Штиль Андрей Викторович: другие произведения.

Касснер и Весс

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ для 4-го КЛФ. Говорят, занял 3-е место :)
    Опубликован в сборнике КЛФ4


Касснер и Весс

  
   - Итак... - аукционист поднял молоток и обвел взглядом зал. - Стартовая цена миллион кредитов. Уникальный экземпляр. Единственный в своем роде. - Он оскалился, сверкнув белоснежными зубами. - Уникальный...
   Занавеска в углу зала колыхнулась. Двое охранников ввели маленького, сутулого человечка в военной форме. Черные усики, сальные, зализанные на пробор волосы. Бегающие глазки.
   - Сволочь. - Прошептал сидящий рядом со мной старикашка, пристально глядя на согнутую фигуру, замершую на подиуме возле трибуны. - Скотина. Твагь.
   Аукционист выдержал паузу. Хищно ухмыльнулся, рыская взглядом по залу.
   - Итак, дамы и господа. Кто желает оборвать жизнь этого негодяя? Этого колосса из далекого прошлого, погубившего миллионы жизней? Этого жалкого червя, недостойного называться человеком? Дамы и господа: лот номер один. Стартовая цена - миллион кредитов. Кто желает? Может быть... - молоток в его вытянутой руке указал на меня - вы, детектив Весс?
  

* * *

  
   - Сигарету? - спросил Вольфганг, усаживаясь в кресло.
   - Благодарю, - капитан Лазарев взял со стола пачку кэмела, вытащил сигарету и стал разминать ее, задумчиво глядя на меня. Щелкнул зиппой, прикурил, откинулся в кресле.
   - Чем обязаны? - Вольфганг коснулся сенсорного датчика в подлокотнике кресла. Поверхность стола засветилась сиреневым, по ней побежали строчки исполняемых команд. - Поймав презрительную усмешку капитана мой напарник развел руками - Архаизм, конечно, но эта древняя машина придает офису уют. Кроме того, Весс питает слабость к антиквариату. - Компьютер загрузился, Вольфганг провел рукой по дисплею, сгребая хаотично разбросанные иконки в угол стола, развернул новостную ленту. - Так все же? Визит капитана Интерпола в восемь утра понедельника сулит либо большие неприятности, либо хорошие деньги. Хотелось бы надеяться на второе.
   Лазарев стряхнул пепел на пол. Квадрат стилизованной под паркет пластиковой плитки покрылся порами, всасывая грязь в мусоросборник.
   - Стол - единственная антикварная вещь в нашем офисе - обезоруживающе улыбнулся Вольфганг. Капитан усмехнулся.
   - О'кей. Как я понимаю, ваше агентство уже оказывало услуги нашей организации.
   - Случалось.
   - Мне рекомендовал вас капитан Поул.
   - Угу. Как его здоровье?
   В последней заварушке, случившейся пару месяцев назад, Поулу прострелили плечо. Пустяк, конечно, но дело было на Стейле 2, и нам пришлось три дня обходиться подручными средствами, ожидая прилета спасателей. Мрачное было времечко.
   - Нормально. Он сейчас на... Впрочем, неважно. На одной из планет седьмого сектора.
   - Ага. - Вольфганг посмотрел на меня. Седьмой сектор - недавно освоенный район, задворки галактики. Ладно, нас это действительно не касается.
   - О'кей, к делу. Что вы знаете о Сесспуле?
   - Кхм. - Вольфганг поморщился. - Практически ничего. Выгребная яма она выгребная яма и есть.
   - Лаконично. Но в целом верно. Ваш агрегат читает стримы?
   - Обижаете. - Вольфганг взял протянутый капитаном шарик, коснулся одной из иконок на столе. Поверхность стола деформировалась, образовав в левом нижнем углу маленькую воронку. Вольфганг вложил шар в приемник, воронка с легким чмоком затянулась. По дисплею побежал видеоряд. Лазарев махнул рукой, приглашая меня подсесть ближе к столу.
   - Итак. Сесспул. Галактическая тюрьма номер один. Сюда свозят всех смертников для оглашения приговора и приведения его в исполнение. На самом деле, оглашение приговора - формальность. Если тебя привезли на Сесспул - приговор уже вынесен. На этом стриме вся информация о Сесспуле, которая есть у нашей службы - планы помещений, информация обо всех сотрудниках и заключенных.
   Так уж сложилось, что переговоры от лица нашего агентства всегда ведет Вольфганг. Вот пусть и задает вопросы.
   - И что не так с этой тюрьмой?
   Лазарев снова откинулся в кресле, глубоко затянулся сигаретой.
   - Что-то не так. Что именно - вопрос. Это та часть информации, которой на стриме нет. - Он ткнул пальцем в новостную ленту бегущую вверху дисплея. - Неделю назад был казнен Коротышка Анри. Об этом писали - вы наверняка в курсе.
   Мы с Вольфгангом синхронно кивнули. Процесс был громким, Коротышку ловили шесть лет, и за это время он успел провести через свои руки около трехсот тонн “синего створа” - наркотика, один грамм которого стоит на черном рынке десятки тысяч кредов.
