Шостка Анастасия Сергеевна: другие произведения.

Летаргия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    продолжение

  
  - Зачем ты это делаешь? - я прервала
  оскорбительное выступление Маргариты.
   В течение пары минут она сотрясала воздух,
  выставляя меня на посмешище
  перед посетителями забегаловки.
  
  - Делаю что? - с вызовом произнесла сестра.
  
  - Унижаешься.
  
  
  Амани Уисааль.
  Проданная в рабство
  
  
  
  
  Сергей Прокофьев сидел за рабочим компьютером класса и занимался тем, что тихо бился головой об стол.
  
  "Зачем я вообще пошел работать в школу?" - крутилась в голове преподавателя. - "Начальство мозги заколебывает, коллеги кретины, родители ненормальные, дети сумасшедшие, да еще зарплата на полставки!"
  
  Мужчина проработал в больнице не малое количество лет, но даже там не видел такого кошмара.
  
  Академия Защиты Населения и Самообороны корпус Љ2 - одна из многих различных академий Атлантиды. На деле - это школа-интернат для тех, кого выгнали из нормальных школ.
  
  Каждый день за одну только перемену происходило порядком шесть драк. Иногда они заканчивались переломами. За несколько недель работы в интернате, Сергей уже знал несколько девочек из старших классов, подрабатывающих проституцией. Парней, занимавшихся половым сношением с одноклассницами в подъездах и снимавших это на видео. Про употребление наркотиков, алкоголя и сигарет с вейпами стоит вообще промолчать.
  
  Но по-настоящему заставляло седеть отношение родителей.
  
  Примерно сорок процентов комнат общежития занимали дети, которые жили далеко от школы и не успевали на занятия. Остальных шестьдесят приходилось просто спасать от родственников. Дети наркоманов, алкоголиков и вообще неадекватных людей прятались здесь. Их лечили, кормили, давали одежду. Слишком маленькие, чтобы сбежать из дома, слишком взрослые, чтобы забрать в детский дом. До этих детей из неблагополучных семей просто никому не было дела. Подростков отправляли в школу-интернат. Однако тех, у кого более-менее нормально дома, приходилось по вечерам гнать из школы - в общежитии не хватало места.
  
  В отдельную группу входили ребята из состоятельных семей. Прокофьев приводил в сознание девушку, чья мать работала супер моделью и заставляла дочь держать строжайшие диеты. Бедняжка падает в обморок от голода. А однажды после родительского собрания (на которые почти никто не ходит) учитель услышал слова отца, сказанные сыну:
  - Я тебе сегодня переведу на карту деньги, а ты оставишь меня в покое и дашь поработать!
  Третья часть учеников приходила прямиком из соседнего детского дома.
  
  Можно сколько угодно говорить на эту тему, но суть одна: в ЗНС отправляют тех, на кого плевать. И также можно представить, насколько трудно здесь работать учителям. Две стороны на одном поле, и любая из них время от времени выходила из себя. Так преподаватели доходили до рукоприкладства (и тех сразу увольняют) или же ученики выкидывали такое, что хоть собирай вещи и беги из этого дурдома для малолетних куда подальше. Особенно ото всех отличался Никсар. Этого черта из табакерки жутко хотелось к чему-нибудь привязать. Если для других учащихся устраивали наказания, то этот персонаж отделывался лишь походом к директору, где ему читали лекцию о плохом и хорошем поведении, а после отпускали. Ввязывался ли он в драку, грубил преподавателям, нарушал комендантский час, протаскивал в комнату баклажку пива - ему прощали всё. Агрессивный, неуправляемый, он поступал так, как хотел. Однажды Сергей видел мальчика во дворе с вейпом, в который, судя по запаху дыма, ни разу не отдававшим ни корицей, ни чем-либо другим вкусным и с глюкозой, была явно налита какая-то дрянь. На просьбу мужчины бросить курить эту гадость, Никсар харкнул учителю под ноги и убежал. Одноклассники рассказывали "по секрету", что Никсар подсел на наркотики. Мол, видели следы уколов на руках.
  
  Коллеги по работе советовали не обращать на мальчишку внимания и при откровенно плохом поведении выгонять из класса. А завучи пусть сами с ним и разбираются.
  Прокофьев вздохнул и закрыл журнал третьего академического "А" класса. Контрольную по математике большинство написало на двойки. Но, судя по оценкам у предыдущего преподавателя, это намного лучше, чем обычно. Раньше на хорошие оценки писали только Вост и Рэен.
  
  Учитель потер глаза и, выключив компьютер, посмотрел в окно. Стеклянные многоэтажки переливались, подобно грузе горного хрустался. В вышине Купола рассыпалось звездами голографическое изображение ночного небосвода. Гидрострада походила на гигантскую искрящуюся бликами паутину. Завораживающее зрелище. Чудо технологического прогресса нашло пристанище на дне Атлантического океана. Страна с каждым столетием росла, словно коралл, становясь всё более могущественной и прекрасней.
  
  Сергей прикрыл веки и откинулся на спинку учительского кресла. Интересно, сколько времени? Он уже в который раз задерживается допоздна на работе. Вернулся бы домой пораньше... Вот только можно подумать дома его кто-то ждет.
  
