Штаб Елизавета Викторовна: другие произведения.

Катиэль

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь и приключения тёмной целительницы с невосторженным мироощущением;).

   Где-то, когда-то в Междумирье....
   Перед низким столиком, уставленным блюдами с фруктами и амфорами возлежали двое: белокожий рыжий юноша с огненными глазами и гибкая смуглянка, непрестанно меняющая позы.
   - Ну, за успех! - густое критское вино плеснуло из кратера на высокую грудь красавицы.
   - За успех, Геката! Ты, как всегда хитроумна, моя драгоценная!
   - О, Михр! - мурлыкнула богиня, - Ты такой льстец!
   Туман Междумирья волновался вокруг роскошной виллы, подобно океанскому прибою. С каждой новой волной от кладки стены откалывался кусочек и исчезал в небытие.... Постепенно, год за годом, век за веком, строение исчезло совсем. Теперь о том, что тут кто-то жил, напоминала только полуразрушенная арка ворот.... Только парочке богов было уже всё равно - они нашли себе новый дом и новый мир, а то, что он принадлежал другим, это такие мелочи! Ведь Власть, это леди, которая любит силу и интриги, не так ли?
  
  Глава I
   Мобильник припадочно задрожал, засветился и, с первыми аккордами 'Райдерс', сверзился с торпеды прямо между рычагами пониженной и диффа....
   - Кого это черти раздирают так не вовремя? - сквозь зубы прошипела я, просачиваясь в покосившиеся ворота под навес у гаража.
   Что поделать, живу я одна, пекинес и сумасшедший петух не в счёт, а воротина тяжёлая, поправить её в одиночку не могу, вот и приходится ждать, когда сможет зайти старый приятель Колюха и починить. Правда, времени у него на меня мало, жена с ребёнком на первом месте, но если удастся заманить к себе Веруню с дочкой, то и Николя никуда не денется.... А это идея, однако!
   Проверила пропущенный вызов уже на кухне, загнав Арбу ночёвку в гараж и поставив чайник. Оказывается, меня искал Колька.
   - Привет, Коль, что стряслось-то? До покатушек же ещё месяц? Или соскучился?
   - Катюх, ты почему трубку не берёшь, а?!
   - Николя, ты, когда звонил, на время не поглядел?! Я ж с работы ехала! - да, за рулём я телефон в принципе не беру, - Ты мне мозги не компостируй, говори, чё надо!
   - Слушай, тут такое дело, - чой-то Коленька юлит, не к добру это, Веруня, что ль из дому выгнала, - Мы тут с пацанами собрались на ролёвку поехать....
   Несчастный мобильник выпал из моей ослабевшей руки, чуть не попав Мышу по любопытному сплюснутому носу. Николай и ролёвка - понятия несовместимые. Что называется, 'итс импосибал, мистер Карабассофф'. Нет, на реконструкторских турнирах и фестивалях мы постоянные участники, уже лет так пятнадцать, по-моему, но ролёвки?
   - Чего вас туда понесло-то, а? Кто всегда вопил, что это 'фэ'?
   - Да, понимаешь, старые знакомые пригласили, мы ж сто лет не виделись, это что-то типа ХИшек будет, ну, по Властелину Колец, помнишь....
   Я помнила, я всё помнила.... Именно тогда я познакомилась с Сашкой, моим будущим мужем. Мы быстренько поженились, всё у нас было хорошо, дочка родилась, а потом разом кончилось. Хватило мокрой дороги и армейского грузовика.... В нашей 'девятке' уцелела только я.... Муж, дочь и свёкор со свекровью - погибли. Я вёдрами пила успокоительное, занялась медитацией.... Долгие десять лет пыталась забыть.... У меня почти получилось привести себя во вменяемое состояние, начала участвовать в 'грязевых покатушках', зависала на сайтах 'правильных Нивоводов', надеялась, что всё в порядке, а вот теперь воспоминания вернулись....
   - Я-то тут причём?
   - Да нам хилла не хватает.....
   - А причём тут я? Я же ни разу не ролевик, какой хилл?!
   - А кто на всех покатушках с аптечкой носится? А кто всех окрестных бабок своими травками - отравками пользует? По вторникам не подаю, дорогая!
   - Ага, а прикид? В чём мне ехать, по-твоему?!
   - Не дури, бери свою 'испанку' (Прим. Автора: костюм благородной дамы, жившей в северной Испании, в Х веке от Р.Х. Состоит из: камизы (нижняя рубашка), котты (верхнее платье) с узким рукавом до локтя, от локтя рукав расширяется колокольчиком) и всё. Ты нам нужна, реально, у Димона 'Шнява' полетела, нам ехать не на чем!
   - Ха! Я так и знала! Не я вам нужна, а моя Арба, так? - ехидство из меня так и лезло, особенно с голодухи.
   - Ну, - заюлил Коля, - Ты нам всегда нужна, мы без тебя никуда....
   - Ладно, уболтал, гад! Куда и насколько едем, изверг?
   - Ну, получается, под Калугу, с четырьмя ночёвками, возьми утеплителя побольше.
   - Охо-хо-нюшки! Ладно, хрен с тобой, золотая рыбка, поработаю Козлевичем, но Мыша и Кока беру с собой! Кормить их тут некому!
   Вот так я и ввязалась в эту авантюру.... Открытие сезона! Проведи День независимости на плэнере! Ну, вот всю жизнь мечтала отпрашиваться у зав.отделом кадров (моей непосредственной начальницы, к слову сказать) на лишние три дня! Правда, дело того стоило, знала я своих приятелей, с ними всегда стоит быть готовой к незапланированной задержке, например, по причине жесточайшего похмелья. Шмотьё мне собирать было легко, рюкзака у меня нет, зато есть антуражный мешок - солдатский сидор на Первую мировую (с ним на какой угодно фест можно ехать, ни одна зараза не докопается!), спальник отсутствует, но в наличии овчинное одеяло два на два, зимой на снегу спать можно! Платье и прочее в шкафу на вешалке болтаются, только и осталось, что с чердака Кокову переноску достать и соломы туда напихать. Да, ещё понтовую шлейку для Мыша взять. Понтовая она потому, что на ней мельхиоровые накладки с камушками наклёпаны и поводок с бубенчиками. В ней он не пекинес, а просто-таки лохматый карликовый дракон!
   Ладно, описывать, как мы собирались и грузились - не буду, это отдельная песня. Нет, в принципе, всё было как всегда: Андрюха припёрся первым и начал требовать чаю, Димон с Кириллом стали протестовать матом против Кока (ещё бы, им с ним на заднем сиденье ехать!), а, в довершение всего, Колька опоздал на два часа. Оказывается, Веруне в последний момент приспичило отвезти Полинку к бабушке, а обойтись в этом архисложном деле без мужа было не судьба. Все эти дёрганья, вопли и опоздания были верной приметой, что поездка должна будет пройти без неприятностей, у нас обычно, чем больше нервотрёпки перед отправлением, тем меньше проблем в последствии.
   Ехать нам было всего 120 км, так что через два часа мы должны были быть на месте, если, конечно, мой бессменный механик и штурман Николя правильно запомнил маршрут. Я зря волновалась, маршрут оказался верным, доехали до съезда на просёлок довольно быстро, а вот потом начались приключения.
   Ухабистая грунтовка извивалась по дачному посёлку. Монументальные кирпичные заборы перемежались покосившимися штакетниками, а участки дороги, заботливо подсыпанные щебёнкой - лужами, которые морем разливанным плескались от обочины до обочины. Основным развлечением служили ночующие за пределами участков машины, как было 'весело' между ними лавировать! Неожиданно дачи кончились, и Арба выскочила на оперативный простор. Дорога упиралась в шлагбаум, сооружённый из пары пеньков и неошкуренного бревна. У шлагбаума стояла стража - добры молодцы в кольчугах с алебардами наперевес. С утра, видать, им было хорошо, но к середине дня они уже сварились и стояли красные - красные, как помидорки. Около них топталось двое мужчин, один в цивиле, а другой в костюме рейнджера. Если судить по змеиному шёпоту Димона с заднего сиденья, рейнджер был мастером игры, а мужичок в цивиле - приглашённая звезда - то ли Артемий, то ли Викентий, кажется из Екатеринбурга. Судя по всему, дальше дозволяется передвигаться только пешком.... А мне лень переть всё свое шмотьё на горбу! Ладно, строим наивное лицо, начинаем активно хлопать ресницами, поднимая нехилый сквозняк, и подруливаем прямиком к мастерам.
   - Ой, вы не подскажете, как добраться до места проведения Игры?
   Зубовный скрежет моих пассажиров способен был поднять и мёртвого. Нет, я - не блондинка, я натуральная шатенка оттенка 'горький шоколад', но иногда так приятно 'включить дурочку' и любоваться на вытягивающиеся лица друзей! Хе, а мастера-то купились!
   - И что такая красавица забыла в наших глухих местах? - мужичок в цивиле так и источал сарказм. Нет, он до боли мне кого-то напоминал.... А, вспомнила! Ему ещё кепочку и будет один в один дедушка Ленин из фильма 'Человек с ружьём'! Так же двигается и интонации такие же!
   - Да вот, знаете ли, привезла роханский конный полк, вместе с конями, теперь вот не знаю, где разгружаться. Не подскажете бедной девушке, куда табун в 80 лошадей гнать?
   Мастеров конкретно пробило на 'хи-хи'.
   - А где вы тут табун-то видите? - осведомился рейнджер.
   - Как 'где'? Я ж на нём еду!
   Ржали все, включая стражников у шлагбаума. С заднего сиденья раздавалось сдавленное икание - до 'роханцев' дошло, что их целительница пошла в разнос.
   - Ладно, красавица, провожу до мертвятника, там и свой табун припаркуешь! - Артемий-Викентий махнул рукой привратникам - Поднимай!
   Колюха птичкой перелетел на заднее сиденье, почти придавив Андрюху своими мощами, а Мыш перебрался ко мне на колени. Ничего, чай оно мне не в первой, вести машину с собачкой на руках. Я гостеприимно распахнула пассажирскую дверь:
   - Садитесь, пожалуйста!
   - От хорошего только дураки отказываются!
   Моя Арба, медленно ползла по песчаной тропинке между сосен. То яма, то канава, то муравейник, достающий почти до боковых зеркал, из ямки в ямину, доползли до мертвятника, он же лагерь организаторов.
   Парковка и выгрузка нашей гвардии проходила под пристальным вниманием организаторов и праздношатающейся публики. Посмотреть и, правда было на что: первым из машины вылетел Мыш, всех облаял, и принялся пристально изучать Артемия. Или Викентия? Его обезьянья мордашка просто приклеилась к штанине, вынюхивая малейшие нюансы, по которым собаки составляют своё мнение о людях. Не понравился Мышу мастер, показался подозрительным, но пока не опасным.
   Выполнив свой гражданский долг, пекинес попытался было запрыгнуть мне на ручки, что с его ходильными сосочками было под вопросом, но был запихан на водительское кресло с приказом: 'Место, блин!'. Мужики выгрузились без особых эксцессов, все, кроме Димона. Он вылез из салона с обнимку с переноской, где громко возмущался Кок, оскорблённый моим (нет, вы только представьте, хозяйка тут сидит, а с ним не общается!) невниманием.
   - Это что за цирк? Ну, вот как всегда мы стали если не посмешищем, то чем-то подобным. А что поделать, если зверьё оставить некому, а поездить по мероприятиям хочется? Вот и живу по принципу: 'Всё своё ношу с собой'.
  - Да это не цирк! Это роханская конница с обозом пожаловала! Привет, Колюха! Это что, ты вашей маркитантке рулить позволяешь?! - узнал моего друга один из организаторов.
  - Хорошо, хоть полковой шлюхой не обозвал, - пробурчала я себе под нос, выдёргивая свой сидор вместе со скаткой из-под подозрительно булькающего бочонка, - Слышь, красавЕц, ты б поаккуратнее с незнакомками, а то я не только лечить, я ж и покалечить могу.... Так, нечаянно....
   В целом можно признать, что заброска прошла успешно, как и представление мастерам, сертификация оружия и прочее. В принципе, прикиды были у всех антуражные, заслуженные, оружие у ребят 'гуманизированное', наша аптечка упакована в трехэтажную деревянную шкатулку для шитья и погружена в мою 'святую' кошёлку для трав. Единственно, попытались придраться ко мне и моему зоопарку, но у меня железный довод: травнице - лекарке, а по совместительству ведьме, положен фамилиар. У меня их два - собачка стабилизирует энергию, используемую при излечении, а петух работает охранной сигнализацией, чуть что, начинает орать дурниной.
  - А скажи-ка, как тебя тут звать-то? - голос мастера - рейнджера был полон иронии, а на лице написано 'и чего тебя сюда принесло'.
  - Травница Катиэль, немного владею магией исцеления, то есть небольшие ранения лечу наложением рук, могу лечить как людей, так и лошадей. У меня всё необходимое, ещё мне, как травнице, надо быть всегда готовой собрать лекарственные травы, вдруг какая редкая попадётся. Для этого у меня с собой лопатка, - угу, всегда на ремне складной совочек в чехольчике, - ножик, ну, и кошелёк со всякой женской мелочёвкой: зеркальце там, расчёска....
  Мой монолог сопровождался демонстрацией выше перечисленного. Чем дольше я говорила, тем больше становились глаза мастеров, ибо я с ловкостью фокусника выуживала предметы из самых, казалось бы, неподходящих для этой цели мест. Добила их парочка моих книжек, извлечённых из сидора.
  - Что это? - слабеющим от сдавленного смеха голосом вопросил господин из Екатеринбурга.
  - Как что? Мои гримуары, естественно! Вот это справочник по растениям и грибам, под редакцией Радагаста Карего, - да простит меня Д.Р.Р. Толкиен, - А это моя книга записей с разными рецептами и описаниями растений, встреченных мной, и их использованием в разных местностях! Вы не представляете, как может различаться употребление одной и той же травы....
  - Хватит! Хватит! Допущена! Иди уже отсюда, а то к тебе любители травы со всей округи сбегаться начнут.
  Так от меня и отстали. В первом приближении парни наш лагерь уже разбили, то есть поставили две палатки, развели костёр и стали дожидаться меня.
  В общей палатке мне жить совсем не хотелось. Судя по позвякиванию и побулькиванию в рюкзаках, то там от одного выхлопа можно будет окосеть, а потом их ещё и тошнить будет.... Нафиг мне не надо такого счастья, я уж как-нибудь с Мышом и Коком поживу, спокойней будет, да и на вещи никто не сядет.
  Честно говоря, именно это я и предполагала, когда брала своё последнее творение. Когда живёшь одна, то вечерами в голову может прийти самая безумная идея, к примеру, соорудить одноместную антуражную палатку типа 'шатёр', лёгкую и удобную в транспортировке. Судя по всему, попытка увенчалась успехом, ибо вышел у меня шатёр на восемь клиньев, диаметром в два с половиной метра, высотой по центру полтора метра. Вместо центрального кола я использовала свой посох, сделанный из толстой лещины, служил он мне верой и правдой уже давно.
  Пята у него была обита нержавейкой, ибо имею привычку втыкать посох в землю при любом удобном случае. Когда я лет пять назад, собирая грибы, наткнулась на густой старый куст лещины, то была просто покорена его центральным побегом: толщиной сантиметров пять, с такими замечательными кривыми, выползшими из земли корнями. Как я его отковыривала - лучше не вспоминать. На это дело я угробила несколько часов, а попробовал бы кто сам резать древесину ножичком для грибов! После этого мероприятия я больше никуда не выбираюсь без приличного ножа, не булатного, разумеется, но всё равно, с очень хорошей сталью.
  Так к чему это я? Это всё к тому, что разбила это я шатёр, сложила вещи так, что ежели чего, ничего не потерять, накинула меховуху на плечи и присела к костру. На весь лес гремело:
  - По степи, зноем опалённой,
   В обычном кожаном седле
   Сэмэн Михайлович Будённый
   Скакал на сивой кобыле!
   Это роханский полк отправился по гостям с неофициальным гимном на устах и 'утеплителем' под мышкой. Кок ехидно кукарекнул вслед, на секунду отвлёкшись от накрошенной булочки. Мыш же не соизволил даже головы поднять, валяясь на расстеленной меховухе, аки сыр на блюде.
  - Идите господа, идите! - напутствовала я гуляк, - Флаг вам в руки, если потеряетесь, искать не буду, не дождётесь!
  Солнце село, в лесу быстро темнело. Я сидела у костра, лениво подбрасывая в огонь веточки, и прихлёбывала травяной чай. Моя собачка перебралась мне на ноги, а петух, как и любая нормальная курица, мирно дремал в шатре, притулившись на своей переноске. Вот и звёзды на небе высыпали, луны сегодня не ожидалось - новолуние, однако. Начал сгущаться туман.... Откуда это его нанесло? Уже неделю дождя не было, земля высохла до звона, водоёмов, о которых можно серьёзно говорить, нет, нитевидный ручеёк, откуда воду берут, не в счёт. Неоткуда туману взяться, неоткуда! Но ведь вот он, наплывает пластами, охватывает серебристыми щупальцами лагерь, уже и палаток не видать. В свете огня остался только мой шатёр и я, замотанная в шкуры, как кроманьонец в Ледниковый период. Неожиданно Мыш резко подскочил и стал озираться по окрестностям, в шатре встревожено завозился Кок. Но вот в туманном далеке появилась какая-то тень. Тень постепенно уплотнялась, обретала форму, и к костру ступил неизвестный бородатый мужик в славянской рубахе, заросший до глаз густой русой бородой.
   - Одна осталась?
   Странный он какой-то. Ну, да ладно, на игрушках маньяков вроде не водится, поэтому, почему бы не поговорить?
   - Да, и рада этому. Шататься по гостям с этими конями педальными - удовольствие ниже среднего. Лучше уж я в лагере посижу, звёздами полюбуюсь.....
   - Есть у меня к тебе разговор....
   - Отчего бы не поговорить с хорошим человеком? - ох, надеюсь, я права, - Чай будешь? Разговоры разговаривать лучше под 'чайковского', поверь уж травнице.
   - Не откажусь. Травки сама собирала?
   - А то ж!
   - Хороший сбор, бодрит. Так вот, хочу я тебе предложить одно дельце, ничего для тебя сложного в нём не будет....
   - Погоди, дело по игре или по жизни? Не хотелось бы перепутать ненароком.
   - По жизни. По твоей жизни. Позволь представиться - Перкунас....
   - Ага, бог, просто бог....
   Пользуясь моим тихим офигением, этот.... М-м-м, как сказать-то повежливее, нехороший человек (не верю я в то, что он бог, не верю!), выдал мне задание, простенькое такое. Всего-то надо отправиться в другой мир и выяснить, отчего это его братец, Велес, ни больше, ни меньше, уже без малого пять сотен лет не подаёт о себе вестей. Программа максимум была узнать, что с ним стряслось и заодно уж, до кучи, выведать, как это было сделано и как можно сделанное нейтрализовать.
   - Так, а я тут причём? Как я-то туда попаду, а потом как обратно выбираться прикажете?
   - Так никаких преград для человека нет! Я могу тебя туда легко переправить и без проблем вернуть обратно! Ты женщина умная, способная, наблюдательная, слушать умеешь. Разведаешь, что к чему и мне передашь. А для того, чтобы тебе полегче было, я твою легенду....
   - Былью сделаешь, да? Тогда требую бонус - повышенную регенерацию! - мне самой смешно стало, сижу у костра с явным психом и на полном серьёзе планирую переход в другой мир.
   Фигура Перкунаса вдруг выросла, налилась грозовым облаком, тишину разорвал раскат грома.
   - Не шути с богами, смертная! - теперь верю, бог! - Ты идёшь к переходу на Миделию и выполняешь моё задание. Я реализовываю твою легенду, что там у тебя? Способности целителя, травница, эмпатия по отношению к животным?
   - Я чту Велеса, чувствую флору и фауну, флору слабее.
   - Прекрасно! Значит, будешь тёмной целительницей. Всё положенное почитателю Велеса, будет при тебе, знание местных трав и грибочков прикладываются, фамилиары там, всё как положено. И, так и быть, дам тебе регенерацию и, на закуску, личный презент - сможешь отращивать крепкие коготки, надо же тебе хоть что-то для защиты.... Да и братцу понравится! Вон там, - Перкунас махнул рукой в сторону какого-то строения, еле виднеющегося в тумане - Стоит арка, проходишь под ней - и ты на Миделии. Всё, все ЦУ выдал, всё сказал, так что, я пошёл!
   С этими словами божественная сволочь испарилась, а я осталась сидеть у прогоравшего костра, собираясь с мыслями. Значит, меня назначили этакой Бабой-Ягой - разведчицей. Чушь какая-то! Вздохнула я от души, плюнула под ноги, подхватила прифигевшего пекинеса поперёк живота, и направилась складывать вещи.
   Та-а-ак, перетряхнём-ка сидор, что там у нас? Комплект цивильного шмотья трансформировался в пару прочных хлопковых рубах, типа европейской камизы, полотняные порты, такие носили в эпоху викингов, две пары вязаных носок: одни нитяные, а другие - шерстяные. Хм-м-м, с бельём полная беда - чтобы такие, пардон, подштанники, натянуть, надо быть мазохистом! Придётся заняться на досуге кройкой и шитьём.... На месте автомобильных тапочек обнаружилось,... назовём это нечто мокасинами. Очень надеюсь, что они не натрут мне пятки. Мои талмуды сильно поменялись, стали из пергамента, тяжеленные. Они никогда лёгкими не были, а теперь совсем стали неподъёмными. Письменные принадлежности потом рассмотрю, не до них сейчас.
  Еда, еда, еда.... А вот шиш вам, а не еда! Нетути ничего, провиант-то у Димона в палатке сложен! Ладно, разберёмся. Фляга с водой на месте, какая она стала красивая, кожаная, с тиснением, нож в ножнах на поясном ремне болтается, 'совочек некроманта' там же, а что у нас в кошелёчке завалялось?
   Зеркальце присутствует, практически не изменилось, только оправа стала, если зрение в потёмках не изменяет, золотой, а не анодированной. Крем для рук, крем для лица - без изменений, только вместо тюбиков у меня скляночки матового стекла. Всякие разные дамские гигиенические бебехи.... С этим делом полный швах - запас на один день, это в лучшем случае. Надеюсь, мне не придётся слишком скоро искать заменители. О, на дне монетки какие-то завалялись! Живём! Тэк-с, расчёска осталась без изменений. Спички!
   Посмотрим, что с лекарствами. Кошёлка без изменений. Сундучок остался таким же, содержимое, судя по всему, тоже, поменялась только упаковка. Ой, а что тут шоколадка делает? Мышиный поводок на месте, что радует.
   Ладно, вроде всё перетряхнула, теперь шатёр свернуть, от налипшего по краю песка отряхнуть, аккуратненько закатать внутрь мехового одеяла и увязать верёвкой в привычную скатку. Мыша на поводок, Кока запихать в переноску, сидор на спину, скатку через плечо (здравствуй, дедушка!), посох в руки. Вроде всё, всё взяла, ничего не забыла.... Теперь вперёд!
   Искомая арка оказалась близко. Проходить под ней было очень страшно - выветренная кладка держались на честном слове. Интересно, а она его кому-нибудь давала? Так и казалось, что камни, изъязвлённые, как рафинад после знакомства с горячим чаем, рухнут прямо на голову. Вот зараза! Сказал, мол 'проходишь под ней - и ты на Миделии'! Ха, три раза 'ха-ха'! Арка-то перегорожена 'замечательной' кучей камней! Глаза б мои её не видели! Придётся разбирать завал.... Кто там говорил про точку опоры? Кажись, Архимед? Пойду его путём и воспользуюсь посохом. Получилось, однако. Десять минут работы и насыпь развалилась по камешку! Ой, мама дорогая! Жуть-то, какая. Будто в стиральной машине мазут постирать решили - такое же чёрное и крутящееся! Гадость! И мне туда идти?! Просёкший ситуацию Мыш стал протестовать матом, из переноски ему вторил Кок. Зверью явно не нравилась эта идея, а что делать? Придётся шагнуть в неиз-вестность....
  
  Глава II
   Ой, моя спина! Какая дрянь мне в поясницу втыкается?! Так, постараюсь осторожно встать на четвереньки. Тьфу, зараза, в подоле запуталась. Мышенька, солнышко, это ты мне нос вылизываешь?! Цел, мой хороший! Громкое 'ко-ко-ко' свидетельствовало, что Кок не пострадал, это если по голосу судить, а там - кто его знает.... Теперь попробую разлепить глаза.... Б-р-р-р! Паутина! Ненавижу, когда паутина на лицо липнет! Так противно! Ладно, не смертельно, в конце концов. Ого, так вот что мне под спину-то попало - птичья переноска! Да, здорово я об неё приложилась - от клетки одни обломки остались, как петух цел остался, ума не приложу! Та-а-ак, теперь следующий пункт нашей программы - принять вертикальное положение и как следует оглядеться по сторонам!
   Ну, что стоит сказать? Солнышко светит, на небосклоне стоит, судя по косым лучам, пробивающимся через густую листву, невысоко. То есть, скорее всего, утро. Тепло, но сыро - болото, как- никак! Ощущаю себя Царевной - Лягушкой, к счастью, без стрелы. С моим везением пристрелили б нафиг! Стою я на большой мягкой кочке, мягкость обеспечивает белёсый мох, до боли смахивающий на сфагнум. Вокруг кочки ковёр всё из того же мха. На светло-сером фоне (если быть точной, то на светло-сером с зелёным отливом) раскинулся прихотливый узор из тёмно-зелёных ниточек с меленькими овальными листочками, перемежающимися бледно-розовыми шариками. Да это ж клюква! Странно, слово 'клюква' звучит как-то неправильно, а верно будет... 'Кисляника'! Вот значит как.... Не соврал гад божественный, знания местной флоры он мне дал.... Посмотрим, что дальше будет.
   Дальше было интереснее. От прижавшегося к ноге Мыша пошла волна бодрящего тепла, а петух встряхнулся и отправился исследовать окрестности. Кок увлечённо копался в сфагнуме, склёвывал букашек, нарезая круги вокруг моей кочки. Его пышный хвост, отливающий тем же металлическим блеском, что и жук бронзовка, постепенно удалялся в сторону деревьев, видневшихся вдалеке. Как-то сразу стало понятно, в каком направлении можно идти, без риска завязнуть в болоте, ибо сфагнум, как и клюква (она же кисляника) болотные растения.
   Ну, что делать? Не сидеть же на кочке, так и кикиморой стать недолго. Собрала я рассыпавшееся при падении шмотьё, спустила Мышика с поводка и пошла вслед за Коком. Гордый птиц потряхивал ярко-красной бородкой, перекидывая гребешок с одного глаза на другой, и отчётливо вёл к деревьям. Издалека было очень сложно понять, что же там росло, стволы вроде светлые, на берёзы похожие, но уверенности в этом не было. Оставалось только надеяться, что Артас не соврал и реализовал мою легенду в полном объёме, включая и способности фамилиаров. Уповать на то, что петушиный крик нечисть и нежить отпугивать будет, не стоило, не на 'Славянку', чай, ехала, но надежда на петуха как на сигнализацию и проводника крепла с каждой минутой.
   С первого же шага выяснилось, что идти по мху не так-то легко. Ноги проваливались в пружинящую подушку из сфагнума, где по щиколотку, а где и по середину голени. Разумеется, башмаки моментально промокли, а чего ещё ждать-то? Болото же, чай! Хорошо хоть в запасе мокасины есть, вот выйду на твёрдую, а главное - сухую, землю, тогда и переобуюсь. Бедный Мыш! Ему, с его коротенькими лапками, идти было практически невозможно! Бедолага проваливался по пузико, собирал на шикарную, бывшую таковой, во всяком случае, шёрстку все окрестные колючки и мусор, и примерно через километр совсем обессилел. Пришлось погрузить его в кошёлку и нести так. Это меня сильно замедлило. Я как-то совсем не похожа на ломовую лошадь, и лишние шесть кило - уже перебор. В общем, добиралась до опушки часов пять. Скорость - неописуемая, иные улитки быстрее ползают! Сколько километров прошла - понятия не имею, но вряд ли больше пяти.
   Доползла до деревьев и кулём повалилась на траву. Было уже глубоко плевать, можно тут сидеть или нет, тяпнет меня кто за седалище или обойдётся, на всё было чихать с высокой горки.... Главное, я сижу! Корзинка не оттягивает руки, сидор не гнёт к земле, а служит подушкой, скатка не лупит под коленки! Вот, единственно, на что не злилась во время перехода по болоту - на посох. Без него бы просто не дошла! Сейчас его использовал вместо насеста Кок, удобно устроившийся на кривом навершии. Лежала это я под деревом, любовалась вытянутыми зелеными листочками, трепетавшими на длинных черенках под лёгким ветерком, и думала, что же делать дальше. А подумать было над чем...
  Во-первых, из болота я выбралась, и это есть хорошо, но куда идти теперь - непонятно, ясно только, что к людям.
  Во-вторых, доберусь до поселения, любого, а дальше что? По-хорошему, скорее всего сразу и прибьют, от греха подольше. Не верится что-то во всеобщее дружелюбие и гостеприимство, не верится.... Конечно, можно и в лесу посидеть, с голоду не помру, оно понятно, в летнем лесу с голоду помереть - это особо стараться надо, пропитание тут так и прыгает везде!
  О, кстати о пропитании! Вон такой замечательный кусок мяса поскакал! Большой, зелёный, мясистый, вкусный! Котелка у меня нет, только глиняная кружка, ничего, я и без супчика переживу, шашлычком перебьюсь!
  - Мыш, охотиться будем?
  Вопрос был риторическим, ответа на него не ожидалось, а потому очень удивилась, когда пёсик встрепенулся и лихим скачком приземлился на лягушку. Шокированная таким беспределом квакушка мерзко заверещала и попыталась выбраться из-под пекинеса, но не успела. Я ухватила её за заднюю лапу и подняла в воздух. За что тут же и поплатилась - ляга окатила меня фонтанчиком жидкости. Мелочи, лягушки так часто делают - писаются, прошу прощения за натурализм, чтобы хищников отпугнуть. Здоровая такая тварь, вот так, навскидку, килограмма на полтора тянет, держать на вытянутой руке тяжело, во всяком случае. Спинка зелёная, пузо цвета слоновой кости, шкурка без наростов, бородавок и прочего, гладенькая, только вдоль хребта два гребня идут, как у крокодила. Судя по всему, это действительно лягушка, очень похожая на тропическую лягушку водоноса. Продемонстрировала пойманный экземпляр Коку, для инспекции на предмет съедобности. Петух добычу одобрил, но потянуло от него твёрдой уверенностью, что одной лягушки на нас троих маловато будет.
  В целом, я была согласна с птицем - в одной лягушке, пусть даже и крупной, еды мало даже для меня одной. Поэтому, ударив два раза несчастное земноводное ножом по голове, чтобы гарантировано разрушить мозг (не выношу, когда живое существо мучается, а вегетарианством не страдаю), отправилась на ловлю 'головастиков'. Вот пусть только попробует кто-нибудь мне доказать, что ловить лягушек легко! Пусть сам покажет, как это делать! Они так прыгают! Высоко, далеко, а главное - неожиданно! А на тебе юбки до полу! И обувь скользкая (подмётка-то кожаная, как-никак)! Дело пошло на лад только после того, как мы с Мышем стали работать в паре: он выгоняет на меня квакушку, а я накидываю на неё вуаль. Нет, понятно, что использовать шёлковую вуаль с золотным шитьём в таких целях - варварство чистой воды, но кушать-то хочется! Шёлк отстирается, не впервой, а вышивка моей работы, что хочу, то и делаю! Наловили мы таким макаром ещё пяток попрыгуний и занялись готовкой.
  Вы когда-нибудь видели, как пекинес весом в шесть кило (для своей породы практически гигант!) хворост для костра таскает? Нет? Вы много потеряли в этой жизни! Дело в том, что у Мыша мания величия: для него идеальная палочка - это дрын метра три длиной и соответствующего веса. Пасть сумел распахнуть, чтобы вцепиться - хорошо, а что волочь не получается, так это ж мелочь! Хозяйка-то на что? Только чтобы ему палочки носить! Так вдвоём дров и натаскали - я деревяшку несу, а Мыш с другого конца едет, поджавши лапки для удобства. Костерок развели (коробки спичек у меня в любой сумке болтаются, сидор не исключение) и стали добычу разделывать. Вот тут-то я и обомлела - у первой лягушки оказалось четырёхкамерное (!) сердце! Думала, глюк, ан нет, остальные - такие же.... И что бы это значило? Я что, популяцию Василис Премудрых и Прекрасных проредила? И каннибализмом тут балуюсь? Нет, вроде, остальные органы не отличаются от потрохов земных амфибий. Прямо от сердца отлегло! Пока я тут изучала анатомию, костёр достаточно прогорел, от углей шёл жар, самое время шашлыком побаловаться.
  Что могу сказать, лягушачьи лапки - это вкусно! Несколько курицу напоминает, недосолено, конечно, вышло, да и промариновать стоило, но на безрыбье..... Хорошо пошли квакушки, пять пар мне, две Мышу, а Кок на подножном корму вполне счастлив. Зоб у него, во всяком случае, битком набит.
  Поела, пора поспать.... Нет, это меня не туда заносит. Сижу у костра, искорками, по углям прыгающими, любуюсь.... Тут петух на верхушке посоха завозился, заквохтал, Мыш подскочил, забрехал и за меня спрятался, а из-за деревьев показался медведь....
  Это было чудовище.... Вот честное слово, зверюга была в холке под два метра, из пасти торчало две пары клыков, верхняя пара как у саблезубого тигра, нижняя - как у кабана, да ещё и внизу из челюсти как два зуба из шерсти виднеются. Мех бурый, с седым отливом, густой, лоснящийся. Когти.... Такие когти только в Палеонтологическом музее увидеть можно, в зале динозавров, больше всего похожи на серпы. По спине идёт костяной гребень.... Двигался зверь чисто по-медвежьи, на первый взгляд неуклюже, но быстро.
  Почему-то я вспомнила о плитке шоколада, завалявшейся в корзине.
  - Дедушко - медведушко, прости, неразумную, что потревожила твой покой! Прими от меня угощение, от чистого сердца, от всей души, без злого умысла, - и кладу перед собой развёрнутую плитку.
  Медведь подошёл, слизнул предложенное угощение, сел на задние лапы, нависая горой надо мной.
  - А ты вежлива, волхвица, - прорычал, - Только почто ты моих певуний била?
  - Прости, дедушко, не ведала, что твои они, очень кушать хотелось, вот и охотилась, на что могла.
  - Не тутошняя ты, спутники твои тож. Откель же вас сюда занесло-то?
  - Твоя правда, дедушко, одна... нехорошая личность нас сюда закинула. Сюда, это в этот мир, то есть. Сказал, что пока не узнаю, почему таким как он ни сюда, ни отсюда хода нет, домой не вернусь.
