Шушаков Олег Александрович: другие произведения.

Дата отлета

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда он спал с восторженными поклонницами. А иногда просто звонил по объявлению и вызывал девушку. На всю ночь. И отсыпался с ней рядом. Тихо и мирно. Потому что знал, что она не изменит ему никогда. Поскольку и так - проститутка. Поэтому не обманет. Точнее он сам не обманется. Потому что знает заранее. Что она - проститутка. И не влюбится. И не обманет сам себя. А она - его. И будет верна ему все оплаченное им время. До утра. Потому что - работа.

  Дата отлета
  
  ...Мало того, что за ночь пиво изрядно выдохлось, оно вдобавок ко всему было противной комнатной температуры. Однако другого не имелось. И приходилось довольствоваться тем, что есть. Или идти в магазин.
  Чего само собой не миновать. Но это потом. Сначала надо ожить. Хоть немного...
  Николай Петрович задержал дыхание и проглотил вялую горьковатую жидкость. И прислушался к себе.
  Никакого эффекта... Голова по-прежнему раскалывалась.
  Он пересилил отвращение, налил полную кружку и повторил процедуру. И опять прислушался.
  Кажется, чуточку полегчало...
  Он осмотрелся. Пепельница, стоящая на полу возле дивана была полна окурков. А те, которые в нее не вместились, валялись рядом. Пустые пластиковые бутылки из-под пива, водочная стеклотара, винные тетрапаки, сухие корки и хлебные крошки дополняли утренний пейзаж...
  Николай Петрович сунул босые ноги в старые, рваные тапочки, тяжело поднялся и подошел к компьютеру. Который позабыл вчера выключить.
  - Та-ак... - пробормотал он. - Посмотрим, что это я тут накропал...
  Почитал и скривился.
  Сплошной бред. И пьяный лепет...
  Срам.
  Николай Петрович без сожаления отправил файл в корзину и отключил компьютер. Нечего машину зазря мучить. Пусть отдохнет от этой бредятины. Которой он ее пичкает. И пичкает. И пичкает. Уже давно.
  'Если бы не гонорары за переиздание старых вещей, наверное, пришлось бы кормиться с помойки!' - подумал он.
  Потому что ничего ценного, да что там говорить, хотя бы второсортного, из-под его пера, в смысле, клавиатуры, не выходило уже который год!
  Внутренний голос, рассказывающий ему истории, смолк.
  Когда это началось, Николай Петрович уже не помнил...
  Скорее всего, когда он увлекся конъюнктурой. И стал писать ради заработка. Очень неплохого, кстати. Чего, увы, нельзя было сказать о книгах. А впрочем, чего еще можно ожидать от бульварного чтива! Даже если за него отстегивают достаточно зелени.
  Так или иначе, Николай Петрович незаметно для себя не просто исписался, а стал ненавидеть, и своих благодетелей-издателей, и собственное 'творчество'. Тихой ненавистью загнанного в угол человека. Который сам вырыл себе яму и сам в нее залез. Хотя когда-то радовался каждому заключенному контракту. А теперь, вот, вынужден их отрабатывать. С зубовным скрежетом.
  Он зашел в ванную, чтобы умыться, и нечаянно посмотрел в зеркало.
  А лучше бы этого не делал.
  Потому что стало только хуже. И еще противнее.
  Из зеркала на Николая Петровича глядел обрюзгший, небритый старик в грязной майке с всклокоченными седыми волосами, сизым носом и воспаленными глазами.
  Ему расхотелось умываться. Он посидел немного на унитазе, обхватив трескающуюся голову руками, смыл за собой и поплелся на кухню.
  Старательно проверив все ящики и закутки, в которых случайно могла заваляться банка пива, и ничего не обнаружив, он напоследок заглянул в холодильник.
  И возблагодарил Господа за нежданный подарок!
  На нижней полке лежала большая пластиковая бутылка.
  Серебряный 'Сибирский бочонок'!
  И это было именно то, что нужно!..
  Прихватив с собой свою находку и немного повеселев, Николай Петрович вернулся в кабинет...
  После первой же кружки он почувствовал себя человеком. В голове слегка зашумело. Но это было не страшно. Главное, что он снова был бодр. И готов к работе.
  Потому что срок сдачи очередного опуса был уже недалек. А у него, в смысле у этого опуса, даже названия еще не было. Как, впрочем, и сюжета.
