Шуйская Анна Светлановна: другие произведения.

Злоключения паладина

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Паладин Аллен - герой и во всех смыслах достойный получеловек, но живет в государстве людей, пережившем долгую войну с эльфами. Он давно привык к тому, что его не любят. Однако истинное отношение соотечественников открылось, когда ради повышения бедняга попытался найти себе невесту.

  Пятый день месяца трав четыреста двадцать седьмого года от начала правления династии Кэйтан.
  
  В Храм приходят детьми, послушницами и послушниками, а уходят мудрецами. Глава Храма становится им ближайшей душой, не делая различий в происхождении детей своих, и остается ею до самого возвращения к Матери.
  Храмовые наставления.
  
  
***
  
  Жить среди самых обычных людей не слишком легко, когда ты отличаешься от них больше, чем полагается всеми приличиями. Даже если ты не похож на монстра и живешь в большом городе, где хватает странного. Даже если ты герой.
  
  Сэр Аллен давно научился не замечать удивленных и слишком веселых взглядов, но каждый раз, покидая город, где к нему уже привыкли, старался не открывать лицо без особой нужды. В пытку превращался любой теплый летний полдень, но выбора не было: острые кончики ушей не скрывали ни волосы, ни шляпа.
  
  Как он знал из семейного архива, его почтенная прабабка, честная ведьма, некогда согрешила с эльфом, и теперь уже не поймешь, по своей ли воле. По ее стопам пошел и батюшка рыцаря, хотя и вряд ли обрадовавшись, когда гордая дева из Старшей Ветви пришла к нему с младенцем в кульке и смачно плюнула на порог.
  
  Жить полукровкой среди эльфов - тяжелый рок. Наверняка тяжелее того, что избрала ему мать. В Аллене слишком многое было от людей. Сородичи-нелюди смеялись бы и тыкали в это больше, чем смертные. А уши... что уши? Можно и потерпеть.
  
  Но...
  
  Ушастый. Выродок. Эльфийское отродье. Это - то, что не стеснялись произносить при детях и дамах. Впрочем, если говорить совсем честно, то некоторые дамы и сами не прочь приложить рыцаря позабористее. Пожалуй, мнение окружающих было бы чуть снисходительнее, если бы бабуля дала какому-нибудь д р у г о м у эльфу.
  
  Мастер Аррен, если верить слухам, славился даже среди сородичей яростным нравом и нетерпимостью ко всем, отличающимся от представителей Старших. Он и среди своих ухитрялся находить недостаточно высокородных и чистокровных. На что он польстился, забравшись в постель к человеческой ведьме, семейные архивы не раскрывали, но задержался там достаточно, чтобы породить еще более неприличные слухи и дитя.
  
  Несчастный их потомок, остроухий и золотоволосый, но рослый и не имеющий в голосе ничего схожего с напевными речами Старших, вот уже двадцать восьмой год пытался втиснуть себя в человеческое общество. За исключением рыцарского титула и пары подруг получалось плохо.
  
  О рыцаре шептались многие: что он тайно сожительствует со своим оруженосцем, что он участвовал в заговоре против королевы и был помилован за то, что хорошо сожительствует с ее братом, что... Впрочем, никто не утверждал, что болтовня впечатляет разнообразием. От этого становилось еще обиднее.
  
  Паладин светлой Матери, защитник и хранитель, не боялся ни разбойников, ни культистов, ни морских и земных чудовищ. Он не испугался бы и монстров поднебесья, если бы когда-нибудь их встретил. В сияющих на солнце доспехах, верхом на закованной боевой лошади, с мечом, он казался сказочным принцем - и все же оставался полуэльфом, сыном Альвина, внуком Аэллана, правнуком Аррена.
  
  За все его подвиги глава Храма еще полгода назад должен был вручить верному паладину бело-золотой плащ как символ особых заслуг перед орденом, и все же... Никто не решился сказать это Аллену в лицо, но он и сам понимал: если остальных награждают, а для тебя находят повод отказать, дело совсем не в тебе. Вернее, в тебе, но не только.
  
  Магистр, вычитавший в одной из книг, что паладин, не утвердившийся на своей земле как человек, муж и отец, не может войти в совет Храма, с легким сердцем отправил слугу Матери искать жену. Что было особенно печально, другим мужчинам хватило бы рожденного подругой ребенка, а женщины и мужеложцы демонстрировали лояльность стране добрыми делами.
  
  Поначалу Аллен молил о милосердии и снисхождении. Затем - о подвиге, после которого не останется на его счет никаких сомнений. Получив отказ, он пошел к королеве и просил уже ее о почетном звании Дамы-хранительницы, но увы - ни один из комплектов церемониальных доспехов на него не налез.
  
