Силин Анатолий Савельевич: другие произведения.

Волны памяти (воспоминания о Д.Д. Лаппо)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Анатолий Силин
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ученый историк, краевед, наставник
   (Воспоминания о жизни и творческой деятельности
   Дмитрия Даниловича Лаппо)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Воронеж
   Издательско-полиграфический центр "Научная книга"
   2015
  
  
   I
  
   Дмитрия Даниловича Лаппо я знал еще в бытность своей учебы на историческом факультете Воронежского университета. После окончания университета близко общался с ним почти до последних дней его жизни. Это был не только замечательный человек, старший друг и наставник, но и поистине крупный ученый историк, краевед с большой буквы, внесший неоценимый вклад в изучение истории гражданской войны на территории Воронежского края со всеми ее особенностями и человеческими судьбами.
   Шел 1960-й год. Осень была холодной и дождливой. Студенты второго курса исторического факультета ВГУ трудились в одном из колхозов нашей области по уборке картофеля. Работа нелегкая, грязная, особенно когда накрапывал дождик и облака беспрерывной чередой перемещались с севера на юг.
   Старшим от педагогов факультета за нами был закреплен Дмитрий Данилович Лаппо. Внешне наш куратор был высоким и выглядел весьма представительным мужчиной. О том, что Дмитрий Данилович бывший военный нам напоминала его плащ-накидка, которую он одевал, когда нудно моросил дождь. О Дмитрии Даниловиче мы почти ничего не знали, так как преподавать на истфаке он должен был с осени 1960 года, то есть после возвращения нашей группы в Воронеж. Мог ли я даже в мыслях предполагать, что Дмитрий Данилович станет для меня близким человеком и замечательным наставником, сыгравшим заметную роль во всей моей дальнейшей жизни.
   Осенние дни шестидесятого года и всей нашей работы по уборке картошки у меня посейчас из головы не выходят. В память прочно врезалось все: непогода, плащ-накидка Дмитрия Даниловича, поблескивающие на его лице очки, не унывающие друзья-однокурсники. С тех пор прошло более пятидесяти лет, так что можно подвести итоги прожитых лет.
   На письменный стол мной выложена солидная стопка книг. Они написаны Дмитрием Даниловичем, начиная с 1960 года. Те, что дарил мне с завидным постоянством. Много. Девятнадцать книг. В разных цветовых переплетах, в твердой и мягкой обложке, изданных в Москве и в Воронеже. И это далеко не все из его трудов как ученого историка и краеведа. Подсчитано, что к своему 70-летнему юбилею Дмитрием Даниловичем было написано, опубликовано в журналах и газетах, издано в местных и центральных издательствах книг, статей, рецензий, очерков, рассказов в общей сложности около 160-ти печатных листов. Солидно. А главное - востребовано для науки и читателей. Просматриваю дарственные пожелания автора книг. Они волновали и волнуют. Но об этом позже.
   Дмитрий Данилович Лаппо - один из тех ученых историков и краеведов, который для последующих поколений оставил о себе добрую память в написанных им книгах. В них он вложил свою душу, все, о чем думал, мечтал, к чему стремился.
   Встречаться с ним мне пришлось часто. В 80-е годы прошлого века его книги выходили в разных издательствах почти ежегодно. Работал Дмитрий Данилович как всегда напряженно, часто выезжал в Москву, чтобы вновь и вновь изучать архивные материалы по истории гражданской войны. После работы в столичных архивах и в библиотеке имени В.И.Ленина, возвращался в Воронеж и готовил к изданию очередные книги. Если выходила в свет очередная книга, он всегда находил время по пути на работу в университет, зайти ко мне и подарить ее. На короткое время мы уединялись и беседовали о текущей жизни, делились своими планами на будущее. Ему было что рассказать, так как в архивах он находил все новые и новые, ранее неизвестные факты и примеры, а также малоизвестных или совсем забытых героев тех жестоких лет. Надо было видеть как бывший фронтовик, прошедший нелегкую жизнь, радовался этим своим открытиям.
   Иногда беседы переключались на житейские темы. Хорошо запомнился разговор о его отце. По рассказам Дмитрия Даниловича я узнал, что его отец принимал активное участие в гражданской войне, хотя сам он об этом не любил распространяться. Но в этот раз сказал, что при очередной встрече он покажет мне что-то такое об отце, что меня непременно заинтересует и о чем можно будет даже написать рассказ. Я стал расспрашивать, что же это "такое", что заинтересует, просил хотя бы в двух словах пояснить, но он заспешил на лекцию и все тут. Однако, уходя, все-таки приоткрыл тайну. Этой тайной оказалось не что иное, как - пуля, которую он хранит долгие годы, как память об отце, участнике гражданской войны. Больше пояснять ничего не стал, так как действительно спешил на занятия. Обидно, что обещанного разговора о таинственной пуле у нас с ним так потом и не состоялось. Наступили "лихие девяностые", и было уже не до пули. По сей день ругаю себя - ну почему не напомнил? Теперь этого не вернуть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   II
  
   О моих взаимоотношениях с Дмитрием Даниловичем скажу так, они начались, когда учился на втором курсе исторического факультета. Я был тогда старостой курса и являлся на факультете вроде как одним из активистов. Вступил в отряд добровольной народной дружины. В те годы повсеместно шла активизация работы народных дружинников, вот и я дежурил на улицах района. Как и большинство студентов старался заниматься физкультурой. Тренировки проводились в спортзале учебного корпуса, что со стороны Пушкинской улицы. Много читал, работал в областном архиве, который тогда размещался в помещении старой церкви. Мне нравилось собирать в старых газетах какие-то интересные факты, примеры из истории города Воронежа и Воронежской области. Стал писать короткие заметки в многотиражную газету "Воронежский университет". Сочинял простенькие стихи на злобу дня, к примеру, вот такие:
  
   Кто в спортзале занимался,
   Тот там пыли поднабрался.
   И ему помыться надо,
   Ну а душ-то наш под складом.
   По вопросу этому,
   Обратиться не к кому.
   Подскажите, как нам быть?
   Где себя можно помыть.
  
   Писал и о том, как неудобно работать зимой в плохо обогреваемом архиве, а также о недостатках в работе коменданта университетского общежития. Интересной выходила на нашем курсе стенгазета. Писал тексты, сочинял стихи, а однокурсник Василий Болдырев рисовал всякие картинки из жизни студентов. Стенгазета привлекала внимание не только студентов, но и преподавателей. Вступил в университетскую лекторскую группу (сказано громко, но польза была) и по заданию Воронежского обкома ВЛКСМ неоднократно выезжал с другими студентами в районы области для проведения бесед по текущей политике. Одна из таких поездок с лекторской группой проводилась в 1961 году после известного полета в космос Юрия Гагарина. Мной тогда были собраны интересные примеры из жизни селян и в "Коммуне" появилась небольшая статья. Это воодушевляло. Не забывал, что главное для каждого студента - учеба. У меня с этим проблем не возникало.
   Моя активность на факультете была замечена. Вскоре мне доверили возглавить от университета студенческую делегацию для поездки в Душанбинский университет Таджикистана. Цель поездки - обмен опытом участия студентов университета в научной работе в ходе подготовки к юбилею В.И. Ленина. Что и говорить, поездка в университет Союзной республики явилась для меня большим подарком. Каждый из нас, а в составе делегации были лучшие студенты из разных факультетов, там выступали со своими информациями по заданной тематике.
   Именно в те годы Дмитрий Данилович вроде как незаметно стал оказывать мне помощь и поддержку. Он у нас вел спецкурс по гражданской войне на территории воронежского края. Тема интересная, она меня увлекла. Как педагог, Дмитрий Данилович был к студентам исключительно доброжелательным, умел ненавязчиво что-то подсказать, когда надо похвалить, но и покритиковать, если в этом была необходимость. Однако, больше в его характере, как педагога и человека, было теплой, дружеской отцовской доброты. Оставшись после войны без отца, я постоянно ощущал на себе его отеческую заботу и внимание. Это безусловно заставляло меня более ответственно относиться как к учебе, так и к вдумчивому участию в студенческой научной работе.
   Дмитрий Данилович как-то спросил, не задумывался ли я о теме своей дипломной работы? Признался, что пока не задумывался, да ведь времени впереди много, мол, еще управлюсь. Но Дмитрию Даниловичу такое откровение не понравилось. Он нахмурился:
   - Я бы на твоем месте тянуть волынку не стал. Что значит времени много? Пролетит незаметно. Дипломная - это не курсовая. Тут надо все хорошо обдумать, а не писать в спешке. Зачем? В общем отчитал. Помолчав, спросил: - Какие темы нравятся? К чему душа лежит? Лекции в этот день закончились, и он не спешил. Мне тоже спешить было некуда. Если откровенно, то мне нравились многие темы. Работая в архиве, для меня было все интересно. Отвечал, что приходило в голову, а в ней полный разброс мыслей. Сказал, что можно б было написать о секте "Федоровцев", что обосновались у нас в Старой Тишанке. В их жизни и поведении немало интересного. Но эта тема религиозная. Сказал, а сам думаю, ему-то такая тема совсем ни к чему. Меня заинтересовала история семьи Веневитиновых. Кое-что от других о ней слышал, но с чего начинать, толком не знал. Отвечал неуверенно и невнятно.
   - Так, так, что еще увлекает? - допытывался он. - К чему еще перо тянется?
   Я молчал, и он какое-то время тоже молчал. Разговор для меня получился неожиданным, ведь в самом деле считал, что времени впереди уйма - еще управлюсь. Пока размышлял, стал говорить он:
   - Почему бы не подумать о дипломной по теме гражданской войны? Или, к примеру, о пребывании М.И. Калинина на воронежской земле. Начало своим рассказом о его первом приезде в Воронеж положил. (Об этом скажу позже). А он, насколько мне известно, в наши места приезжал не единожды. Дважды только в годы гражданской войны. Его приезды для воронежцев имели важное значение. - Как на мое предложение смотришь? - спросил с любопытством.
   А справлюсь ли? - Это же сам Калинин? - произнес я с сомнением.
   - Справишься, если захочешь и не станешь тянуть. А с чего начинать, как освобожусь, подскажу. А пока сам в архиве над этим поработай. Уверен, найдешь много чего интересного.
   Так Дмитрий Данилович сагитировал меня по написанию дипломной работы о приездах М.И. Калинина на воронежскую землю. Ну а как будущий научный руководитель этой темы, пообещал контролировать ход ее написания и уж спуска мне не давать.
   Доброе слово Дмитрия Даниловича для меня в то время много значило. Теперь о напечатанном в университетской газете моем рассказе. Работая в архиве, я натолкнулся на любопытный случай, связанный с приездом Калинина в Воронеж. Это был его первый приезд в наш город. Воронеж только что освобожден от белогвардейских отрядов генерала Шкуро. Кругом страшная разруха, многие предприятия в городе не работали, плохо было с продовольствием, бои с белогвардейцами шли совсем рядом. М.И. Калинин и председатель Центрального исполнительного комитета Украины Г.И. Петровский прибыли в город с агитпоездом "Октябрьская революция" и сразу весь персонал агитпоезда включился в решение проблем восстановления народного хозяйства в городе и области. Но Калинин по заданию В.И. Ленина должен был встретиться с командиром конного корпуса С.М. Буденным, штаб которого располагался в небольшой деревушке Землянского уезда - Стаднице. Вот туда они с Петровским и с сопровождавшим их человеком, который знал, как удобней добраться до Стадницы, выехали к Буденному. Стояла поздняя осень. Было холодно, почему они и оделись в дорогу потеплей. И надо же было по пути к Землянску их перехватить разъезду красных конников. Те слушать объяснений не стали, так как приняли за удиравших из города буржуев и доставили под конвоем в штаб корпуса. В штабе быстро разобрались, кто есть кто. Калинин посчитал действия конников правильными и попросил Буденного никого не наказывать. Выполнив задание В.И. Ленина, Калинин с Петровским пообедали вместе с кавалеристами и собрались уезжать обратно в Воронеж.
   При прощании Буденный посоветовал высоким гостям впредь так не рисковать собой. Мало ли что может случиться в дороге. Данный случай действительно имел место, о чем мне подтвердил бывший мой знакомый буденовец - Павлов. Он, кстати, подарил редкую фотографию, на которой запечатлен момент учебы красных кавалеристов в перерывах между боями. Среди них немало совсем молодых ребят. Многие из них были неграмотны, но стремились к учебе, к знаниям. Вот об этом неординарном случае, который произошел с "Всероссийским старостой", как уважительно называли в то время М.И. Калинина, я и написал рассказ, и его опубликовали, как уже сказал, в газете "Воронежский университет". Дмитрий Данилович тогда подошел ко мне и, улыбаясь, похвалил, что рассказ ему понравился, читается легко, а главное он - поучителен. После таких теплых слов у меня будто крылья выросли, хотелось дерзать что-то доброе, полезное. Теперь вот он предложил писать дипломную, связанную с приездами М.И. Калинина на воронежскую землю. Вполне разумно и меня это устраивало.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   III
  
   Свое обещание контролировать ход написания моей дипломной Дмитрий Данилович выполнял четко, но делал это доброжелательно. Я обычно при встречах рассказывал ему какие "откопал" архивные материалы, говорил о встречах с теми воронежцами, кому посчастливилось видеть и слышать Калинина. Таких было немало. Периодически показывал свои тексты, он их просматривал и правил. Как-то посоветовал отыскать журнал "Подъем", в котором, по его словам, довольно подробно освещался приезд Калинина в 1919 году. Журнал мной был найден, и в нем действительно широко освещалась практическая деятельность Калинина в его первый приезд. Особенно много бесед было с теми, кто встречался с Калининым в последние два его приезда - в 1930-м и в 1936-м годах. Это и понятно, ведь не так много прошло с тех пор времени. Работа по дипломной хотя и медленно, но продвигалась. Не раз добрым словом вспоминал Дмитрия Даниловича, советовавшего не откладывать написание работы в долгий ящик.
   Как-то перед очередными каникулами Дмитрий Данилович предложил поехать с ним в Москву и поработать в библиотеке имени В.И. Ленина, а также в музее имени М.И. Калинина. В этот раз он выезжал для сбора дополнительных материалов о жизни и деятельности Иосифа Михайловича Варейкиса, а также по участию китайских и корейских добровольцев на фронтах гражданской войны. Тему о добровольцах в гражданской войне он разрабатывал вместе с Анатолием Ивановичем Мельчиным, сотрудником института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Позже они издали книгу "Страницы великой дружбы". Но это к слову. Обычно при поездках Дмитрий Данилович, как всегда плотно работал по сбору материалов о гражданской войне в воронежском крае. Тема по своей значимости и масштабности огромная. В общем, предложил поехать с ним и поработать в библиотеке и в архиве. Единственное о чем попросил, это определиться, где мне можно пожить. Проблем в этом у меня не было. С его слов я уже знал, что библиотека и музей расположены рядом, а не использовать материалы музея при написании дипломной было бы непростительно. Я это и сам понял, когда стал работать в музее. Где бы я еще смог отыскать столь подробные справочные материалы ответственных работников из бригады агитпоезда и самого М.И. Калинина, раскрывавших исключительно сложную обстановку в Воронеже и губернии, только что освобожденных от белогвардейцев? - Нигде? - Повезло благодаря совету моего наставника. Да и вряд ли сам решился поехать в Москву, скорее всего, ограничился местными материалами.
   Что еще врезалось в память необычного для меня, студента, от поездки в Москву вместе с Дмитрием Даниловичем? Конечно же совместная с ним периодическая работа (в одном зале) в библиотеке имени Ленина. Дмитрий Данилович учил меня, как делать предварительные заказы на нужную литературу, как работать в зале, соблюдая установленный порядок. В общем - просвещал и опекал. Мне оставалось только добросовестно трудиться. Работал я с огромной радостью, не замечая, как быстро пролетало время. Для меня все было необычно: и просторные читальные залы, где в тихой, светлой, удобной обстановке трудилось так много любителей книг, столько исследователей, ученых, людей разных по возрасту и по-своему положению, что дух захватывало. В библиотеке были буфеты, где можно недорого, но вкусно покушать. Если мы обедали вместе с Дмитрием Даниловичем, то он меня угощал, шутя добавляя, что я пока студент, а со стипендии не слишком развернешься. Видел, что делать мне добро ему было в радость.
   В воскресенье он предложил проехать с ним к его хорошему знакомому. Отнекивался, что как-то неудобно, но потом согласился. Этим хорошим знакомым оказался кандидат исторических наук Анатолий Иванович Мельчин, его соавтор по работе над будущей книгой "Страницы великой дружбы".
   Встреча состоялась. Анатолий Иванович был дома один, встретил нас радушно. Дмитрий Данилович представил меня как своего ученика, подающего неплохие надежды.
   - Какая тема заинтересовала? - тут же полюбопытствовал Анатолий Иванович.
   - Михаил Иванович Калинин, отчеканил сходу, но тут же понял, что бахвалиться негоже. - В общем-то, изучаю его приезды в нашу область, - поправился я.
   - Да, да, приезды, понимающе кивнул головой Мельчин. - Начало неплохое, - сказал одобрительно и пригласил нас к столу на чай. Решив видно меня подхвалить, Дмитрий Данилович добавил, что еще я и неплохие стихи сочиняю. Но тут воспротивился я, пояснив, что стихами вообще не увлекаюсь.
   - Как же не увлекаешься, если я сам читал в университетской многотиражке и в вашей курсовой стенгазете? Такая эпиграмма и меткие душевные пожелания!
   - А вы прочитайте что-нибудь свое? - предложил хозяин квартиры, расставляя чашки для чая. - Не стесняйтесь!
   - Но у меня нет стихов, были, просто так, поздравления, - изрядно покраснев, стоял я на своем.
   - Что ж, скромность хорошая черта в человеке. Предлагаю отложить слушания на другой раз, - разрешил он возникшую неувязку. В общем, все было сведено в шутку.
   Угостив нас чаем, Анатолий Иванович дал мне посмотреть свежие газеты и журналы, а сам стал расспрашивать Дмитрия Даниловича, как у него продвигаются дела по Варейкису и нашел ли он кого-то еще из неизвестных героев гражданской войны. Беседовали они долго, каждый рассказывал что-то свое. Отключаясь от журналов, я услышал, что Анатолий Иванович тоже готовит к изданию книгу о партийном и государственном деятеле Украины Косиоре, который как и Варейкис в годы сталинских репрессий был расстрелян. После обсуждения проблем по Варейкису и Косиору ученые переключились к изданию совместной книги об участии в гражданской войне добровольцев из Китая и Кореи. Тут им было о чем поговорить.
   Но хлопнула дверь и в коридоре раздался женский голос, домой вернулась жена Анатолия Ивановича. Вскоре мы с Дмитрием Даниловичем засобирались по домам.
   Позже я частенько вспоминал об этой встрече и все хотел понять, почему Дмитрий Данилович взял меня с собой к Анатолию Ивановичу Мельчину? Спрашивать его об этом стеснялся. Полагаю, мой наставник заглядывал далеко наперед. Мол, со временем, как историк, я его надежды оправдаю, а уж если когда-то возникнет необходимость поработать в институте марксизма-ленинизма при ЦК КПСС обратиться будет к кому. Начало для знакомства с опытным ученым-историком было положено.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   IV
  
   ... Прошло более пятидесяти лет. Срок немалый. Выполняя советы Дмитрия Даниловича в те, теперь уже далекие студенческие годы, я подготовил и успешно защитил дипломную работу по теме "М.И. Калинин на воронежской земле". Но и после этого Дмитрий Данилович не остался от меня в стороне. Он постарался пробить ее издание в Центрально-Черноземном книжном издательстве.
   С его стороны это была огромная для меня помощь. Он ходил в отдел пропаганды и агитации обкома партии, к секретарю обкома партии и сумел убедить обкомовцев, что моя работа заслуживает того, чтобы ее издать отдельной книжкой. В обкоме не возражали. С руководством издательства разговаривать было теперь проще, но тут потребовали на рукопись рецензию из Москвы. Мы с Дмитрием Даниловичем составили нужное письмо, и рукопись была отправлена на рецензирование в музей имени М.И. Калинина. Через некоторое время издательство получило из Москвы положительную рецензию за подписью ответственного работника музея. Рукопись включили в издательский план, а в 1965 году небольшая книжка была издана.
   Смог бы я сам за короткий промежуток времени все это прокрутить в "верхах"? Да ни за что. Без поддержки Дмитрия Даниловича текст дипломной так и остался бы храниться в какой-нибудь полочке, как память ее защиты на "отлично". Надо ли говорить, что все вышеизложенное придало мне больше уверенности, что можно и самому в жизни многого добиваться. Пример было с кого брать.
   Если же говорить об увлечении в студенчестве деятельностью на воронежской земле М.И. Калинина, то в последующие годы эту тему я не забыл.
   В 1975 году мне удалось посетить места, где в разные годы бывал М.И. Калинин, где он давал воронежцам свои мудрые советы в строительстве нового социалистического общества и я воочию смог увидеть, как его советы воплощались в жизнь. К 100-летнему юбилею "Всесоюзного старосты" моя книга была значительно расширена и переиздана тем же издательством.
   Не раз задумывался над тем, как много для любого человека, вступающего в самостоятельную жизнь, значит вовремя проявленное к нему внимание опытного наставника или просто умного, доброго человека. Осталась и у меня теперь уже позади учеба в университете, завершилась многолетняя трудовая жизнь. Она сложилась вполне положительно во многом благодаря Дмитрию Даниловичу Лаппо, чей пример в моей жизни стал для меня образцом подражания.
   Его нет с нами уже более двадцати лет. Человеческая жизнь настолько коротка, что во временном исчислении это лишь какое-то мгновение. Каждый из нас оставляет после себя в жизни что-то хорошее или плохое. Мой наставник оставил добрый след, о нем помнили, помнят и будут помнить его многочисленные ученики. На столе высится солидная стопка книг Дмитрия Даниловича. Это тоже бесценная о нем память. В книгах то, чему он посвятил всю свою жизнь. Постараюсь пояснить, что же он, как ученый историк и как краевед, оставил последующим поколениям в своих многочисленных трудах. Что его в жизни волновало, к чему он стремился и чего достиг? Но вначале остановлюсь на его биографических данных.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   V
  
   ... Лаппо - фамилия не русская, а Дмитрий Данилович, он же, абсолютно русский. Сам об этом говорил и писал. Так почему же у него такая фамилия? - не раз думал я, будучи еще студентом. Самого спрашивать об этом считал неудобным. Позже, разговаривая с писателем Юрием Гончаровым, тот внес по фамилии Лаппо ясность. Он говорил:
   - Мой отец, Даниил, был коммунистом с 1919 года, защищал Воронеж от белогвардейских отрядов Шкуро и Мамонтова. О его революционном прошлом писал ученый краевед Воронежского университета Дмитрий Данилович Лаппо. Он и отец - белорусы.
   Сам Дмитрий Данилович не любил говорить на семейные темы, но с годами моего с ним общения, я многое узнал о его семье. К примеру, что отец Дмитрия Даниловича тоже принимал активное участие в гражданской войне. Об этом он сам писал в книге "Бойцы ленинской закалки". В его разговоре с бывшим крупным военначальником, участником гражданской и Великой Отечественной войн гвардии генерал-лейтенантом Богданом Константиновичем Колчигиным есть такие слова:
   "- Где мы встречались первый раз? Три дня об этом думаю и не могу вспомнить. Ваше лицо знакомо мне. - Откуда вы родом?
   - Из Велижа, что на Смоленщине.
   - Похожи на отца? - вновь обратился ко мне Богдан Константинович.
   Я ответил утвердительно.
   - А знаете ли, дорогой мой, - взволновано проговорил Колчигин, - я встречался с вашим отцом в конце 1921 года. Тогда мне, начальнику войск Витебского района, пришлось побывать в Велиже и познакомиться с начальником отряда по борьбе с белобандитизмом. Это был ваш отец."
   ... В моей памяти, - вспоминал Дмитрий Данилович, возникали рассказы отца о его участии в боях против Деникина, на Западном фронте, о ранении на кронштадтском льду в марте 1921 года, о борьбе с бандитизмом в Велижском и смежных уездах.
   Это его слова о своем отце. А мне (А.С.) вспомнился разговор с ним в начале девяностых годов прошлого века, когда он пообещал мне принести пулю, как особо дорогую для него семейную память и рассказать что-то весьма интригующее. Не с ранением ли отца на кронштадтском льду это было связано? - подумалось мне. - Вполне вероятно. Встреча так и не состоялась и теперь этого не вернуть.
   Родился Дмитрий Данилович 4 октября 1918 года в небольшом городке Велиже, что в сотне с небольшим километрах от Смоленска. У города своя богатая история, а название он получил от ласкового слова "велиже" - есть на смоленщине небольшая речушка Велижка, которая впадает в реку Западная Двина. Велиж - райцентр Смоленской области. А в стародавние времена он стоял преградой на пути разных захватчиков: польских, латвийских, французских, немецких. У жителей Велижа была нелегкая, но славная судьба. Им пришлось перенести немало тягот и лишений от всяких завоевателей.
   О своем отце Дмитрий Данилович говорил уважительно, как о большом труженике, что работал он то плотником, то рабочим - сплавщиком, потом стал военным и надежно защищал свое Отечество. Мать - обычная труженица из простой семьи кустаря-колесника, вечно занятая то детьми, то работой. В семье кроме Дмитрия были дети младше - брат Филипп и сестра Анна. Такой была семья у Дмитрия Даниловича. Когда мы встречались, он интересовался и моим семейным положением, спрашивал о Тишанке, ее прошлом и настоящем. Тут было что рассказать. Он говорил о Велиже и почему его так назвали, я рассказывал об истории Тишанки, реках Сухая Тишанка и Битюг.
   - Вот выберем время, соберемся и махнем вначале в твою Тишанку, а потом ко мне в Велиж, - говорил он, мечтая. Все это осталось в разговорах.
   Мне приходилось бывать у него дома, когда Дмитрий Данилович жил в двухкомнатной квартире у остановки Ильича на левом берегу и на улице Депутатской, что напротив механического завода. Он никогда не старался в наших отношениях подчеркнуть, что он ученый, а я - студент. Общения были всегда доброжелательными, уважительными и я извлекал из этих встреч для себя много полезного. При встречах он находил что-то рассказать интересное из своей жизни, но чаще разговор шел о научно-исследовательской работе.
   Так я узнал, что после окончания средней школы, он поступил в Смоленский учительский институт, после окончания которого некоторое время поработал учителем истории и географии в Усмынской школе. Я еще говорил, что может это средняя школа в Усмани Липецкой области? - Нет, оказывается, есть средняя школа в Усмыне Великолукской тогда области. В октябре 1939 года комсомолец Дмитрий Лаппо был призван на срочную службу в ряды Советской армии. Служил в Прибалтике, а когда началась война, он стал ее участником с начала и до самого конца. В 1943 году вступил в члены КПСС. За участие в войне награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны II-ой степени, медалью "За боевые заслуги", "За победу над Германией" и многими другими медалями. Вот так, если сжато, коротко, проходила его жизнь до войны и в войну.
   - В принципе, - говорил он, - обстоятельства складывались удачно и в последующие годы жизни. По рекомендации войсковой части Дмитрий Данилович был направлен на учебу в Ленинградский высший военно-педагогический институт имени М.И. Калинина, после окончания которого его распределили во Владивосток преподавателем высшего военно-морского училища имени Макарова. Сам он об этом говорил шутя, что был пехотинцем, а теперь стал моряком.
  