   - Родственники - у него оказались родственники - потребовали выдать им его тело и личные вещи. Обычная процедура, если бы не одно “но”. О существовании родственников никто не знал. Его досье в Интерполе было вымарано три года назад одним хакером, по кличке Проныра. Проныра получил за свою работу пять миллионов кредов от Анри, и десять лет тюрьмы от нашей службы, после того как его взяли. Но это отдельная история. Так вот. На следующее утро после казни Коротышки, появились эти старушенции - его мать и тетка. Тело к тому времени было уже кремировано. Им выдали урну. По закону, на Сесспул преступников привозят изъяв все личные вещи, так что за всякой его мелочевкой их послали на Вайст, колонию, где Анри сидел во время процесса. Те уехали, но с полдороги вернулись, заявив, что либо им отдали не весь прах, либо в урне - не Коротышка.
   - Не весь прах? - переспросил Вольфганг.
   - Это невозможно. Процедура кремации на Сесспуле полностью автоматизирована. Сразу после казни тело поступает в печной отсек, где сжигается при температуре в десять тысяч градусов. Все что остается - а остается немного - герметично упаковывается в капсулу-урну. Люди не задействованы ни на одном из этапов процесса. Так что эта версия отпадает.
   - А почему они считают, что это не Коротышка?
   - А-а-а... Зубы.
   - Что?
   - Зубы. Когда Коротышку взяли - арестовали его счета, открытые через подставных лиц, конфисковали имущество, короче выгребли все подчистую. Около двухсот миллиардов кредов. А нахапал он, по самым скромным подсчетам - миллиардов пятьсот. Остальные триста - так и не нашли. Так вот, старушенции утверждают, что в зубы Коротышки были врощены три драйза.
   - Ого!
   - Действительно, “ого”. Минерал, прочность которого превышает прочность алмаза в тысячи раз, а ценность - в миллионы. Добывается только на Мелтоге, в количествах настолько мизерных, что... впрочем, это - всем известные факты. Как и то, что стоимость одного кристалла драйза колеблется от пятидесяти до ста пятидесяти миллиардов кредов в зависимости от размеров. Хороший способ носить свое состояние при себе, не так ли?
   - Мда. Десять тысяч градусов для драйза - пфук. Ему и сто тысяч нифига не сделают. - Вольфганг покачал головой. - И что? Драйзы, как я понимаю, не нашли?
   - Не нашли. Инцидент замяли, доказательств существования драйзов у старушек, разумеется, не было. Если драйзы и были, то куплены, понятное дело, не официальным путем. Короче, решили, что бабки сбрендили, и история с драйзами - чистейшей воды выдумка.
   - Но?
   - Но. Позавчера копы на одной из планет седьмого сектора взяли какого-то хирурга за подпольную практику. Тот со страху рассказывал обо всем что знал и не знал, и в числе прочего клялся и божился, что ему известно, кто проводил операцию по вращиванию в зубы Коротышке Анри драйзов. Про историю на Сесспуле тамошние копы нифига не знали, и решили, что парень бредит - откуда в этом захолустье взяться драйзам, да еще и с покойным Анри в придачу? Но на всякий пожарный отписали нам. Вчера утром мы получили запись этого допроса, а до вечера эскулап уже не дожил. Ему проломили башку прямо в камере. Вот так.
   - Мда. - Мы с Вольфгангом переглянулись. - И вы хотите, чтобы этим занялись мы?
   - Да.
   - Почему? У нас нет и малой толики тех возможностей, которыми обладает Интерпол. Вы в состоянии прочесать каждый квадратный миллиметр Сесспула, обвесить там все своей электроникой, так что микроб не проползет незамеченным. А что могут сделать два частных детектива?
   - Детектив Касснер, вы внимательно читали, что написано в моем удостоверении?
   - Разумеется, капитан Лазарев. Интерпол, второй отдел. Отдел внутренних расследований, если не ошибаюсь. И что?
   - Меня не волнуют драйзы. - Лазарев навис над столом, глядя в глаза Вольфгангу. - Мне насрать где они, может их никогда и не было, плевать. Меня интересует только одно - что творится в этой чертовой клоаке под названием Сесспул. Тюрьма наводнена нашими людьми - половина охранников - сотрудники Интерпола. И я не знаю что там происходит. Я работаю в службе шестнадцать лет, и даю голову на отсечение - там что-то нечисто. Я уверен, что откуда-то идет утечка информации. Сесспул - вот все что для меня важно. Если кто-то узнает, что второй отдел наводит справки о Сесспуле - лавочка прикроется в один момент. Я не знаю кто замешан в этом деле, и никому не могу доверять. Поэтому я здесь. Поэтому мне нужны вы, агентство Касснер и Весс. Откопайте это для меня, и о деньгах на ближайшие год-два можете не беспокоиться.
   Капитан смотрел на Вольфганга, Вольфганг смотрел на меня. Лазарев тоже повернулся ко мне.
   - Ага. Стало быть, переговоры у вас ведет старший партнер, а решения принимает младший? Хм. Интересно. Может стоит переименовать агентство в “Весс и Касснер”? - он закинул ногу на ногу, и бросил на пол давно погасший окурок, который до сих пор сжимал в руке. - Так что скажете? Беретесь за работу, госпожа Саманта Весс?
  

