Шумкова Татьяна Александровна: другие произведения.

Степень прощения 2ч

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Сентиментальный любовный роман. Для тех, кто читал первую часть. Не забудьте поставить оцену и прокомментировать.

  Шумкова Татьяна
  Степень прощения
  
  II часть
  
  ***
  
  Благотворительный вечер проходил во вновь открывшемся здании медицинского центра, отремонтированного и наполненного самым современным оборудованием на деньги спонсоров. Здесь собрались одни из самых богатых людей Нью-Йорка. Блеск бриллиантов ослеплял, а аромат изысканного парфюма опьянял лучше любого шампанского, которого также было предостаточно.
  Вики в знак поддержки прикрыла глаза, показывая, чтобы Гарет не волновался. Ее муж поднялся на трибуну, чтобы произнести речь. Ему не удалось заранее подготовить слова, но как главному герою этого вечера отмалчиваться было бы не корректно - в основном благодаря его усилиям этот грандиозный проект стал реальностью. Когда он начал говорить в зале стояла почти гробовая тишина. Все лица были обращены к Коупу. Особенно женщины не могли оторвать от него глаз. За долгие годы замужества Вики пришлось привыкнуть к слепому обожанию, которое неизменно вызывал Гарет у слабого пола. Высокий рост, мужественность в лице, черные волосы чуть тронуты сединой - все это притягивало к нему женщин словно магнитом. И даже, появившаяся со временем грузность ничуть не портила его.
  Вообще, ей ко многому пришлось привыкнуть и, что еще страшней, постепенно компромиссы стали нормой ее жизни. Она проводила черту, за которую не могла переступить, но потом стирала ее и, отступив, проводила новую, пока окончательно не осознала тщетность своих усилий и не загнала собственные желания в самый дальний уголок своего сознания до лучших времен. Вот и сейчас, забыв о своих проблемах, она волновалась об отношениях в собственной семье.
  Она никак не могла найти общий язык со своей дочерью. Когда Джени была ребенком, Вики еще как-то удавалось усмирить ее необузданный нрав. Сейчас же у нее просто опускались руки. Особенно она приходила в отчаяние, когда происходили стычки между дочерью и мужем. Оба непреклонные, не умеющие идти на компромисс, они при малейшем разногласии вспыхивали как порох. Пока Вики всегда удавалось погасить эти вспышки, но сил и возможностей уже не оставалось.
  Она вспоминала себя в шестнадцать лет - рассудительная, спокойная и целеустремленная. Джени же пошла в отца. Они как два одноименных заряда - всегда отталкиваются. Вот и сегодня произошла очередная ссора. Казалось из-за пустяка - Гарету не понравилось, как Джени оделась в колледж. Ее пирсинг, рваные джинсы и разноцветные косички были главным предметом скандалов. В результате Гарет грозил отправить ее в закрытую школу, а Джени вся в слезах сбежала, даже не позавтракав...
  Зал взорвал гром аплодисментов. Вики очнулась от мрачных мыслей и заставила себя улыбнуться. В конце концов, она светская женщина, жена крупного бизнесмена, а в дальнейшем возможно и политика, поэтому должна соответствовать.
  Праздник закончился только в двенадцать часов ночи. Сидя в машине рядом с мужем, Вики наслаждалась долгожданным покоем. Она вытянула ноги и закрыла глаза.
  - Джени должна была прийти. Ты же понимаешь как это для меня важно. - Гарет уже видел себя политиком и поэтому не собирался отдыхать.
  - Я должна была ее связать? - Вики уже начинала надоедать роль супруги, полностью живущей интересами мужа.
  Гарет виновато посмотрел на нее и прикрыл в знак примирения своей ладонью ее ладонь.
  - Прости. Я устал.
  Он и представить себе не мог, как устала она. Нет не физически, а скорее морально. Вики вспомнила про мольберты в подвале и как долго она к ним не подходила. Мечта о собственной выставке, так и осталась мечтой. Вот уже несколько недель она испытывала беспокойство и, казалось, еще немного, и пружина, так долго сдерживающая ее, вот-вот разогнется и напряжение выльется наружу. Что-то в ее жизни пошло не так, это она знала уже наверняка. Но как выйти из этого состояния, никому не навредив?
  Нет, она по-прежнему любила своего мужа, обожала дочь, жила только ради них, но мысль о том - где же она сама, не давала ей покоя. Хотелось крикнуть: "Ау... Отзовись". Однако она знала - в ответ будет только эхо и пустота.
  Вики даже не заметила, как невольный вздох вырвался из ее груди. Гарет забеспокоился:
  - Тебе плохо?
  Она не ответила. Гарет не стал настаивать. Он заметил, как изменилось настроение его жены за последнее время, но как все мужчины приписал это нервам.
  Когда они подъехали к дому и начали выходить из машины, к ним подошли несколько человек, один из которых представился следователем Бисканом. Вероятно, они давно поджидали, а иначе как объяснить такую точность их появления. Вики полицейские сразу не понравились. Интуиция ее не подвела.
  Гарет в упор посмотрел в глаза следователя.
  - Чем могу быть полезен?
  Вики сразу почувствовала что-то неладное, и ее опасения оказались не напрасны. Следователь достал из внутреннего кармана листок бумаги и протянул Гарету. Ему было достаточно одной минуты, чтобы понять в чем дело.
  - Что это? - Вики с тревогой посмотрела на мужа. Бискан опередил его с ответом.
  - Мадам, мы вынуждены провести у вас обыск. Ваш муж подозревается в уголовном преступлении. А это ордер на его арест.
  - Арест?
  Гарет сохранял полное спокойствие.
  - Ну что ж господа, пройдемте.
  В голове у Вики роилось множество вопросов. Главный из которых - в чем конкретно обвиняют ее мужа. Но она понимала - сейчас не время для расспросов.
  Во время обыска Гарет сидел за столом в своем кабинете. Вики ничего не удалось прочитать на его лице. Он достал сигарету и закурил. Полицейские хорошо знали свое дело, они проводили обыск быстро и в тоже время методично, не пропуская ни одного закутка.
  Когда все было закончено, они собрали изъятые бумаги и отнесли их, а также несколько компьютеров в машину. Следователь подошел к Гарету.
  - Вам придется проехать с нами.
  - Вероятно, мне потребуется адвокат?
  - Мне очень жаль.
  Гарет позвонил и вызвал своего адвоката, коротко обрисовав ему ситуацию. Вики не верила происходящему. Она проводила мужа до двери, с трудом сдерживая слезы. Гарет поцеловал жену на прощание и произнес:
  - Все будет хорошо. Я тебе обещаю. - С этими словами он сел в полицейскую машину и через минуту Вики оказалась одна в разоренном доме, первый раз радуясь отсутствию дочери, проводившей время за городом.
  ***
  
  Выйдя из машины Вики с усилием пробиралась сквозь толпу журналистов. Сейчас она хотела бы быть далеко отсюда, однако она была заместителем Гарета, и оставить фирму без руководства в такое время было недопустимо. Несколько охранников сдерживали натиск толпы, собравшейся в достаточном количестве около Саймовского делового центра, где уже много лет располагался главный офис компании, которую возглавлял Гарет. Ее встретил Том. Он шел впереди, решительно пресекая так и сыплющие на них вопросы.
  - Миссис Коуп, два слова. Это правда, что ваш муж подкупил некоторых депутатов парламента?
  - Кто в его отсутствие будет возглавлять компанию?
  - Что вы намерены предпринять в связи с падением стоимости акций компании?
  - Без комментариев. Без комментариев.
  Только оказавшись в кабинете, они смогли вздохнуть свободно. Однако расслабляться было некогда. Вики заняла место Коупа - во главе стола. Справа от нее сидел Том - ее брат, слева Дик - бывший адвокат Гарета, в настоящее время юрисконсульт компании. Больше она никому не доверяла.
  - Итак, Том. Что удалось узнать?
  Том старался не смотреть на сестру, делая вид, что перебирает бумаги. И, только после того как она поторопила его, он заговорил.
  - Мне действительно кое-что удалось узнать. Наверняка это вам не понравится. В общем, давняя история, а точнее шестнадцатилетней выдержки.
  - Продолжай.
  - Я узнал, кто стоит за всем этим делом. Это наш давний знакомый - граф Тодеуш.
  Если бы сейчас в окно влетел метеорит, вряд ли бы он произвел такой ошеломляющий эффект, как сообщение Тома.
  Минуту в кабинете стояла гробовая тишина. Первым в себя пришел Дик. Достав платок и стерев пот со лба, он недоуменно заметил:
  - Бред. Вы нам рассказываете тут какую-то историю про графа Монте-Кристо. Я в эти сказки не верю.
  Том не обиделся на его недоверие.
  - К сожалению, это правда.
  Но старый, умудренный опытом адвокат не хотел сдаваться.
  - Молодой человек, в таком деле требуются факты. Он что же восстал из пепла? Вы правильно подсчитали. Именно шестнадцать лет назад, а точнее - шестнадцать с половиной, Гарет оставил Тодеуша без гроша в кармане. Человек, который стоит за его арестом, должен быть, по крайней мере, человеком не бедным, не говоря уже о связях, которые должны быть у него.
  Том хотел было ответить, но Вики опередила его:
  - Дик, мы все устали. Но прошу вас, давайте будем относиться друг к другу более терпимо. Действительно, Том, какие у тебя доказательства?
  Брат молча раздал им листочки и терпеливо ждал, пока они дочитали до конца. Он знал - это их убедит.
  - Боже мой. Значит все это время, он готовил свои грязные планы и жаждал мести. - Вики изменилась в лице.
  Адвокат был поражен.
  - Получается, мы отправляли деньги на счет липовой фирмы?
  Том горько усмехнулся и подвел черту:
  - В конце этой цепочки стоял Тодеуш.
  - Ну зачем это ему понадобилось?- воскликнула Вики.
  Но ей никто не ответил. Вопрос был неуместный.
  Дик продолжал смотреть на бумагу, не веря своим глазам.
  - Но ведь все фирмы, с которыми мы работаем, проверены и перепроверены много раз.
  Том не сдержал сарказма.
  - Мы слишком привыкли к этой мысли и потеряли бдительность. А я ни раз предупреждал вас о необходимости финансовых и юридических проверок, особенно дочерних компаний. Вы же работаете по старинке. Ваш принцип - раз мы работаем с ними давно, значит, предать они не могут. Но времена то изменились. А Тодеуш действует по другим принципам. Он просто взял и подкупил некоторых ваших старых друзей. Не зря один директор филиала внезапно заболел, другой отправился на пенсию. А вчера я узнал, что они за месяц до этого продали свои акции и соответственно не являются больше совладельцами...
  Дик с трясущимся лицом поднялся и еле сдерживая себя проговорил:
  - С меня хватит. Миссис Вики я вам позвоню. - И вышел, громко хлопнув дверью.
  Том виновато посмотрел на сестру.
  - Он всегда меня недолюбливал. Никак не может забыть, как вытаскивал меня из тюрьмы. Считает, что я здесь по твоей протекции.
  - Сейчас не время для обид. - Вики внимательно посмотрела на брата. - Скажи откровенно - мы можем реально что-нибудь сделать?
  Она смотрела на Тома с надеждой, он это чувствовал, однако он также знал, что сладкая ложь не для нее.
  - Практически ничего. Я напомню тебе, мы выполняли государственный заказ. Деньги как бы нами получены, а продукция ушла в неизвестном направлении. Единственная надежда, что удастся доказать минимальное участие Гарета в решении ключевых вопросов во всех сделках.
  - Другими словами, подставить кого-нибудь вместо него?
  Том не ответил, а Вики с горячностью добавила:
  - Гарет никогда на это не пойдет.
  - Значит, выхода нет.
  Вики со слезами на глазах произнесла:
  - Прошу тебя - сделай все возможное и невозможное...
  Том подошел к сестре и обнял ее.
  - Можешь не сомневаться.
  Когда Вики осталась одна, она уже не могла сдержаться и разрыдалась.
  
