Сидоренко Наталия Михайловна: другие произведения.

Философская сказка "Тайна тени"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Каждый из нас приходит к главному в жизни, но каждый по-своему...

  ТАЙНА ТЕНИ.
  (философская сказка)
  
  - Что это? Шамбала?!- воскликнула тень, восхищенно оглядываясь по сторонам. Разноцветный воздух напоминал слоенный пирог, только прозрачный, но с явной палитрой исключительно приятных оттенков.- Желтый, розовый, невозможно-голубой!
  - Да?- удивилась другая тень, по случаю оказавшаяся рядом.- А мне все видится иначе.
  - Ты - дальтоник?
  - Может, я дальтоник, может, ты,- неопределенность ответа.- Скорей всего здесь каждый видит то, что хочет.
  - Где я и кто ты?
  - Правильно спрашивать - чья, ведь все мы чьи-то тени. Кого-то из нас смерть оторвала от окоченевших ног и отпустила в "дальнее плавание", кого-то - мечта... Я - тень философа, но здесь все меня называют философом, и я философствую. Надо же какая льгота! А ты чья?
  - Чья?- растерялась новенькая, мысленно перебирая возможные варианты.
  - Приходится повторяться - все мы чьи-то.
  - Все?- совершенно не понимала пришелица, ведь все еще не определилась со своим прошлым.
  - Но иначе же не может быть.
  - Значит, может. Я ничья...
  - Хочешь напустить на себя таинственности?
  - Нет. Я вправду ничего не знаю о себе.
  Философ досадовал, усаживаясь на мягкий камень в виде кресла, покрытый мхом, ощущающимся, как велюр:
  - И тебя никогда не интересовал этот вопрос?
  - А когда бы он меня интересовал? Я только что заговорила.
  - До нынешнего момента ты была немой. Это понятно. Однако все тени часто мысленно задаются главными вопросами, ведь находить на них ответы - самое приятное удовольствие.
  Незнакомка задумалась, рассуждая вслух:
  - А как вы определяете - какой вопрос главный и правильный ли ответ на него?
  - Ты, как с Луны свалилась. Все просто: задай себе вопрос, сама найди ответ.
  - И никогда не ошибаетесь?
  - Но ведь ошибка видна потом, а сразу все выглядит правильным!- втолковывал философ, как ему казалось, очевидные вещи.
  - А можно я задам тебе вопрос?- спросила незнакомка так неуверенно, что на лице философа автоматически выразилось негодование. Но, сдержав свой гнев, позволил снисходительно.- Задавай!
  - Как ты думаешь - какой вопрос сейчас главный для меня?- интересовалась, плохо скрывая необъяснимую озадаченность.
  - Ты же не знаешь чья ты. Главное - координаты твоего творца или твоей проекции в ином измерении. Тогда поймешь - кто ты в этом мире.
  Незнакомка разволновалась до покраснения смуглых щек, и даже появилось подобие напряжения вен на тонкой шее:
  - А мне хотелось узнать - что бы произошло, если б у иудеев в день распятия Христа исчезли все гвозди.
  - Да это же, как дважды два! Кто ж задается элементарными вопросами?- сетовал философ, пыхтя. - И сядь, в конце концов, в кресло. Не столбычь! Так же неудобно разговаривать.
  Незнакомка огляделась еще растерянней:
  - А где кресло?
  - У тебя за спиной. Настолько плохо со зрением?
  - Но это камень. К тому же - острый.
  - Нет! Ты невозможна!- вскочил философ с намерением уйти прочь как можно скорей.
  - Подожди!- взмолилась новенькая.- Ответь на мой вопрос!
  - Привязали бы Иисуса веревками, и он все равно бы умер от жары.
  - А если б не было жары?
  - Задушили бы!- пырснул философ от возмущения.
  - Ты, как все!- ужаснулась незнакомка, усаживаясь на пышную траву возле камня.
  - Но это правильно!- чуть ли не заклинал философ.
  - Правильно распять Христа или быть как все?
  - И то и другое. Впрочем, это одно и то же. И еще - чему быть, того не миновать!
  - А если б Иисус был, а иудеев не было?- взывала новенькая, теряя силы.
  - А зачем Христу такой мир?
  - Я поняла какой вопрос для меня сейчас главный!- обрадовалась странная пришелица.
  - Главнее, чем узнать чья ты?
  - Да.
  - Сумасшедшая,- констатировал философ, тяжело вздыхая.- Что ж, сиди и думай. Не буду тебе мешать. Тем более, мне пора подумать над своими вопросами.
