Штиль Андрей Викторович: другие произведения.

Цветок из бумаги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.45*6  Ваша оценка:


ЦВЕТОК ИЗ БУМАГИ

"Дорог ли, мастер,

Твой цветок из бумаги?

Спроси у пчелы"

Мастеру оригами

  
   Рич
  
   Рич выглянул в окно. Город, словно записная кокетка, облачался в утренний наряд. Мягкая пастельная пелена подсветки медленно опустилась на проспект, окрасив выстроившиеся в шеренгу вычурные многоэтажки в таинственные цвета. Мешанина архитектурных стилей, начиная от мрачной готики и кончая аляповатым неоабстакционизмом, неуловимым образом гармонично сочеталась, представляя взору отточенный, совершенный ансамбль. Всполохи рекламных роликов неслышно тонули в общей иллюминации. Мерно флюорисцировали разделительные полосы на серой ленте проезжей части. Город был тих и спокоен. Тих той предутренней тишиной, которая сродни замершему на курке пальцу охотника. Стоит только первому пешеходу попасться в перекрестье прицела, и мегаполис взорвется фонтаном звуков. Пастель уступит место броским дневным палитрам. Проспект наполнится людьми и машинами, гомоном толпы, запахами еды и дорогого парфюма.
   Тихонько звякнул будильник. Пять часов. Рич зевнул и встал из-за стола. На сегодня, пожалуй, все. У всех нормальных людей уже давно наступило "завтра". Пора бы и нам.
   Он прошел на кухню, врубил чайник. Джи, похоже, разобиделась не на шутку. Прошла уже неделя с момента их ссоры, а она до сих пор не объявилась. Хм. Рич с неудовольствием констатировал, что скучает. И не просто скучает, а, черт возьми, тоскует, как герой второсортного романа. Первые дни он посмеивался, воображая как Джи, решив пойти на попятную, забрасывает его сообщениями, и получает отлуп от сервера. Представлял, как она, обнаружив, что Рич занес ее адрес в черный список, врывается к нему домой - бледная от негодования, с растрепанной рыжей гривой - и устраивает грандиозный скандал, с битьем посуды, с криками, слезами и истерикой, который, через недолгое время, можно так замечательно завершить сексом на ковре.
   Но прошел день, второй, третий - никто не звонил во входную дверь. Рич запросил статистику - писем с адреса Джи не приходило. Окей, решил Рич, посмотрим, кто кого перемолчит. Давай, давай. Мы тоже гордые. Мы тоже, между прочим, обиделись. Мы... Короче, сегодня Рич понял, что тоскует, как выброшенный на улицу пес. Обида давно ушла, зато навалилось одиночество. Так случалось всегда, но, как правило, Джи не выдерживала первой. А может она нашла себе кого-нибудь? От этой мысли по спине у Рича пробежал холодок.
   Тенькнул, отключаясь, чайник. Рич машинально налил себе кофе, сел на высокий табурет у подоконника. Хрен с ним, пора завязывать эти игры. В конце концов, на сердитых воду возят. Чего доброго еще действительно найдет себе другого. Он решительно написал сообщение и послал Джи. Она, конечно, еще спит. Проснется часам к двенадцати, не раньше. Пока примет душ, пока позавтракает - почту будет разбирать не раньше часа. Как раз начнется смена Рича, так что ей еще придется подождать до одиннадцати, ну а там - Рич мечтательно улыбнулся, возвращаясь мыслями к сцене на ковре. Или, может, на подоконнике? Нет, лучше все же на ковре. Хотя у подоконника есть свои преимущества. Например...
   Только тут Рич понял, что ответ, собственно, уже пришел. Развернув сообщение помотал головой, еще раз перечитал единственную строчку письма, потом еще раз, затем закрыл мэйлер и тупо уставился на чашку с кофе. Адресат не найден. Вот так. Так тебе и так. Ну что, мистер Крутой Чувак? Кто кого перемолчал?
  
   - Дружище, существует только одна причина, по которой я может быть не пошлю тебя на хер. - Скиф встал с кровати и прошлепал в туалет. - Если ты мне скажешь, что разместил во всех новостных лентах статью о лучшем дизайнере города с моей фотографией, и на мой адрес уже валятся предложения о работе от мультимилиардеров - может быть останешься жив. - Он уселся на унитаз и зевнул. - В противном случае, звонок в пятнадцать минут шестого утра, будет караться смертной казнью через повешенье. За яйца.
   - Скиф, выручай! - Рич сделал просительное лицо. - Она поставила в игнор мой адрес. Блин, Скиф, я тебя умоляю. Зашли Джи мессагу, пусть снимет блок!
   - Ты что, приятель, рехнулся? Заработался напрочь? Ты до утра потерпеть никак не мог?
   - Скифушка!
   - Я фигею! Слушай, Рич, ты к доктору давно ходил? Лучше сходи, а то мало ли. На ранних стадиях это, говорят, лечится.
   - Ну, Скиф!
   - Маньяк. Ты просто сексуальный маньяк. Все, послал. Не ссы. По-любому она сейчас дрыхнет, как все нормальные люди. Ты к ним не относишься, понятное дело. И я теперь тоже, по твоей, между прочим, вине.
   - Спасибо, Скиф!
   - Спасибо! - Скиф встал с горшка, вытер задницу, спустил воду и пошел обратно в комнату. - Спасибом не отделаешься. С тебя... - Он остановился посреди коридора. - Так. Херня какая-то. Отлуп от сервака. Адресат не найден.
  