   Работая в училище, начал активно изучать архивные материалы по теме: "Моряки Амурской флотилии в борьбе против интервентов и белогвардейцев на Советском Дальнем Востоке (1918-1922 годы)". Демобилизовавшись из рядов Советской армии и, получив пенсию за выслугу лет, Дмитрий Данилович перевелся в Томский государственный университет имени В.В. Куйбышева на должность преподавателя кафедры марксизма-ленинизма, где в декабре 1955 года защитил кандидатскую диссертацию по названной выше теме. Научным руководителем у него был профессор В.С. Флёров.
   В Томском университете Дмитрий Данилович проработал старшим преподавателем кафедры марксизма-ленинизма несколько лет, а затем перевелся в Воронежский государственный университет.
   Мне запомнился разговор Дмитрия Даниловича с одним фронтовиком-летчиком. Тот делился своими воспоминаниями, что начал войну в Финляндии, потом была Курская дуга, потом Украина и Австрия. - А какие ваши фронтовые пути-дороги? - спросил он Дмитрия Даниловича. - Была и у меня Курская дуга, - отвечал он, - а дальше Молдавия, Румыния, Венгрия... День Победы встретил в Австрии.
   Фронтовые дороги у разговорившихся участников прошедшей войны во многом совпадали. Потом они выясняли, кто в каких частях служил, кто был у них командиром, и как сложилась жизнь каждого после Победы. Дороги у Дмитрия Даниловича и после войны были длинными. Прежде чем попасть в Воронежский университет, он учился в Ленинграде, потом работал в городах Владивостоке и Томске.
   Став ученым, Дмитрий Данилович никогда не сожалел, что выбрал именно такой в своей жизни путь. Я видел, как он напряженно работал и как из-под его пера и пишущей машинки появлялись многочисленные статьи, очерки, рецензии и... книги. Мне казалось все так легко, и я как-то сказал ему об этом с восхищением.
   - Нет, не все так легко достается. Этот труд, не мне вам пояснять, далеко нелегкий. Но я им доволен. Он долго молчал и думал о чем-то своем. Потом глаза заискрились, и лицо озарила улыбка. - Знаете, - сказал он, - свой первый очерк я написал весной 1942 года и послал никогда не догадаетесь в какую газету. Я слушал и даже не пытался отгадать. - В общем, сразу в "Комсомольскую правду". Вот так.
   - Наверно ваш очерк был о чем-то сногсшибательном? - спросил я. Он кивнул головой и стал вспоминать.
   - В июне 1941 года я исполнял обязанности политрука роты саперного батальона. Однажды в наше подразделение девушка учительница доставила переодетого в красноармейскую форму диверсанта. То, что она учительница, мне потом рассказали, да разве в этом дело? Волевая, мужественная, на такой поступок не каждый мужчина решится. Доставив диверсанта, девушка ушла обратно, а я долго сожалел, что так ничего о ней и не узнал. Но мне повезло! Через какое-то время я ее вновь встретил и выяснил, что она находилась на оккупированной территории. И не просто была в логове врага, а создала там небольшой партизанский отряд из школьников-старшеклассников. Немало хлопот доставил этот отряд подростков немецким оккупантам. Звали ее - Зинаида. После освобождения ее родных мест от немцев, Зинаида Филипповна стала директором школы.
   Обо всем этом я, что называется, сходу сочинил очерк и отправил в "Комсомолку". Но война продолжалась, обстановка быстро менялась и было много других забот. Об очерке я со временем позабыл. Да и не надеялся, что его напечатают. Проверить было нельзя, газеты к нам тогда поступали нерегулярно. А вот когда стал готовить к изданию книжку о генерал-лейтенанте Колчигине, то вспомнил и решил посмотреть в архиве подшивку "Комсомольской правды" за 1942-й год. Нашел! Очерк "Учительница-воин" был напечатан. Как же радовался! Еще бы! Это мне придало уверенности, крепко воодушевило во всей своей журналистской и научной работе.
   - Повезло, - добавил я, радуясь за своего учителя и понимая его состояние.
   - А мне всегда на хороших людей везло и везет. - Везучий!
   - Во Владивостоке работали по гражданской войне, в Воронеже тоже эта тема, - размышлял я.
   - Тема созвучна, но суть одна. Мне утвердиться в этом помогли такие корифеи, как академик И.И. Минц, профессора В.С. Флёров, И.М. Разгон и много других известных в нашей науке историков. Эту тему трудно сравнить с какой-то другой. Гражданская война, одним словом, борьба за жизнь. У меня к этой проблеме всегда был и остается устойчивый интерес. А о Минце как-нибудь по емче расскажу. Это фигура!
   Дмитрий Данилович назвал некоторые фамилии известных историков, которые помогли ему утвердиться в изучении темы по гражданской войне. Но это было значительно позже, а пока он сам, по зову сердца, приступал к научным исследованиям.
   В этом ему помогла и родословная. Дмитрий Данилович гордился своим родом. Отец для него являлся примером честности и порядочности, сын уважал отца за то, что тот был активным защитником советской власти в период гражданской войны. В какой-то степени это повлияло на выбор своей будущей темы для диссертации. С его слов он мог выбрать для себя и какую-то другую тему для диссертации, скажем, по Великой Отечественной войне. Однако душевные позывы однозначно подсказывали, в каком направлении следует строить свою дальнейшую научно-педагогическую жизнь.
   Окончив Ленинградское высшее военно-педагогическое училище имени М.И. Калинина, он стал преподавать в военно-морском училище имени Макарова в городе Владивостоке. Это его устраивало. Не теряя времени, Дмитрий Данилович сразу определил тему своей будущей кандидатской диссертации и начал активно работать в местных архивах по сбору нужных материалов. Как было в то время не вспомнить рассказы отца о сложности хода гражданской войны, о том, какие он перенес тяготы и лишения в установлении на Смоленщине советской власти.
   Общие положения хода и завершения гражданской войны на Дальнем Востоке Дмитрий Данилович знал. Как было не вспомнить слова из известной песни: "И на Тихом океане свой закончили поход". А вот конкретно, - задавал он себе вопрос, - как начинался и продолжался этот "поход"? Какие сложности возникали в борьбе за советскую власть на Дальнем Востоке? Какой вклад в эту борьбу внесли моряки Амурской флотилии в 1918-1920 годы? Ему, фронтовику, борьбу с белогвардейцами и интервентами раскрыть было значительно проще, чем диссертанту, не прошедшему войны.
   Дальше все решалось по задуманному плану. Диссертация была подготовлена и успешно защищена в Томском университете. Поработав несколько лет в университете города Томска, Дмитрий Данилович переехал жить и работать в Воронеж. Здесь, в Воронежском университете, Дмитрий Данилович всесторонне проявил себя как ученый историк и как краевед в изучении такой темы, как гражданская война в Черноземье. Следует отметить, что он, как ученый, был противником браться изучать и писать обо всем понемножку, хвататься за все, от "А" до "Я". Он был сторонником изучения какой-то одной, но наиболее важной для себя темы. Это не значило, что по другим проблемным вопросам истории нашего общества можно быть несведущим. Что-то изучать и знать дополнительно, безусловно нужно, но, все-таки, особое внимание следовало уделять той теме, которая воспринималась душой, как заглавная, более значимая и важная. Такой темой была для него как раз "История гражданской войны в Черноземье в период с 1918 по 1920 годы".
   Но прежде чем приступить к изучению определившейся темы, следовало вникнуть и разобраться в этапах гражданской войны, в том, какие силы здесь противостояли друг против друга, показать роль В.И. Ленина и партии большевиков, как основных организаторов в борьбе рабочего класса и трудового крестьянства с белогвардейцами. Историю, как известно, делают люди. Важно более широко показать известных, малоизвестных и особенно неизвестных красных командиров, комиссаров, рядовых красноармейцев, кто сражался за советскую власть и, не щадя своей жизни, отстояли ее. Одновременно с этим следовало изучить, разобраться и с тем, как гражданская война отражена в произведениях местных и не местных ученых, историков, краеведов. Все ли проблемы изучены, в чем выявлены слабые места, каким вопросам в связи с этим необходимо уделить больше внимания? Не откладывая, как говорят, в долгий ящик, Дмитрий Данилович с присущей ему настойчивостью приступил к работе. Пока что она значилась перед ним как огромный таинственный пласт жизнедеятельности людей воронежского края в период гражданской войны, борьбы за власть между бедными и богатыми в 1918-1920 годы. Задача перед исследователем Д.Д. Лаппо стояла непростая, так как Воронежская губерния явилась тем плацдармом, той территорией, где происходили жестокие схватки сил красных и белых. Обратимся к общеизвестным событиям, фактам, примерам.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   VI
  
   С конца 1917-го - начала 1918 года противодействие Советам со стороны внутренней и внешней контрреволюции стало повсеместно нарастать. Первый крупный контрреволюционный очаг сопротивления возник на Нижнем Дону - там начали формироваться казачьи полки под руководством атамана Войска Донского А.М. Каледина. Каледин был ярым противником большевиков и еще до октябрьских событий выступил с программой подавления революционного движения в стране. Его поддерживали крупные магнаты России, а иностранные государства - США, Англия, Франция и другие были готовы оказать финансовую помощь. Вместе с казачьими полками в южные районы Воронежской губернии вторглись войска немецких оккупантов и гайдамакские отряды Центральной рады Украины. Гетман Скоропадский требовал присоединения к буржуазной Украине оккупированных немцами южных уездов Воронежской губернии. В губернии было объявлено военное положение. Во всех ее уездах, как и по всей стране, стали формироваться отряды Красной гвардии. В них записывались бедняки и все, кто хотел отстоять свое право жить по-новому и не допустить восстановления дореволюционных порядков. Именно в это время были сформированы из добровольцев Бобровский, Богучарский, Острогожский и другие полки Красной гвардии, которые положили начало созданию регулярной армии. Полки Каледина были разбиты. Но его неудавшийся поход на Москву явился лишь началом разгоравшейся в Воронежской губернии и по всей России гражданской войны, принесшей огромные человеческие жертвы.
   ...Мирная передышка продлилась всего несколько месяцев. Сгруппировавшиеся на Нижнем Дону силы контрреволюции в этот раз возглавил генерал П.Н. Краснов. Он, как и его предшественник Каледин, поставил перед собой задачу уничтожения Советской власти в России. Краснов имел широкую финансовую поддержку, как среди российских богатеев, так и правительств многих европейских государств. В мае 1918 года Краснова избрали атаманом белоказачьей армии Войска Донского. В короткий промежуток времени ему удалось сгруппировать и вооружить почти стотысячную армию, состоящую не только из зажиточных казаков, но и казаков-середняков и даже бедняков. В его армию влились царские офицеры, бежавшие от Советов для борьбы с ними. В июне 1918 года белоказачья армия начала наступление в направлении Калача - Таловой - Новохоперска - Боброва - Лисок. Перед белогвардейскими войсками стояла задача - захватить Царицын и Воронеж, а затем, объединив все белогвардейские силы в единый кулак, двинуться на Москву. Поход красновцев на первой его стадии развивался весьма успешно. К осени 1918 года белоказакам удалось выйти на рубеж Лиски - Бобров - Таловая - Абрамовка - Новохоперск - Поворино. Противнику было весьма важно захватить эти и другие железнодорожные станции для ускорения своего продвижения вперед. Красноармейские части упорно сопротивлялись, но силы были неравны, и приходилось с боями отступать. Во второй половине ноября положение на Южном фронте еще более ухудшилось. Имея численное преимущество в живой силе, белоказаки настойчиво рвались к Воронежу.
   Советы всех уровней проводили срочную мобилизацию бедняков для пополнения и укрепления Красной Армии. В середине 1918 года был сформирован первый Воронежский интернациональный полк, состоявший из русских, латышей, китайцев, немцев, сербов, хорватов и представителей других национальностей.
   Во втором интернациональном полку было немало поляков, чехов и словаков. Был даже создан батальон, укомплектованный только венграми. Всех их объединяла единая цель - не дать силам контрреволюции уничтожить в России Советскую власть.
   К августу 1918 года в Воронежской губернии из добровольцев была сформирована 12-я дивизия, участвовавшая впоследствии во многих боях с красновцами и деникинцами. Одновременно с широко проводимой мобилизацией добровольцев в Красную Армию срочно подтягивались дополнительные воинские подразделения с других регионов России. В сентябре решением правительства был создан Южный фронт, в состав которого вошел и Воронежский участок. К этому времени была в основном сформирована 8-я Красная Армия.
   В связи с дополнительной мобилизацией добровольцев в ряды Красной Армии и срочной переброской на Южный фронт красноармейских частей, дальнейшее продвижение белоказаков к Воронежу было остановлено. В первых числах декабря 1918 года на железнодорожные станции Верхняя Хава, Тулиново, Анна начали прибывать полки Инзенской дивизии. Они рассредоточивались для дальнейшего наступления, которое началось в начале января совместно с частями 8-й армии. Красновцы отступали. Красноармейцам приходилось за сутки проходить пешком по 30-40 верст. К концу января части Красной Армии полностью очистили Воронежскую губернию от белоказачьей армии Краснова. Успешное наступление на Воронежском участке переросло в общее наступление по всему Южному фронту. В результате тяжелых шестимесячных боев армия Краснова была разгромлена.
   ...Но мирная передышка в 1919 году была недолгой. Захватив Донбасс, Крым, значительную часть Украины, в пределы Воронежского края вторглась армия генерала Деникина. На просторах губернии вновь загремели бои. Добровольческая, Кубанская и Донская армии начали поход на Москву. Донская армия должна была захватить Воронеж, Елец, Козлов, Рязань, Каширу. На захваченных белыми территориях вновь восстанавливались в правах помещики и фабриканты, а у крестьян отнималась земля. Разгонялись Советы и комбеды, большевиков и сочувствующих им белогвардейцы расстреливали или вешали.
   И снова Советами была объявлена мобилизация рабочих и крестьян в ряды Красной Армии. Было решено сформировать новую дивизию из Богучарского, Бобровского и других отрядов и полков, действовавших разрозненно на территории губернии. Так появилась 40-я стрелковая дивизия, получившая название Богучарской. Принимались и другие меры по укреплению частей Красной Армии. В начале августа обстановка на Южном фронте складывалась не в пользу войск Деникина. И чтобы предотвратить контрнаступление красных, Деникин приказал корпусу Мамонтова совершить рейд по тылам Южного фронта. Утром 10 августа белогвардейская конница появилась в районе станции Таловой. Бои с полками генерала Мамонтова вели в основном красноармейцы недавно сформированной 40-й стрелковой дивизии и некоторые другие отряды. В результате упорных сражений путь Мамонтову на Воронеж был прегражден и ему пришлось повернуть свои войска на Тамбов. Однако в начале октября 1919 года корпусу Мамонтова все же удалось прорвать линию обороны 8-й армии и захватить станцию Таловая и другие населенные пункты.
   В срочном порядке на Южный фронт стали перебрасываться рабочие отряды из Москвы и Петрограда. С октября по декабрь 1919 года в Красную Армию лишь из Воронежской губернии ушло около тридцати тысяч добровольцев. Из Бобровского уезда в 8-ую армию влились семь с половиной тысяч человек. Деникин такой поддержки среди населения не имел.
   Несмотря на то, что 1-го октября 1919 года конный корпус генерала Шкуро занял Воронеж, удержать его он был не в силах и попросил помощи у Мамонтова. Тот со своими основными силами находился в районе Таловой - Боброва - Бутурлиновки. Узнав, что к Таловой приближается конный корпус Буденного, который спешит к Воронежу, чтобы освободить город от белогвардейцев, части корпуса Мамонтова оставили занимаемые позиции.
   24 октября силами кавалерийского корпуса Буденного и частей 8-ой армии Воронеж был от белогвардейцев освобожден. С этого времени военные действия на территории губернии стали складываться в пользу Советской республики. Под напором частей Красной Армии белогвардейцы отступали.
   24 ноября части 8-й армии освободили Бобров. В течение ноября-декабря от деникинцев были освобождены Таловая, Новохоперск, Лиски, Острогожск, Россошь. К концу 1919 года вся Воронежская губерния была очищена от белогвардейцев. Население губернии стало постепенно переходить к мирному труду.
   VII
  
   Приблизительно в таком сокращенном сжатом положении мне, автору воспоминаний о Дмитрии Даниловиче Лаппо, историку по образованию, виделась гражданская война в воронежском крае. Война, в которую были втянуты тысячи и тысячи человеческих жизней. Война, когда с Нижнего Дона волна за волной рвались к областям Центрального Черноземья и выше, отборные белогвардейские отряды генералов Каледина, Краснова, Деникина, Мамонтова, Шкуро, поддержанные российскими и зарубежными магнатами, чтобы вернуть в России старые дореволюционные порядки.
   Общую картину гражданской войны в Воронежской губернии Дмитрий Данилович, как ученый историк, безусловно знал. Быстро разобрался и в имевших место при изучении недоработках и упущениях, а также твердо определился в том, что же он лично должен внести в проводимые им исследования. Работа предстояла немалая. Следовало не в один год перелопатить в местных и столичных архивах тысячи архивных дел, папок, газетных подшивок, изучая и суммируя их, противопоставляя и обобщая множество случаев, фактов и примеров. Его работа - это и установление новых событий войны, ушедших в историю, выявление неизвестных народу героев, а также срочно, не откладывая ни на сколько, начать переписку с теми, кто еще остался жив и с родственниками тех, кого уже нет в живых. Дмитрий Данилович не раз в беседах признавался мне, что работа, хотя понемногу и движется, но столько встречается не ясного, недорешенного, требующего дополнительных доказательств, усилий, причем срочных, так как участники тех героических событий уходят из жизни. Ссылаясь, к примеру, на установление истины и в таком важном вопросе, как в конкретизации формирований частей Красной Армии на территории губернии. Как шло обучение красногвардейцев? Кто возглавлял армейские части? Как конкретно осуществлялось руководство частями Красной Армии через Реввоенсовет, чрезвычайных комиссаров, губкомов партии большевиков, лично В.И. Лениным? В военное время порой наблюдалась полная чехарда в назначении командного состава воинских частей и подразделений, что вносило свою путаницу в реальность тех или иных событий. Встречались и другие проблемы.
   Дмитрий Данилович вел исследования не только по гражданской войне. Он изучал революционную и общественно-политическую деятельность известного партийного и государственного деятеля Иосифа Михайловича Варейкиса. Впервые об этом я узнал, когда Дмитрий Данилович взял меня с собой в гости к своему хорошему знакомому в Москве Анатолию Ивановичу Мельчину. В то время кандидат исторических наук сотрудник института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС А.И. Мельчин работал над подготовкой к изданию книги об известном партийном и государственном деятеле Украины С.В. Косиоре. Дмитрий Данилович при этой встрече рассказал, что ему удалось сделать по сбору архивных материалов о Варейкисе. Им тогда было о чем поговорить, так как Косиор и Варейкис были репрессированы и расстреляны. Тогда-то я впервые узнал не только о судьбе двух таких личностей, но и то, что мой учитель работает по Варейкису. Я знал о Варейкисе совсем мало. Только то, что он был секретарем Центрально-Черноземного и Воронежского обкомов ВКП (б), то есть когда в 1928 году было образовано ЦЧО, в которую вошли Воронежская, Курская, Орловская и Тамбовская губернии. ЦЧО - огромная по населению и по площади территория. Со студенческой скамьи запомнил, что население в ЦЧО составляло более 11 миллионов человек, в основном это были крестьяне. На такую область кого зря высшая советская власть не могла поставить. Дмитрий Данилович о своей работе по Варейкису почти ничего не рассказывал. Хотя нельзя было не догадаться, что данную тему он настойчиво продолжает, об этом свидетельствовали его статьи в местных газетах и в журнале "Подъем". Ему нужна была книга о Варейкисе и он ее готовил.
   Работая в местных и столичных библиотеках и архивах, Дмитрий Данилович не упускал любой возможности пополнить свои знания о вышедших книгах, статьях, научных исследованиях по проблемам историографии гражданской войны в областях Центрального Черноземья и не только. Он поставил перед собой задачу со временем подготовить и издать отдельную научно-исследовательскую работу.
   Дмитрий Данилович, как ученый историк и краевед, а также преподаватель исторического факультета ВГУ вел не только лекционные занятия со студентами, но и дополнительную научную работу по проблемам восстановления народного хозяйства Воронежской губернии в 1921-1928 годах. Его конкретными темами для подготавливаемых к изданию очерков истории Воронежской области (том 2-ой) были: переход к новой экономической политике, восстановление промышленности и сельского хозяйства, Ленинский призыв в партию. Эта работа для него являлась не менее важной. Монография по истории Воронежской области с солидными научными материалами Дмитрия Даниловича была выпущена издательством Воронежского университета в 1967 году.
   Таков круг научных вопросов решал Дмитрий Данилович, начав работать на историческом факультете ВГУ. Всегда спокойный, внешне представительный, с доброжелательной на лице улыбкой и умным из-под очков взглядом, он много и упорно трудился, решая очерченные перед собой научные проблемы. Но об этом речь пойдет дальше. А сейчас позволю себе небольшое отступление от темы, и вспомнить о непростой ситуации, которую в свое время помог мне разрешить Дмитрий Данилович. Этот случай весьма положительно повлиял на всю мою дальнейшую жизнь. Было так.
   В 1964 году я закончил университет и как все выпускники должен был устраиваться на работу. Место работы уже было определено. Но Дмитрий Данилович предложил мне от одного из институтов города Воронежа поехать в МГУ на учебу в целевую аспирантуру. Дело было стоящее. Закончив в МГУ учебу, получаешь ученую степень и возвращаешься на работу в тот институт, откуда получал направление в МГУ.
   Все было бы хорошо, но при сдаче вступительных экзаменов, я не набрал нужных баллов. Подвел немецкий язык, который мы, дети войны, оставшиеся без отцов, просто ненавидели и изучали его плохо. Вот и наступила расплата за свою легковесность в этом вопросе. Когда вернулся в Воронеж, мое место по распределению было уже занято. Что делать? Как быть? Ходил в Облоно, но там сказали, что, к сожалению, каких-либо вакансий по преподаванию истории в данный момент в области нет. В общем, остался я без работы. Дмитрий Данилович об этом узнал и посоветовал, не вешать носа. Он пошел к секретарю обкома партии Вячеславу Павловичу Усачеву, рассказал обо мне и о сложившейся ситуации по работе, в общем, охарактеризовал положительно. Секретарь обкома, мне, молодому коммунисту, помог трудоустроиться. Никогда не забуду отцовскую роль во всем этом судьбоносном для меня деле Дмитрия Даниловича. Я стал работать, и моя жизнь вошла в нормальную колею. Такая человеческая поддержка не забывается.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   VIII
  
   Планировал ли Дмитрий Данилович свою научно-исследовательскую работу? Безусловно. Как без этого. И уж чему у него можно было поучиться, так это умению работать, не откладывая ее на завтра или, не задвигая в долгий ящик. Это я узнавал из разговоров с ним. Он меня учил этому. Посмотрим, как практически выполнялись его задумки хотя бы в первые годы жизнедеятельности в Воронеже. Было заметно, как на страницах местных газет и в журналах появилась запоминающаяся фамилия нового, вернее пока неизвестного ранее ученого - Лаппо. Он передавал в воронежские газеты статьи на разные темы, а также рецензии на выходившие книги по истории гражданской войны в нашей стране и в Воронежской области, о роли В.И. Ленина в укреплении Советской власти, о секретаре Центрально-Черноземной области Иосифе Варейкисе и других известных и малоизвестных деятелях страны Советов.
   Шестидесятые годы прошлого столетия характеризовались, как период мирного созидательного труда, когда воронежцы, как и все советские люди, победив в прошедшей войне фашизм, успешно развивали экономику и сельское хозяйство, готовились достойно встретить 40-летний юбилей Великого Октября. Это были годы больших трудовых побед советских людей, а Дмитрий Данилович своими очерками и статьями был как бы хорошим вестником достижений на трудовом фронте.
   В журнале "Подъем" (N 4, 1964 год) помещена статья Лаппо "О днях минувших и нынешних", которая посвящалась боевым и трудовым традициям советского народа. В журнале "Вопросы истории" (N 7, 1961 год) совместно с ученым ВГУ А.В. Лосевым была опубликована статья "Научная конференция о знаменосцах коммунистического труда". В статье приводится опыт многих передовиков производства, как на предприятиях промышленности, так и в сельском хозяйстве, рассказывается, как передовики добиваются высоких результатов в своем труде.
   В газете "Молодой коммунар" (апрель 1966 года) опубликована статья Дмитрия Даниловича "Напишем историю Воронежского комсомола". В ней были приведены убедительные факты и примеры из героической боевой и трудовой жизни комсомольцев Воронежской области.
   Дмитрий Данилович усиленно изучал и нарабатывал в архивах и библиотеках нужные ему материалы по гражданской войне, глубже вникал, как она происходила и чем отличались в разные периоды. Об этом свидетельствуют его глубокие по содержанию рецензии на книги и сборники документов, что издавались по данной теме.
   В 1960 году в журнале "Подъем" была помещена его обширная рецензия на книгу "История гражданской войны в СССР" (том IV. Москва. Политиздат, 1959).
   В мае этого же года в соавторстве с Н.А. Журавлевым в "Коммуне" опубликована рецензия на книгу "Владимир Ильич Ленин. Биография".
   В 1961 году в журнале "Подъем" и в газете "Коммуна" Дмитрий Данилович поместил аналитическую рецензию на вышедший сборник документов "Дни грозовые. Воронежская организация КПСС в годы гражданской войны" (Воронеж, 1960).
   К 60-летию со дня рождения Д.Д. Лаппо типографией издательства ВГУ был выпущен именной указатель, который включал перечень всех его научных работ: книг, брошюр, очерков, статей, рецензий, опубликованных с 1942 по 1978 годы. Положительную оценку научному труду Д.Д. Лаппо дал доктор исторических наук, профессор В.С. Флёров. Он отметил высокий уровень исследования и умения Дмитрия Даниловича неутомимо искать документы и материалы об участниках боев в гражданской войне, делать при этом глубокие и верные выводы.
   Немало статей и очерков им посвящалось героике защитников власти Советов в период гражданской войны на территории Воронежской губернии. Эти подвиги совершали не только представители беднейшего населения, которых власть имущих попросту за людей не считала, для них это была ничего не стоящая голытьба. Историк Лаппо находил множество убедительных и ярких примеров, когда за Советскую власть активно сражались представители далеко не из числа беднейшего класса. Почему же генералы и другие офицерские кадры старой армии перешли на сторону простого народа? Что их-то заставило воевать с белогвардейцами и погибать за народное дело? Об этом убедительно говорится в приводимых ниже статьях ученого Лаппо.
   В "Блокноте агитатора" (Воронеж, 1964) в помощь пропагандистам и агитаторам помещена статья Д. Лаппо о героях гражданской войны под названием "Эстафета поколений". В этом же журнале за 1965 год для использования в пропагандистской работе опубликована его статья о героях гражданской войны, сражавшихся против белогвардейцев на Воронежской земле.
   В газете "Страж Балтики" (октябрь 1963 года) опубликована статья Дмитрия Даниловича "Комиссар Петропавловска". В ней рассказывается об участии военного моряка Н.М. Разина в защите завоеваний Великой Октябрьской революции.
   В газете "Коммуна" (ноябрь 1964 года) опубликован очерк "Зовущее слово" об участниках гражданской войны.
   В журнале "Старшина-сержант" (N 10, 1962 года) помещена статья Дмитрия Даниловича "Их имена не умрут", которая посвящена неизвестным Героям гражданской войны, сражавшихся в Воронежской губернии.
   В 1966 году в "Коммуне" опубликована рецензия Д. Лаппо на книгу "Страницы великой дружбы", об участии интернационалистов в боях за власть Советов (Москва, "Мысль", 1965).
   В этом же году в "Коммуне" опубликована статья Дмитрия Даниловича "Они сражались за Советскую власть на воронежской земле". В "Молодом коммунаре" (сентябрь, 1965 год) помещена его статья "Коммунисты, вперед", в которой рассказывалось о мобилизации коммунистов Воронежской губернии на Южный фронт.
   Кстати, Д. Лаппо обращал особое внимание на поиски материалов по формированию в Воронежской губернии частей и подразделений для борьбы с белогвардейцами. Об этом он рассказал в статье газеты "Коммуна" (сентябрь, 1966 год) "Реликвия подвига". Речь шла о формировании и боевой деятельности 107-го Волчанского полка, сражавшегося против белогвардейцев на воронежской земле.
   Для студентов историков ВГУ Д. Лаппо было подготовлено учебно-методическое пособие "Основные проблемы истории гражданской войны в СССР" (1966, издательство Воронежского университета). Аналогичное пособие он готовил для студентов исторического факультета ВГУ и раньше.
   Хотелось бы сделать небольшое отступление и коснуться в показе Д. Лаппо роли Владимира Ильича Ленина в судьбе России. Если не ссылаться на чьи-то авторитеты, то роль Ленина в судьбе России в истории новейшего времени он считал огромной. Она ни с чем не может быть сравнима. Ленин был не просто гением, умевшим добиваться поставленных перед собой судьбоносных задач, он умел, как никто другой убеждать противников, плодотворно работать с деятелями разных партий: меньшевиками, эсерами и другими. Он был в высочайшей степени интеллигентен, скромен и прост. Всегда был доступен для тружеников города и села, для интеллигенции. Народами всего мира он был признанным вождем в строительстве новой социально-справедливой жизни. Его уважали и боялись враги. Невозможно даже представить, как развивались бы события в России в начале 20-го века, если не было В.И. Ленина. Его роль неоценима во всем, в том числе и в руководстве, развернувшимися событиями труднейшей гражданской войны в России. Против Советов поднялась вся внутренняя контрреволюция, ведущие капиталистические державы военными силами своих государств и огромной материальной помощью, поддержкой (не бесплатно) пытались задушить, уничтожить в самом зародыше Советскую власть. Но у руля партии и Советского государства стоял великий Ленин. Он был во главе борющегося народа, он создавал непобедимую народную армию и не дал врагам внутренним и внешним уничтожить власть Советов в России.
   Приступая к научно-исследовательской работе по истории гражданской войны в России, Дмитрий Данилович прекрасно понимал, насколько велика роль В.И. Ленина в развернувшейся гражданской войне. Он эту роль выделял особо и, как ребенок, радовался, когда во всей массе архивных материалов отыскивал документы Ленина, его письма, просьбы, указания, требования, связанные с военными действиями главы советского государства на Южном фронте. Такие документы находились. Дмитрий Данилович оперативно информировал об этих бесценных находках массового читателя.
   В 1965 году в "Блокнотах агитатора" (NN 3 и 6) были опубликованы его статьи "Во главе обороны страны" и "Рассказы о В.И. Ленине", которые посвящались военной деятельности В.И. Ленина в годы гражданской войны и переписке В.И. Ленина с воронежцами. Дмитрий Данилович опубликовал в "Коммуне" (ноябрь, 1962 год) рецензию на книгу воспоминаний ветерана партии С. Аралова "Ленин вел нас к победе". В апреле 1966 года в газете "Молодой коммунар" была опубликована его статья "Доставлены в Воронеж" об истории телеграммы В.И. Ленина в Острогожск.
   Автор (С.А.) не намерен сейчас раскрывать суть ленинской телеграммы и другой переписки Ленина с воронежцами в годы гражданской войны, так как этой темы будет касаться, оценивая вышедшую в Центрально-Черноземном книжном издательстве в 1983 году книгу Дмитрия Даниловича "В.И. Ленин и судьбы героев".
   Из-под пера Д. Лаппо вышли статьи и о таких советских полководцах периода гражданской войны, как М. В. Фрунзе и М.Н. Тухачевский. В 1964 году в "Коммуне" были опубликованы статьи Д.Д. Лаппо "Правда о маршале Тухачевском" и "М.Н. Тухачевский в Воронеже". Первая статья - это рецензия ученого историка Д. Лаппо на книгу А.И. Тодоровского "Маршал Тухачевский" (Москва, Политиздат, 1963).
   В декабре 1965 года в "Коммуне" была опубликована статья Д. Лаппо "1925-й год, М.В. Фрунзе в Воронеже". В статье дается анализ вопросов, которыми занимался, находясь в Воронеже, известный советский военначальник М.В. Фрунзе.
   Мной (А.С.) взяты для анализа научно-исследовательской деятельности историка и краеведа Д. Лаппо всего лишь несколько первых лет его работы в Воронеже. Диапазон научных исследований ученого настолько широк, что приходится удивляться, как он со всем огромным архивным фондовым многообразием и выбранных для изучения тем мог справиться. В короткой аннотации его творческой деятельности далеко не все отмечено. Он, к примеру, много и весьма плодотворно работал совместно с кандидатом исторических наук, заслуженным работником культуры РСФСР, сотрудником института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС А.И. Мельчиным, с которым разработали такую важную тему, как участие интернационалистов в боях за власть Советов. В скором времени будет издана емкая по содержанию, интернациональная по духу времени книга "Страницы великой дружбы".
  
