Шумкова Татьяна Александровна: другие произведения.

Идеальная жена

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пишется. Черновик. Полностью роман выкладываться не будет. Окончание буду высылать только тем, кто меня поддерживает во время написания. Добавила небольшое продолжение в комментарий 136 от 30.04

  Татьяна Шумкова
  
  Идеальная жена.
  
  Сидя на стуле в собственной спальне и чуть склонившись при этом вперед, Дмитрий практически ни о чем не думал, просто смотрел в одну точку. В голове не было ни единой мысли, ноль. Не то, что разозлиться был не в состоянии, а даже вообще пошевелиться пока не мог. Словно обкуренный или таблеток каких наглотался. Хотя как раз сейчас такое поведение, тем более, с его то взрывным характером, в данных обстоятельствах было странным, почти противоестественным. Это было на него совсем не похоже. Да и в самом деле, разве может подобным образом вести себя мужик, которому жена только что, можно сказать, прямо на его глазах, рога наставила. Нет, конечно, немыслимо. Однако, Дмитрий именно так себя и вел. Как полный придурок. Словно при этом в прострации находился, и вроде как все происходящее здесь его и вовсе не касалось. Разве что наблюдал за присутствующими, будто зритель на спектакле, и в то же время, вроде как был очень далеко от этого места. А еще было очень душно, почти до дурноты. Воздуха катастрофически не хватало. Однако пальто он так и не снял, разве что галстук слегка расслабил, на это только сил и хватило. Но особо это ему не помогло...
  Нет, на самом деле, он все прекрасно понимал. Да и как иначе, не дебил же конченный. Все было предельно прозрачно. Как в том пресловутом избитом анекдоте. Вернувшись раньше времени из командировки, муж застукал жену с любовником. Банально до боли. Раньше, слыша подобные истории, Дмитрий смеялся, впрочем, как все. Но кто бы мог подумать, что сам когда-нибудь окажется, с одной стороны, в такой же анекдотической, и в то же время, паршивой во всех смыслах ситуации. Так что теперь ему точно было не до смеха.
  Достав сигареты, он закурил, и только в этот момент вроде как посмел наконец посмотреть в глаза своей жены, как ни в чем не бывало с абсолютно невозмутимым видом сидящей на кровати, едва прикрывшейся при этом простыней и пьющей вино. И чем дольше он на нее смотрел, тем отчетливее понимал, Ольгу эта ситуация нисколько не смущала и не напрягала, напротив, вроде как забавляла. И никакого стеснения не чувствовала. А, если и был страх, то она его тщательно скрывала, не подкопаешься. Более того, смотрела на него с вызовом и почти с презрением, будто даже рада была, что муж ее застукал. Вроде так ему дураку и надо. Хотя, нет, наверное, показалось. В данный момент он ничего не мог утверждать наверняка. Но было и еще что-то в ее глазах, что он не сразу смог разгадать. На ее лице отчетливо читалось удовлетворение от того, что боль ему причинила. Только вот непонятно за что? Ответа на этот вопрос у него не было. Да, надо сказать, сейчас он и не пытался его найти или хоть мало-мальски проанализировать ситуацию. Просто был не в состоянии это сделать. Как там говорят, чувствовал себя так, словно обухом по голове стукнули. А, если говорить точнее, вроде как спал, и сон видел. Тяжелый такой, тягучий и вязкий до дурноты. А проснуться никак не получалось. Да на самом деле и гарантии не было, что если даже проснется, легче станет. И неизвестно вообще, когда в себя придет.
  Дмитрий продолжал курить, провожая при этом взглядом любовника своей жены, который очевидно выглядел абсолютно ошалевшим от его внезапного появления и поэтому видимо не сразу нашел свои брюки и остальную одежду. А потом как ошпаренный, так и не одевшись до конца, выскочил за дверь... Дмитрий многое мог бы сделать в этой ситуации, тем более, всегда отличался крутым нравом. Самому его отметелить так, что тот потом вряд ли захотел бы даже смотреть в сторону чужих жен, не то, что спать с ними. Также Дмитрий мог отдать приказ своим ребятам, они бы точно смогли как следует размяться. Долго бы в больничке потом пришлось лежать, и имя собственное вспоминать. Однако, ничего этого он не сделал. Едва докурив сигарету и затушив ее в какой то первой подвернувшейся вазочке, Дмитрий поднялся, а потом, кинув на свою жену, которая так и не сдвинулась с места, последний долгий и испытывающий взгляд, молча вышел из квартиры.
  Самым странным и абсурдным, а еще до невозможности нелепым в этой ситуации было то, что Дмитрий отчетливо понимал, он все равно любил эту женщину. Такую до боли красивую, всегда желанную, а по сути оказавшуюся обычной потаскухой. И в это, несмотря на увиденное собственными глазами, ему еще предстоит до конца поверить, потому как именно сейчас его сознание упорно отказывалось подчиняться разуму. Хотя, уж кто-кто, а Дмитрий точно никогда не был трусом, боящимся посмотреть правде в глаза. Да и что говорить, многие его считали жестким и непреклонным, быстро принимающим решения, которые не всегда нравились его партнерам по бизнесу, а еще беспощадно и без тени сомнений расправляющимся со своими конкурентами. Но, видно, даже у таких людей есть слабости, во что раньше было трудно поверить. Да Дмитрий и сам о них до сегодняшнего момента даже не догадывался...
  
  Лежа на диване с сигаретой в руке, закинутой за голову, и глядя при этом в потолок, Дмитрий пытался как то наконец собраться. Ведь прошло уже три дня, как он находился в этой гостинице. Хотя и не особо помнил, каким образом здесь оказался, потому как все эти три дня упорно накачивал себя алкоголем, пребывая при этом словно в забытьи. Так легче было. Разве, что догадывался, что после всего произошедшего просто панически не хотел находиться в доме, где бы все напоминало о ней, об их совместной, недолгой, но, без сомнения, такой счастливой жизни. С этим невозможно было поспорить, и отрицать подобное было также бессмысленно, потому как было чистой правдой. Однако теперь эта самая счастливая жизнь разлетелась вдребезги, все полетело к черту, а их общая спальня теперь вряд ли будет ему напоминанием об их совместных, наполненных любовью, ночах, разве что только об ЕЕ измене, хотя все и произошло в квартире. Но разве в этом суть...?
  Единственное, что всплывало в памяти после трехдневного загула, как ему доложили, что жена собрала вещи и покинула дом. Но его уже это не волновало. Дмитрий думал совсем о другом, как такое вообще могло с ним случиться, и когда все же ситуация вышла из под контроля, а он и не заметил? Ведь он искренне до сего момента считал их брак идеальным. Смешно, даже про детей разговор с Ольгой как то завел, хотя раньше был убежден, что вряд ли подобное ему надо. Да и женаты то были всего полгода. Слишком эгоистичным себя считал, чтобы еще о ком то заботиться. Всегда до того, как встретить Ольгу, жил только для себя. Да и возраст казался не особо подходящим, чтобы детей заводить; все же скоро сорок стукнет. А жена и не настаивала. Но он тогда сам отчего-то поднял эту тему. Впрочем, чему удивляться. Когда кого-то по-настоящему любишь, окунаешься в эти отношения с головой. Он хотел от этой женщины детей. Но очевидно, что-то пошло не так...
  И сейчас размышляя, Дмитрий практически совсем не думал о своем самолюбии, которое, что говорить, у него присутствовало, да еще какое, и которое эта женщина разорвала в клочья. Нет, он усиленно пытался докопаться до правды, где же он все-таки прокололся, но у него это плохо получалось. Никаких маломальских объяснений произошедшего у Дмитрия не было. Также, как до этого, не было абсолютно никаких звоночков или знаков, которые могли бы заставить его насторожиться. Он мог бы в этом поклясться. Жена вела себя образцово, практически безупречно. Впрочем, и Дмитрий от нее не отставал, стараясь максимально окружить заботой и вниманием. Буквально заваливал ее подарками и драгоценностями. Но тогда что же заставило Ольгу так поступить с ним, вогнать в грязь все, что им было так дорого? Он не мог назвать ни одной причины ее предательства, ни одного оправдания. Нет, можно было конечно спросить у нее самой, а точнее потребовать объяснений. Но на это тоже нужны были силы, а особенно они требовались для того, чтобы потом выдержать правду, которая могла ему совсем не понравиться. И Дмитрий смалодушничал, укрылся от всяческих выяснений и объяснений в этой гостинице. Спрятался.
  В одной его руке так и оставалась сигарета, а в другой он держал браслет, который купил в Италии и собирался по приезду подарить жене. Однако она тогда первая преподнесла ему подарок, такой, что о своем он в тот момент уже конечно напрочь забыл... Приподняв руку, Дмитрий внимательно посмотрел на браслет, увитый бриллиантами и изумрудами, которые так подходили к цвету глаз его жены. Что говорить красивый, и безумно дорогой. Для нее он ничего не жалел. Все готов был бросить к ее ногам. Только вот Ольга не оценила. И в который раз за последние дни в голове всплыли все те же вопросы. Почему все это с ним произошло? Почему она предала его, хотя и была единственной женщиной в его жизни, которой он поверил.
  Дмитрий и вправду до этого всегда считал себя волком одиночкой, который очень редко кого впускал в свою жизнь. Заслужить доверие такого человека было очень нелегко. В его жизни разве что пару друзей найдется, которые были с ним с самого начала и могли рассчитывать на это самое доверие. И когда они периодически намекали, что пора бы уже обзавестись семьей, Дмитрий только посмеивался, абсолютно не относясь при этом серьезно к их словам и подобным советам. Ну нет, добровольно вписаться в затею, исход которой практически заранее известен... Такое его точно вряд ли вдохновит. Да и пример друзей только подтверждал правильность его позиции. Терпеть капризы жены, да еще быть практически круглосуточно под ее неусыпным контролем. Не для него это все. Дмитрий всегда считал свободу самой большой ценностью.
  И все же однажды он влип...
  
  Восемь месяцев назад...
  