  Еще раз вздохнув, Сергей встал из-за стола, потянулся и, прихватив кожаный портфель, вышел из кабинета. Прийти домой и лечь спать. Надо постараться выспаться. Ведь завтра по расписанию у него урок в классе, где учится Никсар.
  
  
  
  "Хэймон" являлся своего рода чудом современной техники. Причем не только чудом, но еще в какой-то степени ожившей фантазией какого-нибудь сказочника. Вы когда-нибудь видели корабль, который может плавать не только по воде, но и под водой, а также летать по воздуху и даже отправиться в космос? Надо признать, что и снаружи и внутри, "Хэймон" выглядел очень представительно. Ведь истинному Злодею нужно роскошное логово. Не удивительно, что капитаном этого ожившего и модернизированного прототипа из сказки "Летучий корабль" являлся сам Кондорвал.
  
  Корабль напоминал огромное морское чудовище. Что-то среднее между акулой и гигантским китом. У него были плавники, хвост, челюсти... Верхняя половина железного тела была зеркальна, но на самом деле это огромное окно, которое опускалось при поднятии на поверхность, открывая палубу.
  
  Носовая часть корабля отделена перегородкой и представляла собой роскошно обустроенный зал. Он же являлся "мозговым центром". Сейчас там находились технари, которые сверяли данные с компьютеров и проверяли локаторы.
  
  Алексей со злостью ударил по приборной доске.
  
  - Проклятье!
  
  Блэзиус, сидящий рядом, оторвался от экрана монитора.
  
  - Что случилось?
  
  - Ты еще спрашиваешь! Я не могу почувствовать их почувствовать! Не могу!
  
  Мужчина со скучающим видом снова уткнулся в экран.
  
  - Как же так? - безразлично протянул он. - Ты же у нас такой сильный маг...
  
  - Маг, - раздраженно процедил Кондорвал. - А толку? Эти Архонты запрятали их так, что фиг учуешь... - колдун устало опустился в кресло, уткнувшись лбом в ладони, и взъерошил пальцами волосы.
  
  Блэзиус вновь перевел взгляд на Алексея, отметив, что за три недели юноша еще больше похудел. Кожа по цвету приравнивалась к бумаге, а отращённая щетина немного скрывала заострившийся подбородок и впалые скулы.
  
  - Отдохнул бы... - в этот раз сочувственно произнес Бранз.
  
  - Некогда, - отозвался Алексей. - Скажи мне хорошую новость.
  
  - Нет у меня хороших новостей. Я не могу его найти. Скопировал фотографию на компьютер, пропустил по всем файлам, но его нигде нет. Даже умудрился на уличные камеры не попадаться - интересно, как? Придется вручную рыться по мелким работам. Он мог бы устроится работать продавцом, или кассиром. Есть идеи?
  
  На большом экране компьютера на него смотрели аквамариновые глаза мужчины. Белые волосы обрамляли его лицо, белые ресницы и брови, словно покрытые инеем.
  
  - Он любит детей, - вздохнул Алексей, по школьной привычке сложив на столе руки. - Советую пролистать детские больницы и школы. Можно и институты. Но делаю ставку на больницы.
  
  - На школы, - возразил Блэз. Его пальцы начали парить над виртуальной клавиатурой. - С учетом того, что он хочет быть рядом с тем мальчишкой, лучше обследовать школы.
  
  - Тот мальчик инкогнито.
  
  - Я являюсь личным врачом его семьи. И знаю, его ложную фамилию и место обучения.
  
  - Хорошо, проверь там...
  
  Алексей встал со стола и начал мерить шагами каюту.
  
  - Должен быть другой способ найти эти артефакты атлантов... - бормотал он себе под нос, почесывая щетину на подбородке. - Мне известно, что они находятся во Дворце Царей, но где?..
  
  - Ты знаешь, как их можно найти быстрее.
  
  - Не хотелось бы сразу прибегать к столь радикальным мерам. Тем более, я еще не собрал достаточно энергии для этой цели. Будем действовать слишком резко, и весь план накроется медным тазом.
  
  - Будем действовать слишком медленно, и всё дело пойдет коту под хвост.
  
  - Не будь таким скептиком.
  
  - Не будь таким легкомысленным Алексей.
  
  - Я и не легкомыслен. Я просто следую четко намеченному плану и по обстановке. А у нас она пока тихая.
  
  Повисло долгое молчание, нарушаемое лишь тихим разговором членов экипажа. Но команда резко замолчала, когда открылась дверь каюты и в проеме показалась девушка. Мужчины, как по команде, бросили свои дела, чтобы дать себе хотя бы пару секунд посмотреть на нее.
  
  Невероятной, неземной красоты. Высокая, с точеной фигурой, она выглядела точно фарфоровая кукла. Длинные золотые волосы тяжелыми кольцами падали ей на плечи и грудь, плащом закрывали спину. И сквозь локоны просачивались большие стрекозиные крылья, тянувшиеся за девушкой коротким мерцающим шлейфом.
  
  Ее звали Аврелия и она была законной женой Кондорвала.
  
