Zaryana: другие произведения.

Здесь живет Зло

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:

    Начало 09.09.2017

    Внимание!!! ЧЕРНОВИК

    Здесь ознакомительный фрагмент. Прода - https://litnet.com/account/books/view?id=44492

    Аннотация: Желаете открыть свою аптеку? Не проблема! Темный город Арадара - город больший возможностей!
    Но знайте - не все рады вашему решению. И ждите обвинений в изощренных убийствах. И не удивляйтесь, когда вся неприглядная правда о вас станет самой обсуждаемой темой у благонравных старушек. И бегите от пристального внимания страшного и беспощадного главы Темной церкви.
    Сможете ли вы в хитросплетении всех этих событий найти истинного убийцу, наказать предателей и очистить свое доброе имя?


Здесь живет Зло

Пролог

   Тяжелые черные тучи затянули небо от горизонта до горизонта. Холодный осенний ветер то поднимал с земли дорожную пыль и полуистлевшие листья, кидая их в лицо, то затихал, коварно затаившись и ожидая, когда путники беспечно расправят плечи.
   Я посмотрела на небо, грозившее вот-вот разразиться громом и ледяными струями дождя. Вытерла последние слезы так жестоко и бескомпромиссно оборванной учителем истерики и опустила взгляд в землю, потирая горящую от пощечины щеку.
   - Прости, Адалина, - устало произнес учитель, хмуро глядя на меня. - Я прекрасно понимаю твои чувства, но сейчас не место и не время для истерик.
   - Я... знаю, - с трудом выговорила, сглатывая подкативший ком в горле. - Война...
   Война уже во второй раз ломающая мою судьбу. Сначала она забрала у меня отца, теперь отнимает учителя. Нет, непросто учителя, а друга всегда готового прийти на помощь, опытного и терпеливого наставника. Да что уж говорить, он стал мне вторым отцом! Не только по документам, но и по сути. И вот теперь я снова теряю близкого мне человека. Подняла полные надежды глаза на учителя, но...
   - Нет, Адалина, я не смогу отправиться с тобой.
   Снова посмотрела на пасмурное небо, смахнула покатившуюся по щеке слезу. Или это первые капли дождя?
   Закусила губу, чтобы не разрыдаться в голос.
   - Серые наступают, - продолжал сухо, даже безэмоционально говорить учитель. - Много раненых и я как целитель обязан помочь.
   - Я ведь тоже... тоже...
   - Нет! - Крик эхом разлетелся по горам и прилегающему к ним лесу, заставив вздрогнуть не только меня, но и, терпеливо ожидающих окончания нашего разговора, троих мужчин.
   Вздохнув пару раз, учитель четко отчеканил:
   - Девушкам на войне не место.
   Я снова уставилась на землю, судорожно вытирая влагу со щек. Все-таки это слезы, а не дождь.
   - Это мое решение, ученица, - сухо продолжил учитель, - тебе остается с ним только смириться. Успокойся, пожалуйста, - усталый вздох.
   - Я...
   Не успела сформулировать мысль, как к нам подошел один из ожидающих мужчин и торопливо произнес:
   - Лорд Кроу, время на исходе, нам пора уходить.
   - Еще пару минут, господин Тьенэ, - учитель раздраженно посмотрел на мужчину. Я тоже обратила на него внимание.
   Впервые за несколько недель проявила любопытство. В конце концов, нужно знать в лицо человека, который станет мне приемным отцов. Усмехнулась - это уже третий по счету.
   Это был высокий, широкоплечий мужчина лет сорока в военной форме. Волосы темные с заметной сединой, нос большой, орлиный, массивный подбородок. Глаза темно-карие, почти черные. Взгляд острый, словно сталь скальпеля. Казалось, он проникает внутрь сознания и без проблем постигает все тайные страхи и надежды.
   Таков был мой будущий приемный отец, житель Темной Стороны.
   - Нам пора прощаться, Адалина, - печально произнес учитель, едва заметно приподняв уголки губ в подобии улыбки. - Я дам тебе пару советов, точнее наставлений. Не оказывай услуги бесплатно, это первое. И не надо так краснеть и пытаться уверить меня, что ты так никогда не поступала. Я знаю, что вылечила зубы господину Зойзе за "спасибо". Так нельзя, Ада. Каждое произнесенное тобой слово исцеления, каждый лекарственный состав, который ты так долго и тщательно готовила, стоит денег. Никогда не обесценивай свой труд - иначе люди сядут тебе на шею. И уже из этой кабалы не вырваться. Точнее, ты не сможешь, не в твоем характере это.
   - Я поняла учитель, - закусила губу от досады.
   Да, учитель уже не в первый раз мне это говорит, но я продолжаю с завидным упорством наступать на одни и те же грабли. Госпожа Лаффэ с ее кровавыми мозолями, смешливая Мия и ее разбитые коленки, господин Гобсон с застарелым переломом ноги, теперь вот старик Зойзе.
   Я отлично понимаю, что так нельзя, но, видя в глазах страдания, очень трудно удержаться и не помочь, особенно если знаешь, что тебе это совсем нетрудно. Учитель говорит, что такое мягкосердечие для целителя недопустимо. Но ему так и не удалось искоренить "эту дурь" из моей головы.
   - Надеюсь, что ты все же усвоила эту истину, потому что контролировать тебя будет некому. И второе, - учитель помолчал нахмурившись. - Я хорошо обучил тебя. Ты одна из лучших моих учеников. Даже операции сама проводила, а в твоем возрасте такое не каждому дано. Я сам впервые оперировал только в двадцать пять. А тебе всего восемнадцать... Я воистину горжусь и восхищаюсь тобой.
   - Спасибо, учитель, - раскраснелась я от похвалы.
   - Знания быстро теряются, - мужчина отмахнулся от моего смущения и сурово продолжил. - Целительское искусство стремительно развивается. Ты должна держать руку на пульсе и постоянно впитывать в себя новые знания. И использовать их, конечно. Знания без практики ничто. Тем более что население Темной Стороны несколько специфично, и тебе волей-неволей придется изучать особенности исцеления разных рас. Что-то я тебе уже рассказывал, остальное придется изучить самой. Если ты, конечно, не желаешь стать простой сельской лекаркой или похоронить свой талант в супружеском быту.
   - Нет, конечно! - Я возмущенно наморщила нос. Ни первый, ни второй вариант меня никак не устраивали.
   Учитель рассмеялся. Это был веселый, заразительный смех, что и я сама рассмеялась. И даже суровый и сдержанный господин Тьенэ, внимательно следящий за нашим разговором, позволил себе улыбку.
   - Рад, что ты не отказалась от своих принципов, - улыбнулся учитель. - Очень надеюсь, что они не изменятся, когда встретишь своего "принца". Часто женщина под влиянием высоких чувств отказывается от своей мечты, а позже корит себя за свою слабость.
   - Этому не бывать! - Уверенно заявила. - Вы же знаете, я хочу свою клинику. И она у меня будет!
   При этих словах учитель еще раз улыбнулся, тепло и печально одновременно, обнял, поцеловав в макушку.
   - Уверен - так и будет, - прошептал он. - На Темной Стороне, в отличие от Светлой, есть для этого все. Прощай.
   И последнее слово прозвучало для меня как гром среди ясного неба.
   Мужчина не без труда оторвал мои вмиг похолодевшие пальцы от своего пальто. Отпускать не хотелось. В глазах опять появились слезы...
   - Учитель, - жалобно прошептала я, едва сдерживая рыдания. - Учитель...
   Но он уже спускал по тропинке вниз к оставленному на краю узкой дороги экипажу. Он не оглянулся. Не посмотрел на меня в последний раз.
   - Леди Кроу, - господин Тьенэ положил свою широкую ладонь на мое плечо. - Леди Кроу, нам пора.
   - Да, конечно, - прошептала я, продолжая смотреть вслед уходящему учителю.
   - Адалина, - господин Тьенэ встал передо мной, заслонив обзор на дорогу. Я задрала, голову иначе смотреть в лицо собеседнику не представлялось возможным. - Лорд Кроу дал тебе много дельных советов, но, видно, настала моя очередь.
   Попыталась сильно не кривиться. И почему каждый встречный пытается учить меня жизни?
   Господин Тьенэ оценил мою гримасу, но от задуманного не отступил. И позднее я была ему благодарна за то, что он сказал:
   - Не держи прошлое, малышка. Просто отпусти. Где-то там, - он кивнул туда, где находилась Темная Сторона, - ждет своего часа твоя заветная мечта. Сделай шаг, всего один шаг, да, он труден и причинит боль, но потом принесет облегчение и счастье. Ты станешь намного ближе к достижению своей цели.
   - Вы правы, - я опустила лицо и спрятала в ладонях. В голове было пусто, в душе царил мрак. Не хотелось ничего.
   - Идем, Адалина, - и меня потянули вверх по тропе.
   Первые шаги дались с трудом, но я пересилила себя, решив войти в новую жизнь с гордо поднятой головой.
  

Глава 1.

   3 года спустя...
   Дом! Мой милый новый дом!
   Я оглядела свою только что приобретенную недвижимость - двухэтажный кирпичный особняк. На первом этаже я планировала открыть магазинчик трав и зелий. А еще будет лаборатория и кухня. Второй этаж же будет жилым со спальней, гостиной и библиотекой. Дом небольшой, но мне большего и не надо. Пока не надо! Вот разовью свой бизнес и в столицу перееду. И там уж...
   Основания для столь грандиозных планов у меня были. В Темной Стороне услуги целительницы оказались как нельзя кстати. И на то были свои причины...
   - Эй! Поосторожнее с этими ящиками! - Прикрикнула на гномов, таскающих мой скарб. - Там стекло и если хоть одна склянка разобьется, я с вас три шкуры спущу!
   - Все будет в лучшем виде, - щербато улыбнулся главный.
   - Зеркало вы мне уже грохнули, - мрачно напомнила.
   - Больше не повторится, госпожа ан Тьенэ, - заверили меня из глубины дома.
   Я вздрогнула. Уже три года прошло, как меня удочерил Эддан ан Тьенэ, а к новой фамилии так и не привыкла. Настроение начало быстро падать. Так стоп! Не нужно думать о плохом. Особенно сегодня, когда я стала еще на один шаг ближе к заветной мечте - открытию собственной клиники.
   Первый шаг был труден, и был сделан вовсе не мной - учитель решил уберечь меня и спрятал на Темной Стороне. Сначала было больно от того, что меня предали, что в меня не верили. Было тошно от собственного бессилия. Но позже, гораздо позже, пришло понимание - учитель прав, дома меня не ждало бы ничего, кроме глупой смерти. Война не щадит никого.
   Второй же шаг был сделан осознанно - я решила осесть на одном месте. Мой приемный отец военный и часто переезжает с семьей с места на место. Как же тут бизнес строить, клиентскую базу расширять да прибыль считать, если по три раза в год приходится обживать новый дом да с соседями знакомиться? Уперлась, как сто ослов, и меня направили в Арадару - город хоть и большой, но провинциальный.
   Арадара - абсолютно типичный город Темной Стороны. Главными здесь, как и везде, являются храмовники. Их боятся и почитают похлеще, чем даже Высоких лордов, известных своим непримиримым нравом. Центр города - Площадь Семи Огней, на которой располагаются торговые ряды, гостиницы, рестораны и административные здания. А также Черный храм. Во всех смыслах этого слова, ибо был он высечен из гигантского куска черного базальта и был столь огромен, что, казалось, занимал полгорода. А еще там местные жители молятся своим темным богам.
   Внутри я ни разу не была. Мне, исконной жительнице Светлой Стороны, кажется кощунственным войти в Черный храм. Да и что мне там делать? Темным богам я не поклоняюсь, равно как и светлым. Учитель, будучи упертым реалистом, всегда говорил, что богам нет дела до людей, и все что люди получают - результат только их собственных действий. И не стоит списывать неудачи на божественную волю. Она уж точно тут ни при чем. Вот и я, нахватавшись дурных идей, отказалась от духовного просвещения. Хоть соседи и качают осуждающе головой.
   От площади и от Храма расходятся жилые секторы, которые делились по расам. Были в Арадаре и переулки троллей, орочьи проезды, волчий тупик, где жили оборотни всех мастей, и гномий проспект, и вампирий проулок, и человечий квартал, бывший мне домом последние два года. А еще эльфийский бульвар, где жила одна из причин моего успеха у местных жителей. Эльфы и без того народ заносчивый и сверх меры высокомерный, а что касается целителей, то до лечения обычного человека, оборотня или пикси они не нисходили. А некоторых вообще вышвыривали из лечебниц...
   Есть еще ведьминские улочки. Всем хороши ведьмочки, ведьмы и ведуньи: и травы целебные знают, и зелья действенные варят, и слова волшебные ведают, но оплату далеко не всегда деньгами берут... Бывало, придет к ним кто-нибудь за зельем от насморка, а они взамен почку требуют. Вот больной и думает, а надо ли оно ему горемычному...
   Я за два года жизни в человечем квартале не то чтобы прославилась, но определенную известность приобрела. Начинала с лечения людей, а там очень быстро гномы, соседи наши, подтянулись, орки часто захаживали, даже вампиры приезжали. Хоть они и не болеют, но я не только лекарства готовлю, но и крема, эфирные масла, притирания, тоники да лосьоны.
   Дела мои шли в гору, вот я и решила передраться поближе к центру. Шумно здесь, но народу...
   Селиться пришлось не в человечем квартале, а в начале гномьего проспекта. Люди недовольно говорили, что это не по традиции, ибо гномы живут своей общиной, вампиры своими кланами, а люди своими семьями, но гномы были не против получить целителя и травника, поэтому уступили дом. Бывший хозяин переехал вглубь сектора подальше от шума и суеты, а я же поспешила занять стратегически важное место.
   Очередной шаг к цели был сделан!
   Оглядела палисадник, несколько заросший сорняками. Да, работы предстоит много, но после того как я посажу здесь кусты черной смородины, крыжовника и многолетние цветы, что это будет за полянка! Чудо, а не полянка!
   Внезапно снова вспомнился учитель. Жив ли он еще или война унесла его жизнь?
   - Так, стоп! - Скомандовала себе, решительно направляясь в дом. - Сегодня никаких мрачных мыслей! Этот день маленькой, но сладкой победы необходимо как следует отпраздновать, а не слезы лить!
   Зашла внутрь, рабочие как раз ставили у входа последний ящик. Я распрощалась с гномами, отдав им несколько монет. Торжественно, в ожидании чуда, встала на свободное место в центре комнаты и неожиданно охрипшим голосом скомандовала:
   - Дом, начинай расстановку мебели!
   Секунду ничего не происходило, но затем... ящики один за другим стали сами собой открываться и оттуда вылетали столы и стулья, шкафы и полки, диваны и кровать. Мебель сама собиралась и вставала туда, куда я указывала.
   Удивительно, как старый мастер Дордан согласился отдать мне это чудо всего за пятьдесят золотых?
   Система "Умный дом" - весьма редкая вещь. В нашем городе она была установлена только в домах Высоких лордов. И то не у всех, а у самых богатых. Эта система и охраняла, и прибиралась, и ремонтировала, и даже готовила!
   Потрясающе!
   После расстановки мебели села за кухонный стол с чашкой горячего чая. Надо бы в булочную госпожи Френир сходить за пирогом или даже тортом. Повод-то есть! Но... Меня снова одолели печальные мысли. Отчего-то думы об учителе не хотели меня сегодня покидать и я предалась меланхолии, вспоминая последние дни на Светлой стороне.
   Так уж вышло, что все жители нашего мира разделились на две Стороны: Темную и Светлую. Почему так получилось никто не знает: в легендах Светлой Стороны - в разделении мира виноваты темные, а Темные легенды говорят, что причина в светлых. Но факт остается фактом.
   На Темной Стороне царит равноправие всех рас и нередки смешанные браки. А вот на Светлой живут люди, представителей иных рас мало и за разумных они не считаются. Вампир - проклятый Тьмой кровосос, дракон - обожравшаяся ящерица-переросток, фея - полезный ингредиент во многие зелья... Смешанные браки там редкость, а дети таких браков обречены в лучшем случае на смерть, а в худшем... Опыты на них проводят, так как бесправны они.
   Это-то и стало головной болью Светлой Стороны - появились Серые маги. Полукровки, и чистокровные человеческие маги, несогласные с политикой светлого Императора. Много сторонников было у них, много магов привлекли они на свою строну, много высших чинов встало во главе этого движения, но все было тщетно. Император Этельред был глух к их словам и посчитал наилучшим способом использовать армию, но быстро расправиться с предателями, так их тогда называли, не получилось. И уже двадцать лет идет война между Светлой Стороной и Серыми магами.
   Многих эта война осиротила. Исключение не стала и я. В шесть лет потеряла отца, талантливого артефактора, ложно обвиненного в сотрудничестве с Серыми. Стража забрала его, здорового и сильного, а вернула изломанный, изодранный труп. Отца пытали, чтобы он признался, но он молчал. Он не был Серым.
   Через две недели после похорон отца, я осталась на попечении лорда Грегора Кроу, который удочерил меня и обучил целительскому мастерству. И как только в городе заговорили, о приближении Серых, меня тут же переправили на Темную Сторону.
   - Эгей, есть кто? - пробасили из магазина.
   Я подскочила со стула, одним большим глотком допила остывший чай, подивилась своему унылому отражению в отремонтированном зеркале и вышла в зал. Гном-кузнец мастер Ювин ман Таран не тот клиент, которым можно пренебречь из-за плохого настроения.
   - Адалина, - удивленно протянул гость, - ты чего это в слезах? Случилось что? Али дом не понравился?
   - Ой, мастер, что вы! Дом прекрасен! - Улыбнулась я, становясь за стойкой и вытирая так некстати покатившиеся из глаз слезы. - Просто воспоминания...
   - Сходила бы ты прогуляться, а то совсем раскиснешь в одиночестве...
   - Мастер, - возмущенно остановила его, пока он не начал рассуждать о моей скучной безмужней жизни, - зачем пожаловали?
   - Травы мне нужны для заказа, - сходу поменял тон гном и умильно заглянул в глаза. - Редкие травы, но я слышал - у тебя есть.
   - Это какие? - Нахмурилась, чувствуя подвох. Трав у меня и правда много.
   - Сарранца синяя, - благоговейно выдохнул мастер.
   - Ну, мастер, у вас и запросы! - Возмущенно воскликнула и тут же не моргнув и глазом соврала, разведя руками, - нет ее у меня, извините.
   - Как? Но люди говорят...
   - Мало ли что люди говорят, мастер, но всему ли можно верить? Было у меня семь ростков, да все в уплату за дом пошли. К ведьмам идите, может у них есть.
   - Был я у них, - отчего то покраснел гном. - Совсем непотребные вещи девки постыдные требовать стали, - очень тихо пробормотал он, но я расслышала.
   Гном это понял и покраснел еще пуще.
   Интересно, что это они такое стребовали с бедного кузнеца? Надо будет к Маринке зайти, поинтересоваться.
   - А на сбор когда идешь? - Зашел с другого края гном.
   - Недели через две за ягодами да грибами. Но нет, мастер, даже не просите. Это же в Пустые болота нужно идти!
   - Большой заказ из самой столицы получили, - с намеком сказал мастер. - Весь кузнечий ряд над ним работает. Поверь, мы в долгу не останемся.
   Внимательно посмотрела на кузнеца, сложа руки на груди. Предложение было весьма заманчивое - гномы всегда свое слово держат и расплатятся со всей щедростью, но... Сарранца синяя растение плодоядное и ядовитое. Тяпнет разок - и лечи потом гнойные нарывы.
   Пару засушенных веточек в тайнике я хранила, но продавать не планировала. Капитал, так сказать, на "черный день".
   - Хорошо, - сдалась я на радость гному, который не стал скрывать своего торжества. - Сколько вам надо?
   - С десяток веточек, средней длины с цветками.
   - Мастер!
   - Мы расплатимся, поверь.
   Только кивнула, записывая заказ в книгу. И что они собираются ковать? И кому?
   После мастер назвал еще с десяток трав, при этом не забывая приговаривать, что гномы добро помнят и что расплатятся сполна. Я все записывала в книгу, несколько досадуя на мягкосердечие. Вот зачем оно мне? Зачем? Трав полно - год еще торговать да зелья готовить можно. Хотела всего на пару дней в лес, а теперь не менее дюжины по полям да болотам топать придется. Эх!
   Интересно, а господина ан Ранэ и лорда дель Ланриэля гномий кузнечный ряд тоже озадачил? Я ведь не единственная травница в городе.
   Мастер-кузнец оставил задаток и собирался уже уходить, как в магазин зашел Микаэль.
   - Мика! - Радостно улыбнулась я парню, - ты вовремя, нужно пару заказов отнести. Подожди минутку.
   Мика только кивнул, настороженно глядя на гнома. Гном в свою очередь недовольно глядел на парня. Что было совсем не удивительно - история их знакомства была не из приятных.
   Мика только-только начал подрабатывать у меня, разнося заказы по клиентам. Не понимаю, что сподвигло его на столь дурной поступок, но парень вскрыл посылку, предназначенную мастеру ман Тарану с дорогими травами, положил туда веток с земли и отдал гному, а сами травы перепродал втридорога лорду-целителю дель Ланриэлю. Эльф и рад был переплатить - травы редкие были.
   Я и понять ничего не могла, когда гневный мастер-кузнец прибежал, размахивая руками и крича так, что мой маленький дом едва ли не рассыпался. Разобрались в чем дело быстро - мастер получил свои травы, ибо деньги брать отказался. Мика никак не объяснил свой поступок, но я и не настаивала, вернув часть денег, который выручил парень за продажу моих трав.
   Мальчишку было жаль и, откровенно поговорив с ним, дала ему второй шанс. И вот уже год он исправно носит мелкие посылки.
   - У вас красивый дом, - с завистью проговорил Мика, оглядывая зал магазина. Наткнулся взглядом на гнома и нервно переступил с ноги на ногу. - Гораздо больше, чем тот.
   - Я много работала, чтобы получить его. И на достигнутом не остановлюсь.
   - Мне на такой никогда не заработать, - печально опустил голову парень.
   - Ты не прав, - я начала складывать приготовленные свертки в пакет. - Ты можешь открыть собственную контору доставки - эта услуга весьма популярна среди горожан.
   - И носиться по городу весь день?
   - Но ведь ты и так носишься с мальчишками по городу весь день, - пораженно посмотрела на него. - Только тебе за это не платят. А тут постоянно растущий доход будет.
   - Я подумаю над этим, - наморщил нос Мика.
   - Держи, - подала парню пакет с посылками. Отчего-то я была уверена, что он вспоминает о постоянной работе только тогда, когда я ему об этом напоминаю. - Адреса указаны на коробках. Все заказы оплачены, так что просто отдаешь и уходишь. Держи денюшку за работу, - вложила в ладонь Мике пару медных монет. - Ступай. Спасибо за помощь.
   Парень улыбнулся и поспешил на улицу.
   - Адалина, - со значением начал гном, но...
   - Не надо меня воспитывать, мастер ман Таран, - устало отмахнулась. - Я прекрасно знаю, за что вы не любите Мику. Но люди меняются и он не так плох, как вы о нем думаете.
   - Поступай как знаешь, - покачал головой гном. - Но поверь мне, наплачешься ты с ним еще.
   Когда за гномом закрылась дверь, раздраженно подумала, что иные расы мало склонны к прощению и милосердию. Эльфы добры только к своим равным по статусу сородичам, вампиры вообще каждого встречного прибить готовы, чтобы не мучился, гномы ценят лишь мастерство да деньги. И все они терпеть не могут лень и халявщиков. Впрочем, их никто не любит.
   Но отчего-то в Мику я верила - все у него будет хорошо.
   На столь оптимистичной ноте покинула собственный дом. Надо было прогуляться.
   Меня знали как отличного зельевара и опытного целителя, зелья и травы покупали ежедневно, клиенты всегда довольны. И даже сложный заказ кузнеца не был большой проблемой, хоть и попотеть придется.
   Жизнь шла в гору и это определенно радовало.
  