  Дмитрий неторопливо ехал по улицам вечернего города, уверенно при этом ведя машину. Сегодня он сам предпочел сесть за руль. Надо сказать, давно не испытывал такого умиротворения и покоя в душе. А отсутствие пробок на дорогах этому только способствовало. Уютный комфортный салон дорогого автомобиля, тихая музыка и огни большого города, что еще надо состоявшемуся мужчине в огромном мегаполисе. Да, в общем-то, ничего. С некоторых пор, он все больше набирался уверенности, что все остальное суета, а покой дорого стоит. И он его честно заслужил, хотя и пришлось когда то для этого пахать двадцать четыре часа в сутки. Но это осталось в прошлом. Теперь он мог себе позволить расслабиться.
  Очередная временная подружка, с которой как обычно расстался без всяческого сожаления, также осталась в прошлом. А новая, что ж, когда-нибудь тоже появится. И только тогда, когда он сам этого захочет. Никогда не терпел маломальского давления на себя и в дальнейшем терпеть не собирался. А, как показывает опыт, долгие отношения приводят именно к этому. Почему то все женщины, с которыми ему доводилось когда-либо встречаться, с какого-то момента начинали вдруг думать, что имеют право предъявлять ему претензии и диктовать свои условия. Потом конечно до них доходило, что с таким как Дмитрий, так нельзя. Но, как правило, уже было поздно.
  А ведь и надо то немного. Больше помалкивать и знать свое место. Просто скрашивать своим присутствием жизнь одинокого обеспеченного холостяка, который не собирался менять свой статус. Других особых условий у него не было. И Дмитрий обязательно это оценит, причем в хорошем таком денежном эквиваленте или дорогих подарках. Никогда скупым не был. Только вот как правило у длинноногих блондинок, которых он выбирал себе в партнерши, мозгов для анализа обычно не хватало. Как то очень быстро прокалывались, отчего сразу же оказывались за бортом. Расставался он без сожаления, потому как никогда не испытывал ни к кому настоящей привязанности, а уж про любовь и говорить не стоит. Вряд ли даже понимал смысл этого слова. В общем, был циником до мозга костей и Дмитрия все в его жизни устраивало. А разве это не главное...?
  Когда сворачивал на очередную улицу, взгляд зацепился за яркую, переливающуюся разноцветными огнями вывеску 'Ночной клуб Маяк'. И тут же пришло понимание, что перед ним находился как раз тот клуб, о котором они вчера разговаривали со своим помощником и который тот настоятельно рекомендовал забрать у незадачливого должника в качестве отступных. Олег Николаевич был убежден, что больше у того взять нечего. И вроде дело плевое, самому таким точно заниматься не стоило, тем более, Дмитрий действительно последнее время все чаще позволял себе расслабиться, доверяя неосновные дела своим подчиненным. Но в данный момент привычка быть в курсе всего взяла вверх и, хотя, понятное дело, аудит никто не отменял, он все же решил сам убедиться в том, что актив того стоит. Да и, в конце концов, до ночи еще далеко, почему бы не вспомнить молодость. Расслабляться так уж до конца...
  Припарковавшись возле клуба, Дмитрий вышел из машины. Фейсконтроль прошел без всяких препятствий, ну а дальше прямиком направился к бару, откуда по его мнению наиболее удобно было наблюдать за посетителями клуба, да и вообще за всем, что здесь происходило. Давно в таких местах не был, да и не мальчик уже, громкая музыка напрягала. Однако, по привычке, стал высматривать людей в зале, которые работали на хозяина клуба. Таких явных и неявных работников обычно в любом хорошем клубе достаточно было. И этот, также не являлся исключением. И надо сказать, Дмитрию здесь все больше и больше нравилось. Охрана была в меру незаметна и честно выполняла свою работу. Да и остальной персонал держал марку. Официанты сновали туда-сюда, спеша выполнить пожелания клиента, а про ди-джея и говорить нечего, старался на славу. В общем, гости были довольны. А их количество говорило о том, что клуб пользуется популярностью.
  Однако, через некоторое время Дмитрий убедился, что поспешил с оценкой клуба. Некоторые лица гостей, а особенно глаза, выдавали их с головой. Было очевидно, что кроме спиртного здесь еще кое-чем приторговывают. А значит, когда клуб перейдет к Дмитрию, придется все менять, практически начинать с нуля. И этот факт заставлял задуматься, нужен ли ему подобный головняк.
  Он продолжал пить коньяк и наблюдать за людьми, хотя мысли все равно вертелись вокруг клуба. Но неожиданно его взгляд невольно выдернул из толпы одну из танцующих. Девушка была яркой брюнеткой. Казалось бы совсем не в его вкусе, да и внешность не модельная. Ростом где-то чуть ниже среднего. Но в данном случае, это не имело значения. Девушка выглядела роскошно. Вот именно это слово первым пришло на ум, едва лишь Дмитрий увидел ее. И по тому, как она держалась и вела себя, было очевидно, что точно знает себе цену. И в тоже время, он отчего-то решил, что не особо она здесь себя уютно чувствует. Судя по выражению лица, будь ее воля, точно бы уже сбежала. Через некоторое время он убедился, что пришла она сюда с подругой, с которой они периодически переговаривались. Так что возможно оказалась в этом месте просто, что называется, за компанию.
  Прошло наверное минут двадцать, а его внимание не ослабевало. Ди-джей поставил медленную композицию, а Дмитрий возможно и сам не заметил, что глаз не спускал с незнакомки, которая к слову сказать великолепно двигалась. И даже не удивился, когда сразу несколько парней ринулись пригласить девушку на танец. Она была слишком яркой, чтобы не привлечь внимания. Понятное дело, что повезло только одному. Правда спустя некоторое время выяснилось, что она очевидно сделала неправильный выбор. Ее кавалер скорее всего немало до этого выпил, потому как вел себя совсем неподобающе, а точнее, начал руки распускать. И конечно девушке это не могло понравиться. Она попыталась избавиться от навязчивого поклонника, но у него точно были другие планы...
  Дмитрию вроде до всего этого не должно быть дело, но он невольно напрягся. Конечно была охрана, и рано или поздно зарвавшегося кавалера приведут в чувство, а может и за дверь выставят. Однако Дмитрий отчего-то не мог в этой ситуации оставаться спокойным и равнодушным, поэтому невольно поднялся. А к тому времени, когда он подошел к парочке, уже началась перепалка. Девушке все же удалось оттолкнуть парня, но в его состоянии уже очевидно было проблематично как то здраво мыслить. Он продолжал хватать незнакомку за руки и притягивать к себе, требуя продолжить танец. Дмитрий никогда не был рыцарем и спасителем незнакомок, но сейчас что то пошло не так, во всяком случае, чувствовал он себя не как обычно, и наверняка даже не заметил, как оказался в центре событий. Словно наваждение какое на него нашло. А уже через минуту парень, так некрасиво обошедшийся с девушкой, поверженный лежал на полу. Дмитрий стоял над ним, потирая при этом запястье, и недоумевая, неужели он это сделал. На самом деле, сам не понял, как все произошло, хотя выпил совсем немного. Да и не в этом дело... И надо сказать чувствовал себя довольно глупо при этом. Ведь уже не мальчик, чтобы настолько потерять контроль над собой. Девушка же явно была озадачена и очевидно тоже не ожидала такого поворота событий. Однако поблагодарить его все же решилась:
  - Спасибо. - Правда прозвучало это у нее не особо уверенно. Словно она сомневалась, что его помощь ей в самом деле нужна была и вообще к месту.
  - Не стоит, - ответил Дмитрий лаконично и даже не заметил при этом, как завис, разглядывая девушку. Ее нежный глубокий голос вызвал дрожь в его позвоночнике, а состояние было такое, что еще бы паре сосунков морду начистил. В присутствии незнакомки, которая даже в такой ситуации сохраняла гордый вид, так и тянуло на подвиги. И все же, когда подоспела охрана, он сумел взять себя в руки.
  - К управляющему меня проводите, - произнес он настолько властно и таким тоном, что у охраны и мысли не возникло ослушаться. Видно сразу поняли, что перед ними не простой посетитель. Да, Дмитрий знал, как заставить людей ему подчиняться.
  Кинув последний взгляд на незнакомку, он отправился вслед за одним из охранников. А, когда шел, невольно вспомнил ответный взгляд девушки, надо сказать, довольно странный такой взгляд. Так смотрит человек, который тебя вроде как узнал, только вот встреча для него оказалась неожиданной и совсем не из приятных. Правда непонятно, когда это он успел ей насолить. Дмитрий точно был уверен, что девушку он не то, что не знал, а вообще никогда раньше не видел. Иначе бы обязательно запомнил. Такая красота и уверенность в своей неотразимости никого не может оставить равнодушным. Занятый своими мыслями, он и не заметил, как оказался возле кабинета управляющего...
  Уже возвращаясь домой, также невольно размышлял не о прошедшем разговоре с управляющим клубом. Хотя там было о чем подумать, тот еще жучара. Скользкий тип. И, без всякого сомнения, выгоду совсем неплохую с клуба имел. Да и красоты ночного города за окном Дмитрия вдруг напрочь перестали интересовать. Нет, он думал о незнакомке, о ее необыкновенной, такой притягательной внешности и глазах. Чуть влажных и таких завораживающих, а еще о губах, волнительных, обещающих...
  Правда отчего-то неожиданно пришла и другая мысль, что ей бы больше пошло определение молодая женщина, чем девушка. Видно было, что в жизни она уже кое-что повидала и наивной точно не выглядела. Точно свысока, снисходительно на все происходящее вокруг смотрела и вроде как знала гораздо больше, чем те, кто ее окружал. И, казалось, именно это в ней и притягивало. Хотя, что говорить, Дмитрий не собирался лукавить, все остальное у нее тоже было на уровне, успел разглядеть, даже несмотря на то, что пуговицы на платье до самого ворота были застегнуты. Но разве такую красоту можно спрятать с помощью пуговиц... Фигура что надо. Не то, что эти модели, которые диетами доводили себя до полного истощения.
  И в то же время почему-то решил, что клуб это не то место, которое ей подходит. Вот рестораны, да, совсем другое дело. Причем, самые шикарные. У такой женщины вообще должно быть все самое лучшее. И почти тут же Дмитрий сам над собой посмеялся. Вот же нагородил, куда его фантазия занесла. Такого он от себя не ожидал. И головой в досаде мотнул. Мол все, хватит, просто надо проспаться. Устал наверное, вот и лезут в голову дурные мысли.
  Однако справиться с наваждением не удалось. Вдруг словно током ударило, что ведь и не увидит больше. Вот где теперь ее искать. Даже имени не спросил. Но самое интересное, настолько был увлечен своими мыслями о незнакомке, что ему даже в голову не пришло, что вообще первый раз в жизни так долго о женщине размышляет. Дмитрий и правда тогда не заметил, как в этот капкан угодил. А ведь раньше всегда удавалось избежать подобных ошибок, причем и особо стараться не приходилось. Никто его никогда не интересовал настолько сильно, чтобы он по-настоящему и всерьез увлекся. Однако ей чем-то удалось зацепить его за живое. Отрицать это он вряд ли бы сейчас посмел.
  А через пару дней не удержался и по его же собственному мнению очередную глупость совершил, снова в клуб поехал. И надо же, повезло, уже знакомая ему смена работала. И охрана и персонал... Дмитрий также, как тогда, наблюдал за танцующими и другими посетителями клуба, но конечно незнакомки уже не было. Наивно было бы надеяться на подобную удачу. Досадуя на себя, что приходится выставлять себя в таком свете, он все же обратился к бармену. Тот девушку вспомнил, но ничем помочь не мог, так как видел ее первый раз. Охрана также ничего о ней не знала. Так Дмитрий и ушел ни с чем, чувствуя при этом себя паршиво. И непонятно было, то ли от того, что не получил нужной информации, то ли от того, что вел себя по-дурацки.
  А потом почти в настоящий загул ушел, стараясь ни о чем больше не думать. Все, хватит. Итак себя на посмешище выставил. Словно сопливый пацан за девицей бегает. Такого с ним точно еще не случалось, и он очень надеялся, что и не повторится больше никогда. Поэтому прошел привычной ему дорогой, сауна, девочки и хороший такой мальчишник в ресторане. Спасибо друзьям, которые не зная причины такого неожиданного веселья, все таки его поддержали.
  Однако было очевидно, что ему ничего не помогло, хотя он и не спешил в этом признаваться. А вот подчиненные сразу на себе все грани его нынешнего настроения почувствовали. Лучше было вообще своему боссу на глаза не попадаться. Мог придраться к любой мелочи, да еще так отчитать, что впору под стол лезть. А иных даже уволить порывался. Особенно конечно секретарше перепадало, потому как бежать ей из приемной некуда было. Так что глаза все время на мокром месте были. Хорошо хоть верный помощник Олег Николаевич всегда под рукой и вовремя мог его гнев как то усмирить. А иначе точно бы многим пришлось другую работу искать.
  Вот и в этот день Дмитрий уехал с работы все с тем же настроением, которое называлось, как бы окончательно не сорваться. Всю последнюю неделю его все раздражало. Дмитрий злился на себя, на всех вокруг, а еще больше на незнакомку, которая так некстати встретилась ему на пути. И дернул его черт в этот клуб зайти...
  Еще эта погода, мрачная до невозможности. Нет, слава богу, дождь уже закончился, только вот низкие серые облака все портили. Во всяком случае, настроение ему окружающая действительность точно не прибавляла. Даже машину вел как то нервно и на скорости, больше, чем обычно. Резко завернув за очередной поворот, в который раз уже за сегодняшний день чертыхнулся, потому как не заметил глубокую лужу и как следствие, вода из под колес его машины хорошо так окатила прохожую. И то, что она собиралась переходить дорогу в неположенном месте, не было для него оправданием. Дмитрий остановил машину и вышел. В конце концов, у него появилась хорошая такая возможность отвлечься, да и глядишь, добрые дела ему потом зачтутся.
  А, когда подошел к девушке, безуспешно пытающейся стряхнуть грязные капли со своего светлого пальто, тут же буквально замер как вкопанный. Прохожая оказалась той самой незнакомкой, которую он безуспешно пытался забыть. Заметив Дмитрия, девушка не стесняясь, высказала ему все, что она о нем думает. А он вроде как и не слышал что она говорит. Стоял как истукан и просто смотрел на нее.
  - Да вы меня хоть слышите? Или оглохли? - спросила она с раздражением. Однако Дмитрий не сразу нашелся что ответить, но потом все же вышел из ступора.
  - Да, извините. - И, не удержавшись, улыбнулся как дурак.
  Она на это только головой покачала. А потом воскликнула с негодованием:
  - Ну надо же, ни стыда ни совести. Сделали гадость и еще и радуетесь этому.
  А ему казалось действительно все равно было, что она говорит и ругательства тоже мимо ушей пропускал. Только вот ее глаза цвета изумруда его очень интересовали. Такой огонь в них искрился, казалось еще немного и одежда на нем загорится. И она не ошиблась, ему и вправду весело было от всей этой ситуации, а еще от того, что видел ее перед собой. И на пальто плевать было. Да он с десяток ей таких купит.
  - Садитесь в машину. - Открыл он перед ней дверь. Но девушка явно не спешила ему подчиняться.
  - Да с чего вы вообще решили, что я с вами куда-то поеду? - спросила она с большим удивлением.
  Видя ее искреннее недоумение, Дмитрий терпеливо пояснил:
  - Должен же я как то загладить свою вину. Тем более, тут недалеко есть химчистка. По крайней мере, это я могу для вас сделать, и, кстати, кофе там неплохой готовят. В такую погоду в самый раз согреться.
  Девушка, продолжая смотреть на него с подозрением, все же подошла к машине, а потом не особо уверенно заняла пассажирское сидение. Видно решила, что он прав, куда теперь ей в таком грязном пальто идти, тем более, снова дождь начал накрапывать. Дмитрий, захлопнув дверцу, через минуту оказался за рулем.
  Несколько минут, пока они ехали, прошло в молчании. Девушка как-то притихла и во всей её напряжённой позе сквозила настороженность. Словно она уже жалела, что согласилась сесть в его машину. Как он успел заметить, характер у незнакомки определённо был, но, в тоже время, и чувство самосохранения присутствовало. Действительно, сесть в машину к незнакомцу, пусть и выглядящему прилично, на это не каждая решится. Кто знает, что у того на уме...
  Дмитрий, не имея возможности наблюдать за ней, поскольку следил за дорогой, просто наслаждался присутствием девушки и запахом её духов. И погода за окном автомобиля не казалась теперь такой уж мрачной. На душе стало враз как-то тепло и спокойно. Он точно знал, что теперь не выпустит ситуацию из-под контроля, хотя интуитивно и догадывался, просто ему не будет. Но был уверен, что справится. Его характер также брал верх над эмоциями.
  Девушка какое-то время молчала, но потом словно встрепенулась.
  - Вы заверили, что химчистка совсем рядом, однако едем мы уже довольно долго, - попеняла она ему.
  Дмитрий на её беспокойство только усмехнулся.
  - Я решил, что неизвестно как там справятся с такой работой, так что новое пальто, думаю, вам не помешает. Тем более, признаю, виноват, значит должен все компенсировать. Поверьте, я знаю одно хорошее местечко, там вам подберут все по размеру, и качество на уровне.
  Девушка сначала вроде как задумалась, и как ему показалось, своим молчанием выразила согласие его такому самоличному решению, но оказалось, Дмитрий ошибся.
  - За кого вы меня принимаете? Не знаю, с кем вам до этого приходилось общаться, но определённо вам не везло. Я не принимаю никаких подарков от незнакомых мужчин. - Сказано было довольно твёрдо и решительно, а ещё с оттенком негодования. Сомневаться в её словах не приходилось.
  Дмитрий внезапно остановил машину и слегка повернул голову в сторону пассажирки.
  - Так может пора познакомиться? Все-таки второй раз уже видимся, а имён друг друга не знаем. - И в подтверждение своих слов представился:
  - Самойлов Дмитрий Владимирович.
  Незнакомка не спешила отвечать, вероятно, решая для себя, а надо ли ей все это. Ведь последствия подобных знакомств всегда непредсказуемы.
  - Ну, же. Решайтесь..., - словно подначил её Дмитрий. При этом на его губах играла насмешка. Правда, признаться честно, весело ему особо не было, хотя, понятное дело показывать своих эмоций он не собирался. На самом деле, Дмитрий испытывал в данной ситуации настоящую досаду. Никогда ещё женщины не вели себя рядом с ним настолько неуверенно в плане знакомства. И дело тут явно не в том, что девушка считала себя недостойной его. Её сомнения были очевидно другого рода. Дмитрий не произвёл на неё особого впечатления, причём ни тогда в клубе, когда размахивал кулаками, ни сейчас, хотя и проявлял максимум терпения и понимания. А ведь мог бы и мимо проехать. Не очень-то приятно для его самолюбия осознавать подобное. Да уж, определённо эта женщина знала себе цену и не разменивалась по мелочам. Каждый её шаг был продуман. Дмитрию бы послать эту капризную даму, пусть и невероятно красивую, к черту, но он отчётливо понимал, что не сделает этого. Напротив, незнакомка ему кажется все больше и больше нравилась. Словно притягивала его чем то. Независимость, сквозившая в каждом жесте и каждом слове, и гордый взгляд, вкупе с прямой осанкой, производили впечатление и приковывали его внимание.
  - Ольга, - наконец выдала она, будто через силу, хотя он уже и не надеялся, настолько отчётливо виднелась внутренняя борьба на её лице. И при этом ни отчества, ни фамилии назвать не пожелала. Осторожничала. Явно оставила путь к отступлению. Ну что же, так даже интересней. Что-то вроде азарта в нем проснулось. Лёгкие победы Дмитрия давно уже не привлекали и не вдохновляли. В данном случае было за что побороться.
  Он снова тронулся с места, а потом вдруг резко крутанув руль, развернул машину в неположенном месте. Девушка только сильнее сжала перчатки своими ухоженными пальчиками, но ничего не сказала. Разве что посмотрела на него неожиданно так открыто и впервые хоть немного заинтересованно, что он не удержался, также задержал взгляд на её лице, забыв на какое-то мгновение про дорогу. И дыхание перехватило. Таких глаз ему ещё видеть не приходилось. Смотря в них, словно в омут проваливаешься.
  - Следите, пожалуйста, за дорогой, - осторожно заметила она, вернув таким образом Дмитрия в реальность. А голос под стать взгляду, завораживающий, совсем как там в клубе, пробирающий до костей. Дмитрий не мог понять, что с ним происходит. Точно наваждение какое-то. Безмолвно подчинившись, что было совсем на него не похоже, он снова стал смотреть на дорогу, чувствуя при этом на себе внимательный взгляд девушки. Кажется, она ничуть не стеснялась того, что так откровенно его разглядывает. Словно оценивала, взвешивала все за и против и его мнение на этот счет ее явно не интересовало. Девушка явно считала, что может себе подобное позволить. И он готов был с ней согласиться.
  Припарковавшись возле химчистки, он помог Ольге выйти из машины. А дальше были формальности, разговор с персоналом и заполнение необходимых бумажек. Дмитрий заплатил за срочность в тройном размере и за это они были препровождены в отдельную комнату, напоминающую комнату отдыха, получив при этом обещанный кофе. Администратор старалась на славу, заверив их, что в самое ближайшее время все будет готово. Им оставалось только ждать. Да и Дмитрию бы и в голову не пришло в данных обстоятельствах кого-то по-настоящему торопить. Напротив, было желание, чтобы время остановилось.
  Сначала между ними присутствовали напряжение и некая неловкость, но Дмитрий даже не собирался сдаваться, хорошо понимая, что другого шанса может и не представиться. Он первый начал беседу, что-то рассказывал о себе, вспоминая при этом интересные моменты из собственной жизни. И постепенно лёд растаял, а в её глазах он увидел искренний интерес, правда с оттенком грусти, природу которой, при всем желании, разгадать вряд ли бы смог. Слишком мало они были еще знакомы, чтобы делать выводы. Однако, уже через час ему показалось, что первые барьеры, которые безусловно были между ними, рухнули. Его подкупало как просто девушка общалась. Без всяческого флирта и ужимок, ничуть не стараясь понравиться. Напротив, была немного рассеяна и задумчива. Хотя особо о себе ничего такого не рассказывала, разве что немного о своей работе, Дмитрию все было интересно. Любая мелочь. Как оказалось, Ольга была из другого города, а здесь находилась вместе со своей коллегой в командировке. И в клуб тогда пошли просто развеяться, но, получилось не очень то это у них удачно...
  Он все сделал для того, чтобы этот, вечер как можно дольше не заканчивался. Из кожи вон лез. Приложил для этого максимум усилий. И, слава богу, они были вознаграждены, Ольга согласилась поужинать с ним в ресторане. Куда они и отправились, после того, как забрали наконец пальто. А там и вовсе время остановилось. Дмитрий казалось готов был вечно смотреть в её глаза, слушать завораживающий голос, мечтать о таких невероятных, притягательных губах. Загадочная, неприступная...
  И, конечно, испытал глубокое разочарование, когда она, сказав, что уже поздно, настояла на возвращении в гостиницу. Причём поставив при этом условие, что высадить он её должен был на довольно приличном расстоянии от входа, поскольку Ольга не хотела сплетен.
  А, когда уже ехал домой сильно злился на себя, потому как так и не поцеловал, хотя попытку сделал, но она не позволила, отвернув в последний момент голову. И руку вперед выставила, словно предостерегая. За этот поцелуй в тот момент многое мог бы отдать, но боясь все испортить, Дмитрий послушно отступил, хотя и ой как нелегко ему при этом было. Что с ним вообще творилось, и сам не мог понять. Обворожила она его что ли. Такой гаммы эмоций никогда еще в жизни не испытывал. А может он просто спятил... Единственное достижение, что карточку его взяла. Однако свой телефон в ответ не оставила. И он уже тогда догадывался, ему предстояло много бессонных ночей в ожидании одного единственного звонка...
  И не ошибся. Долго же она его мучила, принимая решение, почти две недели, за которые он чуть с ума не сошёл, потерял всякую надежду. И никакая интуиция не сработала, только одно лишь гадание на кофейной гуще и нетерпение, от которого руки чесались все бросить и начать поиски. Хотя и понимал, что нелегко будет найти. Ведь только имя всего лишь знал, и ничего больше. Но разве это его бы остановило. Но Ольга, словно в какой-то момент почувствовав, что он уже на пределе, все-таки позвонила...
  
  И снова говорил в основном Дмитрий, а она лишь неуверенно отвечала на его вопросы. По голосу Ольги было понятно, насколько тяжело ей стоило решиться на этот звонок. И даже в какой-то момент, судя по интонации в ее голосе, а еще больше по ее красноречивому молчанию, ему показалось, что она вот-вот готова бросить трубку, словно пожалев о своем порыве. И все же не сделала этого. Дмитрий не понимал подобной настороженности по отношении к нему, разве он давал повод. Единственно, что пришло в голову, возможно все дело в прошлом неудачном опыте... Но потом все же решил не заострять на этом внимание, а полностью сосредоточиться на том, чтобы суметь все таки доказать Ольге - ему стоит доверять. И очень надеялся, что у него будет для этого время и возможности. И она даст ему шанс. Да и вообще, какой вред он может ей причинить, когда влип по полной.
  Дмитрий действовал осторожно, словно минер, ни на чем не настаивая. Просто старался, что называется, зубы заговорить, чтобы развеять маломальские сомнения, которые у нее очевидно были на его счет. Словно приручал ее. Болтал о всякой чепухе. И так продолжалось еще неделю, по прошествии которой он все же решился намекнуть на свое желание приехать к ней, мысленно приготовившись при этом к долгому штурму и уговорам, попутно придумывая аргументы. А в глубине души и вовсе решил, что возможно придется обойтись и без ее согласия. Ведь теперь у него был ее телефон, а значит и найти ее будет легко. Однако Ольга сумела его удивить. Она вдруг неожиданно просто и, как всегда без всякого кокетства, сказала, что сама приедет через пару дней. Вот так, даже уговаривать не пришлось. Настоящая женщина. Принимала решение, следуя только одной ей известной логике. И именно в этот момент, Дмитрий по-настоящему поверил, что у него все же есть шанс, и был абсолютно уверен - он сумеет его в полной мере использовать...
  
  Дожидаясь поезда, Дмитрий вместе со своим водителем стояли на перроне. Он конечно предлагал Ольге прислать свою машину, но она отчего то предпочла поезд. Возможно, сыграл роль все тот же её совсем далёкий от покладистости характер. Конечно подобная зависимость от кого-то напрягала Дмитрия, он привык всегда и все держать под контролем, однако пока ничего с этим поделать не мог. Сейчас она устанавливала правила. И он даже не знал, изменится ли что-нибудь в ближайшем будущем. И, сколько выдержит подобный формат отношений, также было неизвестно. Впрочем, загадывать не стоило. При сложившихся обстоятельствах это являлось бесполезным занятием. Ясно было одно, в данном случае сошлись характер на характер. И пока счёт явно не в его пользу...
  Было холодно и дул противный промозглый ветер. Но он вряд ли замечал в данный момент все оттенки непогоды. Только разве что нетерпеливо поглядывал на часы. Поезд опаздывал уже на три минуты. Но вот наконец долгожданное объявление о прибытии и настроение в корне поменялось. А, когда увидел Ольгу, спускающуюся по ступенькам вагона, и вовсе на душе легче стало, хотя до этого напряжение никак не хотело его отпускать. А все дело в том, что Ольга улыбалась. Она спокойно подала Дмитрию руку и тут же оказалась рядом с ним на перроне.
  - Привет, - поздоровалась первая и смотрела так открыто, что заподозрить её в неискренности даже мысли не было.
  - Привет, - поприветствовал он в ответ и тоже улыбнулся. Никакой другой реакции и не могло быть. Во-первых, она была снова рядом. А во-вторых, выглядела Ольга ещё лучше, чем прежде, словно и не ехала восемь часов в поезде. Новое пальто. Как он отметил для себя, снова светлое. Длинные вьющиеся ухоженные волосы и безукоризненно наложенный макияж, хотя и по минимому. Очевидно, эта женщина при любых обстоятельствах выглядела безупречно. Её не застанешь врасплох. И это Дмитрию тоже в ней нравилось. - Ну что, пойдем?
  - Да, конечно. - Сумку отдали водителю и отправились вслед за ним к машине. Дмитрию и правда, пока они шли эту сотню метров, показалось, что погода вмиг наладилась, словно эта женщина была способна своим присутствием повлиять не только на его настроение, но и на окружающую действительность...
  - В отель Бастон, пожалуйста, - обратилась Ольга к водителю, назвав при этом точный адрес, когда они оказались в машине. Тот лишь слегка кивнул. Дмитрий же невольно отметил про себя, как свободно она держится. Ни дорогая машина, ни наличие водителя у него её очевидно ничуть не смущали. Значит, подобный образ жизни был для неё привычен. Он вдруг обнаружил, что ревнует эту женщину к её прошлому. Никогда не мог предположить в себе подобных эмоций. Раньше, такие чувства как ревность или любовь, были ему незнакомы.
  - Как доехала? - задал он вполне уместный в данных обстоятельствах вопрос. Ольга с очевидной охотой стала отвечать ему. Вероятно пауза между ними слишком затянулась, а взгляды Дмитрия, которые время от времени задерживались на её губах, сильно смущали девушку. Она принялась рассказывать о поездке и своей попутчице, которая, к её большому сожалению оказалась невероятной болтушкой. Так что отдохнуть и просто насладиться пейзажем за окном ей так и не удалось. Дмитрий при этом вроде и слушал внимательно Ольгу, но больше просто наслаждался её присутствием рядом, запахом духов и эмоциями, которые она ему, наверняка даже не подозревая об этом, щедро дарила.
  Отложив почти все свои дела, Дмитрий последующие несколько дней старался вовсю развлечь гостью, знакомил её с городом и угощал изысканными блюдами в самых дорогих ресторанах. А узнав, что Ольге уже через пару дней предстоит уезжать, и ни на что при этом не надеясь, пригласил её к себе в гости. Бросил, что называется, пробный шар. И, как ни странно, она согласилась, чему Дмитрий был удивлён, поскольку все эти дни, что была здесь, держала по отношению к нему дистанцию. Он это хорошо чувствовал, поэтому и рисковать не стал, старался держать себя в руках, хотя, что скрывать, нелегко ему было. Его спутница действительно, выглядела слишком роскошно, как он успел заметить это ещё при первой их встрече. И игнорировать этот факт было невозможно. Вряд ли бы нашёлся на свете мужчина, которому это было бы по силам.
  