  - От оно как, - протянул медведь, полноте, да медведь ли это? - Думается, знаю, что это за 'нехорошая личность'. Ладноть, кой-чем помогу. Ты батьку мово чтишь, своя стал быть. Дошло до меня, с кем повстречалась. Это не медведь, а не то сын, не то воплощение Велеса. В славянских мифах Велес частенько представал в облике медведя, лесного хозяина. Вот на такого хозяина я и напоролась, надеюсь, к счастью....
  - Хе, что застыла? Испужалась? Зря. Я ж не всегда таким был. Зим пятьсот тому, я, как и ты, видать, очнулся на берегу этого болота. Таким вот 'красавцем', а был-то справным мужиком, волхвом.... Нежданом звали.... Меня сюда батько Велес отправил, влив свою силу.... От оно как....
  Отвёл он меня на круглую поляну, где паслась старая лошадь соловой масти. Оказалось, жители ближайшей деревушки регулярно благодарили лес за благосклонность, жертвуя нечто для себя ценное. Они и жертвовали, по принципу 'На тебе, Боже, что нам негоже'. Лошадка-то на ладан дышала. Худющая, шерсть с проплешинами, хвост вылез - стал с кисточкой, как у коровы, копыта разрослись.... В общем, мечта живодёра.
  Вот и дарёные коготки пригодились - как оказалось, ими можно с успехом заменить копытный нож. Я, конечно, не ветеринар и не кузнец, но отросшие когти у собак подрезать умею, вот и тут пришлось расшлёпанные копыта чуток подрезать, стрелку почистить, а в самой кобыле запустить процесс регенерации. Крепкая скотинка оказалась, живучая, даже в таком заморенном состоянии сил у неё ещё оставалось много.
  Ведь чем тёмный целитель отличается от светлого? Я не говорю об использовании исцеляющих заклинаний, нет. Заклинания они структурные повреждения за счёт маны убирают, а вот излечение методом наложения рук.... Тут всё гораздо сложнее.
  Светлый исцеляет за счёт себя, своих внутренних резервов, насильно накачивая пациента энергией. Это, конечно, очень высоконравственно и благородно, но непрактично - каждое исцеление забирает часть здоровья целителя. Вот и получается, что через некоторое время отдавать уже нечего, на свои потребности уже не остаётся. И начинает тогда целитель болеть сам, буквально рассыпаясь на глазах.... Если судить по опыту родного мира, люди, действительно способные лечить наложением рук, не живут дольше пятидесяти лет, что обидно и грустно. Может здесь всё не так печально?
  Тёмный, он на то и тёмный. Свою энергию отдавать? Да не дождётесь! Вот у пациента запас сил распотрошить, что в любом организме на самый чёрный-пречёрный день отложен - это запросто! У клиента весь запас растрачен - не страшно! Можем и позаимствовать, то есть, курочку там зарезать, или ещё кого, по потребности. В зависимости от тяжести больного.... Вот за это нас, тёмных, и не любят. Зато мы живём дольше, гораздо дольше светляков, и даже по мелочи, исцеляем большее количество народа.
  А в принципе, что светлые, что тёмные лечат, в основном травами и прочими отравами. Внутренние запасы на то и на чёрный-пречёрный день, они легко не восстанавливаются, поэтому поддержку иммунитета никто не отменял, да и иглы с шовным материалом тоже.
  Так вот, возвращаясь к кобыле. Работы с ней было много, очень много. Иммунитет, замученный хроническим недокормом, пытался отправиться на поиски лучшей доли, пришлось его 'отлавливать' и задабривать укрепляющими отварами. Очень нехорошая потёртость, 'элегантно' украшавшая холку, потребовала обработки толчёным стрептоцидом из НЗ. Торопиться в такой ситуации нельзя, а квест никуда не убежит. Потому стоит воспользоваться случаем и хоть чуть-чуть подготовиться, постараться влиться в окружающую среду. Под этим девизом я и просидела на полянке целую неделю. Неждан, несмотря на свою своеобразную (и это ещё, мягко говоря) внешность, оказался мировым мужиком, совсем осатаневшим от одиночества - всё-таки почти пятьсот лет робинзонил в лесу около болота.
  Первый вечер на Миделии прошёл под девизом 'Познай свою внешность!'. Познавать было что.... Когда первый шок отпустил, на первый план стали выползать мелочи. Голову назад тянет, будто к затылку груз привязан, сроду такого не бывало. Начала распутывать причёску и обомлела - вместо моих родных перьев до плеч, у меня оказалась шевелюра ниже задницы! И это при моих 180 см роста! Откуда?! Нет, я понимаю, с моими волосами нельзя сотворить историчную причёску: и короткие они, да и густотой не блещут. Парик носить летом, прямо скажем, удовольствие ниже среднего, остаётся только одно - использовать шиньон. В своё время я по дешёвке отхватила два накладных хвоста цвета шоколада, и с ними накручивала старинные причёски. А теперь! Вместо шиньонов - свои волосы! Да ещё и в два раза длиннее!
  В офигении схватила зеркальце. Бесстрастная амальгама отразила вытянутое чумазое лицо с вытаращенными разноцветными глазами (ну, да, да, правый зелёный, а левый - голубой) и спутанными до колтунов волосами. Ох, надеюсь, Перкунасу икалось, пока я раздирала привалившее богатство! Выдрала приличный пук волос, сломала три зуба на расчёске, но привела в порядок волосы и заплела косу.
  Теперь лицо. Охо-хо-нюшки! Вся физия в разводах болотной жижи а-ля коммандос, подводка потекла, обеспечив шикарные фингалы под глазами.... Да, красавица писаная! Надо срочно умыться! Неждан, вняв моим страданиям, отвёл к родничку, журчавшему неподалёку. Ледяная вода легко смыла грязь, но подарила незабываемое ощущение стянутой кожи. Это не беда, крем для лица всегда со мной! Рассматривая отражение, убедилась, что лёгкий массаж творит чудеса - кожа стала такой, какой была двадцать лет назад. Вот за этот подарок низкий поклон Перкунасу, если эффект сохранится и по возвращении на Землю, по гроб жизни благодарна буду!
  Тело. Тело практически не изменилось. Дылдой была, ею и осталась, во всей фигуре два достоинства - ноги и талия.
  Прошла неделя, или седмица, по словам Неждана. За это время шерсть на лошадке более-менее восстановилась, проплешины стали не так сильно бросаться в глаза, хвост начал обрастать, да и сама она повеселела, перестав смахивать на анимированный труп. Оттягивать неизбежное и дальше было уже просто некуда, пришла пора возвращаться к людям....
  Цивилизация.... Если, конечно, можно назвать цивилизацией деревушку в два десятка дворов, притулившуюся на опушке Гиблого Леса.
  - Слушай, Неждан, а почему Гиблый Лес?
  - Дак он же вокруг Гиблого Болота растёт.
  - Логично, логично. Раз болото Гиблое, значит и лес такой же..... Правда, никакой гибельности за болотом я не заметила, но это ни о чём не говорит. Местным виднее.
  - Болото и верно зело плохое. Из него почти никто не выходит.... Я слыхал только о двоих.
  - Странно, я вообще не заметила топких мест. У меня около дома что-то подобное было, так, сырая низинка, заросшая сфагнумом и клюквой.
  - Сфагнум? Это ты про беломохвик, что ль?
  - Ну, да, а что?
  - Хо, беломохвик - очень редкая травка! Болотинки только за счёт неё и живут! Землица-то бедная, хлебушек родится плохо, местные огородами только и кормятся, да ещё беломохвик добывают, - Неждан хитро улыбнулся, что в его исполнении смотрелось просто кошмарно, - У меня....
  Откель, думаешь, у меня вся эта рухлядь?
  'Рухляди' у медведя и, правда, был вагон и маленькая тележка: котелки, старые и не очень, корзины, кадушки, миски деревянные и глиняные, ложки, тряпьё какое-то. Апофеозом этой барахолки служила сломанная телега. Вот нафига она могла понадобиться хранителю леса?! Странные они, эти 'болотные жители'.
  - Что, хочешь сказать, ты наладил обмен с деревенскими? Они тебе еду и шмотьё, а ты им лекарственную траву?
  - Угу, тем и живу. Они, полоумные, по первости хотели девок в лесу мне оставлять.... Эх, ну куда мне сейчас девку?.... С моей-то харей....
  Да, действительно, тяжёлый случай. Личность у Неждана осталась, а вот тело.... Тело медвежье. С физиологией не поспоришь, тем более что габаритами мишка Неждан перещеголял самого крупного белого медведя. Переход на Альтаир загубил личную жизнь волхва на корню....
   О, к вопросу о травках..... Надо бы заготовить ценного ингредиента, сомневаюсь, что здесь можно достать некоторые известные крылатые предметы, а этим вполне можно вату заменить. Проблемы-то близятся.... Мы с Коком целыми днями могли ходить по пружинящему моховому ковру, выискивая самые симпатичные участки. В этих прогулках была только одна неприятная особенность - ходить приходилось босиком, иначе никакого запаса обуви не хватило бы. Только непонятно, что такого сложного нашли местные селяне в том, чтобы мха набрать да просушить? Вроде никаких сложностей нет? Или у них поголовно спина не разгибается и ноги отказывают? Своим удивлением я и поделилась с волхвом, притащив на стоянку для просушки очередную охапку беломохвика.
   Медвежий смех - это нечто неописуемое. Не знала бы, что Неждан ржёт, простите, как жеребец стоялый, полезла бы с перепугу на ближайшее дерево.
   - Охо-хо! Катерина! Нельзя так смешить бедного старого медведя! Я же чуть не помер! Даже я не могу заходить туда, где ты со своим петухом бродишь! Смотри, ты принесла мох с лёгкой зеленцой, какой растёт только в глубине болота. Там рядом есть бездонные окна. Они похожи на маленькие чёрные озерца.
   - Ну, да, видела такое. На его берегу я мох и надрала. Только никакой топи там не заметила, под ногами грунт пружинит и всё. Ощущение такое, будто по перине идёшь....
   - О чём я и говорю. Твой петух тебя проводит безопасными тропами, да и болото тебя, видать, своей посчитало.
   Это получается, что эмпатия у меня ещё и к флоре проявилась? Приятно, однако, приятно. Только уходить мне пора, ой, как не хочется, а надо.
  - Пора мне собираться, Неждан.
   - Давно пора. Не хочу отпускать, а надо. Кобылу бери, повороши там гору рухляди, может, найдётся, что полезное из упряжи.
   Полезное действительно нашлось - на раздолбанной телеге болтались остатки сбруи. Из сохранившихся ремней и подручных тряпок я соорудила нечто вроде вьючного седла. Верхом ехать на кобыле так и так нельзя, слабая ещё, да и сбитая холка пока не восстановилась, но мои вещи везти она сможет. Уздечки нет, но 'щедрые' селяне оставили потрёпанный недоуздок. Не Бог весть что, но мне хватит - лошадку-то всё равно в поводу вести.
   И вот наступило утро расставания. Ой-ёй, как же мне не хотелось оставлять Неждана и уходить из его гостеприимного леса.
  
  
  * * * * * * * *
   Болотинки, Болотинки.... Деревушка в десяток дворов, покосившиеся плетёные заборы, тощие свиньи, копошащиеся в глубокой луже посреди дороги.... Всё какое-то выцветшее, полустёртое. Неприглядное зрелище. Даже не верится, что всего в часе ходьбы отсюда такой шикарный лес. От местных жителей мне было надо только одно - упасть на хвост торговцу редкими травами, возвращающемуся в Галаний, стольный град княжества Далийского. Далеко ли до столицы, большая ли она - Неждан понятия не имел, поскольку как перенёсся на Альтаир, так и сидел безвылазно в лесу у болота, опасаясь за сохранность своей шкуры. Естественно, гигантский говорящий медведь произвёл бы фурор в более цивилизованных местах и быстренько угодил в чью-нибудь лабораторию. Это только в такой глуши нестандартный облик волхва не вызвал неудобных вопросов - появился Дух Леса, и ладно! От него одна выгода: обитатели деревни ему вещами и продуктами кланяются, а он им - беломохвик даёт. Удобно же!
   Торговец обнаружился в хате старосты Гонтия за щедро накрытым столом. На замызганной тряпке, исполняющей роль скатерти, стояла бутыль, наполненная мутной жидкостью с характерным сивушным запашком. В плоской щербатой миске парила горка отварных клубней, очень похожих на топинамбур (он же 'земляная груша'). Во всяком случае, я решила так, поскольку тонкие высокие стебли, увенчанные весёленькими жёлтенькими цветочками - ромашками, стеной возвышались за каждым плетнём. Чарки наполнены, на большой чугунной сковороде покоятся сиротливые рыбьи скелетики, в руках трапезничающих мужчин истекающие жиром куски курятины, а зашуганные женщины жмутся у печки. Торговец со старостой явно только собрались 'вздрогнуть', а тут на пороге ваша покорная слуга в сопровождении бывшего волхва.... Немая сцена.... Недолго она немой была, к моему глубокому сожалению, недолго.
   Бабоньки заголосили на разные голоса так, что хоть святых выноси. Кок, угнездившийся на моём плече, решил их поддержать и принялся орать в ухо, Мыш забрехал с подвыванием. От такого 'Необыкновенного концерта' меня перекосило, как от ударной дозы хины, а любующийся этим представлением Неждан ухмылялся во все клыки, что ещё добавляло шума.
   - Ты это, Гонтий, баб-то своих уйми! Я к тебе в гости зашёл, а меня не встретили, как подобает, орать принялись! Непорядок это.... А ежели обижусь, что тогда делать будешь, а?
   Гонтий проворно выскочил из-за стола, будто его шилом в седалище ткнули, и невзирая на изрядное брюшко (месяц так восьмой или девятый беременности), бухнулся на колени и принялся долбить лбом пол. Неужто выскочивший гвоздь забивает? Нет, это он всего лишь выказывает уважение Лесному Хозяину.
   - Прости, Лесовик, не ждал тебя, батюшка, в гости! Не гневайся, будь милостив!
   - Буду, вот просьбу мою исполнишь, и буду. Видишь, девицу привёл? Это родня моя дальняя да не местная, травница она знатная. В Галаний ей надоть.
   Торговец, сидевший с зажатой в руке куриной ножкой и вытаращенными глазами, опомнился:
  - Эй, Гонтий, ты что это, чудище слушаешь?! Сейчас охрану кликну, они его враз в....
  - Ой, молчите, господин Мазров! Нельзя ссориться с Лесным Хозяином! Без его дозволения нельзя беломохвик собирать! Вы с ним поссоритесь, а у нас не будет трав редких на продажу! Все с голоду помрём!
  Торгаш заткнулся, в его глазах засветилось понимание проблемы. Действительно, проще позволить присоединиться к обозу одной девахе, да ещё с такой протекцией, чем загубить на корню источник редких ингредиентов. В этой ситуации я была меньшим злом.
  Только вот не понравился мне господин Мазров. Скользкий он какой-то, скажем так, с душком. Нет, запах от него обыкновенный идёт - немытое тело, пропотевшая, нестиранная одежда, перегар. Ничего необыкновенного, но вот внутреннее ощущение.... Всё внутри меня сигнализировало: 'Держись подальше от этого человека'. Ну, да ладно, посмотрим, что он сможет мне предложить, во всех смыслах. Не настолько я лёгкая добыча, как могу показаться. В крайнем случае, уйду в лес и буду добираться до Галания сама, держась параллельно дороге.
  Обоз Мазрова сопровождала пара ражих мужиков, больше похожих на разбойников, чем охранников. Смотрели они на всех с равнодушием цепного пса: 'Пока близко к забору не подходишь - живёшь!'. Неприятно.
  - Неприятность эту мы переживём, - пробурчала я себе под нос и потянула кобылу Солю в сторону телеги торговца.
  - Не боись, Катерина, всё образуется! - Неждан расстроено потёрся лобастой головой о моё плечо.
  - Я не боюсь. Просто мне торговец не нравится, не нравятся его охранники, но ведь пока у меня нет иного выбора. Ведь так?
  
  Глава III
  Телега раскачивалась на ухабах и скрипуче жаловалась на жизнь, мохноногие тягловые лошади вздыхали и прядали ушами. Это почтенный торговец редкостями господин Мазров возвращался в Галаний. Поездка его была успешной - староста Болотинок как обычно продешевил, отдав два тюка сушёного беломохвика за десяток золотых. Правда, навязал ему в придачу лесную ведьму, но и её можно обратить в деньги - главное, знать, кому предложить! А господин Мазров знал.
  Только вот не надо думать, что я не догадывалась о планах торгаша. Мои фамилиары с большим подозрением косились на попутчиков со спины флегматичной Соли. Казалось, соловую кобылу уже ничего не может удивить или напугать, что было её большим достоинством. Она мерно перебирала заживающими копытами, неся на хребте мои пожитки.
  Дорога петляла между могучими стволами вековых есокерей, стремясь поскорее выбраться из Гиблого Леса. Прислушиваясь к разговорам попутчиков, узнала много нового про этот лес. Оказывается, тут водились монстры, достойные фантазии Лавкрафта, к примеру, хищные растения. Особенно порадовало описание гигантской росянки. По словам охранников, она не сидела на одном месте, как любое добропорядочное растение, а передвигалась по лесу, ковыляя на своих утолщённых корешках и подстерегая неосторожных зверей. Поговаривали даже, что не брезговала она и человечинкой. Как услышала такое, так еле удержалась от смеха! Бедная росянка, за что её так?! Живёт себе на болоте, в окружении кисляники и беломохвика, ловит лягушек и птичек, причём, совсем не умеет бродить по лесу - нечего ей там делать. Ростом, правда, удалась - самые крупные экземпляры мне по ухо будут. Кстати, я очень хороший сфагнум в зарослях росянок набрала. Ещё рассказывали об упырях, нападающих на неосторожных путников, громадных кровососущих летучих мышах и прочих ужасах. Чем больше я выслушивала страшилок, тем больше убеждалась, что они призваны напугать меня до полусмерти, чтобы на стоянках жалась поближе к Мазрову и не делала попыток покинуть его обоз. Наивные! Им же сказали, что я дальняя родня Лесного Духа! Нет, для меня такое определение проходит в разделе 'художественного свиста', но для местных-то....
  Ближе к вечеру Кок просигнализировал, что пора линять, пока не поздно. Действительно, уж больно масляно стали на меня поглядывать охранники. Ну, что ж, посмотрим, кто на что способен....
  Кобылу я вела в поводу, не рискуя приземляться на телегу торговца, внимательно осматривая растительность вдоль дороги и прислушиваясь к голосам леса. А в лесу творилось нечто очень странное. Птицы, до этого исправно оглашавшие окрестности своими трелями, как-то притихли. Разнообразное зверьё, иногда проскальзывавшее на грани видимости, исчезло совсем. Только шелестела листва, да раздавался глухой стук копыт по укатанной дороге.... Вдруг в лесной глубине послышался топот тяжёлых ног, треск ломающегося подлеска и на дорогу перед Мазровским обозом выкатилось непонятное образование. Так и казалось, что ожил холм, поросший папоротником и заваленный гнилым валежником, поднялся на ноги - колонны, отрастил препоганейшую морду и начал нападать на путников.
   - Боевой тёрн! - заорал торговец, хлеща кнутом лошадей, понуждая сорваться с места в карьер.
  Охранники, не успев схватиться за оружие, осели в дорожную пыль, нашпигованные острыми длинными колышками, вылетевшими из живой кочки. Соля, шарахнувшись на обочину, утянула меня за собой как воздушный шарик. Петух отчаянно хлопал крыльями, пытаясь удержаться на вьюках, а Мыш испуганно скулил, забившись на дно корзины. Я покрепче ухватила повод кобылы и выставила перед собой посох, в безнадёжной попытке защититься от местного чуда-юда.
  Удрать господину Мазрову не удалось.... Очередной прыжок твари оборвал жизни упряжных лошадей и разбил телегу, попутно размозжив торговцу грудную клетку. Над дорогой повис обволакивающий запах крови, со странной ноткой мяты. Чудовище стояло над трупами, медленно поворачиваясь всем телом из стороны в сторону, будто принюхиваясь. Потом переместилось ко мне, шелестя папоротником на верхушке. А мятой-то от него пахнет! Я протянула руку и погладила замшелый выступ, заменявший ему морду. Чудище в ответ нежно потыкалось в ладонь, встряхнулось и опустилось на мёртвых охранников, та же участь постигла погибших лошадей и расплющенного торговца. Посидев, или всё же полежав, на убитых, монстр исчез в лесу.
  - И что бы это значило? - выдохнула я, обессилено опускаясь на землю. Ответом послужило недоумённое молчание фамилиаров, и только соловая кобыла, глубоко вздохнув, успокаивающе положила голову мне на затылок. Посидела я так чуток, немного отошла от испуга, и принялась оглядываться по сторонам. Посмотреть было на что! Вся органика исчезла! Скорее всего, чудовище усвоило тела своих жертв и, насытившись, ушло. Только возникает маленький вопрос: почему оно не тронуло меня? Неужели это сработала моя чувствительность к флоре и фауне? Понадеюсь, что так! Ну, что ж, раз органика исчезла, то стоит собрать то, что осталось от обоза.
  Сохранилось оружие охранников, если пару мечей типа 'лом плющеный', можно так назвать, плотницкий топор без топорища, арбалет, взводимый при помощи 'козьей ноги', с двумя десятками болтов, и несколько ножей. Ещё в утоптанной пыли нашлась горсть пряжек, серебряные накладки для поясного ремня, пуговицы, гвозди, лошадиные подковы, детали конской упряжи и прочее, прочее, прочее. Не бросать же! Пришлось потратить час-другой на мародёрство. Собрала всё, за исключением подков и гвоздей - сомневаюсь я в наличии пунктов приёма металлолома, а нагружать лишнего Солю, не хочется. Найдя три горки монет - две маленькие, монетки в большинстве своём медные, только несколько серебряных, но третья большая, золотая, с лёгкой примесью серебра, обрадовалась до поросячьего визга.
  Ночевать собрались чуть дальше по дороге - там, у обочины, обнаружилась поляна с притоптанной травой и старым кострищем. Видать не я одна там решила переночевать. Поставила шатёр, стреножила кобылу, отпустила её пастись и стала смотреть на темнеющее небо. Дневное происшествие напрочь отбило у меня аппетит, но Мышу перепал мясной пирог. Негоже животину голодом морить, если хозяйке поститься приспичило.
   Ближе к ночи сильно запахло мятой и из зарослей кустарника, до боли похожего на бересклет, выплыл давешний живой холм. Странно, но сейчас он совсем не вызывал страха.... Возможно потому, что монстр был сыт, а я устала бояться и нервничать. Нервничать-то перестала, зато начала умирать от любопытства. Не выдержав, принялась штудировать гримуары в поисках информации. Оказывается, покойный Мазров был прав - это действительно оказался боевой тёрн. Как я поняла, это боевой голем, созданный на растительной основе. Самое интересное, что он может укорениться и расти как самое обычное растение, а может и атаковать, как сегодня днём. Скорее всего, маг, создавший данный экземпляр, утратил над ним контроль, вот голем и сбежал. Теперь стало понятно, почему тёрн не тронул меня при атаке - сказалось умение слышать растения. Сейчас тёрну просто хотелось побыть рядом с существом, которое его не боится и не хочет уничтожить.... Да, уж точно, 'Каждому хочется малость погреться/ Будь ты хоть гомо, хоть тля' (копирайт Высоцкий В.С.).
  Ночевать рядом с монстром оказалось на удивление спокойно, но утром голема на поляне не оказалось. Исчез, растворившись в лесу, а я со своим зверинцем отправилась дальше по дороге, неуклонно приближаясь к Галанию.
  Ещё через две ночёвки на обочине стало понятно, что приближаются обитаемые земли. Дорога стала шире, появились перекрёстки с примыкающими дорогами, а самое главное - появились попутчики. Меня нагнала крестьянская телега, запряжённая лохматым гнедым мерином. На опасно кренившихся мешках восседал развесёлый широкоплечий парень лет двадцати. Его рыжие вихры светились точно солнышко, а карие глаза цепко обшарили мою пропылённую, замурзанную фигуру, оценили уставшую Солю, и остановились на Коке, гордо восседавшем на вьюках.
  - Хей, красавица! Не боишься одна по дорогам бродить?
  - А кого мне бояться? Тебя, что ли?
  - Не, меня не надо! А вот разбойников стоило бы....
  - Да? Только первый человек, которого я видела за последние три дня - это ты! Может, это ты - разбойник?!
  - Не, я не разбойник! Я трактирщик! - видимо моё лицо было настолько скептическим, что парня пробрало, - Ну, точнее, сын трактирщика.... Мой папаня держит постоялый двор на Перекрёстье. Меня Ливоном кличут.
  Ну, да, ну, да.... Не разбойник он, верю. На большой дороге с топором не стоит, верно, зато обсчитает так, что без порток оставит и скажет, что 'так и було'. Но в любом случае, постоялый двор - это какая-никакая цивилизация. Горячая еда, травяной взвар, может быть, если очень повезёт, кровать и возможность помыться горячей водой! Решено, падаю ему на хвост и постараюсь снять комнату как минимум на сутки. Устала я что-то, однако....
  - Слышь, мил человек, а на постой усталой страннице у вас можно остановиться?
  - Конечно! Сейчас народу немного, это седмицы через три начнётся ярмарка в Галании, вот тогда будет не продыхнуть. Да и люд будет разный - одинокой девице лучше или спутника найти, или пересидеть где-нито. Во избежание....
  - Тогда я сниму у вас комнату на несколько дней.
  - Ой, да конечно! Садись рядом, прокачу с ветерком!
  - Спасибо! Только с ветерком не надо, моя кобыла ещё не оправилась после болячек, да и твоему мерину вредно. Похоже, он бабку потянул, ещё чуть-чуть и хромать станет.
  - Откуда знашь?
  - Так травница я, ну и целительница, заодно.
  Вот так, сидя между мешками с топинамбуром и капустой, я добралась до Перекрёстья и въехала в ворота постоялого двора 'Старый тёрн'.
  Только договорилась с хозяином насчёт комнаты для себя и фамилиаров, только раскатала губу на предмет отмыться в бане (и плевать мне, что бани завсегда терпеть не могла), как поднялся адский гвалт. Рёв собаки (ну, не медведя же они на цепи держат!), истошный детский крик, женский визг, басистые матюки.... Звуковой волной меня вынесло на задний двор 'Старого тёрна'. Там творился беспредел....
  Неизвестно с чего цепной пёс кинулся на маленького ребёнка. Детское тельце моталось в мощных челюстях как тряпичная кукла. Малыша пробовала отбить женщина, похоже, что мать, но только получила несколько сильных покусов в руки, которые, разумеется, перестали действовать. Хозяин постоялого двора на пару с сыном пытались дубинами отогнать цепняка, но только ещё больше злили его. Таким макаром дитю хана придёт! В моёй опустевшей до звона голове набатом билась только одна команда: 'Лежать! Бояться!'. Вот с таким настроем и кинулась в эпицентр разборок.
  Вытянутые пальцы коснулись широкого чёрного лба, и собака безвольной кучей осела на землю, руки подхватили тщедушное окровавленное тельце и прижали к груди. Я стояла, точно аршин проглотила, и осторожно держала потерявшую сознание маленькую девочку.
  - Срочно горячую воду, чистые тряпки и мою корзину! - от моего голоса мужчины унеслись в сторону дома.
  Рыдающая женщина подошла поближе и попыталась отнять у меня ребёнка.
  - Не дёргайся! Такими руками только дитё уронишь! Лучше отведи меня туда, где можно подлатать девчушку, да и твои руки надо залечивать.
  - Некому лечить! - рыдания усилились, - Лекарей нет, все в город перебрались!
  - Да хоть к демонам в пасть! Я сама лекарка! Не здесь же ребёнка штопать!
  О, на её лице появились слабые проблески сознания, а в глазах зажглась безумная надежда. Мне стало страшно: не оправдать такую надежду - смерти подобно.
  Ливон отвёл меня в светлую горницу, там уже стояла ведро холодной воды, казанок с кипятком и кошёлка, на которой сидел раздражённый Кок. Между ног парня пушистой стрелой в комнату проскочил Мыш. Сгрузив девочку на стол начала оценивать повреждения.
  Ну, что могу сказать, дело швах. Колотые раны конечностей, скальпированная рана головы, несколько ранок на лице. Разумеется, всё в грязи и песке, вот только сепсиса не хватает, для полного счастья! Хуже всего выглядит голова - скальпированная рана, это вам не хухры-мухры. Кровь не останавливается, течёт слабенькими ручейками, волосы слиплись, а на красном фоне кости черепа белеются.... А главная беда - ребёнок слабенький, запаса сил практически нет. И что делать? Свою энергию влить не могу - вливать нечего, тёмными целителями не просто так становятся, остаётся.... Остановила я кровь, текущую из ран, сижу, думаю.... Интересно, а у цепняка запас сил достаточный?
  - Ливон, вы с собакой что сделали?
  - Папаня его прибить хотел, только малясь попозжее.
  - Мне с твоим отцом поговорить надо.
  - Говори, тут он я, - в отворившуюся дверь вошёл хозяин 'Старого тёрна'.
  - Есть возможность полностью вылечить девочку, только, - я замялась, - Метод несколько необычный.
  - Кому душу продать надо? - вскинулась женщина.
  - Тьфу, на вас всех! Душа тут совсем не причём! И надо-то кобеля цепного пожертвовать для исцеления ребёнка!
  - Делай, что угодно, только вылечи дочку! - взревел мужчина.
  И вот я снова на заднем дворе. Стою и смотрю на кудлатого чёрного волкодава.
  - Ох, парень, как же это тебя угораздило, а? Ведь никогда ты на своих не кидался, теперь вот жить не хочешь, смерть зовёшь.... Не держи на меня зла, но твоя жизнь пойдёт на излечение девочки.
  Отросшими когтями полоснула по горлу собаки. Из распоротой ярёмной вены пульсирующими толчками начала выплёскиваться кровь, а в руки потекла сила. Она обволакивала кисти, пытаясь влиться внутрь, смешаться с моей собственной энергией. Пришлось бороться с искушением, скатывая силы жертвы в тугой шар. Интересно, интересно.... Энергия-то не только представителя семейства собачьих идёт, к ней человеческая примешивается, гнилая какая-то, противная. Проклятие, что ли, на кобеля наложили? Интересно девки пляшут, по четыре штуки в ряд.... И что с этим делать? На остриях когтей принесла силовой шар в дом. Описывать, как впихивала чужеродную энергию в детский организм, не буду, скажу только - занятие это трудное, долгое, нудное и сложное. Кое-как впихнула, основательно промыла раны, залила их дефицитной перекисью из аптечки и занялась штопкой повреждений. Запаса теперь хватало, можно и наложением рук лечить. Следы от клыков в мягких тканях закрылись достаточно легко, но вот голова....
  Коготок острый как бритва, волосы вокруг ран легко срезаются, потом пальцами края свести и направить поток сил на сращивание тканей. И так на протяжении трёх часов! Под конец пот уже с кончика моего носа капать начал, а руки стал сотрясать неукротимый тремор. Но меня ещё хватило на совмещение и заращивание перелома предплечья у матери девочки!
  - Ну вот, теперь вроде всё, - я сползла на пол, прижав к себе Мыша, - Вы с падалью, что обычно делаете?
  - Так это, в лесу прикапываем, - озадаченно ответил Бомон, так звали хозяина постоялого двора.
  - Труп собаки надо сжечь и пепел развеять над проточной водой. Пёс не своей волей на ребёнка кинулся, заставили его. Не хватало, чтобы ещё какой зверь взбесился.
  - Это как это заставили?! Дикого же вся округа боялась! Он же только своих домашних признавал!
  - За что и поплатился! Проклятие на нём, или что-то подобное, не знаю, не ученая я этому. Предполагаю только, что огонь уничтожит эту пакость, пока она дальше не распространилась. Пусть с девочкой пока побудут мои звери, ей это полезно будет.
  К концу разговора мои поджилки тряслись так, что я еле заставила себя подняться с лавки и пойти на улицу. Мне срочно требовалось побыть одной, желательно пообниматься с деревом, какое постарше. В поисках нужного забрела довольно далеко от дороги, в старый сырой лес, с кучами наваленного валежника и тонконогими ядовитыми грибочками. Найдя самую приятную, на мой взгляд, кучу хвороста, присела на замшелое бревно и обмерла - оказывается, я уселась прямо на лапу боевого тёрна! Да, недаром постоялый двор так назвали, тёрн наличествует. Понятно теперь, где всякие отходы прикапывают - их просто голему на прокорм оставляют. А что, здорово! И голем сыт, и помойка не разводится!
  Тёрн посверкивал на меня глазами из-под нависающих моховых бровей. Мох был зелёный, пушистый, с точёными коричневыми чашечками спор на тоненьких нитевидных ножках. Его лапы были обвиты серебристо-серым плауном, на спине колыхались ажурные султаны папоротников. Он был громаден и, по моим ощущениям, стар. От него совершенно не тянуло агрессией, наоборот, излучаемое им спокойствие и умиротворение смыли с моей души тревогу и усталость, оставив только лёгкую печаль по погибшей собаке. Посидев часик в единении с живой растительностью, полностью пришла в себя и стала пробираться обратно к дому.
  
  Глава IV
  Ну, вот всё как всегда! Вот только что была тишина и покой, а через мгновение шум, гам, беготня. Как говаривали офицеры российского флота времён Порт-Артура, 'пожар в бардаке во время наводнения', другого слова нет. Перед крыльцом 'Старого тёрна' кучковался довольно большой отряд одоспешенных мужиков. Заливисто ржали кони, привязанные у коновязи, бестолково метались две девушки с пустыми вёдрами, их гоняла пара добрых молодцев, играя, суда по всему в 'пятый угол'. 'Странно это, странно это, странно это - быть беде'....
  Верно мне мама говорила: 'Смотри куда идёшь!', засмотрелась на ходу на молодецкие игрища и напоролась на препятствие.
  - Ох, ты, ёж твою двадцать! - взвыла на родном великом и могучем.
  Я впечаталась во что-то носом, судя по болевым ощущениям, это 'что-то' явно металлическое. Скосив глаза на кончик носа, увидела расплывающиеся звенья кольчуги, а, переведя взгляд выше, обнаружила монументальную шею. Это что же это, простите за выражение, слон, что я ему носом только чуть выше солнечного сплетения?! Тролль, что ли?! По мере продвижения взгляда вверх по вертикали, пришла к выводу, что это все же не тролль. Уж больно его зеленоватая морда лица была обезображена интеллектом. Да и комплекцией он до тролля не дотягивал.