Глава 2

   Воздух дрожал едва заметным маревом над землей. Густой и ароматный он обжигал горло жаром. Ленораст уж за середину перевалил, а жара стояла такая, что казалось лето в самом разгаре. Хотя для Темной Стороны это не удивительно - здесь климат много теплее. На юге снега никто и в глаза не видел. Там деревья круглый год зелеными стоят, да зреют экзотические фрукты. А вот на Светлой Стороне климат совсем другой! Зимой - лютые морозы и снега может навалить столько, что он скроет крыши домов. Весной сыро и ветры продувают все на свете. Летом ласковые лучи солнца нежно ласкают кожу, а от разнотравья кружит голову. Осенью, теплой, но короткой, свежо и прохладно. Жаль, что она быстро сдает свои позиции. Такое погодное разнообразие мне было привычнее и мило сердцу, но пришлось смириться с некоторым природным однообразием. Нет, в Арадаре смена времен года ощущалась, но не имела столь яркого контраста.
   Я плелась по узкой дороге в сторону города. Еще полчаса-час и я буду на месте. И окунусь в прохладу и чистоту собственного дома. Если бы не конь, который в душе осел, я была бы там еще вчера вечером. Да, пожалуй, ослы посговорчивее будут, нежели это непарнокопытное животное!
   На протяжении всего путешествия мне приходилось подгонять, тянуть за повод, не давая сверх меры ленивому животному сойти с тропы, чтобы укрыться от солнца или куснуть вкусный сочный куст.
   - Ну, давай же, Фавор, передвигай своими ножками!
   И кто придумал столь пафосную кличку для столь недостойного животного? Нет, мастер ман Рубус, у которого я имела глупость арендовать этого коня, был явно не в себе, когда расписывал его достоинства. И выносливый, и терпеливый, и умный, и дорогу в болотах чувствует, и неприхотливый. Это все так, только мастер забыл добавить ко все этим плюсам один огромный минус: непомерную лень этого "сокровища". Иногда мне казалось, что лучше бы я на себе тащила все эти сумки. Хотя нет, я и одной бы не подняла, не говоря уж о том, чтобы нести.
   Да, поход за редкими травами прошел удачно. Очень удачно!
   В походе я провела не две недели, как планировала, а четыре. Дошла до злополучных Пустых болот. Увы, но там не оказалось Сарранцы. И тут можно было бы повернуть домой и ничего с кузнецами-гномами не случилось бы - купили бы в столице, правда это стоило бы в три раза дороже, или же с заказчика стребовали столь редкий ингредиент, но мне захотелось пойти дальше в глубь болот.
   Опасная затея! Пустые болота славятся своими обманными тропами, хитрой нечистью и зубастыми хищниками. Но по тропам я шла аккуратно, да и с конем в топи особо не углубишься. А от болотных огоньков сама бежала как от огня.
   С болотными дамами вообще все прекрасно сложилось. Мелкий морской жемчуг да золотые и серебряные монеты всегда беру в походы, чтобы откупиться от нечисти, которой пошутить вздумается. И в этот раз они мне пригодились - выменяла на них у кикимор и мавок зубы да левые мизинцы утопленников, несколько мавочных прядей волос, обломки кикиморских ногтей и живую воду. Чрезвычайно редкие ингредиенты, которые, наверное, во всей Темной Стороне только у меня есть.
   Все остались довольны. Меня даже в гости приглашали, но я не пошла, хоть и любопытно было поглядеть, как и чем живут болотные жительницы. Но чувство самосохранения просто орало, чтобы я ноги оттуда уносила. Вот и поторопилась скрыться с глаз. Что сказать - повезло мне.
   А уж сколько я лесных шишек, ягод да грибов набрала! И болотных и лесных трав! Семь больших сумок и три ящика ехали на Фаворе. Да и я налегке не шла, тащила рюкзак с вещами и тяжеленную сумку с заказом для мастера ман Тарана. Таки я отыскала Сарранцу синюю. На берегу лесного озера росло несколько огромных кустов. Гигантские, с мою голову, цветы испускали сладкий одурманивающий аромат, привлекая насекомых и мелких птах. Беспечная живность доверчиво садилась на милую красавицу - и тут же пропадала в ее пасти.
   Потеряла тогда несколько дней, соображая, как добраться до взрослого растения. Нет, мелкие ростки я собрала быстро и без жертв с моей стороны. А вот если взрослое растение тяпнуло бы - простыми ранами не обошлось бы.
   Растение в два раза выше меня обладало зачатками разума, реагировало на движение, атаковало быстро. Казалось, что все безнадежно, но я подумала-подумала и стала кидать нож в надежде срезать стебель. Увы, меткостью воинов я не обладаю, поэтому от затеи пришлось отказаться.
   Потом сообразила использовать лассо. Петлю удалось закинуть только с третьего раза и, когда она затянулась, дернула посильнее. Хорошо, что стояла далеко, иначе ядовитый сок обрызгал бы меня с головы до ног, стебель оказался хрупким. Сорванная головка цветка гневно трепыхалась еще минут пятнадцать, щелкая зубами. Кое-как длинной палкой пододвинув растение к себе, бесстрашно стала сцеживать зеленый мутный сок в спешно освобожденную от воды флягу.
   И теперь я обладательница трех цветков гигантской Сарранцы и полутора литров ее ядовитого сока. Все это добро было спрятано в специальную холодильную сумку для особых растений.
   Так и представляю будущий доход от продажи этих редкостей.
   - Ну же! Пошевеливайся, малыш, - упрямо подгоняла я усталого коня, - до дома уже рукой подать.
   Фавор в ответ тяжело вздыхал и мотал головой.
  
   Наконец-то город! Моя коняжка, увидев городские ворота, приободрилась и стала резвее передвигать ногами. Я было уже возрадовалась, но торжествовала рано. Чем ближе становились ворота, тем Фавор быстрее двигался, предвкушая скорый отдых. В итоге ко входу в город я прибежала, держась на хвосте проклятой животины.
   Стражники-гномы услужливо распахнули ворота, пропуская спешащего коня, а меня же тормознули.
   - Госпожа ан Тьенэ, вы вернулись, - и в этом отчего-то мрачном приветствии вопроса было больше, чем констатации факта.
   - А мы вас уже и не ждали, - вторил ему не менее мрачный второй стражник, глядя на меня изподлобья.
   - Здорово, ребятки, - всплеснула руками, немного дивясь их недружелюбию, - дайте уже пройти. Улов уходит! - Прошмыгнула мимо недобро глядящий на меня гномов и поспешила в центр гномьего проспекта - именно там были владения мастера Герона ман Рубуса.
   В Арадаре как все устроено? Чем дальше дом от центра города, тем привилегированнее считалось место. На окраинах жили богатейшие и сильнейшие семьи. Они же, в случае войны, принимали на себя первый удар, обеспечивая безопасность остального населения. А еще контролировали порядок в своих секторах и входили в совет, помогая мэру управлять городом.
   Странно все на Темной Стороне и непривычно. В Светлых землях города строятся иначе.
   К дому конезаводчика мастера ман Рубуса я подходила, держась за колющий бок и тяжело дыша. Увидев освобожденного от моей поклажи Фавора, возмущено вопросила:
   - Мастер, зачем вы его распрягли? Как я теперь все эти сумки в начало сектора отнесу?
   - Как-нибудь отнесете, - гном даже не взглянул на меня.
   - Мастер!
   - Вы, девушка, все сроки аренды профукали, долг не отдали, а все чего-то требуете. Нехорошо!
   - Да помилуйте, мастер, я только-только в город вошла. Еще дома не была, а вы с меня деньги требуете. Одолжите тележку ненадолго, раз коня не даете.
   - Деньги вперед! - Бескомпромиссно заявил конезаводчик, прекрасно зная, что денег с собой у меня нет.
   - Да что с вами, мастер?! - Потрясенно уставилась на невозмутимого гнома.
   Тот как ни в чем не бывало оглядывал улицу, уперев руки в бока и демонстративно меня не замечая.
   Растерянно огляделась. Гномы, гномки и гномики взирали на меня неодобрительно, даже враждебно. И что здесь случилось, пока меня не было?
   - Девушка, - послушался раздраженный голос мастера. Я неохотно повернулась, уже зная, что он скажет. - Потрудитесь убрать свое добро отсюда.
   Ничего не ответила, только огляделась в надежде, что кто-нибудь поможет. Но нет, гномы делали вид, что ничего особенного не происходит. Схватила первую сумку и потащила к краю дороги, под молчаливое неодобрение собравшейся толпы.
   - Ада, не поднимай, - послушался громкий бас мастера-кузнеца. - Не поднимай, кому говорю. Сейчас мы с ребятами все перетаскаем тебе в дом.
   Подошедший кузнец отнял у меня сумку и указал на остальные трем молодым гномам. Должно быть это его дети.
   - Мастер ман Таран, как же я рада вас видеть! - Я и в правду обрадовалась неожиданной помощи.
   - Идем, Адалина, - гном подтолкнул меня к дороге. - Долго же тебя не было. Где пропадала?
   - Да заказ ваш искала. Ох, и задачку же вы мне подкинули!
   - И как? - С надеждой спросил кузнец.
   Я в ответ многозначительно погладила крышку своей сумки.
   Гном радостно крякнул и поторопил своих:
   - Пошевеливайтесь, ребятки. Да поаккуратнее с сумками!
   Так всей толпой мы и ввалились в приветливо распахнутые двери моего дома.
   Я устало привалилась к стене, а затем и вовсе опустилась на пол. Сейчас бы помыться да покушать, а затем в кроватку и до утра глаз не размыкать. Но первым делом нужно сумки разобрать, да и мастер-кузнец настойчиво терся рядом, выгнав на улицу своих ребят.
   - Поднимайся, Адалина, - голос кузнеца неохотно проникал в усталое сознание. Я с трудом разлепила веки. - Вставай, вставай, милая. Да на кухню меня проводи, чай тебе заварю - вижу, ты устала очень. Но разговор серьезный будет.
   - А до завтра не подождет, - с надеждой посмотрела на гнома. - Я ведь еще травы не разобрала. Мне нечего вам отдать.
   - Нет, - последовал твердый ответ.
   Пришлось подниматься и топать на кухню. Там заварила ягодный освежающий чай - самое то в жаркую погоду. И приготовилась слушать мастера-кузнеца.
   Мастер ман Таран не торопился говорить. Он с наслаждением отпил ароматный напиток, прищурился от удовольствия и поставил чашку на стол.
   - Тут такое дело, Адалина, - прокашлявшись, заговорил он, - госпожа ман Эден померла три недели назад.
   - Ой! - я приложила руку к груди. Мой любимый клиент! Старушка уже на протяжении полутора лет покупала у меня чаи да настойки.
   Гном печально кивнул, по-своему расценим мой возглас.
   - Из орочьего проезда Дренон э'сэ Нараш преставился.
   - Ого, - еще один мой постоянный клиент. Он и лечился у меня и травы с лекарствами покупал. Этому воину постоянно что-нибудь требовалось.
   Гном снова печально кивнул, внимательно глядя как я отпиваю из кружки.
   - В человочем квартале лорд Дирод ан Айтарр, да госпожа Ваарин ан Урис померли на днях. Один за другим.
   - Хм, - нахмурилась я. Любопытно, отчего умерли мои клиенты? Постоянные и платежеспособные клиенты. - К чему вы мне это все говорите? Эти смерти связывают со мной?
   - В точку зришь, Ада, - мрачно глянул на меня гном, а затем огорошил, - все они твоими зельями потравились. Все!
   - Как? - Дрогнувшим голосом вопросила. Чашка в моей руке задрожала и я поторопилась поставить ее на стол, расплескав изрядную часть чая. - Как?
   - Ман Эден чаем, который ты ей продала в начале Грозника. Э'сэ Нараш заживляющей мазью. Про ан Айтарра и ан Уриса ничего не знаю - следователь, Маркус ан Хорсен, запретил своим трепаться по этому делу. Молчат все. Но, Адалина, в городе считают, что это ты их всех отравила. Твоими зельями все были отравлены. И твое долгое отсутствие...
   - Но я вернулась!
   Гном кивнул.
   - Почему меня не задержали при входе в город? Да и сейчас я с вами свободно общаюсь.
   - Не знаю. - Пожал плечами гном. - Не переживай, милая, мастер ан Хорсен следователь превосходный, он во всем разберется. Но репутацию тебе подпортили знатно.
   Теперь все стало понятно! И недружелюбие стражников наворотах, и враждебность мастера ман Рубуса да и прочих гномов, не пожелавших помочь мне дотащить тяжелые сумки. Удивительно, как только ман Таран не испугался пить со мной чай. Неужто, так травы нужны?
   Посидев еще немного за столом, мы переместились в зал магазина, где были брошены сумки. Я распаковала несколько, доставая из них требуемые гному травы. Кузнец радостно тер руки, складывая все в огромный пакет.
   - Сумма большая выходит, Ада. Таких денег с собой у меня нет, но ты не переживай, я на счет в банке переведу. Так удобнее и надежнее будет.
   - Согласна, - кивнула гному, думая совсем о другом. - Вы, раз будете проходить мимо владений ман Рубуса, расплатитесь с ним за меня. Да проследите, чтобы он лишнего не содрал.
   - Конечно, милая, - гном нахмурился. - А тебе лучше дома посидеть. Не сегодня так завтра следователь придет, допрос учинит. Не переживай - все образуется, - меня ободряюще похлопали по плечу. - В одном ты права: раз тебя не задержали при входе в город, то не все так просто в этом деле.
   - Спасибо за поддержку, мастер.
   После ухода кузнеца, я занялась разбором сумок и до позднего вечера провозилась с травами и грибами. Самые ценные находки сразу же спрятала в тайнике на втором этаже. Большая часть перекочевала на задний двор, где травам, грибам и ягодам полагалось сушиться в теньке да на ветерке.
   Из головы не шел рассказ кузнеца. Как? Как жители города, мои постоянные клиенты, могли потравиться зельями? Как? В уме не укладывалось.
   Я отлично помнила все последние приобретения погибших, и все, что они покупали до этого. Перепроверила рецептуру - ничего нового в проверенные и надежные составы точно не добавляла. Значит, отраву подсыпали уже после покупки! Но кому это нужно?
   - Вот тебе и успех, - буркнула своему отражению в зеркале.
   Отражение ответило мрачным взглядом усталых глаз и кривой усмешкой.
  