  
   IX
  
   1964 год для Д. Лаппо был знаменателен тем, что в этом году исполнилось бы 70 лет со дня рождения Иосифа Михайловича Варейкиса. Иосиф Варейкис - крупный партийный и государственный деятель советского государства, более шести лет он возглавлял Центрально-Черноземную область, а после расформирования ЦЧО был первым секретарем Воронежского обкома ВКП (б). Дата знаменательная и Д. Лаппо к ней готовился с присущей ему ответственностью.
   В чем заключалась его работа особенно по подготовке к юбилею И. Варейкиса, Дмитрий Данилович особенно не распространялся. Отвечал с улыбкой - почитаешь! И не больше. Но видно было, что волновался. Между тем в местной и центральной прессе появлялись его статьи о И. Варейкисе, которые, как и все его материалы у читателей находили положительный отклик.
   Еще в 1962 году издательство воронежского университета выпустило тезисы докладов научной сессии ВГУ со статьей Д. Лаппо "Произведения И.М. Варейкиса - один из источников изучения советского общества".
   В 1963 году в журнале "Вопросы истории КПСС" (N 11) была опубликована статья Дмитрия Даниловича "Стойкий Ленинец".
   Д. Лаппо часто помещал свои научные статьи и рецензии в журнале "Подъем". Подробная статья о жизни и деятельности И.М. Варейкиса под названием "Верный солдат партии" вышла в первом номере журнала за 1964 год.
   В юбилейном для Варейкиса году Д. Лаппо дважды публиковал свои статьи в "Коммуне": "Ленинец о Ленине" и "Человек революционной энергии", а также в "Тамбовской правде" была его статья "Среди народа" и в "Волгоградской правде" - "Верный ленинец".
   К 70-летию со дня рождения Иосифа Варейкиса в газете "Правда" (18 сентября 1964 года) была опубликована статья Д. Лаппо "Верный сын партии". После опубликования статьи в центральной партийной газете в адрес Дмитрия Даниловича стало поступать много писем. Эти письма писали те, кто с И. Варейкисом работал и хорошо знал его, а также, кто много слышал о нем как о человеке и партийном лидере. Писали со всех концов страны: из Москвы и Ленинграда, Омска и Саратова, Минска и Вентспилса Латвийской ССР, Челябинска и Николаева, Полтавы и Свердловска. Д. Лаппо радовался, ему поток писем был приятен.
   Дмитрий Данилович продолжал работу по И. Варейкису. Обширная статья о нем, его вкладе в развитии экономики и сельского хозяйства ЦЧО "Всегда с людьми" Д. Лаппо опубликовал в январе 1966 года в газете "Коммуна". И, наконец, свершилось то, над чем ученый историк Д. Лаппо много работал и чего добивался своим упорным научно-исследовательским трудом все годы работы в Воронеже. В 1966 году московский Политиздат выпустил его книгу "Иосиф Варейкис". Это была победа Дмитрия Даниловича. Книга небольшая, всего на 70 страниц, тиражом в 75 тысяч экземпляров. Все равно - успех и немалый.
   Книга быстро нашла своих читателей. Как и по статье Д. Лаппо в газете "Правда" в юбилейном 1964-м году, в его адрес шли многочисленные письма от читателей. Безусловно, это не могло не радовать автора, его труд получил достойную оценку. Ну а то, что объем книги невелик, так это было не только по И.М. Варейкису. Время было пока такое, и не позволяло на большее. Первые книги о многих бывших репрессированных партийных, советских работниках, бывших военначальниках и других пострадавших в период культа личности, выпускались, словно по заданному стандарту - в пределах до ста страниц и не больше. В таких же объемах были изданы книги о Косиоре С.В.1, Бубнове А.С.2, Гамарнике Я.Б.3 и других.
   __________________
   1Косиор Станислав Викентьевич (1889-1939). Родился в семье польского рабочего Седлецкой губернии. Член Коммунистической партии с 19О7 года. Революционер-профессионал. Участник вооруженного восстания в Петрограде. Делегат П-го Всероссийского съезда Советов. В 1918 году один из руководителей нелегальной партийной работы на Украине. С мая 1919 года секретарь ЦК КП (б) Украины. В 1925-1928 года секретарь ЦК ВКП (б). С июля 1928 по январь 1938 года генеральный секретарь ЦК КП (б) Украины. С 1930 года член Политбюро ЦК ВКП (б).
   2Бубнов Андрей Сергеевич (1884-1938). Советский государственный и военный деятель. На военной службе с 1918 по 1929 год. Учился в московском сельскохозяйственном институте. Член военно-революционного центра по руководству вооруженным восстанием в Петрограде. С 1917 года комиссар железных дорог на юге республики, затем нарком хозяйственных дел Украины. С 1919 года член реввоенсовета Украинского фронта, 14-ой армии. В 1921-1922 годы член Реввоенсовета Северо-кавказского военного округа и 1-ой Конной армии. В 1924-1929 годы начальник Политуправления РККА, главный редактор газеты "Красная Звезда", член Реввоенсовета СССР. Репрессирован в 1938 году. Реабилитирован в 1956 году.
   3 Гамарник Ян Борисович (1894-1937). Советский военный деятель, армейский комиссар 1-го ранга. На военной службе с 1918 года. Учился в Петербургском медицинском институте и Киевском университете. Участник гражданской войны: Член Реввоенсовета южной группы войск 12-ой армии и военной стрелковой дивизии. С 1920 года председатель Одесского, Киевского губкомов КП (б) Украины. С 1923 года председатель Дальневосточного ревкома, крайисполкома и секретарь Далькрайкома партии, член Реввоенсовета Сибирского военного округа. В 1928 году 1-й секретарь ЦК КП (б) Белоруссии, с 1929 года начальник политуправления РККА и член Реввоенсовета СССР. С 1934 года заместитель наркома обороны СССР. Покончил жизнь самоубийством.
  
  
  
  
  
  
   Для воронежских читателей книга "Иосиф Варейкис" ценна тем, что почти треть ее объема посвящена его работе в должности секретаря Центрально-Черноземной области, а потом первого секретаря Воронежского обкома ВКП (б). Здесь, на огромной территории Центрального Черноземья, ему пришлось решать наиважнейшие вопросы по развитию экономики края и по проведению в жизнь проблемы коллективизации почти десятимиллионного крестьянского населения. Проблема наитруднейшая. Были ошибки и недоработки при проведении коллективизации. Осуществить это было непросто. Всего лишь несколько примеров с кем и с чем приходилось работать. На многомиллионное население ЦЧО было всего лишь 45 тысяч коммунистов и 75 тысяч комсомольцев. Вот и вся опора. Более 60% населения было неграмотным. В ЦЧО около ста тысяч кулацких семей, которые коллективизацию сельского хозяйства встретили враждебно. И Варейкис все это прекрасно понимал.
   И, все-таки, проблема в проведении коллективизации на селе была сдвинута с мертвой точки. Несмотря на море трудностей, она стала решаться. В книге приводится много интересных фактов, примеров по развитию экономики и сельского хозяйства, она написана простым, доступным языком и читается легко, что характеризует, прежде всего, уровень подготовки и компетентности по жизненноважным вопросам самого автора.
   Дмитрий Данилович понимал, что в книге далеко не в полном объеме отражена деятельность Иосифа Варейкиса. Практически это невозможно было осуществить за столь короткий промежуток времени. А жизнь у И.Варейкиса была сложной. Пройдемся по ступеням его роста и продвижения по служебной лестнице.
   В 1917 году И. Варейкис - заместитель председателя Подольского Совета рабочих и солдатских депутатов. Затем - секретарь Екатеринославского (Днепропетровского) горсовета от большевиков. В 1918 году Варейкис - секретарь Донецко-Криворожского обкома РКП (б), потом направлен в Симбирск и возглавил Симбирский губком РКП (б). С ноября 1921 по август 1923 года он заместитель председателя Бакинского Совета, член бюро ЦК компартии Азербайджана. С августа 1923 по февраль 1924 года - председатель Киевского губкома РКП (б), затем секретарь ЦК компартии Туркестана (ныне территория Узбекской, Туркменской, Таджикской и части Казахской ССР.
   С октября 1924 года по январь 1926 года Варейкис заведующий отделом печати ЦК РКП (б). С 1926 по март 1928 года он секретарь Саратовского губкома ВКП (б).
   С апреля 1928 по июнь 1934 года Иосиф Варейкис первый секретарь Центрально-Черноземного обкома ВКП (б), а после преобразования ЦЧО в Воронежскую и Курскую области он стал первым секретарем Воронежского обкома партии. На 16-ом съезде партии избран членом ЦК ВКП (б). Награжден орденом Ленина. Следует отметить, что из всех ответственных должностей, которые он в своей жизни исполнял, работа в ЦЧО была по времени самой продолжительной.
   Все новые и новые его назначения продолжаются. С марта 1935 по декабрь 1936 года Варейкис - секретарь Сталинградского краевого комитета ВКП (б), а с января 1937 года он секретарь Дальневосточного краевого комитета ВКП (б). В октябре 1937 года был арестован и приговорен к расстрелу. В ноябре 1939 года приговор приведен в исполнение. Таким был крайне сложный жизненный путь Иосифа Варейкиса и таким - трагический конец.
   Работая по заданию партии, И. Варейкис исколесил Россию вдоль и поперек, повсюду оставляя о себе добрую память. Д. Лаппо взялся за тему по Варейкису с расчетом работать и работать долго, освещая все ступени его роста, а их, как видим, было предостаточно.
   У меня (А.С.) возникает вопрос, как можно за неполных двадцать лет после Октябрьских событий более десятка раз перебрасывать Иосифа Варейкиса на все новые и новые участки работы? Если убрать шесть лет наиболее продолжительной его работы в ЦЧО, то на оставшиеся 14 лет приходится десять перемещений. Чуть более одного года на выполнение каждого ответственного задания. Что можно было сделать за короткий промежуток времени? Крайне мало, да и то надо быть каким-то "вундеркиндом". Только освоишься, а тут грядет новая перестановка. Игра с кадрами, только какая от этого польза?
   По каждой занимаемой им ответственной партийно-государственной должности можно было писать солидную по объему и содержанию книгу. Втиснуть всю жизнь Иосифа Варейкиса в 70 страниц текста, просто невозможно, но Д. Лаппо с этой задачей смог справиться.
   Вернемся к письмам и пожеланиям Д. Лаппо от благодарных читателей.
   Некто Сосновский из Свердловска писал, что книгу прочитал с большим удовольствием. Ее в городе так быстро распродали, что нигде не найти. Читатель советует воронежцам поставить в городе памятник Варейкису, так как он много полезного сделал для города и области.
   Нашлись читатели, которые хорошо знали детей Иосифа Варейкиса, так как учились с ними и характеризовали их как детей воспитанных. У Варейкиса было двое детей: сын Александр и дочь Юлия. Дочь жила в Москве, а сын работал инженером в Краматорске. Позже он переехал жить и работать в Тверь, о чем сообщил Д. Лаппо. В письме он высказал мнение, что согласен продолжать переписку. Что касается жены Иосифа Варейкиса, Любови Григорьевны, то она была репрессирована и тоже погибла. Варейкис и жена в 1956 году были полностью амнистированы как невиновные.
   Пришло письмо от читателя из Старооскольского района. Он сообщил, что когда их район готовился к севу, к ним приехал Иосиф Варейкис. Погода была дождливая, сев задерживался, районное начальство волновалось. Собрали для встречи актив района. Варейкис немного задержался, так как побывал в нескольких колхозах и беседовал там с людьми, разбираясь в обстановке. Руководители района, писал читатель, ожидали разноса, но получилось вполне доверительное общение. Варейкис высказал им дельные советы и пожелания. Автор письма написал, что он говорил толково, доходчиво и со знанием дела.
   Д. Лаппо получил от читателей и доброжелательные рекомендации, советы как улучшить, доработать книгу. Известный советский поэт Михаил Луконин рекомендовал продолжать исследовательскую работу, так как личность Варейкиса заслуживает пристального внимания. Только надо полнее показывать его характер и силу внутреннего убеждения. Д. Лаппо, с учетом изложенного, продолжил изучать деятельность Иосифа Варейкиса. Результатом длительного научно-исследовательского труда явился выпуск в 1989 году Центрально-Черноземным книжным издательством десятитысячным тиражом книги "Юозас Варейкис". Она была значительно дополнена и расширена. Автор книги учел при доработке поступившие от читателей рекомендации и пожелания. В книге стало больше конкретики в развитии промышленности и сельского хозяйства в регионах, где работал Иосиф Варейкис. Убедительней показаны его авторитет и влияние как крупного вожака ленинской партии на коренное улучшение решения проблем образования и культуры населения.
   В 20-ые годы прошлого века Иосиф Варейкис, как известно, возглавлял отдел печати ЦК РКП (б) и был ответственным редактором журнала "Красная печать". И не случайно, что так много внимания в своей практической деятельности он уделял повышению роли печати в укреплении экономики страны, а также в усилении ее роли во всех сферах жизнедеятельности населения города и села. Заслуживает подражания пример, как он, загруженный работой выше некуда, лично помогал активизировать работу писательской организации Центрального Черноземья. Со страниц книги перед читателями встают со своими писательскими заботами такие известные мастера слова, как Александр Серафимович, Федор Панферов, Михаил Кольцов, Борис Песков, Василий Карпов, Максим Подобедов, Ольга Кретова и другие. Иосиф Варейкис всегда находил время встретиться с работниками средств массовой пропаганды, внимательно выслушать их и дать нужные советы.
   Нельзя не отметить, что с выходом книги Дмитрия Даниловича его поздравил известный историк Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственных премий, Председатель Научного Совета Академии наук СССР по комплексной проблеме "История СССР" академик Исаак Израилевич Минц.
   Научная жизнь Д. Лаппо была всегда напряженной. Он проявлял высокую активность в общественно-политической жизни, как в университете, так и вне стен университета. К этому вопросу возвратимся несколько позже, а пока ждем выхода ожидаемых Д. Лаппо книг, подготовке которых он, как ученый, уделял огромные усилия. Начиная с 1969 года у него будет ежегодно выходить в свет по одной книге, потом, через небольшой перерыв, будут выходить в год уже по две книги. Это ли не счастье, радость и удовлетворение для автора за вложенный им труд!
   Ранее мной (А.С.) отмечалось, что он мне дарил все издаваемые им книги, кроме двух последних, со своими запоминающимися дарственными надписями. Перейдем к оценке изданных книг Д. Лаппо, с учетом мнения массового читателя, а также журналистов, которые, что особенно ценно, каждое издание автора книги не оставляли без внимания.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   X
  
   "Подвиг защитников Воронежа" (Издательство "Коммуна", 1969). Книга Д. Лаппо по объему небольшая, в 2,5 печатных листа, а по емкости изложенного в ней материала по гражданской войне - ценнейшее пособие для лекторов, агитаторов и пропагандистов. Пособие посвящено 50-летию освобождения Воронежа от деникинцев. Автор книги четко обозначил основные моменты защиты Воронежа от белогвардейцев: это обстановку в городе и в губернии накануне боев, затем всесторонний показ, как советская власть города и области организовывала защиту Воронежа от белогвардейских отрядов генералов Мамонтова и Шкуро, а также период подготовки к решительному контрнаступлению и сам перелом в этой борьбе.
   Надвигавшаяся с юга страны на Воронеж и Москву отборная белогвардейская армия в 150 тысяч сабель и штыков, поддержанная мировой буржуазией, была грозной силой для страны Советов. Чтобы победить ее, следовало подготовить еще большую силу. В разделе "Накануне боев" автор приводит много интересных фактов, примеров о том, как воронежцы готовились к обороне, какими возможностями располагали и какие принимались срочные меры. Проблем в то время у молодой советской республики было много. На востоке страны только что сломлен адмирал Колчак, на севере велись сражения с войсками генерала Юденича, с юга тремя армейскими колоннами наступала армия Деникина. Приводится для сравнения такой пример: если белогвардейские части, действовавшие только на Воронежском направлении в это время имели 14 тысяч штыков и 11500 сабель, то в частях Воронежского укрепрайона на 21 сентября насчитывалось всего, лишь 5790 штыков и 177 сабель. Так, против 12-ой стрелковой дивизии (в 1200 штыков), входившей в Воронежский укрепрайон, действовал 3-й Донской конный корпус, имевший 5000 сабель и 2000 штыков. В этот сложный период времени были серьезные неувязки в руководстве укрепрайона. Часть отрядов и воинских подразделений 8-й армии не имели четко поставленной задачи, боевые действия красноармейских отрядов зачастую велись против врага несогласованно. Губернская партийная организация к этому времени была малочисленной и нуждалась в помощи и поддержке.
   Все это привело к тому, что противник захватил город Воронеж. С первых же дней белогвардейцы установили в нем режим жесточайших репрессий. На площади "Круглые ряды"1 они соорудили виселицы и казнили многих коммунистов и сторонников Советской власти. Шел массовый грабеж и черносотенный террор против городского населения.
   _______________
   1Улица Плехановская, рядом с гостиницей "Дон". Сейчас в небольшом сквере установлен памятник - гранитный куб с чашей - мемориал посвящен защитникам Воронежа, погибшим от рук белогвардейцев в 1919 году.
   В книге приводятся примеры, как в эти тревожные дни В.И. Ленин решал вопросы по разгрому армий Деникина. Он принял ряд решений по укреплению воинскими подразделениями частей Южного фронта. Срочно потребовал перебросить на воронежское направление конный корпус С.М. Буденного. В.И. Ленин обратился к Петроградскому Совету с просьбой ускорить завершение разгрома Юденича и отправить на Южный фронт армейские подразделения. Для укрепления Южного фронта за счет коммунистов в парторганизациях Республики была объявлена их мобилизация на фронт. В ряды защитников города вступали комсомольцы. По неполным данным только в октябре 1919 года на Южный фронт прибыло почти пять с половиной тысяч коммунистов и немало комсомольцев. В результате принятых срочных мер обстановка круто изменилась. К середине октября на Южном и Юго-Восточном фронтах уже находилось более 155 тысяч штыков и более 21-ой тысячи сабель. Конницы у противника было больше, но у красноармейских частей имелось преимущество в пушках и пулеметах.
   С этого времени оперативная обстановка стала складываться в пользу Советов. Вскоре, после окончательной подготовки, соединения Красной Армии не только остановили противника, но и перешли в решительное контрнаступление.
   24 октября конники С.М. Буденного совместно с подразделениями 12-ой стрелковой дивизии освободили город от отрядов генерала Шкуро.
   В вышеназванном пособии автор приводит немало интересных архивных фактов, примеров, фамилий героев. Важно и то, что без прикрас показывается ход боевых действий, их сложность и неоднозначность. Главное - правдиво показана особая роль в победе над Деникиным В.И. Ленина. Он возглавлял оборону страны, его волю выполняли коммунисты и комсомольцы, все защитники советской власти у стен древнего Воронежа.
   В книге приводится немало поучительных примеров о том, как встретило население города и села свое освобождение от белогвардейщины. Жители Монастырщины, собравшись после освобождения города от отрядов Шкуро, постановили:
   "После прибытия белых окончательно убедились, что белогвардейская сволочь не друг наш, а враг, и все мы как один заявляем, что мы дети лишь советской республики и советская власть - это наша власть, за которую мы готовы жертвовать, если понадобиться, даже жизнью".
   Можно уверенно отметить, что Д. Лаппо подготовил нужную и полезную книгу, которая значительно расширила кругозор у читателей, как взрослых, так и молодых о незабываемых уроках гражданской войны в нашей области.
  
