Шульгин Николай: другие произведения.

Ад под Контролем

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


  
   Кончеев. - Я считаю, что никакие теодицеи невозможны и ни Бог, ни мир не могут оправдаться от зла. Тем не менее, я считаю возможным спасение и окончательное освобождение всех чувствующих и страдающих существ (см. "Великое Делание" в моем разделе). Шульгин же отстаивает оптимизм типа исповедуемого Лейбницем и Панглосом и считает, что мы живем в лучшем из миров, спасать в котором никого ни от чего не надо.
  
   Шульгин. - Я различаю Зло бытовое и метафизическое. Бытовое зло, воспринимаемое непосредственно, - это очевидный факт нашего бытия и спорить тут нам с Вами не о чем. Но Зло Метафизическое вовсе не есть самодовлеющее начало. Оно - именно в метафизическом смысле - подчинено Мировому Добру. Хотя его ПРАВИЛЬНОЕ бытовое восприятие подчас отличается от его ИСТИННОГО бытийного понимания.
   Мы живем вовсе не в самом лучшем из миров. Но даже в самом Худшем из миров всегда есть возможность Освобождения. Между Раем и Адом расстояние минимальное - ВСЕГО ОДИН КВАРК СМЫСЛА. Стоит его пройти, и из Абсолютной Чужбины попадаешь на Абсолютную Родину.
   Истинное бытие Ада - это сфера его абсолютного господства. Но такой сферы НЕТ ВОВСЕ. А потому нет вовсе и Ада как такового. С моей точки зрения, любое самое адское мучение преходяще и происходит НЕ ОТ СЕБЯ САМОГО, а ОТ СВОЕЙ СОБСТВЕННОЙ АБСОЛЮТНОЙ ИНАКОВОСТИ - состояния Окончательного Райского Спасения. Вот моя парадоксальная, или даже СВЕРХ-ПАРАДОКСАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ. - В Раю остается возможность адских мук.
  
   Кончеев. - Пассажи такого рода я рассматриваю только как жонглирование терминами в наивной надежде скрыться за их мнимой многозначностью от признания нежелательных и принципиально отрицаемых истин.
   Вот попытка редукции вышеприведенной Вашей сентенции к более прозрачным и откровенным терминам.
   Мир, бытие прекрасно всегда, везде и безусловно (рай), следовательно ни в каком спасении или освобождении от чего-либо оно не нуждается (является изначально уже спасенным и освобожденным).
  
   Шульгин. - Рай в моем понимании - это вовсе не то, что "прекрасно всегда, везде и безусловно". - Нет, конечно, нет. - Не всегда, не везде и условно. РАЙ - ЭТО ТАКОЙ МОДУС МОЕГО БЫТИЯ, КОТОРЫЙ ДЕЛАЕТ МЕНЯ БЫТИЙНО НЕЗАВИСИМЫМ ОТ ВСЕГО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВРАЖДЕБНОГО, - ПРИ ПОЛНОЙ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВРАЖДЕБНОСТИ НА БЫТОВОМ УРОВНЕ. Иначе говоря, я пребываю в Раю в том смысле, что любое налично-данное не-райское состояние РЕЗУЛЬТАТИВНО ПОДЧИНЕНО моему собственному Восхождению в Онтологической Силе-и-Славе. Рай - не обязательно мое эмпирически переживаемое Удовольствие. Но обязательно Мое Благо. И коль скоро я живу в Мире, где все, в конечном счете, подчинено Моему Восходящему - вместе со Мною - Благу, я нахожусь именно в Раю. В этом смысле в спасении я действительно не нуждаюсь.
   Однако Восхождение означает, что ни Я, ни Мое Благо не есть нечто застывшее. Я расту. - И мой рост требует моего спасения от изживших райских форм, превращающихся, в условном смысле, в "адские". Спасение от Рая - нелепость. Но сам Рай представляет собою бесконечное Восхождение по лестнице Вечного Спасения.
   Наше с Вами расхождение основано на том, что для Вас Спасение есть нечто застывшее. А я вижу его в вечном восходящем движении. Так что бытие действительно прекрасно.
  