  ***
  
  Вообще, для Вики бессонница была не характерна. Но в последнее время она почти не спала. Сегодняшняя ночь не была исключением. Вики ходила из угла в угол, понимая, что это вряд ли поможет ее беде. Однако утром необходимо быть с трезвой головой, поэтому она прошла в ванну и наполнила бокал, чтобы принять снотворное. Вдруг раздался телефонный звонок, не успела она снять трубку, как в дверь спальни постучали и испуганный голос Майкла - их мажордома - известил о приходе гостя. Вики сама удивилась, как тревожно забилось сердце.
  - Он не назвал себя?
  - Нет.
  - Скажите, я не принимаю в двенадцать часов ночи. Пусть придет завтра, в офис.
  - Он передал вот это.
  С этими словами Майкл протянул ей засушенную розу. Вики сразу узнала ее. Это было давно - в другой жизни. Она подстригала кусты роз и уколола палец. Тогда Сэм взял выпавший из ее рук цветок с капельками крови на листьях и сказал, что сохранит его в память о ней...
  - Хорошо Майкл. Передайте, что я сейчас спущусь, и можете быть свободным.
  Этот поздний визит вызывал у нее много вопросов, но разрешить их мог только ее гость, поэтому, накинув легкое платье и, прибрав свои непослушные белокурые локоны, она немедля спустилась вниз.
  - Здравствуй Сэм. Что за таинственность?
  - Здравствуй.
  Он наклонился и поцеловал ее руку, и с сожалением ее отпустил. Вики сделала вид, что не услышала тяжелого вздоха, вырвавшегося из его груди.
  - Сколько мы с тобой не виделись? - Она знала ответ и спросила только, чтобы заполнить паузу.
  - Пять лет.
  Вики была рада видеть старого друга, бывшего телохранителя ее мужа. Сейчас ей особенно была нужна поддержка.
  - Извини. Я в таком виде.
  - Ты всегда красива. И ты это знаешь.
  Вики не хотела сходить на скользкую дорогу, поэтому сменила тему.
  - У тебя все в порядке? Хотя по твоему виду можно сказать, что у тебя все просто великолепно.
  Его смех прозвучал как-то неестественно.
  - Другими словами, почему я приперся так поздно к тебе в дом?
  - Ну, зачем так?
  Для Сэма эта вспышка была не характерна. Хотя за столько времени, что они не виделись, все могло измениться. Она предложила выпить и оба со стаканами виски сели в кресла напротив друг друга.
  - Ты, наверное, забыл - я всегда приглашала тебя приехать, но неизменно получала отказ. Так что обижаться, по-моему, должна я.
  Сэм молчал.
  - Почему ты не спрашиваешь про Гарета?
  - Я все знаю.
  - Вот как?
  Вики удивленно посмотрела на Сэма, ведь прошло всего два дня со дня ареста мужа.
  - И что же ты знаешь?
  - Я знаю, что Гарет в тюрьме. Его обвиняют в хищении государственных денег - пятисот миллионов долларов. Он переводил их на счет подставной фирмы в Швеции.
  В его голосе сквозило что-то неприятное. Но Вики не могла сосредоточиться - снотворное уже начинало действовать.
  - А еще о чем ты знаешь?
  - Например, об участии в этом деле графа Тодеуша.
  Выдержав паузу, Вики сонно проговорила:
  - Я очень рада видеть тебя Сэм, но право меня все это удивляет - ночной визит, то, как ты говоришь со мной. Может, хватит вилять?
  - Действительно хватит.
  Сэм встал и стал медленно прохаживаться по комнате, стараясь не смотреть на Вики, и когда он все же поднял на нее глаза - в них читался приговор. Вики вдруг ясно поняла, то, что собирается сказать Сэм, не доставит ей удовольствия.
  - Я помог Тодеушу упрятать Гарета за решетку.
  Вики даже сначала не поняла, что он сказал. Поэтому с улыбкой произнесла:
  - Повтори, пожалуйста. Я не совсем поняла.
  Сэм с болью посмотрел на Вики.
  - Все пять лет, что мы не виделись, я работал на Тодеуша. Мы вместе разработали и осуществили весь этот план.
  Вики не смогла произнести ни слова. Она только подняла руку и прикрыла ею рот. А глаза наполнились слезами, она не спускала их с Сэма.
  - Ты шутишь? Прошу тебя - скажи, что ты пошутил.
  Вдруг у нее началась истерика. Она начала смеяться и не могла остановиться. Сэм налил ей воды и держал стакан пока Вики пила, губы у нее при этом дрожали. Когда все же ей удалось успокоиться, она внимательно посмотрела на Сэма.
  - Я даже не знаю что сказать. Если бы мне кто-нибудь, когда-нибудь, хоть намекнул бы, что Сэм может предать, такого человека бы для меня больше не существовало.
  - Послушай меня. Да, раньше я много не замечал, но после встречи с тобой я понял, что за человек Гарет. Неужели ты все забыла? Как он втаптывал тебя в грязь. Он как-то мне признался спьяну, как изнасиловал тебя в первую брачную ночь. Наверное, именно с тех пор мы стали отдаляться друг от друга.
  Вики сидела не шевелясь. Она смотрела в пол, боясь поднять глаза на Сэма, как будто, если она это сделает, то правда уже станет очевидной.
  - Он всегда был животным, недостойным тебя.
  Наконец Вики заговорила:
  - Но ты же сам привез меня в аэропорт, помог нам с Гаретом встретиться.
  - Я не мог смотреть на твои страдания. Но мы оба заблуждались тогда.
  У Вики нескончаемым потоком струились слезы.
  - Ты не имел права судить. Не имел никакого права так поступать.
  Она посмотрела ему прямо в глаза.
  - Все эти годы я любила Гарета. Я готова за него жизнь отдать.
  - Даже после этого?
  Сэм был последователен в своей беспощадности. Он подошел к Вики и положил ей на колени несколько фотографий. На них был изображен Гарет с интересной девицей. Снимки не позволяли сомневаться в характере их времяпрепровождения.
  - Их связь длиться больше года. А до нее была другая. Продолжать? - Сэм знал, что этими разоблачениями причиняет Вики невыносимую боль, но не мог остановиться. Он сравнивал себя с хирургом, вправляющим вывих. Сначала пациенту больно - он кричит, но потом быстро выздоравливает. - Все об этом знают, только ты, как все жены, узнала последней.
  Посмотрев снимки, Вики встала, подошла к Сэму и молча, со всего размаху, ударила его, а снимки кинула ему в горящее от пощечины лицо.
  - Убирайся вон. Никогда, слышишь, никогда больше не переступай порог этого дома.
  - Хорошо, я уйду, но сначала...
  Он подошел к Вики и обнял. Она даже не сопротивлялась, только с ненавистью смотрела на него. На нее напало полное оцепенение.
  - И все-таки я люблю тебя. Всю жизнь я думал о тебе и уже ничего с этим не поделаешь. И даже помимо твоей воли я буду всегда защищать тебя.
  Обманутый ее расслабленностью и несопротивлением, он стал целовать ее, лихорадочно расстегивая платье на груди и когда, казалось, что победа его близка и он, стоя на коленях перед ней - обнаженной и покорной, целовал ей руки, она внезапно, как будто очнувшись, переступила через скинутые одежды и подошла к зеркалу. Сэм, поднявшись с колен почти торжествуя победу, смотрел на нее.
  - Я богат, я очень богат. Но мне ничего не надо, это все для тебя. Нам будет хорошо с тобой...
  Он не успел договорить, как Вики обернулась, наставив ему в грудь пистолет.
  - Я буду вспоминать того Сэма, и буду думать, что он умер.
  Сэм шагнул к ней, но был остановлен ее взглядом.
  - Не делай этого, иначе я выстрелю.
  Он развернулся и молча вышел.
  Не одеваясь, Вики поднялась в спальню, прошла в ванну и долго стояла под душем. Она уже не плакала, но состояние ее было близко к шоку. Все эти годы, Вики справлялась со всеми проблемами. Если не удавалось сделать это самой - рядом были Гарет и Том. Сейчас она была одна со своей бедой, и никто не мог помочь ей.
  Наутро пришло письмо от Сэма.
  "Я по-прежнему считаю Гарета подлецом, но не в силах смотреть на твои страдания. Так вот, на суде Тодеуш представит свидетеля и какие-то бумаги - дополнительные доказательства виновности Гарета. Это будет его coup des gras . Больше ничего сказать не могу".
  