   Утро не обошлось без сюрпризов. Несмотря ни на что, открыла магазинчик и народ повалил! Увы, не за покупками ко мне заходили, а посмотреть на "гадкую отравительницу" и позубоскалить. Пришлось быстренько выдворить непрошенных посетителей из лавки и закрыть ее.
   Предаться отчаянию и слезам мне не дала ведьма Маринка. Она пришла ко мне с грибными пирожками и крынкой молока. Поохала и поахала над моими неприятностями и предложила погадать на картах, авось на коварного убийцу укажут. Но нет, карты не были настроены на расследование, зато сказали, что ждет меня дорога дальняя в компании блондина светлоглазого в дом, где не ждут меня совсем. Путешествие принесет боль и разочарование, но обрету я друга верного, а станет ли он чем-то большим только мне решать.
   - Точно тебе говорю, мужа будущего повстречаешь. И совсем скоро. - Маринка потрясла перед моим носом червовым королем.
   - Чего это сразу мужа? - Вознегодовала я.
   - Так карты говорят, - отмахнулась ведьма и сноровисто разложила их снова.
   Я помрачнела: еще и этого не хватало мне для полного счастья. Итак неприятностей полная горсть.
   Сидели мы с ведьмой недолго. Перекусили слегка, я вкратце рассказала про поход и собранные травы, и ведьма убежала по своим делам. А я же решила, что необходимо заняться изрядно заросшим палисадником. А то еще штраф выпишут за неухоженный вид.
   Работа в саду продвигалась медленно - сорняков наросло столько, что я просто решила перекапать почву и подготовить несколько грядок.
   Выковыривая из земли очередной длинный корень, обратила внимание, что толпа, собравшаяся около моего дома, притихла. Выпрямилась и сразу увидела мужчину, вальяжно облокотившегося на деревянный столбик забора возле калитки.
   Это был высокий и с виду весьма симпатичный полуоборотень. Темные гладкие волосы забраны в низкий хвост на затылке. Бледно-голубые, как будто выцветшие глаза, глядели холодно и оценивающе - меня словно ледяной водой окатило, когда я в них взглянула и, несмотря на жару, зябко поежилась.
   Бррр!
   Еще раз взглянула на незнакомца, одетого в темно-серые легкие брюки и жемчужного цвета рубашку. Чистенький такой. В отличие от меня - потной, босоногой, перемазанной в земле и в простом платье, подол которого подоткнут до колен.
   Мужчина явно с удовольствием оглядел мои ножки и не преминул заглянуть в декольте. Я с трудом выпрямилась с силой воткнула острие лопаты в землю, раздраженного оглядела хама и холодно поинтересовалась:
   - Чем могу служить?
   Мужчина в ответ хмыкнул, уголки его узких губ приподнялись в подобии улыбки. Он неспешно оглядел любопытствующую толпу, улыбнулся еще раз, широко и весело, и глубоким, хорошо поставленным голосом произнес:
   - Глава криминалистического отдела города Арадары Маркус ан Хорсен.
   - О! - Только и смогла выдать в ответ, во все глаза глядя на мужчину.
   Потом спохватилась опустила взор, тут же наткнулась на свои голые коленки. Покраснела, зло отдернула юбку. Снова глянула на мужчину и покраснела еще пуще. Тот терпеливо ждал, пока я справлюсь с эмоциями, все также расслабленно опираясь на столбик забора.
   - Госпожа ан Тьенэ, - видать полуоборотень большим терпением не обладал и заговорил раньше, чем я пришла в себя, - мне необходимо с вами поговорить.
   - Да, конечно, - не сразу отреагировала я, но нашла в себе силы приветливо улыбнуться и протянуть руку, указывая на дом, - давайте пройдем внутрь.
   - С удовольствием, - улыбнулся следователь, не обращая внимания на разочарованно выдохнувшую толпу.
   "А вот фиг вам! Представления с унизительным допросом не будет!", - зло подумала я.
   Следователя сразу проводила на кухню, а сама отправилась на второй этаж, заявив, что мне необходимо привести себя в порядок. Ан Хорсен благосклонно выделили мне "пять минуток".
   Одежду с себя я начала срывать, еще поднимаясь по лестнице. Оказавшись в комнате, стянула нательную рубашку и бросилась в ванну, где с огромным удовольствие опрокинула на себя пару ковшей холодной воды.
   Ух, бодрит!
   Умылась, обтерлась полотенцем и нацепила простое домашнее платье бледно-розового цвета. Сначала возникла идея надеть что-нибудь провокационное, но... Всегда есть это пресловутое "но"!
   Ничего такого у меня нет и никогда не было, да и соблазнять мужчин надо уметь. А я же...
   В общем, такой способ не для меня, поэтому буду действовать по старинке. Тем более он не блондин, хоть и светлоглаз, значит не жених. А жаль - мужчина он более чем симпатичный.
   В кухне я появилась через пятнадцать минут. Мой личный рекорд по переодеванию! А вот ан Хорсен был явно недоволен моей задержкой, когда я появилась, он буквально пригвоздил меня взглядом своих бледных глаз. Но через мгновение расплылся в обаятельной улыбке.
   - Вы очаровательны, госпожа ан Тьенэ, - промурлыкал он, целуя мою ладошку.
   Я невольно залилась краской, с досадой думая, что это меня тут соблазняют, а не я. Вот только с какой целью?
   - Господин ан Хорсен, - я обошла его и направилась к плите. - Может быть чаю?
   - Не откажусь, - следователь сел за стол и с нарочитым интересом поглядел на меня.
   Делать нечего, пришлось ставить на огонь чайник и готовить заварочную смесь. Ан Хорсен внимательно следил за моими действиями и даже что-то записывал в маленький блокнотик. Когда я поставила перед ним чашку с горячим ароматным чаем, он неохотно оторвался от изучения записей, спрятал блокнотик и выжидающе посмотрел на меня.
   Я пожала плечами, уселась напротив него и с самым независимым видом сделала глоток. Мужчина от меня не отставал и даже более того с огромной скоростью поглощал печенье, которое я испекла сегодня утром. Вот проглот! Как будто сюда просто чай попить приперся, а не допрос учинять.
   Вскоре печенье закончилось, как и мое терпение. Только собралась высказать свое возмущение, как следователь взглянул в мои глаза, отчего меня охватила оторопь и я подавилась своим возмущением. Интересно, их специально обучают так смотреть или это природное?
   - Вам известна цель моего визита? - Строго вопросил он.
   - Уж точно не чай попить, - хмыкнула в ответ.
   - Давайте оставим шутки, - поморщился мужчина, - дело серьезное. Вас подозревают в четырех убийствах. Четверо достойных жителей были отравлены вашими зельями. Что вы можете сказать по этому поводу? Ммм?
   Я внимательно посмотрела на мужчину. Всю прошлую ночь, да весь этот день я не переставая думала над сложившейся ситуацией и пришла к выводу, который и озвучила следователю.
   - Меня кто-то подставил. Я не убивала своих клиентов. Да и незачем мне это?
   - У вас есть враги? - Тут же отреагировал ан Хорсен.
   - Нет, но конкуренты...
   - Ааа, - протянул следователь, прищурив глаз, - так вы думаете, что господин ан Ранэ или Высокий лорд дель Ланриэль причастны к убийствам?
   - Нет, - неуверенно ответила. - Мне даже трудно предположить, что кото-то из них может...
   - Ведьмы? - отчего-то понизив голос, поинтересовался ан Хорсен.
   - Уж это им точно ни к чему, - мой уверенный ответ.
   - Тогда, - сразу же выдвинул следователь новую версию, - кото-то из обиженных клиентов-пациентов?
   - Ммм, - призадумалась я. И не стала скрывать, - таковые, к сожалению, есть. Я не оказываю бесплатных услуг - некоторым приходится отказывать. Но... Вряд ли у них была да и есть возможность подобраться к состоятельным жителям, каковыми были погибшие.
   Мужчина кивнул, старательно записывая мои слова в блокнотик.
   - Кстати, - спохватилась я, нервно подхватывая чашку с уже изрядно остывшим чаем, - а каким ядом или ядами были отравлены? И почему меня до сих пор не схватили и не посадили за решетку?
   Ан Хорсен снова оглядел меня своими льдистыми глазами, отчего по моему телу пробежалась не одна толпа мурашек.
   - Здесь я задаю вопросы!
   Грубый ответ заставил меня поморщиться и... улыбнуться, ибо сия фраза использовалась во всех детективах без исключения.
   Ан Хорсен не оценил юмора ситуации и, сощурив глаза, завалили меня вопросами.
   Что конкретно было в зельях, которые я продала погибшим?
   Кто мои постоянные клиенты?
   Что я знаю о ядах?
   Кому и что я продавала перед тем, как уйти в поход за травами?
   Пользуюсь ли я услугами курьеров?
   И еще не менее сотни вопросов. Когда же он, выяснив все что хотел, наконец-то направился к выходу, я не скрывала облегчения. Вот уж занудный тип! Но главное, чтобы убийцу нашел.
   Когда мы подошли к калитке Ан Хорсен внезапно остановился, оглядел меня с головы до ног. И во всеуслышание заявил:
   - А, госпожа ан Тьенэ, - здесь он улыбнулся, а я напряглась и не зря. - Чуть не забыл - на время следствия у вас изымается лицензии целителя и аптекаря. И город вам запрещено покидать. Всего доброго!
   Мужчина галантно поклонился и покинул мою территорию, легко проходя сквозь толпу, которая так и не разошлась, пока мы с ним беседовали.
   "Вот мерзавец! - Подумалось мне. - Мог бы и в доме мне это сказать".
   - Что, Адалина, бизнес не оказался столь успешным как ты хотела?
   Я резко повернулась в сторону говорящего и попыталась скрыть гримасу досады, увидев неспешно подходящего ко мне Высокого лорда Турлиана дель Ланриэля. Эльфийский целитель и мой основной конкурент. У которого, хвала мне, я переманила пару-тройку клиентов.
   Пока придумывала достойный ответ, эльф оценивающе прошелся по моей фигуре, обряженной в простое домашнее платье, растрепанным волосам и бледному лицу. После чего торжествующе улыбнулся, глядя на меня с отвращением, презрением и превосходством.
   - Не понимаю, о чем вы, лорд дель Ланриэль, - решила я прикинуться дурочкой.
   - Ада, Ада, - покачал головой эльф и как бы в знак поддержки легонько сжал мое плечо.
   Я удивленно воззрилась на него, но удостоилась лишь очередного презрительного взгляда. Нет, о поддержке тут и речи не идет, скорее он радуется моему положению.
   - Извините, лорд дель Ланриэль, вынуждена откланяться - дела.
   И я сделала шаг назад. Эльф же благосклонно кивнул и медленно направился прочь от моего дома.
   Я тоже неторопливо поплелась в дом, на ходу размышляя о том, почему такие шикарные мужики рождаются такими сволочами?
   А Высокий лорд действительно был шикарным и вызывал неподдельное восхищение всем, что у него было. Начиная со сказочно прекрасной внешности - светлых густых волос, светло-зеленых глаз, аристократического профиля и высокой худощавой фигуры, заканчивая его магическими и профессиональными талантами. Один из лучших целителей Темной Стороны. Как-то посещала несколько его мастер-классов в столице. Очень удачно мы тогда с приемным отцом путешествие замыслили. Там-то я впервые дель Ланриэля и увидела и была поражена его знаниями и возможностями. И Арадару я выбрала исключительно потому, что это родной город эльфа. Даже хотела устроиться в его клинику, но... Эльфийская излишняя гордыня, но презрение ко всем иным расам, но игнорирование чьих-либо мнений и желаний, кроме собственных. После общения с такими типами чувствуешь себя грязной, неполноценной, тупой неудачницей. Да.
   В задумчивости не сразу осознала, что эльф не ушел далеко, а остановился среди толпы и что-то довольно громко говорил, привлекая все больше внимания. Прислушалась и похолодела.
   - Скоро! Очень скоро преступника схватят. Следователь ан Хорсен раз взял след, то никогда не потеряет его, - тут эльф обернулся и глянул на меня, и всем стало понятно, про кого он толкует. - Справедливость восторжествует! - Продолжил дель Ланриэль, - а пока... Пока угроза все еще над нашими головами, приглашаю всех в свою клинику. Сегодня скидки всем. Всем без исключений. Приму всех. Никому не откажу. Да что уж там - объявляю день открытых дверей!
   Толпа пораженно взирала на, кажется, обезумевшего эльфа. Где это видано, чтобы остроухие целители были такими щедрыми и принимали в своих клиниках всех желающих? То-то и оно! Жители Арадары испуганно отшатнулись, в немом ужасе глядя на дель Ланриэля. Но эльф не растерялся, схватил первого попавшегося ребенка лет четырех, его мамаша при этом схватилась за сердце, после чего быстро осмотрел, не нашел ничего страшного, кроме криво растущих зубиков. Обхватил личико ребенка, сосредоточено прикрыв глаза, а через несколько минут радостно заявил, что теперь все будет в порядке. Потом подошел к бледной родительнице, возложил свои холеные ладони на ее явно немытые волосы и снова что-то зашептал.
   - Не стоит так волноваться, милая, - заявил эльф. - Особенно по пустякам. Советую попить пустырнику.
   И тут же подошел к следующей жертве. И ей что-то насоветовал. После чего жители отмерли и, как бы мне не хотелось обратного, потянулись к эльфу со своими проблемами.
   С ненавистью глянула на гордо выпрямленную спину, по которой были рассыпаны светлые волосы, и решительно открыла дверь в собственный дом.
   А ведь дель Ланриэль - светлоглазый блондин дошло до меня.
   - Фу! Да ни за какие коврижки!
   Я мрачно глянула на палисадник. Узрела, что за почти три часа работы сорняков меньше не стало, и опечалилась вконец.
   Работать совсем не хотелось. Но еще было одно важное дело, которое следовало бы провернуть еще с утра, а не слезы лить и чаи гонять.
   Решительно поднялась на второй этаж в свою комнату. Переоделась в самое лучшее платье, заплела волосы в элегантную косу. И, подхватив сумочку, с независимым видом покинула дом.
  
   Никогда не думала, что мне понадобятся услуги частного детектива. Никогда!
   Но вот я стою перед резной деревянной дверью и с опаской взираю на ручку в виде оскаленной морды змееподобного чудовища. Взяться за нее было страшно - вдруг укусит. Но я подавила недостойные эмоции, все-таки дело важнее.
   Осторожно повернула железную голову чудовища, смело открывая дверь. Над моей головой тихонько трелькнул колокольчик, ознаменовая, что пришел посетитель, а я оказалась на пороге довольно большого светлого зала.
   У дальней стены по краям стояли два стола, заваленных кипами бумаг, между ними огромный книжный стеллаж. Справа от меня была развешана коллекция оружия - здесь были и мечи разных форм, и метательные топорики, и копья, и луки с арбалетами, и палицы, и бесчисленное количество ножей, и Свет знает что еще. По левую руку тоже располагался огромный стеллаж, на котором были разложены непонятного назначения приборы, аппараты и артефакты. А в центре помещения неожиданно оказалась лестница. Я подняла голову и увидела, что под высоким потолком настроен еще один этаж. Даже не этаж, а небольшая, вмещающая только стол с парой кресел, да несколько тумбочек, платформа с коваными перильцами по периметру, подвешенная под потолком.
   Наверху около лестницы бесстрашно облокотившись на перила, стоял молодой мужчина. Блондин с темными глазами. Он равнодушно взирал, как ко мне подошла девушка, яркая блондинка с пышными формами.
   "Симпатичный, жаль под описание не подходит", - промелькнуло у меня в голове, но тут же отдернула себя, - "так, стоп! Хватит в каждом понравившемся мужчине искать жениха! Я здесь не за этим!"
   - Добрый день. Я Мила, - представилась девушка, очаровательно улыбаясь, чем полностью оправдала свое имя. - Чем могу помочь?
   - Я Адалина ан Тьенэ, - робко пролепетала в ответ и нервно перехватила сумочку. - Мне нужен детектив.
   Девушка ничего не успела ответить - сверху послышался хмык, а затем повелительное:
   - Мила, проводи гостью ко мне.
   Взбираться по шатким скрипящим ступеням было страшно. Интересно, они всех клиентов такому испытанию подвергают или я исключение. Оказавшись наверху, почувствовала, что взмокла. Сердце бешено колотилось, ноги дрожали и я едва могла ими передвигать.
   - Госпожа ан Тьенэ, бесконечно рад, что вы решили обратиться именно в мое агентство, - пропыхтел несчастный детектив, в чью руку я вцепилась мертвой хваткой. Наверняка у него синяки останутся от моих нежных пальчиков.
   - Надеюсь, наше сотрудничество будет успешным, господин...
   - Оллеан эрэ Миттэранн, - запоздало представился вампир почему-то эльфийской наружности. - Прошу вас, присаживайтесь, госпожа ан Тьенэ.
   И меня весьма невежливо усадили на неудобный стул. Сам детектив с трудом оторвал мои пальчики от рукава своего камзола и, пока обходил стол, чтобы сесть на свое место, постарался незаметно растереть запястье. Затем устроился за столом и клыкасто улыбнулся, стараясь замять неловкость момента. Неловкость не проходила, ибо мне было страшно сидеть на слегка шатающейся платформе, а полувампир этого, видимо, не понимал. Или понимал и ему это было выгодно.
   - Госпожа ан Тьенэ, - наконец подал голос эрэ Миттэранн. Увидел, что я не реагирую, обратился чуть мягче, - Адалина, вам нечего бояться. Платформа повешена надежно. Вы не упадете.
   - Скажите, господин эрэ Миттэранн, вы всех клиентов заставляете пройти через этот ужас? - Да я была напугана, но гнева не пыталась сдержать.
   - Это вынужденная мера, - неожиданно признался детектив и продолжил, когда увидел мою вопросительно приподнятую бровь. - Когда человек находится в нестабильном эмоциональном состоянии, его легче разговорить, а еще, и это несомненный плюс, он теряется и не может придумать какую-нибудь ложь.
   - Ложь? - Не поверила я своим ушам. - Разве сюда не приходят искать справедливости? Зачем мне вас обманывать?
   - Вы слишком юны, наивны и доверчивы, Адалина, - мягко улыбнулся эрэ Миттэранн. - Были случаи, когда преступники обращались ко мне за помощью в надежде, что я смогу помочь им скрыться от правосудия, но... Вы уже беседовали со следователем ан Хорсен.
   - Да, - на автомате ответила я, но через мгновение удивленно посмотрела на полувампира.
   Тот широко и клыкасто улыбнулся.
   - Чуть больше часа назад, - продолжила я. - Но он так ничего и не пояснил по моему делу. Я очень рассчитываю на вас.
   Детектив снова улыбнулся, на этот рас понимающе. Крикнул Миле, чтобы та принесла чаю, и принялся за расспросы.
   Удивительно, но он спрашивал ровно тоже самое, что и следователь ан Хорсен. Когда вопросы пошли по третьему кругу, почувствовала, что не сдержусь и прибью его. И меня действительно будет за что упечь за решетку.
   - Адалина, поймите это очень важно, - вещал эрэ Миттэранн. - Отбросьте все свои "Этого не может быть" и "Зачем им это" и ответьте сами себе на вопрос: вы уводили клиентов у своих "коллег"?
   - Да, - честно призналась я. - Дренон э'сэ Нараш долгие годы был клиентом господина ан Ранэ. Собственно у него все орочьи проезды отовариваются. Только э'сэ Нараш то ли что-то не поделил с травником, то ли не нашел у него что искал, но последние полгода только у меня зелья покупал. Почтенная госпожа ман Эден... положение обязывало ее пользоваться услугами лорда дель Ланриэля. Но он эльф, а она гнома. И этим все сказано! Как только эльфискому целителю нашлась достойная замена, - я улыбнулась краешком губ, - ман Эден сразу же отказалась от его услуг. И последние несколько месяцев вся гномская община пользовалась моими услугами. Даже старейшины. Это могло вызвать недовольство дель Ланриэля, но убийства...
   - Что вас так удивляет? - Приподнял бровь полувампир. - Это же мотив!
   - Да, - протянула я неуверенно. В виновность эльфа не верилось. - В это трудно поверить, чтобы целитель мог кого-то убить. Поймите, - не дала я детективу и рта раскрыть, - нас воспитывают иначе. Вкладывают в голову мысль о безусловной ценности каждой жизни, независимо от расы. Да, Турлиан дель Ланриэль - эльф, и он может отказать в лечении из-за своих "высоких" и "светлых" идеалов. Да, господин ан Ранэ - человек, и ко всем нашим поступкам часто приписывают корысть, зависть или лень. Никого нет без недостатков, но мы целители - убийство нам чуждо.
   Эрэ Миттэранн в ответ на мою тираду только глаза к потолку закатил. Я поджала губы - как же он не понимает?!
   - Тогда, кто, по-вашему, совершил все эти убийства? - Устало вопросил детектив.
   - Какой-нибудь маньяк, а мои зелья он решил использовать, чтобы следы замести... Что смешного я сказала?
   И тут полувампир не сдержался, захохотав в голос.
   - Извините, Адалина, - простонал он, вытирая слезы. - Давно меня никто так не смешил. Прошу вас, не обижайтесь. Ваше предположение действительно смешно и нелепо.
   Я обиженно поднялась, собираясь покинуть агентство. Проклятье два часа прошли зря, лучше бы я к оркам обратилась. Они хоть и дикие, но с понятиями.
   - Сядьте, Адалина, - приказ которому невозможно не повиноваться. Я неуклюже шлепнулась на стул, испуганно уставясь на мужчину.
   - Прошу простить меня, я не хотел вас напугать, - как мне показалось искренне произнес мужчина, после чего пристально уставился на меня, его темные глаза блеснули красным. - А вы удивительная девушка, Адалина, - вдруг нежно улыбнулся полувампир. - Я еще так часто никогда не извинялся. - Пояснил он свои слова. Еще раз улыбнувшись, он продолжил, - в течение всего пары минут я уже в третий раз вынужден просить у вас прощения. Адалина, я прошу простить меня за то, что оскорбил вас. Я действительно не хотел этого.
   После этих слов он взял в свои руки, оказавшимися на удивление теплыми, мою безвольную ладонь и поцеловал.
   - Господин эрэ Миттэранн, - отмерла я, отнимая руку, и к своему стыду заливаясь краской смущения. - Я прощаю вас и надеюсь на взаимное и плодотворное сотрудничество.
   - Разумеется, - кивнул полувампир. - Я буду держать вас в курсе дела. Скажем, по вечерам.
   Я медленно встала и, гордо вскинув подбородок, четко произнесла:
   - Вы, господин детектив, снова хотите принести мне свои извинения?
   - Почему же? - Мужчина тоже поднялся и глядел на меня, ну очень, невинным взглядом. - Я запуску вам пришлю или помощницу отправлю...
   - Хорошо, - гордо кивнула я. - Раз у вас больше нет вопросов, тогда разрешите откланяться.
   - Я провожу.
   Снова кивнула и направилась к скрипучей и шатающейся, словом, ужасной лестнице. Что самое обидное, полувампир спускался абсолютно спокойно и расслабленно, а я же вцепилась в его рукав так, что пальцы побелели.
   Дальше эрэ Миттэранн взялся меня проводить до дома, заявив, что мне сейчас одной опасно ходить. Темный народ добротой нрава никогда не отличался и до самосуда недалеко. Не знаю так ли это, но мне показалось, что он меня специально запугивал.
   Впечатления от посещения детективного агентства остались двоякими. С одной стороны появилась надежда на быстрое прояснение ситуации. Детектив заявил, что он уже работал со следователем ан Хорсен и у него остались самые лучшие впечатления от этого сотрудничества. Вдвоем они найдут убийцу. С другой, оставался страх, что ничего не выйдет и я окажусь за решеткой.
   Утро добрым не бывает! Не зря так говорят. Мало того, что мне всю ночь кошмары снились, дак перед самым завтраком, когда я усталая и абсолютно не выспавшаяся варила себе кофе, получила записку от полувампира. Содержание вконец вогнало меня в уныние. В записке говорилось, что ночью погибла Высокая леди Эльвикка Данаг эрэ Арр'энкор. Чистокровная вампирша была отравлена ядом, найденным в баночке с кремом, который я изготовила. По мнению детектива, это очень странная смерть - было видно, что кремом неоднократно пользовались, а при осмотре тела стало понятно, что сработал быстродействующий яд...
   Мне настоятельно рекомендовалось не выходить из дома. Эрэ Миттэранн придет вечером и все мне объяснит.
  