  Неслышно ступая по покрытому персидским ковром полу, фейри подошла к Алексею и Блэзиусу. Команда вернулись к своим делам.
  
  - Почему ты не спишь? - холодно спросил Алексей, усаживаясь обратно в кресло.
  
  - Я ждала тебя, - нежно ответила девушка.
  
  - Вот как... Смею огорчить, но сегодня я к тебе не приду.
  
  Тонкие брови Аврелии сошлись на переносице. Взгляд змеино желтых глаз помрачнел.
  
  - Ты снова собираешься на охоту?
  
  - Да.
  
  Аврелия наклонилась к уху супруга и прошептала:
  
  - Тебе не обязательно охотиться сегодня. Стоит лишь прийти ко мне.
  
  Алексей поднял голову и посмотрел в вертикальные зрачки супруги.
  
  - Мы, кажется, говорили с тобой на эту тему.
  
  - Говорили. И я, кажется, осталась при своем мнении.
  
  - Все будет хорошо, когда все вернется на круги своя.
  
  - Но это не значит, что должны страдать невинные.
  
  - Ты даже не знаешь этих людей.
  
  - Зато я знаю тебя. Алексей, ты ведь ты знаешь, что сегодня от меня толку будет больше, чем от пары трупов.
  
  Юноша не ответил. Он неотрывно смотрел в лобовое стекло корабля.
  
  Аврелия ласково провела рукой по его черным, как смоль, волосам.
  
  - Я полностью восстановилась. Все будет хорошо.
  
  Колдун замер, потом прикрыл глаза и откинулся на высокую спинку кресла.
  
  - Ты совсем не думаешь о том, что в этот момент чувствую я.
  
  - Думаю, - возразила фейри. - Облегчение.
  
  - Аврелия...
  
  - Алексей.
  
  Юноша тяжело поднялся с кресла.
  
  - Хорошо, но не говори, что я тебя не предупреждал.
  
  - Ты мне так говорил в прошлый раз.
  
  Кондорвал резко развернулся и зашагал к выходу. Черный плащ развевался за его спиной подобно крыльям. Аврелия призраком последовала за мужем, оставляя за собой едва уловимый запах лотоса. Работники грустно переглянулись, искренне жалея несчастную девушку.
  
  Невинный лебедь в когтях кондора.
  
  Алексей быстрым шагом шел по коридору. Мимо, кланяясь, проходили слуги и члены экипажа, бросая мимолетные взгляды на фейри. Миновав коридор, они поднялись по лестнице на следующий этаж и петляли в узких проходах, пока не дошли до резной стрельчатой двери, украшенной золотым орнаментом цветов.
  
  Юноша тихо открыл дверь и сначала пропустил супругу, а потом вошел и сам, заперев дверь на ключ. Девушка покорно ждала. Она прекрасно знала, как ее молодой муж поступает со своими жертвами, но над ней он так не издевался. По крайней мере, она была уверена в том, что ей не так больно, как им.
  
  Находясь в своих размышлениях, она не сразу заметила, как Алексей вплотную подошел к ней. Его дыхание обожгло щеку, потом Аврелия почувствовала мягкое, почти невесомое прикосновение губ к ее губам. Девушка сначала вздрогнула, удивившись не свойственным ему проявлением нежности, а потом ответила на поцелуй. Алексей облизнул ее нижнюю губу, затем проник языком в рот. Аврелия всхлипнула, пальцы сами собой потянулись к массивным пуговицам на плаще супруга. Юноша, в свою очередь, принялся стягивать короткие золотые рукава платья с плеч фейри.
  
  В полумраке комнаты слышались тихие вздохи и шуршание одежды. С шумом упал на пол плащ. Алексей оторвался от покрасневших губ девушки и увлек за собой на кровать. Уложив ее на спину, он навис сверху и вернулся к поцелую. Аврелия запустила пальцы ему в волосы и слегка раздвинула ноги. С губ Кондорвал переключился на подбородок, дорожкой из поцелуев дошел до изгиба шеи, где под тонкой молочной кожей пульсировала жилка. Аврелия подняла голову, открывая столь желанный участок тела, и не видела, как блеснули в полумраке клыки.
  
  К сожалению своих жертв, клыки Алексея сильно отличались от вампирских. Они не были такими аккуратными и тонкими, чтобы безболезненно впиваться в плоть. И чтобы хотя бы испить крови, черному магу приходилось использовать не два, а, как минимум, четыре зуба. Как не старайся - будет больно.
  
  Девушка зашипела и зажмурилась, когда резцы надавили на шею. Она чувствовала, как острыми краями они все сильнее и больнее вонзаются в кожу, протыкая и опускаясь глубже, безжалостно раня вены. Алексей навалился на супругу всем телом, вминая в постель. Перехватил и крепко стиснул запястья. Чем меньше она будет сопротивляться, тем наименее болезненно всё пройдет. Аврелия судорожно хватала ртом воздух, правая сторона шеи горела огнем. Кровь обильно просачивалась сквозь клыки и то, что маг не успевал выпить, стекало вниз, пачкая подушку. Фейри чувствовала, как юноша больно, но одновременно очень осторожно сжимал челюсти, заставляя кровь из ран течь быстрее, как слизывал ее горячим языком.
  