  - А какой вопрос для тебя сейчас самый главный?- уже спокойно любопытствовала ничья тень.
  Философ задумался, изумленно взвел левую бровь и промямлил:
  - Догадаться - кто ты.
  - Зачем?- расхохоталась собеседница.- Это же - пустое! Ты будешь тратить свое время на мысли обо мне?
  - Но я должен понять: кто ты, что сегодня произошло в связи с нашей встречей и зачем?
  - Разве что-то произошло?
  - Извини!- сказал философ растерянно.- Я должен все осмыслить наедине. Ты путаешь мои мысли, сбиваешь с толку. Скоро я приду, и все тебе скажу - четко и ясно.
  - Ты думаешь, что мы еще увидимся? А мне кажется, что я потеряюсь в этом огромном незнакомом мире.
  - Я тебя найду!- вдруг заговорил философ взволнованно.
  - И не будет поздно?- просквозило обреченное доверие к симпатичному существу, смешиваясь с необъяснимым страхом.- Не уходи!
  - Я должен осмыслить!- забубенное повторение, срывающееся на крик.
  Философ шел прочь, наклоняясь вперед, будто преодолевал сильный порыв ветра. Расстроенная незнакомка в грустном одиночестве шептала себе под нос:
  - Не так уж краски вокруг прекрасны, даже чуть тускловаты. И жесткая трава кусается, и философ такой, как все...
  Но на этой мысли задержалась, потому что возникло много вопросов:
  1) откуда ей известно о том, какие все? (ведь только появилась)
  2) или жила раньше?
  3) когда?
  4) где?
  5) почему не помнится?
  В эту секунду что-то стало вспоминаться: еще неясное, но уже радостное и дорогое, невообразимо прекрасное.
  - Господи!- взывала пришелица.- Не прерывай эту нить, дай ее нащупать! Как сладко - до головокружения, до щемящей истомы! Господи, дай вспомнить все!
  И... шок, словно связующая нить превратилась в оголенный провод, ударивший током. Боль. Невыносимая боль. Лучше не знать, не помнить.
  - Не надо!- закричала дрожащая в страхе женщина, заламывая пальцы и глядя глазами, полными слез, в небывалую высь, ведь на небе она уже находится, значит, надо докричаться куда-то за небо.
  Неудержимо хотелось бежать. Куда-нибудь, лишь бы подальше от скорбных мыслей и чувств. Ноги сами сошли с места и прибавляли шаг, набирая скорость. Краски впереди становились все темнее и темнее. Вскоре - полный мрак.
  - Ну и пусть!- крикнула пришелица и шагнула в непроглядную темень, как в пропасть.
  ***
  Полуобморочное состояние, приводящее к потере ощущений, рассеивающийся мрак, запах благовоний. Очертания колонн. Вот уже зрение отличило мужчин в римских тогах, возлежащих на мраморных креслах-лежанках, покрытых пышными и мягкими покрывалами. У ног - роскошные вазоны с экзотическими цветами. К мужчинам время от времени подходят львы, собаки - любимые животные. Хозяева их ласково поглаживают и одобряюще треплют за уши. Ничья тень попыталась понять куда она попала и каким образом, но один из мужчин предложил ей присесть рядом с ним, протягивая бокал вина.
  - Выпей это прекрасное вино и пусть тебя больше ничего не тревожит!- сказал он как человек, точно знающий, что в данный момент для новенькой необходимей всего.
  - Но я снова ничего не понимаю!- взывала она к всезнающему (по ее мнению).
  - Все тени, рано или поздно, обретают свободу, проходят через то, на что себя обрекают, и обретают соответствующую плоть.
  - Плоть?!- почему-то ужаснулась тень, только сейчас заметив, что таковой более не остается. Теперь она походила на римлянку помпезно-имперских времен.- В таком случае, мне точно нужно знать - кто я? Как же это понять?
  - Здесь такой пустяк - не проблема.
  - Я оторвалась от человека, прошла сквозь неизвестность и стала тем человеком, но уже на небе?- взволновано уточняла бывшая тень.
  - Почему на небе?
  - Разве под этой твердью, по форме похожей на облака, не пустота? Разве Земля не вертится далеко внизу? Разве я не душа, а это не рай?
  - Я же говорю - отпей вина и не мучься!
  Но теперь уже "римлянка" ощущала себя частью какой-то женщины, и ее терзал тот факт, что некогда целое с ней распадется, превратится в прах. Из груди вырвался невольный стон:
  - Я - она и не она. Ее не стало на земле! А мне дорога целостность. Безумно жаль ту женщину! Я не отходила ни на шаг...