  И надо сказать в этот день Дмитрий немного нервничал, что также являлось для него в новинку. Словно впервые принимал в своём доме женщину. Хотя определённо это было не так, много их у него побывало. Однако именно сегодня отчего то испытывал странное ощущение. Как будто внезапно пожалел о своей прежней неразборчивости.
  А вот его гостью похоже ничего не смущало. Во всяком случае, если и присутствовала нервозность, внешне это никак не проявлялось. Она стояла на пороге гостиной с этой своей загадочной и чуть снисходительной улыбкой на губах. Впрочем, девушка сама оставалась для него загадкой. На ней было восхитительное платье, которое приоткрывало чуть больше, чем обычно. Да что говорить, провокационное такое платье. Однако, это был как раз тот случай, когда стесняться действительно глупо. Ольга обладала потрясающей фигурой, от которой у каждого нормального мужика крышу может напрочь снести. И что то ему подсказывало, что она об этом хорошо знала...
  Так как до этого, чтобы им никто не мог помешать, Дмитрий отпустил домработницу, ухаживал за гостей сам.
  - Присаживайся. - Галантно отодвинул он стул от стола. Ольга не заставила себя долго ждать.
  - Красивый у тебя дом, - произнесла она искренне, усаживаясь при этом на свое место. Дмитрий сел напротив и разлил им вина.
  - За что будем пить? - спросила гостья все с той же улыбкой.
  - За тебя и твой приезд. Других тостов вряд ли от меня сегодня дождёшься, - усмехнулся он, но только одними губами. Взгляд, направленный на неё, при этом оставался достаточно серьёзным, а ещё, без сомнения, словно выжидательным. Он так и не разгадал её мотивов, почему она согласилась. Ведь конечно понимала, чем такие встречи заканчиваются. Наивной Ольга не выглядела. Впрочем, может и не было никакой загадки, зачем то она надела это платье.
  - За тебя, - отозвалась она словно эхо и, последовав его примеру, отпила из своего бокала.
  Раньше бы Дмитрий посмеялся над своими метаниями, ему совсем не свойственными, однако сейчас точно было не до смеха. Он хотел обладать этой женщиной до зубного скрежета. И вряд ли Ольга даже подозревала, что назови она сейчас любую запредельную цену, и он на все пойдет, только бы прекратить эту, как ему казалось, непонятную, изматывающую до одури игру. Только интуитивно понимал, что с ней так нельзя.
  - Что тебе положить? Рыбу или мясо? - Дмитрий старался оставаться гостеприимным хозяином, но мысли были о другом.
  - Рыбу, пожалуйста.
  Они принялись за еду и постепенно напряжение немного ушло. Да и выпитое вино давало о себе знать. Он включил тихую спокойную музыку, и они продолжали вести под неё неспешную беседу. А потом Дмитрий пригласил гостью на танец, хорошо понимая при этом, что приём банальный, но других способов оказаться как можно ближе к желаемому, у него в голове в данный момент не было. Ольга согласилась, но улыбка с её губ отчего то ушла.
  Однако Дмитрий вряд ли уже мог подмечать подобные моменты. Он весь был сосредоточен на своей цели. И в какой-то момент выдержка покинула его. Он привлёк свою партнёршу за затылок и поцеловал. Причём, получилось это у него довольно нетерпеливо, настойчиво, почти по собственнически. А руки, сжимающиеся у нее за спиной, ничуть не скрывали, что хотели бы бОльшего, много бОльшего. Хотя контроль при этом над собой все же окончательно не потерял, потому как через некоторое время все таки отпустил, с трудом при этом оторвавшись от её губ. Они были восхитительны, а поцелуй сногсшибательным. Правда не заметить, что она не ответила, он не мог. Но сейчас это для него почти не имело значения. Была только своя потребность, свои желания. Так они и стояли какое-то время, смотря друг другу в глаза. Дмитрий продолжал придерживать Ольгу за талию, но хватку все же ослабил.
  В её глазах отчётливо читалась насмешка.
  - Я все ждала, когда же тебе надоест изображать из себя хорошего парня. Я конечно оценила твои старания, но, прости, волчью натуру не скроешь.
  Что говорить, подобная откровенность задела его. А в глубине души было даже досадно, что она его раскусила. А ведь он так старался. Но она права, все эти ухаживания и сантименты не для него. Все получалось слишком топорно. Однако его отношение к ней было искренним, жаль, что она этого не заметила...
  Полоснув Ольгу недобрым взглядом, Дмитрий убрал руки с её талии и подошёл к столу. Плеснув себе в бокал коньяку, он опрокинул его залпом.
  - Я думал мы взрослые люди, - произнёс он не без претензии в голосе, так и не повернувшись к ней. Сейчас без сомнения он вернулся к себе прежнему, что означало, игры закончились... И почти тут же почувствовал её руки на своих плечах. Вот сейчас у него по настоящему дух захватило от её близости и от её дыхания на его шее. А, когда развернулся к ней, Ольга сама потянулась к нему. Его рот буквально обрушился на её губы, сминая, терзая их, словно наказывая за непокорность и долгое ожидание. А она ответила, и разницу он сразу почувствовал...
  
  Проснувшись утром, Дмитрий долго наблюдал за спящей девушкой. Рассматривал ее, словно она что-то диковинное. Ему и вправду все, что происходило, было в новинку. Потому как обычно просыпаться любил один, а присутствие по утрам женщин в своей постели считал чем-то вынужденным. И, в общем-то, практически никогда не пытался этого скрыть. Да и свое настроение в такие моменты также даже не думал хоть как то завуалировать. Раздражение прекрасно читалось на его лице. Поэтому частенько выслушивал от своих временных партнерш много нелестного в свой адрес. Но их мнение на его счет Дмитрия ничуть не интересовало. Он никогда ни под кого не подстраивался и делал только то, что нужно было ему. А за то, что женщина фактически должна была терпеть его дурное настроение и откровенный эгоизм, хорошо платил или щедро одаривал подарками. А тех, кого не устраивал такой расклад, он не собирался удерживать.
  Однако, с появлением в жизни Дмитрия именно Ольги, похоже все изменилось. Он впервые, хотя ему понятное дело, это и не особо нравилось, подстраивался под женщину. Более того, очень хотел, чтобы она как можно дольше оставалась в его постели. И было абсолютно неважно, утро сейчас или вечер. Он действительно наслаждался ее присутствием, любовался ею. Ее безупречной фигурой, едва прикрытой тонкой простыней, небольшой родинкой над верхней губой и роскошными длинными волосами, в беспорядке разметавшимися по подушке, в шелковистости которых хотелось лишний раз убедиться. Но Дмитрий не решался это сделать, чтобы не нарушить такую драгоценную минуту, когда ему ничто не мешало рассмотреть мирно спящую девушку. Хотя удерживать себя было и нелегко. Тем более воспоминания о прошедшей ночи были слишком свежи, прошло то всего несколько часов. Такого у Дмитрия еще не было...
  Ничем иным как безумием то, что происходило между ними, назвать было трудно. В тот момент он забыл обо всем. Ольга сама полностью погрузилась в процесс и утянула за собой его в этот нереальный водоворот эмоций и страсти. А он и не думал сопротивляться и вряд ли был способен трезво мыслить или вообще что-то соображать. Словно одурманенный. Снова и снова погружаясь в ее податливое тело, он беспрекословно подчинялся ее негласным приказам и сам был не менее требовательным в ответ. И Ольга ни на грамм не разочаровала его, напротив, превзошла все мыслимые и немыслимые ожидания. Никогда он не испытывал подобного наслаждения, такого острого, граничащего с болью. Даже где то на краю его сознания в какой-то момент мелькнула мысль, что вела себя в какой-то степени как мужчина, в том смысле, что достаточно эгоистично это у нее получалось. И о желаниях партнера похоже в тот момент особо не задумывалась, словно имело значение только ее удовольствие. Но подобная требовательность Дмитрию определенно нравилась и он всеми силами, практически наплевав на себя, стремился это удовольствие ей доставить.
  Особенно же его покорила ее искренность и полное отсутствие игры. Ольга действительно полностью отдавалось тому, что происходило между ними, не заботясь о том, как выглядит. А ее поцелуи, от которых дух захватывало, и вовсе сводили с ума. А ведь раньше он не особо это любил, предпочитая как можно быстрее перейти к главному. Но, похоже, Ольге удалось полностью перевернуть его представление о прелюдии и о занятии любовью в целом.
  А еще с улыбкой вспомнил, как он в какой-то момент этой восхитительной ночи, пытаясь справиться с дыханием, обессиленный откинулся на подушки, а она поднялась с постели и, как была, обнаженная прошла к столику, налив при этом себе вина. Дмитрий же, как не был утомлен, с жадностью следил за ней, не в силах оторвать взгляд от ее изящной фигуры, длинных стройных ножек, и не только...
  Развернувшись к нему и едва пригубив из своего бокала, Ольга очень хитро посмотрела на Дмитрия, а потом с улыбкой и не без провокации в голосе произнесла:
  - Я смотрю, ты уже выдохся?
  И снова ей удалось задеть его. Такого еще ни у одной женщины не получалось. А он, что говорить, поддался. Словно мальчишка... Уже через секунду Дмитрий оказался возле нее. Она даже слегка вскрикнула, когда оказалась в его крепких объятиях, таких обещающих. Синяки точно от подобного захвата останутся. А его горящий взгляд, направленный на девушку, в буквальном смысле обжигал и был почти угрожающим. Словно предостерегал ее от подобных насмешек в его адрес. Впрочем, очень скоро им уже обоим было не до смеха. Они долго не могли насытиться друг другом, словно и вправду соревнуясь при этом, кто первый сдастся. Но делать этого никто не спешил...
  Дмитрий, увлеченный рассматриванием, и не заметил, как внезапно Ольга открыла глаза. Первое, что в них отразилось, это страх. Словно она забыла в первый момент, где находится и кто рядом с ней. Но почти тут же ее отпустило. Она улыбнулась ему, правда при этом все же попеняла.
  - Ты меня напугал. Не люблю, когда на меня так смотрят по утрам.
  - Извини. - Голос Дмитрия звучал покаянно. Он был с ней согласен. Также не любил, когда кто-то на него спящего смотрел. Хотя, теперь определенно существовало исключение, конечно для Ольги. Да пусть хоть каждое утро с ног до головы разглядывает. Он совсем был не против.
  Чтобы еще больше не смущать девушку, Дмитрий поднялся и, надевая джинсы, спросил:
  - Что ты предпочитаешь на завтрак?
  - А что, можно еще и выбирать? - Прозвучало не без иронии
  - Конечно, все, что захочешь, - уверенно кивнул он в ответ.
  - Тогда яичницу с беконом. Ну, и кофе конечно, да побольше.
  Он посмотрел на нее удивленно и, улыбнувшись, в недоумении покачал головой.
  - Если бы не сегодняшняя ночь, я бы подумал, что с фантазией у тебя не очень. - Он думал пошутить, но ее лицо отчего-то оставалось серьезным. Неужели обидел? Дмитрий точно этого не хотел. Быстро подойдя к Ольге, он присел возле нее на корточки.
  - Я обидел тебя? - озвучил он свои страхи, ругая себя при этом последними словами за свою прямолинейность, которая была явно не к месту.
  - Нет, что ты, - тут же завертела она головой и улыбнулась в ответ. - Не заморачивайся.
  Дмитрию похоже этого было достаточно.
  - Тогда отправляюсь готовить завтрак, а то такой голодный, что и тебя могу съесть. - Правда вставать не спешил.
  Ольга не осталась в долгу:
  - Не удивительно. Тем более, ночью ты итак чуть меня не съел. - А он не выдержал и, наклонившись, поцеловал ее. Так долго терпел и наконец сорвался. Ее губы, словно магнит притягивали его. Ольга же как-то сразу отстранилась и категорично воскликнула:
  - Нет, нет! Обещал же завтрак. - Она даже ладонь впереди себя выставила. На что Дмитрий только тяжело вздохнул поднимаясь.
  - Да, придется идти. - И выглядел как настоящий страдалец, от чего Ольга задорно рассмеялась. А ему было и вправду сложно оставить ее даже на минуту. Словно отвернись он, и она будто мираж рассеется. А все, что было ночью, окажется, пусть и прекрасным, но все же сном. Однако завтрак готовить отправился. И очень надеялся, что справится, хотя сомнения и были, все-таки обычно это делала домработница. Но сейчас он и правда не хотел, чтобы им кто то помешал. Впрочем, яичница с беконом плевое дело и он даже подозревал, что Ольга специально назвала самое простое, что можно придумать, не желая его обременять. Ну, ничего, вечером непременно отправятся в ресторан и там все наверстают. На обед же у него были совсем другие планы...
  
  Они сидели в машине и почти не разговаривали. Дмитрий сам сегодня был за рулем. Ему совсем не нужны были свидетели их встреч и особенно расставаний. По настоянию Ольги выехали пораньше, так как она боялась пробок и что к поезду опоздают. Однако в результате приехали на вокзал слишком рано. Настроение у Дмитрия было откровенно скверным. Вот уже чуть больше месяца он жил в постоянном напряжении, практически от одного приезда Ольги до другого. Словно никаких желаний и стремлений в его жизни больше не осталось. К тому же, она категорически запрещала ему приезжать к ней, объясняя это работой, и что все равно они не смогут часто видеться, добавляя при этом, что живет она вроде как со старой теткой, которая гостей на дух не переносит. Ее объяснения не показались ему особенно убедительными, потому как был уверен, что место для встреч в любом городе можно найти, но возражать он не стал, как всегда опасаясь на чем-то настаивать и уж тем более давить на нее. Дмитрий сам себя не узнавал, что с ним стало, за фактически какой-то месяц. Откуда-то появилась неуверенность, которая раньше была ему абсолютно несвойственна. Он словно в другого человека превратился. Да еще эта ревность в придачу. Чего только себе не придумывал, когда Ольгу долго не видел. Ведь вполне возможно, что там, в той ее жизни, у нее есть другой. Такая женщина не могла быть одна. Это противоестественно.
  Однако, сейчас, понимая, что еще немного и свихнется, он решился на шаг, о котором раньше и не помышлял. Дмитрий достал из кармана пиджака бархатную коробочку и протянул Ольге.
  - Что это? - спросила она не без волнения, словно заранее понимая, что это непростой подарок. Да и напряжение, в котором пребывал Дмитрий, не почувствовать было сложно. Он не ответил, а Ольга нерешительно открыла коробочку и увидела кольцо. Впрочем, если бы она сказала, что не ожидала увидеть подобное, то конечно слукавила бы.
  - Я очень хочу, чтобы ты приняла его, - произнес он твердо, не поворачивая при этом головы и смотря прямо перед собой. Оба понимали, что это означает. Они действительно, как он сказал однажды, были взрослые люди. Ходить вокруг да около не стоило. Однако, это понимание не мешало ему ожидать отказа. Но, Ольга сумела его удивить:
  - Я могу подумать? - спросила она, также не глядя на него, видно почувствовав его настроение, и не желая усугублять обстановки. Он на какое-то время даже дар речи потерял, настолько был уже заранее был готов к полному и безоговорочному поражению. Однако, быстро сумев взять себя в руки, ответил:
  - Да, конечно. - И почти тут же объявили о прибытии поезда. Дмитрий же мысленно себе пообещал, что это в последний раз, когда он отпускает ее одну. Все, баста, в следующий раз только на машине. Но, на самом деле, надеялся, что следующего раза вовсе не будет и она приедет уже навсегда. И над своей наглостью даже не думал смеяться, потому как похоже дошел до предела. Его все эти короткие встречи достали. Он хотел, чтобы Ольга принадлежала ему вся без остатка.
  
  Дмитрий стоял у окна в своем кабинете и курил, смотря при этом куда-то вдаль. Однако, вряд ли мог на самом деле разглядеть что-то стоящее, поскольку мысли были заняты только одним. Вот уже несколько дней Ольга не звонила и не отвечала на его звонки. И от этого он все больше злился. В конце концов, он же не приставлял к ее горлу нож, требуя выйти за него замуж. Уж поговорить то можно. И даже не подозревал что то, с каким видом он сделал тогда предложение могло подействовать на потенциальную невесту не лучшем образом. Нельзя было не понять, что Дмитрий относился к этому очень серьезно. Ольга была умной женщиной и конечно прекрасно осознавала, что просто так отмахнуться или, тем более, отшутиться от его предложения не удастся. В случае отказа, необходимо будет все объяснить и аргументировать. И именно поэтому она наверняка медлила. Взяла паузу. Только скажи сейчас Дмитрию об этом, он бы наверняка не понял. Потому как действительно мыслить трезво для него в последнее время было проблематично. Им руководила одержимость, и любые аргументы, даже самые железобетонные, вряд ли на него бы произвели впечатления.
  Затушив сигарету, он подошел к столу и сел в кресло. Работа никак его в данный момент не интересовала. Однако, тут же срываться с места и ехать к Ольге Дмитрий тоже не собирался. Хватит, набегался. В конце концов, гордость у него тоже имелась. Стараясь всеми силами выкинуть все ненужные мысли из головы, он, наконец взялся за бумаги. И именно в этот момент зазвонил телефон. На экране высветилось Ольга. Как бы Дмитрий не храбрился, но мурашки помимо воли по коже пробежали. В его планы не входило заставлять Ольгу ждать и, поэтому он незамедлительно ответил.
  - Привет... - Все же раздражение и злость еще присутствовали, так что ответил достаточно лаконично, боясь наговорить лишнего. Его собеседница также похоже не планировала начинать с бесполезной болтовни, поэтому бросила такое же короткое:
  - Привет. - А после небольшой паузы неожиданно спросила:
  - Твое предложение еще в силе? - Она старалась говорить с насмешкой и, в тоже время, в ее голосе чувствовалось напряжение. У Дмитрия от ее вопроса, которого при всем своем оптимизме, ну никак не ожидал, во рту пересохло. С большим трудом, но он все-таки ответил:
  - Да, в силе. - В данный момент он почти ненавидел ее. За то, что заставила его помучиться и за то, какую силу над ним имела.
  - Я согласна. - Прозвучало более, чем неуверенно. Дмитрий это заметил, но предъявлять претензии по этому поводу точно не собирался. Только глаза слегка прикрыл, словно выдохнув при этом.
  
  Вернуться домой все же пришлось, не век же в гостинице куковать. Да и не любил он их. Пусть даже и самые дорогие, но это определенно не дом, где все сделано по твоему вкусу... Дмитрий, так и не переодевшись, разве что галстук и пиджак скинул, сидел за столом в кухне с бокалом виски. Домработницу отпустил на все выходные, поскольку видеть сейчас точно никого не хотел. Настроение даже не думал от самого себя скрывать, паршивое оно было у него во всех смыслах. Затянувшись очередной сигаретой, сам себе усмехнулся. 'По твоему вкусу...'. Нет, не так, по ее вкусу. Ольга многое успела переделать в доме. Спальню, гостиную, кухню. А он и не возражал. Жене конечно еще до переезда пришлось бросить работу в своем городе, а по его настоянию после свадьбы искать новую не стала. И конечно времени было много свободного, почему бы не посвятить его обновлению жилища. Тем более, его дом, стал тогда и ее домом, их общим...
  А вкус у Ольги был отменный. Она даже подумывала пойти учиться на дизайнера. Он был уверен, что она справится. Вообще, Дмитрию тогда казалось, что Ольге подвластно все. Она прекрасно готовила, умела хорошо выглядеть, поддержать любую беседу и даже давала ему советы. Как выяснилось, она и в бизнесе неплохо разбиралась. А еще больше в людях. Конечно, он признавал, что возможно слишком идеализировал свою жену, да скорее так и было, но тогда по-другому не мог к ней относиться. За эти полгода, что они были женаты, так успел к ней прикипеть, что не мыслил уже жизни без нее. Только вот у Ольги похоже было совсем другое к нему отношение.
  Возможно потом, когда его отпустит, он сможет хоть немного трезво мыслить, и ему удастся наконец ответить на все вопросы. И даже может хватит смелости поговорить с ней. Но пока Дмитрий и пальцем не способен пошевелить, чтобы хоть что-то выяснить. Так и продолжал находиться в прострации. Словно его полностью выпотрошили, душу вынули, а взамен ничего, только лишь одна пустота, будто в трясину затягивающая. И вот она как раз до чертиков пугала. Потому как в каком бы не был состоянии, Дмитрий понимал, что выбраться будет очень сложно, если вообще возможно. И жить с этим ему еще предстоит научиться. А пока алкоголь и сигареты стали единственным его спасением. Ну, еще девочки. Как только вернулся домой, сразу несколько вызвал. Как говорится, клин клином вышибают. Конечно, ничего подобное лекарство не изменило, но напряжение немного отпустило его. И даже мысли, как ему казалось, вполне правильные появились, что в верном направлении движется. Во всяком случае, продержаться это ему точно поможет. Говорят, время лечит. В данный момент Дмитрию очень хотелось верить этому изречению.
  В воскресенье, хорошо выспавшись и съездив в бассейн, как-то намного лучше себя почувствовал, пришло некое подобие спокойствия. И словно к себе прежнему стал возвращаться. Хотя, что говорить, боль не ушла, но будто немного притупилась. Дышать определенно легче стало. А потом и вовсе надумал делами заняться, ведь не зря работа считается лучшим спасением от дурных мыслей. До этого момента решал только самые насущные проблемы, а мелкие все на потом оставлял. Так что много их у него накопилось. Поэтому, без сомнения, самое время было брать себя в руки. Дмитрий занял свое привычное рабочее кресло в кабинете и полностью погрузился в изучение документов. Что говорить, работать он умел.
  А к вечеру, когда уже шею ломило от напряжения, решил, что размяться не помешает. Можно к примеру в клуб поехать. Да и с другом, Артемом, которому когда то этот самый клуб продал, не мешало бы встретиться. Тот давно уже намекал, что Дмитрий совсем после женитьбы пропал и про друзей почти забыл. Только вот объяснять про жену что-то придется и врать конечно. Потому как правдой поделиться вряд ли сейчас сможет, да и вообще сомневался, что когда-нибудь будет в состоянии о таком откровенничать. Пусть даже это и друзья его. Но и продолжать киснуть в доме, где все к тому же напоминало о ней, тоже желания не было.
  Собрав документы и положив их в сейф, Дмитрий уже собрался было закрыть его, когда его взгляд вдруг зацепился за шкатулку, где лежали драгоценности жены. Рука сама потянулась к ней, а он не стал противиться. Перебирая украшения, невольно вспоминал, где покупал их и по какому случаю. Хотя тогда ему не нужны были поводы. Он приобретал все эти эксклюзивные украшения по собственному желанию. Ольга как все женщины любила драгоценности. Но только сейчас ему отчего-то в голову пришло, что никогда ничего не просила. Да и на самом деле надобности такой не было. Он сам делал это охотно, потому как считал ее единственной, которая всего этого великолепия заслуживала. Она выглядела настолько шикарно, что одаривать ее чем-то более дешевым, было бы просто кощунством. Поэтому никогда не скупился, да и кого ему еще баловать.
  А потом, ругнувшись себе под нос, видно злясь на себя за то, что снова нюни распустил, стал быстро и даже как то суетливо складывать все обратно. Однако почти тут же снова вышла заминка. Дмитрий почти с недоумением смотрел на колье у себя в руке и пытался вспомнить, когда жена успела сломать на ней застежку. Так и не вспомнив, вдруг взялся за телефон, чтобы позвонить ювелиру. Сам знал, что глупо поступает, убрал бы и забыл. Так нет же, словно мазохист какой то, сам же эту агонию и продлевает. Но ничего со своим характером поделать не мог, не любил, когда что-то в доме сломано.
  