   XI
  
   .... 1970-й год. Издательством Воронежского университета выпущена книга Д. Лаппо "Революцией мобилизованные". Своим названием и содержанием от начала до конца она написана автором в духе советского патриотизма и пропитана идеями великого В.И. Ленина. Кроме краткого предисловия, которое написал член КПСС с 1915 года, бывший председатель Воронежского губернского Совнархоза М. Рошаль, в книге восемь разделов. Коснусь некоторых из них. Первый раздел - "Республика получает хлеб".
   Обстановка в Советской республике в 1918-м году была, как известно, крайне сложной. Кроме развернувшейся внутренней контрреволюции и внешней интервенции, враги решили задушить государство рабочих и крестьян голодом. В Москве, Петрограде рабочие получали скудные пайки хлеба и голодали. Хлеб нужен был и для обеспечения красноармейских частей. Решить продовольственную программу было сложно. Кулаки упорно сопротивлялись по сдаче хлеба государству: уничтожали его, убивали комбедовцев и продотрядников.
   На призыв В.И. Ленина накормить рабочих хлебом откликнулись лишь местные партячейки и комитеты бедноты. Все, что было в их силах, они делали. За несколько месяцев 1918 года в Воронежской губернии было создано более 1300 комитетов бедноты, которые в сложных условиях собирали излишки хлеба у кулаков. В книге приводится немало примеров о решении продовольственного вопроса в губернии, как в период наступления белогвардейских отрядов, так и после их разгрома. За короткое время в Москву было отправлено 120 вагонов хлеба. Отправке хлеба способствовало освобождение территории губернии от казаков-красновцев. Автор дает убедительные примеры о том, как в волостях и уездах губернии партячейки и беднейшие крестьяне выполняли призыв В.И. Ленина накормить своих братьев-рабочих. В решении продовольственной программы многое зависело, по словам вождя, от взаимоотношений советской власти со средним крестьянством. Он требовал не перегибать здесь палку. - "Насилие по отношению к середняку, по его словам, принесет величайший вред".
   Надежды империалистов и внутренней контрреволюции с помощью голода задушить молодую советскую республику провалились.
   В других разделах книги автор правдивым языком описывает тех, кто посвятил свою жизнь защите Советской власти. Это были верные ленинцы, самоотверженно выполнявшие его указания. Кто они?
   Василий Иванович Иванов один из них. Родился в бедной семье. Подростком горбатил на хозяина Трубочного завода вначале разнорабочим, потом выучился на слесаря. Вступил в партию большевиков, сидел в тюрьме, встречал на Финляндском вокзале и слушал В.И. Ленина. Свою жизнь посвятил защите завоеваний Октября. Это ему, комиссару Иванову, В.И. Ленин давал задание кому и какую оказать помощь формировавшимися под его руководством в Воронеже красноармейскими частями. В государственном архиве Воронежской области сохранилась запись:
   "Объявляется для сведения, что особоуполномоченный Народным Комиссариатом и Высшим Военным Советом военный комиссар по обороне Воронежского района В.И. Иванов вступил в исполнение своих обязанностей с 22 апреля1".
   Все вопросы, которые ставились перед ним, комиссар Иванов решал оперативно и ответственно. Среди руководства воинских частей и Воронежского укрепрайона он пользовался авторитетом и уважением. Иванову доверял В.И. Ленин. Большой личный вклад внес в разгром белогвардейских отрядов бывший слесарь с Трубочного завода. В конце июня 1918 года комиссар Иванов, находясь по служебным делам южнее станции Поворино, попал в окружение казаков и погиб героической смертью.
   Автора этих строк (А.С.) всегда поражала кропотливая, вдумчивая и плодотворная работа историка Д. Лаппо, который умел не только находить новых героев гражданской войны, но и открывать неизвестные ранее страницы из их жизни.
   В данном случае все началось с телеграммы В.И. Ленина неизвестному комиссару Иванову. Потребовалась продолжительная работа, чтобы отыскать его семью, получить от жены и дочери, проживающих в Ленинграде, много интересных данных из его жизни, потом найденные архивные данные и сведения от членов семьи обобщить и изложить читателю в очерке "Комиссар с Трубочного".
   Такие, как Иванов были до конца преданы делу В.И. Ленина и Октябрьской революции, и не щадили себя в жестокой схватке с врагами Советской власти.
   Надо быть опытным, вдумчивым историком, чтобы разбираться в сложных вопросах, которые происходили в стране и на местах в начальные годы Советской власти, и давать на них верные ответы. Так, ЦК партии левых эсеров решил свергнуть власть большевиков вооруженным путем. Авантюристы приняли решение убить германского посла в Москве Мирбаха, призывали к физической расправе над большевиками. Вся эта заваруха творилась накануне V-го Всероссийского съезда Советов, на который от воронежской губернии были делегированы как большевики, так и эсеры. Но осуществить свои гнусные планы левым эсерам не удалось. В своем докладе В.И. Ленин разгромил их замыслы. Часть эсеров не поддержала свой Центральный комитет, решив продолжить совместную работу с партией
   _____________
   1 ГАВО, ф. 529, оп. 51, д.1, л.6.
   большевиков. Тогда, 6 июля 1918 года левые эсеры взялись за оружие и устроили контрреволюционное выступление, которое было подавлено.
   Эсеры, которые не поддержали ЦК, решили провести свой съезд в Саратове и телеграммой в Воронеж запросили прислать на съезд делегатов, готовых сотрудничать с большевиками. Вот тогда за подписью Г.К. Голенко и была направлена в Совнархоз полученная из Саратова телеграмма и записка с просьбой разъяснить - посылать делегатов из числа отколовшихся от левых эсеров в Саратов или нет? В.И. Ленин ознакомился с запиской Г.К. Голенко и телеграммой в Воронеж известил:
   - "Телеграмма из Саратова заслуживает доверия и распространения, ибо исходит от людей, искренне осуждающих авантюру левоэсеровского ЦК".
   Кто же такой Голенко? - задумывался Д. Лаппо. Ни в архивных, ни в каких-то других материалах по истории гражданской войны, эта фамилия не упоминалась. Много пришлось поизучать документов, чтобы установить, что это за личность, найти его родственников и тех, кто с ним работал.
   Родился Георгий Константинович Голенко в 1872 году в Петербурге, в семье офицера флота. В 1905 году вступил в ряды РСДРП (б). Арестовывался и был в ссылке. Являлся членом московского городского комитета РСДРП (б), принимал активное участие в свержении самодержавия.
   В Октябрьские события в Москве Г.К. Голенко член горкома партии большевиков и член московского областного бюро ЦК РСДРП (б). Исполнял обязанности заведующего издательством газеты "Социал-демократ". В первые и последующие годы Советской власти он занимал ряд ответственных должностей.
   Когда началась гражданская война, он был назначен военным комиссаром Воронежской губернии. Работая губвоенкомом, он обратился с запиской в Совнарком с просьбой дать разъяснение по телеграмме из Саратова. Лично он внес большой вклад в разгром на воронежской земле белогвардейских отрядов генерала Краснова. Ученым историком Д. Лаппо открыта еще одна героическая личность революционера-большевика.
   Что в книге ни очерк, то необычная история, которую преподносила ученому Д. Лаппо сама жизнь. Насколько же благородна и важна его работа. Своими очерками, повестями он открывал читателям все новых и новых героев периода гражданской войны. А сколько от него требовалось исследовательского труда, чтобы вложить свою душу и сердце в жизнь героя, нередко остававшегося неизвестным.
   Передо мной (А.С.) еще один очерк из книги, который Д. Лаппо озаглавил - "Записка В.И. Ленина". В.И. Ленин в своей записке в редакцию газеты "Известия ВЦИК" писал в мае 1918 года:
   - "Податели - представители Елецкого Совдепа. Очень прошу поместить в газете интервью с ними. Образцовый уезд по порядку, учету культурных имений и хозяйству в них, по подавлению буржуазии".
   Кто же эти податели Елецкого Совдепа и что их заставило обратиться лично к В.И. Ленину? Д. Лаппо проводит огромную исследовательскую работу по установлению ходоков к В.И. Ленину. Наконец, они установлены - это А.Х. Бровкин и А.С. Зайцев. А привело их к В.И. Ленину следующее. К Валуйкам, а это недалеко от Ельца, продвигались кайзеровские войска и отряды гайдамаков. Совдеп Ельца проводит экстренную мобилизацию сторонников Советской власти для отпора противнику. Но для защиты города не хватало оружия, боеприпасов и много чего другого. Решено было обратиться за помощью непосредственно к В.И. Ленину. К нему послали местных активистов А.Х. Бровкина и А.С. Зайцева.
   Несмотря на огромную занятость государственными делами В.И. Ленин принял ельчан, внимательно выслушал их просьбы и оказал помощь. В беседе заинтересованно расспрашивал, как в уезде проводился раздел земли, как организована работа первых коллективных хозяйств, как намерены защищаться от противника. В.И. Ленина также интересовала практическая работа Совдепа среди населения, что в этой работе получалось и какие встречаются трудности, особенно в работе с местными буржуями.
   - А мы по решению нашего Совнаркома всю буржуазию направили рыть окопы, - ответил Бровкин.
   - Это какого еще Совнаркома? - удивился В.И. Ленин
   - Нашего.
   - Кто же председатель Совнаркома?
   - Крестьянский сын с Сергиевской волости, Горшков Иван Никитич.
   - А вы кто?
   - Наркомздрав.
   В.И. Ленин рассмеялся и посоветовал называть свою власть в Ельце - Совдепом, как она зовется по всей России.
   Разговором В.И. Ленин остался доволен, а для пропаганды опыта работы Елецкого Совдепа попросил ходоков с его запиской зайти в газету "Известия ВЦИК" и дать там интервью.
   Встреча с В.И. Лениным у Бровкина и Зайцева оставила на всю жизнь глубокий след. - Такой великий, - рассказывали они при встречах с населением Ельца, - и такой простой, открытый для обычных тружеников. Нельзя не отметить, что Ленин лично пропагандировал опыт работы Елецкого Совдепа. Когда в августе 1918 года в Задонском уезде кулаки и эсеры выступили против Советской власти, он посоветовал председателю Задонского уездного исполкома М.Ф. Болдыреву запросить помощь у Ельца. При решении проблем с продовольствием В.И. Ленин ставил в пример Елецкий уезд, где вопросы отправки хлеба в Москву решались четко и оперативно.
   Книги Д. Лаппо "Революцией мобилизованные" и "Подвиг защитников Воронежа" были читателями востребованы, их быстро раскупали и искали, чтобы почитать. Отдельные даже обращались со своей просьбой к автору. Вот письмо от Жемчужникова: " - Я читал ваши книги "Революцией мобилизованные", "Воронежцы против белогвардейщины". Мне хочется обязательно разыскать и прочитать другие ваши книги. Постараюсь разыскать в поселке "Придонской" Советского района. Я - фронтовик. Мне 75 лет".
   С Нижнедевицка Воронежской области письмо Д. Лаппо прислал Д.Т. Глебов.
   - "В нашем селе, - пишет он, - создается историко-краеведческий музей. Прочитав вашу книгу "Они сражались за Советскую власть на воронежской земле"1, нам стало известно, что в июле 1919 года в Красную Армию было направлено 133 коммуниста из Нижнедевицкого уезда. Просим сообщить нам, где можно познакомиться с документом, в котором говорится об этом факте. Возможно там есть поименный список коммунистов? Мы хотели бы иметь ксерокопию этого документа для экспозиции в нашем музее. С искренним уважением".
   Таких просьб, советов и обращений к Дмитрию Даниловичу было немало. Несмотря на занятость научно-исследовательской работой он находил время для ответов и оказания помощи своим почитателям.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ___________
   1 Издательством "Коммуна" были выпущены три небольших книги Д. Лаппо "Они сражались за Советскую власть на воронежской земле". Выпуск I-й, 1966 год. Два последующих выпуска были изданы в 1967 году.
   XII
  
   Издательство Воронежского университета выпустило в 1971 году книгу Д. Лаппо "Воронежцы против белогвардейщины". Хочется отметить богатую научно-исследовательскую базу, которой пользовался автор при написании книги. Без всякого преувеличения можно сказать - она огромна. В книге нет отдельного раздела по использованию первоисточников: архивных материалов, сочинений В.И. Ленина, авторских произведений по гражданской войне в разных ее аспектах; средств массовой пропаганды: журналов, газет, боевых листков, освещавших войну, что называется, по горячим следам. Мной (А.С.) восполнено это упущение путем выборки листовых сносок. С библиографией написания книги читатель может ознакомиться в конце данного раздела.
   Произведение, о котором пойдет речь, наиболее полно отражает историю почти двухлетнего противостояния власти Советов Воронежской губернии силам внутренней и внешней контрреволюции. Два года - срок немалый, а в целом по некоторым регионам России борьба велась по времени еще больше. Для ученых, занимающихся изучением истории гражданской войны в СССР, вопрос ее периодизации до сего времени четко не определен. Изложу на этот счет мнение Д.Д. Лаппо. Он говорил: " - Мнения историков по проблеме гражданской войны часто расходятся. Одни из них поддерживают прежний, существовавший в Советском Союзе принцип трех походов Антанты. Другие придерживаются своей периодизации, но и у них мнения между собой в чем-то расходятся. - Сколько историков, - заключал он шутливо, - столько и своих мнений".
   Он прав, потому как оценку по периодизации надо обобщать и давать в целом по стране, от начала гражданской войны до ее окончания, четко выделяя в каждом временном периоде свои проблемы.
   Как ученый историк, тем более вплотную занимавшийся изучением истории гражданской войны, Д.Д. Лаппо выделял следующие основные периоды этой войны в СССР.
   Первый период гражданской войны, по его мнению, начинался в мае 1918 года и продолжался по март 1919 года. Этот период характеризовался массовым развертыванием военной интервенции стран Антанты и активизации контрреволюции в ряде регионов Республики Советов.
   Второй период гражданской войны охватывал время с марта 1919 года по март 1920 года. В этот период молодая республика Советов под руководством В.И. Ленина и партии большевиков, опираясь на поддержку рабочего класса и трудового крестьянства, в основном одержала победы на всех решающих фронтах, как над внутренней контрреволюцией, так и над силами внешней интервенции. В этот период были разгромлены самые мощные белогвардейские армии Колчака, Юденича и Деникина.
   Третий период продолжался с апреля по ноябрь 1920 года, когда окрепшие в боях части Красной Армии разгромили белополяков и войска Врангеля.
   Четвертый период начинался с конца 1920 года и продолжался до конца 1922 года, когда в стране были окончательно ликвидированы последние остатки внутренней контрреволюции на Дальнем Востоке, в Средней Азии и в Закавказье.
   Как и в какие сроки шла борьба с белогвардейцами под командованием генералов Каледина, Краснова и Деникина на территории Центрального Черноземья? Здесь можно выделить следующие ее основные этапы. Этой периодизации, кстати, придерживался и автор книги.
   Начало белому движению, как уже отмечалось, положили казачьи полки генерала Каледина, сформировавшиеся на Нижнем Дону. Белогвардейцы выступили против Советов в конце 1917 года. Они действовали совместно с отрядами Центральной Рады на Украине и немецкими частями, нарушившими перемирие с Советской республикой. В этот период шло повсеместное формирование частей и подразделений Красной Армии, решались вопросы ее обеспечения вооружением, обмундированием, продовольствием. Был создан штаб Верховного Главного командования Республики, решались кадровые вопросы в формируемых армиях, воинских подразделениях и частях. В результате оперативно -принятых мер калединцы в конце января 1918 года были разгромлены, а сам генерал застрелился.
   В мае 1918 года казачьим атаманом был избран генерал Краснов. Собрав огромную армию, он начал наступление из войска Донского на воронежские земли. Разгром красновцев и изгнание остатков его войск с территории Воронежской губернии завершилось во 2-ой половине января 1919 года. В феврале 1919 года на Северный Донец вернулось лишь около 15-ти тысяч красновцев. Этот период характеризуется не только тяжелыми боевыми действиями частей Красной Армии с внутренней и внешней контрреволюцией, но и крайне неблагоприятной обстановкой в обеспечении хлебом рабочих Москвы, Петрограда и других крупных промышленных городов, а также красноармейских воинских подразделений.
   В.И. Ленин, партия большевиков, опираясь на бедные слои населения, сумели победить голод и очистить территорию Воронежской губернии от белогвардейских отрядов генерала Краснова. Автор книги сумел показать этот крайне сложный период в жизни республики Советов четко, ясно и убедительно.
   Мирный перерыв в Советской республике был совсем небольшим. Вновь с Нижнего Дона, но теперь под командованием генерала Деникина в июле 1919 года началось наступление белогвардейских войск. Поддержка со стороны внутреннего и внешнего буржуазного капитала этому движению была самой максимальной. Армии продвигались с боями тремя колоннами, но конечная цель у всех была одна - Москва. Колонне Донской армии ставилась задача захватить Воронеж, Елец, Козлов, Рязань, Каширу. Добровольческая армия шла на Москву через Курск, Орел и Тулу.
   Кавказская армия должна была овладеть Саратовом, Пензой, Нижним Новгородом, Владимиром и войти в Москву с востока.
   План был амбициозным. Это полный разгром войск Южного фронта и захват рассадника Советской власти - Москвы. - Идти тремя колоннами, - мыслили вражеские стратеги, - значит создать себе надежный тыл, который обеспечивал бы боевые армейские соединения продовольствием, вооружением и дополнительным притоком в армию противников Советской власти. Организаторы белого движения полагали, что Красная Армия еще слаба и должного сопротивления им не окажет. Тем более, что оставалась единственная возможность похода на Москву, которую противник не хотел упустить. Но жизнь показала обратное, и планы общей контрреволюции Красная Армия решительно опрокинула. С самого начала похода схватки белогвардейцев с частями Красной Армии были крайне жесткими. И все же, если в начальном периоде похода бои шли с переменным успехом, то затем перевес сил полностью перешел на сторону Красной Армии. Если говорить коротко, то 24 октября 1919 года конным корпусом С.М. Буденного совместно с частями Красной Армии был освобожден Воронеж от отрядов генерала Шкуро. Всего менее месяца белогвардейцы генерала хозяйничали в городе, но он оказался им не по зубам - вышибли. К концу декабря 1919 года от белогвардейцев Деникина была освобождена вся территория Воронежской губернии, а остатки деникинщины были окончательно разбиты в марте 1920 года.
   Перечитывая книгу, меня, как историка и как читателя поражал показ массового героизма рабочих и крестьян, воинов Красной Армии, мужественно сражавшихся и часто шедших на верную гибель ради защиты Советской власти. Так могли поступать только те, кто Советскую власть считал родной для себя и своих потомков.
   В книге 10 печатных листов, она состоит из двух частей: борьба против Краснова и против Деникина. Множество фактов и примеров. Автор сумел показать насколько эта борьба была жестокой и что помогло защитникам Советской власти выстоять.
   Как положительное хочется отметить, что обращение в предисловии к читателю сделал гвардии генерал-лейтенант в отставке, кандидат военных наук, активный участник в гражданской и Великой Отечественной войне Богдан Константинович Колчигин. Генерал Колчигин - настоящая кладезь, которую открыл для себя и читателей автор книги. Это патриот России, героическая личность, преданная своему народу.
   В своем слове к читателю он отметил, что "Изучение архивных документов, периодической печати, опубликованных материалов и других источников позволило Д.Д. Лаппо в высшей степени точно и обстоятельно изложить ход и особенности борьбы воронежцев против белогвардейщины..."
   Весьма почетная оценка труда автора книги человеком, который находился в самом горниле прошедшей гражданской войны и как никто познавший всю ее горькую тяжесть.
   О Б. Колчигине будет отдельный разговор, так как Д. Лаппо посвятил ему отдельную книгу, которая будет называться: "Гвардии генерал-лейтенант".
   Отмечу основные, на мой взгляд, положительные моменты, которые не только повышают актуальность и важность книги, но и надолго запоминаются.
   Много, бессчетно раз много, можно говорить, что В.И. Ленин великий, что он гений, что из народа и для народа, что был исключительно прост и доступен. Все это так. Но автор книги приводит такие примеры из его жизни и государственной деятельности, что они безмерно трогают душу читателя и сами собой приходят в голову слова:
   - "Да, это не только гигант мысли и дела, но и исключительно свой, наш человек".
   В.И. Ленин, как никто, переживал за миллионы простых россиян, стремясь помочь им всем, чем только мог. Автор подтверждает эти мысли фактами, весьма убедительными, вся книга от начала до конца пропитана ленинским духом. Примеры, примеры, их много.
   Бывший председатель Воронежского губернского совнархоза М.Г. Рошаль вспоминает: "Мы, участники установления и упрочения власти Советов, хорошо помним пристальное внимание В.И. Ленина к событиям в Воронежской губернии. Его доклады, речи, письма, телеграммы служили для нас путеводной звездой в нашей сложной и трудной работе".
   Когда воронежский губком и губисполком принимали все меры для активизации борьбы с деникинщиной, В.И. Ленин послал в их адрес срочную телеграмму: "Сообщите, сколько послано коммунистов Сокольникову1 Отвечайте тотчас. Надо усилить посылку энергичным образом".
   26 мая В.И. Ленин направил новую телеграмму в адрес Воронежского губвоенкома (копию - губкому партии) "Немедленно донесите, сколько коммунистов отправили Южфронту". Для решения требований В.И. Ленина в села и города губернии срочно выехали опытные партийные и советские работники.
  
   ____________
   1Г.Я. Сокольников - командующий 8-й армией Южного фронта.
   Всего в мае-июне 1919 года от воронежской губернии было отправлено на фронт - 1472 коммуниста. Решался вопрос, чтобы на фронт отправить еще больше коммунистов, вплоть до половины от ее численного состава. Так выполнялись на местах указания В.И. Ленина.
   Книга напичкана фактами, примерами, выдержками, фамилиями и должностями участников событий гражданской войны. Они нужны, они необходимы, а полученная автором фактура умело используется для доказательств тех или иных событий по гражданской войне. Цель одна, чтобы люди знали, помнили, как она проходила в Воронежской губернии с ее героическими подвигами красноармейцев, коммунистов и комсомольцев, рабочих и крестьян. Организатором борьбы с белогвардейскими армиями была партия большевиков. Примеров организующей роли партии множество.
   По заданию В.И. Ленина на Южный фронт направляли коммунистов и комсомольцев. Автор приводит примеры: если в начале декабря 1918 года в 8-й армии было 23 парторганизации, в которых насчитывалось всего лишь 304 члена партии и 606 сочувствующих, то к концу декабря имелось уже 88 парторганизаций, объединивших 1883 члена РКП (б) и 2621 сочувствующих.
   С ростом в частях и подразделениях партийной прослойки повышался и уровень боевой подготовки красноармейцев и, как результат, противник стал нести большие потери в живой силе, технике. Безусловно, имелись потери и в частях Красной Армии.
   Так, своими успехами бойцы 4-го Сердобского полка были "обязаны больше всего стойкости, храбрости, выдержанности коммунистов. Последние три дня при новом наступлении врага Сердобский полк выдержал натиск впятеро превосходивших сил противника. Коммунисты умирали первыми на своих местах".
   В первых числах ноября отряды Краснова были в 50-ти верстах от Воронежа, около села Можайское. Красноармейские части не успели вовремя подойти к селу и всю сторожевую охрану несли сельские коммунисты в количестве 50 человек. Они решили умереть, но не сдать села.
   Отправляя на фронт коммунистов Задонска, их товарищи по партии напутствовали: "Будьте тверды духом и защищайте нашу дорогую свободу. Мы всегда готовы вам прийти на помощь".
   Мобилизация коммунистов на фронт велась постоянно. Количество отправленных членов партии из Воронежа и уездов в 8-ую армию увеличивалось. Если с 9 по 29 мая в распоряжение Сокольникова было отправлено 811 коммунистов, то в первых числах июня количество мобилизованных членов партии возросло до 1376. В Красной Армии Южного фронта были коммунистический полк и заградительный отряд. К середине июля 1919 года в коммунистический полк было направлено 300 воронежцев, а в заградительный отряд - 100. В отряд особого назначения Воронежский горком партии принял решение направить 170 коммунистов, а также наиболее политически грамотных и хорошо знающих военное дело комсомольцев.
   Комиссаром отряда особого назначения был утвержден Б.М. Иппа - коммунист с дореволюционным стажем.
   Без постоянных мобилизаций коммунистов на фронт трудно пришлось бы частям Южного фронта одерживать натиск белогвардейцев, численность которых все время увеличивалась, а помощь им от иностранного капитала все больше возрастала.
   Автор отмечает, что там, где было наиболее трудно и опасно, туда посылались коммунисты - представители Губкома партии, городских и уездных парторганизаций, чтобы поправить положение, принять необходимые меры в выполнении директив и указаний В.И. Ленина, решений ЦК партии. В книге перечисляются имена наиболее проявивших себя в период гражданской войны партийно-советских работников Воронежской губернии. Это Н.Е. Алексеевский, З.Г. Аршавский, М.Ф. Болдырев, Я.Ф. Вотчтов, В.Н. Губанов, Н.Н. Демченко, Б.М. Иппа, Н.Н. Кардашов, П.В. Крюков, Г.З. Литвин-Молотов, В.Н. Нарчук, В.И. Никульков, П.Ф. Нелюбин, Н.С. Павлуновский, З.А. Прищепчик, В.Г. Попов, Д.З. Протопопов, Р.П. Рейн, М.Г. Рошаль, Т.В. Рындин, П.П. Скрибис, П.Д. Смирнов, М.Д. Степанов, С.Г. Тищенко, П.О. Хинценберг, И.А. Чуев, А.В. Шестаков и другие опытные руководители. Их фамилии можно продолжить, немало партийных, советских, военных представителей в эти годы погибло.
   Ранение В.И. Ленина эсеркой Каплан было воспринято трудовым народом Воронежской губернии как национальная трагедия и это в книге убедительно отражено. Преданно относился к В.И. Ленину рабочий класс, трудовое крестьянство, красноармейцы, все бедняцкие слои населения. Именно как трагедия, как страшная боль и беда воспринималось ранение вождя всем трудовым народом.
   В книге приводится масса писем, телеграмм, решений, а также слов народной преданности В.И. Ленину, пожеланий скорейшего ему выздоровления. Такова была всенародная любовь к Ильичу. Прочитаем несколько выдержек из книги:
   - Коммунисты Коротоякского уезда заявили:
   - "Твоя жизнь и мощная энергия пролетариату нужны, ибо он без тебя сирота" Как верно сказано.
   - Рабочие химической промышленности Воронежской губернии направили В.И. Ленину письмо, в котором говорилось: "Те, кто хотел убить тебя не понимают, что твои идеи коммунизма стали нашими идеями".
   Крестьяне Воронежского уезда писали В.И. Ленину:
   - "Искренне рады тем вестям, что ты почти здоров и разрешено тебе работать на страх контрреволюционным гадам городов и деревенскому кулачеству. Мы дружными усилиями ответим на предательский выстрел революционно- громовыми выстрелами".
   Шел поток приветственных писем и телеграмм по случаю выздоровления В.И. Ленина. Люди выражали чувства своей радости и оптимизма тем, что вождь, хотя еще и полностью не выздоровел, но к работе приступил.
   Автор удачно соединил в своей книге показ народной боли, огромных переживаний за ранение своего вождя в период непрекращающихся боев между частями Красной Армии и белогвардейцами генералов Краснова и Деникина. Убедительно приводится мысль, что общее сострадание еще больше укрепило единение народа в борьбе с силами контрреволюции и в твердой уверенности победы социальной справедливости. Сам собой напрашивается вопрос - разве можно победить такой народ?
   В.И. Ленин активно поддерживал использование в рядах Красной Армии бывших офицеров и генералов, служивших в войсках при царском самодержавии. Это и понятно, ведь Красной Армии опытных военных начальников не хватало, нужны были тысячи командиров.
   На территории Воронежской губернии шли бои частей Красной Армии то с белогвардейскими отрядами генерала Краснова, то с полчищами генерала Деникина. Фронтовой город Воронеж был всегда в центре внимания В.И. Ленина. Особоуполномоченный Народным комиссариатом и Высшим военным Советом военный комиссар по обороне Воронежского района В.И. Иванов информировал В.И. Ленина о формировании в Воронеже частей Красной Армии, а также об обстановке на Южном фронте. А она постоянно менялась. В период наибольшей опасности В.И. Ленин принимал самые решительные меры по укреплению частей Южного фронта. Автор книги приводит убедительные примеры, которые свидетельствуют о том, что В.И.Ленин не только владел обстановкой, но и всегда оказывал необходимую помощь. Примеров много. Это и его телеграмма в Тульский губисполком по немедленной отправке на Южный фронт кавалерии и просьба к командующему Туркестанским фронтам М. Фрунзе ускорить помощь Южному фронту, а также требование внести ясность командованию Восточного фронта и 5-й армии, какую и когда они окажут помощь Южному фронту. Подобных примеров более чем достаточно. Автор книги просто заставляет задуматься читателя над тем, что было бы без экстренной и всесторонней помощи со стороны главы Совета обороны Республики Советов В.И. Ленина? Трудно даже представить, как развивались бы события в борьбе с белогвардейцами генералов Краснова и Деникина.
   В.И. Ленин вникал во все. В губерниях Центрального Черноземья полыхали бои, но надо было заниматься и хлебопоставками, так как в крупных городах нечем было кормить рабочих. В книге примеры, примеры.
   Вот что решили по хлебозаготовкам крестьяне села Меловатка Землянского уезда: "За два дня собрать зерно и муку для старших братьев революционной столицы. С малоземельных крестьян брать по их добросовестности, а у мироедов-богатеев реквизировать все излишки... Товарищ Ленин! Мы с радостью поделимся последним куском хлеба с рабочими, которые дали нам свободу и землю".
   Вроде бы и жестокий подход к кулакам, но ведь и они не хотели сдавать хлеб государству для спасения рабочих от голодной смерти. Автор приводит пример по одному кулаку из слободы Ютановка Алексеевского уезда. У него имелось 485 пудов пшеницы, 154 пуда ржи, 20 пудов муки, 325 пудов гречихи, 40 пудов проса, 25 пудов ячменя, 300 пудов подсолнуха, 250 пудов картофеля. Все это богатство прятал, поделиться с голодающими рабочими не хотел.
   В целом же, большинство крестьян Воронежской губернии с должным пониманием отнеслись к проводимым хлебозаготовкам, старались оказать помощь голодающим Петрограда, Москвы и других промышленных центров. Только с 1 августа 1918 года по 1 мая 1919 года в Воронежской губернии было заготовлено 3269000 пудов хлеба, из них более одного миллиона трехсот тысяч пудов для Красной Армии. Без активной роли В.И. Ленина в решении продовольственной политики, проблема снабжения страны не получила бы своего должного разрешения.
   Читая книгу, приходишь к убеждению, что такой народ, с его героической партией большевиков и мощной молодежной поддержкой со стороны комсомольцев богатеям, как бы они не пытались, какую бы они помощь от мирового капитала не получали, победить невозможно. Знакомясь с прошедшими героическими событиями, зримо видишь, ощущаешь не надуманный героизм, а героизм массовый и крепкое единение народа вокруг В.И. Ленина, партии большевиков. Примеров много и тем ценна книга. Пройдемся, что называется, по страницам героической жизни наших пращуров тех славных лет, вспомним героев и поклонимся им: нынешнее поколение, особенно молодежь, должна знать историю своего Отечества и гордиться им.
   Когда красновцы в декабре 1918 года захватили станцию Копанище и село Коротояк, в плен к ним попал комиссар комендатуры станции Лиски Володин.
   - Ты кто? - допытывались палачи... - Я - коммунист! Отважного комиссара расстреляли.
   - В бою с белогвардейцами в районе сел Орловка и Озерки до последнего патрона сражался командир взвода Михайлов. "Эй ты, красный, сдавайся! - кричали ему. - Большевики не сдаются... Михайлов был зверски убит на поле боя. В этом же бою погиб и комиссар полка Константинов.
   Редактор газеты "Известия Воронежского губисполкома" коммунист А.В. Шестаков принял решение идти на фронт. Его назначили начальником политотдела 2-й бригады 40-й стрелковой дивизии. Когда полк красных попал в окружение, Шестаков пробрался к красноармейцам и при их поддержке стремительной атакой вывел бойцов из окружения. Это ли не героизм!
   ... В тот сентябрьский день бой красноармейцев из батальона губчека и комендантской команды у окраины Воронежа со стороны Задонского шоссе с превосходящими силами противника был жестоким. Осталось совсем мало бойцов, кончались патроны и герои красноармейцы бросились в штыковую, но силы были неравны. В этом бою белогвардейцы окружили раненого матроса Балтийского флота Федора Афанасьева.
   - Ты, красный моряк? - допрашивали его белоказаки.
   - Я, балтиец и большевик, - ответил им Афанасьев.
   Разъяренные белоказаки убили храброго красноармейца.
   Перечитывая книгу, непременно задумываешься, откуда у простых людей бралась такая любовь к Родине, к своему народу, чтобы в тяжелое время принять решение и пожертвовать собой ради общего счастья людей? Погибнуть ради народного блага являлось поистине почетным актом в жизни многих. Задумывались ли эти герои, что потомки их не забудут, вспомнят и отдадут должное их подвигам? Тем и ценна книга Д. Лаппо, что она заставляет нас вникнуть и пережить душой и сердцем героическое прошлое нашего народа.
   Еще несколько примеров, чтобы вспомнить тех, кто погибал в борьбе с белогвардейцами.
   ...Бои с деникинцами шли уже в Воронеже. Красноармейцам крепко мешал бронепоезд противника. "Его решили захватить хитростью - сдаться в плен", а потом громить беляков оружием из их же бронепоезда. Удалось. Особо проявили себя в этих боях А. Адамов, И. Паришников, А. Самсонов, Ф. Зайцев, Н. Кирпичев, И. Корсаков, П. Фонберг, В. Котов, П. Смирнов. Смирнов отстреливался, даже когда был тяжело ранен. После боя его отправили в госпиталь. Там он скончался со словами: "Что бы ни случалось, какие бы испытания ни пришлось перенести, Советская власть восторжествует".
   В уличных боях в районе Чижовки секретарь парторганизации городской электростанции Е. Королев с несколькими красноармейцами сдерживали окруживших сарай белогвардейцев. Погибли товарищи, а Королев отстреливался до последнего патрона. Ему кричали: - "Сдавайся, красная сволочь"! - В ответ - "Большевики не сдаются!" Тело мертвого героя изрешетили пули и осколки гранат.
   Хочется вспомнить еще одного героя гражданской войны - Ф. Блинова. Его конники сражались в районе Урюпинска, сел Васильевки и Кучеряевки, Великоархангельского, Бутурлиновки. Из слободы Бутурлиновка кавалерийская группа Блинова выбила 2 пехотных полка противника. Враг оставил здесь в результате стремительного удара 2 исправных танка, 8 грузовых машин, много снаряжения и вооружения. Но в бою был ранен сам бесстрашный командир Ф. Блинов. Это была огромная потеря для Красной Армии.
   К середине декабря 1919 года Воронежская губерния была полностью освобождена от деникинцев.
   Героев так много, что не перечесть. В воронежской земле всюду покоятся тела славных защитников Советской власти: это под Поворино и Теловой, Чиглой и Павловском, Калачом и Богучаром, Нижнедевицком и Бобровом, всюду и везде.
   В боях с белогвардейцами на воронежской земле проявили свое воинское мастерство, мужество и героизм С.М. Буденный, А.И. Егоров, М.Н. Тухачевский, И.Р. Апанасенко, Н. Ф. Артеменко, М.Ф. Блинов, В.М. Гиттис, О.И. Городовиков, П.С. Грживо-Домбровский, К.С. Еремеев, М.С. Киселев, Б.К. Колчичин, В.В. Любимов, В.А. Малаховский, С.П. Медведовский, С.А. Меженинов, Ф.И. Нырненко, И.У. Павлов, А.И. Ратайский, А.Г. Рева, А.И. Седякин, А.К. Степин, Я.Ф. Фибрициус, Г.Я.Сокольников, В.В. Чернавин, политработники - В.А. Барышников, Р.С. Землячка, В.М. Малаховский, Г.И. Окулова-Теодорович, И.Э. Якир и многие, многие другие. Это имена тех, кто сражаясь с белогвардейцами на воронежской земле в годы гражданской войны, обеспечил победу Советской власти.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Библиография