   'В зобу у ней дыханье спёрло...'. Это про меня.... Отдышалась, посмотрела на собеседники и решила порассматривать подольше. Стоит, щерится во все тридцать два зуба (нет, их больше, надо будет пересчитать на досуге...). Чисто с эстетической точки зрения - красив, зараза! Рост где-то под два метра, может, чуть ниже, плечи широченные, да ещё и кольчуга их увеличивает. Об заклёпку на кольчужном колечке я нос-то и ободрала.... Пояс с серебряным набором, щегольские сапоги из красной кожи, с кокетливо загнутыми носами. При взгляде на них в моей голове всплыло слово 'канибадамские' (Для тех, кому интересно: почитайте Л. Соловьёва 'Приключения Хожды Насреддина', там такие сапоги подробно описаны; прим. автора). Ладони - лопаты, костяшки пальцев сбиты.... Кожа с зеленоватым оттенком, на левой стороне лица начинается татуировка, несколько в кельтском стиле, спускающаяся на шею и исчезавшую под одеждой. Нос, когда-то, наверное, был благородным римским, но столько раз знакомился с кулаками, что первоначальную форму можно было только угадывать. Массивные надбровья с нахмуренными густыми бровями, из-под которых цепко смотрят настороженные кобальтовые глаза, настолько тёмные, что из-под тяжёлых надбровий кажутся чёрными. Довершают картину всклокоченные после шлема брюнетистые волосы и упрямо выпяченная квадратная челюсть. Вот ты какой, северный олень! Жаль только, что не в моём вкусе....
  - Это что за диво?!
  Ну, надо же, какое единодушие! Он прямо читает мои мысли!
  - Целительница Катиэль, - 'макнула' (макнуть - сделать небрежный реверанс на слэнге Института благородных девиц, прим. автора) я, - чем могу быть полезна?
  - Госрой Красивый, - по-гусарски щёлкнув каблуками, ответствовал мужик.
  - Очень приятно, наверное, - устало вздохнула, вымоталась я что-то за сегодняшний день.
  Обошла его по дуге большого круга, и отправилась на поиски Ливона или его папани. Помнится, мне баню истопить обещали.... Всё, что мне сейчас необходимо - это отмыться и баиньки, сил моих уже ни на что не осталось.... Бомона выловить не удалось, что не удивительно - определить на постой такую ораву за раз тяжело, зато его сынок оказался в моём полном распоряжении. Горячая вода.... Как же мало надо человеку для счастья - всего-то много горячей воды и охапка мыльнянки! Особенно после почти двух недель пребывания в походно-полевых условиях. Отскребла с себя толстый слой грязи и поняла, что на стирку косы сил не осталось. Нет, ну вот нафига мне такая грива? Обрезать её до приемлимой длины и точка! Что я и попыталась сделать.... Отрастила коготь и отпилила халявное богатство на уровне плеч. Угу, что называется, 'размечталась, одноглазая'. Эта зараза, я имею в виду обрезок косы, под моим изумлённым взглядом, рассыпалась мириадами крошечных искорок и впиталась обратно! В моё же тело! Мало того! Сразу же жутко зачесалась кожа головы, а шею оттянула уже привычная тяжесть! 'Это как же, вашу мать, извиняюсь, понимать?!'.... Нет слов.... Убрала коготь.... То есть, представила, что его нет. Коготок честно отломился с характерным щелчком и исчез так же, как и коса.... Ну, затейник Перкунас! Фетишист фигов.... Чтоб ему самому с такими волосьями пожить.... Получается, мне от божественного 'подарочка' не отплеваться....
  Сижу на коленях перед корытом с водой, полоскаю волосы и от всего сердца сочувствую Рапунцель. Бедная она бедная, у неё грива ж ещё длиннее была! Вдруг, по спине и тому, что пониже, холодом потянуло.... Обернулась - дверь нараспашку, а на пороге воздвигся тощий парень в замызганном балахоне. Мыться, видать, собрался, болезный.... Ну, а если пока здоровый, то сейчас заболеет на всю голову - по причине сотрясения.... Встаю, в чём есть, то есть в волосах, беру шайку, какая поменьше, водружаю её замершему аборигену на голову и направляющим пинком выставляю восвояси. Забодали уже, я и так вся в растрёпанных чувствах, а тут ещё ходят разные неопознанные личности.
  Сохнуть я отправилась на кухню - там тепло, в печке хлеб печётся, на дровяной плите всякие вкусности варятся, парятся, жарятся.... Конечно, постояльцам там не место, но меня по блату приветил Бомон, вертящийся как белка в колесе. Пристроилась в уголке с гребешком и принялась раскладывать по полочкам полученную информацию.
  Начать, наверное, стоит с богов. Итак, что мы имеем? А имеем мы нечто странное.... Насколько я смогла узнать, здесь чтут Велеса, слышала упоминания Перуна (уж не мой ли это 'благодетель', Перкунас?), Макоши.... Ну, Щуров, там, навий.... С какого бока тут орки с троллями прилеплены? Да и в справочнике, том самом, 'под редакцией Радагаста Карего', эльфийская растительность поминается. И как всё это понимать? Полная мешанина.... Зайдём с другой стороны. Что я помню из славянской мифологии?
  Во-первых, мифология западных и восточных славян достаточно сильно различалась. Самое смешное, что западнославянские божества более известны, за что надо сказать 'спасибо' 'псам-рыцарям'. Пунктуальны немцы и скрупулёзны, всё записывали и раскладывали по полочкам, настоящие канцеляристы. Моим предкам, восточным славянам, повезло меньше. Если верить легендам, у них было узелковое письмо, отсюда 'красная нить повествования'. Владели им, по большей, части волхвы и узкий круг посвящённых, поэтому письменность, разработанная Кириллом и Мефодием, так легко и широко распространилась. Всё-таки вредная концепция 'знания - для избранных', в эпохи перемен информация легко теряется.
  Во-вторых, имеются боги, общие для восточных и западных славян. Я могу припомнить Перуна, громовержца, покровителя княжеских дружин, и, в принципе, воинов. Достаточно вспыльчивая личность.... Велес, 'скотий бог', можно сказать, покровитель знаний, охраняет вход в Подземный мир. Живёт на реке Смородине, женат на Яге Виевне (на Бабе-Яге, попросту). Перун и Велес братья, вдрызг разругавшиеся из-за женщины.... Да, даже самые умные мужчины могут наделать кучу глупостей, поведясь на смазливую мордашку и аппетитную фигурку.... Так, кто там ещё.... Макош.... Пряха, из-под пальцев которой тянется нить Судьбы. Род - творец мира. Ой, как же я его-то забыла! Ящер, повелитель Подземного мира. Ну, это к некромантам!
  Однако, негусто! Надо будет записать в 'Записную книжку'. 'Книжка', как же! Талмуд формата А3 в кожаном переплёте! Фиг подымешь! Это уже магическая Книга какая-то выходит! Ладно, вернёмся к нашим ба.... Мои размышления прервал гул нарастающего скандала в трапезном зале постоялого двора.
   Дверь в кухню распахнулась, и на пороге нарисовался встрёпанный Ливон. За его спиной раздавались встревоженные восклицания на незнакомом лающем языке. Мда, ошибку давал, вместо 'ура' 'караул' кричал.... Не было скандала, была истерика. Истерил худощавый паренёк с неровно остриженными рыжеватыми волосами. В его воплях я сумела разобрать только слово 'Норрин'. Имя какое-то, что ли? Приставал мальчишка к уже знакомой мне личности, оприходованной шайкой....
   - Батя, там, это, - с вытаращенными глазами выпалил Ливон.
   - Что? - Бомон развернулся к сыну, держа наперевес половину свиной туши.
   - Кажись, один из постояльцев помирает! Из этих, из цвергов, вот!
   Оп-па! Америка - Европа.... Теперь понятно, из-за чего крик поднялся.
   - Целителя надо, срочно! - продолжал парень, - Может, уважаемая Катиэль....
   Ну, вот! Опять двадцать пять! Что за сумасшедший день?! Видать, лицо у меня было настолько выразительное, что Ливон захлопнул рот, умоляюще хлопая на меня глазами.
   - Причём тут я? - сварливо осведомилась, раздражённо доплетая косу.
   - Ну, как же?!?
   Нет, они, что, решили, что я 'Скорая помощь' и МЧС в одном флаконе?! С какой радости мне ввязываться?
   Всё-таки меня уломали хотя бы посмотреть болящего. Хворого поместили в последнем 'нумере' постоялого двора. На узкой кровати (или это широкий топчан?) лежал бледный аки смерть мужчина. Периодически он заходился в приступах очень нехорошего кашля, оставлявших на его потрескавшихся губах следы крови. В бороде запеклись сгустки.... Ой, как всё плохо-о-о....
   Обернувшись, обнаружила мой новоявленный хвост - добра молодца Ливона.
   - Так, нечего без дела таскаться! Лучше принеси-ка мне корзину с лекарствами от твоей сестрёнки и приведи фамилиаров! И быстро!
   Так, теперь посмотрим, что с клиентом.... А с клиентом у нас ничего хорошего.... В наличии незаживающие ожоги на лице, как он их получил, интересно? Больше всего мне не нравится кашель, слишком похоже на чахотку в последней стадии, хотя.... Лихорадочный румянец отсутствует, надо посмотреть внимательнее, отчего его так колотит. Нет, рубаха на нём явно лишняя, срежу её к чёртовой бабушке.
   'Посмотреть' в моём понимании - это провести руками над пациентом, главное не касаться кожи, и постараться ощутить, что же с ним не так. От здоровых мест идёт приятное тепло, от больных же тянет холодом, переходящим в обжигающий жар, вытягивающий из ладоней жилы и завязывающий их в узлы. Посмотрела, ощутила.... Лучше бы не ощущала - у бедолаги почти совсем 'отвалились' лёгкие, а запаса сил практически не осталось. Скорее всего, у него был запущенный силикоз, перешедший в рак четвёртой стадии. Неоперабельный....
   - Мне интересно только одно - кто его лечил?! И чем?!
   - Ну, я лечил, и что с того?
   О, это у нас тощий балахонник тут образовался. Он ещё и лечить умеет? Как замечательно!
   - А чем? И, главное, от чего?
   - Малое общеисцелеющее. От усталости после длительного пути, - доложился 'целитель'. Картина ясна. Исцеляющее заклинание запустило процесс неконтролируемой регенерации, а наличие даже отдельных клеток доброкачественной опухоли привело к росту онкологического новообразования, буквально сожравшего лёгкие и оплётшего метастазами всю грудную клетку.
   - А перед тем, как заклинания накладывать, диагностировать не пробовал?
   Тут мои бедные уши подверглись настоящему испытанию на прочность: над головой начал верещать давешний паренёк, при ближайшем рассмотрении оказавшийся девочкой-подростком. Нет, этот язык мне что-то напоминает.... Да, точно! Очень похоже на помесь немецкого и финского, как 'Finn Troll' слушаешь, экспрессивно, но непонятно. Из всего разнообразия слов, вываленных на мою несчастную голову, можно было разобрать только 'Норрин'.
   - Да уберите от меня эту истеричку! Думать мешает!
   Вывели девчонку из комнаты или нет, но звуки она издавать перестала. Наступившая тишина просто оглушала. Неожиданно на плечо опустилась широкая старческая ладонь, перевитая жгутами синих узловатых вен.
   - Что с ним?
   - Ничего хорошего! - прошипела, не оборачиваясь на голос, - Если в ближайшие несколько часов не убрать опухоль, поразившую лёгкие, ему конец. Я могу это сделать, но есть одна беда - сил у вашего друга совсем нет.... Надо их откуда-то добывать, но вот откуда....
   Нет, в принципе, даже на этой стадии, перспектива есть..... Только есть 'маленькая' проблемка: болезнь высосала все силы из организма больного, и как их теперь восстанавливать? Скотину резать? При таком истощении человеческое жертвоприношение понадобится, не меньше, а я на эдакое не подписывалась! Думай, голова, думай! О, мелькнула одна безумная идейка.... Что, если тянуть энергию не из одного организма, а из нескольких? Не всю, только часть.... Доноры при этом будут примерно неделю испытывать общую слабость, но это не смертельно, ведь так? Значит, тянем потихоньку силу из донора, вливаем в реципиента, удаляем метастазы с опухолью вместе и, на закуску, восстанавливаем лёгкие. Исцеления в стиле Иисуса не выйдет, разумеется, но за месячишко можно будет привести Норрина, если это Норрин, в полный порядок. Вот только кого в доноры вербовать? Лучше всего подошёл бы какой-нибудь маг, наверное, можно ману каким-то образом в жизненную силу, прану, перевести, только где его взять? Нет, я от усталости точно поглупела! Вот же, маг - целитель, хвостом его по голове, сидит! Его и использую, по полной программе!
   - Так, мне требуется доброволец! - скалясь во весь рот, обрадовала зрителей, - Желательно, маг, чем сильнее, тем лучше!
   - Катиэль, а я подойду, ну, пожалуйста, - вскинулся Ливон. Что это с ним? Уж не заболел ли? Жара, часом, нет?
  - Ты ещё здесь?! Я тебя, за чем послала?! И нет, Ливон, вот, ты мне совершенно не подойдёшь! Ни в каком смысле! Мне нужен источник силы, тебя в этих целях, если только зарезать, а я не хочу! - Ливон вымелся-таки за дверь, надеюсь, отправился за моими причиндалами.
   - Я маг, деточка, - старик обеспокоенно посмотрел мне в глаза, - что нужно делать?
   - Вам - ничего. Боюсь, эта процедура может быть для вас опасной. Давайте оставим это на крайний случай? Мне нужен молодой, здоровый человек, в смысле, разумный, который может сам передавать мне силу, а я уже буду вливать её в вашего друга.
   - Давай попробуем, что надо делать?
   О, 'мастер исцелений' очнулся! Прекрасно.
   - Положи руки мне на плечи и попробуй влить в меня капельку силы. Да на голую кожу клади! Через рубаху энергия почти совсем не идёт!
   Стеснительные мы какие, а?! Здоровенный парень вымахал, а толку? Всё сама, сама.... Вот за что люблю камизы, так это за горловину: вырез регулируется шнурком. Ослабила ворот, переместила цыплячьи ладони, так, что пальцы легли на ключицы, и приготовилась принимать энергию.
   - Ну, и? Факир был пьян, и фокус не удался? Где энергия, сила, как хошь зови?
   - А делать-то что?
   - Велес, дай мне сил! Вспомни, что чувствовал, когда 'исцеление' накладывал! Вспомнил? Теперь сконцентрируйся на кончиках пальцев. Сконцентрировался? Теперь представь, что та энергия, которую ты в заклинание вкладывал, стекает с твоих пальцев на мою кожу. Представил? Ура! Заработало!!
   По моим ключицам потекли обжигающие ручейки, растекавшиеся тонкой плёнкой по коже и концентрировавшиеся в кистях рук. Ну, что, не буду терять времени, начну переливание энергии. Ого, какой напор! Образно говоря, это смахивает на ситуацию, когда в ванной прорывает трубу с горячей водой. Пар, вода по всему полу и посередине ты, с носовым платком пытаешься ликвидировать последствия аварии.
   - Эй, попридержи коней! Прекращай передавать силу, не хватало ещё тебя потом откачивать! - возопила я и, вывернув шею, поглядела вверх.
   Честно говоря, были у меня опасения, что мой донор от 'энтузязизьма' в обморок хлопнется, и хорошо ещё, если не мне на голову, однако, обошлось. Силён, ничего не скажешь, силён....
   Скрипнула петлями дверь, и, натужно хлопая крыльями, на голову пацана спикировал Кок, вызвав естественную реакцию - вопли и попытку скинуть наглеца.
  - Мыш! Ко мне! Кок! Прекрати безобразничать! - я привычно подставила предплечье петуху и улыбнулась, ощутив собачьи лапки, опёршиеся о мою ногу, - Ну, что раскричались? Фамилиаров никогда не видели?
  - Нет, таких - не видели! - выдохнул старик, щеголявший седой бородой с вплетёнными в неё серебристыми украшениями, - Петух - птица знакомая, но вот существо, что к тебе ластится, в наших краях досель не встречалось....
  - Собачка это, просто собачка, - подсадив запыхавшегося Мыша на колени, а Кока на плечо, продолжила восстанавливать стратегический запас сил пациента. К слову сказать, присутствие фамилиаров здорово облегчало работу.
  Успокаивающее квохтанье на ухо восстанавливало моё душевное равновесие, перепсиховала я с этой катавасией сильно, а мандражировать в процессе лечение очень вредно для здоровья пациента. Мыш же стал ощущаться как стабилизатор напряжения в сети, его присутствие позволило вплетать заимствованную энергию в организм цверга практически без усилий! Всё-таки работать с погрызенной девочкой было куда проще - возможно, потому, что я использовала жизненную силу 'обидчика', может там кровная связь образовалась? Ладно, подумаю об этом позже, на досуге....
  - Вы меня простите, конечно, но как зовут больного? Мне же его звать придётся....
  - Моего сына зовут Норрин, - прогудел старик.
  - Не хочу показаться бестактной, но как мне Вас называть, - обернулась я к собеседнику, - а то мне кажется, что нам придётся много общаться, пока Ваш сын выздоровеет.
  - Зови меня Бродальфом, госпожа.
  - Как скажете, дедушка, как скажете, - улыбнулась я, ну, нравятся мне такие старики, нравятся. С ними приятно говорить, а ещё приятнее их слушать. Мимоходом они выдают такие истории и вспоминают такие факты, что только успевай записывать, чтобы потом не пришлось кусать локти из-за собственного склероза.
  Та-а-ак, что у нас далее по списку? А далее у нас удаление опухоли, неприятное занятие, ничего не скажешь....
  - Ливон, ты ещё тут?
  - Туточки, госпожа Катиэль! Чего надоть?
  - Миска мне нужна, какую не жалко выкинуть будет.
  - Сей минут принесу, - и умёлся, подняв сквозняк и оглушительно хлопнув дверью.
  Нуте-с, приступим.... Руки на живот больного, на уровень диафрагмы, чтобы рёбра не мешали. Сконцентрироваться на новообразовании в лёгких. Самое главное, загнать панику поглубже внутрь и не дёргаться, когда кисти рук раздвинули кожу и стали погружаться в полость тела мужчины. Между прочим - страшно, очень. Там же, под диафрагмой, печень, поджелудочная, желудок, в конце - концов! Не дай Велес, зацепишь что-нибудь не то! Так, вроде ничего не задела, теперь пройти сквозь диафрагму к лёгким и начать отцеплять опухоль. Сначала левое лёгкое, а потом и за правое возьмёмся....
  Ой, какая эта дрянь здоровая! Целиком даже с одного лёгкого не снять! Придётся по кускам вытаскивать! Охохонюшки! Я похожа на мартышку у кувшина с орехами! Точно также кулак сквозь горлышко не проходит! Ладно, будем действовать планомерно: подставляю левую ладонь, а правой нагребаю разросшуюся опухоль, что не удерживается в горсти, оставляем на следующий заход. Теперь осторожно вытащить руку на открытый воздух и бросить извлечённые ткани в подставленную миску.... И так десять раз!!!! К концу сей процедуры мой организм был как выжатый лимон, а миска (даже не миска, а средних размеров таз) полна кусками склизкой синевато-сизой плоти. Нет, ран на теле я не оставила, но кровью наследила основательно. Ой, а со зрителями-то что?! Ливон прилёг отдохнуть в уголке, обзаведясь нежно-оливковым оттенком кожи лица, незадачливый лекарь завис надо мной статуей Командора, и с такой же богатой мимикой, а белый как мел Бродальф устало сгорбился на массивном табурете.
  'Поздравляю, Шарик, ты - балбес!' Это про меня. Вот кто заставлял меня приступать к удалению опухоли в моей любимой камизе, а?! Никто не заставлял! Я ведь даже рукава толком не закатала! А теперь вся в крови уляпалась, как мясник на скотобойне! Хорошо ещё Норрин в сознание пока не пришёл, успею чуток лёгкие ему поправить, да регенерацию запустить, на большее сил уже нет.
  - Всё, сегодня сделать что-нибудь ещё я просто не в состоянии, - прохрипела я Бродальфу, - завтра я ему укрепляющих отваров наготовлю, пить их месяц будет, не меньше.
  Это последнее, что я запомнила....
  
  
  Глава V
  Очнулась, попыталась продрать глаза, но сразу же отказалась от этой идеи - потолок кружился в темпе венского вальса. Мозг с готовностью подкинул на выбор два варианта: либо я подцепила птичью болезнь, именуемую 'перепил', либо у меня сотрясение мозга. Закономерно возникал вопрос, когда это я ухитрилась садануться головой? И обо что? Вопрос о похмелье не стоял, и даже не лежал - я не пью, вообще. Тот стакан пива, который я могу потребить без вреда для здоровья, того не стоит. Недаром же в пилотах который год хожу. Только не отложилась что-то в моих мозгах ни одна ситуация, когда голову повредить можно. Как опухоль по частям вытаскивала, помню, а потом, что было? Не помню.... Странно....
  Пока предавалась размышлениям, головокружение постепенно сошло на нет, и глаза открылись самостоятельно. Потолок застыл на месте, как и полагается любому порядочному потолку, и обнаружилось, что он покрыт свежей побелкой. Стены обиты досками, типа вагонки, светленькими такими, с густым смолистым духом. Ну, и где это я?!
  - Эй, есть тут кто? - вопрос актуальный, голову-то поворачивать ещё страшно, вдруг головокружение вернётся?
  Призыв не остался без ответа - в поле зрения появилась Маржена, жена Бомона и, по совместительству, мать Ливона и Лиманы, девчушки, погрызенной собакой.
  - Катиэль, ты очнулась!
  - А что со мной случилось?
  - Мэтр Бродальф, что у тебя.... Э-э-э-э, слова какие-то непонятные были.... А, вспомнила! 'Сильное магическое истощение', вот! Теперь тебе надо лежать и набираться сил!
  - А, может, не надо? И где моё зверьё?
  - Так твоя колбаска мохнатая и нахальный петух сидят у мастера Норрина, глаз с него не спускают, на девчонку цвергскую кинулись, хорошо её сударь Феонил из нумера выволок, а то б её петух заклевал! Такой боевой! Никогда таких не видывала! А уж у моего-то батюшки, каких только кур не было, даже бойцовых водили! Благородные господа из самого Галания к нам за птицей приезжали!
  Ой, мама! Хочу в лес! Спрятаться подальше от радушной хозяйки! Ведь ещё немного, и она меня заговорит насмерть! Нет, точно, как только смогу самостоятельно встать, так сразу отправлюсь в гости к боевому тёрну, у него хорошо, тихо, спокойно. Заодно от голема и энергией подкачаться можно, он оттока и не заметит, а я в норму приду.
  Маржене собеседник не требовался, она трещала как сорока, вываливая на меня ворох совершенно не нужных мне сплетен. Под её трескотню я тихонько сползла с кровати и попыталась тихонько выскользнуть, ладно, буду честной, выползти, за дверь. Попытка провалилась - почти у самой двери меня перехватил дедушка Бродальф.
  - И куда это ты собралась, деточка? Тем более, в таком виде?
  Мда, а он прав. Босиком, в одной рубахе, пусть даже и до щиколоток, по улице не побегаешь, неправильно поймут-с.
  - Мастер Бродальф, вы не объясните, что со мной стряслось? - меланхолично спросила я, усаживаясь на постель, - Последнее, что я помню, как закончила удалять опухоль, а дальше - провал....
  - Послушай, Катиэль, я не знаю, что ты сделала с Норрином, он чувствует себя заново родившимся, но сама свалилась с сильным магическим истощением. Теперь тебе надо восстанавливать резерв, что с твоим состоянием ауры очень сложно.
  - Да? А что у меня с аурой? Просто я ничего кроме слабости не ощущаю, да и та проходит. Вот ещё бы в лесу с деревом пообниматься, так вообще всё пройдёт.
  - Цвета бледные, границы поля почти к коже прижаты. У ладоней просветы, и на плечах тоже.... Думаешь, что если с деревом обнимешься, аура восстановится?
  - Про ауру не скажу, ибо не знаю, но слабость должна пройти точно! Меня всегда лес лечит. Да и для Норрина надо трав собрать, помниться в окрестностях видела есокерь с чагами. Надо их собрать и отвар сделать, вашему сыну его попить надо, да ещё бы ятрышника накопать. Эх, жаль, нет у меня йольского гриба!
  - А он-то тебе зачем?! - брови дедушки Бродальфа поползли вверх, не иначе на брифинг с волосами.
  - Спиртовая настойка йольского гриба является отличным профилактическим средством от раковых опухолей. Кстати, это именно та дрянь, которую я вытащила из Норрина. И я вовсе не уверена, что она исчезла навсегда.... Поэтому надо заняться активной профилактикой! А мне - идти на поиски ингредиентов!
  С этими словами я решительно сползла с постели и, отстранив со своего пути Маржену, принялась за поиски одежды и своего посоха (без него я передвигаться сегодня не могла). Успехом поиски не увенчались.... Только насмешили присутствующих: мастер Бродальф прятал усмешку в усах и шедевральной бороде, а Маржена сдавленно хихикала в уголке.
  - Маржена, я всё понимаю, но где моя одежда?! Или её домовой упёр?!
  - Домовой?! Какой домовой?! Сроду эдакой нечисти в моём доме не водилось! - от Маржениного вопля зазвенело в ушах.
  Э? Чего это она?! С каких это пор домового стали считать злокозненной нечистью? Хозяйка меж тем продолжала голосить:
  - Вещи твои стирать забрали! Счас их Лимана притащит из пральни! Домовой?! Нет, вы только подумайте, люди добрые?!
  (Пральня - прачечная. Прим. автора).
  Кипя и плюясь паром, аки кипящий самовар, жена Бомона удалилась вон из моей комнаты. И что бы это значило?
  - Мастер Бродальф, а вы не знаете, что это Маржена так на упоминание домового разозлилась?
  - Нет, в людских верованиях я не очень разбираюсь. А кто вообще этот 'домовой'?
  - Это дух - защитник дома, помогает хорошим хозяевам. В принципе, это практически всё, что я о нём знаю.... Ну, ещё может подшутить, спрятать что-нибудь.... Примерно так.
  Тут дверь распахнулась до предела, и внутрь влетела тоненькая вертлявая девчушка лет десяти на вид. Лимана, близко познакомившаяся с собачьими клыками, на удивление быстро оправилась после лечения и носилась по подворью с энергией электровеника.
  - Здрасьте, тётенька Катиэль! Меня мамка прислала с вашей одёжей! Её усю отдраили дочиста!
  - Благодарствую, Лимана! - мне в руки плюхнулась увесистая стопка отстиранного шмотья, - Как ты себя чувствуешь?
  - Ой, тётенька! Да всё хорошо, слава богам! Во, даже следочка не осталось!
  Девочка радостно продемонстрировала рыжую голову, на которой забавно топорщился ёжик отрастающих волос на месте длинной скальпированной раны, протянувшейся ото лба почти до основания шеи. Теперь, через пару дней после происшествия, трудно было поверить, что ещё недавно располосованная кожица буквально съезжала с черепа ребёнка. Хорошая работа! Смотрю на дело рук своих и радуюсь, без женихов Лимана не останется, уж шрамы-то их не отпугнут. Нету шрамов-то. Старый цверг деликатно вышел, давая мне возможность привести себя в хоть какое-то подобие порядка. Слова мэтра по поводу моего нынешнего состояния дали богатую пищу для раздумий. Если, как он сказал, в моей ауре наличествуют прорехи на плечах, где горе-целитель держал руки при передаче энергии, и на ладонях, то можно предположить.... Что, собственно говоря, можно предположить? Только то, что его энергия прожгла дыры в моей энергетической оболочке. Что ж, в следующий раз буду осторожнее.... Надеюсь, настолько тяжёлый случай, как у Норрина, мне ещё не скоро попадётся. Хм-м-м, стоит проверить одну идею.
  Когда-то давно, на заре моей туманной юности, было модно увлекаться всякими эзотерическими штучками, построениями защиты и прочими, достаточно умозрительными, вещами. Так вот, было мнение, что энергетического вампира, а вот их в моём родном мире как собак нерезаных, можно отвадить, если представить, что тебя окружает стена, желательно зеркальная. Поскольку я всю жизнь терпеть не могла ходить по присутственным местам и пользоваться общественным транспортом (плохо мне там, из меня как все силы выпивают), то с горя попробовала построить 'стеночку' с зеркальными кирпичиками. Самое интересное, что полегчало! Так и появилась моя привычка 'держать стенку'. Надо бы посмотреть, может, поправить барьер требуется?
  Как и предполагалось, в моей защите зияли бреши.... Ну, и что теперь с этим делать? Попытаться восстановить? Только бы припомнить, что это я тогда сотворила, дело-то давненько было.... После некоторого раздумья, пришла к выводу, что каменьщик я аховый, и решила попробовать себя на поприще мастера - мумификатора. Попросту говоря, стала представлять, как обматываюсь широкой полосой мягкой, эластичной материи, окукливаясь как гусеница. Кокон мне явно удался - получился прочный, а главное, окружал меня целиком! Ну, вот, теперь одеться прилично, соответствуя окружающим реалиям, и за нужными травками можно отправляться.
  Судя по тому, что я видела, фланировать в мужских портках не следует, есть риск нарваться на неприятности. Не принято тут как-то женщинам штаны носить.... С моим гренадёрским ростом и так все на меня оборачиваются. Повышенный интерес окружающих мне и даром не нужен, отсюда вывод - снова напяливаем котту. М-да, вот так и выясняются последствия лечебного процесса для врача.... Шнуровки утянуты до предела, а платье на мне как на топ модели (или на вешалке, что не принципиально) болтается! Это ж на сколько килограмм я отощала?! Ощупывание подтвердило худшие ожидания: ключицы торчат, об подвздошные кости порезаться можно, не женщина, а узник 'Бухенвальда'. Ну, судя по всему, личная жизнь мне, как и бедолаге Неждану, тут точно не светит, так я и не рассчитывала....
  Внимательно оглядевшись по сторонам, выяснила, что посох притулился у дверного косяка, а кошёлка со всем своим содержимым мирно стояла у изголовья кровати. Да, никогда бы не подумала, что обретение шмотья может так поднять настроение. Итак, кошёлку на сгиб локтя, посох в руки и вперёд, на подвиги!
  Подвиги начались сразу за дверью, где меня перехватил Ливон. Да что ж он так за мной мотается-то?! До печёнок достал уже!
  - Госпожа Катиэль, а куда вы идёте? А вам вставать-то разрешили?
  - Слушай, Ливон, кто может мне что-то запретить? Или есть закон, по которому целителям нельзя в лесу травы собирать? - страдальчески скривилась я.
  - Просто мастер Бродальф сказал....
  - Он ко мне уже приходил, про постельный режим не упоминал, - как мальчик запунцовел-то, прям маков цвет, да и только!
  Полыхающий парень, надувшись, плёлся за мной до самого крыльца. Честно говоря, на улицу идти совершенно не хотелось, но чего только не сделаешь, лишь бы отвязаться от надоеды. Ну, вот чего ему неймётся? На пороге он ухватил меня за рукав и, задрав голову, посмотрел в глаза:
  - Катиэль, выходи за меня, а?
  Что? У меня слуховые галлюцинации начались, на почве магического истощения?!
  - Ну, не молчи! Я парень видный, состоятельный, постоялый двор мой будет, когда папаня от дел отойдёт! Чего тебе ещё надо? Если хочешь, продолжай люд врачевать, я не против....
  - Послушай, Ливон, а с чего ты вообще взял, что меня интересует замужество? Муж мне нужен примерно также как твоему мерину пятая нога! Мне в Галаний надо, дела у меня там. Ты, молодой да красивый, в мои планы никак не входишь! Ты, конечно, хороший парень, - лесть в такой ситуации ещё никогда не вредила, - но я тебе в невесты никак не гожусь! Прости, но мне пора!
  - Да кому ты ещё понадобишься-то, оглобля эдакая! На что ты надеешься?! От тебя только и проку, что дар целительский! От он в хозяйстве пригодится, не то, что ты! Сама-то ведь - ни кожи, ни рожи! От мужика только по косе и отличишь! Да кто тебя ещё замуж-то позовёт?! На княжича надеешься?!
  Истерил Ливон самозабвенно, качественно, больше всего напоминая при этом глухаря на току. Во всяком случае, вышедшего вслед за нами на крыльцо Бомона, он не заметил....
  - Что стряслось?!
  - Вот уж не ведаю, господин Бомон! - сияющий на всю округу в инфракрасном диапазоне пацан моментально заткнулся, обнаружив отца за спиной, - Может, на него порчу навели, как и на вашу собаку? Иначе, с чего бы ему на людей кидаться? Раньше за ним такого не водилось?
  - Я не кидаюсь на людей! Я эту оглоблю замуж позвал, а мне от ворот поворот дали!! Да что она о себе вообразила!!!!
  - Вот о чём я и говорю, - кивнула опешившему Бомону, - Ваш сын всегда так с постоялицами обращается, или только я такая несчастная? Может ему успокоительный сбор попить?! Полюбовалась на 'трактирную династию' и поплелась проведать Солю, давно надо было ещё разок осмотреть подживающие копыта. Может, опять заусенцы подрезать нужно? Кобыла ожидаемо нашлась в конюшне. Соловая лошадка мерно жевала одуряюще пахнущую свежескошенную траву, лениво обмахиваясь обрастающим хвостом. В стойло врывались солнечные лучи, в которых танцевали пылинки и жужжали откормленные мухи. Идиллия! Убедившись, что с моим 'полным приводом' всё в порядке, собрала расползающийся организм в 'кучку', ругнулась на внезапно разболевшиеся на ногах вены и потопала дальше, за ограду постоялого двора. Мне и надо-то было пройти по улице в пяток подворий и углубиться в лес, вплотную подступавший к Перекрёстью. Угу, так я и угадала! Дали мне пройти спокойно! Жди! Над плетнём с сохнущими горшками, моя прабабушка такие махотками величала, воздвиглась толстая тётка самого скандального вида. Эдакая средневековая деревенская общественница с ухватом наперевес.
  - Да что же?! Лю-ю-ю-ди! Ведьмы бесстыжие белым днём по Перекрестью шастают! Честным людям беды грядут, точно святой отец говорил! Как только ведьма придёт, сразу беда случиться! Вот, она, ведьма проклятая, на бедняжку Лиману порчу навела!! Инквизиции на неё нет!!
  Вот тут меня как подкинуло! Какая инквизиция?! Какой 'святой отец', позвольте спросить?! Откель такие точные предсказания?! Предсказатель близкий родственник Кассандры?! Нельзя такое предсказать, если только самому такую пакость не подстроить! От безумной догадки я остолбенела, вперившись немигающим взглядом в щекастое, гладкое и румяное, как наливное яблочко сорта 'Джонатан', лицо.
  - Ратуйте, люди добрые!!! Ведьма окаянная сглазить честную женщину хотит!!!
  - Тётка! Не ори! Иль решила всех покойников на ближайшем погосте поднять?! Ты откель взяла, что я ведьма? Иль тебе сказал кто? С какого перепуга ты вообще на честную травницу взъелась?! Иль думаешь, что помощь лекаря тебе никогда не понадобится? Не зарекайся, голуба, не зарекайся....
  Последние слова я прошипела так, что гадюка обзавидуется, и пошла вдоль по улице под мерный стук посоха пыля мокасинами. Эк меня пробрало! Ненавижу таких тёток! Они как гайвороны, кружащие над помойкой, всегда и везде выискивают проблемы и неприятности, слетаются на первые признаки беды и наслаждаются чужим горем.... Вот гадость! Зато теперь можно не гадать, какая шлея попала под хвост Ливону, что уже хорошо.