  
   - Тут, собственно, вариантов два. Либо она закрыла мэйл, либо...
   - Что? - Рич отставил в сторону чашку с остывшим кофе и уставился на Скифа.
   - Нет. Давай лучше считать, что она закрыла мэйл. Тогда все просто. Просто съезди к ней домой. С букетом цветов. И вежливо попроси открыть мэйл обратно. А потом возвращайся назад и засыпай ее письмами хоть до посинения. Эй, эй! Ты куда поперся, умник? Если ты прискачешь к ней в шесть утра, то немедленно получишь по роже своим же веником. - Скиф расплылся в улыбке. - От, блин! Какая идея! Туплю с утра пораньше. Чего я тебя остановил? Блин! А я бы посмотрел! Цветами по роже - это эстетично.
   - Слушай, Скиф, а вдруг она не дома?
   - Ну-у-у... Тогда придется тебе подождать пока она приедет домой. Сядешь под дверью, подложишь под попу веник, чтоб помягче было. А я тебе буду еду приносить. По вторникам и пятницам. Чаще не стану, а то, сам понимаешь, при сидячем образе жизни переедать вредно.
   - Скиф, слушай, проверь, а? Ты же можешь! Просто скажи мне - дома или нет. А?
   - Нет, дружище, ты явно болен. Причем, похоже, с детства. Тебя очень часто роняли? Или просто с большой высоты?
   - Скиф, ну что тебе стоит? Ты же дизайнер, у тебя полный доступ. Проверь, а?
   - Рич, ты действительно дурак, или где? Это нарушение закона. Пожизненное лишение лицензии. Оно мне надо?
   - Скиф, ну не подаст же она на тебя в суд? Да она и не заметит ни фига, я ее знаю! Она ж не в зуб ногой! А, Скиф?
   - Псих ты, Рич, вот что я тебе скажу. Псих, причем буйный. Ладно. Но только в тач режиме. И если что - имей в виду - я все свалю на тебя.
   - Скифушка! Я тебя поцелую!
   - Господи! Маньяк, да еще и пидор! Вот, блин, везет мне с приятелями! Ладно, все, я отключаюсь. Перезвоню минут через пять.
   Рич встал с табурета, снова врубил чайник. Выплеснул холодный кофе в раковину, выбросил чашку. Достал из шкафа новую - тонкую, костяного фарфора, с голографическим рисунком. От нечего делать просмотрел новостную ленту - сменщик работал на совесть, обновления постились каждые тридцать секунд. На другой стороне Земли сейчас день - основные новости приходят оттуда. Выставки, слушания, выборы, интервью, еще какая-то хрень. Мигнул вызов - Рич переключился на звонок. Скиф сидел на кровати, лицо его было хмурым.
   - Знаешь, старик, тут такая фигня... Короче, ай-ди Джинджер, отсутствует в текущем срезе базы.
  
