хотелось заставлять Морских Сестёр долго ждать. Они могли воспринять это как оскорбление со всеми вытекающими отсюда последствиями.
  Спустившись с лестницы, он сразу направился туда, где сидела Бедоро. Увидев, его она сделала незаметный знак рукой и две девицы, сидевшие за столом напротив неё, быстро выпорхнули из-за стола, с любопытством стрельнув глазами на него. Никитин сел на освободившееся место.
  -Это Азеда. - кивок вправо, на женщину немного моложе её. - А это Диасна-то -кивнула она влево от себя, на зеленокожую горо с огромной копной иссиня-чёрных аж до колен волос.
  Сергей им вежливо поклонился, остальных Морских Сестёр Бедоро не представила, драчливая Беки и её подружки сегодня в этом обществе отсутствовали.
  -Мы тут порасспросили парней, - она ненадолго замолчала и продолжила после небольшой паузы - и решили что с тобой можно иметь дело...
  -Твои волосы сложно спутать с другими. Да и кожа у тебя более светлая чем у людей твоей расы. - ввернула зелёнокожая Диасна-то.
  Землянин вновь поклонился ей с непроницаемым лицом.
  Женщины коротко переглянулись, видимо, похоже, они не ожидали от него, молодого по их меркам парня, такого владения своими своим лицом.
  Бедоро вновь сделала знак рукой. Ещё четыре девушки неохотно встали из-за стола, а на их место тяжело уселись трое крепких мужчин, один из них был теро.
  Голос Морских Сестёр кратко их представил:
  -Это братья Крис и Бесса, а это - она кивнула на теро - Барсап.
  Никитин пришлось вновь приветливо кивать головой, скрывая свою брезгливость под вежливой улыбкой. От этой троицы разило застарелым запахом давно немытого тела. Выставленные напоказ массивные золотые браслеты на покрытых шрамах руках, у теро на шее в придачу ко всему болталось ожерелье с нанизанными золотыми монетами. Тяжёлые пронзительные взгляды парней привыкших добиваться своего и не боящихся крови.
  Судя по всему, эта публика, щеголявшая своими шрамами, явно хаживала под чёрным флагом. Они, с ходу перебивая друг друга, и стуча от избытка чувств по столу кулаками, стали предлагать Никитину свои товары - оружие, вино и зерно. Нашлось у них немного меди и олова, но они сразу запросили за него слишком много и он не стал даже торговаться.
  Сергея оружие не особо заинтересовало, он вскоре сам хотел им торговать, вино ему тоже было не нужно, из всех предложений его заинтересовало только зерно.
  С продовольствием на новом месте у них до сих пор было туго, пока его крестьяне не снимут первый урожай, должно было пройти ещё пару месяце, и еды он старался закупать как можно больше. Конечно, можно было кое, что купить на Большом Тракте, но продовольствия купцы везли на удивление мало, в ходу были больше товары.
  У пиратов оказалось под сотню кувшинов с зерном, и они клялись, что зерно не мокрое. Никитин отлучился на минуту к себе в комнату и вернулся с вощёными листами, на которых он вёл свои записи. Сергей бегло посмотрел свои записи с ценами на зерно, у пиратов они оказались вполне приемлемыми для него, видимо стараясь побыстрее избавиться от него - сто глиняных кувшинов занимали немало места.
  Увидев, как он читает, и что-то записывает непонятными значками, все вокруг начали поглядывать на него с уважением. Никитин не первый раз демонстрировал на публике этот свой незамысловатый трюк.
  С особым интересом народ наблюдал, как он выводил цифры, некоторые из присутствующих наверняка владели азами арифметики и теперь с удивлением наблюдали за совершенно новыми для них значками. Они привыкли к громоздким здешним цифрам, напоминавшие латинские и никак не могли понять его краткую систему записи и счёта этих цифр.
  У Морских Сестер ничего нужного ему, из товаров не оказалось, они стояли в этом порту уже неделю и успели всё распродать. Землянин зачитал им то, что он хотел бы приобрести и за какую плату. Кое-что они, посовещавшись, обещали доставить в город в скором времени. Вот только как скоро это будет, они отвечали уклончиво, и Никитин сделал пометку, что на них не стоит особо рассчитывать.
  Пока он записывал, Бедоро, незаметно как ей казалось, обменивалась знаками с подсевшей троицей. Сергей чувствовал, что они собрались, что бы предложить ему нечто большее нежле их товары. Так и оказалось - эти авантюристы предложили ему не много не мало как напасть на Бартхеш. Шустрые девицы уже вызнали, что у него имеется под две сотни бойцов, и теперь хотели предложить ему поучаствовать в этом налёте.
  Никитин, опешив, сперва даже заподозрил, что его разыгрывают, но нет и Морские Сёстры и, бравые пираты утверждали, что это вполне им по силам. У Бедоро при упоминании Бартхеша, глаза загорались гневом, Никитин вскоре понял почему. Корабли с экипажем временами во время шторма случалось, выбрасывало на берег. С потерпевших бедствие купцов, обычно, брали деньгами или товаром за их спасение и отпускали.
  С женщинами было сложнее, по законам этой страны они не могли ничем владеть, поэтому корабль и его товары шли в казну, а экипаж или казнили или продавался в рабство. За несколько лет на берега контролируемые "пауками" корабли сестёр выкидывались трижды. Один из них успел сняться с мели и уйти в море, двум другим экипажам не повезло, женщины в скоротечном бою были частью убиты, другие проданы в рабство. Товары понятное дело попали в казну города.
  По всему побережью хватало мелких поселений и рыбаков, которые "стучали" на потерпевших крушение, ближайшему посту стражников, получая потом свою долю добычи. Причём получали честно - в этом случае жрецы не скупились, понимая, что иначе никто им ничего не сообщит.
  
  Эта конфронтация продолжалась уже многие десятилетия. Морские Сестры занимались перевозкой товаров и контрабандой по всему Желтому морю, а при случае наводили на Бертхешских купцов пиратов. Нередко они и сами брали на абордаж одинокий корабль, идущий под парусами с намалёванным пауком.
  Сейчас ненависть к паукопоклонникам изрядно затуманила их разум, они рассчитывали, высадившись в порту вместе с его воинами и захватить город. Никитин только головой качал, выслушивая план этой бредовой операции, они рассчитывали, что на это у них хватит сил. При этом сами они располагали только тремя сотнями Сестер, а пираты готовы были выставить примерно еще двести человек.
  Землянин выслушал всё это и после недолгого раздумья вежливо отказался. По его прикидкам в Бартхеше было не менее тысячи стражников. Сергей в своё время изрядно побродил по этому городу и в разных его концах, насчитал не меньше двадцати бараков. В среднем там было не меньше тридцати-сорока воинов. И это было далеко не всё. К тому же и в самой пирамиде их было не меньше трёх сотен, это Никитин видел сам, когда по улицам проходили длинные процессии жрецов. Тогда их сопровождало, не менее двух сотен воинов, которые сдерживали толпу и, расчищали дорогу жрецам Куту.
  Наверняка в городе были и ещё бараки с воинами, землянин не ходил в отдалённые кварталы с беднотой, в основном его маршруты ограничивался центром города, так что воинов там могло быть и больше.