  Хотя насчет сюжета Николай Петрович не беспокоился. Все его опусы имели один и тот же сюжет. С небольшими вариациями.
  Хороший парень ввязывается в разборки с плохими парнями, по ходу пьесы уводит девушку, принадлежащую главному негодяю, которого опускает в последней главе. А потом забирает все его деньги и отправляется вместе со своей красоткой на экзотический курорт.
  Сюжет, в общем-то, неплохой. Добро побеждает зло и все такое. Однако за последние годы эта бесконечная победоносная война успела Николаю Петровичу слегка поднадоесть. Увы, но других сюжетов ему уже давно не приходило в голову.
  Впрочем, это его не беспокоило.
  До последнего времени.
  В последнее время Николай Петрович что-то затосковал.
  От одиночества...
  Жены у него не было. Уже давно.
  Первую он бросил. Вторая ушла сама. К другому. Третья не просто ушла, а забрала все, что сумела отсудить.
  Не очень много, в общем-то. У Николая Петровича был очень дорогой адвокат.
  Поэтому четвертой жене, которую Николай Петрович застукал с любовником, при разводе не досталось ничего. И поделом.
  Так что, жены у него были. Всякие разные. На любой вкус. Он притягивал женщин, как магнит. А потом. Они его предавали...
  Одним словом, жены у него были.
  А, вот, друзей не было.
  А что поделать! Такое, вот, ремесло. Писательское.
  Его окружало много людей. Богатые и не очень. Элита и богема. Партнеры. Коллеги. Поклонники. А иногда просто случайные собутыльники или собутыльницы.
  Только друзей не было.
  Нет, общения ему вполне хватало. Его регулярно приглашали на приемы, презентации, банкеты и всевозможные тусовки.
  Иногда он отклонял эти предложения. Иногда соглашался.
  С женщинами тоже особых проблем не наблюдалось. Иногда он спал с восторженными поклонницами. А иногда просто звонил по объявлению и вызывал девушку. На всю ночь. И отсыпался с ней рядом. Тихо и мирно. Потому что знал, что она не изменит ему никогда. Поскольку и так - проститутка. Поэтому не обманет. Точнее он сам не обманется. Потому что знает заранее. Что она - проститутка. И не влюбится. И не обманет сам себя. А она - его. И будет верна ему все оплаченное им время. До утра. Потому что - работа. Святое дело.
  Однако оплаченное время неумолимо истекало. И утром девушку увозил сутенер.
  С одной стороны, это было хорошо. Никаких привязанностей. А с другой - плохо. Никаких привязанностей!
  И это было очень грустно...
  В очередном романе Николай Петрович придавал главной героине черты своей нечаянной подруги, а потом побеждал плохих парней и забирал ее себе. Эту верную девушку. Забирал ее себе до скончания веков. Навсегда!
  Но, сдав рукопись, снова впадал в тоску.
  И мечтал о несбыточной верности.
  И безусловной любви... Любви не потому что. Не оттого что. А просто так. Не за деньги, статус или хорошее поведение. А просто так...
  Несмотря на свой весьма прискорбный возраст, Николай Петрович оставался махровым старорежимным романтиком. И девушки по вызову вовсю этим пользовались.
  И правильно делали!
  В любом случае, они были ему верны. Все оплаченное им время.
  До утра...
  Николай Петрович включил компьютер. Ему надо было начать и окончить новый роман. В течение весьма короткого времени. Оговоренного в контракте.
  Но писать не хотелось.
  Хотелось выть на луну.
  А может придумать сюжет про забытого Богом и людьми поэта, который побирается по помойкам, а в свободное время пишет стихи? А потом в него влюбляется прекрасная блондинка. Богатая и свободная. Которая вдруг обнаруживает в нем душу, огромную, как небо? А потом они любят друг друга. До скончания веков...
  Николай Петрович усмехнулся. А что? Вполне подходящий сюжет. Только он об этом где-то уже читал, или смотрел по ящику.
  Как это банально!
  Или правильно?..
  Или.
  А может быть придумать все-таки какой-нибудь новый сюжет? Не такой. Не про этого победителя. А про другого. Который побеждает. Но не их. Этих плохих парней. А себя. Самого плохого на свете парня! Который так ничего и не понял. До сих пор.
  А может, все-таки понял?