  
   Колес
  
   Проснулся от звука падающей воды. Перед раскладушкой стояла Иришка и поливала его из чайника. Глаза у нее были абсолютно пустые, и смотрела она не на Колеса, а куда-то в сторону. Рот ее открывался, словно она говорила что-то, но Колес не слышал ни звука - только глухой плеск струи о насквозь мокрое одеяло.
   Колес вскочил, отряхиваясь, выхватил из Иришкиных рук почти пустой чайник. Она вяло сопротивлялась, даже толкнула его кулачком в грудь, но Колес запросто спеленал ее и уложил на кровать. Сел на пол возле постели, взял за руку. Иришка лежала с открытыми глазами, по-прежнему беззвучно шевеля губами.
   Третья ночь. Кризис наступает на пятые сутки. Терпи, девочка. Терпи. Немного осталось. Выдюжим. Прорвемся. Это непросто. Черт! Это очень непросто. Ты же знала на что идешь. Пятьдесят на пятьдесят. Либо пан, либо пропал. Колес провел рукой по Иришкиным волосам. Колючие. Короткие.
   Иришка вдруг вся расслабилась, обмякла. Глаза закрылись, дыхание стало ровным. Колес выждал еще несколько минут, потом встал, прошел к своей раскладушке. Поднял с пола мокрое одеяло, встряхнул, развесил на стуле, чтобы просушилось. Зажег огонь, поставил чайник греться. Выглянул в окно. До рассвета несколько часов. Черная, прозрачная ночь висела над городом. Прятала город в иллюзии пустоты и тишины. Ночь в дурдоме. Темные, грубые, постыло-однообразные прямоугольники домов, похожие на расставленные ребенком кубики, заполняли все видимое пространство.
   Круглая луна - старая эксгибиционистка, бесстыже выплыла из-за тучи. В комнате стало светлей.
   В дверь стукнули. Пауза. Еще раз. Пауза. Еще три раза быстро. Колес подошел, отодвинул в сторону щеколду. В комнату проскользнул Виктор. Скинул кеды, оставшись в одних носках.
   - Ну как она?
   Колес пожал плечами. Виктор подошел к кровати, присел на корточки, замер, прислушиваясь к иришкиному дыханию. Взял за запястье, нащупал бьющуюся жилку, закрыл глаза. Принялся считать про себя, покачивая в такт головой. Колес стоял сзади, машинально отмечая кивки. Зашумел, закипая, чайник. Кивнув десятый раз Виктор открыл глаза, встал, бормоча что-то себе под нос, подошел к стоящему в углу комнаты столу и примостился на край. Взглянул на Колеса.
   - Медленный. Но ровный. Уже хорошо.
   - Чай будешь? - Колес выключил горелку и переставил горячий чайник на стол.
   - Давай. - Виктор наклонился, взял лежащую на полу ветхую книгу. Ее обложка, перемотанная в несколько слоев скотчем, была истерта до такой степени, что разобрать название и автора не представлялось возможным. Пролистнул несколько страниц, вопросительно взглянул на Колеса.
   - Страница сто двадцать один, пятая строка снизу.
   - Угум. Сто двадцать один... Сто двадцать один... Сто... - Виктор поднес книгу поближе к глазам. - Вот. Мда... "из чего она сделала неутешительные для себя выводы".
   Колес поставил на стол пластиковые чашки, наполнил их кипятком. Достал из картонной коробки два пакетика чая, разорвал один и высыпал содержимое в свою чашку. Белый порошок быстро растворился, вода сделалась чуть мутной. Протянул второй пакетик Виктору. Тот замотал головой.
   - Не. Ты же знаешь, я это не пью. Я лучше просто кипятку.
   - Как хочешь. - Колес бросил пакет обратно в коробку. - Слезай со стола.
   Виктор швырнул книгу на кровать и пересел на стул. Взял в руки чашку, подул, сделал маленький глоток.
   - Итак, что мы имеем? "Неутешительные для себя выводы". Как мы можем это интерпретировать?
   - Никак. - Колес взял свою чашку и прошел к окну.
   - Здра-а-асте вам! - Протянул Виктор. - Никак! Сейчас интерпретируем. Сейчас... Судя по всему - прогноз благоприятный. Во-первых - она все ж таки сделала выводы. Это значит... Это значит, что с Ириной все будет хорошо! И она сможет сделать для себя выводы. Неутешительные, правда. Ну, а какие еще она может сделать выводы после всего этого? Правильно, неутешительные. Что мир - дерьмо. Вот и все выводы. Все сходится.
   - Трепло. - Колес залпом выпил безвкусный напиток и выбросил чашку в мусорную коробку. - Трепло ты, Витька.
   Прошел к раскладушке, лег, закинув руки за голову. Спросил в пустоту:
   - Меду хочешь?
   - Меду?! - Виктор чуть не расплескал воду в чашке. - Откуда? Конечно хочу!
   - Откуда... Оттуда. Возьми в ящике стола. Много не ешь. Иришке пригодится когда очухается.
   Виктор выдвинул ящик, зашуршал чем-то, копаясь в его недрах.
   - Мед! Вы только послушайте - мед! Слушай, Колес, где ты все это добываешь? В прошлом месяце - яблоки, теперь - мед. Где, а?
   - Где надо. Не суетись.
   - Мед! Я глазам своим не верю! - Виктор выудил наконец из ящика небольшой контейнер, вскрыл крышку и обмакнул палец в густой сироп. Облизал. - Ей-богу мед! Года четыре назад пробовал, ну ты помнишь, когда Василий...
   - Помню, помню. Ешь.
   - Мед! - Виктор снова ковырнул пальцем в контейнере, закрыл его и с сожалением убрал обратно в ящик. - И все таки, Колес, откуда? Ты что, к Леснику ходил?
   - Не выдумывай.
   - Да, и правда, когда бы тебе? Это ж недели две туда-обратно, а ты все время здесь был. Значит от него кто-то приходил. А, Колес?
   - Слушай, Вить, отстань, а? Мне уходить через полчаса. Дай отдохнуть, ладно?
   - Значит приходил кто-то. - Виктор не слушал. - И он молчал! Нет, ну какая же ты все-таки свинья, Колес. А? Ладно, ладно, молчу. Но ты свинья, так и знай. Большая, небритая, волосатая свинья!
   Колес закрыл глаза и представил себе дождь. Длинные косые струи лупят по плотным листьям осины, разлетаясь от удара радужными брызгами. Земля, только что еще серая, пыльная, в момент чернеет. Трава пригибается под тяжестью обрушивающейся на нее воды, стелется, лоснится дождевым потом. Крупные капли пробивают натянутую меж двух тонких березок паутину - ее хозяин торопливо ретируется, прячется на тыльной стороне зеленого листка. Лес затихает: не слышно гомона птиц, стрекота кузнецов, жужжания пчел - только дробный перестук капель и шелест листвы, тревожимой бестолковым ветром. И никого на десятки километров вокруг - только он, и Лесник со своим семейством...
  
   Колес
  
   Мрачная, прямая как игла, улица тянулась несколько километров, после чего превращалась в узкий проулок и оканчивалась тупиком. По обе стороны возвышались серые тени домов - одинаковые бетонные коробки без окон, угрюмые и молчаливые. Луна вела себя совершенно по-блядски: то высовывала из-за тучи жирную округлую ляжку, то снова стыдливо пряталась в рваные одежки - из-за чего временами Колес шел в полной темноте. Тут и там попадались торчащие из тротуара металлические конструкции отдаленно напоминавшие деревья - железные столбы с растопыренными проволочными ветвями.
   Колес шел быстрым шагом, прокручивая в голове детали вчерашнего разговора с Сенатором. Он пытался придумать хоть что-то, что могло бы ускорить акцию, но в какую бы сторону не уводили его размышления, каждый раз вывод был один и тот же: рано. Слишком рано. Понятно, что все это можно будет провернуть только один раз. Второго шанса им не дадут. Значит, надо выждать. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Слишком многое поставлено на карту, чтобы можно было себе позволить торопиться.
   Тротуар под ногами был усыпан мелким мусором. Возле одного из домов, такого же серого и невзрачного как и все остальные, Колес остановился. Подошел к неприметной пластиковой двери и выстучал условленную последовательность.
   Дверь распахнулась неожиданно быстро, словно хозяин стоял прямо за ней. Широкая полоса яркого света прорезала темноту улицы, Колес заслонил глаза рукой.
   - Входи, посланец мрака, я ждал тебя! - пафосно продекламировали из-за двери.
  
