Шубин Юрий Алексеевич: другие произведения.

Репликатор

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


РЕПЛИКАТОР

  
  
  

Рэю Брэдбери посвящается.

Репликатор-возобновление, повторение. (латынь)

Нанорепликатор-разрабатываемое наноразмерное

устройство, способное собирать из отдельных атомов

или молекул сколь угодно сложные конструкции по

вводимому в них плану.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Огненные языки трепетно дрожали на сквозняке, отбрасывая зыбкие узоры света по декоративному фризу камина и на раскрасневшиеся лица мужчины и женщины. Было тихо. Только колеблющееся пламя гудело в дымоходе, да потрескивали поленья в топке. Белели глазированные керамические изразцы, на которых в мельничном пруду купались лебеди.
   Чарли рывком приподнялся и сел в пастели. Откинул край пухового одеяла и встал. Огонь рассеивал по стенам тени.
   -А ну-ка забирайся обратно. Иначе я решу, что ты меня совсем не любишь,-обиженно промурлыкала Принцесса, с недовольным видом. И хитро улыбнувшись, перевернулась на живот, в полном естестве, приняв более соблазнительную, провоцирующую позу. Свет камина освещал изящные, откровенно разведенные ноги и твердые, круглые ягодицы.
   Такие штуки были в ее стиле.
   Она играла. И язык ее жестов говорил, что мужчину, который ей пренебрег, уже не вернуть. Взгляд Принцессы был восхитительно наивным. Глаза сияли, подобно посеребренным горным озерам.
   Она была не настолько послушной в постели, чтобы делать все, о чем он ее разгорячено просил. Но совершала другое, нечто грандиозное! Устраивая такие божественные муки, о которых его тело никогда не смогло бы забыть.
   Чарли усмехнулся, опустился на колени и поймал губами ее мягкий, розовый рот. Они целовались взасос. Принцесса обеими руками обняла его за шею. К взаимному удовольствию, сочный поцелуй вобрал в себя вечность. Отстранившись, Чарли воскликнул:
   -Женщину, которая искренне верит, что у меня аллергия на латекс, не возможно не любить! Чтоб я пропал, если это не так!-отпустив сальную шутку, Чарли хлопнул Принцессу по попке и поднявшись, подошел к окну. Отдернул занавески и распахнул чуть прикрытые створки настежь.
   Бездонная глубина неба дрожала золотой россыпью, наводнив темноту искрами миллиардов сапфиров.
   Было около полуночи. А на лужайке, перед его домом, царило странное оживление.
   "Что это за любители шастать по чужому газону?"
   Чарли накинул халат на голое тело и быстрыми шагами пересек комнату. Затем направился через кухню в веранду. Порывшись под мойкой, он прихватил газовый ключ.
   "Если местную шантрапу вовремя не приструнить, она потом покоя не даст."
   Он решительно сбежал по ступеням крыльца. И пройдя два десятка шагов по шершавым плитам тротуара, уперся взглядом в большую прогалину, с копошащимися на четвереньках людьми.
   -Как дела?-достаточно громко, чтобы его услышали все, задал вопрос Чарли, поигрывая холодной ручкой газового ключа. И то, как Чарли держал увесистый ключик, наводило на мысль, что он отлично владеет бейсбольной битой.
   -Я знаю как это расстраивает,-поднимаясь во весь рост, вполне себе уверенно заговорил невысокий мужчина средних лет в панамке, с ухоженными усиками над губой. На нем был комбинезон салатного цвета и ярко-оранжевые резиновые сапоги с глубоким черным протектором. Двое его напарников продолжали орудовать садовыми инструментами и срезать дерн с лужайки перед домом Чарли. Сворачивать "половички" в рулоны и складывать в подогнанный фургон, с широкой надписью вдоль будки и на крышке капота: "Служба озеленения".
   Работа шла полным ходом.
   На место натуральной травы они укладывали, в те же квадраты голой земли, заплатки из мягкой резины, убедительно повторяющие живую траву.
   Жернова удручающих мыслей в миг перемололи тех бабочек, что еще порхали между Чарли и Принцессой.
   -Размещение вашего дома, электропитание, отопление-все требует денег,-отряхивая мозолистые руки, пустился в объяснения садовник.-Источник технической воды вам уже как неделю перекрыли. Спринклеры для орошения не работают. Газон запущен. Стебельки пожухли. Лужайка сделалась скучной. А мы обязаны ликвидировать ущербный газон,-озеленитель сделал короткий шажок навстречу.-Это наша работа, сэр. По распоряжению мэрии, замена травы производится после одиннадцати вечера. Чтобы не компрометировать вас перед соседями. Все ландшафтные изменения происходят за развернутым имитационным экраном. Мы делаем это тихо и с уважением. Не надо нас винить в собственных проблемах,-осмелев, добавил садовник:-Вам следовало бы задуматься о пополнении расходных статей вашего бюджета чуть раньше.
   Это было так унизительно, что хозяин не сдержался:
   -Вы свои умные советы оставьте при себе!-поднимая газовый ключ к плечу, прорычал Чарли.
   -Мы не хотим никаких проблем,-испуганно переглянулись соработники и прекратили скручивать дерн , словно были теперь сами по себе.
   Но невысокий садовник лишь плутовато сощурился и медленно заговорил, подкручивая ус, словно и не было причин для волнения:
   -Вы же прекрасно знаете, что все пишется. И запись агрессивного поведения будет представлена, по малейшему запросу, вашему будущему работодателю. Цените правила хорошего тона.
   Этот аргумент мгновенно охладил пыл Чарли. Восемь недель тому назад, заведение с азартными играми, где он работал охранником, прикрыли. В развлекательном районе для него вакансий не нашлось. Чарли разостлал свое резюме по всем сайтам бесплатных объявлений. Включив себя в лист ожидания на потенциальную работу. И стал жить в королевской праздности. Первые четыре недели его не трогали. В начале пятой-явились коллекторы и увезли автомобиль.
   "Они всегда, первым делом, забирают за долги чертову машину, если она у тебя есть. Но его и так-развалина. Ржавой жестянке его таратайки давно пора было на свалку,"-утешал себя Чарли.
   Освещение тротуара оставалось на балансе города. Чарли сделал несколько шагов по светящейся дорожке. Под ногами раздался неприятный хруст. Чарли чертыхнулся. Он раздавил подошвами чистых домашних тапочек прилетевших на свет насекомых. Развернутый экран контурной стены действительно закрывал реальный ход работ для окружающих, если бы таковые объявились в столь поздний час.
   -Вы тут не ко двору,-недовольно процедил сквозь зубы Чарли, нарушителям благочинного семейного уюта. И направился обратно к дому, признавая, что ведет себя как полный кретин.
   "Иногда, просто дождь-это тоже бонус."
  