Глава 3.

   День не задался основательно! Еще никогда не чувствовала себя такой несчастной. Даже вчерашние неприятности меркли по сравнению с сегодняшними. А все началось с того, что я опять пыхтела над палисадником, стараясь не обращать внимания на перешептывания соседей и смешки прохожих. Ну да, действительно смешно, когда хрупкая девушка, чертыхаясь и обливаясь потом, переворачивает тяжеленную лопату раз за разом. Работа не продвигалась - за час я практически не сдвинулась с места.
   А тут еще Мика заглянул сообщить, что нашел постоянный заработок и чтобы на него больше не рассчитывала. Он больше не будет носить мои посылки. Я обрадовалась. Правда обрадовалась. Микаэль хороший парень, о сестре-инвалиде заботится и деньги ему необходимы. А конверты с лекарствами могут и другие мальчишки таскать.
   На этой мысли что-то щелкнуло и в голове у меня возникла потрясающая мысль. Зачем потеть самой, тягая неподъемную лопату, когда можно нанять работников. Тех же парней, что носятся весь день по городу. Не бесплатно, конечно, но я готова заплатить разумные деньги.
   Окрыленная замечательной идеей, я нарушила приказ господина эрэ Миттэранн и покинула пределы собственного дома. Мой путь лежал в сторону центра города, там на Площади Семи Огней в торговых рядах можно было нанять пару-троку сильных парней, которые были не прочь подзаработать, помогая гостям города и Высоким Лордам донести покупки до дома, устроить экскурсию или еще как услужить.
   До места добралась без происшествий. И даже парней нашла, обедавших в тени раскидистого дуба, но... домой я вернулась без них, злая и раздраженная. Зато с деньгами. Это же надо, заявить, что хотят получить по тысяче золотых монет каждый, только после этого они подумают, наниматься ко мне в работники или нет.
   Негодяи!
   Меня трясло от огорчения и обиды. Ведь моя вина в изощренных убийствах еще не доказана, а все ведут себя как будто я мусор.
   Дома заварила себе ромашкового чаю с мятой. Наслаждаясь приятным вкусом, почувствовала, как приходят успокоение и расслабление. После я по-новому взглянула на свой палисадник - зачем мне весь его вскапывать? Можно ведь просто скосить траву! А той части, что уже перекопана и освобождена от сорняков, вполне хватит для задуманной мной клумбы.
   Идея показалась мне здравой и я не откладывая принялась за дело. Косы у меня не было и просить ее у соседей не стала. Даже мысли такой не возникло. Хватило мне сегодня стресса. Поэтому вооружилась большими ножницами и кожаными перчатками и отправилась воевать с сорняками.
   Работа продвигалась быстро. Даже очень по сравнению с перекопкой, но я все равно потратила часа три. Умаялась так, что с трудом разогнула спину и вошла в дом. Впереди виднелась преграда в виде лестницы ведущей на второй этаж. Застонав, я все же удержалась от того, чтобы не уснуть прямо под дверью, свернувшись уютным клубочком. Там наверху меня ждет горячая ванна с ароматными маслами. Ее я наполнила заранее. И опустила в воду специальный артефакт, чтобы она не остывала. Знаю - это расточительство, но сейчас мне нужно только подняться и опуститься в блаженство.
   С трудом преодолев четырнадцать ступеней и пройдя по короткому коридору, я ввалилась к себе. И застыла на пороге во все глаза уставясь на незнакомца.
   Высокий мужчина в черном, как будто сотканном из тьмы и поглощающем свет, балахоне и в тяжелых ботинках на толстой рифленой подошве. Лица не видно - оно скрыто капюшоном.
   От ужаса облизнула вмиг высохшие губы.
   Храмовник!
   Как он оказался в доме? И почему Дом не предупредил, что у меня гости?
   - Госпожа Адалина ан Тьенэ, урожденная леди Адалина Грегор Кроу? - Вопросил храмовник глубоким завораживающим голосом. Даже не сразу поняла, что он от меня хочет. А поняв, широко раскрыла глаза - откуда он знает про учителя?
   - А... - подала я голос, но так ничего произнести не смогла. Сзади подошли еще двое храмовников, осторожно завели мои руки за спину и надели наручники.
   - Вы арестованы по подозрению в пособничестве Серым, - сообщил мужчина, что стоял в комнате и беззастенчиво рассматривал косметическое барахло стоявшее на туалетном столике. По всей видимости, он главный в тройке.
   - Что?! - Я была совершенно потрясена и сбита с толку нелепым обвинением. - Послушайте...
   Но слушать меня не стали. Подхватили под руки и повели на выход.
   На улице нас ждала карета. Абсолютно черная, с оконцами зашторенными черными шторками и запряженная двумя черными кошкообразными монстрами.
   Вокруг кареты на приличном расстоянии собиралась толпа зевак. Я углядела испуганного Мику, хмурого мастера-кузнеца ман Тарана со старшим сыном, и бездействующего детектива Оллеана эрэ Миттэранн. Он кусал губы, видимо от досады, что не может мне помочь, а встретившись со мной взглядом, опустил глаза. Затем смачно сплюнул на землю и, резко развернувшись, широким шагом направился в сторону своего агентства.
   Я его ни в чем его не упрекала и не обвиняла - в этой ситуации никто не мог ничего сделать. Кроме самих храмовников.
   Меня под гробовое молчание, провели к карете, услужливо открыли дверцу и даже помогли устроиться со всем удобством на черном кожаном сиденье.
   - Свершилось! - Взорвал тишину голос лорда дель Ланриэля. - Зло! Зло, живущее среди нас, наказано. Справедливость восторжествовала! Сама Тьма забрала ту, что травила безвинные наши души. Да здравствует Тьма!!! - Как сумасшедший завопил эльф.
   - Да здравствует Тьма! - Повторила толпа за целителем. - Да здравствует Тьма!
   Я разочарованно хлюпнула носом. Вот мерзавец! Теперь все уверовали в мою вину, даже те, кто до сих пор сомневался.
   - Пожалуйста, без слез, - произнес один из храмовников, успевший устроиться напротив меня.
   Второй, я видела, сел на козлах. А третий, главный который, тоже хотел усесться в экипаж, но остановился, услышав слова эльфа. Он чуть слышно произнес "Езжайте", захлопнул дверку и направился в сторону зарвавшегося целителя. Когда мы отъезжали, тишина стояла просто ужасающая.
  
   Это хорошо, что меня повезли в Черный храм в карете. Было бы невыносимо идти среди горожан и видеть удивленные или злорадные лица знакомых. Но с другой стороны, это и удивительно - ведь от моего дома до храма не больше десяти минут пешком идти. Но прошло уже больше получаса, а мы еще ехали и видимо останавливаться не собирались.
   - Послушайте, - решила я прояснить ситуацию.
   - Молчите, - последовал грубый приказ и моих губ коснулся длинный ухоженный палец.
   И я замолчала. Не в том смысле, что мне нечего было сказать, я просто онемела. Открывала и закрывала рот не в силах произнести ни звука. Вот уж чертовы храмовники!
   Еще через полчаса мы приехали. Меня высадила в небольшом закрытом со всех сторон дворе, выложенном черным камнем. Напротив возвышалось пятиэтажное черно-мрачное здание. В него меня и повели под молчаливым конвоем.
   Здание оказалось тюрьмой. Хотя, куда меня еще могли привезти?
   Ничего в ней примечательного не было: узкие длинные коридоры да голые черные стены и пол. Кажется, я начинаю ненавидеть этот цвет.
   Пройдя очередной коридор, мы начали спускаться вниз. Я пыталась сначала считать едва видимые в тусклом свете масляной лампы ступени, но быстро сбилась. Спускались мы долго, а топом еще шли по коридору с многочисленными железными дверями по обеим сторонам. Но вот мой конвоир остановился напротив одной из них, отпер хорошо смазанный замок и услужливо открыл дверь.
   - Заходите, госпожа ан Тьенэ, - храмовник приглашающе махнул в сторону входа.
   Делать нечего, пришлось заходить.
   Убранство камеры меня потрясло. И это мягко сказано. Я думала, что преступники содержаться в более комфортных условиях: есть нары с тонким матрацем и колючим одеялом, унитаз или хотя бы отхожее ведро, умывальник, стул и стол, где можно принимать тюремную пищу. А здесь же не было ничего.
   Совершенно!
   Только голые черные стены, покрытые капельками влаги и непонятного назначения дырка в дальнем правом углу. Больше ничего не было: ни кровати, ни какой-либо другой мебели.
   Потрясенно посмотрела на храмовника, который уже успел освободить меня от наручников и собирался уходить.
   - Не шумите, иначе лампу заберу, - пригрозил он мне и вышел, заперев дверь. А я сообразила, что тот мерцающий тусклый огонек - единственный источник света в этом мрачном царстве и когда он погаснет, я останусь одна в кромешной тьме.
   Еще раз осмотрела камеру. По неясному запаху определила назначение дырки в полу. Именно туда нужно было справлять нужду.
   "Но это лучше чем вообще ничего", - оптимистично подумала я. Голос ко мне до сих пор не вернулся.
   Затем потратила много времени и кучу магических сил, чтобы высушить и согреть себе местечко около двери. Работать над всей камерой было бы глупой растратой сил. Но в итоге, когда я более-менее устроилась, поняла, что и этой малости не надо было делать - камера была выложена не просто из черного камня, как дворик, откуда мы пришли, а из полимага. Редкого и чрезвычайно ценного камня, способного блокировать магические потоки. То есть, если я потрачу все свои магические силы, восполнить мне их будет неоткуда.
   Печально опустилась на пол, положив голову на колени. Плакать и паниковать рано - скорее всего я здесь ненадолго. Эрэ Миттэранн просто обязан что-нибудь придумать и вытащить меня отсюда.
   Огонек в лампе отчаянно мигнул и погас, оставив меня одну.
  
   Сколько я здесь сижу? Неделю, месяц, год? Или только пару дней?
   В любом случае долго. Очень долго.
   Находясь в постоянной темноте и тишине, я потеряла счет времени. Без сил, физических и магических, было трудно сориентироваться. Было холодно и сыро. Постоянно хотелось пить. Питье и еду, по моим ощущениям, давали раз в сутки. Один стакан теплой чистой воды и несколько ложек гречневой каши. Еда появлялась на узком подоконнике под смотровым окном на двери. Ее следовало поглотить в течение нескольких минут, а потом посуда исчезает со всем содержимым, что в ней осталось. Не знаю, как тюремщики делают это, ведь камера сложена из полимага.
   Поистерив несколько раз и растратив остатки магических сил, осталась без голоса, который сорвала, молотя со всей силы в дверь и требуя меня отпустить. Я свыклась со своим положением и стала думать, как из него выбраться. Вечно меня здесь держать не станут, поэтому нужно набраться терпения и просто переждать. Мне должны предъявить обвинение и представить доказательства. Я могу нанять адвоката. В конце концов, я имею на это право!
   С другой стороны схватила меня не полиция, а храмовники. И это пугало.
   Обвинение в пособничестве Серым - это серьезное обвинение. Серых не любят и здесь. Нет, Темная Сторона держит нейтралитет в конфликте Светлых с Серыми. Им не нужна чужая война. Но обе враждующие стороны раз за разом устраивают провокации, чтобы вынудить темных поддержать ту или иную сторону.
   Темные в лице храмовников мастерски обходят все ловушки и ловят диверсантов. Суд у них быстрый и всегда жестокий.
   Да, обвинение мне предъявили серьезное и, помня, что стало с отцом, становилось невыносимо страшно.
   Вытерев в очередной раз накатившие слезы, решила, что необходимо хоть немного поспать. Находясь здесь, я еще ни разу нормально не спала. Все время снились кошмары. И самый страшный из них про то, как Тьма заползает в мое тело через нос и рот. Бррр!
   Кое-как устроившись на влажной юбке, закрыла глаза, мечтая о том, как буду отрывать уши мерзавцу, сообщившему храмовникам о моей "связи" с Серыми магами. Только одному человеку я говорила про родного отца и про то, в каких мучениях он погиб, будучи обвиненным в сотрудничестве с Серыми.
   Увы, я дочь предателя и этого достаточно как светлым инквизиторам, так и темным храмовникам, чтобы упечь меня за решетку, не имея иных доказательств.
   Тьма, густая и вязкая, как тесто, снова наползает на меня. Она медленно и неотвратимо приближается, грозя поглотить меня целиком. Мне же деваться некуда. Я загнана в угол. Стою на цыпочках и с ужасом наблюдаю, как Тьма разевает рот с тысячью острых зубов. Я кричу от страха и... просыпаюсь. Над готовой кто-то грязно ругается. Меня берут на руки и куда-то уносят.
   - Проклятые твари, - прорычал над моей головой следователь Маркус ан Хорсен. - Зачем так над девчонкой издеваться?
   - Я бы на твоем месте не стал так о храмовниках говорить, - проворчал незнакомый голос едва слышно. - И девчонку я оставил бы там, где была...
   - Плевать на храмовников. Тоже мне вершители судеб, - зло отозвался ан Хорсен. - А ты, Майкл, чего со мной поперся, раз так боишься?
   - Тебя разве оставишь одного? - Буркнул Майкл. И они оба замолчали.
  
