Шварц Алекс: другие произведения.

Лучше поздно, чем никогда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:


   Алекс Шварц.
   "Лучше поздно, чем никогда"
  
   Сериал. 1-я серия.
  
  
   Действующие лица:
  
      -- Александр - папа, 43 года.
      -- Ольга - мама, 40 лет.
      -- Юля - дочка, 15 лет.
      -- Виталик - сын, 11 лет.
      -- Дедушка - Семён Абрамович - отец Александра, 74 года.
      -- Бабушка - Аделаида Львовна - мать Александра, 71 год.
      -- Григорий - двоюродный брат Александра, 51 год.
      -- Алла - жена Григория, 45 лет.
  
  
  
   Дополнительные действующие лица 1-ой серии:
  
      -- Пассажир с коньяком.
      -- Супруга пассажира с коньяком.
      -- Сын пассажира с коньяком. (Без слов.)
      -- Стюардесса.
      -- Смуглый пассажир - израильтянин.
      -- Девочка - ровесница Виталика.
      -- Рыжая женщина - представитель министерства абсорбции.
      -- Представитель отдела безопасности -1. (Без слов.)
      -- Представитель отдела безопасности -2. (Без слов.)
      -- Водитель.
      -- Лена - мать-одиночка, 30 лет.
      -- Маша - дочка Лены, 7 лет. (Без слов.)
      -- Охранник.
      -- Кассирша.
      -- Арнольд - бывший компаньон Григория.
      -- Бандит-1. (Без слов.)
      -- Бандит-2. (Без слов.)
   1- я картина
  
  
   /Звучит еврейская музыка. Начало музыки медленное, интригующее и, пока ещё, нельзя угадать в ней еврейские нотки. По трапу самолёта поднимаются пассажиры. Пасмурно, льёт дождь. Камера скользит вдоль иллюминаторов,
   видно как пассажиры рассаживаются по своим местам. Вот на своё место садится Юля с букетом цветов, смотрит в иллюминатор, плачет, капли дождя
   стекают по стеклу.
   Съёмка внутри самолёта. Александр сверяет билеты с номерами кресел, находит нужные места и машет рукой своей маме, которая идет по проходу, прижимая к груди клетку для транспортировки животных./
  
   Александр: Мама, мы здесь! А, где папа?
  
   Бабушка: Мне абсолютно безразлично, где твой папа.
  
   Александр: Мама, ну нельзя же так из-за какого-то...
  
   Бабушка: Он не какой-то! Он мой!
  
   Александр: Ладно, мама, ладно. Садись, вот ваши места.
  
   /Бабушка садится возле иллюминатора, смотрит через иллюминатор вниз и пересаживается на среднее кресло, держа клетку на коленях./
  
   Бабушка: О, майн год! Нет, все-таки пароходом надо было. Не долечу я, у меня сердце выскочит. /Держится за сердце./ Вот, еще не взлетели, а уже колотится как сумасшедшее.
  
   Александр: /улыбается./ Мама, как же ты сердце слышишь? У тебя ведь там...
  
   Бабушка: Давай, кричи на весь самолет, пусть все узнают, что у меня там.
  
   /По проходу приближается Ольга, а за ней Виталик и Семен Абрамович./
  
   Ольга: Вот вы где! А где Юля?
  
   Александр: /кивает в сторону Юли, шепотом./ Ты бы с ней поговорила, а то она со мной, вообще, разговаривать отказывается.
  
   /Ольга садится возле Юли, обнимает её за плечи./
  
   Ольга: Ну, Юль, перестань. Мы ведь не на Марс улетаем. Будете переписы- ваться, звонить друг-другу. Поверь, бабушке сейчас намного труднее, чем тебе.
  
   /Юля смотрит на улыбающуюся маму, на её заплаканном лице появляется подобие улыбки и, наконец-то, она смеется./
  
   /Виталик протискивается между бабушкой и спинкой кресла./
  
   Виталик: Бабуля, я тебе сто котов наловлю! /Садится на кресло возле иллюминатора./
  
   Бабушка: /на грани плача./ Спасибо мой хороший.
  
   Дедушка: /Садится на кресло возле бабушки./ И кто бы подумал, всегда такой ласковый был, а это хвать за руку и ходу. Полюбуйтесь! /Показывает царапину на руке/.
  
   /Бабушка демонстративно смотрит вперед, не обращая внимания на вытянутую руку дедушки. Дедушка, понимая, что разжалобить бабушку ему не удастся, опускает руку и садится прямо./
  
   /Александр кладет сумку на верхнюю полку. Замечает, что бабушка держит клетку на коленях./
  
   Александр: Мама, давай я клетку наверх поставлю, все равно там...
  
   /Александр хочет взять клетку, но бабушка прижимает ее к себе/
  
   Бабушка: Она мне не мешает!
  
   Александр: Ну, как хочешь. /Садится возле Ольги/.
  
   Дедушка: /пожимая плечами./ Я думал ему в туалет надо, поэтому и орет.
   На секунду открыл, а он...
  
   Бабушка: /не глядя на дедушку./ А с тобой, Сема, я вообще не хочу разговаривать. /Наклоняется вперед, между кресел Александра и Ольги./ Как только прилетим, надо сразу звонить Люсе. Барсик ведь, все равно домой прибежит, так пусть возьмет его себе. /Плачет./ А мы ей деньги высылать будем...
  
   Александр: Ага, алименты. Мама, ну что за чепуха. У нас есть право на один
   бесплатный звонок и ты предлагаешь использовать его на кота?
  
   Бабушка: /после паузы/ А на кого?!...
  
   Ольга: На Гришу. Он обещал снять нам квартиру и уже неделю не отвечает.
  
   Виталик: А мы ему деньги выслали!
  
   Юля: Во, дурак!..
  
   /Александр и Ольга обмениваются взглядами и смотрят на Виталика, как на врага народа. Виталик понимает, что сказал лишнее и смотрит на бабушку, ища у нее защиты./
  
   Бабушка: /после паузы./ Вот так, значит. Умно, ничего не скажешь.
  
   Александр: Мама, ну что тут такого? Мы попросили его снять нам квартиру, он сказал - без проблем, только, временно, у него нет денег.
  
   Бабушка: Временно.... Ну, а жена его, ну...
  
   Дедушка: Алла.
  
   Бабушка: /дедушке/ Я помню. /Александру./ Алла, тоже не отвечает?
  
   Юля: Бабуля, но телефон-то у них один!
  
   Дедушка: А этот, ну, как его...?
  
   Виталик: Мобильник!
  
   Дедушка: Точно, мобильный телефон у него есть?
  
   Александр: Есть, наверное, но мы никогда на него не звонили - дорого...
  
   Бабушка: Так! Отлично! /зажимает пальцы/ Барсика - нет! Денег - нет!
   Племянника - нет!
  
   Дедушка: Твой, кстати, племянник!
  
   Виталик: А деньги - наши...
  
   Бабушка: /после взгляда в сторону дедушки и Виталика./ Вы еще скажи-
   те, что и адреса ихнего, у вас нет!
  
   /Пауза. Все переглядываются. Ольга хватает сумочку и испуганно обводит
   всех взглядом/.
  
   Ольга: Сплюньте! /Роется в сумочке, все напряженно за ней наблюдают.
   Наконец она улыбается и достает из сумочки конверт/. Вот!
  
   Виталик: Мам, а дай еще раз фотографию посмотреть!
  
   /Ольга вынимает из конверта фотографию, все наклоняются вперед чтобы
   лучше видеть. Крупным планом фотография: шикарная машина на фоне ши-
   карной виллы. И все это великолепие на фоне моря и заходящего солнца. Возле
   машины, по-хозяйски положив руку на крышу, стоит Григорий. На его лице
   играет самодовольная улыбка. Он в шортах, сандалиях, цветастой рубахе с
   пальмами. На его шее толстенная золотая цепь, увенчанная внизу огромным
   маген-давидом. В руке он сжимает мобильный телефон./
  
   Бабушка: Весь в Софочку! Жаль, что она не дожила. Вы только полюбуйтесь,
   в каком доме, она бы жила!
  
   Дедушка: А до моря - рукой подать! Из спальни, рыбку ловить можно.
  
   Виталик: Пап, а это какая машина?
  
   Александр: Это... /Присматривается к фотографии./ Это, скорее всего...
  
   Бабушка: А, что ж это он на фотографии один, без жены, без дочки? Как ее?..
  
   Дедушка: Таня.
  
   Бабушка: Я бы и сама вспомнила.
  
   Ольга: А Танюша, кстати, в армии.
  
   Виталик: Мама, а Юльку, тоже в армию заберут?
  
   Юля: Меня не заберут, а призовут. Мама, а мы поживем немного у дяди Гриши и тети Аллы?
  
   Ольга: Нет. Дядя Гриша, я надеюсь, /взгляд в сторону Александра/ уже снял
   нам квартиру и нам осталось только узнать адрес.
  
   Александр: А, да-да, узнаем адрес и сразу к себе.
  
   Юля: Жаль. Такой красивый дом, вот бы пожить там.
  
   Бабушка: Поехали бы сразу, может и у вас, был бы такой дом. Раньше нужно было ехать. Теперь все хорошие места уже заняты, наверное.
  
   Александр: Мама, мы уже триста раз говорили на эту тему.
  
   Бабушка: Так поговорим в триста первый. Гришка вот, сразу поехал, и теперь живет как человек. Вот, если бы он тебя к себе на работу взял.
  
   Александр: Мама, ну ты же знаешь - торговля, это не мое.
  
   Дедушка: /заливаясь смехом./ Да уж, это действительно не его. Помните,
   как он томатную пасту продавал?!
  
   Юля: /смеется./ У нас тогда вся квартира была, до самого потолка, этими
   ящиками заставлена.
  
   Виталик: /смеется./ А потом все прокисло и банки, стрелять начали.
  
   Ольга: /смеется./ Мы всем соседям и знакомым, эту пасту дарили. А она у них дома взрывалась.
  
   Бабушка: /смеется./ Люся потом, со мной неделю не разговаривала.
  
   /Вся семья, за исключением Александра, весело и от души смеется. Александр же, пытается улыбаться, но видно, что ему не очень приятно вспоминать этот период жизни. В это время из динамиков раздается голос диктора на иврите. Все затихли. Крупным планом лица семьи - понятно, что они не понимают ни слова. Тот же голос, но теперь уже на английском языке. На этот раз, все смотрят на Юлю/.
  
   Юля: Экипаж корабля приветствует нас на борту самолета Эль-Аль и просит
   пристегнуть ремни. В Тель-Авиве мы будем в 14:00.
  