   Кажется, как следует, он и не спал в эту ночь. Сон накрыл его утром. Ближе к полудню, Чарли принял душ и сварил кофе. Его аромат заполнил всю квартиру. Настроение было, так себе. Когда он брился, то вдруг заметил, что капилляр в глазу лопнул. Чарли вышел на задний двор. На нем были легкие брюки и рубашка с открытым воротом.
   Небо до краев наполняла синева. Вода в плавательном бассейне была чистая, как стекло. Светило Солнце, до блеска вылизанное языками истлевших туч. Изящная блондинка с кукольным личиком устроилась в шезлонге, подобрав под себя длинные голые ноги. Принцесса насмешливо скосила глаза в его сторону. Опустила одну ногу в плавательный бассейн, брызнула и ангельски улыбнулась.
   Девушка была со всех сторон хороша. В Принцессе все было именно так, как ему хотелось. Она обладала тем роковым притяжением нежного сладострастия, о котором мечтает каждый гетеро ориентированный мужчина.
   Вода в бассейне сверкала от солнца и казалась бездонно голубой.
   Принцесса встала, медленно выгнулась и сладко потянулась, демонстрируя самый эфемерный на свете купальник, васильково-сапфирового оттенка. Кожа Принцессы была гладкой и загорелой. Она гордилась своим телом и не скрывала этого.
   "Вот она я ..."
   Принцесса оттянула эластичную резинку на трусиках, с очаровательной улыбкой запустив внутрь пальчик, как бы поправляя, и призывно глядя на Чарли. Когда она грациозно переступала, мышцы над ее ягодицами играли ямочками.
   Она давала волю его воображению.
   Чарли втянул наметившийся пивной животик и пялился на женщину с блаженной улыбкой, исследуя каждый уголок ее тела.
   Принцесса закинула руку назад, утопив ее до локтя между лопатками в копне рассыпающихся, пышных волос. И перебросила вьющуюся охапку на другую сторону, устроив из этого целое представление. Светлые кудри, едва не пенясь, волной перекатились по тонким плечам, обнажив длинную, дивную шею. И крохотное, спрятавшееся в локонах ушко феи. Большие глаза сияли под трепетно вздрагивающими ресницами. А кончик языка бродил меж едва приоткрытых, чувственно припухших губ.
   Глядя на нее-Чарли немел, испытывая острый приступ распутства.
   И тут Принцесса вздумала переодеваться. И принялась вытворять такое, что с ума можно было сойти.
   Он захотел ее до одури. Принцесса была не просто желанной бесконечных достоинств, а, где-то, казалась съедобной!
   Лелея безумные мысли, Чарли долго преследовал женщину, гоняясь за ней по двору и выкрикивая непристойности. Они опрокинули горку, похожую на надувной трап. Затем погоня переместилась в комнаты и коридоры дома.
   Принцесса однажды крикнула в ответ:
   -Предложи что нибудь менее неприличное!-и визжа в радостном ужасе, унеслась прочь.
   Ее голос бился как родник. И она была неистощима на игры.
   Возле дома взвыли турбины, снижая обороты. Чарли скорчил гримасу, останавливаясь, через двустворчатую дверь вышел на балкон и оперся на парапет. По изяществу и совершенству линий, он сразу определил модель гоночного флаера. "Эмир" с полосками "Формулы 12", плотно опустился на дорогу общего пользования, разметав вокруг себя волну пыли. Из него вылез блюститель порядка, в серо-коричневой форме. Поправил фуражку, с околышем цвета графита. Перекинув ноги через борт, встал на подножку и зашагал по короткому трапу.
   -Акулы всегда чуют кровь,-презрительно пробурчал себе под нос Чарли и стал спускаться вниз, на встречу с представителем власти. Отложив фантазии о движении своего парохода в волнах океана Принцессы на более подходящий момент.
   Флаер сверкал на солнце, как гигантский надраенный рубин. На холостых оборотах двигатель работал не громче звона цикад.
   Ланц поправил на боку электрошоковую дубинку и прошествовал к Чарли, едва завидев того на крыльце, нехотя спускающегося по ступенькам.