  Чем ближе я подходила к опушке, тем выше поднималось моё настроение. Люблю лес. Как только входишь под кроны деревьев сразу чувствуешь, как уходит вся дрянь, накопившаяся при общении с представителями рода человеческого, или, если говорить в стиле наших 'екстрасексов', 'отрицательная энергия' или 'негатив'. Правда, мне такие определения не нравятся, больно пафосно звучат. Для меня достаточно ощущать покой лесной чащи, слышать птичьи перепалки, шорохи мелких зверьков, копошащихся в лесной подстилке, наблюдать за размеренной жизнью муравейника.... Высоким штилем можно описать процесс накопления маны, назовём это так, но на самом деле для этого достаточно прийти в согласие с самим собой и открыть сознание, постаравшись слиться с окружающим.
   Пока пробиралась через густой подлесок к лежбищу старого голема, наткнулась на толстенный есокерь, усыпанный чагами. Какая прелесть! Они-то мне и нужны! Ага! А собрать-то их как?! Чагу топором отбивать с дерева надо, а у меня только поясной нож и посох с собой.... Если посохом по древесному грибу долбить, то разломаю любимую вещь к чертям собачьим, а толку ноль. Придётся возвращаться и отлавливать кого-нибудь, или же просить топор на подержание у Бомона.
   Подхватив юбки рванула назад так, что только пятки засверкали. Бодрой рысью просквозила по улочке мимо противной бабы, которая так и не отлипла от забора, продолжая обозревать (или оборзевать?) окрестности своего подворья. Дела ей другого нет, что ли? На подходе к постоялому двору основательно запыхалась, в боку противно закололо, а в глазах стало привычно темнеть.... Тьфу, пропасть! Как же мне надоела собственная дохлость! Уже не торопясь и стараясь размеренно дышать, добралась до комнаты Норрина.
   Едва только я приоткрыла легонько скрипнувшую дверь, как на меня накинулось моё зверство. Летящий на бреющем петух в ограниченном пространстве производит неизгладимое впечатление: истерическое хлопанье крыльев, распушённый хвост с металлическими отблесками закономерно попадает в хозяйский рот, кукареканье, с нежностью бормашины вгрызающееся в уши.... Мыш подпрыгивал на ходильных сосочках, пытаясь влезть на руки, и добавлял свой веский 'гавк' в воцарившуюся вакханалию. Спать в такой обстановке невозможно....
   - Что стряслось? - раздался глубокий хрипловатый баритон Норрина, - Помереть спокойно не дадут.
   - Помирать вам, господин хороший, рановато будет, - отбиваясь от общительного Кока, сообщила я, - даром, что ли я из вас целый тазик всякой дряни вытащила?! Ещё с месяц отваров нужных попить и совсем выздоровеете!
   Уф, наконец-то смогла утихомирить фамилиаров! Соскучились маленькие, привыкли, что хозяйка их только на время работы бросает, а тут меня на целых полтора суток вырубило. Стою теперь с гордым птицем на плече и лохматым чудищем под мышкой.
   - Ну, и из-за чего, по-твоему, я кровью харкать начал?
   - Я могу предположить, что вы, мастер Норрин, много времени проводили в забое или в кузнице. Я права? - дождавшись утвердительного кивка продолжила, - Не знаю как у вас, а на моей родине у шахтёров и кузнецов, да и других, регулярно дышащих пылью, часто встречается такое заболевание, 'силикоз' называется. Просто частички пыли разъедают лёгкие, отсюда и кашель. В запущенной форме можно действительно начать харкать кровью. В вашем же случае на фоне силикоза развился, как бы назвать-то попонятнее.... В общем, в изъеденных пылью лёгких, завелись неправильные клетки, - интересно, поймёт ли он меня, - которые, после применения заклинания 'Малого общеисцелеющего', начали бесконтрольно расти, и почти задушили вас. Вот и всё!
   - Да! Понятно, что ничего не понятно! Батя мне рассказал, что какая-то Катиэль меня почти от Ящера вытащила, похоже, что это ты будешь?
   - Я, если позволите! - что-то ноги приустали, присяду пожалуй, на скамеечку у кровати, - Теперь вам, для закрепления эффекта, надо будет попить отвар есокеревой чаги, хорошо бы ещё добыть сушёных клубней ятрышника и йольского гриба. Ну, и, разумеется, пока будете принимать отвар чаги, придётся отказаться от мяса в любом виде, особенно копчёностей, и никакого пива! Не говорю уже о том, чего покрепче!
   - Да ты смерти моей хочешь! Мало того, что лежу пластом, так и поесть уже нельзя! А пиво мужчине всегда на пользу шло!! - негодующий Норрин даже подпрыгнул в постели.
   - Поспорим?! - прищурилась на болящего, - То-то вам табак и пиво уже на пользу пошли! Лёгкие аж чёрные от копоти были! Мне не верите, так у отца спросили бы! И нечего мне тут скакать!! Думаете, мне приятно было такое лечить?! Так что, теперь вам прописан строгий постельный режим и жёсткая диета! Даром, что ли, надрывалась?! А не будете слушать, так к кровати привяжу!!!
   В раздражении аж подскочила со своего места, скинув зверьё на пол. Не к добру это, что-то настроение скачет, жди теперь неприятностей.... Вот и спина заныла, к чему бы это? Ой, я идиотка-а-а-а.... Не просто идиотка, а ещё и склеротическая! Угу, размечталась, коль другой мир, так и календарь - побоку! Как же, жди! Теперь бы до своей комнаты добежать успеть! Пулей вымелась за дверь, оставив лежащего Норрина изумлённо хлопать рыжеватыми ресницами и чесать густую бороду.
   Успела, добежала.... Какое счастье.... Не-е-е-е, мужчинам этого не понять, и слава богам! Тэ-эк-с, что там я собиралась делать-то? Память просто девичья стала, неужто коса во всём виновата?! Ладно, лирику побоку, надо чаги набрать, а для этого нужен топор.... И где его взять? Задумчиво дёргая себя за ухо, не оттянуть бы его по образу и подобию Будды, однако, в очередной раз оказалась на дворе. И что это мне под ноги попало? О, да это мой старый знакомец, тот самый нахал, которому я шайку вместо шапки на маковку водрузила!
   - Эй, смотри, куда прёшь, человечица! Совсем ослепла, что ли?! - разоралась жертва моих раздумий.
   Ну, что могу сказать? Бедного цверга, если он цверг, для этой расы хлипковат и длинноват парень-то, можно только пожалеть. За последние двое суток я уже два раза основательно потопталась по его самолюбию, и если в первый раз он сам был виноват, то теперь.... Ничем бедняга не провинился, а его беспардонно уронили в лужу у поилки для скота, да ещё и ноги оттоптали. Мне стало стыдно....
   - Честное слово, я нечаянно! - повинилась и принялась выуживать свою жертву из 'благоуханной' жидкой грязи.
   - За нечаянно - бьют отчаянно!! За что мне такое?! Ты нарочно мне на каждом шагу дорогу перебегаешь?! - он безуспешно пытался привести себя хоть в какое-то подобие порядка.
   - Вот ещё!! - пытаясь отряхнуть филей пострадавшего, возмутилась я, - Делать мне больше нечего! Это ты первый в занятую мыльню попёрся! Мне что, тебя расцеловать надо было?!
   - Расцеловать - не расцеловать, а пинок лишним был! Надо мной весь постоялый двор потом потешался! Теперь вот в лужу свалила! За что?! Что я тебе сделал!?!
   - Я же говорю - нечаянно! Задумалась! Мне нужно чаги набрать, а для этого топор нужен! А у меня нет! Как я лекарство для мастера Норрина сделаю?! Получится, лечила, лечила, да не долечила, а потом болячка вернётся!?!
   - Чага, говоришь? Для Норрина? Девке в руки топор давать не дело, потом беды не оберёшься, - терзают меня смутные сомнения, что у него тоже руки не откуда надо растут, - Ладноть, пособлю тебе со сбором лекарства. Меня, кстати, Феонилом звать, что тебя Катиэлью кличут, я уже знаю.
   - Вот и познакомились! Ты одёжу менять будешь, аль так пойдешь?
   - Да чего время терять? Порты кожаные, сами просохнут, пошли уж, только я топор с сеновала прихвачу....
   В разговоре выяснилось, что Феонил студент-недоучка, с треском выгнанный из Подгорной Академии за прогулы и пьянки. Всё было бы ничего, да только он пытался перепить дварфов и цвергов и чуть не спился. Да, не с человеческим метаболизмом такие подвиги, однако. Силы-то у него было много, но вот с контролем проблемы. Вот и взял его мастер Бродальф под своё крыло, в память о старом друге. Так что, теперь был Феонил младшим подмастерьем у лучшего мастера Гильдии Артефакторов, правда, в этой должности его допускали только накачивать энергией простейшие артефакты, типа подвески с одноразовым щитом от летящих предметов, или ещё чего-то подобного.
   Оказывается, ходить по лесу с человеком, выросшим среди Подгорных жителей, очень занимательно. Только тяжело.... Он ухитрился лишить крова над головой всех окрестных пауков, собрав своей головой паутину с кустов, спотыкнуться о каждую валежину. Он, наверное, родился с топором в руках, иначе точно остался без какой-нибудь жизненно важной детали организма, ноги, к примеру. Нет, чаги-то мы набили, но нервы я себе потрепала основательно! Правда, нервотрёпка оправдалась - очередной раз навернувшийся Феонил лихо скатился в овраг на лесной поляне. Трава там росла высоченная, и мой спутник проделал там просеку, достойную ТУ-154. Затормозил он в цветах, найти которые я уже и не чаяла.... В воздухе колыхались красно-фиолетовые соцветия орхидеи - ятрышника. Мда, чем здесь растительность подкармливают?! То, что росло в моём саду около пруда, были высотой не больше тридцати сантиметров, и это я их удобрениями пичкала, а тут.... Овальные листья мне по колено, а увядающие соцветия, до боли смахивающие на гиацинты, покачивались на уровне пояса.
   Выдёргивая на ходу 'совочек некроманта' коршуном спикировала вниз, на добычу. Ну, подумаешь, чуть не села, поскользнувшись, на бедолагу Феонила и наступила на хвост Коку. Это же мелочи, правда? Главное, что я выкопала четыре огромных увесистых продолговатых клубня, каждый сантиметров по десять, не меньше. На пока хватит, за остальным 'богачеством' потом приду. Мой петух дорогу хорошо запоминает, плантацию не потеряю. Эх, жаль, что сейчас лето, а здесь красные мухоморы только в декабре растут, на йоль, что примерно соответствует католическому рождеству. Нет, жадность - грех, но пересилить себя не смогла и обобрала весь ятрышник, до которого смогла дотянуться, а в результате пришлось рвать подол камизы, чтобы дотащить до дому все добытые клубни.
   Обратно мы шли, нагруженные чагой и узлом с будущим салепом (салеп - высушённые клубни ятрышника. Прим. автора). То, как мы шли назад, можно было описать таким старым стишком: 'Самоходку танк любил/ В лес гулять её водил/ От такого романа вся роща переломана!'. Мы снесли почти всё на своём пути! Каким чудом добрались до постоялого двора до наступления темноты - для меня осталось тайной, покрытой мраком. В ворота мы ввалились с последними лучами заходящего солнца.
   Всё как всегда, уже закат, у меня с утра маковой росинки во рту не было, руки дрожат, зверство некормленое, а работы ещё.... Начать и кончить, что называется.... Накопанные клубни ятрышника надо срочно промыть, пока не попортились, чагу почистить и начать сушить, желательно у остывающей печки, для скорости. А жратеньки-то хочется.... Пойду-ка я к Маржене подлизываться, может сжалится над бедной целительницей, покормит вместе со зверинцем?
   В обеденном зале таверны народу было битком набито. Основную массу составляли безбородые дварфы, их компанию разбавляли редкие вкрапления местных, как сказать-то, чтоб не обидеть, 'пейзан'. Нет, путешественники, наёмники, понятно почему сидят и пьют пиво в разгар лета, но крестьяне.... Сомневаюсь я в том, что добрый хозяин станет в сенокос в корчме штаны протирать и наливаться по самые брови дешёвым пойлом. Тоже мне, 'камаринские мужики'!
   Мда, я совершила тактическую ошибку, нельзя было в одиночку заявляться в зал, полный поддатых мужиков. Ладно бы это были цверги или дварфы, они не представляли для меня угрозы, всё-таки представители иной расы, если не биологического вида, но homo sapiens.... От этих можно было ждать любой гадости - эва как масляными глазками-то посверкивают. Неприятно! Пойду-ка я отсюда, пока неприятностей не огребла. Развернулась на пороге и отправилась к чёрному ходу, ведущему на кухню постоялого двора. Там было хорошо, уютно, пахло едой и мне удалось, наконец, поесть! Первый раз за весь день! Закидывая в рот кашу с мясом с методичностью зерноуборочного комбайна, я размышляла о том, каким бы макаром ускорить процесс сушки чаги и будущего салепа. Вывод напрашивался только один - слёзно просить о помощи мастера Бродальфа, в конце-концов, должен же специалист такого уровня знать бытовые заклинания, если они, конечно, существуют.
   Естественно, сразу разыскивать старого цверга я не понеслась, ибо бестолку: какой смысл припрягать к работе человека (пусть он и цверг, это роли не играет), если материал ещё черновой обработки требует? Можно, конечно, гвозди микроскопом забивать, но зачем? Вот поэтому и сидела я на чурбачке у дровяного сарая, при свете замечательного фонаря со слюдяными окошками, и перебирала свою добычу. Я тщательно промывала крупные круглые клубни, оставив чагу на потом, решив, что выколупывать часть трутовика со спорами, можно и на ощупь в полусне. Мне никакой нож не требовался - всегда пыталась многое ногтями делать, винтики из компа, к примеру, выкручивать, а уж теперь! Отрастила коготок на указательном пальце правой руки и вперёд, никакая овощечистка не нужна!
   - Странно, никогда такого не видел! - густой баритон заставил меня подпрыгнуть на месте, только чудом не рассыпав начищенную чагу.
   За спиной стоял мастер Бродальф и пристально рассматривал мои руки.
   - Что с твоими руками, Катиэль?
   А что с ними? Вдумчивый осмотр не обнаружил никаких отклонений от нормы, от моей нормы, я имею в виду. Руки как руки: пальцы длинные, ладонь крупная (перчатки по жизни мужские ношу, с моим ростом нормально), ногтевые пластины, плавно переходящие в десятисантиметровые когти цвета липового мёда. Внешне полный порядок!
   - А что с ними, мастер? Вроде всё нормально!
   - Я имею в виду, что у тебя вместо ногтей. У людей такого быть не может, у орков, урук-хаев есть когти, но ведь не лезвия!
   - Ах, вот вы о чём! Так это подарок одной неординарной особы, дабы, цитирую, 'чтоб не совсем безоружная была'! Не знаю, как для самообороны, а для бытовых нужд мои коготки вещь незаменимая!
   - И особа эта имела непосредственное отношение к божеству?
   - Не знаю, наверное. Сейчас меня больше интересует, как высушить обработанные материалы? Чем быстрее, тем лучше! Вы не знаете, есть ли какие-нибудь бытовые заклинания для сушки одежды, к примеру? Ведь мне надо удалить влагу из растительного сбора.
   - Ну, подобные заклятья существуют, что сушить надо?
   Я молча продемонстрировала тазик отмытых до скрипа клубней и целую кошёлку очищенной чаги.
  
  
  Глава VI
   Руку мастера ни с чем не спутаешь - скастованное заклинание сотворило из полуфабриката совершенство. Ятрышник превратился в великолепный, желтоватый, полупрозрачный салеп, а трутовик стал крошиться в пальцах. Можно было приступать к приготовлению отваров. Хорошо, что семейство цвергов не испытывало особых финансовых затруднений, поэтому я достаточно легко заполучила в своё распоряжение кухню. Разумеется, Маржена стояла над душой, волнуясь за свою вотчину, но мне это ничуть не мешало, заодно я ещё и просвещала по всяким травкам - отравкам. Ведь это же просто неприлично, во всём селении нет ни одного травника! Повитухи, и той нет! Как они живут-то, вообще! Из часовни, что ль, не вылезают? Видела я тут подобное строение, видела. Видно, несчастным жителям Перепутья только и остаётся, что на бога надеяться, вопрос, только на какого....
   Отвары готовить - дело мне привычное, думать нисколько не мешает, поэтому голова была забита абстрактными размышлениями на тему 'Какое божество из славянского пантеона может покровительствовать инквизиции?'. Насколько припоминаю, языческие божества Евразии были достаточно лояльными, гонения на инакомыслящих не устраивали, вот и гадай, чьи служители костры палят. Что неприятно, у Маржены не спросишь, какому божеству посвящена деревенская часовня, и что это за святой отец, о котором голосила скандальная бабища.
   - Вы уж меня простите, Маржена, но не скажете, что за крикливая женщина у вас по соседству живёт? Я утром мимо её подворья прошла, а она меня ведьмой честить принялась, мол это я на малышку Лиману порчу навела.... С чего бы это, а?
   - Так это Милица, её ещё Горлинкой кличут! Второй такой скандальной бабы во всём Перекрестье нет! Мужик-то у неё тихий да незлобивый, зашугала она его, просто стыд!
   - Как я понимаю, прозвище говорит о 'добром и ласковом' нраве Милицы?
   - От точно гуторишь, лекарка!
   - У меня на родине говорят: 'На воре и шапка горит'. Откуда она взяла, что на вашу дочку порчу навели? Воздействовали-то на собаку....
   - От не знаю того! За пару деньков до того, как Дикий взбесился, крутилась Горлинка поблизости, это да.... Да она, проклятущая, кобеля-то и попортила!! Она ж ему косточку сахарну давала!!! Он же у чужих-то не брал, а она и грит, что их кабыздох такую сгрызть не могёт, а выкидывать жалко!!!! Пусть, мол, Дикий порадуется!!!! Ох, холера клята!!!
   - Погодите, погодите! Получается, что Милица угостила пса костью, и он обезумел? Зачем ей надо было, чтобы Лиману собака погрызла?
   - Да змеи-и-щ-щ-ща она подколодная, вот она кто!! По злобе подстроила!!
   - А кто обычно за Диким ухаживал, кормил там, двор чистил? Ведь не маленькую же девочку с тазиком похлёбки посылать?! Она же попросту его не донесёт!
   - Да Ливон за псом ходил, он его со щенка растил! Ох, - Маржена спала с лица и посерела, - это ж сыночку мово гадина угробить хотела?!
   По всему выходило, что она была права: покушались действительно на Ливона, но чуть-чуть не рассчитали, и жертвой оказалась Лимана.... Только вот зачем это понадобилось? Отставив в сторонку плотно укутанные горшки - настаиваться, присела за стол с кружкой травяного чая.
   - Получается, что так.... Непонятно только, какой ей от этого прок? Может, она в чём-то винит вашу семью? Тогда это могла бы быть месть - всё очень удачно сошлось бы!
   - Да Горлинка никаким боком к Тароватым не относится! - Маржена всплеснула руками, - Супружнику мому она не родня и не кума, муж ейный тож! А моих родичей Милица вообще не ведает - муж меня из Слободских Выселок просватал! Если только....
   Женщина подскочила и выбежала из кухни. В глубине дома раздался топот и приглушённые вопли. Через несколько минут всё семейство Тароватых во главе с Бомоном предстало перед моим взором.
   - Ну, сказывай, до чего докумекала, Катиэль, - прогудел глава семьи, - ежели моя жинка взвилась, точно её за седалище хорёк цапнул!
   - Нет, это вы мне расскажите, нет ли у Милицы дочери или племянницы какой?
   - Есть у Горлинки доча, - пробубнил насупленный Ливон, - за мной всё по пятам бегает! Страшная такая, что её аж отражение в речке пугается!
   - Голубь ты мой сизокрылый, ты ко мне свататься-то начал, чтоб девку влюблённую отвадить, что ли? - это многое объясняло, особенно неожиданно вспыхнувшую ко мне пламенную страсть Тароватова - младшего.
   - Ну, это....
   Точно, я была права! Ливон пытался прикрыться мной от назойливой поклонницы.
   - Ну, вот, а ты боялся! Теперь я попробую рассказать, что случилось, а вы, господин Бомон, поправьте меня, если где ошибусь, хорошо? - трактирщик заворожено кивнул, - Так вот, дело, скорее всего, в том, что дочь Милицы Горлинки по уши втюрилась в красавца Ливона. Влюбилась дева безответно, соответственно, страданий - полный дом. Ливон наш - жених завидный, любая мать такому зятю рада будет, я пока права?
   - Угу, - подала голос Маржена.
   - Значит, Горлинка, как хорошая мать, решила побороться за счастье любимой дочки, а для этого попыталась подстроить несчастный случай. Ливона-то пёс бы точно не загрыз, но покусал бы сильно, а тут влюблённая дева, преданно сидящая у постели страдальца и выполняющая любую его прихоть! А если добавить ещё и приворотное зелье? Уж коли порчу на собаку не поленились навести, то приворот просто просится! Слово за слово, и к празднику сбора урожая вы бы уже обзавелись невесткой!
   - Из Гладицы вышла бы справная невестка: добронравная, покладистая, работящая. Девка нравом вся в отца пошла, вот только лицо у неё, - покачала головой мать семейства.
   - Да как навьи по нему топтались! И грудь впалая, а спина колесом! Лучше в лесу медведицу словить да в постель уложить, чем с Гладицей любиться!!!
   Эк парня пробрало! Видать девица-красавица совсем ему прохода не даёт. Только это не объясняет магического воздействия на бедолагу - цепняка. В скандалистке Милице совсем не ощущалось сил, достаточных для такого мероприятия, следовательно, она обратилась к кому-то за помощью. А вот к кому?
   - Маржена, а вы не знаете, есть в Перекрестье маг, ведун или ещё кто, из этой же братии?
   - Нет, от нас даже бабка Осиповна, повитуха местная, в Галаний перебралась! Вот по приказу князя часовню Светоносного Михры поставили, и в ней служить отец Мейнун стал, так и перебралась! Оченно отец Мейнун магов и ведунов не жалует! Говорит, обо всём надо молить Михру, дары жертвовать святому отцу, тогда и воздастся! Может, и после смерти, но обязательно воздастся! А мерзких заклинателей - на костёр, как учит святой отче Лайоншесс!
   Мама дорогая! Ну и священник! Тикать отсюда надо, и побыстрее! С таким отцом Мейнуном загреметь на очистительный костёр - как нечего делать! Надо будет рассказать об этом мастеру Бродальфу, боюсь, если промедлить, то ряды моих знакомых могут сильно поредеть.... До отрицательных величин.... Кто знает, вдруг в этом княжестве есть мобильные отряды инквизиторов с мощной силовой поддержкой? Я бы такому совсем не удивилась....
   - А скажите, Милица эта очень набожная женщина?
   - Да она что не день в часовню молиться да исповедоваться отцу Мейнуну бегает! Да только она не в своих проступках кается, а сплетни да дрязги разносит! Говорю же, скандальная баба! Змеищща подколодная!! А священник её ещё и подзуживает, чтоб она везде подслушивала да подглядывала!
   Картинка выходила безрадостная. Получается, что противная баба получила заговоренную еду для собаки от священника. Просто замечательно, нечего сказать! Ладно, утро вечера мудренее, отвары я все заварила, теперь им настаиваться надо, а это без человеческого участия происходит. Завтра, а точнее уже сегодня - время-то за полночь перевалило, с ранья пораньше со всеми проблемами разбираться буду....
   Новый день начался для меня как всегда - с пронзительного вопля Кока. Всё-таки язва он редкостная, так бы и прибила, да жалко! Протёрла глаза, не выспалась совершенно - в глаза точно песка насыпали, кое-как выпуталась из одеяла, спихнула с подушки Мыша и, зевая, отправилась выдавать лекарства пациенту. Зайдя к Норрину, обнаружила прелестную картину под названием 'Жертва диеты'. Цверг, приподнявшись на подушках, с перекошенной физиономией, давился творогом и ягодным взваром.
   - Ну, целительница! - поднял он на меня страдальческий взгляд, - Тебе не в целительницы идти надо было, а в дровские Матроны! Тебе там самое место, среди этих сволочных баб!
   Ну, нифига себе наезд! С чего это он?!
   - Я этот клятый творог с малолетства не перевариваю! А ты, змея, мне и мясо есть, и пиво пить запретила!! Лежу тут, как бревно, и взвар сосу! А всё из-за тебя!!
   - Всё из-за силикоза. Это он вам лёгкие разрушил, а вовсе не я, - со стуком опустила кружки с отварами на маленький столик перед окном, - Выпейте-ка отварчиков целебных! Месячишко попьёте и всё как рукой снимет! Всего четыре седмицы без мясного и горячительного, зато потом будете полны сил!
   Присев на краешек кровати принялась поить болезного отваром чаги. Норрин кривился, но покорно пил. Человека, ой, простите, цверга, можно понять - видно, всегда был сильным, крепким мужиком, а тут заболел. Такие пациенты самые тяжёлые - соблюдать режим и ограничения в еде для них очень сложно. Отсюда капризы и нытьё.
   Только мой подопечный допил свои лекарства, как по мою душу явился лично Бомон, да не один, а с интеллигентного вида мужичком, деликатно маячившим за плечом трактирщика.
   - Слышь, целительница, - не обращая внимания на моё недоумение, выдал Тароватый - старший, - Нам бы с тобой с глазу на глаз поговорить надо, пока Ливона дома нет.
   - Ну, надо, так надо! Я ж разве против?!
   - Пойдём тогда на хозяйскую половину, - и, цепко подхватив меня под локоток, вывел за дверь.
   Выяснилось, что деликатный мужичок, это муж Милицы, Иссантий Вивлиофилик. Каким ветром потомственного библиотекаря занесло в Перекрестье, никто так и не понял, но вот уже почти четверть века он учил детишек в местном аналоге церковно-приходской школы. Его совершенно не радовало поведение жены, особенно её нежданно-негаданно возникшая тяга к исповедям. Судя по всему, он был согласен с классиком, что 'Чёрт ли сладит с бабой гневной?!', и предпочитал не вступать в дискуссии с супругой, а делать по своему, тем более, что до него дошли слухи об остановившейся в 'Старом тёрне' целительнице. Когда влюблённость Гладицы перешла из фазы охов-вздохов в фазу рыдательно-страдательную, папенька плюнул, взял дочурку за шкирку и отправился на переговоры к соседу.
   - Многоуважаемая Катиэль, не соблаговолите ли Вы посмотреть мою дочь, девицу Гладицу?
   О, как завернул! Он что, всегда так разговаривает? Немудрено, что его жена в грош не ставит! Она ж не понимает, что он сказать-то хотел!
   - Э-э-э-э.... А в каком смысле?
   - Дело в том, что моя супруга очень обеспокоена внешностью дочери. Милица весьма ценит советы отца Мейнуна, тщательно им следует, но только изменений в лучшую сторону не видно, наоборот, становится всё хуже и хуже: если раньше на лице девочки были только оспинки, то теперь, - Иссантий горестно вздохнул, - Да вы сами видите....
   Действительно, поглядеть было на что.... В принципе, Гладица была достаточно симпатичной девушкой лет шестнадцати: хорошей лепки лицо с высокими скулами и прямым носиком, густые тёмные брови, маленькие ушки, густые тёмно-русые волосы, но.... Это 'но' было просто гигантским - неровная, бугристая кожа, покрытая воспалёнными расчёсанными прыщами. Постойте-ка! Терзают меня смутные сомненья.... Посадив несчастную девицу на табурет, принялась внимательно изучать её шкурку. Предчувствия меня не обманули: если хорошенько приглядеться, то становилось видно, что больше всего красноты и раздражений обеспечивала классическая крапивница, или, по местному, золотуха. Что делать, придётся лечить!
   - Уважаемый Иссантий, я могу попытаться помочь вашей дочери, только есть одна проблема....
   - Какая же, уважаемая? Если дело в деньгах, то я заплачу сколько скажете, у меня есть некоторые накопления!
   - Нет, дело не в этом, хотя и от денег не откажусь. Если честно, я опасаюсь вашего священника. Если судить по тем слухам, которые до меня доходили, хорошего целительнице от него ждать не стоит.
   - Знаете, Катиэль, смею надеяться, что я обладаю некоторым общественным весом в нашем селе, да и господин Бомон тоже. Без нашего ведома отец Мейнун не сможет причинить вам неприятности.
   - Будем надеяться, только беспокоит отъезд местной повитухи. Кажется, её звали бабка Осиповна?
   - Вот именно после этого случая я стал наблюдать за священником. Не только вас беспокоит его поведение....
   - Ну, хорошо.... Положусь на ваше слово. Теперь о Гладице. К лечению можно приступать прямо сейчас. Для этого мне нужно сходить за шкатулкой в свою комнату....
   - Не нужно, - подал голос трактирщик, - твой лекарский сундучок Лимана принесла.
   Оперативно, ничего не скажешь!
   - Пусть ещё воды принесут и кипячёных тряпок. Да, ещё хорошо бы зверей моих сюда пустить....
   Бомон приоткрыл дверь и заорал:
   - Лимана!!! Где звери целительницы?
   - Со мной, папенька! - ответный вопль Лиманы заглушил подвывающий брёх Мыша.
   - Играется с меховой колбаской, - объяснил мне хозяин, - Очень твой невиданный зверь детке приглянулся, да и петух у тебя хорош! Даже у моего тестя такого не было!
   Ладно, пора и за дело браться! Отправив мужчин погулять, велела девушке раздеться, что было воспринято в штыки.
   - Чай не в мыльне!! Невместно приличной девице нагишом ходить!!!!
   - Так, голуба! Нагишом ходить тебя не заставляют! Тебе стоять нужно! Мне твои прелести и с приплатой не нужны, но вот Ливону.... Тебе нравится, что он о тебе говорит? - упрямица отрицательно помотала головой, - Ах, не нравится!?! Тогда слушайся тётеньку Катиэль и будет тебе счастье! Ливон не Ливон, но парни за тобой ещё побегают!! Уж это я тебе обещаю!
   Внимательный осмотр выявил не только проблемы с кожей. Бедный ребёнок жутко сутулился, пытаясь скрыть очень даже достойный бюст, кроме того, девчонку беспокоило левое колено. Суда по всему, она крайне неудачно упала и повредила мениск, отсюда и хромота, и лёгкое подволакивание ноги. Мда, как говориться, будем думать....
   - Ну, что, голуба, лечиться будем? - о, уже и соглашаться стали, - Значит так - сейчас ты проглотишь вот эту штучку, - продемонстрировала ей беленькую таблеточку антигистамина из заветной шкатулки, - и расскажешь, когда на тебя почесуха напала. Да не жуй ты лекарство, заглатывай как утка, горечь же страшная!
   - Да ещё весной по мне сначала волдыри пошли, а потом и чесотка эта напала! Так чешется! И всё сильнее и сильнее! И голова чешется, точно завшивела вся, и уши....
   - И локти, - подхватила тему,- и под коленями, и в том месте, о котором порядочная девица и знать не должна! Так?
   - Ой, точно так! А... откуда ведаете?
   - А ты думаешь одна такая, 'счастливая'? Не ты первая, не ты последняя.... Золотуха это обыкновенная! Запущенная только.... Скажи-ка мне, голуба, а по весне ты ничего нового, непривычного, есть не стала?
   - Да аккурат тогда маменька мне хлебцы освящённые отцом Мейнуном давать стала. Специально намоленные об обретении красоты и женихов....
   - Вот они тебе красы-то добавили! Всё парни поразбежались! Не будешь больше есть чудо-хлебцев, почесуха и не вернётся! Давай-ка я теперь твою спину погляжу!
   Уложив почёсывающуюся пациентку на широкую лавку, пробежалась ладонями вдоль её позвоночника. Шейный отдел.... Та-ак, имеем остеохондроз.... Не рановато ли? Перейдём ниже.... Грудной отдел.... В норме, пойдём ниже.... Поясничный.... Оба-на.... Защемление диска.... Девочка, да на тебе живого места нет!
   - Гладица, скажи мне, пожалуйста, ты много за вышивкой сидишь?
   - Много, тётенька, ой, много! Мои вышивки господа из Галания заказывают! Скатерти, покрывала! Ой, а не расскажите, кто вам платье с вуалью расшивал? И не жалко такую работу?! На вуали-то всё золотное шитьё обтрепалось!
   - Сама вышивала - сама обтрепала! У тебя глаза болят?
   - А откуда вы знаете?
   - Работаешь, поди, в темноте?
   - Ну, да.... Свечи жечь дорого, маменька ругается, а масляны светильники копоти много дают, работу испортить можно!
   Ну, ну.... Тут ещё и испорченное зрение намечается.... Какая прелесть.... Зато теперь понятно, откуда остеохондроз - 'привычное заболевание' секретарей и прочих 'сидячих' трудящихся. Вылечить-то можно, вопрос только один: 'Откуда брать энергию?'. Запас Гладицы не так мал, но и проблем до чёрта! Рисковать и снова вербовать в доноры Феонила как-то не хочется, здоровье, моё собственное, дороже.... Ну, и что делать?
   - Так, дорогуша, давай одевайся! Кстати, как твоя почесуха?
   - Ой, тётенька, а ведь меньше чешется!
   Действительно, краснота начала сходить и стали проявляться главные 'друзья' девушки - подростковые прыщи. Нет, угрозы для жизни они не представляют, но испортить личную жизнь - запросто! Вывести их достаточно легко, но.... 'Где деньги, Зин?', а в моём случае - силы. Впору начинать искать жертвенного агнца....
   О, меня осенило! Мамочка хочет доченьку замуж выдать? Хочет! Вот пусть энергией и делится! Теперь главное - заставить её пойти на это!
   - Оделась? Тогда пойди отца позови, мне с ним пообщаться нужно!
   Прихрамывая, она пошла за папенькой, а я осталась сидеть за столом, перебирая содержимое аптечки. Необходимо было подобрать медикаменты для девочки. Ладно, на ближайшие день-два у меня антигистаминов хватит. Если учитывать ту дозу, что Гладица уже потребила, ей понадобится ещё пять, а у меня в запасе пара пачек. Это сорок таблеток, не считая раствора для инъекций.... Странно, что вся моя заначка цела, ведь наркоман сидит на героине, а такой старый аллергик как я, как минимум, на кларитине, или ещё на чём-нибудь, потяжелее. На Миделии же у меня ни в одном месте не зачесалось, ни насморка, ни слёз.... Видать, права была одна моя приятельница, говоря, что аллергия есть только на город и прочие блага научно-технического прогресса. Ладно, к делу, мало снять симптомы крапивницы, надо дрянь, накопившуюся в организме юницы, вывести.... Для этого можно её подержать недельку, скажем, на тавегиле, или, что дешевле, на кашице из запаренного беломохвика. Местного сфагнума у меня два мешка, к тому же, всегда можно навестить монополиста Неждана. Итак, мы имеем продуманный курс медикаментозного лечения, защемлённый диск я вправлю, остеохондроз уберу, гормональный фон нормализую, зрение само исправится, как только на освещении экономить перестанет. На это внутреннего запаса Гладицы хватит, но вот нога....