  Но все это продолжалось недолго. Алексей сделал последний глоток и бережно вынул клыки, при этом потратив часть своей драгоценной энергии на заживление укуса.
  А ведь все только начинается.
  
  Чтобы получить энергию - Алексей пользовался тремя способами. Каждый из них так или иначе зависел от другого. Первый, самый простой, это так называемая эмпатия - поглощение человеческих (и не только) эмоций. В пищу годились любые чувства - гнев, радость, обида, симпатия. Самыми сильными являлись страх, боль и любовь. Ими можно питаться на расстоянии, при этом совершенно никак не контактируя с донором. Второй - это поглощение тех же эмоций и часть сил (жизненных или магических) через кровь. Для этого нужен непосредственный контакт. Третий - максимальное выкачивание жизненных сил из живого существа. До тех пор, пока оно не превратится в иссохший труп. В ход шло все: питье крови, причинение нечеловеческих страданий, пытки моральные и физические, игра на чувствах, доведение до полусмерти, а в конце практически полное извлечение всей жизненной силы организма. Из органов, из клеток, из бактерий и даже вирусов. Можно даже исхитриться захватить часть энергии самой души, которая по мощности не уступает атомной бомбе. В конце третьего способа неминуемо наступала смерть.
  Сегодня Алексей решил пройтись по всем пунктам. Почти.
  
   Алексей поцеловал зажившее место и провел языком до ключицы. Он отпустил руки девушки, ласково погладив затекшие запястья. Аврелия расслабилась и прикрыла глаза, ожидая дальнейших пыток с которыми Кондорвал, как обычно, тянул.
  Алексей опустил платье почти до самого живота. Фейри высвободила руки из рукавов и обвила ими шею мужа. Муж тем временем принялся спускать бретельки лифчика, зубами оттянул чашечки, затем просунул руку под спину и ловко расстегнул крючки. Аврелия подняла руки, помогая избавить себя от лишнего элемента одежды. Юноша обхватил губами горошину соска и потянул. Девушка резко выдохнула и откинулась на подушки. Кондорвал ласкал упругие груди, пальцами и языком выводя на ореолах сосков какие-то замысловатые узоры, от которых у девушки буквально сносило крышу. Он постепенно продолжал стягивать платье, целовал плоский живот и впадину пупка, опускаясь все ниже и ниже...
  
  И вдруг остановился, посмотрев на полуобнаженную супругу.
  
  Платье было спущено ниже пояса. Эластичная ткань туго стянула округлые бедра. Из-под линии декольте выглядывали белые кружевные трусики. Аврелия была настоящей красавицей. Ни единого изъяна, что являлось редкостью для представительницы своего народа. Ее локоны разлились на синеве простыней, словно жидкое золото. Под ними мерцали стрекозиные крылья. Идеальная фигура, идеальная кожа.
  
  Алексей часто сравнивал Аврелию с Инной - своей первой женой.
  
  Юноша потянул платье, окончательно стаскивая его с длинных стройных ног.
  
  Идеальная... Инна не отличалась такой красотой.
  
  Длинные пальцы начали снимать белый чулок.
  
  Инна была слишком бледная и очень худая. Белую кожу всегда украшали ссадины, синяки и комариные укусы. Особенно летом, когда она любила отправляться на "поиски приключений". То она залезет на дерево, то пойдет купаться в незнакомом месте, то отправится ночью в полнолуние гулять в лес.
  
  Следом за чулками на край кровати полетели и кружевные трусики.
  
  Инна всегда плевала на правила...
  
  Алексей раздвинул ноги.
  
  ...и никогда не была такой покорной.
  
  Аврелия выгнулась до хруста в позвонках, когда язык Алексея стал ласкать клитор. Девушка сжала в кулачках простынь, а ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Она невольно тянулась за новыми ощущениями и вскрикивала каждый раз, когда Алексей открывал ей новые грани наслаждения.
  
  - А-ах... - простонала она, когда парень нарочно прикусил ее половую губу.
  
  Послышался звон пряжки ремня и в следующую минуту Алексей подмял девушку под себя. Аврелия смотрела на него янтарными глазами, наполненными безграничным доверием. В такие моменты Кондорвал особенно сильно чувствовал себя последней сволочью. Она-то его искренне любила...
  
  Прильнув губами к шее, Алексей плавно толкнулся вовнутрь, заставив супругу тихо застонать и поддаться навстречу. Фейри обняла мужа за плечи и крепко стиснула его бока ногами, прижимаясь к нему всем телом. Алексей двигался осторожно, постепенно набирая темп. Он тяжело дышал ей в ухо, нежно покусывая мочку. Через несколько минут девушка задрожала, издав протяжный стон, и упала на подушки.
  
  - Ты уверена? - прошептал Алексей.
  
  Аврелия устало кивнула. Кондорвал осторожно вышел и принялся натягивать брюки.
  
  - Еще не поздно отказаться. Тебе вовсе не обязательно так мучиться снова.
  
  - Я все решила.
  