   Кончеев. - Наличие же в таком прекрасном бытии адских мучений никак на его абсолютной прекрасности не отражается по двум (в данном тексте) причинам.
   Первая та, что, признав хоть какую-то реальность их (отраженность), пришлось бы отказаться от понятия "абсолютная прекрасность", а его следует сохранить во что бы то ни стало, потому что в ней и только в ней вся суть концепции.
   Вторая, преходящесть этих мучений. Поскольку они преходящи, а время всегда относительно и субъективно, то можно считать, что любые адские мучения длятся только миг, равный нулю, в то время как райское блаженство вечно и будет длиться вечно. Естественно, что нуль в сравнении с бесконечностью дает бесконечность возведенную в бесконечную степень. В общем, адские мучения можно считать не существующими.
  
   Шульгин. - Первая указанная "причина" носит не метафизический, а методологический характер. Она предполагает, что для меня первична концепция, а не сама суть дела. Эта "причина", конечно, принадлежит не мне, а Вам - как интерпретация моей концепции. Однако для меня адские страдания вполне реальны, но МЕТАФИЗИЧЕСКИ подчинены идее Восходящего Блага. Это метафизическая боль роста. Реальная боль реального роста.
   Вторая причина уже метафизическая, но тоже не решающая. Даже если бы адские мучения были непреходящими, они не отменяли бы нашего райского онтологического статуса. РАЙ - ЭТО НЕ ТАМ, ГДЕ НЕТ АДА, А ТАМ, ГДЕ АД ПОДЧИНЕН МОЕМУ ВОСХОДЯЩЕМУ БЛАГУ.
  
   Кончеев. - Чтобы не была заметна совершенная абсурдность всего изложенного, добавляется невозможная и непонятная, собственно, самообличающая Вашу сверхоптимистическую концепцию, "собственная абсолютная инаковость - состояния окончательного райского спасения". Что ж это за чудо такое, присутствующее и свирепствующее в Абсолютном Раю Окончательного Райского Спасения, которое порождает и делает возможными и реальными в нем адские мучения? Да не об этом ли я только и толкую с Вами? Как, каким образом, наравне с абсолютным возможно относительное (не должное, не совершенное)? Что оно такое, если Бог разумен и благ? И не вытекают ли все Ваши рассуждения из по умолчанию принятого за абсолютную истину предположения об абсолютной невозможности (видимо, из-за ничтожности нас, букашек) спасения и освобождения, если бы необходимость таковых все-таки пришлось бы признать? Потому-то и выходит, что для Вас, вопреки очевидности, Рай полный Адских Мук все равно Рай, а для меня Рай полный Адских Мук, как оно и есть на самом деле, - Ад. Разрешите посоветовать Вам, господин оптимист, почитать опубликованную в моем разделе статью Шопенгауэра "О суетности и страданиях жизни".
  
  
   Шульгин. - Если Ад подчинен Раю, то это и означает ситуацию Спасения. Но сама эта подчиненность не застывшая, а бесконечно восходящая. Совершенство не в отсутствии несовершенства. А в АБСОЛЮТНОМ СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ. Ваша идея спасения статична, моя динамична. Ваш Абсолют застыл. Мой всегда Восходит. Здесь корень наших расхождений. Для вас само движение - признак несовершенства. Для меня Окончательность - критерий ложности. Окончательно истинно лишь то, что Мое Истинное Благо бесконечно возрастает - даже через мои реальные эмпирические мучения. Вы хотели бы от них избавиться? Но почему жизнь без мучений лучше, чем жизнь, в которой мучения от случая к случаю могут встречаться? А иногда и быть неизбежными. "Мучение всегда хуже Не-Мучения по факту наличия". Я с такого рода тезисом согласиться никак не могу. У меня иная формулировка. - "Мучение может быть лучше Не-Мучения по результату".
   Вы хотите, чтобы "Мучение" и "Благо" были раз и навсегда разъединены? Вы хотите, чтобы любая цель, включая Бесконечный Прогресс, могла быть достигнута без всяких мучений? Вы вправе этого хотеть. И вправе стремиться к установлению мира, где это было бы возможно. Но ведь ПОНЯТИЕ МУЧЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО. Для нас мучение - зубная боль. А для жителей какого-нибудь классического Эдема зубная боль принципиально невозможна. Но у них роль мучения, может играть, например, обязанность быть в этом состоянии до бесконечности. Сама неподвижность становится источником адских мук - не в смысле эмпирических земных страданий.
   Мучение - это просто Наихудшее в данном мире. Наслаждение, соответственно,- Наилучшее. Можно мыслить миры - и пребывать в них, - в которых уже не будет никакой онтологической иерархии между Высшим и Низшим - и при этом будет эмпирически "очень приятно". Пожалуйста, называйте "Раем" только такого рода миры. Однако, раз в них нет иерархии Высшего и Низшего, то в них нет и развития, как перехода от Низшего к Высшему. А раз в них нет развития, то роль мучения -не в смысле эмпирического переживания - может играть само нахождение в этих мирах. - Только не с "внутренней", а с "внешней" точки зрения, - с точки зрения миров, в которых это развитие происходит. Примерно то же самое, как человек оценивает в качестве недопустимо-низшего наслаждение безмозглой свиньи у кормушки, - для нее "внутренне-райское".
   Суть Спасения вовсе не в том, чтобы не было каких-то конкретных состояний. Суть Спасения - В ГАРАНТИИ, что такие состояния ОСМЫСЛЕНЫ, ПОДКОНТРОЛЬНЫ, И ВО БЛАГО. Здесь моя позиция РАДИКАЛЬНО РАСХОДИТСЯ И С ИНДИЙСКОЙ, И С ПРОЧИМИ ТРАДИЦИЯМИ.
  
