Шумкова Татьяна Александровна: другие произведения.

Странная

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Дарья, профессорская дочка, бывшая балерина, да к тому же замужем... Виктор, богатый бизнесмен, с темным прошлым, никогда, даже не помышлявший о женитьбе. Они не были созданы друг для друга. Жили в параллельных реальностях и не должны были встретиться, но все-таки встретились... Она была уверена, что не для него, а он считал иначе... 16+ Буктрейлер к роману: https://youtu.be/SP9vj1H7Uak. РАЗМЕЩАТЬ КНИГУ НА ДРУГИХ РЕСУРСАХ НЕ РАЗРЕШАЮ. Книга ЗАКОНЧЕНА. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ТЕКСТА УДАЛЕНА. Приобрести книгу можно на сайте САМКНИГА: http://samkniga.net/index.php/item/strannaya, а также на сайте КНИГОМАН: https://noa-lit.ru/strannaya.html

  
  Виктор никак не мог сфокусировать взгляд, а в голове были только две мысли: 'Зачем я так напился?' и 'Зачем я сюда пришел?'. Какой-то дурацкий корпоратив никому неизвестной фирмы. Совсем не его уровень. Сейчас он с трудом мог бы вспомнить, как выглядит и как зовут гендиректора фирмы, с которым он подписал контракт. Слишком мелкая сошка для него. Но... Тем не менее, он здесь. С трудом, но все же удалось вспомнить все время суетившегося и заискивающего директора. А, кажется, вспомнил, Николай Владимирович вроде... Да, точно. Смотрел как преданная собака на хозяина, а он повелся. 'Десять лет фирме'. 'Окажите честь'. Черт, давно так не велся. Да, надо сказать, к нему давно с таким и не подходили. Главное, чтобы газетчиков не было. Но тут, если что спрос с охраны будет.
  А начбезу похоже понравилось здесь. Как в малине. Справа брюнетка, слева блондинка. Только охрана стояла неподалеку и исправно делала свою работу. А вот Валера совсем расслабился. Ну ничего, завтра получит нагоняй. Видишь ли захотелось ему с народом пообщаться.
  Налив себе еще коньяку и, выпив его, так сказать, на посошок, Виктор уже собирался было подняться, когда его взгляд натолкнулся на девицу, сидящую на противоположной стороне стола слева от него. Сначала он хотел отвернуться, но потом почему-то задержал свой взгляд, до конца не осознавая, чем она его заинтересовала. Слишком сейчас это было сложно для его, затуманенной коньяком, головы. Но что-то было и в ней самой и в ее поведении необычное. Веселье достигло апогея. Многие спустили тормоза, чему способствовал алкоголь. А она сидела тихая, задумчивая. К ней подходили желающие потанцевать, но она всем отказывала. В ней было столько достоинства и грации. Даже в таком состоянии, но он разглядел, как она берет бокал с минералкой своими длинными тонкими пальцами и чуть пригубив, ставит на место. Что-то было не так, какой-то диссонанс. Он даже напрягся весь, чтобы понять - в чем дело. И тут до него дошло. Нелепым было ее синее платье, с глубоким вырезом, которое абсолютно ей не шло и красная помада на губах. Никогда великим сыщиком не был, но здесь мог бы побиться об заклад - не по своей воле она это надела и губы накрасила. Кто-то видно уговорил.
  Неожиданно девушка поднялась и, взяв сумочку, пошла в противоположную сторону зала. Зато его как будто пригвоздили к стулу. Он сидел и напряженно ждал, потому что видел, незнакомка пошла не к выходу, а вероятно попудрить носик. А когда она вернулась на свое место за столом, буквально выдохнул. И еще больше удивился, когда увидел, что девушка уже без помады. Странно, обычно, девушки выходят подправить макияж, ну и там помаду конечно, а эта наоборот стерла. Неожиданно к ней подошла знакомая, и они начали спорить, слов он не слышал, но по мимике понял, что это именно спор. Вероятно, девушка хотела уйти, а знакомая уговаривала остаться. Но тут ее пригласили танцевать и она, недолго думая, тут же упорхнула. Незнакомка немедленно воспользовалась этим и, взяв сумочку, быстро направилась, тут он уже не сомневался, к выходу.
  Виктор подорвался, даже не задумываясь, как это выглядит со стороны и вообще, не осознавая до конца, зачем это делает. Ему повезло, что девушке, чтобы пройти к выходу, надо было обойти длинный стол и, поэтому успел.
  - Разрешите вас пригласить? - Он вырос перед ней неожиданно, как из под земли, отчего она остановилась как вкопанная, абсолютно растерявшись. Через несколько секунд, все - же опомнившись, она уже открыла было рот, чтобы отказать, но он опередил ее:
  - Прошу вас, только один танец и я сам провожу вас к выходу, - проговорил он почти скороговоркой и так умоляюще посмотрел на нее, что она не смогла отказать и слабо кивнула.
  Во время танца они оба молчали, и Виктор беззастенчиво разглядывал ее. И все больше поражался тому, как незнакомка отличается от всех присутствующих здесь женщин. Фигурка как у балерины, тонкие аристократичные черты лица, почти прозрачная кожа и необыкновенные карие глаза, которые удивительно контрастировали со светлыми волосами, он был абсолютно уверен, не крашенными. Руки ее были почти невесомыми. Разглядывая ее, он не сразу понял, что девушка танцует с ним только из вежливости. Об этом говорил ее отсутствующий взгляд и то, что, когда он попытался приблизиться к ней и чуть сильнее обнять, она тут же напряглась и воспротивилась этому. Это подстегнуло и задело его похоже сильнее всего в ней. Да что за черт. Так на него еще никто не реагировал.
  Музыка закончилась, и он даже почувствовал, как она облегченно вздохнула и торопливо опустила руки. Не говоря ни слова, девушка развернулась и быстро направилась к выходу, как будто и не было ни его, ни танца. Он был для нее пустым местом. Ему бы плюнуть и забыть, но он зачем то снова кинулся за ней и, нагнав уже у выхода, перегородил дорогу.
  - Постойте, я обещал проводить вас.
  - Вы сказали до выхода, но мы уже около него, - проговорила девушка тихо и слегка насмешливо. На какое-то мгновение он растерялся, во-первых, понял, что впервые услышал ее голос, а во-вторых, его снова старательно отшивают.
  - Давайте, я вас отвезу, - прозвучало уже совсем неуверенно, потому что ответ был известен заранее, и он не ошибся.
  - Нет спасибо, я вызову такси. - Сейчас ее взгляд никак нельзя было назвать безразличным. Он почти кричал, чтобы от нее отстали. Видно было, что она начала нервничать.
  Виктор отступил, не сказав больше ни слова. Она прошла мимо него не оглядываясь, доставая попутно телефон и вызывая на ходу такси. Он продолжал наблюдать за незнакомкой из-за стеклянной двери, пока та ждала машину.
  - Виктор Николаевич, - раздалось за спиной.
  Он недовольно обернулся и увидел начбеза.
  - Что тебе? - спросил резко.
  - Я за ней Славу отправил, чтобы адресок пробил.
  Блин, хотелось тут же прибить Валеру. Это получается, что тот следил за ним, пока он как последний мальчишка за этой девицей бегал. Раздражение нарастало с бешеной скоростью, прежде всего оно было направлено на себя.
  - А тебя просили об этом?
  Валера, до этого всегда невозмутимый, растерялся. Таким он своего хозяина еще не видел. Из-за какой-то девицы... Может он чего-то не знает, конечно, хотя раньше мог бы поклясться, что это невозможно. Виктор видел метания начбеза и понимал, что тот ни в чем не виноват и все сделал правильно, но продолжал злиться.
  - Распустил я вас. Ладно, поехали.
  Валера кивнул охраннику, и они вышли на улицу, незнакомки уже не было. Виктор приказал ехать в ресторан. Время еще было детское, да к тому же суббота.
  - В Акрополь?- уточнил водитель.
  - Да, езжай, а там посмотрим, - отрезал Виктор. Настроение было ни к черту.
  
  Валера сидел в баре, когда ему позвонил парень, которого он отправил за девицей. Он записал адрес и теперь раздумывал, отдать его хозяину или его уже это не интересует. Но интуиция подсказывала, что интересует и еще как. Не зря он за пять лет работы у него первый раз его таким видел. Кто бы раньше сказал, не поверил бы. Чтобы хозяин, вот так откровенно за какой-то девчонкой бегал. Может выпил лишнего. Решив, что дело именно в этом, начбез все же направился к столику, где сидел Виктор.
  - Вот адрес. - Он положил на стол бумажку с адресом и прямо посмотрел тому в глаза.
  - Ладно, хорошо. - Виктору понравилось, что Валера не испугался, в конце концов, за это его и держал - за смелость и сообразительность.
  Некоторое время он еще послушал живой оркестр, который играл в ресторане, но бумажка с адресом не давала покоя. Тем более он успел немало выпить и, как говорится, его потянуло отношения выяснять. Простившись с хозяином ресторана, который неизменно лично встречал и провожал его, Виктор вышел на улицу и сел в машину.
  - Все свободны, Слава меня отвезет.
  Валера хотел было возразить, но промолчал. Вышел и сел вместе с охраной в сопровождающую машину.
  - Слава поехали по тому адресу. - Водителю не надо было уточнять по какому.
  За время сидения в ресторане, Виктор достаточно накрутил себя, чтобы, не задумываясь, отправиться к незнакомке. Да кто она такая. Тоже мне нашлась. Обыкновенная баба, а строит из себя. Какая-то Дарья Сергеевна Климова, как было написано в бумажке, посмела на него пренебрежительно посмотреть. На кого? На него, самого Собинова, у которого сам губернатор области пороги обивает.
  Виктор не заметил, как машина остановилась. Он вышел из нее и прикурил.
  - Второй подъезд, - подсказал Слава.
  Виктор направился к двери и увидел, что замок сломан. Хорошо хоть взламывать не придется, он был готов и на это. Выбросив недокуренную сигарету, поднялся на третий этаж и, не задумываясь, нажал на кнопку звонка. Почти минуту ответом ему была тишина, а потом испуганный голос спросил:
  - Кто?
  - Откройте, поговорить надо. - Виктор уже успел накрутить себя, поэтому его голос мог напугать кого угодно, а уж девушку в первом часу ночи тем более.
  - Пожалуйста, уходите, сейчас не время для разговоров.
  Виктор только усмехнулся. Ага, сейчас. Тяжелый кулак со всей силы обрушился на дверь.
  - Уходите немедленно, иначе я вызову полицию.
  
  
  Дарья взяла телефон и только решила воплотить свою угрозу в жизнь, как тот зазвонил сам.
  - Дарья Сергеевна, здравствуйте. Это водитель Виктора Николаевича, поверьте, вам лучше открыть, полиция не поможет, а его лучше не сердить.
  Она слушала и не могла поверить всему происходящему, особенно тому, что все это происходит из-за одного танца. Дарья была в этом уверена. Бред какой-то. Положив трубку, она, немного поколебавшись, все же открыла дверь. Прислонившись к косяку, на пороге действительно стоял тот, с кем она просто протанцевала всего лишь один танец. Она невольно поежилась и крепче стянула на груди халат. Раньше она и не разглядела его толком. Оно ей и не надо было. А сейчас он показался ей просто огромным. Впечатление усиливалось из-за черных, как смоль, волос и налитых кровью глаз.
  - Чаем напоите?- спросил Виктор с насмешкой.
  Дарья молча распахнула дверь и направилась в кухню, не оглядываясь, уверенная, что гость идет за ней.
  - Руки можно помыть здесь, - махнула она в сторону ванны. Проклятое воспитание. Сейчас конечно самое время предлагать незваному гостю умыться. Как ни странно, но он зашел в ванную. Дарья услышала, как включили воду. Да, полный дурдом.
  Однако все тоже воспитание брало над ней верх, и она поставила чайник.
  
  Виктор еще в прихожей заметил мужские вещи, а в ванной все только подтвердилось. Мужской халат, бритвенный станок... Только ревнивых мужей ему и не хватало. Но он понял, что не уйдет. Во всяком случае, не так скоро.
  Остановился в дверях кухни и замер на несколько секунд. Она стояла у окна и смотрела в никуда. Именно так и было. Ее взгляд был направлен скорее в себя. А он беззастенчиво разглядывал ее. Волнистые светлые волосы собраны в хвост. Но несколько непослушных завитков все же выбились из прически и оттеняли белоснежную кожу. Виктор даже сглотнул. Так захотелось прикоснуться к тому месту, где были именно эти завитки.
  Она, наконец, почувствовала его взгляд и обернулась. Посмотрела так внимательно и серьезно. А еще, как ему показалось, немного удивленно. Как будто ей понадобилось время, чтобы вспомнить, а что собственно он делает в ее квартире. Но она ничего выяснять не стала, а только вздохнула и стала собирать на стол.
  - Садитесь. Как говорится, угощайтесь, чем бог послал.
  Некоторое время прошло в молчании. Он добросовестно пил чай, а она едва пригубила и теперь просто держалась за чашку, как-будто не могла согреться.
  - Послушайте... - она запнулась.
  - Виктор, - подсказал он с едва скрываемой насмешкой. Ситуация действительно была странной. - А вас как зовут?
  Немного поколебавшись, она все же ответила:
  - Дарья.
  Она просто произнесла свое имя, а ему жарко стало, словно у печки сидел. Как будто наваждение какое-то нашло. Виктор прекрасно видел, что смущает девушку, но заставить себя перестать разглядывать ее он не мог. Белоснежная, почти прозрачная кожа, и эта чуть вздернутая губа, как магнитом притягивали его. А еще обстановка в доме. Вся мебель была старинной, по-видимому, эта квартира вместе с мебелью достались в наследство от бабушки. Он как будто оказался на съемках какого-то фильма. Однако, Дарья прекрасно смотрелась среди этих вещей. Виктор был уверен, что если заглянуть в зал, там обязательно будет стоять пианино.
  А еще он вдруг ясно понял сейчас, что вторгается в совершенно чужой ему мир, и что этого делать не надо, но он также понял, что встать и уйти просто не в состоянии...
  - Послушайте, Виктор, может вы все-таки объясните цель своего позднего визита?
  Он даже вздрогнул от неожиданности, настолько был погружен в свои мысли и был не готов к ее вопросу.
  Обстановка обстановкой, но он то не из девятнадцатого века. Насмешливо посмотрел ей прямо в глаза, отчего она совсем смешалась и отвернулась.
  - Сколько?
  - Что? - Она снова посмотрела на него, уже с удивлением.
  - Брось разыгрывать дурочку. Все ты поняла. За ночь сколько берешь?
  - Вы сумасшедший?
  Ее недоумение было искренним, но Виктора не так то просто было сбить с толку.
  - Только не говори, что ты без всякого умысла надела то платье и накрасила губы, как сама знаешь кто. В таком виде только клиентов снимать. Так в чем дело?
  Дарья невольно поднялась из-за стола. Она смотрела на Виктора если не с ужасом, то уж с полным недоумением точно.
  - Убирайтесь сейчас же из моего дома, - произнесла она негромко, но твердо.
  От ее отстраненности не осталось и следа. Ладони сжаты в кулак, глаза гневно сверкают. Дарья прошла к двери и для большей убедительности указала Виктору на выход.
  - Убирайтесь, - повторила она вновь.
   Но он только усмехнулся. Виктор привык играть по другим правилам и всех мерил по себе.
  - Цену набиваешь. Ну что ж, это я понять могу. Только зря стараешься. Я и так не обижу. - С этими словами Виктор достал бумажник и кинул на стол пачку денег.
  Дарья потеряла на какое то время дар речи. Но потом, придя в себя, она схватила деньги и, подойдя к окну, открыла форточку и бросила их на улицу. Она только и успела вновь развернуться к Виктору, когда он уже был около нее. Его руки не давали ей ни малейшего шанса. Виктор держал ее одной рукой за талию, а второй притянул голову и попытался поцеловать. Она отчаянно сопротивлялась, отворачивая голову. И все же ей удалось освободить одну руку. Звук пощечины, прозвучавший в тишине, отрезвил их обоих.
  Тяжело дыша они смотрели друг другу в глаза, не в силах отвернуться. Он все еще удерживал ее, но не сильно, скорее по инерции. А она смотрела на его красное от пощечины лицо и не могла поверить, что сделала это. Никогда ничего подобного в ее жизни не было. Но и мужчин таких в ее жизни тоже не было.
  Виктор отпустил ее и отступил на шаг. Алкоголь мгновенно выветрился.
  - Простите.
  Дарья пыталась унять мелкую дрожь, которая пронизывала все ее тело. Она скрестила руки на груди и опустила голову, не в силах произнести ни звука. Глаза помимо воли наполнились слезами. Она не могла до конца поверить в происходящее с ней. Может быть это кошмарный сон.
  Виктор видел, как слезы градом потекли по ее лицу и тоже не мог поверить, что сделал это.
  - Простите, - повторил он тихо и направился к двери.
   Выйдя на площадку, он достал сигареты и закурил, продолжая размышлять над произошедшим. Ничего подобного с ним тоже не случалось. Никогда ни одна женщина ему не отказывала. Чаще он пытался избавиться от надоевшей любовницы. Хорошие отступные неплохо помогали в этом. Да и просто можно было припугнуть. Виктор привык только к таким отношениям, а про другие он не знал, или успел забыть. Дарья была другая, хотя поверить в это ему было трудно. Он привык, что в его мире все решают только деньги.
  Так размышляя, он и не заметил, как оказался в машине. Какое-то время он продолжал смотреть на ее дом, пока его не вывел из задумчивости голос Славы:
  - Виктор Николаевич, сейчас куда?
  - Домой, - ответил лаконично. В данный момент он был абсолютно не расположен к разговорам.
  - Вы извините, вот, - Слава развернулся и отдал Виктору деньги. - Я подобрал.
  Тот посмотрел на деньги с досадой, но взял их, ничего не собираясь объяснять. Не часто Виктор оказывался перед своими служащими в подобных нелепых ситуациях, а вернее никогда. Но сегодня, похоже, вообще, был вечер откровений.
  
  Дверной звонок звонил не переставая. Дарья подскочила к двери, уверенная, что это соседи, которых она наверняка затопила. Но открыв двери, поняла, что это всего лишь ее подруга Вика.
  - Ты с ума сошла. Напугала до смерти, так трезвонить, - проговорила она недовольно.
  Но подругу было трудно смутить, а вернее, почти невозможно.
  - Здрасте. Сама просила приехать, поговорить, а теперь недовольна. - С этими словами Вика буквально за минуту сбросила туфли в прихожей и, пройдя на кухню, оказалась за столом. Дарье только и оставалось, что последовать за ней.
  - Ну, давай рассказывай, что у тебя стряслось.
  Дарья невольно улыбнулась. Подругу ничего не изменит, сразу с места в карьер. Ни минуты на передышку. А с другой стороны, она понимала, что только настоящая подруга, вот так сразу без выяснений по телефону примчится по первой просьбе. Дарья торопливо разлила чай, и сама села напротив Вики, зная, что та долго не выдержит ее молчания.
  - В общем ничего особенного не случилось, - попыталась она начать разговор, но поняла, что сделать это труднее, чем она предполагала. А потом вдруг пришла невольная мысль, что зря побеспокоила подругу. В конце концов, действительно ведь, ничего страшного с ней не случилось.
  - Так, либо ты рассказываешь, либо я ухожу, - недовольно пробурчала Вика, видя нерешительность Дарьи. И тогда та, с заминками, но все же рассказала о вчерашнем приключении.
  Дарья ждала удивленных взглядов, бурных эмоций от Вики, но, как ни странно, она оставалась спокойной. Не спрося разрешения, Вика достала сигареты и закурила. Дарья, недовольно покачав головой, все же поставила перед ней пепельницу и открыла окно.
  - И что тебя так смутило во всей этой истории?
  Дарья невольно вытаращила глаза.
  - Как что? Да меня за проститутку приняли. Посторонний мужчина без приглашения ввалился ко мне в дом, а ты спрашиваешь, что меня смущает. Ну знаешь, не этого я от тебя ожидала.
  - А что ты от меня ожидала?
  - По крайней мере, сочувствия.
  - От сочувствия дети не рождаются, - проговорила подруга, слегка усмехнувшись.
  - Да ну тебя, со своими присказками. - Дарья была действительно раздосадована. Лучше бы и не звонила вовсе. - Тем более, извини, что напоминаю, но это ты уговорила меня надеть то дурацкое платье.
  - Может я еще виновата в том, что у тебя муж, как бы это помягче сказать, не способен жену удовлетворить?
  - Ну знаешь. - У Дарьи невольно дар речи пропал от такой откровенности.
  - Вот и делай людям добро, - с этими словами Вика подскочила и направилась было в прихожую. Но Дарья опомнилась и остановила ее:
  - Прости меня, - проговорила она умоляюще. Подруга уселась на место. - Давай еще чаю налью.
  - Я действительно не знаю, что ты всполошилась. Ведь ты именно этого хотела, когда пошла со мной вчера на корпоратив. Завести ничего не значащую интрижку. А когда все так удачно получилось, вдруг решила из себя скромницу корчить.
  Дарья смутилась. Она не стала уточнять, что это как раз Вика уговорила ее пойти на эту злополучную вечеринку и настоятельно советовала с кем-нибудь наконец познакомиться. А Дарья в тот момент была не в лучшем состоянии после очередной ссоры с мужем и его уходом, тоже очередным, из дома, поэтому и согласилась. Да и сил спорить с подругой и отнекиваться, у нее просто не было в тот момент. И что это она и вправду, ведет себя как девочка семнадцатилетняя.
  - Сама не знаю. Ты конечно права, но как то все это грязно.
  - Ха! Грязно. Это то как раз нормально. Ты красивая женщина, тобой заинтересовался мужчина. Ну да, может немного наглый.
  - Немного... - Дарья невольно усмехнулась.
  - Ну и что? - Вика аж вскинулась. - По крайней мере, здоровый, нормальный мужик проявил к тебе интерес. А вот то, что у тебя в семье происходит, это как раз ненормально.
  Дарья невольно поморщилась.
  - Прошу, только не начинай старую песню про то, что мне надо бросить своего непутевого мужа.
  - А что, разве не так? Не пора ли тебе подумать о себе. Красивая, интеллигентная, из профессорской семьи и умудриться выйти замуж за простого солдатика. Да к тому же драчуна и пьяницу, и как оказалось, в придачу, еще и ....
  - Перестань. Ты прямо как моя мама.
  - Иногда мамы бывают правы. И ты знаешь эту правду лучше нашего. К тому же еще и уехал на свою эту вахту, даже не попрощавшись. Ты считаешь это нормальным?
  Дарья не ответила. На какое то время на кухне повисла пауза.
  - Не знаю, что теперь будет, - невольно вырвалось у нее.
  - А что будет? Возможны два варианта. Мужик просто перепил, а сегодня тебя и не вспомнит. А если и вспомнит, тоже не страшно. Знаешь, здоровый секс в 23 года еще никому не помешал.
  - Не знаю, - задумчиво произнесла Дарья. - Грязно все это, - невольно повторила она.
  - Хочешь совет? - Вика прямо посмотрела в глаза подруги.
  - Какой?
  - Разведись, пока не поздно. - С этими словами она поднялась из-за стола и отправилась в прихожую. Дарья задумчиво последовала за ней.
  - Ну ладно подруга, прорвемся. Не раскисай, - с наигранным весельем проговорила Вика. - Побежала я, на работу пора. Некоторые, знаешь ли и по субботам работают.
  Когда за подругой закрылась дверь, Дарья невольно почувствовала, что благодаря ей чувствует себя намного спокойней. Действительно, и что это она запаниковала, и не такое пришлось пережить.
  
  
  Солдатик... Дарья усмехнулась про себя. Ее муж не был солдатиком. В ту пору, когда они познакомились, он уже был офицером. Да, всего лишь лейтенантом, но не солдатиком. И кому как не Вике это знать. Но она нарочно так пренебрежительно называла ее мужа, потому что он ей не нравился...
  Это было счастливое время, даже несмотря на сессию и диплом. Дарья с Викой учились на юридическом. Много занимались и редко отдыхали. И тот день был скорее исключением из правил...
  В этот раз они готовились к экзаменам у Вики. Родители уехали на дачу, так что никто не мешал, и квартира была в их полном распоряжении. Однако, уже с утра учеба не задалась, так как солнце буквально взывало, чтобы все бросить и идти гулять. И когда Вика в очередной раз умоляюще посмотрела на Дарью, которая старательно корпела над книгами, та тоже сдалась жаркому дню. Решение было принято быстро. Кино и мороженое. Потом немного погулять и снова за учебу. Но когда они добрались до кинотеатра и изучили афишу, оказалось, что ничего хорошего там их не ожидает. Сплошные блокбастеры и ужасы. Так что решили перейти сразу ко второму пункту программы и пойти в кафе.
  Однако и с кафе им также не повезло. Только они сделали заказ, как какие-то подвыпившие придурки стали к ним приставать. Дарья с Викой уже собрались было плюнуть на мороженое и уйти, как неожиданно на помощь подошли два офицера. Правда, это потом они уже узнали, что молодые люди офицеры. Так как по форме десантников понять это было трудно, а в погонах девушки не разбирались. Мужчинам хватило только взгляда, чтобы пристававшие к девушкам молокососы с соседнего столика тут же испарились.
  Вика и Дарья пригласили своих спасителей за свой столик. И надо сказать, сделали это с удовольствием, так как парни им сразу понравились. Так что, все-таки тот день прошел удачно. Впрочем, на этом их история не закончилась. В тот день молодые люди обменялись телефонами и встречи посыпались одна за другой. Правда, постепенно Вика охладела к своему кавалеру и они расстались. Ей нужен был мужчина постарше и с будущим. А тут простой офицер. Она даже не сомневалась, что Дарья поступит также. Но каково же было ее удивление, когда Дарья не просто не бросила своего Андрея, а объявила, что любит его и выходит за него замуж. Вика была просто шокирована этим сообщением. И никак не могла понять, как такое могло произойти.
  Но если Вика не понимая Дарью, в тоже время уважала и принимала ее решение, то мама Дарьи высказалась однозначно - она никогда не примет Андрея. Это было тяжелое время. Каждый день мама Дарьи заводила разговоры о том, что она ломает себе жизнь и поступает опрометчиво. А когда поняла, что слезы и уговоры не помогают, так как Дарья твердо стояла на своем, она выйдет за Андрея, мама с каменным лицом поставила ее перед выбором - или она или Андрей. Дарья никак не ожидала такого от матери. Она еще пробовала что-то объяснить, но мать оставалась непреклонной, в профессорской семье зятя, как она выражалась, без рода без племени и без положения в обществе, она никогда не примет. Проплакав несколько дней, Дарья приняла для себя трудное решение. Она собрала вещи и зашла в комнату к матери попрощаться. Но та даже не повернулась к ней, так и осталась у окна и только бросила через плечо, что дочь еще пожалеет о своем решении. С тяжелым сердцем Дарья покидала родительский дом, в котором прожила столько лет, в большинстве своем счастливых. И только одно грело ее душу. Она была уверена, что если бы был жив отец, он бы ее понял.
  Но с другой стороны, она не злилась на мать. Ее можно было понять. Привыкшая к хорошей жизни, которую всегда обеспечивал их отец, когда был жив, Елена Александровна надеялась, что с помощью дочери эта жизнь и дальше будет таковой. Дело в том, что два года назад в их доме появился сын старинного друга отца Дарьи - Никита Кольцов. Он приехал в их город, чтобы возглавить филиал фирмы, которую возглавлял его отец. Тогда же он пришел в их дом, чтобы передать привет от отца, который к тому времени уже довольно долго жил в Москве. Эта была их первая встреча с Дарьей. Не надо было быть ясновидящим, чтобы понять, какие эмоции вызвала Дарья у Никиты. С тех пор он стал постоянным гостем в их доме.
  Дарья не сильно придавала значение его приходам. Она была всегда очень занята. Учеба и работа отнимали все ее время. А когда мама начинала расхваливать перед ней достоинства Никиты, только отшучивалась. Но мама относилась к этому очень серьезно. Еще бы, красивый, высокий, из хорошей семьи, но и самое главное - бизнесмен, наследник хорошего состояния. Все это Елена Александровна перечисляла Дарье, когда пыталась внушить ей мысль, что лучшего мужа ей не найти. Дарья же только улыбалась маминой настойчивости. И это было ее ошибкой. Уже тогда надо было пресечь эти разговоры, а также вечерние посиделки за чаем, которые давали надежду не только маме Дарьи, но и Никите. Тогда может ей не пришлось бы сейчас так тяжело. Когда нужно было найти слова, чтобы объяснить свои чувства к Андрею. Свою внезапно вспыхнувшую и такую всепоглощающую любовь. Ведь она, по словам матери, принимала ухаживания Никиты, и можно сказать, предала его. Да, иногда она ходила с ним в рестораны, когда он был слишком настойчив, но в тоже время в одном из разговоров, Дарья доходчиво объяснила ему, что они могут быть только друзьями. Тогда он попросил хотя бы возможности видеться с ней, и она не смогла отказать. Теперь Дарья понимала, что должна была прекратить общение, но не сделала этого.
  Да, она понимала в какой то степени свою мать и ждала от нее такого же понимания, но ее ожидания не оправдались.
  
  
  
  Дарья сидела на кухне и пила чай. Сейчас она чувствовала себя намного спокойней. Прошла неделя после злополучного корпоратива, и Дарья была уверена, что события развивались по первому сценарию, заявленному Викой. То есть, этот странный тип просто перепил, а утром про нее и не вспомнил. Только она про это подумала, как раздался звонок в дверь. Продолжая размышлять, Дарья на автомате открыла дверь. Прямо перед ее глазами красовался огромный букет белых роз.
  - Распишитесь, пожалуйста, - прервал ее раздумья улыбчивый курьер с наушниками в ушах.
  - Подождите, тут какая-то ошибка, - опомнилась Дарья.
  Парень деловито посмотрел какие-то записи.
  - Климова Дарья Сергеевна? - уточнил он.
  - Да... - протянула она удивленно.
  - Ну, значит все правильно, никакой ошибки. - С этими словами он сунул ей букет и буквально испарился.
  Дарья ошарашено смотрела то на открытую дверь, то на букет, на какое-то время лишившись дара речи. Ее спокойствие куда-то вмиг испарилось. Но тут она опомнилась и быстро закрыла дверь. Не хватало еще, чтобы ушлые соседки увидели ее с этим злосчастным букетом.
  Пройдя на кухню, Дарья заметила записку среди цветов. Открыв сложенный листочек, она прочитала: 'Надеюсь, вы примите извинения за поздний визит'. Подписи не было, но догадаться от кого, было не трудно.
  И опять в ее голове поселились сомнения. Он просто извинялся или извинялся с намеком на продолжение? Господи, за что ей еще и это. В ее жизни и так проблем хватало, а тут еще сессия на носу. Так и не придя к какому то выводу, Дарья отправилась в библиотеку. Дома что-то выучить ей вряд ли удастся.
  
  На следующий день неприятный прогноз про продолжение только подтвердился. Когда она шла с работы и уже была недалеко от дома, возле нее внезапно остановился черный мерседес. Она невольно остановилась и ждала появления Виктора, но дверь открылась со стороны водителя, и навстречу ей вышел светловолосый парень.
  - Дарья Сергеевна, здравствуйте.
  Она не ответила, а только слегка кивнула, не зная, что ждать от нового персонажа.
  - Виктор Николаевич приглашает вас на ужин. Позвольте, я вас отвезу. - Молодой человек говорил вроде бы и ласково, но явно с нажимом. Типа отказываться не советовал бы. И тут Дарья узнала его по голосу. Это он тогда ночью почти угрожал ей по телефону.
  Она хотела было уже возмутиться такой наглости и отправить, как говорит Вика, куда подальше нахала и, по совместительству, по видимому, личного водителя этого самого Виктора Николаевича, будь он неладен, но внезапно передумала. Дарья вдруг поняла, что если сейчас не объяснится как следует и не поставит все точки над 'и', то эта история может продлиться бесконечно.
  - Хорошо, поехали, - произнесла решительно и почти с вызовом.
  Молодой человек распахнул перед ней заднюю дверцу, и она села в машину, внезапно оказавшись в небольшом мире роскоши и комфорта. Машина плавно тронулась с места. И только потом Дарья сообразила, что даже не поинтересовалась, куда ее пригласили на ужин. А вдруг ее везут домой к этому самому Виктору Николаевичу. Когда она об этом подумала, у нее началась настоящая паника.
  - Подождите, - обращение к водителю прозвучало на грани. - Я сейчас вдруг вспомнила, что мне надо домой.
  Но тот только слегка повернул к ней голову.
  - Мне приказано вас привезти в ресторан, а там хозяин решит, - отрезал он, показывая, что даже не собирается обсуждать с ней приказы хозяина.
  Хам. Настоящий хам. Дарья хотела было снова возмутиться, но слово 'ресторан' остудило ее пыл. И хотя поведение этого светловолосого ей совсем не понравилось и слово 'хозяин' больно резануло слух, но она решила все же пойти до конца. Бесспорно, разговор этот ей был крайне нужен. Этот Виктор Николаевич прет как танк и ясно, что не остановится. Ведь он видел мужские вещи в ее доме и, казалось бы, должен был понять, что она замужем и ее не интересуют случайные знакомства, но даже не обратил на это никакого внимания. Он чувствовал себя хозяином жизни и не привык себе в чем то отказывать. Все это Дарья прокручивала в голове, пока машина не доставила ее к ресторану. Ну ничего, она поставит его на место и покажет этому 'хозяину' жизни, что не все в этом мире можно купить. С этими мыслями, она вышла из машины и провожаемая водителем, вошла в огромный холл ресторана.
  Идя к столику вслед за метрдотелем, Дарья думала о слишком освещенном зале и своем скромном платье, которое здесь было просто неуместным. Неужели ей придется вести серьезный разговор в такой неподходящей обстановке. Но ее провели в отдельный кабинет, и Дарья вздохнула свободно. Правда в голове поселились новые сомнения по поводу интимности такой обстановки.
  И действительно, в отличии от общего зала, здесь царил полумрак. Как только Дарья вошла, ей навстречу поднялся тот, о ком невольно пришлось думать все последние дни. Сейчас он не казался таким уж страшным как в тот вечер.
  - Здравствуйте. Присаживайтесь, пожалуйста. - Голос был мягкий и абсолютно спокойный.
  Виктор помог ей сесть за стол и сам уселся напротив. Дарья ничего не ответила на приветствие, а только кивнула. На нее вообще, похоже сегодня ступор напал.
  - Вы извините, я сам сделал заказ на свой вкус, но если вам не понравится, можно заказать что-нибудь другое.
  Она снова кивнула, не в силах произнести ни звука. Сейчас она думала только о том, как бы правильно начать разговор. Виктор же, напротив, чувствовал себя в этой обстановке совершенно спокойно и слегка улыбаясь, разглядывал Дарью. Да и одет он был, не в пример ей, безупречно. Шикарный костюм, правда, без галстука. Верхняя пуговица рубашки расстегнута. Дорогие часы на запястье просто кричали о богатстве своего хозяина.
  Дарья решила больше не мешкать. Пока не принесли еду, нужно действовать.
  - Виктор Николаевич, вообще я пришла сюда не ужинать, а только за тем, чтобы поговорить с вами.
  Он поставил локти на стол, сцепил руки в замок и оперся на него подбородком, продолжая бесцеремонно и слегка насмешливо ее разглядывать, будто Дарья какая то диковинная зверушка. Ее это жутко раздражало, но поделать она ничего не могла.
  - Я слушаю вас.
  Хм. Спасибо за разрешение. Но это она только подумала, а вслух произнесла другое:
  - Понимаете, произошло недоразумение. - Она произнесла это таким тоном, как будто собеседник сразу должен был понять всю абсурдность своего поведения и этого приглашения в ресторан.
  - Хм. Это какое же? - вопрос прозвучал недовольно.
  Ну нет, он не собьет ее с пути. Дарья сделал вид, что не понимает его насмешки.
  - Вы просто все неверно поняли. Наверное, действительно, то платье сбило вас с толку. Я просто поддалась на уговоры подруги и надела его по ее же настоянию. И на вечеринку эту тоже пошла по ее просьбе. Но ничего такого я этим платьем не хотела показать. Я замужем и у меня все хорошо. Я не ищу приключений. Так что извините, если что не так, но встречаться с вами я не намерена. - Дарья очень надеялась, что она убедительна.
  - Но, по крайней мере, поужинать то мы можем? - спросил он серьезно, а она так и не знала, понял ли он ее.
  - Ну, в общем то, да..., - произнесла она нерешительно, так и не додумавшись, воспринял ли он ее слова серьезно.
  - Ну вот и хорошо, а то я чертовски голоден. Да и продуктам не пропадать же? - Веселые искорки в его глазах сбили Дарью с толку. Вот бы ей такое спокойствие и уверенность.
  Ответить ей не пришлось, официанты начали накрывать стол. Виктор сам разлил вино и, протянув бокал, предложил тост:
  - За знакомство.
  Дарья слегка коснулась своим бокалом его бокала, не понимая, что он хотел сказать этими словами. Она не в силах была больше выносить эту неопределенность, эти проклятые качели.
  - Да, расслабься, мы просто поужинаем. - Похоже, он разгадал ее мысли. И переход на 'ты' был неожиданным, настолько, что Дарья, даже не заметив этого, в волнении осушила половину бокала. А когда поставила его на стол и заметила свою вольность, решила, что он подумает, что она алкоголичка, ведь в отличии от нее, Виктор только слегка отпил из своего бокала.
  Какое-то время они ели молча. Дарью это вполне устраивало, хотя было и неуютно под его внимательным взглядом. Но насладиться едой ей это не помешало. Она вдруг поняла, что сильно голодна. Но через некоторое время его неожиданный вопрос выбил ее из колеи:
  - Ты в 'Мегаполисе' работаешь?
  - Да. - Она едва заметно сглотнула и насторожилась. Первый раз кто-то так откровенно интересовался ее жизнью и не скрывал этого.
  - Юрия Владимировича хорошо знаю. Давно вместе работаем. А почему решила второе, экономическое получать?
  Дарья чуть не подавилась. Он и это знал. Не очень то приятно оказаться, словно личинка, под микроскопом. Нет, она, конечно, успела узнать, работая в Мегаполисе, таких людей и знала, что их возможности велики, но что эти возможности на ней будут испытывать, никак не ожидала.
  - Поняла, что юриспруденция не совсем то, чем хотела бы заниматься в жизни, - ответила она лаконично.
  - А экономика, то?
  - Пока не знаю, посмотрим.
  - Ты не похожа на легкомысленную особу.
  Ну вот же, правильно понял. Может все и обойдется. Но только она это подумала, как следующие его слова разрушили последние остатки ее спокойствия.
  - А все-таки, то платье ты не просто так надела и кольцо обручальное сняла, - произнес он без всякого перехода и логики.
  Ну все, хватит.
  - Вас не касается, зачем я надела то платье. - Дарья против воли начала горячиться. - Все это слишком затянулось. Спасибо за ужин, - с этими словами она встала и направилась к выходу. Но дверь не поддалась. Дарья не сразу поверила, что та заперта.
  - Сядь, пожалуйста, на место. Уйдешь, когда договорим, - произнес он негромко, но жестко. Этот человек даже не сомневался в своем праве командовать и в том, что остальные должны ему подчиняться.
  Вот от этого 'пожалуйста' ее уже наизнанку выворачивало. Она уже поняла, что под ним абсолютно ничего не подразумевалось. Что сам Виктор, что его водитель, говорили это слово без всякого смысла. К вежливости это не имело никакого отношения. Однако, Дарье ничего не оставалось, как все-таки подчиниться. Не ломиться же в дверь и не звать на помощь. Да это было и не в ее характере. Хотя, кто знает, может как раз уже пора в истерику впасть. Глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, она вернулась и снова села за стол, прочно вцепившись в свою сумочку, демонстрируя свое нежелание продолжать разговор.
  Но, похоже, Виктор так не считал. Он начал говорить, казалось, вовсе не обращая внимание на ее состояние.
  - Я хочу сделать тебе предложение, но ты не спеши отказываться. Подумай дома, в спокойной обстановке. Это никогда лишним не бывает.
  Дарья не смотрела на него, но слушала каждое его слово. Да и как могло быть иначе, хотя его тон с некоторой ленцой в голосе невероятно раздражал. Дарья понимала, кто он, и кто она. Прихлопнет и не заметит.
  - Не скрою, ты мне понравилась. - Виктор закурил и говорил медленно, как будто обдумывал каждое слово. - Я предлагаю тебе содержание. Совсем другой уровень жизни, чем у тебя сейчас. На какое время, пока не знаю, как получится. Но потом ты тоже не будешь нуждаться. Ты сможешь продолжить работать, если захочешь, но жить будешь у меня.
  От такой откровенности ей даже нехорошо стало, хотя она и старалась этого не показывать. А еще Дарья поняла, что отнекиваться сейчас бессмысленно. Ей просто не поверят. В его мире таким как он не отказывают. Еще вспомнила, как тогда у нее дома, после той злополучной вечеринки, он сказал, что она цену себе набивает. Так что действительно объяснять что-либо сейчас она считала бессмысленным. Но все же от ехидного вопроса не удержалась:
  - А к мужу я смогу периодически приходить, чтобы супружеский долг исполнить?
  Ох, как он на нее посмотрел. Оказывается у мистера невозмутимость есть слабые стороны. Челюсть напряглась, желваки заходили. Но многолетняя тренировка дала о себе знать. Виктор быстро взял себя в руки и снова эта насмешка в глазах.
  - С мужем тебе придется расстаться.
  Вот так. Ни больше ни меньше. Как оказывается все просто.
  Он поднялся, показывая, что теперь разговор окончен. Дверь чудесным образом оказалась открытой. Ей снова пришлось пройти через ярко освещенный зал. Сейчас свет особенно раздражал. На улице поджидал все тот же мерседес. Виктор помог Дарье сесть и сел сам. Всю дорогу до ее дома они не разговаривали. А когда он проводил ее до подъезда, и она уже взялась за ручку двери, он внезапно нарушил молчание, протянув карточку.
  - Здесь телефон, прямой. Звони, когда примешь решение.
  Она не ответила и не попрощалась. Быстро открыв дверь, Дарья зашла в подъезд. Только оказавшись дома, она немного расслабилась и выдохнула. Вроде хорошим психологом не была, но ей показалось, что в данном случае все будет хорошо. В том смысле, что решать ей. А вернее и решать ничего не надо. Дарья небрежно кинула карточку на тумбочку в прихожей, зная, что она ей ни к чему и телефоном никогда не воспользуется.
  
  Прошло лето. Осень потихоньку, не торопясь, вступала в свои права. Только легкий ветерок и пасмурные дни напоминали о будущих холодах. Но пока еще было тепло и даже листья не спешили желтеть. Виктор курил у открытого окна в своем огромном кабинете и разглядывал детей, резвящихся в парке, недалеко от делового центра. Он полностью ушел в свои мысли, не замечая, как пепел падает на подоконник.
  Дарья так и не позвонила. Да он и не надеялся. Уже тогда, когда довез до дома и дал ей свою визитку, знал, что не позвонит. Нет, он лукавил. Когда делал ей то нелепое деловое предложение в ресторане, уже тогда знал, что не согласится и не позвонит. А зачем говорил, если заранее знал о результате, а вернее о его отсутствии, все это и сам бы не смог себе объяснить. Скорее действовал по привычке. Всегда был стопроцентный результат. Никто никогда не отказывал. Да он вообще, первый раз о какой то конкретной женщине так долго думал. На первом месте всегда был только бизнес. Женщины были не на втором, и даже не на третьем месте. Да, физиология требовала, статус, но не более того. А сейчас что-то сломалось, что-то пошло не так. И он сам себе признался, что растерялся. Нет, он, конечно, не то, что говорить, даже показывать это никому не собирается, но себе никогда не врал. Поэтому и поднялся так высоко, достиг столько в бизнесе. Всегда признавал ошибки. Не прятал голову в песок.
  Вот и сейчас, понял, что ошибся. Но в отличии от бизнеса, почему то легче от этого признания не стало. А потому что понятия не имел, как исправить, да и вообще, возможно ли это. Ведь даже зацепиться было практически не за что. Он видел ее взгляд, с которым она смотрела на него в ресторане. И там ничего не было, абсолютно ничего хорошего в отношении него. Даже обыкновенного женского любопытства. Страх, да был, желание скорее уйти, забыть его и этот ресторан. Все это было в ее глазах. И не малейшей симпатии. Не очень-то приятно для его самолюбия. И как говорила с ним... Холодно, отстраненно. И это при всем при том, что он о ней узнал. Спасибо, Валере, расстарался. Собрал, так сказать, полное досье.
  Папка лежала в столе, но он помнил все, что было в ней написано.
  Климова Дарья Сергеевна, профессорская дочка. Отец умер несколько лет назад. Бывшая балерина. Получила серьезную травму, поэтому и перестала танцевать. Почему не стала преподавать, неизвестно. Потом юридический и работа в 'Мегаполисе'. А Юрия Владимировича, хозяина Мегаполиса, Виктор, действительно хорошо знал. Не просто знал, их связывал, в том числе, общий бизнес. Да, еще, уже работая, попутно получала второе, экономическое образование.
  В общем, биография образцово-показательная, не считая этого нелепого брака. Артемьев Андрей Павлович. Год назад уволился со службы. Ушел по собственному, но темная история имела место быть. Валера не стал без приказа глубоко копать. Сейчас ее муж работал на вахте в нефтяной компании. Да уж, мезальянс. Профессорская дочка, утонченная, интеллигентная и обычный работяга, хоть и бывший офицер. Правда высшее образование имелось. Казалось, она должна была на шею броситься Виктору. Такой шанс не часто в жизни выпадает. А она не просто не заинтересовалась его предложением, а даже позвонить не соизволила, чтобы о своем решении ему сообщить.
  И снова помимо воли в нем закипал гнев, который, как известно, плохой советчик. Виктор зло усмехнулся. Да уж, Виктор Собинов не выдержал конкуренции с простым вахтовиком. Кому сказать, не поверят. Он с силой вдавил окурок в пепельницу и закрыл наконец окно. Ну что ж, не мешало бы еще поработать.
  И вдруг, когда Виктор направился к столу, его как будто осенило. Так вот же, ответ на поверхности и как он раньше не додумался. Усевшись в кресло и положив сцепленные на стол руки, он уставился в одну точку, продолжая свои размышления. Все оказалось на редкость банальным. Ключевое слово 'муж'. Пусть неизвестно за кем, но главное замужем. Виктор снова усмехнулся. Все-таки, он был тогда прав, она действительно просто цену себе набивала. Все или ничего. Играла ва-банк. Да уж, женской хитрости только позавидовать можно.
  От этого открытия ему как будто даже легче стало. Ну уж нет. Жениться, только для того, чтобы получить понравившуюся ему женщину. Никогда.
  Его размышления прервал звонок секретарши.
  - Виктор Николаевич, французы на проводе.
  Едва заметная заминка и вот уже его голос абсолютно спокоен и сосредоточен. Работа прежде всего.
  - Да, соединяй.
  
  
  Сидя в свой обеденный перерыв в любимом кафе, Дарья наслаждалась хорошим осенним днем и горячим кофе. Треволнения прошлых месяцев остались позади, и вроде как все в ее жизни стало налаживаться. Новоявленный знакомый Виктор Николаевич так и не появлялся больше к ее немалой радости, а муж, напротив, вернулся. Несмотря на то, что проблемы еще оставались, но, по крайней мере, они уже могли их спокойно обсуждать.
  На самом деле, проблемы начались почти сразу после свадьбы. Казалось бы, живи и радуйся. Бабушка, в отличии от мамы, которая так и не смирилась с выбором Дарьи, позвала их жить к себе, и им не пришлось мыкаться по углам. У него служба, ее пригласили после практики в крупную фирму. Что еще надо для счастливой жизни. Но оказалось, что еще нужно доверие и взаимопонимание. Которого в их семье не было.
  Андрей постоянно ревновал ее. Устраивал сцены и даже следил за ней. Но это еще полбеды. Хуже всего было то, что он постоянно лез на рожон. Дрался из-за любого пустяка. Кто-то не так посмотрел на его жену, сказал комплимент. Они ссорились, он уходил. Потом было бурное примирение. Увольнение из армии, тоже, кстати, из-за драки, только усугубило их проблемы. Спасибо знакомому, который устроил ее мужа на вахту.
  А потом свалилось то, чего никто не ожидал. У Андрея начались проблемы со здоровьем. Это и было то, на что намекала Вика. Дарья даже не сразу поняла, что что-то не так. Однажды Андрея не было месяц, пока он работал на вахте, она страшно скучала, ждала его. А когда он приехал, вел себя холодно и отстраненно. Уходил спать на диван в гостиной и почти шарахался от нее, когда Дарья пыталась его обнять и поцеловать. Нет, ну она, конечно, знала, что отношения между супругами со временем становятся более спокойными и не такими страстными, как вначале. Но никак не думала, что у них это наступит так скоро. Ведь женаты они были всего ничего. Она растерялась, даже успела себе напридумывать, что у него появилась другая. Но потом он сам ей все рассказал. Правда, после того, как изрядно выпил.
  Она почти обрадовалась. Уж столько всего передумала. И что у него другая, и что разлюбил. А тут... Да они справятся. Она была убеждена, что если есть любовь, то можно с любой проблемой справиться. Но Андрей, по-видимому, так не считал. Он замкнулся, ушел в себя. Особенно после смерти ее бабушки, которая всегда была буфером в их отношениях и сдерживала от резких шагов. А потом и вовсе ушел, не оставив даже записки.
  И вот сейчас, после ее настойчивых звонков он вернулся, и они смогли поговорить. Андрей даже согласился на лечение. Хотя Дарья и понимала, что все трудности еще впереди, слишком непростым был у ее мужа характер. Да и понять его можно было. Здоровый мужик, десантник. Мог кирпич ладонью разбить. А тут, проблемы в постели. Но все это не сломало ее, потому что она любила. Несмотря ни на что. Она точно была готова все преодолеть, пройти все испытания. И Андрей невольно заряжался ее энтузиазмом. Хотя время от времени и пытался ее 'образумить', что ей надо найти другого. А Дарья только смеялась в ответ. То вздохнуть не давал от ревности, а то практически сводничеством занимался.
  Единственное, что огорчало в данный момент Дарью, что Андрей не захотел бросить на время лечения работу. А это очень сильно влияло на результаты лечения. Ну ничего, когда он приедет, она сделает все, чтобы он лег в клинику. Ее зарплаты хватит на двоих, да и сбережения небольшие есть. А уж транжиркой она никогда не была. Вообще, все это ерунда.
  
  Сейчас Дарья старалась думать только о том, как помочь мужу. И все же, была еще одна проблема, от которой ныло сердце и время от времени было очень грустно, до слез. Это ссора с Викой. После которой Дарья первая хотела помириться, но подруга не брала трубку. А ведь они были почти сестрами, несмотря на то, что очень разные. Одна яркая брюнетка. Горячая, жизнелюбивая. Почти не сдерживающая эмоций. И другая, блондинка. Спокойная, рассудительная. Вика даже иногда в шутку называла Дарью снежной королевой.
  И вот впервые, между ними возникло серьезное непонимание. После того, как Дарья получила букет от Виктора и сомнительное предложение в ресторане, она сразу рассказала об этом Вике. Все было свежо в памяти, как будто случилось только вчера.
  Дарья сидела за столом на своей кухне и, как всегда, обхватив обеими руками чашку с горячим чаем, будто хотела согреться, рассказывала Вике о своих приключениях. Вика стояла около окна и курила, не прерывая подругу. Когда рассказ был окончен, Дарья не выдержала и возмутилась:
  - Почему ты молчишь? - Такое спокойствие было не характерно для ее подруги. Но она ошиблась, Вика, напротив, была на взводе, и следующая реплика только подтвердила это.
  - Дура ты, - произнесла она зло и как то почти устало и, наконец, повернулась к Дарье. Та же пыталась найти в ее интонации хоть намек на шутку, но не нашла ничего кроме горечи.
  - Зачем ты так, - обиделась она. - Зря я тебе рассказала.
  Вика прошла к столу и сама налила себе чаю.
  - А что ты хотела, чтобы я похвалила тебя за то, что упускаешь единственный шанс, который выпадает только раз в жизни? - Ее слова обвиняли.
  Она подняла указательный палец и повторила:
  - Только раз в жизни. - Чай так и остался нетронутым. Вика снова поднялась и пошла к окну, затянувшись очередной сигаретой. Она явно нервничала. - И сама была бы в шоколаде и мне могла бы помочь. Ни себе не людям, - бросила она в сердцах.
  - Я ведь все узнала про этого Виктора Николаевича. Фамилия его Собинов. Местный олигарх, хотя широким массам он не сильно известен. Осторожный очень, светиться не любит. В общем, богат, не женат, не привлекался. И все это могло бы достаться тебе, если бы поумнее была. Другие ужом вертятся, чтобы заполучить такой шанс, а тебе даже напрягаться не надо, само в руки идет. - Вика разошлась не на шутку.
  Дарья была шокирована. Она не узнавала подругу. Всегда такая веселая жизнерадостная. Дарья невольно заряжалась от нее жизнелюбием. Возможно, они и дружили потому, что противоположности притягиваются. Но сейчас...
  - Что ты говоришь? - произнесла она ошарашено. - Ты считаешь, что это нормально, продать себя за деньги?
  Нет, не может быть, чтобы Вика так действительно думала, она ее разыгрывает. Но видя, как та стояла с поникшими плечами и как будто даже морщинки залегли у нее возле рта, Дарья поняла, что это не розыгрыш. Вика говорила, действительно, то, что думала.
  - Да, что ты в этом понимаешь. - При этих словах Вика так посмотрела на Дарью, что та невольно отшатнулась. - Что ты, вообще, о жизни знаешь?
  Дарья поняла, сейчас Вика скажет ей то, что она точно не хотела бы услышать. Но подругу было уже не остановить.
  - Ты всегда жила на всем готовом. Балет, пианино. В твоей квартире можно было заблудиться. А что я видела в этой жизни, ты хоть раз подумала? Двушка на окраине и дача шесть соток. А потом вообще весело стало, когда сестра с двумя ребятишками домой вернулась, от мужа алкаша сбежала.
  Вика уже не курила, но за стол так и не села. Скрестив руки на груди, она говорила, глядя в окно.
  - Вот тогда началось настоящее веселье. Отец запил. Дома полный дурдом. Представь, шестеро и сорок квадратных метров. Пробовала квартиру снимать, да поняла, что жрать тогда совсем нечего будет. Ведь надо еще своим помогать.
  - Ну почему ты мне ничего никогда не рассказывала? - воскликнула Дарья в отчаянии.
  Вика пожала плечами.
  - Зачем? У каждого свои проблемы. Да и не привыкла я жаловаться.
  - А что дальше? - осторожно спросила Дарья, боясь вопросом спугнуть подругу, но и не собираясь, как страус, прятать голову в песок. Она должна все знать.
  Вика внимательно посмотрела на нее.
  - Ну, если хочешь. - И она продолжила свои откровения, но уже без прежней горячности и, как будто жалея, что вообще все это начала. - А потом подвернулся этот Виталий Петрович. Старый, но богатый. Я знаю, ты меня презирать теперь будешь, но мне плевать. Да, я три года, как ты говоришь, продавала себя за деньги, чтобы получить эту чертову квартиру. Три года спала со стариком. Бежала, как проститутка на вызов. Противно было до жути. Потом дома волком выла. Но что делать, терпела. В общем, нелегко мне эта квартира досталась. Ты можешь осуждать меня сколько угодно, но я не жалею, - с вызовом произнесла она.
  Дарья сидела, наклонив голову, и крупные слезы помимо воли текли из глаз. Когда Вика увидела это, она дернулась как от удара, а потом бросилась вон из кухни, схватила сумочку в прихожей и пулей выскочила за дверь.
  Дарья ничего не успела сделать или сказать. Она было кинулась за подругой, но поняла, что уже не успела. А еще поняла, почему Вика ушла. Приняла ее слезы за жалось, а этого она точно не выносила.
  С тех пор они ни разу не виделись и не разговаривали. Хотя Дарья и пыталась дозвониться Вике, но безрезультатно.
  Она тряхнула головой, отгоняя воспоминания и стараясь не заплакать в очередной раз, но потом решительно поднялась и отправилась на работу, решив, что непременно помирится с Викой. Кто она такая, чтобы осуждать свою единственную подругу. А сейчас надо идти, она и так уже опаздывала.
  