К книге Д. Лаппо "Воронежцы против белогвардейщины"

  
   В.И. Ленин. Полное собрание сочинений. Тома: 36,37, 38,39,40,50,51.
   Воспоминания о В.И. Ленине. Т. III, М, 1969.
   Переписка В.И. Ленина с воронежцами. Сборник документов. Воронеж, 1960.
   Письма Ильичу. Воронеж, 1969.
   Декреты Советской власти. Т.II. М, 1959.
   Стенографический отчет пятого Всероссийского съезда Советов рабочих, крестьянских, солдатских и казачьих депутатов. М, 1918.
   Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920 гг. ) М, 1969.
   Южный фронт. Сборник документов (1918-1919 гг.) Ростов-на-Дону. 1962.
   Партийно-политическая работа в Красной Армии. Сборник документов. М, 1961.
   Из истории гражданской войны в СССР. Сборник документов. Т. I. М, 1960.
   "Дни грозовые". Воронежская организация КПСС в годы гражданской войны. Документы и материалы. Воронеж. 1960.
   "Гвардейцы революции". Сборник документов. Воронеж, 1967.
   Борьба за Советскую власть в воронежской губернии. Сборник документов (1917-1918 гг.) Воронеж, 1957.
   Борьба за Советскую власть на белгородчине. Сборник документов (1917-1919 гг.) Белгород, 1967.
   К.А. Хмелевский "Крах красновщины и немецкой интервенции на Дону" . Ростов-на-Дону, 1965.
   А.В. Березкин. "Октябрьская революция и США" (1917-1922 гг.). М, 1967.
   Ф.Д.Волков."Крах английской политики интервенции и дипломатической изоляции советского государства". М, 1964.
   Л.А. Гвишиани. "Советская Россия и США" (1917-1920 гг.) М, 1970.
   О.Ф. Соловьев. "Великий Октябрь и его противники". М, 1968.
   К.В. Гусев, Х.А. Ерицян "От соглашательства к контрреволюции". М, 1968.
   А. Комаров, П. Крошицкий. "Революционное движение". Хроника. 1918. Воронеж, 1930.
   С.М. Буденный. "Пройденный путь". М, 1958.
   А.И. Егоров. "Разгром Деникина". М, 1919.
   Б.М. Лавыгин, В.Д. Лебедев "На страже". Воронеж, 1928.
   Серафимович в воспоминания современников. М, 1961.
   М.Г. Рошаль. "Записки из прошлого", М, 1969.
   Ф.Г. Кондратьев. "Константин Еремеев". Петрозаводск. 1964.
   С.С. Каменев. "Записки о гражданской войне и военном строительстве". М, 1963.
   Илья Кремлев. "Трубка крокодила". М, 1965.
   Илья Кремлев. "В литературном строю". М, 1968.
  
  
  
   Архивы
  
   Центральный государственный архив Советской армии (ЦГАСА). Фонды: 100, 191, 193, 707, 1229, 1234, 1398.
   Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР). Фонд 1235.
   Центральный партархив института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. (ЦПА - ИМЛ). Фонды: 17, 131.
   Партийный архив Воронежской области (ПАВО) Фонды: 1, 5, 9, 10, 11, 67, 125, 4794.
   Государственный архив Воронежской области (ГАВО) Фонды: 9, 10, 51, 66, 67, 113, 125, 127, 130, 146, 147, 1645, 1698, 2466, 2468.
   Государственный архив Белгородской области (ГАБО) Фонд: 2486.
  
  
   Журналы, газеты, боевые листки
  
   "Коммунист", 1919.
   "Подъем", 1969.
   "Блокнот агитатора".
   "Известия ВЦИК", 1918.
   "Правда", 1918.
   "Известия ЦК РКП (б), 1919.
   "Знамя трудовой борьбы", 1918.
   "Путь Ленина", 1960.
   "Воронежский красный листок", 1918.
   "Коммуна", 1968, 1969.
   "Известия Совета обороны Воронежского укрепленного района", 1919.
   "Воронежская коммуна", 1919, 1921.
   "Известия Воронежского губисполкома", 1918, 1919.
   "Звезда красноармейца", 1918 1919.
   "Воронежская беднота", 1918, 1919.
   "Известия Воронежского губернского продовольственного комитета", 1918.
   "Комбеды Воронежской и Курской областей". Материалы по истории комитетов бедноты. Воронеж, 1935.
   "Молодой коммунар", 1968.
   "Известия Землянского уездного Совета", 1918.
   "Известия Коротоякского уездного Совета", 1918.
   "Известия Острогожского уездного Совета", 1919.
   "Известия Нижнедевицкого уездного Совета", 1918.
   "Известия Бобровского уездного Совета" 1919.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XIII
  
   ... Книга Дмитрия Даниловича Лаппо "Бойцы ленинской закалки" издана Воронежским университетом в 1972 году. В нее вошли повесть о Иосифе Михайловиче Варейкисе и два очерка: о Николае Михайловиче Разине и Богдане Константиновиче Колчигине. Три героических персонажа, судьбы которых во многом так похожи.
   Выход в 1966 году в Политиздате небольшой книги "Иосиф Варейкис" стал для Д. Лаппо лишь началом его дальнейшей научно-исследовательской работы по более глубокому обучению жизни этого видного государственного и партийного деятеля. Пять лет напряженного труда автора не прошли даром. В новой повести перед читателем открываются ранее неизвестные страницы жизни И. Варейкиса. Книга читается легко и с большим интересом. Повесть расширена за счет привлечения дополнительных архивно-документальных материалов. Варейкис был верным делу В.И. Ленина, скромно считая себя рядовым ленинской партии. В.И. Ленину он посвящал немало своих статей. Вот одна из них: "К чему приводит разрыв с ленинизмом?". По своей идеологической значимости она актуальна и в нынешнее время. Повесть от начала до последних ее строк проникнута ленинским духом. Партия для И. Варейкиса - ленинская, комсомол - ленинский, теория научного социализма - ленинская. Все что решалось в преобразовании России на новый социалистический лад после октябрьских событий - ленинское.
   И. Варейкису посчастливилось слушать В.И. Ленина на съездах и конференциях. В.И. Ленин слышал много хорошего о молодом талантливом члене партии, выходце из рабочей среды. Ценил его как опытного организатора. Но если И. Варейкис был в чем-то не прав, то и критиковал его.
   Так было в 1921 году, когда И.Варейкис выступал на 10-ой Всероссийской конференции. В своем докладе он пытался доказать, что крестьянству нужны не только экономические, но и некоторые политические уступки.
   - Критикуя кривотолки и искажения в толковании НЭПа, - В.И. Ленин подчеркивал, что "эти мысли не коммунистичны и по содержанию напоминают меньшевизм". Варейкис в перерыве работы конференции встретился с В.И. Лениным и признался, что был неправ и что критику воспринял правильно. Это как раз тот пример, которого раньше в книге Д. Лаппо о И. Варейкисе не было. Таких новшеств немало. Работая в архивах и прочитывая сочинения В.И. Ленина, Д. Лаппо умел находить ранее неизвестные материалы и использовать их в своих произведениях.
   Читателей Воронежа и областей Центрального Черноземья, безусловно, больше интересует почти шестилетняя работа И. Варейкиса на посту первого секретаря обкома ВКП (б) ЦЧО. Должность, которую доверила ему партия, была далеко не из легких, справиться с ней было исключительно сложно. Огромная территория ЦЧО была заселена в основном безграмотным крестьянством. Надо было срочно развивать экономику, но кем, с какими ресурсами и кадрами?
   Проблема из проблем - коллективизация крестьянского населения. Но в крестьянской среде кроме бедняков, поддерживающих коллективизацию, была еще значительная часть середняков и кулаков. Как провести коллективизацию безболезненно?
   Под руководством И. Варейкиса в регионе началось развитие экономики: дала первую руду Курская Магнитка, ударными темпами был построен в левобережье Воронежа завод по производству синтетического каучука, строились другие предприятия.
   Очень сложно решался вопрос по коллективизации крестьян на селе. Допускались грубые перегибы. Обком партии, возглавляемый И.Варейкисом, не сумел обеспечить без серьезных нарушений выполнение ленинского плана кооперирования. Эти ошибки И. Варейкис признал. Автор более подробно и самокритично показывает допущенные ошибки при проведении коллективизации и что было предпринято по их устранению. Таких подробностей раньше не было, не приводилось и много других фактов и примеров.
   Прочитаны последние строчки повести о И. Варейкисе, но читателя не покидает мысль, что автор еще не все сказал о его жизни, что он, несомненно, продолжит и дальше трудиться по этой теме, чтобы в более полном объеме раскрыть короткую, но весьма плодотворную, яркую жизнь славного ленинца.
   Так оно и будет. Достаю из стопки книгу "Юозас Варейкис". Она издана Центрально-Черноземным книжным издательством в 1989 году. В ней все, что Д. Лаппо по И. Варейкису успел сделать. В книге собрано и обобщено немало интересных фактов, примеров из его жизни. Все это обогатило содержание книги. На обратной стороне титульного листа книги читаю необычное мне пожелание - "Анатолию Савельевичу Силину. Мог быть историком, журналистом всесоюзного звучания, а остался верным другом и товарищем. Искренне Лаппо. Июнь 1989 года". Мне было над чем задуматься.
   С выходом данной книги Дмитрий Данилович вряд ли планировал продолжать свою работу по Иосифу Варейкису. Впереди было много других проблем, которые надо было разрешить.
   ... Разин Николай Михайлович - личность поистине колоритная. Не раз думалось, и как только Дмитрию Даниловичу удается высвечивать такие из народа самородки, свою жизнь посвятивших народу. А ведь жизнь у Николая Разина могла пойти совсем в другом направлении. Судите сами: отца и мать он вообще не помнил. Его, крохотульку, подбросили в приют, и там "по-приютски" воспитывали. Потом подросшего мальчишку забрал к себе малодетный мужик, чтобы Коля помогал ему по хозяйству.
   Десятилетним подростком отдали гнуть спину на местного кулака. Как же сложно было выживать одному, когда не на кого опереться. Потом Коля подался в Москву, где обучившись кожевенному делу, стал работать на кожевенной фабрике буржуев Мандля и Рейца.
   Посещал нелегальные рабочие сходки, участвовал в забастовках, сидел в "крестах". В 22 по призыву был отправлен на Балтийский флот. Служить начал гальванером на броненосце "Петропавловск". В команде экипажа броненосца начался для Николая главный жизненный и революционный университет.
   Однако, вернусь, с чего начал. Николай Разин в сложнейшей обстановке, оказавшись без родительской ласки и поддержки, не испортился. Выстоял при всех трудностях и невзгодах и, что самое важное, не озлобился на людей и не очерствел душой. Его всегда тянуло к хорошим людям, ко всему доброму, порядочному, что окружало. С ранних лет знал, что добро люди больше ценят, чем зло. Потому и старался делать для сослуживцев больше добра. Экипаж его принял, поверил и стал уважать.
   Все эти факты и примеры из жизни молодого Разина автор умело вставил в очерк, отчего его хочется читать, чтобы узнать, как же у Николая сложится его дальнейшая судьба.
   В марте 1917 года Н. Разин вступил в члены ВКП (б) и стал членом судового комитета броненосца "Петропавловск". Матросы-большевики избрали его секретарем парторганизации и делегировали в Гельсингфорский Совдеп. В разгар борьбы с белогвардейцами и интервентами на северо-западе республики Советов Разин стал комиссаром отряда моряков, который защищал город Котлас от беляков и англичан, рвавшихся к Вологде и Москве. Перед отправкой на фронт с отрядом моряков в тысячу человек, Разина ознакомили с требованием В.И. Ленина - Котлас врагу не сдавать. Город Котлас от белогвардейских и чужеземных захватчиков был удержан, требование В.И. Ленина с честью выполнено.
   Н.Разин был делегатом почти всех послеоктябрьских партконференций Петрограда, делегатом IX съезда партии, членом Центробалта и Кронштадтского комитета партии, а также V-го и VII-го Всероссийского съездов Советов.
   Его избирали членом Всероссийского исполнительного комитета. Н.Разину посчастливилось слушать выступления В.И. Ленина.
   Много славных дел было у комиссара Н. Разина на Балтфлоте. Ему с отрядами моряков пришлось защищать Кронштадт и Петроград от белогвардейцев Юденича. О защите колыбели революции Петрограда было специальное обращение В.И. Ленина к рабочим и красноармейцам. В боях под Петроградом корабли Балтфлота помогли частям Красной Армии уничтожить армию Юденича.
   Таков сжатый и далеко не полный перечень героических дел большевика Н. Разина на Балтийском флоте. Историк Д. Лаппо сумел, разложив по полочкам, убедительно показать ступени восхождения Н.Разина от беспризорного мальчишки до крупного военного и политического деятеля Советской России. В этот сложнейший для страны период времени Н. Разин по-другому жить не мог.
   В последующие годы его боевой путь продолжался в должности комиссара Амурской флотилии, куда был направлен партией в мае 1921 года. К тому времени на Дальнем Востоке еще шли бои с японскими интервентами и белогвардейцами атамана Семенова. При поддержке моряков Амурской флотилии Красная Армия разгромила и здесь силы внутренней и внешней контрреволюции. Военная деятельность Н. Разина в Приморье написана со знанием военной обстановки, четко и убедительно. Очерк читается легко. Приводится немало интересных фактов и примеров из Дальневосточной жизни прославленного балтийца. Автору несомненно помогало и то, что работая в свое время во Владивостоке, он подготовил, а затем и защитил в Томском университете кандидатскую диссертацию на тему "Моряки Амурской флотилии в борьбе против интервентов и белогвардейцев на Советском Дальнем Востоке (1918-1922 гг.). Не вызывает сомнения и то, что работая над подготовкой кандидатской диссертации, Д. Лаппо вышел на необычный жизненный путь легендарного моряка, а впоследствии посвятил его военной и гражданской деятельности несколько обстоятельных очерков.
   Интересный документ попал в руки Д. Лаппо, когда он знакомился с семейным архивом Н.М. Разина. В марте 1922 года в Амурской флотилии, как и во всех военных организациях республики, началась чистка рядов партии большевиков. В партии после такой чистки оставались наиболее преданные делу Октябрьской революции, честные и проверенные в ходе гражданской войны коммунисты. Кстати, чистка в рядах партии проводилась по инициативе В.И. Ленина. Он требовал освобождаться от ненужного балласта в партии. Приамурская окружная комиссия по чистке в своем протоколе записала: - "Разина Николая Михайловича, члена партии с марта 1917 года, партбилет N 483590, как рабочего, активно проявившего себя с первых дней революции на ответственных революционных постах, на службе, в партработе и партобязанностях исправного, оставить действительным членом".
   Это ли не характеризует Н. Разина, как порядочного и честного человека, большевика-ленинца! В голову приходит здравая мысль, а почему бы и в наши дни не устраивать подобные чистки тем партийцам, которые стоят у руля власти в России? Думается, что польза от этого была бы несомненной. Но...
   После окончания гражданской войны Н. Разин служил в должности комиссара военно-морских сил Дальнего Востока. В 1923 году из армии демобилизовался и стал работать на ответственных гражданских должностях: заместителем председателя правления Амурского пароходства, начальником Мурманского торгового порта, руководил трестом "Ленводпуть", возглавлял Союзверфь. Последние годы жизни проработал на посту заместителя народного комиссара судостроительной промышленности СССР. За успехи в ратных и трудовых подвигах Николай Михайлович Разин награжден многими орденами и медалями Родины, а также Почетной грамотой Реввоенсовета СССР. Умер в возрасте 55 лет.
   Остался не рассмотренным в книге очерк о генерале Богдане Константиновиче Колчигине, человеке необычной, легендарной судьбы, активном участнике гражданской и Великой Отечественной войн. Хорошо помню (А.С.), как Дмитрий Данилович воодушевлялся, когда что-то рассказывал об этом замечательном человеке. Выше отмечалось, что Д.Лаппо посвятил активному защитнику Советской власти, бывшему царскому капитану, ставшему в советское время генералом отдельную, хотя и небольшую книгу. Перед тем, как вновь ее перечитать, вдумываюсь в оставленную мне автором дарственную надпись. Она трогает за душу: - "Анатолию Силину - главному акушеру генерала Колчигина. Дружески. 15.05.1975 года. Лаппо". Смысл надписи в том, что я оказал содействие в издании книги и автор благодарит за это. Обратимся к творческому мастерству Д. Лаппо.
   ... 1975-й год. Издательство Воронежского университета выпустило книгу Д. Лаппо "Гвардии генерал-лейтенант". Книга небольшая - в четыре печатных листа, тираж - тысяча экземпляров.
   ... Вновь перечитал книгу. Небольшая, но столько вместившая в себя событий и людей. Главный герой здесь Б.К. Колчигин. Он родился в 1895 году в семье военных. Дед - подполковник, участник русско-турецкой войны. Его сын - Николай, дослужился до генерал-майора. Другой сын - Александр - подполковник, служил в главном артиллерийском управлении. Отец Богдана - Константин, окончил Киевский кадетский корпус, затем Константиновское военное училище, был участником русско-японской и первой мировой войн. Имел чин полковника.
   Сам, Богдан Константинович, окончил 1-й московский кадетский корпус и Александровское училище. Участвовал в империалистической войне: был командиром роты, батальона лейб-гвардии литовского полка. Дослужился до звания капитана, за храбрость в боях награждался орденами. Солдат после революции, как поступили многие другие офицеры, не бросил. В ноябре 1917 года солдатским комитетом был избран командиром того же полка.
   Автор в книге отмечает, что в начале 1918 года известный левый эсер Муравьев расстрелял в Киеве отца Б. Колчигина, его дядю и двоюродного брата. Расстрелял со многими безвинными людьми. Казалось бы, что это личное горе подтолкнуло Б. Колчигина служить в рядах Красной Армии. Но не личное горе привело Богдана Константиновича на сторону защитников Советской власти. Причиной этого явилась прежде всего его любовь к России, которую в то сложное время, как он считал, от внутренних и внешних врагов могли отстоять только большевики. Б. Колчигин за трудовой народ был готов воевать. Он показан автором книги как истинный защитник Родины, с отличной военной выучкой, прошедший все трудности и невзгоды 1-й мировой и гражданской войн. Читая книгу, голову не покидает мысль, что Россию не победит ни один враг, пока есть такие ее защитники, как Богдан Константинович Колчигин.
   Дмитрий Данилович не только имел переписку с Б. Колчигиным, но и неоднократно с ним встречался в городе Изюме Харьковской области. Эти встречи, а также собранные архивные материалы позволили автору написать о Б. Колчигине, правдивую книгу о участнике гражданской и Великой Отечественной войн. Благодаря его воспоминаниям открыты новые страницы боев с белогвардейцами на Воронежской земле: в Поворино, Бутурлиновке, Таловой, Калаче и многих других населенных пунктах.
   Начнем с его участия в гражданской войне. Читателей Воронежа и области это непременно заинтересует.
   Б. Колчигин вместе со своим полком оказался в Воронеже, когда шла напряженная борьба с белогвардейскими отрядами генерала Краснова. Полк был переформирован и направлен в район Поворино. Необходимо было удержать эту важную железнодорожную станцию и не дать захватить ее белогвардейцам. Обстановка на Поворинском участке была сложной, в других воинских подразделениях здесь царило паническое настроение.
   Вот где пригодится Б. Колчигину его прежний воинский опыт. Автор сумел показать, что пример красноармейцам во всем показывал сам Богдан Константинович. Он быстро разобрался в военной обстановке. К рядовым красноармейцам был требователен, но и проявлял к ним свою командирскую заботу, за что солдаты его уважали и смело шли за ним в бой. Полк отбил все вражеские атаки, как красновской конницы, так и пехотинцев. В трехдневных непрерывных боях станцию не удалось захватить отрядам белогвардейцев. Д. Лаппо умело и со знанием военной обстановки тех дней в районе Поворино показал решительные действия талантливого военачальника. Б. Колчигин принял под свое руководство все имевшиеся в Поворино воинские подразделения. И хотя обстановка была сложной, часто менялась, но Колчигин со своим полком всегда выходил победителем.
   Автор и в этой книге приводит немало примеров героизма красноармейцев. Отдельные из них ранее были неизвестны. Так в боях с белогвардейцами у села Колбино (ныне Репьевского района) комиссар Дубов поднимал красноармейцев в контратаку, а оказавшись в окружении, на крики сдавайся, ответил: - "Коммунисты в плен не сдаются!". Вырвавшись из вражеского кольца, вновь повел красноармейцев в атаку, уничтожив несколько белогвардейцев. За свои героические действия комиссар Дубов был дважды награжден орденом Красного Знамени.
   Читателя не может не заинтересовать, как в январе 1919 года от белогвардейцев была освобождена железнодорожная станция Таловая. Морозы были под 40о, наступать решили ночью из Новой Чиглы. Путь немалый, теплого обмундирования и одежды бойцам не хватало. Шли, поддерживая друг друга, а чтобы никого не потерять в пути, держались за веревку. Не думали беляки, что красные в такой мороз будут наступать и попрятались в теплых избах. Редко кто из них отстреливался, многие сдались. Победителям досталось богатое вооружение, а также обозы с продовольствием и обмундированием.
   Автор, как бывший военный, приводит на страницах книги мысль о том, что в эти военные годы шло усиленное, повсеместное формирование и укрепление частей Красной Армии, хотя было немало и других трудностей. В армии не хватало опытных командиров, не было в достатке продовольствия, обмундирования, а порой и нужного вооружения. Молодых красных командиров надо было обучать военному мастерству. Все это решалось в ходе непрерывных, тяжелых боевых действий. Известно, что В.И. Ленин приветствовал переход на сторону власти Советов генералов и офицеров бывшей царской армии. Читая книгу, нельзя не обратить внимания на тот факт, что на разных, причем порой, весьма солидных военных должностях Южного фронта, служило немало бывших царских офицеров: А.В. Соболев, А.И. Ратайский, В.М. Гиттис, В.В. Чернавин и многие другие. Все они своим активным участием в боях с белогвардейцами показали личную преданность народу и Советской власти.
   Бывший полковник В.М. Гиттис был командующим 8-й Красной Армии и Южным фронтом. Он - выходец из мещан.
   Командовал 3-ей пехотной дивизией, затем 12-ой стрелковой полковник царской армии А.И. Ратайский. Он занимал в рабоче-крестьянской Красной Армии и более высокие должности. Служил в Красной Армии и его сын, а дочь работала в Народном комиссариате обороны.
   В звании генерал-майора стал служить в Красной Армии В. Чернавин. Он доказал свою преданность Советской власти, командуя дивизией и 8-й армией Южного фронта. По пути отца пошел его сын, Владимир.
   Автор убедительно показал деятельность старых офицерских кадров, их стремление научить молодых красных командиров военному мастерству. Что касается нашего героя Б. Колчигина, то он по долгу службы контактировал со многими старыми военспецами, получая от них нужную помощь и поддержку.
   В разговоре с Б. Колчигиным Дмитрий Данилович попросил его внести ясность по Ратайскому, который, якобы, перешел на сторону белых. Колчигин пояснил, что Ратайский Красную Армию не предавал, служить к белым не переходил. Он это лично подтвердил. В честь 10-й годовщины Красной армии А. Ратайский был представлен к ордену Красного Знамени.
   Подводя итог участию Б. Колчигина в гражданской войне, нельзя не отметить, что за проявленное в боях с белогвардейцами мужество и героизм, умелое руководство вверенным ему воинским соединением он был дважды награжден орденом Красного Знамени.
   И еще одну деталь не хотелось бы упустить. Дмитрий Данилович законно гордился тем, что к нему с письмами обращались школьники-краеведы из школ Воронежской области.
   Пришло письмо и из Поворино, в котором ученики писали: - "Мы с интересом прочитали Вашу книгу... Нас заинтересовали люди, которые сражались за наш город Поворино. Поделитесь с нами материалом о судьбе генерал-лейтенанте в отставке Б.К. Колчигина и командира Загарина. Напишите нам адреса родных и близких Б.К. Колчигина и Загарина". Ответ Дмитрия Даниловича Лаппо школьникам таков: - "Приятно было узнать, что вы проявляете большой интерес к истории Поворино. Посылаю Вам статьи о Б.К. Колчигине и книжицу "Гвардии генерал-лейтенант". Д. Лаппо сообщил школьникам, что в апреле выйдет его новая книга "Честь и доблесть", посвященная В.И. Ленину и гражданской войне. Пообещал книгу подарить.
   ... Нам предстоит еще ознакомиться с участием Б. Колчигина в Великой Отечественной войне. Открываем "книжицу", так скромно назвал свой труд Дмитрий Данилович, и узнаем из нее как все это было в жизни. А было так.
   Когда началась война, Богдан Константинович дважды обращался с заявлением в военкомат, чтобы призвали в армию. Первый раз ему отказали сразу, а во второй - заставили подумать над тем, что придется готовить для фронта резервы. Летом 1942 года, когда Б. Колчигин находился по делам в Пензе, он повстречал там соратницу по гражданской войне Р.С. Землячка. Пожаловался, что со своими знаниями и военным опытом мог бы армии пригодиться, но откладывают. Видно она с кем-то переговорила, потому, как вскоре его во главе группы офицеров направили в Воронежскую область для формирования запасной армии. Он прибыл в восточную, не занятую немцами территорию области, чтобы решить поставленную перед ним задачу. - "Надо же, - думал он, - как судьба распорядилась, когда-то по заданию командования фронта формировал в Борисоглебске и Грибановке отдельную ударную бригаду, теперь же прибыл сюда, чтобы формировать запасную армию. Задача не из легких".
   Приступил к работе немедленно. Из числа пробившихся из окружения красноармейцев, а также выздоровевших в военных госпиталях бойцов и командиров создавались роты, батальоны, полки. В подразделениях шло обучение красноармейцев по боевой подготовке. Б. Колчигину оказывали помощь секретари обкома партии Владимир Иосифович Тищенко и Алексей Матвеевич Некрасов, начальник областного управления НКВД Николай Алексеевич Голубев, секретарь обкома ВЛКСМ Николай Анатольевич Вороновский, руководитель оперативной группы обкома партии Степан Дмитриевич Хитров, редактор газеты "Коммуна" Семен Петрович Догадаев и другие. Помогали формировать управление 65-й армии военные, которые знали Б. Колчигина по гражданской войне.
   Войны для любого народа всегда были тяжким испытанием, они приносят с собой человеческие жертвы и огромные материальные затраты. Нарушается жизнь мирных людей, все, буквально все, перестраивается на военный лад.
   Автор книги приводит примеры и факты, которые показывают картину жизни населения в прифронтовой зоне.
   Летом и осенью 1942 года труженики села вместе с эвакуированными рабочими и служащими в сложных условиях проводили уборку урожая, хлебозаготовки и осенний сев, выполняли планы по животноводству. Все силы тружеников города и села были подчинены решению основной задачи: - "Все для фронта, все для победы!".
   В это же время в регионе шло формирование партизанских отрядов для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками на оккупированной территории. Отбирались преданные Советской власти специалисты для проведения в тылу врага диверсионно-разведывательных мероприятий. Эти вопросы решал руководитель оперативной группы, будущий первый секретарь Воронежского обкома партии С.Д. Хитров.
   Формирование управления 65-й запасной армии, наконец, завершилось. Командующий армией И.Т. Шлёмин лично проверял подготовку подразделений армии и остался доволен. Б. Колчигин ждал для себя очередного задания. К нему с запиской об оказании помощи в наведении порядка среди частей, находящихся в районе Лисок, обратился командующий фронтом Н.Ф. Ватутин. Этот вопрос им был оперативно решен, за что от командующего получил благодарность.
   Д. Лаппо описал в книге случай, который просто нельзя не привести. Однажды по телефону "ВЧ" с ним разговаривал сам Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин. Его интересовала оперативная обстановка в данном районе, а еще... Он вспомнил о звонке Б. Колчигина из Новохоперска в Реввоенсовет Южного фронта о сложном положении, в котором после взятия белогвардейцами Воронежа, оказалась 8-я армия. Свою положительную роль звонок тогда сыграл. И.В. Сталин вспомнил об этом случае, так как тогда был членом Реввоенсовета. А еще И.В. Сталин вспомнил о письме Б. Колчигина К.Е. Ворошилову, в котором тот просил разрешения свое личное оружие-наган, в мирное время не сдавать. Он это объяснял тем, что своей 25-летней службой наверно заслужил доверие иметь личное оружие. Видно с этим письмом И. В. Сталина ознакомил К.Г. Ворошилов. Разрешение на личное оружие он тогда получил. "- Надо же, - ломал голову Б. Колчигин, - о чем помнит сам Верховный Главнокомандующий!" В завершение разговора И.В. Сталин пожелал Б.Колчигину хорошей службы.
   Вскоре Б. Колчигин получил новое задание - формировать в Тамбове управление еще одной запасной армии. Работа еще не была завершена, как ставка Верховного Главного командования его утвердила в должности заместителя командующего 1-ой гвардейской армии. Наконец-то, началась фронтовая жизнь! В данной должности Б. Колчигин принимал участие в ликвидации окруженной группировки итальянских войск на миллеровском направлении. Автор приводит один героический случай при ликвидации итальянской группировки войск.
   Случай неординарный. Заместитель командира дивизии по политической части Е.А. Лисичкин дважды ходил в расположение окруженных итальянских войск, убеждая их сдаться в плен. Ему это удавалось, и за два своих похода он привел около 1500 сдавшихся итальянцев. Пошел в третий раз, хотя его от этого настойчиво отговаривали. В этот раз замечательного политработника смертельно ранил немецкий автоматчик. Так героически погиб комиссар дивизии Лисичкин.
   В январе 1943 года Б. Колчигин был назначен заместителем командира 3-ей гвардейской армии, которой командовал известный советский военначальник Дмитрий Данилович Лелюшенко. В эти месяцы Б. Колчигин руководил уничтожением гарнизона противника в Миллерово, а также взятием города Каменска. За взятие города Каменска ему было присвоено звание генерал-майора.
   В апреле 1943 года генерал Б. Колчигин был назначен командиром 279-й стрелковой дивизии, а через месяц стал командиром 34-го стрелкового корпуса. Затем его перевели командиром 23-го гвардейского стрелкового корпуса 6-ой гвардейской армии. Были и другие перемещения на высокие военные должности. Война закончилась для Б. Колчигина после выздоровления от тяжелого ранения.
   Богдан Константинович Колчигин автором показан как высококлассный воин - практик и как теоретик военного искусства.
   Читателям не лишне знать, что Б. Колчигину в 1938 году было присвоено звание доцента кафедры общей тактики военной академии моторизации и механизации РККА, а позже он стал кандидатом военных наук. Его ценили, к его мнению прислушивались. В военные годы ему приходилось встречаться с командующим Юго-Западным фронтом Маршалом Советского Союза Р.Я. Малиновским, начальником Генерального штаба Маршалом Советского Союза А.В. Василевским, с членом военного совета Н.А. Булганиным, с командующим 2-го Прибалтийского фронта М.М. Поповым, главным Маршалом бронетанковых войск П.А. Ротмистровым и многими другими известными в стране военначальниками. Судьба так распорядилась, что с М.М. Поповым и П.А. Ротмистровым Б.К. Колчигин служил еще в гражданскую войну в 11-ой стрелковой дивизии. Об этом им не раз приходилось вспоминать в годы Великой Отечественной войны.
   Приятно добавить, что 5 марта 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Б.К. Колчигин был награжден орденом Кутузова II-ой степени. В этот же день, как отмечает автор книги, ему присвоили звание генерал-лейтенанта. В мае 1945 года он был награжден орденом Ленина.
   И еще. В августе 1920 года, будучи командиром 2-й Донской стрелковой дивизии, Б. Колчигин, показывая личный пример мужества и героизма, после многодневных упорных боев у города Тимашевска, сломил вверенными ему красными подразделениями противника, заставил его отступить к станице Приморско-Ахтарской. За эти бои он был вторично награжден орденом Красного Знамени. Позже, 24 декабря 1970 года исполком Тимашевского городского Совета принял решение: - "Присвоить звание почетного гражданина города Тимашевска бывшему начальнику 2-ой Донской стрелковой дивизии Кубанской армии, участнику боев в период становления Советской власти, за освобождение города Тимашевска от улагаевского десанта в августе 1920 года гвардии генерал-лейтенанту в отставке Колчигину Борису Константиновичу".
   Что ж, награды герой войн заслужил. Дмитрий Данилович Лаппо верно подметил, что Б. Колчигин много героических дел совершил и на воронежской земле: у Поворино, Таловой, Бутурлиновки, Лисок и в ряде других мест, где он сражался с белогвардейцами с вверенными ему красными отрядами. Пора бы и здесь увековечить Б. Колчигина за совершенные им подвиги перед Отечеством.
   Умер Богдан Константинович Колчигин 25 октября 1976 года в городе Изюме Харьковской области.
  