  В отчаянии рыцарь умолял оруженосца хотя бы для видимости оправдать пару слухов, но тот сбежал через окно, не вынеся вида рыдающего господина. Через пару дней после этого к Аллену подошел сэр Аксель и с самыми добрыми намерениями предложил коллеге своего оруженосца. Пришлось отказаться: юный Луиджи слишком довольно улыбался, глядя на рыцаря, и тому стало ясно, что обманом дело не закончится.
  
  Пришлось думать о самом страшном. О женитьбе.
  
  
***
  
  Первой была леди Юлия, сосватанная паладину самой королевой (видимо, до нее дошли скверные истории про летающих оруженосцев). Леди происходила из не слишком древнего и знатного, но все же достойного рода, и измотанный герой отправился в замок знакомиться с будущей родней.
  
  Его порядком насторожили подозрительные взгляды прислуги и крайне приветливые - благородного семейства. Леди Юлия была особенно мила, ее батюшка не отпустил ни единой шутки про эльфов, а матушка любезно проводила рыцаря в приготовленные покои. Ночью, страдая от бессонницы, Аллен разглядывал в окно таинственные сборы небольшой повозки и размышлял, не собираются ли леди и лорд Дарен разослать гонцов с вестью о помолвке. Странный выбор средства передвижения, но, может, гонец у них - прабабка нынешнего отца семьи, и в седле просто не удержится?
  
  Утром, злой и невыспавшийся, он слушал завывания леди Дарен и гневные, но неубедительные проклятья лорда на голову их дочери, покрывшей себя позором и сбежавшей в ночи вместе с конюхом.
  
  Ничего не сказав, Аллен вернулся в столицу, решив больше не беспокоить госпожу и повелительницу сомнительными просьбами о помощи.
  
  Неделю спустя он снова отправился в путь. Вечером, решив заночевать на постоялом дворе посреди леса, он познакомился с очаровательной женщиной, уверявшей его, что знает множество фокусов. После очередного, когда Кайя бросила в плошку серый пористый камешек, плюхнула туда же половину флакона вонючей жидкости и поспешно закрыла лицо рукавом, Аллен отключился, не успев восхититься удивительно красивым сиреневым с искрой дымком.
  
  Пришел он в себя быстро, когда его только привязывали к кухонному столу. Алхимичка Кайя вязала узлы быстро, но не рассчитала, что силы в могучем теле паладина хватит, чтобы разорвать даже стальные оковы. Она пыталась отхватить кривым ножом бедняге причинное место и влить в рот зелье, но не преуспела. Зато удрала вместе с его деньгами и одеждой, выскочив в окно так ловко, что Аллен задумался, не родня ли она его оруженосцу?
  
  В город он вернулся только через два дня, стыдливо передвигаясь по темноте. Из-за безумной мерзавки ему пришлось отбиваться от загулявших крестьян в набедренной повязке из старого кухонного полотенца, едва-едва скрывавшего срам. Он ли напугал буянов, или все же дубина из старой дубовой ветки, уже не угадаешь.
  
  Были и другие. Леди, воительницы, леди-воительницы, колдуньи, купчихи, крестьянки, жрицы...
  
  Отчаявшись, Аллен собрал часть своих запасов и отправился к королевскому магу. Говорили, что мастер Томас некогда был близок с демоницей, и она породила некое дитя, слепое и страшное, и за это взял с нее плату магическим даром. Другие утверждали, что мастер - сам полудемон и родня Древним, а по ночам превращается в ворона и совращает жен и дев. Этот слух ходил и среди инородцев, приехавших в столицу, так что степень его достоверности была куда выше прочих.
  
  Надеясь, что почтенный мастер действительно только по девицам - и вместе с тем смутно ожидая, что если нет, беды кончатся сами собой, - Аллен попросил колдуна помочь ему с женитьбой. Пересчитав монеты, длинноносый чародей поглядел на лишнюю и сунул ее рыцарю обратно, взамен потребовав ладонь. Обследуя переплетения линий, он странно дергал краями губ, но молчал.
  
  Последовало гадание на картах, и колдуна корчило все больше. Когда же мастер Томас достал хрустальную сферу и вгляделся в ее глубины, то не прошло и пары минут, как он захохотал, распугав повиснувших на потолочной балке летучих мышей. Жирный колдунский кот, заслышав истеричный хохот, лениво запрыгнул на стол и тоже поглядел в невесомую дымку за тонким хрусталем.
  
  То, как после он смотрел на паладина, которому вернули деньги, не обнадеживало.
  