   Дверь светлицы скрипнула, отворилась и на пороге появился папаня моей пациентки в сопровождении блудных фамилиаров.
   - Ну, что скажете? - Иссантий Вивлиофилик замер соляным столбом посреди комнаты, нервически потирая руки, - Ей можно помочь? Ну, хотя бы эти красные пятна с лица убрать?
   - Можно. Можно не только красноту снять, но и всё остальное вылечить. Скажите, господин Иссантий, вы знаете, что у вашей дочери шея почти не двигается, спина болит, нога левая в колене не гнётся? Да ещё она и слепнуть начала? Знаете?
   На Вивлиофилика стало страшно смотреть: лицо осунулось и помертвело. В гроб краше кладут, честное слово!
   - К-как же это, - запинаясь, пробормотал он, обессилено опускаясь на табурет, - Что теперь с моей девочкой будет?
   - Выздоровеет, куда она денется! Лекарства я подобрала, многое смогу убрать наложением рук, так, как Лиману штопала, но вот с коленом так легко не получится....
   - Всё, всё отдам! Только вылечи доченьку!
   - А если вы меня священнику сдадите? Я же тоже жить хочу! Я могу исцелить ногу Гладицы, но мне потребуются заёмные силы, моих не хватит!
   - Делай что угодно, только исцели!!! - вот это крик души!
   - Да ничего страшного я и не сделаю, только чуть силы вытяну у добровольного помошника, и всё! Желательно, чтобы это была ваша жена, Милица, в этом случае легче с энергией работать.
   - Лучше у меня берите, Катиэль! Милица женщина упорная, вбила себе в голову, что новый священник всегда прав, теперь не отступит! Мейнуна на вас натравит, тому Летучую Тройку вызвать проще простого. Нельзя с Милицей связываться!
   Ого! 'Летучая Тройка'! В Великую Отечественную в Советском Союзе были 'тройки' (трибунал), точно знаю, а это что за контора?
   - А 'Летучая Тройка' это что?
   - А вы не ведаете? Это новая организация под патронажем церкви Михры Светоносного, борющаяся с проявлениями злокозненного колдовства и ворожбы. Их ещё инквизиторами кличут.
   Да, конец подкрался незаметно! Наша скандалистка, оказывается, стучит не кому-нибудь, а агенту инквизиторов.
   - А что тогда она скажет, когда Гладица станет нормальной хорошенькой девушкой? К священнику не побежит?
   - Нет, она решит, что его молитвы и хлебцы помогли!
  Здорово, ничего не скажешь! Пахать, значит, буду я, а лавры собирать - Мейнун?! Обидно, да? Только выхода-то нет, не оставлять же ребёнка в таком виде.... А пакость священнику подстроить придётся! Надо только подумать, какую.... Желательно, чтобы ославить его не только на всё Перекрестье, но и чтоб слухи на весь Галаний расползлись....
   Фиг с ним, со священником, не до него пока что.... На сейчас надо Гладицу в порядок приводить, коль уж взялась!
   - Хорошо! Решит, так решит, мне же легче! Теперь слушайте: сейчас я смогу поправить девочке спину и более-менее привести в порядок кожу. Внешне она будет выглядеть, как картинка! Для закрепления эффекта придётся неделю три раза в день употреблять заваренную кашицу из беломохвика, она всю накопившуюся дрянь из тела уберёт. Ещё два дня, считая сегодняшний, она должна будет пить моё снадобье, утром, в обед и вечером. За сегодняшнее утро она уже выпила. Дальше, вы знаете, что ваша дочь вышивает на заказ? - Иссантий кивнул, - Тогда проследите, чтобы ваша жена перестала экономить на освещении, иначе Гладица может ослепнуть, она уже стала хуже видеть. Пока ничего серьёзного - недельку - другую дать глазам отдохнуть и больше не сидеть в потёмках, но если запустить.... Ничего хорошего не ждите! Теперь по поводу её колена: думаю, стоит заняться им завтра с утра. У вас есть возможность оставить дочь в гостях у Маржены? Хорошо бы нашлась, тогда я смогу проконтролировать процесс лечения, не попадаясь на глаза вашей супруге и отцу Мейнуну.
   - Ну, я думаю, что господин староста не откажет в нашей просьбе, - староста? Какой-такой староста? Это что, Бомон Тароватый староста Перекрестья?
   В просьбе Вивлиофилику действительно не отказали, и Гладица осталась 'гостить' у Маржены. Всё было совершенно пристойно, поскольку Ливона действительно не было дома. Оказывается, он ещё до свету отчалил в неизвестном для меня направлении в компании Гера, Мары, истеричной племянницы Гмалина, и пятёрки дварфов. Их отсутствие меня как-то не сильно расстроило, тем более, что мэтр Сигизмунд остался в 'Старом тёрне', приглядывать за сыном и всей остальной дварфийской компанией.
   После плотного обеда наступила пора заняться своими прямыми обязанностями. Загнала пациентку в свой 'нумер', разложила на кровати и принялась за дело. Первым на очереди стоял позвоночник с его остеохондрозом и ущемлённым диском. Да, мануальная терапия это замечательно, но очень уж руки устают. Ещё бы, часа полтора мышцы, точно тесто разминать, да позвонки на место ставить! Нет, до попадалова на Миделию костоправом я не была, но всегда знала, как должны ощущаться здоровые ткани. В общем, спину ей привела в порядок, теперь пора было заняться шкуркой....
   Подушечки пальцев невесомо скользят над лицом, имитируя массаж. Лёгкая вибрация уплотнившегося воздуха разглаживает неровности, как горячий утюг простыни, слабое покалывание в ладонях говорит об удалённом воспалении. С лица переходим на шею, потом - плечи.... Эта гадость, я угревую сыпь имею в виду, не ограничилась каким-то одним местом на теле девушки, нет, она расползлась почти по всей спине, зацепив ключицы и верхнюю часть груди! Это не только не красиво, но ещё и весьма болезненно - чешется же! А мне теперь не один час 'вальком' работать! (Валёк - деревянный прообраз жарового утюга, позже сфоткаю и выложу в иллюстрациях; прим. автора) К тому времени, когда закончила приводить в пристойный вид кожу Гладицы, светило устало спряталось за горизонт и стало темнеть. Та-ак, теперь последнее на сегодня: провести руками сначала над животом, а потом и над спиной пациентка, стараясь уловить, где именно железы внутренней секреции не так работают. При неправильном функционировании руки холодом обдаёт, а потом ладони сильно болеть начинают. Вот, нашла, наконец! Кисти обожгло холодом, а затем скрутило мучительным ощущением, точно жилы потихоньку тянут. Теперь круговыми движениями по 'солнышку' начать разгонять холод, заставляя вернуться приятное тепло....
   Ну, вот и всё на сегодня! 'С чуйством глубокого удовлетворения'.... Вот, что советское воспитание с людьми-то делает! Школу с институтом сто лет назад закончила, а штампы из 'Истории КПСС' так с языка и срываются! В общем, довольная как слон после ведёрной клизмы, любовалась я на плоды своего труда.... Устала, точно вагоны с углём разгружала, Гмалину лёгкие восстанавливать легче было, но дело того стоило! Теперь, когда лицо девушки не 'украшали' вулканические прыщи, оспины и красные пятна расчёсанной крапивницы, стало очевидно, что она если и не писаная красавица, но хорошенькая уж точно. Высокий лоб, соболиные брови, ярко-голубые глаза, опушённые густыми, длинными ресницами, точёный носик, пухлые губки 'бантиком'. Ну, если она будет вредничать, то к концу жизни может стать похожей на старуху Шапокляк, но пока.... Красотка, однозначно красотка! Ну, а что интеллектом не обезображена, так он для неё и не главное, как говорится, в роддом и без академических дипломов берут!
   - Ну, что, деточка, а теперь давай, пройдись по половице! - расслабленно прислонившись к тёплой, нагретой солнцем стенке, приказала я.
   Гладица покорно вздохнула и выполнила приказание. Теперь, когда её шею не сводило остеохондрозом, а поясница не болела от ущемлённого диска, сутулиться стало гораздо труднее, и уже нельзя было сказать, что 'грудь впалая, а спина колесом', но до идеала было далековато.... Если бы осанка была прямая, то и хромота не так бы бросалась в глаза. Этот недостаток с успехом маскировали бы смазливое личико и аппетитная фигурка, но сейчас.... Двигалась наша девица-красавица как Баба-Яга в исполнении актёра Милляра. Тут уж личико не спасёт.... Женщина может позволить себе иметь лицо, скажем так, неклассических канонов, и фигуру, далёкую по форме от песочных часов, но.... Она обязана уметь ДВИГАТЬСЯ!!! Прямая спина и лёгкая походка собирают целый хвост поклонников, а если это ещё помножить на пластику исполнительницы латиноамериканских танцев.... Веруня, верная жена моего штурмана Колюхи, уже устала отбиваться от желающих познакомиться! Ни возраст, а мы ровесницы, ни внешность, на личико она не 'ах!', прямо скажем, ни наличие мужа и ребёнка их не смущает! Подружка и меня заставила научиться отплясывать самбу, румбу и ча-ча-ча. Эффект не заставил себя ждать, теперь отбиваться приходится уже на пару.
   - Так, дорогая моя! Эдак дело не пойдёт! Придётся тебя потренировать, только чур, никому не рассказывать, чему тебя учить буду. Согласна?
   Глаза у девчонки стали почти квадратными, а в мозгу начали вращаться шарики, пытаясь со скрипом заехать за ролики.
   - Что это с тобой? Решила, что буду тебя волхованию обучать?! - я расхохоталась, - Не боись, тебе этому учиться бесполезно - способностей никаких! Я тебя буду учить правильно ходить.
   - Дык, разве ж я не умею? - обиделась Гладица, - Негоже над убогой хромоножкой потешаться!
   - Деточка, хромоту твою я завтра с утречка уберу! Это дело нехитрое, а вот твоя походочка.... Ты себе нарочно горб делаешь? - она насупилась и надула губы, - Слыхала я, как один парень говорил, что личико у тебя, 'как навьи по нему топтались! И грудь впалая, а спина колесом! Лучше в лесу медведицу словить да в постель уложить, чем с Гладицей любиться'. Это я его повторяю, не сама придумала! Нравиться?
   У, глазки у нас на мокром месте, нос хлюпает, и вообще, готовится массированное слёзоизвержение.
   - Ну, к лицу теперь не придерёшься! На вот зеркальце, полюбуйся, что у меня получилось, - сразу и слёзки высохли, и нос хлюпать перестал, и глазки загорелись, - Только одним личиком делу не поможешь. Чтобы грудь видна была, надо её выпятить да плечи назад убрать, тогда и спина колесом пропадёт.
   - Так маменька гуторит, что благонравные девицы должны очи долу держать, на людёв не задирать!
   - Ну, и не задирай! Только подбородок не опускай! А то так и кажется, что голова для тебя слишком тяжёлая, к земле клонится, потому и спина коромыслом согнулась!
   Хорошенькое личико застыло в недоумении, а потом на нём появилось непривычное выражение: на чистом, гладком лобике прорезались вертикальные морщинки, густые бровки нахмурились. Девочка начала думать! Дело, видать, для неё необычное, но необходимое.
   - Так что же получается, тётенька Катиэль? Что для парубка главное? Неужто, только тело да лицо? Что ж мне папенька с маменькой гуторили? 'Была бы душа красивая'! 'Были бы руки золотые'?!
   Так, кажется, клиент дозрел до полноценной истерики! Пора успокаивать, а заодно и проводить воспитательную работу.
   - Ну, так они правы, по-своему. Беда только в том, что любой мужчина, сколько бы ему лет не было, оценивает девицу сначала глазами. Ежели глаз радуется, то он ещё и ещё смотреть будет! Некоторые только глазам и доверяют, когда жену себе ищут, а потом всю жизнь локти кусают. Которые поумнее, ещё и слушать умеют, могут красоту души оценить. Хуже всего, когда тебя только за золотые руки ценят, получается, что жену, точно скотину рабочую выбирали.... Оно тебе надо? Вот потому и хочу тебя научить так ходить, чтобы все парни твои были! Тогда не они, а ты выбирать будешь! Только смотри, сама не ошибись с выбором....
   - Это как это?
   - Так это! - я завозилась на лавке, устраиваясь поудобнее и подпихивая под спину небольшую подушку, - Ты вот как себе представляешь свою будущую жизнь? Чего хочешь?
   - Замуж за Ливона выйти!
   - А дальше?
   - Что дальше?
   - Ну, вот поженились вы с Ливоном, а что потом будет? Как жить-то будете?
   - А... А.... А я не ведаю.... Я только об свадьбе мечтаю, как он, такой красивый, меня перед алтарём Матушки Макоши целует.... А дальше.... Как у всех, как же иначе?
   - Во-о-от, о чём я и говорю! Не о красавце Ливоне ты думаешь, а о своей свадьбе с красавцем! Видать, просто Тароватый-младший в Перекрестье самый видный парень, вот ты его в женихи-то себе и назначила. Нет так, что ли?
   Гладица надолго замолчала. Раздумывая, она сначала чесала в затылке, подняв волосы 'петухами', потом принялась переплетать косу. Её руки ни на секунду не могли остановиться. Мда, нервишки у неё ни к чёрту! Очень легковозбудимая особа. Надо будет ей успокоительный сбор подобрать, не то, не дай Велес, опять проблемы с кожей начнутся.
   - Похоже, что так, тётенька.... Выходит, я дурочка, да?
   - Нет, деточка, что ты! Ты просто очень молоденькая, только и всего! Пожила бы с моё, и сама бы это поняла.
   - А сколько ж вам зим-то, тётенька Катиэль?
   - Ну.... Достаточно для того, чтобы моей дочке было бы столько же, сколько тебе.
   - А где ж она?
   Куда-то не туда наш разговор зашёл....
   - Погибла.... Пока ты снова не начала расспрашивать, скажу, что погибла она вместе с моим мужем и роднёй.... Я осталась одна.... Ты хорошая девочка, Гладица, поэтому мне не хочется, чтобы ты испортила себе жизнь. Ладно! Теперь слушай: твоей хромой ногой займёмся завтра, а послезавтра начнём учиться правильно ходить. Пока же старайся на горбиться! Я сейчас тебя поставлю, как надо, а ты постарайся запомнить, как нужно спину держать.
   Осанку можно выпрямлять по разному. Можно с грузом на голове ходить, положишь так книжку формата А3 на голову и ходишь кругами, пока талмуд с головы не свалится. Уронила? Ничего! Повтори процесс заново! И так месяцами.... Можно специальную сбрую носить. Удобно, конечно, но, опять-таки, дело долгое. Есть вариант и для любительниц экстрима: заняться стрельбой из лука и верховой ездой. Очень полезно для здоровья, но в данном конкретном случае не подходит, а жаль..... Придётся воспользоваться садистскими методами моего бывшего тренера по танцам.
   На занятия приходили дамочки разных возрастов и весовых категорий, соответственно, похвастаться прямой спиной могли немногие. Препод называл такую осанку 'тип - рыболовный крючок' и боролся с этим просто, но действенно: кулаком промеж лопаток. Локти назад оттянет, тут поневоле выпрямишься, и ка-ак стукнет аккурат по застёжке лифчика.... Эффект - сногсшибательный! Спину держать за два-три занятия привыкали! Вот эту практику я на Гладице и применила, конечно, никаких жёстких застёжек на нужном месте у неё не было, но и без этого сработало. Главное теперь, чтобы она запомнила как надо плечи расправлять!
   Пока возилась с красой-девицей весь день прошёл, а я и носа во двор не казала.... В сумерки тож погулять не придётся - надо свои книги проштудировать, успокоительный сбор подобрать. Ещё крайне желательно продумать, как завтра мениск восстанавливать....
   Во-первых, надо будет обезболить. Ну, это несложно! Около каждого сустава есть такие специальные точки, при нажатии на которые полностью теряется чувствительность. Получается нечто вроде местной анестезии.
   Во-вторых, придётся вскрывать суставную сумку. Ладно, проблемы со скальпелями у меня нет - коготки прекрасно подходят для этой цели. Единственно что, придётся воспользоваться спиртом, протереть их, от греха подальше....
   В-третьих, и в самых главных, нужно накачать девчонку дополнительной энергией. А для этого её нужно откуда-то взять. Ладно, уже решили, что донором послужит г-н Вивлиофилик, но это ведь мне придётся вампирить.... Попробую, куда деваться-то.... Что ещё я забыла? Вроде ничего! Тогда пора на боковую, завтра меня ждёт чёртова прорва дел, и, боюсь, ещё больше проблем. Уж больно сегодня всё тихо и спокойно было, ох, не к добру это.....
  
  
  Глава V
  Я медленно иду по узкой извилистой тропке через заросли бодяка и крапивы. Дорожка вела к полуразрушенному бревенчатой избе под крышей из дранки. Крыльцо покосилось, дверь висела на одной ремённой петле.... Тлен, прах и мерзость запустения.... Медленно, с трудом преодолевая сопротивление воздуха, поднялась по прогнившим ступеням и вошла в тёмные, захламлённые сени. Впотьмах кто-то шебуршится, попискивает, с потолка на голову сыплется сенная труха. В сени выходят две двери: одна ведёт в пустой хлев, а вот вторая.... Её заклинило. Я тяну её на себя, но без толку. Толкаю от себя - не помогает! Бьюсь о дверь, как рыба об лёд. Не знаю почему, но мне необходимо войти в неё. Надо, и всё тут! В отчаянии кричу: 'Велес! Помоги!', и с разгону влетаю в светлую горницу. Белёная русская печь, широкие лавки вдоль стен, в воздухе стоит аромат лекарственных трав, пучками развешанных на всех вертикальных поверхностях. Маленькое окошко, затянутое мутным бычьим пузырём.... А откуда тогда свет?
   - И кто это моего мужа поминает? - раздался голос за моей спиной.
   Подпрыгиваю, теряю равновесие и плюхаюсь на пятую точку. Подняв глаза вверх, вижу высокую, стройную женщину, с холодным интересом разглядывающую неуклюжую особу у своих ног.
   - Ты кто, бабонька? Каким ветром ко мне в гости занесло?
   Онемев, во все глаза разглядываю хозяйку. Бледнолицая красавица с ярко-красными губами, тёмно-синими, практически чёрными, глазами, тяжёлыми веками и неестественно длинными ресницами, отбрасывающими тени на пол лица, смоляные косы змеями лежат на высокой груди.... Кто она? 'Мужа поминает'!?!
   - Яга Виевна?! - шокировано всхлипнула.
   - О, как! Признала, свойственница? Догада! Зачем пожаловала?!
   И верно, что я тут делаю?
   - Не знаю, - растерянно отвечаю, - Шла по тропинке и вышла к заброшенному дому. Стало интересно, что в нём.... Вот и всё....
   - А супружника моего зачем звала?
   - Так я Велеса всегда поминаю, когда мелкая была, прабабушка всегда так говорила....
   - Зови, не зови, отсель не докричишься, свойственница, - погрустнела хозяйка, - я уж сбилась со счёта, сколько зим его зову..... Дозваться не могу.... А ты, бросай тосковать! Тоска тебя душит, жить не даёт. Нельзя так, тем более, нашей сестре....
   Образ Яги тает, скручивается синеватым дымком, а я проваливаюсь в чёрный омут сна....
   'Утро красит нежным светом....' На рассвете меня поднял Кок, принявшийся скандалить с Мышом по поводу места под солнцем, точнее на моей груди. Иногда на зверьё находит такая блажь, они начинают рваться в хозяйскую кровать, пытаются постоянно сидеть на ручках и всячески мешать жить. Теперь вот снова - здорово! Утро они мне испоганили, а отдуваться придётся окружающим, на которых я срываться буду. Вот ведь паршивцы! Придётся целый день работать в мерзопакостном настроении, что не есть хорошо....
   Операционной должна была послужить моя комната, теперь я была умнее и заранее удалила всё, что жалко изгваздать кровью. Натянула мужские порты и рубаху, с помощью Бомона соорудила из пары жердей и простыней ширму, чтобы не пугать пациентку, запаслась кипячёной ветошью.... Кажется, всё готово....
   Сразу после завтрака пришёл папаня Гладицы, и мы приступили к пошаговому выполнению плана операции. Откачка энергии у добровольного донора стояла на первом месте. Теоретически, я прекрасно представляла себе, как это сделать, но, что гораздо хуже, никогда не делала такого на практике. Придётся импровизировать....
   Ну, что ж, приступим. Пациентку уложила на кровать, ширмой загородив ей ноги выше колена. Потом усадила донора на табурет и изобразила из себя нечто похожее на переходник от него к дочери, то есть положила правую руку на плечо мужчины, а левую - на плечо Гладицы. Теперь сосредоточиться и представить, как тёплая энергетическая волна перетекает через моё тело от отца к дочери. Первые несколько минут ничего не происходило, но потом.... Тёплый искристый ручеёк постучался в правую ладонь, игриво потёрся о щёку, спустился на ключицы и вприпрыжку помчался по левой руке к реципиенту. Даже не могла себе представить, что работа с энергией может быть такой лёгкой! Много сил выкачивать из Иссантия не было необходимости, поэтому я достаточно быстро свернула передвижную насосную станцию, и переключилась на девушку.
   Неторопливо, тщательно прощупала (или 'прочувствовала'?) левое бедро Гладицы. Скопления нервных окончаний, при сильном нажатии на которые практически полностью теряются болевые ощущения, оказалось достаточно легко найти: от них тянуло теплом. Не хотелось мне полагаться только на импровизированную акопунктуру, а посему, дополнительно накачала пациентку маковым настоем. Пока препарат ещё не подействовал, потыкала затупленным когтем в обнаруженные точки - сработало, между прочим! Нога совсем потеряла чувствительность!
   - Иссантий, пересели бы вы к дочери, за занавесочку! Не советую смотреть, не ровён час, ещё плохо станет, откачивай вас....
   - Уважаемая Катиэль, вам что, мнится будто мне от зрелища кровавого дурно станет?! Смею уверить, на моём веку, и не такое зреть доводилось!
   - Одно дело когда видишь кровь чужого человека, и совсем другое - близкого! Я вон, тоже, не радуюсь предстоящему....
   Уговорила-таки его перебраться к дочуре за ширму, чтоб над душой не стоял. Не знаю как кому, а мне в такой ситуации хочется прибить наблюдателя и сказать, что так и было. Пока суд да дело, пациентка ожидаемо отрубилась и можно было приступать непосредственно к делу.
   Охо-хо-нюшки! Страшно-то как! Тэ-экс! Посмотрим, что же с коленом.... А с коленом ничего хорошего.... Интересно, почему так покорёжена суставная сумка? Впору, хоть протез ставь! Ну, искусственного сустава у меня нет, зато я могу восстановить её собственный. Ну-с, приступим....
   Понятия не имею, сколько возилась, но удалила все поврежденные ткани и нарастила новые. Успела очень вовремя - пока кожу сращивала, Гладица уже очнулась.
   Странно, что опять внизу стряслось? Шум, гам, беготня.... Ржание.... Что, интересно, опять стряслось?! Неужели нашёлся гений, ухитрившийся в трапезный зал лошадь затащить? И Маржена его не убила?! Какая прелесть! Надоть посмотреть! Ну, Вивлиофилики пока пусть отдыхают от всех потрясений, а я пойду любопытствовать....
   'Мда, интересно, тут всегда так 'весело'?' - вертелось в моей голове, пока я, застыв на пороге, обозревала пейзаж. В зале было довольно темно, ставни почему-то закрыты, несмотря на белый день. В полумраке зала на столе лежал человек, возле которого суетилась женщина, судя по силуэту, Маржена. Радостно верещала Лимана, повиснув на шее одоспешенного мужчины. У стеночки нервно перетаптывалось ещё штук семь-восемь внушительных, издающих металлическое позвякивание, личностей. Со стороны кухни слышался голос Бомона, строившего девах, разносящих еду в таверне.
   - Лимана! Отпусти дядьку! Лучше добеги до целительницы, может она.... Да вот она! - воскликнула хозяйка, обернувшись, - Катиэль, что мне делать!?!
   Интересный вопрос, однако. С чем делать-то? Или с кем? При ближайшем рассмотрении оказалось, скорее 'с чем', чем 'с кем'. Батюшки - матушки! Да я ж его знаю! Это же Госрой Красивый, тот самый зеленоватый красавец! Эк, его приложило-то! Теперь он сильно смахивал на покойника: лицо землисто-серое, с заострившимися чертами, как у несвежего трупа, кожа пошла подозрительными пятнами, и только непрестанно дергающиеся кисти рук говорили о том, что он пока жив. В этом не было ничего удивительного - в опасной близости от солнечного сплетения торчал гладкий, точно отполированный колышек. Ещё парочка до боли знакомых деревяшек угнездилась под правой ключицей. Чудесно! Пневмоторакс! А что я помню про его лечение? Почти ничего, только основы первой помощи. Главное там герметично заткнуть дырку так, чтобы воздух в грудную клетку не поступал и постараться побыстрее доставить клиента в реанимацию. Реанимации тута нет, я вместо неё, значит займёмся изоляцией, а там как пойдёт.
  - Маржена, почему он до сих пор в кольчуге?
   - Дак снимать побоялись! Он же кровью б истёк, пока дотащили!
   - Сейчас не успеет! Так, кто-нибудь, помогите мне стащить с него доспех! Да поживее!
   Такое впечатление, что мужик попал под горячую руку охотнику на вампиров. Острые деревяшки пробили клёпаные кольца и глубоко погрузились в тело. Стаскивать кольчугу при таком раскладе - занятие не для слабонервных. И не для слабосильных.... Ведь что такое кольчуга в принципе - это свитер, связанный из отдельных колечек. Если человек сам раздевается, то снять её достаточно просто - наклонился и стряхивай, она сама сползёт. Но снимать такой доспех с тяжелораненого, что называется, занятие на любителя.... Сейчас в роли такого любителя пришлось выступать мне.
   Выглядело это примерно так: молодой мужчина, на котором висела Лимана, удерживает раненого в сидячем положении, второй воин потихоньку закатывает железную рубашку вверх, ну, а я, с максимальной осторожностью, стаскиваю металлическое плетение с древесины. Надо же, какой крепкий кол - прошёл сквозь кольца, как нож сквозь масло! Я поняла бы, если бы кольчуга сведённая была, так нет, клёпаная! Четыре колечка порвались, как из гнилой пряжи! Зато теперь стало ясно, почему доспех не защитил своего хозяина. Ну, нельзя же так пренебрегать безопасностью! Вот интересно, кто додумался надевать под кольчугу просто стёганку, типа телогрейки, без кожаного усиления?! Хороший подкольчужник, со вставленными кусочками толстой кожи, выдерживает прямой удар топором, а на теле даже синяка не остаётся. Это я точно знаю, сама Сашке, мужу моему покойному, такой шила. Здесь же намёка на усиление нету, вот и нашпиговало человека.
   Во всём этом была только одна светлая сторона - такие стёганки моим когтям на препятствие. Распорола, и всё! Ну, что? Начинать лечить с раны в животе смысла нет, по сравнению с кольями в лёгких, о ней и говорить нечего.... Срезав лишние тряпки, выдернула первый колышек из-под правой ключицы и заткнула левой рукой, наложением рук так лечить легче. Мужик выносливый оказался, запас сил большой, работать просто. За первым пошёл второй, потом третий....
   Фух, вот и всё.... Ну, посмотрим, жив зелёненький или уже того, преставился? Что называется, не дождётесь! Живее всех живых! Знаете, что эта сволочь сделала, как только очухалась?! Этот огурец недорезанный приказал посадить меня под арест! Конечно, камеры предварительного заключения в 'Старом тёрне' не нашлось, так меня запихали в погреб, как сообщил расстроенный Бомон, 'до выяснения'. Вот и лечи после этого!
   Теперь сижу на перевёрнутой 'бородатой' (с торчащими из плетения прутиками; прим. автора) корзине, клацаю от холода зубами и прикидываю, как бы согреться. Метод Атоса из 'Трёх мушкетёров' мне не подходит - не с моими мигренями, а никаких тряпок или шкурок тут нет. Очень чистый, аккуратный погреб. Одно только радует, если что, Мыша и Кока Лимана прикроет, хоть они уцелеют, на целостность своей шкуры я уже и не рассчитываю.... Сколько так просидела - не имею ни малейшего понятия, но закоченела до состояния сосульки: щёлкнешь по носу, звон на всю округу пойдёт! Замёрзнуть до смерти не успела - в Перекрестье явилась какая-то большая шишка и решила допросить подозрительную личность. Два угрюмых мужика под белы рученьки протащили меня по испуганно замершему постоялому двору и впихнули в дверь моей собственной комнаты.
   Мой 'нумер' превратился в допросную. Все мои вещи были перерыты и ровным слоем покрывали постель. На столике под окошком небрежно брошены мои гримуары и распотрошенная шкатулка с лекарствами. Особый интерес проявили к земным препаратам, а вот беломохвик и салеп с чагой проигнорировали. В комнате царил полумрак, что не удивительно - уже давно стемнело и на небо высыпали звёзды. Единственным источником света служил маленький шарик, до боли смахивающий на шаровую молнию, который подкидывал на руке раздражённый мужчина в одеянии, которое нельзя было назвать ничем иным, кроме как сутаной. Мой бывший пациент в расхристанной рубахе сидел на кровати и перебирал мои баночки с косметикой. Он что, думает найти в них что-то противозаконное? Или в этом мире использование крема для рук карается аутодафе? Едва я появилась на пороге, как мужик в сутане прекратил жонглировать и поместил шарик на подставочку с отражателем, один в один как у керосиновой лампы, стоявшую на столе. Конвоиры пихнули меня на жёсткую щепастую табуретку, откуда только взяли такую, и вышли за дверь. Оказывается, тут тоже умеют светить в глаза допрашиваемому, какая прелесть! Здравствуй, здравствуй, родная история! Здравствуй, здравствуй, тридцать седьмой! Вот, только в результате следователя разглядеть не могу, а жаль....
   - Ну, что, ведьма? - голос сутаноносца был любезен до приторности, - Каяться в своих прегрешениях будешь?
   В каких - таких прегрешениях? Поскольку, никакой вины за собой не ощущала, то скроила самое невинное выражение лица, какое только могла.
   - Молчишь, значит?! Сказать нечего?! Говори, не стесняйся, всё одно ничего сделать не сможешь, тут защита от чужой магии стоит, - мерзко ухмыльнулся, скорее всего, маг.
   - Да не умею я магичить, - горестно вздохнула, - умела бы, тут бы не сидела.... Лечить могу, травы собирать могу, а колдовать или ещё чего такого.... Не могу....
   - Врёшь, подлая, - это с-с-скотина влепила пощёчину, да такую, что я с табуретки спикировала на пол, пребольно саданувшись копчиком. Так, Катюха, спокойствие, только спокойствие.... Дыши, дыши, когти не выпускай, дыши глубже.... Не надо тебе на костёр, делать тебе там нечего, а щека поболит - поболит и перестанет, даже синяка не останется....
   - Важий, прекрати, - вмешался Госрой, - насчёт лечить она не врёт! Да, и насчёт прочего - тоже.
   Я сидела на полу, держась за щеку, и внимательно разглядывала местных. Всё было понятно, Важий играл роль 'злого следователя', а Госрой, соответственно, 'доброго'. Была ли для меня какая-нибудь разница? А кто его знает, надеяться-то хочется на лучшее....
   - Откуда ты родом? - в игру вступил 'добряк', - Родичи-то твои, поди волнуются, что ты одна-одинёшенька по дорогам скитаешься?
   - Так меня же дядька в Галаний и отправил! - возразила я, зачисляя Неждана в свою родню.
   - И кто же у тебя дядька? Где живёт? Может, он знакомец мой?
   - Вот чего не знаю, того не знаю. Дядька мой - волхв Неждан, живёт отшельником близь деревни Болотинки, что на опушке Гиблого леса. Он сам отправил меня в Галаний, сказал, что учить меня ему больше нечему, а травнице - лекарке надо среди людей жить.
   - Волхв Неждан, говоришь? - прищурился Важий, - Случаем, не Велеса ли он служитель?
   - Да, а что?
   - Да ничего, - передразнил меня маг, - Из какой же глуши ты выползла, если не ведаешь, что в княжестве Далийском служителей Велеса почти не осталось?
   Вот это да! Это как же? Куда же они делись?! Я ошалело привалилась к табуретке, рискуя нахватать заноз. Кому же не угодил покровитель знаний?
   - Да я и сама Велеса чту. Да, только дядька мне ничего про эдакое не рассказывал, - протянула я, - А, что до глуши.... Болотинки-то самая, что ни на есть, глухомань, а мы с дядькой и вовсе на берегу болота жили, людей раз в году видели, когда деревенские на Купальскую ночь за разрыв-травой да папоротью в лес забирались.
   - И как же ты одна сюда добралась?
   Ну, я и рассказала адаптированную версию.... Что тут началось! Оказывается, десяток Госроя появился в Перекрёстье не просто так - он разыскивал купца, торговавшего редкими травами и заморскими диковинами. Правда, за этим купцом водились и тёмные делишки: ходили слухи, что другие торговцы, его конкуренты, подозрительно часто пропадали. Одни разорились и уехали из Галания, на других нападали грумши (так называли орков, поклонявшихся Груумшу Одноглазому), третьи просто бесследно исчезли, а магического воздействия не фиксировалось. Кто же был этот купец? Конечно же, мой знакомец, господин Мазров! Нет, я-то этому ничуть не удивилась, а вот маг особых поручений Важий, вместе с десятником, меня чуть не дварковали влендишным способом (что это такое - науке неизвестно, но явно что-то оч-чень неприятное!). Выдали меня железки, подобранные на дороге после нападения тёрна. Княжьи люди вытрясли из меня всю душу, допытываясь, как я с торговцем познакомилась, да что он мне говорил.
   - Да ничего он мне не говорил!! Поглядывал на меня очень нехорошо, - поёжилась я, - охранники меня пытались всякими страшилками пугать... Какими? Глупыми! То про ходячих росянок, то про громадных летучих мышей, то ещё про какую пакость! Чушь это всё! Росянок я на Гиблом болоте навидалась, здоровые они, что да, то да, но ходить не умеют, им и так хорошо! А в мышь летучую с доброго мужика ростом, я не верю! Как она летать-то будет?!
   Важий недобро на меня посмотрел, и заметил:
   - Зря не веришь, водятся такие тут, водятся. Человека за пару минут разделывают.
   Я тихо прифигела: 'Ну, надо же!', подумала вскользь.
   - Правда? Вот бы поглядеть на них, - размечталась, как всегда, не вовремя.
   - Где купец?! Говори, Груумшево отродье!! - неожиданно заорал бывший пациент.
   - На Мазрова с охранниками боевой тёрн напал! В охранников плюнул колышками, почти такими, как я из десятника повытаскивала, - кивнула на Госроя, - а на телегу с лошадьми сверху прыгнул, а в телеге-то Мазров сидел....
   - Врёшь, ведьма! Как же ты сама уцелела, если, говоришь, тёрн напал?!