  Однако, Вика опередила Дарью с извинениями, позвонив ей через несколько дней на работу, и они договорились встретиться. Вечером, едва раздался звонок в дверь, Дарья кинулась открывать. И вот они уже заплаканные стоят в коридоре в обнимку, не в силах и слово сказать. Каждой все это время было нелегко.
  Пройдя на кухню, они, наконец, расцепили руки и зареванные уселись за стол.
  - Да уж, прямо как в индийском кино. Еще танцев не хватает, - первая пришла в себя Вика.
  Дарья, чтобы скрыть неловкость, занялась чаем. Она как раз ставила чайник на плиту, когда Вика тихо произнесла:
  - Прости меня. Я была неправа.
  Дарья не выдержала, слезы с новой силой потекли из глаз.
  - И ты меня прости.
  Вика рассмеялась сквозь слезы.
  - Тебя то за что?
  - За то, что была занята только собой, - произнесла она, не поднимая головы и накрывая при этом на стол.
  - Ну, значит мир. Я, надеюсь, ты не возражаешь? - с этими словами Вика достала из сумки коньяк.
  Дарья с сомнением посмотрела на бутылку.
  - Знаю, знаю, что ты у нас трезвенница. Но за примирение грех не выпить. - Вика полезла в шкаф, чтобы достать фужеры, прекрасно ориентируясь на кухне.
  Неожиданно раздался звонок в дверь.
  - Ты кого-нибудь ждешь?
  - Нет.
  Дарья на миг растерялась, кто бы это мог быть, но потом побежала открывать незваному гостю. И как же она была удивлена, когда им оказался Никита. Ей стало стыдно, ведь они не виделись с похорон бабушки и честно сказать, Дарья с тех пор о нем и не вспоминала.
  - Не ждали?
  Он стоял такой весь цветущий и шикарно одетый, что Дарье стало неловко за свой домашний наряд.
  - Привет, заходи. Действительно, неожиданно.
  Она распахнула пошире дверь, и Никита зашел в квартиру. А потом, практически не останавливаясь, сразу прошел в кухню.
  - Ого, какие люди! Привет подруга.
  - Привет Никита.
  Вика тоже растерялась от неожиданности и незаметно старалась вытереть глаза, гадая, потекла ли у нее тушь после обильных слез, которые они успели пролить до его появления.
  А Никита уже разглядывал бутылку, принесенную Викой.
  - Что празднуем?
  - Садись с нами. - Дарья начала хлопотать возле стола, раскладывая прибор вновь прибывшему.
  - Муж, я так понимаю, на вахте?
  - Да, - коротко ответила Дарья, не желая дальнейших вопросов. И, кажется, Никита это понял, потому что тут же сменил тему.
  - А знаете, что девчонки? Я недавно такую сделку провернул, так что предлагаю это дело отметить в ресторане.
  - Ура!!! - Вика буквально подскочила со стула. - Чур в 'РомантИке'.
  - Согласен, только больше не слезинки.
  Все-таки заметил их красные глаза.
  Дарья грустно посмотрела на накрытый стол. Но Вика не дала ей ни малейшего шанса.
  - Если ты сейчас откажешься, ты мне не подруга.
  - Ладно, ладно, - Дарья невольно засмеялась. - Я же не враг себе. Ты мне потом этого никогда не простишь.
  Она быстро переоделась, и Никита повез их в ресторан на своем шикарном Лэнд Крузере. Вика была на седьмом небе. Дарье же все это не нравилось, она бы предпочла остаться дома, но портить подруге настроение даже не думала. Тем более, она знала, что Никита ей нравится. А вдруг и вправду у них что-нибудь получится.
  
  Про 'РомантИк' Дарья конечно знала, Вика рассказывала, но сама ни разу там не была. Ресторан располагался в центре города. Когда Дарья с друзьями зашла внутрь, она была удивлена, никогда еще не была в таком красивом месте. И что особенно понравилось, это приглушенный свет и тихая музыка, в отличии от ресторана, в котором она ужинала с Виктором. От избытка освещения, ей всегда хотелось спрятаться.
  Они уселись за стол и сделали заказ. Креветки, дорогое вино и так любимая Дарьей - рыба. Обстановка располагала, чтобы расслабиться и ни о чем не думать. И Дарья решила, что ничего плохого не будет, если она позволит себе именно это - расслабиться и забудет на какое-то время о проблемах.
  За столом было довольно весело. Они много шутили, смеялись. А потом заиграл живой оркестр, и Вика утащила Никиту танцевать. Дарья, сидела раскрасневшаяся от выпитого вина и наблюдала за танцующими. И тут, в голове что-то щелкнуло и ей стало как то неспокойно. Она почувствовала на себе чей то взгляд. Осторожно повернув голову, она наткнулась взглядом на того, кто стал причиной ее беспокойства. Это был Виктор собственной персоной. Он сидел за столиком, который располагался за ее спиной, чуть сбоку и беззастенчиво разглядывал Дарью. Только этого ей не хватало. Она тут же отвернулась, делая вид, что не узнала. Вечер был безнадежно испорчен.
  Нервозность быстро нарастала, хотелось уйти. И тут на помощь Дарье пришел Никита. Усадив Вику на место, он пригласил ее танцевать. Рядом с ним Дарья почувствовала себя спокойней.
  Какое-то время все было хорошо, но чем дольше они танцевали, тем больше Дарья стала испытывать неловкость от пристального взгляда Никиты и его горячих ладоней на ее спине, которые прожигали кожу даже сквозь платье. Некоторое время они танцевали в полном молчании. Несмотря на улыбку, Дарья чувствовала его напряжение.
  Через некоторое время он привлек ее немного ближе, наклонившись к ее волосам.
  . - Ты так вкусно пахнешь.
  - Никита... - только и смогла произнести она тихо и повернула несколько раз головой из стороны в сторону. - Не надо.
  - Что не надо? - Произнес он насмешливо, но при этом голос звучал очень ласково.
  Дарья не ответила.
  - От того, что ты скажешь 'не надо', думаешь мое отношение к тебе изменится? Ты же не настолько наивная?
  - Прости меня, - невольно вырвалось у нее.
  - За что? - Никита немного отстранился и посмотрел ей в глаза. Но потом снова привлек ее к себе.
  - Мне кажется, между нами осталась какая-то недосказанность. У меня ощущение, что я виновата перед тобой.
  Он рассмеялся.
  - Как бы я хотел подогреть это чувство вины в тебе и сказать, что да, ты такая сякая, обманула и бросила меня. Но мы оба знаем, что это не так. Так что прощения просить не за что.
  - Просто день сегодня такой. Мы с Викой целый вечер просим друг у друга прощения, вот я и решила и у тебя попросить за одним.
  - Дарья, Дарья. Что же ты делаешь со мной. Ты даже сама не понимаешь, как ты красива. - Никита почти остановился, привлек ее голову и поцеловал.
  Все произошло слишком быстро. Она не успела отвернуться, попыталась вырваться, но Никита крепко держал ее. Так они и стояли среди танцующих. Она с опущенной головой, а он, уткнувшись в ее волосы. Немного провел рукой по спине, успокаивая.
  - Прости. Такого больше не повторится. Выдержка подвела. Я тебя отпущу, а ты обещай, что не убежишь. Хорошо?
  Она едва кивнула, и он разжал руки. Дарья не могла сдвинуться с места. Никита взял ее за плечи и провел к столику. Вики на месте не было. Проведя по залу взглядом, Дарья увидела ее среди танцующих, а потом наткнулась взглядом на Виктора. Боже, он все видел. Она и забыла про него. Он же смотрел на нее насмешливо и почти зло. Да уж, можно представить, что он подумал про нее.
  Никита, несмотря на протесты Дарьи, заказал десерт, и тут же подоспела Вика, которая, вновь увела Никиту танцевать. Очарование вечера куда-то улетучилось. Дарья корила себя, что, скорее всего, сама спровоцировала Никиту на этот поцелуй. Ей определенно сейчас хотелось оказаться дома. Но только она об этом подумала и даже поискала глазами сумочку, как над ее ухом раздался такой знакомый ей насмешливый голос:
  - Разрешите вас пригласить?
  Она подняла голову и конечно увидела Виктора, который возвышался над ней как скала. И смотрел слегка иронично и даже с некоторым пренебрежением.
  Дарья беспокойно оглянулась, как бы ища поддержки, но ее друзья вовсю веселились и помощи ждать было не откуда.
  - Да не съем я тебя, - произнес Виктор, разгадав ее взгляд. Но она ему не поверила.
  Взяв ее за руку, он почти силой заставил Дарью подняться. Ей ничего не оставалось, как уступить. Устраивать в публичном месте истерики она не научилась, да и воспитание не позволяло.
  Она снова оказалась в кольце мужских рук. Но ощущения были совершенно другие. Никита был нежен, хотя и позволил себе лишнее, Виктора же вряд ли можно было назвать деликатным. Он крепко прижимал ее к себе, не давая возможности отодвинуться. Да что же это такое. Дарья чувствовала себя переходящим знаменем. Ее как будто потряхивало и знобило, то ли от злости, то ли от страха. Виктор наверняка ощущал ее дрожь. Однако его лицо ничего не выражало.
  Было понятно, что он не любитель танцев, это была просто демонстрация своей властности.
  - Я смотрю тут очередь образовалась из страждущих. - Его голос заставил ее вздрогнуть.
  - О чем вы?
  - Ну как же, как только муж за порог, а жена тут же в ресторан бежит подолом мести.
  Он бил наотмашь. Так Дарью еще никто не оскорблял. Она дернулась было, пытаясь освободиться из его рук, но безуспешно.
  - Так может продолжим вечер в более интимной обстановке? Как оказалось, ты не такая уж и недотрога. - Он шептал ей на ухо гадости, не обращая внимания на ее попытки освободиться. Со стороны могло показаться, что у них полная идиллия.
  Возможно из-за своей самонадеянности, но он все же на какой то миг ослабил хватку и Дарья немедленно воспользовалась этим, влепив ему звонкую пощечину. Его взгляд опалил ее словно огнем, она в страхе отступила. На них уже обращали внимание. Дарью будто парализовало. Казалось, ей надо было бежать отсюда, но она стояла, будто ее пригвоздили к месту и смотрела Виктору в глаза, не отрываясь.
  - Ты еще пожалеешь. Я тебе обещаю, - произнес он медленно со злобой в голосе. Виктор говорил тихо, но она услышала и видит бог, испугалась.
  Дальше все было как в тумане. Подоспели Никита с Викой и увели ее из ресторана, пытаясь выяснить, что же произошло. Но Дарья была не в силах вымолвить и слово. А еще она помнила, как Никита так странно посмотрел на нее. Как будто уже жалел ее заранее. Мол не с тем ты связалась. Наутро его звонок только подтвердил ее опасения.
  - Дарья, ты может все-таки объяснишь, что все это значит? - Начал он с места в карьер.
  Но Дарья молчала как партизан.
  - Пойми, если я буду все знать, мне легче будет тебе помочь.
  - Просто по ресторанам надо меньше ходить в отсутствии мужа, - ответила она наконец после небольшой паузы. - Ладно, Никита, все будет хорошо.
  - Так ты знакома что ли с Собиновым?
  - Можно сказать и так, - произнесла она с горькой улыбкой. Ей было не по себе, но, чтобы не пугать Никиту, она постаралась, чтобы голос звучал бодро. - Поверь, все будет хорошо. Даже не заморачивайся. Ты извини, мне надо идти.
  - Но ты обещай, что позвонишь мне в случае чего.
  - Обещаю. Пока. И спасибо тебе. - Не дослушав его ответ, Дарья первая положила трубку. А потом, не долго думая, совсем отключила телефон. Легла на диван, укутавшись в теплый плед, и сказав самой себе, что надо просто выспаться, а завтра все уже не будет видеться в таком мрачном свете.
  Однако уснуть сразу не удалось. Некоторое время Дарья пребывала между явью и сном. В голову лезла всякая ерунда, а последней мыслью, перед тем, как окончательно провалиться в глубокий сон, было, то, что она дважды дала пощечину человеку, с которым виделась всего несколько раз в жизни. Но при этом она точно знала, что делать этого не надо было, ни при каких обстоятельствах.
  
  Все последующие дни Дарья жила как на иголках, отовсюду ожидая неприятностей. Идя на работу или, возвращаясь домой, она оглядывалась, выискивая слежку. Ей даже как то показалось, что она точно выдела машину Виктора. Но ничего не происходило, и постепенно Дарья расслабилась, решив, что, действительно, она слишком мелкая сошка, чтобы такой человек как Виктор пытался ей мстить. Хотя возможности у него были и еще какие.
  И, когда с очередной вахты приехал Андрей, плохие мысли вовсе отступили на второй план. Они много времени проводили вместе. Муж встречал ее после работы, и они шли в кино или просто гуляли. Он снова взял в руки гитару, хотя давно этого не делал и на радость Дарьи пел, так любимые ею песни. Иногда ей казалось, что именно за эти песни она его и полюбила.
  А потом еще позвонила Вика, долго витиевато что-то рассказывала, наводя тень на плетень. Пока Дарья, хорошо зная подругу, не заподозрила подвох, потребовав, чтобы Вика, наконец, рассказала то, ради чего собственно звонила. И Вика все-таки решилась. Заикаясь и даже извиняясь, рассказала Дарье, что она переспала с Кольцовым. И вообще, все у них с Никитой неплохо, а еще, что они вроде как встречаются. Вику очень волновал вопрос, не сердится ли Дарья. Та со смехом конечно благословила подругу, уверив ее, что никогда не была собакой на сене. Разговор закончили на том, что надо обязательно встретиться и посплетничать.
  В общем, все в жизни налаживалось, но, по-видимому, долго наслаждаться этим состоянием, когда все хорошо, ну или почти все хорошо, Дарье просто не суждено было.
  
  В тот день их пригласили на День рождения к другу Андрея - Олегу. Однако Дарья недомогала, по женски. Даже с работы пришлось уйти пораньше. Муж хотел остаться с ней, но она категорически потребовала, чтобы он пошел без нее. Невозможно допустить, чтобы человек, столько работающий вдали от своих друзей, не мог с ними встретиться даже, когда был дома.
  Дарья долго не могла уснуть, страдая от боли. И только выпив обезболивающую таблетку, она провалилась в беспокойный сон. А когда проснулась, часы показывали четыре часа утра, и она с удивлением обнаружила, что вторая половина кровати пуста. Сначала Дарья было подумала, что Андрей просто не захотел ее беспокоить и лег в гостиной, но обойдя квартиру, она убедилась, что его нигде нет.
  Дарья позвонила мужу на сотовый, но никто не отвечал. Потихоньку паника нарастала. Тогда она решила позвонить Олегу. Трубку взяли не сразу, и она узнала сонный голос друга мужа.
  - Да?
  - Олег, это Дарья, а Андрей у вас? - спросила она с дрожью в голосе.
  После небольшой заминки, во время которой Олег, по-видимому, пытался проснуться, он все же ответил:
  - Нет. Он ушел в первом часу.
  У Дарьи остановилось дыхание.
  Олег что-то говорил, но до нее его слова доходили словно сквозь вату. Он даже голос повысил, но Дарья не могла произнести ни звука. Последние слова она все же расслышала:
  - Я сейчас приеду.
  Следующий день прошел как в тумане. Больницы, морги, милиция. Андрея нигде не было. Казалось, его друзья исколесили весь город вдоль и поперек, но все бестолку. Вечером друзья разъехались по домам, договорившись, что будут на связи, а на смену им приехала Вика.
  Она почти насильно заставила Дарью поесть и выпить чаю, а потом уложила спать, хотя было всего девять часов, и сама легла рядом. Сон не шел абсолютно. Они обе какое то время молча лежали с открытыми глазами. Говорить было уже не о чем. Все варианты, где бы мог быть Андрей, обсудили и проверили на сто раз. Позвонили кому только можно было позвонить.
  И вдруг Вика с вскриком вскочила со своего места, напугав Дарью.
  - Слушай, какие же мы идиотки!
  Дарья тоже села на кровати, с недоумением глядя на Вику.
  - Вспомни, ресторан, танец с этим твоим олигархом. Что там было? Да, вспоминай же ты, наконец.
  - Ну, пощечину дала. И что из этого?
  - Да потом, что он тебе потом на это сказал?
  Кажется, до Дарьи, наконец, стало доходить, что хотела донести Вика.
  - Он мне угрожал, что я пожалею об этом - произнесла она пересохшими губами, и горящими глазами глядя на Вику. Та ей еще пыталась что-то сказать, но Дарья дальше уже не слушала подругу. Она соскочила с кровати и бросилась в коридор. Вытащив из тумбочки кучу каких то бумажек, она сидела прямо на полу и лихорадочно что-то искала. Вика, последовав за ней, в недоумении за этим наблюдала.
  Дарья наконец нашла то, что искала. Это была визитка Виктора, которую он ей дал, когда сделал то деловое предложение. Она схватила телефон и дрожащими руками начала набирать номер, но у нее ничего не получалось. Тогда Вика забрала у нее трубку и сама набрала номер.
  - На, возьми. - Она буквально втиснула телефон обратно в непослушные пальцы Дарьи.
  Та некоторое время слушала гудки и уже думала, что не ответят, как неожиданно услышала грубый голос.
  - Говорите, слушаю. - Это точно был не Виктор.
  Тем не менее, она смогла взять себя в руки и твердым голосом проговорила:
  - Мне срочно нужен Виктор Николаевич.
  - А кто говорит?
  - Климова Дарья Сергеевна.
  - Черт. Опять ты, - произнес он непонятную фразу. - Виктор Николаевич как бы немного занят, завтра позвони.
  - Это вопрос жизни и смерти.
  - Ничего себе. А ты там девочка ничего сегодня не курила?
  - Если вы не скажете Виктору Николаевичу, что я звонила, вам не поздоровится, - произнесла она на одном дыхании, решив, что терять ей уже нечего.
  На том конце, не стесняясь, выругались. Но, несмотря на то, что говорящему с ней, явно хотелось послать ее далеко и надолго, видно ее угроза все же подействовала.
  - Ладно, приезжай в мужской клуб на Садовой 5. Пусть хозяин сам разбирается.
  Дальше в телефоне были только гудки.
  Дарья еще некоторое время сидела, уставившись на телефон.
  - Ну что? Получилось? - вывела ее из ступора Вика.
  Дарья вскочила и побежала одеваться.
  - Да, надо ехать в мужской клуб на Садовой, - бросила она на ходу.
  - Я поеду с тобой.
  - Нет, я поеду одна.
  Вика с недоумением смотрела на метания Дарьи.
  - Ты точно уверена, что поедешь одна? Я слышала об этом клубе и, знаешь, слава у него не самая лучшая.
  - Мне уже все равно, - зло ответила Дарья. - Но если Андрей у них, я не могу рисковать.
  Вика поняла, что уговаривать подругу бесполезно, поэтому взяла телефон и вызвала такси.
  - Если что, звони, - последнее, что она произнесла, усаживая Дарью в машину. Но, по крайней мере, она знала куда Дарья направилась.
  
  У входа в клуб ее встретил, по всей видимости, охранник и повел какими-то длинными коридорами. Ей казалось, что шли они бесконечно долго. Страх за мужа притупил все остальные эмоции. Хотя по-хорошему, именно сейчас она должна была бояться за себя. Незнакомое место, куча охранников на входе, которые в открытую пялились на нее и принимавших неизвестно за кого. В мужской клуб допускались женщины только определенной, так сказать, профессии. Понятно, что про нее подумали. Да еще по телефону ей ответил не сам Виктор, а кто-то из его подчиненных. А может это ловушка, в которую она попала вместе с мужем. Порой от волнения ей казалось, что она находится на грани яви и бреда.
  И все же они, наконец, подошли к заветной двери, возле нее Дарья увидела человека, которого видела тогда на корпоративе у Вики. По его виду, можно было сделать вывод, что он здесь начальник. Тот окинул Дарью нахальным оценивающим взглядом, будто раздевая и ничуть не скрывал этого. Она ждала скабрезных шуток, но вместо этого он выдал странную фразу:
  - Я бы тебя девонька вообще не пускал к нему, но он же мне потом башку снесет.
  Дарья узнала его по голосу, это с ним она разговаривала по телефону. Но на его фразу решила не реагировать, боясь резким ответом все испортить. Сейчас она была не в том положении, чтобы показывать характер.
  - Ладно. Сейчас спрошу.
  Он зашел и почти тут же вышел. Кинул на нее еще один непонятный взгляд. Один из охранников решил проявить бдительность:
  - Валерий Сергеевич, не мешало бы обыскать девочку.
  Дарья так крепко вцепилась в сумочку, что костяшки пальцев побелели.
  Но тот, кого называли Валерий Сергеевич, и кого она назвала про себя начальником, лишь нехорошо усмехнулся и процедил сквозь зубы:
  - Пусть заходит. - Ей же при этом махнул головой в сторону двери.
  Дарье не надо было повторного приглашения, она быстро зашла, и дверь за ней тут же закрылась. Только услышала приглушенное:
  - Двое остаются у двери. И смотрите, головой отвечаете.
  Картина, представившаяся ей, была очень живописной. Виктор в расстегнутой рубашке возлежал на поистине царском ложе, а с двух сторон его окружали две сногсшибательные длинноногие блондинки. На столике стоял кальян и все, что обычно полагалось для таких вечеринок: коньяк, фрукты.
  Да уж, обстановка прямо для серьезного разговора. А еще у Дарьи возникло небезосновательное подозрение, что Виктор сильно пьян и как будто даже не заметил ее прихода.
  Первой на нее обратила внимание блондинка.
  - Витюш, а это кто такая?
  Но Витюша то ли совсем уже плохо соображал и не узнал Дарью, то ли ему было не интересно.
  Вторая блондинка тоже забеспокоилась, окинув ее презрительным взглядом. Скромный бежевый плащ Дарьи абсолютно не гармонировал с этим местом и с нарядами двух ночных бабочек.
  - Слушай, шла бы ты отсюда, а то охрану позовем.
  Но Дарья даже не думала уходить. Напротив, она приметила кресло и уселась в него, положив ногу на ногу.
  - Девочки, а не пойти ли вам погулять немного. Нам тут с вашим другом поговорить надо.
  По довольной ухмылке Виктора и прищуру, сквозь который он все-таки наблюдал за ней, затягиваясь кальяном, она сделала вывод, что он узнал ее.
  Одна из блондинок немного подалась вперед.
  - Ты совсем, что ли...
  Но Виктор не дал ей договорить:
  - Тшш... девочки. И вправду, идите ка погуляйте. - Прозвучало не очень внятно, но, по-видимому, достаточно понятно, чтобы блондинки хоть и с большим удивлением на лицах и большой неохотой, но все же подчинились. Видно хорошо вышколены были. Но как только за ними закрылась дверь, Дарья тут же забыла о них.
  Виктор тяжело поднялся и подошел к столу. Налив себе коньяк и, опрокинув его в себя одним махом, он обернулся к ней и насмешливо спросил:
  - Ну что? Соскучилась? А к этим не ревнуй. Это так, - махнул он неопределенно рукой.
  Дарья была в недоумении. О чем он говорит, он что, издевается над ней? Или это такая изощренная пытка, чтобы она помучилась.
  - Послушайте... - начала было она, но осеклась и закашлялась, но потом взяла себя в руки и продолжила. - Послушайте. Я все осознала. Была неправа. Прошу прощения за пощечины и готова на все, чтобы искупить свою вину.
  Как не был Виктор пьян, Дарья сумела его удивить. Но первая растерянность прошла, и он с пьяной ухмылкой подошел к ней. И смотря сверху вниз, довольным голосом произнес:
  - Оо... 'Готова на все' звучит очень даже неплохо. Ну давай, искупи свою вину.
  Он поднял ее за руки и, не теряя даром времени, начал снимать с нее плащ, попутно целуя лицо, шею, расстегивая пуговицы на блузке. Дарья со слезами на глазах оттолкнула его, вернув плащ на место. Ее душила злость. Виктор же, крайне удивленный, сделал шаг назад. То 'готова на все', то отталкивает.
  - Эй, в чем дело, красавица? Ты же прощения собиралась просить?
  - И не отказываюсь, но только после того, как вы освободите моего мужа, - выпалила она с вызовом на одном дыхании.
  Виктор, стоял как истукан, пытаясь переварить ее слова, а потом, пошатываясь, вернулся к столу. Взял сигарету и попытался закурить, но зажигалка отказывалась слушаться.
  - Я же говорю, я на все согласна, только мужа отпустите, - проговорила она со слезами. Выдержка начинала отказывать ей. А еще она не понимала реакции Виктора. Он что, совсем ничего не соображает или притворяется.
  Похоже, Виктор из-за выпитого действительно плохо соображал, потому как так и стоял с незажженной сигаретой во рту и мучительно пытался переварить то, что ему сказала Дарья. Весь мыслительный процесс отражался у него на лице. А потом он снова потянулся за бутылкой. Ну тут уже Дарья не выдержала и подскочив, выдернула бутылку из его руки. Виктор в недоумении воззрился на нее.
  - Ты... - Он пытался возмутиться, но сил уже не хватало. - Что ты т...воришь? - Наконец, с трудом выдал он. - И вообще, что ты там про мужа несла?
  Дарья была почти в отчаянии, и было понятно, что сейчас разговор вряд ли получится. Как будто в подтверждение ее мыслей, Виктор развернулся и направился к дивану. Если он еще и спать сейчас завалится... Ну уж нет. Дарья кинулась за ним, у нее созрел план. Она подошла и обняла Виктора.
  - Слушай, пойдем в душ, - произнесла она как можно ласковей, насколько это вообще было для нее сейчас возможно.
  И это сработало. Как бы не был Виктор пьян, но идея ему понравилась. Он также приобнял Дарью, и она почти потащила его в душ, на ходу уворачиваясь от поцелуев и запаха алкоголя.
  Но как только они зашли в ванну, все вдруг пошло не так. Виктор неожиданно отлепился от нее и, защелкнув замок на двери, прошел к ванне. Усевшись на ее край, он с пакостной улыбкой посмотрел на Дарью. А она, по его довольно таки осмысленному взгляду, поняла, что не такой уж Виктор и пьяный. Вернее, выпил то он много, но соображал, похоже, не плохо. Дарья растерялась, она оказалась в ловушке.
  А Виктор, напротив, чувствовал себя в таких играх как рыба в воде.
  - Ну, давай, раздевайся. - Прозвучало довольно нагло. - Девочек выгнала, так что придется самой постараться.
  Дарья на автомате сняла плащ, однако, дальше этого дело не пошло. Она поняла, что не в силах больше пошевелиться.
  - Что ж, мы не гордые. - Виктор отлепился от ванны и стал надвигаться на Дарью. Она же в страхе отступала, пока не уткнулась спиной в дверь.
  А дальше был настоящий кошмар. Он, действительно, решил не церемониться с ней. Жесткие поцелуи были сродни укусам, двухдневная щетина царапала кожу, а его руки были везде. Он даже не задумывался, что причиняет ей боль, а может делал это намеренно. Сначала Дарья пыталась сопротивляться, но Виктор прижал ее руки над головой и она, сделав последнее бесполезное усилие, чтобы вырваться, вдруг сдалась, думая только о том, чтобы все поскорее закончилось. Дарья закрыла глаза и по возможности отворачивала голову от его поцелуев.
  Однако, свою выдержку она похоже переоценила. Когда он развернул ее лицом к двери, и она почувствовала его руки у себя под юбкой, а еще услышала звук отстегиваемого ремня, Дарья, не выдержала и зарыдала.
  Неожиданно все прекратилось. Виктор развернул ее к себе и обхватил рукой лицо.
  - Глаза открой, - приказал он жестко.
  Она подчинилась и встретилась с его безумным взглядом. Оба тяжело дыша смотрели друг на друга не отрываясь.
  - А теперь ты скажешь, кто тебя нанял или научил? Кто хочет ко мне подобраться? - говоря все это, Виктор продолжал удерживать ее лицо.
  - Никто, - ответила она, дрожа всем телом и пытаясь успокоиться. Дарья не понимала, что он от нее хочет. - У меня пропал муж и я подумала... - Сейчас она уже ни в чем не была уверена.
  Виктор еще какое то время смотрел на нее, а потом отпустил. Дарья чуть не упала, настолько была обессилена. Прижавшись к двери, она все еще боялась пошевелиться, не зная чего ожидать от Виктора.
  А он внезапно отвернулся и спокойно начал раздеваться.
  - Можешь там подождать, - кинул через плечо, не оборачиваясь.
  Дарье не надо было повторять дважды. Нащупав замок, она выскочила из ванны как ошпаренная. Приведя себя в порядок, насколько это было возможно, она подошла к двери. Первой мыслью было сбежать, но тут же передумала. Получалось, что все это зря, вся эта безумная ночь и то, что она пережила. Да и скорее всего охрана, стоящая у двери, вряд ли бы ее отпустила. Дарья решительно уселась в кресло с твердым намерением все выяснить до конца. Ей точно надо было знать, причастен Виктор к исчезновению ее мужа или нет.
  Пока он мылся, она выпила коньку для храбрости и сидя в кресле, пыталась переварить его слова. Почему он считал, что ее кто-то подослал? Но ответ пришел сам собой. Виктор жил совсем в другом мире, где действовали совсем другие законы и правила. Можно было только представить, сколько девиц пытались затащить его в постель и заглянуть в его кошелек, а уж про конкурентов и говорить не приходится. Да, это были уже не девяностые, но конкуренцию никто не отменял. Дарья сама себе усмехнулась, получалось, что она оправдывала поведение Виктора.
  
  Он вышел из душа в одних джинсах. Одной рукой продолжая вытирать голову, а другой почти швырнул ее плащ, оставленный в ванне, на спинку кресла, где она сидела. Дарья, казалось, кожей чувствовала напряжение, повисшее между ними. И сейчас она уже смотрела на все другими глазами, вернее посмотрела на все происходящее его глазами. Ведь она так и не позвонила тогда, чтобы сказать о своем решении, не посчитала нужным. А сейчас буквально ворвалась к нему, испортив вечер и ничего не предложив взамен. И уже почти наверняка было ясно, что Виктор не причастен к исчезновению Андрея. Оставалась формальность, чтобы он сам ей об этом сказал. Да уж, у него были причины на нее злиться. Наверняка, Виктор считал ее сумасшедшей.
  Приоткрыв дверь, он отдал распоряжение, чтобы принесли чай, а потом уселся в кресло напротив Дарьи. Взгляд исподлобья, уверенности не прибавлял.
  - Рассказывай, - произнес он, как ни странно, относительно спокойно.
  Помедлив всего несколько секунд, Дарья рассказала все как есть.
  - И ты решила, что я причастен?
  - Ты в ресторане тогда угрожал, и я подумала... - произнесла она неуверенно.
  - Понятно.
  Принесли чай, и им пришлось прерваться. Виктор с наслаждением пил горячий напиток. Видно похмелье начинало сказываться. Дарья решила не ломаться, тем более ее знобило, и тоже отпила из своей кружки.
  - Я не имею к этому никакого отношения. - Уверенно подвел он черту. И Дарья ему поверила. Если бы ее спросили, почему? Она бы вряд ли ответила. Вот просто поверила и все.
  Она по инерции продолжала пить чай, пока до нее не дошло. На самом деле, все очень плохо, прямо совсем плохо. И что теперь делать она даже не представляла. Дарья поняла, что лучше бы Виктор был причастен ко всему этому. Да пусть бы в ванне все случилось, это не самое страшное. Господи, она боролась за свою честь, когда речь идет о жизни ее мужа.
  Дарья поставила чашку и решительно поднялась.
  - Извините. Я пойду. - Оставаться далее здесь не имело никакого смысла.
  Виктор смерил ее недобрым взглядом и почти рявкнул:
  - Сядь!
  Она послушно вернулась на место. Слезы градом текли по ее лицу, но не от его грубости. Она приложила ладонь к губам, пытаясь сдержать рыдания, душившие ее. Сейчас Дарья думала о самом страшном.
  Виктор видно понял, что с нее хватит на сегодняшний день, поэтому попытался успокоить. Правда в своей манере.
  - Если сейчас не перестанешь, я и пальцем не пошевельну.
  Дарья вскинула на него свои карие глаза, и в них на миг мелькнула надежда. Она быстро вытерла слезы и продолжала смотреть на Виктора, еще до конца не веря в то, что он ей поможет.
  Но он был человек дела и слов на ветер не бросал. Виктор снова подошел к двери и отдал распоряжение на счет ужина. Взяв телефон у Валеры, он прошел не спеша по комнате, и стал кому то звонить.
  Дарья невольно бросила взгляд на часы. Было уже почти два часа ночи.
  - Привет Седой. Извини, что разбудил. - Небольшая пауза, видно слушал своего собеседника. - Да, ты правильно понял, если бы не срочность, даже и не думал бы беспокоить. В общем, человечка одного надо найти. Чем скорее, тем лучше. Пришли кого-нибудь.
  Дарья напряженно слушала. Она только могла предполагать, какой механизм был запущен. Буквально через полчаса в дверь постучали. Мужчина, которого, по-видимому, прислал таинственный Седой, был немногословен. Поздоровавшись и представившись Дмитрием, он сразу приступил к делу. По внешнему виду напоминал незаметного такого детектива из киношных сериалов.
  После того, как Дарья повторила свой рассказ, он спросил:
  - Фотографии есть?
  - Да, вот. - Дарья протянула несколько фотографий. Она их носила в сумке с тех пор, как была сегодня в полиции, вернее уже вчера.
  - Значит, вы ничего о нем не знаете чуть больше суток?
  - Да. Друг сказал, что он ушел в первом часу.
  - А может все-таки загулял? - спросил он без всяких эмоций. А Дарья невольно покраснела. Как она хотела бы с уверенностью опровергнуть такое предположение, но не посмела. Только голову опустила.
  - Я просто хочу знать, что с ним все в порядке.
  И тут Виктор, молчавший все это время, неожиданно, пришел ей на помощь:
  - В общем, не важно, с кем, главное найти. О расходах не думай.
  - Ясно. Будут результаты, я позвоню.
  - В любое время.
  Он вышел, а Дарья так и не смела поднять глаз.
  Слава богу, принесли еду из ресторана.
  - Садись, тебе надо подкрепиться.
  Дарья подсела поближе к столу. Только когда проглотила первый кусочек, поняла, что страшно голодная. Она была благодарна Виктору, что он не стал развивать тему на счет того, где и с кем мог быть сейчас Андрей.
  Когда с едой было покончено, Дарья спросила:
  - Можно я домой поеду? Я и так столько времени у вас заняла.
  Виктор неопределенно хмыкнул. Типа, да уж. Ночь выдалась увлекательная.
  - Ладно, отвезу тебя.
  Они снова шли длинными коридорами. Когда вышли на улицу, Дарья невольно поежилась. Ночи уже были достаточно холодные и плащ не спасал. Виктор усадил ее в машину и сел рядом. Водитель спросил куда ехать, и машина плавно тронулась с места.
  До ее дома было недалеко, но, по-видимому, от стресса или от выпитого коньяка, Дарью укачало, и она задремала, положив голову Виктору на плечо. Когда они подъехали к дому, Виктор не смел сдвинуться с места. Он невольно залюбовался Дарьей.
  Сколько злился на нее. Что так вела себя с ним, что не позвонила. А уж то, что сегодня вечером устроила. Никогда бы он ни одной женщине этого не позволил. Подумать только, выгнала этих девиц, а он и слова не сказал. А теперь ищет ее пропавшего мужа. И снова эта мысль, кому сказать, не поверят.
  Сейчас Дарья выглядела так, как в тот раз, когда он ее первый раз увидел. Нежная, беззащитная. Виктор непроизвольно опустил лицо и втянул запах ее волос. А потом невольно поморщился, увидев красное пятно на скуле и край порванной блузки. Да уж, разозлила она его не на шутку.
  Усталости почти не чувствовалось. Так бы и сидел, глядя на девушку, но пора Дарье было лечь в нормальную постель. Темные круги под глазами. По ее рассказу, она встала в четыре часа утра и сейчас, примерно, было столько же времени. Она не спала сутки.
  И все же он осторожно посадил Дарью и произнес шепотом, чтобы не испугать ее, что пора просыпаться. Она в испуге открыла глаза и непонимающе посмотрела на него. Но, потом, по-видимому, все вспомнила.
  - Извините, я кажется, задремала.
  Виктор вышел из машины и помог выйти Дарье.
  Она удивленно посмотрела на свои окна, там в кухне горел свет. Она забыла про Виктора, про все на свете и бросилась к подъезду. Когда Дарья ворвалась в квартиру, ее разочарованию не было предела. В кухне никого не оказалось, а в гостиной спала Вика.
  
  С поникшими плечами девушка вернулась в прихожую. Надо было все-таки раздеться. Хотя сейчас для нее ничего не имело особого смысла. В прихожей она обнаружила Виктора, который закрывал дверь. Дарья не понимала, почему он здесь, но выяснять сил уже не было. Она достала телефон и, пройдя на кухню, положила его на стол. Ясно было, что собиралась ждать звонка от Дмитрия.
  Однако Виктор имел на этот счет свое мнение. Видя приготовления Дарьи, он встал в проеме двери со скрещенными руками и внезапно заявил:
  - Если ты сейчас не ляжешь спать, я позвоню Дмитрию и дам отбой. Тем более, звонить он будет в первую очередь мне.
  Она непонимающе на него посмотрела и неожиданно послушалась. Видно вымотана была до предела. Дарья взяла телефон и направилась в спальню. Легла не раздеваясь, и как только ее голова оказалась на подушке, тотчас отключилась.
  Покурив возле открытого окна некоторое время, Виктор понял, что тоже еле держится на ногах. Позвонил охране и предупредил, что остается. Приметив еще одну дверь, он зашел в небольшую комнату. По-видимому, когда то это была комната бабушки, и почему-то он был уверен, что после ее смерти, все здесь осталось без изменений. Изучив старинные фотографии на стене, Виктор лег на кровать и тут же заснул.
  Проснувшись буквально через четыре часа, он почувствовал себя абсолютно выспавшимся. Дарья еще спала и он, не став ее будить, прошел в кухню. Где уже хозяйничала Вика.
  Она услышала, что кто-то зашел и обернулась.
  - Привет. Да уж, кому сказать, не поверят, - произнесла она с улыбкой. - Чтобы такой человек ночевал в таком месте.
  - Последнее время я довольно часто произношу эту же фразу - 'Кому сказать, не поверят', - произнес он довольно осторожно. Появление новых персонажей в его жизни не сильно радовало.
  - Вика, - представилась девушка, не отходя от сковородки, на которой жарилась яичница. - А вы, я так понимаю, Виктор Николаевич?
  - Вы, Вика, прекрасно осведомлены.
  - Дарья моя подруга. А знакомых олигархов в нашем кругу, не так уж и много. А вернее сказать, вы единственный. - Вика болтала, ничуть не стесняясь.
  - Пойду умоюсь, - решил он сделать паузу в общении.
  Через некоторое время они сидели за столом и поедали яичницу, запивая горячим кофе.
  - Спасибо. Вкусно, - поблагодарил Виктор, отодвигая тарелку.
  - О, я еще и не такое могу приготовить, - прорекламировала себя Вика.
  - А вы тонкая штучка, как я погляжу. Что же мы с вами делать будем, подруга Даши? - Он скрестил руки на груди и пристально посмотрел на Вику.
  - А все что хотите, - она многозначительно посмотрела на него.
  - Но ведь вы подруги?
  - Так, если подруге не интересно, почему бы не подобрать и не приласкать бедного олигарха.
  - Даже так? - Его задели ее слова про не интересно. - Ну сегодня не интересно, а завтра... Кто знает?
  - Если серьезно, это ваше дело, как думать. На самом деле, я пошутила. Даже не думала на вас покушаться. - Сейчас она говорила действительно серьезно. - Но от друга олигарха я бы не отказалась. - Веселые чертики заплясали в ее глазах.
  - А знаете, Вика, вы мне нравитесь.- Виктор говорил искренне.
  - Я тоже думаю, что мы подружимся, - с этими словами она протянула свою чашку и, они чокнулись.
  - Так, все таки, что же мы будем делать с вами? Вы понимаете о чем я говорю, подруга Даши?
  - Я понимаю и уговаривать меня не надо. Полностью на вашей стороне.
  - Ну это уже кое что.
  - Не все так просто.
  - Она его действительно любит? - спросил почти с раздражением.
  - О таких высоких материях ни мне судить. Но, знаете, иногда бабская жалость сильнее любви. - Прозвучало цинично, но даже ради него, она не собиралась притворяться.
  Он хотел что-то сказать, но его перебил звонок.
  - Да. Хорошо, подъезжайте сюда, я сейчас спущусь, - ответил он лаконично.
  - Это по поводу, Андрея? - Как бы Вика не относилась к мужу Дарьи, она все же искренне беспокоилась.
  Виктор хотел отмахнуться от вопроса, но потом передумал.
  - Да... Только не говорите, пока Дарье.
  - Я поняла.
  
  Слава дежурил всю ночь. Спустившись вниз, Виктор сел в машину. Через несколько минут подъехал Дмитрий и присоединился к нему.
  - Итак, теперь поподробней, что удалось узнать? - Когда речь шла о деле, Виктор был, как никогда, собран.
  - Все просто. Клиент оказался игроком. Сначала играл по маленькому, и ему везло, а когда решил сыграть по-крупному, фортуна от него отвернулась.
  - Цена вопроса?
  - Миллион, - ответил бесстрастно Дмитрий. Он хорошо делал свою работу, и эмоции ему были ни к чему.
  - Кому он должен?
  - Личность известная в своих кругах. Савичев Мирон. Правда, клиент не у него. Для этого у них специальные места имеются.
  - Ты клиента видел?
  - Нет, куда там. Я на Мирона то только через третьих лиц смог выйти.
  - Ясно. Что Мирон сказал?
  - А что он может сказать. Пока клиент бабки не отдаст, из подвала не выйдет.
  - Твое мнение?
  - Я думаю, девочку тоже могут забрать. Они так всегда делают. Типа, чтобы процесс ускорить. И еще, Мирон обмолвился об одной интересной вещи...
  - Говори.
  - Мол клиент, сначала даже не думал деньги искать. Как будто хотел, чтобы его прикончили. Но, когда про жену упомянули, до него дошло во что он вляпался и начал звонить по знакомым.
  - Придурок, - все же не выдержал Виктор.
  - Согласен, - с этими словами Дмитрий протянул ему бумаги. - Здесь все данные. Если что, звоните. Я на связи.
  - Спасибо.
  Когда сыщик покинул машину, Виктор набрал телефон начбеза.
  - Валера, дуй сюда и ребят прихвати. Может заварушка начаться. - И тут же отключился. Валера тоже, как и сыщик, хорошо знал свою работу. Вообще, Виктор умел окружить себя умными людьми, которым не надо было повторять дважды и которые понимали его с полуслова.
  Он даже не сомневался, что начбез сделает все правильно, поэтому не заморачивался по поводу проблем, которые могут возникнуть с людьми Мирона, а вот как Дарью уговорить поехать с ним, это действительно будет проблемой. В этом, к сожалению, Виктор тоже не сомневался. Он уже успел узнать ее, хотя и не до конца понимал.
  Виктор надеялся на Вику. Вот и проверит, действительно ли она на его стороне. С этими мыслями он снова вернулся к квартире Дарьи и нажал кнопку звонка.
  Ему открыла Вика, причем почти сразу, как будто все это время ждала за дверью. Дарья стояла тут же. Взгляд напуганный, как будто только и ждала плохих известий. И в тоже время, была где-то в глубине ее глаз, глубоко скрытая надежда.
  Они прошли в комнату, и она тут же накинулась с вопросами.
  - Вам что-то удалось узнать? Скажите, иначе я с ума сойду.
  Виктор поколебался несколько секунд, что не ускользнуло от ее пристального взгляда.
  - Да, удалось. Но сейчас некогда объяснять. Собирайся, пока поживешь у меня. Тебе здесь оставаться небезопасно.
  Девушки в ужасе смотрели на него.
  - Я никуда не поеду, - произнесла Дарья дрожащим голосом. Первый шок от слов Виктора прошел.
  - Тебе же говорят, что небезопасно оставаться здесь, - внесла свою лепту Вика.
  Но Дарья настаивала на своем:
  - Пока не скажите в чем дело, я никуда не поеду.
  - Хорошо. - Виктор решил, что, действительно, лучше рассказать, чем отнекиваться. - Твой муж проиграл миллион одному серьезному дяде. Пока не отдаст, его не отпустят.
  Нервно хмыкнув, Дарья повернула несколько раз головой.
  - Что за бред вы несете? Мой муж никогда не играл.
  - Ты уверена? - казалось бы простой вопрос, но Виктор задал его таким тоном и так посмотрел, что у Дарьи замерло сердце. Ее как будто током прошибло. Она вдруг вспомнила о том, о чем бы в обычной ситуации даже задумываться бы не стала. Действительно, иногда у Андрея совсем не было денег, хотя он вроде должен был получить зарплату, а иногда, наоборот, дарил ей дорогие подарки. Он тогда говорил про премии, про тринадцатую зарплату, и она ему верила, но сейчас Дарья поняла, что все это было ложью.
  Ей вдруг стало холодно. Она обхватила себя руками и, пройдя в комнату, села на диван. Виктор с Викой последовали за ней.
  - Собери самое необходимое, - поторопил он Дарью.
  - Я никуда не поеду, - повторила она твердо. - Вы хотите, чтобы я отсиживалась в безопасном месте, когда моему мужу угрожает опасность? - Дарья в упор посмотрела на Виктора.
  В досаде он отвернулся. Его действительно, абсолютно не интересовала судьба ее мужа. С какой стати. Мало того, что сам влип, так еще и жену подставляет.
  - Вы идите. Я вам очень благодарна за помощь. Но я должна помочь Андрею.
  Виктор был вне себя, терпение у него явно заканчивалось:
  - Да ты хоть понимаешь, что это за люди? Они и тебя прихватят за одним. Будут держать в заложниках, пока твой любимый Андрейка деньги не найдет. И никто не даст гарантии, что отпустят, даже, если деньги найдутся.
  - Я согласна, - тихо произнесла Дарья.
  Виктор не поверил своим ушам.
  - Что?
  - Я согласна быть заложницей.
  Виктор с недоумением перевел взгляд на Вику, как бы спрашивая, мол она это серьезно?
  Подруга пожала плечами в ответ и решила, что пора вмешаться.
  - Дарья, послушай меня внимательно. Неужели ты не понимаешь. Пойми, если ты попадешь к этим людям, и у Андрея и у Виктора Николаевича будут связаны руки. Ты сделаешь только хуже. А так, ты спокойно будешь искать деньги. Какая разница откуда звонить. У меня, кстати, есть сто тысяч, отложенные на черный день. Правда, я не знала, что он так скоро наступит, - сказала она с горькой усмешкой.
  Дарья со слезами бросилась к Вике.
  - Ты необыкновенная, спасибо тебе.
  Вика смутилась, обнимая подругу в ответ.
  - Да, я такая. - Даже в такой ситуации она пыталась шутить.
  Все-таки Виктор не ошибся в Вике. Только он об этом подумал, как зазвонил его телефон.
  - Да, Валера.
  - Мы тут ребят задержали с пушками. На вопросы отвечать отказываются, но итак понятно куда направлялись.
  - Ясно. Задержите их, пока не уедем. Но по возможности аккуратно. Нам осложнения ни к чему.
  - Понял.
  Виктор отключился и посмотрел на Дарью.
  - Ну что, поехали? - Он постарался, чтобы голос звучал как можно естественней. - А ты уедешь попозже, - это уже относилось к Вике. - Тебе лучше не светиться.
  Вика только молча кивнула.
  Когда Дарья с Виктором шли к машине, она увидела, что два человека довольно неприятного вида, явно какие-то головорезы, стояли в окружении охраны Виктора и не сводили с нее глаз. От их взглядов она невольно поежилась. Дарья догадалась, что это по ее душу. Похоже, Виктор был прав. Да, много она не знала в жизни и предпочитала бы и дальше не знать, но кто же ее спрашивать будет.
  
  Дарья облегченно выдохнула только в машине. Виктор отдал распоряжение и машина тронулась. Кроме них и водителя, в салоне был еще Валера. Как она уже поняла, начальник безопасности. Тот самый Валера, который был в клубе и произнес непонятные для нее фразы. Дарья не очень-то разбиралась в людях, но не понять, что она не нравится начбезу, было невозможно. Почему, не нравилась, это как говорится, другой вопрос, но взгляд, который он время от времени, кидал на нее, не оставлял сомнения в его к ней отношении.
  Ехать пришлось довольно долго. Только через минут сорок машина въехала в элитный поселок, о котором Дарья слышала когда-то, но конечно бывать в таких местах ей не приходилось. Машина остановилась около дома обнесенного высоченным забором.
  Дарья была поражена размером дома и его шикарным видом. Такое можно было увидеть только в кино. Она, конечно, знала, что Виктор не бедный человек, но как-то все это было для нее абстрактно. А сейчас она убедилась, так сказать, воочию, в том, о чем раньше только догадывалась.
  Виктор помог ей выйти из машины, и они вошли в дом. Интерьер внутри ничуть не уступал внешнему облику особняка. Дизайнер потрудился на славу. Дарья даже немного растерялась. Виктор помог ей снять плащ, а затем они прошли в гостиную. Туда же зашла незнакомая женщина в строгом платье, и хозяин дома представил ее.
  - Это Анна Ивановна, присматривает за домом. А это Дарья Сергеевна. Она побудет у нас какое-то время.
  - Можно просто Дарья.
  - Очень приятно, - женщина приветливо улыбнулась. В ее взгляде читалось едва уловимое удивление.
  - Анна Ивановна, проводите гостью отдохнуть и накормите завтраком, - распорядился Виктор.
  - Да, конечно.
  - А мне надо уехать на несколько часов. Только душ приму, - едва произнеся это, он поднялся на второй этаж и скрылся из вида.
  - Пройдемте.
  Они прошли также на второй этаж и оказались в небольшой, по меркам всего дома, но очень уютной комнате.
  - Устраивайтесь, пожалуйста, а я принесу сейчас завтрак.
  - Спасибо.
  Анна Ивановна вышла. Она была сама приветливость, но Дарье все же было не по себе. Она хорошо понимала, что вряд ли Виктор когда-нибудь появлялся в этом доме с девицами, подобными ей. А сейчас, не выспавшаяся, едва причесанная, одетая кое-как, она выглядела, как ей казалось, вообще ужасно. Но вдруг, Дарья, как будто очнулась. Боже, о чем она только думает. Какая разница, что о ней решит посторонняя для нее женщина. Ей надо искать деньги. Дарья достала телефон из сумки и нажала первый номер из списка друзей Андрея.
  
  Виктор уже давно вышел из душа, переоделся, а сейчас стоял в коридоре, засунув руки в карманы, около двери комнаты, где была Дарья. Он не подслушивал, хотя из-за неплотно закрытой двери очень хорошо было слышно, как Дарья разговаривает по телефону и старается найти деньги. И, судя по отдельным фразам, ей это удавалось. Виктор просто пытался переварить произошедшее с ним за последние два дня. Еще вчера он даже не мечтал, что Дарья может оказаться у него дома, а сейчас она здесь, но что это означает для него... Случайность или все же знак, дающий надежду.
  Он все-время хотел забыть ее. И ему было ради чего стараться. Все в его жизни было налажено, работало как швейцарские часы. Больше комфорта, особенно душевного, меньше заморочек. А Дарья, сама того не подозревая, внесла хаос в его идиллию, поломала годами выстраиваемую идеальную жизнь. Такую, о которой пишут в модных светских журналах. Отсюда эти девицы в клубе, которых он выпроводил из-за нее. Профессионалки. Были и другие, для светских раутов. Только лучшие. Сколько их было за последнее время. И больше ничего не надо, казалось бы... Но в последнее время все пошло не так. Когда он оставался один на один с собой, перед глазами была только она, Дарья. Почему? Он не знал ответа. Виктор одновременно и жалел о том, что обратил тогда на нее внимание и боялся, что этого могло в его жизни и не произойти.
  Когда Виктор повернулся, чтобы уйти, он наткнулся глазами на, буквально замершую, Анну Ивановну с подносом в руках. Видно было, что она растерялась. С одной стороны, надо было выполнять указание и накормить гостью, а с другой стороны, она понимала, что увидев Виктора здесь, заглянула во что-то совсем личное, туда, куда вход посторонним воспрещен.
  - Извините, - произнесла совсем тихо, понимая, в каком положении оказалась.
  Виктор как то странно посмотрел на нее, но ничего не сказал и просто прошел мимо. Только тогда Анна Ивановна вдохнула полной грудью. Виктор Николаевич всегда держался с ней корректно, но кто знает, чем могло обернуться для нее невольное подсматривание. С ним последнее время явно что-то странное происходило. Таким озадаченным она видела его впервые, и что-то подсказывало ей, что это из-за девушки за той дверью, в которую Анна Ивановна собиралась войти.
  Такая непохожая на всех прежних пассий хозяина. Нет, она конечно красивая, но при этом настоящая что ли, без этой тонны косметики на лице и откровенного наряда, во что обычно одевались его девушки. Так размышляя, Анна Ивановна все-таки доставила завтрак по назначению.
  Дарья продолжала разговаривать по телефону. Диалог явно шел про деньги. Анна Ивановна поставила поднос на стол и бесшумно удалилась. Дарья, не прерывая диалога, кивнула ей головой, как бы говоря, спасибо. Экономку очень удивило, что знакомая Виктора может иметь какие-то денежные затруднения. Но еще больше ее удивило обручальное кольцо, которое она увидела на пальце Дарьи. Да уж дела. Но она тут же постаралась выкинуть все эти мысли из головы. В конце, концов, это не ее дело. Но в тоже время, она невольно подвела для себя резюме, что Дарья ей понравилась.
  
  Едва Виктор зашел в офис, как к нему кинулась Лиза, его помощница.
  - Виктор Николаевич, я до вас дозвониться не смогла, у вас телефон отключен. Пришлось две встречи отменить.
  - Отмени все на сегодня, что возможно, - бросил на ходу и, не останавливаясь, прошел в кабинет. - Кофе мне покрепче сделай, да и Валерию Сергеевичу тоже. - Это уже было сказано перед тем, как закрыть дверь.
  Он взял телефон и позвонил Валере:
  - Зайди ко мне.
  Тот не заставил себя ждать и через пять минут был на месте. Лиза принесла кофе. Когда за девушкой закрылась дверь, Виктор сразу перешел к делу.
  - Мирон звонил?
  Валера хмыкнул.
  - Сразу же, как вы уехали из квартиры.
  - Волнуется?
  - Да. Сказал, что так дела не делаются. Мол, мы на его территорию зашли. Зря девушку увезли.
  - А ты?
  - А что я. Объяснил, что он первый оказался на нашей территории. В общем, мы друг друга поняли.
  - Ясно. - Виктор сделал паузу. - В общем, так, сегодня же закончи с этим делом. - Он пристально посмотрел на Валеру.
  - Это как?
  - Деньги Мирону переведешь.
  - Не понял. - Валера, спокойно пьющий до этого момента кофе, искренне удивился и аж выпрямился, поставив при этом чашку на стол.
  - Что тебе непонятно?
  - Про деньги все понятно. Только зачем хлопотать неизвестно за кого? И вообще, Виктор Николаевич, - Валера сделал многозначительную паузу, - может все-таки стоит и меня ввести в курс дела? Последнее время вы не торопитесь делиться информаций, и по поводу этой девушки и, как оказалось, по поводу ее мужа. Я не привык действовать вслепую.
  Виктор закурил сигарету, давая себе время подумать. Он не знал, что ответить начбезу. Тот был абсолютно прав. Но сказать ему было нечего.
  - Давай потом. Просто сделай, как я сказал.
  Валера недовольно повернул несколько раз головой, но в тоже время, не собирался оспаривать распоряжения хозяина, и ему не надо было повторять дважды. Он поднялся и направился к двери, но прежде, чем открыть ее, обернулся.
  - Так если все так серьезно, может, наоборот, пусть муженек у Мирона останется? С него и спрос будет.
  Виктор, который просматривал бумаги, ответил, не поднимая головы:
  - Тебя это не касается. - Конечно, немного грубо, но начбез не кисейная барышня не растает. Зато сразу понятно, что сейчас Виктора лучше не доставать вопросами.
  Валера молча вышел из кабинета. А Виктор посмотрел на закрытую дверь. Да уж, в проницательности начбезу не откажешь.
  