  Леонид Маркович, у которого он оказался буквально через полчаса после своего звонка, частенько его консультировал перед важными покупками. Дмитрий ничего не понимал в украшениях, поэтому и обращался к профессионалу. Действительно хотел, чтобы у Ольги было самое лучшее. А иногда и вовсе покупал что-нибудь по-настоящему стоящее, с историей. Например, как раз это колье было практически музейного уровня и когда-то принадлежало знатному роду.
  Сидя в уютном кресле, Дмитрий наслаждался великолепным коньяком, которым его потчевал хозяин дома. Тот в свою очередь сидел напротив, держа в руке колье, и внимательно рассматривал поломку, воспользовавшись при этом лупой.
  - Ничего, пустяшное дело, - произнес он уже через минуту и, вернув украшение в футляр, также взялся за свой бокал с коньяком. Дмитрию всегда нравился этот человек. Неторопливый, основательный, говорящий только по делу. Он очень к месту смотрелся среди всего этого антиквариата, которым окружил себя. Время здесь будто остановилось.
  Вот и в этот раз Леонид Маркович не стал разводить долгих церемоний, выспрашивать, к примеру, как это вас угораздило сломать такую вещь, а сразу взялся за дело. Действительно настоящий профессионал. Однако уже через минуту Дмитрию пришлось вмиг забыть обо всех этих соображениях и полностью переключиться на то, что ему неожиданно сказал собеседник:
  - Это хорошо, что вы решили копию сделать. Обычно я так и советую своим клиентам. Мало ли, что может произойти. Камень вдруг выпадет к примеру, а хозяйка и не заметит. А, если новый вставить, то, как сами понимаете, украшение сильно в цене потеряет. Уже совсем не то будет.
  Дмитрий, забыв о коньяке, воззрился на хозяина кабинета с недоумением.
   - Подождите, с чего вы решили, что это подделка? - Он даже вперед подался и смотрел так, словно не верил тому, что только что услышал.
  Леонид Маркович, в свою очередь, также ответил ему удивленным взглядом.
  - Но позвольте, Дмитрий Владимирович, как это решил? Я вас не понимаю... - Ему похоже даже сказать было нечего в подобной ситуации. Он искренне не понимал, в чем гость его подозревает и почему усомнился в его словах.
  - Я принес вам оригинал, тот самый, который вы когда то сами же проверили и одобрили. Неужели забыли? - напомнил ему Дмитрий. А что, все-таки человек в возрасте. Может с памятью плохо. Однако по взгляду хозяина кабинета было понятно, что старается он напрасно.
  - Это копия, - заявил тот упрямо. - Поверьте, я не зря ем свой хлеб. - И взгляд тяжелый, словно предостерегающий от дальнейших необдуманных высказываний. Конечно, ему не могло понравиться, что кто-то сомневается в его профессионализме.
  - Черт. - Тяжело выдохнув, Дмитрий откинулся на спинку кресла, присовокупив при этом еще пару ругательств. Но хозяин кабинета не обиделся, похоже и до него наконец дошло, в чем дело. А уже через час, в течение которого Дмитрий успел съездить домой и вернуться со всеми украшениями обратно, выяснилось, что все остальное было также подделкой. Пусть и довольно качественной.
  
  Конечно после того, что Дмитрий узнал, его настроение полностью изменилось. Оставлять все как есть он не собирался. Хотя до этого момента у него и были подобные мысли. Однако, теперь ситуация в корне поменялась и была твёрдая решимость выяснить все до конца, до точки. У него появилась конкретная цель. Тем более, он уже успел провести собственное небольшое расследование, результаты которого игнорировать у него в любом случае не получится, да и желания такого абсолютно не было. Но, в тоже время, рабочих проблем действительно накопилось воз и маленькая тележка, так что откладывать их решение и дальше не было никакой возможности, попросту было чревато. Конкуренты вряд ли бы простили ему такую оплошность. В деловом мире нерасторопность быстро наказывается...
  Первой в списке нерешенных проблем, стояло посещение столицы. Туда он и отправился. Тем более, очень надеялся за время этой деловой поездки убить, как говорится, сразу двух зайцев. Совместить решение рабочих вопросов и личных проблем. Раньше он всячески избегал подобного, но теперь у Дмитрия не было выбора. Придётся пойти против правил.
  И сейчас, сидя в кабинете своего делового партнера, Виктора Собинова, с которым они сотрудничали уже с десяток лет, Дмитрий, несмотря на то, что внимательно слушал своего собеседника, вставляя при этом время от времени свои собственные соображения, все же держал в голове и свою проблему. Когда обсуждение рабочих вопросов закончилось, хозяин кабинета, разлив по бокалам коньяк, пригласил Дмитрия за небольшой столик, словно давая понять, что с делами покончено и можно расслабиться. Что ж, гость был совсем не против, тем более, кроме того, что они уже обсудили, ему на самом деле было что сказать Собинову, и самое главное, о чем попросить... Нет, они не были близкими приятелями, да и вряд ли у хозяина кабинета вообще таковые имелись, но безусловно всегда умели находить общий язык, и, пусть порой и с трудом, приходить к общему компромиссу, хотя уступчивостью оба не отличались, но хорошими знакомыми их точно можно было считать. Но самое главное, Дмитрий доверял Собинову, а это в их мире было уже немало. Хотя, что скрывать, вот так просто, взять и выложить, что у тебя на душе, было нелегко. В этом они с хозяином кабинета были похожи. Вряд ли у Собинова даже мысль когда-либо возникала вести с кем бы то ни было откровенные беседы. Но в данном случае у Дмитрия действительно не было другого выхода, как посвятить его в свои проблемы.
  Усевшись напротив, Виктор внимательно посмотрел на своего гостя. А потом, не торопясь отпив из своего бокала, неожиданно поинтересовался:
  - У тебя все в порядке? Извини, если лезу не в свое дело, но выглядишь ты не важно. - Что ж, в прозорливости ему не откажешь. Хотя Дмитрию казалось, что вёл он себя на протяжении всего разговора вполне естественно, но, по видимому, полностью скрыть то, что на душе совсем неспокойно, ему не удалось. Он не стал юлить и честно признался:
  - Ты прав, есть проблемы, - кивнул Дмитрий, правда без особой охоты, словно все ещё сомневаясь в том, что должен открыться, и тут же отпил из своего бокала. А потом поставил его на столик и, наклонившись чуть вперёд, сцепив при этом пальцы в замок, в свою очередь также внимательно посмотрел на Собинова и уточнил:
  - Проблемы личного характера. - На этот раз его взгляд был очень серьёзен. И Виктору не надо было объяснять, что то, что гость собирался ему поведать, должно было остаться в стенах этого кабинета. В отношениях таких людей действовали негласные законы, нарушать которые точно не стоило. Впрочем, Виктору такое и в голову бы не пришло. Причем, ни случайно ни намеренно.
  - Я тебя внимательно слушаю, - произнёс он весомо. А Дмитрий и не собирался идти на попятный. Он уже заранее все решил, поэтому вкратце поведал свою историю. Впрочем, особо длинным его рассказ не был.
  А, когда замолчал, возникла пауза. Собинов пил коньяк и словно о чем-то размышлял, а скорее просто пытался переварить услышанное. Но потом, многозначительно глядя на Дмитрия, спросил:
  - Если я правильно понял, тебе ничего неизвестно о твоей жене?
  Лицо Дмитрия напряглось, кому приятно признаваться в том, что лоханулся. Однако он все же честно ответил:
  - Как выяснилось абсолютно ничего. - Голос при этом звучал почти зло. Хотя пенять в данном случае не на кого, это и правда был исключительно его косяк. Поэтому, пусть и без особой радости, все же продолжил свои откровения:
  - Паспорт поддельный, и все остальное, что я о ней знал, все также оказалось ложью. Кроме фальшивых драгоценностей и опустошенного счета, как ты понимаешь, на кругленькую сумму, все остальное, город, в который вроде как она возвращалась, фирма, где она якобы работала и даже гостиница, к которой я её подвозил когда-то в первый день нашего знакомства, все оказалось фикцией. Но выяснить больше ничего не удалось. И как ты понимаешь, мне этого недостаточно. Но моих возможностей на большее не хватит. В своей области у меня все схвачено, но в данном случае, как ты понимаешь, толку от этого немного. Тем более, не уверен, что за этим ещё кто-нибудь не стоит. Врагов, как ты знаешь, у меня хватает.
  Виктор покачал головой и не смог при этом удержаться от замечания:
  - А ведь я тебе не раз говорил, что давно пора бы уже обзавестись нормальной службой безопасности. Охрана это конечно хорошо, но хотя бы несколько толковых ребят надо в команде иметь. Мы все не жалуем наши органы, но, как видишь, иногда и они могут пригодиться.
  Дмитрию только и оставалось, что согласиться.
  - Ты прав, я свалял дурака. - Однако посыпать голову пеплом было не время. Да это и не в его духе.
  - Ты мне поможешь? - спросил он прямо. Хозяин кабинета не стал медлить с ответом:
  - Да, помогу, - кивком головы Виктор подтвердил свои слова. Самойлов был ему нужен, так что помогая ему сейчас, он мог в будущем также рассчитывать на дивиденды. Да и, что скрывать, просто неплохо к нему относился. А таких людей в его окружении было не так уж и много. - Мои люди этим займутся. - И Дмитрию этого было достаточно. Собинов никогда слов на ветер не бросал и пустых обещаний не давал. Однако, после небольшой паузы, во время которой, не забывая про обязанности хозяина, долил им ещё коньяку, Виктор неожиданно спросил:
  - Скажи, а ты знаешь, что будешь делать, когда найдёшь свою жену? - И очевидно застал этим вопросом гостя врасплох. Тот пристально смотрел ему в глаза, но при этом сказать ему было явно нечего. Так далеко он не заглядывал. Только разве что головой повернул несколько раз, опустив при этом взгляд и уставившись в свой бокал. А Виктор неожиданно рассмеялся. Дмитрий тут же, вскинувшись, снова посмотрел на него. Хотелось бы ему знать, что в этой ситуации смешного? Этот вопрос ясно читался в его глазах. Собинов не стал его томить.
  - Да уж, давно тебя знаю. Без сомнения, что касается дел, хватка у тебя железная, не раз в этом убеждался. Если за горло кого возьмешь, то уже не отпустишь. Пощады от тебя не жди и своего ты никогда не упустишь. Однозначно те, кто поумнее, предпочитают с тобой сотрудничать, а не воевать. И вряд ли кто из твоих конкурентов может похвастаться, что хоть раз удалось тебя обскакать, а тут... - Он снова усмехнулся. - Надо же, вроде обычная женщина, а смогла обвести тебя вокруг пальца. Невероятно...
  Дмитрий при этих словах не удержался от недоброго взгляда. Что ж, Виктору удалось задеть его за живое.
  - Поверь, она пожалеет об этом, - произнёс он твёрдо, и в его словах не было и капли сомнений.
  
  Уже идя по коридору делового центра, после того, как попрощался с Виктором, Дмитрий как то пытался собраться. Открывать душу перед кем бы то ни было, для него определенно не являлось привычным делом. Так что сейчас испытывал в данной ситуации вполне обоснованную досаду. Что говорить, не любил он идти против себя. Однако и хорошо понимал при этом, сейчас это вынужденная мера, по-другому просто не получится. Собинов конечно прав. Дмитрий, несмотря на то, что определенно имел в своих кругах большой вес, довольно халатно относился к таким вопросам, как безопасность, и соответствующей службы в глобальном, так сказать, смысле, не имел. Охрана не в счет. Всегда считал, что у него нет подобной необходимости. В общем, что говорить, был слишком самонадеян. Впрочем, для него это не удивительно, всегда таким был.
  Нет, конечно у Дмитрия везде были свои люди и по конкретным вопросам он к ним обращался, информация, как известно, дорого стоит, но нанимать кого-то на постоянной основе не планировал. Ведь пришлось бы, пусть и частично, делиться своими планами, а это не в его характере. Дмитрий всегда был очень закрыт. Да и признаться, ему есть что скрывать, правила он любил нарушать. А сегодняшний союзник легко мог завтра стать твоим злейшим врагом. И тогда информацию, которой он обладал, мог использовать против недавнего хозяина. Много таких историй насмотрелся. Как говорится, лучше учиться на чужих ошибках. Рисковать он не хотел. А, если так, значит, пусть и вынужденно, ему придется довериться Собинову, который, что говорить, обладал очень большими возможностями и обширными связями на самых различных уровнях. У них были общие интересы в бизнесе и это давало, пусть и не стопроцентную, но все же гарантию. Тем более, у Дмитрия было твердое намерение найти жену любой ценой, пусть даже придется ради этого рискнуть...
  Размышляя таким образом, Дмитрий подошел к лифту. Он еще не успел нажать на кнопку, как двери стали плавно разъезжаться в стороны. Даже интересно стало, кто это решил воспользоваться лифтом для vip-персон. Посторонившись, Дмитрий собирался пропустить вновь приехавшего, вернее приехавшую. Это оказалась молодая женщина. Настроение такое, что разглядывать кого-то даже в голову не пришло. Однако, выйдя из лифта, она сама вдруг обратилась к нему:
  - Здравствуйте, Дмитрий Владимирович. - И улыбнулась.
  Он почти удивленно перевел на нее свой взгляд, в котором также появилось узнавание. Невесело усмехнувшись, Дмитрий ответил на приветствие:
  - Здравствуйте, Дарья Сергеевна. - А смотрел при этом не особо доброжелательно, хотя Собинова точно не была перед ним ни в чем виновата. Просто сейчас он определенно не жаловал весь женский род, что было почти неудивительно в сложившихся обстоятельствах. А, увидев за ее спиной водителя, который, как он хорошо знал, исполнял вдобавок обязанности телохранителя, Дмитрий подумал, что Виктор то, в отличие от него не дурак. Поставь он кого-нибудь присматривать за своей женой, проблем бы точно меньше было. Впрочем, дурных мыслей у него сейчас в голове с избытком хватало, и вряд ли они отличались объективностью. Но отрицать то, что ко всем сейчас относился с подозрением, Дмитрий вряд ли стал бы.
  - Как ваши дела? Как жена? - спросила Дарья доброжелательно. Казалось, она не заметила его плохого настроения.
  - Жена? - переспросил он, вроде как не расслышав. А потом, засунув руки в карманы брюк и слегка пожав плечами, ответил:
  - Понятия не имею, - и головой при этом покачал. - Она сбежала. - Его тон не отличался любезностью, скорее отдавал предельной циничностью, а взгляд был дерзкий и где то даже наглый. И зачем то еще добавил:
  - С любовником, - словно испытывал свою собеседницу, провоцировал ее, правда вряд ли и сам знал, на что. Дмитрий хорошо понимал, что поступает глупо, но отчего-то так захотелось увидеть на лице Дарьи искренние эмоции. Уж больно сдержанно она всегда себя вела, а сейчас это отчего-то раздражало. И, надо сказать, ему это удалось. Дарья явно растерялась. Ответить на подобные откровения ей было нечего. Дмитрий конечно осознавал, что она может рассказать Собинову про его несдержанность, но ему вроде как плевать было. Столько злости за последнее время накопилось, что появилась настоятельная потребность выплеснуть ее на кого-нибудь. Только вот Дарья этого меньше всего заслуживала, но видно и вправду все женщины ему сейчас казались одинаковыми, так что справедливости от него ждать не приходилось. Однако она видно все же не обиделась, по крайней мере, внешне это никак не проявилось, по-прежнему смотрела на него по-доброму. И даже почти сочувственно, отчего у него на душе стало еще более скверно. Жалость для его самолюбия, которого у Дмитрия хватало в избытке, была противопоказана. Однако, в конце концов, он смог взять себя в руки.
  - Извините, - произнес неожиданно покаянно и отвернулся. А еще чертыхнулся, снова не сдержавшись. Наступила пауза, после которой Дарья, внимательно глядя на Дмитрия, неожиданно вновь обратилась к нему, хотя он на это и не рассчитывал. После его выпада она вправе была совсем теперь с ним не разговаривать. Честно говоря, даже удивился, что она еще вообще продолжала находиться рядом с ним, терпеть его общество.
  - Я могу вас попросить об одном одолжении? - спросила Дарья неожиданно осторожно, словно опасаясь новой порции негатива с его стороны.
  - Интересно, каком? - Он на самом деле был заинтригован. О чем может просить женщина, которая имеет в жизни практически все и желания которой наверняка исполняются, едва она успевает о них подумать. Тем более, об отношении Собинова к своей жене хорошо знал. Ради нее он готов был на все.
  - Я хочу вас попросить, дайте своей жене шанс.
  - Вот как? - Дмитрий даже бровь приподнял почти в изумлении и усмехнулся. Но она не обратила внимания на его иронию и продолжила:
  - Несмотря на то, что мы с вами не так часто общались, я все же неплохо успела вас узнать. Вы чем-то похожи на моего мужа.
  - Вы говорите загадками. - Немного расслабившись, Дмитрий смотрел на Дарью уже немного по-другому, с улыбкой, за которой на этот раз практически не стояло никакого подтекста. Его и правда словно отпустило. Даже теперь вроде сам себе удивлялся, и чего завелся. Но она, напротив, стала какой то, как ему показалось, чересчур серьезной.
  - Просто, боюсь, в запале вы можете совершить что-то непоправимое. Пожалуйста, дайте Ольге шанс все вам объяснить. Уверена, она не могла без веской причины поступить плохо. - Дарья говорила таким тоном, будто точно знала, от чего его следует предостеречь. Вероятно его состояние и злость, бурлившая у него в душе, не остались для нее незамеченными. А ее голос звучал так, будто для нее было очень важно то, о чем она говорила, и о чем просила, чем вызвала его неподдельное удивление. Однако, заподозрить Дарью в неискренности Дмитрий бы не посмел.
  - Мою жену вы тоже знаете также хорошо, как вашего мужа? - В его тоне снова появилась насмешка. И он считал, что имеет на нее право. Дарья виделась с Ольгой всего то несколько раз, так что откуда у нее вообще может быть на ее счет хоть какая то уверенность. Но она не поддалась и все также серьезно кивнула.
  - Да. - Она вроде как на самом деле была убеждена в том, что говорит, а тон был категоричен. - Поверьте мне, ваша жена не способна на подлость. - Он не успел ничего ответить, как Дарья, посчитав, по-видимому, что сказала достаточно, резко развернувшись, стала стремительно удаляться от него в сопровождении своего верного телохранителя. А Дмитрий так и остался стоять, вроде как даже забыв про лифт, и смотрел ей вслед. Эта женщина всегда восхищала его. Красивая, гордая и знающая себе цену. Наверное, только такая жена и могла быть рядом с Собиновым, усмирять при этом его непростой характер, который всем был известен. Однако, вряд ли то, что сейчас она сказала, по-настоящему дошло до Дмитрия. Все это просто женские штучки, чтобы заморочить голову. А мужики настоящие лохи, раз на них ведутся. А на самом деле, все просто, есть предательство и оно должно быть наказано. Он был в этом уверен, и вряд ли даже такая женщина сможет сбить его с толку.
  Он наконец зашел в лифт, и, нажимая на кнопку первого этажа, вдруг отчего то подумал, что несмотря на то, что Дарья блондинка и всегда вела себя очень сдержанно, а его жена была казалось бы ее полной противоположностью, все же, в чем то они были похожи. Обе отличались достоинством, с которым всегда держались. Только вот одной удалось его сохранить, а другая отчего-то в конце концов предпочла роль потаскухи. Так что в данный момент их ничего не объединяло. Зря Дарья Сергеевна решила заступиться за Ольгу. Ей уж точно лучше не лезть в это дело, чтобы не замараться. Очевидно, теперь между ними пропасть. И Дмитрий уже сто раз пожалел, что был так не сдержан и что сорвался. Эмоции в данном случае взяли над ним верх, а это недопустимо. Собинов обещал помочь, а больше его отношения с женой никого не касались. Если Дарья расскажет ему о разговоре, то о помощи можно забыть. Однако, в глубине души был уверен, что она не побежит жаловаться мужу. Дарья права, они все успели друга друга неплохо узнать, и возможно поэтому, когда возникла серьезная проблема, он пришел именно к Собинову, пусть и нелегко ему это решение далось.
  