  Юноша вздохнул и лег рядом. Затем он медленно отодвинул с лица золотую прядь и внимательно посмотрел ей в глаза.
  
  - В этот раз не будет больно, - тихо сказал он, вновь приблизившись к губам, - я обещаю.
  Последние слова утонули в очередном поцелуе. И в тот же миг Аврелия почувствовала, как уходят ее силы.
  
  Слабость накатила на девушку холодной волной. Голова закружилась, конечности мгновенно онемели. Алексей старался делать всё не спеша. Постепенно. Сначала она перестанет чувствовать руки и ноги, а потом он сможет начать их поедание...
  Лия словно находилась под анестезией. Алексей оторвался от ее губ и вонзил зубы в плечо. Она действительно не почувствовала боли. Руку словно набили ватой. Фейри прикрыла глаза, чувствуя, как затекает под спину теплая кровь, слыша как хлюпает, под натиском клыков, плоть. Резцы легко протыкали кожу, разрывали мышцы, разрезали вены. Связки натягивались и лопались, как перетянутые нитки. Кровь не успевала впитаться в матрас и лужицей скопилась под истерзанной рукой. Волосы и прекрасные крылья оказались выпачканы багровой жидкостью. Как и половина лица Алексея. Еще один укус и раздался хруст, сильные челюсти переломили лучевую кость.
  
  Кондорвал отрывал кусок за куском, пережевывал и проглатывал. Вдоволь наевшись плоти, он перешел к завершающей части плана.
  
  Тело фейри начало покрываться трупными пятнами и коченеть. Темные, неровные круги, походившие на синяки, расцветали в нижней части рук и ног. Они становились все больше, заливая фиолетовым цветом безупречную кожу. Вскоре конечности начали раздуваться, окрашиваясь в грязный, коричнево-зеленоватый оттенок. Кожа теперь могла сняться с них легко, словно перчатка. По комнате разнесся отвратительный запах гниющего мяса. Затем плоть стала иссыхать. Суставы отсоединились от туловища, крылья отломились от лопаток.
  Когда Алексей закончил, то перед ним уже лежало сгнившее до живота тело. Сама Аврелия давно потеряла сознание, а ее организм запустил процесс регенерации.
  Магией Алексей превратил мертвые конечности в прах и сжег колдовским огнем. очистил постель от крови. То, что осталось от его супруги, он до шеи накрыл одеялом. Утерянные части тела отрастут за сутки, но полностью восстановится она только через неделю.
  Кондорвал привел себя в порядок и покинул спальню, закрыв за собой дверь на замок.
  Смешно осознавать, что будучи супругами, Алексей и Аврелия спали в разных комнатах. Спальня Алексея находилась в противоположной стороне корабля.
  
  Кондорвал медленно шёл по коридору. Встречавшиеся ему на пути члены экипажа кланялись, отходя в сторону. За десять минут ему кто только не попадался: русские, американцы, турки... Юный капитан сам не знал точно, какой национальности каждый член его команды. Каждый из них был по своему уникален. Все, начиная от горчичных и боцманов, и заканчивая инжинерами и управляющими кораблся являлись преступниками, осужденные за самые разные преступления. Подавляющую часть из них, Алексей высвободил из тюрем. Было трое выдающихся технарей, один из Японии, второй из Китая и третья из Кореи. Их всех осудили за хакерство. За боеприпасы, защиту корабля и планы военных действий по большей части отвечали русские. Медики из Америки, повара из Франции и Италии... Были метисы и чистокровные. Из Ирландии, Великобритании, Ирака, Украины, Белоруссии и многих других стран. Всех национальностей и оттенков кожи. На корабле действовало специальное заклинание, которое позволяло тем, кто находится внутри, понимать на слух любые языки разумных существ. Но эта способность пропадает, стоит отойти на несколько метров за пределами корабля. Алексей от природы умел читать, писать и говорить на всех языках, поэтому для него это заклинание не имело особого значения, и он попросту не замечал его. Он давно привык к манере обращения к нему: капитан, мсье, господин, хозяин, сэр, сэмпай, мистер, мастер... длиннее всех обращались люди из России, по его имени и отчеству: Алексей Николаевич. А иногда, думая, что он не слышит, и по свойски - Лёха. Что очень грело душу.
  
  Не всё было гладко. Сначала долгое время на корабле "Хэймон" устраивали заговоры и мелкие бунты - зэки со стажем не желали воспринимать всерьёз холеное лицо молодого капитана. Но несколько показных убийств (без романтики, а как положено: с морем крови, кишками по всему полу и каннибализмом) помогли вернуть в опьяневшие от свободы головы инстинкт самосохранения.
  
  Парень дошел до двери своей комнаты. На ней не было ручки, а темное дерево украшали замысловатые спирали. Алексей приложил руку к прохладной поверхности. Спирали налились золотым светом, щелкнул замок и дверь открылась.
  