  Когда закончилась последняя запланированная на сегодня встреча, Виктор понял, что переоценил свои силы. Он был как выжатый лимон. Слишком много произошло событий за короткий срок. Откинувшись на спинку кресла, Виктор с наслаждением расслабил галстук и прикрыл глаза. Хотел было кофе попросить у Лизы, но потом передумал. Он его столько выпил сегодня, что вряд ли еще одна чашка принесет удовольствие. А чтобы взбодриться, надо просто выспаться. Кофе здесь уже вряд ли поможет. Однако буквально через несколько минут раздался телефонный звонок.
  - Да, Валера. - Начбез, все-таки молодец, не терял даром времени. - Хорошо. Понял.
  Виктор нажал отбой и тяжело поднявшись, направился к выходу. Лиза снова пыталась ему что-то сказать о делах, но он перебил ее:
  - Все завтра. Решай, что сама можешь или к заместителям, а меня нет.
  Помощница удивленно воззрилась на него. Такого еще не было. Он всегда говорил, что прежде всего дело. И сам работал до изнеможения, и другим покоя не давал, а тут... Когда столько всего запланировано. И телефоны просто разрываются.
  - Ну как же..., - только и смогла она произнести растерянно.
  Виктор, уже взявшись было за ручку двери, внезапно остановился и повернулся к ней с довольной улыбкой:
  - Я в тебе не сомневаюсь, ты справишься.
  Лиза, как обычно, смутилась под его взглядом и покраснела. Ему всегда доставляло удовольствие следить за этой метаморфозой. Вот стоит белокожая девушка, а вот уже лицо розовое. Причем, помощницей то, действительно, она была хорошей, хотя из секретарей только недавно ее перевел. И отпор могла, где надо дать, и дела разрулить, пока его не было. Но стоило ей оказаться рядом с ним, как она тут же менялась. И как не пыталась это скрыть, у нее плохо получалось.
  - Я постараюсь.
  Он хотел добавить, что-то типа 'оправдать высокое доверие', но понял, что так можно и до обморока девушку довести. Поэтому неожиданно сменил тон на серьезный.
  - А все- таки тебе надо секретаря взять.
  - Нет, нет, - возразила она торопливо. - Я справлюсь.
  - Ну, ладно, потом об этом.
  Он, наконец, вышел из приемной. А когда шел по коридору к лифту, насмешливая улыбка не сходила с его лица. Все-таки проницательный Валера был прав. Девчонка, похоже, действительно в него влюблена. Смешно, конечно, но это ему льстило. Да и чего греха таить, были нехорошие мысли по поводу своей помощницы. Особенно после каких-нибудь приемов или переговоров. Когда немного под шафе, да и особенно, когда не немного. Уверен был, что не откажет. Но не смог. Он, конечно, не был принципиальным, да и хорошим его с большой натяжкой можно было назвать, но черту переступать все-же не хотелось. У каждого свой огород. Зачем девчонке жизнь портить.
  Так он и спустился к машине, посмеиваясь над собой, тоже мне плейбой престарелый выискался, и, думая о Лизе, которая конечно заслуживала большего, чем простой перепих на столе в его кабинете, между совещаниями. Хотя... Он усмехнулся. Про стол это неплохая идея.
  Но, как только, Виктор оказался в машине, мысли о преданной и красивой помощнице, куда-то улетучились. Все-таки жизнь мерзко устроена, а справедливостью в ней и не пахнет. Казалось бы, вот рядом человек, который смотрит на тебя преданным взглядом, ловит каждое твое слово, и он не сомневался, на все готовый ради него. А ему это неинтересно, так только, самолюбие потешить, все-таки, Лиза красивая и умная девушка. Ему же нужна другая, та, которой он безразличен. Какой-то круговорот в природе. Виктор даже головой мотнул, чтобы дурацкие мысли отогнать. 'Ладно, посмотрим, как оно еще сложится', - как то зло решил он. Правда, на кого злился в данном случае, было непонятно.
  Слава повернул слегка голову, как бы спрашивая, куда ехать.
  - Домой, Слава, домой, - устало махнул рукой Виктор.
  
  Когда он зашел в дом, на него сразу обрушились громкие голоса. Виктор даже немного растерялся. Обычно его в доме ждали покой и тишина. Дарья, с сумкой, в плаще, почти кричала на охранников, чтобы те ее выпустили. В свою очередь Анна Ивановна с отчаянием на лице пыталась успокоить Дарью. Их уговоры сводились к тому, что надо дождаться хозяина. Наконец, обратили внимание на Виктора и все разом замолчали.
  Дарья тут же кинулась к нему
  - Ваша охрана меня не выпускает! А мне в город надо, - произнесла она почти со слезами.
  - Спектакль окончен, все свободны, - спокойно произнес Виктор.
  А когда все разошлись, обратился к Дарье:
  - Пройдем в гостиную.
  Ей ничего не оставалось, как последовать за ним.
  - Понимаете, я обзвонила знакомых и собрала восемьсот тысяч. А на работе пообещали кредит и мне надо срочно в город, а эти..., - Дарья кивнула головой в сторону двери, - не выпускают меня.
  - Они выполняли мой приказ и все правильно сделали, - произнес Виктор устало.
  - Но вы же понимаете, что необходимо как можно быстрее найти деньги.
  - Уже ничего искать не надо. Все улажено. Твой муж скоро будет дома. - Он намерено был краток и не собирался вдаваться в подробности. По правде сказать, ее муж уже в печенках у него сидел.
  Дарья опешила от неожиданности и с сомнением посмотрела на Виктора.
  - А как же деньги? - произнесла она совсем неуверенно.
  - Ну, так бывает, что проблему можно решить без денег, на другом, так сказать, уровне. Да и что собственно, тебя не устраивает? - бросил он резко.
  Дарья, все это время, не сводящая глаз с Виктора, поспешно произнесла:
  - Нет, нет. Меня все устраивает. Главное, чтобы с мужем все было в порядке. Просто, я даже не надеялась, что можно так просто уладить.
  Виктор хмыкнул.
  - Ну, я бы не сказал, что совсем уж просто.
  - Извините, я все не то говорю. Я еще в себя не пришла. - Дарья подошла совсем близко к Виктору. - Спасибо вам, - произнесла с горячностью.
  - Не за что, - ответил он с насмешкой.
  Но Дарья неожиданно схватила его за руку.
  - Я никогда этого не забуду. Даже не знаю, как смогу вас отблагодарить.
  Виктор о многих способах его отблагодарить мог бы ей поведать, но, осторожно вытащив свою руку из ее рук, вслух сказал совсем не то, о чем думалось:
  - Просто поужинай со мной, и мы в расчете.
  Она даже не сразу сообразила, что он сказал. Ее просто разрывало на части. С одной стороны, Дарья испытывала огромную благодарность к этому человеку, а с другой, ей безумно хотелось как можно быстрее оказаться у себя дома. Мысль о муже ни на секунду не отпускала ее. Но все же, она согласно кивнула и произнесла с теплой улыбкой на лице:
  - С удовольствием. - Хотя, есть ей совсем сейчас не хотелось.
  Виктор отдал распоряжение, и через пятнадцать минут они уже сидели за прекрасно сервированным столом. Он понимал, что все это напрасно, но не смог себе отказать в удовольствии еще какое-то время побыть с ней наедине. Кто знает, когда еще это будет возможным, да и решится ли он сам. Все-таки, мазохистом он никогда не был.
  Однако через некоторое время Виктор понял, что ужин не удался. Дарья ковырялась в тарелке, пыталась улыбаться, но видно было, что мыслями она далеко отсюда.
  Он решил больше не мучить ее и поднялся из-за стола. Она удивленно посмотрела на него и тоже поднялась.
  - Пойдем. Тебя отвезут.
  Дарья, надев плащ и взяв сумку, неожиданно стремительно шагнула к Виктору, и порывисто обняла. А он просто стоял, даже рук не поднял. Через некоторое время она почувствовала, как напряглось его тело под ее руками, и отступила.
  - Извините, - ей было стыдно и казалось, что сделала она что-то не то, поэтому не смела поднять на него взгляд.
  Виктор какое- то время молчал, а потом первый двинулся к двери и возможно, громче, чем требовалось, крикнул:
  - Слава! - Как оказалось, тот был где-то рядом, потому что появился мгновенно. - Доставь Дарью Сергеевну в целости и сохранности.
  - Будет сделано.
  Дарья виновато посмотрела на Виктора. Он стоял с таким видом, как будто хотел, чтобы она уже наконец скорее уехала. Во всяком случае, ей так показалось. Взгляд серьезный, губы сжаты, а руки в карманах.
  - До свидания и еще раз спасибо, - произнесла она робко и вышла вслед за Славой.
  Пока машина не выехала за ворота, Виктор не отходил от окна. Почему не сказал про деньги и сам не мог себе ответить. Никогда благородным себя не считал, а уж Робин Гудом, то бишь, тайным спасителем и подавно. Даже благотворительностью занимался, можно сказать, с помпой, с хорошей рекламой для себя. И никогда не чурался козырнуть этим, где надо, при случае. Все шло в дело, и сантименты были ни при чем. А здесь промолчал... Что она была для него такое, какие чувства, не ведомые до сих пор, будила. Виктор пытался от этих мыслей отгородиться, но не получалось.
  Однако, сопротивляться, все же пытался. Вот и сейчас, решительно отвернувшись от окна, он вытащил телефон и набрал номер начбеза.
  - Валера, я в клуб. Буду через полчаса.
  Каким бы уставшим он сейчас не был, но оставаться дома ему не хотелось. И он решил, что было бы логичным завершить эту историю, там же, где собственно, она и началась, т.е. в клубе.
  
  Всю неделю шел дождь. Вот и этот день не был исключением. Однако для служащих и клиентов делового центра это практически не имело значения. Все спешили по своим делам, не замечая непогоды. Двери центра периодически открывались и закрывались. Люди прятались в машинах или наоборот, заходили в центр и отряхивали одежду и зонтики. В общем, жизнь кипела.
  Дарья абсолютно не вписывалась в этот круговорот. Она сидела на небольшом диванчике в холе центра, прижав к себе сумку. Она пришла к Виктору, но без предупреждения, поэтому и оказалась в таком положении. Его телефон был выключен, а секретарь отвечала, что у него совещание, да и вообще, надо записываться заранее. Охранники, конечно, тоже не собирались ее пропускать. На самом деле, Дарья специально не позвонила. Ей хотелось встретиться с Виктором в деловой обстановке, а он вряд ли бы пригласил ее сюда. Так что приходилось ждать, когда закончится совещание или, когда Виктор все-таки увидит, что она звонила.
  Дарья, набравшись терпения, спокойно наблюдала за людьми. Она отпросилась с работы, так что спешить ей было некуда. Откинувшись на спинку дивана, Дарья невольно вспоминала события двухнедельной давности. Как будто это было только вчера...
  Едва машина, на которой ее привез Слава, остановилась, как Дарья тут же бросилась домой. Вот она вбегает в квартиру и видит Андрея, стоящего в кухне возле окна. А дальше, как в замедленной съемке. Он поворачивается, а она бросается к нему. Обнимает, целует, видя при этом, как он морщится от боли. Все лицо его и руки в синяках и ссадинах. Но он тоже крепко сжимает ее, так, что дыхание перехватывает. Но Дарья не замечает этого. Ей наоборот, мало. Она еще теснее прижимается к нему и улыбается сквозь слезы. А потом вдруг, опомнившись, начинает расспрашивать его, но он упорно молчит. И точно не собирался посвящать ее в подробности.
  Единственное, что удалось ей, это уговорить Андрея съездить в больницу. И только после этого она немного успокоилась. Ничего сломано не было, только многочисленные ушибы и ссадины.
  Только на следующий день им удалось поговорить спокойно, без слез Дарьи. И вот тут то и выяснилось, что деньги все-таки были заплачены. А Андрей был в недоумении, почему это какому-то толстосуму пришла охота за него заплатить. И, если раньше Дарья просто не рассказывала о Викторе, то сейчас впервые соврала мужу про него. Она сказала, что это близкий друг Вики. Андрей всегда верил Дарье, вот и в этот раз у него не было повода сомневаться в ее словах.
  Но встал вопрос, как теперь отдавать деньги. Думали, сначала продать квартиру, но потом решили взять кредит. И у них получилось. А Андрей снова уехал на вахту, даже не успев залечить до конца синяки. Теперь уже уехал сразу на три месяца. Он собирался сам отдать свой долг. И тут уже бесполезно было ему что-то объяснять. Дарья ничего не оставалось, как смириться. Она видела бесконечное чувство вины, буквально написанное у него на лице, хотя сама даже и не думала его упрекать. Он не давал никаких клятв, а она и не требовала, но почему то была уверена, что этого больше не повторится.
  А еще Дарья думала о том, почему Виктор ничего не сказал ей про то, что все-таки заплатил долг. Несмотря на то, что Вика часто называла ее наивной, да она и не спорила, но даже она понимала, что так просто богатые люди не расстаются со своими деньгами. Почему же Виктор это сделал? Да еще и не признался. И вот уже две недели не звонит, и вроде как и не собирается вытребовать свои деньги обратно. Дарья знала, что нравится ему, но чтобы вот так, из-за простой симпатии, кто-то согласился расстаться с миллионом, она не могла в это поверить...
  Внезапный телефонный звонок вывел ее из раздумий. Это оказался Виктор. По голосу было ясно, что он удивлен ее звонку. И еще больше удивился, когда она сообщила, что находится внизу.
  Один из охранников проводил ее прямо до дверей кабинета, и Дарья оказалась в большой приемной. Секретарь смотрела на нее с недоумением.
  - Вы разве записаны? - Но она так и не успела это выяснить. Из дверей кабинета появился Виктор.
  - Лиза, это ко мне. Прошу, - пригласил он Дарью войти. И снова обратился к помощнице.
  - Сделай кофе. И пирожных закажи.
  Лиза, хоть и удивилась, но поспешила выполнить распоряжение. Через пятнадцать минут она зашла в кабинет с горячим кофе на подносе и пирожными.
  - Ни с кем меня не соединяй, - распорядился Виктор тоном, не терпящим возражений.
  - Хорошо Виктор Николаевич, - ответила помощница и вышла из кабинета.
  Лиза могла поклясться, что первый раз видела эту девушку, но для нее было ясно, что она играет важную роль в жизни Виктора. Она внезапно вспомнила странное поведение начальника две недели назад. Интуиция ей подсказывала, что тогда тоже причиной всему была эта девушка. И все эти открытия совсем не радовали Лизу.
  
  Когда они еще только зашли в кабинет, и Виктор помог Дарье снять плащ, он, случайно задев ее руку, почувствовал, что она холодная.
  - Где ты успела так замерзнуть?
  Дарья развернулась к нему и, глядя на него снизу, ответила с виноватой улыбкой:
  - Я всегда мерзну. А тут еще такая погода. Не люблю дождь.
  Виктор нахмурился.
  - И сколько ты просидела внизу?
  - Да, неважно. Главное, дождалась.
  - Почему заранее не позвонила? - спросил он недовольно. - Я бы сам приехал. Так можно вообще то и простудиться.
  Дарья не ответила. Но он сам догадался, почему она не позвонила. Как раз таки и не хотела, чтобы он приезжал к ней. И все же Дарья была здесь, у него в кабинете. Ждала его неизвестно сколько. Пытаясь все это переварить, Виктор усадил ее в кресло за маленький столик и сам сел напротив.
  - Пей скорее кофе и ешь пирожное.
  Дарья отпила кофе и откусила пирожное.
  - Боже, как хорошо.
  Настроение улучшалось на глазах. Честно говоря, она уже и не надеялась, что и вправду дождется, когда Виктор освободится, да и у него, в конце концов, могли быть еще дела. А ей просто край, как надо было с ним встретиться.
  - Извините, я, наверное, вам помешала.
  Виктор неопределенно махнул рукой.
  - Даже не думай об этом.- А потом, заметив, что ее чашка почти пуста, спохватился и легко поднявшись, подошел к двери. Чуть приоткрыв ее, он обратился к помощнице:
  - Лиза, принеси еще кофе, да погорячее. - Отдав распоряжение, он вернулся на место.
  - Нет, нет, не надо. Я уже согрелась, - встрепенулась Дарья. Ей было ужасно неудобно, что она вызвала такой переполох.
  - Я вообще-то ненадолго.
  Но тут зашла Лиза с подносом в руках, и Дарья осеклась на полуслове. Поставив чашки на стол, помощница Виктора удалилась.
  - Сначала согреешься, а потом расскажешь, - произнес Виктор тоном, не терпящим возражений. И Дарья послушно стала пить кофе. А Виктор наблюдал за ней, почти не притрагиваясь к своей чашке.
  Прошло всего две недели, а ему казалось, что он не видел ее целую вечность, оттого и не мог насмотреться. И неважно было, почему она пришла. Немного раскрасневшаяся от волнения и от выпитого кофе, да и от того, что, действительно, согрелась, Дарья выглядела восхитительно. Сияющие карие глаза на фарфоровом лице, распущенные светлые волнистые волосы, которые она периодически поправляла своими тонкими пальцами, отчего рукав немного спускался вниз, обнажая тонкое запястье руки. И очень простое, но так подчеркивающее ее безупречную фигуру - бежевое трикотажное платье, все это не давало отвести от нее глаз, будоражило воображение Виктора. А еще, ее осанка. Он был уверен, что дело было не только в многолетних тренировках, но и в аристократическом происхождении, о котором Виктор уже успел узнать...
  Сколько раз он порывался встретить ее возле работы, но каждый раз одергивал себя. Потому как хорошо понимал, что потом будет только хуже. Уже проверено. Да и за себя не мог поручиться, что сдержится, не сорвется. Он вообще, с трудом рядом с ней себя контролировал и не понимал, что с ним происходило.
  Дарья чувствовала себя неловко от его разглядывания, и поэтому периодически отводила взгляд, стараясь смотреть куда угодно, но только не на Виктора. Наконец, выпив кофе и съев пирожное, она решила все же, что пришла пора поговорить о деле, наверняка, она и так злоупотребила его временем.
  Она поднялась и подошла к дивану, где до этого положила свою сумку. Неожиданно извлекла из нее пакет и положила его на столик перед опешившим Виктором. А потом снова села в кресло.
  - Хм... Что это?
  - Это деньги, ровно миллион, - ответила Дарья. - Мы с мужем вам очень благодарны за помощь. Даже не знаю, что было бы, если бы вы не помогли.
  Дарья говорила искренне, но с удивлением обнаружила, что Виктор как-то странно смотрел на нее, как будто вовсе не рад был, что ему вернули долг. Его слова только подтвердили это.
  - Что-то я не припомню, чтобы требовал у тебя деньги, - проговорил он жестко.
  Дарья растерялась сначала, но потом взяла себя в руки.
  - Я понимаю, вы действовали от чистого сердца и не собирались тут же вытребовать с нас эти деньги, но вы не беспокойтесь, мы взяли кредит. Выплаты вполне приемлемы и голодными не останемся. - Она понимала, что несет сейчас бред, но Виктор своим поведением поставил ее в тупик и, она не понимала, чем так рассердила его.
  Он поднялся и пересел за стол в свое рабочее кресло, откинувшись на спинку и положив ногу на ногу. Весь его вид показывал недовольство. Он молчал и, похоже, не собирался помогать Дарье выйти из затруднительного положения.
  Господи, как же с ним тяжело. Ведь она сделала все правильно. С какой стати, Виктор должен был потерять такие огромные деньги, можно сказать, подарить их абсолютно посторонним людям. Но как-то он сумел повернуть все так, что Дарья чувствовала себя виноватой. И в тоже время, отступать не собиралась. Деньги она возвращает и точка.
  - И ты с такими деньгами ехала в автобусе, а потом сидела внизу? - вопрос поставил ее в тупик.
  - Я приехала на такси.
  - Понятно, - усмехнулся Виктор. - Тогда я спокоен. - Прозвучало с иронией.
  Вроде уже пора было уходить. Ясно, что вряд ли на настроение Виктора можно было как то повлиять. Но Дарья почему то медлила. Ей просто очень не хотелось, чтобы они расстались так нехорошо, не по-доброму что ли. Виктор действительно очень сильно помог ее мужу, и она хотела, чтобы он знал как она ему, по-настоящему, благодарна. А если она сейчас вот так резко уйдет, когда Виктор в таком настроении, то она будет точно мучиться угрызениями совести. Нет, конечно, умом Дарья понимала, что ни в чем не виновата, но, как говорится, осадок все равно останется.
  - Может сходим куда-нибудь, поужинаем? - спросила она прежде, чем успела хорошенько подумать. По выражению лица Виктора Дарья поняла, что его давно так никто не удивлял, а может и никогда.
  - В ресторан, - добавила Дарья после небольшой паузы.
  - Как ты сказала? В ресторан? - повторил он за ней.
  - Ну да, в ресторан. - И что с ним, вроде раньше хорошо слышал.
  Возникла еще одна пауза.
  - Да уж, меня еще ни разу женщины в ресторан не приглашали.
  - И хочу вас сразу успокоить, оплачиваю я, - проговорила она скороговоркой, зная, какую реакцию вызовут ее слова у Виктора.
  Тут она не ошиблась, Виктор рассмеялся. Дарья сумела его удивить и развеселить.
  - Ну спасибо. Ты меня действительно успокоила.
  - Так вы согласны?
  - Еще бы. - Виктор включился в эту игру. - Кто ж от халявы откажется. Надо быть полным дураком.
  Дарья с облегчением вздохнула, таким ей Виктор нравился больше. Вернее, с таким ей было спокойней.
  - Тогда выбирайте куда пойдем.
  - Нет, вот это ты сама реши.
  Она не стала ломать голову.
  - Давайте тогда в 'Романтик', завтра в семь часов.
  - Хорошо, согласен, но только сегодня. Завтра у меня дела.
  Дарья растерялась.
  - Но я не успею заказать столик.
  - Пусть тебя это не волнует.
  - Ну вот, пригласила называется. - Она явно расстроилась, что озадачила Виктора.
  - Эй, что за грустные нотки. Столик это ерунда, главное - ты платишь, - поспешил он ее успокоить
  На самом деле, что это она или забыла с кем имеет дело. Для Виктора все это пустяк.
  - Хорошо, не буду вас больше задерживать, - произнесла Дарья более спокойным голосом.
  - Уже надоел? - прозвучало, как ей показалось, довольно грустно.
  - Нет, просто чувство вины, что оторвала вас от дел, уже зашкаливает.
  - Хорошо, до вечера, - согласился Виктор неожиданно быстро. - Я заеду.
  - До вечера.
  Виктор помог ей надеть плащ и проводил до лифта, предварительно отдав распоряжение, чтобы Слава отвез ее домой.
  
  Никаких особых дел на следующий день у Виктора не было. На самом деле, он бы просто не выдержал. Две недели не видеть и не слышать Дарью, оказалось для него настоящей пыткой. А тут сама пришла, пусть и не просто так, а по делу. Да еще это приглашение в ресторан. Впору свихнуться. И если бы он был самолюбивым болваном, то обязательно решил бы, что вот оно, то самое, что он так долго ждал. Но трезво оценивать ситуацию, это был его конек. Конечно, Дарья просто хотела его отблагодарить за услугу. Ничего более.
  Да уж, общаясь с этой женщиной, о самолюбии можно просто забыть. Она растопчет его в клочья. Пока они играли по ее правилам. Однако Виктор намеревался поменять правила игры.
  
  Дарья не стала ничего придумывать в смысле одежды, все-таки это не было свиданием. Она решила, что простое серое платье с отливом, чуть выше колен, вполне подойдет для ужина. Правда сапоги все же надела другие, замшевые. Они подходили под сумочку. У нее абсолютно не было цели понравится Виктору, но в тоже время, ей бы не хотелось, чтобы он испытывал неловкость рядом с ней, из-за ее наряда. В конце концов, это она пригласила его. Так что хочешь, не хочешь, а надо соответствовать. Новое бежевое пальто завершало наряд. В общем, получилось стильно и со вкусом.
  Виктор прибыл в полседьмого и сам поднялся к ней в квартиру с большим букетом алых роз. Когда он вручил их Дарье, она почувствовала неловкость и уже почти пожалела, что пригласила Виктора в ресторан. Вроде все логично и вел он себя безупречно, но ситуация ее напрягла.
  - Ну что пойдем? - Он же, напротив, не испытывал ни малейшей неловкости. А даже наоборот, выглядел очень довольным.
  Когда они вышли, Виктор раскрыл над ней зонтик, дождь так еще и не закончился.
  - Какой вы предусмотрительный, - удивилась она. - А я даже об этом не подумала. - Слава распахнул перед ними дверь, и они оказались в тепле, не успев замерзнуть. Впрочем, это Дарья была мерзлячка, а как она успела заметить, Виктор всегда был легко одет. Иногда в плаще, а чаще просто в костюме.
  Через десять минут они уже входили в ресторан. Дарья, почему то даже не задумывалась, когда выбрала 'Романтик'. Может, потому что они тогда встретились с Виктором именно в нем. И хотя встреча была не из приятных, она все же решила, что раз он там был, значит, предпочитает именно это место.
  Когда они, наконец, уселись, Дарья обнаружила, что их посадили за лучший столик. Он находился чуть в отдалении от остальных. Они могли спокойно за всеми наблюдать, а сами были чуть скрыты тонкими ширмами в японском стиле.
  Принесли легкую закуску. Дарья изучала меню.
  - Что будете на горячее?
  Виктор улыбнулся.
  - Все еще не могу привыкнуть к тому, что я гость. Ну что ж, - проговорил он, разглядывая меню, - тогда закажу что-нибудь подороже.
  - Эй, - Дарья шутливо нахмурилась. - Не увлекайтесь. Котлеты по-киевски вполне будет достаточно.
  Виктор снова рассмеялся и подозвал официанта, который стоял неподалеку. Они, наконец, сделали заказ и вполне могли теперь расслабиться, наслаждаясь вином и тихой музыкой.
  - А вы часто бываете здесь? - Дарья решила, что раз она хозяйка этого вечера, то должна вести светскую беседу.
  - Часто, - ответил Виктор и, сделав паузу, неожиданно проговорил:
  - А можно все-таки без выканья. Не такой уж я и старый.
  - Хорошо, - ответила она смутившись.
  Но это был, наверное, единственный неловкий момент за сегодняшний вечер, ну не считая танца, когда Дарья пыталась отодвинуться от Виктора, а он не давал ей этого сделать и так смотрел на нее, что лицо Дарьи вспыхнуло до корней волос. Но потом, по-видимому, он понял, что сильно смущает ее и стал вести себя более сдержанно. Хотя время от времени, когда думал, что Дарья не смотрит на него, все же кидал на нее пристальные взгляды. Но она делала вид, что не замечает.
  Они вспоминали детство, много шутили и смеялись над шутками друг друга. Но, неожиданно, Дарья посмотрела на часы и ахнула.
  - Вот это да, уже почти одиннадцать, а я и не заметила.
  Виктор понял намек и поднялся. Дарья в недоумении посмотрела на него.
  - Вы хотите уйти не заплатив?
  - Точно, чуть не забыл. - Он насмешливо улыбнулся и подозвал официанта.
  - Счет, пожалуйста, - произнесла Дарья с важным видом. Она еле сдерживала смех, видя, как официант переводит растерянный взгляд с нее на Виктора и обратно.
  Виктор чуть заметно кивнул и тот удалился.
  - Странные здесь официанты. - Дарья пожала плечами.
  - Ну, обычно, мужчина просит счет, - возразил Виктор.
  - Возможно.
  Наконец, когда Дарья расплатилась под шутки Виктора, что, если денег не хватит, то ей придется посуду мыть в этом ресторане, они вышли на улицу и сели в машину.
  - Все-таки странный официант. Так реагировать на просьбу принести счет. - Она продолжила шутить в той же манере, не заметив, что настроение Виктора изменилось. А лицо стало серьезным и сосредоточенным.
  - Это мой ресторан, - произнес он, как ей показалось, излишне резко.
  Она с недоумением посмотрела на него. Это уже был другой человек. Куда-то подевалась веселость и открытость. А может этого всего и не было, а ей только показалось.
  - Понятно, - только и смогла произнести Дарья в ответ. Она не стала упрекать его в скрытности. Какой смысл, ведь они скоро расстанутся. Тем более она почувствовала его напряженность и решила не усложнять ситуацию.
  Но, когда Дарья обратила внимание, что едут они совсем не той дорогой, что ведет к ее дому, она поняла, что ошибалась. Виктор, по всей видимости, расставаться не планировал. Почувствовав беспокойство, Дарья все же спросила:
  - Куда мы едем?
  - Ко мне, - лаконично ответил Виктор, не глядя на нее. Его взгляд был абсолютно спокоен и сосредоточен, и полон какой-то решимости, отчего она ощутила еще большее волнение, даже больше, чем от его слов.
  Единственная мысль, которая сейчас вертелась в голове у Дарьи, была: 'Доигралась'. Предательский пот покрыл ладони, а руки мелко дрожали. Она сцепила их в замок, пытаясь держать под контролем. Тошнота подкатила к горлу. Да уж, не такого окончания вечера она ждала. Ну что ж, глупость должна наказываться, решила про себя Дарья. Но легче ей от этого не стало.
  Виктор прекрасно видел ее состояние и, поэтому, через какое-то время, обратился к Славе:
  - Останови машину. - Они притормозили у обочины. Виктор мог бы и не щадить ее чувства, раз уж решил идти ва-банк, но все же приказал водителю:
  - Слава, выйди-ка.
  Когда они остались одни, он, по-прежнему, не глядя на Дарью, спросил:
  - Ты хочешь мне что-то сказать?
  - Я могу отказаться? - проговорила она как можно тверже, не хотелось выглядеть перед ним жалкой.
  Виктору же не надо было стараться, он и так был абсолютно спокоен. Деловой человек в своей стихии.
  - Можешь. Только ты вроде собиралась отблагодарить? Так что тебе мешает? - бросил он только с виду небрежно. На самом деле, прозвучало это с нажимом, от которого у Дарьи холодок пробежал по коже.
  - В конце концов, я потратил время и деньги на твоего мужа, задействовал связи, и, как мне кажется, могу рассчитывать на небольшую компенсацию. Поверь, уладить все было совсем не просто. - Это был контрольный выстрел.
  Она не могла прийти в себя. Превращение кареты в тыкву произошло слишком быстро. В ее случае даже не дождавшись двенадцати. Ей было ясно: и ресторан, и то, что она вернула деньги, не имело для него ровным счетом никакого значения. Миллион для такого человек - сущая мелочь. Он хотел получить ее, и он ее получит. Неважно, что для этого придется надавить. Он немного поиграл с ней, а потом ему эта игра в заботливого парня просто надоела. Зачем время терять, есть старые проверенные способы.
  В какой же мир она попала. Там в ресторане, общаясь с ним, рассказывая про детство, Дарья раскрыла часть своей души. Он послушал и растоптал, даже не задумываясь. А при случае еще и использует полученную информацию, если будет в этом необходимость.
  Она молча смотрела в окно на Славу, который стоял в одном пиджаке на ветру.
  - Водитель то тебе чем виноват? - произнесла она с горечью и какой-то обреченностью в голосе.
  Виктор только усмехнулся. Дарья правильно его поняла. Все-таки, несмотря на хрупкость и орнаментальность, в сообразительности ей не откажешь. Он приоткрыл окно и позвал Славу.
  А Дарья вдруг расслабилась и весь оставшийся путь до дома Виктора ехала с закрытыми глазами, откинувшись на спинку и показывая, что не хочет разговаривать. Впрочем, похоже, Виктор также не жаждал общения.
  
  На самом деле, Дарья, действительно, была права и по поводу ресторана и того, что касалось денег и то, что Виктор решил применить запрещенный прием. Так он всегда действовал в бизнесе. Никаких чувств и эмоций. Найти слабые стороны противника и надавить, использовать, когда это ему будет выгодно. И с Дарьей он решил поступить именно так.
  Да, именно так он решил избавиться от наваждения. Виктор не мог добровольно смириться с тем, что она заняла какое-то особенное место в его жизни. Он пытался убедить себя, что все это бред. Баба как баба. Стоит только переспать с ней и все иллюзии сами собой рассеются. С самого начала нагородил себе бог знает что. Да завтра он уже о ней и не вспомнит.
  Только почему то все равно было неспокойно. Никакой аутотренинг не помогал. Но только и себя он хорошо знал, если уж решил, не отступит. Может быть потом пожалеет о сделанном, и скорее всего так и будет, но сейчас не отступит.
  
  В доме их встретила Анна Ивановна. Она повесила пальто Дарьи в шкаф и сообщила, что стол накрыт в гостиной.
  - Спасибо, - поблагодарил Виктор. - Проводите Дарью Сергеевну и можете быть на сегодня свободны, а мне еще позвонить надо. - После этих слов он стал подниматься на второй этаж. Через некоторое время до Дарья долетели обрывки разговора, который, кстати, шел на английском. Она даже разобрала некоторые фразы, хотя и не подслушивала. Просто Виктор разговаривал очень громко.
  Анна Ивановна не удивилась, что хозяин звонил так поздно, зная о разнице во времени. Она проводила Дарью в гостиную и налила ей чаю.
  - Может быть разогреть вам что-нибудь? - Девушка была такой хрупкой, что экономке хотелось ее накормить.
  - Нет спасибо. Мы же из ресторана.
  - Ну что ж. Доброго вечера, - произнесла она с теплой улыбкой и повернулась, чтобы уйти. А Дарья так посмотрела на нее, что та невольно почувствовала жалость к ней. Ей показалось, что гостья все-таки странно себя ведет. И глаза на мокром месте. Анна Ивановна даже замешкалась возле нее, но ослушаться хозяина не могла.
  - Приятного вечера, - произнесла она как можно мягче и покинула гостиную.
  
  Когда Дарья осталась одна, она немедленно этим воспользовалась. Подошла к столу и налила себе полный бокал вина, а потом устроилась в кресле перед камином, прихватив бутылку с собой. А еще спустя какое-то время, Дарье показалось, что ей море по колено. Зря она всю жизнь трезвенницей была. Действительно, благодатный напиток помогает на многое взглянуть проще.
  В гостиную заглянул Виктор. Он стоял в дверях и любовался Дарьей. Ее лицом в отблеске огня, распущенными волосами, падающими на плечи и взглядом, который уводил ее куда-то далеко-далеко отсюда. Такой взгляд был только у нее.
  - Извини, мне надо сделать еще один звонок.
  Дарья невольно вздрогнула от неожиданности. Но выпитое вино давало о себе знать.
  - Да ради бога. Вообще можешь забыть про меня, - произнесла она насмешливо, неопределенно махнув рукой.
  Виктор наткнулся взглядом на стоящую рядом с ней на столике полупустую бутылку и конечно понял причину ее разговорчивости.
  - Я скоро, - заверил он, усмехнувшись.
  Она же только хмыкнула в ответ, передернув плечами, и отвернулась, вроде как никто его здесь и не жаждет видеть, не заметив при этом, как недобро блеснул его взгляд.
  
  Первый раз Виктор снова и снова испытывал такое откровенное пренебрежение к своей персоне. И надо сказать, это его чертовски задело и разозлило. На этот раз, для разговора он не стал подниматься в свой кабинет, а зашел в небольшой зимний сад. Здесь он всегда чувствовал себя спокойней, но не сегодня. Набрав было номер, он вдруг скинул его и убрал телефон обратно в карман. Не затевать деловых разговоров в состоянии раздражения, это было одним из тех правил, которым он старался следовать всегда. А сейчас он был раздражен, да еще как.
  Вместо телефона он достал сигарету и закурил, игнорируя табличку, которую повесил специально для него садовник, когда увидел сие безобразие в своем цветнике.
  Увидев полупустую бутылку рядом с Дарьей, Виктор не на шутку разозлился. Да, он надавил на нее, но, в конце концов, все же оставил право выбора. И она его сделала. Сама. А теперь хочет представить его каким-то монстром. Черт! Он был ей настолько противен, что она решила напиться, чтобы ничего не чувствовать рядом с ним, с помощью алкоголя сгладить, так сказать, неприятные моменты, сопутствующие их близости. Вроде как и не отказалась, но всячески показывала свое к нему отношение и к его методам. Кстати, а почему все-таки не отказалась. Уж точно не из-за него самого. Он такие вещи понимал. Ни разу Дарья не посмотрела на него даже близко так, как он бы хотел. Неужели из-за простой благодарности. Глупая, а ведь он даже не требовал вернуть деньги. А она все-таки пришла и вернула. Но тут, извините, сама подставилась. Он такую возможность точно не собирается упускать. Даже если возненавидит потом. Да пусть лучше ненавидит, чем полное безразличие.
  Виктор вдруг вскинулся, нервно сделав последнюю затяжку, он затушил сигарету и решительно двинулся в гостиную. Ну что ж, надо соответствовать ожиданиям. Не будем разочаровывать девушку. Задетое самолюбие не на шутку взыграло в нем, а раздражение нарастало с бешенной скоростью и требовало выхода.
  В гостиной, он, не говоря ни слова, прошел к бару и налил себе полстакана водки, а потом со стаканом в руке развернулся к Дарье. Довольно неприятная улыбка играла на его лице.
  - Я подумал, что это неправильно, если мы с тобой будем не на одной волне, так что решил догнать, - с этими словами Виктор поднял стакан в приветствии и одним залпом выпил содержимое и даже не поморщился.
  Дарья, напротив, в ужасе смотрела на это зрелище. Он разгадал ее план, и она поняла, что идея напиться была не самой лучшей. Она только разозлила его. Так бы может еще все обошлось, а теперь его уже точно не остановить.
  
  И Дарья оказалась права. Виктор, поставив стакан, двинулся к креслу, где она сидела, преодолев расстояние в несколько шагов. Дарья в смятении подскочила и сделала шаг назад, собираясь увернуться от его рук, но он не позволил ей этого сделать, крепко схватив за руку и буквально дернув на себя. Она едва удержалась на ногах, но в любом случае, он не дал бы ей упасть. Его руки, прижимающие ее к своему телу, не давали ей ни малейшего шанса вырваться.
  Виктор привлек ее голову и с жадностью накрыл ее рот своими губами, не позволяя двинуться и на миллиметр. Его руки, казалось, были везде, жесткие и требовательные. Дарья дернулась, все еще пытаясь сопротивляться, испугавшись такого напора. Андрей был единственным мужчиной в ее жизни и, несмотря на взрывной характер, с ней он бы всегда сдержан и никогда не переходил границы. Однако через некоторое время она поняла, что все бесполезно, Виктора не остановить. Страсть захватила его полностью. Да и алкоголь сыграл с ней злую шутку. Вместо того, чтобы притупить все чувства, он отнял у нее силы. И, поняв тщетность своих усилий оттолкнуть Виктора, она сдалась. А он, почувствовав это, снизил градус напора. Его, как будто отпустило, злость ушла. И дальше уже исследовал ее тело и лицо, не торопясь, стараясь максимально доставить удовольствие.
  От такой перемены Дарья потерялась в своих ощущениях. Ноги подкашивались, а сознание куда то уплывало, совершенно не подчиняясь хозяйке.
  Виктор подхватил ее на руки и понес в спальню. Наверное, даже не осознавая что делает, Дарья обвила его шею своими руками.
  
  На мокром от дождя балконе ничего интересного не наблюдалось, да к тому же было холодно. Но Виктор всех этих обстоятельств будто не замечал. Он сидел в плетеном кресле с закинутыми на маленький столик ногами. Его состояние можно было охарактеризовать одним словом - паршиво, но признаваться в этом он не спешил. Поэтому на его губах играла циничная пьяная улыбка, на вроде - 'а мне все равно'. Вообще, если бы его сейчас увидели его подчиненные, они бы сильно удивились. Периодически затягиваясь сигаретой, он пил виски прямо из горла. Да и выглядел сейчас не лучше, того, что делал. На нем были только джинсы и пиджак на голое тело с поднятым воротником. Виктор хорохорился, но прекрасно понимал, что ему капец. Вляпался по полной.
  Еще когда только поцеловал Дарью, мозги начисто вышибло. И алкоголь тут был не причем. Она сама была как вино, самое крепкое, от которого крышу сносит. И все его рассуждения о том, что как только переспит с ней, тут же забудет, летели к черту. Дарья, наоборот, как будто в кожу ему въелась, не отодрать.
  Кого только в его постели не было, самые дорогие и умелые проститутки. И все это теперь не имело ровным счетом никакого значения. Дарья ничего не умела, но она была настоящей и эмоции у нее были не придуманные. Пусть они и не были положительными в отношении Виктора. Но одно то, что она не притворялась с ним, дорогого стоило. Да, она была живым человеком и, в конце концов, стала отвечать на его ласки, но сама, даже не пыталась доставить ему удовольствие. Но он даже не задумывался об этом, а снова и снова погружался в пучину каких-то невероятных доселе ощущений и эмоций. Ловил малейшее движение с ее стороны, чуть слышный стон...
  Да, уж, замучил он девушку, но ничего поделать с собой не мог, просто не в силах был остановиться. Когда он все же выпустил Дарью из своих объятий, она тут же уснула, будто в обморок провалилась.
  Виктор же понял, что не в состоянии сейчас уснуть от переполнявших его эмоций. Поэтому, еще полюбовавшись какое то время спящей девушкой, он ушел на балкон, чтобы не мешать Дарье и самому охладиться. Еще полночи впереди, а он уже думал, что его ожидает завтра. И прекрасно понимал, а ничего хорошего его там не ждет. Она уйдет и не оглянется, а он волком выть будет. Виктор смачно выругался и, тяжело поднявшись, вышел с балкона и отправился в другую спальню, справедливо боясь снова сорваться и напугать Дарью.
  
  Утром он только заглянул в комнату и, убедившись, что Дарья еще спит, отправился в тренажерный зал. Было уже восемь утра, пора было ехать в офис, но Виктор не спешил, поэтому и отключил телефон. Валера мог позвонить по-другому, но не звонил. Значит, ничего сверхсрочного сегодня не было. А может просто его начбез решил проявить понимание. Он знал, что Дарья у него.
  Какое-то время Виктор действительно занимался, усиленно крутя педалями велотренажера, но внезапно, резко остановившись, опустил голову. И так какое-то время сидел, не шевелясь. Он пытался понять свое состояние, проанализировать и, как в бизнесе, расставить все по полочкам, но схема рушилась и не поддавалась анализу. Размышления пока привели его только к одному выводу - Дарью он абсолютно не понимал. Все женщины, которых он встречал до нее, мыслили рационально. Им даже в голову не приходило отказать ему. А Дарья до сих пор только отмахивалась от него, как от назойливой мухи, не понимая своей выгоды.
  И все же, Виктор был человек дела и сейчас не собирался отступать от этого принципа, поэтому и принял промежуточное, так сказать, решение. Уходить из ее жизни он пока не собирался, но и давить больше не будет. Ведь и в бизнесе ему иногда приходилось отступать, чтобы потом сделать большой шаг вперед. Возможно, ему просто надо узнать ее получше, а потом уже действовать. Виктор упорно не хотел думать о чувствах и все сводил к тому, что его просто задело, что Дарья не бросилась тут же в его объятия. Ну да, была сегодняшняя ночь, но для нее то уж она точно ничего не значила. В отличии от него. Черт. Виктор чуть не сплюнул на пол с досады. Интересно было то, что ему даже в голову не пришло самое простое решение - оставить Дарью в покое и, самому тем самым приобрести покой, вернуться к прежней жизни, лишенной душевных переживаний и всей этой неразберихи.
  В таком раздрызганном состоянии его и застала Анна Ивановна. Она привыкла, что примерно в одно и тоже время Виктор завтракал, но сегодня тот не появился в столовой. Вот она и отправилась его искать. Картина ей представилась странная. Виктор не занимался, а явно над чем то мучительно размышлял, сидя на тренажере. Она позволила себе какое то время понаблюдать за ним. Ей показалось, что он не просто не выспался, а был какой-то совсем замученный. Но буквально через пару минут она все же заявила о себе, чуть слышно кашлянув.
  Виктор медленно и, будто нехотя, повернул голову и действительно как то устало спросил:
  - Да, Анна Ивановна?
  - Доброе утро Виктор Николаевич. Вы не пришли на завтрак...
  - Да, да, - он не дал ей договорить. - Я попозже позавтракаю. А вы загляните в спальню. Если Дарья Сергеевна проснулась, предложите ей завтрак. И скажите Игорю, чтобы отвез ее.
  - Хорошо, Виктор Николаевич.
  Она потихоньку прикрыла дверь и отправилась в спальню. Все больше и больше удивляясь поведению хозяина. Анна Ивановна работала у него несколько лет и всегда считала, что ей крупно повезло, как с работой, так и с хозяином. Не женат, а значит ей не надо было угождать еще кому то. Не привередлив, хотя определенные требования у него конечно же были. И не только к ней, но и ко всему персоналу, работающему у него. А еще была уверена, что абсолютно хорошо успела изучить Виктора. Его жизнь была отлажена, как часы. Спокойный, целеустремленный. Строгий, но справедливый. Казалось, на первых десяти местах для него всегда был бизнес. Женщин постоянных у него не было. И Анна Ивановна прекрасно видела, что к тем, которые все же бывали в доме, он никогда не относился серьезно.
  Но последнее время с ним явно что-то происходило. И это началось, без сомнения, с появлением этой девушки в жизни ее хозяина. Он, очевидно, относился к ней, не как к остальным женщинам, когда либо появляющимся в его жизни. Но в тоже время, Анна Ивановна понимала, что ясностью и покоем в этих отношениях даже не пахло. А может быть она просто позволила своей интуиции уж слишком разыграться.
  
  Дарье давно надо было вставать, ведь работу никто не отменял. Но она не то, что встать, даже просто повернуться и открыть глаза боялась. Встретиться лицом к лицу с Виктором было сейчас выше ее сил. Одно дело вечером, когда окружающие вещи и предметы лишены ясных очертаний, а сознание притуплено алкоголем. И совсем другое, утром, когда наоборот, все достаточно ясно. И нет возможности спрятаться за темноту.
  И все же, сделав неимоверное усилие, Дарья открыла глаза и повернулась. И какова же была ее радость, когда она увидела рядом с собой пустую постель. Вот тут уже она не стала медлить. Буквально подскочив с постели, Дарья лихорадочно стала одеваться. Только бы поскорее уйти из этого дома, это было ее единственным на тот момент желанием. Наверное ни один солдат, даже по тревоге, не смог бы сейчас одеться быстрее, чем Дарья. И когда она вздохнула с облегчением, что ей все же удалось найти все свои вещи и одеться без свидетелей, в дверь внезапно постучали. Дарья буквально застыла от неожиданности. А когда постучали повторно, она, еле справившись с голосом, произнесла едва слышно:
  - Да.
  А потом буквально выдохнула, когда в комнату с подносом в руках зашла Анна Ивановна, а не Виктор, как она того боялась.
  - Доброе утро, - произнесла экономка с улыбкой. - Виктор Николаевич распорядился принести вам завтрак.
  - Нет, нет. - Дарья даже головой для убедительности повернула несколько раз. - Я не хочу кушать.
  - Но все горячее. Я специально блинчики приготовила.
  Было видно, что Анна Ивановна огорчена отказом Дарьи. И та, заметив это, тут же решила согласиться. Ей, конечно, хотелось быстрее оказаться, как можно дальше от этого дома, но, в то же время, не хотелось расстраивать такую хорошую женщину. Ведь она старалась.
  - Ну, хорошо, я съем немного, - сказала она не очень уверено.
  Анна Ивановна тут же засуетилась, ставя поднос на стол, рядом с кроватью.
  - И кофе горячий. Сметанка вот тут свеженькая.
  Дарья принялась за еду, а экономка решила ей не мешать. Только уже в дверях она обернулась.
  - Виктор Николаевич сказал, что Игорь отвезет вас. Я сейчас его предупрежу, - произнесла она со своей неизменно теплой улыбкой.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила Дарья.
  Когда с завтраком было покончено, она нашла в гостиной свою сумку с помощью Анны Ивановны и, надев пальто, наконец, оказалась в машине. И только сейчас смогла выдохнуть с облегчением. Виктор так и не появился, и ей совсем была не интересна причина его отсутствия. Главное, что все закончилось, и она едет домой. Однако, по мере того как машина ехала по элитному поселку, а потом выехала на трассу, Дарья как не старалась не могла избавиться от картинок прошедшей ночи, то и дело, по мимо ее воли, всплывающие в ее голове.
  На самом деле, на сколько безумной и ни на что не похожей ей показалась эта ночь, настолько же сейчас уже трудно было различить, где явь, а где сон, где правда, а что она просто додумала своим затуманенным в тот момент сознанием. Но были моменты, которые она точно хорошо помнила.
  Ей не могло присниться, как Виктор целовал ее, накрывая ее рот своими губами, не давая возмутиться его напором. Причем целовал там, где хотел, не обращая внимания на ее попытки отстраниться. Обнимал так, что дыхание перехватывало. Его руки были повсюду, с какой-то неистовой жадностью, ласкающие ее тело и оставляя отметины на коже. И для них тоже не было в тот момент запретных мест. Она закрывала глаза, боясь его потемневших от страсти глаз, но в тоже время постепенно раскрываясь перед ним, не в силах больше сдерживать, разгорающееся возможно помимо ее воли, желание.
  Да, она тоже была участницей процесса и не собиралась этого отрицать. Казалось, вспоминая прошедшую ночь, она должна была испытывать чувство стыда, ведь она изменила Андрею, да к тому же Виктор делал с ней такие вещи, которые она не могла бы позволить сделать даже своему мужу. Но чувства стыда в данный момент не было абсолютно, а была растерянность. Дарья в ужасе призналась себе, что испытала доселе неизвестные ей ощущения и эмоции. И они ей понравились.
  И да, не об измене она сейчас думала, это уж точно. Виктор, будто разбудил в ней, дремавшие ранее чувства. Как в той пресловутой сказке. Только жизнь не сказка. Ведь теперь с этим надо как то дальше жить.
  Наверное, впервые в жизни, Дарья почувствовала себя полной идиоткой. За свой небольшой возраст она довольно много в жизни сделала и много пережила. Но сейчас ей казалось, что что-то важное прошло мимо нее. Чего-то она в жизни пропустила. А еще она вспоминала разговоры на эту тему, которые пыталась завести с ней Вика, говоря, что поцелуи не самое важное в отношении взрослых людей. И как она прерывала ее, останавливая пылающим гневом и негодованием взглядом. Ну куда там, она же скромная и воспитанная девочка. А уж когда Вика предложила ей сходить с Андреем к сексопатологу, она ее чуть за дверь не выставила.
  Дарья была опрокинута своими собственными открытиями. Ведь, возможно, это она была виновата в проблемах Андрея. Закомплексованная, неуверенная в себе. Ведь даже с девственностью она рассталась только через неделю после свадьбы. Андрей обращался с ней как с фарфоровой статуэткой, надышаться не мог. Поэтому, когда в первую брачную ночь, Дарья испугалась только при одних его попытках и скривилась от боли, он тут же остановился, поспешив успокоить ее, что все нормально и он подождет.
  Господи, сколько же он натерпелся от нее. А может и его нервозность оттуда же. Дарья уже готова была все повесить на себя. Оттого и не заметила, как по щекам потекли слезы. Сейчас она казалась сама себе совсем никчемной дурочкой. Водитель с тревогой посматривал в зеркало заднего вида и наверняка видел ее слезы, но ей было плевать. Сейчас в ней просыпались новые чувства, стремительно сменяющие друг друга. Это злость на себя и решимость все исправить.
  
  До приезда Андрея Дарья старалась занять себя, чтобы совсем не было времени для сомнений и переживаний по поводу ночи, проведенной с Виктором. Все мысли об этом она старалась задвинуть в самый дальний уголок своего сознания. Да, в общем то, у нее и так не было времени на раздумья. Учеба, работа, а еще у нее скоро день рождения, так что скучать не приходилось. Надо было особенно тщательно подготовиться к этому событию и конечно к приезду мужа. А еще прибраться в квартире.
  Но как бы Дарья не была загружена, она все же помнила о своем намерении измениться, а также изменить кое-что в отношениях с Андреем. Поэтому набралась храбрости и посетила довольно дорогой салон нижнего белья. Сначала она хотела позвать Вику с собой, но потом передумала. При всей своей любви к подруге, Дарья сейчас не хотела слушать ничьи советы. Да и от комментариев Вика вряд ли бы воздержалась. Так что она просто доверилась своей интуиции. К тому же, в магазине работали настоящие профессионалы. Продавцы хорошо знали свое дело, поэтому Дарья довольно скоро ушла с покупками, абсолютно довольная своим выбором.
  Думая о подруге, Дарья понимала, что поступает не очень хорошо. Она слишком много скрывала последнее время от нее. Дарья оправдывала себя тем, что у Вики сейчас происходят очень важные события. Похоже, их роман с Никитой стремительно развивался. Зачем мешать. Подруга заслуживала только хорошего. Но в тоже время, Дарья решила, что обязательно поделится с Викой, но чуть позже. Она уже и сама соскучилась по их посиделкам на кухне или в кафе.
  У Дарьи даже в мыслях не было встречаться с Виктором, но у него похоже были другие планы. Он время от времени звонил ей, но она не отвечала. Встречал ее недалеко от работы, но она упорно делала вид, что они не знакомы и проходила мимо. Господи, зачем он это делал. Ей было страшно неловко от всей этой ситуации, потому что по большому счету ничего плохого он ей не сделал, а наоборот, помог. Но в тоже время она была уверена, что дальше им точно не по пути. То, что произошло между ними в ту ночь, было случайностью и не могло иметь продолжения. Трудно было понять, зачем она ему. Дарья как то увидела его по телевизору в сопровождении шикарной блондинки. Все в увиденной картинке было на своем месте. Такие женщины должны быть рядом с Виктором, но, тем не менее, он был здесь, все время рядом.
  А однажды, когда Дарья замещала свою начальницу и ей пришлось идти к генеральному с документами на подпись, она все же встретилась там с Виктором. Он стоял у окна спиной к двери, поэтому она не сразу его узнала, но когда он повернулся, у нее от неожиданности бумаги выпали из рук. Она как в тумане, чуть ли не ползая перед ним на коленях, собрала рассыпавшиеся документы, даже не слыша, что говорил при этом Юрий Владимирович. И когда наконец ее директор все подписал, Дарья как ошпаренная выскочила из кабинета. По взгляду Виктора, она так и не поняла, случайно ли он там оказался или нарочно пришел. Во всяком случае, при ней он никак не показал факт их знакомства. Она помнила, как он говорил, что сотрудничает с их фирмой. О том, что Виктор хотел как то ей навредить, Дарья старалась даже не думать. Хотя понимала, что ее поведение могло его сильно разозлить. Но по-другому она не могла. Раз и навсегда вычеркнуть из жизни все, что связано с Виктором, было единственным ее желанием. И Дарья очень надеялась, что он это поймет и оставит ее в покое. Хотя уже сам факт того, что она не стала объясняться с ним ни лично, ни по телефону, говорил о том, что Дарья прекрасно понимала, что такие люди так просто не отступают и то, что она замужем, ни имеет никакого для него значения.
  Иногда у нее мелькала надежда, что все закончено, когда она не видела его машины. По видимому он куда то уезжал, возможно за границу. Но потом все повторялось снова и снова.
  