  Да и штурмовать город, где насчитывалось ну никак не менее пятидесяти тысяч, а то и больше, жителей и где наверняка придётся вести жаркие уличные бои, ему казалось откровенным безумием.
  -Бред, какой то!. -думал он про себя, глядя на азартно убеждающих его пиратов - Хотя и подготовка стражников не ахти какая, но стоит жрецам дать команду своей пастве, как всё население повалит на пришельцев и разорвёт их голыми руками!.
  Бартхеш не располагал какими-нибудь значительными вооружёнными силами, но на него никто не нападал. Его жрецов откровенно побаивались. До сих пор на слуху были зловещие легенды о тех вождях, которые осмеливались напасть на этот город. Они оказывались утром мёртвыми, сплошь покрытыми пауками.
  Никитин, вырвавшись из этого города, теперь хорошо понимал, как это всё происходило. Невинный визит жрецов под видом переговоров, несколько капель жидкости и всё "божественное" вмешательство обеспечено.
  Пираты долго наседали на Сергея и так и эдак, но убедить его изменить своё решение так и не смогли.
  Наконец они резко поднялись из-за стола и, не сочтя нужным попрощаться, ушли. До слуха Никитина донеслось, когда они выходил в дверь:
  -Трус.. молокосос!.
  Верхушка Морских Сестёр тоже была разочарована исходом переговоров, они рассчитывали что он после того как паукопоклонники устроили на него охоту, он захочет им отомстить, с пылом свойственным молодости. Однако они сильно просчитались, Сергей в бытности своей на Земле довольно усердно интересовался историей воин и начальных знаний по тактике и стратегии нахватался.
  К сожалению женщины, как и пираты, тоже не желали прислушиваться к его доводам, когда он начинал оперировать цифрами, они не особо хотели вникать во все эти тонкости и пропускали мимо ушей.
  -Как их только всех сумасшедших баб не вырезали? - недоумевал он, глядя на этих уже в возрасте женщин, которые с мальчишеским азартом, в который раз пытались уговорить его принять участие в этой безнадёжной авантюре.
  Вежливо послушав их, ещё минут десять, он негромко хлопнул по столу ладонью.
  -Значит так!. Сейчас я не готов напасть на Бартхеш, но в следующем сезоне я думаю, у меня будет достаточное количество воинов, что бы взять город. Вот тогда и поговорим!.
  Это заявление, наконец, поставило точку в их затянувшемся разговоре. В конце концов, они с кислыми физиономиями согласились подождать до следующего сезона и коротко попрощавшись ушли. Впрочем, ушли не все. Десятка два девиц остались и вскоре подсели к его людям, Сергей не возражал, да и глупо было бы возражать, если они захотят скрасить его парням ночь.
  Несколько молоденьких Морских Сестёр, всячески старались показать ему, что не прочь с ним переспать, но он на это никак особо не отреагировал, и разочарованные девицы переключились на его дружинников.
  Землянин, взмахом руки, подозвал к себе обоих десятников и с суровым видом сказал, что бы бойцы утром были готовы к тренировкам. Десятники кисло кивнули и вернулись к бойцам. За столами сразу послышались громкие стоны, но Никитин не обратил на это никакого внимания, солдатам, как и всем людям, всегда свойственно ворчать и жаловаться на жизнь.
  Поманив к себе хозяина, он заказал себе в номер кипяченной родниковой воды, и пошёл отдыхать.
  Правда, рано лечь спать у него сегодня не получилось, он позабыл о товарах, которые лежали у него в номере. Заварив травяной чай, землянин принялся осматривать те товары и образцы, которые они принесли с собой, время, от времени делая заметки на дощечках.
  Спать он лёг только за полночь, положив рядом с собой, на всякий случай, взведённый арбалет и обнажённый гладиус. За стеной время от времени раздавался мужской и женский хохот, потом оттуда стали, доносится громкие стоны, под этот аккомпонимент он и заснул.
  На следующий день, он, дав людям немного отоспаться после бурно проведённой ночи, погнал сонных и хмурых бойцов на утреннюю пробежку и физкультуру. Побегав и поотжавшись вместе со своим воинством, Сергей, после завтрака, вновь отобрал двух дружинников и, прихватив Гафта, отправился исследовать ту часть города, которую он вчера не успел осмотреть.
  По земным меркам Тина был небольшим городком, тысяч на пятьдесят народу как Бартхеш, и обойти его было не так сложно, если не соваться в извилистые лабиринты трущоб. Никитин ограничился осмотром так сказать приличной части города, и после полудня с набитыми мешками они уже вернулись в гостиницу. Пообедав, Сергей велел пятнадцати бойцам вооружиться, оставить только шлемы и щиты, и вместе с ними отправился смотреть зерно у пиратов.
  Эта оказалась та самая приметная галера, мимо которой они столько раз проходили. Никитин и его сопровождение выстроились редкой цепочкой и стали пробираться сквозь узкую горловину входа, между снующими в обоих направлениях телегами.
  Десяток стражников сидя на мешках, лениво посмотрели им вслед. Отряд спустился вниз, под ногами сразу захрустела мелкая галька и бесчисленное количество высохших панцирей морских обитателей. Никитин, идущий первым, чуть развернулся к своему воинству и со значением поочерёдно глядя в глаза каждому произнёс:
  -Если будут предлагать вам своё пойло не пить!. Языками не трепать! - Всем понятно?.
  -Понятно сэр! - нестройно ответили они.
  Землянин развернулся и направился к галерам, его люди не отставали от него, держась компактной кучкой. Полуголые личности при виде их отряда, насторожённо зашевелились.
  Один из них ловко швырнул камень на нос корабля, оттуда послышалась громкая ругань, потом с борта свесилась, чья то лохматая голова, но, увидев их, тут же скрылась.
  Очень быстро на носу возникло человек двадцать пиратов с обнажённым оружием в руках. Следом за ним вылез один из братьев - Бесса.
  Он прищурился, поглядел на их отряд, во главе которого вышагивал Сергей, и широко улыбнулся, показав редкие зубы. После чего грозно рыкнул на своё воинство, которое с ворчанием убралось обратно в трюм. Стоявшие с кораблем пираты расслабились, но рук с оружия не убрали, настороженно поглядывая на пришельцев.
  Пират приветственно помахал Никитину рукой и ловко спрыгнул с носа галеры. Подойдя к нему, он панибратски хлопнул его по плечу, Сергей ответил тем же.
  -Ну что парень не передумал насчёт пощипать "пауков"?.
  -Нет, не передумал. Но может быть в будущем попробую!. У меня пока не так много людей..
  -Мало! - хлопнул себя по ляжкам пират. - Да у тебя их больше чем у меня с Крисом!. И вооружены они хорошо.
  Он с завистью окинул взглядом стоящих за Никитиным воинов. В кожаных доспехах, обшитыми бронзовыми пластинами, с невиданными здесь гладиусами, они производили сильное впечатление. Не удивительно, что пираты забеспокоились, когда такая хорошо вооружённая группа людей потопала к ним.
  -Всё равно мало!. Вот будут у меня пятьдесят или шестьдесят полных рук таких воинов, тогда и посмотрим.