  В комнате стоял терпкий запах лаванды, дерева и старых книг. Не было ни одного иллюминатора, а все стены занимали книжные шкафы, высотой от самого паркетного пола до бордового потолка. Книги, написанные или напечатанные на иностранных языках, громоздились на полках и грозились вот-вот проломить их, так сильно они прогибались под тяжелым весом. Юриспруденция блестела своими новыми обложками, в то время как исторические тома скромно прятали желтые потрепанные страницы. Среди разноцветных корешков затерялись политика, Новое Время и Законодательство. Таили свои секреты гримуары и бестиарии, а также зачарованные шкатулки в виде книг. И во всю эту мудрую и загадочную атмосферу совсем не вписывались тоненькие томики манги, маньхуа и комиксов, которым был выделен целый стеллаж, стоявший в углу. Там же покоились и современная фантастика, фэнтези и сказки. Эти издания ничего не скрывали, и даже в закрытом виде было видно, как донельзя раскрашены их страницы.
  Рядом со стеллажом стояли мягкие кресла, обтянутые красной узорчатой тканью, и журнальный столик из красного дерева, на котором стояла клетка с тремя хомячками. Имена хомячков тоже не вписывались в богатое благородство комнаты: их звали Половник, Крышка и Кастрюлька.
  
  В центре раскинулась просторная кровать под тяжелым бордовым балдахином с золотистыми кисточками. Позолоченные ножки утопали в персидском ковре. Покрывало наполовину свисало с матраса.
  
  Алексей снял с себя плащ и, не глядя, бросил куда-то на пол. Пожертвовав своим здоровьем, Аврелия спасла жизнь пятерых человек. А ведь у нее можно забрать больше. Намного больше. Если бесконечно пытать. Если доводить до потери рассудка... Если бы у Кондорвала не осталось совести...
  
  Фейри безумно любила своего мужа. Искренне и безоглядно. Кондорвал вообще убежден в том, что она все равно отдала бы за него жизнь, даже если бы он ради забавы насиловал детей, топил по выходным котят и купался по ночам в крови девственниц... А не являлся падальщиком мертвых, при жизни тела, душ.
  
  Юноша подошел к шкафу-купе и отодвинул дверцу. В недрах вешалок и одежды выглядывал белый клочок ткани. Алексей сдвинул вешалки и достал роскошное свадебное платье.
  
  Синее, как глаза Инны, оно словно являлось маленьким кусочком моря. Корсаж был расшит сапфирами и аквамарином. Ткань юбки переливалась всеми оттенками небес. Звездами мерцали бриллианты.
  
  Кондорвал прижал платье к лицу, чувствуя едва уловимый запах речных лотосов. Её запах. Алексей с болью осознал, что этот аромат становится все слабее и слабее, и рано или поздно исчезнет навсегда. Он на ватных ногах подошел к постели, бережно расстелил платье на белых простынях и лег рядом. Щелчком пальцев зажег, стоящую на прикроватной тумбочке, свечу. Мягкий свет заиграл бликами на драгоценных камнях. Алексей положил голову на синий рукав, нежно провел рукой по шелку.
  
  - Прости меня... Пожалуйста, прости... - шептал он, чувствуя как веки обжигают слезы. В полумраке блеснуло массивное обручальное кольцо. Крупный сапфир, находясь в плену черного золота, переливался острыми гранями. - Прости...
  
  Алексей закрыл глаза. В горькой дремоте ему почудился далекий девичий голос:
  
  "Алексей, зачем ты положил свою фотографию ко мне в гроб?.."
  
  
  
  
  
  Никсар терпеть не мог урок обществознания, в первую очередь из-за преподавателя. Преподаватель же, в свою очередь, терпеть не мог вести свой урок в классе, где учится Никсар. И как назло являлся его классным руководителем.
  
  Агазон Коруд вошел в класс еще более раздраженным чем обычно. Быстро пройдясь пальцами по сенсорной клавиатуре, и отсканировав с помощью проектора всех присутствующих в классе, он спросил:
  
  - Итак, выучили параграф?
  
  Половина класса ответила дружным молчанием. Другая половина и вовсе не обратила внимания на его слова и продолжала шушукаться между собой.
  
  - Эй, Свободная Касса, - насмешливо обратился Никсар к соседу по парте. - неужто не выучил?
  
  Рэен, он же сосед и по комнате, и по парте, вспыхнул:
  
  - У меня и так много оценок. в отличии от тебя.
  
  - У меня тоже много оценок. Но ты же у нас зубрила. Бедный, успел дописать хоть математику прошлой ночью?
  
  Рэен стиснул зубы. Вчера, поздно вечером, Никсар каким-то макаром умудрился проскочить в общежитие в нетрезвом виде. А потом полночи блевал в туалете, тем самым не давая Льетипасу не только заниматься, но и вообще спать.
  
  - Никсар Вайтер, - позвал учитель. - Иди отвечай.
  
  - А я не учил, - честно ответил Никсар.
  
  - Отвечай. что знаешь.
  
  - Я ничего не знаю.
  
  - Никсар, от ответа ты все равно не отвертишься, я все равно тебя спрошу.
  
  Вайтер нехотя поднялся с места и встал, сунув руки в карманы брюк.
  
  - Ну? - нагло цокнул Никсар.
  
  - Давай-ка мы начнем с самого простого. Что такое Венец Атлантиды?
  