   Химик был пьян. Впрочем, он всегда был пьян. Уютно устроившись в старом вытертом кресле, он заложил ногу за ногу и вперился взглядом в Колеса. Помолчал немного, потом театрально вскинул руку и провозгласил:
   - Нет! И даже не думайте! Два месяца - минимум. А лучше - три. - Почесал жиденькую бороденку, закатил глаза, и добавил, вдруг сделавшись серьезным - А еще лучше - полгода. Или год.
   Колес присел на стул напротив. Опустил на пол мешок, посмотрел на Химика.
   - Надо быстрей.
   - Надо им! - Снова взорвался Химик. - Да что вы понимаете! Служение муз, знаете ли, не терпит суеты! Да-да, любезнейший, именно - не терпит! - Он подался вперед, схватил со стола стакан со спиртом, и залпом выпил. Занюхал в сгиб указательного пальца, шумно выдохнул, и снова откинулся в кресле. - Дайте время. Я улучшу препарат. Вы же угробите к чертовой матери половину города.
   Колес уставился в пол.
   - Сенатор сказал что в штатах не могут ждать. Их вот-вот засекут.
   - Послушайте, Колес, - Химик встал, и прошел к книжному шкафу у стены, - вы мне уже отвечали, но все же я повторю: может не надо всего этого? Может оставить все как есть? Хотя бы на время, а? Ну не готовы мы. Не готовы. Я же вам объяснял - пятьдесят на пятьдесят. Это десять миллионов человек. Вы представьте: десять миллионов. Детей. Женщин. Стариков. Да, черт с ним - просто десять миллионов человек. Простых, обычных людей. Они же ни в чем не виноваты. Они даже не знают о нас. - Химик провел пальцем по корешку одной из книг на верхней полке, бережно достал ее и обернулся к Колесу. - Вам их не жаль?
   - Жаль. - Колес поднял глаза. - Но кто-то должен показать им этот мир таким, каков он есть. Пока не поздно.
   Химик подошел к Колесу, склонился над ним, так, что Колеса обдало перегаром.
   - Зачем? Зачем, Колес? Чего вы этим добьетесь? И даже не это главное - зачем. Вы готовы принести в жертву своей правде столько людей? Ведь это - ваша правда. Ну, еще моя. Ну, еще двух десятков людей в нашем городе. Но им, остальным, эта правда не нужна. Вы представляете себе, что будут чувствовать выжившие, если их родные и близкие умрут?
   - Представляю. - Тихо сказал Колес, глядя в глаза Химику. Тот смутился.
   - Извините. - Химик отвел глаза, нервно дернул себя за бороду. - Черт! Извините, Колес. Как она?
   - Никак. Вернее, все также.
   - Вот. - Химик протянул Колесу книгу, которую держал в руках. - Возьмите.
   - Что это? - Колес взял потрепанный том в мягкой обложке.
   - Библия. Просто прочтите. - Химик вернулся в свое кресло. Налил себе еще спирта, выпил. - Вы, возможно, преследуете верные цели, Колес, но в одном вы заблуждаетесь. У нас нет врага. Вы как охотничья собака, чувствующая след. Вас зовет инстинкт, вы навострили уши, и готовы гнать зверя. Но зверя нет. Ваш Снарк - Буджум. И вы сгините, как тот Булочник. - Он помолчал немного и добавил: - И мы все вместе с вами.
   - Я не понимаю вас, Химик. Какой Снарк?
   Химик усмехнулся.
   - "Но, племянник мой милый, страшись одного - если Снарк твой случится Буджумом! Сгинешь ты без следа, лишь увидишь его, без волнения, крика и шума!" Ладно, не важно. Дайте мне время улучшить препарат. Пусть штатовцы переждут - уйдут из города, затаятся. Дайте мне полгода - я выдам вам верных восемьдесят процентов вероятности. А лучше - год. И добровольцев.
   - У нас нет полугода, Химик. И нет добровольцев. Сколько вам нужно времени, чтобы приготовить необходимое количество?
   Химик прищурился, погладил бороду. Посмотрел в потолок, пошевили губами.
   - Два месяца. Это действительно минимум. Раньше никак.
   - Хорошо. Два месяца. Но не больше.
   - Вы придумали, как? Через воду? От этого зависит состав.
   - Да. - Колес поморщился. - Через воду.
   - Значит, нашли путь в водохранилище?
   - Это моя забота, Химик. Ваше дело - препарат.
   - Вы не доверяете мне, Колес?
   - Нет. Я никому не доверяю. И вам в первую очередь.
   - Зря, Колес. Зря. Я действительно противник этой затеи, но я один из вас. И значит, у меня нет выбора. - Колес промолчал. - Ладно. К черту! Давайте, что там у вас?
   Колес взял мешок, развязал тесемки и вывалил содержимое на стол. Химик принялся сортировать серые пластиковые пакеты по размеру, бормоча себе под нос.
   - Так, ну это скорее всего какое-то мясо... А здесь, надо полагать, гарниры... Овощи... Или фрукты. А это вообще похоже на приправы. Колес, не берите больше маленькие пакеты. Пользы - ноль, энергетическая ценность - пшик, витамины отсутствуют как класс. Ни белков, ни жиров - ничего. Все одно выкидывать. - Он махнул рукой, сгреб все обратно в одну большую кучу, налил в стакан спирта. Кивнул Колесу. - Хотите? Ну, как хотите. - Выпил залпом. - Днем разберусь где здесь что, завтра ночью можете забирать.
   Колес закинул опустевший мешок на плечо.
   - До завтра.
   - До завтра.
   Колес повернулся уходить.
   - Постойте.
   - Да?
   Химик подошел к столу, вытащил оттуда маленький пузырек.
   - Вот. Это для Ирины. Анальгетик. Очень сильный. Введите ей внутривенно три кубика как только придет в себя. Это ослабит шок.
   - Спасибо.
   - Не за что. И... прочтите, пожалуйста, книгу.
  