  Прошла всего неделя, а Дмитрий и не ожидал, в каком нетерпении ее проведет, места себе не находил. Можно сказать, время для него остановилось. В какой-то момент даже подумал, что Виктор просто забыл про него. Но практически сразу же отмел эти нелепые мысли. Собинов никогда, ничего не забывал и слово свое всегда держал. Тем более, на следующий же день после их разговора, еще там в Москве, к нему в гостиницу приходил его человек, которому Дмитрию пришлось все рассказать о своей жене. Впрочем, те сведения о ней, какими он обладал, как теперь выяснилось, оказались фальшивкой, так что вряд ли бы пригодились. Оставалось надеяться только на фотографии. Кстати, Ольга совсем не любила фотографироваться, несмотря на то, что обладала сногсшибательной внешностью, отчего он всегда недоумевал, вроде чего стесняться. Но сейчас Дмитрий уже конечно хорошо понимал причины ее упорного нежелания оставлять ему что-то о себе на память.
  Но все же ее снимки у него имелись в наличии. Особенно свадебных было много. А ведь и от нее пыталась отвертеться. Ольга тогда хотела просто расписаться. И вот тут уже Дмитрию пришлось свой характер проявить. С подобным он точно не мог согласиться. Жениться собирался только один раз, поэтому и свадьба должна быть шикарной. Ольге пришлось в данном случае принять его условия, хотя и видно было, что сделала это без особой охоты. Для него конечно все это было странным и, что говорить, немного задело. Ведь все женщины всегда мечтают о незабываемой свадьбе, и особенно о красивом платье. Но видно Ольга была исключением, хотя и правда, уж ей то стесняться нечего было. А Дмитрий, что греха таить, очень гордился своей невестой и прятать ни от кого точно не собирался. Напротив, любил везде появляться в ее обществе и выслушивать многочисленные комплименты в ее адрес...
  Чтобы хоть как-то отвлечься от всех этих мыслей, которые казалось словно рой пчел, одолевали его, и сократить время ожидания, Дмитрий по полной загрузил себя работой. И это действительно был единственный для него выход. А еще поводом для отказа от встреч с друзьями, которые похоже на него основательно обиделись, поскольку было уже очевидно, что Дмитрий практически откровенно избегал общения с ними. Даже говорили, что зазнался. Мол теперь он птица высокого полета, поэтому и сторонится их. Вроде как они ему не ровня. Все это не было справедливым, но, что поделать, им всем придется потерпеть. Он вряд ли бы сейчас смог быть хорошим собеседником. Вести пустые разговоры, думая при этом совершенно о другом, да еще изображать бодрость духа, это в данное время не для него. Дмитрий конечно умел держать лицо при любых обстоятельствах, но с друзьями так не хотел. Тогда зачем вообще они нужны, если еще и при них необходимо что-то там изображать, играть и, вообще, вести себя неестественно. За это он и ценил их дружбу, за возможность, хотя бы в небольшом кругу немного расслабиться и пусть недолго, но побыть собой. В мире большого бизнеса и больших денег, в котором ему обычно приходилось вертеться, он не мог себе подобного позволить. Там друзей не было.
  Но в данный момент Дмитрий вынужден был взять паузу, поскольку точно знал, что не сможет быть ни с кем откровенным, даже с друзьями. Для него в сложившейся ситуации это неприемлемо. Возможно виновато было все то же самолюбие. Что говорить, придется что-то непременно объяснять, но, что еще хуже, признаться в том, что собственная жена, которую ты буквально боготворил, обвела тебя вокруг пальца, оставила в дураках. Это было в принципе непросто, а для него, что говорить, невозможно. И он точно знал, никогда в этом никому не признается. Собинов не в счет, это вынужденный шаг. Дмитрий всегда знал, случись что, друзья ему помогут, однако в этот раз был твердо уверен, это не тот случай, когда нужно изливать душу. Все, что произошло, останется при нем.
  И все-таки, долгожданный день настал. Он как раз был в закрытом мужском клубе, отдыхал возле бассейна, когда ему позвонили. Голос был до невозможности нейтральным и профессиональным. Его собеседник даже не думал проявлять хоть грамм эмоций, а просто честно выполнял свою работу.
  - Я ее нашел. Она в Екатеринбурге. И, кстати, собирается через пару дней выехать за границу. Так что, если хотите застать, вам лучше поторопиться, потому как есть такое подозрение, что это билет в один конец. Возвращаться она явно не собирается. - Собеседник Дмитрия сделал паузу, но видно понимая, что ответа ему не дождаться, продолжил:
  - Все данные я вам скину сейчас. Правда успел нарыть только минимальные сведения. Времени было слишком мало. Но, если необходимо больше информации, я продолжу. - А после того, как услышал в трубке лаконичное: 'Мне нужно все', тут же отключился. Дмитрию понадобилось только пару минут, чтобы собраться с мыслями, а потом снова набрал чей-то номер и отдал распоряжение: 'Готовь машину на завтра. Едем в Екатеринбург'.
  
  Ему абсолютно не было необходимости приезжать сюда, люди Собинова хорошо знали свое дело и он был уверен, что сделают все как надо, однако Дмитрий не удержался. Почему то возникло желание посмотреть, где она живет. Словно хотел заново познакомиться. Тем более, он и вправду ее совсем, как выяснилось, не знал. И сейчас, сидя в машине, видел перед собой обычную старую обшарпанную пятиэтажку, ничем не отличающуюся от тысячи других таких же домов в этом городе. И не мог поверить, что Ольга жила именно здесь. Уж больно подобное жилье не вязалось с ее образом. Однако, факт оставался фактом, она действительно здесь жила и даже работала где то недалеко. Больше он практически ничего не знал. Человек Собинова обещал, что остальная информация будет у Дмитрия буквально через час. Ну что же, он подождет. Тем более, это уже не имело особого смысла, главное, он ее нашел. Правда невольно все же промелькнула мысль о том, куда же она дела все деньги, которые украла? Почему продолжала жить в подобном месте, хотя могла бы многое себе позволить?
  Пока он задавался этими вопросами, чуть не пропустил тот момент, когда дверь подъезда внезапно распахнулась, и Дмитрий увидел Ольгу. От неожиданности он даже нервно сглотнул, настолько не рассчитывал увидеть ее вот прямо сейчас, сию секунду. Да и разве такое можно предвидеть. Нет, конечно, он знал, что это произойдет, но не думал, что случится это гораздо раньше запланированного. Забыв обо всем, Дмитрий с жадностью смотрел на свою жену. Да, он без сомнения, сейчас ненавидел ее, но это не мешало ему, не смотря ни на что, любоваться ею. Кажется, она стала еще красивее. Черные волнистые волосы, обласканные ярким майским солнышком, отливали невероятным блеском. Ее походка и осанка были безупречны. Правда одета она была как то непривычно. На ней были обыкновенные джинсы и простая легкая ветровка. Когда Ольга жила с ним, никогда так не одевалась. Но даже такой наряд ей шел и ничуть не мешал выглядеть, как королеве, которая только благодаря какой-то нелепой случайности оказалась в подобном месте.
  Ольга уже скрылась за домом, а Дмитрий еще какое-то время продолжал находиться словно в прострации. Он вытащил сигареты и закурил, правда не особо это ему помогло. На душе было скверно. Выйдя из машины и, продолжая периодически подносить сигарету ко рту, жадно затягиваясь при этом, прислонился к капоту. Так прошло пару минут. И только телефон, который внезапно ожил у него в руке, немного помог ему прийти в себя. Дмитрий ответил:
  - Да.
  - Сейчас самое удобное время, - без лишних предисловий проговорил его собеседник. Дмитрий без сомнения понимал, что это означает.
  - Хорошо, действуйте, - ответил он как всегда кратко, будучи уверенным, что этого более чем достаточно. Люди Собинова действительно хорошо знали свое дело.
  
  Ольгу уже привезли, и Дмитрий об этом знал, но почему-то встречаться с ней не спешил. Его помощник снял этот загородный дом, имея минимальное время для выбора, но кабинет здесь имелся. Когда-то, очень давно, он сам жил в этом городе, но недвижимость после переезда была продана, так что ничего не оставалось, как воспользоваться чужой. Хотя это и было для него непривычно. Впрочем, сейчас Дмитрия занимали совсем другие мысли. Он сидел за огромным массивным столом в этом едва знакомом ему и неуютном интерьере, но вряд ли на самом деле видел что-то вокруг себя. Его внимание было полностью сосредоточено на бумагах, которые он держал в руках. Конечно они касались Ольги, только она сейчас и занимала все его мысли.
  Как выяснилось, имя было настоящим. А что касается всего остального... Кириллова Ольга Николаевна, тридцать лет. До замужества, как ни странно ему теперь казалось, работала экономистом в довольно приличной компании, с которой Дмитрий даже когда-то сотрудничал. А сейчас трудилась в небольшой ничем не примечательной фирме, торгующей канцелярией. И зачем с такими деньгами ей это понадобилось, непонятно. Но все это в общем-то обыденность, самое интересное было гораздо раньше. Ее связь с крупным бизнесменом, а по слухам, бывшим криминальным авторитетом, Терентьевым Андреем Вадимовичем, которая длилась пять лет. Встретились они, когда Ольге было всего двадцать два года. Раньше бы данному факту он точно удивился, но сейчас, зная уже о своей жене достаточно, отнесся к подобной информации практически спокойно. Разве что разница в возрасте изумляла, двадцать пять лет. Он даже головой мотнул, словно недоумевая, неужели ей не противно было ложиться с ним в постель... Однако, по крайней мере, стало понятно, откуда у нее такие навыки. Так ловко его обчистила, а он ни сном ни духом. Но видно действительно у нее был хороший учитель.
  После того, как она рассталась с Терентьевым три года назад, никаких упоминаний о других мужчинах больше не было. По словам соседки за ней не один раз приезжала какая-то машина, 'черная такая, большая', но кто там был, бог его знает. Еще оказывается у Ольги есть дочь, десяти лет. А живет она и вправду у тетки, только кроме этого в квартире числится еще пара человек, жена двоюродного брата с сыном. Сам брат умер несколько лет назад. А тетка прикована к инвалидной коляске. В наличии имелось еще пару листочков. Что-то про детство, учебу, но вряд ли это было интереснее того, что он уже успел узнать.
  Закрыв папку, Дмитрий на какое-то время задумался. Да уж, такого он совсем не ожидал. Хотя, появись у кого-нибудь охота, спросить у него, а на что он собственно рассчитывал, затеяв расследование, наверняка бы не смог ответить. Единственно, что было по-настоящему странным и непонятным, почему она не плюнула на все свое многочисленное семейство и не сбежала за границу. Да, она как раз по его сведениям собиралась это сделать, но по какой причине медлила? Как Дмитрий успел убедиться, действовать быстро Ольга умела...
  Однако, задумался он ненадолго. Все это лирика. Потому как пелена перед глазами, сотканная из злости и ненависти, мешала ему трезво мыслить. Семейство его, теперь уже бывшей жены, так же, как и ее биография, Дмитрия меньше всего волновали. Просто некоторые вещи стали более понятны, но и только. По-настоящему же, его интересовало лишь одно, как наказать Ольгу. Еще никому и никогда не удавалось безнаказанно потешаться над ним и ей в том числе. И счет за это он намерен предъявить большой. В этом даже не приходится сомневаться.
  
  Открыв дверь, он вошел в комнату, сразу же наткнувшись при этом взглядом на Ольгу, которая сидела на кровати. Такой потерянной он конечно никогда ее не видел. Она словно даже изменилась с тех пор, как он увидел ее тогда у подъезда. В один момент вся будто осунулась, пожалеть впору. А в глазах настоящий испуг и взгляд настороженный, потому как не знала, что от него ожидать. Дмитрий, видя ее состояние, чуть не усмехнулся, но сдержался, хотя злости в нем сейчас особенно в избытке было. По-видимому, его жена всегда была о нем невысокого мнения и считала его настоящим лохом. Возможно поэтому и не стремилась быстрее сбежать, потому как не ожидала от него подобной прыти. И, наверняка, уже вообще забыла о его существовании. Ну да, обычный добропорядочный бизнесмен, который вряд ли в состоянии постоять за свои честно заработанные миллионы и затеять поиски беглянки, которая эти миллионы у него и украла. А тут, надо же, все таки сумел удивить, правда в нехорошем смысле.
  И наверное поэтому, Дмитрий даже достигнув цели, чувствовал себя все равно паршиво. А еще полным дураком. Ведь и правда, наизнанку когда-то перед ней выворачивался, пылинки сдувал, а она оказывается все это время, глядя на него, просто посмеивалась про себя, и вынашивала планы, как облапошить наивного идиота. Дмитрий даже не думал этого отрицать, именно идиотом себя и считал. А, как еще можно его назвать. Теперь оставалось только недоумевать, как можно было так враз поглупеть от любви, что мозги просто начисто отшибло. В данном случае, винить некого, сам виноват...
  Забыв о приветствии, в данном случае, скорее всего лишнем, они еще какое-то время играли в гляделки, словно заново изучая друг друга. Присматривались. Дмитрий успел за это время усесться напротив Ольги на стул и закурить. Выпуская дым, он смотрел на нее чуть с прищуром, совсем недобрым взглядом, который она не смогла выдержать, также как эту невыносимую тишину, установившуюся между ними.
  - Чего ты хочешь? - спросила она с нажимом, пристально глядя ему в глаза. Видно, что страх не отпустил ее, но держалась Ольга неплохо, хотя напряжение в ее позе и в голосе безусловно присутствовало.
  Однако Дмитрий не спешил отвечать. Он вольготно откинулся на спинку стула, положа при этом ногу на ногу, в очередной раз затянулся и, сделав паузу, все-таки заговорил:
  - Странный вопрос, - пожал он плечами, словно и правда так думал. Но потом неожиданно все же ответил, будто одолжение сделал:
  - Денег конечно. Все, что взяла. И можешь идти на все четыре стороны. - И усмехнулся при этом, только одними губами, в глазах же был сплошной лед.
  Ольга в ответ повернула несколько раз головой.
  - У меня их нет.
  Но Дмитрию на ее проблемы и отговорки было плевать, да и в принципе верить ей не собирался.
  - Значит, ты останешься здесь, пока кто-нибудь не одолжит тебе их.
  После небольшой паузы, во время которой она словно о чем-то задумалась, Ольга обратилась к нему с просьбой:
  - Мне нужен телефон. - Понятное дело, что перед тем, как привезти её сюда, люди Собинова отобрали его у неё.
  - Зачем? - Дмитрий смотрел на неё с таким видом, словно предостерегая при этом, вроде как, не надо искать кого-то глупее себя. Однако его взгляды на неё явно не подействовали.
  - Перевести тебе деньги, - ответила она просто.
  Несмотря на то, что недоверие из его глаз не исчезло, Дмитрий все же поднялся и, открыв дверь, приказал охране принести её телефон. Когда Ольга получила его и в придачу номер расчётного счета Дмитрия, она перевела деньги. Он, в свою очередь, заглянув в свой телефон, смерил её нехорошим взглядом.
  - Это даже не смешно. - По сравнению с тем, что она у него, так сказать, позаимствовала, сумма, которую Ольга ему перевела и правда была смехотворной.
  - Но больше у меня правда нет. Только недвижимость за границей...
  - А ты хорошо подготовилась, - перебил он её, покачав головой при этом. И взгляд на этот раз был особенно колючий и неприятный. Вроде как снова пришли совсем не радужные мысли, что ведь все это она проделывала, живя с ним. Ловко, ничего не скажешь.
  - Я могу продать её, просто на это потребуется время. - Вроде все логично, но Дмитрий не поддался.
  - Даже не думай. Уверен, недвижимость оформлена не на твоё имя, так что ищи потом тебя. Наверняка, к тому же, у тебя в запасе ещё несколько паспортов имеется. Да и ждать, когда на неё найдётся покупатель, я не намерен. - Он сделал паузу, продолжая сверлить её более чем неприятным взглядом, а потом подвёл черту:
  - Тебе придётся найти деньги в другом месте.
  Видно было, что Ольга была растеряна.
  - Но мне больше неоткуда их взять, это правда.
  Дмитрию на её доводы было плевать, что он и озвучил:
  - Мне нет никакого дела до твоих проблем. Значит придётся хорошенько поднапрячься, чтобы найти необходимую сумму. Ты же у нас, как выяснилось, очень предприимчивая особа. Ну, если конечно хочешь выйти отсюда целой и невредимой. - На этот раз в его голосе и взгляде была ничем не прикрытая угроза. - Ребята, которые привезли тебя сюда, - он качнул головой в сторону двери, - как сама понимаешь, не отличаются особыми манерами. Они готовы выполнить любой мой приказ. - Последнее было сказано с нажимом.
  Ольга сидела, опустив голову, и ответить ей явно было нечего.
  - Можно, я позвоню дочери? - спросила она таким тоном и с таким отчаянием на него посмотрела, что он чуть не повёлся. Ведь и раньше ей и говорить ничего не надо было, стоило только лишь посмотреть на него, и Дмитрий ничего не мог противопоставить этому взгляду. Однако в этот раз ему удалось совладать с собой. Накопившаяся в нем к этому времени злость, помогла ему в этом. К тому же Дмитрий ни на секунду не забывал, с кем имеет дело и какая Ольга притворщица. Что говорить, она и вправду отличная актриса, многие профессионалы наверняка бы ей позавидовали.
  - У тебя ровно одна минута. И давай без выкрутасов. Поверь, меня лучше не злить. Скажешь что лишнее и окажешься в подвале.
  Кивнув, Ольга не стала напрасно тратить время и сразу же набрала нужный номер. Дмитрий невольно прислушался к разговору. Как она что-то объясняла дочери, как-то пыталась успокоить, уверяя, что скоро будет дома. И невольно отметил про себя, что в разговоре речь шла о лекарствах, которые её дочь должна непременно принять. Ольга была очень внимательна и сосредоточена, словно боялась что-то пропустить. Однако, Дмитрий решил не заострять на лишней информации внимания. Ведь это тоже могло быть игрой, в этом его жена мастер. У Ольги было много масок, которые она периодически примеряла. Возможно и сейчас решила сыграть на жалости, но он точно не поддастся.
  После того, как разговор был закончен, Дмитрий без всяких предисловий забрал у Ольги телефон.
  - Советую не терять времени и хорошенько подумать, где взять деньги, - произнёс он с большим значением в голосе, показывая таким образом, что рассчитывать на компромисс ей не стоит. И тут же вышел из комнаты.
  А, когда оказался на первом этаже в гостиной, невольно подумал с недоумением, куда же она смогла за столь короткий срок спустить такую сумму. Как-то не верилось, что вложила все в недвижимость. Хотя, какое ему до этого дело. Это действительно, как он и сказал Ольге, только её проблемы. Пусть выкручивается, как хочет. Он не отступит.
  Дом был совсем необжитый. Все делалось в спешке, поэтому продуктами и спиртным никто естественно запастись не удосужился. Дмитрий отправил парней за съестным, а потом сам расположился в кресле с бутылкой виски перед горящим камином. И чем больше он пил, тем больше на него накатывала апатия. Будто вообще не было сил даже пошевелиться. Он невольно думал о таком недавнем прошлом и словно до конца не верил, что все это с ним произошло на самом деле, и что все хорошее слишком быстро для него закончилось. Правда вопросов про то, как она могла с ними так поступить, уже не задавал. Потому как теперь хорошо понимал, это для Дмитрия существовало местоимение "мы". Для Ольги же он был только средством наживы. Разве что недоумевал, как же так можно претворяться. Настоящая актриса, блестяще отыграла роль почти до конца, возможно совсем немного не хватило. Он всего лишь на день раньше вернулся из командировки. Интересно, не случись этого, она бы и дальше продолжала искусно претворяться или все же у неё был запланированный финал? Ну что же, спросит у неё при случае, но только не сейчас. Дмитрий никогда не был трусом, однако в данный момент он вряд ли хотел бы узнать всю правду до конца. Конечно иллюзий, после всего произошедшего, у него точно никаких не осталось, и все же решил, по-видимому, поберечь свое самолюбие от, в любом случае, неприятной для него правды. Хотя, узнай он все подробности ее обмана, ему вряд ли стало бы от этого хуже. Как говорится, больше некуда...
  Его мысли прервал охранник.
  - Дмитрий Владимирович, она просит, чтобы вы её выслушали. - Дмитрий кивнул.
  - Я сейчас подойду. - Охранник ушёл, а он ещё какое-то время сидел неподвижно в кресле и смотрел на огонь. Но потом все-таки поднялся и, прихватив бутылку, отправился наверх. Хотя при этом отчётливо понимал, у Ольги действительно уже нет этих денег, и взять их ей неоткуда. Так что вряд ли что путное сможет ему сказать. Наверняка будет снова юлить и изворачиваться, но с него всего этого было достаточно.
  Поднявшись на второй этаж, Дмитрий отпустил охранника и хотел было войти в комнату, но отчего то замер возле двери. И почти тут же за ней раздалось её просительное:
  - Дима, пожалуйста, выслушай меня. - Видно Ольга услышала, как он пришёл.- Прошу тебя, отпусти меня, и клянусь, я найду деньги. Я что-нибудь обязательно придумаю.
  Усмехнувшись, Дмитрий твердо произнес:
  - "Что-нибудь придумаю" меня не устраивает. - А потом, понимая, что войти в комнату он не сможет, потому как не в силах был смотреть ей в глаза, опустился на пол рядом с дверью, при этом прислонившись спиной к стене.
  - Я тебя умоляю, пожалуйста. Ты же наверняка знаешь про мою дочь, она болеет. И часть денег пошла на лечение. Её нельзя оставлять одну. - Он услышал всхлип, но это его не тронуло, разве что ещё больше разозлило.
  - Что-то я не припомню, как ты просила меня помочь тебе, а я отказал. Нет, ты предпочла просто молча обворовывать меня, лгать в глаза. Правильно, зачем унижаться из-за грошей, если можно, не напрягаясь, поднять миллионы. Плачешь, умоляешь, только почему ты раньше не думала о дочери, о том, что с ней будет, когда её мамочке придётся платить по счетам? Или дочь тебе тоже нужна исключительно, как инструмент для собственных манипуляций...?
  - Заткнись! - выкрикнула она что есть силы, не дав ему договорить. Видно ему все же удалось задеть её за живое. И, как ни странно, Дмитрий почувствовал удовлетворение, потому как понял, Ольга наверное впервые при общении с ним была самой собой.
  Он, в который уже раз за сегодняшний вечер, отпил из своей бутылки, отчего стремительно пьянел, так как весь день практически ничего не ел, но это сейчас было для него жизненно необходимо, потому что выдержать всю эту ситуацию, будучи трезвым, он бы не смог.
  Наступила пауза, во время которой Дмитрий закурил, а потом Ольга снова нарушила эту звенящую тишину, только голос уже звучал совсем по-другому, отдавал какой-то невыносимой горечью:
  - Платить по счетам..., - словно передразнила она его. Получилось это у неё зло. - Да ты даже не представляешь, как долго я это делала. Ненавижу таких, как ты, всех вас. Всю жизнь перед глазами только деньги, деньги. Готовы глотку за них перегрызть, а на остальных вам плевать...
  Ольга замолчала, а Дмитрий услышал, как она плачет. Ему было тошно, и алкоголь в данной ситуации, как оказалось, не помогал. И удовольствия от всего того, что творил, совсем не получал. Только это ничего не меняло. Что говорить, его самолюбие было сильно задето, и за это она должна была ответить. И по большому счету, деньги были тут не причём. Здесь она не права. Плевать ему на них. Дмитрий готов был признать, они только предлог. А по сути она платила совсем за другое, за то, что ему пришлось увидеть собственными глазами там в спальне. Вряд ли он сможет когда-нибудь подобное забыть, да это и невозможно. Её измена и была для него истинным предательством. Вот за неё она и ответит...
  Через некоторое время Ольга, видно не выдержав напряжения, окончательно сорвалась. Она кричала, пинала дверь, обзывала его последними словами, требовала, чтобы её выпустили. Дмитрий молча смотрел в одну точку на стене напротив себя, желая только одного - навсегда оглохнуть, и не слышать ничего из того, что услышал. И вообще, предпочёл бы никогда не знать то, что узнал. Однако, хорошо понимал при этом, что просто так отмахнуться от всего, что происходило, не получится, потому как запросто прощать так и не научился...
  С трудом поднявшись, Дмитрий, не обращая внимания на крики, двинулся по коридору и, зайдя в первую попавшуюся комнату, едва скинув пиджак, буквально рухнул на кровать и тут же уснул. Бутылка, выпавшая из его руки, была уже пуста.
  