   Представитель закона был высок, строен и мускулист. Широк в плечах и узок в талии. Он двигался чуть пружинисто, всегда готовый защититься или напасть. Форма элегантно облегала фигуру война. Он воплощал мужественность и потрясающий атлетизм.
   -Вынужден вынести вам устное предупреждение,-представившись, с ходу объявил Ланц:-Озеленители показали, что ваше поведение было агрессивным и потому-неправомерным. Это еще не тянет на злостное нарушение, но ...
   -У них слишком богатое воображение,-проведя рукой по декоративному кустарнику, ответил Чарли, тщательно избегая смотреть в глаза муниципалу.
   -А у вас чересчур благостный настрой,-задал нужный тон в разговоре Ланц, одернув форму под тряпичным ремнем на поясе. По всей длине которого была вышита повторяющаяся надпись: "Положение обязывает."-Мне известна ваша кредитная история. Длительных накоплений у вас нет. Ваша полезность, в последнее время, резко уменьшилась. Вы копите только проблемы и доводите ситуацию до предела. У вас, в личном деле, еще не снята условная судимость за драку в баре. И пара менее значительных стычек.
   -Послушайте,-расплылся Чарли в тревожной улыбке, придав голосу доверительную бесхитростность.-Все же в порядке. Я завтра же найду работу и пополню банковский счет. И все будет как раньше.
   Ланц помедлил с ответом, что-то себе прикидывая. Сейчас у него было лицо опытного игрока, в последнее время часто ставившего на медленных лошадок. Он заговорил, не пытаясь скрыть придирчивый тон:-Думаю, я намучаюсь с вами. Не надо дырки в штанах просиживать. Потребуются незаурядные способности и цепкая деловая хватка. Поймите, мое предположение основано на наблюдении за такими как вы. В этом диалоге умными остаются только настоящие пахари,-Ланц говорил убедительно, но оставался краток.-Разговор завершен. И первая моя консультация уже была не бесплатной.
   Спустя минуту или чуть меньше, флаер муниципала лихо развернулся. И заложив крутой вираж, быстро набрал высоту.
   Основательно поразмыслив над разговором с Ланцем, Чарли весь день посвятил охоте на вакансии.
   Поисковик был наводнен фирмами, оказывающими помощь в скорейшем подборе подходящей работы. Но все они требовали серьезного первоначального взноса, чтобы только оторвать зад от офисного стула. А те, кто предлагали забрать свой процент посредника только с первой вашей зарплаты, в выборе мест работы не гнушались ни чем. И услышав гневный отказ от Чарли, на вызывающе смелое предложение вакансии приватного мужского эскорта, обиженно намекнули на его капризный нрав. И что таких как он удальцов-пруд пруди.
   Чарли попытался устроиться инструктором на курсы вождения. Но там требовалось подтверждение водительского стажа выслугой лет в транспортной компании, которого у него не было.
   На должность белого воротничка в мега-успешной компании он и не надеялся.
   Нашлась работа коммивояжером. Где первую партию продукции он должен был приобрести у работодателя, на свои кровные. И за счет расширения продаж развивать собственный бизнес.
   Чарли быстро понял, что с рабочими местами стало куда как напряженнее, чем еще пару лет назад.
   Он уже готов был согласиться на бульдозериста или горнопроходчика, трудившихся вахтовым методом. Но там брали на переподготовку только до тридцати пяти лет. А Чарли вот-вот должно было исполниться сорок.
   Чем дольше Чарли искал новую работу, тем меньше у него оставалось радужных иллюзий.
   Импресарио бойцовского клуба, от которого пахло дешевой помадой для волос, с говорящим названием: "Мясной ряд", не моргнув глазом предложил, с елейно приветливой улыбкой, заглянувшему к нему Чарли контракт на двадцать боев, по двенадцать раундов в каждом. Пробежав глазами надувательские условия медицинской страховки, он был вынужден ответить, что подумает. И покинул заведение.