   /Пассажиры пристегивают ремни, рассаживаются по местам. Музыка набирает обороты. Теперь уже явно слышен еврейский мотив. Самолет трогается с места, ревут турбины, слышны переговоры экипажа по радио.
   Самолет едет, а камера стоит напротив проплывающих мимо иллюминаторов.
   Видны лица пассажиров. Самолет разгоняется по взлетной полосе и взлетает.
   Съемка внутри самолета: Юля смотрит в иллюминатор и украдкой смахивает слезу. Ольга и Александр переглядываются, как бы подбадривая друг-друга. Виталик смотрит в иллюминатор восхищенными глазами. Бабушка со страхом смотрит через Виталика в иллюминатор, охает, смотрит перед собой и инстинктивно хватается обеими руками за подлокотники, не чувствуя, что по-
   ложила левую руку на уже лежащую там руку дедушки. Дедушка, думая что
   он уже прощен, кладет свою вторую руку на руку бабушки и смотрит на нее
   улыбаясь. Бабушка бросает на него холодный взгляд, отдергивает руку и обни-
   мает обеими руками клетку. Дедушка вздыхает и переводит взгляд в другую сторону.
   Музыка становится плавной. Съемка самолета в воздухе.
   Съемка внутри самолета: по проходу стюардесса катит тележку с едой,
   останавливается возле дедушки, передает ему поднос с едой./
  
   Дедушка: О-о-о, сенькью вери мач!
  
   /Дедушка широко улыбается стюардессе, берет у нее поднос, оборачивается к Бабушке и смотрит на нее победоносной улыбкой, явно гордясь своими познаниями в английском, но, натыкается на ее холодный взгляд. Бабушка ставит дедушке клетку на колени и принимает у него поднос. Дедушка глупо улыбается стюардессе, стучит Александру по плечу и передает ему клетку. Александр оборачивается, берет клетку, встает, чтобы положить ее на полку и замечает стюардессу с тележкой./
  
   Александр: Ух-ты, не успели взлететь, а уже кормят. /Садится и потирает руки./ Так, девушки, приготовьтесь, обслуживание по высшему разряду.
  
   Ольга: Что?
  
   Александр: Кушать подано!
  
   /Стюардесса подкатывает тележку к Александру и передает ему подносы./
  
   Александр: /передавая поднос Ольге./ И главное, вовремя. Я голоден, как волк.
  
   Ольга: /Нюхает/. Пахнет аппетитно. /Замечает, что Юля не ест, а смотрит в
   иллюминатор/. Юля?
  
   Юля. Я не хочу. /Снова отворачивается к иллюминатору/.
  
   Ольга. Ну, так и я, кушать не буду. /Откидывается назад, сложив руки на груди/.
  
   /Александр подносит вилку ко рту, смотрит на Ольгу, кладет вилку и принимает позу Ольги./
  
   Александр: И я не буду.
  
   /Пауза. Ольга и Александр тайком переглядываются и улыбаются, но, как
   только Юля, поворачивает голову в их сторону, их улыбки исчезают и они
   смотрят впереди себя. Юля недовольно качает головой и начинает демонстративно есть/.
  
   Александр: Спасибо дочка! /Моментально начинает есть/.
  
   /Ольга улыбается, взъерошивает Юле волосы и тоже начинает есть./
   /Виталик, сидящий за креслом Юли, ест с аппетитом и чавкает./
  
   Бабушка: Виталий, перестань чавкать! Ешь культурно! Возьми нож правой
   рукой, а вилку - левой. Вилкой придерживаем, а ножом отрезаем. /Показывает/. Вилкой придерживаем, а ножом отрезаем.
  
   /Виталик закатывает глаза, но, тем не менее, повторяет за бабушкой. Правда,
   он преувеличивает, строит рожицы и получается милая пародия на хорошие манеры. Дедушка все это видит и тихо посмеивается. Бабушка обращает внимание на смех дедушки, понимает, что он смеется не над ней, смотрит на
   внука. Виталик, в процессе кривляния, смотрит на бабушку и, застигнутый врасплох, застывает. Вдруг, он давится и начинает кашлять. Начинается пере-
   полох. Все, в том числе и сидящие рядом пассажиры, пытаются помочь Виталику, кто советом, а кто и делом./
  
   Пассажир с коняком: /Тыча флягой./ Вот, пусть коньяка хлебнет!
  
   Александр: Вы в своем уме?! Он же ребенок!
  
   /Виталик не перестает кашлять. Тут, встает бабушка, размахивается и шлепает его по спине ладонью. И вдруг, наступает тишина. Все смотрят на
   Виталика. Он перестал кашлять! Виталик медленно поворачивает голову и
   смотрит на бабушку снизу-вверх, испуганными глазами/.
  
   Виталик: Спасибо, бабушка! /И, начинает икать/.
  
   /Все смеются, рассаживаются по местам. Ольга и Александр благодарят пассажиров за помощь и, только сейчас, обращают внимание, что большая половина из них, говорят на непонятном для них языке, т.е. на иврите./
  
   Смуглый пассажир: /На иврите, протягивая Александру стакан воды./ Вы ему дайте воды, а если не поможет, пусть наберет воздуха, /показывает/
   задержит дыхание, и считает до ста.
  
   Александр: Ага... Да... То есть, ес... Сенкью... /Берет у него стакан и глупо
   улыбаясь, передает его Ольге/.
  
   Ольга: Что у тебя с лицом? /Дает стакан Виталику./ Вот, попей воды.
  
   Александр: Интересно так. Я ничего не понял, а приятно, человек помочь
   хотел.
  
   Дедушка: А что тут понимать? Ты, Виталик, набери в рот воздуха и не дыши, вот так. /Показывает/.
  
   Александр: Точно...
  
   Бабушка: Да ну вас! Хотите, чтобы он задохнулся?! /Виталику/
   Пей Виталик, пей.
  
   /В это время, стюардесса, снова подкатила тележку. На этот раз с напитками,
   в том числе и спиртными./
  
   Александр: Э-э-э, Юля, спроси, это бесплатно?
  
   Стюардесса: /На русском/ Не переживайте, все бесплатно! Так что вам?
  
   Дедушка: Детям колу, а нам, я думаю, сегодня можно и чего-то покрепче...
   /Смотрит с надеждой на бабушку/.
  
   Бабушка: А то, что у тебя сердце больное, ты уже забыл?
  
   Дедушка: Так ведь коньяк, он как лекарство! /Стюардессе./ У вас ведь,
   есть коньяк?
  
   Стюардесса: Конечно, есть. Попробуйте вот этот.
  
   /Наливает рюмку и протягивает дедушке. Дедушка смотрит на бабушку,
   не решаясь брать коньяк без ее разрешения./
  
   Бабушка: Ну... Я не знаю...
  
   Ольга: Я думаю, нам всем не повредит немножечко лекарства.
  
   Александр: /Стюардессе/ Капель, так, по пятьдесят.
  
   /Напряжение спадает. Стюардесса раздает коньяк. Дети получают свою
   колу. Стюардесса катит свою тележку дальше. Семья застывает в ожидании тоста. Наконец, Александр решается./
  
   Александр: Ну, что ж, давайте выпьем, за начало новой жизни!
  
   Бабушка: Боже мой, что нас там ждет?
  
   Дедушка: Нам то что, мы туда на пенсию едем, а вот молодым, /кивает в
   сторону Ольги и Александра/ придется попотеть.
  
   /Неловкая пауза./
  
   Виталик: Прорвемся! Правда, папа? /икает/
  
   /И снова напряжение спадает./
  
   Александр: А по-другому, и быть не может! Обязательно прорвемся!
  
   /Все чокаются, пьют. Звучит веселая музыка. Съемка самолета в воздухе. Панорама приближающегося Израиля. Тель-Авивский пляж с высоты птичьего полета, яхты, люди на пляже. Наша семья смотрит в иллюминаторы. Самолет идет на посадку. Колеса касаются посадочной полосы. Самолет останавливается, к нему подъезжает трап, открывается дверь, пассажиры спускаются по трапу. В проеме двери появляются бабушка и дедушка. Останавливаются, бабушка смотрит на небо, щурится от солнца, улыбается, смахивает слезу.
  
   Бабушка: О, майн год, Израиль! /Улыбка исчезает/ Сема, а что, так и будет
   жарко?
  
   Дедушка: Курорт, радость моя. Вот где косточки погреем.
  
   /Дедушка и бабушка спускаются вниз. Появляются Юля и Виталик, останавливаются, смотрят вокруг восхищенными глазами./
  
   Виталик: Ничего себе жара! Все, сегодня же на море! /снимает с себя свитер/
  
   Юля: Да, что-то мы не по сезону оделись. /снимает кофточку/
  
   /Юля и Виталик спускаются вниз. Появляются Ольга и Александр/
  
   Ольга: Ну, вот мы и прилетели... Тепло тут...
  
   Александр: /осматриваясь по сторонам./ Да....А ты знаешь, мне нравится!
  
   /Спускаются вниз по трапу. Пассажиры поднимаются в автобус. Поднимается так же и наша семья. Едут, смотрят с интересом по сторонам. Ольга обращает внимание, что нет Виталика./
  
   Ольга: Виталик! А где Виталик?!..
  
   /Семья бросается в разные стороны искать Виталика. Александр находит его в конце автобуса, мирно разговаривающего с израильской девочкой. Причем, девочка говорит на иврите, Виталик по-русски и прекрасно друг друга понимают./
  
   Девочка: Ата ми русия?
  
   Виталик: Ага.
  
   Девочка: Ми Москва?
  
   Виталик: Нет, мы не из Москвы.
  
   Девочка: /показывая рукой за окно/ Яффе кан?
  
   Виталик: Ага... Яффе...
  
   Александр: /девочке, с улыбкой/ Экскьюз ми. /Виталику, без улыбки/ А ну-ка, иди сюда. Ты, что же это, брат, делаешь? Хочешь, что бы у бабушки удар был?
  
   Виталик: А чё я сделал-то? Стою, разговариваю. /Смотрит на девочку/
  
   Девочка: /Александру/ Дибарну кцат.
  
   Александр: Что? А, ну да...
  
   Девочка: /Виталику/ Бай!
  
   Виталик: Бай!
  
   Александр: /с дурацкой улыбкой/ Бай!
  
   /Александр и Виталик возвращаются, пробираясь сквозь толпу и натыкаются на ищущую их семью. Ольга, а за ней и все остальные члены семьи, смотрят не-
   годующе на Виталика./
  
   Александр: /подталкивая Виталика./ Вот, нашел. Он уже знакомства с девушками заводит.
  
   Юля: /с презрительной улыбкой/ Казанова!
  
   Виталик: /Юле/ Молчала бы, Джульетта!
  
   Юля: А в лоб?
  
   Ольга: А ну, перестаньте! /Виталику./ Знаешь, как это называется?
  
   Виталик: /вздыхая./ Приехали.
  
   Ольга: Что, "приехали"?
  
   Виталик: /показывая на окно./ Приехали, выходить надо.
  
   /Тут наша семья обращает внимание, что автобус остановился возле здания тель-авивского аэропорта "Бен Гурион". Пассажиры выходят из автобуса, заходят в здание аэропорта. Их встречает представитель министерства абсорбции. Это рыжая, некрасивая женщина со строгим лицом, без намека на улыбку. Она дико картавит./
  
   Женщина: Я пхошу всех олим хадашим собхаться здесь!
  
   Александр: Кого?
  
   Юля: Олим хадашим, это мы, папа. Не надо было курсы иврита прогуливать.
  
