Шторм Сара: другие произведения.

Неликвид

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    img src=151.jpg

  
  
  
   Сара Кондра озадаченно перечитывала послание, доставленное утром в её дом. Треугольный огрызок бумаги даже с натяжкой не походил на заказное письмо, зато особа, вручившая его мирной домохозяйке, выглядела безупречно. Дама неопределённых лет лучилась сарказмом и блеском многочисленных ювелирных украшений. Передав получателю небрежно сложенный лист, курьерша немедленно удалилась. Видимо, информация о том, каким характером обладает дикая ведьма по фамилии Кондра - уже не новость.
  
   - Посмотрите, какое неуважение к дару! - громко, будто жалуясь кому-то невидимому, возмущалась Сара. - Я, видите ли, стара! Могли бы написать мягче, стараясь не ранить женскую психику! Сами ведь женщины, чёрт их возьми. Хотя... судя по тому, с какой дерзостью написан сей "фолиант", чёрт их уже взял!
  
   - Сарочка, у тебя что-то сгорело? - из глубины роскошных апартаментов раздался голос её седьмого мужа.
   - Фима, я тебя умоляю! Когда на нашей кухне что-то сгорало?! Даже мой пятый муж-гурман говорил, что я совершенно не умею переводить продукты!
   - Ну, раз сам Давид Львович вынес подобный вердикт, значит, так оно и есть, птичка моя!
  
   В словах главы немногочисленного семейства чувствовалось столько участия, что Сарочка могла бы немедленно разрыдаться, но слезинка не шла. Вместо этого женщина сняла фартук, с вызовом швырнула на идеально чистый стол и отправилась туда, где зритель её предстоящей истерики, ни о чём не подозревая, читал свежий номер газеты "Потусторонние новости" - в гостиную.
  
   - Фимочка, ты не поверишь! Они снова мне отказали! - возмущению домохозяйки не было границ.
   Честно говоря, госпожа Кондра вообще не признавала каких-либо границ. Она всегда шла к своей цели напролом. Иногда приходилось хитрить, но чаще всего, таки напролом.
   - Не может быть! - господин Кондра незамедлительно поднялся с кресла и поспешил навстречу жене. Трогательно прижав супругу к себе, взял за руку и постарался успокоить. Но Сарочка желала говорить! Погладив мужа по спине и мягко пошлёпав по гладкой лысине, она продолжила:
   - Сядь и послушай! - мадам Кондра торжественно вышла на середину зала, с пренебрежением, двумя пальцами, зажала листочек в руке и, делая акцент на каждом втором слове, начала читать:
  
   "Данным посланием, спешим сообщить вам, Сара Кондра, что ни в этом, ни в следующем году, веке, тысячелетии и так далее, мы не дадим вам разрешения на поступление в академию чародейства! Вам сорок один год! Смотрите на вещи реально! Старшей ученице заведения всего двадцать лет! Ваши данные внесут в списки "Диких ведьм" и это единственное, чем мы можем быть вам полезны. Ваш дар проснулся слишком поздно.
   P. S. Совет практикующих ведьм с высшим специальным образованием решил ещё раз отклонить поданную вами в прошлом году заявку, относительно одиннадцатого номера".
  
   - Фима! Это заговор! И я это просто так не оставлю! В список "Диких ведьм!" Ты знаешь, что это значит? Читай между строк: магических недоучек! А насчёт одиннадцатого номера? В прошлом году, как все порядочные ведьмы, я прилетела за причитающимся и получила от ворот поворот. Они сказали, что заявку нужно подавать заблаговременно. Я тут же подала! Но её не захотели принять. Фима, там был такой скандал, что у верховной ведьмы сдали нервы, и на её носу выскочила бородавка, а второй я таки оставила немного волос! Но, Фима! Обещаю, а ты знаешь, если Сара Кондра обещает - обязательно выполняет. Я полечу, разберусь и добьюсь! Я это сделаю, чего бы им это не стоило! И если мне откажут ещё раз, предыдущий выпускной окажется последним праздником в школе спутников ведьм! Во всяком случае, последним праздником без жертв!
  
   - Да как они могут?! - возмутился благоверный.- Да несмотря на то, что до возраста "ягодка опять" тебе осталось четыре года, ты уже в самом соку! И что значит "диких"? Ты же абсолютно домашняя, то есть я хотел сказать... - Фима осёкся на полуфразе и посмотрел на супругу. Сейчас она походила на фурию, полководца и мстителя одновременно. В голове Сарочки созрел план, и сердобольный муж от всего сердца сочувствовал тому, кому этот план был уготовлен.
   - Где моя метла?! - стаскивая с затылка единственное бигуди, ораторша решительно осмотрелась по сторонам.
   - Я не трогал! - супруг, будто "взят в плен, но живой", тут же поднял руки вверх.
   - Вот видишь, Фимочка, я даже метлу сама найти не могу, а они мне отказали в необходимом! Да я их всех...
  
   Остальная часть гневной тирады осталась Ефиму Кондра неизвестна, ибо, блеснув серо-голубыми глазами, Сарочка поджала пухлые губки, сморщила носик с еле заметной горбинкой, вильнула пышным задом и пошла искать то, что вот уже неделю не использовалось по назначению - метлу.
  
   ****
   Бедный, несчастный Арончик сидел на самой последней, самой низшей ступени Лестницы Успеха для выпускников. Так уж повелось испокон веков, что в ночь, когда каждому коту-спутнику выдают диплом с оценками и такую желанную, такую важную для будущего трудоустройства пятиугольную шапочку-пентаграмму, в школу прилетают ведьмы, шаманы и ведьмаки. С наступлением полуночи, с первым боем старинных часов, они придирчиво всматриваются в дипломы вчерашних учеников. Скрупулёзно пересчитывают на шапочках количество магических бубенчиков, задают вопросы на засыпку и выбирают лучших из лучших.
  
   Ещё три дня назад будущее потомственного спутника было предопределено! Высшие баллы по всем предметам! Идеальное поведение! А лучшие рекомендации, написанные рукой верховной архиведьмы, практически лежали под подкладкой его шапочки! Сколько сил и терпения пошло прахом!
  
   Бывший фаворит гонки за первую ступень пьедестала, нынче оказался всеобщим посмешищем. Ему досталась последняя, одиннадцатая ступень - ступень позора. Она была настолько унизительна, что даже не примыкала к остальным! Да и ступенью её нельзя назвать - так, маленький табурет с обрезанными ножками. А ведь это благодаря уму и сообразительности Арона некоторые из одноклассников умудрились закончить курс!
  
   Опуская голову всё ниже и пряча от окружающих глаза - озёра печали, Арончик думал о том, что впервые ему стало по-настоящему страшно. Он боялся, что останется единственным невостребованным котом-спутником и его заклеймят позором. Да позор и сейчас, безмолвно восседая на понурой кошачьей голове в виде белой, а не чёрной шапочки, как у всех остальных выпускников, кричит и потешается над владельцем. Ещё Арончик очень боялся, что послужить магии сможет только посмертно, ибо невостребованных обладателей дипломов, чаще всего, подбирают чернокожие шаманы. Это страшные ведьмаки! По сути, ничегошеньки не могут, зато умеют с умным видом вспарывать животному брюхо и делать вид, что гадают на внутренностях своих жертв. Кровожадные картины проносились в сознании бедного выпускника. Всё ниже и плотнее, прижимая упитанное тельце к поверхности позорного табурета, он старался не дрожать и не думать о той, кем вот уже год пугают каждого ученика. И имя кошмару - Саракондра.
  
   Поговаривают, эта фурия в прошлом году чуть не испортила выпускникам праздник, и стала причиной того, что всеми уважаемая директриса нынче щеголяет огромной бородавкой на носу, а милая, добрая ведьма из преисподней осталась практически без волос!
  
   Дикая Саракондра уделала всех! Единственный, кто интеллигентно отмалчивается и не комментирует визит странной особы - набриолиненный демон-инкуб. Именно ему удалось усмирить бешеную магичку. Несколько часов он уговаривал скандалистку остепениться. И, видимо, истратил много сил, потому как выглядел, будто выжатый до предела лимон. А дикая Саракондра, с утроенной энергией грозя всем и вся, удобно уселась на метлу и, обещая вернуться ровно через год, отчалила.
  
   Ещё говорят, что ранее неутомимый демон-любовник, нынче частенько берёт в библиотеке книги о взаимоотношении полов и уединяется для медитации.
  
   В этом году предусмотрительный наставник решил в выпускных гуляниях участия не принимать. Сказав: "Здоровье дороже", - сиганул прямиком в ад - вроде, как для восстановления нервных клеток, загубленных ещё на прошлом выпускном.
   Пытаясь отвлечь себя от гнетущих мыслей, Арон вспоминал день, когда переступил порог школы магии и чародейства. Очень хотелось стать для какой-нибудь ведьмы самым лучшим, самым достойным и, если уж совсем повезёт, любимым помощником. Единственное, что ему могло помешать в достижении цели - один белый волосок на грудке и три таких же, совершенно ненавистных волоска на спине. Ведь в правилах школы было указано чётко: "Заявки чёрных котов с изъянами не принимаются! Убирайтесь вон!" Даже тёмно-коричневое, практически незаметное пятнышко, считалось чуть ли не потомственным браком, а уж белые волоски и подавно.
  
   Но смекалистый авантюрист в два счёта придумал, как обыграть злодейку судьбу! По дороге в школу он обратил внимание на человека, который оказывал прохожим услуги по чистке обуви. Среди используемых кремов, популярным почему-то был именно чёрный. Обрадовавшись тому, что цвет ночи нынче в моде, кот незаметно стащил плохо лежащий тюбик...
   - Абитуриент Арон! - раздался голос из зала, в котором заседала приёмная комиссия.
  
   Уверенно перебирая конечностями, Арончик двинулся в сторону дубовой двери. Его появление вызвало в коллективе строгих судей приятное оживление, потому как абитуриент вошёл в зал на задних лапках, а этому начинают учить лишь во втором семестре.
  
   - Скажите, почему вы решили стать котом-спутником? - бесцветным голосом спросила долговязая ведьма с бородавкой на самом кончике увесистого носа.
   "Какая стать! - глядя на неё, подумал жаждущий поступления, - ах, эта кругленькая, розовая бородавка! Она, будто только что изъятая из раковины жемчужина! А пальцы! Какие пальцы! Невероятно вытянутые, замысловато изогнутые в коварном изяществе! С вызывающими ногтями благородного, тёмно-янтарного цвета! Настоящая ведьма! Не то, что современные, рыжеволосые подобия с кукольными личиками и томными вздохами..."
   - Я иду по стопам своих предков, ваша милость! - учтиво ответил кот.
   - Не подскажете ли имя вашего рода? - поинтересовалась ещё одна служительница тьмы. Её редкие, тонкие, нежно-бесцветные волосы, поднимались при каждом движении головы. Это выглядело невероятно мило и воздушно.
  
   Раскрыв до предела фисташковые глаза, Арончик восхищённо посмотрел на задавшую вопрос даму. Прелестные залысины на её висках играли солнечными зайчиками, два идеально острых клыка нижней челюсти шаловливо выглядывали наружу, разноцветные глаза дружно смотрели на переносицу и как бы соперничали между собой, какой из них краше. Но Арончику нравились оба: и левый красный, и правый лиловый. Не в силах оторвать взгляд от такого благообразия, кот важно сложил на чуть выпирающем пузике лапки и с достоинством произнёс:
   - Мои корни восходят к семейству Горнович.
   - С гор, значит, спустился, - подвёл итог всему вышесказанному набриолиненный хлыщ инкуб.
  
   Этот субъект Арону не понравился сразу: идеально выбрит, дурацкий подбородок с отвратительной ямочкой, тонкие, совершенно правильные, без единого изъяна губы, чудовищно прямой нос, мучительно голубые и безнадёжно нормальные глаза, а в довершение ко всему, леденящая, белозубая улыбка.
  
   Будущий ученик ответил экзаменатору достойно. Подняв подбородок повыше, выпрямив спинку натянутой струной и сощурив глаза понадменней, сказал:
   - Если вы заметили, ваша милость - меня зовут Арон. Арон - значит горный. Я не страшусь высоты и, балансируя на кончике черенка метлы, смог бы пролететь с избравшей меня ведьмой сотни миль!
   - Что ж, - мнимый красавчик обнажил крепкие зубы, - я думаю, вы достойны вступления в ряды наших учеников. Но прежде, чем я поставлю на ваши документы отпечаток вензеля магической службы, хотелось бы знать, почему от вас ... эм.., горный кот, пахнет обувным кремом? - Крылья его идеально ровного носа раздулись, и демон со свистом втянули в себя воздух.
   - Ну как же?- удивился поступающий, - я старался соответствовать! - Он с гордостью продемонстрировал экзаменаторам длинные, идеально чёрные когти. - Кот-спутник должен быть абсолютно чёрным. А как же коготки? Они всегда белые, у любой породы! Вот я и подумал: если люди могут покрывать чёрным кремом свою обувь, почему кот не может покрывать тем же кремом свои когти?
   - Прелестно! - воскликнула ведьма с бородавкой на носу.
   - Как неожиданно и по-бесовски остроумно! - довольно всплеснула руками ведьма-одуванчик.
   - Оригинально... - сухо констатировал напомаженный.
  