   - Не вру! Я сзади шла, хотела от торговца отстать! Боялась, как бы чего не сотворил со мной такого, нехорошего. Меня кобыла на обочину утянула, подальше от тёрна! Он меня только понюхал, и всё! Может, меня Велес защитил! Я его чту, зверьё не обижаю! По Гиблому болоту завсегда спокойно ходила, а говорят, что из него не выбраться!
   - А потом что? Железо откуда?
   - Как откуда? - изумилась я, - Тёрн же торговца с охранниками сожрал! Как плюхнется на мёртвых, полежит и встанет, а на земле только металл и остаётся! Разве не знаете?!
   - Знаю! - рявкнул маг, - Так! Госрой, под твою ответственность! Если чего, князь шкуры с обоих спустит!
   Чего это они, а? Что значит, 'под твою ответственность'? Ничего, меня просветили! Оказывается, как подозрительное существо без роду и племени, известного, во всяком случае, меня запросто могли 'пустить в расход', но, но, но.... Меня спасло заступничество мастера Бродальфа и семейства Тароватых. Цверга Норрина надо было долечивать, Иссантий Вивлиофилик порывался мне ноги мыть и воду пить, так его осчастливило преображение доченьки, Лимана просто закатила грандиозную истерику.
   И снова я сижу под замком, хорошо хоть не в холодном погребе, а у себя, правда, теперь это не моя комната, а Госроя Красивого. Лимана отирается под дверью, но её не пускают, только фамилиаров пустили, и то хлеб. Сидеть скучно, читать нечего - мои талмуды забрал Важий, а кроме них и глаза воткнуть не во что, только и остаётся, что сидеть у окошка и чесать Мыша.
   Да, недолго мне пришлось гадать, что значит 'под твою ответственность'! Тем же вечером меня и просветили! Постаралась, рожа зелёная, от всей, так сказать, души! Получилось прямо по классику: 'И стал он пользоваться ей не как Кассандрой, а как простой и ненасытный победитель'. М-да.... Во всей этой похабной ситуации был только один плюс, но немалый, приходится признать. Продаваться выгоднее оптом, не в розницу, а ложиться под одного, а не под весь десяток, и, возможно, не по одному разу.... Мне, можно сказать, повезло.... Так что, лежала я, размазанная спиной по стенке и уткнувшись носом в лысую подмышку Госроя. В голове ворочались неприятные мыслишки.... 'Только бы не залететь, - назойливо вертелось в воспалённом мозгу, - вроде не должна, но чем чёрт не шутит.... Как же вылезти из-под этой туши?! Ох, точно помню, брала же на всякий пожарный упаковку! Если эти деятели всё не покрошили....'
   Выползти из кровати получилось не с первого раза - регулярно ловили и пристраивали вместо плюшевого мишки. Только на пятой попытке удалось перелезть через.... Ну, и как мне его называть?! Если вежливо? 'Ай, подумаю об этом после.....' - придя к такому решению, на цыпочках прокралась по скрипучим половицам к столу у окна.... Точно мышь в овине шуршала я в груде лекарств, лихорадочно ища нужное. Было, было, точно было.... Ведь никто же не думает, что только 'благородные доны' на ролёвки ездят чтобы поразвлечься, во всех смыслах, я имею в виду, но и 'прекрасные дамы' также не исключают такой возможности, а я так тем более.
   - Что ищешь, ведьма?
   Голос с кровати прозвучал, как гром с ясного неба. Я его разбудила-таки, вот невезуха!
   - Снадобье. Надо выпить, пока поздно не стало, - глянула через плечо на, скажем так, собеседника.
   Он приподнялся на локтях и с интересом разглядывал меня в предрассветных сумерках. Видать, ночью не налюбовался, скотина....
   - А, ну, ишшы, ишшы, - милостиво разрешил он, - Всё одно ж не поможет.
   Я чуть не села голым задом да на холодный пол.
   - Это почему это?! Тебе что, байстрюк от меня прям сейчас нужен?!
   - Какой байстрюк?! - неподдельно изумился Госрой, - Я ж тебя невинности лишил!
   - Это я как-то поняла, знаешь ли! Такое ни с чем не перепутаешь! Что с того-то?!?
   - Как 'что'? Ежели ведьму невинности лишить, то она колдовать ни в жисть не смогёт!
   - А заодно и детей у неё не будет? Так, что ли?!
   Мама, роди меня обратно! Куда я попала?! За что?! Знаю, за что! За то, что поддалась на уговоры неизвестного мужика! За то, что такая дура!
   - Колдовать я и так не могу, - мои поиски возобновились, - Зря старался.
   - А мне по нраву....
   - Зато мне - нет!
   Ур-ря! Нашла! На сухую заглотив таблетку, уцепила своё меховое одеяло и отправилась досыпать в уголок. Спокойно полежать не дали - вытрясли из овчины и оттранспортировали снова на кровать.
   - Не вертись! Дай поспа-а-ать, - с подвыванием зевнул мужчина, - Ну, что за егоза, а....
   Угу, 'умаялся, бедненький'! Чтоб ему! Лежит, сопит, руки - ноги на меня сложил и доволен, как слон поле ведёрной клизмы! А бедной мне не то, что пошевелиться, дышать тяжело! И что его так на тактильный контакт пробило? И тут на меня как озарение снизошло - это ж последствия лечения! Я его каким-то макаром к себе привязала, надеюсь, что по неопытности. Вот, что значит работать только с личной энергией пациента! Хотя странно, с кобылой-то никаких проблем не возникало.... Может, это только с разумными происходит? Всё равно, не было печали, так черти накачали! Как его теперь отцеплять-то?!
   Нет, есть на свете два человека, которых регулярно убить хочется! Первый - это венгр, кажется, открывший закон прилипания струи, из-за которого с постоянством, достойным лучшего применения, обливаешься, а второй - господин Мерфи, автор законов Мерфи. Эти законы всю мою сознательную жизнь меня преследуют! Вот, только задремала, как в дверь начали ломиться, будто крепостные ворота тараном выбивают. Интересно, какой смысл пытаться выломать дверь, если она не заперта и открывается в коридор? Хотелось бы взглянуть на этого гения! Хотела?! Получите и распишитесь! Дверь распахнулась, стукнулась о косяк и дослала в комнату странного субъекта в ярко-оранжевом балахоне.
   - Где богомерзкая ведьма! - возопил он с порога.
   Ответ был развёрнутым, ёмким и витиеватым. Единственным, что смогла разобрать, было 'Что за отродье Груумша спать не даёт?', видимо, остальным была непереводимая игра слов, как во втором командном. Судя по всему, человек - апельсин, это местный священник.... Ой, не к добру он с утра пораньше заявился, не к добру!
   - Где ведьма?! Отвечай, нелюдь поганый!
   Да, это он не подумавши сказанул. У Госроя такое лицо сделалось, что я закопалась под подушку, от греха подальше. С таким выражением убивают, особо изощрённым способом.
   - Какая ведьма? Ты о чём, святой отец, - а вот с сарказмом стоило бы быть по аккуратнее, как мне кажется, - Кроме меня, да моей жёнки тут никого и нету! Чего же это ты княжьему человеку отдохнуть не даёшь, а?! Аль мнишь, что главный тут?!
   Говоря это, он надвигался на незваного гостя, постепенно выставляя того восвояси.
   - Вот ведь, Груумшев выкормышь! - сплюнул и принялся шустро одеваться, - Ты, сиди тихо! Твоих тварюшек Лимана приведёт! Носа за порог не кажи! Потом погуторим!
   Сообщил и выскочил в коридор, только половицы скрипнули. А я.... Что я? Оценила повреждения, внутренние и внешние (интересный вопрос, с моей регенерацией мне что, каждый раз девственности заново лишаться?), оделась и занялась ревизией лекарств - там как Мамай прошёл. Долго возиться мне не дали - по мою душу заявился Важий, 'осчастливленный' рассказом Бомона о происшествии с Лиманой. Особенно магу не понравились мои предположения насчёт священника Михры Светоносного.
   - Ты точно ведьма! - заявил он с порога.
   - Ну, почему!? Почему я - ведьма?! Я хоть кому-нибудь зло причинила?! Нет! Понятно, почему в Перекрестье не только лекаря, даже повитухи нет! Если тут за лечение так расплачиваются, то, - я махнула рукой, - Лучше пойти в болоте утопиться, всё легче будет....
   - Ну, это даже не интересно, - поморщился маг, - Оправдываться не будешь?
   - Не в чем! - заявила, принимаясь вычёсывать насторожившегося Мыша, - Я не знаю, в чём меня обвиняют!
   Мужчина скептически разглядывал меня, точно пытаясь принять какое-то решение.
   - Клянусь Луноликой Гекатой, не понимаю! В тебе что-то не так! Но вот что? - он на секунду задумался, - Хотя, если вспомнить теорию Химениуса о множественности измерений....
   Важий подскочил, точно его шилом в седалище ткнули и вышел вон. Ненадолго, однако. Через пару минут он ворвался снова, с какой-то шкатулкой в руках. При откинутой крышке эта штука стала попискивать и посвистывать, как ненастроенный радиоприёмник.
   - Вот, а наставник не верил, - теперь маг смотрел на меня как кот на миску сметаны.
   - Чему не верил? - занервничала я,
   - Твой энергетический фон, он почти отсутствует, я уж не говорю про ауру! Это нехарактерно для местных уроженцев, отсюда вывод - ты неместная. Я имею в виду, что ты родилась не под этим небом, то есть, не в этом мире, не на Миделии! - Важий радовался как ребёнок новой игрушке.
   - И что с того? - паника нарастала, перспектива оказаться в роли подопытного кролика абсолютно не радовала!
   - Как 'что'?! Клянусь Гекатой, такое открытие! Такие способности! Тебя надо изучать!
   Угу, 'изучать'! Знаем мы такое 'изучать', проходили.... После исследований не останется даже хладного трупика, всё на образцы растащат! 'Перкунас, сволочь ты такая! За что?! - мысленно заорала я, - Что я тебе плохого сделала?!' За окном резко потемнело, ниоткуда появились тяжёлые грозовые облака.
   - А, может, не надо? - последнее слово заглушил мощный раскат грома.
   Важий несколько спал с лица и выглянул в окно - синие тучи сложились в здоровенную фигу, выпустившую очередную мощную молнию. Последовавший за ней грохот меня оглушил.
   - И что это было? - моё недоумение пересилило здравый смысл.
   - Н-не знаю, - заикаясь ответил маг, - Похоже, тебя нельзя исследовать, боги запрещают.... Ты, вообще, кто?
   - Человек, - я задумалась, - Могу лечить наложением рук. Хорошо могу, Лиману, мастера Норрина, да и Госроя, наконец, вы видели.... Травы знаю, со зверьём могу договариваться, тёрны вот, не нападают.... От того, у которого тут лёжка недалеко, можно хорошо энергией зарядиться....
   - Первый раз слышу, что от тёрна можно силы восстанавливать! Так, - Важий помотал головой и сел за стол напротив меня, - Предположим, что ты человек, попавший сюда из другого мира. Пока верно?
   - Да, так.
   - Дальше, у тебя способности к лечению, верно?
   - Ну, меня, скорее, можно назвать 'тёмным целителем', поскольку, если у больного нет запаса жизненных сил - я ничего не смогу сделать, своёй энергии у меня слишком мало. Приходится занимать....
   - Это как?
   - Ну, как бы объяснить.... Я сама толком не пойму, как это делается, но можно забрать энергию у одного человека и перелить другому. Сразу говорю, я понятия не имею, что за энергия и как я это делаю. Получается, и всё! Ещё можно принести жертву. С Лиманой так и пришлось делать - девочка была очень слабенькая, а раны - серьёзные. Вынуждена была Дикого, хозяйского цепняка, зарезать, а его силы впихнуть ребёнку. О, кстати, на пса какое-то воздействие было, что-то принудило на своих кинуться!
   - Об этом мне уже рассказали, - процедил Важий, - То, что ты говоришь.... Зело нехорошо это.... Так некоторые типы упырей действуют.
  - У меня на родине есть легенды о вампирах. Это такие немёртвые существа, которые питаются кровью. В кровопийц я не верю, но вот энергетических вампиров боюсь. Они-то точно существуют!
   - Хм-м-м.... Странно.... На упыря ты совсем не похожа, на жрицу - тем более. Служила бы ты какому-нибудь богу, тогда понятно, но на тебе нет следов посвящения. Никаких... Странно...
   Маг в задумчивости принялся теребить нос, не иначе ему дополнительная конечность понадобилась, в виде хобота.
   - Скажите, Важий, а почему часовня Михры стоит на перекрёстке дорог? Место странное для молельного дома, вам не кажется? Ещё бы за околицей поставили.
   - Храмы Михры Светоносного и его супруги, Луноликой Гекаты, всегда строятся на перекрёстках, так к ним взывать проще. Хотя действительно, странно.... Где же жрица Гекаты? Служитель Михры, Дневное Лицо Божественных Супругов, есть, а Ночного Лица нет? Так не бывает!
   - Не слышала я ни о какой служительнице Гекаты, - поёжилась я, - Судя по тому, что мне Гладица рассказывала, в Перекрестье есть только этот, отец Мейнун который.... Может, ещё есть кто-то, но не уверена. Девчонка мне ещё что-то про алтарь Матушки Макоши говорила, только где он и кто за ним смотрит, не упоминала.
   - Да и тёрн с ними! Летучую Тройку я вызвал, пущай уж клирики сами теперь в своих делах разбираются!
   Летучая Тройка.... Насколько помню, папаня Гладицы говорил, что это местные инквизиторы. Вот что-то не хочется мне с ними встречаться, ой, как не хочется! Боюсь я их, совсем не верю в их гуманизм.
   - Чего мне от них ждать?
   - Тебе-то? - переспросил маг, - Тебе - ничего! Расспросят о том, как Лиману лечила, да и всё! Ты ж не ведьма, значит - не их епархия....
   Который раз за утро грохнула дверь. Не везёт ей последнее время - ещё немного и совсем с петель сорвут! На пороге был раздражённый Госрой. Молча, сдёрнул меня с лавки и повёл на улицу. Нет, пока мы были в поле зрениях других, всё было относительно прилично. Ну, подумаешь, идёт мужик, ведёт за руку девушку, а что она за его шагом не поспевает.... Это ничего, просто он слишком торопиться, а у неё ноги коротковаты, мелочи это всё! Приличия кончились за околицей, на широкой тропе, уходящей в светлый редкий березняк - зеленошкурый ловко перекинул меня через плечо и рысью рванул вглубь леса.
   Помнится, 'во дни беспечной юности', мне хотелось, чтоб меня носили на руках, читали вирши собственного сочинения и совершали прочие романтические телодвижения. Тогда мне повезло - Сашка мне и стихи читал, и песни под гитару орал, но вот на руках не носил (мои ноги длинноваты были - он же ж мне до уха только ростом дотягивал), и слава богам! Сейчас же я своим животом прочувствовала, можно сказать, весь 'романтизьм' ситуации, когда тебя так транспортируют! Животу больно, ещё бы, плечо-то жёсткое! Кровь приливает к голове, и дышать становится возможным через раз, в глазах темнеет.... Б-р-р-р! И что в этом хорошего, хотелось бы знать?!
   Белоствольные берёзы обступили большую поляну, заросшую мягкой шелковистой травой. Поздняя земляника, безжалостно растоптанная сапогами пятьдесят последнего размера, так одуряюще пахла, что подняла бы и мёртвого, а не только сомлевшую меня. Я сидела между корнями старой берёзы, безуспешно тянущейся макушкой к далёкому светилу. Дерево росло посреди открытого пространства, греясь под жаркими лучами. Так же оно служило пристанищем пауков - их тут было великое множество. Паутина была растянута между поникшими ветвями, серебрилась драгоценным шёлком на изумрудной траве. Её хозяева сновали повсюду.... Истошный визг, переходящий в ультразвук, ударил по барабанным перепонкам. Только через пару секунд осознала, что сама ору как резаная. Боюсь я пауков, боюсь! Стыдно признаться, конечно, но против правды не попрёшь. Вот, вроде, ну, что такого? Подумаешь, паучок! Он маленький и совсем-совсем не страшный! Угу, точно, точно! Всё верно, да только если тебе с младенчества внушают: 'Не лазь туда, там тебя паук типнет!', становится жутко страшно. Неизвестность пугает больше всего, вдруг 'типнет' - это нечто совершенно ужасное? Ты вырастаешь и обнаруживаешь, что кошмарное слово значит всего-навсего 'ущипнёт', только дело уже сделано - фобия уже с тобой....
   - Чего верещишь? Разума лишилась?
   Госрой, как всегда, 'куртуазен'. Стоит, любуется моей паникой. А что это за женщина за ним прячется?
   - А нут-ка, дай-кось гляну на твою крикунью! - её голос звонок и насмешлив, - Что вопишь-то? Никогда прях не видала, что ль?
   Стараясь успокоиться, несколько раз судорожно вздохнула, унимая взбесившийся пульс, сглотнула комок в сорванном горле и отрицательно помотала головой.
   - Совсем дикая! Откель только ты такую выкопал, а? Госро-ой! Чего молчишь-то, а? Аль, язык проглотил? Пойдём-ка со мной, зайчиха, ишь, как сердце-то колотится!
   Она взяла меня за руку и потянула за собой. Наверно, мы очень забавно смотрелись со стороны: маленький, упрямый, серый (женщина была в сером платье, о котором можно было бы сказать, что оно льняное, если бы оно не было сотворено из тончайшего шёлка) муравьишка волочёт длинную, тощую гусеницу. Быстрым шагом шли мимо молодых берёзок, замерших стражами возле густого малинника, усыпанного осыпающейся ягодой, по тропке, окружённой ажурными кружевами арахнид, к неглубокому овражку, на дне которого бил крошечный ключ.
   - На, начерпай воды, - выдала мне миску, - Да не посудиной загребай! Ручками, ручками набери!
   Вода в роднике обжигающе - холодная, только что льдинками не звенит. Пальцы моментально сводит судорогой, но я честно выполняю указание и пригоршнями начёрпываю кристальную жидкость в грубую, со следами пальцев гончара, потрёпанную жизнью, посудину. Незнакомка ловит мои руки, прижимает к глиняным бокам и.... Ощущение такое, словно через меня ток в 220 В пропустили, а перед глазами мелькают воспоминания. Вот, я иду в первый класс с неподъёмным букетом гладиолусов в половину моего роста.... Вот, под марш Мендельсона Сашка сосредоточенно надевает на мой палец кольцо.... Вот, визжат тормоза и армейский 'газон' подминает нашу машину.... Дальше - темнота....
   - Ох, тыж, как закружило тебя, зайчиха, замотало.... Пустое, не лей слёз, прошло всё! Подарок тебе Перун сделал, новую жизнь подарил! Теперь твой путь - в твоей власти, как сама захочешь, так и будет....
   О чём она? Какая моя власть?! Тут на костёр бы к братцам - инквизиторам не угодить, и ладно! Да ещё и мужик этот.... Чего от него-то ждать?! Так, дорогуша, только без истерик!
   - О чём вы? - устало посмотрела на женщину в сером шёлке.
   Она выглядела молодой, но её глаза.... В них отражался опыт прожитых лет. И лет тех было много, очень много.
   - А то ты тут одна такая, подруга!
   Я обомлела. Вот так так!
   - Ну, что зенки-то вылупила, а? Не ожидала?
   Конечно, не ожидала! А кто бы ждал, на моём месте? Ну, один встреченный попаданец (это я про Неждана) куда не шло, но вторая?! Да что тут вообще твориться?!
   - Ежу понятно, что не ожидала! - ответила в том же тоне, - А ты бы ждала?
   - И то верно, - ухмылка в ответ, - Меня Азой раньше звали, теперь вот Пряхой кличут. Я Матери Макоше служу, а вот ты чья, понять не могу....
   - Своя собственная, - рыкнула я, - Как меня этот вопрос достал! Зла уже не хватает! В каком смысле 'чья'? В смысле поклонения богам?! Велеса я чту, Велеса!
   - Ой, да не кипеши, подруга! От, взвилась! На ежа, часом, не села?! Сюда так просто не попадают, аль сама не допетрила?! Слушай сюда, времени мало: счас я тебя с орком быстренько окручу. Ты не дёргайся, мужик он нормальный, в обиду не даст. Про привязку вашу не волнуйся - это не приворот и не ошибка в лечении. Это Перун постарался, защитничка тебе подыскал. Шутник! Дальше - как фишка ляжет, но ваши с Госроем судьбы связаны, изменить такое никто не в силах, даже сама Макош. Остальное - из мужа вытрясешь.
   - Ладно, ладно, ладно.... Ой, мамочки, голова кругом! Ты мне только одно объясни - почему кругом столько пауков?
   - А ты не поняла? - Заулыбалась Аза, - Пряха Макош нити судьбы прядёт, кто ж ещё ей служить-то должен?!
   Вот я и узнала, как выглядит мечта Гладицы, свадебный обряд в исполнении жрицы Макоши. Понятное дело, что действо было сокращено по максимуму: никаких гостей, новых нарядов и прочего. Аза трижды обвела нас по солнышку вокруг какого-то куста (его видовая принадлежность осталась для меня тайной за семью печатями), что-то пропела, дала пригубить водицы из родничка да повязала по серенькой ленточке на запястья....
   - Ну, что, муж, целуй жену-то! - усмехнулась жрица.
   Зеленошкурый безропотно склонился ко мне в попытке чмокнуть в губы. Да какого! Счазз! Пусть ценит, что в руки свалилось, и сама притянула его к себе.... Ох, мама дорогая! Твёрдые губы, язык чуть цепляется за выступающие клыки.... Да, так ещё лучше - шею на надо запрокидывать, только ноги в подоле путаются....
   - Эй! Меня бы постеснялись! Мне ж завидно! - Азин голос подействовал как ушат холодной воды на разгорячённую голову.
   Мда, немудрено, что ноги путались - я обезьянкой висела на мужчине, сцепив ноги у него за спиной. Котта расшнурована и болтается в районе локтей, камиза порвана.... Госрой уткнулся мне в плечо и дышит как запаленная лошадь.... Красота! Вовремя нас прервали, ничего не скажешь, вовремя....
   - Слышь, голуба, ты бы косу-то переплела, да. Ты ж теперь вроде как замужняя баба, тебе положено с двумя ходить.
   Легко сказать - волосы-то я со вчерашнего утра не расчёсывала. Сейчас моя коса напоминала кусок плотного войлока, и расчесать её было проблематично.... Да и фиг с ней! Обрежу и всё! Резанула когтём у основания косы, а дальше как обычно - весёленькие огоньки, впитывающиеся в тело, зудящая кожа и тяжёлая волна волос, уже привычно оттягивающая шею. Да, изумление общественности можно было на вес продавать! Быстро заплела две кривоватые косы (а какие ещё они получатся без зеркала и расчёски?) и стала искать, чем бы завязать. Вроде, Аза ленточки на нас вязала.... А ленточки-то и нет! Вместо неё на правой руке красовалась татуировка. Ажурный рисунок напоминал кружево, обмотанное вокруг запястья....
   - Так иди! Госрой, не спи стоя, ты не лошадь! Вам пора, время выходит! Шевелитесь же, тетери!
   Да что же Аза так разволновалась-то?! Просто места себе не находит!
   - Быстрее! Пряхи беду чуют! Эвона, как заметались! В Перекрестье что-то случится, кровью оттуда потянуло, - Азу трясло, как в лихорадке, вокруг нее метались пауки, больше всего похожие на тарантулов, такие же большие, поджарые и волосатые, - Колдует кто-то, лес баламутит.... Да валите уже отсюда на...!!!
   Обратно в посёлок я ехала тем же манером - башкой вниз и кверху задом. Ну, стоит признать, что филей мой придерживали весьма аккуратно, да только голове от этого не легче. Смысла в протестах не было никого - сама бежать с такой скоростью я никак не могу, а добраться до постоялого двора надо побыстрее. На опушке нас встретил один из подчинённых Госроя. Был он верхами, с запасной лошадью в поводу.
   - Командир, за вами маг посылал! Говорит, дело срочное!
   Мрачный маг нашёлся в трапезном зале 'Старого тёрна'. Он внимательно изучал разложенную на столе подробную карту, чтобы она не скручивалась, края её прижимала деревянная кружка с остатками пива и плоская тарелка с засохшими хлебными крошками. Важий барабанил пальцами по столу в безуспешных попытках что-то обнаружить.
   - Где тебя носило? - вскинулся он при виде орка.
   - Где надо! Что искал-то?
   - Пропала одна местная баба, - Важий запустил обе руки в волосы, доведя свою причёску типа 'воронье гнездо' до логического завершения, - церковник обвиняет в произошедшем пришлую ведьму.
   - Угу, - Госрой сел на скамью сам и пристроил меня под бок, - Ещё что?
   - Среди местных пополз слушок, что, дескать, княжий десятник околдован, как бы деревенские за топоры не взялись, - маг снова принялся барабанить пальцами по столу, - Хорошо бы Тройка поскорее прибыла, не хочу с церковниками связываться.
   - Тройку вызвал? - нехорошо прищурился орк, - С какого перепуга?
   - Священник больно подозрительный, замешан в покушении на семью Тароватых, теперь вот, пропала главная подозреваемая.... Да и жрицы Луноликой в селении нет. Нечисто тут что-то!
   Значит, Милица пропала. Хм-м-м.... Аза говорила 'пряхи беду чуют'....
   - Госрой, - для верности подёргала его за рукав, - Вспомни, что жрица сказала: 'В Перекрестье что-то случится, кровью оттуда потянуло. Колдует кто-то, лес баламутит!'. Ну! Вспомнил?! Дочка Горлинки ещё говорила мне, что её мать что ни день в часовню бегала, всё молилась, да молилась....
   - Какая жрица?! - взвился маг.
   - Пряха, - отмахнулся.... мой муж?! - Значит, пошла баба в часовню и пропала? А теперь священник слухи распускает? А с чего он так переполошился, интересно?
   Ни с того, ни с сего я перепугалась. Сердце защемило, в горле стал комок, а колени предательски затряслись. Страх накатывал волнами, подобно приливу. Чёрт, ещё немного, ещё чуть-чуть и я потеряю голову.... Массивная рука, лежавшая на моей талии, успокаивающе напряглась, притягивая поближе к тёплому боку.
   - Ты чего трусишься, как заяц?
   - Н-не зн-наю, - проклацала зубами в ответ, - страшно отчего-то и противно, будто в отхожее место окунули....
   Паника всё усиливалась и усиливалась. Неожиданно до меня дошло, что это не мои чувства - весь этот страх и отвращение. Плохо было какому-то лесному обитателю. А если подумать, с кем я настолько плотно общалась последнее время? Только с тёрном, тихо - мирно обитавшим в близлежащем лесу....
   Ну, вот! Опять!! Нет, точно, это место проклято! Что ни день, то какой-то катаклизм! То одно, то другое!! Теперь вот на улице снова орут, железом гремят, топот, как от слонопотама.... Знакомый топот, однако - так тёрн, слопавший Мазрова, топотал. Он-то тут откуда?! Вывернувшись из рук орка, кинулась к закрытому окну. Хотела посмотреть в щелку между ставнями, да не тут-то было - обзор загородило замшелое бревно. Знакомое такое бревно, вот этот вывалившийся сучок я прекрасно помню.... Да то же голем, до сего времени спокойно укоренившийся в лесу! Как он тут очутился? Громадина-то какая.... Лежавший, он был не настолько устрашающим, но теперь.... Из окна можно было разглядеть только пузо, остальное - было вне пределов видимости. Судя по всему, его холка, если холмик за мордой можно назвать холкой, была где-то на уровне перекрытий первого этажа, массивные лапы-тумбы только казались гнилыми брёвнами, а пасть щёлкала непереставая, рассыпая по двору острые щепки. Здание затряслось - видимо тёрн решил протаранить стену, а может, просто неловко повернулся. Снова удар! Точно, в дом ломится! Чего ему надо?! 'Меня' - эта мысль не добавляла душевного спокойствия, но, судя по всему, была верной.
   - Куда побёгла, блаженная?! - Госрой наматывал мою косу на кулак, подтягивая поближе.
   - Пусти, остолопина!! Он же там всех положит!
   - Без баб обойдутся!! Брысь за печку!
   Что-что он сказал!?! 'Без баб обойдутся!! Брысь за печку!', так?! Это от его людей даже мокрого места не останется! Ну, всё!!! Достало!!! Косы долой! Важий сам отскочил, стоило только коготками в его сторону махнуть. Дверь настеж! Тёрн юлой вертелся перед постоялым двором, точно волчара, обложенный сворой собак. Прыжок!
   - Фу! Стоять! Кому сказала!! - срывая голосовые связки рявкнула я. Возможно, орать на боевого голема, как на расшалившегося пса, неразумно, но ведь подействовало же.
   Тёрн плавно осел на землю. Лапы - брёвна жалобно скрипели, морда, увенчанная султаном папоротника-страусника, обречённо рухнула в пыль.... Он умирал. Распадалось туловище, рассыпались в труху ноги.... Его глаза жалобно уставились в мои. Голем просил что-то спасти, кого-то защитить. Я упала на колени перед головой монстра и стала поглаживать вайлии.
   - Ты чего сюда притащился, а? И что ж тебе в лесу-то не сиделось? Ну, чего тебе от меня нужно, а?
   Вместо ответа он окончательно развалился. Теперь вместо чудовища перед крыльцом высилась огромная куча гнилого хвороста. Вокруг в гробовом молчании стояли княжеские дружинники.
   - Тётенька Катиэль, а чего это? - о, Лимана нарисовалась, не иначе звериков моих привела.
   Обернулась на неё и остолбенела: стоит девчонка, к её ногам мои фамилиары жмутся, и в руках держит нечто. Нечто было явно растительного происхождения, да только шевелилось как слепой котёнок....
   - Лимана, деточка, где ты это взяла, солнышко?! - только бы не напугать ребёнка, а то, мало ли чего случиться может.
   - Дак из гнилушек вылезло, тётенька! Только посмотрите, красота-то какая!
   Ну, я бы сказала, что Лимана несколько пристрастна. Шевелящееся нечто было похоже на детскую поделку из природных материалов. В данном случае использовались клубни, похожие на георгиновые, цвета сырого имбиря (очень светлые, желтовато-бежевые). Из них сляпали грубую пародию на крошечного котёнка, в настоящий момент поскрипывающую на руках девочки, а потом на палочке хвоста стали быстро набухать цветочные почки....
   - Красота, точно, - прошептала я, ибо перед моими глазами распускались белые цветки орхидеи.
   - Это надо уничтожить! А-а-а!!! - удар когтями по руке не слишком приятен, это маг выяснил на своей шкуре, - Это зародыш тёрна! Он опасен!
   - Не отдам! - заревела Лимана и прижала росток к груди, - Моя животинка будет! Он хороший!
   - Да с чего ты решил, что это 'нечто' опасно? - откидывая с лица спутавшиеся волосы, развернулась лицом к Важию.
   Маг исподлобья мрачно глядел на ребёнка.
   - Боевые тёрны неуправляемы, а потому - очень опасны. Сладить с ними могут только лесные эльфы или баншраи. Эльфов в княжестве нет, а вот баншраи - водятся.... Если зародыш попадёт под их контроль - нам небо с кротовину покажется.
   - Важий, ты внимательно на Лиману погляди, а. Только глянь, какие крепкие нити её с ростком связывают, если его убить, то с ней-то что будет?
   - С ним помрёт, точно, - пригляделся повнимательнее маг, - Придётся её в столичный гимнасиум определять, вместе с питомцем. Как только это Бомону объяснять, ума не приложу....
   - Неча рассусоливать! Бомон и сам в княжей дружине служил, поймёт, чай, не дитё малое! Государева необходимость! - рыкнул Госрой, - Девчонку в дом, гнильё на выкид, жёнка - на место! Выполнять!
   Важий подхватил девочку и унёсся внутрь, меня направили по тому же маршруту и придали дополнительное ускорение направляющим лещём пониже спины. Больно, однако. Ну, и ладно, гулять мне не очень-то и хотелось. Подхватила Мыша на руки, Кок сам на плече угнездился, да и пошла 'на место', то есть, в свой 'нумер', читать умные книжки, может, ещё чего про тёрнов вычитаю? Что называется, 'размечталась, одноглазая!', противный маг так и не вернул мои гримуары! Скотина! Ну, и что мне теперь делать? Остаётся только одно - думать....
   Ну, что ж, подведём предварительные итоги.
   Во-первых, я жива и здорова, что не может не радовать, но оказалась привязанной к здоровенному орку, служащему местному князю. Хорошо это, или плохо, станет ясно позднее.
   Во-вторых, как мне кажется, загадка, заданная мне Перкунасом, начала проясняться. Ну, это если предположить, что Ягу Виевну я не в простом сне видела.
   В-третьих, самое плохое. Инсинуации святоши и грядущая встреча с местными инквизиторами. Я их боюсь, ничего хорошего мне от них ждать не приходится. Как бы на костёр не загреметь....
   В коридоре послышались лёгкие шаги. После короткого перешёптывания многострадальная дверь приоткрылась, и в комнату просочилась заплаканная Гладица.
   - Ох, тётенька Катиэль, - всхлипнула девушка, - мамка-то моя пропала!
   - Ой, девонька, - обняла вздрагивающие плечи, - может, всё обойдётся? Зачем же сразу о плохом-то думать?
   - Не обойдётся! - она потёрла кулаками глаза, - Мамка ещё вчера из дому ушла. Соседка, тётка Феонилла, сказывала, что мамку как вилами пониже спины ткнули, так она по двору-то металась, всё собирала чтой-то, а потом за ворота вымелась да понеслась к часовне так, что только пыль столбом! А потом её никто не видел.... И отец Мейнун говорот, что мамка к нему не приходила.... Куда же она де-елась?!
   Горькие слёзы преодолели плотину из девичьих кулачков и пролились наружу. Гладица плакала тяжело, навзрыд.... Она не выла, нет! Если бы так, ей было бы гораздо легче, чем сейчас. Она душила горе в себе, а оно прорывалось длинными всхлипами и ручьями слёз, тёкшими по щекам, капавшими с носа и подбородка....
   - Ну же, девочка, не рви себе сердце! - я прижала её к себе и принялась укачивать, словно маленькую, - Не убивайся ты так! Об отце подумай! Ему же тоже тяжело, его ж поддержать надо. Так что держись, милая, держись! Ты же женщина, ты сильная, куда сильнее мужика будешь! Выплесни сейчас на меня всю боль, легче станет!
   Не знаю, сколько мы сидели, обнявшись, но потихоньку рыдания начали стихать, а потом и вовсе прекратились. Девушка сосредоточенно хлюпала носом и вытирала мокрые щёки, потом прерывисто вздохнула, сложила руки на коленях и выдала:
   - Я чего пришла-то.... Тут, как инквизиторы-то явились, все чернухами по домам порскнули. Церковники сразу к отцу Мейнуну направились, а я к вам побёгла. Вам бы спрятаться, тётенька Катиэль, от церковников добра вам ждать не приходится. Не любят они целителей, да и вышивальщиц тож....
   - Та-ак, объясни-ка мне, милая, чем это вышивальщицы инквизиции не угодили? Что плохого в украшении одежды или белья?