  
***
  
  Поездка к эльфам была последним шансом благородного сэра Аллена. Раз уж не нашлось ему жены среди людей, то пусть теперь отдувается материнская родня - закон обязывает принять гостя.
  
  Путешествие по эльфийским землям запомнилось ему холодом, ветром и попрошайками. Один увязался за ним и на привале пытался увести лошадь, но Кайра защитила себя сама, едва не затоптав незадачливого воришку. Это было первым приятным воспоминанием за последние три недели.
  
  К поместью сородичей он добрался нескоро. Грязный и уставший, не сопротивлялся, когда его почти под конвоем поволокли в купальни.
  
  За ужином, прогревшись и переодевшись в сухое и чистое, Аллен вел беседу с хозяйкой, леди Ивой, и старался налегать на еду, а не на самокопание. От взгляда леди его пробирала дрожь.
  
  Вместе с ней за столом присутствовали муж, братья и шесть дочерей: четыре крохи, девочка-подросток и старшая, леди Олира, скрывающаяся до пояса под тонкой вуалью. Девушка ничего не пила и не ела, но руки, сложенные на резных подлокотниках, поразили полукровку в самое сердце.
  
  Неделю он ухаживал за Олирой, изредка слыша ее вежливый смех, а после, в безлунную ночь, заметил у конюшни знакомую фигурку, седлающую лошадь.
  
  Аллен не был тираном и не собирался принуждать девицу к противному ей замужеству, но и просто так отпустить не мог. Пусть она хоть скажет ему, что получеловек не достоин сиятельной леди, чем... вот так, в темноте, невесть куда...
  
  Он выбрался из окна и спустился вниз по плотно увившему стену плющу, заспешив во двор. Девица его шагов не испугалась, словно услышала издалека, и только кивнула, позволяя говорить.
  
  И паладин заговорил. Он, задыхаясь от досады, поведал Олире о своей беде, о презрении людей и эльфов, о настоятеле, о прабабке... начал даже проповедовать основы учения Матери, но осекся, когда леди обернулась к нему, обеими руками приподнимая вуаль.
  
  - Ты из столичного Храма? - спросила она мурлыкающим, но далеким от женского голосом. Аллен, не успев удивиться, кивнул.
  
  Вуаль поднялась выше, оголяя расшитое платье и тугой корсет. За него-то и нырнули восхитительные пальцы, вытаскивая цепочку с перстнем-печаткой. В тусклом звездном свете блеснули изумрудные глаза змея Кэйтан.
  
  - Королевская разведка. Требуется ваше содействие, паладин. Отвлечь охрану у ворот сможете? - по-деловому подошел к знакомству посланник Ее Величества, пряча кольцо обратно и вытряхивая из лифа салфетки.
  
  Аллен снова кивнул и одним пальцем подцепил вуаль, приподнимая ее еще выше. На него, подняв брови, поглядел совершенно белоглазый совершенно мужик, пусть и симпатичный, но никак не дотягивающий до эльфийской леди.
  
  - Опусти обратно, - велел он, шмыгая носом и распутывая корсет. - Мне еще отсюда выбираться надо. Кстати, - жизнерадостно поинтересовался он, дергая шнуровку платья, - через ограду подсадить сможешь?
  
  
***
  
  Они доехали вместе до развилки на столицу и распрощались. Слепой королевский взломщик, избавившийся от колдовской вуали, улыбчиво поблагодарил за помощь и поехал дальше, увозя в котомке таинственный эльфийский артефакт, а Аллен свернул к лесу.
  
  Несмотря на зловещие темные деревья и обилие темной хвои, почти не пропускающей свет, дорога здесь была наезженная. В пыли, среди редкой молодой травы, виднелись недавние следы колес телеги. Оставалось только ехать в ту же сторону.
  
  В последней деревеньке Аллен купил местной браги и мрачно напивался, позволив Кайре самой выбирать темп. Солнышко, как назло, светило вовсю, только-только начиная клониться к закату.
  
  Стрекотали жучки-паучки. Ветер ласково ерошил волосы и хлопал плащом.
  
  К маленькому подворью на опушке он добрался засветло. Спешившись и ловко для пьяного свалившись на землю, Аллен осторожно побрел к высокому забору, вслушиваясь в блеяние коз и куриное квохтанье. Перебраться на другую сторону оказалось несложно - сложнее не потерять при этом бутылку. Прикладываясь к ней и часто озираясь по сторонам, служитель светлейшей, согнувшись, побежал к курятнику.
  
  Из сарайчика рядом выглянула темнокожая девчушка лет восьми в залатанном сарафане. Уставившись друг на друга, ведьмочка и паладин играли в гляделки томительно долго...
  