   Долгожданный звук ударяющейся печати о папку с документами. По диагонали на титульную страницу штамп "Принят". А ниже мелким шрифтом то, что знал всяк сюда поступающий: "Сиим соглашением, вы обязуетесь служить магии до скончания своих лет. И только смерть избавит вас от данного обета".
  
  ***
   Ученические будни накатили с наступлением утра. Все коты, успешно прошедшие собеседование и пожелавшие отдать своё чёрное тельце в безвозмездное пользование служителям магии, гуськом выстроились у порога школы. Ожидание верховной ведьмы затянулось. Поэтому, некоторые из новоиспечённых учеников, кося зелёными, коричневыми, янтарными и фисташковыми глазами, исподтишка присматривались друг к другу. А Арон с интересом рассматривал умудрённого жизнью ворона. Птица, как истукан, восседала на поперечной палке, прибитой над дверью школы и, не моргая, таращилась на пушистую братию. Арончику показалось, что старый пройдоха занимает столь почётное место неспроста. А ещё, где-то там, в глубине кошачьего подсознания, юный ученик понимал: каждый шаг, действие, фраза, слово и выражение недовольств будущих котов-спутников тут же станут известны многоуважаемым учителям.
  
   Директриса школы - великая архиведьма Сигурия - вышла к своим подопечным с запозданием в ровно тринадцать минут, тринадцать секунд. Оказалось, подобная задержка обуславливалась ежегодной традицией. Как только начальствующая особа появилась на пороге учебного заведения, старый ворон тут же перелез на её костлявое плечо и начал что-то накаркивать в ослиноподобное ухо своей хозяйки. А та лишь изредка причмокивала большими губами, покачивала взлохмаченной головой и косила на подопечного огромными чёрными глазами.
  
   - Что ж, - скрипящим, надрывным голосом, молвила служительница мрака, - я спешу поздравить вас с поступлением в школу для котов-спутников и не откажу себе в удовольствии припомнить всем вам: с этого момента вы перестаёте принадлежать себе! Вы все, - она вытянула вперёд костлявую руку, со зловещим выражением глаз посмотрела на стушевавшихся котеек, и впитала в себя исходящую от будущих спутников волну страха.
   - Вы все... - повторяя нараспев, продолжила Сигурия, - тринадцать месяцев будете учиться: служить, защищать, угождать, жертвовать. В назначенный срок, сюда, - она обвела рукой двор, - прилетят те, для кого вы станете неотъемлемой частью! Вы займёте места, согласно успеваемости и способностям, на Лестнице Успеха, - директриса ткнула корявым пальцем в сторону деревянного пьедестала. На его верхней ступеньке, обычной масляной краской, была написана цифра один, за ней номер два и так далее, до десяти.
   - Кар, кар, карррр! - прокричал, вторя ей, старый ворон.
   - Ах, да, конечно, милый Шельмик, я совсем забыла!
   Ведьма торжественно снизошла с крыльца до мощёного покрытия двора, важно, будто под венец, прошествовала к деревянному сооружению из десяти ступеней, властно наступила на последнее возвышение и продолжила:
   - К этой лестнице прилагалась ещё одна, одиннадцатая ступень, - ступень позора. Просто... в силу некоторых событий прошлой выпускной ночи, мы решили её, так сказать, урезать.
   - А п-почему? - любопытство победило страх, и один из учеников всё же решил поинтересоваться.
  
   С явной неохотой вспоминать и с большим желанием утаить тёмную страницу истории этого заведения, ведьма всё-таки ответила:
   - Вам известно, что наш мир, к сожалению, наделён не только высшими, учёными ведьмами, но и... нет, низшими представительниц этой касты назвать нельзя: дар некоторых из них может быть более, чем силён! Мы называем их дикими, не обученными. Их энергия настолько спонтанна, что не поддаётся контролю! Одна такая особа, в порыве ярости, может разнести в щепки всё, что её окружает! И мы, знающие назубок каждое заклинание и каждую магическую руну, ничего не можем сделать! Не можем потому, что дикие ведьмы действуют инстинктивно, они не нуждаются в знаниях заговоров! Эти чертовки могут получить желаемое, просто пожелав!
  
   " Надо же, - подумал Арончик, - получается, дикие ведьмы сильнее тех, которые посвятили развитию и укреплению своей магии сотни лет..."
   - Чаще всего дикие ведьмы не интересуются котами-спутниками, но если кто-нибудь из них всё-таки жаждет их получить, им достаётся тот кот, который занимает последнюю, одиннадцатую, позорную ступень Лестницы Успеха! И только в том случае, если на него не претендует чернокожий шаман! В прошлом году к нам заявилась одна из... ложных! Эта персона обрела дар после сорока лет, а значит, слишком сильна и способна на всё! Женщина после сорока сама по себе ничего не боится, а если она ко всему прочему дикая ведьма - гремучая смесь, знаете ли!
   - Может, таких стоило бы уничтожать? - нерешительно предположил ученик, задавший предыдущий вопрос.
   - Ни в коем случае! - испугано вытаращила глаза директриса. - Это мстительные, страшные твари! Не приведи магия оказаться кому-нибудь из вас в их лапах! Вас будут унижать до конца дней! Вы вкусите все страхи этого мира и будете медленно умирать от нелюбви и гнева! Из кота-спутника вы превратитесь в прикроватный коврик или в безмолвного, пожизненного раба на утеху дикому, извращённому самолюбию. Запомните и дрожите! Имя ужаснейшей из них - Саракондра! Именно она возжелала получить кота-спутника. Мы ей, естественно, отказали, даже заявку не приняли, но такие от цели не отступают. А посему, предупреждаю каждого: учитесь так, чтобы не пришлось прибивать ступень позора обратно! Ведь для нашего общего блага её просто отрезали. Нет ступени - нет проблемы. Так нам показалось...
  
   Подавленно опустив головы, пока ещё несмышлёные котята, по указанию наставницы, один за другим, проследовали в здание школы. В сознании каждого из них пульсировала жилка панического страха: Са-ра-конд-ра, Са-ра-конд-ра...
  
   В маленьком классе отсутствовали столы, а также окна и освещение, поскольку коты отлично видят в темноте. Каждому ученику причитался лишь небольшой домотканый коврик прямоугольной формы и одна-единственная книга. Арончик самозабвенно прижался к учебнику, который оказался вдвое больше самого ученика, и с трепетом в душе прочитал название: "Пособие для обучения кота-спутника". Страницы фолианта были беспощадно потрёпаны временем, но радовали глаз множеством картинок и схем. С бумажным наставником Арончик расставался только на время короткого отдыха, а так же во время трапезы, похода по нужде и гигиенических процедур. Так уж было заведено в этой школе: ученики не только учились в общей каморке, в этом же помещении они спали на пёстрых ковриках и зубрили домашнее задание. Целью же самого обучения было назубок, от корки до корки, выучить книгу и продемонстрировать знания на практике.
  
   Обладая отличной памятью, Арон без труда осваивал всё, чему его учили. Предметы были разнообразные. Например, "Контроль уровня сглаза". Тут, знаете ли, полная отдача со стороны спутника нужна: а вдруг ведьма, наводя порчу, так войдёт во вкус, что потом даже за утроенную плату не сможет аннулировать свои чары. Ещё очень важными оказались знания относительно того, с какой стороны лучше следовать за хозяйкой по чётным и нечётным числам, в ветреную и безветренную, дождливую и солнечную погоду. Но наряду с этими науками были и очень сложные, у которых только названия красивыми казались.
  
   Вот, например: ювелирный уход за метлой; урчание, восстанавливающее нервную систему ведьмы; фигурное вылизывание сметаны на предсказательном блюдечке; утончённая сортировка по размеру и весу крылышек летучих мышей и сушёных лягушачьих лапок. Но даже с такими ответственными заданиями Арончик справлялся на "ура".
  
   И всё было бы просто великолепно! Ведь одноклассники всегда полагались на помощь их умнейшего друга - горного кота. Свернувшись на полосатых ковриках, они с интересом слушали на сон грядущий его разъяснения и советы относительно каких-либо сложностей. Арончик стал столь популярен, что все остальные ученики, подражая кумиру, тоже принялись смазывать коготки чёрной обувной краской. И только одно создание, не смыкая тёмных вороньих глаз, скрытно следило за неугомонным поглотителем знаний.
  
   Все экзамены были сданы. Рекомендации написаны. И отличник не сомневался, что в подкладку своей шапочки, он положит бумагу с самыми лестными отзывами о стараниях и успеваемости. Но грянул скандал разоблачения.
  
   Проклятый ворон улучил момент и подсмотрел сокровенную тайну перспективного ученика школы. Не давала, ох не давала старому крикуну покоя фраза директрисы о том, что, мол, такого спутника и самой на попечительство взять не стыдно! Крылатый в тот момент чуть с её плеча не свалился. Удержался, благодаря умению вонзать когти в кости. Но злобу затаил...
  
   ***
   За три ночи до выпускного вечера, в школе для котов-спутников устроили грандиозное пиршество. Во дворе, неподалёку от Лестницы Успеха, установили длинный стол, который ломился от роскошного ужина из целых двух блюд - ухи и отварной рыбы! Выпускники были в восторге: раньше им давали либо рыбу, либо только бульон от неё. А тут - сразу видно, что праздник - всё в один день, и всё на ужин! Откушали коты-спутники на славу! Кое-кто даже усы испачкать умудрился!
  
   Архиведьма, как водится, взяла слово. Дипломы перед собой колодой сложила, и напутствие ученикам сказала - будто соловушка последнюю песню спел! Прослезились все, даже рыбы в ближайшем пруду, те, которых за тринадцать месяцев ученики съесть не успели.
 &nbs
  p; Арон, крепко сжимая в лапках заветный диплом и гордо подняв голову, в долгожданной шапочке-пентаграмме, первым ступил на Лестницу Успеха. Ему предстояло торжественно взойти по ней до самого верха. Одноклассники, затаив дыхание, следили за тем, как уверенно, лапка за лапкой, их друг восходит на вершину славы и благополучия.
  
   Удобно умостившись на ступени под номером один, самый умный кот-спутник от всего сердца поблагодарил наставников и друзей. Пообещал, что в выпускную ночь он с достоинством поднимется на это же место и покорится судьбе. Что значило: какая ведьма возьмёт, той до скончания своих дней служить и будет. Хотел счастливый выпускник ещё кое-что сказать, но огромный ворон, спланировав ему на спину, беспардонно столкнул вниз, к основанию пьедестала. Ловко извернувшись, кот приземлился на четыре лапы и недоумевающе посмотрел на обидчика. Но тот даже внимания на жертву не обратил. Вместо этого он тут же подлетел к директрисе, уселся на её плече и издал какой-то невнятный звук.
  
   - Ну-ка, ну-ка, Шельмик, что это ты мне в своём клюве принёс?
   Ворон вытянул шею и поднёс к носу ведьмы пахнущий обувной краской компромат. Некоторое время хозяйка птицы, скосив глаза в одну точку, непонимающе таращилась на волосок. Затем, брезгливо сжав его двумя пальцами, завизжала, будто резаная:
   - Измена! Позор!
   - Кррррах, крррах! - вторил ей ворон.
   Несчастного Арончика обтёрли влажными тряпками, осмотрели с ног до головы, обнаружили ненавистные белые волоски и хотели было пинками выдворить за пределы школьного двора, но передумали. Диплом-то на лапах! Тайные знания получены! Имя и фамилия в магические ведомости выпускников внесены безвозвратно!
  
   Одиннадцатую ступень обратно прибивать не стали. Сказали, мол, велика честь на Лестнице Успеха бракованному созданию восседать. Вот табурет старый валяется, на нём пусть в сторонке и сидит. Даже ночевать в общую комнатушку не пустили. Да одноклассники и сами от Арона, как от чумного, сторониться начали. Пришлось две ночи на дереве, в брошенном гнезде ютиться.
   И вот сидит он, горный кот, на позорном табурете, смотрит на то, как удача улыбается кому угодно, только не ему, и незримая авоська страданий всё сильнее тянет его тельце книзу.
  