  Бесса крякнул услышав такие цифры, большинство мелких керов имело от силы сто бойцов, да и то их вооружение оставляло желать лучшего. Никитин уже насмотрелся на подобного рода воинство в тех городах, в которых он побывал. Таких доспехов как у его воинов, он нигде не видел, разве что на личных телохранителях кера.
  У простых воинов в лучшем случае - толстая кожаная куртка, шиты и копья, ну и небольшие ножи. Длинные кинжалы или нечто подобное римским гладиусам, из хорошей бронзы, стоили не дёшево, к тому же качество бронзы многих изделий был невысокое.
  Случалось, что такие клинки просто ломались, поэтому местные кузнецы предпочитали делать короткие сантиметров двадцать клинки или широкие короткие мечи.
  -Ладно, давай показывай, что там у тебя за зерно! - оборвал Никитин Бесса, уже готового разразиться очередной тирадой.
  Тот выругался, недовольно взглянул на Сергея и заорал в сторону корабля.
  -Эй, Бочонок!.
  Его крик подхватили на палубе и минуту спустя из трюма, щуря глаза от солнца, вылез, полуголый мужик с огромным пузом.
  -Давай тащи сюда эти горшки с зерном!. - крикнул ему Бесса.
  Тот торопливо кивнул головой, отчего его живот мощно заколыхался, и исчез в трюме. Вскоре оттуда показалось несколько голых рабов с корзинами за плечами, в которых находились большие глиняные сосуды.
  -Давай быстрее! - вдруг заорал Бесса - долго мне здесь жарится рыбий корм!.
  Его крик подстегнул рабов один из них, уже в летах, с испугу чуть не упал, но сумел удержаться на ногах. Вскоре обдав его запахом давно не мытых тел, они осторожно поставили корзины на прибрежную гальку. Никитин задумчиво посмотрел на эти сосуды, запечатанные какой то серой массой. Беса вытащил нож, вытащил затычку и, запустив туда руку, вытащил горсть зерна. Пересыпал её с ладони на ладонь и сообщил:
  -Сухая. Не подмоченная.
  Никитин тоже засунул руку в сосуд, пошарил, там стараясь добраться до самого дна. Зерно и в самом деле было сухим.
  -Пойдёт! - Сергей ссыпал зерно обратно в сосуд. - Если в этих всё нормально, то беру!.
  Беса пожал плечами и стал вскрывать оставшиеся. Те тоже оказались в порядке.
  Никитин подозвал к себе Гафта.
  -Давай дуй в гостиницу и гони сюда два, - Никитин на глаз прикинул объём зерна - нет лучше три фургона.
  Гафт кивнул головой и бегом отправился в гостиницу.
  -Ты и ты. - ткнул он пальцем в ближайших воинов. - Быстро за ним!. Сопровождайте его, а то парень любит ввязываться во всякое!.
  Воины резво вскочили с песка и поспешили вслед за Гафтом. Пока ждали фургоны и проверяли оставшиеся зерно, с галеры скинули пару тюфяков, на которых с комфортом расположились Никитин и Бесса, остальные расселись на горячей гальке.
  Припекало. Землянин поглубже натянул шляпу на глаза, внимательно смотря по сторонам.
  Команда пиратов подтянулась поближе к его воинам и стали их расспрашивать, те, не особо скрывая отвечали. Кто-то из пиратов приволок бурдюк, с каким то пойлом, десятник с надеждой посмотрел на него, но Никитин отрицательно качнул головой.
  С этой публикой следовало держать ухо востро, судя по их хвастливым рассказам, пираты не брезговали ничем. Что им стоило мешало подсыпать в пиво какой-нибудь дряни, от которой все быстро свалятся с ног. А там всё просто!. Быстро забрать оружие, пленников связать и в трюм!. Иди потом доказывай что ты вольный человек.
  Время под палящими лучами светило текло медленно...
  Пираты пустили бурдюк по своим, воины Никитина с завистью посматривали на них, изредка отпивая воду из своих фляг. Бесса прямолинейно и назойливо старался выпытать у Сергея его дальнейшие планы, намекал на свои обширные торговые связи в торговых городах, хвастался, как и его подчинённые о своих сомнительных подвигах и добыче. С каждым глотком из бурдюка, его речь становилась всё хвастливее. Никитин морщился, но слушал, мечтая только о том, что бы фургоны побыстрее приехали.
  Наконец над их головами прогрохотали фургоны и Гафт сидящий на передке первого из них, крикнул, что скоро будет.
  Бесса спохватился, что товар ещё не полностью выгружен из трюма и потащился на свою галеру. Вскоре оттуда шустро потянулись цепочки невольников с оставшимися корзинами. Сергей, по мере того как вокруг него становилось всё больше и больше корзин, проверял запечатку пробок. В двух сосудах она оказалась нарушена, но зерно внутри было сухим, и Никитин не стал от него отказываться.
  Вскоре подъехал Гафт и Сергей, спрятавшись в тени фургона, стал наблюдать, что бы рабы ничего не побили при погрузке. Но всё оказалось проще, корзины в которых помещались сосуды, оказывается, шли в комплекте, Никитин об этом не знал, но не подал виду.
  Рабы с ничего не выражающими лицами, как автоматы, подходили и грузили сосуды с зерном в фургон. Несколько раз Никитин подсоблял рабам, что бы они, не уронили корзины, у этих измождённых людей временами не хватало сил.
  -Не кормишь ты своих рабов, того гляди их ветром сдует! - сказал Никитин, Бессу когда расплачивался за товар.
  Тот только презрительно сплюнул и выругался.
  -Новых купить дешевле! - цинично выразился пират.
  Общаться с этим пиратом ему больше не хотелось. К тому времени он уже достаточно набрался, и ругательства сыпались из него через каждые два слова. Сергей отсчитал последние монеты, быстро распрощался с Бессу и вместе с отрядом направился в гостиницу.
  После сидения на пляже у него чего-то вдруг разболелась голова, и он приказал, не заворачивая в город ехать прямо в гостиницу, тем более что по времени он мог здесь задержаться на пару тройку дней свободно. Он сам себе хозяин!.
  
  Землянин рассчитывал, задержаться в этом городе ещё дней на пять-шесть, но последовавшие вскоре неприятные события заставили их поторопиться.
  На следующий день ближе к вечеру, в их гостиницу вдруг ввалилась большая орава полупьяных матросов, их было человек сорок. Правда, людей среди них было не так много, большинство были полукровками, сразу не поймёшь от кого. Заказав пиво и моллюсков, они стали задирать его людей. Никитин, сидевший в этот момент в зале и чувствуя что, назревает потасовка послал Гафта что бы он привёл всех бойцов сверху.
  - ..и что бы у всех была броня и гладиусы! - тихо добавил он, прикидывая через, сколько начнётся драка.
  Матросы, чувствуя своё численное превосходство, тем временем расходились всё сильней. Никитину стоило больших усилий, что бы удержать своих людей, они глухо ворчали в ответ на подначки обидчиков.
  В этот момент в зал спустились оставшиеся семь человек в броне. На пару минут насмешки прекратились, потом опять возобновились.