* * *

  
   - Ха! Неплохо придумали! - Стив щелкнул пальцами гася голодисплей.
   - Ну и что это?
   - Паразит. Обычный паразит. Со слегка модифицированным генным набором. Живучесть - колоссальная. И главное - принимает и передает сигналы на строго определенной частоте. Это у него на уровне инстинктов. Способ общения с себеподобными. Эдакий живой ретранслятор. Оба экземпляра настроены на одну волну.
   - Больше ничего?
   - Ничего. Глотаешь капсулу, где-то в районе желудка она распадается, и эта букашка начинает свой путь к твоему мозгу. Часа через два она дотуда добирается, и собственно все. Все твои разговоры транслируются в эфир. Причем с оригинальным алгоритмом шифрации. Дальность действия - около пятидесяти километров. Немного. Но главное - чистая органика. Обнаружить практически невозможно.
   - Стоп, стоп, стоп. - Вольфганг помотал головой. - Это значит, что я буду слышать Саманту а она меня. Хорошо. А прибить-то этого паразита можно? Ты говоришь - его практически невозможно обнаружить. Что ж мне, всю жизнь с ним ходить?
   - Прибить? - Стив снова врубил голодисплей и углубился в изучение диаграмм и схем. - Прибить... Интересно... Так... А это что такое? Ага... Здесь? Нет, не то... А! Вот, он, лапушка. Хитро. Здорово запрятали. Молодцы. - Он обернулся ко мне. - Можно. А что, этот ваш коп вам ничего не сказал?
   - А зачем ему? - усмехнулся Вольфганг. - Это ж не просто передатчик. Это маяк. Заглотив эти капсулы с паразитами, мы оказываемся у него на крючке. Он всегда будет знать где мы, с кем и о чем говорим. Интерпол никогда и ничего не дает просто так.
   - Ну, тут все просто. У этого гада весьма небольшой срок жизни. Он помрет где-то через две недели, предварительно оставив потомство - точно такого же монстрика. При этом он очень чувствителен к температуре окружающей среды. Понижение температуры ниже 35,5 приведет к потере способности к размножению. Вот и все. Залезь в ванну со льдом на десять минут - и максимум через две недели ему кирдык.
   - Угу. - Вольфганг посмотрел на меня. - Ну что, партнер, вроде все честно? Лазарев обещал передатчик, который невозможно засечь. Похоже, не обманул. - Он протянул мне капсулу, сам взял вторую. - Ты знаешь, что это нужно ему, а не нам. Я тоже знаю. Но он, я надеюсь, не знает. Глотаем?
   - Стив, сколько у нас будет времени, прежде чем паразит начнет вещать? - я взяла капсулу и покатала на ладони.
   - Часа три.
   - Ты успеешь сделать все что нужно?
   - Конечно, Саманта. Все готово. - Он кивнул на операционный стол и кибера в углу комнаты. - Можешь глотать, иначе ваш капитан начнет беспокоиться.

* * *

  
   Все провернули без сучка и задоринки. В десять ноль-ноль, в дверь конторы позвонили. Это было формальностью - во время рабочего дня дверь всегда открыта. Взвод копов, под руководством чернокожего лейтенанта быстро проследовал в офис.
   - Детектив Касснер?
   - Да? - Вольфганг отставил в сторону чашку с кофе.
   В руках лейтенанта появились силовые наручники.
   - Вы обвиняетесь в убийстве третьей А степени, совершенном четыре месяца назад, во время вашего пребывания на планете Изв четвертого сектора... Вам также инкриминируется использование оружия в демилитаризированной зоне планеты. Вы имеете право хранить молчание. Вы имеете право совершить один видеозвонок. Ваш адвокат уже извещен.
   - Изв? - Вольфганг недоуменно посмотрел на лейтенанта. - Я был там один день, транзитом. Все мои перемещения и действия на этой планете может засвидетельствовать капитан Поул - мы были там вместе. У меня просто не было возможности никого убить!
   - Детектив Касснер, все ваши претензии вы сможете высказать следователю в участке. Первичное дознание уже закончено. Вас опознали мать убитой девочки, и их соседи по дому. Вас опознал таксист, который подвозил вас из ресторана. Есть свидетельства очевидца преступления.
   - Но, капитан Поул...
   - Капитан Поул, - осклабился лейтенант, - выступит основным свидетелем обвинения на завтрашнем слушании. - Он повернулся ко мне - Вы - детектив Весс?
   - Да.
   - Ваша явка на процесс обязательна. Повестка будет послана на ваш адрес через несколько минут. Время слушания - завтра в одиннадцать тридцать.
   Наручники с шипением закрылись на руках Вольфганга.
  

* * *

  
   Слушание длилось три часа двенадцать минут. Ровно столько времени понадобилось присяжным, чтобы признать Вольфганга виновным по всем пунктам обвинения. Поул не присутствовал лично - его подсоединили через закрытый аудио канал, так что изображения видно не было, но голос не оставлял никаких сомнений в личности говорившего. Седьмой сектор - это слишком далеко, чтобы обеспечить качественную видеосвязь в реальном времени. Но этого и не требовалось. Все было сфабриковано, но сфабриковано настолько ловко, что самый искушенный свидетель не смог бы опознать подлог.
   Уверена, присяжные и судья были не в курсе. Адвокат? Не знаю. Его могли и купить. Хотя при таком наборе доказательств, сделать он все равно ничего не мог. Видеосъемка со спутников, фотографии жертвы - двенадцатилетней аборигенки, показания семи очевидцев. Показания Поула - как свидетеля преступления. Главное, конечно - видеокадры. Умеют в Интерполе работать. Эксперты даже не усомнились в подлинности съемки.
   Короче - три часа двенадцать минут. В четырнадцать сорок две судья Берже поднялся со своего кресла и зачитал приговор. Присяжные единогласно признали Вольфганга Касснера виновным в инкриминируемых ему преступлениях. Для оглашения меры пресечения осужденного Касснера направить в галактическую тюрьму Сесспул. Точка.
  