  ***
  
  Стоя перед зеркалом, Вики наводила последние штрихи. Она хотела выглядеть безупречно - не просительницей, а королевой. И хотя ей было не по себе от того, что решила пойти к Тодеушу, однако отступать не собиралась. Что значат ее глупые страхи, когда муж в опасности.
  Закончив с прической, Вики надела брючный костюм, отливающий перламутром и накинув норковое манто, вышла из дома. Она знала, что ее затея не понравится мужу, если он про нее узнает, поэтому отпустила шофера и сама села за руль Мерседеса.
  Остановившись около дома графа, Вики на секунду задумалась, но тут же отбросила все сомнения и полная решимости вышла из машины. Дворецкий проводил ее в дом и попросил подождать. Вики удивилась сдержанности интерьера, раньше графу был присущ больший размах. Только фамильные портреты, развешанные вдоль лестницы, выдавали высокое происхождение хозяина дома.
  Ее пригласили войти в небольшие апартаменты, граничащие со спальней. Это было странно, но отступать было поздно. Вики стояла около окна, погрузившись полностью в свои мысли. Внезапно дверь открылась, и вошел граф, торжествующая улыбка играла на его лице.
  - А вы все также молоды. "Годы не властны над ней". Вы не помните о ком это сказано? По-моему о Клеопатре.
  Вики холодно заметила:
  - Зато вы очень изменились.
  - Это комплимент?
  - Понимайте как хотите. Я здесь не для любезностей.
  Граф указал ей на кресло и сам сел напротив, не забыв предложить коньяк. Вики молча кивнула.
  - Ого, первый раз вижу, чтобы просительница грубила. По сценарию вы должны валяться у меня в ногах, умолять сжалиться над вашим мужем.
  Вики села в глубокое кресло, и от волнения залпом выпив коньяк, проговорила:
  - Никогда вы этого не дождетесь.
  - Ну хорошо. Давайте серьезно. Вы зря пришли. - Это было сказано с угрозой.
  Вики насторожилась.
  - Гарет будет наказан. Машина уже запущена, ее не остановить.
  - Но вы могли бы. Мы выполним все ваши условия.
  Граф хитро прищурился.
  - Все? А, что, если я, как когда-то Гарет, скажу: "Стань красавица моей, и вы спасете своего мужа"?
  Вики отреагировала на это заявление спокойно.
  - Гарет предпочтет умереть в тюрьме, чем согласиться на такое.
  - А вы?
  - Я тоже.
  - Когда-то вы были более сговорчивы. Это лишний раз доказывает, как женщины неблагодарны.
  - Поверьте граф, мне очень жаль, что я причинила вам столько...
  Он не дал ей договорить:
  - Перестаньте.
  Его лицо приняло землистый оттенок. Однако он быстро взял себя в руки и со смешком добавил:
  - Не надо усугублять.
  Вики совсем смешалась. Если она будет оправдываться, то придется вспомнить о прошлом, но этим она еще больше разозлит графа.
  - Ладно, не беспокойтесь. Вы меня больше не интересуете. Когда-то я действительно был без ума от вас. Но, слава богу, излечился.
  - Неужели? - Вики подошла к небольшому шкафчику возле окна и достала с полки фотографию. - Зачем же вы так бережно храните мое изображение?
  По-видимому, Тодеуш просто забыл убрать снимок, но ничем не выдал своих чувств и небрежно произнес:
  - Он напоминал мне о моих врагах. Итак, я повторяю - вы напрасно пришли. Разговор считаю бессмысленным.
  Вики встала, не веря в провальность своей миссии. Она прошла к двери и с удивлением обнаружила, что та заперта.
  - Что это значит?
  Граф надменно усмехнулся.
  - Я же говорил - не надо было приходить. Это моя маленькая шутка. Я хочу, чтобы вы остались здесь до утра. Я знаю, что ваш муж нанял людей обеспечивать вашу безопасность, думаю к утру ему доложат где вы провели ночь.
  Вики кинулась к окну, но там были решетки.
  - Не тратьте зря энергию, она вам еще пригодиться, чтобы объяснить мужу, с кем вы провели ночь.
  Поняв, что сопротивление бессмысленно, Вики, обессиленная, повалилась на стул.
  - Вы решили добить до конца?
  - Я всего лишь воздаю по заслугам.
  Тодеуш подошел к Вики и силой поставил ее на ноги, не много при этом встряхнув. Его надменный взгляд внезапно потеплел, а руки, крепко державшие ее, выдавали чувства, вероятно помимо его воли все еще, жившие в нем. Вики с мольбой посмотрела на графа, его прикосновение напомнило ей о прошлом, об их близости. Однако, Вики вспоминала об этом как об ошибке, в то время как для графа это обернулось крушением всех надежд.
  - Не бойтесь, я не воспользуюсь вашей беспомощностью, если конечно вы этого сами не захотите. Утром вы будете свободной. - Глухо произнес он.
  Однако уже в следующий момент уголок рта снова дернулся вниз, и он снова стал прежним. Тодеуш взял ее сумочку и вытащил сотовый телефон.
  - Чуть не забыл.
  С этими словами он подошел к двери и прежде чем выйти предупредил:
  - Кругом охрана, так что бежать вам некуда. Спокойной ночи.
  Еще раз, пройдя по комнате и прилежащей к ней спальне и убедившись, что бежать невозможно, Вики устроилась в кресле и постаралась обдумать создавшуюся ситуацию. Она вдруг отчетливо поняла, что боится, что Тодеуш прав. Неужели Гарет действительно поверит в ее измену. Несмотря на свой ответ графу, в глубине души она сомневалась. Она долго сидела, уставившись в одну точку, терзаемая недобрым предчувствием, пока не поняла, что с ней происходит что-то необычное. Вики попыталась встать, однако ноги не слушались ее, и она рухнула обратно в кресло. Постепенно все ее тело налилось тяжестью, во рту пересохло, предметы вокруг нее потеряли четкость изображения, как будто она смотрела на них через ненастроенный объектив телескопа.
  Она с трудом повернула голову, услышав, как в замке поворачивается ключ. В комнату вошли две женщины, они подошли к креслу, где сидела Вики и, подняв ее на руки, перенесли на кровать. Попытка оттолкнуть их от себя не увенчалась успехом. Рука медленно поднялась и так же медленно опустилась. Сейчас ей бы не хватило сил даже для того, чтобы поднять стакан. Женщины даже не обратили внимания на ее движение, по-видимому, у них была четкая инструкция на ее счет. Они сняли с Вики одежду, надели прозрачную ночную рубашку, а затем удалились.
  В дальнейшем Вики продолжала оставаться участницей событий, но никак ни могла повлиять на них. В комнату вошел граф, с ним был еще один человек, в руках у него был фотоаппарат. У Вики еще была слабая надежда, что все происходящее сон, но она развеялась, когда Вики почувствовала, на себе руку графа. Ей с трудом удалось разглядеть его. Он лежал возле нее обнаженный, чуть прикрытый простыней, и гладил ее волосы. Фотограф в это время делал свое черное дело, стараясь запечатлеть как можно больше деталей. Он подошел к Вики и хотел приспустить пеньюар с ее плеча, но его остановил окрик графа:
  - Не трогайте.
  - Но я хотел для достоверности.
  - Делайте свое дело.
  Вики из последних сил полными от слез глазами посмотрела в глаза графа и одними губами произнесла: "За что?", тут же провалившись в спасительный мрак.
  Тодеуш повернулся к фотографу:
  - Вы закончили?
  - Да.- С этими словами фотограф вышел.
  После того, как Тодеуш остался один, он оделся и снова присел рядом с Вики, взяв ее за руку. Много лет он мечтал об этой минуте. Гарет в тюрьме, а его жена полностью в его власти, но чем больше он смотрел на Вики, тем больше понимал - не она в его власти, а он ее раб. С каким наслаждением он продумывал и осуществлял свою месть и вот настал кульминационный момент, а он не чувствует ничего кроме горечи.
  Мысль сделать фотографии пришла к графу в тот момент, когда Вики позвонила договориться о встрече. Тогда он обрадовался. Гарет, сам изменявший своей жене, вряд ли простил того же с ее стороны. План созрел быстро. Он даже хотел сам отнести в тюрьму обличающие снимки, чтобы увидеть лицо Гарета, в тот момент, когда он их увидит. Однако сейчас, что-то изменилось. Встреча с Вики - была ошибкой. Он думал, что чувства притупились, но это было не так.
  Тодеуш наклонился к Вики, и слегка коснувшись ее губ, стремительно вышел из комнаты.
  ***
  На дискотеке в Шертоне когда стрелки часов приблизились к двум часам ночи - веселье достигло своего апогея. Молодежь, заправленная изрядным количеством спиртного и крека, пускалась во все тяжкие. Тем более что ди-джеи первыми показывали пример - девушки снимали верхнюю часть одежды и размахивали ею над головой, а парни поливали их пивом.
  Джени сидела за стойкой бара с ощущением, что она придавлена к стулу чем-то тяжелым. Ее подруга находилась рядом примерно в таком же состоянии. Она дергала ее за руку, пытаясь растормошить, но сил было явно недостаточно.
  - Вставай же. Нам надо идти.
  Джени была очень зла на подругу. Это она подбила ее попробовать крек. Доза была небольшая, но этого оказалось достаточно, чтобы придти в себя только через два часа. Джени любила повеселиться, однако сейчас она чувствовала, что пора сматываться, иначе все могло плохо кончиться. Ее опасения оказались ненапрасными. Когда ей все же удалось поднять подругу и, они, еле передвигая ноги, направились к выходу, к ним подошли несколько парней.
  - Ну что девочки, повеселимся? - Вероятно, к ним обратился вожак.
  В планы Джени это совсем не входило. Она знала, что с такими надо разговаривать на их языке.
  - Проваливайте, пока головы целы.
  - Ого, а девочки то с гонором. Давай потанцуем крошка. - С этими словами парень схватил Джени за руки и привлек к себе. Она стала вырываться, а подруга отчаянно закричала. Ко всеобщему удивлению - в таких местах это было большой редкостью - несколько парней пришли им на помощь. Завязалась драка.
  Через пол часа все оказались в полицейском участке, кроме подружки Джени - она успела вовремя увернуться. Заполнение протокола, снятие отпечатков пальцев заняло много времени. Теперь уже трудно было отличить хулиганов от потерпевших - все выглядели притихшими, вероятно, чтобы не усугублять своего положения.
  Джени уже представляла какой скандал устроит отец, когда его вызовут, чтобы забрать ее отсюда, как неожиданно пришло избавление. Дверь камеры открылась, и она увидела полицейского, а за его спиной того парня, который заступился за нее в баре.
  - Выходите, вы свободны.
  Джени поняла, что сейчас вопросы ни к чему и быстро последовала за своим избавителем и его спутником, который заговорил, только когда они вышли на улицу:
  - Знаешь что братец? В следующий раз выпутывайся сам. - С этими словами он сел в машину и уехал.
  - Не обращайте внимания. Он всегда такой. Но именно ему мы обязаны своим спасением.
  - А кто он? - Джени никак не могла прийти в себя от такой счастливой развязки.
  - Это мой брат. Он адвокат.
  - А... - Только и смогла произнести Джени. И тут же спохватившись добавила. - А вас как зовут?
  - Дэниэль, можно просто - Дэн. А вас?
  - Дженифер, можно просто - Джени. - Сказав это, она улыбнулась.
  - Давайте-ка, я вас провожу.
  Он накинул на нее свой пиджак, и они медленно, даже не замечая этого, отправились по набережной, почти не ощущая ночного холода, тянущегося со стороны Гудзона.
  - Может перейдем на ты?
  - Давай. - Джени первый раз подчинялась и не потому, что Дэн был старше ее, а было что-то еще, заставляющее ее бессмысленно улыбаться и смотреть не на спутника и дорогу, а себе под ноги.
  - Ты часто отдыхаешь в подобных местах?
  Дэн с иронией заметил:
  - Нет. Откровенно говоря, первый раз.
  Джени поняла свою ошибку.
  - Я имела в виду - дискотеку в Шертоне.
  - И там тоже. Приятель прощался с холостой жизнью, вот мы и оказались там. Честно говоря, это было пятое место, из тех, где мы успели побывать за прошедшие сутки.
  - Ваш праздник закончился неудачно.
  - Для мальчишника в самый раз.
  Неожиданно для себя они остановились, зачарованные черной гладью воды и отраженными в ней огнями, сияющими по всему Гудзону. С ними происходило то, что происходит с тысячами молодых людей, которые втайне ждут, надеются найти свою любовь и как только эта надежда, казалось, готова угаснуть все приходит само собой с самой неожиданной стороны.
  Джени еще никогда не встречался такой интересный собеседник, она слушала все, что говорил Дэн, затаив дыхание, не осознавая, что в данный момент скажи он, что земля стоит на трех китах, она поверила бы и в это.
  Они даже не заметили наступления утра. Дэн смотрел на нее сверху вниз и улыбался своей лучезарной улыбкой. Джени была не в силах оторвать от нее взгляд. Его чуть прищуренные от утреннего солнца глаза смотрели весело и всепонимающе. Он сделал к ней шаг и обнял, а потом наклонился и медленно поцеловал. Джени почувствовала напряжение в его руках, казалось, он намеренно сдерживает себя от последнего шага, и от этого она почувствовала легкое разочарование. Джени вдруг поняла, что Дэн гораздо старше, чем показался ей на первый взгляд. Когда он отпустил ее, она чуть не упала от легкого головокружения охватившего ее. Дэн помог ей сесть.
  - Наверно тебе пора домой?
  Джени не смела посмотреть ему в глаза.
  - Да.
  - Знаешь, я живу здесь недалеко. Может зайдем? Ты сможешь привести себя в порядок.
  Джени стало ужасно неловко за свой внешний вид. Даже не за порванный рукав блузки, а скорее за, когда-то выбранный назло родителям, стиль. Разноцветные косички смотрелись особенно нелепо рядом с костюмом Дэна. Немного помешкав, она все же согласилась.
  - Ну, хорошо. Зайдем.
  Они подошли к небольшому особняку, стоящему в окружении огромных сосен, почти полностью закрывающих его. Дэн по домофону связался с привратником и дверь, подчиняемая электричеству, бесшумно отворилась. Когда они шли по дорожке, отделанной мрамором, их шаги гулко отдавались в утренней тишине, заставляя взлетать птиц, притаившихся между деревьев. Только сейчас, Джени, чувствовавшая себя до этого абсолютно спокойно и уверенно рядом с Дэном, вдруг заволновалась и замедлила шаг. Дэн, видя ее смущение, поддержал ее за локоть.
  - Не бойся. Я познакомлю тебя с папой.
  Когда они вошли в дом, оказалось, что он полон жизни - слуги занимались утренней уборкой, приготовлением завтрака. По-видимому, здесь не привыкли долго нежиться в постели. Навстречу им вышел высокий сухопарый мужчина. Джени сразу поняла, что это отец Дэна. Они были поразительно похожи - аристократическая внешность, черные, пристально смотрящие, словно рентген - глаза. Разница была лишь в возрасте, да в прическе - у Дэна волосы черные, а у отца заметно поседевшие. Вероятно, он не ожидал увидеть сына в столь ранний час.
  - Здравствуй папа.
  - Ты так рано?
  - Да. Ну, в общем, я тебе потом расскажу. Вот познакомься - это Джени... К сожалению не успел узнать твою фамилию. А это мой отец - граф Яшек Тодеуш.
  Джени сделала шаг навстречу.
  - Джени Коуп.
  - Что? - Граф не мог оторвать от нее взгляда. - Что это значит?
  - Папа, ты испугал ее досмерти. - Дэн подошел к Джени и взял за руку.
  - Пойдем, посмотрим, что там на кухне. Вероятно, отец просто не в духе.
  Они так были увлечены разговором, что не заметили, стоящую в дверях спальни Вики. Она же, проведя ночь взаперти, не могла прийти в себя от увиденного. Ей казалось, что она еще не проснулась и находится во власти кошмарного сна. И все же, выйдя из оцепенения огромным усилием воли, она подбежала к дочери.
  - Боже, что они с тобой сделали?
  Джени абсолютно ничего не понимая, стояла молча глядя поочередно на всех участников сцены. Вики же словно голубица, пытающаяся защитить своего детеныша от коршуна, набросилась на графа с обвинениями.
  - Вот значит до чего ты дошел. Сначала Гарет, потом я, а теперь и до дочки добрался. Но ты допустил просчет, этот номер у тебя не пройдет. Если хоть один волос упадет с головы моей дочери, я без всяких судов тебя приговорю. Помни об этом и бойся.
  Она повернулась к дочери, ошалевшую от произошедшего, и, взяв ее за руку, повела вон из дома.
  Дэн вопросительно посмотрел на отца.
  - Может ты объяснишь?
  Но, тут же осекся. Он понял сейчас его лучше не трогать. Никогда Дэн еще не видел его таким опустошенным и внезапно постаревшим. Он еще раз посмотрел вслед уходящей Вики и без всяких слов догадался, что значит эта женщина в жизни его отца.
  ***
  Машина подъехала к зданию Кенингстонской тюрьмы ровно в полдень. Вики с трудом вышла из машины. Сейчас она хотела оказаться очень далеко от этого места. Несмотря на то, что прошло всего несколько часов с момента ее возвращения из дома Тодеуша, она не сомневалась - Гарет уже все знает.
  В комнате для свиданий стоял полумрак, через жалюзи пробивался слабый свет, выхватывающий детали скудного интерьера. Вики сидела за столом и ждала, когда приведут Гарета. Она, не отрываясь, смотрела на дверь; при его появлении, она непроизвольно вздрогнула. Вики показалось, что он выглядит усталым и даже немного постаревшим. Она чувствовала себя виноватой в этом.
  Во время разговора Вики не смела поднять глаз на Гарета. Она рассказывала о последних событиях, о вероломстве Сэма, при этом перебирая какие-то ненужные бумаги.
  - Ты забыла сказать еще об одном предательстве. - Гарет буквально сверлил ее своим взглядом.
  - Гарет... - Она умоляюще посмотрела на него. - Прошу тебя. Я могу все объяснить.
  - Не проси.
  - Неужели ты мог поверить?
  - Мне бы следовало помнить, как ты решаешь свои проблемы.
  Вики не выдержала.
  - Свои? Что это значит? - Она задыхалась от возмущения. - Вот уже несколько лет я живу только твоими проблемами. И сейчас я уверена, что совершила ошибку.
  - Вот как? Ты все-таки признаешь свою измену.
  Вики устало посмотрела в глаза Гарета.
  - Я признаю только то, что женщина должна жить своей жизнью. А что касается так называемой измены, так это надо спросить у тебя.
  - Что ты хочешь сказать?
  - Недавно мне попали в руки очень интересные фотографии. Можно сказать высоко художественные. Должна признать у тебя хороший вкус. Сколько ей? Двадцать лет?
  Вики так надеялась, что Гарет будет все отрицать. Она хотела быть обманутой, но он молчал.
  - А ты жестокий.
  Наконец он нарушил молчание.
  - Ты прекрасно знаешь - для мужчины это совсем не то, что для женщины. Мне просто необходима была разрядка.
  - Никогда не думала услышать такое от тебя. Ну да ладно. Больше тут не о чем разговаривать. Единственное хочу добавить - я ни разу тебе не изменяла. - И деловым тоном добавила. - Я действительно была у Тодеуша. Разговор не удался, я решила уйти, но у него были свои планы - он не выпустил меня. Мне подсыпали в коньяк снотворное. Как только оно начало действовать, и были сделаны фотографии. Самое неприятное - Тодеуш знал, что ты мне не поверишь, поэтому пошел на это.
  Посмотрев внимательно на Гарета, она поняла, что ее слова не убедили его.
  - И последнее. Сэм написал мне письмо, в котором предупреждает о каком-то важном свидетеле и имеющихся у него бумагах. Я не стала предпринимать никаких шагов в связи с этим, не посоветовавшись с тобой.
  Гарет перешел на деловой тон, также решив отложить семейные распри на более благоприятное для этого время.
  - Ты правильно сделала. Я немедленно подключу своих людей.
  Вики решительно встала.
  - Мне пора.
  Несмотря на то, что Гарету хотелось задержать Вики, он не стал этого делать. В его характере никогда не было место для сентиментальности.
  Уже выходя, Вики обернулась.
  - Я все сделаю от меня зависящее для твоего освобождения, но никогда не предам.
  Гарет знал, что она его любит и именно поэтому допускал, что Вики может решиться на многое - даже на измену. Ведь в ее понимании это был шаг к спасению.
  