  Наконец видя, что люди Сергея, не поддаются на провокацию, матросы как по команде вскочили и, выхватив ножи, с рёвом кинулись на них. Отчаянно завизжала девица, её грубо отшвырнули вместе с подносом, хозяин испуганно выглянул из кухни, и тут же скрылся внутри, захлопнув за собой дверь. Лязгнула задвижка.
  -К стене! - громко крикнул Сергей и отступил назад.
  Всё выхватили гладиусы, но даже вид этого оружия не охладил пыл нападавших. Прижавшись к стене, они приняли бой. Зазвенело оружие, послышались громкие крики и стоны. Ловко перепрыгнув через стол, на Никитина налетел средних лет матрос с косым шрамом на щеке, зрачки его глаз были неестественно расширены.
  -Обкурились они что ли? - недоумевал Сергей, отражая ножом и гладиусом удары сразу нескольких нападавших.
  Один из них тут же вскрикнул от боли и отпрянул назад, гладиус мимоходом полоснул нападавшего по руке, полилась кровь. У других пиратов зрачки тоже были неестественно широко раскрыты. Матрос со шрамом вдруг вскрикнул и стал оседать на грязный пол, кто-то из бойцов Никитина вонзил ему гладиус под рёбра.
  -Старайтесь их особо не убивать! - крикнул Сергей, поймав несколько недоумённых взглядов.
  Он отразил очередной удар кинжалом и резко двинул рукояткой гладиуса в зубы, очередному нападавшему, под рукой хрустнуло... Моряк с воем свалился под ноги своим товарищам.
  После пару минут резни стало ясно, что морячки проиграли, перед их шеренгой корчилось уже десятка полтора убитых и раненых, а среди его бойцов потерь пока не было.
  Поняв, что им не удастся так легко расправиться с ними, нападавшие начали потихоньку отступать, оставляя на полу тела своих безучастных ко всему, кроме пожирающей их боли, раненых.
  Бойцы Никитина окрылённые успехом, кинулись, было, их преследовать.
  -Назад! - рявкнул на них Сергей - Назад я сказал!.
  Бойцы с ворчанием вернулись обратно к стенке.
  -Эй, вы!. - крикнул Никитин к готовым уже ударившимся в бегство пиратам - Забирайте своих и уматывайте отсюда! Мы не будем нападать!.
  Он демонстративно засунул свой гладиус в ножны, его люди, с недоумением поглядывая на него, опустили свои ножи, но в ножны убирать не стали. С минуту противники настороженно смотрели друг на друга. Пираты быстро перекинулись между собой словами, потом со страхом бросая быстрые взгляды на неподвижно стоящих около стены бойцов, двинулись обратно.
  С десяток наиболее крепких пиратов сжимая ножи, застыли перед ними, давая своим товарищам вытащить раненых.
  -Аааа.- неожиданно громко взвыл раненый, которого они резко подняли с пола.
  Все вздрогнули и напряглись от этого крика, но Никитин стоял, спокойно скрестив руки на груди - подавая своим пример невозмутимости, и все быстро успокоились.
  Непрерывно вопящего раненого торопливо понесли к выходу. У некоторых из тех, кого они поднимали с пола, раны были довольно скверными. Из-под грязных пальцев зажимающих раны тонкой непрерывной струйкой текла кровь, пачкая пол.
  -Эти уже не жильцы - подумал Никитин, видя как с трудом, поднимают с пола троих тяжелораненых.
  Его ребята были к этому времени, хорошо натасканы на колющий удар гладиусом. Таким ударом при хорошей постановке руки, можно было пробить панцирь или кольчугу. Моряки закончили выносить своих раненых, следом за ними начал медленно пятится и десяток с ножами, которые их прикрывали. Наконец последний из них исчез за входной дверью, все бойцы выжидающе уставились на Сергея.
  -Подождём. - успокаивающе сказал он.
  Кто-то из бойцов зло сказал:
  -Эх, капитан, если бы ты нас не остановил, то мы бы их всех уложили!.
  Остальные бойцы поддержали его нестройным гулом. Никитин весело улыбнулся им.
  -А я и не сомневался в том, что вы сумеете отправить их к своим предкам. Но !. - тут он выдержал небольшую паузу. - Что мы станем делать с таким количеством трупов?. Вы об этом подумали?. Придут стражники, придётся давать им на лапу..
  Никитин обвёл взглядом призадумавшихся воинов.
  -А так они сами унесли с собой своих раненых и мёртвых!. Да и что с этой рвани взять?. Поняли теперь?.
  Бойцы начали переглядываться, до них только сейчас начал доходить смысл изречения - "Пиррова победа".
  -Н-да - задумчиво протянул парень задавший вопрос. - Дела!.
  -Хорошо что у вас есть капитан, который думает наперёд. - внушительно произнёс Сергей.
  Никитин не стал портить парням настроение от недавней победы, но он хорошо понимал цену такой победы. Стоило его бойцам отойти от стены, как их строй моментально нарушился, а дальше сражение, разбивается на индивидуальные схватки с непредсказуемым исходом. При таком раскладе они могли перебить всех нападавших, но потерять при этом несколько человек. А сколько было бы раненых?. У моряков оставалось ещё человек двадцать здоровых бойцов и победа могла стоить его отряду недёшево. Минут через пять Сергей ткнул пальцем в двух ближайших к нему парней.
  -Так ладно! Вы двое!. Выгляните за дверь, убрались они или нет?.
  Парни, держа в руках гладиусы, осторожно подошли к двери. Один из ударом ноги распахнул её и осторожно выглянул наружу.
  -Уходят!.
  Никитин вышел на крыльцо и огляделся. Нападавшие медленно тащились по дороге, вниз, в порт. Четверо тяжелораненых висели на плечах товарищей, их ноги бессильно загребали песок. Легкораненые медленно брели впереди, наиболее боеспособные шли сзади, прикрывая своих от возможного нападения.
  Увидев, их пираты напряглись, группа прикрытия сразу остановилась, готовясь их задержать, давая своим отойти подальше. Никитин не стал этого делать, только насмешливо помахал им рукой. Через несколько минут раненные скрылись за поворотом дороги, и группа прикрытия стала быстро отходить, вскоре за поворотом исчезла и она.
  На следующий день, отправляясь в город, Никитин взял с собой пятерых бойцов, заставив их, несмотря на жару, надеть доспехи. Сам он натянул уже ставший привычным, свой трофейный бронежилет. Гладиус и нож тоже заняли своё место на поясе.
  Гафт тоже с ворчанием надел доспех, проклиная жару и этот город. Никитин мысленно согласился с ним, но опасность получить нож, в каком-нибудь переулке, после вчерашней стычки от озлобленных морячков, была слишком высока. На городскую стражу здесь надеяться было нечего, хотя в городе и в порту её болталось немало.
  Стражу больше интересовало только сбор пошлины с прибывающей сушей и морем купцов. На всё остальное стражники слабо реагировали. Вполне возможно, что им скверно платили, и они не собирались рисковать своими жизнями, защищая горожан и гостей города. Последние в свою очередь редко ходили по городу без вооруженного эскорта.