  Она и не подозревала, что чувствовал в это время Виктор, вернее даже не задумывалась об этом. После той ночи все изменилось в его жизни. Дарья стала настоящим наркотиком для него, мысли о котором преследовали его постоянно и не хотели отпускать. Видя ее, он испытывал настоящую ломку. Но снова и снова приезжал к ее дому или сопровождал на машине, когда она шла с работы. Дарья конечно видела все это, но всячески показывала, что не желает с ним встречаться. На улице она просто проходила мимо, не глядя на него, а на телефонные звонки вовсе не отвечала или отключала телефон.
  Нет, внешне, конечно, никто не заметил изменений произошедших в Викторе. Он всегда был занят, его по-прежнему сопровождали самые шикарные женщины, с которыми он периодически делил постель. Но, если раньше это и было его жизнью, то теперь стало его оболочкой. Единственный, кто знал, что происходит с Виктором, был Валера. Ему и по должности это было положено, да и вообще, вряд ли для этого человека существовали какие-то тайны, которые он бы не смог разгадать. Он всегда относился к своему боссу с уважением, поэтому и работал на него, но сейчас абсолютно не понимал Виктора. Из-за какой-то сопливой девчонки, такие переживания. Да, хозяин не афишировал своих действий. Отпускал охрану и сам садился за руль, когда совершал свои рандеву, как Валера это называл, к дому этой девчонки. Но Валера всегда хорошо исполнял свои обязанности, которые заключались в защите своего босса, поэтому знал практически каждый шаг, который делал Виктор. И абсолютно его не понимал. Он даже один раз предложил привезти Дарью, мол в чем проблема то. Но Виктор так на него посмотрел, что Валера тут же осекся, поняв, что она значит для него гораздо больше, чем простая девочка на ночь, а вернее это совсем другое. А так как сам Валера давно уже не испытывал подобных чувств, решил, что пока понаблюдает за развитием событий, чтобы не сделать неверный шаг.
  Сам же Виктор похоже только и делал, что совершал глупости. Сначала принудил Дарью, а потом как последний сопляк караулил ее возле подъезда и боялся подойти. И Дарья была права в своих предположениях, когда он пропадал. Он действительно уезжал за границу по делам или когда совсем становилось невмоготу. И на фирму, где она работала, он тоже приехал по той же причине, хотел просто быть ближе, больше знать о ней. Виктор также как и Дарья не ожидал, что она придет в кабинет к Юрию. Это было просто стечением обстоятельств.
  Но Дарья была не права, считая его взгляд в тот момент непроницаемым. Ее босс как раз понял этот взгляд правильно. Когда Дарья вышла из кабинета, он со смешком обратился к Виктору:
  - Бесполезно. Я уже пробовал.
  - Что? - Виктор не сразу понял о чем тот с ним говорит.
  - Что, что. Пробовал, говорю, подкатывать к ней. Без вариантов. Муж и все такое. В общем, кремень.
  Нашел кому объяснять, он и без него все это знал. Но вслух произнес совсем не то, что думал:
  - Я смотрю ты ходок. У тебя же дочка почти ее возраста.
  - Да какой к черту возраст, - со смешком проговорил Юрий, ничуть не обидевшись. - Такая королева и мертвого разбудит.
  Виктор нервно затянувшись, уселся в кресло и отхлебнул коньяк. Не понравилось ему то, что этот престарелый Дон Жуан говорил о Дарье. Юра как будто почувствовал его настроение.
  - Эй, да я смотрю она тебя зацепила. Не завидую я девчонке.
  - Это почему же, - зло бросил Виктор. Ему этот разговор определенно не нравился.
  - Да ты же как бульдог, вцепишься в добычу и не отпустишь.
  - Не придумывай того, чего нет. Ладно, пора мне. Документы по сделке передай юристам. - Он вдавил недокуренную сигарету в пепельницу и легко поднявшись, направился к выходу.
  - А сегодня почему сам пришел? - Юрий хитро посмотрел на Виктора. Да уж в интуиции ему не откажешь.
  - Ладно, в следующий раз будем общаться только через юристов, - бросил Виктор раздраженно.
  - Да ты не обижайся. - Похоже Юру труднее было смутить или вывести из себя чем Виктора. - Только одна просьба.
  Виктор взялся уже за ручку двери, но слова Юрия заинтересовали его.
  - Какая же? - спросил он с прищуром.
  - Не ломай Дарью. Девочка хорошая. Не испорченная.
  - Не думал, что у тебя в голове могут быть подобные фантазии. Ты сам сказал, что она замужем. Зачем мне это надо. На свете полно красивых и незамужних телок, готовых прыгнуть в постель и заморачиваться не надо.
  - Ну дай бог, дай бог. - С сомнением произнес Юрий.
  Виктор наконец вышел из кабинета.
  А однажды он все-же не выдержал. Когда Дарья возвращалась с работы, он отправил Славу, который сидел за рулем в тот день, проводить ее в машину. Он видел, как она сначала засомневалась, но потом все таки пошла за Славой и через минуту уже сидела с Виктором в машине. Водитель по обыкновению остался на улице.
  Какое-то время в машине стояла тишина. Дарья старалась не смотреть на Виктора, а он напротив, не спускал с нее глаз. Как давно он не был так близко рядом с ней. Он с жадностью вдыхал запах ее волос. Она была так близко от него, стоило только руку протянуть, но это ощущение было обманчиво. На самом деле, Дарья была очень далеко от него, почти недосягаема.
  Она первой не выдержала этого тягостного молчания, повисшего между ними.
  - Вы что-то хотели мне сказать?
  Вопрос прозвучал очень спокойно, а Виктор испытал раздражение. Он уже ненавидел эти нотки безразличия, которые сквозили в ее голосе и взгляде, когда она разговаривала или смотрела на него. Сейчас он думал о том, что Валера прав, зачем вообще заморачиваться. Неважно как она относится к нему. Можно действительно иногда снимать напряжение, отдавая приказ охране, чтобы ее привозили к нему. С чего он вообще цацкается с ней. Он уже готов был дать злости выплеснуться наружу, но Дарья внезапно заговорила.
  - Вы меня простите пожалуйста. Я возможно что-то не так сделала. Дала напрасную надежду, но, поверьте, я не нарочно. - И тут она посмотрела на него так, что лучше бы этого не делала. Наверное, впервые в жизни на него кто-то смотрел с жалостью. - Я прошу забыть все. И... - она на секунду замешкалась, - я вас очень прошу, не преследуйте меня больше, ни к чему это.
  С одной стороны, он слушал ее, но будто не слышал. Она впервые так долго смотрела на него своими необыкновенно красивыми карими глазами и не отводила взгляд.
  - Я вам очень благодарна за то, что вы помогли моему мужу, но все это ни к чему, - повторила она.
  Упоминание о муже отрезвило его, и злость все же выплеснулась наружу.
  - А если я прикажу ноги переломать твоему мужу? - произнес он жестко.
  Виктор хотел любыми способами убрать жалость из ее взгляда, направленного на него. Какое-то время она молчала, но потом уголок ее губ слегка дернулся и Дарья все же ответила:
  - Вы не сделаете этого. - Это было сказано очень уверено. Он считал ее наивной, но Дарья оказалась умнее, чем он думал.
  Она, не торопясь, только с присущим ей достоинством, открыла дверь и спокойно вышла из машины. Виктор так и сидел какое то время, пытаясь переварить, как мог оказаться в ловушке, как говорил Валера, у сопливой девчонки. Она даже не подозревала, что при желании могла бы вертеть им как захочет. Но вот он точно знал, что такого желания у нее не возникнет. Ему бы радоваться, но отчего то радости это знание не прибавляло.
  И он снова сбежал, вернее уехал. На этот раз надолго.
  
  Как давно его здесь не было. Виктор заглушил мотор и какое то время задумчиво рассматривал зеленый дворик. Ему всегда здесь нравилось. Как будто попадал в детство. Он тоже когда то вырос в таком дворе. Он невольно поднял голову, и взгляд переместился на ее окна. Однако через некоторое время боковым зрением Виктор заметил слабое движение сбоку от машины, чуть приглядевшись, он увидел знакомую фигуру, сидящую поодаль на скамейке. Виктор даже сглотнул от неожиданности. Теперь уже двор интересовал его меньше всего.
  Дарья сидела на скамейке и держала в руках, он даже не сразу разглядел, маленького котенка. Она наклонила голову и похоже разговаривала с ним. А Виктор просто любовался ею. Где там эти умники, которые про время говорят, которое лечит. Окажись сейчас хоть один из них рядом, точно по роже бы дал от души.
  Виктор не выдержал и закурил, не отпуская взглядом знакомую фигуру. Даже издалека он заметил, что она похудела. Рука слегка дрожала, когда он подносил сигарету ко рту. А потом, не выдержав, сделал последнюю затяжку и вышел из машины. Выбросив сигарету, он направился к Дарье.
  Она не сразу обратила на него внимание, а только, когда он уже оказался почти вплотную к ней. Она подняла взгляд и посмотрела на него снизу как то затравленно, прижав котенка к себе.
  - Здравствуй, - произнес он с улыбкой.
  - Здравствуйте, - ответила она, продолжая все также странно смотреть на него.
  - Вот, был рядом, решил заехать, а ты здесь сидишь. Уезжал на три месяца, только вчера вернулся.
  Дарья не ответила, только опустила взгляд и погладила котенка.
  - А это кто такой? - спросил Виктор как можно непринужденней, чтобы разрядить обстановку.
  - Вот нашла. Бедолага в яму провалился. Не знаю, что теперь с ним делать. Домой не могу взять, у Андрея аллергия. - Слова звучали грустно и как то вяло. Она вообще себя странно вела. И Виктор сейчас точно был уверен, что не он причина ее настроения.
  - А вы не можете взять его к себе? - неожиданно спросила она. - У вас такой дом большой. Вы и не заметите его.
  Он уже хотел было ответить, на кой черт ему котенок. Сроду он никаких животных не держал в доме, за исключением собак, которые дом охраняли. Но и то, бегали они исключительно во дворе. Но что то остановило его от такого ответа. То ли ее взгляд, то ли осознание того, что она впервые о чем то попросила его. Пусть это была и самая экзотическая просьба, которую он слышал от женщины, но ведь просил его не кто-нибудь, а она.
  - А я бы его навещала. - Она так невинно посмотрела на него при этих словах, а для него они были, как контрольный выстрел в голову. Да попроси сейчас Дарья, чтобы он крокодила приютил, он бы даже не подумал отказываться.
  - Черт с ним. Пусть живет.
  Удивительно, но Дарья даже не улыбнулась, а просто произнесла:
  - Ну вот и хорошо. Только Анне Ивановне хлопот прибавится.
  Виктор уже успел забыть про котенка и про экономку ему сейчас думать меньше всего хотелось. Его сейчас интересовала Дарья и ее странное поведение. Он сел рядом с ней на скамейку и продолжал пристально разглядывать.
  - Ты похудела, - невольно вырвалось у него.
  - Я болела. Сейчас уже получше, но еще неделю на больничном сидеть.
  Виктор забеспокоился. Дарья выглядела действительно какой то изможденной.
  - Так может лучше домой?
  - Нет, врач сказал, что надо больше гулять, - произнесла она задумчиво.
  - У тебя все нормально? - не удержался он от вопроса.
  Опять этот странный взгляд.
  - Я пожалуй пойду. - Она действительно поднялась и протянула ему котенка. Виктор машинально взял его.
  Дарья уже сделала несколько шагов по направлению к подъезду, когда внезапно обернулась и с горечью произнесла:
  - А вы все-таки добились чего хотели. - И отвернувшись быстро пошла к подъезду.
  Да что за черт. Он сунул котенка на скамейку и двинулся за ней, нагнав в несколько шагов. Он остановил ее, схватив за руку и повернув к себе. От его резких действий, она оказалась прижата к его широкой груди. Он почувствовал как мелкая дрожь пробивала все ее тело. И он точно знал, что это не от страха, а от слабости. Виктор слегка встряхнул ее за плечи.
  - Да что произошло?
  Дарья нехорошо усмехнулась и немного отстранилась от него, насколько он это позволил ей сделать. А потом прямо посмотрела ему в глаза.
  - А что ваши холуи вам не донесли? Андрей ушел от меня. Из-за вас. Добрые люди просветили его. - Слова звучали отрывисто и зло.
  Она попыталась вырваться из кольца его рук, но он крепко держал ее. Чтобы успокоиться, Виктор с силой втянул в себя воздух, слегка прикрыв при этом глаза. А когда открыл их, увидел как крупные слезы катятся из ее глаз. Она смотрела на него не мигая, а слезы все катились и катились. Но больше всего его поразил ее взгляд. Такого отчаяния ему еще не приходилось видеть.
  А потом, держа Дарью за плечи, он повел ее к машине. Не мог он сейчас ее одну оставить. Она попыталась сопротивляться, но он не дал ей отстраниться.
  - Надо же тебе убедиться, что этому сорванцу будет у меня хорошо, - произнес он, с улыбкой глядя на Дарью. Но она была непробиваема. Господи, что же случилось за то время, что он отсутствовал.
  Виктор сначала усадил ее в машину, а потом, подхватив котенка, сел за руль и положил его Дарье на колени. Пусть немного отвлечется. Она и вправду, сразу наклонила голову и погладила котенка, слегка улыбнувшись. Ну, уже кое-что. Однако последующее за этим признание поразило его.
  - Вы наверное думаете, как же так. Мужа дома нет, а я про аллергию говорю и котенка вам навязываю. Но я точно знаю, что он вернется.
  Виктор, услышав это, на какое-то время забыл вообще, для чего он в машину сел. Он даже галстук расслабил. Но потом, посмотрев на Дарью, чуть не выругался вслух, но вовремя сдержался. Она смотрела на него не просто так, она смотрела на него с надеждой, что он подтвердит ее слова. Пропади оно все пропадом.
  - Он точно вернется. К тебе нельзя не вернуться. Ты же видишь, хоть ты этого и не желаешь, но я же всегда возвращаюсь, - произнес он серьезно. По-видимому, именно такой ответ ей сейчас и был нужен. Дарья ничего не сказала на его признание, но он заметил как она расслабилась.
  Почти всю дорогу до его дома они молчали. Дарья откинулась на спинку кресла и дремала, а Виктор вел машину, следил за котенком, чтобы тот не свалился и бросал тревожные взгляды на Дарью.
  Когда они приехали, он еще некоторое время наблюдал за ней, не решаясь будить. Да и такая картина могла растрогать кого угодно. Спящая Дарья, с разметавшимися по плечам волнистыми волосами и почти прозрачной кожей и спящий котенок в ее невесомых руках. Казалось, что плащ был велик для нее. Странно, он его раньше точно видел и вроде как тот не болтался так на ней.
  Но ему все же пришлось выйти из машины, так как он увидел, спешащего к машине охранника. И Виктору надо было остановить его прежде, чем тот разбудит Дарью.
  - Тихо, - произнес он не громко, но внятно, осторожно закрывая дверь машины.
  Охранник бросил взгляд на переднее сиденье и понимающе кивнул.
  - Иди лучше предупреди Анну Ивановну, чтобы приготовила легкий ужин для Дарьи Сергеевны.
  - Понял.
  Охранник ушел. А Виктор привалился к капоту и закурил. Но уже через несколько минут Дарья сама вышла из машины.
  - Чуть котенка не уронила, - произнесла она смущаясь и еще не отойдя полностью ото сна.
  Виктор отбросил сигарету и, поддерживая Дарью под локоть, повел в дом. Там их уже встречала, буквально сияющая Анна Ивановна.
  - Здравствуйте. А у меня уже все готово.
  Она подошла к ним, чтобы забрать плащ у Виктора, который уже снял его с Дарьи, и только тут увидела у нее в руках маленький пушистый комочек.
  - Боже, а это кто у нас тут такой?
  Женщины стали хлопотать возле котенка, но Виктор поспешил прервать их.
  - Анна Ивановна, Дарье Сергеевне надо покушать и отдыхать.
  - Да, да, конечно. - Она взяла котенка. - Проходите, пожалуйста, в гостиную. У меня все готово, сейчас принесу горячее. А о маленьком не беспокойтесь, я позабочусь о нем.
  - Спасибо, - только и смогла произнести Дарья с усталой улыбкой.
  За ужином Виктор понял, что она держится из последних сил. Видно было, что ей не до еды. Заставив все же проглотить ее несколько кусочков мяса и выпить чаю, Виктор повел ее отдыхать. Дарья снова, как тогда, когда пропал Андрей, оказалась в небольшой комнате с обоями в нежный цветочек и светлыми занавесками.
  Виктор только и отвлекся на минуту, чтобы откинуть покрывало, а когда повернулся к Дарье, она уже оседала на пол. Он буквально в последнюю секунду все-таки успел ее подхватить, не дав удариться головой.
  
  Виктор в нетерпении вышагивал по коридору то в одну то в другую сторону, периодически останавливаясь у двери комнаты Дарьи, где сейчас находился доктор. Уж больно тихо там было. Они что совсем не разговаривают. Несколько минут назад ему принесли медицинскую карту Дарьи, но он не решался постучать в дверь, боясь зайти не вовремя. Поэтому держал в руках, решив, что отдаст доктору, когда тот выйдет из комнаты. В конце концов, время терпит. Был соблазн самому заглянуть в бумаги, но что-то его остановило. Странно, но он вдруг подумал, что Дарье бы это не понравилось. Хотя, когда это он о таком думал. Дурдом полный.
  Устав намерять шагами коридор, Виктор опустился около стены прямо на пол. Курить хотелось до одури. Он автоматически достал пачку сигарет из кармана и даже вытащил одну. Но потом решительно спрятал обратно. Конечно, бросать он не собирался. Но, по-видимому, придется все-таки воздерживаться от курения дома или делать это, по крайней мере, на балконе.
  Послышались тихие шаги, и из-за угла показалась Анна Ивановна. Она так и остановилась на приличном расстоянии от Виктора, не решаясь подойти. Виктор повернул несколько раз головой, как бы говоря, что не сейчас. И Анна Ивановна еще более тихо удалилась.
  Врач все-таки появился через некоторое время, и он передал ему карту.
  - Что- то можно уже сказать? - не стал терять времени Виктор.
  Это надо было видеть, как эскулап посмотрел на него. И молча, взяв карту, практически перед самым его носом закрыл дверь. А это еще что за хрень. Виктор было взялся за ручку двери и хотел уже объяснить доктору, что с ним так нельзя, но в последний момент остановился. Сделав глубокий вдох, он все же отлепился от двери и отошел. Ладно. Разберемся еще, что за ... происходит.
  Виктор все же спустился вниз, чтобы выпить чего-нибудь. И буквально следом за ним в гостиной появился доктор.
  - Мы можем поговорить? - спросил тот серьезно.
  - Ну, разумеется. - Виктор чуть глаза не закатил. Типа, а для чего бы его пригласили сюда, и зачем бы он под дверью торчал все это время. - Пройдемте.
  Они зашли в кабинет. Виктор предложил доктору кресло и сам сел напротив, предварительно разлив по бокалам коньяк.
  - Я вас внимательно слушаю Игорь Иннокентьевич. - Он взял свой бокал и откинулся на спинку кресла.
  Врач даже не притронулся к своему бокалу. Он сделал небольшую паузу, а потом произнес неожиданно резко, даже с какой-то злостью:
  - Это как же вам удалось довести свою жену до такого состояния? - И буквально вперил в Виктора сверкающий гневом взгляд.
  - Позвольте... - Виктор аж выпрямился. Давненько на него так не наезжали. А по правде сказать, он и не припомнит, когда последний раз такое было.
  Но Игорь Иннокентьевич перебил его не церемонясь.
  - Нет, не позволю, - продолжил он не снижая градуса. - Телевизор смотрю, хоть и не часто. Кто вы такой в курсе. Благотворительностью занимаетесь, а жену в черном теле, можно сказать, держите.
  Виктор в недоумении смотрел на доктора. Он что спятил, или может это Виктор свихнулся. А тот продолжил свою обличительную речь, не обращая внимания на то, кем был Виктор.
  - Бедная девушка. Работает, учится. Да еще с таким слабым здоровьем. Я посмотрел ее карту и ужаснулся. Перенести три операции и так себя нагружать. Я думаю, что и с сердцем там не все в порядке. А еще оказывается, она и в отпуске не была. Много я в своей жизни повидал, но чтоб такое. Я понимаю, когда денег нет и женщина вынуждена работать с утра до ночи, но тут...
  - Так, стоп, - рыкнул Виктор, оборвав излияния доктора и посмотрел на него так, как иногда смотрел на подчиненных и те не знали, куда бы им сбежать поскорее. Игорь Иннокентьевич, похоже, тоже проникся и понял, что продолжать дальше не стоит.
  - Почему вы решили, что я ее муж? - бросил Виктор отрывисто.
  - Ну как же... - Эскулап растерялся от такого вопроса. - У нее кольцо и вы рядом... Я подумал...
  - Нет, я ей не муж. И в каком она состоянии увидел только сегодня, по той простой причине, что долгое время был за границей. Тем более, Дарья Сергеевна не живет в этом доме. - Виктор говорил четко и спокойно, но ясно давая понять, что врач переборщил.
  Игорь Иннокентьевич пребывал в недоумении.
  - Ну, извините, погорячился. - Он даже руками развел от неловкости.
  - Ладно, забыли. Сейчас главное выяснить, что делать. Как все исправить.
  - Ну вы знаете, это долгий процесс...
  - Плевать. Распишите пошагово. Мне вас рекомендовали как лучшего.
  - Здесь понадобится полное обследование и помощь не одного специалиста. Но самое главное, это даже не лечение.
  - А что?
  - Полный покой и никаких волнений. Вы же понимаете. Сильнейшее истощение организма.
  Виктор напряженно сглотнул. Он некстати вспомнил свою жизнь в Ницце. Значит пока он там развлекался, она тут страдала. Очень сильно захотелось прибить кого-нибудь. Особенно ее мужа. Он не сомневался, что уже бывшего.
  - Я сделал укол, чтобы Дарья Сергеевна отдохнула. Проснется она только завтра. А в обед я снова навещу ее.
  - Спасибо. Я понял.
  - Я бы еще хотел задать один вопрос, - как то неуверенно произнес доктор.
  - Задавайте.
  - Извините, конечно, но где муж Дарьи Сергеевны? И вообще, кто будет ухаживать за ней?
  - В моем доме ей будет обеспечен полный уход. А где муж, вас это не должно касаться, - отрезал Виктор.
  - А Дарья Сергеевна согласна с таким положением вещей? Или это только ваше решение?
  Виктор так посмотрел на него, что любой другой бы уже точно угомонился, и вообще бы у него возникло желание под стол залезть, но только не у Игоря Иннокентьевича.
  Нет он, конечно, смутился, но это не помешало ему продолжить настаивать на своем.
  - Я спрашиваю не из-за простого любопытства. Я уже говорил об этом и еще раз повторяю - лекарства в данном случае необходимы, но душевные переживания могут свести на нет все наши усилия.
  С этими словами врач поднялся и направился к двери.
  - Подумайте над этим. И это не шутка.
  Виктор тоже поднялся.
  - Подумаю обязательно, - ответил он чуть насмешливо. Дотошность доктора его порядком утомила.
  Виктор проводил врача до машины, думая о том, что врач то не так прост оказался, чем на первый взгляд, хотя он ему понравился. Обычно при общении с Виктором люди терялись, но только не этот. Говорил то, что думал. Однако он и без него понимал прекрасно, что Дарья конечно будет думать о муже и переживать. Но пока решил оставить эту проблему на потом. Сейчас надо хотя бы поставить ее на ноги.
  Виктор вернулся в дом и в который раз набрал номер Вики, но она по-прежнему не отвечала. Скорее всего, куда-то уехала. А ведь как раз таки, если бы подруга Дарьи была рядом с ней, это и было бы хоть немного залогом ее душевного спокойствия.
  
  Дарья сидела в саду в плетенном кресле, заботливо укрытая пледом. Со стороны могло показаться, что она просто отдыхает. На самом же деле, ее состояние никак нельзя было назвать спокойным. Она постоянно думала об Андрее и об их расставании, хотя ни разу за неделю, что она пребывала в доме Виктора, ни с кем своими переживаниями так и не поделилась. Раз за разом память услужливо подкидывала воспоминания, от которых в горле постоянно стоял ком. Дарья хотела бы потерять память, чтобы ничего не чувствовать и ничего не помнить. А еще она понимала, почему сейчас так плохо, потому что тогда было все слишком хорошо...
  Андрей приехал неожиданно. Дарья ждала его только на следующий день. Поэтому сидела на кухне, обложившись учебниками, в старенькой ночнушке, с наброшенной на плечи бабушкиной шалью. Звонок в дверь заставил ее вздрогнуть. Трудно было представить, кто бы это мог быть так поздно. Она посмотрела в глазок и тут же распахнула дверь. Какое то время она молча рассматривала Андрея, не веря своим глазам.
  - Может все же впустишь своего мужа? - спросил он с улыбкой.
  Дарья сделала шаг назад. Но как только он вошел, сбрасывая на ходу сумки и закрыл дверь, Дарья тут же бросилась к нему, моментально оказавшись в кольце его сильных рук.
  - Я ждала тебя только завтра, - проговорила она тихо и поцеловала мужа.
  Это был просто поцелуй, а у него дыхание перехватило. Он сжал ее так сильно, что она ойкнула, но при этом сама только теснее прижалась к нему, хотя казалось, что ближе уже невозможно. А потом его рот завладел ее губами с такой страстностью, что, казалось, оба забыли, что надо дышать. И все же воздух им был необходим. Чуть отстранившись, они продолжали рассматривать друг друга. И он, наконец, ответил ей, видимо вспомнив, что не объяснил своего внезапного появления.
  - Мне удалось поменять билет на дополнительный рейс. Не мог больше ждать, - сказал он негромко, пытаясь справиться с дыханием, как будто их кто-то мог услышать. А может просто боялся спугнуть этот прекрасный момент. А потом снова был поцелуй, еще более страстный, напористый. Дарья отвечала ему с такой же силой.
  Где то на самом краю ее сознания болталась мысль, что надо покормить мужа, что он устал и ему необходимо в душ. Но, когда Андрей приподнял ее, не переставая при этом целовать, и понес в спальню, все мысли разом вылетели из ее головы. Он, действительно, проголодался, и только она могла помочь утолить этот голод...
  Как все-таки жизнь нами играет, руша все планы. Дарья так готовилась к его приезду. Купила красивый халат, шикарное белье, даже почитала кое-что в интернете. Она дала себе слово, что теперь у них все будет по-другому. В их постели больше не будет места ее стеснительности, и она не позволит ему больше сдерживать себя.
  Но сейчас все это было благополучно забыто, и белье, и красивый халат и возбуждающие позы из камасутры. Да, да, Дарья и туда заглянула. И также никто не вспомнил про его еще недавние проблемы. Сейчас она плыла по течению своих чувств, эмоций и своих ощущений. Дарья вся растворилась в своей потребности в любимом человеке. И она была права. Женская интуиция редко кого подводила.
  И все же, сама того не подозревая, Дарья была прилежной ученицей. Она усвоила главный урок - надо отпустить себя, перестать контролировать каждый свой шаг. Довериться, прежде всего себе и своему мужчине. И она доверилась...
  Когда у них обоих наконец выровнялось дыхание и они могли говорить, оказалось, что делать этого не хочется. Дарья лежала на груди у Андрея и вырисовывала на ней круги своими тонким пальцами, периодически глядя ему в глаза. Она даже не пыталась прикрыться, как делала это прежде. Андрей же, гладил ее волосы, чуть улыбаясь.
  - Вау, - первым нарушил он тишину.
  Дарья подняла на него хитрый взгляд, и они оба рассмеялись. Андрей привлек ее ближе и поцеловал, но теперь уже нежно.
  - Пойду все-таки в душ. - Он поднялся и взялся за халат. Но Дарья соскочила и, отобрав халат, бросила на кровать. Она обняла Андрея и прильнула к нему всем телом.
  - Мне бы тоже не мешало душ принять, - проговорила она загадочно, но при этом веселые чертики играли в ее глазах.
  Вот тут Андрей посмотрел на нее с удивлением.
  - Ну, если не хочешь. - Дарья уже не могла остановить эту игру. Она неожиданно отлепилась от него и грациозно повернувшись, взялась кончиками пальцев за халат, делая вид, что собирается его надеть. Однако Андрей не дал ей этого сделать. Она аж вскрикнула, когда он дернул ее на себя за руку и, развернув, буквально впился в ее губы. Она увидела его потемневшие глаза.
  - Я тебя съесть готов, - прошептал он хрипло, почти не отрываясь от нее.
  - Нет, это я тебя съем, - ответила Дарья чуть слышно и в подтверждение своих слов слегка прикусила его губу. Она не смогла совладать с собой и слезы выступили на ее глазах. Андрей же подхватил ее и понес в ванную.
  Они еще не понимали, что сейчас произошло такое между ними, но оба не собирались упустить свой шанс.
  
  Отмечать Дни рождения Дарья никогда не любила. Когда был жив отец, и мама устраивала пышные банкеты, тогда особенно ей хотелось подальше сбежать. Что может быть противнее, чем быть выставленной на всеобщее обозрение словно кубок победителя. А Елена Александровна именно этим и занималась. Рекламировала успехи Дарьи в балете и всячески превозносила свою роль в ее достижениях. Правда, забывала упомянуть, что, когда Дарья была поменьше, она пять дней в неделю жила в интернате, потому что возить ее на занятия Елене Александровне было далеко. Потом по сценарию мамы Дарья играла на фортепиано и пела. Да, Дарья во всем преуспела. Единственное, о чем мама не говорила, да ей это было и неинтересно, что у ее дочери абсолютно не было друзей и свободного времени.
  Когда Дарья вышла замуж, в ее отношении к собственным Дням рождения ничего не изменилось. Друзья Андрея ее не приняли, хотя открыто это никто не демонстрировал, но отношения с ними были натянуты, особенно с женами. Сначала Дарья старалась всем угодить, а потом, поняв, что так и останется для них белой вороной, решила, что должна быть самой собой. А иногда намеренно провоцировала друзей Андрея, увлекаясь рассказами об искусстве или исполняя на фортепиано особенно длинный кусочек какого-нибудь сложного произведения. Правда, женам друзей ее мужа тоже было чем ее уколоть. Дело в том, что Дарья, когда вышла замуж, абсолютно не умела готовить. Андрея это вообще не волновало, он сам это делал прекрасно. Но Дарья упорно пыталась научиться, переводя массу продуктов и злясь на мужа, который относился ко всему этому с иронией. А ей всегда к его приезду хотелось приготовить что-нибудь вкусненькое, но пока у нее это плохо получалось. Андрей неизменно хвалил любую ее стряпню, не переставая при этом хитро улыбаться. Дарья не без основания подозревала, что Андрею просто нравилось ее дразнить. Ведь он не раз говорил, что ей очень идет, когда она злится. Что, кстати, Дарья делала очень редко.
  Но в этот День рождения все было по-другому. Вернее, Дарье так казалось, что все изменилось. А причиной этому конечно были прекрасные отношения с Андреем. После его приезда Дарья все время чувствовала себя как на крыльях. Ей все удавалось и ничего не огорчало. Да и Андрей явно изменился. Он стал гораздо спокойней и рассудительней. Дарья даже однажды решила испытать его, надев на работу короткую юбку. И он прошел испытание, не сказав ни слова упрека, хотя она прекрасно видела, чего ему это спокойствие стоило.
  В свой День рождения Дарья проснулась довольно поздно, хотя планировала, что встанет часов в восемь. Возле кровати в вазе уже стояли ее любимые лилии. А Андрей напевал что-то на кухне, готовя завтрак. Дарья с улыбкой на губах прошла на запах и стояла какое то время в дверях, наблюдая за мужем. Как же она его любила. Это было так трогательно. Такой большой с маленькой лопаткой, аккуратно переворачивал ее любимые сырники. Боже, для Дарьи они были настоящим кошмаром, в смысле готовки. То они получались излишне сухими, то растекались по сковороде некрасивой лепешкой. А у Андрея они неизменно были очень аккуратными с золотистой корочкой.
  - Кого увижу сейчас без тапочек, накажу, - произнес он, не оборачиваясь, грозным голосом, который должен был напугать Дарью. Но она только рассмеялась и на цыпочках подкралась к Андрею сзади, обнимая его за талию. Он опустил в тарелку последний сырник и осторожно повернулся к жене.
  - С Днем рождения, любимая. - Дарья хотела ответить, но ей не дали. Она только промычала, когда его губы завладели ее губами.
  - Боже, мне стыдно. Я опять проспала, а ты снова готовил завтрак. - Все же смогла она проговорить через какое-то время.
  - Сегодня же суббота. Ты просто обязана долго спать.
  - Нет, спать я буду завтра. А сегодня мы едем за продуктами, - категорически произнесла Дарья. - Надо же мне все-таки поразить твоих друзей каким-нибудь кулинарным шедевром.
  - Главное, что ты меня поразила, - возразил Андрей и снова поцеловал Дарью. Все могло бы еще затянуться неизвестно на сколько, но Дарья проявила силу воли и, отлепившись от мужа, правда не без усилий, пошла делать зарядку и умываться, бросив решительно на ходу:
  - Вот увидишь, сегодня я всем утру нос, какой-нибудь упомомрочительной уткой в яблоках.
  Андрей только громко расхохотался на это. Однако уже через два часа, когда они все же съездили за продуктами, ему было не до смеха. Дарья разошлась не на шутку. Свинина с ананасами, какие-то замысловатые салаты и конечно утка. Он только и успевал, что спасать эти кулинарные шедевры, когда Дарья пыталась их пересолить или вытащить из духовки раньше времени. Ну, в общем, все прошло с наименьшими потерями благодаря Андрею, и Дарья гордо сияла, глядя на накрытый стол. Правда муж при этом ворчал, вспоминая, как она обожглась, вытаскивая противень, что мол не стоило так заморачиваться. Но ее победная улыбка в этот момент могла обезоружить кого угодно.
  Осталось только себя привести в порядок. Дарья сидела расслабленная после душа перед зеркалом и наводила последние штрихи в своей прическе и макияже. Андрей зашел в спальню уже одетый с иголочки. Он подошел к жене и стоя за ее спиной, вытащил из кармана продолговатый футляр, а потом не мешкая, достал из него цепочку и, поставив футляр на столик, надел цепочку Дарье на шею. Она не успела и слова сказать. Потрогав пальцами золотое сердечко, Дарья не смогла удержаться от восторженного возгласа:
  - Боже мой, это восхитительно. Как ты угадал? Ведь я всегда о таком мечтала.
  Андрей не ответил, он стоял, положив руки ей на плечи и смотрел на нее в зеркало, но взгляд его почему то не понравился Дарье.
  - Что с тобой? - тут же вскинулась она и вскочила, привлекая мужа к себе.
  - Так, не обращай внимания, - попытался он сгладить свой недавний взгляд широкой улыбкой.
  Но Дарья настойчиво потребовала:
  - Говори сейчас же.
  - Просто наверное никогда не смогу до конца поверить, что ты рядом. Иногда утром боюсь глаза открыть, а вдруг мне все это приснилось. Так не бывает.
  Дарья довольно хмыкнула.
  - Поверь, бывает, - сказала она с хитрой улыбкой и сама поцеловала мужа. Но долго им наслаждаться друг другом не дали. Звонок в дверь прервал их идиллию. Видно пришел первый гость. Андрей пошел открывать дверь, а Дарья, подскочив, как ошпаренная, стала лихорадочно натягивать свое праздничное платье. Правда и тут не обошлось без шуток Андрея, что мол к ее утке халатик вполне подойдет. Но Дарья уже не успевала возмутиться. Ведь она так хотела стать хорошей хозяйкой, поэтому оделась как по тревоге. И в прихожей она оказалась, когда гости только вошли и едва успели снять обувь. А там уже подоспели следующие. Дарья только успевала принимать поздравления и всех рассаживать. Последними пришли Вика с Никитой. Дарья не могла нарадоваться, глядя на счастливую подругу и провожая их в гостиную.
  И она была права, решив быть проще и не обращать внимания на подколки некоторых жен по поводу ее готовки. Такого Дня рождения у нее еще не было. Она вовсю веселилась, танцевала и периодически пыталась подобрать на пианино известные шлягеры. Сначала гости пребывали в недоумении от ее раскованности, но после нескольких рюмок все встало на свои места.
  Единственное, чем Дарья и Андрей возмутились, когда его друзья подарили, как им казалось, слишком дорогой подарок Дарье - телевизор. У них был маленький, но они его практически не включали. Когда они только начали жить вместе, Андрей заметил, что ни Дарья, ни ее бабушка не смотрят телевизор. И постепенно Андрей тоже отучился. Действительно, есть более интересные занятия. Книги, прогулки, да и просто оказывается приятно посидеть в тишине на кухне и выпить чаю за семейными разговорами.
  Но всего этого они, конечно, не стали говорить друзьям, а просто поблагодарили от души, хотя и попеняли на дороговизну подарка.
  Когда веселье было в самом разгаре Дарья, устав от танцев, решила подышать свежим воздухом и вышла на балкон, благо, что никого из курильщиков там в это время не наблюдалось. Погода была под стать ее настроению. Дарья только тонкую шаль успела накинуть, но ей было совершенно не холодно. Солнце потихоньку садилось, и Дарья невольно залюбовалась им, а также небом, покрытым необыкновенными яркими красками. Она держалась вытянутыми руками за поручень и непроизвольно пританцовывала в такт музыке, доносящейся из комнаты.
  Скорее, не увидев, а почувствовав, что кто-то также решил выйти на балкон, Дарья обернулась, думая, что это Андрей. Но это был его друг - Олег. Он был лучшим другом Андрея и обычно больше всех шутил и смеялся, однако сегодня вел себя необычно. Был серьезен и сосредоточен и как то странно смотрел весь вечер на Дарью. Однако Дарья старалась не обращать внимания на все это. Сегодня такой хороший день. И когда Олег вошел и встал рядом с ней, попутно закуривая сигарету, Дарья широко ему улыбнулась.
  - Тоже решил отдохнуть?
  - Да, душно, - лаконично ответил он.
  - Все же не следовало вам дарить такой дорогой подарок, - произнесла Дарья, чтобы заполнить паузу. Но видно Олег не собирался ей помогать. Он молча курил, отвернувшись от нее и смотря куда то вдаль.
  Некоторое время между ними стояла тишина, но через некоторое время, поняв, что Олег не собирается разговаривать, Дарья, отпустив перила, развернулась, чтобы уйти, но он остановил ее.
  - Подожди, - прозвучало излишне резко.
  Дарья послушалась и снова взялась за перила. Она посмотрела на Олега все с той же счастливой улыбкой. И в тоже время с вопросом в глазах.
  - Когда ты ему собираешься сказать? - спросил Олег без всякого перехода и все также не глядя на нее.
  - О чем ты? - искренне удивилась Дарья, хотя первое беспокойство уже начало зарождаться.
  - Ты прекрасно понимаешь о чем я. Нечего передо мной дурочку разыгрывать. - Он наконец посмотрел на нее. И Дарья отшатнулась. В его взгляде было столько ненависти.
  Она отвернулась и плотнее запахнула шаль на груди.
  - Я не понимаю... - попыталась она взять себя в руки, оттягивая время, но Олег перебил ее.
  - Не унижай себя враньем. Ты же у нас такая чистая и честная девушка. Андрей мне все уши об этом прожужжал. Так когда ты ему глаза собиралась открыть? - снова повторил он свой вопрос.
  - Олег, послушай, я не знаю, кто там что тебе про меня наговорил... - Ее голос начал дрожать.
  Но Олег только нехорошо рассмеялся.
  - Ну уж нет. Даже не думай. Меня твой наивный взгляд не тронет. Я был тогда здесь, когда ты с этим хмырем уехала и цветочки видел. И домой ты в ту ночь не вернулась... - добавил он совсем тихо.
  Дарья почему то вспомнила утреннее признание Андрея. 'так не бывает'. Она ему тогда возразила, но сейчас была готова согласиться.
  - Даю тебе неделю, - жестко отрезал Олег. - Не скажешь, это сделаю я, - с этими словами он вышел с балкона, а она осталась стоять не в силах сдвинуться с места.
  Не прошло и нескольких минут, как на балкон вышел Андрей.
  - Куда ты пропала? - спросил он с беспокойством. Дарья огромным усилием воли взяла себя в руки и развернулась к нему с широкой улыбкой.
  - Так, подышать вышла, душно в комнате.
  Он обнял ее и так они стояли какое то время, пока Андрей первый не нарушил молчания:
  - Знаешь, не хотел тебе говорить пока все окончательно не решится, но вот не смог устоять, такой день сегодня замечательный.
  Дарья с трудом сдержала, подступившие к глазам слезы.
  - О чем ты?
  - Первая новость, мне кажется дадут наконец квартиру. Я уже и не надеялся. Но видно перед выборами решили вспомнить про нас. Будут теперь отчитываться, сколько сирот квартиры получили. А то, что этим сиротам скоро по тридцать лет стукнет, никого не волнует, - добавил он с горечью.
  - А вторая, - Дарья спешила перевести тему, чтобы отвлечь мужа от мрачных мыслей.
  - А вторая, Костя предложил работу в своей строительной фирме. Все-таки я по образованию инженер-строитель, хотя поработать по специальности так и не пришлось. Представь, мне больше не придется уезжать, - добавил он радостно. - Ну и перспективы, в смысле карьеры есть.
  - Здорово, - произнесла Дарья тихо и уже не смогла сдержать потока слез.
  Андрей испугался.
  - Что с тобой? - в голосе звучала тревога.
  Она улыбнулась сквозь слезы.
  - Это я от счастья.
  И он ей поверил.
  
  С этого времени Дарья навсегда потеряла покой. Андрей был все время занят, поэтому почти не замечал ее состояния, да она и не стремилась его демонстрировать. С квартирой похоже мужа не обманули, поэтому надо было все хорошенько узнать, оформить документы. Чем он и занимался. Ну и конечно смена работы тоже требовала времени. Дарья в свою очередь старалась задержаться подольше на работе. Поэтому встречались они только вечером за ужином. Ей все труднее было изображать счастье, а все больше хотелось плакать. Но она держалась каким то невероятным усилием воли. Держалась и лихорадочно думала, что ей делать.
  Но на пятый день, отведенной Олегом недели, она все же не выдержала и расплакалась перед Андреем. А всему виной стали его слова.
  Они как обычно поужинали и, приняв душ, отправились спать. Какое-то странное было у обоих настроение, спокойное и умиротворенное. Возможно, причиной этому был дождь за окном. Дарья лежала к мужу спиной, прижатая его крепкими руками. Не хотелось двигаться, разговаривать. Но Андрей вдруг наклонился и, поцеловав Дарью, неожиданно стал говорить то, что Дарья сейчас никак не ожидала услышать:
  - Я хочу сказать тебе кое-что, - начал он неуверенно. - Про тот проигрыш, и вообще... - Видно было, что ему трудно было говорить.
  Дарья на первых же словах встрепенулась и попыталась повернуться к мужу лицом.
  - Андрей не надо об этом, мы же условились...
  Но он не дал ей развернуться, продолжая удерживать спиной к себе.
  - Подожди. Я должен сказать, - произнес он настойчиво. - Когда я не вижу твои глаза, мне легче говорить.
  И Дарья сдалась. А он начал свою исповедь, и она затаила дыхание.
  - Я понимал, что мучил тебя все время. Но не мог остановиться. Не мог до конца поверить в то, что между нами происходило. Как будто испытывал тебя. Думал, вот сейчас она не выдержит, уйдет. И все встанет на свои места. Я тебе уже как то сказал, что твое нахождение рядом со мной казалось каким-то сном. Мы были вместе, но разум упорно твердил мне, что так не бывает. Одна твоя бабушка чего стоила. Когда мы только стали здесь жить, я не знал как вести себя с тобой, хотя ты была моей женой, а уж с бабушкой то и подавно. Иногда на лавочке сидел допоздна, ждал, когда Александра Платоновна уснет.
  - Я видела, - все-таки подала голос Дарья. - Но она тебя любила.
  - Возможно. Тогда мне в это сложно было поверить. Казалось, она просто принимает меня из-за тебя. Ведь я даже вилку с ножом не умел правильно держать. Да, она никогда не делала мне замечаний, но я то сам видел, что абсолютно не вписываюсь в вашу жизнь. В общем, не жил, а все время ждал подвоха. Чувствовал себя, как будто не свое место занимаю.
  Дарья не стала бросаться с возражениями, она чувствовала, что ему сейчас непременно надо выговориться.
  - Поэтому и бесился. Особенно, когда ты к маме с визитами ходила. А потом рассказывала, что там Никита был. Ты мне всегда об этом честно говорила, и я видел, что он тебя никак не цепляет, но все равно ревновал. Прекрасно понимал, что по всем параметрам ему проигрывал. Хотел даже морду ему набить. Но мозгов хватило все же, чтобы этого не делать и понять, что дело совсем не в нем. - Андрей на какое то время замолчал, переводя дух. Видно, что откровения давались ему с трудом.
  - Ты когда то обижалась, что я не хотел рассказывать про детский дом. Так вот, ничего там хорошего не было. Может в других лучше было, а о нашем, районном ничего хорошего вспомнить не могу. Вроде ничего особенно страшного и не было, а скорее безнадега сплошная. А в старших классах прибавились первые отношения с девчонками. Все было грязно и совершенно не нужно. Но кто бы нам тогда об этом сказал. В общем, не хотел, чтобы те воспоминания даже просто тебя касались...
  - Извини, путано говорю, - прервал неожиданно он сам себя.
  - Нет, нет, продолжай. - Дарья действительно не хотела, чтобы он сейчас замолчал.
  - И вот представь, а тут ты. Такая вся чистая, даже не подозревающая, что грязь вообще на свете существует.
  При этих словах Дарья сильно зажмурилась и дышать как будто через раз стала. Казалось, еще немного и она признается во всем Андрею. А муж даже не подозревал об ее состоянии.
  - Ты была словно ангел, сошедший с небес. Как будто из другого мира. Да так оно и было. - Андрей горько усмехнулся. - И я, солдатик из общаги. Когда тебе предложение делал, уверен был, что не согласишься, даже почти хотел этого. - Он замолчал, но тут же продолжил:
  - А ты согласилась...
  Дарья все же развернулась к нему. На этот раз он позволил ей это сделать.
  - Согласилась не раздумывая, - дополнила она его слова.
  Он снова усмехнулся.
  - Получить то я подарок получил, а вот, что делать с ним не знал. Поэтому и играть стал. Забыться хотел. Как будто какой-то черт на плече сидел и подначивал. А когда проигрался по крупному, сначала даже звонить никому не стал. Уверен, так и надо было дураку. Хотел, чтобы прикончили. Так было бы правильнее. Но одного только упоминания этими мразями твоего имени хватило, чтобы мозги на место встали.
  - Я понимаю, мои слова кажутся жалкими. И то, что я начал играть, ничем нельзя оправдать, но я хочу, чтобы ты мне поверила...
  Дарья смотрела в его глаза не отрываясь.
  - Я прошу еще один шанс. - Его голос перешел в жаркий шепот. Он, действительно, сейчас ее просил. - Клянусь, что землю буду грызть, но докажу, что достоин тебя. - Желваки заиграли на его скулах. Он даже глаза закрыл от напряжения.
  Эта его клятва была для Дарьи последней каплей. Она больше не могла сдерживаться и разрыдалась. Андрей пытался ее успокоить, словами, поцелуями. Но она не могла остановиться. Он даже представить не мог, что его слова сейчас были для нее как нож в сердце. Будто его всадили, а потом повернули.
  И все же Дарья смогла через некоторое время взять себя в руки и успокоиться. Несмотря на внешнюю хрупкость, сила воли у нее была огромной. Андрей не стал мучить ее вопросами, списав все на сентиментальность. Она ему ничего не ответила на его признания, но ее слезы говорили сами за себя. Он был уверен, что она поверила его словам. А ему оставалось только делом подтвердить свою клятву.
  Через полчаса, когда Андрей уснул, Дарья сидела в ванной на полу с полотенцем в зубах. Это был единственный способ сдержать рыдания, которые буквально душили ее, разрывали на части. Только один вопрос мучил ее сейчас, как такое могло произойти, что она сама все разрушила, своими руками. Нет, она не винила Олега. Не он, так нашелся бы кто другой. Шила в мешке не утаишь. Дарья винила только себя.
  Когда боль все же немного отпустила ее, а вернее просто уже ни на что не осталось сил, она поднялась с пола и посмотрела на себя в зеркало. Собственный вид ужаснул. Растрепанные волосы и безумный взгляд. Да уж, как там Андрей ее назвал - 'ангел', скорее, демон. Она умыла лицо и, выпив немного воды, абсолютно обессиленная и опустошенная, вернулась в спальню.
  
  Сидя на скамейке возле КПП воинской части, Дарья не обращала внимания на направленные на нее взгляды, стоящих неподалеку солдат. Хотя, время от времени, на ее губах все же появлялась грустная улыбка, когда кто-то из них демонстративно проходил мимо нее. Прямо как дети. Как будто женщину первый раз увидели.
  Накануне, она позвонила Олегу, прося о разговоре, и они договорились встретиться. Сейчас она ждала, когда он выйдет из части. Когда солдаты уже совсем осмелели и один из них подсел к ней на лавочку, чтобы познакомиться, из дверей КПП наконец вышел Олег. Дарья поднялась ему навстречу. Хватило одного взгляда офицера, чтобы солдат, как ветром сдуло,
  - Здравствуй, - первая нарушила молчание Дарья.
  - Здравствуй.
  - Может пойдем в кафе? - спросила она нерешительно.
  - Давай лучше в парк. Здесь рядом совсем.
  Дарья только головой кивнула.
  Через несколько минут они сидели на скамейке в самой уединенной части парка. Погода была замечательная. Это были первые, по-настоящему теплые дни. Дарья сняла плащ и держала его в руках. Казалось бы, разве можно в такой день думать о проблемах, но эти двое, сидящие сейчас на скамейке, действительно не могли так просто выкинуть из головы то, что на них навалилось.
  Олег молчал, никак не помогая Дарье. Какое-то время она тоже не начинала разговор.
  - Немного отвыкла от формы. Андрей уже давно не носит, - проговорила она нерешительно, понимая, что ни с того начинает. Но проблема была в том, что подготовленная ею речь напрочь вылетела из головы. А аргументы уже не казались убедительными.
  - Ты для этого позвонила? - спросил Олег жестко. Да уж, настоящий суровый офицер.
  - Ты знаешь, для чего я позвонила. - Она наконец решилась и прямо посмотрела ему в лицо. Трудно было выдержать такой взгляд, который молил и требовал одновременно. Но Олег не поддался. Он отвернулся и закурил.
  - Зря это все. Разговор ничего не даст. Могу только повторить. Если ты не скажешь Андрею, то это сделаю я.
  - И ты считаешь, что после твоего разоблачения твой друг будет счастлив? - невольно вырвалось у нее.
  - Не думаю. Но дело ни в этом.
  - А в чем? - Дарья была настроена решительно и не собиралась отступать. Она должна была использовать последний шанс. - В том, что ты хочешь за счет своего друга облегчить свою совесть? - Против воли Дарья начала горячиться.
  - Я хочу, чтобы Андрей вышел из этой ситуации с наименьшими потерями, - проговорил он четко.
  - Что это значит?
  - Он как то признался, что не может до конца поверить в свое счастье. Вот я и хочу, чтобы все это прекратилось именно сейчас, а не тогда, когда он поверит. Когда с мясом к тебе прирастет.
  Дарья понимала, что вряд ли ее слова изменят его решение, но все же произнесла:
  - Я клянусь, что это больше не повторится. Тот раз был единственным. И это была моя ошибка, о которой я жалею больше всего на свете.
  Олег только хмыкнул на это.
  - Все вы так говорите.
  - Ты сейчас о своей жене?
  - Такая же как ты оказалась. Пока я по командировкам, она со своим начальником развлекалась.
  Дарья поняла, что все бесполезно.
  - Ты всегда меня не любил, - проговорила она с горечью.
  - Это не так.
  - Вы все меня ненавидите. - Дарья уже не могла сдержать слез.
  - Это тут не при чем. Но признаю, что всегда считал, что вы не подходите друг другу. И рано или поздно должно было произойти то, что и произошло. Вы из разных миров. Все это с самого начала было неправильно.
  - А ты значит взял на себя роль судьи? - почти прокричала Дарья, не в силах уже сдержать себя.
  Олег тяжело поднялся со скамьи, но почему то не уходил. Он откинул сигарету и, помедлив, все же решил ответить на ее обвинение:
  - Мы с Андреем как братья, еще с детского дома. Сначала нас предали наши матери, сдав на попечение государства. Потом предало это самое государство, вышвырнув на улицу. А мы выжили, назло всем. - Его голос звучал как сталь. - Потому что всегда были вместе и предательства никогда никому не прощали.
  Он наклонился к ней и проговорил очень четко, выделяя каждое слово:
  - И я не позволю, чтобы какая-то баба, пусть и с ангельской внешностью, моему другу всю жизнь испоганила.
  Дарья не смела ответить или поднять на него взгляд, но обратила внимание на его руки, сжатые в кулак. А следующие слова, произнесенные уже совсем тихо, заставили застыть ее.
  - Я ведь потом не раз был возле твоей работы и хахаля твоего видел. Ясно же, что не отстанет. - Неожиданно его голос смягчился. - Да тебе такой и нужен. Ты это сама рано или поздно поймешь. А Андрею, что потом, в петлю?
  Дарья и слушала его и не слышала. Слезы уже полностью застилали ее глаза.
  - Я не смогу, - прошептала она в отчаянии. - Сказать не смогу.
  Олег выпрямился и, продолжая смотреть на нее, проговорил со злостью и ожесточением в голосе:
  - Я смогу, не сомневайся. - И ушел, не оглядываясь.
  
  Это случилось не через неделю, а на десятый день, как раз в тот самый момент, когда у Дарьи начала зарождаться надежда. Сама она так и не смогла признаться Андрею и ошибочно стала думать, вернее, надеяться, что и Олег мог передумать. Но ее надежды не оправдались. Это была просто отсрочка. Правда, непонятно, то ли для Дарьи, то ли для самого Олега. Но как бы там ни было, чуть позже, но он свое обещание выполнил.
  Когда Дарья пришла после работы, она сразу поняла, что что-то не так. Андрей сидел на кухне и даже не поднялся при ее появлении, а еще сигаретный дым. А ведь Андрей два года как бросил. Ради нее, некстати подумала она.
  - Садись, - почти приказал он ей, хотя голос при этом звучал спокойно.
  Дарья села за стол напротив него.
  - Рассказывай, - бросил муж отрывисто и закурил, смотря при этом на нее чуть с прищуром. Она не смогла выдержать этот взгляд и опустила голову, заметив его слегка дрожащие пальцы.
  Ей не надо было уточнять о чем речь, однако выполнить его требование было выше ее сил. Дарья хорошо понимала - все, чтобы она сейчас не сказала, будет звучать нелепо.
  - Кто он? - Андрей решил помочь ей.
  С трудом, но Дарья все же ответила:
  - Виктор Собинов, - голос не слушался ее, поэтому звучал чуть хрипло.
  А потом добавила:
  - Он заплатил тогда проигрыш. - Она рассматривала свои руки, сомкнутые в замок и не смела поднять взгляд на Андрея.
  - Значит, то, что он друг Вики, это тоже неправда. - Прозвучало это не как вопрос, а как утверждение.
  Дарья молчала, слова были ни к чему.
  - У тебя был выбор? Я имею в виду, он тебя принуждал?
  Наверное, именно этого вопроса она боялась больше всего.
  - Нет, - ответила она честно. Хотя в глубине души Дарья сама себе горько усмехнулась. Ей было всего двадцать три года, а Виктор опытный игрок и знает на что следует надавить. Теперь она понимала, что психологическое давление иногда бывает сильнее физического. Но она не собиралась об этом говорить мужу. То, что она так легко, как она сейчас считала, поддалась этому давлению, было только ее виной.
  - Ясно. - Андрей поднялся и, встав у окна, закурил. - Красивой жизни захотелось. Мне непонятно только одно, я так запугал тебя, что ты боялась уйти от меня?
  Дарья, к тому времени, сидевшая с закрытым ладонями лицом, со всей силы замотала головой.
  - Нет, нет. Я не хотела от тебя уходить. Ты же знаешь, я люблю тебя...
  Нехороший смех прервал ее откровения.
  - Своеобразно ты выражаешь свою любовь.
  Он с силой вдавил окурок в пепельницу, а потом подошел к столу и, оперевшись об него обеими руками, наклонился к Дарье.
  - Да лучше бы я в том подвале сгнил, чем узнать о том, что моя жена телом торгует. - Его спокойствие в этот момент как ветром сдуло. Но все же он взял себя в руки и, выпрямившись, снова подошел к окну. Все выдавало в нем невероятное напряжение - его поза, с засунутыми в карман руками, сжатыми в кулак и особенно взгляд, в котором бушевал огонь. Дарья видела, что этим допросом он просто хочет поставить точку, а сам он уже не с ней.
  - Значит, когда я уезжал, ты сразу бежала к нему. - Он снова констатировал.
  - Это было всего один раз. - Голос Дарьи звучал почти безразлично. Ясно, что Андрей не даст ей возможности оправдаться, вернее он просто не услышит ее.
  Но она все же продолжила, хотя слова путались и местами их можно было с трудом разобрать:
  - Я повезла деньги. Но они, по большому счету его не интересовали. Он говорил о благодарности... Ну и потом... потом все случилось. - Самое плохое было в том, что Дарья сама себе не верила и считала свои попытки оправдаться жалкими.
  И Андрей действительно не слышал ее.
  - И все же я спрошу еще раз. Если бы ты сказала 'нет', он бы тебя отпустил? - Похоже, его интересовал только этот вопрос.
  Дарья уже не в силах была все это вынести. Она опустила голову и разрыдалась.
  Андрей стремительно двинулся к выходу, но неожиданно остановился, и Дарья услышала звон разбитого стекла. Он все же не выдержал и сорвал свою злость на стеклянной двери в кухню. Она вскочила, увидев, как Андрей резко поднес окровавленный кулак к губам, и хотела было кинуться к нему, чтобы помочь. Но он только несколько раз повернул головой.
  - Стой там, где стоишь, - проговорил он хрипло.
  А потом добавил тихо:
  - Я за себя не ручаюсь. - И еще раз повернул головой, смотря ей прямо в глаза, словно, действительно, предостерегая ее этим жестом от неверного шага.
  Но скорее ни его слова остановили Дарью, а его почти безумный взгляд. Андрей резко развернулся и прошел в комнату, а через некоторое время она услышала, как захлопнулась входная дверь. Дарья буквально рухнула на стул, но именно сейчас слез не было, а было только безразличие.
  