   Рич
  
   - Так, проходи давай. Стой. Обувь сними.
   Скиф был серьезен. Слишком серьезен, пожалуй. Таким Рич видел его только один раз, три года назад - тогда Скифа вышвырнули из FW. История была темная: кому-то он там перебежал дорожку, и, говорят, в итоге еще легко отделался. Во всяком случае лицензию ему оставили. А могли бы и не оставить.
   Рич скинул кроссовки и прошлепал в квартиру. Скиф шел следом. Вдруг остановился на мгновение, скривил губы, сказал в пустоту: "Привет. Что это вам всем сегодня не спится? Давай, только быстро". Кивнул Ричу: "Иди в комнату, я сейчас. Срочный вызов".
   Рич прошел в комнату, окинул взглядом обыкновенный скифовский бардак, и уселся на кровать, отодвинув в сторону скомканное одеяло. Рядом с кроватью, на ковре валялся черный кружевной лифчик. Рядом примостились скифов тапок - почему-то один - и початая бутылка виски. Рич поморщился, ногой закинул лифчик под кровать - точно такой же, только синий, был в свое время у Джи - взял бутылку и присосался к горлышку. Виски был приличный. С утра, на голодный желудок, оно конечно не стоило бы, но если день начинается вот так - то и хрен с ним с таким днем.
   Вошел Скиф. Сел рядом, взял из рук Рича бутылку, с сомнением посмотрел на нее, завинтил пробку и поставил на пол.
   - Так. Слушай сюда. Пока ты тащился ко мне... Ты, кстати, что, пешком шел? За сорок минут можно проехать город насквозь три раза. Ладно, хрен с ним. Так вот. Пока ты тащился ко мне, я прошерстил базу моргов. - Рич часто заморгал и снова потянулся за бутылкой, но Скиф сцапал вискарь и переставил подальше. - Хватит тебе, алкоголик. Итак. Я прошерстил базу моргов. И нифига там не нашел. Понимаешь? Нифига.
   - И что? - Рич сглотнул мерзопакостный комок, вдруг образовавшийся в горле. - А зачем?
   - Что - зачем?
   - Зачем прошерстил? Ты думаешь...
   - Ну а ты как думаешь? - Разозлился Скиф. - Ты вообще когда-нибудь думаешь, или это не твой стиль?
   - Скиф! - Рич встал, обошел приятеля, взял бутылку с виски, и уселся на пол. - Скиф, мать твою! Какого хрена! Давай! Медленно и очень подробно объясняй мне что к чему. Я ни черта не понимаю! Зачем морги?
   - Мальчик. Оставь бутылку. Это, между прочим, эксклюзивный заказ. Он еще не пошел в серию. И, наверное, никогда не пойдет.
   - Скиф! Ты что, издеваешься? Да насрать мне сорок раз на твои эксклюзивные заказы! Что с Джи?
   - Не знаю! Не знаю, черт подери! - Скиф вырвал из рук Рича проклятую бутылку, поставил на пол, и навис над другом. - Ее нет! Понимаешь? Ее просто нет! Была - и вдруг нет!
   Рич сидел раскрыв рот и смотрел на Скифа снизу вверх.
   - Рот закрой. - Скиф моргнул, входя в коннект с Ричем. - Что такое ай-ди знаешь?
   - Вроде да.
   - Не вроде, а точно. Знаешь?
   - Персональный идентификатор.
   - Да что ты говоришь! Персональный идентификатор! Где он находится, откуда берется - знаешь?
   Рич помотал головой.
   - Ок. - Скиф развернул перед Ричем картинку. - Вот это - человеческая башка. Нормального человека, у тебя на ее месте задница. Вот эта серая хрень похожая на студень - мозги. То, чем обычно думают. Нормальные люди. Понимаешь пока?
   - Хорош тебе, Скиф. Говори нормально.
   - Я и говорю. Вот это рыжее мочало, которое оплетает мозги как паутина - нейробридж. Та самая штука которая принимает информацию с прошитой материи, и накладывает ее на ту что ты получаешь через рецепторы - глаза, там, уши, язык.
   - Ну? Это я и без тебя знаю. Анатомию проходят классе в восьмом, кажется.
   - Ага. Точно. Только о том что в качестве обратной связи эта хрень с каждым пакетом передает в базу твой ай-ди, в школьной программе не говорится. Он уникален, как радужная оболочка, отпечатки пальцев и код ДНК. Ты рождаешься с ним, и постоянно - каждую секунду, информация о тебе находится в центральной базе FW. И если ай-ди в базе отсутствует - значит тебя нет. Просто нет! Ты или умер, или... Или ты вне сети. Но вне сети быть невозможно! Эта штука жива, пока жив ты сам. Спутники сканируют всю планету, спрятаться негде. Значит..?
   - Джи умерла?
   - Нет, Рич, ты определенно тупица. Я тебе сказал десять минут назад: я прошерстил базу моргов. И нифига там не нашел. Нифига.
   - Скиф... - Рич разорвал коннект, встал с пола, прошелся к окну, и встал, покачиваясь на пятках. - Я, наверное, тупой. Да. Но я ни хрена не понимаю. - Он развернулся и сел на подоконник. - Ты говоришь: Джи нет в базе. Ты говоришь: это невозможно. Ты говоришь: это возможно только если Джи умерла. И ты же говоришь: Джи не могла умереть, потому что в базе моргов ее тоже нет. Замкнутый круг.
   - Надо же! - Скиф ухмыльнулся. - Начинаешь соображать. Все правильно. Замкнутый круг. Как только ты умираешь - бридж отключается и за тобой выезжает похоронная бригада. И отвозит тебя в морг. В базе появляется соответствующая инфа. Но инфы нет. Значит что?
   - Что? Что-что-что... Что? Слушай, а кто следит за тем, что бридж перестает посылать сигналы в сеть? Кто высылает похоронную бригаду?
   - Ай молодца! Соображаешь. Но плохо. Мог бы и до конца додумать. Монополистами базы являются кто?
   - FW.
   - Прально. Наша любимая корпорация "Фантастик Ворлд". Все лицензионные дизайнеры, даже свободные, типа меня, имеют доступ на чтение, но работу с базой ведет только FW.
   - Блин. Стало быть тут ты мне не помощник.
   - Это точно. Меня к этой лавке на пушечный выстрел не подпустят. Попробуй копнуть со своей журналистской ксивой. Может что и нароешь. Я проверил кэш базы за последние два дня - ай-ди Джи отсутствует. Дольше информация не хранится, так что все что мы знаем - Джи уже как минимум два дня вне сети. Где она - хрен его знает.
  