  
  Сегодня, пока они ходили по городу и договаривались с торговцами о товарах, он весь день ощущал за собой слежку. Причём за ним следил не какой-то босоногий мальчик, а серокожий алн, нанять которого стоило достаточно дорого. И этот кто-то очень серьезно заинтересовался им.
  -Кто бы это мог быть? Может быть, они прознали про своего сородича, которого он тогда зашиб ненароком? - размышлял он, спиной чувствуя взгляд наблюдателя.
  Его воины беспечно глядели по сторонам, замечая в основном только женщин и выставленные на прилавках товары. Никитин несколько раз перед выходом из лавок, оглядывал улицу, и всё время замечал стоящего поблизости наблюдателя, который не особо хорошо скрывался.
  Впрочем, если не считать этого наблюдателя, сегодня никаких особых происшествий в городе не произошло. Если не считать малолетнего воришку, который чуть было, не стянул у Гафта мешочек с деньгами, но это было неизбежное зло.
  Серокожий отстал от них только на набережной, когда ему стало ясно, что они направляются в гостиницу.
  Войдя в гостиницу, землянин посмотрел себе под ноги, вчера там тут и там, на грязном полу были хорошо заметны красные пятна. Сегодня пятна крови были уже почти не видны, затоптанные грязными сандалетами и сапогами. Только ближе к выходной двери, они всё ещё были видны, но на них никто не обращал внимания, такое здесь было не в диковинку.
  В гостинице между тем, происходили интересные вещи - несколько излишне дружелюбных неприметных личностей в добротной одежде, с готовностью, угощали пивом его людей, восхищаясь их вчерашней победой и незаметно пытаясь выпытать у них сведения о их командире.
  Никитин подозвал двух десятников и велел им, что бы ребята излишне не трепали языками.
  -Может быть, они подосланы теми с кем мы схватились вчера!.
  Лица десятников сразу стали серьезными и потопали к своим бойцам.
  Хозяин, резво выскочивший из-за прилавка при его появлении, подбежал к его столику, что бы лично принять заказ. Землянин заказал десяток огромных креветок в костяном панцире и кипяток для чая.
  Трактирщик заверил, что всё сейчас будет, метнулся на кухню и пару минут спустя вернулся обратно с чистым подносом, где исходили паром огромные креветки. Никитин понюхал аппетитный парок и одобрительно кивнул головой.
  -Послушай любезный! - обратился он к хозяину таверны - А что часто у вас здесь на приезжих набрасываются?.
  Мужик задумчиво почесал растрёпанную бороду и припомнил, что год назад здесь насмерть схватились команды двух судов, не поделившие какой то заказ.
  -Тогда трупов тридцать пришлось выбрасывать в море, - охотно поведал он. - они ещё помню во дворе резались!.
  -А с кем мы вчера сцепились?. - полюбопытствовал у него Сергей.
  -Да так местная портовая шваль. "Щиплют" приезжих... - неопределённо ответил хозяин.
  Больше хозяин ничего особенного сказать не мог или не хотел. Скорее всего, было верно последнее, Никитин понятливо покачал головой и не стал настаивать. Они вскоре уедут и ему здесь жить, а за болтливый язык его самого вполне могли отправить в море ногами вперёд.
  -Ладно, понятно...- он махнул рукой, отпуская трактирщика и подхватив поднос, отправился наверх.
  
  *****
  -Короче вы ничего не смогли с ним сделать! - желчно заметил тучный низенький человек, одетый в добротный дорожный плащ.
  Паучья татуировка на лбу выдавала в нём, жреца Куту-сотворителя. Его серокожий собеседник слегка пожал плечами:
  -Не так быстро жрец!. Я получил твой заказ только два дня назад. Его люди оказались более умелыми, чем та портовая шваль, которую мы наняли.
  -Меня не интересуют, его люди!. Мне нужна голова этого светловолосого демона!. - лицо жреца перекосилось от ненависти, но он быстро взял себя в руки и уже спокойным тоном повторил - Мне нужен только он!.
  -Что бы добраться до него нужно сперва миновать его охранников, а они неплохо вооружены...
  -Так вы берётесь за это дело или нет.. - вкрадчиво сказал жрец.
  С минуту собеседники ломали друг друга взглядами, наконец, алн выдавил из себя:
  -Моя семья берётся за это, но это дело не такое простое, как ты мне его описывал жрец! - его указательный палец описал круг - Мне нужно увеличить гонорар..
  -Вы брались сделать это за сто монет! - не сдержался жрец.
  -За сто монет, - спокойно парировал его реплику серокожий - я убираю простых торговцев с их охраной.
  Он пренебрежительно фыркнул, видимо представляя этих горе-охранников с копьями и щитами.
  -У него хорошие воины жрец!. Мой помощник сегодня долго наблюдал за ними. Где ты видел торговца, у которого все воины одеты в такие доспехи?. Да ещё у них у всех длинные мечи?. Этот твой торговец случаем не переодетый кер, со своей личной охраной ?.
  -Хорошо!. - быстро согласился жрец - Я добавлю ещё сто монет!.
  Его собеседник довольно покачал головой.
  -Это другое дело. Мне придётся подкинуть десяток-другой монет этой портовой швали, эти ребята сильно потрепали их. У них целая куча мертвецов и раненых и они сильно разобижены на меня...
  -Это ваши проблемы. Я и так сильно переплатил вам!. Вот вам ещё пятьдесят монет, остальные уважаемый До, я отдам когда он умрёт.
  -Договорились !- кивнул головой алн.
  Дождавшись когда наниматель уйдёт, До коротко бросил в пустоту:
  -Зайди!.
  Одна из висящих на стене циновок сдвинулась в сторону и к нему подошёл его помощник До-но. У алнов входящих в их разветвленную семью, все имена мужчин начинались с имени Главы Семьи, далее следовало его собственное имя. В случае смерти Главы Семьи, алны были вынуждены брать себе новое имя, которое начиналось уже с личного имени нового главы. По их поверьям это освобождало семью от долга умершему, одновременно это освобождало Семью от выполнения заказов, которые они не смогли выполнить.
  -Ты проследил за этим парнем?.
  -Да Старший - поклонился тот. - Имена купцов в моей голове. Этот светловолосый пробудет в городе ещё несколько дней.
  -Хорошо - задумчиво произнёс До, думая о чём то своём. - Ты выяснил, в какой комнате он живёт.
  -Да Старший. Хозяин сказал нам. Он спит один, охраны в этой комнате нет. Все его охранники спят в соседних комнатах.
  До ненадолго задумался.
  -Странно, странно.. Ты уверен что он спит один?. И девок там нет?
  -Да Старший он спит один без охраны. Девок не водит..
  - Осторожный.. - одобрительно хмыкнул Старший.- Хорошо, мы нанесём ему визит следующей ночью. Подготовь всё.
  Помощник поклонился и исчез за ширмой.
  
  *****
  -Скорей бы уехать из этого города! - в который раз подумал Сергей в тот момент, когда завтрак в сущности уже окончился и нужно было выходить из прохладной таверны в душное пекло города.. Эта вечная борьба между - не хочу и надо!.
  Чем-то этот город напоминал ему Бартхеш. Хотя нет в столице "пауков" было ещё гнуснее!.