  Утро встретило Дмитрия сильнейшей головной болью и это неудивительно, потому как накануне выпил достаточно. Хотя, обычно, в принципе не любил напиваться. Но последние события во многом перевернули его жизнь с ног на голову. Впрочем, его согласия на все эти перемены никто не спросил. Поднявшись и приняв душ, Дмитрий попытался вспомнить, где оставил свои вещи. Не сразу, но ему все же это удалось. Он отправился в спальню, которая на время теперь станет его, и переоделся. И только после этого почувствовал себя гораздо лучше. Ещё бы несколько чашек кофе не помешало, но вряд ли ребята об этом позаботились.
  Подойдя к охраннику, дежурившему всю ночь возле двери, где находилась Ольга, он поинтересовался, как прошла ночь и, получив краткое: "Всё спокойно", вошёл в комнату. Ольга спала на кровати, свернувшись калачиком. Сделав несколько шагов, Дмитрий оказался совсем близко к ней, только руку протяни.
  Разглядывая её лицо, он с трудом сдерживал эмоции, рвущиеся наружу. Так трогательно она выглядела, что оставаться равнодушным было невозможно. Ладони под щекой, разметавшиеся волосы по подушке и слегка припухшие глаза от слез. А ещё недовольно сдвинутые брови, словно она и во сне пыталась с ним бороться, что-то доказать. И конечно её прекрасные губы, которые неизменно притягивали его взгляд, возбуждали желание.
  Дмитрий позволил себе на минуту расслабиться, понаблюдать за ней. Ольга выглядела измученной, тёмные круги под глазами и, скорее всего, заснула только под утро. А он, хотя и зарекался от этого, мысленно не удержался от все тех же вопросов, которые мучили его последнее время. Зачем ты это сделала с нами? Почему так поступила? И это правда, что не о деньгах он сейчас беспокоился. Дмитрий думал совсем о другом. Почему предпочла другого, предала?
  Ведь он помнит, как хорошо им было вдвоём, особенно в постели. Ну, невозможно так претворяться. За что ей так хотелось его наказать? Что он ей сделал? На все эти вопросы у него не было ответа.
  Ольга слегка пошевелилась, хотя и не проснулась, а он словно опомнился в этот момент, пришёл в себя. И уже посмотрел на неё совсем другим взглядом, в котором преобладала ненависть и бушевала настоящая стихия. Когда то он распахнул перед ней душу, а она в неё плюнула, с лёгкостью и даже похоже с удовольствием растоптала все то, что ему было дорого. Посмеялась над ним. И даром ей это с рук не сойдёт. Он был в этом точно уверен. За все в этой жизни надо расплачиваться.
  Бросив на неё последний, на этот раз, не особенно добрый взгляд, Дмитрий наконец вышел из комнаты. Ему срочно надо было проветриться, привести мысли в порядок, поэтому, спустившись, сразу направился к выходу. Правда, оказавшись внизу, и услышав голоса, доносящиеся из кухни, он отчего-то сменил траекторию и зашёл туда. Люди Собинова завтракали, перекидываясь при этом шутками. Вполне нормальная картинка, однако, ему почему-то не по себе стало. Ольга находилась здесь не по своей воле, и они прекрасно это знали, собственно они её сюда и доставили. Слышали, как она вчера кричала, плакала, но ни один мускул не дрогнул на их лицах, они по прежнему оставались равнодушными. Да уж, Собинов смог окружить себя профессионалами, настоящие цепные псы. Интересно, на что они готовы, чтобы выполнить свою работу, и есть ли у них черта, за которую они не могут переступить. И сам себе ответил, скорее всего нет. Дмитрий был не из робкого десятка, многое в жизни видел и частенько сам шёл напролом, но подобные бесстрастные лица откровенно напрягали. Хотя, разве он сам в данном случае не переступил черту. А с этих ребят какой спрос, они просто исполнители...
  Поздоровавшись, он позвал главного на разговор:
  - Артём, выйдем?
  - Я вас слушаю, - ответил тот с готовностью, когда они оказались в холле.
  - Я хочу отъехать на некоторое время..., - начал было Дмитрий, но тут же осекся, поскольку не знал, как правильно сформулировать то, что хотел донести до своего собеседника.
  - Конечно, без проблем.
  - Я думаю, вам не надо говорить, что ни один волос не должен упасть с её головы. - Дмитрий, пристально глядя на Артёма, мотнул головой в сторону лестницы. Конечно, оба понимали, о ком идёт речь. - И не забудьте дать ей что-нибудь поесть, - добавил он со значением и очень надеялся, что его поймут. Несмотря на то, что между ним и Ольгой происходило, он не хотел, чтобы кто-нибудь из этих ребят обошёлся с ней грубо. А эти точно могут, в этом даже сомневаться не стоит.
  Взгляд мужчины, стоящего напротив, также изменился, стал менее приветливым. Очевидно его обладатель не любил, когда ему говорили о прописных вещах.
  - Поверьте, мы хорошо знаем свое дело, - ответил он очень убедительно и ответил при этом прямым взглядом.
  Дмитрий только кивнул на это, хотя недоверие из его глаз до конца не ушло. Да и как можно вообще полностью доверять подобным типам. И все же, не став больше ничего говорить, развернувшись, он вышел из дома.
  Сев в машину, отдал распоряжение водителю ехать в ресторан. Так как сам жил когда-то в этом городе, кое какие названия помнил. Авось что-нибудь ещё и осталось. Да на самом деле, ему сейчас точно неважно было, где поесть.
  Утолив голод, Дмитрий решил покататься по городу, сбросить напряжение. Тем более, он был с водителем, поэтому можно было позволить себе расслабиться и немного подумать, вспомнить, так сказать, молодость. А через некоторое время, когда мелькание улочек за окном его порядком утомило, он надумал вернуться. Однако, уже после того, как отдал соответствующее распоряжение водителю, вдруг в голову пришло совсем другое решение. Дмитрий набрал номер того, кто проводил для него поиски Ольги.
  - Здравствуйте. Да, это Самойлов. Послушайте, я не взял с собой бумаги, скажите номер квартиры Кирилловой. - Где она жила он уже знал, поскольку успел побывать там. Получив ответ, приказал водителю ехать к дому Ольги. Правда не особо понимал, зачем собственно это делает.
  Когда он оказался на месте, и машина остановилась, ему позвонили из дома, где держали Ольгу.
  - Ольга Николаевна просит разрешения поговорить с дочерью, - сообщил охранник. И, судя по звукам, которые были хорошо слышны в трубке, ему было нелегко. По поводу того, что пленница 'просит', это он явно погорячился, скорее требовала, причём ещё и угрожала при этом. Вот же неугомонная. Хотя в её положении лучше всего было бы смириться со своей участью, сидеть, как мышке, и молчать, так сказать, в тряпочку, чтобы не провоцировать ни его самого ни охрану. Но, похоже, это было не про Ольгу. Тихо себя вести она не умела. Снова кричала, требовала открыть дверь и тут же пыталась её выломать.
  - Дай ей трубку, - приказал он. Настроение Дмитрия также к этому времени лучше не стало. Тем более, голова после вчерашних возлияний ещё болела. Щелчок, дверь, по-видимому, открыли, новая порция ругательств в адрес охранника, и Ольга наконец взяла трубку.
  - Дима, пожалуйста, мне надо домой! Прошу тебя! Моей дочери нельзя волноваться! - Она настойчиво просила его, а он казалось был совсем невосприимчив к её мольбам, хотя чувствовал, что она уже на грани. Ничего, посидеть взаперти пойдёт ей только на пользу, возможно станет покладистой. Дмитрий ощущал, как в нем снова начинала медленно закипать злость, захлестывающая его горячей волной. Так было теперь каждый раз, как он слышал её голос, будивший помимо воли в нем такие воспоминания, о которых он предпочел бы вовсе больше не вспоминать.
  - Ты лучше хорошенько пораскинь мозгами, где деньги возьмёшь, иначе может так случиться, что дочь ты больше никогда не увидишь, - жёстко осадил он её. Миндальничать совсем не входило в его планы. - А с ней я сам поговорю. И, кстати, выясню, в каких условиях она живёт. Думаю, если хорошенько покопать, можно много огрех найти в том, как ты воспитываешь свою дочь. К примеру, ты же жила со мной полгода, а где она была в это время и с кем? Кто за ней присматривал? И имела ли ты вообще право оставлять ребёнка одного на такое длительное время. Думаю, ювенальные службы должны этим вопросом заинтересоваться и тем, насколько ты для своей дочери хорошая мать...
  Наступила пауза, он даже её дыхание в трубке не слышал. Очевидно, Ольга не была готова к подобному поворота событий. Но потом все же словно очнулась и он услышал то, что в принципе ожидал:
  - Послушай, ты, мразь. Если только подойдёшь к моей дочери, клянусь, я убью тебя...! Чего бы мне это не стоило, - произнесла она медленно, почти по слогам. Её охрипший от криков голос совсем изменился до неузнаваемости, в нем без труда ощущалась плещущаяся через край ненависть. Даже его проняло. Сложно было не поверить её угрозам. По крайней мере, звучали они более, чем искренне. Да, теперь он хорошо знал, какой может быть его жена, долгая время претворяющаяся покладистой.
  Дмитрий отключился, и впервые появилось чувство удовлетворения от всего происходящего. По крайней мере, одной цели он добился - ей тоже стало больно. Эта война без правил определённо начинала ему нравиться. Ольга должна была понимать, прежде, чем затевать подобные игры, нужно все просчитывать на несколько ходов вперёд, ведь отдача от того, что творишь, может быть в несколько раз больше.
  
  Едва Дмитрий успел нажать кнопку звонка, как ему тут же открыли, словно ждали его. Хотя конечно такого не может быть. Он никому не звонил и никого не предупреждал, а значит в этом доме явно незваный гость... Из-за приоткрытой двери на него смотрели широко распахнутые карие глаза, обладательницей которых была маленькая и совсем худенькая девочка. На вид ей можно было дать не больше восьми лет, но никак не десять, как было написано в бумагах. Дмитрий сразу догадался, что это дочь Ольги, хотя до этого представлял ее совсем иначе. Возможно более шустрой что ли. А эта так прямо замерла, словно хоть немного пошевелиться боялась. В общем, в отличие от своей ни в меру, как оказалось, активной матери, выглядела очень нерешительно.
  - Привет, - первым нарушил он молчание и улыбнулся, словно пытаясь как-то сразу расположить ребенка к себе.
  - Здравствуйте, - ответила она очень неуверенно, проигнорировав его улыбку. Девочка смотрела на него с опаской. А еще на ее лице отчетливо читалось разочарование, вероятно она ждала кого-то другого. Хотя, о чем он, конечно, она надеялась, что это мама вернулась. Такая тоска была в этих детских глазах, и ее причиной был именно он. Дмитрию как-то сразу не по себе стало. Одно дело, как он считал, справедливо стремиться наказать взрослую женщину, оказавшуюся мошенницей, которая, к тому же, долгое время беспардонно водила тебя за нос, бессовестно наставляя рога. И совсем другое дело ее дочь, которая ко всей этой грязи не имела никакого отношения, и определенно не заслуживала того, чтобы ее лишили матери, пусть даже такой.
  Он было собирался еще что-то сказать, но тут послышалось грозное:
  - Ну, что ты делаешь?! Сколько раз тебе говорить, надо спрашивать сначала, а потом открывать! - Оттеснив девочку за свою спину, будто прикрывая ее собой, перед ним предстал новый персонаж. Это был мальчик лет двенадцати, в отличие от девочки, обладающий довольно крепким телосложением, лицо которого не отличалось особой доброжелательностью. Но, в принципе, прав. Открывать в наше время дверь посторонним людям, совсем небезопасно. Неизвестно, кто там может оказаться.
  Дмитрий решил поторопиться, прежде, чем дверь перед ним захлопнется:
  - Здравствуй, я знакомый Ольги Николаевны, - произнес он почти на одном дыхании. И тут же добавил:
  - Я могу войти? - выставив при этом, словно пропуск, впереди себя все, что успел купить. Он действительно перед тем, как сюда приехать, заскочил в магазин, и набрал всяких вкусностей, даже про торт не забыл, зная, что дети любят сладости. Для установления так сказать контакта. И не прогадал. Лицо мальчика при виде пакетов, хоть окончательно и не утратило недоверия, все же немного смягчилось.
  - Но тети Оли нет сейчас дома, - проговорил он уже как-то спокойнее.
  - Ничего, я подожду, - с этими словами Дмитрий, не дожидаясь приглашения, протиснулся в узенькую прихожую, закрыв за собой дверь. Мальчишке ничего не оставалось, как отодвинуться. Поставив пакеты на пол, Дмитрий выпрямился, протянув при этом руку перед собой.
  - Давай знакомиться? Самойлов Дмитрий Владимирович.
  Мальчик также протянул ладонь, ответив на рукопожатие.
  - Денис Кириллов.
  - А тебя, как зовут? - Гость обратился к девочке, с интересом наблюдающей за всеми этими реверансами. Однако, ответить она не успела.
  - Ее Светка зовут. Она моя сестра, правда не помню, как правильно сказать, троюродная что ли. - Мальчишка видно шустрый был и не любил проволочек.
  - Ну что, пойдем чай пить? - Дмитрий справедливо считал, что совместная трапеза, как ни что другое, сильно сближает.
  Однако, Денис, как ни странно, возразил на такое, казалось бы безобидное предложение:
  - Сначала надо пообедать, а потом сладкое есть. - И выглядел на редкость серьезно, отчего Дмитрий даже улыбнулся, но правда про себя. Надо же, вроде совсем небольшой, а рассуждает, как взрослый. Видно часто ему приходилось брать на себя ответственность за домашних. Он еще не успел согласиться, как вдруг дверь одной из комнат распахнулась и оттуда на коляске выехала пожилая женщина. И не дав гостью и рта раскрыть, также как недавно мальчик, вдруг грозно стала его допрашивать:
  - Вы из собеса?! Я уже третий день вас жду! Предупреждать надо, когда не приходите! Вот пожалуюсь куда следует! - Все это было сказано на повышенных тонах. Дмитрий аж опешил от подобного натиска, хотя и догадался, что это тетка Ольги. Казалось, она вот, вот задавит его своей коляской. Но Денис пришел ему на помощь:
  - Да нет, бабушка, это не из собеса. Дмитрий Владимирович пришел к тете Оле. - Лицо женщины как то сразу стало совсем мрачным, даже губы недовольно поджала.
  - Вот же непутевая! Уже сюда мужиков стала водить. И чему только такая мать детей научит. - Почему то такое отношение его покоробило, хотя с чего бы, в общем-то, по большому счету он был с ней согласен...
  - Ну, все, иди бабушка, иди.- Мальчишка, к большому облегчению Дмитрия, с трудом спровадил ее в комнату. Хотя осадочек от ее появления все же остался. Да еще это заявление про мужиков...
  - Не обращайте внимания, - беспечно махнул рукой мальчишка, видно уже привыкшей к неспокойному характеру бабушки. - Она у нас не в себе. Всех ругает и всеми недовольна. - А потом без перехода предложил:
  - Пойдемте в кухню, я суп сейчас разогрею, и будем обедать. - Он и вправду отправился на кухню, а Света, без всяких возражений, словно хвостик последовала за ним, видно, что очень доверяла брату. По тому, как ловко Денис управлялся с посудой и сервировал стол, Дмитрий понял, что ему действительно частенько приходилось примерять на себя роль хозяина дом. Даже кашу бабушке разогрел, а Света отнесла ее ей в комнату. Она также активно принимала участие в накрывании стола.
  А потом все пошло, что называется, как по маслу. Действительно, общение за столом сближает. Они шутили, смеялись, а после супа, который, как выяснилось, Светлана совсем не любила, но который под пристальным взглядом брата, съела весь до капельки, с удовольствием пили чай с принесенными Дмитрием лакомствами. Время прилетело незаметно. От подобного беззаботного времяпрепровождения он так расслабился, что даже слегка вздрогнул, когда их идиллию нарушил громкий дверной звонок.
  - Это мама со смены пришла! - с этими словами Денис опрометью бросился открывать дверь. Видно, что обрадовался. А Дмитрий уже к этому времени знал, что его мама работала медсестрой и сегодня как раз должна была прийти с ночной смены, после который еще и подработать успела. Ходила по старушкам, уколы ставить.
  Поднявшись, Дмитрий также отправился в прихожую. Денису пришлось представить его второй раз:
  - Мама, это Дмитрий Владимирович. Он знакомый тети Оли.
  - Здравствуйте, - поздоровался он первым. - Вот приехал в ваш город и решил повидать Ольгу.
  - Здравствуйте, - ответила женщина без особого энтузиазма и смотрела при этом с подозрением. А еще выглядела до невозможности уставшей. И, как ему показалось, совсем не удивилась подобному визиту. Она переобулась в тапочки и, отдав сыну тяжелые сумки, сказала, чтобы отнес продукты на кухню. Дети, видя, что она явно не рада незваному гостю, как то сразу притихли и отправились в свою комнату. Дмитрий заметил конечно, что она не представилась, и скорее всего, не собиралась этого делать, хотя из досье Ольги он итак знал, что зовут ее Марина Сергеевна.
  - Вы от Терентьева? - спросила она в лоб и с большой неприязнью. Очевидно, что для нее ничего хорошего с этой фамилией не было связано.
  - Почему вы так решили? - Ему действительно было это интересно. Но Марина не собиралась вот так просто отвечать на его вопросы.
  - Не знаю, - пожала она плечами. - Показалось. - Ясно было, что ничего больше не скажет и уточнять тоже ничего не будет. Видно жизнью была хорошо научена и понимала, когда лучше помалкивать. В общем, привыкла осторожничать.
  - Нет, я не от Терентьева, - возразил он. - Просто знакомый Ольги Николаевны, а здесь в командировке.
  - Понятно, - ответила женщина таким тоном, что стало совершенно ясно, доверия он у нее не вызывал совершенно. Дмитрий понял, что ему лучше уйти.
  - Думаю, Ольгу так и не дождусь уже, поэтому пойду. - Задерживать его точно никто не собирался.
  Поблагодарив за гостеприимство и попрощавшись, он уже взялся было за ручку двери, как вдруг услышал за спиной:
  - А вы правда не знаете, где она? Мы очень беспокоимся. Позвонила вчера, сказала, что скоро приедет, а потом совсем пропала. И на звонки не отвечает... - По тревоге, сквозившей в голосе, видно было, что женщина на самом деле сильно переживала.
  - Нет, к сожалению, не знаю, - ответил он. Ему много раз приходилось в жизни врать, блефовать. Будучи по образованию юристом, делал это профессионально. Да что говорить, относился к этому, как к чему-то обыденному и необходимому. Но именно в этот раз чувствовал себя, как никогда скверно. Марина, услышав вполне ожидаемый ответ, словно даже обреченно кивнула головой и произнесла:
  - До свидания.
  Кивнув головой в ответ, Дмитрий наконец вышел из квартиры. А, когда оказался на улице, вдохнул полной грудью свежего воздуха. Ясно, что в этом доме за Ольгу беспокоились, переживали. Да, к тому же очевидно жизнь у людей была совсем непростая, а он только невольно все усугубил. Но почти сразу сам себя осадил. Ну, надо же какой жалостливый стал. Раньше за ним подобного не водилось. И еще словно уговаривал сам себя, Ольга сама во всем виновата. Ей бы о дочке заботиться, а она аферами занимается.
  А, когда уже возвращался обратно, в свой временный дом, снова задал себе вопрос, а что собственно он надеялся узнать, побывав в квартире Ольги и пообщавшись с ее родными и дочерью? И возможно не совсем точный, но все же смог найти ответ на этот вопрос. Просто, наверное, хотел удостовериться, что из всей доступной ему информации, которой он обладал о своей жене, хоть что-то из всего этого было все-таки правдой.
  Но, на самом деле, сидя в машине и рассматривая мелькавшие за окном улицы, Дмитрий сам себе признался, что уже откровенно жалел о своем необдуманном визите. Поскольку понимал, теперь просто так отмахнуться от того, что увидел и узнал, он не сможет. И Ольгу не сможет дальше держать взаперти. Перед глазами стояли карие глаза ее дочери. По словам Дениса Светлана была очень нездорова и перенесла операцию на сердце. А последние полгода провела в больнице, даже училась там. Так что очевидно волнения ей противопоказаны. У Дмитрия было достаточно грехов, даже, можно сказать, слишком. О многих он предпочитал и вовсе никогда не вспоминать, но в данном случае, не хотел брать еще один грех на душу. Нет, только не в этом случае...
  