   Его почти уже взяли младшим научным сотрудником в химический отдел. С испытательным сроком в три месяца. Но Чарли напрасно радовался, вовремя выяснив, что это подпольная лаборатория по производству веселящих порошков. Условный тюремный срок заставлял Чарли держаться от криминальных схем как можно дальше.
   В бестолковых заботах день проходил на удивление быстро и бездарно.
   Ему дали от ворот поворот в Департаменте ассенизации и утилизации отходов. В завершении, Чарли облазил подъездные пути и примыкающие к ним базы и тупики. Когда ему отказали даже там, не предоставив работу грузчика, совершенно подавленный, Чарли отправился домой.
   Оставались только подпольные цеха, где рабочих держали за скотов, которые безропотно вкалывают за самое мизерное вознаграждение.
   Чарли добрался до дома, когда уже почти стемнело. Всерьез забеспокоившись еще на подходе. Но даже светящихся в сумерках тротуарных дорожек хватило, чтобы он ошарашенно оценил потери. В его доме многое изменилось. Пропал элегантный фасад, балкон и алые карнизы. Верхний ярус исчез. Бесследно испарилась широкая, мощеная терраса. Куда-то подевался бассейн и все дополнительные пристройки.
   На слабо освещенном пятачке стояла Принцесса, в легком облегающем платье из мягкого хлопка. В ней не было и крохотной песчинки былого, легкомысленного веселья, на какое рассчитывал Чарли.
   Всхлипывая, женщина повернулась к нему ...
   "Да хорош ...",-он обалдело уставился на Принцессу.
   Ему едва не стало дурно! Увиденное заставило Чарли содрогнуться. Несколько мгновений он стоял, замерев от ужаса.
   К такому Чарли был не готов. Он почти не узнал эту женщину!
   "Куда делась нежная проказница и ее цветущая молодость?!"
   Неукротимые кудри Принцессы, развевающиеся как флаг вокруг головы, а то, словно густой туман, окутывающие ее, теперь походили на слежавшуюся, пересыпанную порошком от моли, ветошь. Дыньки упругих, налитых грудей, усохли. Попка сделалась плоской, как фанерная спинка складного стула. Вся точеная фигурка, в которой прежде решительно не было недостатков, обрела некую подростковую невыразительную угловатость. Ее огромные глаза на белом овале лица расширились. В них стояли слезы. Принцесса смотрела на него так, словно он отдал ее на поругание. Во взгляде женщины было столько боли и страдания, столько невысказанного упрека, что у Чарли от прилива крови закружилась голова.
   "И это из-за какой-то там крохотной задолженности?!"
   Чарли похолодел от странных, несвойственных сочетаний ужаса, ощущения жалости и отвращения.
   "Боже мой. Как это жестоко!"
   Чарли помчался к ней, сопереживая ее отчаянию и приготовив ободряюще ласковые слова. Но принцесса резко отшатнулась, закричав:
   -Как ты мог?!-и со всех ног кинулась прочь, через остатки веранды, внутрь дома. Захлопнув дверь перед его лицом.
   В груди щемило. Это был укол в самое сердце. Чарли громко застонал от невыносимой душевной муки.
   Едва заслышав приближающийся гул турбин, Чарли гневно взглянул на небо. Флаер совершил плавный поворот, мерцая в полутьме бортовыми огнями. Легко выровнялся, снижая скорость и вдруг с грохотом провалился между домами. Чарли развернулся на сто восемьдесят градусов и будто ураган понесся с искаженным от ярости лицом.
   Внутри бушевала злоба! И она была сильнее его!
   Чарли бегом обогнул высокую изгородь. Как запыленный сорняк у дороги, торчал Ланц, поставив одну ногу на округлую юбку капота. От флаера шел кисловатый металлический запах.
   Чарли обрушился на Ланца, словно доведенный до бешенства рецидивист.
   -Опять заявились?!-на начинающейся истерике прорычал он:-Вы ... вы ... вы ... разоритель семейных гнезд и крушитель надежд. Вот кто вы такой!-он вызывающе задрал подбородок и стал размахивать руками.-У вас нет ни стыда ни совести! Решили отыграться на моей Принцессе?!