  -Или это из-за того, что и там и там был порт. Который действовал на город как раковая опухоль на организм, заражая и разлагая его. В Линте спокойнее и стража бдит, а здесь что не день то поножовщина, ворьё всякое..
  Он бросил на стол восковые таблицы с записью закупок.
  -Шкуры, зерно, кожа, металл.. Надоело! Совсем я замотался!. Даже искупаться некогда!. Хотя какое здесь купание.
  Никитин вспомнил, каким зловонием тянуло от воды, когда он в порту перегружал зерно с галеры. Нет, дня через два нужно уезжать отсюда!.
  Сергей потянулся к записям, посмотрел на свои пометки, что ему надо докупить - осталось так, мелочь. Ещё нужно будет в последний день закупить продовольствие, место для него ещё останется.
  Он стал отмечать, что нужно брать - рыба, сушёная и копчёная, мясо, растительное масло и фруктов надо побольше - подумав, добавил он в свои записи. А то там у нас всё мясо да крупы.
  Сергей взял с глиняного блюда большой персик и с удовольствие откусил от него. Вчера они взяли несколько корзин с фруктами на пробу, и сейчас Сергей оттягивался на овощах. Было жарко, температура временами зашкаливала за сорок градусов и кроме фруктов и чая ничего не хотелось.
  Даже хорошо зажаренная рыба, благоухающая перед ним - очередной морской деликатес, сегодня не привлёкла его внимания.
  -Ладно, пора выезжать.. - подумал он.
  Бронежилет, меч, нож. Он распихал по вмиг раздувшейся куртке мешочки деньги и, выйдя из номера, пошёл к фургонам, около которых скучали и лениво перебрасывались шуточками его бойцы. Половина бойцов осталась в гостинице охранять товар, вторая половина направилась вместе с ним в город.
  В этот день всё как то не заладилось. То у одного купца, несмотря, на предварительную договоренность, не оказалось достаточного количества товара, а у другого часть товара оказалась испорченной крысами. А третий вдруг заявил, что продал свой товар более выгодному покупателю! Мол, бывает, кто больше даст тот и возьмёт!.
  Два оставшихся фургона наполнялись довольно медленно, к вечеру удалось полностью загрузить только один фургон.
  -Ладно, завтра забиваем продовольствием последний фургон и сразу из города! Даже в гостиницу не станем заглядывать!.- мрачно думал Никитин оглядываясь.
  Сегодня за ними, почему то никто не следил, хотя чего там наблюдать!. Ничего нового, и за один день наблюдения всё можно было выяснить!. Фургоны грохотали обитыми бронзой колёсами по булыжной мостовой, один из больших плюсов этого города, направляясь в гостиницу.
  Там тоже было спокойно, никаких происшествий не было. Пара бойцов сидела во дворе под навесом, охраняя фургоны с товаром, остальные сидели в гостинице, их одиночество скрашивали несколько весёлых девиц. Никитин принюхался и подозрительно посмотрел на них, но пивом вроде бы не пахло, он строго взглянул, на вскочивших было при его появлении бойцов и, кивнув им, отправился к себе наверх.
  Сегодня в гостинице было пустынно, вчерашние доброхоты исчезли. После недавней поножовщины, сюда захаживало заметно меньше народу. На лестнице землянин зло фыркнул на одну из девиц, которая попыталась обнять его за шею, и крикнул хозяину, что бы подавал ужин.
  
  Близилась ночь, светило неторопливо закатывалось в море, бросая прощальные лучи на безбрежную морскую гладь.
  Далеко в море он заметил галеру, экипаж которой торопливо грёб к берегу, стараясь побыстрее добраться до желанной гавани до наступления ночи, но явно не успевал. С одного из причалов им призывно махали факелами. Рельеф морского дна здесь был непростой и никто без особых причин не рисковал плавать вблизи берегов ночью.
  Никитин полюбовался на прощальные лучи здешнего солнца, дававшие в эти последние мгновения умирающего дня, чистые зелёные цвета и отправился пить уже заварившийся чай с мёдом.
  Неторопливо выпив чай, он отдал должное фруктам, за окном уже к этому времени ночь давно вступила в свои права. Тихо постучавшись, вошёл трактирщик, что бы забрать грязную посуду.
  Быстро наклонившись к нему, он шёпотом поведал Сергею, что сегодня троих из вчерашних налетчиков, уже поутру сплавили в море, а ещё двое очень плохи, никто не знает, выживут или нет. Никитин безразлично кивнул головой, принимая этот факт к сведению и положил на поднос серебреную монету.
  Хозяин торопливо поклонился и, забрав поднос с посудой, попятился к двери.
  Можно было ложиться спать, но что-то не спалось. Никитин подошёл к окну, закрытому прозрачной тканью. Ткань мягко пружинила под ударами ветра, не пропуская его во внутрь комнаты, он вытащил деревянные клинья и слегка отогнул её.
  Вдохнул свежий воздух и стал смотреть на уже ставшее привычным для него небо. Дабо уже довольно далеко убежал по небосводу, скоро за ним должен был взойти Нату, а значит, уже близилась полночь.
  -Что-то мне тревожно сегодня - подумал он. - К чему бы это?. Вроде бы везде мои люди.
  Никитин несколько раз глубоко вдохнул воздух и отправился спать, но тревожное чувство не покидало его, подсознание недвусмысленно сигнализировало ему - рядом опасность.
  -Может быть, бронежилет надеть? -раздражённо подумал он не в силах заснуть, хотя за целый день изрядно намаялся.
  Землянин зевнул, недоумевая, откуда будет исходить опасность. Потом подошёл к входная дверь и внимательно осмотрел её, она была надёжно закрыта деревянным засовом. Сергей подёргал засов, прикидывая можно ли его отжать из коридора, получалось что невозможно.. Окно, было расположено довольно высоко, метров пять от земли, и залезть так просто в него не получится, разве что с лестницей. Да и взять его непросто у него под боком двадцать хорошо вооружённых бойцов - требуется целая армия, что бы их взять!.
  -Ладно, - наконец решил он про себя - подсознание никогда не тревожится зря, значит нужно принять меры!.
  Он встал и, ступая босыми ногами по циновке, подошёл к своему дорожному сундуку, где хранились его вещи и оружие. Порылся в вещах, и вытащил небольшой арбалет и перчатки из мягкой кожи. Поднатужившись, он натянул тетиву. Сухо щёлкнул фиксатор.
  Пошарив на ощупь в мешочке, Сергей вытащил из него пару коротких стрел. Одну из них он вложил в лоток арбалета. Потом на всякий случай вытащил свой топор.
  Кровать была довольно большая, и ему не составляло труда уместить рядом с собой весь этот арсенал. Арбалет он положил по правую руку от себя, что бы схватить его первым, направив стрелу в сторону от себя, ещё немного повозился и как то незаметно заснул.
  Разбудил его лёгкий шорох разрезаемой ткани. При свете звёзд за полупрозрачной тканью окна, маячил чей-то смутный силуэт. Никитин, мгновенно сбросил остатки сна, быстро протянул руку к топору, потом мгновение, помедлив, ухватил ложе арбалета и, нащупав курок, направил его в сторону окна. Арбалет был довольно тяжел, и Сергей держал его двумя руками, устроив его поверх одеяла.