   *****
   Котов-спутников в этом году желали разобрать с особой охотой. Чувствовалось всеобщее напряжение. Всё чаще архиведьма вскидывала голову и с тревогой вглядывалась в ночное небо. Всё ближе стрелки часов подбирались к цифре двенадцать. Всё сильнее начинали трястись поджилки Арона. И не зря...
  
   Разрывая небо на сотни чёрных лент, к школьному двору неслась сама Саракондра! Решительно настроенная ведьма сверлила взглядом непроглядную даль и мысленно считала секунды. Густые, светло-каштановые волосы фурии свободно развевались на ветру, пальчики с безупречным маникюром уверенно сжимали черенок метлы, а пышный подол алого платья нагло щекотал звёздное небо. Сара была огнём мщения и символом всепоглощающей дикой магии одновременно.
  
   Её фееричное приземление совпало с началом боя часов и заставило содрогнуться от ужаса всех, присутствующих на празднике. Спокойно прошествовав к столу, за которым сидели наставники и её милость директор школы, дикая ведьма поприветствовала встревоженную компанию безупречным кивком головы и тут же потребовала свой трофей.
  
   - Не вам ли мы отказали в прошлом году? - ответила пересохшими от волнения губами директриса.
   - Вы огорчили меня, уважаемая Сигурия! - с очаровательной улыбкой возразила Саракондра. - Но я знаю свои права! Вон тот, на самой последней ступ... табурете?! В этом году вы решили избавиться от одиннадцатой ступени?! И ради чего?! Только ради того, чтобы не отдать положенное мне по закону?!
  
   Гнев негодующей ведьмы подхватил шквальный ветер. А на головы сидящих за столом наставниц, словно прицельно брошенные камушки, начал сыпаться крупный град. Ойкая и стеная, учёные ведьмы принялись магичить зонты.
   - Я желаю забрать этого кота! - выкрикнул низкорослый чернокожий шаман. Он решительно подошёл к сопернице, гордо блеснул поперечно торчащей в носу костью и отважно выпятил впалую грудь.
   - Жела-а-ешь?!- протянула Саракондра. - Так иди и возьми!
  
   Подцепив отполированную кость двумя пальцами, словно крючками, Сара притянула смельчака к себе и собиралась встряхнуть как следует, но благоразумие и находчивость шамана оказались на высоте.
   - Сдаюсь, сдаюсь! Ваш он, ваш! Всё равно кот с таким дефектом бесполезен даже посмертно!
   - Дефект у тебя в мозгах, живодёр! - громогласно возразила дикая ведьма. - Если ещё хоть одно животное умертвишь, сам вслед за ним на тот свет отправишься. Обещаю! А вы знаете, - она грозно посмотрела по сторонам, - если я что-нибудь пообещаю, обязательно выполню! Чего бы вам это не стоило!
  
   Она отпустила шамана, развернулась ко всем спиной и решительно подошла к позорному табурету.
  
   Арончик прилип к поверхности допотопной мебели всем телом. Ушки под белой шапочкой дрожали, правая задняя лапка предательски соскальзывала вниз, а хвостик был поджат так крепко, что впивался в бок.
   -Так вот ты какой... - нараспев сказала Саракондра.
   Она сняла с котейки шапочку, обозвала головной убор шутовским колпаком и, не обратив внимания на магические бубенчики, бросила через плечо. Предмет закончил планирование аккурат на носу директрисы.
   - Я не достоин! Я брак! Я дефект! Я, я... я неликвид!!! - срывая голос на сип закричал Арончик. А в доказательство всего вышесказанного поднялся на лапки и выгнул дугой спинку. Белые волоски предательски вздыбились вверх.
   - Ну-ну, не волоски определяют личность, дружок! - женщина мягко тронула кошачью шёрстку и нежно провела по ней ладонью.
  
   Впервые за историю существования школы практикующие ведьмы увидели столь гармоничную пару "хозяйка и кот-спутник". Это были по-настоящему родственные души!
  
   Как только рука дикой ведьмы коснулась выбранного ею спутника, кот ещё выше выгнул пушистую спину и нежно заурчал. В кошачьей песенке чувствовались и удовольствие, и преданность, и неземное, приятное уху каждой ведьмы успокоение. Над Лестницей Успеха лились игривые переливы баллады, а каждый выпускник завидовал и исполнителю, и его лёгкому, будто обусловленному самой магией, единению со своей повелительницей.
  
   Град растворился в воздухе, ветер утих в ожидании нового приказа, зрители завистливо таращили глаза.
  
   Лицо и стать дикой ведьмы преобразились. Она начала молодеть и хорошеть! Не было сомнений: чародейка веками будет удивлять мир изысканной красотой. Красотой молодой дамы не старше тридцати лет.
  
   Все присутствующие с удивлением заметили, как ненавистные белые волоски Арона потемнели и приобрели отменно-чёрный, совершенный для кота-спутника, цвет.
   - Невероятно... - прошептали в унисон и гости, и хозяева праздника.
  
   Саракондра подхватила нового друга и, крепко прижимая к себе, села на метлу. Арончик мягко освободился из её тёплых объятий и, легко прошествовав по черенку, уселся на самом кончике.
   - Я ни за что не упаду! Не волнуйся! - весело крикнул он своей ведьме. - Арон - значит "горный" и горы всегда высоки!
   - А Сара - значит "правящая"! Кондра - просто фамилия!
   - А я-то думал...
   - Да знаю я, о чём ты думал! Не всё так страшно, дружок! Самая "страшная" волшба, которой я потчую близких - вкусные плюшки с творогом и сметаной! Кстати, сегодня они у нас к чаю!
  
   Помахав на прощание всем тем, кто так глупо разочаровался в его способностях, несомненно лучший выпускник школы для котов-спутников, цокнул коготками, и метла плавно, будто по скользкой дорожке, поднялась в небо!
   - А кто нас ждёт дома? - настороженно поинтересовался новоизбранный служитель дикой магии.
   - Детьми годы не наградили, но есть заботливый "муж номер семь", он же последний - Ефим Кондра! Демон, между прочим. Правда, вся его демоничность относительно семьи выражается исключительно в заботе, любви, понимании!
   Сара рассмеялась и, поддавшись хорошему настроению, тоже помахала рукой. Пусть, мол, учёные ведьмы видят, как она счастлива!
  
   В сознании Арончика замелькало множество приятных картинок: хозяйка, её добрый муж, сам Арончик и много-много счастливых столетий жизни! Постепенно в их светлом доме, одна за другой появятся три пухленькие девчонки. Отец, теперь уже многочисленного семейства, даст дочерям редкие, древние имена: Хана Кондра, Ора Кондра и Атара Кондра. Малышки подрастут, обретут дар, но не пойдут учиться в академии: их магия будет дикой и независимой. Зато каждая из них, в назначенный срок, прилетит на метле во двор этой школы и отстоит законное право на получение кота-спутника.
  
   Да и отстаивать особо не придётся: Саракондру здесь вовек не забудут!
  НЕЛИКВИД часть вторая
  
   Под бревенчатым потолком, на крепко прибитой к нему перекладине, висела большая летучая мышь. Её кожистые, местами потрёпанные крылья, крепко обнимали грузное тело. Похожая на жилистый кокон, она дремала, совершенно не беспокоясь о том, что одну из её лап надёжно обвивает медное кольцо на короткой цепи. Мелкий дождь выстукивал вялую дробь... В печи догорали поленья.
  
   - Пришла, красавица? - бойкая, одетая в некогда модное платье старушка повернулась к входной двери.
   Задвижка сама отъехала в сторону, дверной проём озарила блеснувшая молния. Раскатистый гром заглушил стук высоких каблуков по дощатому полу.
   - Где они? - вместо приветствия, сказала длинноногая красотка. Она гордо, слишком уверенно и напористо прошествовала в центр комнаты. - Все здесь?
   В глазах стройной брюнетки взрывались, гасли и снова загорались десятки Северных звёзд. Блестящие, словно шёлк, волосы тянулись антрацитовым водопадом до поясницы, обтягивающие брючки из ярко-синей ткани выгодно подчёркивали линию бёдер, верхняя пуговка на белоснежной сорочке - расстёгнута. Небольшая, похожая на наливные яблочки грудь пружинит при каждом шаге.
  
   Девица остановилась, упёрла руки в бока, выставила вперёд правую ножку и, глядя на старуху сверху вниз, заявила:
   - Показывай! Хочу их увидеть немедленно!
   - Хорошо ли ты подумала, Ксения? - хозяйка укоризненно склонила голову набок и медленно опустилась в кресло-качалку. Её глаза внимательно всматривались в капризное, но хорошенькое личи
  ко полуночной гостьи.
   Тонкие брови вопросительно подпрыгнули вверх, носик идеальной формы дёрнулся, плотоядные губы недовольно сжались. Девушка топнула ногой и, чуть подавшись вперёд, процедила сквозь зубы:
   - Давай без нотаций, бабуля. Надеюсь, последний из спутников уже здесь? Карина обещала сюрприз.
   - Когда моя дочь взяла тебя на воспитание, я знала, что матерью ты её не назовёшь никогда.
   - Карина добра ко мне - это главное. Не будем говорить о том, что в данный момент не столь важно. Так где же обещанный ею сюрприз?
   - Перейти дорогу особе, от которой в ужасе даже Сигурия - самоубийство! Не иначе как жить тебе надоело.
   - Бабуля, ты забыла: Сигурия - моя наставница. А ты - её слабая, бесхребетная сестра! Да если бы ты захотела... Дьявол! О чём я говорю?! И кому - старушенции "божий одуванчик"? Посмотри на себя! Это убого - топить печь, стряпать пироги с ревенем и заговаривать болячки просящим о помощи! Придёт время и "добрые люди" первыми бросят в тебя камень!
   - Если такое случится, я не попрошу помощи ни у тебя, ни у Карины, ни, тем паче, у Сигурии. Забирай животных. Вон они, каждый в своей клетке. Помощника взяла? Я не прикоснусь к тому, что не принадлежит мне.
   - Старая дура, - ворча себе под нос, Ксения вышла за порог и вернулась в компании ухоженного красавца.
   - Доброй ночи, уважаемая Свея, - мужчина сверкнул белозубой улыбкой, почтительно кивнул и осмотрелся по сторонам. - И где же столь важный груз? Неужели самые лучшие?
  
   В дальнем углу комнаты, на полу, стояли высокие клетки, накрытые большими кусками мешковины. Размашистой походкой мужчина подошёл к одной из них, сдёрнул материал и, с интересом глядя на толстого белого крыса, хмыкнул, мол, не такой уж ценный экземпляр, как предполагалось.
  
   - Когда привезём их в мой дом, я покажу тебе жемчужину этой коллекции. "Мамочка" постаралась. Несколько дней на поиски убила. Равной в отводе глаз ей нет. Сам понимаешь: кроить небо днём - не каждой ведьме под силу. Экстрасенсов нынче, как собак нерезаных. Некоторые, в самом деле способные, морок видят.
   - Жемчужину? - прошептал красавец на ушко Ксении. Мягкая хрипотца придавала его голосу особый шарм. - Жемчужина здесь одна, моя прелесть, иной быть не может.
   Он попытался обнять девушку, но та, раздражённо дёрнув плечом, отошла в сторону:
   - Тащи клетки в фургон, Агри, и не пытайся меня обаять. Сам знаешь, со мной такие номера не проходят.
  
   Агрифон сделал шаг назад, недовольно нахмурил брови и, не проронив ни слова, отправился выполнять поручение. С некоторых пор бесцеремонное отношение молодой ведьмы к его, прямо скажем, не последней особе в мире демонов, напрягало.
  
   Раскачиваясь в кресле, бабуля сноровисто орудовала спицами: старалась завершить давно начатое вязание. Когда последнюю из клеток унесли в фургон, женщина затянула нить в узелок, поднялась и пошла к порогу.
   - Ксения, подожди! - крикнула она внучке. - Передай это матери. Скажи, пусть в новолуние наденет...
  
   Девица села за руль и застыла, опустив голову. По спине красотки пробежала неприязненная дрожь:
   - Она не нуждается в твоих добродеяниях, Свея! Новая луна - новая сила, новый гнев, новые жертвы! Мы не выбрали свет - мы покорились тьме. Всё не теряешь надежду вернуть Карину в свой дом на отшибе? Убогая... То, что нам от тебя было нужно, ты выполнила исправно. Вот только не говори, что не знала зачем нам эти твари, - она кивнула в сторону салона автомобиля. Я стану верховной ведьмой. Сигурия уйдёт на покой, лишившись права на дубовое кресло, а твоя дочь лично повяжет на мою ладонь ленту мрака и преподнесёт спицы судьбы. Я буду править!
   - Прошу тебя, не делай этого! - Свея попыталась переступить порог и тут же осела, ухнула, словно подкошенная.
   - Вот видишь, я справлюсь с любой ведьмой, а уж с неуправляемой дурой - сам дьявол велел. К тому же, с Саракондрой у меня личные счёты. И уже совсем тихо: - Как он мог променять меня на какую-то... - она сделала паузу, завела мотор, выдавила сцепление и прошипела сквозь зубы: - Прощай! Даст мрак, больше не свидимся.
  