   - Так мало ли, чего вышить-то можно? Можно защиту от сглаза да порчи, а можно и заговор на смерть.... Не зря ж все вышивальщицы в Гильдии златошвеек состоят....
   - Ты хочешь сказать, что вышивка, - молчать надо, не то выдам девчонке свою полную неосведомлённость в местных реалиях.
   - Да, точно так! Вышивание тож сродни занятиям магии, а где магия, там и инквизиция.... Ой, тётенька, где ж вы жили-то, коль таких простых вещей не знашь?
   - В лесу близь Гиблого Болота, лягуху из себя изображала, - улыбнулась я, - Чего делать предлагаешь?
   - Прятаться надо, тётенька!
   Спрятаться! Легко сказать! А смысл? Если спрячешься, то сразу на тебя всех собак повесят, а оно надо?
   - Не буду я прятаться, даже пытаться не стану, и тебе не советую! Ничем хорошим это не кончится, только лишние подозрения будут.... Авось, пронесёт!
   Гладица укоризненно покачала головой.
   - Ну, сама ты посуди! 'Тройку' вызвал Важий, они обязательно захотят поговорить с теми, кто вызвал такие подозрения у мага. Это у нас: священник и я. Оба друг друга терпеть не можем. Выходит, кто сбежит - тот и виноват. Вот не буду такой подарок Мейнуну делать!
   - А не страшно?
   - Страшно, конечно! - ответила, потирая зачесавшееся запястье.
   - А чего это у вас, а? - она разглядывала мою правую руку, - И две косы почему-то заплели?
   - Это меня тут, вроде, замуж выдали, - проворчала, с остервенением расчёсывая татуировку, - Да что ж она так свербит-то, а?
   Глянула - плюнула! Нарисованные кружавчики стали рельефнее, точно старые шрамы, ярче и украсились изображением паука-крестовика, держащего в лапках медальон с изображением крошечной молнии. К чему бы это?!
   - Ой, как это 'вроде'?
   - Так! Проволокли в лес, вокруг куста три раза обвели, руку ленточкой обмотали и сказали: 'Всё, ты теперь мужня жена!'. А на руке теперь вот! - продемонстрировала результат.
   Гладица от любопытства аж носом хлюпать перестала.
   - Ух ты-ы-ы.... Мне, когда я совсем малая была, бабушка, покойница, сказывала.... Мол, когда боги согласны на брак, то так свою волю глаголют. Только такое очень редко бывает, чаще всего даже лента, которую Пряха повязывает, не меняется....
   - Так, всё с этим ясно....
   Тут наш милый трёп прервали - по мою душу явился один из подчинённых Госроя, тот самый, на котором Лимана висла, и сообщил:
   - Вас там к 'Тройке' вызывают. Проводить велено.
   Вызывают, так вызывают. Хотела было фамилиаров в комнате оставить, да не тут-то было!
   - Вместе со зверьём велено!
   Пришлось чуть задержаться. Надо же произвести хорошее впечатление! Потому нужно Мыша обрядить в парадную шлейку и пристегнуть поводок с бубенчиками, Кок же и на плече прекрасно доедет.
   - Тётенька Катиэль, вы бы хоть волосы-то пригладили, - подала голос Гладица, - Эвона как 'петухами' торчат!
   - Некогда! Боюсь, любая задержка не в мою пользу будет!
   'Летучая Тройка' заседала в трапезном зале 'Старого тёрна'. Подозреваю, просто больше было негде. Сомнительно, чтобы в селе ратуша, или нечто ей подобное, было. Разумеется, инквизиторы не летали на мётлах, как можно было бы подумать. Во всяком случае, в пределах видимости ничего такого не было заметно. Зато на стол рядом с входом были свалены в кучу какие-то тряпки, суда по всему, плащи. Два из них поражали яркостью окраски - один ярко-оранжевый, кислотного оттенка, а другой чёрный, с синеватыми бликами. Из-под них торчал серебристо-серый краешек третьего плаща.
   За центральным столом восседал мужчина средних лет, с совершенно седой шевелюрой. Вся его одежда, начиная с носков сапог и кончая камизой, выглядывающей из расстёгнутого ворота колета, была цвета спелого апельсина. Светился он, как солнышко на рассвете - ещё чуть-чуть и зрения лишишься. Можно побиться об заклад, что это жрец Михры, этот самый отец Мейнун в точно такого же цвета рясе рассекал. Не иначе, оранжевый - любимый цвет покровителя!
   Рядом с ним, на противоположной стороне стола, расположилась невысокая женщина, сидевшая, закинув ногу на ногу. Вся в серебристо-сером, начиная от ботфортов до середины бедра и кончая платком на голове, повязанном по-пиратски, она чем-то напоминала Азу Пряху. Не иначе была служительницей Макоши. Эта особа обложилась свитками, перьями, чернильницами (зачем ей три?!), книгами, при взгляде на которые сразу вспоминалось слово 'инкунабула'....
   Да, оказывается, я всю перспективу и не охватила! На соседнем столе сидела с ногами девушка (или женщина?) весьма экставагантной внешности. Яркая блондинка, волосы закручены в узел на затылке и скреплены длинными деревянными шпильками, утянутая чёрную кожу. Куртка - 'косуха', кожаные штаны с боковыми шнуровками, корсет, утягивающий и без того осиную талию. С первого взгляда и не поймёшь - то ли 'госпожа', то ли просто металлистка. Она была тут настолько не к месту!
   Судя по всему, трибунал только что закончил вытрясать душу из Госроя, что ж, значит, я следующая на очереди.
   'Вызывает интерес Ваш питательный процесс - как у вас там сеють брюкву? С кожурою, али без?'. Вот, опять куда-то не туда понесло! По идее, меня от страха трясти должно, а вместо этого одолевает истерическое веселье да в ушах звенит. Осталось только запеть: 'А я сошла с ума, какая досада!', и всё, клиент готов к отправке в 'жёлтый дом' (психушку). Видно, с перепугу, совсем сорвало тормоза....
   - Ну, и кто это тут у нас? - кокетливо осведомилась блондинка в кожанке, спрыгивая со стола, - Ути, какая.... Везучая.... И чья же ты такая будешь?
   Обошла, приплясывая, точно новогодную ёлочку, протянула руку, потрепала меня по щеке, попыталась огладить по заднице.... Оказывается, для меня справиться с намертво вбитыми реакциями практически невозможно. Каюсь, не хотела, думала, смогу вести себя тише мыши, да не вышло - не переношу фамильярности, тем более, такой.
   - Не прикосайтесь ко мне! - рыкнула, со всей дури двинув блондинку по руке, - Не кобылу торгуете!!
   На запястье дамочки наливался малиновым цветом отпечаток моей ладони. Инквизиторша изумлённо переводила взгляд со своей руки на меня и обратно. Госрой пытался пыхать огнём и метать искры из глаз в своём углу, где его крепко держал за ремень сбледнувший с лица Важий. Померанцевый жрец угрожающе привстал из-за стола, и только серая жрица с отстранённым интересом наблюдала за разворачивающимся представлением.
   - Что ты себе позволяешь, ведьма?! - рявкнул седовласый, - За такое святотатство - костёр, однозначно!!
   - Я, конечно, дико извиняюсь, но лапать мой зад имеет право только мой МУЖ!!! - окрысилась в ответ, - Никому другому таких вольностей я не позволяю, а уж тем более - женщине, будь она хоть трижды жрица!! Да и богине бы не позволила, - передёрнувшись, уже тише добавила я.
   В наступившей тишине раздался заразительный смех служительницы Макоши.
   - Говорила я, Ксенна, что твои шуточки до добра не доведут! - рухнув головой на стол, выдавила она, - Глазами смотреть надобно, а не ручки шаловливые распускать! Сафистка ты наша!
   Как-как 'дама в сером' назвала блондиночку?! 'Сафистка'?! Это в каком же смысле? В смысле, поклонница поэзии небезызвестной Сафо?! Той самой, с острова Лесбос?! Да Сафо-то тут откуда!?! Ой, мама, бабушка, прабабушка! 'Кипит мой разум возмущённый', ещё чуток и совсем выкипит! Свою лепту в творящееся безобразие внесли и фамилиары. Куда ж без них-то! Мыш изображал грозный рык и демонстративно пытался ухватить жрицу за сапог, а Кок принялся заполошно хлопать крыльями и ехидно кукарекать на моём плече, вот честное слово, не петух, а попугай приснопамятного Джона Сильвера.
   Госрой выдрал-таки свой ремень из цепкой хватки мага, подскочил и попытался задвинуть меня за спину. Неудачно, однако, - на вашу покорную слуги напал столбняк, и я застыла соляным столпом, очень достоверно изображая жену библейского Лота. Для пущего эффекта дверь в зал распахнулась от мощного пинка, и в помещение влетел служивый с воплем:
   - Груумши! С ними баншрай!!
   - Где?!
   Рык Госроя отозвался звоном в правом ухе. Левое просто отказалось работать, оглушённое командным гласом.
   - В направлении зимы (на север - прим. автора) на границе леса замечено подозрительное движение. Грайс пошёл разведать, вернулся сильно покусаный шершнями, сказал, что видел, как баншрай собирал мухоту в большую стаю, - отрапортовал дружинник.
   Покусан шершнями?! Разведчик хоть жив ещё? Семь шершней легко могут угробить осла, а человеку надо намного меньше, а уж если ещё, не дай Велес, анафилактический шок.... Можно смело бежать за гробовщиком, домовину заказывать!
   - А, - я подёргала Госроя за рукав, - как твой....
   - Чай не медовый, перетопчется! Тут сиди! Не мельтеши!
   Ну, как скажешь. Тут сидеть, так сидеть, мне не привыкать.... Вместе со мной на постоялом дворе остались цверги, семейство Тароватых и инквизитор, жрец Михры. Все остальные, включая местное 'ополчание', деревенских мужиков с вилами да топорами, отправились 'в направлении зимы', встречать агрессоров. Под шумок, поприставала к Бомону, выясняя, кто такие груумши с баншраями и с чем их едят.
   С груумшами всё оказалось просто. Это орки, поклоняющиеся одноглазому Груумшу, покровителю кровавой резни. Груумшу могли поклоняться не только орки, но и кто угодно. Можно сказать, что одноглазое божество покровительствует отморозкам всех мастей. С баншраями оказалось сложнее. Про них хозяин 'Старого тёрна' почти ничего не знал. Мол, живут на белом свете злонравные феи, баншраями прозываемые, и лучше с ними не связываться, а то костей не соберёшь. Обычно за разговорами время летит незаметно, но тут тянулось, словно резиновое, в воздухе тревожное напряжение. Все ждали, что будет дальше....
   Наконец со стороны северной околицы (вот оказывается, что значит 'в направлении зимы'!) послышался характерный шум: крики, металлический лязг. Княжеские дружинники вступили в 'тесный контакт' с груумшами.... Звуки боя постепенно приближались, заставляя нервно поёживаться оставшихся на постоялом дворе. Нет, если серьёзно, кто тут способен принять активное участие в боевых действиях? Дедушка Бродальф? Не хочу сказать ничего плохого, но на меня он произвёл впечатление старого как мир цверга, много ли старик навоюет? Бомон Тароватый - да, этот может, даже не сомневаюсь. Ну, ещё есть Феонил с Ингридой, может от них и будет какой-нибудь толк. Так, кто там у нас ещё остался, кроме меня? Жрец Михры. Вот кто его знает, чего от него ждать, понадеемся на лучшее. Мастеру Норрину не то, что в драку лезть, вставать-то ещё рановато будет! Остаёмся мы с Марженой, Лимана по малолетству не в счёт, её вообще в том самом погребе, где я сидела, заховали. Не знаю насчёт Маржены, но в такой ситуации я - скорее персонаж десятого плана, сидящий в глубоком тылу и пользующий раненых.
   Полностью погрузившись в свои мысли, я бессмысленно смотрела в щель между ставнями, закрывшими окна трапезного зала. Снаружи было тепло, светло, вокруг свежей, ещё дымащейся, кучкой конских каштанов скакали воробьи, периодически устраивая безобразные потасовки....
   Что же такое 'баншрай'? Сложный вопрос, стоит отметить. Когда-то давно был такой ужастик, 'Муха' назывался. Главным героем там был человек, в процессе 'экскремента' получивший набор ДНК обыкновенной мухи. Так вот, баншрай, в достаточной степени, антропоморфен, у него две руки, две ноги, голова с двумя глазами и двумя ушами. На этом сходство заканчивается, и начинаются отличия. Уши-то есть, но, если соотнести с размерами головы, они больше смахивают на кроличьи или ослиные, чем на человеческие. Их, наверное, на холодец пускать хорошо, не иначе. Вместо волос на голове дреды осиной раскраски - одна дредина жёлтая, а другая чёрная. Глаза.... Глаза на пол физиомордии, круглые, фасеточные, почти как стрекозиные. Но самая выдающаяся деталь - это хоботок, заменяющий рот и нос вместе взятые. В общем, если приставить голову мухи на гуманоидный торс, крайне субтильного телосложения, то получим баншрая классического, бандитствующего. Можно легко представить моё изумление, это вежливо говоря, поскольку больше подходит определение 'офигение', когда я впервые лицезрела сего инсекта.
   Вконец распоясовшийся баншрай вломился в окружении стаи шершней во двор 'Старого тёрна'. За ним, как привязанный, плёлся боевой тёрн, судя по стойкому запаху мяты, тот самый, скушавший, или сожравший, кому как нравится, г-на Мазрова сотоварищи. Эта скотина (это я о баншрае) науськивала голема на разрушение постоялого двора. Хотелось бы мне знать, что могут противопоставить княжьи люди растительному голему? С моей точки зрения - практически ничего. Пушек, заряженных шрапнелью, у них нет, если только Важия заставить файерболами пуляться, на манер 'Катюши' или более позднего 'Града'. Только надолго ли мага хватит? Мой седалищный предсказатель нашёптывал, что на пару - тройку залпов, и то хорошо. А тёрн-то молоденький, зелёненький, влажненький.... Такого фиг подожжёшь, да и тогда он ещё успеет навести шороха. Какой отсюда следует вывод? А вывод такой - у меня есть два варианта действий.
   Первый. Тикать и 'огородами к Котовскому'. Плохо только то, что тикать-то не к кому. Не к Неждану же на болото с лягухами возвращаться, в самом-то деле....
   Вариант второй гораздо опаснее и неоднозначнее. Я могу попытаться перехватить управление боевым тёрном у баншрая. Не факт, что этот фокус у меня пройдёт, но попытаться можно. Правда, очень велика вероятность после боя загреметь на очистительный костёр господ инквизиторов, что не есть хорошо....
   Ай, ладно! Кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Поступим безрассудно, авось пронесёт! Закрыв глаза и максимально сосредоточившись, попыталась найти контакт с разумом, или это всё-таки операционная система, нечто вроде ИИ (?), боевого тёрна. Получилось это на удивление легко.
   Голем очень неохотно следовал за баншраем. Его удерживала перспектива плотной кормёжки после разрушения человеческого поселения. Я же могла ему предложить постоянный источник пропитания, может, не такой обильный, зато бесперебойный. Тёрн же растение, так пусть и живёт около постоялого двора, а ему с кухни разные отходы под бок высыпают. Дорога тут торная, народу много туда - сюда ходить должно, заведение процветает, соответственно очистки, объедки и прочии отходы надо куда-то девать, а одними свиньями проблему не решить. В такой ситуации растительный голем идеальный домашний питомец: потребляет любую органику (ту, что свиньи не доели, куры не доклевали да собаки с кошками не догрызли), места лишнего не занимает (кому мешает куча хвороста за забором?), да ещё и от супостатов защитить может. В общем, сплошные достоинства и никаких недостатков. Осталось только донести эту мысль до боевого тёрна да растолковать все преимушества Бомону.
   Голем быстро проникся моим предложением. Вероятно, искусники - эльфы, великие специалисты по работе с живой материей, запрограммировали такое поведение основным. Баншрай почувствовал изменение в поведении лесного монстра и попытался восстановить контроль. Чёрта лысого это у него вышло, тогда он переключился на всех остальных животных на подворье. В конюшне истерично заржали кони, придушенно заорал, захлопал крыльями Кок, страдальчески завыл, заскулил Мыш. Я озверела окончательно. С подчинёнными Госроя, да и с ним самим, если уж начистоту, я почти незнакома, инквизиторы мне тем более до фонаря, но фамилиары.... Это ж практически мои дети, я ж за них горло кому угодно перегрызу! Попытаюсь, во всяком случае....
   До сего момента я наблюдала всё это безобразие, высунувшись из окна первого этажа, но теперь не выдержала душа поэта, и я кинулась к выходу, попутно схватив в сенях первую попавшуюся палку. Это оказался не просто дрын, а старая, растрёпанная метла. Вот с этим-то орудием наперевес я и кинулась на врага.
   Нет, понятно, что бежать, героически размахивая метлой над головой, идиотизм чистой воды. Как меня тогда никто не прихлопнул, не имею никакого понятия, но до баншрая я добралась. Отмахиваясь от грозно жужжащих шершней, огрела инсекта с размаху метлой по голове. Растопыренные прутья прошлись по фасеточным глазам агрессора. Двор огласил визг, весьма мерзопакостного тембра. Шершни заполошно заметались, оставшись без управления. Голем смущённо жался, перетоптываясь, у развороченных ворот.
   Воодушевлённая первым успехом, гвоздила доходяжного баншрая куда попало. По голове, по рукам, по спине.... Старенькая метла не выдержала нагрузки и развалилась. Двор усыпали прутики, разлетевшиеся точно конфетти. Это меня не остановило, и черенок с разворота огрел инсекта по шее. Раздался громкий хруст, палка развалилась пополам. Баншрай мешком осел в пыль.... Стая шершней покружила над подворьем и потянулась в лес, возвращаясь к своим делам.
   Лёгкие сипят драными кузнечными мехами, сердце в горле колотится, руки трясутся, точно курей воровала.... Это гроза баншраев стоит над поверженным врагом.
   - Какая страшная смерть! Даже для баншрая - страшная! Забит поганой метлой! - сзади раздался голос седого инквизитора, заставив подпрыгнуть, - Первый раз вижу, чтобы баншрая убили почти голыми руками.
   - Это так странно? - прохрипела в ответ.
   - Ну, вообще-то, считается, что баншрая может уничтожить только отряд опытных воинов, усиленный боевым магом высшей категории.
   Тут инквизитор как-то икнул и заткнулся. Просто это тёрн отлип от выбитых ворот и подкрался ко мне. Ну, подкрался - громко сказано, притопал - будет точнее. Ткнулся в плечо бревноподобной мордой, благоухая на всю округу мятой. Голем, конечно, ласкается, но от этих ласк на ногах не удержишься. Я и не удержалась - плюхнулась на землю, рядом с инсектом.
   - Не жёнка, а сплошные неприятности, - пробурчал Госрой, поднимая меня с земли, - Вот боги наградили!
   - Не навязывалась, сам вцепился! - буркнула в ответ, приваливаясь к широкой груди.
   Тёрн вопросительно заскрипел, подаваясь ближе.
   - Очередного тёрна приручила, - констатировал факт орк, - И что с ним дальше делать собираешься?
   - А ничего. Пусть постоялый двор с деревней охраняет. Заодно и от мусора окрестности избавит....
   - Как?! - жрец Михры вышел из ступора.
   - Просто. Те тёрны, которых я встречала, предпочитали жить на одном месте. Похоже, что их выводили как охранников поселений. Нечто вроде цепных псов, как мне кажется. Вот пусть и работает, как положено, а не носится по лесу! Осталось только Бомона в этом убедить....
   - Это чего это за уродище мине весь двор разворотило?!? Мой палисадник!! Мамалыги!! - голос Маржены мог запросто соперничать с сиреной боевой тревоги, - Груумши проклятущие! Ни дна бы им, не покрышки!! Я ж их столько годов ростила!! Да что ж это за напасть за нами гоняется?!
   - Умолкни, баба! - прошипел инквизитор, оглушённый воплями хозяйки, - Радуйся, что сама жива осталась! Да ещё и охранничком обзавелась, почти, - ехидно добавил он.
   - Это каким это 'охранничком', почтеннейший? - подозрительно осведомилась она, начиная прикидывать дебет с кредетом.
   - И верно, каким? - раздался от ворот голос Бомона.
   - Вам боевой тёрн в охранниках не требуется? Могу обеспечить! Вот он стоит, пожрать домогается. В виде еды предпочитает любые объедки и помои, места почти не занимает. В обмен на кормёжку готов защищать жилище кормильца от любых ворогов. Ну, чего, берёте? Берите, берите, не пожалеете! Не зря же эльфы их выводили! - принялась нахваливать голема.
   Тароватый изумлённо таращился на неожиданное 'украшение двора'.
   - Это что же, уважаемая Катиэль, ты мне тёрна заместо цепного пса сваташь?
   - А чем вы, многоуважаемый Бомон, хуже эльфа? Вот как по мне, так ничем, даже лучше! Эльфов-то я не встречала, а от вас, кроме добра, ничего не видала!
   - Ну, уж прям, - зарделся мужик, - Как скажешь.... А он точно буянить не станет?
   - Так вы его кормите получше, тогда никакие разбойники страшны не будут. Тёрн-то за постоянную кормёжку любого стопчет! Я бы посоветовала поселить его у отхожего места - там для любой растительности еды просто море, да и мешать он там никому не будет.
   Орк с инквизитором переглянулись и как дали ржать. Они реготали, как кони на водопое. Поскольку моё состояние можно было охарактеризовать как 'пьяная от усталости', я никак не могла взять в толк, чего это они так заливаются.
   - И что смешного, хотела бы я знать?
   'А в ответ - тишина', то есть, только здоровый смех.
   - А ведь Катиэль дело гуторит! Ты, мужа, как хошь, а я беру уродище в охранники! Слышь, Катиэль, как енту хворость на место устряпать?
   - Пойдёмте, Маржена, я его отведу сама, чтоб уж не волноваться.
   - У нас как раз у нужного сарая, нету ничего, окромя бурьяну, самое место хворостятине! Авось, поприличнее станет! Всё руки у меня не дойдут тама облагородить!
   Голем мирно потопал за нами. Заросший конопелью да крапивой закут между будочкой туалета типа сортир и глухим забором явно пришёлся ему по душе. Там было тихо, влажно, тенисто, просто мечта для тенелюбивого растения.
   - Жрёть-то ён что?
   - Да почти любой мусор. Объедки, очистки, всё, что на навозную кучу кидаете, он не привереда. Оголодал без присмотра, вот и безобразничал, - я прервалась на душераздирающий зевок, - Устала я что-то, Маржена, может, я к себе пойду, отдохну, а? Может, мне всё ж удасться поспать, а?
   - Ой, и верно! Тебе ж отец Мейнун с утра поспать не дал! Пошли-ка бойчей, счас мы тебе мыльню спроворим, потом поснедаешь да баиньки! Не дело енто, коды молодку в первую день-ночь гоняют, как кобылу скакову!
   Вот в этом я с Марженой совершенно согласна - не дело меня гонять, как кобылу на плацу! Да только кто б меня спросил! Меня ж господа инквизиторы ещё не до конца допросили! Вот интересно, они сами-то за сегодняшний день ещё не выдохлись? Или они двужильные? Для начала нестись из Галания в Перекрестье, потом бой с груумшами.... Не устали? Похоже, нет.... Не успели мы с Марженой вернуться от сортира, как в меня вцепилась блондинка в кожанке.
   - Ну, надо же, какова! Травницей прикидывается! Да ни одна травница с баншраем не справиться! Да ещё и боевых тёрнов укрощает!!
   - Да что вы на меня взъелись-то, а?! Да, я травница и целительница! Велеса, вон, чту, а что, это под запретом?! Я у волхва Неждана, Велесова служителя, училась, потому и в растительности разбираюсь! Чем тёрн-то от лопуха отличается, по большому счёту, а? Да ничем, практически! Тож не на всякой земле укоренится, солнцепёк ему вреден, по-хорошему и удобрять его надо, и ухаживать правильно.... Я ж, вон, только знаю, что этот вот голем долго не имел постоянного места, подсох весь, захирел. Да сами поглядите, - я поволокла инквизиторшу назад, в заросли конопли, - Вот, у него на морде папоротники растут, так они как обожжённые стоят. Это значит, что он много времени на открытом пространстве был.
   - И откуда ты это знаешь?! Колдовство, не иначе!
   - Да какое колдовство! Вы глаза-то разуйте! Они ж не только для покраски нужны, ими ещё и смотреть можно, - ой, зря я это ляпнула, ой, зря! Меня ж эта фря наштукатуренная с потрохами сожрёт....
   - И что же я должна была заметить? - процедила блонда.
   - Такие папоротники всегда под деревьями растут, в довольно густой тени, - ответила со вздохом, - Если деревья вырубить, открыв доступ яркому свету, то папоротники сначала вот также, э-э-э, скажем, ошпарятся, а потом и совсем засохнут. Неподходящие условия для жизни, знаете ли.... Тоже и с големом. Он, конечно, куда выносливей обычного лесного папоротника, но, всё же, ему такие условия тоже очень неполезны. Как видите, чтобы это определить, совсем не надо колдовать, или к богам взывать, достаточно простой наблюдательности. Я ж травница, для меня за травами наблюдать дело необходимое да привычное....
   - Будет тебе, Ксенна! Понимаю, тебе она не по нраву, но ты на её левую руку-то глянь! Тебе понравиться! - инквизитор приобнял коллегу за плечи.
   Не, ну что за человек этот жрец Михры! Ни слова без издёвки! Железы ядовитые у него во рту, что ли? Эх, вот бы посмотреть, да кто ж мне даст-то?!
   - И что я там нового угляжу?! Всё ж то же самое, что и десятника! - огрызнулась дамочка, однако послушно ухватилась за меня и принялась изучать шрамированное запястье.
   По мере изучения, выражение лица инквизиторши менялось из утомлённо-презрительного на шокированное.
   - Клянусь Луноликой, - прошептала она, - Это противная баба под покровительством Перкунаса.... Он же свой взор только на воинов обращает, чем ему она-то глянулась?!
   - Грайя сказала, что бы эту бабёнку оставили в покое, не наша она постоялица, так-то! - и уже мне, - Иди-ка ты к мужу, красотуля! У Тройки к тебе вопросов больше нет, и радуйся!
   О, как! Ко мне вопросов нет, значит? Хорошо-то как! Надеюсь, теперь-то мне удастся помыться и спать лечь. Хоть и омолодил меня Перкунас лет так на двадцать с мелочью, но практически бессонная ночь и настолько суматошно - утомительный день вымотает кого угодно. Меня вот, к примеру, ноги уже почти совсем не держали. Хорошо хоть Маржена, добрая душа, нагрела мыльню и достала мне что-то из одежды, моя-то пришла в окончательную негодность. Котту я добила в процессе избиения баншрая, камизу порвал Госрой, теперь уж не знаю, что проще - то ли эту починить, то ли новую сшить. А мои портки и запасные рубахи искать себе дороже, после обыска, которому подверглось моё шмотьё, что где очутилось, науке неизвестно....
   В общем, заползла я в жарко натопленную мыльню, рухнула на полок, дай, думаю, посижу чуток, а потом сполоснусь.... Проснулась от холода на руках Госроя, нёсшего меня по коридору в сторону моей, прошу прощения, уже нашей, комнаты. Ну, в том, что замёрзла я как цуцик, не было ничего удивительного - мой, с позволения сказать, сюпруг, не сподобился не то, что одеть, даже завернуть во что-нибудь! Уж не говорю о таком поистине гениальном решении, как разбудить! И правда, зачем? Мелочи какие! А, между прочим, по коридору-то его же подчинённые шатаются! Нет, я не стесняюсь, но неприятно как-то, пяляться же, хорошо хоть, по тихому, в полглаза.
   - Слушай, а разбудить и дать одеться не судьба была? - прошипела я, уткнувшись орку в то место, где у любого нормального гуманоида расположена ключица, просто у свежеиспечённого муженька кости слабо прощупываются - сплошные мышцы.
   - Рот закрой! Так положено!
   Ну, здрасте, пожалста! Нифига же себе тут обычаи! Слов нет, одни эмоции, и все отрицательные! Хорошо хоть, до 'нумера' недалеко, недолго телесами светить.... За закрытой дверью вцепилась в мужика мёртвой хваткой.
   - И кем же это было 'положено', хотелось бы мне знать? Ты зачем меня всем своим подчинённым продемонстрировал? Похвастаться захотел?
   - Это обычай рода Торгучар, - услышала в ответ, - Жених должен показать родовичам невесту, подтверждая её телесное здоровье. Хоть я и последний из рода, но обычаи надо выполнять, а то духи предков обидятся, и удача отвернётся.
   Однако! Орк-то у меня сирота, оказывается!
   - А почему 'последний из рода'? - спросила, натягивая одолженную у Маржены камизу.
   - Потому! Нет больше рода Торгучар, аилы груумши пожгли, женщин да детей повырезали.... Может, ещё кто из урук-хаев выжил, да про тех не ведаю.... Спи давай, трещётка! Наградили боги жёнкой!
  И снова я лежала, плотно притиснутая к стенке и, уткнувшись носом в широкую грудь, без признаков растительности, кстати, лениво размышляла. Получается, груумшей нельзя назвать бандой отморозков, ну, как махновцев, скажем. Есть у меня подозрение, что родня Госроя жила вовсе не поблизости от Перекрестья. Всёж-таки здесь леса кругом, а орки, как мне кажется, кочевники должны быть. Слово 'Торгучар' у меня с чём-то таким, степным, ассоциируется, а своей интуиции я привыкла доверять. Вот и выходит, что такие беды и в степях, и в лесах. Одна банда, какой бы крупной не была, такого ущерба не нанесёт.... Интересно, а куда подевались те груумши, что на посёлок напали? Эти были орками, как говорил Бомон, или нет? Хотелось бы мне на трупы глянуть. Нет, разумеется, я не патологоанатом, но отличить орка от человека смогу без труда. Это я всё к тому, что задание Перкунаса выполнять как-то надо, да и Яге Виевне сочувствую - столько времени о любимом муже вестей не иметь.... Терзают меня смутные сомнения, что к исчезовению Велеса мог конечность Груумш Одноглазый приложить. Надо бы в архивах, если они тут есть, покопаться, соотнести даты появления последователей Груумша и первых исчезновений волхвов Велеса. Ох, чует мой седалищный нерв, что взаимосвязано это, и ещё как плотно!
   Вот так, погрузившись в мысли о делах теологичеческих, я и уплыла в гости к Мофею. Встретил он меня не ласково - кошмаром. Снился мне старый, уже лет двадцать как заброшенный, яблоневый сад, принадлежавший когда-то одному из совхозов недалеко от моего родного города. Древние, умирающие яблони протягивали свои корявые руки - ветви в молчаливой мольбе о помощи, но их уже давным-давно никто не хотел слышать. Они не сдавались, и, на самых упорных, ещё зрели меленькие яблочки. Места эти были хорошо знакомы, тут довольно часто бывали археологи - в округе было много интересного. Вот и теперь я приехала в гости к старым приятелям и первым делом отправилась бродить по окрестностям в поисках грибов и земляники.... А вот когда вернулась....
   Четыре жёлтенькие, развесёлые пчёлки кружились вокруг костра в центре палаточного лагеря. Они кланялись, кружились и пытались изображать разные балетные па.... В роли пчёлок выступали мои приятели.... Какой леший их заставил вырядиться в плюшевые карнавальные костюмы по такой жаре?! Андрюха наклонился над лужицей воды, вылившейся из опрокинутого котелка, и принялся расчёсывать несуществующую чёлку, влюблённо глядя на своё отражение. Трое других принялись натягивать валенки на растоптанные, угвазданные в какой-то подозрительно - коричневатой субстанции, берцы. Медленно, но верно, до моего расслабленного июльским теплом разума стал доходить весь ужас происходящего - мои друзья сдвинулись по фазе на почве песенки 'Пчёлки'! Я совершенно в этом уверилась, когда они дружно полезли в палатки, старательно выводя мерзкими, дребезжащими голосами: 'Они наденут валенки и лягут в соты баиньки!'! Оцепенев, стояла на заросшей тропинке и не могла поверить в творящуюся фантасмагорию. Правда, то, что произошло через минуту, меня добило - из-под тентов полезли тощие, лупоглазые инсекты, дружно распевая: 'И вылезут БАНШРАЯМИ!!!'.
   - Мама!!! - мой вопль мог поднять мёртвого из могилы.
   Зомби сотворить у меня не получилось, зато озверевший мужик под боком получился запросто! Ну, его можно понять: вот ты спишь, никого не трогаешь, и тут у тебя над ухом раздаётся дикий бабий ор! Кто угодно осатанеет!
   - Чего орёшь, дурища?! Жить надоело?!
   Ответом ему послужили мои истерические всхлипывания. Может, для кого такой сон и не страшен, но меня пробрало качественно. Все внутренности скрутились узлом в животе, поджилки меленько тряслись, отходя от пережитой паники, зубы клацали, реально угрожая прикусить язык. Испуг никак не отпускал, так страшно мне НИКОГДА в жизни не было! Орк наконец-то допёр, что со мной что-то не так. Ещё бы! Вусмерть перепуганное существо с безумными глаза и волосами, лихорадочно шевелящимися в безуспешных попытках встать дыбом, никак нельзя назвать нормальным.
   - Эй, ты чего? - он осторожно потыкал когтистым пальцем моё плечо, - Ты чего орала-то? Сон, что ль, дурной приснился?
   Нет ответа. Какой ответ? У меня язык онемел, только трястись могу, да вот, плакать ещё. Ну, вот, только стоило подумать, как шлюзы прорвало, и скопившиеся слёзы ливанули наружу. Оплакивала всё скопом: и мужа покойного, и ребёнка, и родичей, и всю жизнь, что была моей до встречи с встревоженным божеством, и всё, что стряслось со мной на Миделии. Ревела долго, со вкусом, всхлипывая и подвывая. Промочила свою рубаху, рубаху Госроя, вот мочить одеяло мне не дали - щёку обожгло пощёчиной и вслед за тем рот заткнули.... Надо сказать, приятно заткнули, в первую ночь бы так. В общем, такой способ прерывания истерики мне понравился, чего уж там....
   - Ну, что, как расплачиваться будешь? - нежно протянула я, задумчиво водя пальцами по пластинам грудных мышц.
   - За что? - сощурился Госрой.
   - Как 'за что'? - приподнялась на локте, пытась рассмотреть в полумраке выражение синих глаз, - За лечение, разумеется! А ещё вы мне с магом за испуг должны! Ваш допрос мне нескольких лет жизни стоил!
   - И какая плата тебя устроит, а?
   - Натурой! - хищно прошипела в ответ, - Я тебя сейчас изучать буду!
   - Пытать, значит, собралась, - фальшиво пригорюнился орк, - Только меня-то за что? Это Важий тебя по мордасам бил, не я!
   - Тебя интереснее! Что я, людей не видала, что ли?! Да и потом, ты сам напросился!
   Да-а.... Наизучалась.... Когда сквозь закрытые ставни пробились первые лучи Ока Михры (так местные своё светило называют) мы ещё не спали.