  Вовремя!. Сквозь широкий разрез в ткани, гибко проскользнула одетая в чёрный балахон фигура. Фигура на мгновении остановилась, осмотрелась вокруг и замерла, заметив блеск металла на дуге арбалета, наведённого на него.
  -Подними руки .... - начал было Никитин, но тут фигура начала действовать.
  Его рука с зажатым в ней метательным ножом, молниеносно взлетела вверх, но он опоздал. Никитин торопливо дёрнул на спуск, тяжёлая арбалетная стрела угодила убийце прямо в грудь.
  Сила удара отбросила фигуру прямо в окно, нож выпал из его руки, а сам он с коротким вскриком полетел вниз, утянув за собой прозрачную ткань.
  Никитин отбросил одеяло, торопливо, голыми руками, натянул тугую тетиву арбалета и подбежав к столу вставил в арбалет новую стрелу. Прислушался, настороженно ловя звуки ночи. В гостинице всё было тихо, только в углу негромко скреблась мышь.
  За окном слышалась, какая то возня, шорохи и стоны. Он осторожно приблизился к окну, из которого тянуло прохладой, и посмотрел вниз. Прямо под ним темнел прислонённый к стене столб, с прикрученными перекладинами, по ним и вскарабкался убийца. Которому сегодня не повезло.
  Никитин бросил взгляд, вдоль дома там пошатываясь, торопливо уходили две тёмные, плохо различимые в предрассветных сумерках фигуры. Одна из них поддерживала другую, Сергей навел арбалет на ту фигуру, которая поддерживала тяжело раненого убийцу и, спустил курок. С коротким щелчком арбалет выплюнул стрелу. Мимо!. Стрела с силой ударилась в камень, вышибив несколько искр и, заставив убегавших ещё более увеличить скорость.
  -Ладно, живите сволочи! - пробурчал Никитин им вслед.
  Можно было попытаться догнать их, подняв своих ребят, но пока они оденутся, пока догонят, да и был риск нарваться в темноте на засаду и он не стал подымать шума. Никитин бросил взгляд на убегавших. Они уже приблизились почти вплотную к каменной ограде, когда неожиданно оттуда к ним метнулась третья фигура. Они вдвоём, быстро перетащили раненого через стену и исчезли.
  -Так и есть, группа поддержки присутствует! Вполне могут и из лука стрелой угостить!- подумал он, на всякий случай, отодвигаясь внутрь комнаты. - Ах ты! -он вдруг вспомнил что с другой стороны гостиницы под навесами дежурят двое, которые охраняли товары в фургонах.
  Он торопливо оделся, натянул бронежилет и с гладиусом в одной руке и арбалетом в другой выскочил в коридор. С силой ударил ногой в соседнюю дверь.
  -Быстро одеться взять щиты, оружие и во двор - тихо скомандовал он вскочившим в чём мать родила бойцам и недовольно глядящим на него девкам, после чего выскочил общий зал.
  Там была заспанная девка, вытирающая со столов. Она разинула рот увидев его. Сергей распахнул дверь, выскочил во двор и, держа арбалет наготове, торопливо зашагал к навесам. До него донёсся тонкий храп, один из его горе-сторожей спал сидя на корточках, прислонившись спиной к столбу, второго не было видно.
  -Дрыхнут сволочи или..?!
  Тонкий храп однозначно показал - живы!. Никитина одновременно захлестнул праведный гнев и облегчение, ночные посетители вполне могли перерезать этих незадачливых охранников. Он подошёл к спящему и резко ударил его ногой в грудь, тот, коротко всхрапнув, упал на грязную солому.
  Пока тот пытался вскочить Никитин, откинув задний полог фургона, молча ударил кулаком в ухо уютно устроившегося, на груде товаров, второго сторожа. Тот очумело вскочил, нашаривая гладиус на поясе, но Сергей схватил его за пояс и скинул с фургона. Воины с бранью начали подниматься но, увидев его, с взведённым арбалетом, замолкли.
  -Спите сволочи!. Знаете, что бывает с теми, кто заснул на посту?.
  Оба парня опустили головы.
  -Хорошо, что это был я, а если это бандиты?.
  -Дык это спокойно всё...
  -Спокойно всё.... - передразнил его Никитин - Вашего командира, сейчас чуть-чуть не прирезали!. А ну марш за мной!.
  Он повернулся и зашагал, бойцы с обнажёнными гладиусами, последовали за ним. Никитин вгляделся в то место за оградой, но там было тихо, налётчики исчезли, но он всё равно время от времени косился в ту сторону. Стрела, летящая в ночи - была вполне реальной сейчас. Завернув за угол, он кивнул им на следы ног и редкие пятна крови.
  -Ну что!.
  Прислонённый к его окну столб с перекладинами они увидели сами и переглянулись.
  Тем временем из окон, второго этажа начали высовываться заспанные лица, потом показалось лицо одного из десятников, его глаза остановились на прислонённом столбе, и он быстро исчез из окна. Оттуда послышалась громкая ругань.
  Сзади них послышались торопливые шаги и десяток кое как одетых бойцов, но с щитами и гладиусами, торопливо приблизился к ним. Через пару минут ещё десяток бойцов, вместе с десятниками застёгивая на ходу одежду, стояло рядом.
  Бойцы переглядывались, не зная, что делать. Многие были без доспехов, некоторые без сандалий, но мечи в руках были у всех.
  -Значит так!. -обратился Никитин к двум провинившимся сторожам. -За эту провинность на первый раз, вы оба лишаетесь недельного жалования. Ещё раз увижу, - выгоню из отряда. Понятно?.
  -Понятно, капитан. Понятно.. - торопливо забормотали те.
  Десятник мрачно смотрел на своих подчинённых, красноречивым взглядом обещая им весёлую жизнь. Никитин отошел немного подальше и поднял с земли арбалетный болт и пошел обратно в гостиницу. Уходя, обернулся и бросил фразу:
  -Я знавал армии, в которых за это дело, сразу рубили головы, но вы пока ещё не армия, поэтому пока будет, так как я сказал !. Вы двое - указал он кончиком гладиуса на незадачливых сторожей - отправляйтесь на пост, остальные идите досыпать!.
  -И будьте бдительными!. - обратился он ко всем бойцам - Всех нас сегодня могли зарезать во сне. Я думаю, что этот урок, заставит вас задуматься... А то всё пиво!. Бабы!.
  Пройдя сквозь строй пристыженных бойцов, землянин вернулся к себе в номер. Он снова лёг на постель и попробовал заснуть, но не получалось. Рассветало, лучики тем временем проникли в распахнутое окно. Во дворе хрипло орал десятник, распекая своих бойцов, те, что-то негромко бубнили в своё оправдание. Вскоре в дверь поскрёбся хозяин гостиницы.
  Никитин впустил его вовнутрь. Увидел что ткань, с окна сорвана, тот заохал, театрально заламывая руки, и пообещал, что сейчас пришлёт работника с новой тканью. Его глаза тем временем внимательно шарили по его номеру, арбалет Никитин предусмотрительно прикрыл краем одеяла, потом его глаза остановились на валявшемся около окна ноже. Он вздрогнул и начал торопливо выбираться из номера, непрерывно кланяясь. В его глазах, застыл ужас.