   Фургон скрылся за поворотом, оставляя дождю отпечатки протектора.
   - Прощай, - печально прошептала старуха, становясь ещё старше. Её морщинистые руки теребили вязаную накидку из овечьей шерсти.
  
   Несколько месяцев Свея вычёсывала чёрную овцу, пряла пряжу, заговаривала каждый миллиметр нити и всем сердцем желала, чтобы идущая на поводу у приёмной дочери Карина, обрела иной путь. "Моя милая, добрая девочка, ты взвалила на себя неподъёмный груз. Она никогда не признает тебя матерью, в ней слишком много зла, - шептали, ставшие бесцветными, губы. - Она погубит нас: дикие ведьмы не прощают обид. Случись с их спутником беда, огонь мести испепелит наши тела, а вода смоет с лица земли жалкие горстки пепла. Но Ксения не остановится. Если звери откажутся служить ей, дрянная девчонка пустит их кишки на фарш для своего пса".
   Молния вновь озарила ночное небо. Раскатистый гром сотряс грозовые облака. На смену тяжёлым каплям пришла большая вода. Она размыла следы шин и полилась вдоль грунтовой дороги, догоняя автомобиль.
  
   - Научили, на свою голову, - глядя в мокрое небо, молвила старушка, - что ж, придётся колдовать.
   Хватаясь за дверной косяк, Свея поднялась и обратила взгляд ввысь. Заговор нырнул в осенний ветер, тучи дрогнули и медленно поплыли в сторону леса. Дождь не прекратился, но поутих.
   - Так-то. Есть ещё чем крыть.
  
   Потирая бок, учёная ведьма вошла в дом. Задвижка медленно потянулась вправо. Шум ветра и дождя остался снаружи.
  
   Свея подошла к летучей мыши, щёлкнула пальцами и короткая цепь обвисла рядом с перекладиной.
   - Прости, дорогой, ланцы на тебя надела лишь для того, чтобы зарвавшейся девице чего-нибудь этакого в голову не пришло. Надо же, придумала - спутников у ведьм воровать. - Голос хозяйки дома шелестел, словно листья в мае. Чувствовалась в нём и забота, и любовь, и страх за единственного друга. - Цепь эту мне ещё матушка подарила, обещала, что каждого, кто силой её с тебя снять попытается, магическое бессилие хватит. Ксении об этом известно.
   - Взрослая ведьма, а в сказки верит, - поочерёдно отнимая лапки от перекладины, прошептал спутник. - Хотя, пока верит и есть ещё чем припугнуть. Совсем зарвалась.
   - Сегодня нелётная погода, Ромео! Спускайся вниз, моя радость, я накормлю тебя. Зажжём керосиновую лампу и будем смотреть в окно до рассвета. А хочешь, лети на чердак, проведай сородичей...
  
   Самец летучей мыши потянулся всем телом, разинул алую пасть и закрыл, щёлкнув внушительными клыками. Он легко спланировал на пол, проковылял вдоль выскобленных досок, взмахнул крыльями и уселся на край стола.
  
   Свея закатила рукав, вытянув вперёд тощую руку. Ромео впился клыками в её запястье. Глоток за глотком - год за годом уходит. Старуха - пожилая женщина - женщина. Всё. Насытился. Не резиновый.
   - Что ж, и так хорошо, - глядя на своё отражение в зеркале, ведьма улыбнулась: - А мне плотный ужин не помешает.
  
   Она достала из печи казанок, водрузила на стол, сняла тяжёлую чугунную крышку. Аромат рисовой каши на молоке с тыквой и изюмом, на мгновение завис в воздухе и расплылся по дому.
   - Хороша, ух, хороша. Что скажешь, дорогой? - Свея посмотрела в глазки спутнику.
   - Скажу, что ты должна вмешаться... Это я не о каше, - проскрежетал в ответ верный друг. - Саракондра твою внучку с болотом смешает, а получившуюся жижу тебя, Карину и Сигурию выхлебать заставит. И Ефим в этот раз в стороне не останется. Ты видела, кто подрядился девице в помощники? То-то!
   - Дура, она и есть дура. Возомнила, понимаешь. Тьфу, разговорами о жиже весь аппетит испортил! Хорошо, что он всё-таки приходит во время еды.
  
   В окне одинокого дома на околице мерцал слабый огонёк керосиновой лампы. До утра.
  
  
   *****
  
   Сара Кондра сидела в полутёмной гостиной. На журнальном столике догорала одинокая свеча, в окно стучал дождь. Женщина, не моргая, смотрела на тонкий язычок пламени и сосредоточенно морщила лоб. Ничего не получалось. Ничего, чёрт возьми, не получалось.
  
   Огонёк вытягивался, превращался в тонкую стрелочку и снова указывал на север. Небо над ближайшими городами и деревушками Сара перекроила несколько раз. За три ночи ладони покрылись мозолями. Черенок от метлы скрипел от того, как часто ведьма меняла направление поисков. Вправо, влево, снова к точке вылета. Мысли неслись так же вёртко и безустанно, как их хозяйка носилась параллельно земле на немыслимой высоте и скорости.
  
   На смену злости пришла паника, за ней, скаля зубы, крался страх. Дикая ведьма боялась потерять своего верного и горячо любимого спутника. Пустые проклятья сыпались с неба и растворялись, ибо определить адресата не могли. Да и сама Сара не знала на чью голову их обрушить. Пока в случившемся она винила только себя. "Какая я дура, - шептала женщина, - не уберегла. А ведь знала, знала, чёрт возьми, что ещё свежи в памяти некоторых особ события выпускной ночи. Но ни на территории школы для котов-спутников, ни в домах дипломированных специалисток по тёмной магии моим Арончиком и не пахнет. Неудивительно. Легко догадаться, что поиски я начну оттуда. Странно другое: сколько бы я не желала найти Арона, желание не сбывается. Мне нужна информация. Мне нужна книга учёных ведьм и шифр к чтению рун. А ещё мне нужно раздобыть списки диких ведьм. Заполучу книгу, отыщу списки - найду спутника".
  
   Дверь в квартиру открылась бесшумно, но минуту назад Сара почувствовала, как Ефим вошёл в парадную и начал подниматься по ступенькам. Идти к порогу и встречать мужа печальной улыбкой не хотелось.
  
   Три дня ведьма молчит, а демон не лезет ей в душу. Третий день глава семьи возвращается с работы позже обычного, видимо, в надежде на то, что, налетавшись за ночь, супруга спит. Пять часов утра. Время отдыхать. Подумать над случившимся ещё раз можно будет и после обеда, а вот светлая голова для этого ой, как нужна.
  
   - Ты ещё не ложилась? - войдя в комнату, спросил Ефим.
   - Уже иду, - уставшим, бесцветным голосом ответила Сара.
   - Ничего?
   - Ни зацепки.
   - Уверен: ты сможешь.
   Сухой диалог стал раздражать. Сара поднялась с кресла. Посмотрела мужу в глаза и безапелляционно заявила:
   - Мне нужна книга рун и заговоров. Достань её. Когда я проснусь, шедевр потусторонней литературы должен лежать на моей прикроватной тумбочке. Он будет первым, что я увижу, открыв глаза.
  
   Господин Кондра расправил плечи и воспрял духом. Левый глаз блеснул адской искоркой и посмотрел в сторону брачного ложа.
   - Я люблю этот тон, моя птичка, - мужская рука скользнула по округлому бедру супруги, пальцы второй ладони крепко сжали упругие выпуклости пониже напряжённой женской спины.
   - Остановись, мысленно я не здесь, - попыталась отстраниться госпожа Кондра. Но демоны умеют уговаривать!
   - Тебе нужно отвлечься, подумать о чём-то другом, а лучше, часик-другой вовсе не думать. Я знаю сто и один способ как успокоить твой буйный нрав, дорогая. Во всяком случае, один из них срабатывает безотказно, - горячее дыхание обожгло нежную шейку, ключицу, грудь...
  
   Он был и неистов и ласков, впрочем, как всегда. Она нежилась в его объятьях, наслаждалась теплом и близостью, почти позабыв о рухнувшей с небес проблеме, но всё же, время от времени, умудрялась поглядывать в окно.
  
   На горизонте забрезжил печальный рассвет.
  
   ***
  
   Утро выдалось хмурым. Арончик, понурив голову, сидел и смотрел на валяющуюся у камина чужую метлу. Она была неухожена, взлохмачена, словно бездомная псина. Местами потёрта и, похоже, недавно её заговаривали на отвод глаз. Зачем? Ответ прост - чтобы Ксения могла беспрепятственно вершить свои тёмные делишки. "Воровка! - подумал Арон. - Воровка и нахалка. Амбиций вагон, способностей табакерка. Даже такое мерзкое дело, как похищение чужого спутника, сама провернуть не смогла. К мамочке за помощью побежала. Похоже, молодой ведьме нравится загребать жар чужими руками. Интересно, у неё есть собственный спутник? Неужели это тот смрадный пёс, которым попахивает на всю округу? Несмотря на то, что дверь в дом закрыта наглухо, душок просочился".
  
   Арончик подцепил коготком узелок на бечёвке, с помощью которой к черенку метлы крепились сухие прутики. Нехотя, но ответственно и с самым серьёзным видом, кот начал раскладывать рассыпавшиеся веточки в несколько кучек. В первую - те, что оказались новее других, во вторую - короткие, в третью - длинные, их нужно будет привязать к черенку первыми, а вот в четвёртую легли совсем никудышные, которые только на выброс и годны. Немного подумав, пушистый раб умыкнул одну из самых старых, самых коротких веточек и сунул её в корзину с дровами для камина, на самое дно.
  
   Служить столь отвратной особе совсем не хотелось. Красота и внешняя миловидность Ксении - сплошной обман, а душа - словно посудина для отбросов: прохудилась и от грязи не отмыть.
  
   Произошедший ночью инцидент заставил Арончика пересмотреть первоначальный план действий - побег. Главные задачи складывались следующим образом: остаться целым и невредимым - это раз; дать о себе знать законной хозяйке - это два; не допустить междоусобицы между дикими и учёными ведьмами - это три, и самое главное - наказать малолетнюю выскочку по заслугам. Как только она и её смазливый помощник демон-инкуб Агрифон приехали в этот огромный, но чертовски холодный, неуютный дом, Ксения тут же начала демонстрировать приятелю добытые трофеи. Четыре спутника: кот, крыса, змея, ворон - все они были похищены у диких ведьм. Из обученных и говорящих, кажется, лишь кот и ворон. Остальные два жили рядом со своими хозяйками, служили им верой и правдой, были их неотъемлемой частью, но не являлись потомственными.
  
   Три клетки и один аквариум. Толстый крыс-альбинос. Его ярко-красные глазки беспокойно смотрели на нерасполагающую к добрым отношениям парочку " демон - ведьма". Всё это время бедняга вёл себя тихо и смирно, не чета беспокойному ворону с неестественным, рыже-коричневым оперением. Тот постоянно перемещался с жёрдочки на жёрдочку и издавал невнятные звуки. То ли каркал, то ли пытался что-то сказать. Его голова странно выворачивалась, будто сама по себе, куда-то в сторону. Как оказалось позже, расцветка - не единственный дефект крылатого спутника: у него был всего один глаз и, по-видимому, это врождённый дефект.
  
   Но самой интересным спутником, то есть спутницей, оказалась гадюка. Глядя на то, как напряжённо узница сворачивается в кольцо, с какой злостью шипит и таращит на Ксению красновато-бурые глазки, Арон понял: должно что-то случиться. Две гадюки в доме - это слишком. К тому же, обе настолько глупы и агрессивны, что готовы закусать до смерти собственную тень. Гадюки рождаются злыми и остаются злыми до конца своих дней.
  
   Ксении не понравился взгляд из аквариума. "Проявляешь бесстрашие и непокорность? - кричали налитые гневом глаза. - Я научу тебя уважать меня - новую хозяйку". Она взяла в руку палку с маленькой рогатиной на конце и попыталась ею придавить голову рептилии к днищу. Полосатая лента молниеносно спружинила вверх. Промахнулась. Попытка повторилась вновь и на этот раз могла бы увенчаться укусом, но гадина с прелестным личиком прошептала заговор и вёрткая спутница безвольно упала на пол.
  