   - Знаешь, - заметила задумчиво, - у меня осталась только одна доза. С этим надо что-то делать.
   - Ты это о чём? - опешил муж.
   - О том, что мне совершенно не хочется оказаться с пузом. Не ко времени как-то, мало ли что ещё стрясётся.... Тут и так такое творится, что леший заплутает.
   - Странная ты баба! - Госрой сел в кровати и сладострастно потянулся, - Охота тебе в постели голову всякой заумью забивать?! Ежели так боишься пузо заиметь, вон, иди поприставай к Важию, маг он, али кто? Вот пусть он тебе зелье сварит, авось, на месячишко хватит! А что твориться? Твоё ли дело, жена моя? Твоё дело дома сидеть да болезных лечить!
   - А что местный святоша на меня зубы точит, это мелочи?! Или что ко мне тёрны со всей округи сбегаются?!
   - А ежели трястись будешь, как зайчиха перепуганая, станет тебе легче? Нет! Вот на том и успокойся! Лучше ко мне иди....
   Нет, инквизиторы не двужильные! Этот орк, по странной случайности ставший моим мужем, двужильный! Бессонная ночь, крайне насыщенный разнообразными событиями день и ещё одна бессонная ночь, и ничего! Бодро подскочил, поплескал в лицо водой из рукомойника, впрыгнул в порты, нырнул в рубаху, причесался пятернёй и умчался по своим начальственным делам. Я же осталась лежать под одеялом выброшенной на берег медузой и пыталась собрать конечности, чтобы добраться хотя бы до ночного горшка. На более дальний поход в гости к тёрну меня сейчас точно бы не хватило!
   Руки - ноги не работают во всём теле истома, а сна ни в одном глазу! Коль вставать сил нет, а спать не получается, систематизируем результаты исследования. Эва как завернула! А что, имею полное право заняться на досуге изучением биологического вида 'орк обыкновенный', подвид 'урук-хай'. Ох, как хорошо, что мысли никто не подслушивает, а то скажут, что рехнулась! И всё-таки, что мы имеем?
   Ну, как и видно невооружённым взглядом - орясина редкостная! Кости широкие, его запястье я одной рукой обхватить не могу - пальцы не сходятся. Мышечный корсет такой, что любо - дорого взглянуть, до рёбер с ключицами не проковыряться. Было бы мышц поменьше, его бы тёрн в гости к Ящеру отправил, никакой целитель бы не откачал. Кстати, хорошо раны зажили, шрамы выглядят так, будто им уже лет так десять, не меньше. Кожа чистая, ровная. Из отметин - многочисленные старые шрамы и татуировки. С татухами у него богато - одна начинается на левом виске, водопадом стекает на шею и щитом прикрывает сердце, вторая расположена на лопатках и изображает стилизованные крылья, закрывающие всю спину. Внушительные картинки набиты, ничего не скажешь. Самым же большим отличием от всех особей самцов 'homo sapiens' было отсутствие волосяного покрова по всему телу, исключая волосы на голове! Я честно изучала! Везде! Гладенький, как только после эпиляции! Я тоже так хочу!
   Интересно, неужели легенды, описанные Толкиеном, имеют ли под собой реальную основу? Жаль, мне эльф на изучение не попадался, очень жаль. Подозреваю, что теперь мне остроухих лесоводов поизучать и не дадут.... Просто доходили до меня такие слухи, что у эльфов редуцированы волосы на теле. Грива на голове наличествует, и только. Если судить по Госрою, то орки из рода Торгучар близкие родственники с эльфами. И уши тоже заострённые! Или они почти у всех гуманоидных заострённые? Нет, ну, что за фигня в голову лезет!
  Мда, что-то это совсем не нравится! При малейшей попытке сползти с кровати накатывает дикая слабость, а стены комнаты начинают изображать карусель.... Только на пол-то слезть надо! Слезла. О чём почти сразу же и пожалела - до ночной вазы я добралась, и даже воспользовалась, но! На обратном пути ухитрилась навернуться практически на ровном месте, зацепившись за половичок, и растянуться на холодном полу. Лежу, и встать не могу. Ситуация из серии "Что такое не везёт и как с этим бороться!". Так, теперь ещё и за грудиной началось противное дрожание. Терзают меня смутные сомнения, что дело - швах! Похоже на полное истощение организма. Впрочем, ничего удивительного в этом нет, уж больно насыщенными выдались последние дни. Вроде и береглась, энергию не транжирила.... Где же прокололась, а? Не пойму....
  - Нет, в кого ты только такая уродилась, а?! Такой дурищи я за всю свою жизнь и не видывала! Вот так свойственница! Да ладно бы просто свойственница, так нет! Пра-правнуча дальняя! Это каких же остолопов мои дочки - внучки себе понаходили, коли такое нещечко уродилося!?!
  Громкий, разгневанный голос быстро вправил на место уплывающие мозги. С трудом приоткрыв правый глаз, обнаружила, что лежу лицом вниз на дубовом полу. О, а вот тут, на ребре доски, след от топора.... Половицы-то не пилёные, а рубленые. А в "Старом тёрне" все полы, что видела, из пилёных досок.... Ну, и где это я? И кто так разоряется над моей головой? Предаваться созерцанию мне не дали - потянув за косы, сначала поставили на колени, а потом придали обессиленному телу вертикальное положение. Держала меня, с трудом удерживая от очередного позорного падения, Яга Виевна!
  - Пей, идиотина долговязая! - в губы ткнулась кружка с каким-то вонючим отваром, - Ты личико-то своё бледнотное не криви, не криви! И без того таку красу и Ящер созерцать не смогёт - испужается да в нужной чулан побегёт! Отощала-то, аки костяк ходячий!
  Меня бережно опустили на лавку, обнажённый афедрон сразу начала колоть шерстяная кошма. Привалилась к тёплой стенке, передёрнулась, когда под лопатку воткнулся какой-то сучок, и спросила:
  - Опять я у Вас в гостях, Яга Виевна?
  - В корень зришь, внуча! Токмо ты мне расскажи, за каким - таким переляком ты себя до эдакого вида довела?! Энто что же это делать надо было?! Уж поведай бабушке-то, чего творила-то!
  - Да вот, навалилось всякое, сразу и не разгребёшь.... И лечить много пришлось, да и напсиховалась я на всю жизнь вперёд.... Меня тут силком замуж выдать ухитрились, представляете?
  - Да уж вижу! Такие метки редко бывают! - прищурилась Яга, задумчиво подперев голову левой рукой. Рукав расшитой рубахи сполз, обнажая запястье, украшенное очень знакомым узором. Во все глаза смотрела на паутину кружев, обвивших предплечье хозяйки. Её узор был более обтекаемым, струящимся, да и медальончик отличался. На нём скалился человеческий череп, купающийся в грубой чаше.
  - А чей у Вас знак, кроме Макоши? - спросила, затаив дыхание.
  - А то не поняла, внуча? Ящера, разумеется! Он батюшкин покровитель, да и меня не обижает!
  Ну, да, верно! Что-то такое я краем уха слышала, кажется, в "Велесовой книге".... Если мне не изменяет память, Вий там поминался как большая шишка в Ящеровом царстве. Так, это всё очень благородно, только причём тут "внуча"?! Решила выяснить это сразу, не отходя от кассы, что называется. Только открыла рот....
  - Иди уж, давай! Потом ещё погуторим! - Яга толкнула меня в плечо....
  Лечу. Куда лечу, непонятно.... Перед глазами пляшут светящиеся точки. Кажется, именно такое состояние обозначается в мультиках птичками или звёздочками, крутящимися вокруг головы персонажа. Невнятные голоса что-то бормочут, становясь всё громче и громче. Скандальные какие-то голоса, и чего они переругиваются? Только за мельтешением светлячков наблюдать мешают.
  - Ну, как вы так могли, как?! Что за безответственость! - полный звук врубился неожиданно, заставив судорожно дёрнуться, - Нет, я понимаю, господин десятник! Он всё же воин, это извиняет незнание элементарнейших понятий, но вы! Вы ведь дипломированный маг высшей квалификации, как я понимаю?! Вы-то куда смотрели?!
  А знакомый голос разоряется-то! И чего это на мастера Бродальфа нашло, что он так разошёлся? А чего темно-то? Вроде утро ж было? А-а, так это у меня глаза закрыты! Надо открыть! Ой, поднимите мне веки и спички вставьте, чтобы не закрывались! Что ж за напасть, а?
  - Вы что, не видите?! У девочки вся аура в клочья! Её саму к целителю надо, пока поздно не стало, а вы!
  Нет, с этим надо что-то делать! С чудовищным усилием приоткрыла глаза и прошептала:
  - Что стряслось?
  А с голосом-то что? Просто лебедь умирающая, да и только!
  - Полное магическое истощение, - просветил мрачный Важий, - Ты когда себе так ауру исковеркала, а? Ты вообще как, жива?
  - Ну, вроде, жива, сил только совершенно нет, - говорить явно тяжеловато.
  - Так, девочка, - это уже дедушка подключился, - тебе сейчас только целитель может помочь или жрица Луноликой. Хорошо хоть Тройка ещё не уехала, возможно, мистрисс Ксенна сможет помочь.
  - Если захочет, - хмыкнул Важий, - у них отношения как-то не сложились, их сводить, всё одно, что двух мизгирей в банку закрыть.
  - Уж мне - не откажет! - сообщил цверг и поспешно вышел.
  - Слушай, Важий, сядь и объясни, что стряслось. Откуда тут взялся мастер Бродальф?
  Маг вздохнул и приземлился в изножье кровати.
  - Да с почтенным цвергом всё понятно! Он зашёл с тобой поговорить. Его сын, ты ж его лечила ещё, как его, Норрин, вставать начал, вот старик и решил с целительницей посоветоваться. Заходит, а тут на полу ты лежишь, в чём мать родила. Одному ему несподручно тебя тягать, так он за подмогой побёг, меня встретил. Кричит, ругается, что, мол, мы тебя к Ящеру на постой определить хотим. Да ты слыхала, поди. Во-от. Стал я тебя на кровать тащить, а ты холодная, будто уже помёрла. Сейчас вроде ничего, уже отогреваться начала, - он нащупал под одеялом мою ступню и попытался определить температуру.
  Самоубийца. Щекотки я боюсь страшно и всегда брыкаюсь. Явление сводного консилиума в составе двух инквизиторш, Азы Пряхи (откуда она только тут взялась?) и примкнувшего к ним Госроя положило конец Важиному возмущению.
  - Вот, а говорила, что колдовать не умеешь, магии у неё, де, нет! Так тебе и поверили! Вот они, последствия неправильно проведённого ритуала! - возмущалась Ксенна.
  - Какого ритуала?
  - Я жрица Луноликой, а не шаманка! Я - не знаю! Найдёшь оркского шамана - у него и спрашивай!
  - Ох, подруга! Это муженёк твой начудил! - воскликнула Аза, - Ты что делал, дуболом, колись давай!
  - Да ничего такого, памятью предков клянусь! Если только когда её из мыльни нёс? В моём роду молодому мужу положено невесту нагой родовичам показывать, чтоб все убедились, что жена здоровая да красивая....
  - А ты точно все действия повторил?
  - Не знаю, - почесал в затылке Госрой, - Я ж в урук-хаи совсем мальцом подался, как помню, так и сделал!
  - Ой, остолоп! - Аза только за голову схватилась, - Ежели бы она совсем пустая была, всё бы ничего, обошлось!
  - Сестра права! - холодный голос серой инквизиторши был как ушат холодной воды за шиворот, - именно это вопиющее несоответствие и привело к таким печальным результатам. Я так понимаю, что госпожа Катиэль уже была на грани истощения?
  - Ну, да, наверное. Я ног под собой не чуяла. Вот, даже в мыльне заснула, не успев по-мыться.
  - О чём я и говорю. Насколько я могу судить, подобные ритуалы должны синхронизировать ауры будущих супругов. Для пустых это просто традиция. Для магов и им подобных всё не так просто. Там должен специалист поработать. Знаешь, Ксенна, я вижу только один выход - надо её ауру срастить с аурой десятника. Временно, думаю на сезон - другой хватит.
  Это как? Ауры связать? Это что, мне от него отойти нельзя будет?
  - Да не волнуйся ты! - принялась успокаивать меня Аза, - Ну, подумаешь, подкормит тебя мужик чуток! Он не переломится, а ты хоть на человека похожа станешь! Кожа да кости остались!
  Блондинка тем временем занималась приготовлениями. Чертила на полу какие-то знаки (никогда не была сильна в черчении и прочей наскальной живописи), смешивала зелья. Больше всего в это время она походила на отравительницу из детективов про мисс Марпл. Что-то страшновато мне, как бы не траванула меня эта красотка, так для профилактики.
   Довольная Ксенна закончила пачкать чистый марженин пол подозрительными граффити и расставила по столу курильницы в форме разных потрохов. Нет, точно, вот эта вот, на самом краю - один в один сердце! Остаётся только надеяться что свиное или говяжье.... Ну, не человечье же, в самом-то деле!
   - А ты чего это подпрыгиваешь?! Жить, поди, хочешь? Конечно! Кто ж не хочет-то! Так и быть, я сегодня добрая, жива останешься, наверное, - блонда неприятно улыбнулась и, прищёлкнув длинными ногтями, подожгла смеси в курильницах.
   По комнате поплыл густой дым. Его сладковатый запах кружил голову и заставлял слезиться глаза. Я моргнула, в попытке стряхнуть набегающую слезинку. И открыла глаза только спустя сутки.... Рядом со мной на табуретке сидел мастер Бродальф. Старый цверг осунулся и весь как будто выцвел.
   - Что с вами, мастер? Вы не заболели часом?
   - Ох, очнулась! А я, старик, и не заметил! Как ты себя чувствуешь, деточка?
   - Да я-то нормально! С вами-то что?
   - Что со мной сделается! Всего делов-то - ночь не поспал! Это ты чуть к Ящеру на свидание не отправилась!
   - Не пугайте меня! Ну, подумаешь, в обморок грохнулась! С кем не бывает!
   - Если бы ты просто в обморок упала! Всё было гораздо хуже.... Со всеми этими... событиями, - нашёл приличный эпитет цверг, - ты заработала полное магическое истощение, да ещё и ауру изорвала в клочья. А всё из-за неправильно проведённого шаманского обряда!
   - Я помню, говорили об этом, только не поняла, из-за чего весь сыр - бор? Чего там напутал господин Госрой, что меня чуть на тот свет не спровадил?
   - Суда по описанию, это был один из вариантов обряда принятия в род. Должна была образоваться связь между родовичами и новым членом рода. Для существа, не имеющего магических способностей, это не больше, чем просто традиция, для использующих магию - всё сложнее. В этом случае должны образоваться прочные связи между старожилом и новичком, но, само собой разумеется, что это происходит только тогда, когда оба владеют магическим оперированием, хотя бы немного. В противном случае обряд должен проводить опытный шаман, который сможет совместить ауры, - дедушка сокрушённо покачал головой.
   - Подождите, подождите.... А попороще можете объяснить, что произошло-то?
   - Попроще, говоришь.... Можно и попроще. Нельзя просто соединить ауру не имеющего магических способностей и магически одарённого. Грубо говоря, энергетическая оболочка мага выпустит жгутики и попробует соединиться с аурой обыкновенника. Когда соединение сорвётся, а оно сорвётся обязательно, аура мага начнёт ускоренно распадаться, что с тобой и произошло....
   Перед глазами предстала картинка: эдакая амёба, выпускающая ложноножки, пытается прицепиться к яйцу. Ложноножки соскальзывают и отрываются от материнского организма. Амёба всё уменьшается и уменьшается, пока не исчезает совсем.... Безрадостная перспектива.
   - А шаман?
   - О, шаман может насильно срастить ауры, на то он и шаман! - ответил мастер Бродальф, - Хорошо, что тут была жрица Луноликой. Она сотворила нечто похожее, только с какими-то побочными эффектами, никак не разберу с какими.... Спроси у неё сама, Тройка ещё в Перекрестье, с остатками груумшей разбирается.
   - Какая красота, - мрачно отметила я, - мало мне было неприятностей, так ещё и с орком теперь не развязаться!
   - Ну, а чего ты хотела, деточка? Такие знаки так просто не появляются, - покачал головой старый цверг.
   - Чего я хотела?! - всё, меня прорвало, как созревший чирей - фиг остановишь, - Чего я хотела?! Я хотела просто добраться до Галания, травки продать, жильём каким-никаким обзавестись, лекаркой работать начать! Чего мне ещё хотеть-то?! Замуж?! Не хотела я замуж! Жить я хотела, мастер Бродальф, и ничего больше! Орка я себе выбирала?! Не-ет, сам он меня завалил.... Нет, я не жалуюсь, всё хорошо, лучше под мужика лечь, чем на костре очищающем греться.... Кто спорит, - я помолчала, - Хорошо, что под одного попала, всё могло куда как хуже получиться. Ведь весь десяток мог поразвлечься.... Каким чудом Госроя не прирезала в первую ночь? Не знаю. Ох, мастер Бродальф, с каким трудом когти не выпустила, вы себе представить не можете! А в результате?! Что в результате!?! А в результате я оказалась намертво привязана к чело.... Тьфу, ты, пропасть! К существу, с которым я совершенно не знакома!! Мало того, я его не понимаю!!! И это намного хуже....
   Ух, вроде отпустило! Бедный дедушка Бродальф! Он, бедняга, потерял дар речи и сидел, с изумлением рассматривая меня. Да, не стоило мне на него это всё вываливать, он-то тут совершенно не причём, зря я так с ним....
   - Всё так серьёзно?
   - Не то слово.... Меня ж ведьмой объявили.... Вы вот знаете, как тут к ведьмам относятся?! Там, откуда я родом, оказаться ославленной ведьмой - значит подкоптиться на костре! И твоё счастье, если дрова сырые будут, задохнёшся быстрее!
   - Ну, на костёр-то тебя уж точно не отправили! - воскликнул старик, - Я бы....
   - Сомневаюсь, чтобы к вашим словам стали прислушиваться! А по хорошему, вам вообще стоило бы промолчать, чтобы сберечь собственную семью!! А я.... Со мной всё хорошо, всё обошлось.... Почти....
   - Ты считаешь, что я похож на подлеца? - пробормотал цверг.
   - О, в вас я нисколько не сомневалась! Да только попытка моей защиты могла выйти вам боком, - я покачала головой, - Вот потому-то я и не могу понять орка! Ему-то что до незнакомой девки, да ещё и обвинённой в колдовстве?!
   - Есть что! - сообщил Госрой, входя в дверь, - А твоё дело телячье, дорогая жёнушка! Лежи да в себя приходи! Благодарю вас, мастер Бродальф, что присмотрели за ней.
   - Да мне не сложно, господин десятник! - ответил старый артефактор и поспешил откланяться, от греха подальше.
   Орк внимательно разглядывал меня из-под нахмуренных сросшихся бровей.
   - Отвязаться от меня хочешь? Не выйдет, голубушка!
   - Поняла уже, не дура, чай! Да только зачем я тебе, а? - ох, не ко времени я в эти разборки ударилась, не ко времени, - Нет, ладно, что под себя уложил, ещё понять могу, но зачем к Азе-то поволок, а? Вот что тебе от этого, кроме неприятностей!?!
   - Нет, вот вроде умная ж баба, а всё одно - дура! - заржал Госрой, - Будто другой заботы тебе нет! - и без перехода, заботливо так, - Давай попробуем, сесть сможешь?
   Сесть? Вопрос, конечно, интересный.... Сама не смогу точно, сил совсем нет. А если с поддержкой? Практика показала, что смогу, особенно если некоторые зеленомордые с заострёнными ушами будут за плечи поддерживать.
   - Ну, сижу, а дальше чего делать предлагаешь?
   - Да, дело хуже, чем я думал. Встать ты не сможешь.... Ладно, я тебя сам отнесу.
   - Куда?! Не надо меня носить!
   - Угу! А до горшка ты ползком поползёшь! Благодарю покорно! Насмотрелся уже!
   Он выволок меня из постели и оттранспортировал в уголок, где были, скажем так, удобства.
   - Уйди! - мрачно сообщила я.
   - Угу! Я уйду, а ты тут грохнешься и всё на себя выльешь! Как-нибудь перебьюсь без таких развлечений! Если так стесняешься, так и быть, я глаза закрою. Но держать не перестану, не надейся!
   Боги! Да за что мне это?! Однако помощь была весьма к месту. Штормило знатно, пол так и норовил подпрыгнуть и уронить меня в горизонталь. Когда снова очутилась в постели, немного отпустило, окружающий мир только слегка покачивался, провоцируя приступ морской болезни, но, в принципе, всё было вполне терпимо.
   Скрип многострадальной двери возвестил о появлении блондинки в кожанке (ну, не нравится мне она, не нравится!), ибн мистрисс Ксенны, и жрицы Макоши.
   - Ну, что, очухалась? Очухалась! - удовлетворённо возвестила инквизиторша, - Аура, я смотрю, нормализовалась, энергия только на нуле. Ничё, это поправимо! Ну, что, господин десятник, правила подпитки знаешь? Тебя, мешок с костями, не спрашиваю, и так всё понятно!
   Нет, ну до чего противная особа! Была б я змеёй, так бы и плюнула в неё, желательно кипящим ядом.... Жаль, что мне это недоступно, жаль. А чего это она про правила подпитки вещает, а?
   - Ой, какие вы неучи! Просто страх! И чему вас только в школах храмовых учили?! Ой, я и забыла! Вы ж в школу-то не ходили, вот неучами и остались! - издевалась красотка, - Куда ж только князь смотрит, когда таких в гвардии держит!
   - Заткнись, Ксенна! - процедила серая жрица, - Твои шуточки тебя до добра не доведут, попомни мои слова. Теперь вам, особенно это касается тебя, Катиэль. Запомни: восполнить энергию ты можешь при контакте кожа с кожей. Обычно для этого хватает подержаться за руки, но ведь наша Ксенна не могла не выделиться! Она связала ваши с десятником ауры так, что максимальную подпитку ты будешь получать при исполнении супружеских обязанностей! Простого контакта тебе будет хватать, только чтоб не умереть от истощения.
   Вот это заявочки! Выходит, эта самая 'блондинка Ксю' из меня суккуба пыталась сделать?!
   - Прошу прощения, а моему мужу от этого плохо не будет? - не хватало мне ещё проблем с госроевым начальством.
   - Нет, - слабо улыбнулась служительница Макоши, - Уж ему точно хорошо будет! Он же орк, он и так энергией во все стороны фонит!
   Мда, приятно слышать! Мой муж - батарейка! Звучит, чёрт побери! На этой приятной ноте инквизиторши отправились по своим делам, а мы остались сидеть в комнате.
   И что теперь? Мне совершенно не нравится попытка Ксенны сотворить из меня суккуба. Вопрос в том, как эту подлянку исправить? Вот интересно, что будет, если я опять попробую позаимствовать энергии у тёрна? Это подействует? Стоит попробовать....
   - И чего удумала? - муж подозрительно смотрел на меня.
   - Хочу проверить, меня только на тебя закоротили, или ещё осталась свобода манёвра....
   - Это чего?
   -Так! Если у меня истощение, то какая энергия для восстановления нужна? Только твоя, или можно попробовать обойтись нейтральной?
   - И чего? Опять к тёрну побежишь? - вот ведь догада на мою голову свалилась!
   - И как ты себе это представляешь? - пробухтела в ответ, пойманная на горячем, - Поползу скорее....
   - Поедешь, - вздохнул Госрой, - Только давай ты для начала оденешься.
   Оденешься! Легко сказать! Как я одевалась.... Это просто кошмар какой-то, а не одевание! Сесть я кое-как смогла, а что надеть?! Котта у меня оказалась абсолютно испорченой и не подлежащей восстановлению, избиение баншрая её-таки добило. Поэтому оставалось только натягивать мужские шмотки, благо смена в сидоре цела осталась. Оказалось, что натягивать портки в моём состоянии - удовольствие намного ниже среднего. С платьем-то всё просто! Натянул его через голову и вся недолга! А штаны.... С ними такой фокус не проходит, приходится вставать, а как? Как, я вас спрашиваю?! В голове стоит колокольный перезвон, а пространство вокруг пускается в пляс при малейшей попытке принять вертикальное положение! В общем, одевалась я, что называется, медленно и печально. Хорошо ещё, бледно-зелёная половина помогала, а то бы и до ночи не управилась.
   К тёрну меня торжественно оттранспортировали под конвоем фамилиаров. Голем мне обрадовался, зашелестел папоротниками и распахся мятой на всю округу, что благодатно сказалось на местной атмосфере. Правда, толку от его радости было чуть, как не старалась, заимствованной у него энергии хватило только-только на то, чтобы начать самостоятельно передвигаться. Пусть боком, аки краб, шатаясь, точно былинка на ветру, но сама, без посторонней помощи! Этот факт обрадовал несказанно! Я до одури боялась оказаться намертво привязанной к орку.
   Муж скептически наблюдал за моими потугами пройти ровно.
   - И чего неймётся? Чего ты к тёрну привязалась, а? И чем тебе не по нраву пришлось, как мистрисс тебя подлатала?
   - Чем не понравилось? - шокированно уставилась на орка, - Ты не понял?
   Судя по недоумённому лицу - действительно не понял. Стоит, смотрит на меня, как баран на новые ворота.
   - Вот скажи, я что, должна безвылазно сидеть в твоей постели?! И всё?! Я ж травница! Целительница, в конце концов! Если я не буду лечить, то зачахну точно так же, как и с искалеченной аурой! Вся разница, что помаяться придётся подольше, вот и всё! Вот ты мне скажи, зачем я тебе понадобилась?! Спас от костра, так за то тебе поклон низкий! Ты б сказал бы уж сразу, что мне сделать надо было, что б с тобой расплатиться-то, а?! Жениться-то, зачем было, а?! Разве тебя заставлял кто?! Нож к глотке приставлял?! А!?! Я тебя не понимаю! А чего не понимаю, того - боюсь!!
   - Значит, боишься?! Не понимаешь, значит?! - прорычал Госрой, - Ты - моя жена! Тебе мало, что наш брак боги одобрили?! Мало?!
   Ого! Эк, он разбушевался! И что ж его пробрало-то, а?
   - Как скажешь, повелитель, как скажешь, - лучше уж его сейчас по-шёрстке погладить, от греха подальше, - Коль тебе хватает, то и мне достаточно.
   Ну, вот, и всё его раздражение как корова языком слизнула. Успокоился зелёненький, рявкать перестал, а мне того и надо. Невыношу крики и скандалы! Ничего, язык не отвалится, если несколько раз назову орка 'повелителем', пальцы за спиной скрещу только, во избежание.... А всё, что мне интересно, попозже выведаю, возможно, даже и не у мужа.
   - Ну, что, повелитель, отпустишь жену в лес, травки пособирать, а? Очень надо!
   Ну, понятное дело, я прекрасно отдавала себе отчёт в том, что нарывалась с этой просьбой вполне конкретно. На месте десятника сама бы себе по голове настучала за дурость, но границы дозволенного проверить ведь надо!
   - Отпущу, ещё как отпущу! - а шипит-то как! Щитомордник рядом с ним так, погулять вышел!
   Допроверялась, идиотка! Опять меня куда-то волокут, безо всякого почтения перекинув через плечо, а перед этим ещё и наподдали по заднице! А тяжёлая, однако, десница у моего, с позволения сказать, повелителя! Синяк точно должен остаться, во всё правое полупопие....
   - Вот как должно силы восстановишь, - сооб щил зеленошкурый, сбрасывая на предсмертно заскрипевшую кровать свою ношу, - Так и за травками отправишься, под конвоем! Для моего спокойствия!
   Всё-таки эта Ксенна изрядная сволочь! Такую свинью мне подложила! Вот как я после эдакого сеанса 'восстановления сил' за травами отправлюсь, а?! Меня ж теперь в сон со страшной силой клонит, какой к лешему лес, тут бы глаза открытыми удержать! Впору Вия цитировать: 'Поднимите мне веки!'.
   Ну, вот, опять утро! И куда сутки делись, хотелось бы знать?! Ответа нет, да и фиг с ним, вопрос риторический. На первом этаже было какое-то подозрительное шевеление, кто-то раздавал ценные указания направо и налево, хлопали двери. В общем, веселился народ, по полной программе. Вот только с чего бы такая веселуха? По стеночке прокралась вниз по лестнице проверить, из-за чего шум и гам поднялся. Проверила. Лучше бы не проверяла, честное слово! Оказывается, нашли пропавшую Милицу Горлинку, а точнее, то, что от неё осталось. Немного осталось, стоит заметить.
   - Хм-м-м, а зачем сюда остатки-то притащили? - сама не заметила, что произнесла это вслух.
   - Куда ж ещё? Тароватый староста, книга смертей и рождений у него, да и ледник в 'Старом тёрне' знатный, - ответил незаметно подошедший Важий, - Ты как, чудовище, жива? Возникают у меня сомнения, уж больно ты на несвежего мертвяка смахиваешь!
   - Спасибо на добром слове! Знаешь ты, как поднять настроение девушке, - хмыкнула в ответ, - Хотя, я и правда надеюсь, что выгляжу несколько лучше, чем то, что лежит в трапезном зале.
   Не повезло Милице, смертельно не повезло.... При жизни её кожа была гладкой, плотной, розовой, что называется, кровь с молоком, а теперь.... Теперь же сквозь неё можно было разглядеть все сосуды и мышцы. Уже одно это могло кого угодно вывести из равновесия, но ведь это было далеко не всё! Женщину буквально разобрали на запчасти! Причём с профессионализмом бывалого патологоанатома! И что-то мне подсказывало, что на столе лежало далеко не всё.... Если бы кто спросил меня, что делать с остатками, посоветовала бы быстренько прикопать всё найденное прямо на месте, от греха подале, только кто ж меня спрашивать-то будет?
   - Нет, я понимаю, конечно, что у Бомона все документы хранятся, но зачем её сюда переть-то было?! Опознали и похоронили, а то мало ли что! Уж больно это всё, - я поморщилась и неопределённо покрутила пальцами в воздухе, - неаппетитно выглядит, да и заразу натащить можно.
   - Ох, и неуч ты, Катиэль, куда только твой дядька смотрел?! Хотя, что с тебя, гостьи залётной взять! Разуй глаза, бабу в жертву принесли! Приглядись внимательно, чего на мертвяке не хватает?!
   Пригляделась. Ещё раз пригляделась. Поняла, что с расстояния в пять метров фиг чего разберёшь. Пришлось, преодолевая отвращение, подойти ближе. Вблизи кожа трупа была похожа на протухший студень и пахла соответственно. Что странно.... С тех пор как Горлинка пропала, прошло не больше трёх суток, жары особой не было, градусов двадцать по Цельсию, не больше, а пропастиной несло, как от месячного утопленника. Так-с, а что ещё странного? Вроде, все внутренние органы на месте. Оп-па! Ошибочка вышла, не всё на месте - сердца не хватает. Чтобы это определить, мне пришлось встать на колени около стола и заглянуть снизу в развороченную грудную клетку. Ох, как хорошо, что я ещё не завтракала, иначе точно похвасталась бы тем, что съела. Да что ж останки плывут-то так, а?! Точно их кислотой полили! Поднявшись с пола, продолжила осматривать тело и вскоре нашла ещё одну недостачу - отсутствовал правый глаз. Можно было попробовать списать это на распад тканей, но ведь хоть что-то, да должно было остаться. Меж тем правая глазница была абсолютно пуста, а самое странное, что её не затронуло общее разложение....
   - Ну, и что нашла? - подогнал меня маг.
   - Скорее не нашла, - поправила я, - Не хватает сердца и правого глаза. Ещё странно, что тело так быстро разлагаться начало, и кожа странная, на студень смахивает.
   - Ещё б не смахивала, - скривился Важий, - Милицу принесли в жертву Груумшу. Потому и правого глаза нет.
   - Но сюда-то, зачем приволокли?! Заразу разводить?! Мало ли чем её полили, вон как плывёт! Того и гляди со стола на пол потечёт!
   - Дура! А определять, кто проводил обряд я где буду?! В лесу под есокерем?!
  О, как! Оказывается, это определимо? Как интересно! Хотя и странно, с чего бы это маг со мной так откровенничает, можно сказать учит.... Ай, подумаю об этом после, как нибудь на досуге, пока бы понять, чего он там вещает. Как я поняла из его объяснений, перегруженных непонятными терминами, была возможность определить 'остаточные эманации'. Эманации чего, я так и не поняла. Вскоре вокруг 'прозекторского стола' были расставлены коробочки, разложены закрученные в хитрые фигуры проволочки, кристаллы в кожаной оплётке и прочие загадочные предметы. Маг ещё раз обошёл стол, поправил свои штучки, пробормотал что-то сквозь зубы и взмахнул рукой. Меня тут же, как током шибануло, пальцы онемели, а по спине потянуло холодом. Дело в том, что над трупом стала проявляться объёмное изображение лесной полянки в окружении высоких мрачных деревьев, до боли смахивающих на ели. На поляне стоял криво вкопаный одноглазый идол, у его подножия лежала обездвиженная женщина, она явно была в сознании. Над ней склонилась фигура в оранжевой сутане.... Дальше я смотреть не смогла и позорно сбежала в направлении отхожего места, а точнее, тёрна. Общение с природой всегда помогало мне восстанавливать душевное равновесие....
   - Не велено! - здоровяк, неожиданно возникший в дверях, надёжно перегородил дорогу во двор.
   - Ой! - только и смогла выдавить, запнувшись о разношеный сапог, - Чего не велено?
   - Из дома тебе выходить не велено! - прогудел мужик, - Десятник запретил.
   - А сам он где?
   - Отъехал по государевой надобности! - внушительно выдал мужчина, - Меня к тебе приставил, но до своего возвращения велел из постоялого двора тебя не выпускать!
   Вот это номер! Хотя.... Мне же было сказано, что за травками под конвоем отправлюсь! Значит, вот он, мой конвой! Что оставалось делать бедной мне? Только отправляться назад в свою комнату и сидеть, разбираться в вещах да записывать в талмуд свои впечатления от мира. Давно это надо было сделать, да всё руки не доходили. Мужа я не видела, маг забегал изредка, видно чтобы проверить, жива ли я ещё. Жизнь входила в свою колею. Вернулся Ливон, сосланный любящим родителем к родне чуток охолониться. О Тройке не было ни слуха, ни духа. Мастер Норрин наконец-то выздоровел, и семейство цвергов наконец смогло выехать в Галаний. У бедняжки Гладицы наконец-то исполнилась мечта: младший Тароватый с изумлением обнаружил, что девчушка Вивлиофилика очень даже ничего, и принялся активно за ней приударять, только непохоже было, что это её обрадовало.
   Прошло десять дней. На десятый вечер объявился 'повелитель' и с места в карьер велел собирать манатки и выдвигаться в столицу. Вот так и вышло, что ранним утром, когда светило ещё не успело подняться над горизонтом и лохмотья стылого тумана никак не хотели отпускать невыспавшихся людей из своих объятий, меня взгромоздили на Солю и повезли в столицу.
  
  
  
Оценка: 7.06*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"