  ***
  На суде собралось много народу; такое любопытство объяснялось легко - подсудимый богатый бизнесмен, претендующий в будущем на звание политика. Хотя, что касается последнего, после суда шансы на это практически сводятся к нулю. Кража государственных денег дело нешуточное и даже, если удастся доказать обратное - репутация испорчена навсегда.
  Вики испытывала страшное напряжение. Она рассказала Тому о записке Сэма и теперь ждала результата. Брат еще накануне по телефону сообщил ей о том, что результат есть, но конкретно ничего не сказал. Она увидела его в тот момент, когда судья попросил всех встать, объявив о начале судебного заседания. Том остановился у двери и кивнул головой в знак того, что все в порядке. Это немного успокоило Вики, однако полностью вздохнуть свободно она сможет только, когда увидит Гарета на свободе.
  Заседание длилось несколько часов. Перед глазами Вики как в тумане проходили множество свидетелей, которых она знала по работе с филиалами. Однако ничего конкретного никто из них сказать не мог, так как каждый филиал выполнял свою работу, почти не имея представления о том, чем занимались другие подразделения. Только Гарет знал о работе компании в целом. Однако государственный обвинитель как фокусник доставал из потайных карманов все новые доказательства вины Гарета, правда, пока только косвенные.
  На суде присутствовал граф. Вики немало удивило его настроение. Казалось, его ничуть не радовало положение Гарета. Он выглядел усталым и немного отстраненным. И только когда вызвали очередного свидетеля, он немного оживился. А когда выяснилось, что свидетель по неизвестным причинам не явился на заседание, Тодеуш даже оглянулся, ища кого-то глазами, вероятно Сэма. Но тот отсутствовал на заседании.
  Именно в этот момент Вики поняла, что дело выиграно. Все остальное уже не имело значения. И она оказалась права. После перерыва суд присяжных вынес вердикт о невиновности Гарета. Слова судьи Вики слышала как во сне:
  - ...Освободить из зала суда.
  Зал разразился аплодисментами. Когда Гарет проходил мимо Тодеуша он остановился и тихо так, чтобы его мог услышать только граф, сказал:
  - Будь готов. Следующий ход за мной.
  Тодеуш прямо посмотрел в глаза Гарета.
  - Я всегда готов.
  Гарет проследовал дальше.
  Уже вечером, когда Том пришел к Вики домой, она спросила у него о свидетеле.
  - Все очень банально. Это оказался заместитель управляющего нашего банка, уволенного несколько месяцев назад за подделку документов. Похоже, ему удалось установить подслушивающее устройство в кабинете у Гарета. Он передавал все разговоры Тодеушу, а также документы.
  Вики хотела знать все.
  - И каким образом удалось его нейтрализовать? Надеюсь...
  Том первый раз рассмеялся за последние несколько дней.
  - Успокойся, он жив здоров. Ну, пришлось его немного припугнуть старыми делишками. Да и, как выяснилось, на новом месте он также не брезговал воровством. Так что заговорить было не в его интересах.
  - Но какую роль сыграл в этом деле Сэм?
  Том с грустью посмотрел на Вики.
  - Он раскрыл всю структуру управления концерна. Главное - он знал людей, работающих на нас. А у людей, как известно, есть слабости, на которых легко сыграть.
  - Прошу тебя - забудь обо всем этом как о кошмарном сне. Все уже позади.
  Вики протянула снимки, которые передал ей Сэм.
  - И об этом ты предлагаешь мне забыть?
  Ни один мускул не дрогнул на лице Тома, когда он просматривал снимки.
  - Это не просто, но и об этом тоже.
  - Боюсь, мне это не удастся.
  Том уже собрался было уходить, но почему-то медлил. Он прошел к окну, потом вернулся. Долго не решался посмотреть Вики в глаза. Она первая не выдержала:
  - Я тебя слушаю. Ведь ты хочешь мне еще что-то сказать?
  Том наконец решился:
  - Только не волнуйся. Дело в том, что Сэм погиб. Автомобильная авария. Он управлял в нетрезвом состоянии.
  Вики с трудом перевела дыхание.
  - Видит бог, я этого не желала ему. - Она устало опустилась в кресло. - Сначала тетя Дженифер, теперь Сэм. Почему уходят всегда самые близкие и дорогие люди. И не смотри на меня так. Несмотря ни на что, Сэм всегда был для меня близким человеком. Просто все в жизни достаточно сложно.
  - А я и не осуждаю. - Том подошел к двери. - Просто хочу сказать - ты у меня самая лучшая сестра в мире.
  ***
  Трудно было представить, что происходящее было реальностью, а не кошмарным сном. Джени с усилием села, оперевшись спиной о стену и потрогала затылок; голова гудела, как будто в ней поселился огромный колокол. Окончательно придя в себя, она вспомнила, что произошло.
  Они с Дэном вчера сняли номер в этом отеле и провели в нем ночь. А утром она проснулась от сильного шума. Протерев глаза, Джени в ужасе смотрела как ее отец со страшной жестокостью избивал Дэна, который сначала сопротивлялся, но потом только закрывал голову от ударов. Увидев кровь, Джени, как будто очнувшись, закричала. За дверью, по-видимому, находились охранники отца; услышав крик, они вбежали и начали оттаскивать Гарета. Однако это оказалось нелегко, он отбросил их со страшным ревом и снова кинулся на Дэна. Тогда Джени, даже не понимая, насколько это опасно, схватилась за руку отца и повисла на ней. Он оттолкнул ее, казалось, не сильно, но этого оказалось достаточно, чтобы Джени, ударившись о стену, очутилась на полу, на миг потеряв сознание. Но вот она очнулась и пыталась осознать, что происходит сейчас.
  Гарет сидел на кровати и трясущимися руками пытался закурить. Джени скользила взглядом по комнате. Наконец она увидела того, кого искала. Дэн весь окровавленный лежал на полу, казалось, что он умер. Она бросилась к нему, схватив лежащее на стуле полотенце и начала вытирать кровь с его лица. Охранники стояли молча между Гаретом и Дэном. Но, похоже, это было излишне.
  - Ты убил его. - Джени посмотрела на отца с ненавистью.
  - К сожалению, этот подонок жив. Яблоко от яблони... Как могла ты - моя дочь, так поступить со мной. Ты что, забыла кто его отец? По его милости я чуть не оказался за решеткой.
  Гарет отбросил сигарету и поднялся.
  - Ну ладно. Потом разберемся. Собирайся.
  Джени прижала к себе голову Дэна.
  - Нет, я его здесь не оставлю.
  Однако Гарет был неумолим.
  - Выбирай - или ты остаешься, и он умрет, или ты пойдешь со мной, тогда ему помогут.
  Джени в ужасе переводила взгляд с отца на Дэна. Она еще не могла поверить до конца в то, что это ее отец разговаривает сейчас с ней и в его жестокость. И все же, бросив прощальный взгляд на Дэна, она медленно поднялась и направилась к выходу.
  - Ты правильно поступаешь девочка.
  - Я тебя ненавижу - произнесла она устало.
  - Поверь, еще спасибо мне скажешь - сказал Гарет и обратился к охране - позаботьтесь о нем, хотя этот подонок и не заслуживает этого.
  