   - Ты заслужила поощрение, юркая тварь. - Ксения разозлилась не на шутку. Произносимые ею слова больше походили на сиплый шёпот или шипение. - Я награжу тебя уроком хорошего поведения.
   Молодая ведьма схватила змею за голову и, используя хитрый трюк с нажимом на нужные точки, заставила провинившуюся раскрыть пасть.
  
   Арон зарыл глаза и опустил голову. Он догадался чем закончится "урок".
   Один за другим на пол упали маленькие клыки. Ошарашенную гадюку, словно ненужную вещь, бросили в угол аквариума.
   - Не знаю, каким будет следующее наставление, - ведьма подбросила в воздух инструмент, с помощью которого выдернула гадюке ядовитые зубы. Не пролетев и десяти сантиметров, тот бесследно растворился в пространстве. - Но это ты должна усвоить назубок!
  
   Противный хохот эхом отразился от стен. Ксения радовалась, по её мнению, "шутке в тему". А вот всем остальным было не до веселья. Особенно пострадавшей гадюке.
  
   Стараясь отвлечься от грустных раздумий, Арон предался воспоминаниям . По утрам ему нравилось выходить на террасу, запрыгивать на перила и любоваться видом на море, залив, порт. Слушать шум и тишину. Наблюдать величественные восходы, а вечером провожать не менее величественные закаты. Внизу раскинулась монументальная, длинная лестница. Она тянулась вниз, разбитая на множество маршей. Прекрасная, единственная в своём роде. Её пролёты отлично просматривались даже из окна, и любознательный спутник сосчитал их давно, а вот сколько ступеней... Саракондра говорила, сто девяносто две, а должно было быть вроде как двести, но что-то там передумали, урезали, сделали дорогу...
  
   Хотелось посчитать самому. Очень хотелось. Сара просила без присмотра из дома не выходить, мол, собаки бродячие повстречаться могут, коты портовые так и шастают, крысы временами наглеют. И Арончик обещал быть паинькой. Но как обуздать дух авантюризма?
  
   Рассвет восхитил. Первый, совсем ещё слабый лучик зажёг в душе спутника пламя. Учёный, воспитанный кот, будто мартовский гуляка, спустился вниз по водосточной трубе. Да это было несложно! Всего-то несколько этажей! Зато сколько эмоций! В душе резвился мотив "Рыбачки Сони", лапы только в пляс не пускались. Сосредоточено, марш за маршем, один, два, три... пятьдесят девять, сто, сто пятьдесят, сто девяносто одна. Сто девяносто две ступени! Уф. Пора обратно и побыстрей. Взобраться наверх будет сложнее.
  
   Арон посмотрел на лестницу снизу вверх, залюбовался правильность её форм, мысленно похвалил себя за столь самостоятельный и рискованный поступок, прислушался к утренней тишине, внимательно осмотрелся по сторонам и рванул со всех лап к дому.
  
   Где-то на середине пути, уши уловили знакомый звук рассекаемого метлой воздуха. И это была не Сара. Другая ведьма. Лёгкий запах чертополоха заставил кошачье сердце стучать громче. Домой, быстрее домой. Если повезёт, можно укрыться в парадной, а если она закрыта то... то где? Впервые кот пожалел о том, что до сих пор так и не обследовал округу. Есть же всякие там подвалы, подворотни, дворики с укромными уголками! Да только бы до верха добежать...
  
   Не успел. Его бесцеремонно схватили за шкурку, тут же швырнули в крепкий, заговорённый на долгую службу мешок и умчались ввысь. На дне мешка оказалась рассыпанной пыльца забвения. Забыть, кто он такой и кому принадлежит, спутник, конечно, не может, а вот уснуть на целые сутки - запросто. Магия не дремлет. Не дремлет и творит чудеса. Кому-то добрые, а кому-то не очень.
  
   *****
  
   Сара проснулась. Не открывая глаз, протянула руку к прикроватной тумбочке. Вместо гладкой, прохладной поверхности обнаружился шершавый переплёт с металлическими уголками. Нега развеялась, одеяло свалилось на пол, сердце забилось быстрей. Ситцевый, самый обыкновенный халат, без глупых излишеств типа рюшей и воланов, тут же оказался накинутым на нежные плечи.
  
   - Я люблю тебя, - прошептала женщина.
   - Я знаю! - громко ответил выходящий из ванной комнаты супруг.
   Высокий брюнет с пронзительными синими глазами щурился от яркого солнца и удовольствия видеть жену в столь приподнятом настроении.
   - Когда успел?! - Сара взяла в руки книгу и почему-то понюхала. - Пахнет магией, старьём и успехом столь безнадёжного дела, как поиски пропавшего спутника, - заметила она.
   Ефим присел рядом с обожаемой супругой, немедленно поцеловал её и, стараясь придать голосу непринуждённость, сказал:
   - Если бы я сомневался в успехе, нашёл массу отговорок и оправданий для того, чтобы убедить тебя отказаться от странной затеи. Но ты умна, находчива и настырна. Скажем так: настойчивость - твоё второе имя. Дальше справишься без меня. Расшифровать руны легко - следуй инструкции и не пытайся импровизировать.
  
   Он достал из модного портфеля ещё один фолиант, обложка и страницы которого больше походили на тонкие деревяшки, чем на толстые бумажные листы или картон.
  
   Сара сложила источники знаний стопкой и отправилась на кухню. Звук кофемолки возвестил Ефима о том, что жена ушла в себя и вернётся нескоро.
   - Что ж, - прошептал он, - не за что; обращайся ещё; всегда готов ради тебя, любимая, на приключения; это было не трудно - всего лишь подкупить стража магической библиотеки. Дьявол, если об этом узнают... Хотя, и у меня некоторый архив имеется. Компромата хватит на всех, даже на самого...
   - Так обрадовалась, что забыла поблагодарить! - Сара толкала перед собой столик на колёсиках. - Ваш завтрак, ваше темнейшество. И поменяй личину! Не заманивай в объятья одним своим видом!
  
   Лицо и фигура брутального мачо скрылась в размытой дымке. Мгновение, и на супружеском ложе восседает приземистый мужичок в очках в роговой оправе. На макушке гладкая лысинка, вместо шикарного пресса - чуть выпирающий живот. Серые, невыразительные глазки смеются, формируя в уголках мелкие лучики. Где же красавец? Сдулся.
  
   - Так лучше? - протягивая руку к горячим тостам, спросил уважаемый адвокат.
   - Лучше! - Сара, сияя улыбкой, присела рядом. - Сегодня есть слушания в суде? Что в твоей конторе творится, дрогой? Я говорила с Венерой, она сказала, ты умышленно проиграл дело! Ефим, репутация может пострадать. Под твоим началом работает коллектив из тринадцати человек. Ладно, не все они люди. Но обычные сотрудники не догадывается о том, кто работает с ними плечом к плечу! И мне кажется, что...
   - А мне казалось, что в свете последних событий, ты совершенно не интересуешься моими делами, - господин Кондра с наслаждением отпил глоточек кофе и блаженно прикрыл глаза: - Как варишь его ты, не варит никто.
   - Не заговаривай зубы, - мягко, с лёгкой иронией в голосе и огоньком любопытства в душе, настояла на своём супруга. - В чём дело, почему сдал позиции?
   - М-м-м... - всё ещё смакуя нежданное преподношение, мужчина медленно открыл глаза и посмотрел на солнце. - Ты же знаешь, за всё нужно платить, милая. Когда прародитель клиента заключал сомнительную сделку с представителем тёмных сил, его предупредили о последствиях. Согласен: потомок работал как вол и приумножал невесть откуда взявшееся богатство, но пришло время платить по счетам. Выбор был невелик - либо деньги, либо душа ещё не родившегося младенца. Человек поступил мудро. А у нас есть финансы. И найти того, кто захочет их взять в обмен на "условие" в наше время не трудно.
   - Давно такие страсти не слышала. Послушай, а...
   - Всё, всё, всё. Ухожу. Одеваюсь и ухожу. Твоя племянница приходит на работу вовремя, не могу задерживаться.
   - Венера ответственная и серьёзная девушка!
   - А ещё она засланный казачок! - смех супруга утонул в прихожей. - Но я всё понимаю. Был бы у тебя собственный офис, за столом секретаря сидел бы один из моих племянников. Надо добавить: очень ответственных и серьёзных племянников.
   Сара, не выпуская из рук чашку, пошла следом.
   - На обед не приходи. Я буду учиться, - обронила мягко, но неоспоримо, как умела только она.
   - Уже понял, - стараясь попасть ложечкой в туфель, ответил Ефим. - Пойду обедать в ресторан и пусть тебе будет стыдно. Обязательно закажу что-нибудь неполезное и с добавлением усилителей вкуса. Форшмак, например.
   - Форшмак трудно испортить, - наигранно равнодушно махнула рукой супруга, - селёдке усилитель вкуса не нужен. Давай быстрей, мысленно я в книгах.
   - И как тебя муж терпит? - поправляя очки, Ефим театрально посмотрел в потолок.
   - Он у меня понятливый, - не осталась в долгу ведьма.
   - Саракондра! - он звонко поцеловал её в губы.
   - Демон! - раздался ещё один поцелуй.
  
   Пила ли? Ела ли? Это не важно. Книги - вот она - цель. Заветное желание одно: поскорей узнать всё, чем они могут удивить. Впитать потоки запретных для диких ведьм знаний, разрушить стену неведения и обрести пока неподвластную силу. Азарт, щекотка в душе, дрожь в кончиках пальцев. Спина затекла, ноги не ощущают пол, глаза жадно выхватывают из нескончаемого потока сначала самое-самое; затем всё подряд. Настольная лампа мигает от препадов напряжения в сети; где-то там, слишком далеко, наверное, в реальной жизни, слышны знакомые шаги и еле различимые слова, кажется, о чём-то вредном. Вот одна из рун скорчила страшную рожу. Ковыляя на шести конечностях-загогулинах, она пытается скрыться за своими подругами - такими же уродцами. А те, не желая ощущать её рядом, брыкаются словно дикие, бесформенные лошадки. Нахалка пробует улизнуть на другую страницу, но поздно: её значение раскрыто. Урок усвоен. Где следующий символ?!
  
   Ефим дал сотрудникам внеплановый отпуск. В то время, как весёлая компания молодых юристов закупала в соседнем супермаркете шампанское, сладости и продукты посущественней, глава конторы складывал в тележку для покупок кофе, чай, готовые блюда из кулинарного отдела. Сара занята. Саре нужно помочь. Чашечку кофе подсунуть и то дело.
  
  
   ***
   Арончик вышел из клетки, потянулся, прислушался, принюхался. Гулкая тишина настораживала. Не слышно даже сопения крыса. А ворон, похоже, превратился в статую на жёрдочке? Традиционно в это время пернатый любил чистить перья. Его клюв издавал странные звуки, накидка на клетке шевелилась, а затем, видимо, задетая крылом, сползала на пол. В чём же дело? И где гадюка? Почему аквариум пуст? Его стенки столь высоки, что куб из стекла не накрывают ни тканью, ни мелкой решёткой. К тому же, периметр дома, двора и сада Карина заговорила на совесть. Удрать за его пределы невозможно.
  
   Солнце ещё не взошло, но всякий уважающий себя спутник должен проснуться до рассвета, выполнить часть поручений и заняться самообразованием. Впрочем, непотомственных это не касается, они ведь даже говорить не умеют, а уж какие-либо серьёзные поручения выполнять - это из раздела фантастики.
  
   Шестое чувство сработало безотказно. Секунда, и два куска мешковины с шелестом упали на мраморный пол. Ворон сидел на дне клетки, напыжившись. Казалось, он так перепуган, что боится пошевелиться, но нет: здесь что-то другое. А вот крысу, похоже, нужна экстренная помощь. Гадюка, плотно обвив тельце грызуна, умудрилась его придушить. Альбинос безвольно обмяк. Его равнодушная к происходящему морда откинулась назад, длинный розовый хвост вытянулся верёвкой.
  
   - Дура! - открывая трясущимися лапами клетку, громко прошептал Арон. - Ненормальная! За что? Немедленно отпусти!
  
   Гадюка и не думала слушать приказ. Безопасная пасть растянулась в торжественной улыбке. На мгновение коту показалось, она не просто улыбается, хладнокровная тварь надсмехалась! В её колючих, как само жало, глазах плескалось торжество с примесью сумасшествия! Она смотрела на Арона и чувствовала: ещё чуть-чуть и он замрёт на месте. Его парализуют внутренние страхи, заполняющий душу ужас овладеет рефлексами, разумом...
  