   -А вы думали-все вам шуточки?-Ланц смотрел ему прямо в глаза, без какой либо толики сочувствия. И поигрывал электрошоковой дубинкой.-Безденежье-это уже против правил, когда ты живешь с такой женщиной. Может быть еще один пинок под зад доставит вам ума?
   -Вы не представляете как я вас ненавижу!-не унимался Чарли, сжимая сильные ладони в огромные кулаки. Ярость сверкала в его глазах.
   Голос, каким ответил Ланц, скорей напоминал звонкую сталь клинка, выдернутого из ножен:
   -Одно лишнее движение, и я отшлепаю вас как мальчишку,-с широкой поощряющей улыбкой предупредил служитель закона:-Вы сами на себя все это навлекли.
   Чарли удалось проявить совершенно не типичное для себя благоразумие. На его взгляд, Ланц выглядел чуть хлипковато для своего роста и комплекции. Но тягаться с ним всерьез не стоило.
   Успокаивая себя и усмиряя ненависть, Чарли, покачнувшись, устало провел ладонью по лицу.
   -Меня от вас уже воротит.
   Столь беспощадного отношения к себе он не ожидал.
   -Может дело не во мне?-холодно заметил Ланц.-Как с новой работой?
   После минуты мучительного самообуздания, Чарли неохотно произнес:
   -Там все сложно. Не говорите, что я не пытался. Дела пошли не так, как я планировал.
   -Вы не прогрессируете и это факт,-без излишнего давления, но достаточно настойчиво, напомнил Ланц.-Если ничего не будете делать, вскоре окажетесь на улице. Вы поняли? Я хочу быть уверен, что вы не балласт и стоите будущего.
   Чарли не выдержал и вновь вспылил:
   -И так уже никаких сил нет. Дайте мне хоть вздохнуть! Готов поменяться с вами местами и летать на роскошном флаере. Да капать на мозги потерявшим работу. Дадите рекомендацию?
   Огненный, исходящий из глубины, закат воспоминаний бросил свой багровый отсвет на ту короткую вспышку во взгляде, которым одарил Чарли представитель закона. Ланц снял фуражку. На лбу осталась красная полоска. Не торопясь, блюститель закона достал из кармана брюк носовой платок. Тщательно протер им внутреннюю поверхность головного убора, возле козырька. И только потом ответил:
   -Вы не пройдете аттестацию.
   Такой отказ задел Чарли еще больше:
   -Намекаете, что мы с вами-монеты разного достоинства?! Не поделитесь, как сами попали на эту не пыльную работенку?-с явной издевкой поинтересовался он.
   На лице служителя закона внезапно проступили следы жизненных испытаний и тяжких трагедий, еле заметные прежде.
   -Потребуется чистая анкета, хрустящая на сгибах, как снег в Сибири. И незапятнанная репутация на слуху. Медаль за участие в боевых действиях. Пара нашивок за ранения. Знак, подтверждающий высадку под шквальным огнем. И орден мужества, за вызволение узника из плена.
   На Чарли вновь навалилось ощущение полной, неодолимой безысходности.
   -Думаешь ты-клад? А мне ничего не светит?-его взгляд сверлил муниципала.
   Ланц надел фуражку и легко взбежав по трапу, запрыгнул в кабину, на водительское место.
   -Будь любезен, помолчи и послушай. Я не ханжа, но и не сукин сын. Ты плохо начал. Но чтобы выбиться-придется попотеть. Разберись со своими проблемами. Траектория жизни зависит от калькуляций ума,-он повысил голос на Чарли, чтобы перекрыть гул нарастающих оборотов двигателя. Давая понять, что это приказ и тот обязан ему подчиниться.-Найдешь работу и жизнь тотчас начнет налаживаться! Даже сейчас, у кого-то разгар рабочего дня! Тебе стоит продолжить поиски! Жертвуй пустяками в угоду главному. Поднимай свои позиции! Старайся сильнее! Прояви способности и нам будет о чем говорить!
   -Проваливайте! Катитесь отсюда!-желая пилоту вдогонку смерти, орал Чарли вслед уносящемуся с крейсерской скоростью флаеру:-Сам бы за гроши поишачил! А я бы посмотрел!-тут ему стало совсем невмоготу и, по каким-то причинам, заныли все зубы сразу.
  