   Спустя десять минут я сидела в кабинете следователя и наслаждалась солнцем, теплом и светом. А еще ощущала, как тело наполнялось магией. Никогда еще не было так хорошо!
   Закутанная в шерстяной плед, с чашкой горячего чая, я медленно, но верно приходила в себя. Остатки дурного сна остались там, внизу. Истерика закончилась. Даже немного стыдно за нее стало. Надо же оторвать рукав на рубашке следователя! Да еще сгоряча пообещать, что пришью его обратно...
   - Адалина, - сумрачно позвал ан Хорсен, усевшись напротив меня за стол.
   - Ммм? - Слабо отозвалась, лениво открывая глаза. Они уже перестали слезиться и болеть. Как же я соскучилась по солнечному свету!
   Дрожащими руками поставила пустую чашку на стол и умоляюще посмотрела на мужчину. Тот вздохнул, покачал головой, но налил мне еще горячего чаю.
   - Вам известны причины вашего задержания?
   - Да, - кивнула. Пить чай тут же перехотелось. - Чудовищно нелепое обвинение.
   - Вас должны допросить, - огорошил меня следователь. Я с любопытством взглянула на него. В свою очередь мужчина смотрел на меня с нескрываемым интересом, - для этого вызвали главного из столицы. Вообще-то допросить вас должны были перед тем, как запереть в камере. Такое ощущение, что вас готовят к...
   Следователь не договорил
   - К чему готовят? - Не могла не спросить. - Господин ан Хорсен...
   Но следователь не был настроен давать ответы. Он покачал головой, угрюмо глядя на столешницу.
   - Разве настоятель храма отбыл в столицу? - Перевела тему я.
   - Нет, - хмыкнул ан Хорсен, - лорд эрэ Арр'Лакрима в Арадаре. Собственно, по его приказу вас привезли сюда. В город должен приехать лорд ан'э Алдагон.
   - А кто это? - Я сделала глоток, не обращая внимания на ошарашенное лицо мужчины.
   - Адалина, лорд Райан ан'э Алдагон второе лицо нашего государства и наш духовный лидер. Как ты можешь этого не знать?
   - Ну... - замялась я, не обратив внимания на фамильярное обращение. - Как-то не слежу за религиозными веяниями и течениями. И политикой не интересуюсь.
   Ан Хорсен откинулся на спинку кресла, задумчиво рассматривая меня. Потом моргнул, отвел взгляд и начал говорить:
   - Твое заключение связывают с убийством Высокой леди Эльвикки Данаг эрэ Арр'энкор. Судя по всему, вампирша была большой шишкой при храме.
   - Эта... куртизанка? - Я покраснела, закусив губу. Неприлично так говорить о покойных, но род деятельности вампирессы был понятен всем, несмотря на ее высокий статус.
   - Все не так, как мы видим, - кивнул следователь. - Но когда стало известно о смерти леди эрэ Арр'энкор, храмовники забегали, как наскипидаренные зайцы. До этого сидели и происходящим в городе не интересовались. Что странно - остальные убийства они не связывают с делом вампирши.
   - Почему? Ведь она погибла так же, как и остальные.
   Следователь только плечами пожал:
   - Меня этот вопрос тоже беспокоит. Храмовники расследуют дело Высокой леди, - повторил ан Хорсен, - остальное их не интересует.
   - Сначала нелепое обвинение, теперь еще это странное убийство, - угрюмо буркнула, опустив глаза.
   - Не бойся, Ада, в камеру ты больше не вернешься, - уверенно пообещали мне и, наверное, наобещали еще что-нибудь, если бы не резко открывшаяся дверь.
   В кабинет вошел храмовник. Тот самый, который был главным среди тех, кто меня привез сюда.
   - Я бы на вашем месте не стал делать столь опрометчивых обещаний, ан Хорсен, - произнес мужчина, откидывая с лица капюшон.
   Это был никто иной, как Высокий лорд Лайам Мей эрэ Арр'Лакрима, глава арадарского храма. Да к тому же чистокровный вампир.
   - Девушка возвращается в камеру, ан Хорсен. А непосредственно с вами будет разбираться ваше начальство. Дисциплина в полиции ни к умертвию.
   - Нет, - вскрикнула я, с ужасом глядя на следователя. Из глаз снова потекли слезы. - Пожалуйста, нет. Только не туда.
   Ан Хорсен поднялся, загородив меня, сложил руки на груди и кратко бросил:
   - Нет.
   - Маркус, Маркус, - покачал головой храмовник. - Сопротивление власти, нарушение приказа... Вы хоть понимаете, что делаете хуже госпоже ан Тьенэ?
   - Хуже? - Взбеленился мужчина. - Хуже? Она не совершила ничего, что заслуживало бы нижних камер. К вашему сведению, туда садят только особо опасных преступников. Глупой анонимки недостаточно!
   - Я не намерен оправдываться. - Последовал холодный ответ главы храма. - Еще слово и вы окажетесь в соседней с госпожой камере. - Вампир оскалил зубы в подобии улыбки, а затем указал на дверь, - идемте, госпожа ан Тьенэ, и будем надеяться, что выходка ан Хорсена никак не отразится на вашем умственном здоровье.
   Злить высокопоставленного вампира не имело больше смысла. Я прекрасно понимала, кто он и кто следователь. Ан Хорсен ничего не мог сделать в этой ситуации, и ему не следовало забирать меня из камеры.
   Осторожно встала, стащила с себя плед, поправила спутанные волосы и, гордо вздернув подбородок, подошла к вампиру. Проходя мимо следователя, заметила, что ан Хорсен не может пошевелиться. Он аж покраснел от натуги и осознания того, что не может ни двинутся, ни сказать что-нибудь.
   Вампир самодовольно хмыкнул, взял меня за предплечье и, надев капюшон, вывел в коридор. Там мы пошли уже по знакомому маршруту, но почему-то не дошли до коридора, ведущего на нижние уровни, а свернули и, после двух коридоров и нескольких поворотов, стали подниматься наверх.
   - Разве мы не в камеры возвращаемся?
   - Ситуация изменилась, - снизошел до пояснения вампир, - сейчас вас допросят.
   - А...
   - Молчите!
   И я замолчала.
   Мы поднимались все выше и выше. По пути к нам присоединились еще с полдюжины храмовников. Одному из них глава храма пожаловался, что ан Хорсен умудрился вытащить меня из камеры, успокоить и даже чаем напоить.
   - Надеюсь, это не будет иметь последствий. - Пробасил в ответ храмовник. - И нам не придется держать ее там еще несколько дней.
   - Посмотрим, - судя по всему, вампир не был настроен оптимистично.
   Мы поднялись на самые верхние уровни Черного храма. Туда, где могли находиться только храмовники. Зашли в небольшую полутемную комнату без окон и мебели. Храмовники встали вокруг меня кругом. Тишина стояла подавляющая. Я же не знала, куда себя деть: грязная, вонючая, нечесаная, в рваном платье среди спокойно стоящих черных капюшонов.
   Стараюсь дышать ровно и глубоко. И не плакать. Скоро все это прекратится и я поеду домой. Только место для допроса странное. Ни стола, ни стула, ни пишущих принадлежностей. Ничего! Как же будет идти допрос?
   Дверь резко распахнулась и на пороге появился еще один храмовник в коричневом балахоне. Лицо, как у всех, скрыто капюшоном. Высокий, стройны. Но больше всего меня привлекли почему-то его ботинки: высокие из грубой толстой ткани на белой резиновой подошве, таким же носком и белыми шнурками.
   Все почтительно склонили головы, приветствую вошедшего. Тот придирчиво осмотрел меня и вынес приговор:
   - Она спокойна, - да и голос у него приятный. Бархатный такой, ласкающий.
   Коричневый капюшон явно обвиняюще посмотрел на вампира. Глава арадарского храма только плечами пожал. Мол, бывает.
   Меня еще раз придирчиво осмотрели.
   - Ладно, так справимся. - А затем мужчина приказал мне, - на колени!
   Знаю, мне следовало подчиниться и даже расслабиться. Ведь ментальный допрос - дело серьезное и сопротивление сделает только хуже, но... двери были так заманчиво открыты! Я прошмыгнула у храмовника под рукой, бросилась на выход, но меня схватили, скрутили, кинули на пол. Затем грубо поставили на колени. И время устремилось вспять!
   Вот последний успокаивающий разговор с ан Хорсеном и мои выматывающие душу кошмары в темной камере. Затем обидный арест и поход в детективное агентство. Мое летнее путешествие за травами. Первые, полные надежд и желаний, годы на Темной Стороне и болезненное прощание с учителем. Трудные напряженные годы ученичества и моя первая встреча с суровым, непримиримым лордом Кроу. Похороны отца и его изломанное, изувеченное пытками тело на белой простыне. Короткое детство и постоянные ссоры родителей. И даже первые родовые крики.
   Я вспомнила все!
   И всю мою жизнь просмотрел мужчина в коричневом балахоне. И он же произнес:
   - Не виновна.
   О, столько разочарования в этих словах!
   Меня отпустили и я повалилась на пол. Без сил, без эмоций, без надежд.
  