  ***
  Рассказ дочери об избиении Дэна так потряс Вики, что она сразу же приняла решение развестись с Гаретом. Это было, как говориться, последней каплей. К ее удивлению он согласился, сказав при этом, что развод это чисто формальная процедура и, в конце концов, они все равно будут вместе. На что она ответила, что не была бы так уверенна на его месте.
  Подписав бумаги, они поставили жирную точку в своих отношениях. Надо было только встать и уйти не оглядываясь. Однако сделать это оказалось гораздо сложнее, чем можно было себе представить. Адвокатов напротив - ничего не смущало, они выполнили свою работу и, без всякого сомнения и сожаления, покинули кабинет.
  - Все произошло слишком быстро, да? - Голос Гарета звучал глухо. Он, не отрываясь, смотрел на Вики.
  - Да. Твои адвокаты хорошо знают свое дело. - Вики не могла сдержать сарказма. - Спасибо, что хоть одежду мне оставил.
  - Ты получила то, чего сама добивалась. Главное было избавиться от меня, не так ли?
  - Ты прав. Все к лучшему. Ты показал свою истинную сущность, и я расстаюсь с тобой без сожаления.
  Говоря это, она не заметила как у Гарета задергалась жилка под глазом. Чтобы скрыть это, он потянулся за графином и налил себе воды.
  Как не было тяжело Вики, она все же не могла не задать последнего вопроса.
  - Я могу спросить тебя?
  - Спрашивай.
  Она не могла сдержать себя. Теребя в руках носовой платок, Вики полными от слез глазами, наконец, решилась посмотреть Гарету в лицо и только и смогла произнести при этом:
  - Почему?
  Судя по тому, как побледнело его лицо, ему было в данный момент не легче. Им обоим не надо было уточнять о чем идет речь.
  - Понимаешь, это трудно объяснить.
  - Попробуй.
  Не в силах больше выдерживать ее взгляда, он опустил глаза. Гарет начал говорить тихо, но потом все более уверенно.
  - Я всю жизнь любил тебя. Более того, ты единственная женщина, которую я любил. И... боготворил. Помнишь, когда мы прилетели из Милана и поселились по твоей просьбе в гостинице?
  - Да.
  - Прожив там несколько месяцев, ты полностью оправилась, и мы начали выходить в свет. Вот тогда все и началось. Когда мы поженились, ты была очень красива, словно свежий бутон. Но по возвращении из Милана роза распустилась - ты стала прекраснейшей из женщин. И не только я один это замечал. Я с ума сходи от ревности. Панический страх потерять тебя толкал на безумные поступки. Я все время лез на рожон, даже дрался из-за тебя, не гнушался запугиванием. Никто не смел смотреть на мою жену.
  - Вначале мы были заняты только своей любовью и ничего не замечали вокруг. Но жизнь брала свое - все очевиднее становилась разница между нами. Не забывай, я знал о тебе все, или почти все. Ты сама, родители и даже твоя бабушка - закончили университет. И по образованию и по положению в обществе, ваша семья была его верхушкой, его цветом. А что я, - Гарет горько усмехнулся, - выскочка из народа. Вспомни, я даже толком не мог поддержать беседу, когда ты говорила об искусстве, живописи. В опере я почти засыпал. Я ненавидел всех этих светских красавцев, которые так легко увлекали тебя беседой. Именно тогда я стал чувствовать, что не достоин тебя.
  - Я вознес тебя на слишком высокий пьедестал, а сам остался внизу. Но это было не самое страшное. В конце концов, ты достигла чего-то в одном, а я в другом. Но было еще кое-что.
  Вики не выдержала и взмолилась:
  - Остановись.
  - Нет, тебе придется выслушать до конца. Ты сама хотела все знать. - И Гарет продолжил свою исповедь. - Помнишь, в Милане ты сказала, что мы ничего не сможем забыть. Я думаю, ты имела в виду - горе, которое мы друг другу причинили. Ты оказалась права. Но я вспоминал не то, что ты совершила против меня, а то, что я сотворил с тобой. Эти воспоминания преследовали меня все чаще и чаще. Я стал бояться самого себя, боялся, что снова причиню тебе боль, и ты уйдешь. Но жить в постоянном напряжении невозможно...
  - И нашел с кем можно расслабиться, - закончила она за него. - Ты просто предал меня. И сейчас прикрываешься красивыми словами.
  - Я знал, что ты не поймешь, - сказал он обреченно.
  Вики взяла себя в руки и уже более спокойно сказала:
  - Хорошо, продолжай.
  - Ты становилась все совершенней.
  Вики в отчаянии крикнула:
  - Но в чем ты упрекаешь меня? Ведь я старалась только для тебя. Ты сам прекрасно знаешь, для меня лучшая одежда это джинсы, а все свободное время мне хотелось бы проводить за мольбертом. Но я с пониманием относилась к твоим амбициям и жила только твоими интересами.
  - Возможно, мы оба ошиблись. - Гарет с надеждой посмотрел на Вики. - Но в наших силах все исправить.
  - Слишком поздно. Я устала. И не я изменила тебе.
  Вики встала и направилась к выходу.
  - Прощай.
  - Разреши мне звонить.
  - Нет.
  ***
  Было ужасно глупо, оказавшись на отдыхе подвернуть ногу, но именно это и произошло с Вики. Она сидела в приемной у врача и мысленно подсчитывала, во сколько этот визит ей обойдется. Страховка у нее отсутствовала, денег было в обрез, поэтому с сожалением приходилось признать, что после лечения ей придется выехать из гостиницы.
  Улыбчивая медсестра пригласила в кабинет и помогла Вики подняться. Доктор долго и внимательно изучал снимок.
  - Ну и каков ваш вердикт доктор? - Вики старалась выглядеть веселой, однако у нее это плохо получалось.
  - С ногой все в порядке, несколько дней покоя, вот и все, что требуется.
  Вики редко сталкивалась в жизни с равнодушием мужчин, но, кажется, это был именно такой случай. Доктор говорил сухо и отрывисто, почти не глядя в ее сторону. Она даже не предполагала, что это ее может так задеть.
  - Значит, я могу идти?
  - Да, конечно, сразу после того, как вам сделают перевязку.
  Все та же медсестра помогла ей сесть в такси.
  - Отель "Орхидея" пожалуйста.
  Сидя в машине, Вики практически не обращала внимания на местные красоты. Она была полностью поглощена своими мыслями. Неужели вот так и придется уехать, толком не отдохнув и не придя в себя после развода с Гаретом. Вики злилась на него, за то, что он оставил ее почти без средств к существованию, но еще больше на себя, за то, что за время замужества привыкла к деньгам гораздо больше, чем предполагала.
  В отеле, приняв душ, она почувствовала себя более уверенно. В конце концов, у нее впереди еще два дня отдыха и было бы глупо провести их без пользы. Вики снова вызвала такси и отправилась рассматривать местные красоты. За время пути она почти не выходила из машины, однако это маленькое путешествие не стало от этого хуже. Особенно ей понравилась небольшая церковь, построенная внутри пещеры. Таксист оказался неплохим гидом, и он поведал ей легенду о том, как еще в древние времена, когда местная религия преследовалась повсеместно, церкви строили тайно, чтобы спасти их от разрушения. Вики не была уверена в точности изложения легенды, но это было и не важно.
  На следующий день, несмотря на то, что нога все еще побаливала, Вики отправилась на пляж. Было бы кощунством в последний день просидеть в отеле и не попрощаться с морем.
  Сидя на берегу небольшой бухты Вики наблюдала как причаливают прогулочные лодки и катера. Местные жители, издавна занимающиеся ловлей рыбы, практически забросили этот промысел, так как, работая провожатыми у туристов, они зарабатывали гораздо больше. Один из молодых людей, только что сошедший на берег, неожиданно остановился возле Вики.
  - Как видно предписания врачей мисс Пол не для вас.
  Вики, только приглядевшись внимательно, поняла, что перед ней стоял тот самый врач, у которого она вчера была на приеме. Неудивительно, что она не сразу его узнала. Вместо белого халата на нем были легкие бриджи, цвета хаки, сандалии на босу ногу, а голову прикрывала широкополая шляпа. Но еще большая перемена произошла с его лицом - оно излучало прямо таки голливудскую улыбку.
  - Так что же все-таки заставило вас, превозмогая боль, прийти на этот берег?
  После некоторого замешательства Вики наконец смогла ответить:
  - Каюсь доктор, каюсь. Но только необходимость скорого отъезда привела меня сюда.
  Она удивилась огорчению, скользнувшему по его лицу.
  - Вы уезжаете?
  - К сожалению дела.
  - Простите за нахальство, вы не поужинаете со мной сегодня? В это трудно поверить, но обычно я не веду себя подобным образом.
  Трудно было не ответить на подобную искренность. Вики улыбнулась в ответ.
  - Почему бы и нет?
  И оба рассмеялись собственной смелости.
  - А хотите прокатиться на лодке?
  Вики никогда не каталась на лодке. У Гарета было несколько яхт, которые всегда были в ее распоряжении. По-видимому, что-то промелькнуло на лице Вики, так как доктор в смущении проговорил:
  - Наверное, я кажусь вам идиотом. Конечно, такая женщина не катается на лодках.
  Вики поспешно протянула руку, и он помог ей встать. Она улыбнулась ему самой очаровательной улыбкой, на какую была способна и сама удивилась своей кокетливости.
  - Я обожаю кататься на лодке. Но прежде, скажите, как вас зовут?
  - Виктор Мендес.
  - Очень приятно. Вы испанец?
  - Да, по маминой линии.
  Они так и провели весь вечер на море: сначала катаясь на лодке, а потом гуляя по пляжу. И все время разговаривали. Вики давно не чувствовала себя так расковано. Она как будто наверстывала все то, чего была лишена в молодости.
  А когда уже совсем стемнело, и они сидели у костра, Виктор неожиданно поцеловал ее. И ей не было это неприятно. Она ответила ему.
  
  ***
  
  - Я все-таки не понимаю - почему ты уезжаешь. - Говоря это, Виктор мерил комнату, энергично вышагивая от стены к стене.
  Вики совсем не хотелось ссориться с ним перед самым отъездом. И в то же время они были недостаточно знакомы, чтобы он мог требовать у нее объяснений.
  - Я уже несколько раз повторяла тебе...
  Виктор жестом остановил ее.
  - Оставь. Твои объяснения никуда не годятся. Что за дела? Какие дела у тебя? Ты ничего не рассказываешь о себе.
  Внезапно он остановился и в упор посмотрел ей в глаза.
  - У тебя другой мужчина?
  Неожиданно для себя Вики решила сдаться. Они провели великолепную неделю вдвоем, и ей было хорошо с ним.
  - Ты действительно хочешь знать?
  - Конечно. Неужели ты до сих пор ничего не поняла? Я люблю тебя. Все что произошло между нами для меня очень серьезно. И все что касается тебя стоит для меня на первом месте.
  Вики сдалась.
  - Ну, хорошо. Как не стыдно в этом признаться, в общем, у меня совсем нет денег. И я не могу заплатить даже за один лишний день пребывания в этой гостинице.
  Виктор в недоумении всплеснул руками.
  - Господи. Почему ты не сказала об этом раньше? Неужели я не заплатил бы за гостиницу?
  - Я не хочу обижать тебя. Но я взрослый самостоятельный человек и сама забочусь о себе.
  - Вот ты и показала истинное отношение ко мне, раз даже не желаешь брать у меня деньги.
  Вики выронила свитер, который собиралась положить в чемодан и подошла к Виктору, чтобы поцеловать его. Это произвело должный эффект и он немного успокоился.
  - Пойми, после развода я дала себе слово, что никогда больше не буду зависеть ни от одного мужчины. И если ты действительно меня любишь, ты будешь принимать меня такой, какая я есть. И чтобы ты окончательно простил меня за мой быстрый отъезд, я открою тебе маленькую тайну.
  - Какую?
  - Для того, чтобы провести с тобой эту неделю, я продала свой костюм от Версаче.
  - О боже, неужели эта женщина принадлежит мне. - Виктор в исступлении прижался губами к ее губам.
  От поцелуя у нее закружилась голова, и она прижалась к его плечу.
  - А тебя не пугает мой возраст, ведь мне уже...
  Он прикрыл ее рот ладонью.
  - Тебе никто не говорил, что ты как Клеопатра...
  Она закончила за него:
  - "И годы не властны над ней". Говорили.
  Опустив голову, Вики отошла от Виктора. Он встревожено спросил:
  - Ты чем-то огорчена?
  - Так вспомнилось вдруг. Я хочу быть честной с тобой. У меня было очень бурное прошлое, сейчас я почти нищая, будущее мое неизвестно даже мне. Поэтому не спрашивай меня ни о чем. Я не знаю - встретимся ли мы. Но одно я могу сказать наверняка - прошедшая неделя была самой счастливой за прошедший год, и это счастье подарил мне ты. Спасибо тебе.
  Виктор был не из тех мужчин, кто легко сдается.
  - А я уверен, что мы обязательно встретимся.
  