  - Но ты же в гроб с ней не ляжешь?
  - Не лягу,- вдруг поняла новенькая, что и самому дорогому есть разумная цена.- Она превратится в прах, потому что я захотела свободы?
  - Нет. Нас отрывают определенные обстоятельства.
  - Но кто я?!- взывала "римлянка", еще раз оглядывая себя.
  - Давай поиграем в одну замечательную игру! Тебе будет интересно и нас развлечет. В результате ты почувствуешь кем являешься в этом мире. Согласна?
  - Да!- ответила, не задумываясь.
  И в одно мгновение на ней появился наряд амазонки, а в голове завертелись сцены из прошлого: изнурительные тренировки ради успехов в боевом искусстве, бешеные скачки в погоне за врагом, кровь...
  - Кошмар!- воскликнула пришелица, чем прекратила неприятные для нее вещи.
  В это мгновение на ней появился наряд простолюдинки во времена Средневековья. В голове вертелись сцены утомительных стирок, беготни за чумазыми голодными детьми в сером ободранном жилище.
  - О Господи!- взмолилась испытуемая, не замечая на себе наряд королевы, потому что уже возмущали дворцовые интриги, светский холод, одиночество, вызванное положением быть над всеми.- Я не хочу играть в эту игру! Чувствую, что не знать себя в данном случае - чья-то правильная установка. Хорошо, что это тайна и для меня самой.
  - Не угадывай, поиграй в другое,- улыбнулся покровитель.- Можешь помечтать. Благо, здесь не все мечтания сбываются.
  - Почему несбыточность чьей-то мечты для других - благо?
  После этих слов все расхохотались, разом посмотрев на одного из своих друзей. Покровитель пояснил:
  - Вот этот товарищ, который на земле имел заводик по производству керамической плитки для пола, только что мечтал о следующем: если б вырубить все деревья, а дома сделать подвесными, можно было бы вообще всю землю покрыть плиткой и сказочно разбогатеть на этом.
  - А что? Конечно, разбогател бы!- не смутился мечтатель.- К вашему сведению, мои мечты не самые худшие. Посмотрите на других!
  - Да. Хорошо, что не все мечты сбываются, - тяжело вздохнула новенькая.- Но плохо, что вы не хотите думать о главном.
  - Зачем о нем думать? Мы его знаем. Главное - не шагнуть во-о-он за ту хрустальную дверь.
  - А что там?
  - За этой дверью все исчезают. Возможно, рассыпаются на молекулы. Перестают существовать в виде людей.
  - А откуда вы это знаете? После смерти много еще чего есть. Теперь мне это известно. Быть может, за дверью еще лучше?- вопрос, после мороза на спине.
  - С чего ты взяла, что ты умирала?.. Возможно смерть - это то, о чем еще никто не догадался. И уж тем более никто не знает - когда она наступает фактически... Из провала за дверью никто не вернулся и не рассказал как там, а здесь живется прекрасно! Зачем рисковать? Давай поиграем еще в одну игру!
  Покровитель привлек новенькую к себе, всем видом выражая сладострастие. Только сейчас она обратила внимание на пожилой возраст всех окружающих ее людей. Они смотрели на сотоварища подбадривающе и с некой завистью.
  - В любовь?- спросила, отстраняясь.
  - Любви нет, потому что не может быть. Но есть услада.
  "Философ!"- мелькнуло в голове, и женщина запаниковала. Ей захотелось вырваться из отвратительных рук и вернуться в разноцветную обитель.
  - Возврата нет,- сказал покровитель холодно.- Пей вино!
  Он подносил бокал к губам все ближе и ближе. Тело пришелицы прожгла дрожь, раня сердце беспощадным ужасом. Со всех сторон подходили львы, рыча и скаля зубы. Скрипнула хрустальная дверь. "Единственный выход или конец всему?!"- лихорадочно вертелось в голове. На губы попала первая капля все больше пугающего вина, кажущегося невероятной отравой. Женщина решительно выбила из рук бокал, посмотрела на хрустальную дверь и стремглав бросилась к ней. Рывок. Мрак. Обморок. И... ничего.
  ***
  "Римлянка" очнулась на берегу моря. Открыла глаза. Седовласый старик что-то шептал над ней, явно в ожидании необходимой реакции.
  - Что случилось?- едва выговорила обессилевшая женщина.