   Александр: Я, доченька, не прогуливал, а деньги зарабатывал.
  
   Бабушка: Что бы подарить их Гришке.
  
   Ольга: Давайте послушаем.
  
   /Небольшая группа из 20 человек собирается возле женщины./
  
   Женщина: Сюда, сюда вакаша. Сейчас вы все, охганизованно пхойдете мехес, потом подниметесь лемала, сфотогхафихуетесь, получите теудат оле и деньги. Мужчины побеседуют с пхедставителем мисхад битахон, а потом
   монит отвезет вас на тот ктовет, котохый вы укажете.
  
   Александр: /после паузы/ Я только про деньги понял.
  
   Женщина: Вакаша! /показывает рукой в направлении паспортного контроля/
  
   /Музыка. Дальше все в стиле конвеера: фотография в паспорте, лицо его хозяина, штамп в паспорте. Очередь к кабинке моментального фото: причесался, застыл, вспышка, фото выходит из прорези. Кабинки представителей министерства безопасности: по одну сторону стола служащий с невозмутимым лицом и пронзительным взглядом, с другой - перепуганное лицо Александра, что-то объясняющего. В кабинке рядом: служащий, подперев щеку рукой, слушает с полуоткрытым ртом нашего дедушку. Дедушка энергично жестикулирует, как будто ведет в атаку кавалерийский полк. Кабинки представителей абсорбции: люди сидящие по обе стороны стола, на стол кладется теудат оле, отсчитываются шекели, руки напротив принимают их и,
   торжественно жмут руки давшие деньги. Теперь мы видим Александра, пожимающего руку представителю абсорбции. По обе стороны от него стоят Ольга, Юля и Виталик. Все счастливы, улыбаются, прощаются и выходят./
  
   Александр: /пересчитывая деньги/ Денег-то сколько! Да мы богаты!
  
   Виталик: /протягивая руку./ Требую свою долю!
  
   Юля: Чего? /дает Виталику подзатыльник своим букетом цветов/.
  
   Ольга: Юля, перестань сейчас же! И выбрось свой букет, он уже осыпается.
  
   Юля: Не выброшу!
  
   Виталик: Она его засушит!
  
   Юля: А это не твое дело!
  
   Александр: Так! Все! Отбой! Кто-нибудь, видит, где бабушка с дедушкой?
  
   /Пауза. Семья осматривается по сторонам./
  
   Виталик: А вон она, бабуля! В очереди стоит!
  
   /Семья двигается в направлении небольшой очереди и останавливается возле Аделаиды Львовны, которая стоит возле мужчины, предлагавшего в самолете коньяк./
  
   Александр: Ну, вот и мы! А где папа?
  
   Бабушка: Ходит где-то. Ты же знаешь, он ненавидит очереди. Я вместо него и
   там в очередях стояла, и здесь стою. Лучше узнайте, какой отсюда код в Россию.
  
   Пассажир с коньяком: Вы, что же, думаете, что с этого телефона можно позвонить в Россию?
  
   Бабушка: А разве, нет?
  
   Пассажир с коньяком: Я вас прошу. Кто вам сказал такую чепуху?
  
   /Аделаида Львовна вопросительно смотрит на Александра, Александр на Ольгу./
  
   Александр: Да мы сами читали, скажи Оля!
  
   Ольга: Ну да, один бесплатный звонок.
  
   Пассажир с коньяком: Да хоть два звонка, но по Израилю, а не в Россию. Что
   они, дураки что ли, давать нам в Россию звонить бесплатно?
  
   /Семен Абрамович пробирается сквозь очередь, сгруппировавшуюся вокруг "пассажира с коньяком". На вытянутой вверх руке, Семен Абрамович держит поднос с бутербродами./
  
   Дедушка: Это кто, дураки? Антиправительственной пропагандой занимаетесь, товарищ?
  
   Пассажир с коньяком: Какой "товарищ"? Все, забудьте! Мы здесь - господа!
  
   Дедушка: Ну, так угощайтесь, господа!
  
   /Обступившие члены семьи и несколько человек из очереди, в том числе и "пассажир с коньяком", разбирают бутерброды./
  
   Бабушка: Красная рыба. Сема, ты их что, спер, что ли?
  
   Дедушка: Ну почему, спер? Там, в буфете, их бесплатно раздают. Я сказал, что у меня семья большая, вот мне поднос и дали.
  
   Виталик: Деда, а сладкое, там было?
  
   Юля: Как же ты, дедуля, про нашего маленького забыл? Сладенького ему не принес?
  
   Александр: Юля, да ты сама, как маленькая.
  
   Пассажир с коньяком: /Аделаиде Львовне./ Извините, вы звонить будете?
  
   Бабушка: Что?
  
   Пассажир с коньяком: Ваша очередь.
  
   Бабушка: О, майн год, так в Россию ж, не позвонить. О, мой Барсик!
  
   Ольга: Аделаида Львовна, Барсик вернется домой, тетя Люся возьмет его себе,
   мы потом позвоним ей, а сейчас давайте позвоним Грише.
  
   Бабушка: /всхлипывая./ Да звоните, куда хотите.
  
   /Ольга и Александр бросаются к телефону. Александр подымает трубку, Ольга разворачивает и держит перед его глазами блокнот. Александр набирает номер. Напряженная тишина. Взгляды членов семьи устремлены на Александра.
   Вдруг, на лице Александра, появляется реакция. Он напряженно вслушивается, вздыхает и кладет трубку./
  
   Ольга: Ну?
  
   Александр: Да все тоже, безек шалом, и так далее.
  
   Пассажир с коньяком: Телефон отключен.
  
   Дедушка: А вы, извините, откуда знаете?
  
   Пассажир с коньяком: Что ж я, первый раз в Израиле, что ли?
  
   Александр: Ладно, делать нечего, поехали!
  
   Бабушка: Ну, спасибо тебе, Сашенька! Приехали, нечего сказать!
  
   Ольга: Аделаида Львовна, мы же предлагали вам, что бы сначала мы поехали,
   устроились, а потом уже вы...
  
   Бабушка: Конечно, они бы поехали, а мы, значит, уже не нужны...
  
   Александр: Мама, ну что это значит, "не нужны"?
  
   Дедушка: Ада, опять ты начинаешь...
  
   /Музыка перекрывает семейную ссору. Семен Абрамович ищет, куда бы поставить пустой поднос и, ставит его на телефонный столик, перед "пассажиром с коньяком", который провожает его непонимающим взглядом. Семья идет к выходу, продолжая, ссорится на ходу. Зал получения багажа. Семья стоит возле конвейерной ленты и всматривается в проезжающие мимо
   сумки./
  
   Бабушка: Хорошо, с тем, что у нас в квартире было мало места, я согласна. Но зачем вы сняли квартиру на другом конце города?
  
   Александр: Ну, во-первых, оттуда мне было ближе на работу... /Берет сумку с конвейера/.
  
   Бабушка: А, во-вторых, подальше от мамы!
  
   Ольга: Аделаида Львовна, вы не правы...
  
   Бабушка: А ты бы, Оля, лучше помолчала. Я ведь, знаю, откуда это идет...
  
   Ольга: /указывая пальцем на себя./ Вы что, думаете, что я...?
  
   Бабушка: Да!
  
   Юля: Бабушка! А когда ты в больнице лежала, кто к тебе каждый день приходил?
  
   Бабушка: А ты, Юля, не вмешивайся, когда старшие разговаривают!
  
   Юля: Так ведь вы не разговариваете, а ссоритесь...
  
   Александр: Мама, если тебе, так уж необходимо, покричать на кого-нибудь, кричи на меня, а Оля здесь не при чем.
  
   Бабушка: Очень даже при чем. Вот, если бы она, была...
  
   Дедушка: /кричит./ Хватит Ада!
  
   Бабушка: Что?! Ты Сема, уже забыл, как Барсик из-за тебя...
  
   Дедушка: Нет, из-за тебя! Барсик убежал, из-за тебя, чтобы не попасть в сумасшедший дом!
  
   /Пауза. В этой предгрозовой тишине слышен детский смех. Семья смотрит на Виталика, который корчится от смеха на куче багажа./
  
   Виталик: /сквозь смех/ Я, просто представил, как бабуля, пришла Барсика,
   в сумасшедший дом, проведать..., а у него глаза такие...
  
   /Виталик делает выпученные глаза, дико мяукает и снова заливается смехом. Члены семьи начинают, украдкой, улыбаться и прыскать смехом, с опаской посматривая на бабушку, которая еще не знает, как ей реагировать. Вдруг, ба-бушка издает, такой смешной смех, что вся семья, наконец-то, смеется в открытую. Музыка. Семья, продолжая смеяться, собирает свой багаж на тележки и двигается в сторону выхода. Семья проходит через зал с фонтаном,
   где прибывших пассажиров, встречают родные и близкие. Александр крутит головой, ища кого-то./
  
   Ольга: /Александру./ Надеешься, что он нас встречает?
  
   Александр: Надеюсь.
  
   Бабушка: Ты, Саша, с детства был наивным. Куда нам идти-то?
  
   /Внезапно, перед нашей семьей, вырастает фигура женщины - представителя отдела абсорбции./
  
   Женщина: Все нохмально? Деньги получили?
  
   Александр: Да, да, спасибо! Все получили!
  
   Ольга: А куда нам теперь идти?
  
   Женщина: Выйдете и напхаво. Там, вас ждут монийот.
  
   Дедушка: Кто, извините, нас там ждет?
  
   Женщина: Такси.
  
   Дедушка: А-а-а, спасибо!
  
   Женщина: Покажете водителю кахтис и он вас отвезет.
  
   Дедушка: Что, извините, показать водителю?
  
   Виталик: Билет на такси, деда!
  
   Бабушка: Ребенок уже понял...
  
   Юля: /с иронией./ А наш ребенок, очень сообразительный!
  
   Александр: /Юле/ Ты нас, хоть перед посторонними не позорь /Женщине./ Спасибо вам большое! До свидания!
  
   Женщина: Леитхаот! Несия това! /уходит/.
  
   /Семья двигается в сторону стоянки такси/
  
   Виталик: /женщине вдогонку/ Леитхаот!
  
   Ольга: Виталик! Как тебе не стыдно!
  
   Виталик: За что?
  
   Бабушка: Некрасиво смеяться над физическими недостатками.
  
   Виталик: Какими недостатками? Она сказала "леитхаот" и я сказал "леитхаот".
  
   Александр: Виталий! Хватит притворяться. Все ты понял. Эта женщина хо-
   тела сказать "лентраот" а сказала.... А как она сказала?
  
   Юля: Она сказала "леихтаот", а хотела сказать "лертаот".
  
   Дедушка: Какой "лертаот"! Она хотела сказать...э-э-э...
  
   Бабушка: Саша! Это что, наше такси? Ты же говорил, что нам дадут отдельное такси?!
  
   /Семья стоит в оцепенении перед микроавтобусом, на крыше которого
   сидит смуглый водитель и укладывает одинаковые клетчатые сумки. Водитель
   широко улыбается и протягивает вниз руку./
  
   Водитель: Как тела? Картис, давай картис!
  