  Вернувшись в дом, он удивился тишине и спокойствию, царивших в нем. Ни тебе криков, ни ругательств, а, тем более, выламывания дверей. Даже охрана выглядела довольно расслабленно. Хотя, скорее всего, подобная небрежность была напускной. По их лицам трудно было что-либо понять, поскольку владеть своими эмоциями ребята умели и всегда вели себя сдержанно... Дмитрий даже представил, что возможно Ольга их так достала, что ее просто напросто связали и рот скотчем заклеили. У таких и выпрашивать не надо. Случись подобное, было бы забавно. Ольга точно этого заслужила. Он невольно усмехнулся собственным мыслям и невольно разыгравшейся фантазии. Но конечно тут же отмел свои предположения. Без его приказа вряд ли бы кто решился на подобное. Ребята без сомнения бравые, но они все же на работе, так что не могут действовать на свое усмотрение. Вероятно, решил он, Ольга просто выдохлась, вот и притихла. И, скорее всего, ненадолго. Впрочем, теперь это уже не имело значения, поскольку решение он принял.
  Не задерживаясь, Дмитрий поднялся на второй этаж и, кивнув охраннику, чтобы тот открыл ему, вошел в комнату, где находилась Ольга. В этот раз она стояла у окна, скрестив при этом руки на груди. А при его появлении резко развернулась. Действительно, со вчерашнего вечера видно многое изменилось. Она выглядела спокойной и какой-то сосредоточенной, и даже в порядок успела себя привести. Возможно поняла, что от ее истерики толку мало. Очевидно, судя по ее виду и внимательному взгляду, направленному на него, она готова была слушать и идти на любые условия, только бы выбраться отсюда.
  Дмитрий стоял по другую сторону кровати, засунув при этом руки в карманы брюк. Ее до невозможности ожидающий взгляд трудно было выдержать. Ольга терпеливо ждала, то, что он ей скажет, и, в то же время, очевидно, смирение и покорность давались ей ох как нелегко, с ее то характером. Но она была умная женщина, поэтому не высказывала ни малейшего нетерпения и не торопила Дмитрия, который в свою очередь молчал не потому что решил потянуть время. На него снова нахлынули злость и обида, даже желваки на лице заходили. Черт, она словно отравила его чем-то и противоядия от этого не существовало. Но хуже было вовсе не это. Штормило и ломало его совсем по другой причине. Дмитрий, как тогда в спальне, отчетливо понимал, он все еще любит свою жену, несмотря ни на что. И от этого понимания, казалось, еще больше ее ненавидел. Будь она проклята...
  Тянуть и вправду больше не стоило. Так и передумать недолго.
  - Ты можешь уйти, - сказал он, не глядя на Ольгу. Она даже поддалась чуть вперед от его слов, возможно хотела в ответ что-то сказать или даже поблагодарить. Но ему точно неинтересно было. Дмитрий, резко повернув голову, остановил ее своим взглядом, злым и нетерпимым. - Ты можешь уйти, - повторил он очень четко, почти по слогам, - но только при одном условии. Через неделю все деньги, которые украла, должны быть у меня. - Глаза Ольги, в которых загорелся было огонек надежды, тут же вновь потухли. И сама она сразу вся сникла.
  - Хорошо, - с трудом выдавила из себя.
  Дмитрий же, несмотря на то, что отпускал Ольгу, по-прежнему не собирался жалеть ее, поэтому не удержался от угроз:
  - И давай без фокусов. Помни, я знаю все о твоей семье. Если не хочешь лишиться своих родных, будешь вести себя правильно.
  - Я поняла, - ответила Ольга коротко и смотрела на этот раз в пол, а еще руками себя обхватила, будто замерзла.
  Дмитрий хорошо знал, деньги она не вернет, в таких делах интуиция его никогда не подводила. Тем более, люди Собинова действительно хорошо поработали. На ее счетах ничего не было. Разве что за границей, да и то немного. И жили они более, чем скромно, он успел в этом убедиться. Хотя, разве с ней можно быть хоть в чем-то уверенным наверняка. Возможно, просто хорошо все припрятала, до поры до времени, так сказать. Но теперь это и вправду не имело значения, с деньгами он добровольно распрощался.
  Дело было совсем в другом. Дмитрий даже от себя не скрывал, просто он хотел, чтобы она хоть немного помучилась, ночей не спала, также, как он сам все последнее время. Чтобы спокойно по улице не могла пройти, не оглянувшись, именно поэтому угрожал. Нет, подобное не доставляло ему удовольствия, но некоторое удовлетворение он получал. Это была, пусть и небольшая, но все же месть. По его мнению совсем недостаточная, чтобы считать, что возмездие свершилось, однако был уверен, хотя бы на некоторое время безрадостная жизнь Ольге обеспечена. Чего с уверенностью не мог сказать про себя. Дмитрий чувствовал, что ему долго еще придется за свою свободу бороться. Ольга его действительно будто приворожила, не вырваться. Одно хорошо, что сама она похоже даже не догадывалась об этом. А он уж точно не собирался ее просвещать. И очень надеялся, что со временем удастся освободиться от этих пут. В конце концов, умные люди уверены, все проходит, значит пройдет и это. Надо просто перетерпеть...
  - Иди, - нетерпеливо махнул он головой в сторону двери. Ольга сначала вроде как засомневалась в правдивости его намерений на самом деле ее отпустить, но потом, словно очнувшись, быстро направилась к выходу. А, когда уже взялась было за ручку двери, его слова остановили ее.
  - Всего несколько часов назад думал, что узнал о тебе все самое плохое, что только можно представить. Но ты все-таки сумела в очередной раз меня удивить. - Его голос звучал глухо и обвиняющее. - Как же ты так могла? Спокойно жила со мной, ни о чем не переживала, в то время, как твоя дочь лежала в больнице и уверен нуждалась в тебе. - Столько горечи было в его словах, а еще искреннего удивления и непонимания. - Даже для тебя это слишком, - качнул он головой.
  Ольга, повернув голову, подняла на него свой взгляд, в котором на этот раз читался откровенный вызов.
  - Можешь думать и говорить обо мне все, что хочешь, поверь, меня это никак не заденет. Через неделю, будь уверен, ты получишь свои деньги. - С этими словами она развернулась и вышла из комнаты. Правда тут же была остановлена охраной.
  - Выпустите ее, она свободна, - кивнул Дмитрий уверено, добавив при этом:
  - И сумку с вещами верните. - А потом, подойдя к окну, продолжал смотреть ей вслед, пока она не скрылась за воротами.
  А, когда, отпустив всех охранников, так как надобность в них отпала, остался в доме один, позвонил Собинов.
  - У тебя все в порядке? - спросил он сходу. Конечно его люди уже отчитались перед ним, по другому и быть не могло.
  - Да, все отлично. - Дмитрий и сам себе не верил, поэтому рассчитывать, что собеседник проникнется его заверениями, было глупо. Потерянный голос бессовестно предавал его.
  - Ясно. Ты все-таки отпустил ее. - В свою очередь голос Виктора был абсолютно бесстрастным, он никак не выдавал отношение Собинова ко всему происходящему. Правда, узнай, как Дмитрий тогда сорвался, разговаривая с его женой, вряд ли бы был также спокоен, но очевидно Дарья промолчала.
  - Отпустил, но конечно с условием, что через неделю она должна все вернуть, - пояснил Дмитрий, не собираясь при этом признаваться, что о деньгах он думал меньше всего, просто решил помучить Ольгу, считая, что для нее это будет полезно. Может в следующий раз подумает, прежде, чем ввязываться в авантюры.
  Небольшая пауза, после которой Собинов напомнил ему:
  - Надеюсь, ты не забыл, что денег у нее нет?
  - Меня это не волнует, - тут же отрезал Дмитрий. Почему то даже с Виктором, несмотря на доверие, установившееся между ними, абсолютно не было желания этот вопрос откровенно обсуждать. А возможно не хотел выглядеть слабым в глазах партнера по бизнесу, ведь по сути он отступил. В их мире подобное не прощалось.
  - Ты прав и конечно сам знаешь, что делать. Если еще нужна будет помощь, звони.
  - Спасибо. Я у тебя в долгу. Ты всегда можешь на меня рассчитывать. - Дмитрий действительно искренне благодарил Собинова. А тот отчего-то не спешил отключаться, хотя по опыту Дмитрий знал, он не из тех, кто любит пустые разговоры. Вероятно, решил все же еще что-то добавить и не ошибся.
  - Ты знаешь, я никогда не лезу в чужие дела, но в данном случае все-таки сделаю исключение. Просто хочу, чтобы ты помнил, если загнать человека в угол, от безысходности он может в таком дерьме оказаться, что выбраться потом без посторонней помощи вряд ли сможет. - И вот тут уже, попрощавшись, Собинов отключился. А Дмитрий чертыхнулся. Какого черта он лезет. Это только его дело. Спасибо конечно, что помог, но остальное, как говорится, при всем его уважении, никого не касается. Тем более, кто бы говорил. 'Загнать человека, в угол', это любимая тема Собинова.
  А уж быть Ольгиным адвокатом, это вообще плохая идея. Процесс можно считать заранее проигранным. Слишком много на ней грехов. Как говорится, отмазаться или отделаться малой кровью не получится. Однако, в глубине души он был согласен с Собиновым, который, что говорить, всегда умел смотреть вглубь вопроса. Ведь Дмитрий действительно угрожал Ольге, поставив при этом невыполнимое условие. Кто знает, на что она может решиться. Как выяснилось, он слишком плохо ее знал. Натворить делов, это для нее раз плюнуть.
  Снова взявшись за телефон, Дмитрий отдал распоряжение водителю, что они возвращаются...
  