  Дарья постоянно прокручивала эти воспоминания у себя в голове, как будто наказывая себя. Вот и сейчас, сидя в саду, она видела тот день так ясно перед глазами, как будто это было только вчера. Но особняком в этих воспоминаниях стоял взгляд Андрея. С одной стороны, он ненавидел ее в тот момент, но в тоже время, в его взгляде было столько боли. И причиной этой боли была Дарья.
  Что было потом она помнит с трудом. Помнит только, что с ней постоянно были Вика с Никитой. Подруга почти все время ночевала у нее, а Никита приносил продукты и часто сидел с ней днем. Она пыталась ходить на работу, но постоянно портила документы, пока начальница не отправила ее в отгулы.
  Дарья немного пришла в себя, только когда нечаянно подслушала разговор Вики с Никитой. Они сидели у нее на кухне и Вика говорила, что надо сдать путевку на Кубу, куда они давно собирались. И тут наконец до Дарьи дошло, что пора прекращать жалеть себя и подумать о других. Она решительно зашла на кухню и потребовала, чтобы Вика с Никитой обязательно поехали отдыхать. В тот день она всячески показывала, что не собирается больше хандрить, даже пыталась смеяться. Насильно впихнула в себя ужин, а на следующий день поехала на работу. И в конце концов смогла убедить Вику, что если они с Никитой не поедут отдыхать, то Дарье будет только хуже и чувство вино просто съест ее. Друзья долго сомневались, но все же Дарья смогла их убедить. И они уехали.
  Но она переоценила свои силы. Перенапряжение было слишком велико, и организм не выдержал. Она упала в обморок прямо в кабинете у начальницы. Неделю провела в больнице, а потом долечивалась дома. В тот момент ее и застал Виктор.
  
  Дарья не заметила как уснула. А когда открыла глаза, рядом с ней стоял Валера и, не стесняясь, разглядывал ее. Она невольно вздрогнула, когда обнаружила его перед собой.
  - Здравствуйте. - Воспитание всегда брало над ней верх. Хотя сказать ей хотелось совсем другое.
  Валера не ответил на приветствие, только усмехнулся. Но страх, промелькнувший в ее глазах, заметил. Ух, как же ей не нравилась его усмешка. Дарье она всегда казалась надменной и злой. За неделю, что она пребывала в доме у Виктора, с Валерой они встретились всего несколько раз, и каждый раз он демонстрировал ей, что ничуть не разделяет отношения Виктора к ней.
  - Вы что-то хотели? - спросила она с едва скрываемым раздражением.
  - Я то как раз ничего не хочу, - произнес он растягивая слова. А потом неожиданно уселся перед ней на корточки и, сорвав какую-то травинку, засунул ее в рот. Разглядывать Дарью он при этом не перестал, а взгляд, как ей показалось, стал еще более колючим. Она тоже невольно стала рассматривать его в ответ. Накаченная фигура, впрочем, ему по должности положено форму поддерживать. Немного старше Виктора, правда чуть ниже ростом. Довольно симпатичный. Но вот этот его фирменный стальной взгляд серых глаз, всегда смотрящий на всех с подозрением, портил все впечатление.
  - Ну что, рассмотрела?
  Она не ответила и отвернулась. А он и не стал настаивать. Его больше другой вопрос интересовал.
  - Ты мне вот что скажи. Что тебе девочка от моего хозяина надо? я понять не могу. И это мне не нравится.
  - Вы ненормальный? - невольно вырвалось у нее. - Меня не предупредили, что я должна кого-то здесь опасаться.
  Дарья заметила, как его кадык дернулся. Она понимала, что дразнит его напрасно, но не смогла удержаться.
  - Если думаешь, что он на тебе женится, то ты крупно ошибаешься. И по круче тебя обламывались, - проговорил Валера без всякого перехода. - Так что ловить тебе здесь нечего.
  - Очень странно, что начальник службы безопасности такого уважаемого человека, так плохо информирован, - попеняла она насмешливо. - Вы знаете, а я ведь замужем и другого мужа мне не надо. - Дарья уже не стесняясь подтрунивала над ним. Пусть знает, что у нее тоже есть зубки.
  - Ну что скажешь, ход хороший, - произнес он задумчиво. - Недоступная женщина всегда лакомый кусочек. А я тебя недооценивал, оказывается. Немного подразнила, вроде как сдалась, а потом хвостом вильнула и к мужу снова, типа, извините, я замужем. А может вы с мужем это все придумали? Ведь не зря же ты на том корпоративе оказалась?
  Дарья больше не могла слушать этот бред, поэтому откинула плед и поднялась. Валера поднялся вслед за ней. Но только она повернулась, чтобы уйти, он остановил ее, схватив за руку.
  - Что вы делаете? - невольно вскрикнула она. Захват оказался довольно болезненным.
  - Запомни, я буду следить за тобой. Может дело вовсе не в моем хозяине, а в его бизнесе? А? - Этими словами и своим взглядом он все-таки добился своего - Дарья испугалась. Но внешне этого не показала. Она с силой вырвала свою руку из его руки и пошла в дом, все же не удержавшись и бросив на ходу:
  - Вам лечиться надо, пока не поздно.
  Но в одном Валера был прав, нечего ей было больше в этом доме оставаться. Дарья прошла в свою комнату и стала собирать свои вещи, благо, что их было немного, и сбор не занял много времени.
  После этого она спустилась в холл, где снова встретила Валеру. Он увидел сумку в ее руке и нахмурился.
  - Что это значит?
  - Вам не угодишь, - искренне удивилась Дарья. - Вы же сами этого хотели.
  - Ну уж нет. Хочешь меня сделать козлом отпущения? Не выйдет.
  Он подошел к ней и забрал сумку, а потом почти грубо, взяв за руку, буквально потащил к лестнице.
  - Да что же это такое? По какому праву вы меня все время хватаете?
  Дарья начала вырываться.
  - Что здесь происходит? - раздалось довольно грозно со стороны входной двери.
  Валера остановился как вкопанный и разжал руку. Они оба обернулись, встретившись с гневным взглядом Виктора.
  - Я повторяю, что здесь происходит?
  Да уж, таким его еще Дарья не видела. Его взгляд не предвещал ничего хорошего. Она чувствовала себя как кролик перед удавом. Но Валера быстро нашелся.
  - Вы сами говорили, что Дарья Сергеевна еще слаба и ей нужен полный покой, а она вот домой собралась. Я пытался ей объяснить, что надо вас дождаться.
  Как же, пытался он объяснить. Дарья невольно руку потерла, где наверняка остались следы от его пальцев. Оригинальный способ объяснения. Но жаловаться она не собиралась, да и Виктор, похоже, сам все видел.
  - Валерий Николаевич, раз уж вы с сумкой, отнесите ее в комнату Дарьи Сергеевны. -Произнес он уж очень, как ей показалось, вкрадчиво. - Пройдем? - Это уже адресовалось ей. Он махнул головой по направлению гостиной. Она видела, что Виктор еле сдерживал себя, но все же воздержался от того, чтобы тут же не отчитать Валеру. Все-таки берег авторитет подчиненных. Дарье не было никакого дела до начальника безопасности, но все же где-то в глубине души ей бы хотелось, чтобы его хоть раз поставили на место.
  Они прошли в гостиную. Дарья почувствовала сильную усталость. Перепалка с Валерой забрала последние силы. Все-таки она была еще очень слаба. Однако, садиться не стала, рассчитывая, что разговор будет коротким. Виктор тоже остался стоять, засунув руки в карман.
  - Что-то вы не ладите с Валерием Николаевичем, - произнес он недовольно.
  - Неважно, - отмахнулась Дарья.
  - Да? - Виктор в упор посмотрел на нее и как будто ждал продолжения.
  - Нам ни к чему с ним ладить, - пожала Дарья плечами. - Я как раз собиралась вам сказать, что хотела бы вернуться домой. Пора и честь знать. И так уже загостилась.
  Но Виктор как будто не слышал ее.
  - Так почему вам не надо ладить?
  Дарья растерянно смотрела на него. Ясно, чего он добивался, но как бы поделикатней ответить, она не знала.
  - Я уже сказала, что хотела бы вернуться домой. Так что вряд ли мы еще когда-нибудь встретимся с Валерием Николаевичем, а значит и ладить нам ни к чему.
  Виктор отвернулся от нее, подошел к стеклянной двери, ведущей на террасу.
  - Муж звонил? - спросил он напрямую. По-видимому, в его планы сейчас не входило быть деликатным.
  Дарья невольно сглотнула.
  - Нет. - Голос звучал глухо и отрешенно, а в душе она чувствовала опустошение. Да, Виктор мог быть добрым и великодушным, но также мог быть и жестоким. Это она уже усвоила.
  - Тогда зачем тебе уходить отсюда? Места много.
  - Вы это серьезно? - Дарья смотрела на него с удивлением.
  - Почему нет? Или тебя кто-то обидел здесь?
  Растерявшись, она не знала, что ответить. Зачем он затеял все это.
  - Вы сейчас нарочно делаете вид, что ничего не понимаете? С какой стати я должна у вас остаться?
  Внезапно Виктор развернулся и подошел к ней. Она хотела отступить назад, но его пристальный взгляд словно удерживал ее на месте. Виктор остановился в шаге от нее и, протянув руку, обхватил ладонью затылок, чуть притянув ее к себе, и она оказалась так близко от него, что чувствовала его дыхание. Большой палец слегка коснулся ее губ, и Дарья невольно приоткрыла их.
  - А зачем женщина остается у мужчины? - произнес он глухо, все также глядя ей в глаза и поцеловал. Очень нежно, почти невесомо. Она не сопротивлялась, а только отвернулась после этого. А потом все же сделала шаг назад, и он отпустил ее, снова засунув руки в карманы.
  Она повернула несколько раз головой.
  - Нет.
  - Почему? - повторил он свой вопрос.
  - Скажите, а вам вообще, не важно, что я замужем? Что я люблю своего мужа?
  - Нет, - ответил он жестко в свою очередь.
  - Понятно. Только один маленький нюанс.
  - Какой же? - спросил он чуть насмешливо.
  От его уверенного тона и нелепости разговора, Дарья начала злиться.
  - Мне это важно. Очень важно, - это было сказано с вызовом. Неожиданно, почувствовав головокружение и страшную усталость, Дарья прошла к креслу и села в него.
  - Ясно, - произнес Виктор невозмутимо. - Но, в любом случае, ты пока останешься здесь. Завтра приедет врач, а там посмотрим, - с этими словами он вышел из гостиной. А Дарья так и осталась сидеть. Сил сопротивляться у нее все равно не было.
  Ей только и оставалась, что размышлять, зачем Виктору все это надо. И в тоже время она вдруг обнаружила, что, где-то очень глубоко в душе, ей приятна его настойчивая забота. Возможно в силу ее возраста, но сейчас она особенно остро чувствовала себя одиноко. Этому способствовало, конечно, физическое состояние, но больше душевное. Но, как бы молода Дарья не была, она все же понимала, что это называется соблазном. Соблазн забыть обо всем, переложить на кого-то свои заботы, плыть по течению. А это был самый верный способ потерять себя.
  
  Вечером, когда она шла по коридору, направляясь на кухню, из кабинета Виктора вышел Валера. От неожиданности она остановилась. Он тоже какое то время не двигался с места, разглядывая ее. Никогда еще на Дарью не смотрели таким взглядом. Будто она мерзкое насекомое, и он собирается ее прихлопнуть. Даже не так. Была бы его воля, он бы ее по стенке размазал. Похоже ему все же досталось от Виктора. Но зачем же так смотреть, она то в чем виновата.
  Дарья была уверена, что Валера что-нибудь скажет нелицеприятное, но на удивление он промолчал. Она все же решила не рисковать, и, очнувшись, быстро прошла мимо него. Его провожающий взгляд жег ей затылок. Да уж, друзьями они точно не станут.
  Она только и успела зайти на кухню, как зазвонил ее телефон. Дарья всегда носила его с собой. Странно, но номер был незнакомый. И каково же было ее удивление, когда это оказалась Вика. От нее давно уже не было вестей, и Дарья беспокоилась, не случилось ли чего. И вот сейчас на нее обрушился просто поток информации. Оказывается, их с Никитой на этой самой Кубе обокрали. Так что она никак не могла дозвониться. Но все, слава богу, благополучно разрешилось и они уже дома.
  Дарья конечно сильно удивила Вику, сказав где она сейчас находится. Та даже на какое-то время замолчала от такой новости, хотя до этого говорила без перерыва. Но потом быстро пришла в себя и, не принимая никаких возражений, сказала, что с утра будет у Дарьи, а вернее у Виктора.
  Выпив чаю, Дарья прошла в гостиную и села в кресло возле горящего камина. В своей комнате ей уже не сиделось. Она была рада звонку Вики, но в тоже время поняла, что, когда только зазвонил телефон, она очень надеялась, что это будет Андрей. Какое-то время Дарья смотрела на огонь. Он всегда действовал на нее успокаивающе, но не сегодня. Она и сама не заметила, как по щекам потекли слезы. А через некоторое время ее тело уже сотрясали рыдания. Она плакала, уткнувшись лицом в спинку кресла, даже не думая, что ее кто-то может услышать. Ей уже было все равно.
  Вся боль, накопившаяся сейчас в ней, выливалась потоком жгучих слез. И она конечно не заметила Виктора, который стоял в дверях гостиной и абсолютно не знал, как ей помочь. Доктор был прав, таблетками можно вылечить физический недуг, но не душевную боль.
  
  На следующий день приехала Вика. Дарья забыла предупредить Виктора, который сейчас был на работе, и охранники не хотели пускать подругу, но потом они позвонили хозяину и все уладилось. Вика, как только увидела Дарью, буквально затискала ее, так была рада видеть. Дарья же обрадовалась не меньше. Они прошли в гостиную, где на маленьком столике уже был накрыт чай. Когда Дарья села на диван, а Вика в кресло напротив нее, она еще раз поведала об их с Никитой приключении на Кубе. Дарья в свою очередь кратко рассказала о том, как она оказалась в доме Виктора.
  - Ну ты даешь подруга. - Вика хитро посмотрела на нее. - Все-таки сдалась. Да и кто против такого шикарного дома устоит. - Она многозначительно обвела взглядом гостиную. - И как у вас, все хорошо?
  Дарья невольно рассмеялась. Ничего не изменит подругу. Как всегда с места в карьер.
  - Я просто живу у него в доме и все. Между нами ничего нет, - разочаровала она Вику. Та аж глаза закатила и присвистнула вдобавок.
  - Да уж, умеешь ты удивить.
  - Не знаю по какой причине, но Виктор почему то решил, что я должна жить здесь под его присмотром пока не поправлюсь.
  - Так уж и не знаешь? - не поверила ей подруга. - Не до такой же степени ты наивна.
  Дарья смутилась.
  - Нет, я конечно знаю, что я ему нравлюсь, но...
  Она не успела договорить, как Вика со смехом перебила ее:
  - Дурочка! 'Нравится' она. Да он влюблен в тебя по уши!
  - Не говори глупостей. - Дарья аж рассердилась.
  - Да какие тут глупости, - произнесла уже более серьезно подруга и отпила свой чай, про который они почти забыли за разговором. - Ты действительно не понимаешь, или притворяешься? Классный взрослый мужик носится с тобой, а ты пытаешься что-то там изображать из себя.
  - Ничего я не изображаю, - досадно произнесла Дарья. - Я не просила его со мной носиться.
  - Ну да, ты же у нас гордая. Это мы так, погулять вышли.
  - Перестань.
  Вика поняла, что слишком давит на Дарью, поэтому смягчила тон.
  - Он что, совсем тебе не нравится?
  Опустив голову и рассматривая свои руки, Дарья не спешила с ответом, справедливо опасаясь бурной реакции подруги.
  - Он хороший человек... - начала было она.
  - Не увиливай, - в нетерпении перебила ее Вика. - Ты прекрасно поняла, что я имею в виду. Он тебе как мужчина нравится?
  Легче было ответить, чем промолчать.
  - Да, нравится, - все-таки созналась Дарья.
  - О, вот это я понимаю! - Почти с восторгом воскликнула подруга. - А то, человек хороший и всякая муть.
  - Но дело не в этом.
  - Ты ошибаешься, дело как раз в этом.
  Дарья повернула несколько раз головой. Однако говорить не спешила. Чтобы объяснить что-то Вике ей придется говорить об Андрее, и она прекрасно знала, какая последует реакция.
  - Ты не понимаешь.
  Но подруга и так обо всем догадалась.
  - Зря ты себя мучаешь. Не стоит он того, - осторожно заметила она. Но даже этого хватило, чтобы на глазах Дарьи выступили слезы.
  Ну вот, хотела поддержать подругу и что из этого вышла. Вика досадовала на себя. Вечно с ней так. Она соскочила с кресла и подсев к Дарье, обняла ее и стала успокаивать.
  - Я домой хочу, - неожиданно совсем тихо прошептала Дарья, но подруга ее услышала.
  - Так в чем же дело? - действительно не поняла Вика.
  - Виктор считает, что меня нельзя оставлять одну.
  - Ну теперь же я здесь и ты не одна. - Вика только крепче обняла Дарью. Она была озадачена ее состоянием. Даже ее оптимизма не хватало, чтобы относиться спокойно к тому, что с ней происходило.
  В гостиную зашла Анна Ивановна.
  - Извините, что помешала. Там Виктор Николаевич приехал и врач.
  Дарья вытерла слезы.
  - Спасибо.
  Когда Анна Ивановна ушла, она встала и привела себя в порядок.
  - Извини, забыла сказать тебе, что мне в это время укол делают, а потом я спать часа два буду.
  - Ничего, ничего. Нашла о чем переживать. Такой домина, найду чем заняться.
  Как только она это произнесла, в дверях гостиной появился врач.
  - Здравствуйте Игорь Иннокентьевич. - Дарья подошла к нему.
  - Здравствуйте. А я смотрю у вас здесь девичник.
  - Это моя подруга, Виктория.
  - Замечательно. Подруги это лучшее лекарство. Но вы извините, у меня сегодня дел много...
  - Да, да, конечно. Ты не скучай, Вик. - Дарья виновато улыбнулась подруге.
  - Иди, и обо мне не думай, - решительно заявила та.
  Когда они вышли, Вика отправилась на поиски Виктора. Ей конечно очень интересно было устроить экскурсию по дому, но подруга была важнее.
  Она нашла сначала экономку на кухне, а та уже сказала, что Виктора можно найти в кабинете на втором этаже.
  
  Виктория на долю секунды застыла возле кабинета, но в следующее мгновение уже стучалась в дверь. Она не стала дожидаться разрешения и решительно вошла в кабинет.
  - Можно?
  - Да, заходи. - Виктор махнул ей головой в сторону кресла.
  Оказывается, он разговаривал по телефону, вернее, больше слушал своего собеседника и только вставлял короткие реплики. Когда разговор закончился, не торопясь, прошел к бару и налив коньяк, сел в кресло напротив Вики, предварительно поставив второй бокал перед ней на столик.
  Она отметила, что выглядел Виктор совсем по-другому, чем на кухне у Дарьи, когда она, буквально, выдернула его из клуба. Тогда он был демократичнее что ли. Сейчас же это был настоящий бизнесмен, хозяин жизни. Таким, каким она его видела по телевизору. Шикарный костюм, дорогие часы. Тяжелый взгляд, казалось, видящий тебя насквозь. Деловой человек, который намеренно держит вас на расстоянии, показывая вашу ничтожность. Вика понимала, что ей трудно будет сейчас с ним разговаривать, тем более, невооруженным взглядом было видно, что Виктор не в настроении. И причиной этому, без сомнения, была Дарья. Очевидно, что все пошло не по его плану, а такие люди не любят проигрывать.
  - Итак? - решил он поторопить ее. - Ты же не просто так пожаловала ко мне? Не для того, чтобы получше рассмотреть?
  Но Вику трудно было смутить.
  - Вы угадали, не просто так. Конечно, я пришла поговорить о Дарье.
  - Я слушаю. - Он откинулся на спинку кресла.
  И все же, несмотря на внешнее спокойствие, Вика замешкалась, не зная, как начать разговор. Но, говорить-то надо. У таких, как Виктор, каждая минута на счету.
  - Меня беспокоит ее состояние, - начала она издалека.
  - Представь, меня тоже, поэтому, собственно говоря, она здесь. - Он усмехнулся, но глаза при этом оставались холодными.
  - Я понимаю, что вы делаете все, что нужно, в смысле лечения. Но я думаю, вы и сами уже поняли, что это далеко не все, что необходимо в данной ситуации, - произнеся это, Вика поставила себе двойку, как юристу. Но пока она не знала, как лучше построить разговор.
  - И что же по-твоему я должен еще сделать? - Виктор отпил из своего бокала и поставил его на стол.
  - Ну во-первых, Дарья должна вернуться домой и вообще, к своей обычной жизни, - начала она осторожно.
  - Это исключено, - отрезал Виктор. - Во всяком случае, сейчас.
  - Но почему?
  - А ты уверена, что она не наделает глупостей?
  - Нет, не уверена, - честно призналась подруга. - Но если ей будет невмоготу, вы ее и здесь не убережете.
  - Почему это ей должно стать невмоготу? Она тебе что-то сказала?
  - Сказала, что хочет домой. Но и без ее слов, видно по ее состоянию и слезам, что ей здесь плохо. Вы уж извините за прямоту, но золотая клетка, это все же клетка.
  - Значит, вот как? - Лицо Виктора напряглось. - А может ты бы хотела, чтобы и муж к ней вернулся? - спросил он почти зло.
  Но Вика не собиралась пугаться и сворачивать со своего пути. Она просто старалась быть убедительной.
  - Поймите, не важно, чего мы с вами хотим. Главное, чего хочет Дарья. И что-то мне подсказывает, что вы не интересовались ее мнением. - Она прямо посмотрела ему в глаза. - А сопротивляться у нее попросту нет сил, да и что она может вам противопоставить, - добавила Вика с горечью, хотя и понимала, что ее слова совсем не понравятся Виктору.
  Он тяжело поднялся и подошел к окну. Вика услышала, как щелкнула зажигалка. Какое то время Виктор молча курил. И Вика не собиралась его торопить.
  - А мне казалось ты на моей стороне, - нарушил он, наконец, молчание.
  - Вы ошиблись, я всегда на стороне Дарьи.
  - Похвально, похвально. Но это ничего не меняет. Мы уедем во Францию, и я уверен, что со временем все забудется.
  Вика замотала головой.
  - Не то вы говорите, не то. Вы ошибаетесь. Неужели вы не понимаете? Это будет очередное насилие, - произнесла она с горячностью.
  Виктор резко отвернулся от окна.
  - Очередное?
  Она замешкалась только на долю секунды, но отступать было уже поздно. Вика решила идти ва-банк.
  - Да очередное, - произнесла твердо. - А как еще назвать то, что произошло? Да, возможно это не было изнасилованием в физическом смысле, но психологическим уж точно. Это вы Дарье можете запудрить мозг про благодарность и прочую дребедень. Тем более, это не трудно, там уже мамочка постаралась. Всю жизнь считает, что ей все должны. Сначала был должен муж, потом дочь. А Дарья из кожи вон всегда лезла, чтобы быть примерной дочерью. Ну не считая замужества. Удивительно, но здесь она поступила по-своему.
  - Только со мной этот номер не пройдет. Я прекрасно понимаю, что вы не зря так высоко поднялись и очень хорошо умеете манипулировать людьми. Для вас сущий пустяк внушить молоденькой девочке, что она вам должна и как должна с вами расплатиться. И не надо мне сейчас говорить, что у нее был выбор. Зная характер Дарьи и то, как она относится к своим долгам, я могу совершенно уверенно сказать - у нее не было выбора.
  Виктор смотрел на нее почти с недоумением. Он снова сел в кресло, немного поддавшись вперед. Но на этот раз его поза была напряженной. Вика ждала возражений, но он только поторопил ее:
  - Ну, ну, продолжай. Это даже интересно до чего ты дойдешь.
  Вика, которая до этого даже не притронулась к виски, стоящим перед ней, неожиданно взяла стакан и выпила все содержимое до капли. Дыхание перехватило, а на глазах выступили слезы.
  - Браво, - произнес тихо Виктор, снова откинувшись в кресле.
  Она посмотрела на него с вызовом, а потом продолжила, как ни в чем не бывало.
  - То, что Дарья здесь, какими бы благими намерениями это не прикрывалось, это тоже насилие.
  - Допустим, ты права.
  Вика удивленно посмотрела на него.
  - Не обольщайся, я сказал, допустим. И что ты предлагаешь?
  - Я предлагаю вам исправить то, что вы сделали, - не стала она терять времени, стараясь закрепить успех.
  - Каким же образом?
  Ох, вот это было самое трудное. Ей казалось, что она идет по канату. Вика вообще была удивлена, что ее еще не выгнали из этого дома.
  - Вы должны попытаться вернуть Андрея, - выпалила она на одном дыхании.
  То, что произошло потом, заставило Вику вздрогнуть. Виктор расхохотался, да так, что у него слезы выступили на глазах.
  - Меня так никто еще не смешил. Ты в своем уме? - произнес он с трудом. И все же он быстро смог взять себя в руки. - Я думаю выход ты найдешь сама, - произнес он уже серьезно, поднимаясь при этом с кресла.
  Вика тоже поднялась. Она понимала, что сделала все, что могла. Не стоило дальше испытывать его терпение.
  - Я прошу только об одном, думайте не только о себе. Действуя силой, вы только сломаете Дарью. Неужели вы этого добиваетесь? - не смогла она удержаться напоследок.
  - Всего доброго, - произнес он с нажимом.
  Она направилась к выходу и, уже взялась было за ручку двери, когда он неожиданно спросил:
  - Насколько я знаю, ты также как и Дарья юрист?
  Вика с любопытством обернулась.
  - Да, и что?
  Виктор хитро улыбнулся.
  - Сегодня ты неплохо показала себя. Если тебе нужна будет работа, обращайся. Хороший адвокат мне не помешает.
  - Вы же не думаете, что меня можно купить? - произнесла она с вызовом.
  Виктор с насмешкой поднял руки.
  - Даже не думал.
  Вика ему не поверила и, развернувшись, вышла из кабинета.
  
  То ли, действительно, время лечит, а возможно и приезд Вики сыграл не последнюю роль, но в любом случае буквально за последние несколько дней Дарья поняла, что чувствует себя очень хорошо. И не только физически, но и психологически. Да, она по-прежнему думала об Андрее, но теперь эти мысли не были так пронзительно отчаянны. Она понимала, что Вика права, надо было жить дальше.
  Дарья как будто очнулась от спячки. Огляделась по сторонам и, наверное, только сейчас до нее дошло, что ее пребывание здесь сильно затянулось. Да и было ли оно вообще оправдано с самого начала. Однако, уехать просто так она не могла. Виктор не позволит. Он даже разговаривать об этом не хотел. Когда она только затевала разговор, прерывал ее, не дослушав, а то попросту разворачивался и уходил. Несмотря на то, что общались они не часто, а в последнее время совсем редко, он почему-то упорно хотел, чтобы она оставалась в его доме. Да, он переживал за нее, за ее здоровье, но здесь было и другое. Дарья не хотела даже думать об его истинных мотивах. А мотивы у него были и еще какие.
  Она видела, что не оправдывает его ожиданий, вернее, то, как она себя ведет с ним. И ничего с этим поделать не могла. Виктор оставался для нее чужим, хотя и неприятен он ей не был. Она даже посмеялась как то над собой, когда подумала, что вот бы ей такого старшего брата. Но, он то, в качестве сестры ее точно не видел.
  С каждым днем Виктор все больше мрачнел и все меньше появлялся дома. Это был как замкнутый круг. Его настроение портилось день ото дня и Дарья, видя это, в свою очередь, старалась избегать встреч с ним, что ему, конечно, не могло нравиться. Утром она ждала, когда он уйдет и только после этого спускалась к завтраку. Правда, ужинали они все же вместе. Иначе было бы уже совсем невежливо. Но опять же, почти не разговаривали.
  Вика, которая однажды побывала на таком ужине и на себе почувствовала, царившее за столом, напряжение, сказала потом Дарье, когда та ее провожала до машины, что ничем хорошим это не кончится. А еще удивила Дарью странной фразой, что доведет, мол, она мужика. И это, несмотря на то, что подруга всегда ее поддерживала.
  Так что разговаривать с Виктором по поводу того, что она должна вернуться домой, Дарья пока не стала. Но и бездействовать тоже не могла. Поэтому попросила доктора выписать ей больничный за все время пока болела. Игорь Иннокентьевич, конечно, выполнил ее просьбу, но при этом был сильно удивлен. Зачем девушке, живущей в таком доме, больничный. А все было просто - Дарья собиралась на работу. А так как разговаривать с Виктором она не хотела по этому поводу, в виду, по ее мнению, бесперспективности этого разговора, она решила поставить его перед фактом. И, доктора, кстати, тоже уговорила не рассказывать ничего Виктору заранее.
  И какого же было его удивление, когда однажды он спустился к завтраку, а за столом уже сидела Дарья в строгом костюме и светлой блузке. Он даже притормозил, не дойдя до стола, но замешательство длилось недолго. Через секунду Виктор уже сидел за столом, и Анна Ивановна наливала ему кофе.
  - Доброе утро, - поприветствовала Дарья, хотя и с опозданием.
  - Доброе утро, - ответил Виктор, однако его слова абсолютно не сходились с его видом. Мрачный взгляд исподлобья заставил ее поежиться. Да уж, и как она ему интересно скажет.
  Однако он сам начал разговор.
  - Ты куда-то собралась? - Ну, вот началось. Таким голосом только подчиненных отчитывать.
  Дарья собрала волю в кулак и спокойно, во всяком случае, внешне, ответила:
  - На работу.
  А потом поспешно добавила:
  - Игорь Иннокентьевич сказал, что все уже хорошо и дома мне сидеть ни к чему.
  - Я водителя предупредила. Он отвезет Дарью Сергеевну, - вставила Анна Ивановна и тут же пожалела об этом.
  Виктор так никогда еще на нее не смотрел.
  - Я что-то не припомню, чтобы ваши полномочия настолько далеко распространялись, - гневно проговорил он.
  Женщина опешила, застыв с кофейником в руках и рискуя обжечься.
  - Спасибо, Анна Ивановна, я сама доберусь. - Дарья попыталась смягчить обстановку и с теплотой посмотрела на экономку.
  Неожиданно Виктор поднялся и, резко бросив салфетку на стол, направился к выходу.
  - Делайте что хотите, - проговорил он тихо, но Дарья и Анна Ивановна все-таки услышали его.
  - Не беспокойтесь, все будет хорошо, - успокоила она женщину, которая все еще пребывала в ступоре, и тоже поднялась, так толком и не позавтракав.
  Взяв сумку, Дарья вышла из дома, размышляя, как же ей все-таки добраться до работы. И очень удивилась, когда к ней подошел Игорь.
  - Виктор Николаевич приказал отвезти вас, ну и с работы тоже забрать.
  Дарья, озадаченная поведением Виктора, села в машину. Да уж, скучать не приходится. И все же она была рада, первый шаг сделан.
  На фирме ее встретили на удивление тепло, хотя она ждала совсем другого. Ведь работы всегда было очень много, а ее так долго не было. И Дарья поняла, что и здесь Виктор наверняка постарался. Но решила не заморачиваться и с энтузиазмом взялась за документы, которых скопилось достаточно.
  Когда она вышла после работы на улицу, ее ждал Игорь. Дарья села в машину утомленная, но в тоже время почти спокойная. Все-таки работа многое в жизни ставит на место. Нельзя закрываться в собственной скорлупе и купаться в переживаниях. Общение, пусть и с не очень близкими людьми, помогает забыться, взглянуть на жизнь по-новому и понять, что у кого-то есть и посерьезнее проблемы, но они живут и не впадают в отчаяние. Главное, как сказала одна из коллег, когда они были на обеде, чтобы все были живы здоровы. И с этим нельзя было не согласиться.
  Жизнь Дарьи вошла в колею, пусть и своеобразную. Она продолжала жить в доме у Виктора и ездить на работу. Чтобы наверстать упущенное, она задерживалась допоздна, чем вызывала недовольство Виктора, которое он, правда, нечасто демонстрировал.
  Однако, Вика была права, ничем хорошим такое положение вещей не могло закончиться. Анна Ивановна стала чаще намекать на нервозность Виктора, и Дарья понимала, что за этими словами стоит. Злясь на нее, он попросту вымещал злость на тех, кто работал на него. А Валера, как-то встретив ее в гостиной, прямо сказал, что если она не даст Виктору, то скоро всем мало не покажется и прежде всего, ей самой. Несмотря на то, что ее шокировали слова начбеза, Дарья понимала, что так дальше продолжаться не может, и она должна заставить поговорить Виктора обо всей этой нелепой ситуации.
  Однако Дарья не успела. Как-то поздно вечером, когда она уже уснула, неожиданно сквозь сон почувствовала вдруг, что кто-то ее целует. Сначала, находясь еще на грани между сном и явью, она не сразу поняла что происходит, но почувствовав запах алкоголя, Дарья немедленно открыла глаза. Это был Виктор, и он был пьян.
  - Что вы делаете? Вы с ума сошли? - Она попыталась оттолкнуть его, но это было бесполезно. Легче гору сдвинуть. Виктор, казалось, даже не обратил внимание на ее сопротивление. Он продолжал целовать Дарью, ласкать ее тело, нашептывая какие-то нежные слова. Но она не слушала его, лихорадочно ища выход. Дальше она сопротивлялась молча, понимая, что до него сейчас не достучаться.
  Виктор завел ее руки за голову и продолжал исследовать ее тело. Но когда ему показалось мало того, до чего он мог добраться, Виктор попросту разорвал на ней рубашку. Вот тут уже Дарья испугалась по-настоящему, таким Виктора она еще не видела и поэтому не знала чего от него ожидать. План созрел быстро. Она вдруг затихла и это сработало. Виктор решил, что она сдалась и, отпустив ее руки, чуть приподнялся, чтобы стащить с себя рубашку. Этих секунд ей хватило, чтобы оказаться возле двери, но к ее ужасу она оказалась заперта. Когда то Виктор отказался дать ей ключ от ее комнаты и вот теперь сам решил им воспользоваться. Как бы не был он пьян, но соображал даже в таком состоянии неплохо. Она с замирающим сердцем обернулась и прижалась спиной к двери. Виктор сидел на кровати, демонстративно держа перед ней ключ.
  - Можешь подойти забрать, - произнес он с пьяной ухмылкой.
  - Виктор, прошу тебя, уходи. - Дарья безуспешно пыталась стянуть на груди рубашку.
  Он нехорошо рассмеялся.
  - А что это мы такие добрые вдруг стали? На 'ты' перешли.
  Виктор вел себя расслабленно, понимая, что ей некуда деваться. Он играл с ней как кошка с мышкой. А Дарья лихорадочно искала выход и слова, которые могли бы подействовать на него. Но время шло, а решение не приходило.
  А Виктору, похоже, надоело ждать.
  - Иди сюда, - приказал он уже совсем другим тоном и у нее холодок прошел по спине, когда она встретилась глазами с его взглядом. В нем была одна чернота, а расслабленность вдруг сменилась какой-то яростной решимостью.
  Дарья поняла, что ей придется уступить. Какая разница, когда все произойдет, не сегодня так завтра. Выхода у нее все равно не было. Она отлепилась от двери и подошла к комоду, на котором стояла бутылка с красным вином. Когда то доктор посоветовал ей пить по чуть-чуть для улучшения самочувствия. Она редко это делала, но сейчас вино ей явно пригодится.
  Виктор жадно следил за ее передвижениями, поднявшись с кровати, хотя и не торопил, понимая, что он и так выиграл. Дарья же, не обращая внимания на его нетерпение, налила себе немного вина и медленно отпила из бокала. Она вдруг ясно поняла, что никакое вино не поможет. Этого не должно произойти. Дарья обернулась и с отчаянием в глазах посмотрела на Виктора, который был уже совсем близко от нее, но он только хмыкнул на это. Страсть и алкоголь затуманили его сознание. Сейчас он был только охотником. Дарья поняла, что его не пронять и сама наверное того не ожидая, стала медленно отступать назад. Когда Виктор понял ее маневр, было уже поздно. Дарья в несколько шагов быстро достигла ванны и заперлась в ней.
  Она стояла спиной к двери и чувствовала всю силу ударов, которые обрушивались на нее. Когда все затихало, было слышно, как Виктор ругался. А иногда он тихо и почти ласково уговаривал Дарью открыть ему. На самом деле, он легко мог выбить дверь, сломав замок, но, по-видимому, даже в таком состоянии, Виктор понимал, что это будет уже слишком.
  - Ты же понимаешь, что тебе придется выйти оттуда, - произнес он неожиданно трезвым голосом.
  Дарья не стала отвечать. Потом она снова услышала ругательства и удары в дверь. Но бояться у нее уже не было сил. Почувствовав невероятную усталость, Дарья опустилась на пол и, положив какое-то полотенце под голову, свернулась на коврике. На нее навалилась страшная апатия. Будь что будет, решила она, перед тем как провалиться в сон.
  
  В этот день Анна Ивановна не поехала домой, решив остаться ночевать в доме Виктора. Она часто оставалась здесь, так как жила довольно далеко. Неожиданно посреди ночи женщина проснулась от непонятного шума, который исходил со второго этажа. Накинув халат, она решила посмотреть, что же происходит, прежде чем вызвать охрану.
  Уже поднимаясь по лестнице, Анна Ивановна поняла, что что-то не так в Дарьиной комнате. А когда стала идти по коридору, окончательно убедилась в этом. Оттуда доносились удары и ругань. По голосу она узнала Виктора. Но подойдя к двери, она вздрогнула и чуть не вскрикнула от неожиданности. В глубине коридора со стаканом в руках стоял Валера.
  Он посмотрел на женщину спокойным взглядом.
  - Что-то случилось? - спросил он, как ни в чем не бывало, хотя шум в комнате продолжался.
  Анна Ивановна с недоумением посмотрела на него.
  - А что там происходит? - осторожно спросила она, показывая на дверь. - Я беспокоюсь за Дарью Сергеевну.
  Валера неожиданно шагнул ей на встречу, как бы преграждая путь.
  - Поверьте, Дарье Сергеевне ничего не угрожает. Идите спать, - сказал он с нажимом и даже, как ей показалось, с угрозой в голосе.
  Она не поверила его словам и сомневалась как ей поступить, но Валера так на нее посмотрел и повторил при этом довольно жестко:
  - Я повторяю, если не хотите неприятностей, идите спать.
  Ей ничего не оставалось делать, как последовать приказу. Но вернувшись в свою комнату, она поняла, что не сможет уснуть. А через некоторое время все стихло. Подождав еще немного, Анна Ивановна снова пошла на второй этаж. Конечно, это было не ее дело, и она всего лишь прислуга в этом доме, но к Дарье успела привязаться и не могла оставаться в стороне, если той нужна была ее помощь, даже рискуя тем, что ее могут уволить. А что-то ей подсказывало, что помощь нужна, тем более ситуация, как говорится, назревала давно.
  Войти сразу Анна Ивановна не решилась. Сначала она немного постояла, прислушиваясь, что происходит за дверью, а потом тихо постучалась. Но ответом ей была тишина. Тогда она нажала на ручку двери, но та не поддалась. Господи, что же делать? Она понятия не имела, как поступить в данной ситуации. Ясно, что сейчас у нее не было союзников. Так она простояла довольно долгое время, не зная на что решиться. И тут неожиданно ключ в замке повернулся, Анна Ивановна только и успела прижаться к стене. А когда дверь отворили, она оказалась спрятанной за ней, и поэтому Виктор ее не увидел, а это был он. Впрочем, в его состоянии он, в любом случае, вряд ли бы заметил женщину, так как шел немного неуверенно. Она дождалась, когда он скроется в глубине коридора и зашла в спальню.
  Странно, но в комнате никого не было. Анна Ивановна беспомощно огляделась. Потом обошла кровать и, наконец, догадалась заглянуть в ванну. Но и эта дверь оказалась заперта. Да что же это такое. Прямо настоящая ночь закрытых дверей. Она потихоньку постучала и ей опять не ответили, тогда она постучала сильнее.
  - Дарья Сергеевна, это я, Анна Ивановна, - произнесла она тихо, но в тоже время настойчиво. А потом снова постучала, на этот раз, намного громче. И ей, наконец, открыли.
  Дарья смотрела на нее с удивлением, по-видимому, никак не ожидая ее здесь увидеть. Она прижимала полотенце к груди, но женщина все-таки увидела, что рубашка была порвана. Спрашивать о том, что произошло, не имело никакого смысла.
  - Выходите, - прошептала она, - здесь никого нет. Но у Дарьи не было сил сдвинуться с места. Тогда экономка приобняла ее и помогла дойти до кровати.
  - Ложитесь, - произнесла она ласково, - утро вечера мудренее.
  Дарья легла и неожиданно попросила:
  - Не уходите.
  Анна Ивановна замешкалась только на секунду, но потом легла рядом с Дарьей. И конечно она увидела слезы, которые неудержимым потоком лились из ее глаз.
  - Ничего, все будет хорошо. - Пыталась она ее успокоить. - Надо обязательно поспать. Вот увидишь, завтра все будет по-другому. - И Дарья действительно закрыла глаза и уснула. Анна Ивановна последовала ее примеру. И уже засыпая, вспомнила про камеры. Да уж, если хозяин увидит, что она делала ночью, ей мало не покажется. Работы она точно лишится. Хотя, то, что она в спальне Дарьи ей очков тоже не прибавляло. Но бросить ее в такой момент она не могла.
  Утро началось позже, чем обычно из-за бессонной ночи. Удивительно, но все было спокойно. Виктора они так и не увидели. Анна Ивановна приступила к своим обязанностям, а Дарья, приняв душ, отправилась на работу, предварительно горячо поблагодарив женщину за участие.
  
  Виктор тоже приехал в офис, но правда только к обеду. Лиза заварила ему крепкий чай, и сейчас он сидел за столом, смотря куда-то в одну точку и даже не замечая, что держит кружку точно также как Дарья, как будто хотел согреться. Несмотря на то, что голова нещадно болела, он очень хорошо помнил, что произошло прошедшей ночью. И он отчетливо понимал, что не испытывает угрызений совести за произошедшее, а скорее чувствовал злость, причем на Дарью. Умом то Виктор, конечно, понимал, что она не виновата ни в чем перед ним, но это не мешало ему злиться на нее из-за ее упрямства и нежелания уступать. Да, он никогда не был белым и пушистым, но все же где-то в глубине души даже гордился тем, что имея такие возможности, какие были у него сейчас, никогда не скатывался, как многие его 'коллеги' до насилия. Его можно было назвать в какой-то мере дипломатом в бизнесе и конечно в отношениях с людьми. Но оказалось, что достаточно человеку оказаться в других условиях и все его принципы летят к черту. То есть, пока все идет по его, можно побыть и хорошим, ведь это, в общем-то, ничего и не стоит. Но как только, что-то пошло не так, включаются другие механизмы. Можно на время снять белые перчатки. Дарья была ни в чем не виновата и тем не менее, сама того не желая, именно она запустила какой-то механизм, который не позволял Виктору остановиться...
  День практически прошел зря. Виктор отменил несколько встреч и, понимая, что все равно ничего путного сегодня не сделает, решил отправиться в ресторан. Домой он точно пока не поедет, хотя было уже немало времени, так как не был уверен, что сможет держать себя в руках. В последнее время это было делать все сложнее и сложнее. Но неожиданно зазвонил телефон. Это был Игорь. Оказалось, что он долго ждал Дарью с работы, пытался с ней связаться, но она сначала не брала трубку, а потом и вовсе отключила телефон. Тогда он позвонил ей на работу и ему ответили, что она давно ушла. Виктор выругался и приказал водителю ехать домой. А сам отправился на выход. Лиза пыталась его остановить, говоря о каких-то бумагах, но Виктор так на нее посмотрел, что она тут же отстала.
  Сев в машину, он приказал Славе ехать к Дарье на квартиру, будучи уверенным, что она там. И хотя свет в окнах не горел, он все же поднялся на третий этаж и позвонил. Конечно, в ответ ему была тишина. Но Виктор даже не думал уходить, уверенный, что Дарья стоит за дверью. Он еще раз нажал на кнопу звонка и какое-то время держал ее не отпуская, а потом еще раз настойчиво постучал для верности. Виктор старался сдерживать злость, которая так и рвалась наружу.
  - Я знаю, что ты дома, лучше открой.
  Прошло немного времени, когда Виктор просто стоял перед дверью и вдруг замок щелкнул. Но дверь полностью не открылась. Он было дернул за ручку, но дверь не поддалась. Оказалось, что мешала цепочка.
  - Ты понимаешь, что это глупо? - произнес Виктор со злостью. - Ты же выйдешь завтра на работу. Да и вообще, эта дверь... ты же понимаешь?
  - Понимаю, - ответила Дарья спокойно. - Но все же. Сама я не открою. Тебе придется ее выбить.
  - Держишь дистанцию?
  - Думай как хочешь, - ответила она устало. А потом, помолчав, спросила:
  - Виктор, зачем ты это делаешь? Неужели ты сам не понимаешь, как это все нелепо.
  - Я хочу, чтобы ты вернулась.
  - Нет. - Для убедительности Дарья повернула несколько раз головой. Однако она видела, что ее отказ он не воспринял всерьез. И следующий его вопрос только подтвердил это.
  - А кстати, как тебе удалось так незаметно сбежать? - спросил он, усмехнувшись, решив сменить скользкую тему.
  - Это мой маленький секрет, - ответила Дарья ему в тон.
  Он смотрел на нее через небольшую щель и злость понемногу улеглась. Виктор прислонился спиной к стене и закурил.
  Дарья неожиданно тихо рассмеялась. Он немного удивленно повернул к ней лицо.
  - Может ты мне скажешь, над чем смеешься, и мы сделаем это вместе?
  - Сейчас соседка ругаться будет. Она всех курильщиков гоняет.
  Не успела она это произнести, как действительно, из соседней квартиры вышла пожилая женщина с очень решительным видом. Она тут же накинулась на Виктора.
  - Немедленно убирайтесь отсюда. Я сейчас полицию позову, - прокричала она гневно.
  Но Виктор был сейчас не в том настроении, чтобы спокойно воспринять подобный наезд. Он стал надвигаться на нее с таким видом, как будто собирался тут же прихлопнуть как надоевшую муху. Да уж, Дарья конечно не видела его лица, но могла себе представить как он сейчас выглядит. Соседка в страхе отступала к своей квартире.
  - Я сейчас замурую тебя в твоей норке, если ты сейчас же не заткнешься, - проговорил он так грозно, чеканя каждое слово, что соседка обмерла. Но он не дал ей время прийти в себя, а практически втолкнул ее в квартиру и захлопнул дверь.
  Дарья снова рассмеялась, но при этом грустно произнесла.
  - Ну спасибо, теперь мне житья не будет. Даже Андрей не решался с ней ругаться. - Хотя, в глубине души, она была рада, что хоть кто-то способен поставить эту скандалистку на место.
  Но для Виктора похоже вопрос был исчерпан. Он снова стоял, облокотившись спиной о стену, и продолжал какое-то время молча курить. А докурив, развернулся к ней и неожиданно, протянув руку в образовавшуюся щель, провел пальцами по Дарьиным волосам.
  - Поехали домой, - произнес он грустно.
  Она помотала головой.
  - Я дома.
  - Ладно, - неожиданно сдался он. - Я приеду завтра, и мы спокойно все обсудим. Игорь будет также тебя на работу отвозить.
  - Нет, завтра мы ничего обсуждать не будем. И водителя ты потревожишь напрасно. Я способна сама добраться до работы, - проговорила Дарья твердо. А потом добавила более категорично:
  - Уходи. - И буквально захлопнула перед ним дверь.
  Но это никак не впечатлило Виктора.
  - Завтра поговорим, - произнес он громко, чтобы она услышала, и стал спускаться по лестнице.
  Примерно через двадцать минут снова раздался звонок в дверь. Дарья посмотрела в глазок. За дверью стоял Слава с пакетом в руках. Ей надоело прятаться и она открыла дверь.
  - Здравствуйте. Виктор Николаевич приказал передать продукты. - Он протянул ей пакет.
  Она молча взяла его и закрыла дверь. Да уж, когда Дарья сегодня сбегала после работы, она даже не подумала про пустой холодильник. А Виктор подумал. Он все привык держать под контролем. Но ее тяготила его забота. Если бы ей предоставили выбор, она бы предпочла уснуть на пустой желудок, но только, чтобы Виктор оставил ее в покое. Но она уже поняла, что это невозможно.
  Дарья тяжело вздохнула и пошла на кухню. В конце концов, не пропадать же продуктам.
  
  На следующий день Виктор освободился поздно, но все-таки поехал к Дарье. Игорь сказал, что так и не смог отвезти ее на работу. Она категорически отказалась садиться в машину. Да и вечером тоже добиралась сама до дому. Виктор только усмехнулся. Да уж, еще никогда он не встречал более упрямой женщины. Хотя сам для себя отметил, что понемногу стал привыкать к ее характеру.
  Он приготовился к долгому штурму, но ему почти сразу открыли.
  - Привет, - проговорил он удивленно и прошел за Дарьей в кухню.
  Она, молча поставила чайник на плитку и по обыкновению остановилась у окна, ожидая, когда вода закипит. Виктор сидел за столом и понимал, что что-то не так. Дарья стояла с распущенными волосами, и он не видел ее лица.
  - Как дела?
  Она не ответила. Это что, новая форма общения, бойкот? Ну уж нет, в молчанку он играть не намерен. Виктор не выдержал и, подойдя к Дарье, развернул ее, заставив посмотреть на себя. Было видно, что она недавно плакала, причем сильно, да и ее состояние, то, как она на него смотрела, все говорило о том, что что-то не так.
  - Что случилось? - спросил он, стараясь говорить спокойно.
  Дарья дернулась, освободившись из его рук, и быстро вышла из кухни. Он глубоко вдохнул и, последовав за ней, увидел ее на диване. Она сидела, уперевшись вытянутыми руками в диван и смотрела в одну точку. Виктор сел рядом и повторил свой вопрос:
  - Так что же, все-таки, случилось?
  Разговаривать с ним совсем не хотелось, но она прекрасно знала, что он не отстанет.
  - Андрей звонил, просил прийти в понедельник в ЗАГС.
  - Зачем?
  - Хм. За тем, чтобы подать заявление на развод, - ответила она зло.
  - Велика потеря, - проговорил он насмешливо, ничуть не скрывая своего отношения к ее мужу. Но Дарья, очевидно, его не разделяла. На ее глазах снова появились слезы. Настроение Виктора тоже изменилось. Да что же такое. Может этого муженька прибить и всем легче станет. Хотя он и понимал, что легче станет только ему.
  Он хотел еще что-то сказать, но тут закипел чайник и Виктор отправился на кухню. Ему явно нужна была пауза. Когда он разливал чай, неожиданно раздался звонок в дверь. Дарья вышла в прихожую, но дверь не открыла, а появилась на кухне и умоляюще посмотрела на Виктора, зашептав при этом очень быстро:
  - Прошу тебя, иди в комнату, лучше в бабушкину, и не выходи, пока не скажу.
  Виктор смотрел на нее с недоумением.
  - Да что происходит?
  - Тсс. - Дарья приложила ладонь к его губам, а его словно током прошибло. Взяв за руку, она повела его в комнату.
  - Пожалуйста, сиди тихо.
  Звонок раздался вновь.
  - Это друг Андрея, он не должен тебя здесь видеть. - И закрыла дверь перед самым носом Виктора.
  Он чуть не рассмеялся, но вовремя спохватился. Да уж, в такой ситуации он еще не был. Хотя в этой комнате ему находиться приходилось и даже ночевать. Эти же старинные фотографии, неширокая кровать с пуховыми подушками. Лампа с зеленым абажуром на столе. Комната казалась удивительно уютной. Взгляд прошелся по книжным полкам и задержался на фотографии, стоящей на полке немного в глубине. Приглядевшись поближе, он узнал Дарью. Она стояла на сцене, в пуантах и балетной пачке. Виктор знал, что она занималась балетом, но все это казалось ему незначительным. Но увидев фото, где она в костюме лебедя, понял, что все было очень серьезно. Да, он знал о травмах, но сейчас-то все было хорошо, почему же она бросила балет.
  Размышлениями Виктор занял свое время, пока не услышал, как хлопнула входная дверь и голоса, которые раньше доносились с кухни, стихли. Но Дарья не спешила выпускать его, и Виктор в конце концов сам вышел из комнаты и прошел на кухню. Дарья сидела за столом и о чем-то размышляла, казалось, совсем забыв о нем.
  - Зачем он приходил? - спросил Виктор, чтобы как то расшевелить ее и сел напротив.
  - Похоже, Андрей попросил узнать его, как у меня дела. - Ясно было, что обсуждать эту тему она не собиралась.
  - Понятно.
  Помолчав какое-то время, Дарья поднялась и, подойдя к окну, стала к нему спиной, прислонившись к подоконнику. Руки она скрестила на груди. Вид у нее при этом был довольно серьезный. Она внимательно посмотрела на Виктора, как бы думая с чего бы начать и наконец заговорила:
  - Я так понимаю, что человеческого языка ты не понимаешь, поэтому хочу предложить тебе сделку.
  Виктора ничуть не задели ее слова, напротив, он посмотрел на нее заинтересованно, но в тоже время слегка насмешливо.
  - Интересно и что ты мне хочешь предложить? - Он положил руки на стол, сцепив пальцы в замок. - Внимательно слушаю.
  Видно было, что серьезно к словам Дарьи он не отнесся.
  - Я хочу, чтобы ты месяц не появлялся здесь. Вернее, до моего развода. Чтобы я тебя и твоих людей, вообще не видела, даже твоей машины, ни около меня, ни возле работы или дома.
  По виду Виктора можно было понять, что, несмотря на тон Дарьи, такой разговор ему нравился. Он был бизнесменом до мозга костей и поэтому любил конкретику. Это была его стихия.
  Однако, для Дарьи, напротив, это был очень тяжелый разговор.
  - И что же я получаю взамен? - Виктор посмотрел на нее чуть прищурив глаза.
  Дарья замешкалась на долю секунды.
  - Я не вижу тебя до развода, а потом... - Она невольно сглотнула, так нелегко ей давалось каждое слово. - Потом буду с тобой - произнесла она лаконично, но этого оказалось достаточно, чтобы в его глазах не осталось и капли насмешки. Напротив, в них появился нехороший блеск. Дарья даже испугалась. Ее словно огнем опалило. Виктор весь подобрался и откинулся на спинку стула, также, как она, скрестив руки на груди. Даже его невозмутимость расползлась по швам. Такого он явно не ожидал.
  Сейчас он напоминал хищника, который внезапно напал на след и был близок к цели. А добычей была она, Дарья. Внезапно, Виктор немного расслабился и, расцепив руки, чуть поддался вперед, снова положив их на стол. А потом, смахнув невидимую соринку со стола, заговорил так, будто сидел в своем кабинете.
  - Я бы хотел уточнить, что стоит за этими словами: 'Буду с тобой'?
  Дарья беспомощно посмотрела на Виктора. Что он хочет еще от нее услышать. Она итак готова была сквозь землю провалиться из-за того, что ей пришлось сказать. Он загнал ее в угол, у нее просто выхода не было. Дарья хотела попытаться вернуть Андрея и только поэтому затеяла этот разговор. Ей надо избавиться от Виктора хотя бы на этот месяц. А потом будь что будет. Это 'потом' без Андрея ее мало интересовало.
  - Что ты хочешь? Неужели итак непонятно? - произнесла она тихо и почти с отчаянием.
  - Нет, непонятно, - ответил он жестко. - Ты переезжаешь ко мне, бросаешь работу...?
  Дарья в недоумении повернула несколько раз головой.
  - С чего ты взял? - спросила она испуганно.
  - Ну вот, видишь, конкретика все-таки нужна, - произнес он очень по-деловому. - Итак, я жду.
  Нет, она точно была не готова к такому повороту разговора. Но Виктор был опытным игроком. Он внезапно поднялся и сделал шаг в сторону двери.
  - Я завтра приду, и может тогда ты надумаешь, что сказать.
  - Стой, - почти крикнула Дарья. Завтра она не сможет снова затеять подобный разговор.
  Он вернулся на место и с вопросом в глазах посмотрел на Дарью. И она, наконец, решилась.
  - Я не собираюсь бросать работу и жить буду здесь. Но мы будем встречаться, и я не буду против близких отношений. Я повторяю, наши отношения будут касаться только постели. Все остальное, это моя жизнь и она тебя не касается. - Последние слова особенно дались нелегко.
  Виктор усмехнулся.
  - Вот теперь понятно. Только я уточню. Ты не будешь против 'близких отношений' в любое время, когда я этого захочу. И пойдем на компромисс, жить ты будешь здесь, но опять же, когда я этого захочу, будешь приезжать ко мне. Ну и также это касается ресторанов, выхода в свет. Согласись, что это логично? Ты же не откажешься поужинать со мной?
  - Да, - ответила она тихо, моля бога, чтобы этот разговор поскорее закончился.
  - Хорошо, договорились. - Она только и смогла кивнуть, не глядя на него.
  Виктор понял, что с нее хватит, поэтому снова поднялся и на этот раз беспрепятственно вышел из кухни. Дарья пошла за ним, чтобы закрыть дверь. Он уже подошел к двери, когда внезапно оглянулся и очень внимательно посмотрел на нее.
  - Ты же понимаешь, что обратного пути не будет?
  Дарья снова кивнула, думая только о том, чтобы он, покинул ее квартиру. А Виктор больше не стал задавать вопросов и спокойно вышел, осторожно прикрыв дверь. Дарья смогла наконец вздохнуть полной грудью. День выдался одним из самых тяжелых в ее жизни. Сначала звонок Андрея и его слова о разводе, от которых у нее дыхание перехватило. А потом этот 'деловой' разговор с Виктором. Она до сих пор не верила, что решилась на него. Но больше ее пугало понимание того, что она сама еще не до конца осознавала, на что подписалась. Виктор не тот человек, который пойдет на уступки. И свое право, согласно договору и всем его пунктам, будет использовать в полной мере. Но она старалась сейчас не думать об этом, а думать об отсрочке на месяц и как ее получше использовать. Ведь у нее была цель, а она, как известно, оправдывает средства.
  Дарья даже со стола не стала убирать. У нее было одно желание, добраться до кровати. Что она и сделала и тут же отключилась, только прикоснувшись к подушке. Последней ее мыслью было то, что завтра суббота и не надо идти на работу.
  