* * *

  
   Сесспул. Из космоса планета представляет собой странное зрелище. Словно кто-то высыпал на плоскую тарелку горсть крупы - один материк, торчащий горой посреди огромного океана - там, где крупа легла кучно, и сотни маленьких островков вокруг. На Сесспул летали группами кораблей - бывали случаи, когда здесь пошаливали современные флибустьеры. Отбить осужденного, захватить грузовой или пассажирский лайнер - для них нет разницы что делать, платили бы деньги. Поэтому, как правило, для полета собиралась группа из трех - четырех кораблей, которые сопровождал эскорт из двух военных крейсеров.
   В иллюминатор виднелась корма крейсера, и синяя тарелка планеты. Посадка будет объявлена через пять часов - можно еще сходить в салон пообедать. Заодно прощупать кого-нибудь из пассажиров. За две недели полета я перезнакомилась почти со всеми попутчиками. Всех их можно было разбить на две группы. Одни летели на Сесспул чтобы поприсутствовать на оглашении какого-либо приговора - это были журналисты, адвокаты, родственники осужденных или их жертв, другие представляли бизнес прослойку - фирмочки поставляющие товары для тюрьмы и внетюремной жизни планеты. Население Сесспула невелико, в основном служащие тюрьмы, но и им надо как-то жить. Кроме того - в тюрьму постоянно приезжают посетители, а раз так - на планете развилась определенная инфраструктура: отели, рестораны, парикмахерские, прачечные - вся сфера услуг необходимая для нормального существования. Чего на планете нет - так это своего производства. Практически все товары импортируются с других планет, за исключением необходимого продовольственного минимума.
   За крайним столиком расположился старый полковник в форме космофлота. Он уже пообедал и теперь пил кофе, сдабривая его французским коньяком. Я подошла к столику.
   - Вы позволите, полковник?
   - А? - мужчина оторвался от созерцания чашки с кофе и взглянул на меня. - Конечно, сударыня. Почту за честь. Разрешите представиться - полковник Брайан МакНелли. - Он встал и протянул мне руку.
   - Саманта Литтлби - я улыбнулась, пожимая его руку кончиками пальцев.
   Подбежал официант, принес меню. Я заказала салат из авокадо с креантами, зехский суп с талмином и пурми. Официант извинился, что пурми мороженная, и надо будет подождать минут двадцать. Порекомендовал вино - традиционное земное, так как к рыбе все же лучше всего земное чилийское, принял заказ и ушел.
   Я молча ждала. Полковник, потягивал свой коньяк и исподволь косился на мое декольте. Ох уж эти мужчины! Всегда думают, что женщины не замечают их взглядов. А уж этот старый хрыч - ему-то куда? Ладно, для моей задачи это только в плюс. Я мило улыбнулась.
   - Вы на Сесспул по делам, полковник? - Наверное, самый идиотский вопрос, который я могла задать. Но, женщина должна казаться дурочкой, чтобы развязать мужчине язык.
   - Разумеется, Саманта. Я представляю военную прокуратуру на слушании одного дела.
   - Так вы там частый гость! Расскажите мне про тюрьму. Я еду в первый раз - муж собирается открывать на планете дело и хочет чтобы я присмотрела дом. И, откровенно говоря, ужасно боюсь. Тюрьма! Там же одни бандиты!
   - Ну что вы! - Полковник снисходительно засмеялся. - Все бандиты сидят за решеткой. А в городе очень даже неплохо. Размаху, конечно, нет, но так - вполне. Вы надолго на Сесспул?
   - На две недели, до первого обратного рейса. А что, полковник, там очень скучно?
   - Это смотря к чему вы привыкли.
   - Ну... Я даже не знаю. Есть там казино?
   - Нет. Азартные игры на планете запрещены.
   - А театры? Головидео? Чем вообще можно заняться вечером?
   - Вечером? - полковник улыбнулся - Давайте поужинаем завтра, и я покажу вам город. Думаю, что-нибудь придумаем.
   - С удовольствием. Правда, я еще не знаю где остановиться. Порекомендуете что-нибудь?
   - Отель Звездный дождь - лучший в городе. Я заеду за вами к восьми?
   - Договорились. - Я кокетливо улыбнулась.
   - Тогда - до встречи.
  

* * *

  
   - Тэк-с. Вольфганг Касснер... - управляющий просматривал дело, лениво перебирая слои на голодисплее. - Убийство третьей А степени. М-да. Частный детектив. Родные... Родные - отсутствуют. Сиротка? - он посмотрел на Вольфганга. - Сиротинушка, стало-быть. Никто, стало-быть, не омоет горячей слезой твои бренные останки. Может хоть невеста есть? А? Или любовница? - управляющий потянулся за сигаретой, щелкнул зажигалкой. - Никого, значит. Ага. А эта, твоя компаньенша - он прищурился, глядя на ползущие по экрану строки - Са-ман-та Весс. Что ж она? А? Хотя, кто ж с тобой теперь будет общаться-то. Тем более компаньенша. Ей теперь от тебя открещиваться надо всеми силами, а то никакой работы не будет. А? Чего молчишь?
   - Сигарету дайте.
   - Сигарету? От чего ж - бери. Да ты садись, сиротка. Садись. Мы с тобой о многом поговорить должны. Я о тебе... - “Дзынь” - тенькнул сигнал доставки сообщения. - О! А вот и отчет службы безопасности. Ну-с. Посмотрим... Тэк-с... Ага... Какой, однако, у тебя послужной список, сиротка. У-у-у... Превышение мер самообороны... Нелицензионное оружие... Рукоприкладство... М-да. Да ты - фрукт! Нуте-с... А что у нас при себе? Тэк-с. Глубокое сканирование... Пусто. Электроника... Нет. Биомеханика... Тоже пусто. Подозрительно как-то, а сиротинушка? Подозрительно. Ну что ты сидишь как дурак с этой сигаретой?
   - Зажигалку дай.
   - Зажигалку тебе? Ну возьми зажигалку. Как же ты, дружище, весь такой из себя частный детектив, приехал к нам в гости не напичканный всевозможными прибамбасами от макушки до пяток? А? По пути тебя не потрошили. Не потрошили ведь? - он перелистнул еще несколько слоев. - Не потрошили. Странно это, не находишь? Ну да ладно. Бог с тобой. Долго ли тебе осталось. Кто у нас твое дело вел? Берже. Ну, с ним не зашуткуешь. Стало-быть, ты к нам не надолго. Когда там оглашение... Ага. Двадцать второго. Это у нас через десять дней. Ну что ж, сиротка, устраивайся тут у нас. - Звякнул зуммер. В комнату вошел охранник. - Все, свободен. Вот что, давайте-ка его в холодный карцер на пару ночек. На всякий случай. - он улыбнулся Вольфгангу. - Так, знаешь ли. Мало ли что. - Кивнул охраннику. - И не бейте его там особо. Похоже - наш человек. Надо еще конечно проверить, но... Ладно. Все. Увести.
  