  ***
  Когда в дверь постучали, Вики стояла перед зеркалом и наводила последние штрихи в своем туалете.
  - Заходи Виктор. Я думала ты придешь только через пол часа.
  Подкрашивая ресницы тушью, она немного размазала и теперь сосредоточенно исправляла макияж.
  - Извините, я, кажется, не вовремя.
  От звука этого голоса Вики отпрянула и выронила салфетку.
  - Амин?
  - Прошло семнадцать лет. Неужели вы так и будете вздрагивать при моем появлении? - С этими словами он наклонился и подал ей салфетку.
  - Что вам угодно?
  - Я знаю какие вызываю у вас чувства...
  Вики горько усмехнулась.
  - Думаю, вряд ли.
  - Но, тем не менее, я бы хотел с вами поговорить.
  - Нам абсолютно не о чем с вами разговаривать.
  - Может присядем?
  Вики нехотя подчинилась, и они сели напротив друг друга.
  - У меня очень мало времени, да и желания с вами разговаривать абсолютно не испытываю. Поэтому прошу излагать побыстрее и по возможности кратко цель вашего визита. - Она намеренно грубила и при этом сильно нервничала.
  Однако Амин не спешил, он с улыбкой разглядывал Вики.
  - Вы зря волнуетесь, я не причиню вам вреда.
  - Почему-то верится с трудом.
  - Хотя должен признать, что когда первый раз увидел вас в Нью-Йорке, у меня мелькнула досада на то, что я не разглядел вас в Дубаи.
  От этих слов Вики передернуло.
  - Ну, хорошо. Перейдем к делу. Собственно пришел я сюда из-за Гарета.
  - Не понимаю. - Вики искренне удивилась. - Мы в разводе уже пол года. Каждый живет своей жизнью...
  Амин перебил ее.
  - Возможно, вы живете, но о Гарете это сказать трудно.
  - Что вы имеете в виду?
  - О нем правильнее было бы сказать - прожигает жизнь.
  - Теперь это меня не касается.
  - Неужели большая любовь, какая была между вами, иссякла в один момент?
  - К вам-то какое все это имеет отношение?
  - Я его друг. И не могу равнодушно смотреть на то, что с ним происходит.
  - А что с ним происходит? Насколько мне известно из прессы, Гарет помолвлен с одной известной манекенщицей и собирается жениться на ней. Все очень логично. Мужчины в пятьдесят лет часто женятся на молоденьких.
  - Это только верхушка айсберга. Гарет решил заняться рискованным бизнесом - продажей оружия. Люди, втянувшие его в эту авантюру, хорошие психологи. Они знают, что сейчас он готов на все лишь бы забыться, заглушить боль.
  - Но, что это за люди?
  - Сейчас такое время. Появилось много молодых стервятников готовых наживаться на войне. Гарет же либо не видит ничего вокруг себя, либо видит, но не хочет в этом разбираться.
  - И конечно это из-за меня. Я правильно вас поняла?
  - Нет. Но ваш развод послужил определенным катализатором его поведению. Ему нужны только вы.
  Неожиданно Вики рассмеялась.
  - Как-то не могу вас представить в роли спасителя, вам больше подходит роль дьявола.
  Вики подошла к столику и налила стакан воды, осушив его залпом, она снова опустилась в кресло.
  - Поверить не могу. Я обсуждаю с вами проблемы моего бывшего мужа. Более нелепой ситуации трудно себе представить. Знаете, вы все вроде правильно излагаете. Но когда я говорю с вами, я практически не слышу вас, потому что не могу избавиться от воспоминаний.
  - Все уже в прошлом.
  - Только не для меня. Во всяком случае, при виде вас, вряд ли я когда-нибудь перестану вздрагивать. Вы можете мне сказать, чтобы было со мной тогда, если бы Гарет вовремя не появился? Молчите? Поэтому прошу вас - уходите. Этот визит абсолютно бесполезен.
  Амин поднялся.
  - Хорошо, я ухожу. И все же подумайте о моих словах. Забудьте о том, кто их вам говорил, думайте только о Гарете. Он, действительно нуждается в вас.
  Вики осталась одна. Она была зла на Амина. Только недавно ее боль понемногу стала затихать. Амин разбередил ее душу.
  ***
  Когда Джени вся в слезах вбежала в спальню, Вики еще только отходила от сна, поэтому не сразу поняла в чем дело. Сев на кровати, она гладила по голове дочь и приговаривала:
  - Ну что ты, все будет хорошо. Расскажи в чем дело? Кто посмел тебя обидеть?
  Но Джени только беспомощно всхлипывала и разрождалась все новыми рыданиями. Окончательно проснувшись, Вики встала и налила воды:
  - Возьми выпей.
  Джени, стуча зубами о стакан, выпила всю воду и с трудом успокоилась. Она смотрела на мать как затравленный щенок. Никогда еще Вики не видела ее в таком состоянии. Она посадила Джени возле себя и твердо потребовала:
  - Теперь рассказывай.
  - Мама, он сказал, что не допустит нашей свадьбы.
  - Кто он?
  - Папа. Я разговаривала с ним сейчас. Он сказал, что только через его труп.
  Вики улыбнулась. Ее бывший муж был в своем репертуаре. Она внимательно посмотрела на дочь и спросила:
  - Скажи, ты твердо решила выйти замуж?
  - Да, я люблю Дэниэла больше жизни.
  Вики задумалась. Было ясно, что переубедить Гарета практически невозможно. Тодеуш - отец Дэниэла - его заклятый враг. И позволить, чтобы дочь вышла замуж за его сына - равносильно смерти. Но выход необходимо было найти.
  - Это какое-то средневековье. Мне плевать, что между ними вражда. Я выйду замуж несмотря ни на что.
  Вики нравилась решимость дочери.
  - Я помогу тебе. Хоть я и не люблю этого, но придется идти на обман. Обещай мне пока ничего не предпринимать и не враждовать с отцом. Сделай вид, что отказалась от свадьбы.
  - Спасибо, мама.
  Джени вскочила и, поцеловав маму, кинулась вон из спальни, крича на ходу:
  - Ты у меня самая лучшая.
  Оставшись одна, Вики серьезно задумалась. Обещание сделано, но как его выполнить. Предстояло хорошенько подумать. И чтобы очистить свою совесть, она решила сама поговорить с Гаретом, хотя знала, что это бессмысленно.
  
  
  ***
  Вики не предупредила Гарета о своем приезде. С момента их развода он все время жил в небольшом доме, в том самом, где они поселились сразу после свадьбы. События того времени почти полностью стерлись из памяти. Во всяком случае, Вики так казалось. На самом деле, проходя сейчас по знакомым аллеям, она вновь оказалась во власти воспоминаний и надо сказать не самых приятных. Именно по этой причине много лет назад после ее возвращения из Милана, они и дня не жили в этом доме. Почему сейчас Гарет был здесь - являлось для нее загадкой.
  Когда Вики зашла в дом, ее встретила молодая очень красивая девушка.
  - Здравствуйте. Проходите, пожалуйста. Охранник предупредил меня о вашем приходе.
  Вики сначала оторопела, но потом быстро пришла в себя. Она ругала себя последними словами. Как она могла забыть про новую пассию бывшего мужа. Холодно окинув ее взглядом, она проговорила:
  - Мистер Коуп у себя?
  Не дожидаясь ответа, она проследовала было в кабинет, но слова девушки остановили ее.
  - Гарет занят, у него посетитель. Присаживайтесь.
  Вики нехотя развернулась и села в предложенное ей кресло. Молодая девушка была сама доброжелательность.
  - Меня зовут Кристина Вэйл. - Она с явным удовольствием произнесла свою фамилию. - Вы знаете, я всегда вами восхищалась.
  Вики удивленно посмотрела на нее.
  - Это просто поразительно, выглядеть так безупречно в любой ситуации. Мне бы очень хотелось быть похожей на вас.
  - Ну что вы, зачем же. Когда ваша свадьба?
  - О, вы знаете? - Кристина явно обрадовалась возможности обсудить эту тему. Однако, только она начала рассказывать о свадебном платье, как дверь в кабинет отворилась и оттуда вышел упомянутый посетитель. Вики встала и без предупреждения вошла в кабинет.
  Гарет стоял у окна и, по-видимому, не слышал, как она вошла. У Вики сдавило грудь. Она остановилась в дверях и молча наблюдала за ним. Ей была знакома каждая черточка его лица, на нем залегли глубокие складки, и она сознавала, что своим приходом только добавит их. Только сейчас она поняла, как тосковала по нему. От волнения у нее закружилась голова, и она прислонилась к стене.
  Неожиданно Гарет повернулся и столкнулся с ее взглядом. Его лицо озарила улыбка. Вики поняла, что еще немного, и она расплачется, поэтому, взяв себя в руки, первая нарушила молчание, сказав преувеличенно весело:
  - Где ты откопал это создание, которое находится у тебя в гостиной?
  Было видно, что Гарет был очень рад ее видеть.
  - Надо отдать ей должное - она настолько же глупа, насколько красива.
  Гарет усмехнулся.
  - Ты ревнуешь? А как же Виктор?
  - Как можно сравнивать.
  Гарет не выдержал и рассмеялся.
  - Неужели ты пришла, чтобы раскрыть мне глаза на мою невесту?
  Вики поняла свою оплошность и промолчала. Гарет же неожиданно серьезно заметил:
  - Сейчас мы играем по твоим правилам.
  Ей нечего было на это возразить, тем более, что все уже было давно сказано. Вступать же в полемику с Гаретом, все равно, что разговаривать со стеной. Они в разводе и на этом точка. Однако Гарет и не думал сдаваться.
  - Ты прекрасно знаешь - одно твое слово...
  Вики не дала ему договорить.
  - Нет. - Она повернула несколько раз головой.
  Предложив ей присесть в кресло, он сам занял место за столом и миролюбиво спросил:
  - Как твои дела? Надо сказать, выглядишь ты потрясающе.
  - У меня все прекрасно. Мои картины покупают время от времени, я много путешествую. Ну и вообще, полна новых идей.
  - Замечательно. Должен сказать, у меня тоже все неплохо.
  Вики осторожно заметила:
  - Я слышала.
  - Неужели?
  - Гарет, не подумай, что я вмешиваюсь в твои дела, но я слышала кое-что о продаже оружия и твоем участии в этом. Честно говоря, удивлена, я думала с прошлым покончено навсегда.
  По реакции Гарета было видно, что Вики ступила на чужую территорию. Его взгляд резко изменился, он смотрел на нее почти враждебно.
  - Интересно, откуда такая осведомленность. Теперь это тебя не касается. Да и роль наседки тебе не подходит.
  Осознав, что продолжать бесполезно, Вики не знала, как подойти ко второй части своего визита. Видя ее замешательство, Гарет пришел ей на помощь.
  - Извини за резкость. Давай поговорим о более приятных вещах.
  Вики, придя в себя, ехидно заметила:
  - Например, о твоей свадьбе с этой цыпочкой?
  Неожиданно Гарет расхохотался.
  - Ну почему. Можно поговорить о твоей свадьбе.
  Набрав побольше воздуха, Вики проговорила:
  - Я действительно хочу поговорить о свадьбе, но только о свадьбе нашей дочери.
  Лицо Гарета стало напряженным. В одну секунду он как будто отгородился от нее высокой стеной.
  - Я уже все объяснил Джени, но могу повторить тебе. Эта тема закрыта. Твой визит бесполезен.
  Вики старалась сохранять спокойствие, но ей все труднее было сдерживать себя.
  - Мистер Гарет. Я понимаю, что вы слишком занятый человек, и все же потрудитесь объяснить матери вашей дочери, почему эта свадьба невозможна?
  Гарет пропустил ее сарказм мимо ушей.
  - Честно говоря, удивлен вашей короткой памяти. Граф наш враг и всегда им останется. Это война до победы. Граф вместе со своим отпрыском собирается использовать нашу дочь в борьбе против меня. Неужели вы не видите очевидного?
  Вики приготовилась к длительной осаде. Твердым голосом она заметила:
  - Я вижу только одно - жизнь это не пинг-понг, где обмениваются ударами. Тебя окружают живые люди. И эта свадьба положит конец вашей вражде. Я тоже вначале ошибалась по поводу отношений наших детей.
  - И что же изменило твое отношение?
  - Я просто увидела двух любящих людей. Сердце матери никогда не обманывает. Прошу тебя. Подумай хорошенько и прими правильное решение.
  Гарет усмехнулся.
  - Ты предлагаешь мне сдаться?
  Вики в отчаянии поддалась вперед.
  - Боже, о чем ты думаешь? Как попугай ты повторяешь одно и тоже. Услышь наконец меня. Ведь это твоя единственная дочь. Она полюбила. Хочет выйти замуж...
  Гарет жестом остановил ее.
  - Это ты не слышишь меня. Еще никто, вставший на моем пути, не остался безнаказанным.
  - Ради своих амбиций ты готов пожертвовать всем, даже счастьем дочери.
  - Поверь мне, она еще так молода. Найдет себе другого.
  Вики встала и направилась к двери, в ее глазах была безнадежность.
  - По сути мы никогда не понимали друг друга.
  - Ты считаешь, что сделала правильно, уйдя от меня?
  - Если до этого момента у меня и были сомнения, то сегодня ты их окончательно развеял. Прощай. - С этими словами она вышла.
  