  Выходные Дарья провела за уборкой квартиры. Она специально загрузила себя работой, чтобы время шло быстрее. А еще она снова стала делать по утрам полноценную зарядку. Дарья старалась как можно меньше думать о том, что ей предстояло в понедельник, но мысли, словно нежданные гости, сами собой появлялись в ее голове, не спрашивая разрешения.
  Также по обыкновению в выходные звонила Вика, и они по целому часу обсуждали свои проблемы, в основном, Дарьины, конечно. У Вики все как раз шло хорошо и, похоже, их с Никитой свадьба была не за горами. Сначала вроде не собираясь, но потом она все же рассказала подруге о разговоре с Андреем и о предстоящем походе в ЗАГС. Правда цель у них будет как раз противоположной их с Никитой. Дарья была благодарна Вике, что та спокойно выслушивала ее, задавала вопросы и не пыталась давить на нее советами. Вообще, Вика в последнее время изменилась. Стала мягче и уже не была так категорически настроена против Андрея. Жалко, что эти изменения произошли в тот момент, когда Дарья похоже его потеряла, хотя думать об этом она не хотела. У нее все же оставалась надежда, правда совсем маленькая.
  Удивительно, но Виктор сдержал свое слово, чего Дарья почти не ожидала. Возможно, его хватит только на выходные, но, во всяком случае, пока он не появлялся. Она очень надеялась, что его отсутствие в ее жизни месяцем не ограничится. Да и вообще, к их договору Дарья сейчас уже не относилась серьезно. Она просто спешила избавиться от Виктора, поэтому и сказала первое, что пришло в голову, практически, не думая о том, что будет потом. Да и, в конце концов, должно же и ему, рано или поздно, все это надоесть. Хотя, конечно, Дарья лукавила. Она уже успела достаточно неплохо узнать Виктора, чтобы понять, он никогда не делает что-то просто так, не подумав, и, в отличии от нее, всегда все знает на десять ходов вперед. Своего он явно не упустит. А в данный момент по какой-то ей неведомой иронии судьбы, Дарью он считал своей. Значит за свои слова ей придется отвечать... Но сейчас она старалась обо всем этом не думать.
  В понедельник Дарья, только придя на работу, на всякий случай, сразу попросила разрешения у начальницы уйти пораньше. А потом не могла думать о работе. Сидела как на иголках и, в конце концов, начальница сказала, что она может идти, видя, что толку сейчас от Дарьи мало. Она делала ошибки в документах, отвечала невпопад или совсем не реагировала, когда ее звали.
  Однако, когда Дарья подходила к ЗАГСУ, она уже издалека заметила Андрея. Он пришел еще раньше нее. А у Дарьи даже дыхание перехватило. Казалось, она не видела его целую вечность. Замедлив шаг, Дарья пыталась привести дыхание в норму и одновременно рассмотреть Андрея. Сразу бросился в глаза новый костюм, галстук и нетерпеливый жест, когда он чуть встряхивал руку, чтобы посмотреть на часы.
  Когда Дарья готовилась к встрече, она продумала длинную речь, какие-то аргументы. Ей казалось, что она хорошо подготовилась. Да что говорить, она была практически уверена, что у нее все получится, ведь у них было главное - это любовь. А значит, им удастся преодолеть все трудности. Но, когда Дарья подошла к еще пока мужу, все аргументы, планы тут же вылетели из головы. С одной стороны, это был ее Андрей, которого она так любила. А с другой, перед ней был как будто совсем чужой человек, с холодным, безразличным взглядом. Поздоровавшись, она больше так и не смогла произнести ни звука. Во все глаза, смотря на мужа, она так и не решилась озвучить свою просьбу о разговоре.
  Если бы ее попросили рассказать, что было потом, она с трудом смогла бы это сделать. Когда они зашли в ЗАГС, Андрей ей что-то говорил, они что-то писали, подписывали. Дарья отвечала на вопросы, но ей казалось, что все это происходит не с ней. Все было словно в тумане. Она продолжала почти откровенно разглядывать мужа, пытаясь уловить хоть что-то, что бы напоминало о его прежнем отношении к ней, но ничего не увидела. Он, напротив, избегал встречаться с ней взглядом и было видно, что только и думает о том, как бы поскорее все закончилось.
  И только выйдя на улицу, Дарья как будто очнулась. До нее, наконец, дошло, ведь сейчас они расстанутся и возможно она его никогда больше не увидит. И она решилась:
  - Андрей, можно с тобой поговорить? - Проговорила она, с мольбой глядя в его глаза.
  Дарья никогда еще не видела у него такого взгляда, в нем явно читалось недовольство ее просьбой и досада на то, что не решится отказать.
  - Хорошо, только у меня мало времени. Надо вернуться на работу.
  - Да, да, это недолго, - поспешила она его успокоить. - Пройдем в кафе, тут близко совсем.
  В кафе оказалось очень уютно. Они выбрали столик в глубине зала, где их никто не мог побеспокоить. Когда они наконец уселись и им почти сразу, по просьбе Дарьи принесли кофе и пирожные, чтобы потом не отвлекаться, за столом наступила небольшая пауза. Дарья явно волновалась и не решалась начать разговор.
  - Ты хотела со мной поговорить? - Андрей, по-видимому, решил ей помочь.
  Еще как хотела. Но как же трудно начать, почти невозможно. И эти глаза напротив. Они не помогают, а как будто, наоборот, требуют молчать.
  - Как у тебя дела? - Дарья начала совсем не с того, с чего планировала. Но это было лучше, чем ничего. Язык, совсем отказывался говорить, мысли путались. Все теперь казалось слишком сложным, а самое главное, Дарья уже не верила в успех. Слишком непоколебимым и равнодушным выглядел человек, сидящий за этим столом. Он выстроил между ними стену, сквозь которую Дарья пыталась пробиться.
  - Все нормально. - В его глазах явно читалось непонимание. Она попросила о разговоре, просто, чтобы поинтересоваться, как у него дела? Но, вслух он этого не сказал, наверное, все же жалея ее.
  - Ты сейчас у Кости работаешь? - продолжила она в том же духе.
  - Да.
  - У тебя костюм новый. - Слова снова прозвучали ни к месту.
  - Да, неожиданно повысили до заместителя главного инженера. Так что приходится соответствовать. - Андрей уже явно был в недоумении, и Дарья чувствовала, что он готов проститься с ней.
  - Ты всегда добивался чего хотел, - проговорила она убедительно. - Значит, у тебя все хорошо, - добавила она тихо, как бы размышляя над его словами. - А меня не хочешь спросить, как дела? - это уже звучало явно с раздражением.
  Андрей, который до этого старался не смотреть ей в глаза, наконец, сделал это и тут же пожалел об этого. Выдержать ее взгляд было практически невозможно. Чего в нем только не было, обида, злость, непонимание и мольба.
  - Как у тебя дела? - все же спросил он спокойно.
  - Хреново.
  Он нервно усмехнулся.
  - Помнится, ты всегда ругала меня за такие слова.
  - Дура была.
  - Зачем ты так, я никогда не считал тебя дурой. - Андрей откинулся на спинку стула, как бы отгораживаясь от Дарьи. Ему действительно, трудно было выдержать ее взгляд, и еще труднее было изображать невозмутимость.
  - А кто же я еще. Сам говоришь, у тебя все хорошо. А что я. Неудавшаяся балерина, плохой юрист и без пяти минут разведенная женщина. Ты считаешь, мне есть чем гордиться?
  - Не преувеличивай. Без мужа, я думаю, ты будешь недолго.
  Лицо горело как от пощечины. Зря она решила, что он ее жалеет. Если бы их не разделял стол, она бы точно его сейчас ударила. Дарья даже кулаки сжала, чуть прихватив скатерть, чтобы сдержаться.
  И в то же время его слова, в какой-то степени, ее даже обрадовали и совсем немного обнадежили. Как ни странно, но они говорили о том, что он все же не равнодушен к ней, раз пытается задеть.
  - Вот, значит как. - Дарья тоже откинулась на спинку стула. - Может быть, ты и найдешь мне нового мужа? - Разговор явно шел не по ее сценарию.
  - Зачем же искать, претендент уже есть. - Сейчас его взгляд никак нельзя было назвать равнодушным.
  Дарья не стала уточнять о ком идет речь. Обоим это было понятно.
  - Раньше ты мне вздохнуть свободно не давал. Ревновал даже к мимолетному взгляду, а теперь готов уступить первому встречному?
  - Ну почему же, первому встречному? Можно сказать давний знакомый. Во всяком случае, мне он показался стоящим мужиком.
  Теперь пришла очередь Дарьи недоумевать.
  - Откуда тебе знать, 'стоящий' он мужик или нет?
  Андрей нехорошо усмехнулся.
  - Имел вчера честь разговаривать с ним.
  - Что...? - Дарья потеряла дар речи. - Как разговаривать...? Где вы с ним встретились...? - Она даже заикаться начала.
  - Он сам пришел ко мне. Ну и поговорили. Правда, я ему конечно сначала вмазал. Сама знаешь, за что. - Андрей потер костяшки пальцев. - Уж не взыщи. А потом поговорили.
  - И о чем же вы с ним разговаривали? - Ей все же удалось немного взять себя в руки.
  - Не о чем, а о ком. О тебе конечно.
  - И до чего же вы договорились? Вернее, что он тебе успел наговорить? Он тебе угрожал? - Вопросы сыпались сами собой.
  - Нет, не угрожал. Но его слова звучали более, чем убедительно. Сказал, что если я действительно желаю тебе счастья, должен отступить.
  - И ты так легко послушался? - спросила Дарья с горечью.
  - Причем здесь послушался. Я тоже считаю, что тебе будет с ним лучше.
  - Господи. Вы распоряжаетесь мной, словно я вещь. А мое мнение вам не интересно? Ты меня спросил, что мне надо? - Она уже почти кричала.
  - Может быть сейчас ты этого не понимаешь, но поверь, так будет лучше. Виктор прав, он сможет дать тебе все то, чего ты достойна. - Слова звучали как приговор.
  Дарья открыла было рот, чтобы возмутиться, но не смогла. Ее обуревали эмоции. Ей казалось, что она спит и видит кошмар.
  - Очнись, Андрей. Что ты говоришь? Я совершила ошибку, и признаю это. Но я люблю тебя и хочу, чтобы мы были вместе. А тот человек чужой мне. С какой стати мы должны жить по его указке? - Она пыталась быть убедительной, но по его глазам видела, что он уже принял решение. И ей стало по-настоящему страшно.
  - Ты не можешь так поступить со мной, - почти прошептала Дарья. Слезы градом текли по ее лицу. - Я точно знаю, что ты любишь меня, но по какой-то дурацкой причине, собираешься сломать свою и мою жизнь.
  Андрей, не ответив, поднялся и бросил на стол деньги за кофе.
  - Извини, мне надо идти.
  Она больше не смогла произнести и звука. Андрей немедленно этим воспользовался, развернулся и быстрым шагом вышел из кафе. А она так и осталась сидеть, уставившись в одну точку. Но потом, очнувшись, Дарья подскочила, как ошпаренная, и тоже бросилась к выходу. Заскочив в первое попавшееся такси, она назвала адрес. Сейчас Дарья очень ясно видела свою цель.
  - А вы знаете, что это довольно далеко и будет дорого стоить? - таксист с недоверием покосился на пассажирку.
  - Не сомневайтесь, заплачу сколько скажите.
  
  Как только она позвонила, дверь сразу же открылась, как будто ее здесь ждали, и она, не останавливаясь, прошла к дому. Странно, но охранник даже не вышел. Дарья решила, что числится в списках гостей, которые могут заходить беспрепятственно. А уже в доме совсем проблем не было, так как дверь ей открыла Анна Ивановна.
  - Здравствуйте, - тепло поприветствовала она женщину.
  - Здравствуйте, - ответила экономка с радостной улыбкой. Ей тоже было приятно видеть гостью, но в тоже время, Дарья уловила едва заметное смущение.
  - Что-то не так?
  - Нет, нет, проходите. Просто Виктор Николаевич еще не подъехал.
  - Ничего страшного, я без предупреждения.
  Анна Ивановна проводила ее в гостиную, где был накрыт шикарный стол.
  - Смотрю, у вас праздник намечается.
  Женщина в замешательстве отвела глаза.
  - Нет, что вы. Это просто хозяин распорядился накрыть стол к его приезду.
  Присмотревшись, Дарья поняла, что стол накрыт на двоих.
  - Понятно.
  - Да вы садитесь, - спохватилась Анна Ивановна.
  - Если можно, я вот здесь на диване присяду. Вы не беспокойтесь, я ненадолго.
  - Сидите, сколько надо. Я уверена, Виктор Николаевич будет очень рад.
  Дарья кинула красноречивый взгляд на накрытый стол.
  - Совсем в этом не уверена.
  Однако Анна Ивановна не собиралась обсуждать эту тему, явно чувствуя себя не в своей тарелке.
  - Пойду кофе сварю. Я помню, какой вы любите.
  Женщина совсем засмущалась и вышла из гостиной. Да, ей было из-за чего переживать. Она готовила интимный ужин для счастливой парочки, а тут пришла еще одна любовница. Хотя, Дарья была уверена, что Виктору уже о ней доложили, так что решать тоже ему. Либо приказать выгнать ее, либо заявиться со своей пассией, как ни в чем не бывало.
  Буквально через несколько минут она услышала, как подъехала машина и в дом вошла сладкая парочка. Ясно, Виктор выбрал второй вариант. Ну и правильно, зачем заморачиваться.
  Когда Дарья подъехала к дому Виктора и увидела Анну Ивановну, у нее весь запал прошел, но сейчас, когда она вышла в холл, злость и негодование разрослись в ней с новой силой. Это значит, он сначала спокойно рушит ее жизнь, а потом, как ни в чем не бывало, развлекается со своими любовницами. В то время, как она места себе не находит, он радуется жизни и совесть его не мучает. Хотя, о чем это она. Такое слово ему даже не знакомо.
  Сейчас она стояла в холле, скрестив руки на груди, и почти с ненавистью смотрела Виктору в глаза. А он делал вид, что не ожидал ее здесь увидеть, однако наглая усмешка выдавала его с головой.
  - Привет, - произнес он с улыбкой.
  Вместо ответа Дарья так посмотрела на него, что казалось могла прожечь на нем дыру своим взглядом.
  А вот его спутница, явно была озадачена. Она с недоумением переводила свой взгляд с Виктора на Дарью, ничего не понимая. Дарья же едва скользнула по ней мимолетным взглядом, но этого было достаточно, чтобы понять, что за штучки нравятся хозяину этого дома. Конечно блондинки с длиннющими ногами, едва прикрытые короткой юбочкой. Куча косметики и тонна драгоценностей. Но, как бы Дарья не была сейчас зла и как бы она пренебрежительно не смотрела на девушку, она все же признала, что та была очень красива.
  Однако, она быстро взяла себя в руки и вспомнила, зачем собственно она сюда приехала.
  - Это что же такое, - проговорила она гневным голосом. - Меня значит с тремя детьми в деревню отправил, а сам развлекается.
  Виктор только бровь слегка приподнял, как бы спрашивая, а не перебарщивает ли она. Но Дарья не дала ему в полной мере насладиться моментом. Если он надеялся, что будет простым зрителем, он сильно ошибся. Она подошла к нему почти вплотную и со всего маху залепила увесистую пощечину. А потом развернулась к несчастной девушке и стала грозно на нее наступать, уперев руки в бок.
  - А тебе, дрянь такая, я все волосы сейчас повыдергиваю, чтобы больше с чужими мужьями не путалась. Ты, что, детей сиротами хочешь оставить?
  Та не стала дожидаться, когда Дарья предпримет активные действия и быстро спряталась за Виктора. Ему после пощечины уже тоже было не смешно, и все же он молчал и ничего не предпринимал.
  Когда Дарья то ли в шутку то ли серьезно, действительно готова, была наброситься на несчастную девушку, раздался звон разбитой посуды. Все невольно повернули головы.
  - Простите. - Анна Ивановна стояла среди обломков когда-то красивейшего кофейного сервиза с прижатым к груди подносом. Похоже, она видела, как Дарья дала пощечину хозяину и теперь только и мечтала, как бы оказаться как можно дальше отсюда. Но ясно, что быстро уйти не удастся, ведь надо собрать осколки.
  - Анна Ивановна, - неожиданно обратилась Дарья к женщине уже своим голосом. - Я вас обожаю. Но вы же меня понимаете, бедные дети и все такое. Что ж, - Дарья как бы сожалея, развела руками, - спектакль окончен. - Видно было, что запал прошел.
  Она прошла в гостиную и, взяв сумочку, направилась было на выход, но внезапно развернулась и, подошла к столу. Не торопясь она съела виноградинку, а потом со всего маху сдернула скатерть. Красовавшийся до этого момента на столе ужин, оказался на полу.
  - Вот теперь точно все. Приятного аппетита.
  Дарья гордо прошествовала мимо Виктора, который стоял с засунутыми в карманы руками и отстраненно, чуть прищурившись, наблюдал за спектаклем одного актера. Блондинка все еще пряталась за ним, вцепившись наманикюренными пальчиками в его рукав.
  Но Дарья только и успела, что сделать шаг за порог и оказаться на крыльце дома, как ее остановила рука Виктора. Он, не церемонясь развернул ее к себе.
  - Объясни, что за спектакль ты тут устроила? - спросил он со злостью. Было видно, что ничего подобного он от нее не ожидал.
  - Пусти, мне больно. - Она со всей силы дернула руку, и ей удалось освободиться.
  - И ты еще меня спрашиваешь о спектакле? - крикнула она в ответ. Вот сейчас Дарья уже сорвалась и это была она, а не героиня некой мелодрамы, разыгранной в гостиной.
  Порыв ветра подхватил ее крик и разметал волосы. Но она и не думала их сейчас собирать и пытаться выглядеть хоть чуточку презентабельно.
  - Ты меня спрашиваешь? - повторила она зло. - Ты хоть понимаешь, что ты наделал? - Она несколько раз ткнула пальцем ему в грудь. - Ты разрушил мою жизнь, а теперь спокойно развлекаешься со своими девками. Объясни мне, зачем ты это сделал? - Дарья сорвала голос и последние слова почти шептала. Виктору не надо было уточнять, о чем она говорит.
  - Мы просто поговорили, - ответил он спокойно, а потом добавил:
  - По мужски.
  - Ты врешь. - Она смотрела на него с ненавистью и ничуть не пыталась ее скрыть. - Я знаю твои разговоры, - произнесла она презрительно. - Надавить, заставить, загнать человека в ловушку, что там есть еще в твоем арсенале?
  - Да, я вру, сначала он мне врезал, а потом мы выпили и поговорили. Так устраивает?
  Дарья еще, когда дала Виктору пощечину, обратила внимание на синяк у него на скуле.
  - Жалко, что мало врезал, - заметила она с горечью.
  - Он, в отличии от тебя, разумный человек и понимает в этой жизни больше, чем ты.
  Дарья резко вскинулась.
  - И чего интересно я не понимаю в этой жизни? Что деньги решают все? Что всех можно купить? Что я не понимаю? - снова повысила она голос.
  - Да при чем тут это. - Виктор засунул руки в карман и посмотрел на нее как на несмышленыша. - У каждого в этой жизни есть свое место.
  Она удивленно посмотрела на него.
  - Ты это серьезно? И какое же место уготовано мне? Неужели, я достойна быть домашней собачкой у такого великого человека?
  - Перестань, тебе это не идет. Все ты прекрасно понимаешь. Я просто объяснил твоему мужу перспективы, и он понял, что я прав.
  Дарья устало посмотрела на Виктора. Казалось, сил у нее почти совсем не осталось.
  - О чем ты? Какие перспективы?
  Она спрашивала уже по инерции, потому что поняла всю бесполезность этого разговора. Развернувшись, Дарья сделала несколько шагов, но тут же силы окончательно покинули ее, и она опустилась на ступеньку крыльца.
  Виктор сел рядом с ней и закурил.
  - Дай мне сигарету.
  Он удивленно посмотрел на нее, но сигарету дал и помог прикурить, прикрывая от ветра зажигалку рукой.
  - Я многое могу, поверь. И твой муж это понимает.
  - Не сомневаюсь. Ты умеешь убеждать.
  Но Виктор не обратил внимания на ее сарказм.
  - Твой муж понимает, - повторил он, с удовольствием затягиваясь сигаретой, - что с ним у тебя нет перспектив. Что тебя ждет? Ненавистная работа. Борщи? Я уверен, ты даже толком готовить не умеешь.
  Дарья удивленно посмотрела на него, изумившись его прозорливости, но ничего не сказала. А он только усмехнулся, правильно поняв ее взгляд.
  - Думаешь, я не понимаю, почему ты мечешься? Выучилась на юриста, теперь пытаешься изображать из себя еще и экономиста. Хотя, на самом деле, тебе это все до лампочки. Совсем не этого ты хочешь.
  Дарья затянула почти погасшую сигарету.
  - Ну, ну, и чего же я интересно хочу мистер всезнайка? - насмешка снова звучала в ее голосе. Но Виктор не поддался.
  - Например, я мог бы помочь открыть тебе школу танцев, - произнес он неожиданно и очень серьезно.
  Дарья в смятении смотрела на Виктора, а потом как будто даже с недоумением глянула на сигарету, не понимая, что та делает у нее в руке, и выбросила ее.
  - Откуда ты знаешь? Я никогда никому не говорила, - голос охрип и не подчинялся хозяйке.
  - Догадался. Я давно хотел тебя спросить, почему ты бросила балет?
  Видно было, что вопрос этот был не самым для нее приятным. Но она все же ответила:
  - Не хотела быть десятым цветочком в третьем ряду.
  - Это как?
  - А так. После травмы я бы не смогла танцевать главные партии.
  Виктор усмехнулся.
  - Гордыня. Ничто человеческое нам не чуждо. А я, оказывается, не все про тебя знаю.
  Но Дарья не стала развивать эту тему, а вернулась к прежней.
  - Я не стану спать с тобой из-за школы танцев. Я вообще не буду с тобой спать.
  - А как же договор? - напомнил он. Сейчас Виктор был серьезен.
  - О чем ты, какой договор? Ты первый нарушил его, - проговорила она с горячностью.
  - Понятно. Но в нашем договоре не было пункта о том, что я не могу разговаривать с твоим мужем.
  Дарья как то странно посмотрела на Виктора, как будто видела его впервые.
  - А ведь я не зря говорил о конкретике, помнишь?
  - Сволочь ты, вот это точно конкретика, - произнесла она устало и почти беззлобно, поднимаясь при этом со ступеньки. А что собственно злиться, это бесполезно. На такого человека, как Виктор это не подействует.
  Он тоже поднялся и, сняв пиджак, накинул ей его на плечи. А потом неожиданно, взяв ее за руки выше локтей, привлек к себе.
  - А знаешь, почему ты психуешь? - прошептал он ей в губы.
  Она не ответила, только смотрела в его глаза не отрываясь, как будто, действительно, надеялась получить ответы на все вопросы, мучавшие ее. Напряжение с новой силой нарастало в ней.
  - Ты злишься, - продолжил он, как ни в чем не бывало, - потому что понимаешь, я тут не причем. Твой муж сам сделал свой выбор. Если бы ты была моей женой, а кто-нибудь пришел и сказал, что я должен тебя ему уступить, я бы ему глотку перегрыз. - Последние слова были сказаны шепотом.
  - Я не сомневаюсь, - ответила она ему тоже шепотом, - потому что ты думаешь только о себе, а мой муж всегда думал обо мне, чтобы мне было хорошо.
  Виктор усмехнулся совсем не по доброму.
  - Ну и как, тебе сейчас хорошо?
  Это уже был удар ниже пояса. Дарья со всей силы оттолкнула его и сбросила пиджак с плеч.
  - Он просто ошибся, ему кажется, что так будет лучше для меня, - ответила она убежденно, а потом развернулась и пошла к воротам.
  - Я подвезу тебя.
  - Не стоит.
  Выйдя за ворота, она успела сделать всего несколько шагов, когда чуть впереди остановилась машина. Из нее вышел Игорь
  - Дарья Сергеевна, садитесь. Виктор Николаевич приказал отвезти вас.
  Она оглянулась, тот, о ком шла речь, стоял в дверях и так странно смотрел на нее. Сейчас его взгляд был серьезен как никогда. Он как будто тоже о чем-то сожалел. Дарья не торопилась сесть в машину. Она уж точно сейчас сожалела обо всем, что произошло.
  Внезапно она вернулась к воротам, остановившись в нескольких шагах от Виктора.
  - Извини меня. Ты наверное прав.
  Виктор был удивлен и озадачен. И каким бы циником он не был, что-то близкое к жалости мелькнуло в его глазах. Он что-то хотел сказать, но она остановила его, повернув несколько раз головой.
  - Не надо. Ты уже раз обещал, что он вернется. Но ты тогда ошибся - И неожиданно усмехнулась. - А за девочку извини, глупо получилось. Но я думаю, ты сумеешь ее уговорить.
  Виктор улыбнулся и ответил ей в тон.
  - Не сомневайся. Стресс в этом деле даже неплохо. - А потом произнес то, что она совсем не ожидала, да и он вряд ли сам от себя это ожидал.
  - Ты же знаешь, одно твое слово и рядом близко никого не будет.
  Дарья с трудом сглотнула, но потом быстро взяла себя в руки.
  - Поверь, я не стою этого. Иди, развлекайся, - произнесла она наигранно весело, а потом развернулась и, быстро подойдя к машине, села в нее. Он же еще какое-то время курил на крыльце, не решаясь войти в дом.
  
  Кто-то из великих сказал, что счастье ничему не учит, учат страдания. Но Дарья поняла, что учиться таким образом она больше не хочет, поэтому решила просто жить дальше. Решить, это конечно еще не значит, что так оно будет, но, по крайней мере, пол дела. К тому же, накопившаяся на работе масса проблем очень даже помогала отвлечься от личного. В общем, жизнь Дарьи вошла в некую колею, которая стала пока ее личным спасением. Домой она возвращалась достаточно поздно, чтобы у нее оставалось как можно меньше времени на размышления.
  Сначала она жутко боялась выходных, но, благодаря Вике, эта проблема разрешилась сама собой. Подруга начала готовиться к свадьбе. Поэтому субботы и воскресенья были посвящены приготовлениям к этому знаменательному событию. Дарья окунулась во все эти хлопоты с головой. Она терпеливо ходила с Викой по магазинам, ателье, а потом они подолгу сидели в кафе и обсуждали увиденное. На самом деле, свадьба была запланирована через три месяца. Но Вика, по ее же словам, собиралась выходить замуж только один раз, поэтому подходила ко всему очень тщательно. Дарья по-доброму подшучивала над ней и подозревала, что если подруга будет так придирчива, то ей и трех месяцев не хватит, но при этом активно помогала во всех делах.
  А потом времени у нее совсем не осталось. Однажды ей позвонила ее бывший педагог и предложила по вечерам вести кружок балета у детишек. Да, это был всего лишь дворец творчества для детей, но Дарья согласилась не раздумывая. Только после этого звонка она по настоящему поняла, как соскучилась по любимому делу. Конечно, здесь она уже сама выступит в качестве педагога, но почему-то нисколько не сомневалась, что у нее получится. Детей она любила.
  Первая неделя прошла в хлопотах. Надо было познакомиться с детьми и их родителями, подобрать музыку, утрясти график. В пятницу вечером Дарье казалось, что она вымотана до предела. Но как ни странно, впервые за долгое время, она почувствовала себя пусть чуточку, но счастливой. И даже засыпая, впервые думала об Андрее без обычного отчаяния.
  Утром в субботу она спала до одиннадцати. Ей категорически надо было восстанавливать силы. Дарья только и успела принять душ, когда позвонила Вика. Сегодня у них с Никитой собирались гости, и она приглашала подругу. Первым порывом Дарьи было отказаться. Одно дело общаться с подругой, и совсем другое - когда надо знакомиться с посторонними людьми, разговаривать с ними, отвечать на вопросы. Но подумав, Дарья все же согласилась. Вика была права, хватит жить затворницей.
  И уже в четыре часа была у подруги. Как же правы те, кто говорит, что чтобы по-настоящему отдохнуть, надо сменить обстановку. Встреча с Никитой, беззаботная болтовня с Викой, приготовления к приходу гостей и конечно сама вечеринка с весельем и танцами, все это помогло Дарье на какое-то время забыться. Но примерно уже часам к семи, когда она вышла на балкон, чтобы подышать свежим воздухом, настроение вдруг схлынуло. Дарья поняла, что ей хочется уйти. Взяв сумочку и телефон, она незаметно вышла из квартиры. Сначала она вызвала такси, а потом, немного поколебавшись, все же позвонила Вике. Та сначала негодовала на подругу, но потом поняла, что ей надо побыть одной, и они тепло простились.
  Сев в машину, Дарья, сама от себя не ожидая, вдруг назвала таксисту не свой адрес, а адрес Андрея. Он когда то сам ей его оставил, сказав, чтобы она непременно обращалась, если ей нужна будет помощь. Звучало довольно по дурацки. Единственную помощь, которую он мог бы ей оказать, это спасти от одиночества. Но именно этого он не мог для нее сделать.
  Она доехала довольно быстро. Расплатившись с таксистом и выйдя из машины, Дарья оказалась перед типичной многоквартирной новостройкой. Она, немного растерявшись, посмотрела на светящиеся окна и подумала, что где то там сейчас, возможно на кухне сидит Андрей. Вспомнив номер квартиры, подошла к двери подъезда и позвонила в домофон, однако ей не ответили. Но тут Дарье повезло. Какая-то женщина выходила с собачкой и она, воспользовавшись этим, вошла в подъезд. Оказалось, что нужная квартира находится также, как и у нее, на третьем этаже. Она в волнении надавила на кнопку звонка, но ей снова не ответили. Все же домофон был исправен, просто Андрея не было дома. Разочарованная, Дарья спустилась вниз, но домой почему-то не поехала, а пройдя на детскую площадку, опустилась на скамейку. Сначала мамочки, которые гуляли с детьми подозрительно косились на нее, но потом, по-видимому, забыли о ее существовании.
  К девяти часам похолодало, и детская площадка опустела. Однако Дарья все еще не спешила уходить. Она сама не знала почему так упорно хочет дождаться Андрея именно сегодня. Неожиданно зазвонил телефон. Дарья подумала, что это Вика беспокоится за нее, но звонившим оказался Виктор.
  - Дорогая, поверь это плохая идея, - проговорил он, забыв о приветствии.
  - О чем ты? Ты следишь за мной?
  - Неважно. Я повторяю, это плохая идея.
  - Даже не думала спрашивать у тебя разрешения, - ответила она гневно. Его звонок, а тем более то, что он указывал ей, что надо делать, сейчас особенно раздражали Дарью.
  - Поверь, тебе же лучше будет, если ты сейчас уйдешь, - убежденно проговорил Виктор.
  - Ты мне угрожаешь?
  - Нет, что ты. Просто беспокоюсь.
  - Да пошел ты. - Дарья не задумываясь выключила телефон. У нее слов не было, чтобы выразить свое негодование. Особенно ее убило, что когда он говорил, на заднем плане слышалось веселье и женские голоса. Он снова развлекается, живет своей беззаботной жизнью и при этом не дает ей жить спокойно.
  Она бы еще долго злилась, но тут ее внимание привлекла подъехавшая к подъезду машина. Дарья аж с места подскочила, когда увидела, как из нее вышел Андрей. Она было двинулась к нему, но тут заметила, как он помог какой то девушке выйти из машины. Дарью будто пригвоздили к месту. Она стояла, не шевелясь, и разглядывала парочку, которая, смеясь, скрылась в подъезде.
  Сказать, что Дарья потеряла дар речи, это ничего не сказать. У нее было ощущение, что ее бульдозером переехали. Все это длилось не больше двух минут, но за это время ей показалось, что она успела несколько раз умереть. Хотелось оглянуться и спросить у кого-нибудь, а это правда, то, что сейчас было? Она увидела, как в квартире на третьем этаже загорелся свет. И в течении всего следующего часа не могла оторвать от него взгляда.
  Когда свет погас, ей показалось, что она тоже перестала существовать. Ее не было, просто выключили.
  Дарья шла какими-то незнакомыми дворами. Пьяные компании что-то кричали ей вслед. Удивительно, но никто не пристал по-настоящему. Как будто бог оберегал ее. В конце концов, она оказалась в студенческом городке на спортивной площадке, сидящей на скамейке. Дарье казалось, что никакая сила не заставит ее подняться. Какое-то время она сидела в одиночестве, пока скорее не увидела, а почувствовала, что кто-то сел рядом.
  - Привет.
  Дарья не ответила Виктору, а это был именно он.
  Только с его появлением она будто вернулась в реальность. И первое, что ощутила, это холод. Как только она подумала об этом, на ее плечах тут же оказался пиджак. От него пахло сигаретами и едва уловимо, женскими духами. Виктор протянул ей бутылку с коньяком:
  - Пей.
  Дарье трудно было произнести хоть слово, она только и смогла помотать головой. Но он не отставал.
  - Пей, говорят. А то волью сейчас насильно.
  О, он способен, с него станется. Дрожащими руками Дарья взяла бутылку и, сделав пару глотков, тут же закашлялась, почувствовав, как жидкость обожгла горло. И в то же время она ощутила благодатное тепло, разлившееся по телу. С момента, когда она увидела Андрея с девушкой и до этой минуты, Дарья не пролила и слезинки. На нее будто ступор напал. Но коньяк сделал свое дело, организм расслабился, и слезы градом потекли по ее лицу. Теперь уже, даже если бы она захотела, не смогла бы остановить их. Да она и не хотела.
  А в следующий момент, она ощутила, как сильные руки подхватили ее. Виктор усадил Дарью к себе на колени, обхватив с двух сторон руками. В пиджаке, в кольце его рук, она чувствовала себя как в коконе. От коньяка и от его объятий Дарье стало почти жарко. Невольно она уткнулась лицом в его плечо и тут же рубашка Виктора стала мокрой от слез.
  - Мне так больно, - произнесла она не в силах больше терпеть и держать свою боль в себе. - Так больно, - повторила Дарья.
  А потом она стала говорить быстрым шепотом то, что никогда никому не говорила, даже Андрею. О таком вообще редко кому бы то ни было рассказывают. Она говорила о своей любви к мужу. Виктор слушал молча, не перебивая, хотя от некоторых признаний его мышцы становились каменными. Дарья чувствовала это под своими руками, которые к тому времени уже освободила из под пиджака и держалась ими за его плечи. Она схватилась за них, как утопающий за последнюю соломинку. Закончив свою исповедь и глядя Виктору в глаза, Дарья вдруг очень настойчиво спросила:
  - Скажи, почему он так поступил со мной?
  Но Виктор, по-прежнему, молчал, отвернувшись от нее.
  - Не скажешь, - протянула она усмехнувшись.
  Неожиданно, она успокоилась и, вытерев слезы, вновь посмотрела на него и с горькой насмешкой произнесла:
  - Хотя, откуда тебе обо всем этом знать.
  - Куда уж мне, - ответил Виктор с абсолютно каменным лицом.
  Внезапно Дарья дернулась и, сбросив на ходу пиджак, едва успела добежать до ближайшего дерева. Она резко наклонилась и ее вырвало. Прислонившись к дереву, Дарья стояла еще какое-то время, не имея сил сдвинуться с места. Голова кружилась, хотелось сесть тут же на землю. То ли волнение сыграло с ней злую шутку, то ли смесь шампанского, которое она выпила у Вики, с коньяком Виктора.
  Он подошел к ней и протянул платок. Взяв его, Дарья отлепилась от дерева. Вытерев лицо, она неожиданно призналась:
  - За месяц уже и покурила и алкоголичкой стала. Кажется, я совсем пропащая.
  - Не преувеличивай, - ответил он глухо и, протянув руку, поправил выбившуюся из прически прядь волос.
  Дарья смутилась.
  - Ты на меня плохо влияешь.
  - Так и есть. Осталось только совратить.
  - Ну так совращай. - Она посмотрела на него с вызовом.
  Ему очень не понравились ее слова и особенно интонация, с которой они были сказаны. Весь ее вид как бы говорил, что мне мол, больше нечего терять. Никогда еще ни одна женщина не была с ним по причине безысходности. Не очень приятное чувство. Виктор было вскинулся, бросив на нее тяжелый взгляд, но быстро усмирил себя.
  - Ничего себе, - удивилась Дарья, которая пристально наблюдала за ним. - Мне бы такую выдержку.
  - Ладно, пойдем.
  Виктор приобнял ее за плечи и повел к машине. Она очень удивилась, что водителя не было на месте.
  - Иногда катаюсь один, - коротко бросил Виктор, угадав ее вопросительный взгляд.
  - И Валера тебя отпускает? - спросила она с издевкой. Но Виктор так на нее посмотрел, что она тут же осеклась.
  - Извини, - произнесла искренне и подняла ладонь в примирительном жесте. - У тебя нет случайно воды? - Дарья решила сменить тему.
  Он вытащил из машины бутылку минералки и протянул ей. Дарья выпила больше половины. Ей казалось, что она очень долго брела по пустыне и чуть не умерла от жажды.
  - Никогда больше не буду смеяться над Викой, когда она будет жаловаться на похмелье.
  Виктор открыл перед ней дверь и помог сесть в машину, а потом сам сел на место водителя. Через десять минут после того как они выехали, Дарья поняла, что едут они к Виктору, но говорить ничего не стала. Что уж теперь, сама спровоцировала.
  Беспокоилась Дарья напрасно. Еще в машине она крепко уснула, а проснулась только утром в доме Виктора в гостевой спальне и в полном одиночестве, что конечно не могло не порадовать. Правда она оказалась в одном белье, а одежда была аккуратно развешена на стуле, но Дарья решила не думать о том, кто же раздел ее. Но самым приятным было то, что у нее не болела голова, однако кушать хотелось просто жутко. Дарья приняла душ и направилась в кухню, сдаваться Анне Ивановне. Она и сама не заметила, как стала очень свободно чувствовать себя в этом доме.
  Экономка встретила ее как старую знакомую. Она разлила по чашкам кофе и позволила себе сесть вместе с Дарьей, предварительно поставив на стол целое блюдо с плюшками.
  - Угощайтесь, сама напекла.
  - Ничего себе, и как это Виктору удается держать себя в форме, - искренне удивилась Дарья.
  Анна Ивановна рассмеялась.
  - Да это на всех, там вон охраны полный двор. А Виктор Николаевич почти и не ест такое. А сегодня он вообще уехал без завтрака.
  - Понятно. Подозреваю, что и начальник безопасности тоже не балуется калориями.
  - Ты угадала. - Тут они уже вместе заговорчески прыснули. Видно, что женщина тоже побаивалась Валеру.
  Они еще что-то обсуждали, снова смеялись, не замечая Виктора, стоящего в дверях. А он не просто стоял, он наблюдал за Дарьей. Виктор понял, что первый раз видит ее такой, раскованной, искренне смеющейся. Но несмотря на веселье, царившее на кухне, его настроение и без того мрачное, ухудшалось на глазах. С ним Дарья никогда такой не была и даже не стремилась.
  - Надеюсь, я могу получить свой кофе, - нарушил он идиллию.
  Анна Ивановна даже вздрогнула от неожиданности и, соскочив, тут же бросилась к плите. Дарья тоже поднялась и направилась мимо Виктора в гостиную. Она сразу поняла, что ему не понравилось их веселье, поэтому решила не усугублять обстановку, да и не хотела ставить под удар Анну Ивановну.
  За завтраком Виктор все-таки смягчился.
  - Почему ты не ешь?- спросил он, как ни в чем не бывало Дарью, как будто не он вот только что бросал на нее тяжелые взгляды на кухне.
  - Ты же видел, мы с Анной Ивановной позавтракали. - Она действительно пила только кофе.
  - Мой тебе совет, держи прислугу на расстоянии.
  Дарья в недоумении подняла на него удивленный взгляд.
  - Ты это сейчас серьезно?
  - А что я интересно непонятного сказал? - бросил он в раздражении. Нет, все же не успокоился.
  - Во-первых, сколько себя помню, у нас всегда была помощница в доме, но никогда ее никто прислугой не называл и ни на каком расстоянии не держал. А во-вторых, я в этом доме никто и Анна Ивановна для меня просто знакомая. Уж я ей точно не хозяйка.
  Как же он посмотрел на нее. У нее аж все сжалось внутри, но к удивлению Дарьи, ничего не сказал. Она сама решила сменить тему:
  - Я хотела попросить тебя отвезти меня в город, мне на работу надо, - произнесла она как можно мягче. Выяснять отношения не хотелось и провоцировать его тоже не входило в ее планы. Однако Виктор сам мог спровоцировать кого угодно.
  - Сегодня воскресенье, какая работа?
  - Я преподаю хореографию детям.
  - Но ведь доктор сказал, чтобы ты не переутомлялась. Зачем тебе понадобилась вторая работа? Тебе что, денег не хватает?
  - Давай, я как-нибудь сама решу, что мне делать. - Дарья старалась дышать ровно и улыбаться. Но она понимала, если он будет продолжать в том же духе, она что-нибудь разобьет.
  Но Виктор тоже умел переводить разговор на другую тему.
  - У меня вечером гости собираются, ты не могла бы помочь мне?
  Дарья насмешливо смотрела на него чуть прищурив глаза.
  - Не морочь мне голову. Я думаю, что в твоем телефоне достаточно записано тех, кого можно было бы попросить скрасить твой вечер.
  - Я попросил тебя о помощи. Это что, так трудно? - Его раздражение снова выплеснулось наружу. - Неужели я прошу чего-то сверхъестественного?
  Дарья в очередной раз поразилась его способности заставить чувствовать человека виноватым. Он все всегда мог повернуть в свою пользу.
  - Интересно, в чем будет заключаться моя помощь. Тебе салаты построгать надо? - не сдавалась она.
  - Моральная помощь, - произнес он тоже с иронией, но в то же время твердо.
  - Понятно. Извини, не могу, я занята.
  Он чуть приподнял бровь.
  - Интересно, чем же?
  - Не могу сказать, это личное.
  Виктор еще какое то время не отводил от нее пристального взгляда. Да уж, умеет он это делать. А потом резко поднялся.
  - Ладно поехали. Потом поговорим.
  Дарья тоже поднялась. Она хотела ответить ему и даже рот открыла, что 'потом' никакого не будет, но передумала. Решила, что ей еще с детьми работать сейчас, надо нервы беречь, да и время поджимало.
  
  Занятие уже закончилось, но Виктор не спешил подходить к Дарье или как-то обнаруживать свое присутствие. Он стоял в коридоре возле открытой двери и наблюдал за ней. Почти всегда он видел ее в деловых костюмах, платьях или домашней одежде, но в таком виде она предстала перед ним впервые. Волосы забраны в пучок, обтягивающий купальник и узкие черные брюки, делали ее образ завершенным. Теперь, Виктор действительно видел перед собой балерину. А небрежно накинутый на плечи легкий палантин помогал взглянуть на нее как на педагога.
  Дарья стояла в окружении детей и их родителей. Сразу бросалось в глаза, что всем она нравилась. Они наперебой задавали вопросы, а она с достоинством, присущим только ей, очень спокойно отвечала. И такая искренняя улыбка была на ее лице, что Виктор невольно залюбовался. Да и как можно было остаться равнодушным к такой красоте и к тому, как девушка умела держать себя. Особенно его в ней всегда поражали, это прямая спина и плавные движения рук, головы.
  Да, Виктор засмотрелся, но при этом оставался самим собой. Он сам себе усмехнулся, подумав, ну какой к черту из нее юрист. Вот здесь она была точно на своем месте. И то, что он говорил Дарье о школе танцев, приобретало все больший смысл...
  Она как будто почувствовала его взгляд и обернулась. И в очередной раз он увидел этот ее фирменный взгляд. Только она могла так смотреть. Сначала вроде как пыталась вспомнить. кто это собственно? Потом что-то похожее на обреченность. А, ты опять здесь. Она развернулась к детям и, как ни в чем не бывало, снова стала отвечать на вопросы.
  Дарья как никто могла задеть за живое. Настроение Виктора изменилось на глазах, любоваться больше не хотелось, хотелось покурить. Он вышел на улицу и действительно закурил. Дарья появилась минут через двадцать.
  - Не ожидала тебя здесь увидеть, - произнесла она без эмоций. Но он прекрасно видел, что ей его появление явно пришлось не по душе.
  - Ты разве забыла о вечеринке?
  - А зачем мне о ней думать?
  Они оба могли посоревноваться в упертости, но Дарья понимала, что проиграет. Ей все же пришлось сесть в машину. На этот раз за рулем сидел Слава.
  - Куда мы едем? - спросила она, убедившись, что едут они явно не к ней домой. - Для вечеринки вроде рановато.
  - Я подумал, что можно пока по магазинам проехаться, - произнес Виктор, стараясь, чтобы голос звучал непринужденно.
  - Ни в какие магазины мне не надо. - Дарья тоже училась постепенно играть в эту игру на нервах.
  - А как же платье там, что еще надо, туфли? - Он явно растерялся. С этой женщиной он не знал, как разговаривать. Другая бы уже вцепилась в его кредитку мертвой хваткой, а ей не надо.
  Дарья набралась наглости и обратилась к водителю:
  - Слава, можно тебя попросить остановить машину? Мне надо Виктору Николаевичу сказать что-то очень важное.
  Слава чуть повернул голову, ожидая приказа хозяина.
  - Ладно, останови и выйди, - распорядился Виктор.
  - Послушай, - начала неуверенно Дарья, когда они остались одни. - Ты можешь немного хотя бы подумать и попытаться понять меня?
  - Я только и делаю, что пытаюсь понять тебя.
  - Видимо недостаточно. Я только вчера узнала, что мой муж мне изменил, а ты пытаешься вытащить меня на какую-то дурацкую вечеринку и одарить, абсолютно, не нужными мне тряпками.
  - Ты же там не была, откуда такая уверенность, что она дурацкая?
  - Зачем ты прикидываешься? Ведь прекрасно понимаешь о чем я. Мне сейчас не то, что на вечеринку идти не хочется, мне вообще, видеть никого не хочется, в том числе, прости, конечно, и тебя.
  Да уж, при всей своей хрупкости, ударить она могла не слабо. Чтобы не вспылить, Виктор распахнул дверь и вышел, попутно доставая сигареты. Слава вернулся в машину. Они сидели молча, наблюдая за Виктором. Через пару минут, отбросив недокуренную сигарету, Виктор присоединился к ним.
  - Слава, разворачивайся. Адрес Дарьи Сергеевны, надеюсь, ты помнишь.
  