* * *

  
   - Ну что вы, Саманта! Какие тут наркотики! Здесь все очень строго.
   - А я хочу! Ну, Брайан, милый, вы же все можете! Ну? Мне бы чуть-чуть. Ну пожалуйста! Пожалейте пьяную женщину!
   - Ах, Саманта, вы из меня веревки вьете. Но честное слово, здесь их просто не достать.
   - Фу-у-у. Какой вы ну-у-удный. Мы уже третий вечер подряд напиваемся в этих скучных ресторанах! Все! Надоело! Ик! Поедемте в гостиницу. Я с вами сдохну от скуки.
   - Саманта, вы меня убиваете этими словами!
   - Ик! Я ухожу! Ой! Ну вот. Из-за вас каблук сломала. Вы нудный, Брайан.
   - Но Саманта, я право же не знаю чем вас еще развлечь.
   - А в-вы... Тьфу. Язык не слушается. Ик! Полковник, зачем в-вы меня так напоили? О чем я? А! В-вы покажите мне тюрьму!
   - Дорогая! Зачем вам тюрьма?
   - Там стр-рашные пр-реступники! А-р-р-р! Ик! Казематы! Пыточные камеры! Покажите!
   - Саманта, вы же не в средневековье! Какие казематы?
   - Стр-рашные! И палачи! Заводят пр-реступников в казематы, и св-ворачив-вают им - ик! - шеи!
   - Саманта, вы начитались старых романов. Поверьте, ничего этого уже давно нет. Все очень цивилизовано.
   - Не-е-ет! Это же тюр-рьма! Ик! А раз тюрьма - значит должна быть какая-то кров-вавая тайна!
   - Ну что вы, детка . Вы устали. Пойдемте в номера.
   - А вы шалу-ун, полковник. Уберите руку, ик! Хочу в тюрьму!
   - Саманта, вы такая кровожадная?
   - Да! Брайан! Я такая кровожадная - ам - и в-все! Хочу!
   - Ну хорошо, хорошо. Но не сейчас. Уже поздно. Сейчас в тюрьму не пускают. Давайте завтра. Утром у меня слушание, но после ланча - пожалуйста.
   - Завтра! Да! Брайан - вы чудо! Ик! Да уберите вы руку!
  

* * *

  
  
   Окраина города она окраина города и есть. Даже здесь, на планете-тюрьме, люди живут по-разному. Те, кто побогаче - в городском центре - в особняках, в дорогих отелях, или напротив - за городом, где воздух почище, и народу поменьше. Ну а на окраинах - как повелось - обитает народ пожиже. Таксист высадил меня на грязной улочке, брезгливо поморщившись отсчитал сдачу, и сразу повернул обратно.
   Забегаловка напоминала сборочный цех на заводе. Снующие туда-сюда киберы, куча автоматов, и единственный человек из обслуги - бармен. Посетителей тоже практически не было - двое молодых парней лениво потягивающих пиво, какой-то пьянчужка, развалившийся на столе, и парочка проституток, похмеляющихся после ночной смены.
   Я подошла к бармену, заказала двойной виски и пачку майлд севен. Он молча протянул мне сигареты, нацедил Тэламор Дью.
   - Со льдом?
   - Чистый. - Я села на стул у стойки. - Скажи-ка, папаша...
   - Чего тебе?
   - Есть у меня тут кое-что на продажу.
   - Не интересуюсь.
   - Да у тебя, папаша, и денег таких не будет. Мне бы на нужных людей выйти. Кто тут у вас возьмет грамм тридцать створа?
   - Детка, - он перегнулся через стойку, и посмотрел на меня в упор - я же тебе ясно сказал - не интересуюсь. Шла бы ты отсюда.
   - Папаша, мне срочно нужны бабки. Отдам все за сто пятьдесят тысяч.
   - Ты что, больная?
   - Ага. Но ты подумай. Это тысяч сто реального навара. Я пока покурю.
   Он усмехнулся и отошел за другой конец стойки. Я закинула ногу за ногу и закурила. Он что-то писал на голодисплее своего компа.
   - Эй, подруга! - ко мне подошел один из молодых. - А что ты думаешь по поводу хорошего секса?
   - Отвали.
   - Ну, что ты цыпочка. Пять сотен кредов. А?
   - Иди отсюда, приятель. Интерфейсом не вышел.
   - Да ты че, шалава!
   Пришлось достать пушку.
   - Так бы сразу и сказала - Парень моментально успокоился и убрался обратно на свое место. Зато вернулся бармен.
   - Очки сними.
   - Да на здоровье. - Я сняла темные очки. Он взял их и убрал под стойку.
   Вот деревенщина! Компьютерные очки это каменный век. Ну, не совсем, конечно, но благодаря Стиву мы уже второй год ими не пользуемся. Нанокомпьютер был врощен под кожу у виска, и изображение транслировалось прямо на зрительный нерв.
   - Он у тебя с собой?
   - Я что, действительно похожа на идиотку?
   - Не знаю. Это ты им расскажешь, здоровая ты или больная. - Он кивнул на троицу входящую в дверь кафе. Я перехватила его мэйл еще пять минут назад, так что удивить меня ему не удалось. Письмо адресовалось некоему Крюку. Который из них? Я отсканировала лица всех троих и запустила поиск.
   - Хай, Крюк. - Кивнула бородатому, шедшему впереди. Он вопросительно посмотрел на меня. - Привет от Пасынка.
   - Здравствуй, милашка. От Пасынка, говоришь, привет? И кто же это такой?
   - Пасынок? Не знаешь, стало быть? Боюсь, придется познакомиться. - Крюк молча смотрел на меня. Потом кивнул бармену.
   - Ну, пойдем, потолкуем. - Он направился к дальнему столику. Я взяла стакан с виски и пошла следом. Двое других остались у стойки.
   - Так что там со створом и кто такой Пасынок?
   - Пасынок - это пасынок. Коротышка Анри умер, но место его, пустовать, как ты понимаешь, не осталось. - Комп вывел результаты поиска. В нашей базе Крюка не оказалось. Ну, раз мы здесь по заданию властьимущих, пройдемся по базе Интерпола. Не один Проныра знает туда входы.
   - И что?
   - Детей у него не было - я мило улыбнулась - но пасынок нашелся. И он очень хочет знать, куда подевались драйзы из зубов Коротышки.
   - Подруга, по-моему, ты гонишь туфту. Думаешь, тебе кто-нибудь поверит? Кто ты? Коп? Или просто дурочка?
   - Ну какие же вы здесь в провинции тупые. - Я выпустила дым ему в лицо. - Просто дурочка не может знать про драйзы. А если бы я была копом, то сначала забрала тебя в участок, а там ты бы мне уже рассказал все что знаешь.
   - Допустим. Но даже если ты действительно представляешь некоего мифического Пасынка, причем здесь я?
   - Вроде бы логично. Но, дорогуша, видишь ли... Тут вот в чем дело. Ты был ни причем еще три минуты назад. А вот то, что вопрос про драйзы тебя ничуть не удивил, сразу сделало тебя “причем”.
   Он помрачнел. М-да. Действительно недалекий парень. Ага. Вот наконец и поиск закончился. Нашелся, дурашка! Хех. Ну, теперь у нас с тобой пойдет совсем другой разговор.
   - Ну, ходили тут у нас какие-то слухи. Но мы тут действительно ни при чем. Драйзы! Ты представляешь себе, какие это деньжищи! Сидел бы я тут, если бы заимел хоть один!
   - Ну и кто же тогда? А, Крюк? Ты хорошенько подумай. Мы же про тебя все знаем. Ты ведь у нас вот где сидишь - я провела указательным пальцем по горлу. - Кто три года назад уволок груз оружия на Мескее 6? Да еще так неумело, что его взяли легавые? А ты знаешь, парень, чье это было оружие?
   - Да ты что! Какая Мескея 6? Я там отродясь не был!
   - Ага. И на Клире не был? Где из-за тебя застрелили одного из наших людей?
   Он побледнел. Зацепило. Ну, если чего-то знает - сейчас будет колоться.
   - Да я не...
   - Ладно. Это все херня. Драйзы! Где они?
   - Да блин! Ну ни при чем я тут! Это ж тюремные боссы - у них тут такая шайка - все схвачено!
   - Что - все?
   - Я не знаю. Действительно не знаю. Есть у них какой-то элитный клуб. Подпольный, разумеется. Они там, говорят, такое проворачивают - зашатаешься.
   - Что именно.
   - Не знаю. Нам к ним не подступиться. Охрана у них - будьте-нате. Но, говорят, у них даже нелегальный темпоральный слайдер есть. Нет, ну, ей-богу, не знаю...
  