   Колес
  
   - Я тебе так скажу, Колес: хочешь ты этого или нет, но я должен получить эти таблетки заранее. Иначе я не согласен.
   Сенатор положил сигару на край пепельницы, встал и прошел к бару. Посмотрел на ряд бутылок различных форм и размеров, выбрал французский коньяк. Выудил пузатую бутыль, ковырнул пробку, плеснул в широкий, тонкого стекла, бокал и вернулся к столу. Колес подождал пока Сенатор сядет и только потом ответил:
   - Извини, Валентин, мы не можем рисковать тобой. А если все провалится? Ты - наша единственная связь с миром.
   Сенатор молчал, покачивая бокал в руке. Поднял руку, посмотрел на свет - коньяк стекал по стенке, оставляя густой, вязкий след. Поднес бокал к носу, зажмурился, глубоко вдохнул - терпкий аромат раздразнил ноздри. Открыл глаза и сделал маленький глоток. Откинулся в кресле.
   - Знаешь, Колес, я ведь был у Лесника позавчера. На машине это три часа дороги. Не спрашивай, откуда я узнал. Узнал... И вот что я тебе скажу: я не хочу как все. Не хочу. Наверное, мне не понравится то, что я увижу. Но я хочу увидеть это первым.
   Колес улыбнулся одними губами.
   - Я понимаю. Но ты нужен нам до самого конца. У нас нет возможности связаться с остальными без тебя. Штаты, Япония, Китай, Франция - все должно начаться одновременно.
   Валентин не слушал.
   - Странно, как все это сохранилось? Мегаполис вдруг обрывается и начинается череда свалок. Ты же видел все это Колес? Они тянутся километры - горы мусора, тонны, тысячи тонн, может сотни тысяч. Я не видел. Мне рассказал Лесник. Для меня там - длинный забор вдоль шоссе. Очень длинный. Лепной, украшенный барельефами, забор. А потом вдруг начинается лес. Маленький пробел в заборе - уходящая вбок дорога. Два километра по ней, и лес. Настоящий, живой лес. Там нет передатчиков. Чистая материя, без прошивки. Вообще никакого сигнала. Только спутник. И авто. Никаких наслоек. Никаких фильтров. Двести квадратных километров информационного вакуума. Ты знаешь, Колес, я сначала даже не понял. Все же у нас отличные дизайнеры. Вот эти деревья, - Сенатор кивнул в направлении окна, - они почти как живые. Впрочем, ты же не видишь. А потом посмотрел на текущий трафик - матерь божья! Пара сотен метров в секунду - почти ноль! - Он залпом допил коньяк, отставил бокал. - Дай мне таблетки, Колес. Я не хочу со всеми. Пусть для меня все решится раньше. Либо я буду вместе с вами смотреть на агонию этого города, либо... Либо, город умрет после меня.
   Колес встал, подошел к бару. Взял в руки одну из серых бутылей, бездумно повертел в руках, поставил на место. Обернулся к Сенатору.
   - Извини, Валентин. Я бы и сам уехал к Леснику если бы мог. Ты же все понимаешь.
   Сенатор крякнул, взял из пепельницы сигару, стряхнул пепел.
   - Понимаю. Но не хочу. Ладно. Проехали. Давай к делу. Стив просит начинать скорее. Они готовы, но у них на хвосте местные копы. Все может накрыться в один момент.
   - Препарат будет готов через два месяца. Раньше никак.
   - Хорошо, я передам.
   - Что у остальных?
   - Ждут.
   - Хорошо. Как твой племянник на новом месте?
   - Ха! Говорит, что имея дядю сенатора, работать инженером в городском водохранилище - просто позор. Но деваться ему некуда. Я обещал ему через полгода место в ведущего инженера в отделе коммуникаций FW.
   - Отлично.
   - Вот еще что, Колес. У нас тут был один журналист. Похоже, он как-то связан с Ириной. Он получил доступ в базу FW. Увы, я тут ничего сделать не могу, не мое ведомство. Как бы у вас не возникло неприятностей. Журналисты народ дотошный.
   - Адрес?
   - Сто двадцать седьмая улица, шестьдесят второй дом. Самый центр города.
   - Спасибо, Валентин.
   - Ты не понимаешь, Колес. Он получил доступ в базу FW. Это значит, что его ай-ди занесен в реестр особого контроля. А это, в свою очередь, значит, что его постоянно пасут. Вся информация кэшируется не два дня, как у простого гражданина, а три месяца. Тотальный контроль. Всегда и везде.
   - Я понял, Валентин. Сложно, конечно. Но мы что-нибудь придумаем.
   Сенатор покачал головой.
   - Как знаешь, как знаешь. Но... будь осторожен.
   - Буду. - Колес встал и протянул Сенатору руку. - Буду. Пока. Береги себя.
   - Береженого бог бережет. - Сенатор тоже поднялся, пожал протянутую ладонь. - Удачи.
  