  
  
  
  
  
  
  
   XIV
  
   ... "В одном строю", "Гвардии генерал-лейтенант", "Бойцы ленинской закалки", "Революцией мобилизованные", "Красные генералы" - эти книги о гражданской войне, которая проходила на воронежской земле в 1918-1919 годы. Написаны они Дмитрием Даниловичем Лаппо, который сам прошел Великую Отечественную от начала и до конца. Дмитрия Даниловича, как ученого историка, всегда отличало не только замечательное знание своего предмета, но и исключительное трудолюбие, упорство и настойчивость в поисках нужных для своих работ архивных материалов. Хорошо, что историю гражданской войны в Центральном Черноземье изучал именно он, подполковник в отставке, прошедший войну и не один год прослуживший в рядах Советской Армии.
   Передо мной (А.С.) его очередная книга "В одном строю", изданная в 1975 году Центрально-Черноземным книжным издательством. Читаю, как всегда, дарственную надпись: "Анатолию Силину. На добрую память об историческом факультете. 08.04.75. Автор". Пишу об этом не для того, чтобы показать, какой я хороший, а потому, что Дмитрий Данилович мне лишний раз напомнил не забывать о своей профессии историка. Уж он-то знал о чем надо напомнить мне - выпускнику истфака ВГУ.
   Для того чтобы понять военное название книги "В одном строю", надо посмотреть в ее конце оглавление и тогда будет все ясно. В оглавлении есть слово от автора, а потом семнадцать имен и фамилий участников гражданской войны, с которыми читателей знакомит автор книги.
   - "Уже само название книги говорит о том, что в ней рассказывается о бойцах, шедших в одном строю к победе власти Советов", - пишет профессор К. Хмелевский.
   Среди солдат революции были русские и украинцы, белорусы и грузины, литовцы и латыши, калмыки... В Красной Армии воевали сербы и хорваты, китайцы и корейцы, представители многих других национальностей. Каждый из интернационалистов хотел внести свою посильную лепту в уничтожение власти капиталистов и укрепить власть Советов. Основной ударной силой в этой борьбе были - россияне.
   ... Это и понять можно. Не мог же голодный и бесправный трудовой люд России до бесконечности терпеть над собой издевательства и унижения, быть пушечным мясом в войнах, затеянных царским самодержавием за процветание буржуев. Всякому терпению, как известно, приходит конец.
   Чтобы вернуть царский режим и прежние порядки, российские и закордонные капиталисты ничего не жалели. Только получивший свою власть рабочий народ этого не желал и в этом у него было много помощников.
   Какие у них фамилии и как непривычно по-разному звучат! Вслушайтесь: Юрий Давидонис, Марк Хацкевич, Генрих Звейнек, Евсей Чикваная... Среди них много россиян и украинцев, это Всеволод Чернавин, Василий Иванов, Александр Радченко, Петр Смирнов, Яков Грачев. Какие же они разные по фамилиям и какой мощной силы у них был пролетарский дух в защите завоеваний великого Октября.
   В своих очерках автор убедительно показывает, что гражданскую борьбу с белогвардейцами и силами Антанты возглавляла авторитетная в народе партия большевиков во главе с В.И. Лениным. Герои очерка любили свою Родину, за власть Советов они воевали не по принуждению и были готовы, если потребуется, пожертвовать ради победы собой. Это был единый, сплоченный отряд народных патриотов и единомышленников, который внутренним и внешним врагам, какими бы силами они не располагали, никогда не победить.
   Сколько же труда вложил ученый историк и краевед Д. Лаппо, чтобы не только отыскать неизвестных героев, но и как можно полнее раскрыть читателям их жизнь. Как нелегко это приходилось делать. Ни с чем не сравнимую работу опытного историка хотелось бы показать лишь на примере одного из семнадцати, погибшего от пыток белогвардейских палачей, в станице Усть-Хоперской (ныне Волгоградской области) коммуниста Якова Грачева. Это случилось в апреле 1919 года.
   Грачева и еще троих коммунистов Ревкома белоказаки захватили в плен израненными, долго и жестоко их пытали, но ничего не добившись, расстреляли. О подвиге Грачева и его товарищей (Меркулова, Сереброва, Буланцева) было кратко описано в четвертом номере журнала "Красноармеец" за 1919 год. Дмитрий Данилович писал: "В мою память врезались предсмертные слова Грачева: - "Выбить из меня мои убеждения может только смерть. У меня в Воронежской губернии остались четыре "грачонка" (четверо малолетних детей. А.С.). Они тоже пойдут той дорогой к светлому будущему, по которой многие годы, борясь с насилием и злом, шел я".
   Дмитрий Данилович не мог оставить без внимания этот факт. Стал думать, как Грачев попал в станицу Усть-Хоперскую, если он из Воронежской губернии? Что его туда привело? Какова судьба детей? Знает ли семья о его героической гибели? Откуда родом и кто его погибшие товарищи? Вопросов куча, как их прояснить?
   Начались поиски. В июньском номере за 1919 год "Известий Воронежского губернского Совета" нашел краткую информацию "Памяти тов. Грачева". Из нее узнал, что Грачев работал заведующим отделом труда Коротоякского уездного Совета Воронежской губернии. В информации также сообщалось, что жена и дети Грачева живут в Коротояке. Обрадовался, хотя времени-то сколько с тех пор пролетело, а еще Отечественную войну пережили? Но надо было ехать в Коротояк, а до поездки просмотреть в архиве подшивки газет "Известия Коротоякского уездного Совета" за 1919 год. Не ошибся. Нашлось подтверждение, что Грачев был членом уездного Совета рабочих и крестьянских депутатов и комиссаром труда. В одном из номеров газеты было даже опубликовано его стихотворение "Шахтерская марсельеза". Когда белогвардейцы его пытали, он им гордо ответил: - "Зря стараетесь господа! Я учился коммунизму в шахтах, и выбить из меня мои убеждения может только смерть". Выходит, что в свое время Грачев работал в шахтах. Но, к сожалению, больше в газете никаких сведений о Грачеве не было.
   Дмитрий Данилович решил заодно просмотреть ряд других газет и журналов за 1919 года. Повезло. В газете "Красный Балтийский флот" за июнь 1919 года в статье "Героическая смерть четырех коммунистов" говорилось, что один из них - Меркулов был моряком Балтийского флота, Серебров - питерским рабочим, Буланцев - рабочим из Москвы. Больше ни о Грачеве, ни о его товарищах никаких данных не было.
   Старожилы и участники гражданской войны Коротояка Грачева характеризовали как настоящего большевика. Говорили, что он, хотя и рабочий, но умел сжатыми короткими фразами поднимать дух товарищам. Весь отдавался революционной работе, мало думал о личной жизни. О его подвиге в станице Усть-Хоперской к сожалению ничего не знали. Никого из членов семьи в Коротояке не оказалось. Все это Дмитрия Даниловича расстроило. Рассчитывал, что хотя бы кого-то из семьи героя найдет. Пустые хлопоты.
   Занялся работой в областном архиве. Изучал документы за 1918-й год. Нашлось решение губисполкома о направлении Грачева и еще одного коммуниста в Коротоякский Совет, где засели эсеры и гнули свою антибольшевистскую линию. Перед Грачевым поставили задачу освободить Совет от эсеров и кардинально изменить его работу. Это уже кое-что. Решил подробнее изучить дела Коротоякского уезда. Вскоре нашлись подтверждения, что Грачева избрали в состав уездного парткома.
   Он и коммунисты уезда для защиты от белогвардейцев срочно создали отряд красноармейцев. В связи с наступлением красновцев был создан ревком, куда вошел и Грачев. Все это подтверждалось документально.
   Мучил вопрос - как же Грачев и его товарищи оказались в станице Усть-Хоперской? Вновь принялся скурпулезно изучать архивные дела. При проверке данных о делегатах 3-ей губернской конференции РКП (б), проходившей в Воронеже, в которой принимал участие и Грачев, был его мандат с правом решающего голоса и анкета, заполненная 29 декабря 1918 года. В анкете были его биографические данные: имя и отчество - Яков Дементьевич, родился в 1879 году, образование - низшее, по специальности - слесарь-металлист. Нашлось подтверждение, что Я.Д. Грачев был избран председателем ревкома станицы Усть-Хоперской. О переводе в эту станицу можно лишь догадываться: красновцев к тому времени с территории Воронежской губернии выгнали, обстановка в Коротоякском уезде улучшилась, скорее всего, его вместе с другими коммунистами направили в станицу для укрепления Советской власти.
   О его семейной жизни по-прежнему ничего не было. Д. Лаппо пишет в газеты "Молодой коммунар" и "Тамбовскую правду" статьи о подвиге Я. Грачева и просит читателей оказать помощь в поиске его жены и детей. Но ответов не поступило. Настойчиво продолжил работу в архиве.
   Наконец, обнаружил анкету на члена коллегии общественных обвинителей при Воронежском революционном трибунале Я.Д. Грачева, которую он заполнял в июне 1918 года.
   В ней приводятся данные о составе его семьи: жена Евдокия - 38 лет, сын Михаил - 14 лет, сын Василий - 8 лет, дочь Зинаида - 4 года, дочь Екатерина - 1 год. Это и были его "грачата". А как сложилась жизнь семьи героя Дмитрию Даниловичу так и не удалось узнать.
   Мной (А.С.) сжато показана исследовательская работа ученого историка Д. Лаппо лишь по одному герою из книги "В одном строю" о Якове Грачеве. Таких героев в книге, как уже отмечалось, семнадцать. Можно представить с какой постоянной нагрузкой работал Дмитрий Данилович, готовя книгу очерков к изданию.
   Сам Д. Лаппо о своей научно-исследовательской, краеведческой работе писал так: "Около десяти лет собирал документы о малоизвестных и неизвестных героях, сражавшихся против белогвардейщины. Просмотрены сотни архивных дел, подшивки многих центральных и местных газет, состоялись встречи с участниками борьбы за власть Советов. В этом поиске бывало так: "Грамм добычи в год труда".
   Известный журналист и сотрудник газеты "Коммуна" Б. Подкопаев в своей статье в газете от 15.06.1975 года о книге Д. Лаппо "В одном строю" писал: - "Автор ряд лет занимается поиском и своего рода воскрешением забытых и полузабытых имен".
   К таким именам он относит Всеволода Чернавина, Богдана Колчигина, Якова Грачева, Евсея Чикваная, Василия Иванова и других. Широкому кругу читателей они были неизвестны.
   А вот как отозвался на эту книгу старший научный сотрудник Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС А. Мельчин: - "Трудно выразить словами благодарность всем, зачастую безымянным авторам документов о героическом прошлом, позволившим нам, их потомкам, воскресить их дела и подвиги. И не меньшую благодарность заслуживают наши современники - историки, журналисты, писатели, юные следопыты, не жалеющие ни труда, ни сил, чтобы отыскать эти драгоценные документы, живых героев, пожелтевшие комплекты старых газет, сумевших творчески освоить и обработать это бесценное наследство и показать нам поколение героев революции и эпоху, в которой они жили".
   Тем и ценна книга Д. Лаппо "В одном строю", что за десятилетие упорного труда автор все-таки воскресил из небытия многих ее героев, боровшихся за светлую, радостную жизнь будущих поколений.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XV
  