  Никсар зашипел. Ответ на этот вопрос знали даже маленькие дети.
  
  - Это Казверст, - начал Никсар. - огромное строение в виде кольца, условно разделенное на шесть частей-промышленностей. Казверст является подножием Купола.
  
  - И какие же основные промышленности у Казверста?
  
  - Но это и так всем известно!
  
  - А ты расскажи, что и так всем известно! - отчеканил Коруд. - Ответишь хоть что-то, глядишь, в коем-то веке оценку выше тройки получишь. Заодно расскажи про Архонта и Верстова, и какие семьи за какую часть отвечают.
  
  - Каждой часть. Казверста управляет свой Архонт. У которого есть своя правая рука - Верстов. Семья ван Аквус отвечает за энергетическую промышленность и снабжение страны пресной водой. За металлургию отвечает ван Игнис. За пищевую - ван Терра. За переработку - ван Хронос, за химическую - ван Айрэс, и за легкую - ван Спирит. Их заводы разбросаны по всей стране.
  
  - Смотри, как хорошо ты отвечаешь, - усмехнулся Коруд. - А теперь расскажи как передается титул Архонта и Верстова.
  
  - Титул Архонта передается по наследству, независимо от возраста и пола наследника. Войти в эту должность можно не раньше двадцати лет, и первые пять-семь лет находится под присмотром опытного Верстова, либо члена семьи, который ранее занимал эту должность. Если наследник по каким-либо причинам оказывается неспособен нести эту должность, то титул передается другому члену семьи или, если таковые отсутствуют, новому архонту, который Царь Атлантиды назначает лично. Передать или отказаться от титула может как сам Архонт, так и наследник, достигший совершеннолетия, то есть девятнадцати лет.
  
  Преподаватель хмыкнул, а у присутствующих отвисли челюсти. двоечник отвечал на удивление слажено, и только Агазон знал, что дело тут далеко не в зубрежке или шпаргалке.
  
  - Сколько лет правит Архонт?
  
  - С момента полного вступления в должность до тех пор, пока может достойно выполнять свои обязанности.
  
  - Последний вопрос, Никсар, и я, так уж быть, поставлю тебе четверку. Назови имена всех Детей Аристократов.
  
  - Али ван Хронос, Ливия и Балман ван Аква, Рогнеда ван Терра, Каинан ван Спирит, Кандела ван Игнис, Гордиан и Никсар ван Айрэс.
  
  - Хорошо, садись.
  
  - Агазон Коруд! - рука Воста Востахва взмыла вверх. - А правда, что Джулиан ван Айрэс покончил жизнь самоубийством?
  
  - Это всё глупые слухи, - бросил Никсар.
  
  - Нет, ну почему же, - сказал преподаватель. - Отец близнецов, Джулиан, по официальной версии покончил с собой, сбросившись с крыши собственного поместья семь лет назад. А спустя четыре года умерла его жена, Аврелия ван Айрэс от опухоли головного мозга. Сейчас за близнецами присматривает их дедушка, Азарет ван Айрэс.
  
  - В роду ван Айрэс постоянно кто-то заканчивает с собой, - отозвалась девочка с задней парты. - У них в каждом поколении обязательно кто-то либо с крыши сиганет, либо вены перережет.
  
  - Следом захотела, - Никсар облокатился на спинку стула. - Могу устроить.
  
  - Тише, Никсар, тише. Против фактов не пойдешь.
  
  - Каких фактов? Глупые вымыслы и совпадения.
  
  - Никсар просто завидует, что у аристократа с тем же именем жизнь интересней, чем у него самого, - сказал Рэен.
  
  - Было бы чему завидовать, - возразил мальчик.
  
  - Возможно, этот Джулиан и вовсе был наркоманом, - размышлял Вост.
  
  - Ага. И сыновья такие же, - сказала все та же девочка за задней партой. - Интересно, а сумасшествие на всех мальчиков с именем Никсар распространяется? А то имя популярное. Куда ни глянь - одни Никсары.
  
  - Я тебе сейчас все зубы повышибаю! - рявкнул Никсар.
  
  - А ну тихо! - прикрикнул Агазон. - Не отвлекаемся от темы. Клио, вы так хотите поговорить? Тогда вставайте и отвечайте параграф.
  
  
  Следующим уроком шла математика, и Сергей Прокофьев как всегда начинал его в бодром расположении духа.
  
  - Математика, дети мои, это Велики предмет, - говорил он, шагая между рядами и жестикулируя короткой указкой. - Благодаря математике мы строим дома, живем под куполом, создаем новейшие технологии. Наука чисел просто удивительна! Благодаря числам мы можем разгадать тайну наших имен, нашего рождения и даже, - учитель сделал театральную паузу, - узнать наше будущее.
  
  К сожалению, класс не разделял столь бурного восторга и восхищения по отношению к математике. Юные головы пухли над очередным уравнением по алгебре.
  
  - Никсар, - позвал преподаватель. - Ну как дела? Решил уравнение?
  
  - Отвалите, - грубо ответил мальчик, блуждая по просторам Интернета на своем планшете. Ученики притих. Вайтер еще не остыл после урока обществознания, и сейчас трогать его было нежелательно.
  