   Солнце медленно садилось, разбавляя розовым серость городского пейзажа. Колес задернул занавесь и сел на жалобно скрипнувшую раскладушку. Болела голова - привычно, тупой пульсирующей болью. Иришка спала, изредка то ли вскрикивая, то ли всхлипывая во сне. Голос у нее стал хриплым - не разберешь.
   Колес потянулся было к валявшейся на полу книжке, но передумал. Взял висящую на стуле куртку, вытащил из кармана библию. Мягкая потрепанная обложка была порвана в нескольких местах, но заботливо склеена. Сколько же лет назад тебя напечатали, подумал Колес. Лет двести, наверное. Или двести пятьдесят. Кажется именно тогда сломался последний в городе печатный станок. Атавизм нового мира. Химик холил и лелеял свою скудную библиотеку - три сотни книг, собранных по свалкам и руинам. Все, что осталось от мира старого. Все, что мы сумеем принести в мир новый.
   Колес загадал число, пролистнул страницы. Отсчитал глазами четвертую строчку сверху. Прочитал.
   "Род проходит, и род приходит, а земля пребывает во веки".
  
   Рич и Колес
  
   Боль пришла быстрее сознания. Сначала что-то взорвалось в голове - где-то над правым ухом, и лишь потом Рич понял что все еще жив. Он закричал - вернее попытался закричать, но из горла вырвался только булькающий хрип.
   Вокруг было светло. Светло, но... странно. Мутно. Не было того разнообразия красок, которое составляло привычный городской фон. Мир словно потускнел, покрылся толстым слоем пыли.
   Рич сидел на стуле, примотанный веревкой к спинке. Руки были заведены назад, и, видимо, тоже связаны. Во всяком случае пошевелить ими не удавалось. Сзади послышались шаги. Кто-то встал перед Ричем - он видел только силуэт, потому что свет бил человеку в спину.
   - Вы уже пришли в себя? - Рич мотнул головой. - Да. Вижу, что пришли. - Говоривший придвинул к себе стоявшую неподалеку табуретку и сел.
   - Кто вы?
   - Я? А какая, собственно, разница. Вас я, скорее всего, убью. Но если вам от этого будет легче... - Мужчина отодвинулся вместе с табуретом так, чтобы свет падал на его лицо.
   - Вы Колес, отец Джи. Я видел в базе.
   - Ее зовут Ирина. Она взяла себе ник "Джи" в пятнадцать лет, когда стала совершеннолетней. Но зовут ее Ирина.
   - Джи. - Упрямо повторил Рич. - Что с ней?
   - Это неважно. С ней все будет в порядке. А вас я убью. Знаете, мне надо было убить вас пока вы были без сознания, но ... Вы читаете книги? В книгах злодеи всегда долго разговаривают с жертвой, прежде чем убить ее. Обычно за время разговора несчастная жертва успевает обмануть негодяя и спастись. Но у вас такого шанса не будет. Да... Не будет. Я вырубил ваш бридж. Это несложно. Надо только знать куда ударить. Если вот сюда - он подошел и прикоснулся к шее Рича, - вы на какое-то время ослепнете. А если вот сюда - ослепнет ваш бридж. Примерно на час. Так можно его и совсем убить, но только вместе с вами. Таким способом - только вместе с вами. - Он снова сел на табурет.
   - Что вам от меня нужно? - Рич попытался пошевелить пальцами, но туго стянутые веревкой ладони затекли напрочь.
   - Ничего. От вас - абсолютно ничего. Вам просто не повезло. Я ничего не имею против вас лично - поверьте, вы мне даже симпатичны. Просто так случилось. Я не убил вас, потому что хочу посмотреть на вашу реакцию. Считайте себя моделью. Прототипом.
   - Прототипом чего?
   - Реакции человека на мир каков он есть. Как он вам?
   Рич скривился.
   - Мир как мир.
   - Думаете? - Колес прошел к столу, взял лежащий с краю пластиковый пакет. Надорвал его зубами и вывалил содержимое на ладонь. Поднес белесый кусок к лицу Рича. - Знаете что это? Это мясо, которое вы обычно едите на обед. Мясо, какое оно на самом деле. Аппетитный, хорошо прожаренный бифштекс. Сейчас вы не можете принимать прошитую в этом... мм... куске информацию. Вы видите то, что он представляет из себя. Хотите попробовать? - Рич замотал головой. - Правильно, не стоит. Вкус отвратительный. Полный набор жиров, белков и витаминов - но на вкус - дерьмо. Вкус - в нескольких мегабайтах информации прошивки. Хотите чаю? Нет? Тоже не очень приятный вкус. Хотя и полезно.
   Колес выкинул пакет вместе с содержимым в мусорную коробку, вытер руки о штаны.
   - Думаю, ваша одежда тоже представлялась вам несколько иной.
   Рич посмотрел на себя - его цветастая рубаха превратилась в дерюжистую, коричневую с потеками, хламиду. Штаны тоже не впечатляли. Кроссовок он не видел.