   Чарли так никуда и не пошел. От безысходности и жалости к себе, он пил горькую весь следующий день.
   Проснулся Чарли глубокой ночью. Череп раскалывался на куски, словно его сжимали железным обручем, пока не сорвали резьбу со стягивающей гайки. На глазах не веки, а высокий кирпичный забор, утыканный ресницами, как осколками стекла. Собранная с нуля постройка и внутреннее убранство дома исчезли полностью. Единственное оставшееся у него помещение напоминало тюремный карцер. Апатия и уныние царили в его жалкой лачуге.
   Надо было признать: жизнь опустила его на самое дно. Ни перелицованной женщины рядом, ни выпивки, ни еды и ни жилья.
   На помощь звать бесполезно.
   Приблизившиеся звезды напоминали огромные, острозубчатые лилии, на которые было больно смотреть.
   Хмурый и злой, Чарли побрел по голому полю, больше напоминающему лунную поверхность. Тупо дошел до дороги и с ненавистью уставился на дом своего ближайшего соседа, Рудольфа Карловича.
   Их запросы сильно разнились. Он недолюбливал Рудольфа Карловича за показную роскошь и шик. Жилье того, было построено в ультрасовременном стиле. Имело красивые очертания. И выгодно выделялось на фоне однообразной типовой застройки. Краски казались сочнее и гуще. Дом имел свой фирменный стиль. Гибкие панорамные окна, из умного стекла, могли затягиваться белоснежным коктейлем из облаков или, через секунду, при слишком ярком свете, само затемнялись. Именно они придавали дому экзотически независимый вид. Многоуровневая терраса, чистейшего серебра, отливала синевой. Под ногами бежали ручьи, со стаями разноцветных декоративных карпов. Терраса была предметом зависти для всех обитателей улицы. Сияющий дом украшали причудливые силуэты тропических животных и растений. Своды высокой, само проветривающейся крыши с тихо скользящими, меняющимися уклонами, привлекала своим непостоянством. Безрассудно роскошные, витые башни энергонакопителей напоминали тюрбаны сказочных шейхов.
   Все опостылело. Чарли было жизненно необходимо излить на кого-то, как помои, собственную злость. Все мысли в его голове были скользкие и мелкие.
   Чарли перешел на другую сторону улицы и вдруг замер. Присел, поводил головой, точно следопыт. Прищурил по очереди то левый, то правый глаз. И вставая, весело крякнул.
   Его прямо отпустило.
   Чарли направился в обход развернутого имитационного экрана. С острого угла изображение чудо-дома покрылось рябью и полнообъемная визуализация исказилась.
   Чарли обогнул транслятор голографической картинки высочайшего разрешения и не спеша пошагал к мерцающему позади костру.
   Рудольф Карлович запросто сидел на циновке, завернувшись в клетчатое одеяло, прожженное в нескольких местах. И жарил на лопате плохо ощипанную тушку дикого голубя. Подбрасывая в костер, в качестве дров, украденный где-то штакетник.
   -Не буду спрашивать, как вы поживаете,-Чарли сам не понял, зачем это сболтнул. Просто вырвалось.
   Не обратив внимание на сарказм соседа, "повар" жестом пригласил его к костру.