   Очнулась я на койке храмовой лечебницы. Тело нещадно ломило, голова трещала по швам. В общем, самочувствие мое оставляло желать лучшего, мне бы отдохнуть еще, а тут какой-то назойливый голос постоянно твердит, чтобы я открывала свои глазоньки, иначе хуже будет.
   Да, храмовые лекари натуральные изверги и садисты! Рану наживую шьют, зубы без обезболивания выдирают, при этом обсуждают между собой, кто в каком году помер, да в каких мучения. А после удивляются, почему народ к ним лечиться не ходит, больше травников выбирает, да на крайний случай к тем же ведьмам почку продавать идут.
   - Раз очнулась, пошла вон! - Раздался над моей головой брюзгливый голос. - Разлеглась тут, неженка.
   Застонав, с трудом разлепила веки. Крысиное лицо дежурного храмового лекаря "порадовало" меня сморщенным носом.
   - Воняешь, как гниющая скотобойня, - продолжил издеваться "добрый" и "участливый" лекарь. - Выпила и марш за дверь, - передо мной на тумбочке возник стакан с мутной жижей.
   Я бы пить не стала, но учуяла тонки аромат листьев пустынной цепни - растения применяющегося во всех тонизирующих зельях.
   Дрожащими руками взяла стакан и аккуратными маленькими глотками, щурясь от удовольствия, стала пить. Силы возвращались. Жаль эффект недолгий, но этого должно хватиться, что бы вернуться домой.
   На брюзжание целителя демонстративно не обращала внимания. В конце концов, чтобы зелье полностью подействовало должно пройти не менее десяти минут. А простыни здесь стирают храмовые прислужницы, но ни как не целители.
   Придя в себя окончательно, решила, что и правда задержалась здесь. И раз меня гонят, то все подозрения сняты?
   - Ты еще тут? - Завопил дежурный и я решила больше его не гневить.
   Осторожно выглянула за дверь. Никого. Ну, раз так, то я домой. А если что, то пусть с целителя спрашивают.
   Но сразу уйти все же не смогла. Ситуация непотная - меня же задержали по подозрению в связи с Серыми, да еще убийство, как оказалось, высокопоставленной вампирессы приплели. Обвинения с меня сняты? Или нет? Надо бы прояснить этот вопрос и бумагу официальную стребовать. Но это уже завтра.
   Голова кружилась, а над телом властвовала слабость. Я не спеша брела по коридорам Черного храма, с любопытством оглядываясь. Меньше всего это место напоминало святилище. Скорее простое административное здание с длинными полутемными узкими коридорами и многочисленными дверями с табличками. "Судебный департамент", "Земельное управление", "Комитет магического образования"... и даже Библиотека!
   А где же здесь боги живут?
   Этот вопрос остался для меня открытым. Точно знаю, что темные ходят в храм молиться, исповедаться, посвятить своих детей Тьме. А по праздникам и дары преподносят своим богам.
   Нет, светлым и в голову не пришло бы использовать святое место столь пошлым и примитивным образом.
   Лениво размышляя над этой странностью, я добрела до выхода из храма. Действие эликсира скоро должно закончиться и следовало поторопиться.
   Выйдя за ворота храма, столкнулась со следователем ан Хорсеном.
   - Уже отпустили? - Подивился мужчина. - Я как раз к тебе шел.
   - Ммм? - Я подняла голову, чтобы посмотреть в лицо собеседнику. Следователь выглядел уставшим и не выспавшимся.
   - Странно, что тебя так рано отпустили, - вдруг нахмурился ан Хорсен, - должны были до вечера на больничной койке продержать. Подожди, не уходи, - схватил он меня за руку, когда я, осторожно обойдя его, направилась в сторону дома. - Сейчас Олли последние бумажки дооформит и выйдет. Проклятье! Он же не знает, что тебя нет в палате.
   - Олли? - Слегка заплетающимся языком спросила.
   - Оллеан эрэ Миттэранн, детектив, которого ты наняла для расследования убийств.
   - А, этот бездельник!
   - От чего же бездельник? - Подивился мужчина. - Он все четыре дня, что ты сидела в камере, хлопотал как пчелка! Теперь весь город знает, что тебя огульно обвинили демоны знает в чем, подвергали страшным пыткам, а затем еще и с пристрастием допросили. И, конечно же, доказательств вины не нашли. В общем, всем предельно ясно объяснили, что вы невинная жертва обстоятельств.
   - Как объяснили? - Что-то мне кажется сомнительным, чтобы полувампир ходил по домам и рассказывал, что я не убийца, а жертва страшной несправедливости.
   - Чередой больших статей в вечернем выпуске городской газеты. Статьи собрали большое количество комментариев и откликов, ибо были написаны, как подобает: с шокирующими фактами и неожиданными обвинениями.
   - Преступника нашли? - тут же спросила, перебив полуоборутня.
   - Нет, - качнул он головой, чуть поморщившись. - Дело сейчас закрыто и уже передано в архив. Мое начальство, - тут мужчина замялся, проглотив явно ругательные слова, - посчитало, раз за тебя взялись храмовники, то дело можно считать раскрытым. Видишь ли, - ан Хорсен посмотрел куда-то поверх моей головы, - найдя рядом с трупами неопровержимые доказательства, было понятно, кто убийца, и копать глубже не видели смысла. Тебя хотели сразу схватить и упечь за решетку, но дело вел я. Обратив внимание на ряд странностей, решил не торопить события. И, как оказалось, был прав.
   - Спасибо, - я отчего-то смутилась. - И за поддержку в тюрьме тоже спасибо, - глянула мужчине в глаза и покраснела еще больше, а затем почему-то добавила, - Маркус.
   А что такого? Он же называет меня по имени да и на неформальное "ты" давно перешел. К тому же совместные трудности сближают...
   Однако ан Хорсен на звук своего имени как-то странно отреагировал: его зрачок вытянулся, став по-кошачьи вертикальным, ноздри раздулись, а сам он стал дышать глубоко и тяжело. Длилось все это не больше десяти секунд, после чего мужчина взял себя в руки.
   Потом случилось то, что напугало меня посильнее темной тюремной камеры. Ан Хорсен резко притянул меня к себе, так, что я уперлась ладонями в его грудь, схватил пальцами мой подбородок, заставляя меня посмотреть ему в лицо. И тихо и проникновенно произнес:
   - Больше никогда, слышишь меня, никогда не называй мужчин Темной Стороны по имени, если те не являются твоими ближайшими родственниками или мужем. Законы моей родины таковы, что назвав мужчину по имени - ты открыто заявляешь о своей симпатии ему и даже больше, приглашаешь его к себе в постель!
   - Что? - Испуганно выдохнула я.
   - Адалина, - раздраженно отозвался ан Хорсен, - ты четвертый год живешь на Темной Стороне. Пора бы уже выучить законы новой родины. И глаза! Не смей смотреть оборотню в глаза!
   Прикрыла веки. Про глаза я знала - господин ан Тьенэ по приезде в Темную Сторону первым делом мне все уши прожужжал на тему зрительного контакта. Тут половине народа в глаза смотреть нельзя. Здесь это чревато. Чаще всего вызовом на дуэль. Но как тут не смотреть, когда сильные пальцы удерживают мое лицо, заставляя глядеть глаза в глаза.
   Пока плохо усвоенные знания со скоростью спящей черепахи проползали в моем сознании, ан Хорсен времени зря не терял. Я почувствовала, что его лицо приблизилось к моему. Близко. Очень близко. Так близко, что я точно знала, что сейчас меня поцелуют. Я даже губы чуть вытянула в предвкушении, но... Ан Хорсен всего лишь проникновенно прошептал:
   - Сделаю вид, что не слышал, как ты назвала меня по имени. Но, Адалина, это только один раз. Впредь будь осмотрительнее.
   Затем меня отпустили и даже шаг сделали назад.
   - Извините, если помешал, - мрачно сказал эрэ Миттэранн, с не меньшей мрачностью рассматривая меня и ан Хорсена, кривя нос. Спохватился, всучил папку, которую сжимал в руках, следователю, после чего снял с себя легкую куртку и прикрыл тот срам, в котором я была одета.
   - У меня тут недалеко квартирка есть для клиентов, которым необходима дополнительная охрана. - Говорил в это время полувампир. - Маленькая, конечно, но на первое время сойдет. Там есть все необходимое, чтобы отдохнуть и привести себя в порядок. Мила тебе поможет, Адалина.
   - Во-первых, я не позволяла вам, господин эрэ Миттеранн, называть себя по имени и переходить в общении со мной на "ты", - осадила я мужчину, но куртку приняла и даже поуютнее в нее завернулась. Она пахла степными травами. Неожиданный выбор аромата для вампира. Да и для эльфа тоже. - Потрудитесь проявить вежливость! Вас, господин ан Хорсен, это тоже касается.
   Оба мужчины нахмурились, но спорить не стали.
   - И, во-вторых, у меня есть собственный дом. Большой и уютный. И именно туда я и отправляюсь!
   Резко развернулась и потопала вперед, не обращая внимания, что мужчины были явно не рады моему поведению.
   - Госпожа ан Тьенэ, - позвал детектив эрэ Миттеранн.
   - Что-то не так? - я чуть повернулась, приподняв бровь.
   Мужчины переглянулись и ничего не сказали. Оба были взъерошенные и... растерянные.
   Не стала вдаваться в подробности их странного поведения, а поторопилась домой. Пока шла мысленно хихикала над ан Хорсеном. Он явно не ожидал такого поворота событий и сейчас жалеет, что отпустил птичку, то есть меня. Так ему и надо! Нечего девушек обнадеживать, а затем давать задний ход на самом интересном. Хотя его можно понять - грязное, в неопределенных пятнах платье, провонявшее потом, нечистотами, подземной сыростью и слизью, которая впиталась не только в ткань, но и в кожу, волосы. Я и правда воняла, как гниющая скотобойня. Самой противно, а он полуоборотень. У них обоняние лучше человеческого в сотни раз. Следователю просто дурно сделалось и он нашел лучший выход из положения.
   Скосила глаза вправо, на полшага позади меня шагающего ан Хорсена. Высокий. Стройный. Красивый. Глаза только жуткие. Эрэ Миттеранн тоже неплох. Но я не представляю его рядом с собой. Он по природе своей вампир, но внешность у него эльфийская. А меня от них что-то воротит в последнее время.
   - Как служба? - вдруг спросил полувампир. Я вздрогнула, остановилась, оборачиваясь.
   - Вечером снова в патруль, - равнодушно бросил ан Хорсен.
   - Еще не восстановили в должности?
   - А некому восстанавливать, - пожал плечами полуоборотень. - Все начальство по шапке от храмовников получило. Головы полетели. Сейчас полная неразбериха в управлении. Если только недели через две, когда страсти поутихнут.
   - Я не понимаю, - с ужасом посмотрела на следователя. Или уже бывшего следователя. - Вас уволили?
   - Ну, что вы, госпожа ан Тьенэ, - промурлыкал ан Хорсен, отчего мне сделалось ужасно душно, жар опалил лицо, а перед глазами картина не случившегося поцелуя встала. - Всего лишь в должности понизили до главы одного из ночных патрулей.
   - Извините, - огорченно опустила голову. - Это все из-за меня.
   - Вовсе нет, - резко осадил меня мужчина. - Вы здесь ни при чем. Это я нарушил приказ и вытащил вас из камеры. Это я не повиновался главе арадарского храма. Не смейте винить себя ни в чем! Все образуется, госпожа ан Тьенэ.
   Поплелась дальше уже не так радостно. Может зря я так резко все ниточки оборвала? Красивый же мужик. И заботливый. А еще ему явно моя стряпня по душе пришлась. С другой стороны, и правильно сделала. А то ишь, как быстро на мою постель нацелился.
   До дома оставались считанные шаги, оставалось только за угол завернуть и я увижу свой милый дом. Слабость не давала о себе забыть. Проклятый допрос. Проклятые храмовники! Одно радует, что мои воспоминания просматривал настоящий профессионал. Не смотря на мое относительно спокойное состояние, ментальный допрос прошел отлично. Никаких побочных последствий в виде сумасшествия или выжженных мозгов. Слабость и головная боль не в счет.
   При ментальном допросе важно, чтобы допрашиваемый был максимально выведен из равновесия, чтобы отключились природные защитные механизмы от ментальной магии. Здесь подойдут любые эмоции и чувства, будь то жуткий страх, на грани паники, невменяемая истерика или припадок бешенства. Меня, чтобы довести до нужной кондиции, посадили в самую ужасную камеру. И хорошо, что ан Хорсен меня оттуда вытащил, иначе бы я умерла прямо там, не дождавшись храмовников.
   А вот и дом. Последние метры я просто ковыляла, едва не засыпая на ходу. Хорошо что, полуоборотень меня поддерживал под руку, а то свалилась бы и уснула прямо посреди дороги. Похоже, с помывкой придется подождать до вечера, когда хоть немного отосплюсь. Сейчас съем примитивный бутерброд из хлеба с майонезом и в кровать. Медленно подняла голову, открыла глаза - и сон как рукой сняло, и от усталости и следа не осталось, и даже головная боль исчезла.
   - Что это?! - В ужасе выдохнула я. - Да, как же это?!
   Я во все глаза смотрела на поваленный белый заборчик, выдранные с косяком двери, обрушившейся балкон. Дом разрушен, разграблен, осквернен. Жуткая надпись, сделанная красной краской с уродливыми подтеками на покрытой белой известкой стене, гласила: "Здесь живет зло".
   Вырвалась из рук ан Хорсена и побежала в дом. Мужчины не спешили за мной, они дошли до поваленного забора и о чем-то заговорили. Я же, протиснувшись в щель между проемом и дверью, оказалась внутри разрушенного магазина.
   Все сломано! Ни одной целой полки, ни одного целого шкафа. Прилавок повален, в столешнице три огромные дыры, как будто ее рубили топором. Под ногами хрустит стекло витрин, окон, пузырьков и флаконов. Некогда с любовью собранные травы превратились в труху, а выставленные на продажу мази, эликсиры и порошки разлиты, рассыпаны и втоптаны в пол десятками ног...
   Бросилась на жилую часть дома, в надежде, что погромщики не добрались туда.
   - Госпожа ан Тьенэ, - послышался с улицы голос детектива эрэ Миттеранн, - прошу покинуть дом. Там опасно!
   Пропустила его слова мимо ушей.
   Гостиная, кухня, смотровой кабинет - все разрушено. Начала подниматься на второй этаж по шаткой лестнице. На последней ступени лестница накренилась так, что я едва не полетела вниз. Совершив прыжок, оказалась в коридоре. И тут все разломано. Ни одной уцелевшей вещи. Даже нижнее белье разодрано.
   - Адалина, пожалуйста, спуститесь вниз, - потребовал ан Хорсен. - Не следовало вас туда пускать!
   Я подошла к окну и невидящим взором уставилась на мужчин.
   - Лестница сломалась, - едва слышно произнесла, думая над тем, что же я могла забыть.
   - Оставайтесь на месте, я принесу лестницу, - и полуоборотень отправился к соседнему дому.
   А до меня внезапно дошло. Ведь дом разумен! То есть система "Умный дом" - она и защитить должна была и починить все, что было разрушено.
   - Дом! - Заорала я. Эрэ Миттеранн внизу вздрогнул, уставившись на меня. - Дом!
   Но никто мне не ответил.
   - Должно быть, где-то лежит глушилка, - послышался с улицы голос полувампира. - Не беспокойтесь, Адалина, список участников погрома у меня есть, - он погладил свою папку и недобро улыбнулся, - вам возместят весь ущерб до последней медяжки!
   Тем временем, ан Хорсен принес длинную деревянную лестницу. Приладил ее к оконному проему и стал взбираться.
   - Не бойтесь, Адалина, я удержу вас, - мне протянули руку.
   Как спустилась - не помню. Что было после спуска - тоже. Только помню, что меня кто-то куда-то звал, затем успокаивал, потом уговаривал и даже приказывал. Через неопределенное время обнаружила себя рыдающей у крыльца дома ведьмы Маринки. Ведьма сложила холенные руки на груди и строго уставилась на меня. Я рыдала, размазывая слезы, сопли и слюни по лицу. Этого сердце суровой ведьмы не выдержало - она сложила брови домиком и сочувственно протянула:
   - Отпустили?
   - Ыыыыы!
   - Ну, заходи, - и передо мной открылась узорчатая дверь.
   Потопала внутрь, пытаясь взять себя в руки.
   - Я...эээ... Милу пришлю в помощь, - раздался за спиной неуверенный голос эрэ Миттеранн.
   Ведьма окинула детектива внимательным, оценивающим взглядом и милостиво кивнула:
   - Шли.
   Полувампир лучезарно улыбнулся Маринке и поторопился покинуть неблагоприятный район.
   Дверь с громким хлопком захлопнулась.
   - Так, сначала умойся, - приказала ведьма, - и выпей вот это.
   Она на минуту ушла во внутренние помещения, а вернувшись, всунула мне в руки стакан с горько пахнущей жидкостью.
   - Пей, пей. Не отрава!
   Выпила. На вкус настойка тоже оказалась горьковатой, но приносила с собой успокоение, чему я была несказанно рада.
   - А теперь раздевайся и в баню! - В меня полетело большое розовое полотенце.
   Дальше меня подвергали банным пыткам, истязали массажем, мучали маникюром и педикюром. И через четыре часа я, ароматно пахнущая кремами и маслами от кончиков волос до самых пяточек, маленькими глоточка пила вкуснейшую вишневую настойку в предбаннике ведьмы Маринки. Клонило в сон, но я упорно держала глаза открытыми. Уж очень интересный разговор шел между Маринкой и Милой, которую детектив все-таки прислал. И не просто так, а с одеждой для меня и вкусняшками для ведьмы. Говорили о мужчинах. О знакомых мне мужчинах.
   - Олли мой! - Злобно шипя, выплюнула Мила.
   Я даже вздрогнула от неожиданности. Такая милая, такая приветливая, всегда с улыбкой на полых алых губах - и вдруг такая агрессия!
   - Да кому нужен твой Олли? - Махнула рукой ведьма. - На мой взгляд, он чересчур смазливо-прекрасен. Я люблю мужчин с неким "уродством". Ну, там щетина, кривой нос от постоянных переломов, шрамы. Обязательно должны быть шрамы! - Маринка мечтательно закатила глаза. - Говорят у ан Хорсена они есть.
   - Эй, - очнулась я, - Маркус мой ухажер!
   - Маркус? - В один голос переспросили мои собеседницы.
   - У вас уже так далеко зашло? И когда только успели? - Ведьма была явно поражена.
   - Никуда мы не зашли, - залилась я краской, сообразив, про что подумали девушки. - Но, - сделала театральную паузу и шепотом продолжила, - мы почти поцеловались.
   - Почти? - Не поверила Маринка, затем недоверчиво на меня посмотрела, а я важно кивнула. - Как странно, - не унималась ведьма, - не похоже это на оборотня. Кошак теряет хватку.
   - Кошак? - Не поняла я и даже Мила с любопытством посмотрела на ведьму.
   - Забыла, как называется, но ан Хорсен оборачивается в крупного пустынного кота песочного цвета с темными пятнами по всему телу.
   - Гепард! - Признала я и стала слушать еще внимательнее.
   - Да именно в него. Гуляет по городу в полнолуние и страха совсем не ведает.
   - Но Марина, - я уловила в рассказе ведьмы несостыковку. - Ведь он "ан". Ан - человек. А ты заявляешь, что он в кота превращается!
   - Это какие-то внутриклановые разборки, - пожала та плечами. - Никто не думал, что у слабого полукровки появятся силы для оборота, но... все вышло так, как вышло. А он очень даже не плох, - ведьма мечтательно прищурилась, - возьму его себе!
   - Эй!
   Но мое возмущение было прервано безапелляционным:
   - А тебя, Ада, ждет светловолосый и светлоглазый маг!
   - Маг?
   - О чем вы? - Казалось, что Мила была само любопытство.
   - Я тут на досуге карты от нечего делать раскинула, - начала пояснять ведьма, - на суженного Ады...
   - Ты же говорила, что я сама решу, будет ли он мне мужем или нет, - моему возмущение не было предела.
   - Говорила, - кивнула та, - но время идет и будущее видится все яснее. Точно тебе говорю, мужем тебе будет этот высокопоставленный полукровка.
   - А...
   - Иди спать, Адалина, - приказала ведьма.
   Я захлопнула рот. А смысл разоряться? Раз Маринка решила молчать, то будет молчать. Из ведьминской вредности. Потом расспрошу или к другой гадалке схожу. Да, именно так.
   Встала, поправила простынь, в которую была завернута.
   - Давай провожу, - поднялась и ведьма. - Выпьешь одну мою фирменную настоечку - спать будешь как младенчик. А мы с Милой еще посидим. Научу ее как правильно мужика соблазнять. А то уже четвертый год эрэ Миттеранна обхаживает, а он даже не подозревает, что им интересуются!
   Глянула на Милу - та после слов ведьмы, покраснела как маков цвет, поправила косу, опустив глаза. Но затем ее лицо приобрело странно-собственническое выражение.
   Похоже, судьба полувампира была предрешена!
   - А у тебя есть свод законов, традиций и правил народов Темной Стороны? - Спросила, когда мы поднимались на второй этаж в спальню.
   - Есть. Зачем тебе? - И столько недоверия в голосе. Но затем ведьма очнулась, - спать, Адалина!
   - Я только гляну кое-что и спать. Честно.
   - Ну, хорошо, - вздохнула Маринка. - Сначала почитаешь, потом выпьешь зелье. Но, Ада, если через полчаса я поднимусь и ты не будешь спать, волью зелье силой! Тебе восстанавливаться надо.
   - Я раньше управлюсь! - Спать и правда очень хотелось, но любопытство было сильнее.
   Улеглась на мягкой пуховой перине, укрылась цветастым пледом и раскрыла огромную, на три тысячи страниц, книгу. Быстро просматривая оглавление, искала общие правила общения между расами. Ага! Пятьсот девятнадцатая страница.
   Вычитанная информация меня обрадовала и успокоила. Оказывается, что ничего страшного не происходит, когда кто-то называет кого-то по имени без разрешения. Такое может происходить в нескольких случаях:
   если кто-то хочет войти в личный круг общения, где участники пользуются безграничным доверием друг друга. Это члены семьи, близкие друзья и соратники. И любовники, разумеется.
   и, как это ни странно, между заклятыми врагами. Истоки такой традиции в книге не были написаны, но думается мне, это происходит, чтобы показать все свое неуважение и презрение к человеку.
   Все прочие при общении должны обращаться по фамилии или имени рода с обязательной приставкой, указывающей на расу.
   Но, самое главное, случайное или намеренное обращение по имени не означат начало постельных отношений. Нет, между оборотнями, особенно кошачьими, такое может быть и даже считается нормой, здесь Маркус ан Хорсен был бы в своем праве. Но дело в том, что я не оборотень, а человек, и это означает, что на меня распространяются общие правила поведения, а не традиции перевертышей.
   Вот у гномов, например, - старшее поколение свободно обращается к младшему на "ты" и по имени, тогда как младшее уважительно, только по фамилии.
   Вампиры между собой чаще обращаются по имени, но с чужаками - следуют общепринятым традициям.
   Сладко зевнула и положила книгу на прикроватную тумбочку. Взяла пузырек, оставленный Маринкой, с подозрением понюхала. Сразу поняла, что горькое. Состав по запаху определить не смогла, мне чудились и одуванчики, и валериана, и маки и даже одолень-трава.