   Александр: А, да-да. /роется в кармане и протягивает водителю бланк/
  
   Ольга: Ничего не понимаю. Мы же сами читали, что каждой семье предоставляется такси до указанного нами адреса.
  
   Бабушка: Значит, что-то недочитали.
  
   Водитель: /показывая рукой вниз/ Тик, тик давай!
  
   Александр: Что? Какой тик?
  
   /В это время из открытой дверцы микроавтобуса появляется голова нашего давнего знакомого - пассажира с коньяком./
  
   Пассажир с коньяком: А он по-русски не понимает. Так, выучил пару слов. Он вас просит подавать ему сумки.
  
   Александр: А-а-а, спасибо, понял. /подает водителю сумки/.
  
   Дедушка: /пассажиру с коньяком./ И вы здесь?
  
   Пассажир с коньяком: А где мне быть? Ну, что вы стоите. Заходите, жарко ведь.
  
   Виталик: Чур, я возле окна!
  
   Юля: Еще чего! Я возле окна!
  
   Ольга: Дети! Они сегодня с ума посходили.
  
   /Юля и Виталик, толкая друг друга, забираются в микроавтобус. Задние места уже заняты. Справа, сидит молодая женщина с дочкой. Слева, возле окна, пожилая женщина и возле нее, пассажир с коньяком./
  
   Виталик: /садясь на сидение сразу возле двери./ Это мое место!
  
   Юля: /тыкая букетом./ А ну, быстренько, встал отсюда!
  
   Ольга: /пассажирам./ Здравствуйте! /Юле/ Юля! Ты ведь уже не маленькая. Сядь там!
  
   Юля: Ну и ладно! Там, тоже не плохо! /садится на сидение за водителем, возле окна/.
  
   Ольга: /садясь возле Юли./ Посмотри, на что похож твой букет. Так и будешь
   с ним ехать?
  
   Юля: /поправляя букет./ Так и буду.
  
   Ольга: Ну, как хочешь.
  
   /В микроавтобус заходят бабушка и дедушка. Они садятся за Юлей и Ольгой. Бабушка садится возле окна./
  
   Бабушка: А здесь прохладно. Это как?
  
   Пассажир с коньяком: Мазган работает.
  
   Бабушка: Кто?
  
   Пассажир с коньяком: Не кто, а что. Это кондиционер. В Израиле без него,
   нельзя - свариться можно!
  
   Дедушка: Вы, кажется, говорили, что не первый раз в Израиле?
  
   Пассажир с коньяком: Сын у нас здесь. /Кивает в сторону супруги./ Как только разрешили выезжать, он сразу и поехал. Я к нему каждое лето приезжал. А сейчас, вот, и наш черед пришел.
  
   Бабушка: А, почему же вы, сразу с ним не приехали?
  
   Пассажир с коньяком: Пенсию ждали.
  
   Дедушка: Какую? Нашу или...
  
   Пассажир с коньяком: Израильскую, конечно! Разница-то между ними - семь лет! Вот и ждали, когда возраст подойдет. Приехали бы раньше, и пришлось бы пахать, как сивому мерину!
  
   Супруга пассажира: /сверкая золотыми зубами./ На такой-то жаре!
  
   Пассажир с коньяком: Да и кому мы здесь нужны, после пятидесяти-то.
  
   Супруга пассажира: Во-во!
  
   Женщина с ребенком: Извините, а после тридцати, можно найти работу?
  
   Пассажир с коньяком: Да сколько хотите. Вы, я вижу, одна, без мужа?
  
   Женщина с ребенком: Я не замужем, а ее папа - еврей. /Кивает на девочку./ Вот мы и приехали.
  
   Пассажир с коньяком: Тогда, вообще без проблем. Оформитесь как мать- одиночка и будете пособие получать.
  
   Супруга пассажира: Еще и по-черному, подрабатывать сможете.
  
   Пассажир с коньяком: В Израиль, нужно ехать по-умному. /Бабушке./ Вот вы, квартиру свою продали?
  
   Бабушка: /поправляя грудь./ А вам это зачем?
  
   Пассажир с коньяком: Ну, не хотите - не отвечайте. Я и так знаю, что продали. А мы свою - нет! Поживем здесь годик-другой, не понравится -
   назад уедем.
  
   Дедушка: Как же, Израиль, может не понравится? Это же наша родина!
  
   Супруга пассажира: Ой, только не надо громких слов! Мы их еще там, во (!) как наслушались.
  
   /Пассажир с коньком достает флягу, откручивает пробку и делает из нее глоток./
  
   Пассажир с коньяком: Хорошо там - где нас нет! /протягивая флягу дедушке./ Хотите?
  
   Дедушка: /гордо./ Спасибо, я не пью!
  
   /Семен Абрамович смотрит на Аделаиду Львовну и видит в ее взгляде одобрение/
  
   Виталик: /пассажиру с коньяком/ Дяденька, а там, где вы есть - плохо?
  
   /Первой начинает смеяться Юля и, вот уже все, за исключением пассажира с коньяком и его супруги, трясутся от беззвучного смеха. В микроавтобус входит
   Александр./
  
   Александр: Всем здрасьте! /пауза/ Что это вы тут, анекдоты рассказываете?
  
   Пассажир с коньяком: Ага, еврейские...
  
   Супруга пассажира: Воспитывать своих детей надо!
  
   Александр: /садясь на сидение за Виталиком./ А что произошло?
  
   Ольга: /сквозь смех/ Я тебе потом расскажу.
  
   /Водитель садится на свое место, смотрит на улыбающихся пассажиров и улыбается своей лучезарной улыбкой/
  
   Водитель: Исраэль харашо?
  
   Супруга пассажира: Харашо, харашо! Поехали уже!
  
   Водитель: /заводя машину и все так же улыбаясь./ Ехали! Кадима!
  
   /Веселая музыка. Микроавтобус трогается с места. Пассажиры смотрят в окна - съемка внутри микроавтобуса. Микроавтобус едет по трассе "Аялон" в потоке машин. Любопытные лица пассажиров прилипших к окнам - Вид из микро- автобуса на Тель-Авив. Водитель показывает и объясняет что-то Виталику, который понимающе кивает головой. Микроавтобус едет по тель-авивской набережной. Виталик машет рукой девушкам, те машут ему в ответ.
   Микроавтобус едет по прибрежному шоссе. Вид моря. Крупным планом задумчивые лица пассажиров. Микроавтобус въезжает в город, останавливается возле добротного частного дома. Возле дома стоит толстый молодой человек./
  
   Супруга пассажира: /смотрит в окно/ Господи, сыночек! /суетливо пробирается к выходу./ /к супругу./ Не забудь ничего!
  
   Пассажир с коньяком: /осматриваясь по сторонам./ А что тут можно забыть? Сумки-то все, на крыше! /водителю/ Э-э-э, тик, тик, давай! /показывает пальцем в потолок/
  
   Водитель: Рак рэга пажялуйста! /выходит из микроавтобуса/
  
   /Пассажир с коньяком выходит из микроавтобуса. Пассажиры наблюдают за трогательной семейной сценой. Супруга пассажира, держа сумочку в руке, бежит с распростертыми объятиями к сыну, обнимает его и, оба пошатнувшись,
   заваливаются на аккуратно подстриженный газон. Пассажир с коньяком бежит им на помощь, помогает им подняться, обнимает сына. Пассажиры в микроавтобусе смеются./
  
   Бабушка: Вот люди, ушли и даже не попрощались!
  
   Юля: Как же, попрощаются они после того, как Виталька их так "отбрил".
  
   Александр: Виталий!? Что ты им сказал?
  
   Виталий: Да ничего такого я не сказал.
  
   Ольга: Игра слов, но получилось смешно.
  
   Дедушка: Да я бы, таких, как эти, на пушечный выстрел к Израилю не подпус-
   кал бы. Это же надо такое сказать - "Не понравится Израиль - уедем обратно".
  
   Бабушка: Ой, Сема, не зарекайся. Кто его знает, что нас тут ждет.
  
   Дедушка: Что значит, что ждет? Нас социальная квартира ждет, нас пенсия ждет. И вообще, мы приехали к себе на родину!
  
   Бабушка: /кивает в сторону Ольги и Александра./ Вон наша родина. Куда они, туда и мы. Захотелось им в Израиль - и мы в Израиль. А захочется им в Америку...
  
   Александр: Мама, ну что ты такое говоришь? Если бы мы хотели в Америку, мы бы туда и поехали.
  
   /Пауза. Возвращается водитель, заводит машину, и микроавтобус трогается с места. Пассажиры наблюдают, как семейство пассажира с коньяком, забрав свои сумки, удаляются в сторону дома./
  
   Женщина с ребенком: Хорошо им, и сын здесь, и дом у него есть.
  
   Ольга: А вы к кому едете?
  
   Женщина с ребенком: У нас здесь никого нет. Мы едем в центр абсорбции. /Обнимает дочку./
  
   Александр: /после паузы./ А вы не переживайте, все будет хорошо. Это же Израиль.
  
   Ольга: Знаете что, вот вам телефон. /Пишет в блокноте./ Это нашего родственника. Он вам скажет, как нас найти. /Вырывает листок из блокнота и дает женщине с ребенком./
  
   /Женщина берет листок с телефоном, читает./
  
   Женщина с ребенком: Ольга и Александр. Ой, а я даже не сказала, как нас зовут. Я Лена, а это моя дочка, Катя.
  
   Дедушка: Очень приятно. А меня зовут Семен Абрамович, я отец Александра. /Протягивает Лене руку./
  
   Бабушка: /шлепает дедушку по руке./ Что за бескультурье. Сначала мама,
   а потом уж все остальные. /Протягивая Лене руку./ Аделаида Львовна,
   мама Александра.
  
   Лена: /пожимая бабушке руку./ Очень приятно.
  
   Дедушка: /указывая на Юлю./ Это их дочка Юля, а это, /указывая на Виталика./ их сын Виталик. /Виталику./ А ну-ка, иди сюда, расскажи девушкам, как ты из Барсика космонавта делал.
  
   Виталик: /подходя к Лене и Кате./ Ну, во-первых, не космонавта, а парашютиста, а во-вторых, это было так давно, в детстве...
  
   /Все, кроме Виталика, смеются. Звучит веселая еврейская музыка. Виталик начинает рассказывать и показывать. Панорама проносящихся мимо пейзажей на фоне заходящего солнца. Теперь рассказывает дедушка, все смеются. Музыка заканчивается, микроавтобус останавливается и слышна концовка смеха./
  
   Водитель: /нашей семье./ Зеу, игатем!
  
   /Пауза. На лицах нашей семьи недоумение. Панорама заброшенного, грязного двора и облезшего дома на столбах./
  
   Александр: /водителю, показывая на себя пальцем./ Мы?
  
   Водитель: /весело./ Кэн-кэн, атэм!
  
   Дедушка: А где вилла?
  
   Виталик: Да что вилла, тут даже моря нет!
  