  - На-аставница-а! - звонко завопила негодяйка, хватая на руки выскочившего из сарая щенка и раздвинув в улыбке щербатый рот. - Наставница-а-а! Тут этот ва-аш!
  
  Аллен, не теряя больше времени, рванул вперед, распахивая дверь, и в броске дикой кошки хватая ближайшую откормленную курицу. Под истеричное кудахтанье разлетающихся птиц он начал выгребать из соломы яйца, набивая сумку.
  
  Стукнула дверь дома. Не оборачиваясь, паладин припустил к забору, уже слыша за спиной хриплое дыхание и топот тяжелых лап.
  
  - Ату его, Мишка! - с азартом завопила с крыльца ведьма. Захлопали ставни. - Тащи сюда!
  
  Аллен оставил в клыках волка-оборотня клок рубахи, уже перелетая через забор, и покатился по земле. Яйца в сумке зачпокали, курица забилась пуще прежнего. Подхватившись с земли, под хохот ведьминых учениц, высунувшихся по пояс из окон, он побежал к Кайре, роющей копытами землю у старой ели.
  
  По опыту он знал, что оборотень со странным медвежьим именем не побежит за ним в лес, а в сумке осталась пара уцелевших яиц.
  
  Уже свернув курице шею и сунув в пустой мешок, он уселся на землю, отряхивая штаны от просочившегося желтка и прикладываясь ко второй бутылке. Ведьма все еще стояла на крыльце, рослая и широкоплечая, совсем не похожая на двухсотлетнюю старуху. Только вот коса у ее была не золотая, а сивая.
  
  Бражка показалась едкой. Аллен утер губы, а заодно и щеки и глаза от соленой влаги.
  
  - Ну почему ты дала именно т о м у эльфу?! - вырвался у него отчаянно-пьяный стон. - Почему ему?! Жизнь мне, сука, поломала!..
  
  
***
  
  Закат в тот день вышел цветистый. Аллен, жарящий на костре ворованную курицу, с тоской глядел на небо, не оборачиваясь к ведьминому двору. Ее чертовки, лохматые, глазастые, только недавно послезали с забора, не стесняясь потешаться над рыцарем. Осталась одна, чернокосая и черноглазая. Сидела, болтая босыми ногами, и глядела.
  
  "Ну а что мне терять?"
  
  Аллен поднялся, отряхиваясь, и без особой надежды потер яичное пятно землей. Вышло совсем плохо, но что ж, лесная ведьма и похуже видела.
  
  - Еще кур воровать пришел? - вместо приветствия поинтересовалась она, разглаживая на коленях длинную рубаху. Ноги ее покрывал темный волос, а руки - выгоревший. Как с таким солнцем не выгорела и голова - только Древние знают.
  
  - Звать тебя как? - буркнул Аллен, вставая рядом и приваливаясь уставшей спиной к забору. Прогретые бревна источали тепло.
  
  - Адька. А тебе что с того?
  
  - Пойдешь за меня?
  
  Ведьма наклонилась почти к лицу полукровки, тронула его за ухо и широко улыбнулась.
  
  - Ну а пойду.
  
  Аллен ущипнул себя за руку и переспросил, таращась в пыль и лишь изредка и косо поглядывая на чернявую. Улыбка девушки стала шире.
  
  - Только жених у меня должен быть самый лучший, за другого и Алесска не отдаст, и я не захочу.
  
  - Паладин я, - проворчал Аллен, не понимая, как раньше не додумался пойти к прабабке и поспрашивать себе невесту среди ее девчонок. - Из Храма Матери. Приближенный Ее Величества королевы, из знатного рода.
  
  - Лесной ведьмы и ушастого безумца, - со смешком поддакнула Адька, жмуря черные глаза и снова трогая острое ухо. - Ну да будет. Одно меня смущает...
  
  Аллен замер, почти не веря. Одно. Только одно. Да если эта пахнущая полынью и лимоном чертовка скажет ему принести драконий хвост, это будет самым простым сватовством в его жизни.
  
  Рядом с его ногой в землю ткнулся резной посох. Ухватившаяся почти за навершие ведьма наклонилась еще ниже и подмигнула.
  
  - Видишь золотые жилы? - шепнула она, шевеля дыханием рыжеватые волосы. По дереву пошли узорчатые линии. - Это значит, что среди сестер мне мало равных. А у тебя плащ серый, паладин. Вот получишь белый с золотом - приходи.
  
  Он, помедлив, поднял на нее глаза.
   Ведьма звонко расхохоталась.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Власова "Мой муж - злодей"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"