   Арончик мотнул головой так сильно, как только мог. Наваждение рассыпалось в пыль.
   - Я сказал: отпусти, - спокойствие в голосе спутника, безукоризненная координация движений и готовность атаковать, если понадобится, заставили рептилию ослабить хватку.
   Стукнув по клетке ворона так, что та чуть не перевернулась, Арон услышал корявое: "Карраул!"
   - Поздно кричать. Раньше надо было. Выходи, будем против гадюки дружить, - проронил кот встрепенувшемуся соседу.
  
   Вытянув шею, словно гусь, одноглазый приятель медленно и с очень недобрыми намерениями последовал за шагнувшим в клетку крыса Ароном. Вдвоём, кое-как, они вытолкали змею наружу, вместе с её жертвой.
  
   - Отпусти, или придётся отрезать тебе голову. Я умею пользоваться ножом, - взгляд фисташковых глаз обещал при необходимости исполнить угрозу. - Если мы не будем действовать заодно, наши хозяйки не смогут помочь ни нам, ни себе. И если ты настолько верна своей ведьме, что готова придушить тех, кто может послужить самозванке дополнительным источником силы, должна понять главное: не выживем мы - не сохранит власть Сигурия, не продлится перемирие между дикими и учёными ведьмами, не будет наказана вседозволенность. Ясно? Или слухи о мудрости змей - миф?
  
   - Меня зовут Скарапея, молодой спутник, - змея снисходительно, будто сама так решила, разомкнула кольца окончательно. Ударив крыса вёртким хвостом по животу с такой силой, что альбинос чуть лёгкие не выплюнул, продолжила: - Ты мудр не по годам. Я слышала о твоей покровительнице. Саракондра... - она тихо рассмеялась. - Приемлемое имя для дикой и своенравной ведьмы.
   "Говорит," - мысленно отметил Арон. А вслух добавил:
   - Сара обязательно что-нибудь придумает! - хотел сказать что-то ещё, но внезапно запнулся на полуслове и, склонив голову в глубоком почтении, нараспев вымолвил: - Скарапея? Ваше Величество?!
  
   Ворон, схватив всё буквально на лету, выставил вперёд правую лапку и, кося на змею единственным глазом, опустил клюв. Скарапея! Собственной персоной? Не может быть!
   - Кхе-кхе-кхе, - Скарапею позабавили безукоризненные манеры и осведомлённость спутников. Её приятно удивил и тот факт, как быстро, ловко, без сомнений, служители дикой магии сумели принять ситуацию.
   - В силу сложившихся обстоятельств, не могу сказать, что р-рад встр-рече, - ворон поднял голову, - но личным знакомством, пусть и не столь пр-риятным, - видимо, вспоминая состояние гипноза, - польщён.
  
   Крыс оклемался. Змея строго посмотрела в его жалкие, красные глазки и зашипела:
   - Ты очень опасен. Мы стоим на пороге двенадцатилетнего цикла звёзд. И крыса его символ. А если, ко всему прочему, ты тот, о ком мне совсем не хочется думать - должен умереть. Смерти тебе всё равно не миновать. Карине нужна кровь высшего представителя мышиной братии. Ритуал самовольного захвата власти во время больших перемен приобретёт небывалую важность, если в жертву принесут самого Норуша.
   - Вот тебе и мышка-норушка! - ахнул кот.
   Ворон попятился. Арон повернул голову и с интересом стал наблюдать за его реакцией на печальное известие об участи крыса.
   - Кажется, вы нам что-то не договариваете, - вновь обратился он к гадюке.
   - Конечно! - хладнокровная принялась сжимать своё тело в тугие кольца и устраиваться поудобней. - Мы все обречены. Ритуальное жертвоприношение в преддверии больших перемен - что вы об этом знаете?
  
   Все, включая обладателя белой мордочки с нервно шевелящимися усами, неопределённо хмыкнули. Ворон моргнул единственным глазом, расправил крылья, видимо для солидности, и тут же громко их закрыл.
  
   Арон тяжело вздохнул, уселся на край мешковины и обвил лапки хвостом. Ситуация тревожила его добрую кошачью душу. Сам собой всплыл вопрос:
   - Когда?
   Змея понимающе кивнула:
   - Осталось три дня.
   - Насколько я понял, Карина умудрилась собрать под крышей своего дома самых значимых спутников. Вот только не понимаю, что здесь делаю я - неликвидный отпрыск древнего рода?
   - Ты сам ответил на свой вопрос, - Скарапея подняла кончик хвоста и, будто ладошкой, подпёрла им плоскую морду. - Неликвидный кот, который умудрился встретить самую сильную дикую ведьму. Прикосновение её руки к твоей бракованной шёрстке устранило дефект, воссоединение душ стало таким лёгким, но сильным, что вы и сами не догадались о его значении.
   "Только короны на темечке не хватает, - подумал кот, - ни дать ни взять королева".
  
   Змея прикрыла глаза и начала медленно, монотонно, раскачиваться из стороны в сторону. Затем, почуяв что-то неприятное, скользнула в сторону аквариума и без труда юркнула в его прозрачное чрево. Умный ворон засеменил к клетке, крыс последовал его примеру. Уши Арона напряжённо шевельнулись. Стук высоких каблуков возвестил о том, что беседе пришёл конец. Воздух наполнил аромат приторных духов. Захотелось чихнуть, но подсознание вовремя спохватилось и посоветовало закрыть лапой нос.
  
   "Невыносимый запах, - настырный чих рвался наружу, - ванную из этой гадости принимала, что ли? Асфиксия её дружку обеспечена," - довольная ухмылка спряталась под нарочито серьёзной маской.
   - Кот! - высокий голос выдернул из раздумий. - Вижу, ты разбудил своих друзей по несчастью. - Через несколько минут явится прислуга. Вас покормят и перенесут в подвал: от ворона слишком много перьев, а крыс невыносимо воняет. Ненавижу специфические запахи!
  - Кто бы говорил, - мысленно съязвил Арон.
  - Хлоркой приказать его полить, что ли. Хотя, нет. Всё-таки лучше в подвал, - вынесла вердикт аферистка.
   - Я бы порекомендовал какое-нибудь помещение за пределами дома, госпожа, - чёрная мордашка заискивающе смотрела в карие глаза ведьмы. - Даю слово: лично прослежу за тем, чтобы никто из них не удрал.
  
   На немой вопрос, выраженный с помощью приподнятых бровей и скептического взгляда, Арончик поспешил ответить следующее:
   - Ваша власть над нами столь сильна, что им и в голову не придёт бежать. Смотрите - подавленное гадючье эго, одноглазый истукан и белобрысый комок нервов. Одно движение вашей ухоженной ручки и никто из пленников, к коим себя не отношу, ибо почитаю службу дипломированной специалистке за честь, не преступит черту, скажем, конюшни или сарая.
   - Мм-да... ты далеко не глуп, - молодая ведьма обвела взглядом аквариум и клетки.
  
   Змея прикрыла голову хвостом и мелко дрожала; ворон, нахохлившись, равнодушно смотрел на днище пристанища из железных прутьев; крыс нервно шевелил усами и розовыми ушками.
   - Вот видите, они как пластилин. Лепи не хочу.
   - Что ж, ты прав, маленький плут, - Карина громко рассмеялась. - К тому же, цепной пёс позаботится о том, чтобы никто из вас и шагу без моего ведома не сделал. Пожалуй, придётся дать Аду свободу передвижения. Что скажешь? Когда в последний раз твою холёную шкурку трепали собаки?
  
   Предательская паника кольнула в лапы и медленно прошествовала вдоль позвоночника: зарвавшаяся красотка оказалась не из доверчивых, а про пса-спутника пушистый авантюрист вовремя не смекнул...
 &nb
  sp; sp; *****
  
   Дверь за Ксенией захлопнулась мягко, но бесшумный щелчок прозвучал в ушах пленников то ли тревожным набатом, то ли ударом молота о наковальню. Шерсть на спине Арона шевельнулась.
  
  - Я в подвал, - бросил он на ходу. - Вы на страже. Хотя... какая уж тут стража. Прислушивайтесь, в общем.
   Лапы рванули в сторону уходящих вниз ступеней. Зачем Арону понадобилось отправляться на разведку в место, которое и так могло стать недобрым пристанищем для многострадальной четвёрки - этого он объяснить не мог. Но точно знал: спуститься в нижний ярус особняка нужно. Обязательно.
  
   Ворон, удивлённо моргая единственным глазом, медленно раскачивался на жёрдочке. Крыс нервно шевелил усами и что-то старательно зарывал в валяющуюся на дне клетки стружку. Хладнокровная сжалась в тугой спиралевидный диск и спокойно прикрыла глаза.
  
   Арон спустился по мраморной лестнице, такой же холодной, как сердце хозяйки этого дома. Дверь в подвал оказалась закрытой, но может ли хлипкий засов стать преградой на пути необычного кота-спутника? Семь килограммов кошачьего веса налегли на щеколду, а крепкие лапы нагло толкнули дверь. Полумрак пришёлся кстати: яркий свет в гостиной порядком надоел. Мощные люстры не выключались даже ночью, и это мешало уснуть. Дневной свет в помещение практически не попадал, так как окна всегда зашторены, а витражи под потолком сделаны из тёмного стекла: синего, зелёного, коричневого. Только сейчас Арон подумал: почему Ксения тщательно следит за тем, чтобы окна в доме всегда были плотно зашторены? К тому же, ранее о какой-либо приходяще-уходящей прислуге не упоминалось. А тут вдруг помощница по хозяйству объявилась. Конечно, в таком домище уборка - дело хлопотное, да и представить Ксению с тряпкой в руках - сложно. Она привыкла к тому, что всё и всегда за неё выполняют другие. Вот, хоть эта лестница, - блестит, словно её только что натёрли. Эх, увидела бы Сара такую чистоту, обязательно сказала, мол, блестит, как у кота "фабержэ". Поначалу подобные выражения приводили Арона в ужас. Нет, он не принимал сказанное на свой счёт. Да и как можно? Всё-таки не дворовый котяра. Лапы не для красоты, так сказать, можно и душ принять. Но со временем понял, что выражение это расхожее, и к его пушистой персоне не имеет отношения. Воспоминания накатили, словно морская волна, и что-то защемило в груди, там, где по мнению Сары, находилась главная красота человека - в душе.
  
   Арон мотнул головой и решил прекратить подобные рассуждения. Не время сейчас о таких вещах думать. Саракондра любит своего спутника и в беде не бросит. Тут, как говорится, к бабке не ходи. И так ясно: дикая ведьма не бездействует. Вот ещё узнать бы, с какой стороны она решила к проблеме подступиться. Чем можно ей помочь и как?
   Неожиданно в глазах кота-спутника потемнело. Он неуклюже качнулся со стороны в сторону, издал низкий гортанный звук и обессиленно завалился на бок. В затуманенном сознании приглушённо щёлкнуло, в ноздри просочился едкий запах, тело стало невесомым и вовсе ненужным. Арон почувствовал нежданную свободу. Душа воспарила к потолку и застряла где-то между тусклыми длинными лампами.
  
   Только теперь кот смог детально рассмотреть то ли очень чистый, но странный подвал, то ли... В общем, ничего приятного подобное место не сулило. Стены, пол, потолок - всё облицованно белоснежной кафельной плиткой. При желании здесь можно разделать тушу быка. Выпотрошить, отделить шкуру от мяса, разделать на куски, а кровавую жижу смыть с помощью шланга, прикреплённого к мощному крану, тем более, что оные имеются в наличии - вон там, в левом углу. По полу из одного конца помещения в другой тянутся ярко-оранжевые полосы, в некоторых местах пересекаясь, но рисунок, который они образуют, совершенно не похож ни на один из магических знаков. Скорее всего, Арону он просто не известен. Даже на пресловутую пентаграмму не похож.
  
   Картинка перестала кружиться и расплываться, безразличие сменилось паникой. В голове, словно дикая птица в силках, билась и медленно теряла ясность мысль о возврате к друзьям. А спустя мгновение Арон испугался ещё больше. Из глянца упакованных в кафель стен полезли уродливые фантомы ведьм. Их было немного, но все столь отвратны, хуже некуда - скрюченные, хромые, горбатые, с трясущимися руками и головами. Казалось, ещё чуть-чуть и каждая из них развалится на кучу смрадных, сморщенных частей.
  
   Ведьмы собрались в круг. Раскачиваясь, будто огромный метроном, они что-то запели. Слов странной и вместе с тем загадочной песни Арон не слышал, ведь все происходящее он наблюдал вроде как со стороны. Да и мерзкие старухи не замечали присутствия кого-либо.
  