   - Все: дома, машины, улицы, еда, напитки - все здесь ненастоящее. Фантастический мир! Знаете как еще называют корпорацию FW? Fake World! Как те елочные игрушки. Хотя, вряд ли вы знаете этот древний анекдот. Вы в курсе как все это начиналось? Я могу себе представить. Семь столетий назад, когда мир стоял на грани экологической катастрофы, это казалось спасением. Панацеей. Продукты стоили огромных денег. А тут такое чудо: пьешь воду, а по вкусу - настоящее пиво. Или кофе. Дешево и сердито. Конечно, сперва все было сложно. Не было у человека нейробриджей. Не был приспособлен хомо сапиенс к приему информации кроме как через органы пяти своих чувств. Информацию не прошивали в структуру материи - просто вешали специальный чип на бутылку. И поступала она, информация, не прямо в мозг. Делали насадки на язык и вставляли в нос фильтры, чтобы воздействовать на рецепторы. Но прогресс ведь не стоит на месте. Кто-то умный из маленькой еще тогда компании FW допедрил, что из стволовых клеток можно вырастить любую ткань. Лю-бу-ю. Значит, не только ту, что уже дана человеку от природы. Так и появился на свет нейробридж. Замечательнейший орган. Протезирование чувств. Проецирование наведенной информации поверх оригинальной. Гениальная идея! Вам приходило в голову порыться в архивах? Вы когда-нибудь интересовались как все это началось? Нет, зачем! Ведь все так здорово! Вам не нужны ваши глаза - у вас есть нейробридж! Универсальный интерфейс между человеком и информацией! Вы все время в сети, все время в контакте с миром! Нейробридж! Но эта дрянь у вас в голове - это не то же самое что рука или нога. Это паразит. Вам не дано увидеть во что вы превратили мир. Вы и ваш "Фальшивый Мир". Ваш электронный бог.
   Колес усмехнулся. Встал, подошел к Ричу. Присел на корточки и посмотрел ему в глаза.
   - Но я разрушу ваш мир. Я - злодей из книжки. Откуда вам знать, что существует одна тысячная процента людей, которые рождаются без нейробриджа. Уроды, которые живут в вашем мире, как слепые котята. И видят правду, от которой вы так хорошо отгородились. Вы свалили мусор в сторонку, прикрыли его красивой тряпкой, и думаете, что его нет. Но он есть.
   Рич оставил бесполезные попытки развязать веревку на руках и закрыл глаза.
   - Врете вы все, Колес. У вас есть бридж. Я видел ваш ай-ди в базе.
   - Да. И это еще одна причина, по которой я убью вас. У меня в голове есть эта дрянь. Полумертвая, но есть. И меня можно выследить. Восемь лет назад я подцепил какую-то заразу. Думал, отброшу коньки, но вышло иначе. Отбросил коньки бридж. Он перестал принимать информацию. Отсылать - отсылает, а принимать не может. Такая вот ерунда. Мне дважды повезло. Я видел мир с обеих сторон: мне есть из чего выбирать. И кроме того, в моей крови живет то, что умеет убивать вашего электронного бога.
   - Дайте мне повидаться с Джи.
   - Нет. - Колес встал, и прошел куда-то за спину Ричу. - Да и не получится. Она сама так решила. Я не хотел. Я не видел ее шесть лет. И встретил случайно. Она сама попросила препарат. А это - пятьдесят на пятьдесят. Возможно, завтра она умрет. Возможно, познакомится с новым для себя миром.
   - Дайте мне хотя бы посмотреть на нее!
   Колес вернулся и опять сел на табурет. Покачал головой.
   - Нет.
   В руках он держал нож. "Нет" - подумал Рич. "Пусть мусор в углу, пусть электронный бог, но... Я тоже видел мир с обеих сторон. И мне тоже есть из чего выбирать. Та, другая сторона, не стоит единственной жизни. Тем более, моей". Он прикусил губу, так что на язык брызнуло соленым, и, чтобы отвлечь Колеса изо всех сил дернул руками. Веревки не поддались, зато мир сразу вспыхнул радужными цветами. Стимулятор, капсула с которым была вшита в нижнюю губу, не подвел. Все как и обещали в FW.
   - Послушайте, Колес! - Закричал Рич. - Я не хочу умирать! Дайте мне этот ваш препарат! Пусть я буду жить без бриджа, пусть я могу умереть, но дайте мне шанс!
   - Не кричите так. Вы все равно ничего не измените. Простите. Я не могу рисковать. Вы думаете, я хочу вашей смерти? Нет. Думаете, я хочу смерти миллионов людей по всему миру? Но как иначе? Как? Зачем вообще вы влезли в это дело? Зачем? Жили бы себе спокойно.
   - Колес, мать вашу! Я люблю вашу дочь! Вы понимаете? Я! Люблю! Вашу! Дочь! И вы спрашиваете меня, зачем я влез в это дело! Вы что, совсем идиот?
   - Мне жаль, молодой человек. Честное слово, жаль. Вы любите поэзию? Я прочитал в одной книге замечательное хокку. Это старое стихотворение - пятнадцатый, кажется, век. Я вам прочитаю.
   - Колес! Вы больной, да?! Какие, к черту, стихи?!
   - Хорошие. - Колес улыбнулся и закрыл глаза. - Слушайте: "Дорог ли, мастер, твой цветок из бумаги..."
   Дверь слетела с петель от сильного удара. Рич дернулся всем телом, и завалился на пол вместе со стулом.
   Странно, но сквозь грохот рухнувшей двери, сквозь крик Скифа (Скифа?! Откуда здесь Скиф?): "Стоять на месте! Служба безопасности корпорации FW!", сквозь топот ног ворвавшихся в помещение людей, он отчетливо слышал, как Колес, не меняя интонации, дочитал до конца последнюю строчку:
   "Спроси у пчелы".
  
  
  

Оценка: 7.45*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Освоение Кхаринзы"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"