  - Ты тонула. Тебя выбросил на берег шторм. Ты была без сознания.
  - Это называется - без сознания?.. Я осознала больше, чем за всю жизнь,- рассуждала, пробуя сидеть, что удавалось пока с трудом.
  Дрожа от холода, посмотрела в сторону и увидела свою тень. Небывалая радость по этому поводу:
  - Я на Земле!
  - Ну не на Луне,- усмехнулся старик.- Чем же тебе наша планета так дорога?
  - Здесь есть любовь.
  - И ужас...
  - Да. Но любовь превышает. Только надо ее искать.
  - Мы идем по следам своей судьбы.
  - В будущее - по следам?..
  - Хочется проложить свой путь? Позволены лишь отрезки пути. Но и это не мало!
  - Мне понятно, почему Бог приготовил своему сыну печальную и в тот же час великую участь,- взволнованно затараторила женщина.- Но надо ли было это Христу?
  - Ему дано право возвратиться в мир и судить Страшным судом.
  - Почему же он не пользуется этим правом?
  - Потому что это должно быть его решением, а не Бога.
  Женщина в мокрой одежде все еще ежилась от холода, но утренние лучи прибавляли прибрежной округе тепла, словно спешили как можно быстрей обогреть трепетное земное существо, нуждающееся в небесном камине.
  - Почему любовь превыше всего, но порой приносит несчастье?- спросила обреченно.
  - Любовь всегда приносит счастье. Несчастьем, как студеной водой, обдает эмоциональный вор, неспособный любить. Встретишься с ним, уши развесишь, после глянешь - обобрали: ни счастья, ни надежд, ни иллюзии прекрасной... Обобрали до нитки... Любящий же одарит несметными самоцветами - сокровищами счастья.
  - Как не ошибиться? А если "вор" полюбил, все будет иначе?
  - Это все равно что с пойманной лисы взять расписку о том, что кур не будет таскать.
  - Но даже металл забурлит, если поддать огня!
  - Остынет и снова тверд. Металл никогда не будет горячим сердцем. Холод боится тепла как своего истребления... Любви нельзя научить. Она либо свойственна, либо не свойственна.
  - Как же совесть? Неужели у "вора" нет ее ни грамма?
  - Очень хочется, чтобы иногда да просыпалась. Но это помешает ему пойти на новое "дело"... Кто-то руководствуется совестью и с гордостью заявляет: "Честь имею!", а кто-то гадит вокруг, превращая свою душу в хлев, и однажды просыпается в холодном поту от мысли, что его хрюканье стало заметным.
  - Лучше одиночество, чем... Но как же больно лишь от одной мысли о нем!
  - Одиночество равнодушно наблюдает за тем, как человек сгорает в пожаре тоски, и не желает вынести его из огня.
  - Не всегда есть тот, кто придет на помощь. Кричи, не кричи...
  Старик мягко улыбнулся, видом мудрого человека внушая надежду:
  - Бывает, кто-то сам бросится спасти, даже если не для себя!
  - А если уже и последней надежды нет? Она - поезд, на который опоздал.
  - Поезда имеют свойство ходить по кругу и по расписанию. Подожди и приди вовремя! Не отчаивайся. У каждого есть свои шишки - на лбу, а в них - орешки полезного опыта. В голод эмоций с ними не пропадешь. Главное - не бросаться под поезд, а пользоваться его услугами. Не быть дураком - не отказываться от близкого или на какое-то время далекого счастья.
  - Почему за многие тысячелетия дураков не убавляется?
  - Дураки топчут умных почти инстинктивно. Лишь ощутив как без умных плохо, с горечью восклицают: "Какие же мы дураки!" До акта собственного вандализма не способны понять - что такое их вандализм и к чему он приведет в следующую минуту. До осознания толики запросто расправляются с великим.
  - Почему справедливость торжествует не всегда?
  - Она всегда может ударить дурака молнией. Но всем видом он будет говорить о жестокости и несправедливости молнии. Трупу поверят больше... Красноречие на тоненьких ножках, безысходность - на столпах. Она внушительней.
  - Но и "вор" мечтает о счастье,- не сдавалась женщина, верящая во всесильность любви, возвращаясь к главному для себя.
  - Мечта - импульс к поиску подходящего варианта, - спокойно ответил старик.- У "вора" свой вариант.
  - Искать настоящее, нелживое, праведное,- повторила женщина, как выученный урок.