   Внезапно, линии рисунка дрогнули, оторвались от пола, воспарили над ним в нескольких сантиметрах и, цепляясь друг за дружку, пришли в движение. Закручиваясь в спираль, они вращались, гипнотизировали, играли с сознанием Арона и будто приглашали коснуться. Но спустя мгновения, сформировавшийся спиралевидный знак, вновь опустился на пол и, кажется, намертво к нему прилип.
  
   Старухи оживились. Выстроившись друг за другом, они начали осторожно ступать по оранжевым линиям. По одиночке тянули непослушные ноги к центру символа, произносили какое-то заклинание и возвращались. Но обратный путь давался им с ещё большим трудом. Покачиваясь от бессилия, ведьмы старались добраться к исходной точке - к началу спиралевидного пути. Их руки пытались найти какую-нибудь опору, но, беспорядочно шаря в пространстве, вновь обвисали вдоль туловища. Происходящее походило на жуткую картину лишения дара или магических сил. И с каждым мгновением уверенность в том, что старухи оставляют бОльшую часть своей магии в финальном завитке, у Арона лишь возрастала.
  
   Последняя, самая сухая и измождённая ведьма, с трудом ступила на оранжевую линию. Шатаясь, она дошла к центру знака, медленно, будто боясь рассыпаться, опустилась на колени и замерла. Остальным это послужило сигналом для чтения заговора. Шевеля непослушными губами, они произносили неслышимые Арону слова, и с каждым призрачным звуком, с каждой секундой старуха возрождалась. Её лицо покидали морщины, на щеках появлялся здоровый румянец, тело приобретало формы молодой девушки... Это была Ксения. Своенравная, злая, высокомерная, заносчивая особа, жаждущая власти. Она хохотала, бесновалась, будто умалишённая, радуясь тому, что придуманный ею план неумолимо воплощается в жизнь.
  
   Спустя несколько минут, здоровая, стройная, уверенная в себе, Ксения легко поднялась на ноги и, указав на дверь, что-то приказала колдуньям. Одна из них медленно вышла за порог и тут же вернулась в сопровождении небезызвестного Агрифона. Демон втащил в помещение накрытые мешковиной клетки. Арон знал, кто находится под покровами, а ещё мысленно он отметил, что клеток - четыре. Значит, в одном из сооружений из стали и прутьев, находится кот-спутник. Это уж без вариантов.
  
   Ксения лучилась чудовищной силой. Девушка взмахнула рукой, и в мгновение ока перенесла присутствующих на лесную поляну. Обессиленные старухи медленно опустились на колени, и лишь одна из ведьм, заведомо ждавшая остальных, всё ещё оставалась при своих, по всей видимости, более, чем скромных способностях. В руках она держала длинные спицы для вязания. Сталь, из которой они были созданы, казалась полупрозрачной, невесомой, наполненной торжеством и лунным светом. Тонкие, но безумно опасные, они будто кричали: "Нас не достойны шпаги, ятаганы и мечи!"
  
   Видение было реальным и дерзким. Арон закрыл глаза, посчитал до двенадцати и медленно приоткрыл правый глаз, затем левый. Фантомы рассеялись. Тело кота, как ни в чём не бывало, лежало на полу, а вокруг царили порядок и чистота. И лишь бездейственно валяющийся шланг да зловеще зияющий сток для воды, напоминали о том, что видение всё-таки было.
  
   Арон поднялся на лапы, зачем-то посмотрел в потолок, видимо для того, чтобы засвидетельствовать наличие ламп, между которыми его эфирному телу пришлось какое-то время ютиться. А затем инстинкт самосохранения взял своё: ступени мелькнули под лапами, словно ребристая лента. Хвост распушился до предела и принял посильное участие в координации движений.
  
   Процесс жертвоприношения Арона не впечатлил. Обладая незаурядным умом и отличной фантазией, на протяжении нескольких дней он рисовал, в своём воображении конечно, более жестокие и, если уж начистоту, красочные картины уничтожения спутников. На деле, всё оказалось куда прозаичней: метя в самое сердце, животных закололи волшебными спицами, как букашек или мотыльков, которых ревностные собиратели бабочек прикалывают к стене. Первым принесли в жертву крыса, затем, нужно заметить - не без определённых усилий, змею; после неё светящийся кончик спицы воткнули в ворона и, будто "на закуску", в Арона. Картинка, прямо скажем, не из приятных, но где же нестандартный подход, где очарование магического действа, где, в конце концов, самобытность и самовыражение? Вместо этого участники таинства созерцали скупой на краски ритуал (обилие красного цвета не в счёт), и довольную до нельзя Ксению, но радости в их глазах, от чего-то, не наблюдалось.
  
   Преодолев лестницу в несколько прыжков, Арон остановился, перевёл дух, прислушался. В гостиной царствовала тишина, значит, помощница по хозяйству ещё не пришла, и можно рассказать о своём видении остальным пленникам. Можно, но стоит ли?
   Решение не огорчать друзей по несчастью, пришло само собой: в дверной замок кто-то вставил ключ и провернул несколько раз, видимо, помощница всё-таки вспомнила о своих обязанностях. Что ж, придётся переваривать информацию в одиночку, да и кому они нужны - лишние переживания. И так ведь всё ясно, никто не собирался оставлять животных в живых, не для этого их сюда притащили с таким-то трудом.
  
   Похитить спутника ведьмы - это вам не дворнягу сарделькой сманить, к такому делу особая подготовка нужна и в магическом, и в стратегическом плане. Один отвод глаз чего стоит! В некоторых случаях, прибегая к отводу глаз, ведьмы вынуждены действовать сообща: одному человеку, или даже десяти, глаз "замылить" - это одно, а вот для целого города остаться незамеченной, да ещё верхом на метле - это уж, поверьте, высший пилотаж в магической сфере.
  
   Арончик успел добежать к клетке, нырнуть в неё и свернуться пушистым калачиком, когда дверь распахнулась, позволяя лучам солнца на короткое время озарить часть гостиной, и снова захлопнулась.
  
   Женщина устало сняла истоптанные туфли на низком каблуке, и босыми ногами прошлёпала вдоль помещения, направляясь, почему-то, к камину. Она опустилась на колени, заглянула внутрь него и что-то попыталась достать. Сложенные аккуратной горкой поленца съехали в сторону, а затем и вовсе рассыпались. Чертыхнувшись, помощница по хозяйству поднялась, подошла к клетке Арона и сипло прошептала:
  - Выходи.
  
  Кот исполнил приказ. Не дожидаясь дальнейших указаний, он опустил голову и, молча, поплёлся за женщиной.
  - Залезь в камин, поднимись вверх по кладке и достань то, что увидишь.
  А кто бы спорил? К тому же, интерес не дремлет даже тогда, когда дни сочтены, а жертвенные спицы дрожат от нетерпения.
  
   Арон, стараясь не наступать на развалившиеся поленья, прыгнул в самое сердце холодного очага, тут же зацепился когтями за чуть выступающий камень и медленно двинулся вверх. Высоко подниматься не пришлось. Искомый предмет висел на короткой верёвочке, зацепившейся за крохотный, покрытый сажей крючок. Кажется, это был матерчатый узелок, и пахло от него довольно странно.
  
   Стараясь не прикасаться к предмету, кот подцепил коготком верёвку и осторожно, используя по большей степени задние лапы, спустился вниз. Не проронив ни слова, он положил узелок на каминный порожек и вернулся в клетку, но улёгся в ней так, чтобы ничто, даже прутья решётки, не смогли помешать увидеть то, что произойдёт дальше.
  
  - Смышлёный котейка, - не сказала - простонала женщина. - Сара лишилась половины души. Думаешь, я не знаю, что нас всех ждёт в случае неудачи? Зна-аю... Если Саракондра отыщет остальных диких ведьм, нам несдобровать, а силы уже на исходе, - она подошла к окну, одёрнула штору и печально посмотрела в окно, на небо.
  
   "Именно эта ведьма удерживает магический периметр усадьбы и, возможно, близлежащих окрестностей. Она расходует недопустимое количество энергии, оттого и выглядит, как старуха, хотя лет ей не так уж и много, может быть, сорок или около того", - догадался Арон. Несмотря на ломкие волосы серого цвета и на сухую, в тон им, кожу; исхудалую, по всей видимости, за последние несколько дней, а, может, недель фигуру; усталые потухшие глаза, которые в лучшие дни могли бы свести с ума ни одного мужчину, помощница по хозяйству старалась услужить нанимательнице изо всех сил. Откуда она черпает резерв для того, чтобы ещё с уборкой в этом домище справляться - загадка. Углы сияют чистотой, на мебели ни пылинки, куда ни глянь - полный порядок. К тому же, света в душе помощницы, куда больше, чем тьмы. Не похожа она на стерву, а уж на служительницу силам зла - тем более.
  
   Арон так задумался, что не сразу сообразил: почему его шатает со стороны в сторону, в лежачем-то положении? Опомнился, когда яркий свет, буквально, озарил глаза.
  Раздалось грозное рычание пса.
  - Не трожь, Ад! Не для тебя подарок! Подбери слюни и ступай на место! - крикнула женщина, но голос дрогнул, видимо, к командам прислуги зверь прислушивался, но последний рык всё-таки оставлял за собой.
  
   Пока аквариум и клетки со спутниками кочевали из дома в сарай, Ад неподвижно седел у самого края пёстрой дорожки, соединяющей дом с садом, хозпостройками и с огромной, способной вместить человек тридцать, беседкой.
  
   Крупный пёс чёрного цвета казался агрессивным, и сочившаяся из пасти слюна намекала, что хозяин не прочь полакомиться кем-нибудь из спутников прямо сейчас, но внимание Арона привлекла только беседка. Куда большей угрозой веяло от неё, чем от голодного, неухоженного, не знающего хозяйской заботы и ласки, животного.
  
   Двенадцать столбов, выложенных из плоских булыжников большого диаметра, располагались вокруг мёртвого, обрезанного вполовину дерева, толстые ветки которого удерживали над сооружением плетёный из ивы купол. Лоза изворачивалась, менялась, и если присмотреться внимательно, рисунок похож... на простейший узор-схему из самоучителя по вязанию. Да-да, Арон отлично знал этот узор. Однажды Сара решила заняться чем-то полезным для дома, для семьи. Выбор пал на вязание, мол, и нервы успокаивает, и парочка журналов, невесть как в квартиру просочившихся, на полках пылится. Ну... что тут скажешь? Кашне для Ефима медленно, но уверенно превращалось в коврик для Арона. Дли-и-инный, однотонный, тёмно-вишнёвого цвета, с лицевыми и изнаночными петлями, неровный по краям...
  
   В душе снова защемило. Сара старалась, как могла, но вязание - не её фишка. Однозначно. А вот Арончик подарку обрадовался, и о том, что вещь вроде как изначально предназначенная Ефиму досталась коту-спутнику - главе семейства, естественно, не рассказали. Коврик торжественно постелили на кровать, в ногах, и это значило, что кот имеет право поваляться на хозяйской постели в любое время. К тому же, вещь получила название "Личное номер один", так как никто и никогда до этого ничего неликвидному коту не дарил. Не баловала судьба подарками, в общем. Но Арон понимал: главный подарок судьба ему сделала в ту саму ночь, на выпускном празднике для котов-спутников. И уж поверьте, многим о таком счастье даже мечтать не приходится.
  
   Запах пыли и чуть прелого сена ударил в нос и вернул в реальность. Днище клетки ударилось о шершавые доски, шаги женщины растворились за дверью, которую она не потрудились закрыть. А зачем? Куда им, горе-спутникам, деваться? В магический контур головой биться, что ли? Пусть выйдут, погуляют, на солнышко лишний раз глянут. Ещё чуток в их распоряжении есть, а уж потом больше по солнышку не придётся, да и под звёздами тоже...
  
  
   *****
  
  Сара ощущала небывалый прилив энергии, благодаря которому уверенность в успехе столь сложного дела росла и крепла. Руны больше не скользили, не расплывались, не пытались удрать на какую-либо из предыдущих или последующих страниц. Они стали послушны и даже, в некоторой степени, верны. Беспрекословно открывая скрытый текст талмуда, каракули уже не казались столь странными письменами, как, например, китайская грамота для европейца. К тому же, Саре удалось выспаться. И это впервые за последние дни и ночи! Оказывается, высшие руны способны на многое. Стоит в них как следует разобраться, и способность к магии растёт как еврейский процент! Хочешь учиться во сне? Да пожалуйста! Для этого нужно соединить руну покоя с руной знаний, сдобрить их вспомогательными рунами "сон" и "явь", обрамить начертанное незавершённым кругом и топать в мягкую постель. Ах, да, бумагу нужно спрятать подальше, а на дверь, окна и, желательно, на весь периметр квартиры наложить чары непроникновения. И лучше, если это будут самые добротные чары. Спустя рукава к делу подходить нельзя. Если кто-нибудь замкнёт не дорисованный круг - спать и учиться во сне придётся до тех пор, пока организм не откажет. Проще говоря - до относительно скорого и неминуемого конца. Подобная предусмотрительность, конечно, не может прийтись по душе домочадцам или сожителям по квартире, особенно, если в момент наложения чар, они находились, скажем, вне зоны заклинания.
  