   Ольга: Это какая-то ошибка. /Ищет в сумочке конверт./ Сейчас, где же оно, вот! /Дает конверт Юле./ Юля, спроси у него, это тот же адрес?
  
   Юля: /передавая водителю конверт./ Excuse me. This is the same address as on the envelope?
  
   Водитель: /сверяя адрес на конверте с адресом на бланке./ Everything is correct. This city, this street, house also.
  
   Юля: /Ольге./ Все правильно, это их адрес.
  
   /Семья встает и начинает собираться. Водитель, Юля и Виталик выходят из машины./
  
   Александр: Чепуха какая-то.... /Встает, Лене./ До свидания. /Выходит./
  
   Лена: До свидания.
  
   Бабушка: Вот теперь понятно! Теперь мне понятно, почему он убежал! /Встает./
  
   Дедушка: Кто?
  
   Бабушка: Барсик! Потому что у этого кота - чутье!
  
   Дедушка: Если бы у него было чутье, то мы были бы в Израиле, лет десять назад! /Встает, машет Лене рукой и корчит рожицу Маше. Маша смеется. Дедушка выходит./
  
   Ольга: /Встает, Лене./ Счастливо вам доехать. Звоните. /Выходит./
  
   Лена: Спасибо. А вам, найти своих родственников!
  
   Бабушка: /Лене./ Ой, да какие там родственники. Были бы родственники - не присылали бы фотографий с чужими виллами и машинами. Уж лучше как вы, без всяких родственников. /Пауза./ О, майн год! Извините, нервы. Прощайте! /Выходит./
  
   Лена: Прощайте.
  
   /Двор. Водитель стоит на крыше микроавтобуса и подает сумки Александру. Дедушка критически разглядывает дом. Ольга и Юля наблюдают за Виталиком,
   который гоняется за котами./
  
   Ольга: /Виталику/ Виталий, перестань сейчас же! Виталик! Я кому говорю?!
  
   Юля: /Ольге/ Бесполезно, мама. Это он для бабушки старается.
  
   Дедушка: /Разглядывая дом./ Да, наша "хрущевка" была покрасивее.
  
   /Из микроавтобуса выходит бабушка./
  
   Бабушка: Саша, ты бы проверил, пока такси не уехало, живет здесь Гришка или нет.
  
   Александр: /Ставит сумку на землю./ Ну, а если не живет, куда мы поедем?
  
   Бабушка: Как куда? Ну, не знаю, в гостиницу.
  
   Ольга: Аделаида Львовна, это такси только в один конец. До адреса, который мы указали. Так что мы, как бы, уже приехали.
  
   Водитель: /соскакивая с крыши микроавтобуса/ Зэу, коль тув лахэм, досвиданя! Бай! /Уходит./
  
   Александр: До свидания!
  
   Ольга: Бай!
  
   Юля: The thanks to you, good-bye!
  
   Дедушка: Сэнькью вэри мач!
  
   /Водитель садится в микроавтобус, заводит его и уезжает. Ольга, Александр, Юля и дедушка машут ему руками. Бабушка садится на чемодан./
  
   Бабушка: Ну, спасибо детки! Привезли в Израиль, нечего сказать.
  
   Александр: Мама! Я же объяснял, что будет трудно, что вокруг все новое, новый язык, новая страна. Что мы едем в неизвестность. Я ведь просил вас не спешить, подождать, дать нам здесь устроиться, а потом бы и вы с папой приехали. Так нет, если ехать, так всем вместе! Вот и приехали все вместе! Так как ты хотела!
  
   Бабушка: Да, хотела! Хотела, чтобы вместе! И там хотела вместе, и здесь
   хочу вместе! Только кроме меня, кажется, никто не хочет. И самое обидное, что ты, Саша, не хочешь! С тех пор, как ты женился, ты стал избегать своих родителей.
  
   /Александр хочет что-то ответить, но машет рукой и садится на сумку./
  
   Ольга: Вы хотите сказать, что я...
  
   Бабушка: Да, именно это я и хочу сказать. Ты, Оля, не еврейка и тебе трудно понять, что такое еврейская семья.
  
   Дедушка: Сказала все-таки! Ну, что ты за человек, Ада?
  
   Бабушка: Вот такой, который всегда говорит правду. А ты, Сема, со своим
   нейтралитетом, всю жизнь боялся правду сказать, как бы чего не вышло. Поэтому и квартиру нам дали такую маленькую.
  
   /Дедушка отворачивается. Пауза. Подбегает запыхавшийся Виталик с котом на руках./
  
   Виталик: /Бабушке./ Бабуля, смотри, точь-в-точь как Барсик! /Пытается дать кота бабушке./
  
   Бабушка: /Отталкивая кота./ Убери его от меня! И вовсе он не похож на Барсика.
  
   /Виталик в недоумении смотрит на бабушку, обводит взглядом всех членов семьи, опускает кота на землю и подходит к Юле./
  
   Виталик: Чего это они?
  
   Юля: Устали...
  
   /Пауза. Слышен кашель, звук смачного плевка и голос со второго этажа./
  
   Григорий: Ну что, так и будете там сидеть или все-таки зайдете?
  
   /Наша семья, словно просыпаясь от спячки, ищет глазами источник голоса. Крупным планом лицо Александра, он глупо улыбается./
  
   Александр: /тихо./ Гришка.
  
   /Дом. В открытом окне, наполовину высунувшись наружу, стоит Григорий и курит. Он небрит, на нем несвежая майка и он ничем не напоминает "того" Григория с фотографии./
  
   Бабушка: Гришаня!
  
   Григорий: /Григорий смотрит по-сторонам./ Тетя Ада, ну что вы кричите, как на "привозе"? Заходите, заходите уже!
  
   /Веселая еврейская музыка. Семья радостно разбирает свои сумки и заходит в подъезд. Квартира. Гриша открывает дверь, первым заходит Александр, а за ним бабушка, дедушка, Ольга, Виталик и Юля. Александр ставит сумки на пол и обнимает Гришу./
  
   Александр: Гришка! Ну, здорово! А что это у вас с телефоном?
  
   /Из кухни выглядывает Алла. Она в фартуке, в одной руке держит лук, а в другой нож./
  
   Алла: А нам его отключили. Здравствуй Саша.
  
   Александр: Ой, Аллочка! /Подходит к Алле и целует ее./ А ты совсем не изменилась!
  
   Алла: Скажешь тоже. Да я, лет на сто постарела, из-за этого олуха.
  
   Александр: Из-за Гришки что ли?
  
   Алла: Ну, а из-за кого же?
  
   Бабушка: /обнимает Гришу./ Гришаня! Маленький мой, дай я на тебя посмотрю.
  
   Дедушка: Ну, какой же он маленький? Вон, какой дяденька вымахал, лет на пятьдесят потянет. /Тыкает пальцем Грише в живот./
  
   Григорий: Пятьдесят один, дядь Сема. В прошлом году, такой юбилей мне закатили. Скажи, Алла?
  
   Алла: Скажу, скажу. /Бабушке./ Здравствуйте, тетя Ада. /Обнимает бабушку./
  
   Бабушка: Здравствуй моя хорошая. /Присматривается к Алле./ А ведь ты,
   раньше рыженькая была?
  
   Алла: И рыжей была, и красивой была.
  
   Бабушка: Ну-ну, не наговаривай на себя. Отлично выглядишь. Мне бы твои
   годы.
  
   Алла: /показывая на клетку./ А там, что за зверь?
  
   Бабушка: Да нет там никого.
  
   Алла: Тогда, зачем клетка?
  
   Бабушка: /на грани плача./ Ой, не спрашивай...
  
   Дедушка: /Алле./ Дай-ка, я тебя обниму, радость моя. /Обнимает Аллу./
  
   Алла: Ого, а вы, дядя Сема, крепкий орешек. Тетя Ада, вы за ним смотрите!
  
   Бабушка: Да я за ним всю жизнь смотрела. Пора уже и отдохнуть.
  
   Григорий: /Ольге./ Оля, ну, что ты там стоишь, как бедная родственница? Ну-ка, дай мне поцелуйчик. /Целует Ольгу./ Вот кого время щадит! А? Как была красавицей, так и осталась!
  
   Алла: Потому, что муж ее любит, вот она и не стареет. /Ольге./ Здравствуй, Оля. /Целует Ольгу./
  
   Ольга: Здравствуй, Аллочка!
   Григорий: А я что? Я тоже люблю!
  
   Алла: Да ладно тебе заливать. /Ольге./ Он ведь думал, что вы завтра прилетаете. Я ему говорю: сегодня! А он мне: завтра и все тут! /Грише./ Ну, кто был прав?
  
   Григорий: Ты, ты солнце мое. Ты, всегда права.
  
   Александр: Гриш, я же тебе говорил: во вторник мы прилетаем.
  
   Григорий: Правильно, говорил. Только у нас, нет вторника. У нас есть йом шлиши - день третий. Вот я и запутался, ваш третий день или наш день третий. Понимаешь?
  
   Александр: Нет. Как это?
  
   Григорий: Потом, Саша, потом. /Присматривается к Виталику./ Виталька, ты что ли? Ну, ты мужиком стал! /Протягивает Виталику руку для приветствия./ Дай пять!
  
   /Виталик жмет протянутую руку, Григорий делает вид, что ему очень больно./
  
   Григорий: Ой-ой, хватит Виталик, хватит! /Держит руку, как будто она у него болит./ Что думаешь, вырос, так можно старших обижать?
  
   Виталик: /удивленно./ Так ведь, я не сильно...
  
   Григорий: /смеется./ Поверил! Видали, а? Поверил! Есть еще порох в пороховницах!
  
   Алла: Жаль, что сырой! /Виталику./ А ты действительно, подрос. Господи, как время-то летит. Ну, что смотришь, целуй тетю Аллу! /Приседает и целует Виталика./
  
   Григорий: /смотрит, прищурившись на Юлю./ Только не говорите мне, что это Юля. Юля была маленькой, курносой плаксой на тоненьких ножках, а это какая-то красавица с засохшим букетом. Оля, это кто?
  
   Ольга: А это она и есть. Та самая плакса.
  
   Григорий: Нет, ну надо же! /обнимает Юлю./ Как все-таки время несправедливо. Мало того, что она молодая и здоровая, так еще и красивая. А, Юлька? Ну, зачем тебе красота? Тебе сейчас учиться надо,
   а не шашни крутить.
  
   Алла: Одно другому не помеха! Правда, Юлечка? /обнимает и целует Юлю./ /Показывает пальцем на букет./ И кто этот несчастный?
  
   Юля: /смущенно./ Никто.
  
   Виталик: Ха! Это Петька из третьего подъезда. Он ей, этот букет, еще вчера подарил. А сегодня, он за нами по аэропорту ходил, думал, что его не видно! И Юлька ему, вот так делала! /Посылает воздушный поцелуй./
  
   Юля: Ну, все! Ты меня достал!
  