  Когда машина подъехала к ее дому, Виктор помог Дарье выйти из нее.
  - Я пришлю Игоря в пять, - произнес он, как ни в чем не бывало, и сел в машину. Дарья еще какое то время стояла и смотрела ей вслед, думая при этом, что ей делать, то ли плакать, то ли смеяться.
  Дом встретил ее тишиной и абсолютной чистотой. Почему то захотелось развернуться и уйти отсюда куда глаза глядят. Это при том, что Дарья всегда обожала свой дом. Но сейчас, без Андрея, без надежды на его возвращение, он показался ей пустым и каким-то чужим. А сама она вдруг почувствовала себя совсем разбитой. И все же она заставила себя войти и даже согреть себе чаю.
  Появление вчера Виктора на спортивной площадке помогло ей окончательно не впасть в отчаяние, отвлекло ее. Но сейчас, сидя на кухне за чашкой чая, она как будто заново все вспоминала и проживала. Как в замедленной съемке Дарья прокручивала в голове момент, как Андрей выходит из машины, а потом помогает какой-то девушке. Сейчас ей особенно все это казалось нереальным. Как такое возможно? Ее Андрей с чужой темноволосой незнакомкой. Может это просто была галлюцинация, игра воображения. Однако, Дарья сама себе горько усмехнулась. Уж что-что, а посмотреть правде в глаза, была способна.
  Она все же заставила себя подняться. Включив в комнате, когда то подаренный друзьями Андрея телевизор, Дарья занялась глажкой. Перед глазами мелькали события, люди, но она как будто ничего не видела. Оказалось, что Дарья, полностью погрузившись в свои мысли, и, не заметив этого, перегладила гору вещей. Ну что ж, будет теперь в чем всю неделю ходить на работу.
  Зайдя на кухню, Дарья вспомнила, что не ела с утра, с тех пор, как попробовала плюшки Анны Ивановны, и решила приготовить яичницу. Но тут зазвонил телефон, который лежал тут же на столе. Она ответила, и очень удивилась, когда оказалось, что звонил Игорь, но потом вспомнила, ведь Виктор действительно собирался его прислать за ней. Выслушав его, она отключилась и выглянула в окно. Машина стояла недалеко от подъезда, а Игорь сидел рядом на скамейке.
  Все же приготовив себе яичницу, она поела. Подспудно, Дарья ждала звонка от Виктора. Но в шесть часов снова позвонил Игорь, сказав, что он не уедет и будет ждать ее. Да уж, не мытьем так катаньем. Она еще какое-то время смотрела в окно, справедливо предполагая, что этак он всю ночь просидеть может. Ну что ж, Виктор все правильно рассчитал. Дарье уже стало жаль бедного парня, сидящего под окнами. Он то точно ни в чем перед ней не виноват. Это был настоящий шантаж, и Дарья почувствовала, что снова поддается. И в то же время, ясно было, что дело не только в жалости к водителю. Правда была в том, что Дарья боялась вечера, боялась оставаться одна дома, боялась своих мыслей...
  Пересмотрев свой гардероб, она поняла, что у нее есть единственный наряд, который она может надеть в данном случае. Когда то после ее выступления в театре, одна знаменитая балерина подарила ей свое вечернее платье от известного итальянского дизайнера. Оно было сшито из шелкового шифона кремового цвета. Дарья никогда его не надевала, собственно и некуда было. А сейчас решила, что в самый раз. Ей очень не понравилось, когда Виктор хотел, как он выразился, 'повозить' ее по магазинам. Пусть видит, что она не бедная родственница, которая ничего не видела в жизни и не знает, как надо выглядеть в высоком обществе. Все это Дарья уже проходила, но это не значит, что смогла принять. Но в данном случае, ей почему то захотелось утереть Виктору нос.
  Она тщательно причесалась, подняв волосы наверх и выпустив несколько волнистых прядей, а потом умело наложила макияж. Это она еще в училище освоила. Нитка жемчуга, туфли на высоком каблуке и маленький клатч завершили образ. Дарья очень старалась и похоже переусердствовала. Когда она подошла к машине, Игорь, все так же сидевший до этого на лавочке, увидев ее, резко поднялся и уронил телефон. Наверное, с минуту он вообще не мог двинуться с места, в изумлении уставившись на Дарью, но потом все же вспомнив о своих обязанностях, бросился открывать дверь. Дарья даже засомневалась, сможет ли он вести машину. Через некоторое время Игорь пришел в себя и когда они ехали по городу бросал на нее в зеркало заднего вида странные взгляды.
  И все же, не смотря на опасения Дарьи, они благополучно добрались до дома Виктора. Оказалось, что дар речи в этот вечер не только Игорь потеряет. Пройдя ворота, Дарья уже почти дошла до дома, когда навстречу ей вышел Виктор, по-видимому, предупрежденный охраной. Телефон он, правда, не выронил, но в ступоре точно какое-то время находился, не решаясь подойти к ней. У него даже щека дернулась. Не хватало еще нервного тика, со злой насмешкой подумала Дарья. Однако сам виноват. Иногда ему тоже полезно получить подзатыльник. Хотя, вряд ли с ним это часто случается.
  Но все же, взяв себя в руки, он, наконец, приблизился к Дарье.
  - Привет, - произнесла она первая с улыбкой на лице.
  - Привет, - ответил он, глядя при этом на нее не отрываясь.
  Его откровенный взгляд сильно смутил Дарью, ей захотелось прикрыть чуть оголенные плечи, но она удержалась от ненужного жеста.
  - Имей в виду, то, что я здесь, ничего не значит, просто водителя пожалела.
  - Конечно, - усмехнулся Виктор. - Я так и подумал.
  А потом, взяв ее под руку, повел по лестнице. Дарье понравился эффект, который вызвало ее появление, но при всем при этом она заметила, что Виктор не улыбался. Он как будто ждал, что она придет, и в то же время, как это не парадоксально, но ей на миг показалось, что он одновременно и не хотел ее видеть. А тем более в таком шикарном виде. И его дальнейшее поведение только подтвердило это. Виктор познакомил Дарью с несколькими парочками и бессовестно бросил ее, сославшись на обязанности хозяина.
  Ну что ж, Дарья была не из пугливых. Сама о себе позаботится. И действительно, ей удалось довольно быстро найти общий язык с двумя, такими же, как она, брошенными своими мужчинами, дамами. Они, кстати, относились к этому абсолютно спокойно, по-видимому, привыкнув к такому положению вещей. Одна из них неопределенно махнула рукой, при вопросе Дарьи о мужьях, что мол, наверное, в бильярд пошли играть. А Дарье в разговоре с ними, как ни странно помогли воспоминания о том, как мама общалась и вела себя на подобных светских мероприятиях. Да уж, никогда не говори никогда. На удивление она быстро вписалась в эту небольшую компанию, хотя ей было и трудно отвечать на вопросы, подобные тому, кем она приходится хозяину дома, но Дарья отвечала витиевато, ловко избегая прямых ответов. А потом дамы отправились попудрить носик, и надобность в придумывании чего бы то ни было, отпала сама собой.
  Вечеринка была в самом разгаре. Хотя вечеринкой в полном смысле слова это мероприятие трудно было назвать. Сплошь важные персоны, все парами. Несмотря на то, что звучала музыка, никто не танцевал. Все разбились на группы, вели светские беседы и время от времени останавливали официантов, чтобы обновить бокал. О том, что вечеринка в разгаре говорили только чуть более громкий смех и откровенные шутки. В общем, все было важно и чинно. Понятно, что люди здесь собрались непростые и очевидно только нужные и полезные для бизнеса хозяина этого дома. Которого, кстати, Дарье все же удалось увидеть через некоторое время. Он стоял рядом с каким то высоким мужчиной и очевидно, между ними был очень серьезный разговор. Ну понятно, такие мероприятия, собственно и проводятся для укрепления личных связей.
  Дарья взяла у проходящего мимо официанта бокал шампанского и немного отпив, подняла глаза, тут же встретившись со взглядом Виктора. Он смотрел на нее не отрываясь, казалось, на какое то время забыв про собеседника. Но быстро взяв себя в руки, вернулся к разговору. А Дарья решила выйти на веранду. Через некоторое время, когда она вернулась в дом, оказалось, что первые гости уже начали расходиться. Хозяин провожал их и как будто совсем забыл о Дарье. Она тоже хотела незаметно скрыться, но Игорь сказал, что без разрешения хозяина он не может выполнить ее просьбу отвезти домой. Она поняла, что придется подождать. Очевидно, что прощание с гостями займет немало времени, но мешать Виктору она не собиралась, поэтому снова вернулась на веранду. Устроившись в удобном мягком кресле, Дарья не заметила, как задремала, а когда открыла глаза, кругом стояла тишина.
  Поднявшись, она отправилась на поиски Виктора. Не всю же ночь ей бродить по этому дому. К счастью или, к сожалению, он нашелся довольно быстро. Дарья увидела его, сидящим в кресле возле горящего камина. Он уже был без пиджака и без галстука со стаканом в руке.
  - Вроде сейчас лето, - сказала она с иронией, чтобы привлечь его внимание. Но он не поддержал ее тона, только посмотрел как-то странно, а потом снова перевел свой взгляд на камин.
  - Зачем ты приехала? - спросил он неожиданно.
  Вот тебе раз. Дарья аж опешила, и все же ответила:
  - Я уже говорила, что водителя пожалела.
  - Понятно, - хмыкнул Виктор. Только сейчас по его голосу и тону до Дарьи дошло, что он успел за то время, пока она была на веранде, изрядно выпить.
  - Ты же у нас жалостливая, - протянул он довольно неприятным тоном. - То котенка жалеешь, то водителя. Мужа вон своего тоже жалеешь.
  Неожиданно он с грохотом поставил стакан и, поднявшись, двинулся к ней.
  - А может ты и меня пожалеешь? Чем я хуже того же котенка?
  Дарья отступила на несколько шагов и оказалась прижатой к стене. Странно, но она почти не боялась. Виктор воспользовался тем, что ей некуда двигаться и оказался вплотную к ней. Дарья почувствовала запах алкоголя и сигарет. Одной рукой он привлек ее голову и поцеловал. Страстно, стремительно и неумолимо. Она напряглась, но не отстранилась. И вдруг он отпустил ее. Отступив на шаг, он оперся обеими руками о стену с обеих сторон от Дарьи и наклонил голову. Она же молчала. От него исходила такая сила и страсть, которая подавляла ее, делала безвольной.
  Неожиданно Виктор поднял голову и так посмотрел на нее, что ей захотелось зажмуриться. Его взгляд просил и требовал одновременно.
  - Ты же понимаешь, я не мальчик, чтобы всю жизнь за тобой бегать, - произнес он резко и зло, а потом неожиданно сменил тон:
  - Останься, - произнес он почти шепотом, который сейчас был мощнее любого крика. - Сама останься. - Сказал и, убрав руки в карманы, отступил.
  Дарья в который раз отметила для себя, что ничего подобного тому, что сейчас с ней происходило она не испытывала в жизни. Но в тоже время, она была почти в отчаянии. Легче, когда за тебя принимают решение, а возможно и берут, не спрашивая разрешения. Но сейчас все зависело только от нее. Она это безошибочно поняла.
  Подняв глаза, Дарья посмотрела в глаза Виктору. Но лучше бы этого не делала. Между ними было расстояние, но его взгляд и притяжение были такой силы, что она поняла, что сдается без боя.
  Дарья протянула руку и бросила сумочку в ближайшее кресло. Виктору больше ничего и не надо было, слова тоже были ни к чему. Он подошел к ней и силой притянул к себе. Его поцелуи и жадные руки, исследующие ее тело, не отличались особой нежностью, но сейчас им обоим это было ни к чему. Дарья тоже жадно отвечала ему, но вдруг, совершенно не к месту, в какой-то момент перед глазами промелькнула картинка, которая преследовала ее со вчерашнего дня. Машина и Андрей, ведущий под руку темноволосую девушку. Дарья с силой надавила на плечи Виктора, отстраняясь от него. Но он, кажется, как никто чувствовал ее в этот момент.
  - Поверь, все будет хорошо. - И обхватив лицо, с нажимом стер большим пальцем скатившуюся слезу. А потом, подхватив на руки, понес в спальню. Дарья прижалась к нему как к спасательному кругу, теперь уже намертво вцепившись в его плечи.
  
  В этот раз Дарье не надо было поворачиваться, чтобы удостовериться, что Виктор рядом. Его рука покоилась на ее бедре. Она немного полежала, прислушиваясь к его дыханию, а потом посмотрела на часы, стоящие на комоде, и ахнула. В том, что она опоздает на работу, не было никаких сомнений. Дарья дернулась было, чтобы встать с кровати, но ее удержали. Рука Виктора обхватила ее за талию и вернула на место.
  - Куда ты в такую рань? Спи еще. - Голос звучал сонно и чуть хрипло. Для него то как раз такие ситуации были обыденными.
  От неожиданности у Дарьи дыхание перехватило. Она чуть повернула голову и увидела, что Виктор даже глаза не открыл. Но это и к лучшему. Встречаться с ним взглядами совсем не хотелось. Уже второй раз она провела с ним ночь и снова чувствовала себя ужасно. Почему именно с утра происходила такая метаморфоза, она не понимала. Но то, что ей было неловко и хотелось сбежать, в этом она была абсолютно уверена.
  - Ты спи. - Дарья старалась, чтобы голос звучал как можно спокойней. - А мне на работу надо. Она все же освободилась из его захвата и пулей бросилась в ванну. Выйдя, буквально через пять минут, Дарья наткнулась на внимательный взгляд Виктора.
  - Привет, - произнесла она, неловко улыбнувшись. Сейчас ей все казалось неуместным - ее платье, и то, что она вообще находится здесь.
  - Привет, - прозвучало в ответ. Он лежал на спине, подложив руку под голову и рассматривал Дарью. И этот взгляд не понравился ей. Он не просто смотрел на нее, а как будто хотел что-то прочесть на ее лице. Она же в смущении отворачивалась, делая вид, что ищет свою одежду. И в этот раза Дарья не стала медлить. Собралась за считанные минуты. Только сумка никак не находилась.
  - Ну точно опоздала. Еще переодеться надо заехать, - пыталась она прикрыться ничего не значащими фразами.
  Увлекшись поисками сумочки, Дарья не сразу услышала, как Виктор говорит с кем-то по телефону.
  - Юр, привет. Узнал? Ну, значит, богатым буду. - Он какое-то время слушал собеседника, усмехаясь в трубку, а потом произнес то, от чего Дарья забыла и про свое смущение и про сумку.
  - Там твоя сотрудница сегодня немного опоздает... Ах, ты понял, о ком речь, ну вот и хорошо. Сам понимаешь, вчера банкет поздно закончился и все такое... Да, Да... Так ты уж не ругай ее, а то она переживает. Что ж ты так запугал своих подчиненных, надо как - то помягче...
  Виктор еще что-то говорил, а она уже не слышала, только смотрела не отрываясь, еще до конца не веря в то, что он это сделал.
  Но потом, будто очнувшись и обведя невидящим взглядом комнату, она наконец вспомнила, что оставила вечером сумочку в холле. Дарья бросилась к двери, но выйти не успела, Виктор оказался проворней. Он преградил ей путь, схватив при этом за руку. Она думала, за разговором, он упустит ее из вида, но ошиблась.
  - Пусти, - произнесла она зло сквозь зубы, отвернувшись при этом. Смотреть на него сейчас ей было почти невыносимо.
  - Что произошло? - спросил он, как ни в чем не бывало.
  Дарья аж глаза зажмурила, а потом, сделав глубокий вдох, все же развернулась к нему с искусственной улыбкой на лице.
  - Все нормально. Можешь дальше развлекаться.
  Она было хотела освободить руку, но он не дал ей этого сделать.
  - Ты мне скажешь, что все-таки случилось? - Он был зол, но ей было на это наплевать.
  - Как это мило, - произнесла она ехидно. - Ты только что сообщил моему начальнику, что спишь со мной и теперь спрашиваешь, в чем дело. Здорово. Я думаю, вряд ли тебе вообще возможно что либо объяснить в этой жизни. Мы с тобой живем на разных планетах. - Она даже свободной рукой взмахнула для убедительности.
  - Ничего страшного не произошло, - ответил он убежденно. - Зато, теперь будет знать, что ты моя женщина и будет относиться соответственно.
  Дарья невольно рассмеялась. Только смех получился горький.
  - А ты меня спросил? Мне это надо? Ко мне, к твоему сведению, итак нормально относились. А теперь, я как раз сомневаюсь, что все будет по-прежнему. Раньше меня ценили за то, что я делаю. А сейчас? Будут держать за то, что я твоя подстилка?
  От этих слов у Виктора даже щека дернулась, и он невольно разжал руку. Подойдя к шкафу и, достав джинсы, он стал яростно натягивать их.
  - Ты говори, да не заговаривайся, - произнес он жестко. - Я могу многое простить, особенно тебе, и ты это знаешь, но имей в виду, мое терпение не безгранично.
  Дарья тоже помимо воли начала горячиться. Она повернулась к нему, забыв, что хотела сбежать, и проговорила почти крича:
  - Мы просто с тобой переспали. И ничего больше. Запомни, я не твоя женщина. А через несколько дней получу документы о разводе и вообще буду ничья. - Дарья перевела дух, но напор не снизила. - С какой стати, ты решил лезть в мою жизнь? Она тебя никаким образом не касается, и особенно моя работа.
  Виктор натянул футболку и, развернувшись, стал подходить к ней с нехорошей улыбкой на лице, а потом, хмыкнув и, остановившись в шаге от нее, произнес, чеканя каждое слово, то, что она совсем не ожидала.
  - В таком случае, ты тоже запомни, на будущее. Если ты еще хоть раз позволишь заговорить со мной в таком тоне, у тебя в этом городе вообще никакой работы не будет, разве что на трассе стоять сможешь.
  Ну что ж, она всегда догадывалась, с кем имеет дело. Дарья только усмехнулась на его слова.
  - Сделай одолжение, - проговорила она шепотом. - Я никак сама не решусь. Все гадаю, то ли повеситься, то ли таблеток наглотаться. А тут и выбирать не придется. С голоду может подохну. - С этими словами она развернулась и вышла из спальни, аккуратно прикрыв дверь.
  Виктор не смог сдержать ругательства, нервно потерев лицо.
  - Черт. - Он был вне себя. Так его еще никто не доводил. Да не собирался он ей угрожать. Как то само собой получилось. Видит бог, она его довела. Ей всегда каким то образом удается окунуть его в дерьмо. Просто хотел помочь, а получилось, как там говорят, как всегда.
  Виктор набрал номер.
  - Игорь, там Дарья Сергеевна... А, уже везешь, ну все нормально. Сначала домой, а потом на работу.
  Он невольно усмехнулся. И все же Дарья быстро освоилась, уже его водителем распоряжается. Может все не так плохо.
  Однако, Дарья совсем по-другому восприняла эту ситуацию. Смеяться совсем не хотелось. Всю дорогу до дома она ругала Виктора всеми нехорошими словами, которые знала. Правда, понятное дело, про себя. Все-таки надо было беречь нервы водителя, а то, чего доброго, мог и врезаться куда-нибудь или высадить ее посреди дороги. Она сначала вообще хотела такси вызвать, но потом поняла, что тогда на работу совсем не стоит ехать, поэтому, набралась наглости и почти приказала Игорю отвезти ее в город. Когда она переоделась, он довез ее до работы.
  Потом почти весь день Дарья пыталась понять Виктора, его поступок и не могла. Единственное, она пришла к выводу, что для него существуют только его желания и только его мнение, а другие он просто в расчет не берет.
  
  Человек так устроен, что всегда надеется на лучшее. Несмотря на то, что Дарья накричала на Виктора из-за его звонка, она все же верила, что он не повлияет на ее работу. Однако, ошиблась. Судя по тому, как в дальнейшем стала вести себя с ней непосредственная начальница, а коллеги шептались у нее за спиной, стало понятно, что Юрий Владимирович решил перестраховаться. Дарья даже провела эксперимент, стала опаздывать на работу и, как она и предполагала, ее никто даже не думал отчитывать. Ну и конечно была последняя капля. Когда она однажды решила отпроситься в поликлинику, ей с фальшивой улыбкой было сказано, что конечно она может идти, да и завтра может не выходить на работу.
  На следующий день она написала заявление об уходе. Ее тут же вызвали к генеральному. Объясняться с ним совсем не хотелось, но пришлось. Юрий Владимирович только что не заикался при разговоре. Пытался выяснить, не обижают ли ее, устраивает ли зарплата. А, когда она заверила его, что все нормально, он, почти не глядя на нее, и явно сомневаясь, наконец-то, спросил о том, что его действительно волновало. А знает ли Виктор Николаевич о ее решении? Дарья уже немного научилась играть по правилам, а посему, говорить правду даже не думала. Она твердо заверила Юрия Владимировича, что их общий знакомый в курсе и даже сам настоял на ее увольнении, так как беспокоится за ее здоровье. Видно было, что генеральный выдохнул и со спокойной совестью отпустил ее. Дарье только и оставалось надеяться, что он не станет докладывать Виктору об ее уходе, хотя надежда была хлипкой. Отрабатывать в этой ситуации положенные две недели она, понятное дело, даже не думала.
  А вообще, все, что не делается, все к лучшему. Дарья не медля позвонила своей знакомой Марине, которая тоже когда то работала в Мегаполисе и, которая уже дважды предлагала ей место экономиста там же, где сейчас сама работала. Фирма была небольшая, но стабильная. Они поговорили, Дарья сходила на собеседование и на следующей неделе уже должна была выйти на работу. Она беспокоилась за свое неоконченное экономическое, но Марина назвала все это ерундой. Она ее поднатаскает и через месяц будет настоящим экономистом. Дарья, смутившись от такой доброты, все же призналась Марине, что второе высшее, возможно, так и останется незаконченным, но та справедливо решила, что с этим потом разберутся. Главное для нее, что Дарья свой человек и точно знает, что не подведет.
  Все вроде складывалось неплохо, но когда их с Андреем развели, нервы Дарьи все-таки сдали. И хотя она давала себе слово не тревожить Вику, ведь у той скоро свадьба, но сейчас не выдержала. Позвонила и напросилась в гости. Вика сказала, чтобы она даже не думала, а срочно ехала к ней. Подруга открыла, как только Дарья нажала кнопку звонка и бросилась тут же ее обнимать и целовать.
  - Боже, мы с тобой две идиотки. Как можно так редко видеться, - проговорила Вика, не выпуская ее из объятий. Но Дарья отстранилась и с загадочной улыбкой достала из сумки бутылку коньяка.
  - Не возражаешь?
  - Слушай, - Вика с удовлетворением покивала головой,- а ты становишься человеком. - И тут же рассмеялась.
  - Ну тебя, - возмутилась Дарья.
  Подруга повела ее на кухню. Достала закуску, фужеры. А потом, разлив коньяк, загадочно произнесла:
  - Ну давай, подруга, рассказывай.
  Дарья сначала смутилась такой проницательности, но потом рассказала все как на духу: про Андрея, его подругу, про смену работы и, конечно, про Виктора.
  - Да уж, столько событий. - Вика только и смогла, что удивленно помотать головой. - Почему же ты раньше ничего не рассказывала? - это было уже произнесено почти с обидой.
  - Не знаю, у тебя свадьба, приятные хлопоты, а тут я со своими проблемами.
  Подруга возмутилась:
  - Значит, когда у меня будут проблемы, мне надо сначала крепко подумать, а стоит ли тебя вообще тревожить?
  - Ну перестань, не перебарщивай. Я не это имела в виду, - пыталась Дарья успокоить Вику.
  - Ладно, прощаю. - Она никогда не могла долго дуться.
  Они чокнулись, немного выпили.
  - И что же ты теперь будешь делать? - не удержалась Вика от вопроса.
  - А что делать, жить. - Дарья пожала плечами.
  - Ты знаешь, я твоего Андрея не очень-то жаловала и в вашем разводе ничего плохого не вижу, но ты не я, боюсь, иссохнешь скоро. Может тебе все-таки поговорить с ним?
  - Нет, хватит. И поговорила и сходила к нему на свою голову. Буду просто жить дальше. - Слова вроде и звучали уверенно, но видно было, что подруга им не очень-то поверила, так как следующие слова были произнесены ею со вздохом.
  - Боюсь, 'просто' у тебя не получится. Во-первых, мыслями об Андрее будешь себя изводить, а во-вторых, ты же понимаешь, нельзя сбрасывать Виктора со счетов.
  Дарья невольно усмехнулась.
  - Да я его и не сбрасываю. При всем желании у меня это не получится. Он же как танк, ничего не остановит. Но и жить с оглядкой на него тоже не буду.
  Вика загадочно улыбнулась.
  - Давай еще выпьем.
  - А я и не возражаю, - со смехом ответила Дарья.
  Вика по обыкновению закурила и внимательно на нее посмотрела.
  - А теперь скажи ка мне подруга по совести. Несмотря на твое внешне пренебрежительное отношение к своему олигарху, признайся честно, ты же к нему явно не равнодушна?
  Вопрос застал Дарью врасплох.
  - Ну, хорошо. Сначала ты, действительно, переспала с ним, потому что считала себя должницей. - Подруга решила ей помочь и выступить в качестве психолога. - Но сейчас, ты сама сказала, что он просто попросил тебя остаться. Так почему все же ты осталась?
  О, господи, Дарья была не готова к такому допросу.
  - Если бы я сама знала, - вздохнула она тяжело. - Но по поводу первого раза ты права. Очень уж не хотелось быть должницей еще и перед ним.
  - На первом месте, я так понимаю, у нас мама в качестве кредитора? - Вика не собиралась приглушать краски.
  - Когда я не вышла за Никиту, с тех пор только и слышала упреки. Мама посвятила мне всю свою жизнь, а я оказалась неблагодарной дочерью. - Дарье трудно давались подобные признания. Но она сама пришла к Вике и понимала, что отделываться полуправдой, было бы неправильно. С помощью подруги она надеялась хоть немножко разобраться в себе, а значит без правды никуда не деться, иначе не стоило совсем затевать подобного разговора.
  - Ты еще поди и деньги ей даешь?
  - Раньше давала. Сейчас у нее новый муж, какой-то предприниматель. Так что все нормально.
  - И все же, что там с Виктором? - настаивала Вика. - Я конечно могу отстать от тебя, - она будто прочитала мысли Дарьи, - но сомневаюсь, что тебе станет от этого легче.
  - Возможно, ты мне не поверишь. Я понимаю, как это прозвучит, но я просто боялась остаться одна. - Признание прозвучало грустнее, чем она рассчитывала.
  - Ну почему же, очень даже поверю, - ответила Вика невозмутимо. Она ей действительно верила. - Пакостнее одиночества, наверное, только муж пьяница.
  - Да уж, стыдно признаться в банальной жалости к самой себе. - Дарья ненадолго умолкла, но потом продолжила свои откровения:
  - Трудно все это объяснить. Понимаешь, от Виктора веет такой силой и такой уверенностью во всем, что он делает, что невольно заражаешься. Хотя, - Дарья невольно усмехнулась, - иногда за это же, за его чрезмерную самоуверенность его хочется прибить.
  - Я так понимаю, это относится и к постели?
  Дарья покраснела от этих слов.
  - Ладно, проехали, и так понятно. - Вика тоже могла быть деликатной.
  А Дарья неожиданно добавила:
  - Иногда мне кажется, я к нему просто привыкла. Он всегда рядом.
  - Такое тоже бывает, - подтвердила Вика. - И в этом нет ничего плохого. Так что ты собираешься делать? Ты позвонишь ему? - спросила она без всякого перехода. Все-таки подруга не отличалась особым терпением.
  - Нет, - Дарья даже головой замотала для убедительности. - Мне не хочется его обманывать, вряд ли ему будет достаточно того, что я смогу ему предложить.
  - А может ты предоставишь ему возможность решать?
  - Я боюсь сделать неверный шаг, - честно призналась Дарья. - Чтобы потом не было хуже. Я устала от боли. И не хотела бы быть причиной боли для других.
  - Нашла о ком беспокоиться. Думай больше о себе, мой тебе совет. Ты все равно не сможешь все контролировать, это невозможно, так не проще ли плыть по течению. Тебя любит... - на этих словах Дарья вскинулась на Вику удивленным взглядом, но та уверенно отмела ее сомнения:
  - Любит, любит, не прикидывайся, ты это прекрасно знаешь. Так вот, тебя любит такой мужчина, можно сказать, самый завидный жених в нашей области, а ты еще думаешь. Да и насколько я успела его узнать, он и как человек неплохой. Понятно, что у богатых свои закидоны, но его, не самые худшие. - Она усмехнулась.
  - Если бы все было так просто, - грустно заметила Дарья.
  - Я так понимаю, ты мне не все рассказала? - снова проявила чудеса проницательности подруга.
  Дарья потупилась
  - Ты права, не все.
  - Если не хочешь, не рассказывай.
  - Да нет, почему же. Раз уж начала... - Все же она немного замешкалась, но потом решилась. - Понимаешь, по вечерам все как то кажется проще. Вино, полумрак, приглушенные тона, да, в конце концов, просто усталость. И кажется, что все естественно. Хочется забыться, переложить свои проблемы на чужие плечи и плыть, как ты говоришь, по течению. И Виктор всегда рядом. С ним я забываю про свою хандру. А утром, все совсем по-другому. Все очень четко и никаких тебе полутонов. Есть я и он и никакого антуража между нами. Но нас вместе я не ощущаю. В общем, когда я утром просыпаюсь, я смотрю на Виктора и вижу чужого человека, и мне хочется бежать не оглядываясь.
  - Не завидую я тебе подруга, - честно призналась Вика.
  - Чему уж тут завидовать, - горестный вздох Дарьи заставил Вику внимательно посмотреть на нее.
  - Эй, ты чего, - воскликнула она. - Вот увидишь, прорвемся. Господи, да ты столько пережила. У меня от одних твоих рассказов про ваше балетное училище мурашки по коже. А тут один единственный олигарх. Я уверена, ты его в бараний рог согнешь и на тумбу поставишь. Это ты только внешне хрупкое создание, а внутри титановый стержень.
  Вика так смешно все это говорила, что Дарья невольно развеселилась.
  - Ну, ты даешь.
  Но вдруг Вика стала серьезной.
  - Поверь, главное, чтобы все живы здоровы были, а там разберемся. Давай выпьем за это.
  Дарья тоже стала серьезной, она неожиданно прониклась словами подруги и сразу подумала об Андрее. Аж сердце сжалось. Вика права. Пусть с другой, но живой и здоровый.
  Они сидели до самого прихода Никиты, в дальнейшем, обсуждая только предстоящую свадьбу Вики, и прежней темы почти не касались. Вика видела, что Дарье требуется передышка, время, чтобы понять, прежде всего, себя. И она понимала, что вряд ли сильно помогла подруге, разве что выслушала, но порой и это не мало, особенно в Дарьиной ситуации.
  
  Виктор тоже был зол, но на счастье, правда, неизвестно, чье, ему пришлось уехать в Москву. Ненадолго, всего на две недели, но надеялся, что за это время сможет успокоиться. Сколько раз он брал телефон, чтобы позвонить Дарье, но так ни разу и не решился. Во-первых, справедливо думал, что Дарья не возьмет трубку, а во-вторых, боялся самого себя, боялся наговорить лишнего. А сейчас, после переговоров, сидел в гостинице со стаканом виски и чувствовал себя как выжатый лимон.
  На самом деле, у него вообще были не лучшие времена. В области намечалась смена власти. Губернатор, который, был его человеком, явно на своем месте долго не задержится. У Виктора везде были свои люди, так что новости или даже намек на них, быстро узнавал. Но вот кто сменит, этого он не знал. Были несколько кандидатур и каждая хуже предыдущей. Все из столицы. Были бы выборы, тогда конечно, не о чем было бы волноваться, а так... Неизвестно, что за назначенца пришлют.
  Но это все цветочки, а скоро, похоже и ягодки ожидаются. Виктор нутром чуял, передел собственности не за горами. Молодые да ранние на подходе, кусок своего пирога хотят получить. Не зря на одном из заводов обыск был. Да, пока не в областном центре, но звоночек тревожный. Он точно знает, что копать там нечего, все чисто, и, он уверен, кто спецов наслал, тоже это знает. Но согласен, нервы потрепят изрядно. Уже проходили.
  Больше всего и его и Валеру тревожил тот факт, что не были уверены, будет ли тот, кто всю эту возню вокруг него затевает пытаться договориться. Или он просто слабые стороны прощупывает. Вымотает, дождется, когда бдительность потеряют, а потом сразу удар нанесет.
  Кандидатур было немало и фаворит известен. Берг. Родом из девяностых. Виктор тогда еще в школе учился, когда Берг уже стрелки забивал. Да, сейчас они шкурку то сменили. Все при них, костюмчики, адвокаты, а нутро волчьим осталось. Виктору довелось на себе его зубы испробовать. Методы у них сейчас конечно немного другие, но хватка та же. Виктор тогда потерял кое-что, но наука на пользу пошла. Белые перчатки до лучших времен снял. А сейчас, похоже, дело куда серьезней. Кому то очень не нравится, какую он силу набрал.
  Начбез тоже был почти уверен, что это Берг. Но свои люди, которые там болтались, были слишком мелкими сошками, и близко подобраться пока не смогли.
  Если раньше Виктор пренебрегал охраной, то сейчас Валера даже не спрашивал. Хотя, понятно, если кто цель поставит, никакие телохранители не помогут.
  В общем, ситуация была не из легких и требовала полной сосредоточенности, а тут Дарья. Все одно к одному. Даже сейчас, ему бы после трудных переговоров расслабиться, вон Валера, как всегда, девочек подгонит, а ему не до этого. Что-то сломалось в нем, пошло не так. Дарья все с ног на голову перевернула. А ведь девчонка совсем, а какую силу над ним имеет. В ней вообще, несмотря на хрупкость, есть стержень. Идет по жизни какой-то своей дорогой, только ей одной понятной, и сворачивать не собирается. Не понимает он ее.
  Раньше спроси, что он про женщин знает. Ответил бы - все. А теперь, нет. Он вон подарок купил. Еще когда на вечеринке Дарья была, подумал, что для ее шикарного платья ей украшений под стать не хватает. Вот и купил колье в столичном бутике. И самое смешное, что не знает, как подарить теперь. Ей богу, как мальчишка. Казалось бы, сколько таких подарков дарил, нет, конечно, не совсем таких, попроще, но смысл не меняется. Женщины всегда одинаково реагировали, бурной радостью. А тут, никакой маломальской уверенности. И черт, давно Виктор не испытывал таких неприятных ощущений. Вроде ничего плохого не делает, наоборот, а знает, что благодарности не дождется. И что говорить, уверен, не примет. А еще Валера блин. Когда подарок покупал, тот сразу понял для кого, и так скептически на все это посмотрел, аж тошно стало. Он уже почти жалел, что купил. Даже в ящик футляр закинул, чтобы глаза не мозолил.
  Но Виктор не был бы Виктором, если бы руки так просто опустил. У него есть цель, и он своего добьется. Какими путями, это другой вопрос. Если бриллианты не подойдут, придем с ромашками. Эта его собственная шутка ему самому понравилась. Виктор был уверен, что Дарья его женщина, а такая уверенность дорогого стоила. Чувствовал, отпустит, и никто уже эту пустоту не заполнит. Таких женщин, одна на миллион.
  Итак, он признался сам себе в особом отношении к этой женщине, поставил задачу, но и только. Как правильно подойти к Дарье, он не знал. Он понимал, что с ней нельзя, как с другими, но в тоже время ему пока трудно было переступить через свой характер. Любую уступку женщине он считал прогибом. Но в тоже время прекрасно понимал, что без компромиссов дело вряд ли сдвинется. У него была боязнь уступить и Дарья не собиралась заглядывать ему в рот. Казалось, тупиковая ситуация.
  Но, в тоже время, что греха таить, была у него надежда. Хлипкая, но была. Ведь осталась же тогда. Ну да, утром все конечно получилось совсем не так, как хотелось бы. Не привык он с мнением женщины особенно считаться. Сам все испортил. Но слабая вот эта зацепочка все же в голове сидела. И на вечеринку пришла, да еще в таком платье, вон все головы посвернули, и осталась потом. А Дарья не из тех, кто что-то просто так делает. Он был уверен, она несомненно что-то к нему испытывает. Ведь если вспомнить, ни разу его по-настоящему не послала. Только вся фишка в том, что Дарья не такая как все, если решит, что это неправильно, даже, если и есть что-то, может так это все в себе закрыть, не достучишься.
  В дверь заглянул Валера:
  - А может, ну его. Такую кралю подгоню, закачаешься, - произнес он заговорчески. От переменчивого настроения Виктора его уже самого потряхивало. Когда Дарья осталась тогда после вечеринки, он чуть ли не аллилуйя пропел. Надеялся, что вот все и наладилось. Ну куда уж там. Эта девчонка еще долго, похоже, будет испытывать терпение хозяина, ну и его, конечно.
  Виктор повернул голову и невольно хмыкнул.
  - Пожалуй не сегодня, - произнес он устало и расслабил галстук.
  Валера недовольно пробурчал что-то под нос, наверняка, ругательства, и вышел. Рука Виктора как будто сама потянулась за телефоном, но только он его взял, как тот сам ожил. Интересно, кому неймется. Оказалось, звонил Юра с Мегаполиса. Виктор внимательно слушал и невольно улыбался. А потом, отключившись, выругался, правда не зло, можно даже сказать весело. Вот чертовка. Абсолютно непредсказуема. Взяла и уволилась. А этого дурака вокруг пальца обвела, обманом заставила заявление подписать. Он и сам не знал, что его так развеселило, но еще долго продолжал усмехаться. А ведь может как раз это ему в ней нравилось, что не прогибалась. Сама все решала. Однако, смех смехом, а подарок теперь уж точно в этой ситуации будет неуместен. Ну что ж, подождет до лучших времен. Вот только вопрос, будут ли они.
  Работа, бог с ней. Уволилась и уволилась. Он вообще считал, что женщина не должна работать. Ее дело дом и о себе заботиться, конечно. Но выслушать претензии по этому поводу придется. А потом вдруг представил, как он обо всем этом Дарье скажет и самому смешно стало. Вообразить, что она выслушает его и согласится, было из области фантастики. Реальность такова, что она просто пошлет Виктора. Да, по своему, можно сказать, деликатно, но смысл от этого не меняется.
  У него было ощущение, что он на встречку выехал. Стопроцентная гарантия в лобовом столкновении. Виктор как то странно посмотрел на дверь. Чего проще вернуться на свою полосу, девочек вон вызвать, Валеру порадовать. Но что-то внутри не давало сделать этого. Виктор поднялся и решил переодеться и поехать в ресторан. Глядишь, и время быстрее пройдет.
  
  Жизнь Дарьи снова вошла в определенную колею. Когда она думала об этой самой очередной колее, невольно усмехалась, правда невесело. В ее то возрасте, думать об этом нелепо. Но как-то так складывалось, что в данный момент жить полной жизнью не получалось. Она давала себе слово не грустить об Андрее, но Вика была права, Дарья все равно не могла не думать о бывшем муже. И все же, новая работа не давала долго хандрить. Тем более, это было не просто сменой работы, а сменой деятельности, освоение которой требовало большой работоспособности. Все-таки, юрист и экономист, это разные профессии. Еще, у нее конечно была ее детвора. За небольшой срок она успела к ним привязаться. А они просто боготворили Дарью. Так что после занятий, она приходила измотанная, но довольная. А, прикоснувшись к подушке, тут же засыпала.
  Такая жизнь могла длиться еще какое-то время, но все изменил звонок подруги. Однажды, когда Дарья только вышла из душа, утомленная после рабочего дня, неожиданно раздался телефонный звонок. Это была Вика.
  - Привет. - Дарья жутко обрадовалась.
  - Привет, - помедлив совсем чуть-чуть, ответила подруга. Пауза длилась не больше секунды, но этого оказалось достаточно, чтобы она почувствовала беспокойство. И Дарья не ошиблась.
  - Ты только не волнуйся, - проговорила Вика осторожно, но после этих слов Дарье стало только хуже.
  - Что случилось? Что-то с Андреем? - Она схватилась за горло и почти кричала.
  - Подожди, с Андреем все хорошо, - попыталась Вика ее успокоить. Она поняла, что переборщила с паузами. - Это Виктор...
  Дарья сползла по стенке и оказалась на полу.
  - Господи, я чуть с ума не сошла, - обвинила она подругу. Ей понадобилось время, чтобы перевести дух. Но потом она все же опомнилась:
  - А что с Виктором? - Ей как то в голову не приходило, что с ним может случиться.
  - Включи вечерние новости через пятнадцать минут, будет повтор.
  - Хорошо. Только больше меня не пугай. Пока. - И она отключилась. Ей надо было прийти в себя. Дарья поднялась и почувствовала, как сильно бьется сердце. Она так испугалась. Господи, так можно и до инфаркта человека довести. Дарья не зря быстро отключилась. Она была немного зла на Вику. Однако телевизор конечно включила.
  Сначала как будто даже не поняла, о чем вообще говорят, пока не услышала несколько раз фамилию Собинов. А уж когда увидела искореженную машину, будто очнулась и бросилась звонить Валере. Тот, как ни странно, сразу же ответил и разговаривал довольно вежливо. Сказал, что Виктор в больнице, как только будет можно к нему, он ей позвонит и отключился. Она так и не успела узнать подробности, оставалось только ждать звонка.
  Последующие дни Дарья смотрела новости и поняла, что боится за Виктора. Одной из версий причины аварии была попытка покушения. Водитель фуры, перегородившей дорогу, в которую врезался Виктор, скрылся с места аварии. А машина оказалась угнанной.
  
  Валера позвонил только через две недели и сказал, что она может прийти. Уже через десять минут возле ее работы стояла машина. Как только Дарья вошла в больницу, поняла, что та на осадном положении. Кругом была охрана. Валера проводил ее к палате, около которой также дежурили два амбала, и она уже собиралась было войти, когда внезапно Валера преградил ей путь, уперевшись рукой о косяк. Дарья подняла на него удивленный взгляд.
  - Послушай, - проговорил он тихо. - Я понимаю, ты у нас девушка вся такая правильная, но сейчас хоть немного включи мозги. Поверь, в данный момент, твоя правда никому не нужна, - при этих словах он очень значительно посмотрел на Дарью.
  - А вы то сами знаете эту самую правду? - спросила она в лоб также тихо, почти со злостью глядя на него. Как же он порой раздражал ее своей наглостью. - Лучше скажите, как вы так, не уберегли его? А ведь это ваша прямая обязанность, - бросила она ему в сердцах.
  Как же он посмотрел на нее. Казалось, он мог испепелить ее своим взглядом. У нее аж мурашки по коже побежали, но она не отвернулась. Это был удар ниже пояса. Однако Дарья и не обещала быть покладистой.
  Валера, продолжая пристально смотреть ей в глаза, убрал руку и открыл дверь.
  - У тебя пять минут, - проговорил он сквозь зубы.
  Дарья, войдя в палату, на миг замешкалась, но привыкнув к полумраку, прошла к кровати. Сев на стул, она наконец решилась посмотреть на Виктора. И тут же ужаснулась. Он лежал с закрытыми глазами, весь в повязках, лицо было серым. Только одна рука была свободной от повязок. Дарья даже не заметила, как по щекам потекли слезы. А потом она вздрогнула, когда Виктор неожиданно открыл глаза.
  - Ты кто? - произнес он медленно.
  Дарья еще больше испугалась.
  - Я Дарья, ты не помнишь меня? - Она чуть наклонилась к нему и даже руку к груди приложила от волнения.
  Вдруг губы Виктора разошлись в улыбке, и он рассмеялся, но тут же его смех оборвал кашель. Дарья ничего не понимая, беспомощно оглянулась и обнаружила стоящий на тумбочке стакан с водой. Она подняла Виктору голову и помогла напиться. Поставив стакан, она снова решилась на него посмотреть и обнаружила, что Виктор по-прежнему улыбается.
  - Ты бы себя сейчас видела.
  До Дарьи наконец дошло, что ее разыграли. Она даже слегка, хлопнула Виктора по руке.
  - Боже, ты меня напугал, - проговорила она укоризненно.
  - Просто ненавижу этот твой жалостливый взгляд.
  - Может мне уйти?
  Виктор усмехнулся.
  - Только попробуй.
  Дарье стало неловко от того, как он на нее смотрел, и она решила сменить тему.
  - Ты знаешь, кто устроил аварию?
  - Догадываюсь, но поверь, я с этим разберусь, - ответил он все также насмешливо. - Тебе не надо забивать свою голову такими вещами.
  Да уж, Виктор даже в такой ситуации оставался самим собой. Тут уж ничего не поделаешь. Было ясно, с ней о серьезных вещах он говорить не собирается. Ну да, женщины же не для этого существуют.
  - Извини, что спросила. Я, конечно, в этом ничего не понимаю. - Видно было, что Дарья обиделась, хотя и старалась не подавать виду.
  А он просто продолжал смотреть на нее, отчего она совсем смешалась.
  - Ты такая красивая, когда злишься.
  - Ну, перестань, - не выдержала Дарья и решила сменить тему.
  - Может я могу что-нибудь сделать? Как то помочь тебе? Только скажи.
  - Ничего не надо. - Сейчас его взгляд был серьезен. - Просто посиди со мной. Как твоя новая работа? - спросил он без всякого перехода.
  Дарья даже на какое-то время растерялась. Ему как раз сейчас только о ее работе и думать.
  - Нормально.
  - Тебе нравится?
  - Очень, - разозлилась она. Но когда посмотрела на него, на его довольную улыбку, поняла, что ему нравится дразнить ее. А еще ясно, что он ничуть не раскаялся, лишив ее прежней работы. Но вслух, понятное дело, ничего ему не сказала. Сейчас не самое подходящее время выяснять отношения. Вот выздоровеет, тогда она ему все выскажет, что о нем думает. И тут у Дарьи помимо ее воли на глазах снова навернулись слезы.
  - Эй, я вроде еще не помираю.
  - Прости. - Дарья постаралась взять себя в руки и быстро вытерла глаза. - Сама не знаю, что на меня нашло. Просто больница навевает неприятные воспоминания.
  - Через пару недель, думаю, буду уже дома. Мне самому здесь осточертело. - Удивительно, но он не смеялся над ней, и как будто даже пытался успокоить.
  - А не рано?
  - Какая разница, где валяться.
  Вдруг зазвонил телефон и Виктор, нащупав его здоровой рукой где то в районе подушки, ответил. Звонили явно по работе. Сначала она в глубине души разозлилась на то, что человека даже в больнице не могут оставить в покое. Но потом поняла, что Виктор сам кого хочешь достанет, даже с больничной койки. Он явно отчитывал сейчас своего невидимого собеседника. Конечно, ему же надо все и всех контролировать. Хотя она и злилась отчего то на него, но в тоже время Дарья невольно загляделась на Виктора. Она удивилась его собранности и деловому тону. Ее вообще поражала сила воли этого человека, с которым их невольно свела судьба. Разговор закончился и когда Виктор посмотрел на Дарью, на его лице снова была насмешливая улыбка, правда на этот раз недобрая. Он явно заметил ее внимательный взгляд, и он ему почему то не понравился.
  - Ну, что разглядела?
  Он таки смог ее смутить. Дарья покраснела и отвернулась в досаде.
  - Не нравлюсь я тебе таким?
  О господи, по-видимому, в детстве его не научили манерам. Говорит все, что в голову придет.
  - Ну да, здоровый то не нравился, а сейчас и подавно, - ответил он за нее.
  - Зачем ты так? Ты же знаешь, что нравишься, - произнесла она тихо.
  Виктор неожиданно заинтересовано посмотрел на нее.
  - Вот как? Нет, не знаю, даже не догадывался.
  Закрыв вдруг глаза и, согнув здоровую руку в локте, он положил ее на лоб.
  - Тебе плохо? - испугалась Дарья.
  - Нет.
  Потом помолчал немного и произнес то, что она совсем не ожидала:
  - Извини. Наговорил лишнего.
  У нее аж дар речи пропал. То, что Виктор извинялся, было тяжелым испытанием.
  - Да нет, ничего, - только и смогла она пробормотать в ответ.
  Он неожиданно открыл глаза.
  - Просто курить очень хочется, а не дают. Вот и злюсь.
  Вот уж, действительно, мужчины, когда болеют, становятся капризными, как дети. Дарья невольно улыбнулась.
  - И что я такого смешного сказал?
  Дарья только и смогла головой помотать в ответ, боялась, что если хоть слово скажет, точно рассмеется.
  Она еще посидела какое-то время, в дальнейшем говоря только о незначительных вещах. Виктор больше не провоцировал ее. Дарья сначала удивилась этому, зная его характер, но потом поняла, что он просто устал, да и, отведенные Валерой пять минут, давно истекли. Она поднялась и, наклонившись, поцеловала его. А он внезапно взял ее за руку.
  - Уже надоел?
  - Нет, что ты, просто тебе отдыхать надо. Моя бабушка всегда говорила, сон - лучшее лекарство. А завтра я обязательно приду.
  - Приходи, если сама захочешь.
  Дарья слегка пожала его руку, и он отпустил ее.
  - Обязательно приду. А хочешь, я останусь здесь?
  - Нет. - Он слегка повернул головой. - Иди.
  Дарья вроде удивилась, но спорить не стала.
  - Ну ладно. До свидания, - произнесла она как можно бодрее и вышла из палаты, куда тут же зашла медсестра с уколами.
  Валера снова повел ее длинными коридорами к выходу. У Дарьи помимо воли снова из глаз потекли слезы.
  - Вряд ли ему сейчас это от тебя надо, - произнес Валера, не глядя на нее.
  Но Дарья не отвечала. Ей совсем не хотелось сейчас спорить. Но в тоже время, где-то в глубине души, она была с ним согласна. Дарья подумала о своей ситуации. Когда то она тоже лежала в больнице. Были операции, много боли, и она также ненавидела чужую жалость.
  Они, наконец, вышли из больницы. Посадив Дарью в машину, Валера приказал водителю отвезти ее домой. Но тут уже ее никто не видит, и ее слезы никого не заденут. Она не знала, почему вдруг ее так прорвало. Конечно, было очень жалко Виктора, но в этих слезах все же была и частичка жалости к самой себе. Все в этой жизни не так, все не то. Столько вопросов и так мало ответов. Что там Валера говорил? Правда никому не нужна. Возможно, он прав. Только не было бы потом хуже. Как бы не запутаться в собственной, пусть маленькой, но все же лжи, компромиссах. Дарья всегда была правдива, а сейчас чувствовала, что сходила на скользкую дорогу.
  
  Две недели после работы Дарья исправно ездила к Виктору в больницу. Оба предпочитали не вспоминать утро расставания после вечеринки. Сейчас это точно уже не имело значения. Хотя, спроси Дарью, а что же все-таки имеет значение, она бы вряд ли ответила. Пока она думала только о том, чтобы Виктор быстрее поправился. В их отношениях царило, что-то вроде временного перемирия. Хотя войны между ними никогда особо и не было, но некое противостояние присутствовало. И сейчас Виктору, безусловно, трудно было обуздать свой характер, но он себя сдерживал. Дарье оставалось, только догадываться, чего ему это стоило. Когда она приходила, он терпеливо выслушивал все ее новости о работе, о Вике и конечно о детях, с которыми она занималась. Хотя, понятное дело, важными они для него не были. Это было даже смешно, когда перед ее приходом, он вел переговоры, к примеру, с акционерами, когда суммы сделок просто не укладывались у нее в голове, а потом выслушивал переживания Дарьи по поводу предстоящего выступления ее подопечных. Ей вообще неожиданно пришло в голову, а воспринимал ли он своих женщин когда-нибудь серьезно. Дарье казалось, что разве что по работе. Тем более, она видела, каких женщин он предпочитает. Их самих-то вряд ли интересовали разговоры с ним, скорее его кредитка. Тем более, было удивительно, как внимательно он ее слушает. Хотя на комментарии его уже не хватало. Да и вопросы он видно побаивался задавать. Одного раза хватило. Когда не удержался и спросил про ее зарплату во дворце творчества и, получив ответ, сильно удивился, а зачем Дарья вообще, собственно, это делает. Она попыталась конечно объяснить, что не все мериться деньгами, но после небольшой дискуссии оба поняли, что лучше не продолжать эту тему, иначе поссорятся. У них был абсолютно противоположный взгляд на подобные вещи, поэтому Виктор выбрал лучшую тактику, помалкивать.
  Правда, однажды, по-видимому, вид у нее был уж совсем замученный, он все же не сдержался и пригрозил, что если она не будет нормально питаться и высыпаться, он непременно познакомиться с ее новым начальством. И надо сказать, угроза подействовала. Дарья старалась не забывать про ужин и вовремя ложиться спать, да и из больницы Виктор практически выгонял ее. В общем-то, ему особо и стараться не надо было. Она сама понимала, что долго так не продержится. Работа, ежедневные репетиции со своими подопечными, а потом еще больница, все это выматывало ее. Но жаловаться она не привыкла и не собиралась.
  Сомнения Дарьи по поводу состояния Виктора, когда он сказал, что собирается домой, оказались напрасными. Он, действительно, очень быстро набирался сил, чувствовал себя гораздо лучше и поэтому уже как два дня был дома. Дарья же долго размышляла, сомневалась и все же решилась на шаг, о котором в других обстоятельствах даже не помышляла бы. Собрала немного вещей и решила на какое-то время переехать к Виктору. Она не могла ответить даже самой себе, почему это делает. На первом месте было слово 'должна'. С этим как раз все ясно. Виктор не раз помогал ей в трудную минуту, правда, не всегда удачно, как в случае его звонка ее бывшему шефу, ну да ладно, заботился о ней, когда она болела, и бросить его в такой момент, пусть не беспомощного, но одного, она не могла. А то, что он был один, Дарья уже не сомневалась. Сколько вечеров она провела в больнице и никого, кроме его охраны, не видела. Звонили знакомые, деловые партнеры, но она никогда не слышала и уж тем более не видела мало-мальски близкого для него человека. Странно, что даже родственники не объявлялись. Хотя, опять же, зная характер Виктора, можно было предположить, что он просто не желает никого видеть.
  Итак, с тем, что было на первом месте, понятно. Но вот, что там было на втором, третьем и так далее местах. Тут все гораздо сложнее. Раньше она верила только в любовь, а теперь оказалось, что отношения мужчины и женщины могут быть замешаны и на других вещах. В их случае это, вообще, настоящий, причем, запутавшийся, клубок, а в некоторых моментах взрывоопасный коктейль. Возможно, потом она и сможет расставить все в своей жизни по полочкам, но не сейчас. Ей не хватало элементарного опыта. В данный момент она действовала скорее интуитивно. Дарья чувствовала, что если сейчас попытается распутать этот непонятный узел их взаимоотношений с Виктором, то скорее всего, эффект будет обратным желаемому, она просто окончательно запутается...
  Она сама не знала, почему не захотела предупреждать о своем приезде заранее, поэтому взяла такси. Было непривычно, что когда Дарья нажала кнопку звонка, ей не спешили открывать как раньше. Но, когда все же охранники выяснили, кто она и впустили ее, Дарья поняла, что не только больница была на осадном положении. Здесь было еще больше охраны и конечно Валера собственной персоной. Увидев ее с сумкой, он почему-то хитро заулыбался. Хотя улыбкой его гримасу можно было назвать с натяжкой, скорее насмешкой. Он отдал распоряжение одному из охранников взять у Дарьи сумку и проводить ее в дом. Сам при этом остался на месте, провожая Дарью пристальным и по-прежнему насмешливым взглядом. Не было понятно, понравилась ли ему ее затея. Но препятствовать не стал. А это значило, что Виктор в курсе ее приезда. Да и как могло быть иначе.
  Дарья зашла в дом. Охранник с сумкой следовал за ней. Когда она оказалась на пороге гостиной, стала понятна причина хорошего настроения Валеры. На диване сидела женщина в возрасте и с удивлением смотрела на Дарью и на охранника с сумкой. Дарья тоже вспомнила про него.
  - Отнесите, пожалуйста, сумку в гостевую, - обернулась она к нему, а потом будто спохватилась:
  - Здравствуйте, - это уже было сказано женщине.
  - Здравствуйте. - Видно было, что та, даже не обратила внимание на запоздалую реакцию Дарьи и с любопытством разглядывала ее.
  - Извините, если помешала, я знакомая Виктора Николаевича - Дарья Сергеевна. - Воспитание все же пересилило удивление.
  Женщина приветливо улыбнулась в ответ.
  - Очень приятно. А я мама Виктора Николаевича, Людмила Владимировна.
  Дарья конечно хорошо умела держать себя в руках, но в данном случае, ей понадобилось особенное усилие, чтобы не открыть рот от удивления.
  - Да вы проходите, садитесь. - Людмила Владимировна, к счастью, не догадывалась, что творилось на душе у Дарьи. В планы которой совсем не входило знакомиться с мамой Виктора. Она прошла и села в кресло напротив женщины.
  - А Виктор Николаевич...? - Начала было Дарья.
  - Он как всегда работает. Вы же знаете его. Там Лиза пришла, его помощница. Так они уже целый час из кабинета не выходят. Но я не удивляюсь. Так всегда было и будет. Работа на первом месте, - последние слова прозвучали грустно.
  Дарья хотела было сказать что-то приободряющее, но тут зашла Анна Ивановна с подносом в руках.
  - Здравствуйте, - тут уж Дарья искренне обрадовалась.
  - Здравствуйте, - прозвучало не менее радостно в ответ. - А вы, я смотрю, уже познакомились.
  - Да Аннушка. - Ответила за нее мама Виктора. - Так что нужна еще одна чашка.
  - Конечно, конечно. Я сейчас принесу.
  Дарья не успела возразить.
  - Выпейте со мной чаю, а то мне одной скучно, - попросила Людмила Владимировна.
  - Конечно, с удовольствием. - Дарья неожиданно для себя немного расслабилась. Мама Виктора показалась ей очень приятным человеком.
  Когда Анна Ивановна налила ей чаю, Дарья отпила немного, делая вид, что чай ее очень интересует. При этом она исподтишка разглядывала женщину. Хотя итак было понятно, что они с сыном абсолютно не похожи. Он был высокий, темноволосый, а она же была не очень большого роста, с каштановыми волосами, собранными в аккуратную прическу. Она вообще выглядела на удивление скромно и вела себя очень сдержанно. По-видимому, Виктор был в отца.
  - А вы давно знакомы? - прервала ее мысли женщина.
  - Нет, не очень. - Дарья понимала, что должна как то объяснить Людмиле Владимировне свой неожиданный приезд, да еще эта сумка, будь она не ладна. Трудно было представить за кого ее примут. Но тут Дарья испытала второй шок за сегодняшний вечер. Неожиданно в гостиную вошла женщина, лет пятидесяти. Но не она удивила Дарью. В очередной ступор ее ввела девочка, которую женщина держала за руку.
  - Ух, наигрались. Надеюсь, теперь уснет быстро, - произнесла она с тяжким вздохом. Девочка тем временем выдернула руку и, подбежав к Людмиле Владимировне, забралась к ней на колени. Женщина с любовью погладила ее по голове.
  - Ты иди Вер спать. Я сама уложу.
  Дарья забыла про чай и с удивлением разглядывала девочку, также как совсем недавно, как она догадалась, ее бабушку, которая сочла нужным объяснить Дарье:
  - Это Юленька. Внученька. Дочка умерла, вот мы с Юленькой вдвоем.
  Девочка тем временем, не стесняясь, разглядывала Дарью, которая еще не до конца пришла в себя. И почти сразу она поняла, что с девочкой что-то не так. На вид ей было уже лет семь, а вела она себя как то странно. И когда девочка попыталась что-то сказать, показывая пальцем на Дарью, та поняла, что оказалась права в своих предположениях. Юля была необычным ребенком.
  Бабушка будто прочитала ее мысли.
  - Роды были тяжелые. Дочку спасти не удалось, а внученька вот выжила, - произнесла она со вздохом. Видно было, что ей не раз приходилось объяснять все это.
  Девочка неожиданно подскочила и, подбежав к Дарье, обняла ее за шею. Только каким-то титаническим усилием та сдержала слезы и даже смогла улыбнуться. Но девочке видно не сиделось на месте, она схватила Дарю за руку и потащила ее в глубину гостиной, где на ковре было разбросано множество игрушек. На удивление они быстро нашли общий язык, хотя Дарья с трудом понимала, что говорила девочка, даже скорее догадывалась. Она почти не произносила слова целиком, а только первые несколько букв.
  - Она почти ни с кем кроме няни не играет и ни к кому не подходит, - сильно удивилась бабушка.
  - Я очень люблю детей, - с улыбкой ответила Дарья.
  - А у вас есть свои дети?
  - Нет, к сожалению.
  - Ну, вы еще так молоды. Так что, не о чем сожалеть. У вас все впереди. - Людмила Владимировна хотела было еще что-то сказать, но потом спохватилась и повела внучку укладываться спать, пожелав Дарье спокойной ночи.
  Дарья вдруг поняла, что с нее тоже достаточно. Правда она сначала зашла в кухню и перекинулась парой слов с Анной Ивановной, а потом поднялась к себе в комнату и, приняв душ, тут же улеглась спать. Она понимала, что ведет себя глупо. Не повидав хозяина самовольно заняла гостевую комнату, да еще и спать завалилась. Но с другой стороны, она чувствовала, что впечатлений с нее на сегодня достаточно. Разве Дарья могла вообще себе такое представить, что ей предстоит знакомство с мамой Виктора, да еще с его племянницей. А он ведь наверняка знал, что она здесь, но даже не вышел. Но с другой стороны, даже если бы она захотела уехать сейчас, ее бы не выпустили без распоряжения. А кто же такое распоряжение отдаст. Нет, конечно. В общем, Дарье показалось, что она поступила единственно правильно. Тем более, кто знает, какие важные дела сейчас у Виктора. Не стоит ему мешать.
  Через некоторое время она услышала голоса в коридоре, по-видимому, он закончил наконец все дела с Лизой, потом звук отъезжающей машины. И почти сразу дверь в ее комнату открылась. Это был Виктор. Стучать его, по-видимому, не учили. Но Дарья не стала ему выговаривать.
  - Привет, - произнесла она почти вымученно, впечатлений действительно было достаточно и, приподнявшись на подушках, натянула одеяло до самого подбородка. Вид хромающего Виктора, да еще с палочкой чуть не заставил ее заплакать, но она взяла себя в руки. По его же лицу трудно было угадать о чем он думает.
  Не ответив на ее приветствие он, не церемонясь, включил свет и уселся в кресло, практически напротив Дарьи. Его тяжелый взгляд было трудно выдержать.
  - Мне не нужна сиделка, - проговорил Виктор без обиняков.
  Дарья смешалась. Сейчас ей самой ее затея не казалось особенно умной. А уж знакомство с его мамой и племянницей совсем выбили из колеи.
  - Даже не думала тебя опекать, - проговорила она почти с обидой. Дарья и сама не заметила, что нервы оголены до предела. Однако Виктор и не думал ей помогать, а Дарья не знала, что еще сказать. Ее объяснения его понятное дело не устроят. Жалости он не выносил.
  - У тебя хорошая мама, - проговорила она неожиданно. Чего скрывать, Дарье очень хотелось хоть немного сорвать с него эту жесткую маску хладнокровия. Но куда уж там. Не ей с ним тягаться.
  - Они уедут через два дня в Италию. Так что тебе не о чем беспокоиться, - невозмутимо произнес Виктор. Ясно, что обсуждать эту тему он почему-то не хотел.
  - Даже не думала беспокоиться, - теперь она уже злилась.
  Дарья поняла, что практически ничего о нем не знает, в то время, как он знает о ней все, или почти все. И она догадывалась почему. Зная ее к нему отношение, Виктор был уверен, что ей это ни к чему. И наверное он был прав. Вряд ли ей хотелось узнать о нем больше. Информация обязывает и все больше связывает людей. А этого Дарья не хотела.
  Продолжая смотреть на нее, чуть прикрытыми глазами, он будто читал ее мысли и проникал в душу. Не очень-то приятное ощущение. Неожиданно, он как то тяжело вздохнул и провел ладонью по лицу. А она догадалась наконец, что он просто смертельно устал. Лицо серое, темные круги под глазами. Дарья немного отодвинулась и положила руку рядом с собой, как бы приглашая его прилечь.
  - Ты зря так изводишь себя работой, - произнесла она уже совсем другим тоном.
  Виктор казалось не обратил внимания ни на ее слова, ни на ее жест, хотя она знала, что это не так. Он тяжело поднялся и подошел к двери, собираясь выйти, но внезапно обернулся.
  - Если хочешь здесь остаться, завтра переберешься в мою спальню.
  - А почему не сегодня? - попыталась она съязвить. Но он остался невозмутим.
  - В коридоре сквозняк, а ты после душа. Хотя, можешь, конечно, и сегодня, если уж не терпится, - тут он все же усмехнулся. - Однако, извини, но внимания тебе уделить не смогу, мне сегодня придется работать до утра.
  - Смотри, не перетрудись, - буркнула Дарья и отвернулась. Виктор некоторое время продолжал стоять и смотреть на нее. Ей даже показалось, что он хотел плюнуть на свою работу и остаться, но она почти сразу услышала, как он все же вышел, и дверь за ним закрылась. Дарья с удивлением поняла, что немного раздосадована его уходом и обижена, как ей казалось, довольно сдержанным приемом. Чего греха таить, не такого она ожидала.
  Но с другой стороны, чего она хотела. Виктор конечно при аварии хорошо стукнулся, но надежды, что он изменился, не оправдались. Дарья вздохнула и улеглась спасть. Сейчас она все равно ничего не надумает, а утром на работу. Хотя засыпая, она невольно улыбнулась сама себе, вспомнив, что думала о Викторе, как об одиноком человеке. Сегодня в этом доме явно был перебор с количеством женщин. Она почему-то была уверена, что Виктору вряд ли это нравилось. А еще она интуитивно догадывалась, что отношения Виктора с мамой далеки от идеальных. Да уж, оказывается, у нее с Виктором все же есть что-то общее. Дарья с досадой подумала, как воображала, что он обрадуется ее приезду, но Виктор сумел так все повернуть, будто Дарья навязывалась, а ему в общем то не особо и хотелось. Она невольно усмехнулась своим глупым мыслям, обозвала Виктора непрошибаемым и тут же уснула.
  