   Храбро вылила зелье в рот, запив горечь водой. После плюхнулась на подушки и провалилась в сон. Снился лесной разнотравный луг, согреваемый жарким солнцем. Кругом тихо, слышны только песни цикад да шуршание травы, когда нежный ветерок казался верхушек цветов и листьев. Я иду по лугу, радуясь свету и теплу, но вдруг замечаю разрыв-траву. Вот удача! Это же чрезвычайно редкое растение! А чуть дальше вижу папоротник, да не простой, а цветущий! Едва не грохнулась на колени от неожиданности и потрясения. Тихий шорох справа в метре от меня. Быстро поворачиваюсь и вижу, как мандрагора вылезает из своей лунки и быстро убегает на своих ножках-корешках, с опаской косясь на лопатку в моей руке.
   - Э, нет, не убежишь! - Я подхватила юбки и помчалась за шустрым растением.
   Проснулась я от странных звуков и неприятных запахов. Принюхалась и поняла, что перегарное амбре исходит от валяющейся на полу ведьмы. Она же издавала протяжные стоны и невнятные ругательства. Спит. И хорошо! Встреча с ведьмой в дурном настроении - это не то, с чего я хотела бы начать новый день.
   Чувствовала себя просто отлично, тело было полно сил, да и приснившийся сон, где охотилась на мандрагору, оставил приятное послевкусие, которое не заглушало даже то, что все свое растительное сырье я потеряла.
   Поднявшись, быстро натянула платье, заправила постель. Ведьма на полу затихла. Бедняжечка! Решила перенести ее на кровать, а заодно растолкать и выспросить, где Мила. Если сама Маринка в таком виде то, что сделалось с помощницей детектива?
   Ведьма упорно не просыпалась! Ворочалась, отбивалась, ругалась, сыпала проклятьями, но спала. Кое-как сгрузила бесчувственное тело на кровать и, укрыв пледом, отправилась вниз, надеясь разжиться какой-нибудь едой. За окном маячила фигура детектива, но я решила, что позавтракать важней.
   Умылась и принялась за приготовление напитка от похмелья для ведьмы. Вчера она мне помогла и я обязана хоть как-то ей отплатить. После пожарила омлет, дюжину блинчиков, которые нафаршировала сыром и беконом, сделала парочку с малиновым вареньем, нарезала свежих овощей для салата, заварила кофе. Мммм, обожаю кофе со сливками!
   Поев, поднялась в спальню к ведьме с теплым уже антипохмелом. Снова попробовала растолкать ведьму - и на этот раз мне повезло, в глазах Маринки проскользнул разум.
   - Выпей, - я сунула под нос ведьме кружку, та сначала отворачивалась, но быстро сдалась и начала жадно пить, - осторожно. Ну вот, через час будешь как новенькая. Мила где?
   Ведьма не ответила, откинувшись на кровати.
   - Эй, Мила где? Не спи!
   - Изыди, ведьма, - прохрипела ведьма, пряча голову под подушку.
   - Сначала скажи, где Милу потеряла.
   - В тюрьме.
   - Что?! Маринка...
   Но ведьма уже спала крепким здоровым сном.
   - Проклятье, надеюсь, мне не придется краснеть сейчас перед эрэ Миттеранном.
   Спустилась вниз, прибралась. Часть завтрака, оставленного для ведьмы, поставила на горячую еще печку. Маринка проснется, перекусит теплыми блинчиками.
   Во дворе меня дожидался доведенный до предела Оллеан эрэ Миттеранн. При виде меня, его глаза яростно засветились.
   - Доброе утро, господин эрэ Миттеранн, - я само дружелюбие!
   - Какое утро, Адалина, обед уже прошел!
   Улыбнулась и пройдя мимо полувампира направилась к собственному дому.
   - Вы ничего не хотите объяснить? - Послышался гневный голос за спиной.
   - И что же я должна объяснить? - Вздернула бровь, поворачиваясь к детективу. - Послушайте, - немного подумала и сказала, - Оллеан, я спала почти восемнадцать часов и что в это время вытворяли Маринка с Милой мне не известно. Кстати, где она? Мила правда попала в тюрьму?
   При упоминании имени помощницы, лицо полувампира выразительно перекосилось. Но он быстро взял себя в руки, поравнялся со мной и мы пошли дальше.
   - Это хорошо, что мы на "ты" перешли, - внезапно заявил эрэ Миттеранн. Я запнулась от неожиданности и едва не грохнулась, но мужчина меня поддержал, после чего закончил, - ненавижу эти глупые условности!
   - А что с Милой? - Не унималась я. Новость о том, что мы перешли на "ты" пропустила мимо ушей. Да, если честно, так даже удобнее.
   - Мила, Мила, - проворчал Оллеан. - Да все с ней нормально. Маркус сдал ее отцу. Представляешь, - полувампир пылал возмущением, - ее отец заявил, что раз ведьмы испортили ему дочь, то я, как настоящий мужчина, просто обязан теперь на ней жениться!
   Я не хихикнула. Правда! Но сколько мне стоило усилий сохранить вежливое любопытство на лице!
   - А ты?
   - А я заявил, что раз ведьмы ее испортили, то пусть сами и женятся!
   - А батюшка Милы?
   - Миле было очень плохо и он поторопился увести ее домой, но заявил, что разговор не закончен.
   - А ты, что совсем против женитьбы? - Мне хотелось помочь Миле завоевать этого красавца.
   - Когда-нибудь придется, - мрачно буркнул полувампир. - Видишь ли, я строю карьеру, мне не до нежных чувств.
   - Мне кажется, что одно другому не мешает.
   - Тут много подводных камней, Ада, не все так просто. - Взгляд детектива устремился куда-то вдаль. И был он очень печальным, даже тоскливым.
   Не стала развивать эту тему, а попросила рассказать, что вытворяли ведьма с Милой. А они направились в орочий паб "Вымя единорога" (туда они пришли уже навеселе), напились свекольного самогона, танцевали на столах, хохотали как сумасшедшие, сквернословили, и под завязку стали приставать к посетителям. Орки народ сластолюбивый и никогда не отказываются от плотских утех, но от пьяных девиц бежали как от огня. Одна ведьма - и не понятно, что от нее ожидать. Сейчас она жаждет любви, а через мгновение мечтает о чьей-нибудь смерти. И обычно она получает желаемое!
   А вторая - сотрудница частного детективного агентства Оллеана эрэ Миттеранна, которого орки знают и уважают.
   Что сказать, повезло!
   - Представляешь, - уже вовсю жаловался мне Оллеан, - Мила в кого-то тайно влюблена! И эти две... эти две... девицы, - определился с мнением полувампир после некоторой заминки, - решили, что таким образом Мила сможет обратить его внимание на себя и даже заставить ревновать!
   "Ой, дурак! - Подумала я. - Ой, дурищи!"
   Так за разговорами и не спеша дошли до моего дома. Там меня ждала целая толпа народа. Гномы-строители, желающие приступить к ремонту дома. Храмовник в черном балахоне и с закрытым капюшоном лицом явно был недоволен моей задержкой. Представители совета гномов, которые, завидев нас, заговорили наперебой.
   - Тихо! - Скомандовал храмовник и все подчинились. - Госпожа ан Тьенэ подойдите к входной двери и приложите правую руку к косяку.
   Выполнила приказ. Храмовник подошел, возложил свою холеную белую длань на мою загорелую до черноты, буркнул пару слов и, не говоря больше ни слова, пошел прочь.
   И что это было?
   - Храмовники навели на дом защиту, когда погромщиков разогнали, - пояснил Оллеан, кивая на вход. - Туда могла зайти только хозяйка, то есть ты. Сейчас все в порядке. Обожди здесь.
   Детектив протиснулся между покосившейся дверью и косяком и скрылся в доме. Туда же и ремонтники, оттеснив меня в сторону.
   - Госпожа ан Тьенэ, - обратился ко мне господин ман Малмар, весьма уважаемый гном, заместитель главы совета гномов. - Не уделите ли несколько минут?
   - С удовольствием, - пришлось ответить и отойти в сторонку с гномом, хотя меня сейчас больше занимал дом и разрушения причиненные ему.
   - Адалина, - ман Малмар явно смущался и с трудом подбирал слова, - мы, жители гномьего сектора, приносим официальные извинения за причиненный ущерб. Дом мы тебе починим, мебель, посуду всякую дадим. Об этом не тревожься. Часть убытков тоже возместим деньгами али сырьем. Только просим, Адалина, милая, забери жалобу из храма!
   - Жалобу? - Не сразу отреагировала. Просто неожиданны были слова гнома. Гномы сами, абсолютно добровольно обдают деньги. И кому? Человеческой девушке!
   Не иначе как мир перевернулся!
   - Да твой пронырливый мальчишка, - гном кивнул на шагающего к нам эрэ Миттеранна, который держал в руке струнный железный шар, - всех перебаламутил! Заявление в храм написал о возмещении ущерба. И ни в какую слушать не желает, что мы и без суда обойдемся. Все оплатим и возместим. Мы законы знаем, Ада, и вину свою признаем.
   - Он не мой мальчишка! - Отчего-то покраснела. Гном в ответ хмыкнул и хитро глянул на меня. Еще больше покраснела. - Кхм, разберемся.
   - Смотри, что нашел, - Оллеан едва заметно кивнул гному и протянул мне свою странную находку.
   Металлический шар размером с небольшую тыкву. Абсолютно круглый и гладкий, без украшений, рисунков, за исключением клейма мастера, изготовившего этот непонятный предмет.
   - Глушилка, - пояснил детектив ничего непонимающей мне. - Предназначена глушить систему "Умный дом" и пить из нее энергию. Знаешь, чье это клеймо? Ты должна знать.
   - Это знак ман Таранов, - потрясенно выдохнул уважаемый гном.
   У меня потемнело в глазах. Ман Тараны значит?
   Дальнейшие события я наблюдала как бы со стороны. Из моего горла вырывался ужасающий рык, да такой, что ман Малмар испуганно отшатнулся и покатился кувырком по земле, а Оллеан, отпрыгнув от меня метров на пять, встал в боевую стойку и сжал в руке невесть откуда взявшуюся плетку. Затем я выдрала жердь из поваленного забора и, все также рыча, пошла бить врага номер один.
   На спину мне приземлился полувампир, повалил на землю, стараясь перехватить мой руки, которыми я царапалась, отбывалась и щипалась. Но сопротивлялась недолго. Пару раз куснула несчастного Оллеана и горько заплакала.
   - Все хорошо, милая. Все хорошо, - утешал меня побитый детектив.
   - С этим мы тоже разберемся, - заверил меня гном и прикрикнул на выскочивших из дома работников, - а вы чего встали? Живо за работу! Чтоб через три дня дом был как новенький!
   Строители вернулись к работе.
   - Ну, что такого страшного случилось? - продолжал утирать мне слезы Оллеан. - Расскажи.
   Но я в ответ замотала головой. Было ужасно больно от предательства гнома, которому я беспредельно доверяла и помогала, берясь за самые сложные заказы.
   - Пойдем, кофе попьем - и меня повели прочь от разрушенного дома.
   В кафе Оллеан рассказал, что за жалобу он накатал на гномов и людей. Оказывается, он успел составить список погромщиков. Не всех, конечно, но многих. И теперь планирует стрясти с них денег.
   - Понимаешь, Ада, необходимо, чтобы гномы оплатили тебе весь ущерб, а потом требовали свою долю с человеческого квартала, - пытался объяснить мне полувампир.
   - Зачем? - я отхлебнула ароматного кофе, окончательно успокаиваясь.
   - Если этого не сделать, ты никогда не получишь полной компенсации. Гномы народ честный и долю убытков тебе возместят. Тем более им выгодно иметь с тобой хорошие отношения. А человеки же... - полувампир скривился, - гнилые с самого рождения, трусливые, не упустят момент нажиться на чужом горе...
   - Кхм!
   - Это я не про тебя, - на меня уставились невинными глазами. - Во первых, чтобы стребовать с них денег, нужно найти конкретных людей, которые участвовали в погроме, доказать их вину, указать что и что сломал... Это не реально! Гномы в этом вопросе много проще - они всей общиной тебе ущерб возмещают, не глядя на то, кто виноват, а кто нет.
   - А как же гномы будут требовать деньги с людей в этой ситуации. Вряд ли они захотят получить столько проблем!
   - Ну, ты сравнила, - поразился Оллеан. - Ты - человеческая целительница, ничего из себя не представляющая, и целый гномий сектор в лице влиятельнейших и богатейший семей. Тут и разговор будет другим и суд другой.
   Пока дом ремонтировался, я жила на квартире эрэ Миттеранна, предназначенной для клиентов, которым необходима охрана. Крохотная однушка со всем необходимым для отдыха. Весьма уютная, но чувствовалась нехватка внимания - тумбочки и полки покрывал тонкий слой пыли, на полу валялись скомканные бумажки, обертки от конфет, пару книг пришлось вернуть на книжный стеллаж.
   Чтобы занять свободное время и отвлечься от грустных мыслей, ходила по лавкам и магазинам, покупала скатерти, салфетки, занавески. Да и одеждой необходимо было обзавестись. Компанию мне составила прощенная начальством, а потому допущенная до работы, Мила.
   Девушка была печальна и, казалось, что ее ничто не могло развеселить. Оллеан так и не понял, что именно его пытались заставить ревновать. Он просто отчитал Милу, как шестилетнюю девочку, разве, что в угол не поставил, и вынес предупреждение: если еще раз что-нибудь такое повторится, пусть ищет другую работу. У него РЕПУТАЦИЯ! А еще добавил, что не любит глупых истеричных баб и терпеть их не намерен.
   - Ну, а ты что хотела? - Удивленно приподняла я бровь и продолжила выговаривать. - Ваша выходка неприятно поразила всех! Как ты вообще додумалась послушаться Маринку? Она же ведьма!
   - Маринка хорошая.
   - Кто же спорит, - чуть улыбнулась я. - Но ведь ведьма. Ее освященная самой Тьмой обязанность сбивать людей с пути истинного и всячески пакостить. А ты?
   - Давай, ты не будешь читать мне мораль, - взмолилась Мила. - Я за последние дни и так нравоучений наслушалась на десять лет вперед!
   - А ты в следующий раз будь осмотрительнее! - Не смогла сдержаться и перевела тему, - как тебе эта блуза? - Я указала на манекен, одетый в блузку из шелка в узкую бело-голубую полоску с огромными воланами по пройме и на рукавах.
   Еще через несколько дней меня пригласили осмотреть отремонтированный дом. К нему я подходила на подрагивающих ногах. Почему-то очень нервничала, хотя понимала, что гномы ничего плохого не сделали.
   Первое, что я увидела, была надпись, оставленная неизвестным, "Здесь живет Зло". Я специально попросила ее не закрашивать, хоть гномы и порывались это сделать в первую очередь. Было в ней что-то, что открывало мне глаза на отношение ко мне окружающих.
   Правильно ведь говорят: "Что у трезвого на уме, то у пьяного на языке". Тут конечно сыграло не алкогольное опьянение, а опьянение яростью, мнимой безнаказанностью, ошибочным мнением, что они имеют право вершить суд.
   Соседи четко выразили сове мнение - я зло. Ну что ж, так тому и быть!
   - Идем, Адалинушка, - ман Тиман, старший гном-строитель, потянул меня внутрь дома.
   Внутреннее убранство поражало всякое воображение!
   - Ну, и как тебе? - Вопросил гном, довольно поглаживая свою бороду. - Мы очень старались!
   - А кто мебель поставлял? - В ужасе выдохнула я.
   - А что не так, Адалинушка? - Ман Тиман состряпал непонимающую физиономию.
   - Надеюсь, это не священный эльфийский дуб? - Требовательно уставилась на гнома.
   - Да что ты! - Возмутились в ответ. - Это все лак. Хорошего качества, причем! Он еще не до конца впитался, но через два-три года, мебель невозможно будет отличить от оригинала. Не понимаю твоего недовольства, это же последний писк моды! Даже самые богатые семейства не гнушаются заказывать... эээ... копии мебели из "эльфийского дуба"! А ты...
   - Это очень дорого, - смутилась я. - Не стоило.
   - А, ерунда. - Отмахнулся гном.
   А я же продолжила осмотр. Массивная, помпезная, иначе и не скажешь, мебель на вычурных резных ножках: шкафы с завитками и гирляндами цветов, обильно декорированные тумбочки, кресла обитые синим бархатом, а прилавок - настоящее произведение искусства. Казалось, что вырезанные птицы готовы вспорхнуть с цветов и веточек при малейшем шуме.
   Хорошо, что золото, покрывающие ручки, ненастоящее, да и драгоценные камни не природные, а искусственные.
   Поторопилась осмотреть другие помещения. Везде все та же мебель, все тот же стиль. От этой роскоши даже в глазах рябить начало.
   Последней комнатой, которую осмотрела, была спальня. Я в ужасе глядела на кроватного монстра, где вольготно могло разместиться шесть меня и еще место бы осталось. Комната была увеличена за счет соседней спальни для гостей. Ну, еще бы! Такая мебель требует простора. Прикроватные резные тумбочки, роскошное трюмо, величественный шкаф.
   Спальный гарнитур незримо отличался от мебели в других комнатах. Не выдержав, прикоснулась к нежной ткани светло-кремового балдахина. "Сильфовый шелк", - промелькнула у меня мысль, но я быстро ее отогнала. Дальше касание в столбику и мой восторженный "Ах!"
   Я отчетливо хорошо помню эти ощущения. Когда-то давно, когда учитель обучал меня искусству общения с травами и деревьями, он привел меня в дом одной знатной дамы. У этой дамы был спальный гарнитур, сделанный из священного эльфийского дуба. Мне было приказано прикоснуться к мебели и описать свои ощущения. Я прикоснулась к дверце шкафа, но ничего произнести не смогла - меня, как и сейчас, поглотила волна света, тепла, счастья.
   Эльфийских дуб поистине волшебное дерево. Его древесина одинаково полезна как для создания оружия, так и для изготовления мебели. А всякого рода обереги не требовали дополнительного вливания магии или зачаровывания - они были действенны сами по себе.
   А еще эльфийский дуб - тотемное дерево правящей семьи эльфов и его рубка запрещена, не говоря уж о том, чтобы использовать священную древесину столь пошлым образом, как изготовление мебели. Кстати, продажа такой мебели тоже запрещена и весьма сурово карается.
   Нет, спальный гарнитур не подделка, то есть не копия, а самый настоящий оригинал.
   - Мебель в спальне, - сурово произнесла, сложа руки на груди и требовательно глядя на гнома.
   - Что не так, Адалинушка? - Деланно удивился ман Тиман.
   - Это контрабанда! - Припечатала я. - Вы нарушаете закон, уважаемый мастер, и меня под темные своды храма подводите.
   - Да это все лак, Адалинушка, - продолжал твердить гном, но его оборвала.
   - Хорошо, - кивнула ему, - но если ко мне придут храмовники и эльфы, я сразу же вас сдам!
   - Да в том то и дело, что не придут! - Радостно воскликнул ман Тиман и побагровел от ужаса, поняв, что сказал.
   Я скептически приподняла бровь.
   - Через пару лет, как найдем покупателя, мы заберем гарнитур, а тебе точную копию поставим.
   - Ай-ай-ай, мастер, - только и покачала я головой.
   Распрощавшись с гномом, снова поднялась в спальню. Не удержавшись, прикоснулась к столбику кровати. Ну, что ж крепкий, здоровый сон мне обеспечен.
   - Я буду заботиться о тебе, - прошептала едва слышно. А еще подумала, что такую кровать надо застилать благородным шелком или изысканным атласом, но никак не банальным хлопчиком. Придется разориться на новые простыни.
   Жизнь потихоньку налаживалась. Двойную радость принесло то, что тайник на втором этаже оказался нетронут. Понимаю, почему погромщики его не нашли - все-таки раньше здесь жил гном, а они свои тайники надежно прячут. Но вот почему строители его не обнаружили? А может и обнаружили, просто не сочли нужным мне об этом сказать.
   Охранные чары тайника не были нарушены, условия хранения оставались прежними. С самыми дорогими и редкими растениями все было в порядке. Но этого запаса было мало, чтобы снова открыть аптеку. Требовалось закупить ту же ромашку и другие травы. Брать сырье, собранное чужими руками, не хотелось. Но что было делать?
   Еще приходил господин ман Таран. Наверное, просить прощения, но я его даже слушать не стала. Прогнала. Сердце от предательства еще болело, и я была не готова выслушать и простить.
   Потом состоялся сложный разговор с Микой. Мальчишка пришел поинтересоваться, как у меня дела. Я пригласила его в дом и даже чаем угостила. Но после выговорила ему все, что о нем думала.
   Прав был мастер ман Таран, говоря, что я с Микой еще наплачусь. Ох, прав!
   - Ты единственный знал, что я дочь Серого мага. Только тебе я рассказала в каких мучениях погиб мой отец. И только ты мог сдать меня храмовникам!
   - Это не так, - пытался оправдаться парень.
   - Не так? Или ты думаешь, что я каждому первому открываю столь неприятную правду о себе? Я ведь тебя тогда поддержать хотела. Когда ты выл у меня в ногах, прося спасти сестру. И я помогла тебе! Не только лечением и лекарствами, но морально поддержала. Ты клялся никому не говорить, Мика. И что же вышло?
   Парень опустил голову, красный, как рак. Молчал.
   - Ты предатель, - продолжила, а парень от этих слов вздрогнул. - Иначе это никак не назовешь. А теперь покинь мой дом и не приходи сюда. Я больше не буду тебе помогать. По крайней мере, бесплатно.
   Мика ушел, шепча чуть слышно, что анонимку в Черный храм послал вовсе не он. Мне было все равно.
   Через пару дней после переезда в обновленный дом, ко мне пришел Оллеан с тревожными новостями. Нашли еще один труп. Алиша сээн Наили была отравлена заживляющей мазью, что было крайне странно. У оборотней невероятный нюх и яд она должна была почуять сразу.
   - Никому ничего не продавай! - Сурово потребовал полувампир.
   - Да мне и нечего!
   - Нечего? А кто из столицы ждет посылку с травами, а? Я серьезно, Адалина.
   - Хорошо, не буду. Но кому потребовалось продолжать травить моих клиентов? Ведь все знают, что я невиновна!
   - Тут что-то определенное сложно сказать, - протянул Оллеан. - Может быть, он не в курсе, что тебя оправдали. Хотя это вряд ли и очень странно. А что весьма правдоподобно - средство было отравлено еще до того, как тебя арестовали и допросили. Проклятье, - детектив задумчиво нахмурился, - жертв может быть еще больше. Гораздо больше!
   - Хоть конфискуй все мои снадобья, - встревожено произнесла я. Перспектива увеличения жертв была малоприятной.
   Оллеан от моих слов аж подпрыгнул. Его темные глаза загорелись азартом.
   - Это отличная идея. - Воскликнул он. - Несколько абсурдна, но храм нас поддержит. Ладно, я побежал. А ты не смей никому ничего продавать! И по городу без сопровождения не гуляй! Гномы второго погрома не допустят, но одной тебе лучше из дома не выходить. Пока!
   И детектив убежал, а я пораженная осталась у калитки собственного дома.
   Вот зачем он меня запугивает? Хоть его слова и не лишены логики, но вряд ли кто решится на самосуд. Насудились уже!
   - Опять же, трава в палисаднике растет, снова косить нужно, - пробурчала я себе под нос, входя в дом. - И заняться экспериментами давно хотела. Вот и время появилось!
  