  Было уже часов десять вечера, однако Дмитрий вроде и не собирался покидать кабинет. Офис давно опустел, да и во всем здании вряд ли, кроме охраны еще кто-то остался, но его это не волновало. В последнее время спал часов по пять, и то с трудом засыпал, так что можно было и вовсе домой не ездить. Благо, что комната отдыха, примыкающая к кабинету, всем необходимым оборудована. Загнал себя так, что дальше некуда. Да и людей не щадил. Даже помощник вон похоже поглядывал по сторонам, куда бы свалить. И, если так и дальше пойдет, его и большая зарплата не остановит. Потому как терпеть постоянные перепады настроения начальника с каждым днем становилось все невыносимее. Дмитрий это хорошо понимал, но, в то же время, и прекрасно осознавал, пока с этим ничего нельзя поделать. Он и не заметил, как работа теперь стала смыслом его жизни, единственным его спасением. А ведь не так давно решил, что уже и расслабиться немного можно. Однако, последние события не позволили ему это сделать, разве что все усугубили.
  И все же, ознакомившись с очередным документом и, отложив наконец его в сторону, он решил отправиться домой. Сегодня пятница и сидеть до ночи в последний рабочий день недели точно было свинством. В конце концов, для того, чтобы не быть наедине со своим мыслями, можно найти другой выход. Например, девочек снять. Они уж точно знают, что делать с мужской депрессией. А для этого клуб самое подходящее место. Позвонив своему другу Артему, которому когда-то этот самый клуб и продал, сказал, что скоро приедет. И почти каждый раз он выбирал именно этот клуб, не только по причине того, что владел им его друг, а потому что ее там первый раз увидел. И вроде мазохистом никогда не был, однако, отрицать то, что его тянула туда какая-то неведомая сила, не мог. И сам себе в конечном итоге признавался, никакие девочки ему не могли помочь, чтобы все наконец окончательно забыть. До этого было еще слишком далеко...
  Придя утром в себя и, подняв голову от подушки, он со стоном уронил ее обратно. В последнее время Дмитрий, что скрывать, увлекался алкоголем, но в этот раз точно переборщил. Голова просто раскалывалась. Надо же было так напиться. С трудом повернув голову, с удовлетворением отметил, что соседняя подушка пуста, и тут же вспомнил, что ночью выпроводил свою временную подружку. Надо сказать, похвальная предусмотрительность. Проснуться сейчас с кем-нибудь рядом, для него было бы тяжелым испытанием. Поскольку помимо головной боли, его одолевала к тому же куча мыслей, в большинстве своем не самых приятных. В общем, что говорить, паршиво ему было, причем, во всех смыслах.
  Вчера истек срок, после которого, согласно его условию, Ольга должна была вернуть деньги. Понятное дело, он на это совсем не рассчитывал. Поэтому и из Екатеринбурга тогда сразу уехал. Не стоило ждать у моря погоды. И все же дни невольно отчитывал, словно, несмотря ни на что, надеялся вновь увидеть ее. С деньгами или нет, без разницы. Только все это утопия, пустое. Дмитрий был уверен, что никогда больше не встретится со своей женой.
  И в тоже время, его буквально преследовала еще одна мысль. Это то, что ему тогда сказал Собинов. Да, Дмитрий вроде в тот момент отмахнулся от этого, но сейчас слова Виктора не давали ему покоя. Как он там сказал, 'если человека загнать в угол', он может в дерьме оказаться. Ему бы забыть об этом, Ольга сама выбрала свой путь, однако ничего с собой поделать не мог, предостережение Собинова не оставило его равнодушным. Он понял, что боится за Ольгу. Вот так вот. Как бы в данных обстоятельствах это смешно и нелепо не звучало. Она именно тот человек, по его глубокому убеждению, который обязательно найдет на свою голову приключений, причем сделает это абсолютно добровольно. Вот же бедовая... Дмитрий, понятное дело, злился на Ольгу, но и самого себя при этом не забывал ругать последними словами, за то, что так глупо себя вел. Нашел, называется, кого жалеть...
  Приняв душ, он позавтракал, и даже в бассейн съездил. А потом старательно целый день делал вид, что все прекрасно. Только к вечеру эта игра с самим собой ему порядком надоела. Поэтому, в конце концов, смирившись, что с затеей доказать, прежде всего, самому себе, что у него все зашибись как хорошо, ничего не вышло, он просто растопил камин и уселся перед ним в кресло с сигаретой и стаканом виски. А, едва подумал, что неплохо бы сегодня хоть немного поработать, вдруг позвонил охранник и сообщил, что приехала Ольга Николаевна. Дмитрий, словно растерявшись, даже не сразу ответил, поскольку все происходящее было и вправду для него неожиданностью. Однако, после небольшой паузы, он все же дал распоряжение, чтобы ее пропустили. Значит деньги Ольга все-таки нашла. Еще не видя ее, он был в этом почему-то точно уверен. И казалось, только один вопрос его сейчас волновал, где она их взяла, и в какое дерьмо при этом влезла? А на душе совсем муторно стало, словно предчувствовал, что ничего хорошего от жизни ждать не приходится...
  Когда Ольга вошла, он все также продолжал сидеть в кресле и смотреть на огонь. Однако гостью подобное пренебрежительное отношение не смутило. Она подошла совсем близко, их отделяло всего несколько шагов. Дмитрий даже почувствовал запах ее духов.
  - Ну, здравствуй, - произнес, не поворачивая головы, и, поднеся стакан с виски ко рту, сделал глоток. - Что-то ты припозднилась.
  - Пробки на дорогах, - ответила она, а голос при этом звучал совсем тихо, впрочем, вряд ли он это заметил, зато боковым зрением увидел, как она положила что-то на стол. Только загадки здесь для него практически никакой не было. Разве что одна...
  - И кто же у нас такой щедрый, что одолжил тебе такую сумму? Кому ты в этот раз продалась? - спросил он с нажимом. - Или все же удалось кое-что припрятать, и прибеднялась ты зря? - Дмитрий наконец повернул к ней свое лицо и почти тут же пожалел об этом. Словно горячая удушающая волна в голову ударила. Ольга была очень красива, да что говорить, выглядела она настолько сногсшибательно, что пренебречь этим фактом было попросту невозможно. Правда сильно похудела, но это ей очень шло. Только вот глаза... По-прежнему необыкновенно прекрасные, притягивающие взгляд, но в данный момент, словно чужие и какие-то потухшие.
  - Какая тебе разница, где я взяла эти деньги и кто теперь мой хозяин? - Ее уставший и какой-то потерянный голос вывел его из раздумий. - Надеюсь, у тебя больше нет ко мне претензий?
  Он опустил взгляд на небольшой портфель, лежащий на столе, а потом, снова посмотрев на Ольгу, покачал головой:
  - Никаких. - И тут же нехорошо усмехнувшись, произнес с явным презрением в голосе:
  - Какие могут быть претензии к воровке, да, к тому же, шлюхе. Сам виноват, что лоханулся. Собинов прав, прежде, чем вести девицу под венец, не мешало бы ее хорошенько перед этим проверить.
  - Собинов...? - видно было, что Ольга удивилась, а оскорбительными замечаниями в свой адрес явно пренебрегла. - А я то все гадала, как ты меня нашел. Ну, что ж, ты не прогадал, у Собинова хватка железная, - произнесла она задумчиво.
  - Да, надо отдать тебе должное, - охотно согласился Дмитрий, кивнув головой, - ты все правильно рассчитала. Не имея достаточно опытных людей, я бы не смог тебя вычислить. Но мне помогли. - Странно, но именно в этот момент, даже еще не договорив, он подумал, что все это теперь вообще не имело никакого значения.
  - Присаживайся, - показал он ей взглядом, в котором читалась насмешка, на соседнее кресло. А она не стала отнекиваться, очевидно тоже считая, что настало время, пусть и для хрупкого, но все же перемирия. Постоянная война бессмысленна, особенно в их случае. Никто от этого больше ничего не выгадает.
  Когда Ольга оказалась в кресле, теперь уже совсем рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки, ему будто совсем дышать трудно стало. И при этом Дмитрий почему-то отметил про себя, что она как-то странно была одета, необычно что ли. Волосы забраны в хвост, короткое платье и длинные сапоги на высоком каблуке. Необычный, совсем не скромный макияж. Подобным она раньше точно не увлекалась. И тут же мелькнула мысль, кого она на этот раз играет? Ольга всегда одевалась со вкусом. А здесь словно намеренно старалась выглядеть вызывающе. Где же все-таки она была настоящей? Там, когда он увидел ее возле дома, в простых джинсах? Или когда жила с ним, и одевалась, как добропорядочная дама? А возможно сейчас, облаченная в этот совсем нескромный, пусть и очевидно дорогой наряд...? Может это и есть ее истинная сущность - продать себя подороже, и скромность совсем не про нее? Казалось, Дмитрия и вправду волнует этот вопрос. Впрочем, вопросов у него много к ней накопилось, только вряд ли Ольга на них ответит. Да даже, если бы ответила, где гарантия, что все сказанное ею хоть на грамм оказалось бы правдой.
  Поэтому так и просидели какое-то время в молчании, не видя смысла в пустых разговорах и смотря при этом на огонь, разве что Дмитрий плеснул ей в стакан немного виски. И сделал надо сказать, это почти намеренно. Раньше его жена всегда отказывалась от подобных напитков, а тут интересно стало, вроде как эксперимент ставил, откажется или нет. Ведь он действительно, как оказалось, ее настоящую совсем не знал. Ольга взяла стакан и сделала глоток, при этом даже не поморщившись. Дмитрий, ухмыльнувшись, отвернулся и закурил.
  - Ты просто кладезь сюрпризов. Может моя жена еще и алкоголичка? - задав этот вопрос, он, повернув голову, посмотрел ей прямо в глаза. - Хотя вряд ли ты способна удивить меня еще больше. - Дмитрий чувствовал, что вновь начинает злиться.
  - Может. - Она тоже усмехнулась. Только в глазах веселья не было. И разубеждать его не стала. Впрочем, он этого и не ждал.
  А потом его лицо также стало до невозможности серьезным. Глядя на огонь, он словно решился:
  - Если я спрошу, хоть раз скажешь мне правду? Ответь, ты... - Однако договорить ему не дали. Ольга на этот раз, словно, догадавшись о чем пойдет речь, не сдержалась и резко перебила его:
  - Правда только одна, я никогда не любила тебя. Никогда. Более того, ты всегда был мне противен. Просто вынужденно терпела тебя, - твердо поставила она точку, ее тон был как никогда категоричен. Она явно старалась, чтобы у него на этот счет не осталось ни малейших сомнений. И, надо сказать, Дмитрий себя еще никогда так мерзко не чувствовал. Иллюзии после таких признаний у кого-то и правда вряд ли останутся. При всем ее незавидном положении, втаптывать в грязь у Ольги получалось профессионально. Дмитрий не смог сдержаться:
  - Ну, ты и сука... - повернул он несколько раз головой. На что Ольга нервно сглотнула, и ее лицо напряглось. Однако, очевидно его слова не достигли цели. Взгляд Ольги оставался равнодушным.
  - Не трудись, - махнула она небрежно рукой, - я знаю все, что ты обо мне думаешь. - А еще отчего-то решила продолжить свои настойчивые откровения:
  - Все, что я делала, я делала только ради денег. Так что не заморачивайся и живи спокойно дальше. Деньги свои ты получил, а остальное... - Ольга вроде как задумалась на секунду, подбирая слова. - Считай, все, что случилось, приключением. Будет, что вспомнить на старости лет. - С этими словами она сделала еще один глоток из своего бокала и, поднявшись, направилась к выходу. Не стоило затягивать прощание. Оба хорошо понимали, что их дороги больше никогда не пересекутся, и они никогда не встретятся. Только вот Дмитрий смириться с этим похоже не мог. Он, казалось, вмиг забыл обо всем, что между ними произошло и, кем по сути являлась его жена. В несколько шагов догнав Ольгу и схватив ее за руку, он развернул ее к себе.
  - Ты кажется кое-что забыла, - произнес он чуть охрипшим голосом, приблизившись при этом к ней на опасное расстояние, а взгляд отдавал настоящим безумием. Да он и чувствовал себя, словно окончательно свихнулся. То состояние напряжения, в котором он находился все последнее время, очевидно не прошло для него даром. - Ты моя жена и я имею на тебя все права. - Дмитрий сам понимал, что спятил, но совладать с собой уже не мог. Не дождавшись ответа и вряд ли уже соображая, что делает, он резко дернул ее на себя и буквально впился своими губами в ее губы, словно они были для него самым лучшим лакомством. Да нет, скорее, сильнейшим наркотиком. Сейчас он готов был добровольно это признать... А его руки, словно жили сами по себе, бессовестно блуждая по ее телу, вспоминая его.
  Ольга, сначала дезориентированная его действиями, замерла, но почти тут же начала отчаянно вырываться, так, точно от этого ее жизнь зависела. Видно, что она не ожидала от бывшего мужа такой прыти. И ей наконец удалось освободиться и оттолкнуть Дмитрия от себя.
  - Ты теперь никаких прав не имеешь! - буквально выкрикнула она ему в лицо, тяжело дыша при этом. И было видно, что спокойствие также помахало ей ручкой. И глаза уже совсем не выглядели потухшими, напротив, ее взгляд готов был испепелить все вокруг. Однако уже через секунду, словно пожалев о своей несдержанности, она с горечью добавила:
  - Да и я не имею больше абсолютно никаких прав, - разведя при этом руками чуть в стороны. И, как ни странно, даже улыбнулась. Правда от этой улыбки Дмитрия передернуло. - Пусть тебя это утешит. - С этими словами Ольга развернулась и очень быстро направилась к выходу.
  Дмитрий же не сдвинулся с места, чтобы ее остановить, вряд ли он вообще пока мог нормально осмыслить все произошедшее. Но, главное, его выбил из колеи ее взгляд, буквально пригвоздил его к месту. Столько отчаяния было в нем, что казалось оно выплеснется вот-вот наружу. Никогда такого не видел. Словно и вправду человека в угол загнали, и он хорошо понимал, что выхода ему уже никогда не найти и дальше его ждет только безысходность. От этого понимания ему совсем тошно стало и напиться захотелось.
  Пытаясь стряхнуть с себя это непонятное состояние, которое камнем тянуло его на дно, Дмитрий провел ладонью по лицу и слегка выдохнул. А потом, будто очнувшись, подошел к окну. Он увидел, как Ольга садилась в огромный черный внедорожник, дверь при этом ей придерживал водитель. И это явно было не такси. Дмитрий чувствовал, что ему нужна передышка, иначе хорошо осознавал, так и спятить недолго, настолько сильно его раздирали противоречия. Он никак не мог понять, и самому себе ответить на вопрос, как же можно так сильно кого-то любить и одновременно ненавидеть? Ольга уехала, но облегчения от этого факта он явно не испытывал, поскольку какую-то частичку его самого, она увезла с собой.
  Дмитрий получил свои деньги, но ни радости, ни даже малейшего удовлетворения не чувствовал. Только лишь одна пустота. Его, не объяснив правил, втянули в непонятную нечестную игру и он проиграл...
  
  Сидя в ресторане, Дмитрий наслаждался долгожданным отдыхом, музыкой и прекрасным видом на реку за окном. Последнее время работал на износ и жаловаться на это не собирался, но он все же не робот и расслабиться организму определенно необходимо было, иначе надолго не хватит. Тем более, провернув недавно очень большую сделку, имел законное право немного снять напряжение последних дней. В этом ресторане Дмитрий бывал редко, поскольку находился он на набережной, на другом конце города, а вот в этот раз решил все-таки до него доехать. Действительно и само заведение и кухня были на уровне, так что грех пренебрегать. И не прогадал, потому как именно сегодня для посетителей был приглашен джазовый оркестр. А подобную музыку он любил. Хотя и сам не смог бы объяснить, откуда у него это увлечение. Никто и никогда не прививал ему пристрастие к джазу. Но однажды услышав, понял, что музыка ему чем-то близка, а главное в данный момент, она его хорошо отвлекала. И это соответствовало его главной цели - забыться, послать к черту постоянно мучившие его навязчивые воспоминания.
  Дмитрий бы и дальше продолжал получать удовольствие от музыки и изысканной кухни, тем более, действительно смог на какое-то время отодвинуть подальше все ненужные мысли, но неожиданно его взгляд наткнулся на человека, сидящего ближе к эстраде. Его лицо показалось ему смутно знакомым. А потом наконец до него дошло, где он этого индивидуума видел. Это был тот самый, из спальни. Подходящих слов для него у Дмитрия в лексиконе не нашлось. Только разве что кровь в голову бухнула, так что казалось на какой-то момент просто выпал из реальности и совсем соображать перестал. Ведь он и вправду про него словно забыл, только ее во всем винил, а это так, человечек, вроде как безликое существо. Да и разве так важно с кем, главным был сам факт измены... Но сейчас он на него совсем по-другому посмотрел, почти с ненавистью. Сидит себе в компании какой-то девицы, весь такой сытый довольный жизнью, веселится, в то время как жизнь самого Дмитрия пошла под откос, в том числе, и благодаря этому хлюсту. Вот сейчас бы точно по роже хорошенько ему вмазал.
  Тогда он не приглядывался к нему, да и куда там, все как в тумане было. А, сейчас, присмотревшись, даже удивился. Ничего особенного этот тип точно из себя не представлял. Напротив, было в нем что-то отталкивающее. Нет конечно смазливый, но вот сальный взгляд, мерзкая улыбочка, все портили. В общем, скользкий тип. И как Ольга на него повелась. Хотя, кто их, женщин разберет...
  Подозвав администратора, Дмитрий поинтересовался у него, кто это собственно. Тот охотно поделился сведениями. Оказывается, это актер местного драмтеатра. Даже фамилию назвал. Правда уточнил при этом, не актер, на самом деле, а так актеришко. А здесь часто появляется и все с женщинами, которые частенько за него и платят, а некоторое скорее всего и содержат. Не верить администратору у Дмитрия причин не было. Да уж, женщины и правда загадка. И как Ольга таким не побрезговала... Впрочем, решил Дмитрий для себя, скоро он узнает подробности.
  Оплатив счет и покинув ресторан, он сразу взялся за телефон. В этот раз решил, что его парни сами справятся. Уже через час незадачливый любитель чужих жен оказался возле его машины. Место для беседы выбрали на той самой набережной, где ресторан стоял, разве что подальше от посторонних глаз. Да и поздно уже было, а еще довольно холодно, поэтому гуляющих особо не наблюдалось. Дмитрию и пугать этого актеришка не пришлось. Тот итак от страха начал заикаться, чуть в штаны не наделав при этом. И выложил все как на духу, как только узнал, кто перед ним. До этого момента Дмитрий хотел просто получить информацию, когда тот познакомился с его женой, как долго длилась их связь, но правда оказалась интересней любых домыслов. Ничего подобного тому, что он в дальнейшем узнал, и представить себе не мог. Оказывается, Ольга наняла этого ловеласа, чтобы он просто сыграл роль. Как говорится, в первый и в последний раз. А еще он клятвенно божился, что между ними ничего не было, только игра. И пошел на все это лишь потому, что выхода у него не осталось. Вроде как на подобный обман толкнули огромные долги. Ольга же не поскупилась на оплату его услуг, вот он и решил рискнуть.
  Странно, но Дмитрий тогда сразу почему-то поверил этому актеришке. Возможно от того, что вид у того был уж больно жалкий и трусливый, врать бы он точно не решился. Так что после того, как Дмитрий понял, что узнал все, что ему было нужно и с него достаточно, отправился домой. Правда отдал перед этим распоряжение, чтобы ребята все же уточнили у этого несостоявшегося любовника, может он в курсе, откуда Ольга узнала, когда именно он должен был вернуться из командировки.
  Оказавшись дома, Дмитрий невольно задумался. Да и было над чем. На самом деле никак не мог понять, зачем его жене понадобилась подобная ложь, эта дешевая постановка. Но размышления ему ничего не дали. Действительно странно, ведь она просто могла сбежать, однако, зачем то решила напоследок устроить для него спектакль, от просмотра которого, что говорить, ему всю душу наизнанку вывернуло. И тут же догадка мелькнула. Возможно это и было ее целью, ударить его как можно сильнее... Во всяком случае, в пользу этого предположения говорило то, как она тогда в спальне на него смотрела. Взгляд был такой, словно удовлетворение испытывала, от того, что вроде как отомстила за что-то, а теперь наслаждалась плодами этой самой мести, потому как видела насколько ему больно. Только вот снова возникал вопрос, за что? И опять у Дмитрия не было ответа на него. А было ощущение, что он смотрит кино, где пленка движется назад, разматывая события в обратную сторону.
  От размышлений отвлек звонок телефона. Это его парни поспешили с докладом. Оказалось, о том, что он приедет из командировки на день раньше, Ольге подсказала его же собственная секретарша. Дмитрий даже невольно вслух рассмеялся. Да уж, эта женщина сделала его по полной. А он еще дурак радовался, что Ольга не ревновала его к секретарше, хотя та была на редкость красивой. Они действительно нашли общий язык. Но теперь конечно стала понятна причина столь нежной дружбы. Ей нужна была информация, и она ее в нужный момент получила. И возможно не только в этом случае.
  Но самое интересное, несмотря на то, что Дмитрий вновь поймал свою жену на обмане и очередном коварстве, он в то же время почувствовал облегчение. Ведь по большому счету все последнее время думал ни о деньгах, которые его жена украла, ни о поддельных документах. Дмитрия словно в тисках держало совсем другое, понимание, что жена практически на его глазах ему изменила. Для него, что скрывать, это был сильный удар, после которого трудно было оправиться. Сыграно было и впрямь убедительно. А сейчас как то даже дышать легче стало. Хотя спроси его, а в чем собственно ситуация кардинально поменялась, вряд ли бы ответил. Со стороны возможно так и есть. Ольга коварная предательница, которая кинула его на очень большие деньги. Ну, да не изменяла ему. Только вроде как это не особо влияло так сказать на общую картину. Но для самого Дмитрия, как ни странно, действительно все уже выглядело совсем по-другому. Тем более, он знал о болезни ее дочери. Разве можно винить мать, которая готова на все ради своего ребенка. Возможно Дмитрий таким образом просто себя уговаривал, что Ольгина вина перед ним не такая уж и большая, пытался оправдать ее в собственных глазах. Но ему было плевать, как все это выглядит со стороны. Своими мыслями он ни с кем не собирался делиться. И тем белее, не собирался ни перед кем отчитываться в своих действиях.
  После всего этого он на несколько дней предался размышлениям, много курил, почти не спал по ночам, а потом просто сел в самолет и прилетел в Екатеринбург. В таком состоянии, в каком Дмитрий находился, долгую поездку на машине вряд ли бы выдержал. И вот сейчас стоял перед знакомой дверью, собираясь нажать на кнопку звонка. Он не знал, что будет делать или говорить. У него вообще не было даже маломальского понимания, как вести себя, но и по-другому не мог поступить. Дмитрий должен был снова посмотреть ей в глаза, выяснить все до конца, до точки. Ему это было жизненно необходимо.
  Немного замешкавшись, он все же позвонил. На этот раз ему открыла Марина. Он сразу заметил, что удивленной она не выглядела, вроде как знала, что рано или поздно он еще раз появится. Хотя возможно Ольга ее предупредила, что подобное возможно.
  - Здравствуйте, - поздоровался Дмитрий.
  - Здравствуйте, - кивнула она в ответ и шире распахнула дверь. - Заходите. - И голос звучал так, словно гостеприимство она проявляла вынужденно, вроде как догадываясь, что от гостя просто так не отделаться.
  Возражать Дмитрий даже не думал и уже через секунду оказался в тесной прихожей, прикрыв при этом за собой дверь.
  Марина смотрела на него с вопросом, и он не стал заставлять ее ждать.
  - Я бы хотел поговорить с Ольгой. Вы не подскажите, где ее найти? На работе сказали, что она уволилась.
  В ответ ему слегка заметно кивнули.
  - Да, уволилась.
  - Ну, так где она? - Дмитрий стал испытывать едва заметное нетерпение. Неужели так трудно просто сказать. И видно Марина прочла все это на его лице, потому как больше не стала томить. Да и видно не было у нее задачи эти сведения от Дмитрия особо скрывать.
  - Она у Терентьева, - ответила она просто, только вот смотрела при этом на него с большим значением. Вроде как надеялась, что дальнейших объяснений не понадобится, и он сам знает, что это означает. Или, во всяком случае, догадывается.
  Дмитрий же точно не ожидал от нее подобного ответа, от которого все перевернулось внутри. Он и вправду хорошо понимал, что это может означать. Досье он читал и про Терентьева знал. Однако считал его прошлым и даже подумать не мог, что она может к нему вернуться, ведь действительно прошло несколько лет, как они расстались. Всякое предполагал, что возможно нашла другую работу или уехала, но точно не этого.
  - И когда же она будет дома? - спросил он, испытывая при этом невероятное напряжение. А еще до него стало постепенно доходить, почему Ольга к нему вернулась. Дураком не был, где то же она взяла эти чертовы деньги, будь они неладны. Еще не услышав ответ, уже практически знал, каким он будет. И не ошибся.
  - Она к нему жить переехала, насовсем. Вместе с дочкой. Так что, как сами понимаете, вряд ли я или кто-то другой сможет ответить вам на ваш вопрос. Мы теперь с ней редко видимся. - Произнося это, Марина смотрела на него с грустью. А потом, сделав небольшую паузу, добавила:
  - Поверьте, вам лучше не искать ее.
  Однако Дмитрий явно не был с этим согласен, поэтому тут же возразил:
  - Думаю, я сам этот вопрос решу. - Взгляд при этом был прямой, а голос звучал, как никогда, твердо.
  В ответ на подобное категоричное заявление его собеседница усмехнулась, правда не особо весело это у нее получилось.
  - Что же вам всем от нее надо, - произнесла она с горечью. - Когда же вы все оставите наконец ее в покое? - Понятно, что при этом ответа на свой вопрос она не ждала.
  От ее слов желваки на лице Дмитрия ходуном заходили, но он сдержался.
  - Я прошу, помогите встретиться с Ольгой. Мне очень нужно с ней поговорить. Поверьте, я не причиню ей вреда, - произнес он на этот раз совсем другим тоном, и посмотрел так, что любого бы проняло.
  Марина какое-то время также смотрела в его глаза, словно пытаясь что-то прочесть в них, или возможно что-то решая для себя, а потом неожиданно махнула рукой в сторону кухни и устало, а еще вроде как смирившись с его настойчивостью, произнесла:
  - Проходите, я сейчас чай поставлю. - Она вроде и приглашала его, но видно было, что в то же время не была до конца уверена в правильности своих действий. И, скорее всего, надеялась, что угощая гостя чаем, сможет хоть немного разобраться, какой человек перед ней. И можно ли ему на самом деле доверять. Но похоже, первый шаг в этом направлении все же Дмитрием был сделан, ведь его все же не выгнали сразу. Хотя, что скрывать, настроение на самом деле у него было скверным, потому как о примерном раскладе того, что произошло и кто в этом виноват, он, к сожалению, уже догадывался.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"