   ... 1977-й год. В стране отмечалось 60-летие Советской власти. Знаменательная дата. В издательстве Воронежского университета вышла книга Д.Д. Лаппо "Историография гражданской войны в Центральном Черноземье". Автор мне ее, как всегда, подарил с дарственной надписью: - "Анатолию Силину. Дружески и с пожеланием новых творческих успехов".
   Помню, полистав книгу, я поблагодарил Дмитрия Даниловича за свой творческий мне подарок, потом набравшись храбрости, спросил:
   - Почему Дмитрий Данилович, вы не защитите докторскую диссертацию, хотя бы по этой теме? Я погладил ладонью красно-белую обложку книги. Помолчав, добавил: - "Что-то доработали бы, вот и докторская".
   Дмитрий Данилович улыбнулся. Поправив очки, сказал: - "За совет спасибо, но сам подумай, если займусь диссертацией, то многое из задуманного не будет выполнено. Нет, не время сейчас прерывать начатое. Да и что даст диссертация? Повысится статус? Я так не думаю. Попозже займусь докторской, - сказал как-то задумчиво.
   - Значит вновь будет сидеть в архивах, как местных, так и московских, - подумал я, - станет находить в них новых героев гражданской войны, встречаться, как любит он говорить, с интересными людьми, совершать поездки по районам области и за ее пределы, а по ночам готовить тексты, печатая их на простенькой машинке. Никак не хочет сбавлять темп научных поисков в своей работе.
   ... Не секрет, что Дмитрий Данилович много читал по истории Октября и гражданской войне, всегда был в курсе, что из книг по этой тематике выходило в Центрально-Черноземном издательстве и в других издательствах, а также почти все, что печаталось в сборниках, журналах, газетах. Перечитывал, анализировал и много, без всяких преувеличений, очень много, писал сам. Как только времени на все хватало?
   Но ближе к делу. Начну с небольшого отступления. ... Великий Октябрь в России вызвал, как известно, злобу у всей внутренней и внешней контрреволюции. Этого и надо было ожидать. Борьба между враждующими классами в Центральном Черноземье, как и по всей России, была жестокой, решался вопрос: - "Кто кого?" Завоевав свою власть, народ не хотел ее отдавать угнетателям буржуям. По-другому и быть не могло.
   Против молодой республики Советов началась активная идеологическая борьба. Надо было в ответ давать правдивый, убедительный и конкретный отпор. В этих непростых условиях предстояло подвести итоги гражданской войны, все, что помогло народу, а не буржуазии победить в
   прошедшей войне, тоесть раскрыть причины победы. Запечатлеть в воспоминаниях, в научных исследованиях, отобразить в монографиях, книгах, сборниках, в статьях и очерках массовый героизм лучшей части бедняцкого народа, показать роль партии большевиков, как организатора и вдохновителя борьбы во главе с великим В.И. Лениным. Важно было сохранить для потомков отдельные примеры, факты, случаи, формы и методы политической организаторской и хозяйственной работы в нарождавшейся Красной Армии, собрать буквально все по крупицам, начиная с сельских и городских больших и малых поселений, чтобы не упустить и не забыть героического прошлого. Это требовалось передать для истории, для потомков, чтобы на героических примерах воспитывать подрастающее поколение, а также давать достойный отпор врагам народа, пытающимся очернить Октябрьскую революцию и ее последствия.
   Об актуальности создания комиссий по собиранию, изучению и изданию материалов по истории Октябрьской революции, РКП (б) периода гражданской войны и восстановления народного хозяйства говорил В.И. Ленин. Он подчеркивал важность и необходимость этой работы, напоминал, что мировой капитализм будет замалчивать правду о Советской России, будет и впредь в отношении ее распространять ложь и клевету.
   В книге Д. Лаппо пять глав, а также заключение и именной указатель. Автор четко отметил с чего начиналась вся эта огромная работа - с создания комиссий, как центральной, так и при губкомах партии, которые были переданы из наркомпроса в ведение ЦК и Губкомов партии. В 1923 году ЦК РКП (б) утвердил "Положение об Истпартотделе губернского комитета РКП (б)", в котором были разработаны конкретные задачи по собиранию и изучению материалов по истории Октябрьской революции на территории данной губернской парторганизации.
   Автор отметил, что в Воронежской губернии начало этой работе положил активный участник гражданской войны, а впоследствии известный советский историк - А.В. Шестаков. При его активном участии в губернии стали собирать материалы по истории Октябрьской революции и гражданской войны, по формированию частей Красной Армии. Все это следовало приводить из разрозненного, хаотического содержания в надлежащий порядок. В уезды и в волости, в другие населенные пункты направлялись уполномоченные губкома РКП (б) для организации работы и оказанию на местах нужной помощи.
   Губком партии утвердил решение об образовании Воронежского Истпарта. Было утверждено специальное бюро, в состав которого вошли М.И. Лызлов (заведующий), Н.П. Карасевич и М.Г. Попов. С декабря 1921 года бюро Истпарта было включено в состав агитационного пропагандистского отдела Воронежского губкома партии на правах подотдела. При уездных комитетах партии созданы комиссии по собиранию документов и воспоминаний участников Октябрьской революции о гражданской войне. Воронежскому Истпарту были определены конкретные задачи, которые автор в своей книге популярно изложил.
   Словом, созданный Истпарт и его низовые уездные звенья - комиссии заработали. Аналогичная работа была проведена повсеместно, в том числе и в областях Черноземья: Тамбовской, Курской, Орловской и Брянской губерний, с той лишь разницей, что в отдельных местах Истпарты и комиссии были созданы с некоторым запозданием. Следует отметить, как положительное то, что автору пришлось изучить не только, как на местах создавались Истпарты и комиссии, но и за все последующие 50 лет анализировать их работу в части собирания, изучения нужных материалов, подготовку и издание монографий, сборников, качественное улучшение работы центральных и местных архивов. Нельзя было упустить время, так как прямые свидетели и участники революционных событий и гражданской войны будут уходить из жизни.
   Если анализировать работу, проделанную Истпартом по 1-ой главе книги: "Появление первых источников и исследований", то можно отметить, что в 20-ые годы прошлого века лучше сработали (по конечным результатам) Истпарты Тамбовской и Курской губерний. Здесь было больше собрано и издано сборников документов и воспоминаний.
   Наиболее продуктивно сработал в эти годы Истпарт Тамбовской губернии, который возглавлял вначале В.М. Докукин, затем И. Глушков. Здесь было решено периодически издавать сборник "Путь борьбы" с публикацией в нем документов, статей и очерков о революционном движении и борьбе за власть Советов. В партийные организации были разосланы письма с просьбой собирать и присылать документы об участии рабочих и крестьян в Октябрьской революции и гражданской войне. Такие же письма направили видным деятелям партии и Советского государства, принимавшим участие в революционном движении на тамбовщине и в ликвидации антоновщины.
   Истпарт губернии выпустил две книги и два сборника воспоминаний. Одной из книг является: "Третий Красный Октябрь. Итоги трехлетней работы Советской власти в Лебедянском уезде".
   Вторым изданием Тамбовского Истпарта была книга В.Андреева и С. Кулаева "Октябрьская революция и гражданская война в Тамбовской губернии".
   Кроме этих книг были изданы сборники: в 1921 году "Красный Октябрь. Четвертая годовщина", а также первый сборник воспоминаний "Путь борьбы" (Тамбов. 1922 год).
   Д. Лаппо дает каждому произведению объективную оценку, показывая, что в них отражены важнейшие события, которые произошли в Тамбовской губернии в первые годы Советской власти. Отметил также важность отражения всесторонней деятельности партийных организаций губернии в решении актуальных военных и хозяйственно-политических задач.
   Автор отмечал, как заслуживающие внимания формы работы Истпарта Курской губернии. Здесь в 1922 году губком партии разослал тысячу писем-вопросников в уездные Истпарты РКП (б) и коммунистам, принимавшим участие в борьбе за Советскую власть.
   Важно и то, что в 1928 году здесь вышел сборник "Десять лет архивного строительства в Курской губернии". Обмен опытом в архивном деле можно было только приветствовать и автор это отметил, как пример, заслуживающий внимания и использования в практической работе.
   Ценность работы автора заключается в том, что он не перечисляет, а анализирует работы, которые были изданы, отмечает их положительные стороны, высказывает свое мнение, как ученого историка и краеведа, на имеющиеся недостатки. Такое требование он будет выдерживать и по всем остальным работам, изданным в последующие годы. Заметим, прежде чем делать замечания, вносить по той или иной работе предложения, надо в совершенстве владеть обстановкой и не давать ошибочных советов. В этом попрекнуть его никак нельзя, свое дело он знал.
   Что наработал в 20-ые годы прошлого века Воронежский Истпарт? Заслуживают внимания две работы: книга В. Верховых "Пять лет борьбы. Деревенская беднота и рабочие в борьбе с буржуазией". Борисоглебск. (1922 г.) и книга Я.П. Никулихина "На фронте гражданской войны". (1918-1921 гг.). Автор был вначале на партийной работе в Борисоглебске, а потом от начала и до конца являлся участником гражданской войны.
   Еще в 1921 году агитационно-пропагандистский отдел губкома РКП (б) принял решение подготовить сборник статей и воспоминаний, посвященный 4-й годовщине Великой Октябрьской Социалистической революции, но выполнить это во-время не удалось.
   Таким образом, отмечает автор, в 20-ые годы по событиям гражданской войны в Центральном Черноземье были опубликованы первые исследования, собрано и издано значительное число документов и воспоминаний. Изучались, главным образом, военные действия в этом районе страны, и сделана попытка осветить такие вопросы, как формирование частей и соединений Красной Армии, участие трудящихся Воронежской, Курской, Орловской и Тамбовской губерний в боях против немецких оккупантов, белогвардейщины Краснова и Деникина.
   К сказанному можно добавить, что необходимая организаторская работа к этому времени была в основном закончена, сделаны первые важные шаги по выполнению Истпартами губерний Центрального Черноземья задач, поставленных В.И. Лениным и ЦК РКП (б). Предстояло продолжить начатое.
   ...В главе "Публикация документов в 30-е годы" автор отмечает, как весьма важное решение ЦК ВКП (б) от 30 июля 1931 года о подготовке к изданию многотомной истории гражданской войны. С подобной инициативой выступил А.М. Горький, а Центральный комитет партии большевиков ее поддержал.
   В конце 20-х годов в областях Центрального Черноземья произошли большие административные изменения. В 1928 году была создана Центрально-Черноземная область, в которую вошли Воронежская, Курская, Орловская, Тамбовская и ряд уездов Рязанской и Тульской губерний. Читателям воспоминаний уже известно, что обком партии возглавил Иосиф Варейкис, который работе Истпарта уделял большое внимание. С октября 1924 года он возглавлял отдел печати ЦК РКП (б) и являлся ответственным редактором журнала "Красная печать". И.Варейкис был активным участником Октябрьской революции и гражданской войны. Как никто другой он понимал всю важность собирания, систематизации и изучения материалов и документов по истории партии, Октябрьской революции и гражданской войны, с целью подготовки обобщенных материалов и документов к изданию.
   Был утвержден пятилетний план деятельности вновь образованного Истпартотдела, который предусматривал подготовку пятитомной истории партийной организации ЦЧО, двухтомного исследования по истории гражданской войны, одного тома об участии комсомольцев в боях против белогвардейщины. Для проведения этой работы часть архивных материалов была сосредоточена в Воронеже. Важную роль для развертывания научно-исследовательской работы в ЦЧО, - отметил в книге автор, - имело V-е Всесоюзное совещание истпартовских работников, проходившее в Москве в январе 1929 года. На данном совещании был определен развернутый план работы истпартовцев как на ближайшую, так и долгосрочную перспективу. Свидетельством этому как раз и является издание многотомников по важнейшим историческим событиям советского государства.
   Из содержания книги видно, что совещаний, постановлений и планов было проведено и составлено на разных уровнях власти вполне достаточно. Теперь следовало реализовать постановление ЦК ВКП (б) об издании многотомной истории гражданской войны в масштабе всей страны - и выпустить трехтомник "Очерков по истории гражданской войны в ЦЧО". Автор даже конкретизировал, какие материалы должны были войти в каждый том.
   В эти годы вышли книги "1917 год в Воронежской губернии" и "Революционное движение. Хроника 1918 года". Материалы по данным темам были собраны и проанализированы. Автор делает справедливое замечание, что во второй книге освещаются события на территории Воронежской и Тамбовской губерний, а вот для Орловской и Курской губерний в ней места не нашлось.
   В 1931 году Истпартотдел обкома опубликовал сборник документов и материалов "Гражданская война в ЦЧО". Сборник подготовили В.Н. Алексеев и А.А. Комаров. Автор отмечает положительные качества сборника, большой охват затронутых проблем по гражданской войне в течение почти двух лет. В тоже время имелись и некоторые недостатки: слабо показана деятельность профсоюзов в годы гражданской войны, а также отсутствуют ссылки на использование архива и газеты.
   В изданной к 15-й годовщине Красной Армии истпартотделом книги воспоминаний "Богучарцы", наряду с положительными сторонами книги воспоминаний, автор приводит несколько серьезных упущений и недостатков. Вот один из таких примеров: В.А. Алексеев в предисловии пишет, что "богучарцы на протяжении двух лет были почти единственной частью Красной Армии, отстаивающей границы ЦЧО". - Это не соответствует истине, - отмечает Д. Лаппо. - Достаточно сказать, - напоминает он, - что на территории Центрально-Черноземного центра против белогвардейцев сражались 8, 9, 13-я армии и конный корпус С.М. Буденного. Сделаны и другие серьезные замечания по книге, что безусловно сыграло свою положительную роль.
   В 1935 году Истпартотдел Воронежского обкома ВКП (б) опубликовал сборник документов и материалов "Комбеды Воронежской и Курской областей", а также сборник "Борьба за Советскую власть в Воронежской губернии" (1917-1918 гг.). Автор дает развернутую оценку этим сборникам, отмечая как положительные их качества, так и допущенные недостатки. В этом и важность труда автора историографии, который не занимается простым перечислением изданных монографий, книг, брошюр и сборников по актуальной теме. Знакомясь с содержательными выводами Д. Лаппо, читатель убеждается, что выпуск многих научных трудов есть основательная подготовка к изданию многотомной "Истории гражданской войны" (1917-1921 гг.).
   ... В третьей главе книги, которую Д. Лаппо озаглавил - "Исследования 30-х - середины 50-х годов", всесторонне отражается труд партийных организаций, истпартов, ученых историков, краеведов в дальнейшем, более полном и углубленном, исследовании героических событий периода гражданской войны в Центральном Черноземье. В этой многоплановой работе были определенные успехи и достижения, которые автор отмечает. Так в июне 1941 года был выпущен сборник статей и очерков с символическим заглавием "За Родину" (Орел, 1941 г.). Сборник сопроводил вступительной статьей ветеран партии, крупный деятель советского государства Е. Ярославский. Свою статью он озаглавил - "Великая Отечественная война советского народа". Уже шла война и выпуск сборника был как нельзя кстати.
   Д. Лаппо отмечает, что книги о подвигах Красной Армии в борьбе с белогвардейцами имели большое воспитательное значение для советских людей, в формировании у них чувства патриотизма, любви к Родине и ненависти к ее врагам. Приводится пример, что в период войны было издано 460 названий книг о героическом прошлом страны общим тиражом свыше 33 миллионов экземпляров.
   Освещается руководящая роль партии, коммунистов в победе над врагами в тяжкие годы гражданской войны. Так, в сборнике статей "Разгром белых под Орлом", который открывается призывом В.И. Ленина "Все на борьбу с Деникиным!", показывается огромная организаторская роль партии большевиков в боях против деникинцев. Приводятся примеры, когда создавались отряды из коммунистов, рабочих и крестьянской бедноты. Это были самые боеспособные отряды, героически боровшиеся за Советскую власть.
   Руководящая роль партии коммунистов раскрывается и в книге И. Кизрина "Курская парторганизация в эпоху Октября и гражданской войны" (1933 г. Курск). Д. Лаппо дает положительную оценку этой книге, в которой правдиво отражены многие проблемы борьбы с белогвардейцами, отмечается заслуга коммунистов, сумевших сплотить вокруг себя не только рабочий класс и бедняцкое крестьянство, но и его средние слои, которые не хотели возвращения прежних помещичьих порядков.
   В тоже время в отдельных книгах и сборниках допускались недостатки и упущения. Автор отмечает эти недостатки со ссылкой на архивные документы, разъясняет в чем они заключались.
   ... "Новейшие сборники документов и воспоминаний", так озаглавил четвертую главу своей книги по историографии гражданской войны в Центральном Черноземье Д.Д. Лаппо. Что же это за новейшие издания, и какие в них поднимались, анализировались и отражались вопросы?
   Известно, что В.И. Ленин держал постоянную связь с областями Центрального Черноземья, интересовался жизнью населения, в те годы в основном крестьянского, и эту связь, особенно в период боев частей Красной Армии с белогвардейскими отрядами генералов Краснова и Деникина, подтверждает множество телеграмм, писем, распоряжений и других ленинских документов. К В.И. Ленину обращались со своими наболевшими вопросами жители губерний Центрального Черноземья, есть примеры, когда к Ильичу ездили на прием, и он принимал граждан при всей его загрузке как государственного деятеля.
   Ученые историки и краеведы стали более углубленно и целенаправленно изучать эти связи, происхождение тех или иных ленинских документов, в связи с чем они возникали, кому предназначались, что в каждом конкретном случае хотел решить В.И. Ленин, и как влияла переписка с вождем революции на ход гражданской войны и послевоенного хозяйственного строительства?
   В книге Д. Лаппо представляет результат данных научных исследований. Взять к примеру Воронеж. Здесь вышли сборники материалов "Переписка В.И. Ленина с воронежцами" (1960 г.), "Письма Ильичу" (1969 г.). Аналогичные сборники были изданы в Тамбове, Курске, Брянске, Белгороде и в других губерниях. Следует отметить, что переписку с В.И. Лениным имели и армейские подразделения Красной Армии. Автор приводит в книге важный пример - воспоминание бывшего командира 13-й стрелковой дивизии Б.К. Колчигина, одного из авторов телеграммы В.И. Ленину в связи с годовщиной Октября. В этой телеграмме красноармейцы клялись Ильичу, что будут достойно защищать интересы народа и Советскую власть. В книге справедливо отмечается, что особенно много писем и телеграмм поступало к В.И. Ленину, когда он был ранен эсеркой Каплан. Автор анализирует содержание вышедших сборников, подчеркивает их историческую важность.
   За каждой ленинской телеграммой, письмом, распоряжением, как правило, стоял важный вопрос, который необходимо было решить и без волокиты проинформировать об этом В.И. Ленина. В годы гражданской войны от решения таких вопросов зачастую зависела судьба молодой республики Советов. Автор обращает внимание читателей на многогранную деятельность В.И. Ленина, его умение даже в сложной обстановке вовремя решать важные государственные дела.
   Автор книги по историографии гражданской войны в Центральном Черноземье сам посвятил ленинской теме немало своих поисковых страниц и книг. Поэтому особо важна его оценка работам, посвященным деятельности В.И. Ленина в период гражданской войны. Он анализирует некоторые небольшие по объему, но исключительно важные для истории работы, которые были написаны авторами по ленинским документам.
   Это Б. И. Илешин, написавший небольшую, но ценную работу "В.И. Ленин о Тамбовском крае", И.В. Люков "За ленинской строкой", Г.А. Орловский "Как дела в Тамбовской губернии?". Д.Д. Лаппо называет ряд фамилий историков и преподавателей ВУЗов, работников архивов, которые плодотворно работали по тематике гражданской войны: это И.С. Батраченко, П.Е. Павленко, Е.Г. Шуляковский, И.Г. Воронков, А.А. Шехова и много других. Себя из-за скромности он не называет, хотя следовало бы, так как в Центрально-Черноземном крае вряд ли кого можно сравнить с ним по широте подхода и плодотворности научных исследований, посвященных истории гражданской войны в губерниях Черноземья.
   В период с середины 50-х годов до конца шестидесятых более масштабно и углубленно, с опорой на хорошую источниковедческую базу и
   воспоминаний активных участников гражданской войны выходят работы, в которых по-прежнему акцентируется внимание читателей на руководящую роль партии, практической деятельности Советов всех уровней по мобилизации трудящихся на борьбу с врагами революции, формировании воинских частей Красной Армии, решении продовольственных проблем. Такие сборники вышли в Орловской, Тамбовской и других областях. Автор, как бывший военный, особо подчеркивает, что в отдельных частях Красной Армии большинство составляли коммунисты, которые дрались с белогвардейцами до последнего патрона, показывая личным примером беспартийным красноармейцам как надо защищать свою свободу и родную власть Советов.
   Вновь хотелось бы обратить внимание читателей на то, что Д. Лаппо, как ученый историк, краевед, хорошо разбиравшийся в военной обстановке, не пропускает допущенных отдельными авторами ошибок и неточностей в их работах по гражданской войне. Это относится к сборнику: "Статьи, воспоминания, очерки. Курск. 1917-1957 гг.", по которому он делает справедливые поправки. Тоже самое, касалось сборника воспоминаний "Против Деникина" (М.1969 г.). В сборнике автор статьи Г.П. Ломакин вопреки объективным фактам пишет, что А.Е. Снесарев1 летом 1918 года возглавлял в Царицыне белогвардейскую подпольную организацию. Впоследствии его, якобы, осудили и расстреляли как предателя.
   В эти годы начали издаваться объемные работы, посвященные пролетарскому интернационализму, боевому содружеству в годы гражданской войны. К ним относится сборник документов и материалов "Пролетарская солидарность. Из истории интернациональных связей трудящихся Черноземного Центра России. 1917-1945 гг." (Отв. редактор В.С. Головин).
  
   ____________
   1А.Е. Снесарев, бывший генерал-лейтенант. Добровольно вступил в Красную Армию и в мае 1918 года был назначен военным руководителем Северо-кавказского военного округа. Находясь в Царицыне, проявил себя честным и искренним сторонником власти Советов, много сделал для обороны города, никогда не был связан с контрреволюционными организациями. Издательско-полиграфический центр Воронежского университета в 2011 году выпустил монографию В.В. Будакова "Честь имею", посвященную выдающемуся военному мыслителю отечественному геополитику, ученому, педагогу, уроженцу слободы Старая Калитва Воронежской губернии Андрею Евгеньевичу Снесареву.
  
  
  
  
   В IV-ой главе историографии Дмитрий Данилович дает высокую оценку книге В.А. Потапенко "Записки продотрядника". В.А. Потапенко и его правдивая книга о том, как решался вопрос хлебозаготовок в годы гражданской войны, когда буржуи хотели задавить Советы голодом, заслуживает такого уважения. Мне (А.С.) приходилось встречаться с В.А. Потапенко, слушать бывшего питерского рабочего о встрече с В.И. Лениным, его рассказ о работе в качестве одного из 55 руководителей продотрядов Воронежской губернии по изъятию излишек хлеба у кулаков для голодающих рабочих Москвы и Петрограда. Ветеран партии коммунистов был участником исключительно-важных событий в воронежском крае, которые как в военном, так и в продовольственном вопросах решались непосредственно под руководством В.И. Ленина. Д.Лаппо приводит на страницах книги примеры героизма коммунистов-продотрядников, представителей Советов Новохоперского уезда, которые нередко погибали, чтобы не дать возможности умереть с голоду рабочим крупных городов России. Читателя не может не заинтересовать, что все разделы книги В.А. Потапенко (всего их 16-ть) начинаются с цитаты В.И. Ленина, смысл которых автор потом ярко и убедительно раскрывает в своих очерках. Приведу лишь некоторые цитаты В.И. Ленина.
   - На Россию надвинулся бич голода, который обострился неслыханно.
   - Голод не оттого, что хлеба нет в России, а оттого, что буржуазия и все
   богатые дают последний решительный бой господству трудящихся,
   господству рабочих, Советской власти на самом важном и остром
   вопросе, на вопросе о хлебе.
   - Приходится напрягать все силы, чтобы победить разруху, победить
   голод, победить войска помещиков и капиталистов, пытающихся
   добиться восстановления старой власти царя и богачей, эксплуатато-
   ров.
   - Кто не сдает излишков хлеба государству, тот изменник и предатель
   рабочих и крестьян, тот виновен в смерти и мучениях лишних десят-
   ков тысяч рабочих и крестьян в Красной Армии.
   - Кулаки - самые зверские, самые грубые, самые дикие эксплуататоры,
   не раз восстанавливавшие в истории других стран власть помещиков,
   царей, попов, капиталистов.
   - Победить голод... Приходится решать эту задачу в обстановке
   гражданской войны, самого бешеного, отчаянного сопротивления
   эксплуататоров всех рангов, всех мастей. А вот еще примеры из книги
   В. Потапенко:
   С 1 июля 1918 года хлеб в Петрограде стали распределять по классовому принципу: хлебный паёк рабочим - полфунта в день, служащим - четверть фунта в день, лицам свободных профессий - одна восьмая фунта в день... На почве голода стало расти недовольство. Подняла голову контрреволюция.
   22 мая 1918 года В.И. Ленин обратился к питерским рабочим с письмом "О голоде", где призывал их к "крестовому походу" против кулачества.
   Обстановка в стране была крайне сложной, но ее надо было решать. Вспомнились слова В.А. Потапенко, которые он говорил при встрече с пропагандистами: - "Непросто было изымать хлеб у кулаков для голодающего населения. А что делать? Люди от голода в городах умирали...".
   У самого В. Потапенко судьба была сложной. Позже, по чьему-то злому доносу (сколько их было тайных доносчиков), он был подвергнут необоснованным репрессиям, но выдержал, не сломался, а потом написал правдивую книгу и не одну.
   Пятая глава в книге Д.Д Лаппо - последняя. В нее Дмитрий Данилович поместил новейшие исследования по истории гражданской войны. Автор проводит четкую мысль о том, что к средине 70-х годов архивный и научно-исследовательский потенциал в областях Центрального Черноземья, как и по всей стране, значительно окреп. Он пополнился новыми важными архивными документами и материалами, на более высокую ступень поднялась в высших учебных заведениях историческая наука, приобрели достаточный опыт в исследовательской работе научные кадры историков. Во всех областях Черноземья вышли из печати новые сборники документов и материалов, в которых всесторонне освещалась роль коммунистической партии в борьбе за укрепление Советской власти в годы гражданской войны.
   Работа активно продолжалась и все последующие годы. Автор включил десятки книг, сборников, брошюр, которые были опубликованы именно в эти годы. Из печати выходили крупные исследования.
   В 1967 году были изданы "Очерки истории Воронежской организации КПСС", "Очерки истории Орловской партийной организации", в 1970 году из печати вышли "Очерки истории Тамбовской организации КПСС". В каждой из этих книг подробно освещаются годы гражданской войны и роль партии большевиков за отстаивание и укрепление власти Советов.
   В Воронеже были изданы "Очерки истории Воронежской области" (1967 год), книга Т.М. Севастьяновой "Революционерки Воронежа" (1967 год).
   Автор положительно отмечает работу И.С. Батраченко и П.Е. Павленко "Воронежская организация КПСС в годы гражданской войны и иностранной интервенции" (1958-й год).
   Им был отмечен также сборник очерков "Гвардейцы революции", выпущенный Центрально-Черноземным книжным издательством в 1967 году. В сборнике 25 очерков. Особое внимание привлекает рассказ об Иване Александровиче Чуеве. Он один из активных участников революционных событий в Воронежской губернии.
   - Его революционная деятельность, - считает Д. Лаппо, - заслуживает большего к себе внимания. Кстати, от И. Чуева мной (А.С.) было получено благодарственное письмо за изданную мной книгу "Боевая рабочая", где освещалась и его деятельность в укреплении Советской власти в Воронеже и в губернии.
   И.А. Чуев родился в селе Кривоносовка Богучарского уезда Воронежской губернии. Он был солдатом 58-го запасного полка. Принимал участие в установлении Советской власти в Воронеже, избирался председателем губисполкома, был военным комиссаром Воронежской губернии. В гражданскую войну И.А. Чуев - комиссар 12-ой стрелковой дивизии, затем комиссар 8-й армии и председатель ревтрибунала этого же соединения. Он участник Великой Отечественной войны. До ухода на пенсию работал в московской городской коллегии адвокатов. Словом, для Воронежской области он человек весьма заслуженный, и мне было приятно получить от него хорошую оценку о моей краеведческой работе.
   Ранее мной (А.С.) уже отмечались работы Б.И. Алешина "В.И. Ленин о Тамбовском крае", Г.А. Орловского "Как дела в Тамбовской губернии?" В.В.Шпаковского "Борьба Тамбовской партийной организации за развитие социалистической революции и укрепление Советской власти в губернии в 1918 году". Эти и другие исследовательские работы по истории гражданской войны значительно расширяют познания читателей о сложном периоде гражданской войны.
   Автор отметил, как заслуживающую внимания, и мою (А.С.) работу "М.И. Калинин на воронежской земле". В Воронеже М.И. Калинин побывал неоднократно, каждый раз оказывал руководству области конкретную помощь в укреплении экономики и сельского хозяйства.
   Д. Лаппо знакомит читателей книги с интересными фактами, называя поименно женщин героев Октябрьской революции и гражданской войны: Н.К. Крупскую, А.М. Коллонтай, Р.С. Землячку, Ж.М. Лябурб, Г.И. Окулову-Теодорович, Л.М. Рейснер, Е.Б. Бош, А.А. Янышеву. За героизм и мужество, проявленные в годы гражданской войны, 58 женщин награждены орденами Красного Знамени. Воронежцам нелишне знать, что Г.И. Окулова-Теодорович и А.А. Янышева сражались с белогвардейцами генерала Краснова и Деникина на Воронежской земле.
   А всего за героизм и мужество, проявленные в годы гражданской войны, орденом Красного Знамени награждено более 15-ти тысяч человек. Среди них Всесоюзный староста М.И. Калинин, тринадцатилетний Федя Семенов, поэт Демьян Бедный, исследователь Арктики И.Д. Папанин, маршалы М.Н. Тухачевский, К.К. Рокоссовский, полковник С.В. Кольцов, бойцы-интернационалисты Бела Кун, Олеко Дундич.
   Завершая историографию гражданской войны в Центральном Черноземье, Дмитрий Данилович Лаппо рекомендовал историкам и краеведам полнее раскрывать роль партийных органов, коммунистов и комсомольцев в организации борьбы с белогвардейцами и в укреплении Советской власти. Высказывал и другие пожелания, в частности, вести научные работы об участии трудящихся отдельных уездов и населенных пунктов в борьбе против белогвардейщины.
   - "Создание новых книг и брошюр о подвигах наших предков, об их беззаветной преданности идеям коммунизма, - считал он, - почетная обязанность историков, писателей, журналистов, работников архивов и издательств". Не лишне к этим словам добавить, что мы не должны перечеркивать героизм нашего народа в годы гражданской войны. Это было бы кощунством, преступлением перед памятью героев, погибших за наше светлое будущее. Народ - это не представители того или иного режима, который сам порой своими действиями провоцирует народ против себя. Режимы приходят и уходят, а народ остается.
   Обзор книги Д.Д. Лаппо "Историография гражданской войны в Центральном Черноземье" мной завершен. Открыл тетрадь с некоторыми записями о встречах с Дмитрием Даниловичем. Попал в точку - запись 1974 года. Читаю: - "Более пяти лет занимался проблемой историографии гражданской войны в Центральном Черноземье. Пришлось проделать огромную работу по изучению и анализу изданных за 50 лет сборников документов, материалов, воспоминаний, монографий, очерков, статей, ввести в научный оборот новые архивные документы. Подобное исследование проведено впервые в нашей стране". Это подводил итог своей работы автор книги. И далее:
   "Столько лет исследовал эту проблему, но по непонятным причинам рукопись в план издания университета на 1975 год почему-то не включили. Будем пробивать".
   Теперь нам известно, что книга была издана в юбилейном 1977-м году. Возможно так и лучше.
   Читаю записи дальше. Какая все-таки у Дмитрия Даниловича в работе разноплановость! В 1974 году им подготовлен очерк "От Волхова до Одера". Он его посвятил своему коллеге, участнику Великой Отечественной войны, доценту истфака университета Ефиму Герцеговичу Шуляковскому.
   Подготовил также статьи: "Истпарт Воронежской губернии о гражданской войне в СССР", "Истпарт Центрально-Черноземной области о гражданской войне в СССР", "Отделение историков-марксистов в Центрально-черноземной области".
   В ноябре 1974 года Дмитрий Данилович на расширенном заседании кафедры сделал научный доклад "Из истории общества историков марксистов".
   Все эти статьи, очерки, выступления выполнялись им в плане всесторонней разработки важной для страны темы "Историография гражданской войны в Центральном Черноземье".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XVI
  