  От взора Никитина это всё не укрылось, он хотел, было расспросить хозяина о владельце этого ножа. Он уже собрался было крикнуть ему вслед, но передумал. Ясно было, что тот не станет откровенничать перед чужими людьми.
  Да и так было видно, что к нему в окно залезла не обычная портовая шпана, здесь чувствовался более высокий класс. Такие душегубы вполне могут ночью наведаться и к хозяину гостиницы. С последующим летальным исходом для него.
  Сергей широко зевнул и потянулся всем телом. Поняв, что заснуть ему не дадут, он откинул одеяло и поднял валявшийся у окна нож. Осторожно посмотрел на него - не отравлен ли ядом. Но лезвие было чистым, хороший бронзовый нож с шершавой рукояткой.
  -Кого я интересно завалил, что хозяин так боится. Может быть серокожие?. Жаль, что не удалось разглядеть ночного гостя. - Никитин задумчиво повертел нож в руках, примерился и запустил в стену - нож был хорошо сбалансирован.
  Когда он вытаскивал его, он обнаружил на торце рукоятки две изогнутые линии, но что это обозначало, он не знал. Нож он кинул себе в сундук, к своим вещам, пригодится.
  Вскоре пришел зевающий парень с куском ткани, быстро прибил её маленькими деревянными гвоздиками к окну и, поклонившись ему, ушел. Вновь заглянул хозяин и осведомился насчёт завтрака.
  -Немного попозже - Никитин ещё не разминался, а к занятиям спортом, в этом мире, он относился серьёзно.
  Во дворе десятники уже вовсю гоняли людей, и Сергей с удовольствием присоединился к ним. Вскоре бойцы ушли завтракать, а он ещё минут десять прыгал и отжимался. Умывшись у колодца, он велел подавать завтрак.
  -Что-то больно стремительно начали раскручиваться события. Надо уезжать отсюда - думал он пережёвывая жареную рыбу.
  Сергей, вздохнул, достал свои записи и, продолжая завтракать начал просматривать вощёные дощечки. Везде уже стояли плюсы, только в графе продовольствие ещё было много минусов. Он быстро прикинул, у кого из торговцев можно будет закупить, и мысленно прикинул сегодняшний маршрут. С тем, что бы после полудня не заезжая в гостиницу уехать из города. Будь он неладен!.
  Землянин распахнул дверь и спустился в зал, где его дружина коротала время, ожидая указаний на сегодня. При виде своего командира все разговоры быстро смолкли.
  -Десятники ко мне!. - скомандовал он и отступил в комнату.
  -Значит так ребята!. - сказал он им, когда за ними закрылась дверь. - Сегодня мы уезжаем из города. Пусть все грузят свои вещи в фургоны, всем одеться в доспехи, все арбалеты зарядить и положить в фургоны, что бы ими можно было быстро воспользоваться. На нас могут напасть в любой момент и в городе и за его пределами. Понятно!.
  -Понятно... - в один голос отозвались десятники.
  -А это! - подал голос Бирт - Надо бы пару бурдюков пива захватить, а капитан? - оба десятника выжидающе уставились на него, зная его нелюбовь к алкогольным напиткам.
  -Хорошо. Сколько надо бурдюков?.
  Десятники переглянулись. Бирт начал медленно загибать пальцы
  -Ну, бурдюков шесть надо бы а?. - просящим голосом сказал он.
  -Скажите хозяину, что бы подготовил, я заплачу. Всё понятно?..
  Оба десятника закивали головами и побежали вниз. Пару минут спустя гостиница наполнилась криками и топотом, с улицы донеслось недовольное мычание запрягаемых быков. Никитин быстро собрал свои вещи в сундук и потащил его на улицу. На улице хозяин о чем-то беседовал с одним из десятников. Увидев, его он поспешил к нему, заламывая руки.
  -Ах господин как быстро вы уезжаете!. Как жаль!. - несмотря на его грустный тон, его лицо выражало радость от того что такие опасные постояльцы наконец съезжают от него.
  -Что поделаешь - такова жизнь!. - философски ответил Сергей и забросил сундучок в фургон. - Сколько мы тебе должны любезный?. И пиво. Пиво кстати погрузили? - крикнул он десятнику.
  -Ещё два бурдюка должны загрузить - откликнулся тот.
  Бойцы вокруг радостно загудели.
  -Да, да сейчас загрузим! - засуетился хозяин.
  Сергей немного поторговался и расплатился с ним за постой, за пиво и за припас который он давал им с собой в дорогу, потом поднялся к себе в номер, проверил - ничего не забыл. Накинул свой плащ на заряженный арбалет, что бы лишний раз его не показывать его и вышел на крыльцо.
  Бойцы уже заканчивали грузить фургоны. Никитин окинул взглядом окружающую территорию и зевнул. Сегодня ему так и не удалось выспаться. Его внимание привлекла одинокая фигурка быстро бегущая по дороге, вот она завернула за поворот и исчезла.
  Сергей подозвал Гафта который скучал рядом и следил за погрузкой.
  -Кто сейчас выходил из гостиницы в город?.
  Тот наморщил лоб, пытаясь вспомнить, потом лицо его прояснилось.
  -Так это сын хозяина, куда-то побежал. А что?.
  -Да так ничего.
  Гафт недоумённо пожал плечами и побежал помогать затаскивать провизию в фургон.
  -Что то больно быстро побежал мальчишка. - думал про себя Никитин, глядя на дорогу. Куда он так спешил?. Или я потихоньку становлюсь параноиком. Впрочем, в этом мире лучше быть параноиком, чем мертвецом.
  -Ну что готовы?! - крикнул он.
  -Да сейчас можно будет трогаться. - крикнул ему десятник Сонхо, стоявший неподалёку от него.
  Из гостиницы с двумя бурдюками в руках вышел хозяин.
  -Вот теперь можно ехать!. - радостно закричал десятник, потирая руки.
  Все вокруг засмеялись. Хозяин, встретившись с ним взглядом, как-то подозрительно быстро потупил глаза. После неудавшегося визита ночного гостя, Никитин более чутко реагировал на подобные мелочи и сразу понял, что мальчик был послан к кому-то неспроста. Кого-то он должен был предупредить, что они уезжают. Вот только кого?.
  Он криво улыбнулся хозяину, вскочил в фургон и Гафт дернул вожжи. Фургоны начали выруливать на дорогу, дочка хозяина распахнула ворота и, приветливо махала им рукой. Дождавшись пока все фургоны, завернут за поворот и перестанут быть видны из гостиница Никитин скомандовал Гафту остановиться. Следом за их фургонам начали останавливаться и другие фургоны. Дождавшись пока все, подъедут поближе, Никитин напомнил, что бы арбалеты были под рукой, но что бы из посторонних их никто не видел. После этой краткой речи их небольшой караван продолжил своё движение.
  Светило взбиралось всё выше и выше. День обещал быть жарким, во всех отношениях!.
Оценка: 7.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"