  На следующий день Дарья планировала вернуться пораньше с работы, но, как известно, мы предполагаем, а бог располагает. Подготовка к выступлению требовала много усилий. Кроме репетиций была масса и других проблем. То надо было перешивать костюмы, то кто-то заболел, то зал был занят, и много всего прочего. Дарья оказалась прирожденным педагогом, но с организационными проблемами пока справлялась с трудом.
  В результате домой она приехала только в десятом часу. Усталая и почти засыпающая на ходу. Когда она зашла в гостиную, там конечно уже никого не было. Посидев немного возле камина, она поняла, что, если задержится здесь еще хоть чуть-чуть, непременно уснет. Да и желудок давал о себе знать. Дарья решила что-нибудь перекусить, вспомнив, что не ела часов восемь. К ее радости на кухне оказалась Анна Ивановна, которая что-то там еще домывала.
  - Здравствуйте. Вы не представляете, какая я голодная... - Она не договорила, заметив краем глаза, что они с Анной Ивановной на кухне не одни. Дарья повернула голову и увидела сидящую за столом маму Виктора.
  - Ой, добрый вечер, извините, не заметила. - Не трудно было догадаться, что Людмила Владимировна недавно плакала.
  - Здравствуйте, - ответила женщина и тут же поднялась. - Я пойду, посмотрю, как там Юленька.
  - Может помешала? Так лучше я пойду, а вы разговаривайте. - Дарье, правда, было неловко.
  Женщина повернула несколько раз головой.
  - Нет, нет. Я уже ухожу. Спокойной ночи. - И она торопясь, покинула кухню, прикладывая платок к глазам.
  - Неудобно получилось.
  Анна Ивановна махнула рукой.
  - Ничего. Ей правда отдыхать пора. Непросто с таким ребенком. Юленька хорошая девочка, но сами понимаете, много внимания требует, да и активная очень. Няня, конечно, помогает, но сама Людмила Владимировна тоже целый день почти на ногах.
  Разговаривая, Анна Ивановна положила Дарье полную тарелку жаркого.
  - Господи, куда мне столько.
  - Что-то мне подсказывает, что вы целый день не ели, - произнесла она, хитро глядя на Дарью.
  - Точно, угадали. Посидите со мной, пожалуйста.
  Женщина налила им обеим чаю и села за стол.
  - Да, врагу не пожелаешь такой судьбы, - вздохнула она.
  Дарья не стала ничего спрашивать, справедливо полагая, что если Анна Ивановна захочет, сама расскажет.
  - Столько пережить. Муж умер, потом отца Виктора Николаевича убили, затем дочка, внучка вот нездорова, а теперь еще покушение на сына. Разве может такое один человек выдержать.
  - Вы сказали, муж умер, а разве...?
  Она не успела договорить. Анна Ивановна перебила ее, махнув рукой:
  - Ушла она, к другому, когда дети еще в школе учились. А отец там... - Анна Ивановна помотала головой, - насколько я поняла, настоящий деспот был. Детей матери не отдал и видеться не разрешал. Виданное ли дело. Она потом назад просилась, так он ее даже на порог не пустил. А куда она против него. Это же начало девяностых, не последний человек в тех кругах был. Ну вы понимаете. Еще и пригрозил... Вот такая жизнь, - произнесла она со вздохом. А потом чуть наклонилась и почти зашептала:
  - А Виктор Николаевич, похоже, считает мать виноватой, что ушла. В общем, совсем все плохо. Да вот и сейчас, Людмила Владимировна уезжать не хочет, да кто ее спрашивать то будет. Сказал, что нельзя здесь оставаться, опасно. А с ним не поспоришь. Сказал, как отрезал. - Но тут же сама себя прервала, всплеснув руками:
  - Я тут вас рассказами кормлю, а вы, я смотрю, засыпаете уже на ходу. - Дарья действительно клевала носом. - Давайте, идите ка спать. - Она помогла ей подняться.
  Дарья уже была у двери, когда женщина вдруг спохватилась.
  - Господи, я же сказать вам забыла. - Женщина замялась.
  - Что-то случилось?
  - Понимаете, вы же знаете Виктора Николаевича... Он приказал, а я не посмела ослушаться. В общем, я ваши вещи перенесла в спальню. Простите уж... - Она только и смогла руками развести. Ей действительно было неудобно.
  Но Дарья и не думала злиться. Она понимала, что женщина по собственной воле сама бы этого не сделала.
  - Ну что вы. Даже не переживайте, - поспешила она успокоить женщину. - Я сама собиралась. Да видите, некогда сегодня было. Так что вы мне только помогли.
  - Правда? Ну слава богу. А то я переживала.
  - Нет, нет, все нормально.
  - И вот еще. - Женщина снова смутилась. - Я тут наверное лишнего разболтала, язык без костей, так я уж вас прошу...
  - Все нормально. Я никому не скажу, - заверила она Анну Ивановну. - Спокойной ночи.
  - Спасибо. Спокойной ночи.
  
  Пока Дарья поднималась в спальню, пыталась переварить услышанное. Да уж, лучше не заглядывать в чужие окна. За пять минут она столько и такого узнала. Ее жизнь ей показалась сказкой. Но теперь, по крайней мере, хоть чуть-чуть становилось понятно, почему Виктор такой. Жить без матери, да еще, как она поняла, с отцом, от которого не дождешься ласки, совсем не сладко. И потом еще убийство отца. Неизвестно, как вообще он все это пережил. Но в тоже время, он обвинял мать, значит ли это, что сын был на стороне отца. Поди разберись. Чужая душа потемки. Дарья сама решила прервать свои размышления. Все же, того, что рассказала ей Анна Ивановна, было недостаточно, чтобы делать какие-то выводы.
  Зайдя потихоньку в спальню и осторожно прикрыв дверь, она остановилась на пороге. Господи, какая же она дура. Надо было спросить у Анны Ивановны, где ее вещи. Если она начнет бродить в темноте наугад или шариться в шкафу, точно разбудит Виктора. Дарья постояла еще немного, привыкая к темноте, и вдруг обнаружила, что в спальне никого нет. Кровать была пуста. Не надо было иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, где сейчас Виктор.
  Дарья вознегодовала. Да что же это он с собой делает. Вчера всю ночь работал, сегодня, похоже, снова спать не собирается. Итак выглядит хуже некуда. Решил себя окончательно в гроб вогнать. И она хороша. Тоже нашлась сестра милосердия. Приехала, чтобы помочь, а сама и пальцем не пошевелила. Все это мигом пронеслось в голове у Дарьи, и она решительно двинулась из спальни. Маршрут ей был известен. Через несколько минут она уже стучалась в дверь кабинета. Не дождавшись ответа, Дарья смело открыла дверь. И она не ошиблась, за столом со стаканом в одной руке и сигаретой в другой, сидел Виктор. Так он еще пьет, и курит. Хорошее дополнение к уколам и таблеткам. Решил, что надо, чтобы уж наверняка. Компанию ему составлял Валера собственной персоной. Кто бы сомневался. Дарье почему-то сейчас особенно неприятно было его видеть. Она так на него посмотрела, что даже такой циник, как начбез, похоже, проникся.
  - Ухожу, ухожу, - насмешливо произнес он, вставая. И действительно, вышел из кабинета, не забыв прихватить стакан, по-видимому, с виски. Вот ведь. Ну ладно сам пьет, но зачем же больного спаивать.
  Когда дверь за ним закрылась, Дарья наконец посмотрела на Виктора. По его лицу как всегда невозможно было понять, о чем он думает. Он продолжал пить, ничуть не обращая внимания на критичные взгляды, которые кидала Дарья на стакан и сигарету.
  - Что же ты делаешь? - не удержалась она от негодования.
  - А что я делаю? - спросил он насмешливо, поднося стакан ко рту.
  - Да ты на себя посмотри, на кого ты похож, - произнесла она укоризненно и, подойдя к столу, взяла бутылку и поставила ее в шкаф. - Ты так совсем в гроб себя вгонишь, - продолжала она выговаривать. А когда обернулась, чуть не вскрикнула от неожиданности. Виктор оказался совсем рядом, прямо перед ней. Он стоял, небрежно оперевшись о стол. Сигарета все еще была у него в руке. Другая рука была в кармане брюк.
  - А ты, значит, переживаешь? Так вроде не жена пока, - проговорил он цинично и, закурив, выпустил дым чуть в сторону от нее. Ох как не нравился ей этот его фирменный взгляд, с прищуром.
  - И не надейся. Если будешь продолжать в том же духе, до женитьбы вряд ли доживешь.
  Казалось, Виктор совсем не обратил внимания на ее слова. Слегка потянувшись, он вдавил не торопясь сигарету в пепельницу. И уже в следующее мгновение, ничуть не церемонясь, одной рукой обхватил Дарью за талию, а второй притянул к себе за голову и поцеловал.
  - Для больного ты слишком прыткий, - прошептала она, когда у нее появилась возможность говорить.
  - Видишь, зря ты беспокоишься, - ответил он ей в тон, также шепотом.
  - Вот еще, надо мне переживать. - Дарья попыталась сделать шаг назад, но, похоже, шутки кончились. Ей не позволили отодвинуться и на миллиметр. Его рука держала ее будто стальной обруч, она даже поморщилась от боли.
  Виктор повернул несколько раз головой, пристально глядя ей в глаза.
  - Не дергайся. - У нее холодок прошел по коже от его слов, хриплого голоса и потемневшего взгляда.
  Виктор одним движением избавил ее от заколки и махом распустил волосы. А потом, запустив в них пальцы, притянул ее к себе, снова целуя, но теперь уже долго наслаждаясь ее губами. Она задохнулась, попыталась отвернуться, но куда уж. Он не обратил внимания на ее попытку. Она даже не заметила, как оказалась прижатой к столу, а через некоторое время, Виктор легко подхватил Дарью, словно она была пушинкой, и посадил на стол, раздвинув ее ноги коленом. Одна рука прошлась по бедру, задирая юбку почти до пояса и вызывая в ней предательскую волну дрожи. Все это время он не прекращал целовать ее. Дарья закрыла глаза, потерялась в ощущениях и уже слабо соображала, что происходит. Только одна мысль мелькнула у нее в голове, что она сейчас задохнется. Наконец Виктор оставил ее рот и спустился ниже, опалив грудь огнем. С блузкой он также не церемонился, одно движение и на ней не осталось ни одной пуговицы. Она вздрогнула, но даже не предприняла попытки отодвинуться. Рубеж был пройден. Сейчас Дарья сама хотела продолжения.
  Виктор, почувствовав это, совсем спустил тормоза. Его руки были жесткими, а поцелуи обжигающими и слегка болезненными. Казалось, они проникали сквозь кожу. Когда Дарья почувствовала, что он отодвинулся, продолжая целовать ее шею, грудь, она сама поддалась ему навстречу.
  - Сейчас родная, потерпи немного, - произнес он так тихо, что она не услышала, а почти угадала, по губам, касающимся ее кожи. Затем услышала звук расстегивающейся ширинки и тут же открыла глаза. Но он не дал ей опомниться. Подтянув ее на себя, не церемонясь, сорвал с нее трусики и почти без промедления вошел в нее.
  Дарья прикусила губу и снова закрыла глаза, крепко вцепившись при этом в его плечи. Виктор прошептал ругательство, злясь на свою несдержанность. Он честно хотел быть нежным, хотел дать ей время привыкнуть, но как только он оказался в ней, все его благие намерения полетели к черту. В следующее же мгновение он сделал движение вперед, понимая, что проиграл самому себе, потерял контроль. Сейчас о сдержанности не могло быть и речи. Время поцелуев прошло. Ее лицо оказалось прижатой к его плечу. Его движения были резкими, неумолимыми и даже грубыми. Виктор слишком долго пытался оградить Дарью от самого себя, боялся причинить боль, но оказалось только хуже. Слишком долго в нем копилось напряжение. А сейчас нетерпение сыграло с ним злую шутку. Когда-нибудь плотину должно было прорвать и это случилось. В данный момент он поступал как эгоист. Но по-другому уже не мог. Иначе просто сошел бы с ума. Потом он подумает о нежности, о Дарье, но не сейчас, потом...
  Когда все было кончено, он еще какое-то время стоял, прижав Дарью к себе. Она тоже не спешила поднять на него глаза. Виктор слегка отодвинулся и посмотрел на нее, приподняв ее голову и заставив посмотреть на него. Он был не дурак, все произошло слишком быстро. Понятно, что она не получила того, что должна была получить.
  - Извини, - произнес он с легкой насмешкой, за которой пытался скрыть досаду на самого себя, и, наклонившись, снова поцеловал ее. - Обещаю, в следующий раз все будет по-другому. - Давно он так паршиво себя не чувствовал, оттого, что просто использовал сейчас Дарью. Не хотел он так, с ней не хотел. Но воздержание, по-видимому, не пошло ему на пользу.
  Она же ничего ему не сказала, просто встала со стола и одернула юбку. Смущение от произошедшего конечно было, но Дарья поняла, что терпимо. Несмотря на свою неопытность, она все- же интуитивно все поняла и простила. Виктор это понял.
  - Иди в спальню. Я сейчас приду, - почти приказал он ей, накинув при этом Дарье на плечи свой пиджак. Блузка была безнадежно испорчена. И в ней точно не стоило бродить по коридорам. Хотя Дарья сейчас плохо соображала и могла бы выйти и в таком виде.
  Она дошла до спальни, приняла душ и легла. Удивительно, но сон, как рукой сняло. Виктор пришел минут через пять. По мокрым волосам, она поняла, что он тоже принял душ. Виктор выключил свет и уже через минуту, она почувствовала его горячее тело и ладонь на своей груди.
  - Я тебе должен, - прошептал он тихо. Дарья хотела возразить, но передумала и ничуть не пожалела об этом. По его дальнейшим действиям, Дарья поняла, что в должниках он ходить не привык.
  Господи, ей же завтра людям в глаза смотреть, висело где-то на краю сознания, когда еще она могла хоть немного мыслить. Но потом будто в пропасть провалилась, где не было никого и ничего, ни его болезни, ни ее усталости. Только Виктор, его жадные губы и требовательные руки.
  
  Утром Дарья бегала как угорелая, не зная за что хвататься. На работу она конечно безбожно опаздывала. То ли не услышала будильник на телефоне, то ли Виктор его отключил. Она не сомневалась, что он вполне мог это сделать. С него станется. Его, кстати, когда она проснулась, в спальне не было. Неужели он еще ночью работал. Но сейчас ей некогда было об этом думать. Еще надо было разобраться с вещами, ведь не она их переносила в спальню.
  И вот, когда она наконец оделась и подошла к зеркалу, чтобы причесаться, Дарья чуть не заплакала с досады, вид у нее был не самый привлекательный. Нетрудно было догадаться, чем она ночью занималась. Пришлось переодеваться. Водолазка вполне помогла скрыть следы сегодняшней ночи на шее, а тональный крем и помада, помогли привести в божеский вид лицо. Однако, времени это заняло достаточно. Дарья только мельком глянула на часы и выскочила из спальни. Про завтрак и думать нечего было. А вот без кофе она точно не останется. У Игоря в машине всегда был термос.
  Однако, вскоре, ей пришлось забыть не только про завтрак, но и про кофе. Уже когда она спускалась по лестнице, услышала громоподобный голос Виктора, явно, из гостиной:
  - Я так решил и это не обсуждается! Здесь ты точно не останешься.!
  Дарья аж вздрогнула. Она впервые слышала, чтобы он так разговаривал. Дальше говорил его собеседник, было не слышно, а потом снова Виктор:
  - Раньше надо было думать, а теперь поздно! - произнес он не просто со злостью, а даже с ненавистью. Господи, с кем это он так.
  Она не успела до конца спуститься, как из гостиной буквально выскочила Людмила Владимировна и вся в слезах почти бегом пронеслась мимо нее. Дарья постояла еще какое-то время, а потом двинулась в гостиную, но там уже никого не было. Прежде, чем искать Виктора она все же предусмотрительно решила сначала зайти к Анне Ивановне. Оказавшись на кухне, Дарья чуть руками не всплеснула. Что же это такое. И здесь слезы.
  - Господи, да что случилось то? - воскликнула она в сердцах.
  Анна Ивановна вытерла глаза и по обыкновению махнула рукой.
  - Извините. Утро сегодня такое.
  - Да вы не извиняйтесь, просто скажите, что случилось?
  Женщина вздохнула.
  - Что у нас может быть. Все как всегда. Людмила Владимировна поговорить все пытается с Виктором Николаевичем. Ведь невозможно так жить. Но он и слышать ничего не желает. Родной сын, а хуже чужого. Сейчас снова отправит их и забудет. Она даже звонить ему не может. Все только через посредников. Как будто преступница какая-то. При таком отношении, я вообще удивляюсь, как он ее домой еще пускает. Наверняка, только из-за Юленьки. - Анна Ивановна ненадолго замолчала, а затем снова продолжила:
  - А ведь у них больше никого нет. Вот только втроем и остались. Но ему никто не нужен. Решил раз и навсегда, что мать виновата, и никто его с этого пути не свернет.
  Женщина в сердцах покачала головой:
  - Господи, так разговаривать с матерью. Врагу не пожелаешь. Я, когда они приезжают, а это было то несколько раз всего, прямо сама заболеваю. - Анна Ивановна принялась за посуду и Дарья поняла, что откровения закончились.
  - А где сейчас Виктор Николаевич? - спросила она.
  - Он приказал завтрак на закрытой веранде накрыть.
  - Хорошо, спасибо. - Дарья развернулась, собираясь выйти, но Анна Ивановна остановила ее:
  - Вы только к нему сейчас не ходите. Поверьте, лучше не надо, - предостерегла она. - Он, похоже не в себе. Я его первый раз таким вижу.
  У Дарьи даже нездоровое любопытство разыгралось. Что значит 'не в себе'.
  - Ладно, разберемся. - Она решительно вышла из кухни. На работу, похоже, доберется ближе к обеду.
  Виктор сидел на веранде за маленьким столиком, пил кофе и читал какие-то бумаги. Когда Дарья вошла, и он поднял на нее взгляд, она решила, что зря не послушалась Анну Ивановну. Таким Дарья его еще не видела. Глаза колючие, лицо напряженное. Одно слово - неприступный. Как будто и не было сегодняшней ночи. По-видимому, как бы он не отгораживался от матери глухой стеной, разговор с ней дался ему нелегко.
  - Здравствуй, - осторожно начала было она, чувствуя себя неуютно от такого холодного приема, и все же присев без приглашения за столик напротив Виктора.
  - Ты не опаздываешь? - прозвучало довольно резко в ответ вместо приветствия. И он снова углубился в свои бумаги. Дарья поняла, что слишком плохо его знала. Да он мог быть и таким. Ясно, что сейчас ей надо было уйти, но у нее были иные планы. Да и другого времени не будет. Сегодня Людмила Владимировна должна была уехать.
  - Хотела бы с тобой поговорить.
  - О чем? - все также резко бросил он. Но от бумаг все же оторвался и с нетерпением посмотрел на Дарью.
  - Я хотела поговорить о твоей маме. Почему ты так с ней обращаешься?
  Она даже на расстоянии почувствовала его напряжение.
  - Какое тебе дело до моей матери? - произнес он таким тоном, как будто она спросила его про что-то ужасное. - Тебя не касаются мои с ней отношения, - это он уже произнес почти с угрозой.
  Надо было встать и уйти, но Дарья поняла, что не собирается отступать.
  - Ну она ведь твоя мать, как же ты можешь так с ней обращаться? - сделала она еще одну попытку. Дарья старалась быть убедительной. - Ей то и надо немного. Хоть иногда разговаривать с тобой по душам. Неужели, она сделала что-то настолько ужасное, что ты так просто отказался от нее?
  - Послушай, я повторяю, тебя это не касается. Занимайся своей жизнью. Тебя там кажется Игорь заждался, - произнес он, поднося сигарету ко рту и прикуривая. Дарья интуитивно почувствовала, что он еле сдерживает себя и его терпение на исходе, однако что-то ее толкало на безрассудство.
  - Значит, ты можешь вмешиваться в мою жизнь, а я не могу касаться твоей? - гневно бросила она. - Я просто заступилась за твою мать, потому что уверена, что она ни в чем перед тобой не виновата, в то время, как ты разрушил мою жизнь. Чувствуешь разницу? - Ее несло. А Виктор выпустил дым и неожиданно громко рассмеялся, не глядя на нее. Сейчас он сидел, вольготно развалившись в кресле, и эта его поза очень раздражала Дарью. Ей казалось, что тем самым он показывает свое пренебрежительное отношение к ней и к разговору, который она затеяла.
  - Очень смешно. Что же я интересно разрушил? Счастливую нищенскую жизнь? Ай, ай, какой нехороший дяденька. Девочка жила в хрущевке, а он ей особняк предложил. Ты только не рассказывай это больше никому, тебя вряд ли поймут. - Он легко подхватил ее слова, и тем самым, разговор сам собой переключился на саму Дарью.
  Она же замерла. Казалось, даже дышать старалась через раз. И в тоже время, у нее четко отдавалось в ушах биение собственного сердца. Странно, но плакать не хотелось. Любопытство пересилило. Она поняла, что Виктор как никогда открыт и может сказать действительно то, что думает.
  - Это была моя жизнь, - осторожно заметила она, одновременно и, боясь того, что он скажет и желая его откровений. Ощущение было, как будто входишь в темную абсолютно незнакомую комнату.
  На Виктора же вдруг напало веселье, явно недоброе. Он встал и прошелся несколько раз по веранде, продолжая курить. Видно, что ему еще больно было без палки, но он умел этого не показывать.
  - Тебя остается только пожалеть, - произнес он с насмешкой, неприятно растягивая слова, и остановился напротив нее. - Действительно, чего уж тут хорошего, явно выбор не в мою пользу. Кто я такой? Вот там, да, инженер, а я так, погулять вышел. Да ты у нас настоящая мученица, - продолжал он изгаляться.
  Слова больно жалили, но Дарья поняла, что ни за что сейчас не уйдет, пока все не выслушает. И вдруг Виктор сменил тон. Он резко откинул сигарету и, подойдя к Дарье, навис над ней, уперевшись руками по обе стороны от нее. Она смело посмотрела ему в глаза. И он сказал то, ради чего, собственно она и продолжала здесь находиться.
  - Зачем ты лезешь туда, куда не надо? Какое отношение ты имеешь к моей матери? Ты бы лучше о себе подумала. Если бы у тебя была хоть капля мозгов, ты бы давно поняла свою выгоду и не выделывалась. Как можно вообще даже сравнивать меня с твоим мужем? Сомневаться хоть на долю секунды? Кто я и кто он? - Слова звучали зло, но главное искренне.
  Продолжая сверлить ее колючим взглядом, он выпрямился.
  - Да любая другая на твоем месте, мне бы уже ботинки лизала и была бы обеспечена на всю жизнь... А не изображала бы тут сестру милосердия. - Он вдруг хмыкнул. - Хотя знаешь, если тебе нравится, почему бы и нет. Мы с тобой обязательно поиграем еще. Ты наденешь костюмчик медсестры...
  Он не договорил. Дарья все же не выдержала и вскочила. Кажется, с нее было достаточно. Она взяла свою сумку и направилась к выходу. Но Виктор уже вошел в раж. Он схватил ее за руку, не дав уйти, и с силой развернул к себе.
  - Что, сказать нечего?
  - Нет, ну почему же. Очень надеюсь, что тебе легче стало. Трудно было, наверное, столько дерьма в себе носить? - бросила Дарья с насмешкой, и, как ни странно, довольно спокойно выдерживая его взгляд. - А костюмчик медсестры оставь для своих шлюх. Тебе с ними самое место. Что ты там про женитьбу говорил? Вот среди них себе жену и выберешь. А порядочные женщины, я имею в виду, по-настоящему порядочных, побрезгуют в твою сторону смотреть даже... - Трудно было сказать, что же больше его разозлило, ее слова или спокойный тон. Она тут же почувствовала, как его рука с еще большей силой сжала ее руку. У нее от боли слезы на глазах выступили.
  - Зря ты так. Зря, - произнес он тихо с хрипотцой в голосе, отчего у нее мурашки по коже прошлись. А уже в следующий момент Виктор резко оттолкнул ее, отпустив при этом. Дарья отступила на несколько шагов, чуть не упав.
  - Убирайся, - только и произнес он. И вот тут она уже испугалась. Он говорил спокойно и четко, но ей хотелось бежать. По его взгляду она поняла, что не просто разозлила его. В нем плескалась глухая ярость. Виктор смотрел на нее, как на противника на дуэли. Казалось, чернота его взгляда могла поглотить ее целиком. И все же, хотя бы внешне, Дарья старалась держаться до конца.
  - С удовольствием. Итак уже достаточно замаралась. - Дарья развернулась и направилась к выходу. Но голос Виктора остановил ее.
  - Попадешься мне на глаза, пеняй на себя, - произнес он все также спокойно, а у нее снова мурашки по коже побежали. Однако, Дарья не жалела о сказанном. Она была уверена, рано или поздно, правда все равно бы вышла наружу. Так почему не сейчас. Хотя, честно признаться, такого эффекта, она все же не ожидала.
  Дарья развернулась и направилась к машине, надеясь, что ее не вышвырнут просто за ворота. Но такого распоряжения не последовало, и она благополучно села в машину. Ну что ж, вот все и закончилось. Дарья не стала смотреть на дом, а просто произнесла:
  - Игорь поехали, а то я опаздываю. - Машина тронулась, а Дарья подумала, что здесь она была последний раз. Она конечно и предположить не могла, что с Виктором у них по настоящему может что-то получиться, но и к такому развитию событий была не готова. Ну что уж теперь. Как получилось, так получилось. Но Виктор, прав. Нечего занимать чужое место. А то ботинки у него уже наверное совсем грязные.
  
  Волей неволей Дарья ждала последствий разговора с Виктором, и они не заставили себя ждать. Конечно, Виктор был не тот человек, который спустит с рук подобное. Буквально через три дня Дарью вызвал к себе начальник и объявил, что она уволена в связи с сокращением штатов. Правда, как выяснилось, сокращали только ее одну. Дарья даже спрашивать ничего не стала. Итак было понятно откуда ветер дует. Но это было не самое худшее. Когда она пришла вечером на занятия, оказалось, что и занятий у нее тоже больше не будет. Директор дворца творчества, пряча глаза, сообщила, что, к сожалению, они вынуждены с ней расстаться, так как она часто опаздывает. Убедительную причину видно тоже не успели придумать. Дарья просто развернулась и ушла. Виктор знал, как ударить побольнее. Другую работу в этом городе ей искать, конечно, не имело смысла. Наверняка, она уже везде в черном списке. Виктор решил наказать ее по полной, показать, так сказать, кто в доме хозяин и где ее место. Правда вещи, которые она так и не забрала из его дома, все же вернул, прислав их с Игорем.
  Странно, но Дарья чувствовала себя довольно спокойно. Для себя она решила, что возможно это шок. Во всяком случае, пока паники не было. Тем более, директор фирмы, где она работала, оказался порядочным человеком и выплатил все, что ей причиталось, и даже более того, в том числе, компенсацию за отпуск, хотя ей и не полагалось. Кроме того, у нее и до этого были деньги. На первое время хватит, а там посмотрит. Так что, если Виктор рассчитывал, что она помрет с голоду, ему придется подождать. Возможно, у него была глупая мысль, что она приползет на коленях просить прощения, но это вряд ли. Он конечно самонадеян, но не до такой же степени.
  Можно было представить, что она, например, в отпуске. Дарья так и поступила. Примерно неделю она жила очень даже неплохо. Много гуляла, читала книги и даже обзавелась абонементом в бассейн. И конечно чаще стала бывать у Вики. Правда, она не знала, как сообщить подруге, что на ее свадьбе не будет гостя олигарха, как та рассчитывала. Еще когда Дарья ходила к Виктору в больницу, Вика буквально заставила ее упросить его прийти на свадьбу. Теперь, конечно, об этом не может быть и речи. Когда Вика узнает, она ее точно убьет. Ну да ладно, может быть и не убьет. Но правду, в любом случае, придется рассказать. Хотя, какое-то время она продержится.
  Однако через неделю, спокойная жизнь, похоже, закончилась. Когда она пришла домой из бассейна, обнаружила в квартире маму. Дарья сама ей когда то дала ключи от квартиры. Выяснилось, что та поссорилась со своим новым мужем и ушла от него. А жить ей негде, так как свою квартиру она сдавала.
  Дарья решила, что маме обо всем знать ни к чему, и легенда про отпуск очень даже пригодилась. Итак, появилось больше хлопот, так как мама практически не умела готовить, но в целом, все было лучше, чем ожидалось. Мама, на удивление, вела себя довольно сдержанно и они почти не ссорились. Даже сходили как то вместе в театр. Может быть не последнюю роль в этом сыграл развод Дарьи.
  
  Тот день как то сразу не задался. Утром, она не пошла на пробежку, так как шел дождь. Мама хандрила, закрывшись в спальне. Когда Дарья пришла в бассейн, там не оказалось света. Настроения не было, домой идти не хотелось, и Дарья решила пообедать в кафе. Дождь к тому времени уже закончился.
  Она сидела за столиком у окна и разглядывала прохожих, спешащих по мокрому асфальту. С обедом было покончено, пришло время кофе. Торопиться было некуда. Дарья почти ни о чем конкретном не думала. Она наслаждалась бездельем, тем более такого еще в ее жизни не было. Но вдруг она напряглась, что-то в фигуре, стоящего к ней спиной человека у машины, показалось ей знакомым. Когда к нему подошел другой мужчина, и он чуть развернулся, Дарья узнала Андрея. Он стоял к ней в профиль и внимательно слушал своего собеседника. Эффект неожиданности и ее плохое настроение, сыграли свою роль. Дарья не могла оторвать от него взгляда и сама не заметила, как слезы невольно потекли по ее лицу. Про кофе она конечно забыла.
  Андрей выглядел собранным и сосредоточенным. По-видимому, обсуждалось что-то важное. Ему необыкновенно шел костюм. Раньше он костюмы не жаловал, но новая работа, по-видимому, обязывала. Он изменился и в тоже время это был ее Андрей. Мужчины еще какое то время поговорили, а затем пожали друг другу руки и попрощались. Андрей уехал. Вот и все, всего несколько минут. А Дарья поняла, что покоем в ее жизни и не пахнет. Больше всего она хотела бы, чтобы Андрей сейчас был здесь, рядом с ней. И ничего больше не надо.
  Вернувшись домой, Дарья больше не выходила. Они разговаривали с матерью, ужинали, а она будто и не здесь была. Все ее мысли были там, в кафе, около окна. Она так хотела, чтобы он обернулся и увидел ее, но этого не случилось. Дарья так скучала по нему, а он даже не почувствовал, что она рядом. Но как же так. Ведь он всегда понимал ее, как никто и никогда. Тоска, которая до этого была спрятана где-то глубоко-глубоко, вновь вылезла наружу.
  Весь вечер прошел как в забытьи. Они разошлись с мамой по разным комнатам. Не стоило себя мучить, но Дарья не удержалась. Она забралась на бабушкину кровать и взяла альбом с фотографиями. Их было множество. И везде была Дарья. Или одна, или с Андреем. Он не очень любил фотографироваться, зато ее снимал с удовольствием. На всех снимках она улыбалась, там она была счастлива. Андрей почти всегда обнимал ее и смотрел с обожанием. Только он так умел смотреть. Неужели все это могло вот так в один миг закончиться. Дарья до сих пор не могла поверить, что Андрей мог забыть о ней.
  Она отложила альбом и решила рано лечь спать. Ясно, что от этого дня ничего хорошего ждать не приходится. Кто знает, может завтра все будет по-другому. Дарья возможно и хотела бы, как в альбоме перевернуть страничку своей жизни, но у нее не получалось.
  Но закончить день таким образом не вышло. Ей удалось поспать часа два, когда внезапно зазвонил телефон. Спросонья, она никак не могла понять, что происходит, по-видимому, крепко уснула. Наконец, сообразив, что это ее телефон надрывается, она посмотрела на экран и увидела незнакомый номер.
  - Да, - произнесла она с трудом, чуть хриплым голосом. Кому неймется так поздно.
  - Это Валера, дверь открой, - произнес звонивший и отключился. Дарья какое то время сидела не шевелясь и смотрела на погасший экран. Потом, пытаясь стряхнуть с себя остатки сна, она встала и, надев халат, пошла открывать дверь. Видеть Валеру ей совсем не хотелось, но она по опыту знала, что отсиживаться бесполезно. Иначе весь дом разбудит.
  - Привет, - все же поздоровался он, когда вошел.
  - Привет, - ответила Дарья. Не надо было даже вглядываться, чтобы понять, что Валера был сильно пьян. Он с усмешкой разглядывал ее одеяние.
  Дарья тоже окинула себя придирчивым взглядом. Да нет, вроде все нормально. Вполне прилично. Рубашка и халат доходили до пола. Ворот рубашки наглухо застегнут. Непонятно, что его так развеселило.
  - Ну, прямо Мэри Поппинс, - заметил он все с той же усмешкой.
  - Извини, что не в бальном платье. Ты для этого сюда приехал? Чтобы оценить мой ночной наряд? - холодно поинтересовалась она.
  - Нет, не для этого, - сменил он вдруг тон, вмиг став серьезным. - Давай, одевайся.
  - Зачем это? - напряглась Дарья. Это уже было совсем не смешно.
  - У хозяина День рождения. Приказал привезти.
  Дарья аж дар речи потеряла. Но тут же вышла из ступора.
  - Я думаю, замок ты сам сможешь открыть, - махнула она головой в сторону двери.
  Валера открыл дверь, но как оказалось, не для того, чтобы выйти. Он кого-то позвал и через секунду в ее и без того маленькой прихожей, стало совсем тесно, так как в нее вошли два амбала.
  - Ну что, сама пойдешь или помочь? - Сейчас в его голосе даже при всем желании нельзя было обнаружить и капли веселья.
  Дарья смогла оценить обстановку. Еще чего доброго в ночнушке уволокут.
  - Хорошо, я поняла. Только пусть они выйдут.
  Валера махнул им головой и амбалы вышли.
  - Дарья, что тут происходит? - раздалось со стороны спальни. Маму они все же разбудили.
  - Ничего, мама. Мне уехать ненадолго надо. А ты спи.
  - А в чем дело? На ночь глядя?
  - Я просто забыла про День рождения знакомого. Неудобно получилось, - ответила Дарья с улыбкой. Она старалась, чтобы голос звучал как можно беззаботней. - Иди мам. Мне еще переодеться надо.
  Мама с недоверием посмотрела на Валеру, но в спальню все же вернулась. Дарья перевела дух.
  - Теперь понятно в кого ты у нас такая красавица, - хмыкнул Валера. Она не обратила внимания на его лесть.
  - Может и ты выйдешь? - обратилась она к Валере с надеждой.
  Он пьяно ухмыльнулся.
  - Давай, давай. Одевайся быстрее. Именинник заждался, - поторопил он ее.
  Дарье ничего не оставалось, как пойти одеваться, прежде зайдя в ванну и умывшись. Не мудрствуя особо, она надела бежевое трикотажное платье и накинула плащ. На лице не было ни грамма косметики, но это ее не смущало.
  
  Привезли ее в уже знакомый клуб на Садовой. Когда машина остановилась, Валера не спешил выходить.
  - Хочу дать тебе совет, - неожиданно обратился он к Дарье, смотря при этом в окно.
  - Интересно какой?
  - Я не знаю, что у вас там произошло, хотя и догадываюсь. В общем, сейчас не самое время показывать характер. Иначе, для тебя может все закончиться не очень хорошо. Советовал бы помалкивать.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила Дарья. - Я оценила.
  Валера посмотрел на нее недоверчиво, но больше ничего говорить не стал. Он помог ей выйти из машины, и они зашли в клуб. В отличии от прошлого раза сейчас ей не пришлось идти длинными коридорами. Они прошли вестибюль и почти сразу оказались в небольшом зале. Перед входом в клуб и около входа в зал, было много охраны. Дарья сразу почувствовала себя неспокойно. Валера помог ей снять плащ.
  В зале был приглушенный свет, звучала негромкая музыка. Девочек, старающихся у шеста, она сразу разглядела, а вот сидящих за огромным столом нет. Их оказалось немного, по сравнению с размером стола. Во главе его сидел Виктор, как и полагалось имениннику. Ну и конечно неизменные длинноногие девицы с двух сторон. Вообще, компания за столом собралась серьезная. Видно было, что несмотря на праздник, шутить эти люди особо были не расположены. В основном пили. Поэтому девицам, которые сидели не только около Виктора, но и возле других гостей, приходилось особенно стараться, чтобы вечер не был скучным.
  По-видимому, сидели достаточно долго, потому что когда Дарья вошла, на нее не сразу обратили внимание. А может это было и не первое место празднования, а так сказать, завершающая стадия. Однако именинник все же ее увидел.
  - Ну что, здравствуй дорогая, - произнес он, растягивая слова. Надо сказать, прозвучало, не очень приветливо. И тут уже многие подняли головы, пытаясь разглядеть вновь пришедшую. - Как это мило с твоей стороны, прийти поздравить меня.
  Дарья хотела бы сказать, что ей даже в голову бы не пришло его поздравлять, но промолчала. А Виктору, похоже, и не требовалось от нее ответа.
  - Валера, стул гостье. ВТОРАЯ ПОЛОВИНА ТЕКСТА УДАЛЕНА. Приобрести книгу можно на сайте САМКНИГА: http://samkniga.net/index.php/item/strannaya, а также на сайте КНИГОМАН: https://noa-lit.ru/strannaya.html Она села, оказавшись прямо напротив Виктора. Не надо было иметь особую наблюдательность, чтобы понять, что именинник был пьян почти до невменяемости. Глаза шальные, сигарета, когда он ее подносил ко рту, не сразу туда попадала. И, тем не менее, в каком бы состоянии он не был, это не мешало смотреть ему на Дарью с ненавистью. Похоже, совет Валеры был кстати. Подошел официант, поставил перед ней аппетитное блюдо, налил вина. Но Дарья даже не думала притрагиваться к еде. Сейчас уже было ясно, для чего ее позвали. И спектакль не заставил себя долго ждать. - Вить, ты что, решил учительницу сюда пригласить? - пошутил с нехорошим смешком один из гостей, которому видно не понравился ее наряд. Да уж, она и вправду отличалась от остальных представительниц женского пола в этом зале. - Ну что ты, бери выше. Перед тобой настоящая балерина, - хмыкнул Виктор. Похоже, ему это все очень нравилось. - Так пусть, она этого нам, лебедя у шеста станцует, - не унимался все тот же шутник. Виктор не торопясь затянулся и со смаком выпустил дым. А потом посмотрел Дарье в глаза, медленно так, нагло. Первой ее реакцией было отвернуться, но она огромным усилием воли сдержала себя. - А она, Виталя, нами брезгует. Неподходящая мы для нее компания. Так что танца тебе долго придется ждать, - проговорил он вроде с насмешкой, но получилось зло. Он и не скрывал, что хорошо помнит ее слова, про то, что она замаралась, общаясь с ним. Провокация удалась. Тот, кого назвали Виталием, внезапно поднялся и, шатаясь, подошел к Дарье. - Хм... Брезгует. А мы ее сейчас воспитаем. Она нам не только лебедя станцует, если надо, споет, - с этими словами он протянул ей бокал с вином. - Пей,- практически приказал он. Теперь на шутника он совсем не был похож. От него исходила опасность. Что только подтверждалось татуировкой на руке. Рукава его рубашки были закатаны, и ей хорошо был виден волк со страшным оскалом. Почти все взгляды, сидящих за столом, были устремлены на нее. Ну что ж, шоу удалось. Надежды, что Виктор ей поможет, не было, он наслаждался ситуацией. Да и спектакль затеял тоже он. Поэтому взгляд у него был, что-то вроде, ну давай теперь, попробуй, повыкаблучивайся, а мы посмотрим. Как бы она не хорохорилась, ей было страшно. Неизвестно, куда мог дойти Виктор в стремлении воспитать ее. Да еще в таком состоянии и с таким помощниками... Виталию совсем не понравилось то, что Дарья его игнорировала, поэтому он повторил с еще большим нажимом: - Пей, я сказал. - Бокал оказался совсем близко к Дарьиному лицу. Она очень хотела взять его и выплеснуть содержимое в лицо этой мрази, а еще лучше Виктору, но она помнила предостережение Валеры. Дарья сейчас смотрела только на Виктора. Это была своеобразная дуэль взглядов, и она выиграла, он все же отвернулся, делая вид, что его очень заинтересовал разговор с девицей, которая сидела рядом. Правда, проку от этой победы совсем не было. Виталию видно надоело держать бокал, и он поставил его на стол. - А ты прав Вить. Она нами брезгует, - видно было, что разозлился не на шутку Он стоял, оперевшись о стол и наклонившись к Дарье совсем близко. Она чувствовала запах сигарет и перегара. - Слышь ты, балерина, ты что, не хочешь выпить за здоровье моего друга? Вить, отдай ее мне, я ее вмиг научу, кого уважать надо. Быстро шелковая будет. Дарью аж затошнило. Ей казалось, что она сейчас тут же в обморок грохнется. Хотя внешне она старалась этого не показывать, каким-то невероятным усилием, сохраняя прямую осанку и гордый взгляд. Виктор только снова хмыкнул на это. - Знаю я, как ты учишь. Потом только и остается, что из реки трупы вылавливать. Если Виктор хотел ее напугать, ему это удалось. У Дарьи все поплыло перед глазами. - Иди сядь. Давай выпьем. Виталя нехотя отлепился от стола и сел на место. - Зря ты так. Их не поучишь, совсем обнаглеют, - недовольно проворчал он, опрокидывая в себя неизвестно какую по счету рюмку. - Это точно, - с радостью подтвердил Виктор. Дарья не успела еще выдохнуть, как услышала с другой стороны стола: - А давай я ее поучу. - Она повернула голову и поняла, что значит выражение 'ни жив ни мертв'. Сейчас у нее было именно такое состояние. Да и как могло быть по-другому. Тот, кто сидел рядом с Виктором был посерьезней Виталика. Про такого говорят, быка одним ударом может свалить. И костюм от Армани его не спасал. И где это Виктор только таких друзей себе набрал. С виду вроде приличный бизнесмен. А потом до нее дошло, что эта закрытая вечеринка была как раз для таких избранных, не любящих, так сказать, светиться на публике. Как они появились в жизни Виктора, Дарья догадывалась, но эта догадка не принесла и капли облегчения. Все было очень плохо. Она незаметно оглядела стол и поняла, что исключений здесь не было, каждый, как на подбор, для особых дел. А этот бугай, который вызвался, выделялся особо. Сейчас он даже не смотрел на нее, продолжая поглощать пищу. Дарья конечно еще надеялась, что все это злая шутка, но Виктор от ее надежды камня на камня не оставил, поскольку после небольшой паузы, во время которой сверлил ее своим злобным взглядом, вдруг произнес: - А знаешь, что, поучи Алексей Сергеевич. - И увидев страх в ее глазах, который уже не имело смысла скрывать, злорадно оскалился. Цели он своей добился. - Я тебе доверяю, - добавил он весомо. Однако радовался Виктор рано. Валера был конечно прав, к гадалке не ходи. Ей надо было молчать, затаиться как мышке. А лучше бы покаяться. Причем, сейчас уже не важно было в чем. Ну что она против них... Но Дарья поняла, что вот просто не может этого сделать. От гордости остались одни лохмотья, но видно они ее и держали. Неожиданно она поднялась и обратилась к тому, кто собирался ее поучить. - Может, не будем откладывать обучение? Он посмотрел на нее с прищуром, а потом, отвернувшись, особо не торопясь, опрокинул в себя рюмку водки. Виктор же, напротив, услышав ее слова, не донес рюмку до рта, вернув ее на стол, при этом расплескав половину, и уставился на Дарью в недоумении. Ее действия явно не согласовывались с его сценарием. Неизвестно чего он до этого ждал, может быть того, что она начнет ползать перед ним на коленях. Между тем, отложив вилку, Алексей Сергеевич неожиданно для своей комплекции легко поднялся, не спеша вытер рот и, бросив салфетку на стол, подошел к Дарье. Он подал ей руку, и ее рука утонула в его ладони. Она успела заметить, что относительно всей остальной компании, он, можно сказать, был трезв. Дарья же в свою очередь, почти злорадно посмотрела на Виктора. Глаза его превратились в узкие щелочки, а челюсть была так сжата, что казалось, что зубы сейчас раскрошатся. По крайней мере, ей тоже удалось задеть его за живое. Ей даже показалось, что он чуть привстал, когда они двинулись к двери. Правда в данной ситуации это было слабое утешение. Ну что ж, помирать так с музыкой. Дарья точно знала, что если этот бугай к ней притронется, жить она точно потом не будет. Когда они оказались за дверью, весь запал Дарьи спал. Предательские слезы вот-вот готовы были выплеснуться наружу. Алексей Сергеевич, как ни странно, довольно вежливо подхватив ее под локоть, повел по коридору. От страха Дарья уже ничего не соображала. - Алексей Сергеевич, - раздалось за спиной. - Можно вас на пару слов? Это оказался Валера. Ей показалось, что он даже протрезвел. Видно, что он, также как и она не ожидал такого поворота событий. Он подошел совсем близко к ее спутнику и начал что-то тихо говорить. Но, похоже, все было напрасно. Алексей Сергеевич похлопал Валеру по плечу со словами: - Не дергайся. Виктору девчонка похоже надоела, а мне в самый раз. - И снова, подхватив Дарью под локоть, повел ее тем же коридором. Дарья краем глаза заметила, что Валера двинулся было за ними, но его остановили два верзилы, по-видимому, охрана ее новоявленного спутника. - Извини, но у тебя своя работа, а у нас своя, - услышала она уже издалека. Ясно, что надеяться ей было не на кого. Возле одной из дверей Алексей Сергеевич остановился и, достав ключ, открыл ее. Это оказался просторный кабинет, возможно самого хозяина клуба. Когда они вошли и Алексей Сергеевич закрыл дверь, Дарья прижалась спиной к стене и поняла, что силы покинули ее и запас гордости иссяк. Она уже готова была умолять своего спутника не трогать ее. А этому самому спутнику похоже некуда было торопиться. Он, казалось, на какое-то время забыл про Дарью. Скрылся в примыкающей к кабинету какой-то комнате, по звукам, доносившимся оттуда, вроде кухни. Во всяком случае, она точно услышала звон посуды и как включили чайник. Дарья так и стояла, подпирая стену, не в силах сдвинуться с места, хотя и поняла, что в его планы не входило сразу на нее бросаться. Затем она увидела Алексея Сергеевича с подносом в руках. Он поставил его и довольно ловко сервировал стол. Маленькие чашечки смотрелись довольно нелепо в его огромных руках. - Присаживайтесь, пожалуйста, - произнес он вежливо. - Кстати, как вас зовут? - Дарья..., - она сделала паузу и зачем то добавила: - Сергеевна. Ее новоявленный спутник хмыкнул: - Прошу, Дарья Сергеевна. - Он стоял и держался за спинку стула. Да уж, увидеть здесь Версаль, тяжелое испытание для ее психики. Она же, еще не до конца веря происходящему, подошла на негнущихся ногах к столу и села. Он, в свою очередь, обошел стол и тоже сел напротив Дарьи. - Да вы сумочку можете положить. Она и не заметила, что все это время держала сумку перед собой, вцепившись в нее мертвой хваткой. Дарья конечно и не думала ему доверять, но сумку все же отпустила, положив на соседний стул. Алексей Сергеевич, почему то она упорно, даже про себя, звала его по имени отчеству, возможно из-за его возраста, пододвинул ей чашку с чаем и налил туда немного коньяку. - Расслабиться вам не помешает. - Его слова достигли обратного эффекта. Дарья еще больше напряглась. Да и его взгляд исподлобья уверенности точно не прибавлял. Но когда она взяла чашку и сделала пару глотков, ей правда, стало намного легче. Его, по-видимому, чай совсем не интересовал, так как к своей чашке даже не притронулся. - Вот видите, я же говорил. Лучше ведь стало? - проговорил он с улыбкой. Дарья удивленно смотрела на него. Ну надо же, если бы не то, что произошло до этого, можно было прямо сказать, большой плюшевый мишка. Но это конечно было не так. Она не могла понять, он что, издевается над ней или действительно такой добрый. Но чай пить продолжила, так как, по-видимому, от волнения, просто умирала от жажды. Внезапно Алесей Сергеевич поднялся и, пройдя к дивану, сел на него. Потом достал сигарету и закурил. Все это время Дарья с тревогой наблюдала за ним. - И как это вас угораздило Дарья..., - тут он снова хмыкнул, - Сергеевна? Не место вам здесь. Ясно, что вопрос был риторический и ответа не требовал. - А вы я вижу, девушка с характером, - посмотрел он на нее пристально. Она же продолжала молчать. - Эх, если бы не Витя..., - Здесь она снова напряглась. Он это конечно заметил и усмехнулся, но больше не посчитал нужным что-то уточнять. Небрежно тряхнув рукой, Алексей Сергеевич посмотрел на часы и произнес странную фразу: - Ну теперь подождем, я думаю минуты три. А вы действительно балерина? - спросил он неожиданно, при этом как то хитро разглядывая ее. Она только и смогла, что нервно кивнуть в ответ. Дарья была в недоумении от его поведения. И, тем не менее, как бы странно все это не выглядело, действительно, буквально через несколько минут, она услышала вдруг топот ног в коридоре, возню, крики, затем раздался сильный грохот, и дверь в кабинет оказалась на полу. Дарья увидела матерящегося Виктора с пистолетом в руке, который он нацелил на Алексея. За ним стояло еще несколько человек. Алексей поднялся и вытянул перед собой руку, как бы останавливая Виктора: - Спокойно, Витя, спокойно. Цела твоя девушка. Не трогал я ее, - он старался действительно успокоить Виктора, видя, что тот не шутит. Да и глядя в его безумные глаза, вряд ли бы его кто-то мог в этом заподозрить. Несомненно, сделай Алексей хоть одно неверное движение, и он выстрелит не задумываясь. По-видимому, от этого шага его останавливало лишь то, что Дарья сидела за столом, да и вся обстановка была довольно приличной. Ничего не говорило о том, что здесь могло что-то происходить, чтобы не понравилось Виктору. Однако, он продолжал держать Алексея на мушке. Хотя видно было, что напряжение все же потихоньку отпускает его. Дарья поднялась и попыталась что-то сказать, но сил уже не хватило, и она буквально сползла на пол, провалившись в спасительную черноту. Проснулась она только утром. Сразу узнав комнату, где когда-то просила за Андрея. Виктор сидел в кресле напротив. То ли спал, то ли просто сидел с закрытыми глазами. Голова его при этом была почему-то мокрая. Как только она пошевелилась, он также открыл глаза. Дарья, не смотря на него, села на кровати и надела туфли. Потом встала, слегка пошатнувшись. Виктор тоже поднялся с кресла и двинулся было к ней, чтобы поддержать, но она остановила его гневным взглядом. - Если ты подойдешь, я закричу. Он понял, что она не шутит и остался на месте. Дарья надела плащ и взяла сумочку. - Скажи этим, своим..., - она кивнула в сторону двери, - чтобы выпустили. - Голос звучал глухо и отрешенно. Виктор открыл дверь и отдал распоряжение. Дарья не глядя на него, прошла мимо. В коридоре были Игорь и Валера. - Прошу вас, Дарья Сергеевна. Я отвезу вас, - проговорил Игорь. На Валеру она тоже не смотрела. Быстрым шагом она направилась по коридору, а водитель шел за ней. Ей хотелось быстрее уйти отсюда, забыть все. Но она знала, что не забудет.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк) Д.Маш "Никто не ждет испанскую инквизицию!"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru Короли долины Гофер. Светлана ЕрмаковаДурная кровь. Виктория НевскаяПроклятая земля. Жильцова НатальяВерь только мне. Елена РейнСердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаИзбранница Золотого Дракона (дилогия). Снежная МаринаТак бывает... михайловна надеждаМагия обмана. Ольга БулгаковаЯ - мама! Ильина ОксанаКурортный обман. Рай и гад. Надежда Мамаева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"