* * *

  
   - Ну что, мистер Касснер, как ваше самочувствие?
   - Нормально.
   - Осталось два дня. Я имею в виду - до оглашения приговора. И потом еще два дня до приведения его в исполнение.
   - И что?
   - Да так. - Управляющий посмотрел на часы. - Как тут с вами обращались?
   - Вас это действительно интересует?
   - Да пожалуй, что и нет. Просто спросил. У вас впереди долгих четыре дня. Вы верите в бога?
   - Нет.
   - Зря. Многие верят. Говорят им легче.
   - Благодарю за заботу. Это все?
   - Нет. А вы агрессивны. Все еще надеетесь на спасение? Многие надеются. Пытаются бежать. Подкупить охрану. Устроить штурм тюрьмы. - Он улыбнулся. - Но вы-то надеетесь не на это, не так ли? Думаете - для вас это не тюрьма, а загородный пикник. Нуте-с, дорогуша, позвольте вас огорчить. Это не пикник.
   Он снова посмотрел на часы. Хмыкнул.
   - Тэк-с. У вас есть еще три минуты. Ха-ха-ха. Не бойтесь. Не у вас, а у букашки, которая сидит у вас в мозгах. Помирать ей пора. Сначала ей, а потом уж и вам, сиротинушка вы наша. Думали не найдем? Наивный вы человек, мистер Касснер. Верите в науку. В прогресс. А зачем, полагаете, вас отправили в карцер? Да уж. Не любим мы здесь засланных-то. Да их и нигде не любят, правда? А у меня для вас еще одна новость. И тоже хорошая. К вам тут...
  

* * *

  
   - Брайан! Ну разве ж это тюрьма? Ску-ко-ти-ща!
   - Дорогая, я же вам говорил - теперь все не так, как в старых книгах.
   - Брайан, а мисс Стиффорд, эта старая калоша из восемьсот третьего номера, сказала мне вчера за завтраком, что здесь в тюрьме есть клуб. Брайан, я хочу в клуб!
   - Саманта, да какой это клуб? Ничего интересного. Одно название, а не клуб.
   - Ну Брайан, миленький! Я что, хуже этой противной толстой кикиморы?
   - Гораздо лучше!
   - Ей, значит, можно, а мне - нельзя?
   - Ну ладно, ладно. Клубный день у них - пятница. Это еще только через три дня. А сегодня, кстати, я уже заказал столик в ресторане. Натийская кухня - что вы думаете?
  