Глава 4.

   Я все-таки поддалась на уговоры гномов и забрала из храма заявление о возмещении ущерба. Тем более что они мне его полностью возместили. Дом отремонтировали, мебель поставили и даже посуду дали. Конечно же, всего утраченного мне не вернуть, те же журналы по медицине, которые я выписывала из столичного университета, восстановлению не подлежали, другие книги и мои записи тоже. Но и это при желании и достаточных денежных средствах можно вернуть.
   Вот последних как раз у меня и не было, и я планировала "нажиться" на погромщиках с человеческого квартала. Оллеан назвал эту затею сумасшествием и отказался представлять мои интересы в суде, но все материалы по этому делу передал. Теперь меня ждало судебное разбирательство, и я надеялась получить не только материальный ущерб, но и моральный.
   Занималась восстановлением своих запасов снадобий. Не на продажу, а для себя. От болезней, ушибов и просто головной боли никто не застрахован! Поэтому, получив посылку из столичных аптек, где заказала самые необходимые травы, я аккуратно, со всем тщанием колдовала над котелком.
   А сегодня полдня потратила на посадку жутко вредного и чрезмерно чувствительного ко всяким рода эманациям, магическим в первую очередь, цветка. Сельерра синегривая может улавливать отголоски любой магии и ими же питаться. Исключение составляет только некромантия, которая быстро и безжалостно убивает растение.
   Сейчас я сидела на свежевскопанной грядочке и осторожно подсыпала землю под корешки, попутно отмахиваясь от наглых усиков, которые Сельерра постоянно тянула к моим рукам в надежде получить еще порцию живительной магии.
   - Ну, красавица моя, не жадничай, а то плохо будет! - терпеливо уговаривала я растение, взращенное из мелкого сморщенного зернышка и превратившееся в довольно крупный, с полметра высоту, куст. - Смотри, уже листики пятнышками покрываться начали. Ну, прекрати, прекрати.
   Встала, отряхнув юбку, отмахнувшись от настырных усиков, взялась на лейку, чтобы полить цветок, и заметила троицу храмовников, остановившихся у калитки.
   "Может мне им крем от грибка продать? И как они в такой обуви по жаре ходят? - промелькнула у меня глупая мысль. - Интересно, у вампиров бывает грибок ногтей?"
   Двоих из тройки я узнала. Судя по тяжелым кожаным ботинкам на толстой рельефной подошве, меня посетил сам глава Арадарского храма, Высокий лорд Лайам Мей эрэ Арр'Лакрима. Рядом с ним стоял храмовник в коричневом балахоне и в странных высоких ботинках из толстой грубой ткани на белой резиновой подошве, таким же носком и белыми же шнурками.
   Я нервно сглотнула. Тот тип, который меня допрашивал!
   Пока рассеянно разглядывала троицу, коричневый балахон решительно отпер засов на калитке и вошел на мою территорию. Я запаниковала. У меня тут цветок, из-за которого я не спала две ночи, которое было выращено исключительно на моей живительной магии, и медленно приближающийся темный маг, который недавно колдовал. Его тяжелую темную ауру даже я ощущала, что уж говорить о растении. Мой цветочек просто не сможет выдержать разницу потенциалов и сдохнет!
   - Не подходите энергетически неблагополучный мужчина! - Выпалила и вытянула руку в предостерегающем жесте.
   Коричневый балахон резко остановился. Я же закусила губу.
   Нарушила все мыслимые и немыслимые традиции!
   Правила этикета гласят, что никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя первым заговаривать с храмовником. Это правило касается даже Высоких лордов, которые сродни слугам, должны уступать храмовнику дорогу, смиренно опустив глаза в пол. Служитель Тьмы сам решит удостоить тебя разговором или пройти мило.
   Дальше меня ждало еще одно потрясение. Храмовник, который должен был оскорбиться, после нескольких мгновений раздумья, снял капюшон. Это явный знак хорошего расположения и желания начать разговор.
   - Ой, - прикрыла я глаза, - урод.
   От калитки послышались смешки и ехидное фырканье. Обладатель коричневого балахона обернулся и все стихло.
   Я что это вслух сказала?!
   О Тьма, забери мою душу!
   - Госпожа ан Тьенэ, - обратился ко мне "красавчик". Голос его был глубоким, чарующим и совсем не соотносился с той внешностью, которой он обладал.
   Огромная массивная голова с маленьким узким лбом, как у орка. Широкие густые сросшиеся на переносице черные брови, как у оборотней. По-эльфийски раскосые темные глаза. Впалые щеки с ярко выраженными скулами, как у вампира. Нос плоский с узкими длинными ноздрями, как у нагов. Нижняя челюсть чуть выпирает вперед, как у василисков. Рот большой, но губы такие узкие, что их практически не видно. И только волосы, длинные густые белоснежные, выбиваются из общей картины. Судя по нереальной сияющей белизне, они достались ему от драконов.
   - Госпожа ан Тьенэ, - второй раз окликнули красную, закрывшую лицо руками от смущения и стыда меня. - Мне нужно с вами поговорить. Пройдемте в дом.
   Судя по голосу, мужчина не был обижен или оскорблен. Скорее в тоне проскальзывали веселые нотки. Я приоткрыла один глаз. Узрела довольную и хитрую физиономию и удивленно кивнула.
   Взяв под руку, меня повели к крыльцу. Сельерра синегривая, которая при приближении храмовника, вытянула к нему на встречу свои любопытные усики, обижено скрутила их и спрятала под листики. Надо будет потом посмотреть ее.
   - Госпожа ан Тьенэ, - окликнул меня глава Арадарского храма, когда мы с "красавчиком" стояли у входной двери и я лихорадочно шарила по карманам в поисках ключа. Оглянулась на говорящего, - мой вам совет - будьте осторожны в словах при общении с орками.
   - Э... Благодарю, - кивнула вампиру и не удержавшись спросила мужчину стоявшего рядом со мной и терпеливо ждавшего пока я вспомню, что дверь не запирала, - а вы орк?
   Мужчина скривил нос, недобро посмотрел на лорда эрэ Арр'Лакрима и коротко кивнул. Мы вошли в дом.
   Проводила храмовника на кухню. Тот, пока шли, с потрясением оглядывал обстановку. Ну да, она и меня, хозяйку дома, в немое недоумение вводит, что уж говорить о гостях.
   Кстати о госте. Он был высок, строен, статен. Передвигался плавно, бесшумно. В нем ощущалась тщательно контролируемая и скрытая о посторонних глаз сила, способная в одно мгновение уничтожить врага.
   Опасный тип. Не только в плане физической мощи, но и в безграничных возможностях влияния на людей.
   - Чаю? - предложила я, как гостеприимная хозяйка.
   - Не откажусь, - улыбнулись мне.
   Я отвернулась к плите, а гость продолжил осмотр.
   - Это тебе гномы так удружили? - он обвел рукой видимое пространство.
   - Это все лак! - Зачем-то стала оправдываться, но быстро пришла в себя, - когда мы успели перейти на "ты"?
   Мужчина иронично приподнял бровь, а затем выдал:
   - Не вижу смысла разводить политесы с женщиной, с которой сегодня лягу в постель.
   Чашка, которую я доставала в этот момент из шкафа, выскользнула из рук. Я попыталась ее поймать, но проклятая посудина отпрыгнула от ладони и полетела вниз. Спас мой чайный сервиз храмовник, с легкостью перехватив летающую посудину у пола и водрузив ее на стол.
   Не помня себя, смотрела на все это, а в голове крутилась мысль, что передо мной стоит высокопоставленный светловолосый маг-полукровка. Мир померк и я повалилась в обморок.
   Пришла в себя сидя на коленях у храмовника, который осторожно похлопывал меня по щекам.
   - Как ты? - Поинтересовался он.
   Я же глянула ему в глаза и расслабилась, даже улыбнулась. Глаза были черными. Как ночь. Как сама Тьма!
   - Ты ведешь себя крайне странно, - мужчина поднялся и пересадил меня на соседний стул. - Не пойми с чего впадаешь в панику и твое сердце начинает бешено колотится, отчего ты теряешь сознание. А через несколько минут ты расслабляешься, как будто страшная кара тебя миновала, и даже улыбаешься счастливо.
   Я же, еще раз лучезарно улыбнувшись солнышку за окном, решила прояснить ситуацию:
   - Во-первых, как ваше имя, темный брат, - обратилась к нему официально. Вроде бы так правильно надо обращаться, когда не знаешь имя храмовника, а нужда заставляет. - И во-вторых, с чего вы взяли, что я лягу с вами в постель!
   - Во-первых, - шутливо начал отвечать мужчина, подражая мне, - мое имя Райан ан'э Алдагон И'Эллиэри Тхэнн. Я, как ты можешь догадаться, Глава Темной церкви и ко мне следует обращаться не иначе как Темнейший Владыка.
   В глазах снова потемнело. Я крыла принца и наследника Темного престола уродом! Учитель, спаси меня!
   - А что касается второго, то я орк и ты назвала меня уродом.
   - Поясните, пожалуйста.
   Темнейший Владыка удивленно хлопнул ресницами.
   - Только не говори, что ты не знаешь! Нет, этого не может быть! Но про это даже дети знают!
   Да, все знают, включая детей. Но я не местная и в обычаях орков не разбираюсь.
   - Назвать орка "уродом" значит признаться ему в желании переспать с ним. Это открытое приглашение в постель! - со всей свойственной оркам безжалостностью пояснили мне.
   - Но я ничего такого не хотела! - Вскричала в ответ. - Я просто констатировала факт!
   Ой, что я несу?
   - Это не имеет значения, милашка, - орк весело улыбнулся, - непристойное предложение было произнесено и знаешь, что? Я принимаю его!
   При этих словах он сорвал со своего левого запястья кожаный браслет и одел на мою руку.
   - Вот так. Теперь тебе некуда деться!
   - Я никогда не буду с вами спать! - Запаниковала я. Вскочила, содрав с руки подарок и швырнув на стол, бросилась к разделочному столу, где стояла подставка с ножами. Схватив один из них, заорала, - убирайтесь из моего дома!
   Мужчина скептически приподнял бровь.
   - На твоем месте я бы не стал так размахивать острым предметом. Порежешься еще.
   - Если у тебя проблемы с женщинами, то не нужно решать их за мой счет! Убирайся! - Не помня себя, вопила я еще больше размахивая ножом.
   После этого случилось странное: нож вылетел из руки, меня приподняло над полом, а через мгновение я оказалась прижатой к стене сильным мощным телом храмовника.
   - Глупая, невоспитанная, необразованная девчонка! - Прошипел мужчина. - Слушай меня внимательно. У меня не было и нет проблем с женщинами... Да что с тобой говорить!
   Меня отпустили. Храмовник отошел к окну, сцепив руки за спиной. Я же медленно приходила в себя. Что за позорную истерику я устроила?
   - Нам нужно серьезно поговорить и дело не касается постели. Сейчас тебе лучше успокоиться, поэтому я приду к ужину.
   На этом мужчина покинул мой.
   Проревела два часа к ряду.
   Время вечернего чая совпало с приходом Маркуса ан Хорсена, восстановленного на должности главы криминалистического отдела Арадары. В руках следователь держал небольшой букетик полевых цветов и коробку шоколадных конфет. Увидев меня, стоящую в проходе между магазином и жилой частью дома, с распущенными волосами и красными от слез глазами, сложил брови домиком и сочувственно произнес, осторожно обнимая меня:
   - Адалина, что случилось? Тебя кто-то обидел?
   - Ах, Маркус, - снова заплакала я, - ты не представляешь, в какую чудовищно неприятную ситуацию я попала. Это просто ужасно!
   - Давай присядем и ты расскажешь все по порядку.
   Мы прошли на кухню. Меня усадили на стул и, пока я успокаивалась, Маркус приготовил нам обоим чай. Глотая обжигающе горячий напиток, окончательно пришла в себя и в подробностях поведала о наглом храмовнике.
   - Ох, Ада, как же ты так неосторожно!
   В ответ только шмыгнула носом.
   - И что мне сейчас делать?
   - Орки народ любвеобильный, - издалека начал Маркус. - Орчанки созревают рано и у них не в чести хранить девственность до брака. Вообще у них девственность считается неким позорным клеймом - если девушка не избавилась от нее до восемнадцати лет, то ее и замуж никто не возьмет. Раз никто ее не захотел сейчас, то и потом она никому не будет интересна. Поэтому орчанки с четырнадцати лет всеми силами стараются избавиться от девственности. Это первое. Дальше, слово "урод" у орков имеет иной смысл, нежели у других народов. У нас это слово - оскорбление, у орков - означает ребенка, родившегося первым у рода. Урод - первенец. Понимаешь?
   Я медленно кивнула, хотя совсем не понимала, к чему он мне все это рассказывает.
   - К чему я это все говорю? У орков есть национальный праздник Хуш'кова - недельный праздник разврата, когда юная орчанка может попросить любого орка, невзирая на его положение и состояние, лишить ее девственности. То есть орчанка из бедной семьи ремесленников может потребовать переспать с ней сильнейшего воина, главу клана. В эти дни особой популярностью пользуются уроды - старшие сыновья рода.
   - Почему? - едва слышно спросила.
   - Это реальный шанс улучшить свое благосостояние или даже круто изменить свою жизнь. Орки страстные любовники. И они не только на ласки щедры, но и на подарки. Дорогие подарки, продав который можно жить, не работая пару лет. А некоторые счастливицы, которым удалось забеременеть, входили в род богатого отца ребенка. Нередки случаи, когда таких орчанок брали в жены - орки ценят плодовитость. Короче, отсюда и пошел обычай - если назвать орка уродом, то ты признаешься ему в своем желании переспать с ним. Причем переспать без всяких обязательств!
   - Ой, мамочки! - Глаза снова налились слезами.
   - Не плачь, милая, - меня притянули к груди, нежно обняли и поцеловали в макушку.
   - Но если... я ведь, - у меня возникла идея и я с надеждой посмотрела в глаза Маркусу, - я ведь не орчанка, а человек. И у нас другие... эээ... обычаи в отношении этого слова! Он просто неверно меня понял!
   - Боюсь тебя разочаровать, но орки давно доказали право на понимание окружающими этого термина именно так, как они считают правильным.
   - А если я ему просто откажу?
   Маркус пожал плечами.
   - Это может сработать. Но... у орков насилие над женщиной не в чести, но если женщина, предложив себя, вдруг дала задних ход, то орк может воспользоваться силой, чтобы получить свое. Ада, не плачь. Он не будет тебя насиловать!
   - Ыыыыыы...
   - Ада, послушай меня, - Маркус обнял мое лицо ладонями, осторожно вытирая слезы со щек. - Он не будет тебя насиловать. Принц Райан, конечно, орочьих кровей и ему присущи многие черты этого народа. Но он сын своего рода. Рода, в котором столько намешано крови, столько традиций разных народов, что... Знаешь, ведь его бабушка чистокровная сильфа!
   - Как это? - Выдохнула я.
   - А вот так! Принц Ллойд влюбился в духа воздуха, она ответила ему взаимностью и у них родилась очаровательная наследница - принцесса Каллира, полусильфа-полу... да демоны их знает полукто, в императорской семье столько крови намешано, что их расу трудно определить. Так вот, это коронованная красавица внезапно для всех влюбилась в орка. Да не в простого, а главу крупнейшего и сильнейшего клана. Об этой паре у нас менестрели песни слагают. Легенда гласит, что по приказу принцессы орка похитили из его дома, а потом предложили либо женись на Каллире, либо... женись на Каллире. Иного не будет. Рагдэш э'сэ Тхэнн, так зовут папеньку нашего Темнейшего Владыки, подумал и женился на Каллире.
   - Вот стерва! И не подумаешь, что нежное и трепетное существо.
   - Влюбленная женщина пойдет на все, чтобы обрести счастье с любимым. А уж если она еще и принцесса...
   - Но что мне делать. Я не хочу с ним... с ним...
   - Ада, не плачь, - уже в который раз попросил меня Маркус. - Он не будет тебя ни к чему принуждать. Я в этом более чем уверен. Скорее всего, он воспользуется этой ситуацией, чтобы склонить тебя к сотрудничеству. Он ведь поговорить приходил. Не сказал для чего?
   - Нет, - шмыгнула я носом. - Случилась эта глупая ситуация. Он сказал, что придет к ужину, - я мельком глянула на часы. - Ой, уже скоро, а еще ничего не готово.
   - Ада! - Закатил к потолку глаза Маркус.
   - Но не ходить же мне голодной! - Встала, оправила юбку и чуть хрипловатым от пережитого ужаса голосом произнесла, - раз ты так уверен, что насилия не будет, то я тебе поверю. Сам-то зачем пришел?
   - Просто так, - улыбнулся полуоборотень. - Я что не могу прийти в гости к красивой девушке?
   В ответ залилась краской. Очень приятно внимание такого красивого и уверенного мужчины, но я точно знала, что он ко мне не просто так пришел. Приподняла бровь, ожидая полного и развернутого ответа.
   И Маркус меня не разочаровал. С его лица сошла вся напускная веселость, глаза превратились в две острые льдинки, внимательно оглядывающие пространство и в одно мгновение замечающие все странности.
   - Расскажи мне о Микаэле ан Моррэ.
   - А что Мика натворил? - без особого интереса поинтересовалась, занявшись приготовлением ужина.
   - Есть основания полагать, что он замешан в убийствах. Хочу поплотнее им заняться.
   - Как так?! - Я резко развернулась, отчего нож едва не вылетел из моей ладони, его вовремя удалось перехватить.
   - Осторожней, Ада! Присядь, пожалуйста, давай поговорим. Как вы познакомились?
   Я в смятении присела на стул. Взяла кружку с давно остывшим чаем, вернула на стол.
   - Он сказал, что нашел постоянный источник заработка. Сосем недавно это было. А как познакомились... - я пожала плечами. - Почти два года назад. Он некоторое время крутился около моего магазина. Сразу заподозрила, что что-то украсть хочет. Так и случилось - поймала его за руку, хотела в полицию отвести, но Мика сказал, что лекарства ему нужны для больной сестры. Просил меня осмотреть ее.
   - И ты пошла?
   - Разумеется, - чуть удивилась я. - Сестра была, и она болела. Несчастная девочка. Там страшная история приключилась - Юния попала под копыта коня. То ли стражники куда-то спешили, то ли путешественник какой по городу мчал. Как результат, переломаны обе ноги, разбита голова, позвоночник поврежден.
   - Сейчас она как? - Быстро спросил Маркус, тщательно записывая мои слова.
   - Лежит парализованная. Если бы меня сразу позвали, я бы ее на ноги поставила - свежие раны лечить проще и эффективнее, а так Юния почти месяц мучилась. Если бы ее эльфам показать... да где столько денег взять?
   - Понятно, - опустил глаза следователь. - И так ты подлечила девочку и взяла шествие над Микой. А где их родители?
   - Матери у них нет, умерла давно. А отец - пьяница. Он и рад был избавиться от обузы в лице собственного ребенка, да только я вмешалась. Никогда не было столь сложных пациентов... точнее были, но я самостоятельно ими никогда не занималась. Все под руководством учителя... Очень боязно было браться за Юнию, но я справилась - ноги выправила, сотрясение мозга вылечила. Но позвоночник...
   Я покачала головой, как бы говоря, что там все безнадежно.
   - Я так понимаю, что именно тогда ты рассказала Микаэлю об отце и Серых магах.
   Просто кивнула в ответ. Не хотелось даже вспоминать, к чему привела моя неосторожная откровенность.
   - Мика сказал, что не он отправил анонимку в полицию.
   - Правду сказал, - мельком глянул на меня Маркус. - Это сделал лорд Турлиан дель Ланриэль. Он купил у Мики эту информацию и решил воспользоваться случаем.
   - Вот сволочь!
   Встала, подошла к разделочному столу и начала шинковать огурцы для салата. Со злости выходили крупные неровные куски.
   - Согласен, - напряженно ответил Маркус и продолжил. - У нас Оллеаном есть предположение, что он не только твоими личными секретами приторговывал, но и, так сказать, коммерческими.
   - Что?!
   - Он ведь знал, кто твои клиенты, что они покупали и когда. Он даже приносил часть заказов, подрабатывая у тебя курьером. Он был в курсе всех твоих дел.
   Я остановилась, не дорезав помидор, нахмурилась, размышляя над словами следователи, и была вынуждена не согласиться.
   - Он не мог подмешивать яд в снадобья и мази. Для этого нужны знания алхимика и травоведа, чтобы добавить яд так, что даже оборотень не учуял.
   - Все так, - кивнул Маркус, - и из этого следует, что у него был сообщник, который владеет необходимыми знаниями, а чтобы вскрыть посылку и подменить один флакон на другой, особых знаний не нужно.
   - Так ты думаешь это он?
   - Это одна из рабочих версий. Оллеан сейчас проверяет твоих клиентов - берет пробу зелья для анализа, выспрашивает, кто доставил. Троим заказ относил Мика, двое забрали из твоих рук. Яда ни в одном нет. Но, Ада... мы всем рекомендует воздержаться от использования средств, невзирая на отсутствия в них яда. Сама понимаешь, риск есть. И огромный. Сээн Наили неоднократно пользовалась обезболивающей мазью твоего производства, но и ее отравили, казалось бы, безопасным проверенным средством.
   Я огорченно вернулась к шинковке овощей. Это конец! Конец моей репутации, как зельевара и травника. Через полгода никто и не вспомнит, что был таинственный отравитель, зато все будут прекрасно помнить, что люди умирали именно от моих зелий!
   - Не переживай, все образуется, - поддержал меня Маркус, обнимая со спины.
   - Угу.
   Я повернулась, запрокинув голову, чтобы видеть собеседника. Наши лица оказались совсем рядом. Муркус наклонился чуть ниже, почти касаясь своими губами моих. Наше дыхание смешалось. Прикрыла глаза, готовясь принять новые захватывающие ощущения.
   - Что здесь происходит?
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Емельянов "Мир Карика 4. Настоящая магия" (ЛитРПГ) | | Д.Рымарь "Идеальный брак по версии Волкова" (Современный любовный роман) | | А.Стасина "Я рожу от тебя детей" (Современный любовный роман) | | Д.Мар "Куда улетают драконы" (Приключенческое фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Женский роман) | | А.Сиалана "Двойное попадание " (Юмористическое фэнтези) | | И.Триш "Неучтенная невеста" (Фэнтези) | | О.Обская "Невеста на неделю, или Моя навеки" (Попаданцы в другие миры) | | С.Казакова "Судьба на выбор" (Магический детектив) | | Д.Сойфер "Эффект зеркала" (Магический детектив) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"