  - Это не ответ, Никсар, - спокойно произнес Сергей.
  
  - Да? - Никсар вскинул голову. - А как вам такой ответ: пошел в жопу?
  
  Теперь уже все ученики бросили решать пример по алгебре. Куда уж там! Такое представление!
  
  - Я к тебе ведь вежливо обратился. Вовсе не обязательно меня оскорблять.
  
  - А вы не лезьте ко мне, и я вас оскорблять не буду.
  
  - Ты на уроке. Если ты не хочешь, чтобы к тебе лезли, следовательно, ты мог бы не приходить сюда.
  
  - Кто ты такой, чтобы указывать мне?
  
  - Во-первых, не "ты", а "вы". А во-вторых, я не указываю, а сообщаю общепринятые правила. Отнесись с уважением.
  
  - Кто ты такой, чтобы тебя уважать? Я не знаю тебя, и говорить буду так, как хочу. У нас свободная страна.
  
  Поняв, что говорить что-либо еще бесполезно, Сергей отвернулся к доске и взял в руку магнитный мелок. Однако разогнавшиеся Никсар теперь не желал успокаиваться.
  
  - Интересно, а своей жене и детям вы тоже нравоучения читайте?
  
  Сергей промолчал.
  
  - Как они живут с вами и вашей математикой? А назвали вы их в честь цифр? Например, старшую дочь Единицей, а младшую Двойкой?
  
  Молчание.
  
  - А жена у вас тоже на цифрах помешана? Хотя, о каких жене и детях я говорю... Вы никогда указку из рук не выпускаете. Наверно, ваша личная указка в руку вся не помещается, поскольку короче моей жизни.
  
  Те, кто понял шутку, тихо засмеялись. Прокофьев развернулся и скрестил руки на груди.
  
  - Я не пойму, чего ты добиваешься? Чтобы я разозлился? Не получится, можешь не пытаться. К твоему сведению, помимо педагогического образования, я имею еще и высшее медицинское, и в больнице проработал больше десяти лет. И за это время я видел и слышал такое, что твои закидоны для меня не более, чем тявканье дворового щенка. Если тебе не хочется сидеть на моем уроке, то пожалуйста, дверь открыта. Я тебя не держу.
  
  Никсар схватил планшет и встал, при этом толкнув свою парту так, что она с грохотом упала на пол. Мальчик посмотрел мужчине в глаза. На фоне белого лица, в обрамлении таких же белых волос, они походили на два темно-синих аквамарина. Ни злобы, ни страха, которые Никс видел в других учителях, в них не было. Ледяное спокойствие.
  
  И это раздражало.
  
  Вайтер словно чувствовал эмоциональный голод. Ему было необходимо вывести из себя этого человека.
  
  - А что же случилось с работой врача? Неужто поняли, какой вы бездарь, и решили выгнать? Глядишь, и отсюда выбросят. Будете валяться в подворотне, а люди будут просто проходить мимо.
  
  - На твоем месте я был бы поосторожней со словами, - тихо ответил Сергей. - Они имеют свойство возвращаться бумерангом.
  
  Спокойствие. Снова это спокойствие!
  
  Никсар медленно подошел к двери. Одноклассники смотрели на него заинтересованными глазами. Рядом с дверью традиционно стояло мусорное ведро. Металлическое, оно чем-то напоминало термос. Вдруг мальчик схватил его и с размаху швырнул в голову учителя.
  
  Сергей среагировал вовремя. Он ловко увернулся и урна, рассыпав бумажки и огрызки гибких карандашей, улетела в стену.
  
  - Глупо делать зло тому, кто зла тебе не желает, Никсар, - сказал Прокофьев, убирая упавшие на лоб белые пряди.
  
  - Да чтоб твоя семья сдохла! - рявкнул в ответ мальчик и выбежал из класса. Однако перед этим он успел заметить, с какой болью на него посмотрел Сергей.
  
  В наступившей тишине раздался скрип стула. Рэен поднялся со своего места и поставил на место парту.
  
  - Вы не пострадали? - с беспокойством спросил Вост.
  
  - Все в порядке, спасибо, - улыбнулся учитель и наклонился, чтобы поднять бумажки.
  
  Две девочки тут же вскочили и принялись помогать собирать мусор обратно в ведро.
  
  - Вы не переживайте, - отозвалась Глариэль, нервно потеребив зеленую косу. - Он всегда и со всеми так себя ведет.
  
  Слова остальных учеников звучали примерно одинаково, но очень искренне.
  
  - Не беспокойтесь.
  
  - Никсар редкостный кретин.
  
  - Директор с вами ничего не сделает.
  
  Кто-то нашел в шкафу маленького дрона-уборщика. Мусор с пола в считанные минуты был собран, урна поставлена на место, а оставшийся урок прошел в тишине и спокойствии. Сергею удалось сделать то, что удавалось не всем преподавателям. Сумев сохранить самообладание перед главным задирой всех средних классов, он смог завоевать уважение своих учеников.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Жизнь после смерти" (Приключенческое фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | К.Кострова "Ураган в другой мир" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | М.Старр "Сказки на ночь" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"