   /Веселая музыка. Юля пытается догнать Виталика, но он прячется за спинами взрослых, которые, в свою очередь, безрезультатно пытаются прекратить это безобразие. Крупным планом: (время от времени) качающийся кувшин в форме рыбы, на серванте. Наконец кувшин падает и разбивается вдребезги. Пауза. Крупным планом: лица Виталика и Юли - они растеряны. Осуждающие лица: Ольги, Александра, Бабушки, Дедушки и Григория./
  
   Александр: /Юлии и Виталику./ Ну что, доигрались?
  
   Григорий: А вы знаете, сколько это стоило?
  
   Ольга: Мы заплатим.
  
   Алла: /грозно./ Нисколько!
  
   Григорий: /весело./ Правильно! Именно это я и хотел сказать. Так что, не о чем и переживать.
  
   Алла: /убирая осколки./ Спасибо вам дети! Я эту безвкусицу, триста раз пыталась выбросить и каждый раз одно и тоже: /кивает на Григория./ "Не надо, пусть стоит, она кушать не просит".
  
   Григорий: Так она таки действительно, кушать не просила, в отличие от меня. А я, не только прошу, я требую - кушать, всем нам, сейчас же!
  
   /Ольга смотрит на Александра и незаметно толкает его в бок./
  
   Александр: Гриш, а может, ты нам скажешь, где наша квартира и мы поедем? Что ж мы будем вас мучить, вон нас сколько.
  
   Алла: Какая ваша квартира?
  
   Александр: Как, какая? /Грише./ Гриш, а ты что...
  
   Григорий: Значит так, все дела завтра, а сегодня отдыхаем! Дорогие женщины, помогите Аллочке накрыть на стол, а ты Сашка, со мной за горючим, /Делает характерный жест рукой у горла./ а то я не успел купить.
  
   Алла: Гриша, я думаю, одной бутылки хватит.
  
   Григорий: Одной? Солнце мое, ты что, гостей обидеть хочешь?
  
   Алла: Я сказала, одну. Саша, проследи, пожалуйста. И никаких дегустаций
   по дороге.
  
   Александр: Каких дегуста... А. понял, понял, сделаем.
  
   Дедушка: И я с вами.
  
   Григорий: Семен Абрамович, вы лучше телевизор посмотрите. /Усаживает дедушку, включает телевизор./ А мы через минуту вернемся.
  
   /Григорий тянет Александра на лестничную клетку и закрывает за собой дверь. Оставшиеся, продолжают стоять и смотреть на закрытую дверь./
  
   Алла: Я что-то не поняла, а про какую квартиру говорил Саша?
  
   Ольга: Как это, про "какую"? Мы же Грише деньги выслали, чтобы он нам, квартиру снял к нашему приезду... Он что, ничего не сказал?
  
   Алла: А, он меня в свои дела не посвящает. Как говорит Гриша: "Я не лезу в твои кастрюли, а ты в... /Испуганно./ Ой, у меня же, курица в духовке!
  
   /Алла бежит на кухню, а за ней и все остальные. Алла достает из духовки курицу./
  
   Алла: Слава богу, вовремя!
  
   Ольга: Ну, говори Алла, чем помочь.
  
   Алла: Значит так, ты Олечка, режешь хасу.
  
   Ольга: Кого?
  
   Алла: /показывает салат./ Вот это - салат, а по-местному - хаса.
  
   Ольга: Ого, какой большой, у нас такого нет.
  
   Алла: Теперь уже есть.
  
   Бабушка: А мне что делать?
  
   Алла: Вы, Аделаида Львовна, чистите лук. /Дает бабушке лук./
  
   Бабушка: Конечно, как плакать, так мне!
  
   Алла: Нет, если не хотите, так давайте...
  
   Бабушка: Да шучу я, шучу.
  
   Алла: Господи, сколько вас знаю, Аделаида Львовна, никак к вашему юмору не привыкну.
  
   Юля: А я?
  
   Алла: /показывает на букет в руках Юли./ Как же ты будешь помогать?
   Давай я его в воду поставлю.
  
   Юля: Не надо, он уже...
  
   Алла: А давай его засушим? А? Что скажешь?
  
   /Юля смотрит на Виталика, который уже приготовился сказать какую-то гадость, показывает ему кулак и, улыбаясь улыбкой ангела, отдает букет Алле./
  
   Алла: Отлично, к утру будет готов. /Вешает букет за окном на веревках для белья./ Сейчас, как раз хамсин. Лучше погоды для засушки гербария и придумать трудно.
  
   Юля: Какой хамсин?
  
   Алла: Хамсин? Это ветер с пустыни.
  
   Бабушка: С какой пустыни? Ведь вы возле моря живете.
  
   Алла: Одно другому не помеха. А с чего вы взяли, что мы возле моря живем?
  
   Ольга: Так на фотографии, что Гриша прислал, там море и дом.... /Достает из сумочки фотографию и дает ее Алле./ Вот.
  
   Виталик: Тетя Алла, а почему вы здесь живете, а не в том доме?
  
   Алла: Почему? Так вышло, Виталик... /Грустно улыбается./
  
   Ольга: /после паузы./ Виталий, иди к дедушке телевизор смотреть.
  
   Виталик: А Юлька? Она что, остается?
  
   Юля: Тебе же сказали: иди, смотри телевизор.
  
   Виталик: Чего?!
  
   Бабушка: Виталик!
  
   Виталик: Да ухожу я, ухожу. Секретничайте себе на здоровье. /Уходит./
  
   /Алла начинает плакать, женщины обступают ее./
  
   Ольга: Извини, Алла. Зря мы заговорили об этом.
  
   Бабушка: Это я начала.
  
   Алла: Да какая разница. Все равно, рано или поздно все узнаете. Юля, открой, пожалуйста, вон тот шкафчик. Видишь, там стоят всякие бутылочки с приправами. Возьми бутылочку с красной крышкой.
  
   Юля: /показывает бутылку./ Вот эту?
  
   Алла: Эту- эту. Неси ее сюда. Здесь у меня виски. /Берет с полки стопки и наливает виски./ Это я так от Гришки маскируюсь. Он ведь, гад, пить начал. То есть, он и раньше пил хорошо, а теперь.... Извини Юля, тебе не наливаю, всему свое время. Ну, бабоньки, давайте выпьем за ваш приезд.
   Будет теперь, кому поплакаться.
  
   /Женщины пьют и закусывают стоящими на столе маслинами. Пауза. Алла закуривает сигарету./
  
   Ольга: Алла, ты ведь не курила?
  
   Алла: Ну, а теперь вот, курю. Не обращайте внимания. Это я так расслабляюсь.
  
   /Алла рассматривает фотографию./
  
   Бабушка: Красивый дом.
  
   Алла: Угу. Красивый. Сама выбирала. Счастлива была, неимоверно. Наконец- то у Гришки пошли дела. Он ведь не создан для обычной работы. Завод? Куда там. Это не для него. Ему ближе, что-нибудь купить-продать, а лучше всего: продавать, ничего при этом не покупая. Чем он только не занимался. Устраивал людей на работу. Правда, этим людям, потом не заплатили деньги и ихнюю контору прикрыли. Но, Гриша не растерялся и моментально переквалифицировался в маклера. И стал зарабатывать в два раза больше,
   чем раньше.
  
   Бабушка: А маркер, это кто?
  
   Юля: Бабушка, не маркер, а маклер.
  
   Бабушка: Не умничай. Откуда я могу знать, что такое маркер.
  
   Ольга: Маклер, Аделаида Львовна. А маркер, это такой фломастер.
  
   /Пауза. Музыка медленно набирает обороты и постепенно глушит слова ссорящихся./
  
   Бабушка: Ты что, совсем меня за дуру держишь? Я не до такой степени стара, чтобы не знать, что такое фломастер. Как Гриша, мог работать фломастером?!
  
   Юля: Каким фломастером, бабушка? Он работал, агентом по недвижимости!
  
   Бабушка: Ну вот, агентом по недвижимости еще, куда ни шло, а то - фломастером!
  
   Ольга: Аделаида Львовна! Вы путаете два слова - маклер и маркер! Маклер - это одно, а...
  
   Алла: /Удивленно смотря на ссорящихся./ Мать честная, я думала это у меня проблемы...
  
   /Музыка полностью перекрывает ссору./
  
   /Комната. Дедушка и Виталик смотрят телевизор. Шум заставляет их повернуть головы в сторону кухни. Потом их взгляды встречаются, оба качают головами и продолжают смотреть телевизор. Крупным планом экран телевизора: сводки военных действий в палестинской автономии на иврите./
  
   /Дом Григория. Из подъезда выглядывает Григорий и оглядывается по сторонам. Из-за спины Григория выглядывает Александр и продолжает начатый раньше разговор./
  
   Александр: Мы думали - все! Привезли к черту на кулички, бросили и выбирайтесь, как знаете. /Обращает внимание на поведение Григория./
   Ищешь кого-то?
  
   Григорий: А? Нет-нет, пошли.
  
   /Григорий и Александр идут вдоль, плотно припаркованных на улице, машин. Сумерки. Горят фонари./
  
   Александр: А все из-за фотографии, что ты нам прислал. Мы думали, если на
   фото вилла, так обязательно ваша. Как будто нельзя сфотографироваться на фоне чьей-то виллы.
  
   Григорий: Это была моя вилла.
  
   Александр: Серьезно? А как же случилось, что вы сейчас здесь...?
  
   Григорий: /останавливается./ Временные трудности. Садись.
  
   /Григорий подходит к старому, ржавому автомобилю и открывает дверцу водителя. Замечает, что Александр стоит в растерянности./
  
   Григорий: /оглядываясь по сторонам./ Ну, чего стоишь? Садись, магазин
   закроют.
  
   /Александр и Григорий садятся в автомобиль. Григорий вставляет ключ в замок зажигания и пытается завести машину./
  
   Александр: Гриша, это твоя машина?
  
   Григорий: Временно.
  
   Александр: Как это - временно?
  
   Григорий: Временно, это значит - на ограниченный период времени.
  
   Александр: Спасибо. Я знаю значение слова "временно".
  
   /Григорий заводит машину, и она трогается с места./
  
   Григорий: О, обиделся! А пошутить, значит, уже нельзя?
  
   Александр: Ну, почему нельзя, шути. Только, ты ведь не шутишь, а отшучиваешься, потому что рассказывать ничего не хочешь.
  
   Григорий: А что тут рассказывать, Шурик? Сам, что ли не видишь? Вставили
   меня, по полной программе.
  
   Александр: Тебя? Как же это тебя, смогли вокруг пальца обвести?
  
   Григорий: Нашелся такой. Только не на того напал. Вот увидишь, через пол
   года, мы с тобой, в таких виллах жить будем - закачаешься. Я уже все обдумал.
  
   Александр: Мы?!
  
   Григорий: Ты что, отказываешься быть моим шутаф?
  
   Александр: Кем?
  
   Григорий: Компаньоном. Учи иврит, Шурик. Из-за его незнания, я и прогорел.
  
   Александр: Гриша, ты же знаешь, я инженер. А торговать я не умею, да и не хочу. Я пробовал, но ничего из этого не вышло. Только деньги потерял.
  