   Кончеев. - Если страдания, мерзости и подлости, любые вообще "адские мучения" сделать осмысленными и подконтрольными (Что вообще-то нелепо. Подконтрольные мерзости и подлости, как Вы это себе представляете?), то в сути их ничего от того не поменяется, и они остаются такими же, какими и являются в действительности, т. е. мерзкими, подлыми и невыносимыми. В чем же Ваше расхождение с индийской традицией, убежденной в том, что духовное совершенствование для того и нужно, чтобы поставить под контроль любые состояния? Я считаю, что никакой такой полный контроль невозможен, а неполный означает его отсутствие. Только Великое Делание может привести к состоянию осуществленности такого абсолютного контроля, а до того любой контроль только самообман.
  
   Шульгин. - Я исхожу не из эмпирически-субъективной, мне наглядно данной и мною самоочевидно используемой возможности контроля над "низшими" состояниями. Я имею в виду контроль метафизический, - в смысле ПРЕБЫВАНИЯ в мире, где Ад подчинен Раю, отнюдь не в смысле моей вот-сейчас-имеющейся способности не мучиться или не быть жертвой "мерзостей, подлостей и т.п.". Пусть в этом конкретном мире я неизбежно умру. Но я неизбежно, по мере своей, воскресну в ином мире -- к вящей славе Бесконечного Восхождения. Поэтому Страдание не является чем-то ПРИОРИТЕТНО значимым.
  
   Кончеев. - Противоположность наших представлений подобна противоположности между конъюнкцией и дизъюнкцией. Для Вас наличие в мире зла оставляет мир безоблачно добрым и хорошим. Для меня его наличие решает вопрос в прямо противоположную сторону. Как и для Достоевского, само наличие в мире хоть какого-то зла делает его для меня "сферой его абсолютного господства", т. е. адом.
  
   Шульгин. - Нет, Мир не безоблачно, а ОБЛАЧНО ХОРОШ, но и облака принадлежат к идее Восходящего Блага. У нас разница не в смысле конъюнкции и дизъюнкции, а в смысле Неподвижного Монизма и Динамичного Плюрализма. В самом высшем, а вовсе не в эмпирически преходящем смысле
   ЕСТЬ ВСЕ, ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ, И НЕТ НИЧЕГО, ЧЕГО БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО.
  
   Кончеев. - Да, это именно то Ваше кредо, против которого направлены и вся моя концепция, и все мои действия, ибо мое кредо прямо противоположно Вашему. Наши позиции можно проиллюстрировать так. Плачет ребенок. Я говорю, ему плохо, больно, ему надо помочь, а Вы мне отвечаете, я воспринимаю достаточно приятные звуки и пятна света, а происходит только то, что и должно происходить, протестовать и бунтовать бессмысленно.
   Любая логика здесь бессильна. Весь вопрос в изначальной установке. Я считаю, что прав я, а не Вы, потому что Вы не смогли мне пока доказать, что зло это добро или, что оно не существует.
  