  - Соткать свою реальность из нитей прекрасных мыслей. Это искусство. В том числе - быта, как части бытия. Мечтай о хорошем, держа руку на пульсе реалий... Давным-давно в поле жизни люди косили радость и горе, которые тут же колосились заново. Из такой муки выпекали хлеб. Конечно, всем хотелось без горя, да колоски не различить. Не выдержал один паренек и отказался от хлеба, из-за которого в жизни то радость несказанная, то горе поперек горла. Ахнули все, отговаривали, а он лежит на траве - небом любуется. Ругаются:
  - Что ж ты высмотришь там, где ни колоска?!
  Уж от голода в глазах его потемнело. Почудилось, будто из-за облака выглянул кто-то. Ан не причудилось! Девица красы невиданной: голубые волосы, точно волна за волной, всплескивают на горделивых плечах; в глаза посмотришь и не поймешь - где небо, а где очи ее ясные; на губах зарницы вспыхивают. Спустилась девица с небес, подошла к молодцу, вскочил он пред ней, как пред королевной. Взяла она его за руку, он и обомлел:
  - Кто ты?
  - Мечта.
  - Чья? Какого роду?
  Девица засмеялась с непонятливого, но ответила мило:
  - Солнце - отец.
  - То-то сияешь вся, аки солнышко. А мне грустно - мой отец дает мне горький хлеб и велит мне так поступать со своими детьми. Но тогда зачем их рожать женушке моей, коей не выбрал еще?
  - А разве Солнце не ласкает своим теплом всех, разве не одарило тебя красой земной? Разве нет в жизни радости?
  - Ну и что с того, коль все вперемешку с горечью? Все едино. А вот на тебя гляжу - наглядеться не могу! И боюсь - вдруг исчезнешь?
  - Не исчезну, если хочешь,- улыбнулась Мечта светло и ласково.
  Из воздуха взяла золотое сито, легонько тряхнула ним и посыпались наземь волшебные зернышки.
  - Добавь их в хлеб и все узнаешь, - советовала девица.
  И снова в облака ушла, а молодец сам не свой: зернышки к груди прижимает, губами жаркими целует. Примчался домой, испек хлеб, замесив тесто на муке волшебной пополам с обычной, съел кусочек и уснул. Красота во сне неземная! А пригляделся - земная: те же деревья, цветы, небо над головой. Но так сердцу дорого!.. Утром вышел в поле и говорит людям:
  - Какая наша земля прекрасная! Глупо пшеницу не косить, любви не ждать.
  А с неба, аки радуга, девица улыбается. И зернышки сыплет, чтоб уродили для всех.
  - Будь моей женой, любава моя!- кричал ей молодец завороженный.
  Так размечтался, что слово стало истовым и привлекло девицу к суженому ее. Вскоре свадьбу им сыграли. Родился у них сын. Да такой мечтатель! Сколько чудес своими руками сотворил... Слава о нем золотыми зернами по земле рассыпалась. Вкусила вдалеке юная девица-красавица хлебушка из славной муки, почувствовала куда сердце зовет, и вскоре им сыграли свадьбу, и стали они жить поживать да добра наживать...
  - Мечтать, верить, искать, найти, реализовать мечту и быть счастливым,- повторяла женщина, как новую программу в виде симбиоза разума и сердца.
  - Почему же сидишь на месте?- лукаво спросил старик.- А вдруг - еще минута и... засиделась.
  Женщина оторвала взгляд от лазурного моря, оглянулась и увидела за собой густой-густой туман. Разве в таком можно что-то найти?
  - Любимая! Любимая, где ты?!- внезапно раздалось в непроглядном тумане.
  - Это он!- мгновенно всполошилась женщина, засиявшая, как богиня.
  Забыв о мудреце (да и обо всем на свете) она бросилась в туман, распростерши руки, будто сильные крылья. За белой завесой, словно перезвон серебряных колокольчиков, раздалось радостнейшее ликование - наперебой, взахлеб:
  - Любимая, я искал тебя повсюду! Не хочу ничего - только бы ты была рядом! Мне все равно: кто ты, зачем, что будет и чего не миновать. Я люблю тебя! Люблю!
  - Любимый, мой любимый! Мне не важно, чем полон этот мир. У нас есть свой. Прекрасный! Лучший из лучших!.. Я люблю тебя! Люблю!
  А на берегу расплывался в довольной улыбке седовласый старик, зная, что все у этой лебединой пары, одаренной взаимностью, будет хорошо: поймут себя и мир, построят свой рай, ведь нашли друг друга и сказали самое главное, дабы не расставаться и жить счастливо. Вначале было Слово...
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"