   Григорий: Ты? Торговал?! /Смеется./
  
   Александр: Ну да, один раз. Мне посоветовали заняться томатной пастой,
   даже деньги одолжили...
  
   /Музыка. Дальнейшие слова Александра, тонут в Гришином смехе./
  
   /Кухня в квартире Григория. Тишина после ссоры. Женщины заняты стряпней./
  
   Бабушка: /чистя лук и плача./ Не понимаю я, зачем использовать иностранные слова, если есть русские? Ну, зачем говорить маркер, если
   можно сказать продавец?
  
   Юля: /осторожно./ Маклер, бабуля.
  
   Бабушка: Ну, хорошо. Маклер.
  
   Алла: Потому что маклер, это не просто продавец. Маклер ищет подходящий дом или квартиру, оформляет документы, ведет переговоры.
  
   Бабушка: Ладно, меня уже не переделать. Так, что там дальше то было?
  
   Алла: Да я с вами, забыла уже про что говорила.
  
   Ольга: Ты рассказывала, как Гриша работал... /Бросает взгляд в сторону бабушки./ Продавал недвижимость.
  
   Юля: Вы еще говорили, что он стал зарабатывать в два раза больше.
  
   Алла: Ага! Ну, вот. Работал он там, работал и познакомился с одним человеком, который предложил Грише открыть свое дело. Вместе разумеется. А человек этот, оказался на редкость симпатичным и
   обаятельным. Вообще-то, Гриша очень недоверчив к чужим людям, а тут,
   вдруг сразу согласился. Оформили они документы, взяли ссуды и открыли дело.
  
   Бабушка: А, что за дело-то?
  
   Алла: Русский супермаркет. Вначале, это был маленький магазинчик, в котором я работала единственной продавщицей.
  
   Ольга: /смеется./ Аллка, ты что, продавщицей работала?
  
   Алла: А что тут такого? Я и сейчас продавщицей работаю. Все лучше, чем на никайоне.
  
   Бабушка: На чем?
  
   Алла: Извините, на уборках. Только вам, Аделаида Львовна, никаких нерв не хватит, на каждое нерусское слово реагировать. Так уж здесь разговаривают. Каждое третье слово, на иврите. А, никайон, он и есть никайон. Через него, все наши женщины проходят. Кстати, платят хорошо. Правда, больше года,
   выдержать трудно - спина летит.
  
   Ольга: Ты, что же, хочешь сказать, что и мне придется, на этом никайоне спину гнуть?
  
   Алла: Я не утверждаю, но все возможно. Меня же, это не коснулось.
  
   Бабушка: Ну, а дальше-то, что было?
  
   Алла: В каком смысле?
  
   Юля: После того, как вы работали продавщицей в этом магазине.
  
   Алла: В каком магазине?
  
   Ольга: В Гришином и его компаньона.
  
   Алла: О, Господи! Вы меня совсем с толку сбили. Работала я там продавщицей, а потом они разбогатели, сняли огромный павильон, наняли
   персонал, человек десять-пятнадцать. Я уже не помню. В общем, работать я перестала, мы, к тому времени, купили этот дом и я, целыми днями, его обустраивала. И вот, как-то раз, возвращается Гриша домой, а на нем лица нет. Я спрашиваю: "В чем дело?". А он и говорит, что его не впустили в магазин. Его компаньон, к тому времени, поехал за границу отдыхать. Я говорю: "Как это, в магазин не впустили?". А вот так, говорит, не впустили и все тут. Показали какие-то документы, сказали, что он не является совладельцем магазина и не впустили.
  
   Бабушка: О, майн год! Как же это?
  
   Алла: Компаньон его, оказывается, подсовывал Грише документы на подпись, а тот и подписывал, даже не читая. А я говорила: "Учи Гриша иврит, учи!". А Гриша мне: "Это ты учи, а мне зачем? Магазин-то русский!". Вот вам и результат: вилла, мебель, машина - все пошло в уплату той ссуды, что Гриша брал в банке. Еще и должен остался!
  
   Ольга: А, как же он, без знания иврита, продавал квартиры?
  
   Алла: Так, нашим же и продавал.
  
   Бабушка: Чтож ты, Аллочка, не смогла на него повлиять? Ты ведь ему - жена.
  
   Алла: /после паузы, печально улыбаясь./ Вы будете смеяться, но я ему не жена.
  
   Бабушка, Ольга и Юля: /после паузы./ Как?!
  
   Алла: А вот так. Чтобы сохранить, хотя бы часть денег, Гриша купил мне эту квартиру, и мы развелись. Так что, официально, эта квартира - моя. А Гриша - мой сожитель.
  
   Ольга: Ну, должна же быть какая-то управа, на этого компаньона. Суд, например.
  
   Алла: /начинает всхлипывать./ Так в этом-то и вся проблема! Гришка с ним, до сих пор судится. Только, судиться - денег стоит, и немалых. А в долг, уже никто не дает: ни банки, ни знакомые, ни друзья. Вот, он и одолжил денег на сером рынке.
  
   Юля: Вы хотели сказать - на черном?
  
   Алла: Здесь он называется серым, а отношения на нем, действительно черные. И после этого, Гришу как подменили. /Начинает плакать./ Мания преследования началась... Всюду ему бандиты мерещатся... Пить начал так, что аж страшно...
  
   /Алла начинает плакать навзрыд, женщины ее успокаивают./
  
   /Машина Григория подъезжает к огромному, сияющему огнями, супермаркету и останавливается на огромной и пустой стоянке./
  
   Григорий: /присматриваясь./ Вот черт! Давай Шурик, бегом, а то закроют!
  
   /Григорий и Александр выбегают из машины и подбегают к входу в супермаркет. Возле входа стоит охранник./
  
   Охранник: Извините, мы уже закрыты.
  
   Григорий: Да нам пару бутылочек. Это секундное дело.
  
   Охранник: Не могу, мы уже закрыты. Приходите завтра.
  
   Григорий: Ты что, смеешься? Завтра будет поздно! Да мы, туда и обратно.
  
   Охранник: Ну, не могу я...
  
   Александр: Гриша, может, в другом месте купим?
  
   Григорий: /Александру./ Слушай Шурик, не мешай, хорошо? /Охраннику./
   Ты меня помнишь?
  
   Охранник: Да помню я вас, Григорий...
  
   Григорий: Ну, вот видишь? Помнишь! А благодаря кому, ты здесь работаешь,
   помнишь?
  
   Охранник: Помню, конечно. Спасибо вам, но...
  
   Григорий: Никаких но! Я тебе помог в трудную минуту, а теперь ты мне.
   Смотри, /кивает на Александра./ ко мне брат двоюродный приехал, из России. Ну, не чай же я буду с ним пить, верно?
  
   Охранник: Поздравляю! Че, серъезно? Сегодня, из России? Ну, и как там?
  
   Александр: Прохладно уже...
  
   Охранник: А тут, все еще жара. Да... Эх, не могу я вам отказать, Григорий...
   Только, вы уж побыстрее, хорошо?
  
   Григорий: Туда и обратно. /Александру, обняв его за плечи./ Видал? Пошли.
  
   /Григорий и Александр входят в зал супермаркета. У касс стоят кассирши, подсчитывающие дневную выручку. Увидев Григория, они машут ему руками./
  
   Александр: Гриш, а это не тот магазинчик?
  
   Григорий: /С притворным негодованием./ Магазинчик? Ты называешь это магазинчиком?
  
   /Музыка. Григорий принимает позу хозяина и начинает показывать Александру супермаркет./
  
   Григорий: Это настоящий супермаркет! Смотри! Тут, даже, есть ресторан. Обрати внимание на стиль! Здесь, мясо на огне! Какой запах, а? Идем дальше, кондитерская! Узнаешь ассортимент?
  
   Александр: Да это же...
  
   Григорий: Правильно! Пирожные из нашего золотого детства! Хлеб! Его делают здесь же! Попробуй, он еще теплый! Колбаса! Сосиски! Сардельки! Пастрама!
  
   Александр: А, пастрама, это что?
  
   Григорий: Это местное изобретение. Пошли дальше. Фрукты и овощи, прямо с поля! Свежее мясо всех сортов! Приправы! Маслины! Пробуй-пробуй! За это деньги не берут! Пиво! Ты посмотри на разнообразие! Вино! Здесь вина со всего мира! А вот и цель нашего путешествия...
  
   /Григорий и Александр останавливаются возле пирамиды, выложенной из бутылок водки. Возле пирамиды стоит охранник./
  
   Григорий: /Охраннику./ Ты чего?
  
   Охранник: Григорий, вы это... не берите, пожалуйста, ничего.
   Он сказал, что если вы, что-нибудь вынесите отсюда, то он меня уволит. Вот.
  
   Григорий: Это кто сказал, Арнольд?
  
   Охранник: Ага.
  
   Григорий: /Ищет глазами камеру внутреннего наблюдения./ А, вот ты где!
   Здравствуй Арнольдик!
  
   /Съемка через камеру внутреннего наблюдения. Григорий говорит в камеру, задрав голову вверх./
  
   Григорий: Что ж ты, не выйдешь сам поздороваться, а? Людей посылаешь? Я, ведь, не буйный. Просьбу твою, мне передали. Не переживай, из магазина я, ничего не вынесу.
  
   /Съемка внутри комнаты внутреннего наблюдения. В темноте светятся мониторы. Крупным планом: нижняя часть мужского лица с сигаретой во рту. Он затягивается, выпускает дым тонкой струйкой и улыбается./
  
   /Съемка в зале. Григорий подходит к пирамиде и берет бутылку водки./
  
   Григорий: /в камеру./ Я выйду отсюда с пустыми руками, обещаю.
  
   /Григорий одним движением срывает пробку с бутылки и подносит бутылку к губам. Крупным планом: охранник с полуоткрытым ртом смотрит сначала на Григория, а потом переносит взгляд на стоящего рядом Александра./
  
   Александр: Гриша, ты чего?
  
   /Съемка внутри комнаты внутреннего наблюдения. На мониторе пьющий Григорий. Крупным планом: нижняя часть лица мужчины. Он затягивается и закашливается./
  
   /Съемка в зале. Григорий продолжает пить. Крупным планом: (снизу вверх) горло Григория, губы, булькающие остатки водки в бутылке. Григорий допивает водку и опускает бутылку. За бутылкой открываются ошарашенные лица Александра и охранника./
  
   Григорий: /показывает, пустую бутылку в камеру./ Ты не переживай, Арнольдик, я заплачу.
  
   /Съемка внутри комнаты внутреннего наблюдения. На мониторе Григорий машет рукой. Рука тушит сигарету об изображение Григория./
  
   Григорий: /охраннику, пьяным голосом./ Спасибо тебе, братишка!
  
   Охранник: За что?
  
   Григорий: За то, что впустил. За то, что этого, /Показывает рукой в сторону
   видеокамеры./ не побоялся. За то, что водкой угостил.... /Пытается поцеловать охранника./
  
   Александр: /оттягивая Григория от охранника./ Гриша, Гриша, не надо!
  
   Охранник: /закрываясь руками от Григория./ Так ведь я не угощал, вы сами...
  