  ***
  Сидя в ресторане напротив Виктора, Вики наслаждалась равновесием, наступившем в ее жизни. Она, конечно, не могла сказать, что счастлива разведясь с Гаретом - врать самой себе последнее дело. Но с каждым днем она приобретала все больше уверенности, заряжалась энергией свободы. А главное Вики понемногу возвращала себя. Правда ее вывел из равновесия Амин, но она точно знает, что не поддастся. Через неделю у нее собственная выставка, поэтому так необходимы силы и душевное спокойствие.
  - Чему ты улыбаешься?
  Вики стало стыдно - она совсем забыла про Виктора.
  - Я подумала, что почти счастлива.
  Виктор нахмурился и обидчиво произнес:
  - Почти?
  - Не придирайся к словам. Все очень хорошо.
  Неожиданно Виктор принял торжественный вид и протянул Вики бархатную коробочку в виде сердечка.
  - Что это?
  - Открой.
  Увидев кольцо, Вики чуть не рассмеялась, но вовремя спохватилась.
  - Только не говори...
  Она не закончила фразы - Виктор перебил ее:
  - Да, я делаю тебе официальное предложение.
  Увидев ее протестующий жест, он с мольбой посмотрел на нее и проговорил:
  - Прошу тебя, выходи за меня замуж.
  - Но Виктор. Мы же только недавно говорили как хорошо нам вдвоем как раз от того, что мы свободны от каких-либо обязательств.
  - Я люблю тебя и хочу обязательств.
  Вики была в затруднении. Ей не хотелось обидеть Виктора, и, в тоже время, выходить замуж - совсем не входило в ее планы.
  Когда-то также в ресторане Гарет протянул ей кольцо, однако это не было предложением о замужестве, это была сделка. Вики невольно усмехнулась. Наверное такова ее судьба и ситуация, когда ей подарит кольцо любимый человек и она с радостью его примет не для нее.
  Вики подняла глаза и неожиданно увидела того, о ком думала. Гарет стоял в дверях и обводил взглядом зал; заметив ее, он подошел к их столику. Не требовалось особой проницательности, чтобы понять, что Гарет под шафе. Он же склонился в театральном поклоне и поздоровался, протянув Виктору руку, который ее проигнорировал.
  - Понятно. Вежливость - не ваш конек.
  Увидев коробочку, Гарет с насмешкой обратился к Виктору:
  - А вы случайно не граф? Знаете, она любит аристократов.
  Вики с достоинством ответила:
  - Виктор - врач. У него клиника в Испании. Он специально приехал в Нью-Йорк на мою выставку.
  Гарет при этом издевательски заметил:
  - Ты что больна?
  Виктор, всегда спокойный, в данной ситуации вышел из себя. Он резко встал из-за стола и двинулся на Гарета.
  - Вас сюда кажется не приглашали.
  Гарет не остался в долгу:
  - Но и не прогоняли. - Он обратился к Вики. - Не так ли дорогая?
  - Что значит "дорогая"? - Виктор был вне себя.
  Было ясно, что без скандала Гарет не уйдет - Вики слишком хорошо его знала.
  - Прошу тебя Виктор. Подожди в баре.
  Он удивленно посмотрел на нее.
  - Пожалуйста, ради меня.
  Когда Виктор ушел, Вики приняла, как ей казалось очень суровый вид.
  - Так что ты хочешь?
  Гарет, крайне довольный одержанной победой, уселся за стол и тут же взял без разрешения коробочку с кольцом.
  - Фи, как пошло. Я уверен - это куплено "У Тифани". - И резюмировал. - Дешевка.
  - Не в цене дело. Однако я бы не хотела обсуждать это с тобой. Все равно тебе этого не понять.
  Гарет подозвал официанта и заказал коньяк, а затем с нарочито небрежным видом уронил кольцо на стол.
  - Да, действительно, такой безвкусицы я никогда не пойму.
  Он поддался вперед и схватил ее за руку, заговорив при этом, быстро выбрасывая слова, словно боялся, что она его остановит.
  - Ну скажи мне зачем тебе этот? С каких пор тебе стали нравится белокурые красавчики? - Он ткнул пальцем свободной руки в направлении бара. - Клянусь, еще немного и я убью его.
  - Тебе дай волю, и ты убил бы всех нормальных людей. Тебе доставляет удовольствие издеваться над беззащитными, над теми, кто слабее тебя. - Вики намекала на то, как Гарет обошелся с Дэном.
  Гарет понял свою оплошность.
  - Хорошо. Извини, я вспылил. Бог с ним. Пойми, ты мне нужна. Ведь все было так хорошо. - И более уверенно добавил. - Ну хватит.
  Вики с силой выдернула свою руку и встала.
  - Это тебе было хорошо. Только тебе. Но ты прав, действительно уже хватит.
  Быстро идя к выходу, Вики не могла сдержать слез. Сейчас ей казалось, что она ненавидит Гарета. Нет, он никогда не изменится. Все такой же самодовольный, уверенный во вседозволенности, никогда не думающий о других, а только о себе.
  Увидев, что Вики уходит, Виктор расплатился с официантом и последовал за ней.
  - Прости, что так получилось.
  - Все нормально. Я только хочу, чтобы мы быстрее поженились. Тогда я смогу с полным правом защищать тебя.
  Вики смотрела куда-то мимо него.
  - Наверное ты прав.
  Только, когда они сели в такси, она вспомнила про кольцо. Она была уверена, что оно у Гарета. Необходимость встречи с ним еще больше расстроила ее.
  
  ***
  Вики собиралась ложиться спать, когда услышала за дверью какой-то непонятный шум, но, открыв ее - никого не обнаружила. Она уже было подумала, что ослышалась и хотела закрыть дверь, но неожиданно ее взгляд упал на что-то большое, лежащее у ее ног - лампочка в коридоре светила плохо, поэтому она не сразу разглядела. Но, внимательно присмотревшись, Вики невольно улыбнулась - перед ней на полу сидел Гарет, похоже он сильно надрался и сейчас мирно дремал, прислонившись к стене.
  Она присела рядом на корточки и провела ладонью по лицу Гарета, отчего он немедленно проснулся.
  - Тебе негде спать или твоя невеста наконец разглядела какой человек рядом с ней? - Вики старалась говорить как можно строже.
  Однако Гарет не остался в долгу.
  - Не угадала. Моя невеста спит в своей постели. А вот твой жених похоже ни так уж хорошо о тебе заботиться, поселить тебя в такой дыре. - При этом он скептически посмотрел вокруг себя и для большей убедительности присвистнул.
  - Ты тоже ошибаешься. С тех пор как мы расстались, я стараюсь сама о себе заботиться.
  Неожиданно Гарет протянул Вики коробочку.
  - Ты забыла. - И усмехнувшись добавил. - А может намеренно оставила, показывая, что это кольцо ничуть не дорого тебе?
  - А это не твое дело. - Вики схватила кольцо и решительно направилась к двери, однако она не успела переступить порога, как Гарет оказался рядом с ней, преграждая ей путь.
  - Неужели ты оставишь несчастного человека спать на пороге? - Он явно хотел разжалобить ее и, похоже, ему это удалось.
  Вики посмотрела в глаза Гарета, в которых играли веселые искорки, не позволяющие сомневаться в его притворстве, однако она поняла, что не в силах устоять. Тяжело вздохнув, Вики и сама была удивлена, услышав свой предательский голос:
  - Ладно, заходи. - И закрыв дверь, прошла в комнату.
  Гарета не пришлось долго уговаривать: он тут же прошел вслед за ней и прямиком бросился на кровать.
  - Нет, нет. - Вики решительно указала ему на диван. - Вот твое место. Или уходи. Я просто проявила любезность по отношению к твоей будущей жене, сохранив тебя в целости и сохранности.
  Гарет нехотя поднялся и, насупившись, сел на диван.
  - Подчиняюсь грубой силе, но знай, что сейчас ты самым грубейшим образом нарушаешь права человека.
  Вики удивленно спросила:
  - Это как же?
  - Применяешь к человеку пытки.
  Она невольно рассмеялась и выключила свет.
  - Спокойной ночи.
  Вики лежала с открытыми глазами, прислушиваясь к тому, как Гарет ворочался на диване, при этом что-то ворча себе под нос. Но постепенно усталость взяла свое, и Вики погрузилась в глубокий сон. Однако насладиться покоем ей все же не удалось - она проснулась от того, что кто-то сидел на ее кровати и смотрел на нее. Спросонья, она не сразу вспомнила о Гарете, но его голос вернул ее к реальности.
  - Я не хотел уходить не попрощавшись.
  Ее вопрос прозвучал довольно глупо:
  - Почему ты уходишь?
  Он наклонился к ней, так, что его губы почти касались ее лица, и хрипло проговорил:
  - Это все не для меня. Ты слишком близко, чтобы я мог оставаться паинькой. - Он хотел было поцеловать ее, но только скользнул губами по виску, приказав самому себе. - Нет, иначе я не смогу уйти.
  Хорошо, что он не мог видеть в темноте ее слез. Гарет направился было к двери, когда ее слова заставили его остановиться:
  - Ну, если ты решил, уходи...
  Он бросился к ней так стремительно, не дав договорить, с каким то исступлением припав к ее губам, и оторвался только на минуту, чтобы освободиться от ненужной одежды. А потом он утолял свой острый чувственный голод, не давая ни себе, ни ей ни минуты передышки. Восторг, охвативший их от близости друг к другу, неумолимо уносил все дальше от действительности. Они напоминали странников, проделавших долгий путь по безводной пустыне и уже отчаявшихся найти живительный источник, но неожиданно оказавшиеся перед ним; они не только утоляли свою жажду, но, казалось, хотели напиться впрок.
  Вики первая вернулась к реальности. Уже совсем рассвело, а она так и не смогла заснуть, и сейчас лежала, подперев голову ладонью, рассматривая спящего Гарета. Она вдруг ясно осознала - насколько все это время ей не хватало его. Настало время признания своих ошибок. И самой главной из них было то, что она слишком явно разделяла жизнь с Гаретом на две половины. Все, что было до встречи с Гаретом в Дубаи, Вики старалась вычеркнуть из памяти. Однако она только сейчас поняла - насколько это было искусственно.
  После их счастливого воссоединения жизнь Гарета резко изменилась: по крайней мере, внешне. Его бизнес стал более прозрачным, он занялся политикой, а желтая пресса все реже делала намеки на его темное прошлое. Возможно, именно это сбило Вики с толку, и она потеряла способность анализировать ситуацию, четко поставив границу между Гаретом, принудившем ее к замужеству, и Гаретом, спасающем ее от шейха. Но это был один и тот же человек. Человек, который сутками не отходил от постели больной дочери и человек, избивший Дэна до полусмерти. И Вики сейчас очень четко понимала, если она все же решится быть вместе с Гаретом, она должна идти на это с открытыми глазами и любить его таким, каков он есть на самом деле, со всеми его достоинствами и недостатками, иначе ей снова не избежать тупика.
  Так и не приняв окончательного решения, Вики потихоньку поднялась и, накинув пеньюар, направилась в ванную.
  ***
  