  - Милая, ну меня-то предупредить можно было? - Ефим сидел у порога собственной квартиры, грыз купленные у соседки бабы Саши семечки и читал уже дважды прочитанный за день номер газеты "Потусторонние новости".
  
  - Извини, родной, устала и совсем упустила из виду некоторые детали. Не думала, что вернёшься так рано, - Сара сладко потянулась и отошла в сторонку, освобождая вход в квартиру.
  - Дожился, - вздохнул Ефим. - Образованная ведьма начинает считать собственного мужа "некоторой деталью". С таким успехом, к окончанию курса высшей магии, ты меня замечать перестанешь. Совсем.
  - Не утрируй, - улыбка Сары уничтожила неловкость ситуации. - Ты лучший из лучших, ты - моё счастье. А счастье нельзя баловать. Пусть посидит чуток, покараулит свою ненаглядную по собственной дверью. К тому же, баба Саша недавно жаловалась, мол, забыло, Сарочка, счастье твоё о моих семечках. Видела я, как он в киоске неподалёку, фабричные, неизвестно чем обработанные покупает.
  - Да ни в жизнь! - Ефим округлил глаза, прижался плечом к дверной коробке и протянул руку жене. - Я и фабричные семечки - взаимонеперевариваемое сочетание энергий. Мне настоящие нужны, свежие, с пылу с жару, что называется.
  - Балабол... - протянула Сара, прижалась к мужу и ткнулась носом ему в шею. - Люблю тебя, - тихо прошептал женский голос.
  - Очень люблю, - ещё тише и без лишних эмоций, ответил мужской. - А кормить сегодня в этом доме чем-нибудь будут? А то ведь кроме семечек маковой росинки во рту не было.
  - А ещё кофе, круасанов, парочки бутербродов с красной икрой, отварного картофеля с молодым укропчиком и двух порций рыбы "фишь". Мне Розочка сообщение отправила с подробным заказом по меню из ресторана " Дикая Роза Семёновна". Мне бы твой метаболизм.
  - Его можно усилить магически, - без зазрения совести улыбнулся Ефим.
  - Нет. Уж лучше я как-нибудь сама. На диетах посижу. Хочется чувствовать себя, прежде всего, человеком и только потом ведьмой, женой демона, Саракондрой.
  
   Дискуссия на тему "Как быть стройным и сытым" прекратилась тогда, когда перед главой семьи выложили на стол всё, что ещё оставалось из припасённых им же полуфабрикатов. Сара виновато пожала плечами и присела рядом с мужем. Разговор переключился на другие, более важные вещи. Супруги долго обсуждали всё, о чём сегодня, не скупясь, ведали руны. Но один из советов мужа Саре показался самым важным.
  
  - Как много ты знаешь о своём спутнике? - Демон высшего круга обсасывал лапку курицы гриль и громко, не стесняясь, хрустел хрящиком. - Неликвидные спутники - редкость. Скажу больше: на моей памяти Арон первый представитель, попавший на службу к ведьме. Их попросту уничтожали. Не знаю, зачем. Не мой профиль с подобным возиться. Для этого существуют ведьмы из преисподней, кстати, одной ты ещё в прошлом году причёску до основания проредила. Говорят, подруги ей подходящий парик русский месяц магичили.
  
  - Подарю ей при случае шляпку, - задумчиво уставившись в потолок, ответила Сара. - Чувствую, без этих красавиц не обойдётся. А парик не поможет, если сражаться придётся.
  - Мне трудно об этом говорить, но помочь я тебе смогу лишь тем, что уже сделал. Тёмный мир могуч. Когда запахнет жареным, учёные ведьмы не преминут обратиться к нему за помощью, но смогут это сделать в том случае, если их действия не противоречат уставу и правилам потустороннего измерения. Если же они планируют саботаж ныне действующих принципов и сложившихся веками традиций - помощи от нас им ждать не придётся: любые колебания того мира неизменно отразятся здесь, в мире людей.
  - Ты считаешь, что похищение спутника дикой ведьмы не вызовет общественный резонанс ТАМ?
  - Любовь моя, неужели ты не понимаешь, что ТАМ о вас и знать не хотят? ТАМ вы не ведьмы, не люди. Вас как будто бы нет. И охота на вас не ведётся только потому, что вас боятся, хотя о подобных вещах не стоит упоминать даже на самом дне.
  - А может быть так, что Арон - не единственный спутник-неликвид? - Сара поднялась и нервно зашагала вдоль кухни. - А если есть ещё? И если диких ведьм не принимают в расчет, и живут они, подчиняясь только своим собственным законам и понятиям, то и спутники их, естественно, низшим миром во внимание не берутся! Я молодец!
  
   Ещё какое-то время Ефим наблюдал за тем, как Сара достаёт из шкафа одежду, прикладывает к себе и отшвыривает за спину в неопределённом направлении. А надев то, что и так было заранее приготовлено на спинке резного стула, схватила метлу, затянула ремень на старых джинсах потуже и удалилась. В смысле просто исчезла. Одежда, нужно заметить, тут же самостоятельно вернулась в шкаф. И чары Ефима здесь ни при чём. По всей видимости, дико-учёная ведьма теперь лихо управляется с несколькими видами магии одновременно.
  
  - Их уничтожают, Сара, - печально прошептал демон, глядя куда-то в стену. - Их уничтожают ни ведьмы, демоны или люди, этих творений убивают собственные родители, как только подобное создание появится на свет. Таков закон потомственных спутников. И почему они это делают - не знает никто. Увы. Вряд ли тебе улыбнётся удача в поисках неликвидов. Но попытаться стоит. Во всяком случае - это твоё право.
  
   Открыв портал с помощью руны перемещения, Сара оказалась на берегу лимана. В руке женщина всё ещё сжимала так и не пригодившуюся метлу. Прутики печально торчали в разные стороны, и ведьма заметила: подобные скачки в пространстве не лучшим образом сказываются на магическом инвентаре.
  - Прости, дорогая, - глядя на метлу, прошептала ведьма, - не думала, что обижу. Но времени нет, чувствую это всем сердцем. Потерпи, свыкнешься. Не знаю, пригодишься ли сегодня, но обиду не копи: нам с тобой без Арона и жизнь не жизнь. Ты ведь сама привыкла к тому, с каким усердием он за тобой ухаживает.
  
   Метла заметно воспряла духом: прутики потянулись друг к другу, образовывая правильный контур, черенок стал светлее и даже чуть ярче. Как только хозяйка поддавалась унынию, это тут же сказывалось на всех вещах, ей принадлежащих. А метла доброго кота-спутника сразу полюбила, да и он её ни разу не обидел, наоборот, ежедневное внимание и забота были ей приятны. Вернуть Арона оказалось делом чести не только для Сары. Каждый угол дома по спутнику скучал, что уж тут говорить. Даже несгораемые магические свечи, которые Сара жгла, не щадя, пытаясь выяснить, в каком направлении искать Арона, терпели и старались так, как никогда ранее.
  
   Пройдя несколько улиц вверх, Сара остановилась у калитки, на которой висел почтовый ящик с номер восемь. Домов в посёлке было мало, и все похожи друг на друга: крыши из шифера, стены из красного кирпича, впереди сад, сзади огород, вьюнок вдоль забора, рыбацкие сети во дворах сушатся, ждут своего часа.
  
  - Марина! - Крикнула ведьма не громко, а так чтобы слышно, но не всем. Здесь такая же, дикая, жила, ещё в детстве познакомились, но крепкой дружбы, к сожалению, не сложилось. Так, время от времени созванивались, да и то по пустячным вопросам, чаще всего о кулинарии говорили, или о том, какая погода в городе и какая "на лимане". А деревенька-то так и называлась "Лиманово".
  - Иду, не кричи: внуки спят. Еле уложила. Невестка привезла и тут же в город укатила. А им к бабушке в деревню на побывку - не в радость. Тихо здесь у нас, интернет в дом не проведён, телевизор ещё чёрно-белый, не смотрю я его никогда. Да заходи-заходи, рассказывай, что стряслось, раз собственной персоной осчастливила?
  - Стряслось, Марина. И "стряслось" - неподходящее слово.
  Через четверть часа Марина одной рукой разливала по чашкам чай, а второй размахивала над столом, словно мельница одиноким крылом.
  - Не втягивай ты меня во всё это! Куда мне с моими внуками в великие разборки соваться?
  - Я тебе не предлагаю на войну идти, с роднёй прощаясь. Ты мне только скажи: знаешь что-нибудь об остальных, таких же, как мы?
  - Сара, я не такая. У меня спутника не было, и нет, я кроме карт и трав никакой магии не признаю. Даже живность не держу. Петух да десяток кур - вот весь мой сельский арсенал.
  Сара посмотрела в направлении палисадника. Там, важно разгребая лапами землю, созывал пеструшек Петя-петушок.
  - А не тот ли это петух, который ещё Василия твоего по двору гонял. Мне тогда, помнится, лет восемь было, а ты уж почти заневестилась.
  - Не заневестилась ещё. Ты подруге лишних лет не приписывай.
  - Марина, это тот же петух! - Сара поняла, что не одна она своих "тараканов" прячет. - Он у тебя что, как птица Феникс - время от времени возрождается?
  Марина дёрнулась и сжала кулаки.
  - Замолчи, слышишь? Не твоего ума дело. А ещё лучше - просто уходи. Не о чем нам с тобой говорить.
  - Лучше по-хорошему скажи. Не вынуждай, - Саракондра прикрыла глаза и откинулась на спинку стула. Веранда, на которой был накрыт стол к чаепитию, поплыла в сумрачной дымке. Видимо, Марина решила усыпить гостью чарами, а потом как-нибудь, да сбагрить со двора. - Не получится у тебя ничего. Я сильнее, подруга, давно ведь не виделись и ничего ты обо мне не знаешь. Настоящий дар проснулся, не тот, которым мы в детстве и юности развлекались. Поздно, но так, что, может, лучше бы не просыпался. Я весь твой дом, при желании, на кирпичики разобрать могу и собрать заново.
  
   Запахло костром. Маленький, стоящий неподалёку мангал, загорелся сам по себе, к нему со всех концов двора потянулись ветки. Сначала маленькие и сухие, затем шевельнулись брёвна, сложенные под специальным навесом, одно из них, самое крупное, лежащее чуть в стороне от остальных, начало плыть по воздуху в нескольких сантиметрах от земли. Остановилось аккурат у веранды, качнулось, повинуясь взгляду гостьи, и рассыпалось в труху.
  
  - Стой, не надо больше. Вдруг дети проснутся? Как им такие фокусы объяснишь? - Марина испуганно оглянулась и посмотрела на входную дверь. - Господи, ну что ты за человек такой? Хорошо, что окна их спальни на огород выходят. Скажу я тебе, скажу всё, что знаю. И петуха не тронь. Умоляю.
  - Слушаю, - коротко ответила Сара и потянулась к чашке.
  
   Импровизированный допрос длился ни много ни мало - час. Марина только молнии из глаз не метала. Как оказалось, жила неподалёку от деревеньки ещё одна ведьма. Из учёных. Вся её нынешняя практика на мелкой ворожбе заканчивалась. Но несколько дней назад над лиманом собрались тучи, и ушли в сторону лесополосы, к её дому. А затем ливень грянул. Капли тяжёлые были, такими с дорог магический след смывают. Ведьмы этот дождь "Большая вода" называют и просто так его к порогу не зовут, да и сил он съедает много. Не всем такая роскошь под силу. Если "Большая вода" с неба упала, жди неприятностей. Кто-то кого-то искать будет и вряд ли отыщет, потому что даже оборотень след не возьмет, сколько бы лет ему не было. Зовут ведьму Свея. Никого она за всю жизнь не обидела, ни с кем не приятельствовала, ни к кому сама в гости не ходила, и никого в свой дом специально не приглашала. Люди шли к ней за помощью, оплачивали услуги, что тут скажешь - жить и ведьмам нужно, но в тёмных делах колдунью уличить нельзя.
  
   Чем больше Сара узнавала о Свее, тем крепче росла уверенность в том, что битва ещё не проиграна. Противостояние ведьм только начинается.
   *****
  
  
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"