   Александр: /уводя Григория./ Пошли Гриша, пошли. Вот так, хорошо.
  
   Григорий: /охраннику./ Когда я верну магазин, ты у меня начальником охраны будешь! Вот увидишь! Это я тебе говорю!
  
   Охранник: /приложив палец к губам./ Не кричите. Спасибо вам, Григорий.
  
   /Александр и Григорий подходят к кассам. Григорий ставит на ленту пустую бутылку из-под водки, и ищет по карманам бумажник./
  
   Григорий: /кассирше./ Как жизнь, Леночка? Все нормально?
  
   Кассирша: Вы меня с кем-то путаете, Григорий. Меня зовут Люба.
  
   Григорий: Ну, конечно же, Любочка. Извини, солнышко. /Тянется к ней, чтобы поцеловать./
  
   Кассирша: /защищаясь руками от поцелуя./ Не надо этого. Вы заплатите лучше, а то, мы уже давно закрылись.
  
   Григорий: /продолжая искать бумажник./ Сейчас - сейчас, радость моя. /Александру./ Видал, какие у нас красивые девушки работают, а? Куколка!
  
   Александр: Я вижу, Гриша, вижу. Может ты, бумажник в машине оставил?
  
   Григорий: /глупо улыбаясь./ Может. Слушай, у тебя деньги есть? Я тебе потом отдам.
  
   Александр: /доставая бумажник./ Да-да, конечно есть. А отдавать не надо. Что я, не могу заплатить за своего двоюродного брата?
  
   Григорий: Вот! Мы же братья! /Кассирше./ Это мой брат!
  
   /Григорий целует Александра, который, в это время, пытается расплатиться с кассиршей и обращает внимание на большое количество денег в его бумажнике./
  
   Григорий: Ого! Да ты, богатенький Буратино! Не боишься, такие деньги в кармане носить?
  
   Александр: /передавая деньги кассирше./ Возьмите. /Поддерживая Григория и двигаясь с ним к выходу./ Так, нам их, в аэропорту выдали. Завтра, наверное, в банк положу. А что, могут?..
  
   Григорий: Кто?! Кто может?! Ты хоть понимаешь, в какую страну приехал?!
   Это тебе не Америка какая-нибудь!
  
   /Александр и Григорий выходят на улицу. Григорий театрально поднимает руки к небу./
  
   Григорий: Это Ис - ра - эль !!!
  
   Александр: Я понимаю Гриша, понимаю. Ты только не кричи. /Помогая Григорию дойти до машины./ Как же ты умудрился так быстро, всю бутылку выдудлить? Алла меня убьет. Не зря она меня просила за тобой присмотреть.
  
   Григорий: Не боись, Шурик! Жаль, конечно, что ты со мной сразу в Израиль не поехал. Но, теперь мы с тобой, такой магазин откроем! Мы прямо вот здесь, свой супермаркет построим! /Показывает под ноги./ И туда, /показывает на супермаркет./ никто не пойдет, а все будут покупать только у нас. А знаешь почему?
  
   /Александр и Григорий подходят к машине. Григорий ищет ключи, облокотившись на машину. Александр поддерживает его./
  
   Александр: Потому, что у нас будет дешевле?
  
   Григорий: Что? Чепуха! Потому, что у нас - будет лучше! /Достает из кармана ключи./ Да вот они. /Пытается открыть дверь машины./
  
   Александр: Лучше, чем там? /Кивает в сторону супермаркета./
  
   Григорий: А то, что ты там видел, придумал кто? Я!
  
   Александр: /после паузы./ Может быть, лучше я?
  
   Григорий: /смотрит непонимающе на Александра./ Что, ты?!
  
   Александр: Открою машину.
  
   Григорий: А-а-а! /отдавая ключи Александру./ Ну, попробуй ты.
  
   /Григорий делает шаг назад и начинает падать, но Александр подхватывает его./
  
   Александр: Слушай, как же мы поедем? Ты ведь, совсем того...
  
   Григорий: Да ты не боись! Это я стоять не могу, а ехать я могу. Ты мне только
   помоги за руль сесть.
  
   Александр: Извини Гриша, но лучше я поведу. Опыта, правда, у меня никакого. Всего за месяц до отъезда, сдал на права. А они здесь действительны?
  
   Григорий: Кто?
  
   Александр: Права.
  
   Григорий: Здесь все права действительны. Право на труд и на отдых... Человеческие права.... То есть, права человеков...
  
   Александр: О, да ты, кажется, уже все...
  
   /В это время подбегает запыхавшийся охранник. В руке у него бутылка водки./
  
   Охранник: Григорий! Вот хорошо, что вы еще не уехали. Извините, что все так вышло. Я птица подневольная. /Дает Григорию бутылку./ Это вам.
   Спасибо вам за все. Ну, я побежал. /Уходит./
  
   Григорий: Видал? Люди меня уважают. А почему? Потому, что знают, на чьей стороне правда.
  
   Александр: Тогда, давай-ка пойдем на ту сторону.
  
   Григорий: Давай.
  
   /Музыка. Александр помогает Григорию обойти машину. Открывает переднюю дверь со стороны пассажира, помогает Григорию сесть, закрывает дверь, оббегает машину, открывает дверцу водителя, садится и закрывает дверь./
  
   Александр: /вставляя ключ в замок зажигания./ Кажется, попал. Теперь поставить на нейтралку. /Ищет ногой педаль сцепления./ Где же она? Ничего не понимаю. Гриша, это что, автомат?
  
   Григорий: /забеспокоившись./ Что? Где автомат? Какой автомат?
  
   /В этот момент Григория и Александра слепят фары, с визгом затормозившей машины./
  
   Александр: /открывая окно./ Пьяный он, что ли?
  
   /В открытое окно заглядывает мужчина, смотрит на Александра, потом на Григория и улыбается. Григорий открывает дверь, чтобы убежать, но тут же садится обратно, с приставленным к голове пистолетом./
  
   Григорий: /поднимая руки и глупо улыбаясь./ Это, Шурик, не автомат, это пистолет.
  
   Александр: /поднимая руки./ Ага, я заметил...
  
   /Квартира Григория. Кухня. Женщины вокруг стола./
  
   Алла: Вот так вот, бабоньки. Ладно, давайте стол накрывать. /Берет в руки салаты./ Ой, забыла, стол-то, раздвигать надо. /Ставит салаты обратно./ Вон нас сколько. Давно у нас гостей не было.
  
   /Женщины встают и двигаются в сторону выхода из кухни./
  
   /Салон. Дедушка и Виталик смотрят телевизор и смеются. Крупным планом экран телевизора: хареддим в меховых шапках и коротких штанишках. Как только женщины входят в салон, Дедушка и Виталик прекращают смеяться и смотрят на женщин./
  
   Бабушка: Ну, где этот стол?
  
   Алла: Вот он. /Указывает на стол./
  
   Бабушка: Так, Семен, иди-ка сюда.
  
   Дедушка: /вставая./ Ну, наконец-то и для мужчин работа нашлась. А то ведь,
   дискриминация какая-то получается.
  
   /Все, кроме Виталика, стоят вокруг стола./
  
   Алла: Значит так, проблема в том, что нам этот стол достался, как бы, в наследство с этой квартирой, как и вся остальная мебель. Где-то, полгода назад, мы пытались его раздвинуть, но не смогли. Теперь же, когда нас так много...
  
   Дедушка: Дело не в количестве, а в правильной организации. Женщины, вы держите стол со своей стороны, а я буду его тянуть с этой.
  
   /Музыка. Женщины становятся плечом к плечу и держат стол. Семен Абрамович снимает пиджак, засучивает рукава и берется за крышку стола с противоположной стороны./
  
   Дедушка: Приготовились! На счет три: раз, два, три!
  
   /Крупным планом: напряженные лица женщин; перекошенное от напряжения лицо дедушки; ножки стола, двигающиеся то в одну, то в другую сторону. В конце концов, женщины перетягивают стол и дедушка, потеряв равновесие, пятится назад и шлепается на диван, возле Виталика./
  
   Виталик: Так нечестно! Деда был один, а вас четверо! Деда, я теперь с тобой буду!
  
   /Виталик помогает дедушке подняться и тянет его к столу./
  
   Дедушка: Я вас просил держать стол, а не тянуть!
  
   Юля: Так мы и держали!
  
   Виталик: Как же вы его держали, что стол у вас оказался, а деда возле меня?
  
   Бабушка: Потому, что гонору у твоего деда больше, чем разуму!
  
   Ольга: Нужно было поделиться на две равные группы.
  
   Алла: Тихо! /Пауза./ Ольга права, мы должны поделиться на две равные группы. Сделаем так: с этой стороны буду я, Аделаида Львовна и Юля, а с
   той - Семен Абрамович, Оля и Виталик. Все стали по своим местам!
  
   /Все становятся в соответствии с указаниями Аллы. Крупным планом: лица двух групп, как перед схваткой./
  
   Бабушка: /Алле./ Молодец Алла. Я сразу, про такой расклад подумала.
  
   Дедушка: Так что ж ты, про свой расклад не сказала?
  
   Бабушка: А не хотела с тобой спорить. Ты так рьяно взялся командовать...
  
   Дедушка: Потому что у меня был план, а вы его испортили! Не надо было...
  
   Алла: /прерывая ссору./ Раз, два, три!
  
   /Музыка. Две группы начинают с остервенением тянуть стол в разные стороны. Крупным планом: лицо дедушки и бабушки; Виталика и Юли; Ольги и Аллы. Средним планом: упирающиеся и скользящие по полу ноги одной и другой группы. Группа Виталика начинает перетягивать стол./
  
   Виталик: Ура, деда! Мы выигрываем!
  
   Юля: /Виталику./ Рано радуешься!
  
   /Стол двигается в сторону группы Юли./
  
   Дедушка: Э-э-э, нет! Так не пойдет!
  
   /Стол двигается в сторону группы дедушки./
  
   Бабушка: Еще как пойдет!
  
   /Стол двигается в сторону группы бабушки./
  
   Ольга: Трещит что-то. Слышите?
  
   Алла: Это мы его с мертвой точки сдвинули.
  
   Дедушка: Сейчас раздвинется.
  
   Бабушка: Последнее усилие.
  
   Виталик: Еще чуть-чуть. Ну-у-у...
  
   Юля: /Виталику./ Не тужься - пукнешь.
  
   Виталик: /Юле./ Еще посмотрим кто...
  
   /В этот момент раздается треск ломающегося дерева, и стол разламывается пополам. Тишина. Группа: дедушка, Ольга и Виталик сидят на диване и держат в руках половину стола. Группа: бабушка, Юля и Ольга сидят на полу и держат в руках свою половину стола. В этой тишине слышен поворачивающийся в замке ключ и звук открывающейся двери. Все поворачивают головы в сторону двери. На их лицах удивление и испуг./
  
   Ольга: Господи!..
  
   Бабушка: О, майн год!..
  
   Дедушка: Ничего себе...
  
   /Музыка. Титры. Конец 1-й серии./

41

  

Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"