* * *

  
   Клуб был действительно - так себе. В одном из корпусов тюрьмы отделили небольшое помещение, расставили столы и кресла, устроили небольшую сцену, на которой наяривал джазовый квартет, и собственно все. Разумеется обносили закусками и выпивкой, резались в карты, кто-то даже пытался танцевать. Народу было порядочно - человек сто пятьдесят.
   - Здравствуйте милочка! - колыхая огромным задом ко мне подплыла мисс Стиффорд - жена судебного исполнителя. - Полковник. - Она улыбнулась моему спутнику. Брайан коротко кивнул в ответ. - Я похищу вашу прелестную спутницу на несколько минут - познакомлю ее со своими подругами.
   - Разумеется. - Брайан был сама любезность. - Саманта, я пойду перекинусь парой слов с коллегами.
   - Милочка, как это замечательно, что вы вырвались к нам! У нас здесь сегодня такие интересные люди! Вам просто повезло. Вон там, в углу, видите - мужчина в тройке. Да-да, тот лысый! Это мистер Скейтли! Тот самый.
   - Да что вы говорите? - я удивленно подняла брови. - Лидер антифашистского движения?
   - Да, милочка, он самый. Он приехал на Сесспул еще месяц назад, а сегодня пришел к нам в клуб. А вон там - в противоположном углу - видите седой старикашка в смокинге? Сам Бершбаум.
   - Бершбаум? Тот, который “Бершбаум Старгейтс лимитед”?
   - Именно! Известнейший бизнесмен. Тоже пришел. Сегодня здесь полно народу! А вы говорили - скучно! - она гордо подняла голову. Держу пари, эта старая калоша ни разу не выезжала за пределы Сесспула, и город-тюрьма представлялся ей центром вселенной. - Ладно, милочка, пойдемте, я познакомлю вас с моими подругами. Лили! - она замахала рукой подзывая кого-то из бегемотоподобных старух пристроившихся возле сцены. - Лили!
   Не так уж сложно сидеть за столиком и слушать шушукание старых сплетниц, если при этом потягивать хорошее мартини под неплохой джаз. Время от времени я вставляла в диалог ничего не значащие “Да что вы говорите!” и “Ах! Не может быть!”, и старалась не упускать из виду обоих именитых гостей. Скейтли и Бершбаум сидели в разных углах зала в окружении местных завсегдатаев, и демонстративно не обращали друг на друга никакого внимания. Пару раз ко мне подходил Брайан, но мисс Стиффорд ловко выпроваживала его (“Полковник, душечка, мы как раз начали обсуждать последние новости моды! Не желаете присоединиться?”).
   Без пяти семь Бершбаум встал, и, извинившись, ушел за сцену. Там, по всей видимости, находились служебные помещения, поскольку именно оттуда выныривали официанты с подносами. Увидев это, Скейтли в свою очередь поднялся, и отправился за сцену. Я попыталась вклиниться в трескотню мисс Стиффорд. Та обернулась.
   - Дамская комната? У входа налево, милочка. И возвращайтесь поскорее, я расскажу вам про жену лейтенанта Криса - это такая потешная история! Так вот, девочки...
   Я проскользнула за сцену. Там действительно были какие-то хозяйственные помещения - кухня, бар, посудомоечная. Длинный коридор заканчивался круто уходящей вниз лестницей.
   - Извините, сударыня, пройдите в зал. - Передо мной нарисовался охранник - здоровенный детина с серьгой в ухе. Я сделала большие глаза.
   - Простите, но папа... Мой папа, Исаак Бершбаум, он сказал чтобы я догоняла его, а я заблудилась. Вы не проводите меня.
   - Секунду. - Он достал хэндкомп и отправил запрос. Я мило улыбалась. Дурашка! Могли бы хоть закодировать доступ в сеть. Прямо как дети. Ответ он получил через тридцать секунд. - Извините, сударыня. Как вас зовут?
   - Мария Бершбаум.
   - Пойдемте, я провожу вас. - Он спустился с лестницы, приглашая меня следовать за ним. Мы прошли какими-то коридорами, спустились еще по одной лестнице и остановились перед дверью. - Проходите. - Он открыл дверь. За дверью оказался еще один зал - раза в три меньше клубного. В центре зала в несколько рядов были расставлены кресла, на которых сидело человек тридцать. В дальнем конце зала, перед креслами был установлен помост и рядом маленькая трибуна. Охранник показал мне на Бершбаума, сидящего в заднем ряду. - Вон ваш папа, госпожа Бершбаум
   - Спасибо. - Я прошла в зал и села на свободное место рядом с магнатом. Он явно нервничал. Достал из нагрудного кармашка кружевной платок, оттер лоб.
   На трибуну поднялся молодой человек. Взял лежащий на трибуне молоточек. Оглядел зал. Все замолчали.
   - Добрый вечер, дамы и господа! Итак, мы начинаем наш аукцион! - молодой человек улыбнулся залу. - Напоминаю вам - мы играем честно. Никакой подделки! Все личности представляемые на аукционе - подлинные. Полное соответствие внешности, личностных характеристик, памяти, генетического кода. Все от а до я. И перед тем как начать, позвольте поприветствовать наших специальных гостей. Мистер Бершбаум, владелец крупнейшей грузо- и пассажиро-перевозческой компании “Бершбаум Старгейтс лимитед” и, по совместительству, президент гильдии космоперевозчиков. - Бершбаум встал, запихивая платок в нагрудный карман. Зал захлопал, аукционист, улыбаясь, ждал пока стихнут аплодисменты. Магнат сел, снова достал платок, вытер слезящиеся глаза. - И мистер Скейтли, лидер антифашистского движения, известный борец за свободу слова и частной собственности! - Процедура с аплодисментами повторилась.
   Итак, господа. Сегодня, специально для наших специальных гостей, мы начинаем с особенного лота. Несколько столетий назад за возможность убить этого человека, люди не жалели ни себя, ни других. Вы можете купить эту возможность, рискуя только своими кошельками. Адольф Гитлер! Когда-то это имя навевало страх. Оно рождало ненависть. А сейчас...
  