   -Архитектура и дизайн, это все, что я умею. Без призвания ни в одной профессии преуспеть невозможно. Иначе как в этой жизни чего-то добиться?-Рудольф Карлович поправил спадающие на кончик носа антикварные очки в роговой оправе.-На мой взгляд, все дома вокруг-сплошная тиражируемая безвкусица. Но оказывается для всех, это не слишком большая проблема,-он порылся в своем жалком скарбе. Достал оттуда две вилки и перевернул тушку голубя.-Технологический прогресс, конечно, не остановить. Разве я этого не понимаю. Грандиозный, полно спутниковый проект всепостроенческого принтования, его внедрение, откалибровка, настройка и постановка на замкнутый цикл обслуживания-задача куда как сложная. И нацелена на человеческую формацию завтрашнего дня. Теперь все создается по запросу. Нет выплат-не будет тебе и окружающих удобств. Полномерное распринтование, распредмечивание за долги-главное пугающее условие системы. Это, вроде бы, справедливо, но, в принципе, не верно,-голос Рудольфа Карловича немного осип от волнения. Он медленно и неслышно вздохнул, а потом сказал:-Основным связующим компонентом любой отлаженной структуры должен оставаться человек. Его гений. -С возвышенной убежденностью в обиженную справедливость, напирал архитектор.-Нельзя никаким прогрессом отворачиваться от человека. Хоть на минуту задумайтесь: кем бы мы были, если бы это все не придумал кто-то умный?
   -Так вы-творец?-без капли иронии констатировал Чарли, приседая на корточки возле костра и подставляя ладони огню.
   -Прошу любить и жаловать,-расставшись с вилками, Рудольф Карлович отвесил театральный поклон, снимая с головы воображаемую шляпу.-Вам, случайно, не нужен проект неповторимого дома, в единственном экземпляре?-не скрывая горькой усмешки, поинтересовался бывший архитектор.
   Чарли сокрушенно покачал головой.
   Рудольф Карлович живо подался вперед. Многозначительно приподнял брови и глядя на соседа умными, золотистыми, как свежий мед, глазами, твердо произнес:
   -Ключевой компонент всякой личности помогает понять то важное, для чего мы здесь. Период активного существования очень короткий. Если не попытаться воплотить в жизнь то, для чего ты предназначен, чем одарен, как можно ощутить, что живешь по-настоящему? Предъявить себя этому миру, возможно только в настойчивых попытках реализоваться в главном. Я вот думаю: может без этого и не жизнь вовсе?-тихо и благоговейно закончил он свою мысль.
   Мелкие искры от костра взлетели высоко, высоко. Чарли запрокинул голову, провожая их взглядом и еще на что-то надеясь. На пол неба полыхала ослепительно голубая Земля. Диск был величины необъятной. Он заслонял собой, лучащуюся со всех сторон, причудливую феерию звезд.
   Эффект искусственной ночи отключается в последнюю очередь ...
   Чарли опустил глаза. Теперь он смотрел на соседа, словно через оконное стекло, по которому текли капли дождя. Рудольф Карлович задрожал и расслоился на полоски, став размытым, превращающемся в парящую пелену.
   И это было не игрой воображения Чарли. Следом исчез и он сам. Разделившись на сверх мелкие частицы биосовместимой строительной пудры. И лишившись самого повода жить.
   Кажется, одна и та же увлекательная мысль пришла к ним на ум одновременно: кто же из них является объектом принтования, а кто-подлинно живой человек? Из плоти и крови?
   Но, кто его знает? Становясь все лучше и лучше, этот трудный мир остается таким несовершенным.
   Может все дело в кредитоспособности кого-то еще?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

ЮРИЙ ШУБИН

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"