  Гарета разбудил запах ароматного кофе доносившегося из кухни. Стоя в дверях и поддерживая обернутую вокруг мощного торса простынь, Гарет удивленно смотрел как Вики, облаченная в деловой костюм, хозяйничает в кухне. Не обращая внимания на его недоуменный взгляд, она преувеличенно весело проговорила:
  - Ты еще не одет? У меня уже все готово. Представляю какой ты голодный, да и голова наверное болит после вчерашнего.
  Он сразу уловил ее неискренность.
  - Ты не говорила, что у тебя дела. Неужели нельзя все отменить? Еще только семь часов.
  Накрывая на стол, Вики старалась не смотреть на Гарета.
  - Отменить ничего нельзя. Ты кажется забыл, что оставил меня без гроша в кармане, поэтому праздность не для меня.
  - Да брось ты, не говори ерунды. Я могу хоть сейчас выписать чек. - С этими словами он подошел к ней и обнял.
  Вики стояла не шелохнувшись, подняв на него свои прекрасные глаза; в их уголках показались слезы, словно маленькие бриллианты. Она с трудом проговорила:
  - И во сколько ты меня оцениваешь?
  Гарет отпрянул от нее как ужаленный.
  - Зачем же так? Ведь вот только несколько часов назад все было так прекрасно. Неужели ты будешь это отрицать?
  - Нет, не буду.
  - Тогда в чем дело?
  - Ты как всегда все упрощаешь. Но я прошу, давай поговорим об этом потом, сейчас мне не хотелось бы обсуждать то, что между нами произошло.
  Однако Гарет не собирался сдаваться. Скрестив руки на груди, он прислонился к стене.
  - А я как раз желаю поговорить об этом.
  Вики знала, что спорить с ним бесполезно - недоговоренность не для него и все же посмотрев на него с мольбой, проговорила:
  - Давай отложим этот разговор. Сейчас придет Виктор и я бы не хотела...
  Она не успела договорить, Гарет в туже секунду оказался возле нее, больно схватив за руки.
  - Так вот в чем дело. Ты решила пожалеть меня и пошла на огромную жертву. Наверное, чувствуешь себя великой мученицей. - Он говорил со все возрастающей яростью, а взгляд налитых кровью глаз прожигал насквозь. Потом также внезапно ярость прошла, и он отпустил ее. И уже выходя из кухни, он обернулся и с нехорошей улыбкой сказал:
  - А что касается того, сколько ты стоишь, ты права, таким как ты надо просто оставлять деньги на столике и уходить не оборачиваясь.
  Каждое его слово будто острый нож вонзалось в ее сердце. Она хотела ответить, но не смогла, только вздрогнула, когда за ним захлопнулась дверь.
  
  ***
  - А сейчас то зачем я вам вдруг понадобился? Гарет на свободе, празднует победу. Может, хотите посмеяться над побежденным? - Говоря это, граф даже не встал, чтобы поприветствовать Вики, которая только что вошла в особняк графа и даже не надеялась на приглашение сесть.
  - Я пришла...
  Тодеуш жестом остановил ее.
  - Неужели вам не приходило в голову, что я совсем не желаю знать - зачем вы пришли. А может, вы снова воспылали ко мне прежними чувствами? - Только теперь он, наконец, посмотрел на Вики, и что-то похожее на улыбку скользнуло по его лицу. - Так я уже не тот ловелас, которого вы знали и вряд ли подойду на роль пылкова любовника.
  Вики сама проявила инициативу. Она прошла к столу, за которым сидел граф и села напротив него.
  - Вот вы и прежний. Снова шутите. А что касается моего прихода, так вы не угадали. Я пришла сюда не ради Гарета, ни ради нас с вами, а только лишь ради наших детей. Попытка поговорить с Гаретом не увенчалась успехом. Он и слышать не желает о том, чтобы наши дети были вместе.
  Тодеуш перебил ее:
  - Почему вы так уверенны, что я вас пойму? Вы, кажется, забыли - мы с вами враги. А Дэн только недавно оправился от побоев. Разве можно забыть как Гарет чуть не убил моего сына.
  - Боже. Такое ощущение, что я разговариваю с Гаретом. - Вики вознегодовала. - Но вы то хоть откройте глаза.
  Она не смогла усидеть и начала ходить по комнате.
  - Вы мужчины все одинаковы. Думаете только о своих амбициях, не пора ли подумать о тех, кто рядом с вами. Разве мы боги, чтобы вершить судьбы других?
  Вики резко остановилась и потребовала:
  - Отвечайте. Чего вы добиваетесь? Неужели вы как Гарет будете твердить о войне до победы. И к чему вы придете?
  Неожиданно ее голос зазвучал умоляюще:
  - Прошу вас. В конце концов, наши дети нас не простят. И с чем мы останемся?
  - Она права.
  Они оба обернулись на голос. В дверях стоял Дэн.
  - Если сейчас ты примешь неверное решение, разве у нас сохраняться прежние отношения? Как сможем мы смотреть друг другу в глаза?
  Граф в смятении посмотрел на сына, а потом на Вики.
  - Ну, хорошо. Вы победили. Назначайте день свадьбы.
  Дэн кинулся к отцу, и они заключили друг друга в объятья. Вики также не удержалась от слез.
  Тодеуш первым пришел в себя:
  - Но вы забыли о Гарете.
  - Это я беру на себя. У меня есть сведения, что Гарет должен уехать на несколько недель по делам в Африку. Мы все успеем.
  - Но он уезжает не навсегда. А что потом?
  - Мы поставим его перед фактом. - Вики была полна решимости.
  
  ***
  Несмотря на то, что свадьба готовилась наспех и проводилась в условиях полной конспирации, Вики все удалось. И сейчас, видя счастливые глаза своей дочери, она отбросила все сомнения, терзавшие ее последнее время. Вики теперь твердо знала - она поступила правильно. Граф более скептически относился ко всему происходящему, но даже его, тронула та любовь, которую излучали молодые. Стоя рядом с Вики, он чуть насмешливо произнес:
  - Моему сыну удалось то, что для меня осталось только мечтой.
  Вики вопросительно посмотрела на него.
  - Вы имеете в виду свадьбу?
  - Не просто свадьбу, а женитьбу на мисс Коуп.
  Вики философски заметила:
  - В конце концов, это происходит не так уж редко.
  - Что именно?
  - Когда дети воплощают в жизнь несбывшиеся мечты родителей.
  Они еще долго вели беседу как старые добрые приятели, сидя за свадебным столом и этот отдых был вполне ими заслужен. Это были, несомненно, уже совсем другие люди. Если раньше смыслом их жизни была только месть, то сейчас они даже не вспоминали об этом. Они были просто счастливыми родителями и смотрели только в будущее. И именно по этой причине тщательно старались избегать разговоров о Гарете. Ведь только он хотел вернуться в прошлое.
  Однако Гарет сам решил напомнить о себе. В тот момент, когда Вики полностью расслабленная и опустошенная от недавних забот, танцевала с Виктором, неожиданно в дверях этого прекрасного свадебного зала появился Гарет. Он стоял не шелохнувшись, буквально сверля глазами Дэна и Джени. Они же в свою очередь не могли оторвать глаз от Гарета.
  Вики в считанные секунды оценила ситуацию и бросилась навстречу Гарету, тем более, что на него уже стали обращать внимание гости.
  - Дорогой, ты все - таки смог приехать. - Она взяла его под руку и медленно повела к новобрачным, при этом, не забывая улыбаться, Вики заговорила речитативом:
  - Гарет, я прошу тебя, умоляю. Все что угодно. Я готова ползать перед тобой на коленях. Не порти своей единственной дочери самый счастливый день в ее жизни.
  Сжав его руку и посмотрев прямо ему в глаза, она проговорила:
  - Все остальное завтра. Ты распнешь меня завтра. - Последнее она сказала умоляюще, но не без твердости.
  Все это время Гарет не произнес ни слова, поэтому Вики смогла перевести дух только после того, как Гарет улыбнулся и уже, подойдя к новобрачным, сначала поцеловал дочь, а потом, пожав руку Дэну, обнял и его.
  - Я был бы последним негодяем, если бы пропустил свадьбу моей дочери.
  После того как Гарет поздравил новобрачных, и в их честь был произнесен еще не один тост, возобновились танцы. Казалось, напряженность спала, но сердце Вики снова сжалось, когда к Гарету подошел Тодеуш. Было видно, как тяжело приходилось им обоим, но любовь к детям, а возможно и любовь к одной женщине заставила их примериться. Граф первый протянул Гарету руку, и тот ответил пожатием.
  - Возможно, друзьями мы и не станем, однако от родственных уз нам, похоже, никуда не деться.
  - Придется потерпеть друг друга.
  ***
  
  Вики сидела за столом и не могла понять, что с ней происходит. Казалось, она может гордиться тем, как ей удалось разрешить сложные проблемы. Ее дочь счастлива, Гарет и Тодеуш больше не враги, по крайней мере, внешне. Однако почему же она не может избавиться от ощущения, как будто она что-то или кого-то потеряла. Нет, это не из-за Виктора, который так рано уехал со свадьбы. Сегодня он третий раз сделал ей предложение и снова получил отказ. Вики уже осознала свою ошибку в отношении него. Нельзя ничего себе придумывать. Нельзя построить любовь. Либо она есть, либо ее нет - третьего не дано. Но что же так мучает ее? Скользнув взглядом по залу, наполненного гостями, она остановилась на том, о ком подсознательно думала весь этот день.
  Гарет разговаривал с одним из приглашенных, держа в руках стакан с виски. Он как будто почувствовал на себе ее взгляд и обернулся. Под его взглядом она совсем смешалась и покраснела - совсем как девочка. Гарет поставил стакан на поднос, проходившего мимо официанта, и направился к Вики, продолжая смотреть ей в глаза. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он оказался рядом и, взяв ее под руки, закружил в танце.
  Вики забыла обо всем. Сейчас для нее не существовало ни Виктора, ни людей, присутствовавших на свадьбе. Она думала только о Гарете, который все крепче прижимал ее к себе, и этот жест говорил лучше всяких слов. И все же он нарушил молчание. Наклонив голову, Гарет шепнул:
  - Зачем сопротивляться. Мы обречены.
  Наверное это и было счастье. У Вики против воли потекли слезы. Она попыталась сказать: "Я люблю тебя", однако голос изменил ей, и она только пошевелила губами. Но Гарет понял ее.
  
  Конец.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"