* * *

  
   Занавеска в углу зала колыхнулась. Двое охранников ввели маленького, сутулого человечка в военной форме. Черные усики, сальные, зализанные на пробор волосы. Бегающие глазки.
   Это был Вольфганг. Этого не могло быть. Он был совершенно не похож. Он... И все же это был Вольфганг.
   - Сволочь. - Прошептал сидящий рядом со мной старикашка, пристально глядя на согнутую фигуру, замершую на подиуме возле трибуны. - Скотина. Твагь.
   Аукционист выдержал паузу. Хищно ухмыльнулся, рыская взглядом по залу.
   - Итак, дамы и господа. Кто желает оборвать жизнь этого негодяя? Этого колосса из далекого прошлого, погубившего миллионы жизней? Этого жалкого червя, недостойного называться человеком? Дамы и господа: лот номер один. Стартовая цена - миллион кредитов. Кто желает? Может быть... - молоток в его вытянутой руке указал на меня - вы, детектив Весс?
   Мне на плечо легла рука. Я обернулась.
   - Капитан Лазарев?
   - Здравствуйте, Саманта. Не ожидали? - к нам подошли трое охранников и встали за спиной у капитана. - Вот и ваш партнер не ожидал. - Он усмехнулся. - Вы уж простите, Саманта, пришлось вас использовать. Руководство настаивало на отчете независимых экспертов. Вот вы нам его и предоставите. Ну, не вы, а то, что мы из вас сделаем. У нас прекрасные специалисты. Ваш приятель не даст соврать. - Он кивнул на помост.
   - А вы не слишком торопитесь, капитан? - я выдавила из себя ангельскую улыбку. Ну, Стив, надеюсь, ты ничего не упустил. Я прикрыла глаза, и активировала программу.
   Сзади раздался треск разрываемой ткани и вопль кого-то из зрителей. Ну все, началось. Я нырнула под руку Лазареву, на ходу вытаскивая пушку. Одновременно - последний аккорд - послала сообщение Поулу по закрытому каналу. Через полчаса здесь будет его бригада. Но полчаса надо продержаться. За спиной раздался рык Вольфганга. Значит преобразование завершилось. Знал бы ты, кого пытался использовать, капитан Лазарев.
   Лазерный луч пропорол обивку кресла рядом со мной...
  

* * *

  
   - Вот собственно и все, генерал. - Поул сел рядом с Вольфгангом.
   - О'кей. Подытожим. Стало-быть эти подонки нелегально использовали темпоральный слайдер для того чтобы заполучить гены и психоматрицу известных людей прошлого. В качестве исходного материала они использовали не имеющих родственников осужденных. В результате они получали личность, полностью идентичную некоему историческому персонажу. И предоставляли зажравшимся, мающимся от безделья миллиардерам, возможность за несколько миллионов кредов прибить беднягу любым извращенным методом. Вся верхушка Сесспула была вовлечена в эту аферу. Второй отдел куплен. кЮГЮПЕБ - НДХМ ХГ ГЮОПЮБХК ЩРНИ ЬЮИЙХ. М-да. А куда, кстати, подевались драйзы?
   - Драйзы? - Поул снова встал.
   - Да сидите вы, майор.
   - Слушаюсь, товарищ генерал. С драйзами все просто. Осужденные, которых они использовали для своих аукционов, кремировались не в тюрьме а в городском крематории. Там установлена такая же система печей что и в тюрьме. Только поток трупов там гораздо больше, и с идентификацией они, конечно же, не заморачивались. Им просто-напросто возвращали первую попавшуюся урну из городского крематория. А драйзы из Коротышкиных зубов, похоронены где-то на кладбищах Сесспула.
   - М-да. Ну ладно, это уже наши сложности. Вольфганг, Саманта - спасибо. Деньги переведены на ваш счет. Что предполагаете делать? - он хитро улыбнулся.
   - Думаю, поедем отдохнуть. - Вольфганг обнял меня. - Куда-нибудь на окраину галактики, где нас никто не найдет. Да, Саманта?
   - Ну, удачи. Еще раз спасибо. - Генерал встал, и протянул нам руку. - Да, вот еще. Саманта, а скажите-ка мне, как вы поняли, что перед вами на помосте ваш муж. Вы же на самом деле давно не Весс, а Касснер, не так ли?
   - Вас не проведешь, генерал. - Мы с Вольфгангом переглянулись. - Ах, генерал, неужели вы думаете, я не узнаю свою половину?
   - Ну ладно, ладно. Хорошего отпуска.
   - Мы с Вольфгангом вышли из кабинета.
  

* * *

  
   - Поул. Вы сказали, эти бандиты проводили полную замену личности осужденных.
   - Да, генерал.
   - И как же вы объясните то, что мы только что видели живого и нормального, я повторяю - нормального Вольфганга Касснера?
   - Не могу знать, генерал.
   - И что там произошло на аукционе?
   - Не могу знать, генерал. Когда моя бригада прибыла на место, все уже было кончено. Нам остались только трупы. И, разумеется, Касснер и Весс.
  

* * *

  
   - Ну что, Ксвс, надолго домой? / Да, на долго домой?
   - Не знаю, Бшкш, не знаю. / Как скажет начальство.
   - Ты все там же? / Работу не сменил?
   - Да нет еще. / Там же. Отдел по надзору за отсталыми расами.
   - Где был? / Был-то где?
   - В гуманоидной секции. / В очередной дыре.
   - Люди? / Эти приматы?
   - Да. / Ага.
   - Пришлось делиться? / Бедняга.
   - Увы. / Эх! Как всегда.
   - Тяжко было? / Устал?
   - Не без этого, Бшкш, не без этого. / Ты еще спрашиваешь!
   - Очень отсталая раса? / Очень?
   - Ужасно. Но это и хорошо. Они все еще уверены, что одиноки во вселенной. / Им и в голову не приходит, что личность может быть двуполярной. / Они не представляют себе, где на самом деле храниться личностная структура индивидуума. Точнее, они имеют об этом весьма смутное представление, исключительно в мифологическом аспекте. / Они называют это душой. / Ага. Но не знают что с нею делать.
   - Смешно. / Да, не повезло тебе, Ксвс. / Ладно. Поползли, что ли стренкнемся по-тихому? / Поползли?
   - А не слишком жарко, Бшкш? / Жарко что-то. Хвост сохнет.
   - Да, разнежился ты там. / Все шутишь?
   - Да шучу я, шучу. / Поползли конечно.
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"