   Шульгин. - Разумеется, в данном примере Вы мне приписываете явный абсурд. Если ребенок плачет, ему надо помочь. Допустим, я помогаю и иду дальше. А Вы делаете вывод: "Мир, где возможны плачущие дети, настолько нелеп, что его следует уничтожить. И заменить на мир, где не будут возможны ни слезы, ни дети". Но я вовсе не против - заменяйте. Только после замены опять появится - пусть и в совершенно другой форме - проблема "слез и детей". Потому что Мучение - не эмпирическое переживание, а пребывание в Наинизшем, - по критериям данного мира. Такое пребывание неизбывно, как неизбывно различие Низшего и Высшего и Движение от Высшего к Низшему. Рай - вечный переход от Низшего к Высшему. Ад - периоды, когда такой переход не кажется актуальным.
   Я исхожу из того, что Множественность Мира предполагает и Множественность Окончательных Ответов на Последние Вопросы. Это именно Множественность самой Онтологии. Для Вас это, очевидно, методологически неприемлемо, поскольку Вы принципиальный монист, включая методологию и самоидентификацию.
  
   Кончеев. - Множественность "Окончательных Ответов на Последние Вопросы" такой же логический и смысловой нонсенс, как и множественность Абсолютов или множественность Брахманов. Ради смеха или развлечения почтеннейшей публики можно, конечно, глубокомысленно утверждать возможность и реальность круглого квадрата или еще чего-нибудь в этом роде. Серьезно же предполагать реально существующим то, что является по сути невозможным и нелепым, так же нелепо. Это можно признать даже и не будучи монистом. Я понимаю, конечно, что, чтобы отрицать очевидное, приходится призывать на службу невозможное.
  
   Шульгин. - Множественность Окончательных Ответов на Последние Вопросы -органическое следствие того, что Множественность и Движение входят в Самую Суть Бытия. Развивается и множится все, включая Последний Вопрос и Окончательный ответ. Множественность Абсолютов и Частных Брахманов - исходная онтологическая норма плюралистического мира. Относительно "круглого квадрата" пример некорректный. Ибо эвклидова геометрия как раз и покоится на той вечной статике, которой нет в Абсолютном бытии. АБСОЛЮТНОЕ БЫТИЕ АБСОЛЮТНО МНОЖЕСТВЕННО И АБСОЛЮТНО РАЗВИВАЕТСЯ. Если Освобождение УЖЕ реально произошло (а, собственно, и было онтологически ИЗНАЧАЛЬНО), то остаются реформы, не более.
  
   Кончеев. - Если произошло, то, значит, был момент, когда его еще не было? Вот ужас-то тогда был, до него-то! Но если мы уже спаслись, то почему нужны еще какие-то реформы? Нужны, конечно, нужны. Концепция Великого Делания тогда значит и есть концепция окончательного завершения этих реформ, а стало быть, и уже происшедшего некогда (если уж Вам так хочется) все-таки неполноценного спасения и освобождения, хотя бы и "онтологически изначального".
  
   Шульгин. - Окончательное Освобождение УЖЕ ПРОИЗОШЛО - в том смысле, что и БЫЛО ИЗНАЧАЛЬНО - поскольку мы пребываем в Метафизическом Раю. А поскольку наш мир сильно похож на эмпирический Ад, - то для его совершенствования нет предела. Я вообще, стратегически, вовсе не против того, чтобы наш мир был одним ударом преобразован в другой - не только лично для Вас, но и для всех, кто в нем пребывает, где нынешних эмпирических проблем уже не будет. Если называть этот переход Великим Деланием - пожалуйста. Я лишь настаиваю на принципиальной Незавершенности любых подобных трансформаций. Реформа и революция - понятия относительные. Иная реформа намного революционней, чем самая радикальная сверхреволюция. Потому что касается СУТИ, а не поверхностной формы, лишь ПРИНИМАЕМОЙ за суть. Здесь я ощущаю возможность противоречия между знанием, что Последняя Цель - Окончательное Освобождение - уже достигнута, - и желанием двигаться дальше, совершая внутреннее обновление и самой Последней Цели.
  
   Кончеев. - Это говорит Ваша совесть, упрекая Вас за упорное отстаивание очевидно не корректной парадигмы.
  
   Шульгин. - Моя парадигма очевидно корректна. Но только наш язык, в конечном счете, не приспособлен для выражения Абсолютного Движения. Ибо оно касается не только бытия, но даже смысла слов. Однако понимание Недостаточности языка для полного выражения Высших Истин не отменяет его пригодность для их очерчивания. В рамках которого вполне возможно вести эзотерическую и философскую полемику.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"