  А может...
  Резкий дребезг дверного звонка разорвал тишину. На две части. А потом на три. И более...
  Николай Петрович вздрогнул.
  Кто-то, стоящий за дверьми, звонил, не переставая.
  Николай Петрович затаился...
  В гости он никого не приглашал. Значит, эти гости - незваные. То бишь - татаре. А значит, он не обязан открывать.
  Однако кто-то, стоящий за дверьми, звонил и звонил, не переставая.
  Николай Петрович терпел... Молча. Выносливо. Из последних сил...
  А может, уйдут? Позвонят маленько, убедятся, что никого нет дома, и уйдут?
  Но кто-то, стоящий за дверьми, звонил, и звонил, и звонил, не переставая...
  Николай Петрович вздохнул.
  Придется встать. И открыть.
  А куда денешься? От таких настырных посетителей! Наглых и беспардонных!
  А может, это судьба?..
  Он встал и открыл...
  На пороге стояла девушка.
  В легком платье.
  Летнем. Белом. Ситцевом.
  Очень красивая.
  Неброской русской красотой.
  Стройная. Темно-русая. Сероглазая. Лет восемнадцати на вид. А может, семнадцати. Или около того. Не больше. Вряд ли.
  - Здравствуйте, - сказала она.
  - Здравствуйте, - сказал он.
  - А я к вам, - улыбнулась она.
  - Ко мне? - удивился он.
  - Да. Ведь, это вы - Николай Петрович? - наклонила она к плечу свою голову.
  Золотистые волосы колыхнулись, рассыпавшись, и его сердце пронзило необыкновенной болью.
  Ее глаза смотрели на него в упор.
  И проникали.
  - Я, - сказал Николай Петрович.
  - Значит, я не ошиблась.
  - Проходите, - вдруг опомнился он и отступил в сторону. - Что же мы в дверях! Проходите!
  - Спасибо, - сказала она.
  И вошла.
  И осмотрелась.
  А потом повернулась к нему.
  Не способному оторвать от нее глаз. Безмолвно замершему у дверей. И потерявшему дар речи. Потому что. Ничего прекраснее в его жизни не было.
  И уже не будет. Он знал это совершенно точно...
  В его двери вошла девушка.
  Чистая, как звездный свет...
  - Вы устали без любви, - вздохнула девушка.
  'Я же не вызывал!' - мелькнуло у него в голове.
  - Нет, вызывали, - посмотрела она ему прямо в глаза.
  'Нет!' - вскричал он мысленно.
  - Да, - сказала она.
  - И что? - наконец, выдавил он из себя. - Что теперь делать?
  - Ничего... - сказала она. - Я пришла к вам.
  - Вы?.. - задохнулся он. - Это невозможно!
  - Возможно... - прошептала девушка. - Просто пришло время.
  - Мое? - ужаснулся он.
  - Как вы догадались? - распахнула она свои глаза.
  - Я почувствовал... - прошептал Николай Петрович.
  Девушка подошла к нему. Положила руки ему на плечи. Невесомые. Нежные...
  Не отрывая взгляда. Ни разу. Она все время смотрела ему в глаза. Пристально.
  - Что же мне теперь делать... - спросил он.
  - Ничего, - ответила она. - Вы все уже сделали, Николай Петрович. Вы поняли.
  - Что? - обнял он ее.
  - Все... - ответила она, прижимаясь к нему. - Сегодня вы поняли самое главное. То, ради чего вы здесь. Поэтому здесь я.
  - Зачем? Ты? Здесь? - прошептал он.
  - Потому что твоя. Потому что люблю.
  - Нет! - вскричал Николай Петрович. - Мне еще рано! Я еще столько не успел!
  - Ты успел все... - прошептала девушка и поцеловала его. И вдруг стала растворяться. Освещая все вокруг своим звездным светом. И становиться все прозрачней и прозрачней. Не выпуская его из рук. Втягивая его в себя.
  И он тоже вдруг начал светиться. Становиться прозрачнее.
  Уходить...
  Он понимал это. Но не противился. Не мог и не хотел...
  Потому что пришло время. Его время.
  Эта девушка пришла за ним. И она никогда его не предаст! Потому что любит. По настоящему. Насовсем! Просто любит...
  Потому что она и есть любовь.
  Потому что она и есть жизнь.
  Потому что она и есть смерть.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"