   ... Взял из папки очередную книгу. На лицевой стороне красочной твердой обложки название: "Они защищали Советскую власть", а под названием картина: с ружьями наперевес, в летней форме идет отряд красногвардейцев.
   В юбилейном 1977-м году Д.Д. Лаппо порадовал читателей выпуском двух своих книг. Смотрю в конце книги на оглавление. Оно не слишком большое: предисловие и шесть очерков. Предисловие написал старый большевик, активный участник гражданской войны в Воронежской губернии М. Рошаль. Он с уважением относился к творчеству ученого историка и краеведа Д. Лаппо и дал высокую оценку его произведению.
   Последний очерк в книге - "Золото в пути". Вспомнилось, что раньше прочитал его с большим интересом. Автор правдиво и с художественным вкусом знакомит читателей с событием далекого 1918-го года. Все начиналось в Воронеже. Когда к городу приблизились белогвардейцы генерала Краснова, то губком партии решил перевести в безопасное место находящиеся в государственном банке золото и ценности на сумму в 120 миллионов рублей. Было решено эти ценности вывезти в Самару. Золото и ценности погрузили в восемь вагонов, а в двух других вагонах разместился сопровождавший ценный груз вооруженный отряд.
   Дальше автор увлекательно рассказывает о том, какие проблемы вставали на пути доставки золотого запаса Воронежского госбанка.
   Кому посвящены остальные очерки? В одном из них речь идет о Иосифе Варейкисе и его соратниках-коммунистах, которые в Симбирске ликвидировали мятеж левого эсера командующего Восточным фронтом Муравьева. Мятеж в Симбирске, родине В.И. Ленина, возник после мятежа левых эсеров в Москве. Читателю интересно будет узнать о роли И. Варейкиса в своевременном подавлении мятежа, который возглавил Муравьев.
   Следующий очерк посвящен малоизвестному герою гражданской войны, человеку необычной судьбы и крупному специалисту после войны Илье Николаевичу Шамаеву. Он родился в Новохоперске, а свой очерк автор так и назвал "Комиссар из Новохоперска".
   Об истории героической, и совсем короткой жизни командира 12-й стрелковой дивизии, сражавшегося на Воронежской земле и освобождавшего в 1919 году от белогвардейцев город Воронеж, Андрея Григорьевича Рева, повествует автор в своем очередном очерке. Судьба этого человека заставляет задуматься.
   Интересно почитать как в 1919-м году в Мичуринске (тогда Козлове) и Липецке формировал 61-ю стрелковую дивизию будущий маршал и крупный государственный деятель Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов.
   О пребывании в тревожном 1919-м году в Воронеже, в качестве представителя редакции газеты "Правда" известного писателя Александра Серафимовича рассказывает автор в следующем очерке.
   У каждого героя очерка автор находит какую-то необычную "изюминку", о которой читателю будет приятно узнать. Книга посвящена Личностям, которые прославили себя как в период гражданской войны на территории Воронежского края, так и в последующие годы.
   Мне (А.С.) почему-то захотелось больше узнать о героической жизни и деятельности Ильи Николаевича Шамаева, кого автор назвал комиссаром из Новохоперска. Что и говорить - высокая честь. Очерк о И. Шамаеве Дмитрий Данилович начал интригующе: - "Встреча с человеком интересной судьбы - всегда радость. С трепетным волнением переступил я порог московской квартиры Ильи Николаевича Шамаева".
   Так чем же заинтересовал И. Шамаев известного ученого историка и фронтовика Д. Лаппо? Что за Личность - комиссар И. Шамаев?
   Разговор был долгим, и вот что Дмитрий Данилович узнал... Родился Илья Шамаев в 1898 году в рабочей семье. Отец всю жизнь был паровозным машинистом. Жили бедно, еле концы с концами сводили. Илья с детства помогал семье. Рос и воспитывался среди таких же ребят из рабочих семей. Был умен, стремился к учебе. Закончил среднетехническое училище в Ростове-на-Дону. Жил впроголодь. Не раз задумывался, почему одним на жизнь куска хлеба не хватает, а другие жируют? Примкнул к революционно- настроенной молодежи. Участвовал в рабочих митингах и собраниях. Жадно впитывал в себя большевистские идеи. Вступил в рабочую милицию, а после февральской революции 1917 года разоружал царскую полицию.
   Советскую власть воспринял целиком и полностью. Когда на Дону возник мятеж атамана Каледина, Шамаев без принуждения выступил с другими рабочими на защиту Советской власти. Каледин был разбит, но на Нижнем Дону стали формироваться контрреволюционные силы генерала Краснова. В боях с белогвардейцами Шамаев проявлял себя как решительный защитник власти Советов. Оборонял Ростов, Лиски, ходил в разведку, охранял железнодорожный мост через Дон. В разгар боев с красновцами в сентябре 1918 года вступил в ряды РКП (б). В таких условиях формировались взгляды и убеждения героя в дооктябрьские и послеоктябрьские дни.
   Когда белогвардейские армии генерала Краснова были разгромлены, Воронежский губком РКП (б) направил молодого коммуниста на учебу в Воронежский университет. Поступил на физико-математический факультет. В университете возглавил фракцию студентов-коммунистов. Стал председателем старостата, с которым ректорат считался. Однако, учебу пришлось прервать из-за очередного похода на Москву теперь уже белогвардейских армий генерала Деникина. Вместо книги пришлось вновь взять в руки винтовку. Вначале доверили должность организатора-агитатора 1-й бригады 40-й стрелковой красногвардейской дивизии. Так в 1919 году начался боевой путь молодого коммуниста Ильи Шамаева.
   В чем же заключалась "изюминка"?
   Немало думал Шамаев о том, чтобы его приняли как своего в красноармейской бригаде. Кто такой организатор-агитатор? Это тот же комиссар, которым его назначат чуть позже, но в другую бригаду. Коммунист-агитатор, коммунист-комиссар, это и почетно, но и ответственно, особенно в период боевых действий. Комиссар должен являть собой личный пример для своих подчиненных.
   Автор очерка умело описывает действия молодого комиссара, когда красноармейцам не хватало обмундирования, вооружения, когда совершались многокилометровые марш-броски, но особенно в период боевых действий. Быть впереди, показывать пример, воодушевлять других, не ныть, но и не допускать ненужных послаблений, Дмитрий Данилович подбирает факты о мужестве комиссара И. Шамаева, который не жалеет себя ради спасения жизни подчиненных.
   В районе станицы Казанской белогвардейцы прижали один из полков бригады к берегу Дона. Как быть? Надо во что бы то ни стало прорвать кольцо окружения. И Шамаев с группой пулеметчиков-коммунистов сумел пробраться во фланг атакующего противника и шквальным огнем пулеметов заставил белогвардейцев оставить свои позиции. Полк вырвался из окружения.
   Себя не щадил, зато подвиги других старался отмечать достойно. Храбро сражался с белогвардейцами Деникина 359-й полк, много раз красноармейцы полка совершали массовый героизм, показывая пример другим частям бригады, как надо громить деникинцев. Эти успехи во многом объяснялись умелым руководством со стороны командира полка Дронова. В боях и на отдыхе он был всегда с солдатами. Комиссар ходатайствовал перед вышестоящим руководством о награждении полка Красным Знаменем, а командира полка Дронова представил к ордену Красного Знамени.
   Примеры, примеры... В ходе тяжелых боев бригада понесла большие потери и была отведена в тыл на доукомплектование. Шамаев настойчиво просится на фронт и его направляют комиссаром в другую бригаду 40-й дивизии. Вновь боевая обстановка, вновь жизнь на передовой.
   Командиром бригады только что назначили бывшего полковника царской армии, шестидесятилетнего В. Страховича. Царский полковник, преклонный возраст, многие красноармейцы качают головой. Состоялась беседа комиссара со своим командиром. Страхович правдиво объяснил причину своего добровольного перехода служить в Красной Армии: это вера, что только большевики, которых поддерживает народ, способны победить контрреволюцию. Царский режим его не устраивал. Комиссар поверил командиру и защищал его. Но были и те, кто Страховичу не верили, считая, что он - контра. Не доверял ему и командир 356-го полка Д. Качалов. Воспитательные беседы комиссара не воспринимал. Однако после очередного боя отношение Качалова к командиру бригады резко изменилось. На подступах к Павловску части бригады встретили ожесточенное сопротивление противника. Первая атака 356-го полка провалилась. Огонь противника усиливался, были погибшие. Даже сам командир полка Качалов не смог поднять подчиненных ему солдат на вторую атаку. Прибывший в полк Страхович с шашкой и наганом в руках сумел увлечь за собой в штыковую солдат и разгромить противника. Д. Качалов после боя встал перед ним на колени и попросил прощения.
   Автор приводит встречу Шамаева со Страховичем, когда уже закончилась гражданская война, но шла война Великая Отечественная и бывший комиссар Шамаев занимался строительством оборонительных сооружений на Черноморском побережье. Семья Шамаева жила в Гудауте Абхазской АССР. Как-то сын Шамаева рассказал отцу, что у них в школе преподает географию Владимир Василевич Страхович, участник гражданской войны и, вообще, очень толковый человек. Встреча командира и комиссара бригады были душевной и волнительной. Столько разговоров и воспоминаний о гражданской войне и жизни после ее окончания! Страхович постарел, прибаливал и все сокрушался, что не может быть в рядах защитников Отечества. После той встречи Страхович пожил совсем мало, он умер в конце декабря 1942 года.
   Своему бывшему командиру И. Шамаев установил на могиле в Гудауте памятник с надписью: "Боевому командиру Красной Армии В.В. Страховичу от его бывшего комиссара".
   После окончания гражданской войны жизнь у И. Шамаева была, как всегда, напряженной. Вот ее основные вехи:
   - Август 1921 года Воронежский губком РКП (б) назначил И.Н. Шамаева уполномоченным по заготовке продовольствия. Пришлось разъяснять рабочим и крестьянам о сущности и значении НЭПа, собирать для голодающих хлеб, вести борьбу с кулаками и разными бандитскими шайками.
   - Февраль 1922 года. Воронежский губком РКП (б) назначил И.Н.Шамаева комиссаром Борисоглебского района ЮВжд, а спустя полгода - начальником вооруженной охраны Юго-Восточной железной дороги. Шла ежедневная борьба с отрядами Антонова, Колесникова, Фомина, Гайворонского.
   - Осенью 1923 года получил направление в московский институт транспорта, который окончил в 1928 году. Работал инженером, старшим инженером и начальником изысканий железных дорог в Средней Азии.
   - В январе 1933 года назначен начальником участка шахты на строительстве метро в Москве. Его здесь вклад - ввод линии первой очереди длиною всего лишь в 11,6 километра. Станцию назвали - "Красные ворота", переименовали позже в станцию "Лермонтовская". Много нового и поистине героического было сделано советскими инженерами метростроевцами в те годы. Среди них был и Илья Николаевич Шамаев. За свой труд он был отмечен Почетной грамотой ВЦИК СССР. Автор приводит отрывок из письма в газете "Комсомольская правда на Метрострое". Комсомолец Михаил Жеглов пишет: - "Очень сильно помог тов. Шамаев комсомолу. Я даже считаю, что он заслуживает звания почетного комсомольца. Как только он пришел на шахту, сразу же начал работать с комсомольцами. Примером своей замечательной жизни Илья Николаевич воспитывал и меня".
   - В марте 1937 года И.Н. Шамаев был назначен начальником бюро по проектированию Байкало-Амурской магистрали, в которой изложены главные принципы БАМа и показано ее значение для развития экономики Сибири и Дальнего Востока.
   - Когда началась Великая Отечественная война, И. Шамаев включился в строительство оборонительных сооружений на Черноморском побережье, а после окончания войны возглавлял Всесоюзный трест "Мосторемтоннель", затем был заместителем начальника московского Метростроя.
   С 1958 года Илья Николаевич Шамаев - персональный пенсионер союзного значения. Ушел на заслуженный отдых. Вспомним: - Родился в бедной семье. Полуголодная учеба в Ростове, Советскую власть воспринял всей душой. Активно защищал ее в годы гражданской войны. Учеба в московском институте транспорта. Участвовал в строительстве московского метрополитена и в проектировании Байкало-Амурской магистрали. Эти и другие судьбоносные решения для Советского государства не обошли стороной Илью Николаевича Шамаева.
   Дмитрий Данилович Лаппо назвал его человеком интересной судьбы. Такой судьбой можно только гордиться. Мне (А.С.) в заключение хотелось бы открыть "изюминку", то есть главную особенность жизни Ильи Николаевича.
   - Его жизнь, на мой взгляд, человечна, потому как была посвящена борьбе за высокую социалистическую идею. Он всегда находился на передовой, как боевого, так и трудового фронтов. В этом он себя и увековечил.
  
  
  
  
  
  
   XVII
  
   ... "Честь и доблесть" - так емко и весьма удачно назвал свою очередную книгу Дмитрий Данилович Лаппо. Книга выпущена Центрально-Черноземным книжным издательством в 1980 году. Как и многие его работы, она посвящена известным, малоизвестным и неизвестным для массовых читателей героям гражданской войны, с честью и доблестью защищавших власть Советов.
   Герои книги - коммунисты. Это были люди разных национальностей: русские, украинцы, белорусы, грузины, латыши, молдаване... В борьбе за идею социального равенства, за светлое будущее трудового народа, они не щадили себя в боях с внутренней и внешней контрреволюцией. Своим личным примером коммунисты повышали боевой дух армейских подразделений, что, в конечном итоге, и привело к победе Советской власти над силами империализма. Всех их в этой борьбе вооружал идеями и вдохновлял вождь Октябрьской революции В.И. Ленин.
   Тяжело досталась победа. Более 50-ти тысяч коммунистов погибло в боях за свободу и независимость народной власти, а сколько полегло на полях сражений беспартийных красноармейцев из числа пролетариев и бедных крестьян, взявших в руки оружие для защиты Советской власти.
   Из девяти очерков книги мне (А.С.) хотелось бы более подробно остановиться на одном - "Посвящаю В.И. Ленину". И вот почему. Герой очерка А. Буханцов выходец из бедной крестьянской семьи Новохоперского уезда Воронежской губернии. Уверен, что его фамилия массовому читателю ни о чем не говорит. Кто он? Чем прославил себя? Что явилось причиной того, что еще не закончилась гражданская война, а он взялся писать драму "Дезертир", которую посвятил вождю революции В.И. Ленину?
   Обстановка в стране была крайне сложной. На примере одной небольшой семьи, находящейся в прифронтовой зоне, автор показал, что в те тяжелые для молодой республики Советов годы "фронт" - кто за белых, а кто за красных, часто проходил даже в семьях. Примеров тому было немало. Сын главы одной такой семьи Кулакова - Капитон, вернувшись домой с первой империалистической войны, где пропитался идеями большевизма, принялся активно укреплять советскую власть в родном селении. Его поддерживала сестра Оля и местная учительница. Но брат Капитона - Сергей, решил время боев переждать в лесу и определиться, с кем воевать, когда выяснится победитель. Его поддерживали родители, считавшие себя людьми хозяйственными. Смысл их жизни таков - зачем рисковать и лезть на рожон, когда можно и переждать? Автор показал это доходчиво и убедительно.
   Все прояснилось, когда село заняли белопогонники и стали зверствовать, восстанавливая былые царские порядки. Их выходки образумили родителей Капитона. Дезертир Сергей вышел из леса и твердо решил, что воевать теперь будет только на стороне красных.
   Сюжет пьесы прост, но поучителен. Нельзя не отметить, что дезертирство из Красной Армии в 1919 году было значительным, что в целом ослабляло армию и негативно отражалось на результатах борьбы с белогвардейцами. Вопрос был настолько серьезен, что рассматривался на Пленуме ЦК РКП (б), который обязал партийные организации широко использовать все формы и методы воспитательной работы на искоренении дезертирства. Особо этот вопрос касался среднего крестьянства, которое проявляло колебание к кому пристать - к красным или белым? Эта работа велась и в Новохоперском уезде. Одним из ее организаторов стал председатель уездного исполкома А. Буханцов. Рабочий по профессии, без высшего образования, но имея богатейший революционный и жизненный опыт, он долго вынашивал мысль о написании пьесы, посвященной проблеме дезертирства. Свою мечту, наконец, осуществил. Пьеса была поставлена самодеятельными артистами местного драмкружка и проходила с большим успехом и поддержкой среди населения уезда.
   Текст пьесы со своим сопроводительным письмом А. Буханцов отправил В.И. Ленину. Некоторые мысли из письма хотелось бы привести дословно. Читаем:
   - "Уважаемый товарищ, Владимир Ильич! - Посылаю Вам один экземпляр первого литературного труда "Дезертир", драму в трех действиях с эпилогом, посвященную Вам.
   Материал в драме - пережитки нашего Новохоперского уезда вовремя пребывания в прифронтовой полосе бывшего южного фронта - взят исключительно из жизни... Многих работников, в том числе и меня, Вы сумели воспитать в стойких честных коммунистов. В настоящее время состою председателем уездного исполкома, а также членом укомпарта, заведующим агитационно-пропагандистским отделом.
   Просьба, если найдется у Вас свободная минута, хотя в нескольких словах сказать Ваше авторитетное и компетентное мнение, что для меня будет очень ценно. С коммунистическим приветом Андрей Буханцов".
   Известно, что к В.И. Ленину обращались люди разных сословий и профессий. Немало было и таких, кто приезжал к вождю, чтобы поделиться с ним своим горем, тревогами или послушать Ильича по волновавшим их житейским вопросам.
   Давал ли В.И. Ленин ответ А. Буханцову по оценке его пьесы "Дезертир" или нет, неизвестно. В связи с огромной загрузкой по работе, мог и не ответить. Но на совещании с делегацией Пленума ЦК Всероссийского Совета пролеткульта по вопросам строительства пролетарской культуры он, в частности, говорил: - "Это хорошо, что рабочие сочиняют свои пьесы, пишут стихи, издают журналы и книги, играют на сцене своих клубов". Слова вождя будто сказаны про А. Буханцова - рабочего по профессии, автора пьесы и стихов, печатавшихся в уездной газете "Рабочий и крестьянин", живо откликавшегося на выполнение ленинских призывов и указаний. Благодаря таким как А. Буханцов удалось значительно уменьшить отток дезертиров из Красной Армии и пополнить ее ряды за счет крестьян-середняков, активно вступивших на защиту родной Советской власти.
   ... Книга "Честь и доблесть" получила высокую оценку, как в местной, так и в центральной печати.
   Академик И.И. Минц в предисловии книги писал: - "Не впервые воронежский историк Д.Д. Лаппо обращается к жизни видных деятелей КПСС, героев и полководцев гражданской войны. Его книги "Иосиф Варейкис", "Николай Разин", "Революцией мобилизованные", "Бойцы ленинской закалки", "Гвардии генерал-лейтенант", "В одном строю", "Они защищали Советскую власть" хорошо приняты читателями".
   Заместитель директора ЦГАСА, заслуженный работник культуры РСФСР Т. Караева в "Военно-историческом журнале" (N 10, 1981) отмечает: - "Книга включает 9 очерков, в которых исследуется ход выполнения ряда важнейших указаний В.И. Ленина, касающихся Центрально-Черноземной области... Книгу отмечает документальность и научность содержания. Она написана образным литературным языком".
   В журнале "История СССР" (N 6, 1980) подчеркивается, что автор "обоснованно, логично соединяет в очерках различного рода факты, сведения, почерпнутые из архивов, газет, воспоминаний, художественной литературы, а также в его беседах с участниками, свидетелями тех лет или потомками героев".
   Кандидат исторических наук А.И. Мельчин в своем отзыве на рукопись Д.Д. Лаппо "Честь и доблесть" делает акцент на то, что в работе "хорошо показана руководящая роль КПСС, деятельность коммунистов в боевой обстановке... Там, где было особенно трудно, где грозила наибольшая опасность, появились коммунисты, посланцы губкомов РКП (б), городских и уездных партийных организаций".
   В литературном обзоре журнала "Подъем" (N 4, 1981) отмечается: - "Ныне известно более тысячи ленинских писем, телеграмм, резолюций, заметок, надписей на документах, относящихся к вопросам обороны, страны. Эта часть ленинского наследия, - отмечает известный советский историк Ю.И. Кораблев, - ценнейший источник для изучения принципов стиля Ленинского партийного, государственного и военного руководства. Одной из работ на эту тему является книга воронежского историка Д.Д. Лаппо "Честь и доблесть".
   Кандидат исторических наук Е. Габелко обращает внимание читателей на волнение, которое вызывает письмо А.А. Буханцова В.И. Ленину, впервые опубликованное в книге "Честь и доблесть".
   Труд Д.Д. Лаппо в установлении истории рождения этой книги ("Дезертир" А.С.) и появления ее в Кремлевской библиотеке В.И. Ленина был немалым. Автор настойчиво продолжал поиски жизненного пути А.Буханцова, его личного участия в революционном движении и в борьбе с белогвардейцами, а также в работе после гражданской войны на трудовом фронте. Его жизненный путь - яркий пример потомкам для подражания.
   Для читателей и для истории нашего Отечества ученым Д.Д. Лаппо открыты новые герои гражданской войны. Многое читатель узнает об огромной роли В.И. Ленина и его посланцев в Воронежскую губернию для решения вопросов о срочном укреплении Южного фронта в период накала боев Красной Армии с белогвардейцами генералов Краснова и Деникина. Автору удалось раскрыть жизненный и боевой путь тех, кто не щадя себя выполнял указания и распоряжения вождя революции.
   В связи с этим появились новые факты, эпизоды, раскрывающие ранее неизвестные подробности хода гражданской войны на территории Воронежской губернии.
   Все это автором описано по-военному четко и убедительно. Заслуга автора состоит и в том, что его очерки читаются с большим интересом, о чем свидетельствуют многочисленные письма и отзывы читателей.
   Всестороннее освещение героизма Красной Армии в годы гражданской войны, показ самоотверженных поступков коммунистов и беспартийных красноармейцев, имеет исключительно важное значение для воспитания у будущих поколений страны чувства патриотизма, любви и преданности к своей Родине! Это играет и огромную роль для убедительной контрпропаганды тем провокационным силам и действиям сторонников империализма, которые поливают грязью и чернят разными ложными вымыслами идеи Октября и тех, кто по зову сердца и души защищал Советскую власть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XVIII
  
   ... Очередная книга Д. Лаппо "В.И. Ленин и судьбы героев" выпущена Центрально-Черноземным книжным издательством в 1983 году. В ней одиннадцать очерков - о судьбах героев гражданской войны, посвятивших свою жизнь выполнению конкретных военных заданий вождя Октябрьской революции В.И. Ленина. На общем фоне обстановки в республике Советов ярко просматривается, пока подробно не изученная, военная деятельность В.И. Ленина по защите завоеваний Октября. Книга "В.И. Ленин и судьбы героев", как и предыдущая работа автора "Честь и доблесть", получила самую высокую оценку как среди ученых историков и краеведов, так и у широкого круга читателей.
   В статье "Силой ленинской народной правды" ("Коммуна", сентябрь, 1983 г.) Б. Подкопаев пишет:
   - "Важной особенностью книги "В.И.Ленин и судьбы героев" служит то, что на ее страницах явственно вырисовывается образ В.И. Ленина, выдающегося политика, стратега, полководца и военного мыслителя... Другая особенность книги состоит в том, что в ней действуют лица, так или иначе соприкасавшиеся с Лениным, выполнявшие его прямые директивы, испытавшие на себе силу ленинской мысли, обаяние ленинской натуры..."
   Кандидат исторических наук Е. Габелко в статье "По зову вождя" (журнал "В мире книг; N 4, 1984 г.) пишет:
   - "Книга воронежского историка Д.Д. Лаппо "В.И. Ленин и судьбы героев"... основана на архивных источниках и значительно обогащает историографию этого периода жизни и деятельности В.И. Ленина".
   В литературном обзоре журнала "Подъем" (N 4, 1984 года) отмечается: - "Как и в предыдущей книге ("Честь и доблесть" А.С.), за исходный факт для раскрытия судьбы того или иного героя, автор берет выдержку из Биографической хроники В.И. Ленина и на ее основе ведет читателя в глубь своего повествования... кропотливое следование за ленинской строкой потребовало от автора выявить, изучить и положить в основу своей книги сотни архивных документов, многие комплекты центральных и местных, а также армейских газет. Особую ценность представляют сведения о беседах автора с участниками боев за Советскую власть, их родными и боевыми соратниками".
   Можно привести и другие отзывы, в которых ученые и журналисты высоко оценивают труд Дмитрия Даниловича Лаппо.
   Вновь перечитал все очерки. Они легко запоминаются. Как всегда у каждого героя есть своя изюминка, я об этом уже говорил. Выбрал поподробней представить читателю - Михаила Ивановича Хлоплянкина. По двум причинам. Если сам В.И. Ленин приглашал его на беседу, как члена коллегии Наркомтруда, значит на это у него были важные основания.
   Была осень 1921 года. Время для молодой республики Советов крайне тяжелое. Гражданская война в основном закончена, но предстояло восстанавливать порушенное войнами народное хозяйство страны. Что скрывалось за этой беседой? А еще - в какой раз меня поражала хватка, умение ученого историка Д. Лаппо не только отыскивать такие Личности, но и правдиво, без громких слов знакомить читателя с их жизнью.
   А начиналось все довольно просто. Работая с материалами ЦГАСА (Центральный государственный архив Советской Армии), Дмитрий Данилович, нашел, как он пишет, "ценные документы" о деятельности некоего комиссара Хлоплянкина.
   Он всегда проявлял большой интерес к командирам, комиссарам крупных воинских соединений Красной Армии, сражавшихся с белогвардейцами на территории Воронежской губернии. Личность комиссара его заинтересовала. Этот интерес возрос, когда изучая Биографическую хронику В.И. Ленина, Д. Лаппо узнал, что вождь революции 3 октября 1921 года (с 21 часа) беседовал с членом коллегии Наркомтруда М.И. Хлоплянкиным. Возник вопрос - не бывший ли это комиссар 7-ой стрелковой дивизии? Решил посоветоваться со своим давним знакомым А.И. Мельчиным, который был знатоком командиров и комиссаров воинских подразделений Красной Армии в период гражданской войны. Беседа была удачной. Анатолий Иванович Мельчин тоже вспомнил, что весной 1930 года к ним в школу Черноярского района, что недалеко от Волгограда, на встречу с учителями и учащимися приходил председатель Нижневолжского крайисполкома Хлоплянкин. Эту фамилию он хорошо запомнил, как и то, что он тогда оказал школе большую помощь. Для Д. Лаппо это была солидная зацепка и ее, не теряя времени, следовало раскрутить. Как нельзя, кстати, в показе личной жизни М.И. Хлоплянкина неожиданно помогло еще одно важное обстоятельство. Просматривая "Литературную газету" (сентябрь 1981 год), Дмитрий Данилович обратил внимание на фамилию автора статьи об одном кинофильме - Т. Хлоплянкину. Позвонил в редакцию. Ответ обрадовал - да, это дочь героя гражданской войны и видного Советского работника М.И. Хлоплянкина. Как было не порадоваться такой удаче. Состоялась встреча ученого историка с Татьяной Михайловной Хлоплянкиной. Она рассказала Дмитрию Даниловичу все, что знала об отце в период его послевоенной жизни и работе на ответственных должностях, а он ей передал копии архивных документов об отце - участнике гражданской войны, которых у нее не было.
   Дальше надо было работать и работать, собирая и обобщая материалы о жизни М. Хлоплянкина, то есть готовить очерк. Все вроде бы получалось так просто, если проанализировать ходы Дмитрия Даниловича. Но ведь он мог и не обратить внимания на фамилию комиссара 7-ой стрелковой дивизии? Комиссаров в гражданскую войну столько было! А сколько их погибло за народное счастье? Все так. Но это уже не стиль работы ученого историка Д. Лаппо. Он продолжал находить все новые и новые стороны жизни о бывшем комиссаре, а результат нам известен - появился еще один малоизвестный герой гражданской войны, работавший по заданию вождя революции В.И. Ленина. Свой очерк Дмитрий Данилович назвал просто - "Посланец Замоскворечья".
   Теперь коротко о жизни М.И. Хлоплянкина. Родился в 1892 году в семье рабочего-железнодорожника Москвы. Несмотря на семейные трудности, родители помогли сыну поступить в реальное училище, после успешного окончания которого он поступил в коммерческий институт (сейчас это московский институт народного хозяйства имени Г.В. Плеханова). Учился хорошо, изучал экономику, увлекался статистикой, будто зная наперед, что со временем это ему крепко пригодится. В студенческие годы молодой Хлоплянкин познакомился с работами В.И. Ленина, читал его "Развитие капитализма в России", участвовал в забастовках, распространял большевистские газеты и листовки! Изучал также ради интереса основы военного дела, как бы предвидя, что скоро придется воевать и ему это не помешает. Таким был кругозор у молодого сторонника большевистской теории и практики М. Хлоплянкина. В партию большевиков он вступил в 1914 году.
   После окончания института какое-то время пришлось поработать в Оренбурге. Там тоже поддерживал связь с заводскими рабочими. Это был период начала I-ой мировой войны.
   После свержения самодержавия, вернулся в Москву и стал большевистским агитатором в районе Замоскворечья. В нем проживали десятки тысяч рабочих разных заводов Москвы. Участвовал в создании красногвардейских отрядов Замоскворечья, обучал их боевой выучке. Его избрали членом президиума районной Думы Замоскворечья и членом правления профсоюза служащих Москвы.
   Вскоре красногвардейские отряды рабочих Замоскворечья, с активным участием М. Хлоплянкина, разгромят юнкеров и овладеют штабом московского военного округа. С этого времени началась военная стезя М. Хлоплянкина. Она продолжилась в боевых действиях вначале на Восточном, потом на Южном фронтах. Характерно, когда М. Хлоплянкину предложили должность снабженца, он категорически от нее отказался и попросил отправить во фронтовую часть. Автор приводит примеры, как коммунист Хлоплянкин воодушевлял красноармейцев, шел впереди рядовых солдат на белогвардейцев в рукопашную, делил с ними фронтовые трудности и лишения. За это и любили красноармейцы своего комиссара.
   Еще не закончились бои с белогвардейцами, как перед республикой Советов встал вопрос восстановления народного хозяйства. Кругом царила страшная разруха. Из армейских частей стали создаваться трудовые армии. Этот вопрос В.И. Ленин держал на особом контроле. Он подписал постановление об Украинском Совете трудовой армии. Начальником оперативно-трудового управления штаба армии был назначен М.И.Хлоплянкин. Вскоре было разработано и подписано В.И. Лениным постановление об организации Главного управления трудовыми частями Республики. В марте 1921 года Совет труда и обороны назначил М.И. Хлоплянкина начальником этого управления. Штаб Красной Армии обязали обеспечить передачу воинских частей в распоряжение Наркомтруда. Это был важный переход республики Советов к мирной трудовой жизни. Автором показана еще совсем малоизученная роль В.И. Ленина об использовании частей Красной Армии по восстановлению народного хозяйства страны. Роль трудармейцев в решении этого народнохозяйственного вопроса была огромна.
   В тексты очерков книги "В.И. Ленин и судьбы героев" автор добавил немало заслуживающих внимания фактов и примеров. Вот один из них. Только из Москвы, когда В.И. Ленин призвал все силы бросить на разгром Колчака, было отправлено на Восточный фронт 32 видных партийных и советских работника. Среди них был и Михаил Иванович Хлоплянкин.
   Известно, что В.И. Ленин уделял особое внимание привлечению на службу в Красную Армию военных специалистов царской армии. Автором приводится конкретный пример: если к середине июня 1918 года таких офицеров, добровольно перешедших на службу в Красную Армию, насчитывалось 9 тысяч человек, то к концу гражданской войны их уже было, по предварительным подсчетам, 48,5 тысяч. Убедительно.
   М.И. Хлоплянкин, хотя и выходец из рабочей семьи, но был образован и считался способным хозяйственным руководителем. Проявляя интерес к науке, написал много статей о проблемах восстановления народного хозяйства страны, знал болевые точки в этом вопросе. Не случайно его, молодого коммуниста, прошедшего фронтовые дороги, назначили начальником Главного управления трудовых частей Республики. Ему тогда не было и тридцати лет.
   Через несколько месяцев с ним встретится сам В.И. Ленин. Речь на этой встрече пойдет о вопросах, связанных с деятельностью трудовых частей по восстановлению народного хозяйства страны. После этой встречи будут приняты важные решения, которые не только подвели итоги сделанного, но и определялись перспективы активизации развития экономики в масштабах всей страны.
   Автору книги "В.И. Ленин и судьбы героев" пришлось немало потрудиться, чтобы дать читателю правдивое представление о жизни советских людей, как в годы гражданской войны, так и в период восстановления и развития народного хозяйства страны. Руководила этим процессом коммунистическая партия во главе с В.И. Лениным. Его указания выполняли твердые и надежные единомышленники, пришедшие в революцию и защищавшие ее по зову сердца. Они были выходцами из разных сословий: из рабочих - Варейкис, Павлов, Хлоплянкин, из крестьян - Рева, Бабкин, Свечников, из дворян - Чернавин, Станкевич, Аржанов и много других.
   Немало из них отдали свои жизни в боях с врагами за счастье трудового народа. Другие, после гражданской войны, стали строить новую жизнь. Михаил Иванович Хлоплянкин станет первым заместителем народного комиссара внутренней торговли СССР. Он эту высокую должность заслужил. Книга написана доходчивым языком и читается с интересом.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XIX
  
   Передо мной четыре книги по истории гражданской войны, которые были изданы Дмитрием Даниловичем Лаппо в последние годы его жизни. Это: "Их вдохновлял Ленин" (Москва, "Воениздат", 1990), "Герои гражданской войны" (Воронеж, ЦЧКИ, 1987), "На воронежской земле" (Материал к 70-й годовщине Великого Октября, Воронеж, 1987) и "Красные генералы" (Москва. Издательство Знание", 1991). Очередная книга Д. Лаппо "В красно-белом отсвете трагедии" (Воронеж, ЦЧКИ, 1993) была издана уже после его смерти и мне подарена женой Варварой Александровной с ее печальной дарственной надписью: - "Глубокоуважаемому Анатолию Савельевичу Силину на память о его учителе и друге".
   Когда Дмитрий Данилович умер, меня в городе не было и о его смерти я, к сожалению, ничего не знал. Похоронили моего учителя и наставника на его малой родине в г. Велиже Смоленской области. После его смерти будет издана еще одна книга Дмитрия Даниловича "Жертвы беззакония". Но об этом разговор отдельный.
   Из четырех книг остановлюсь на дарственной надписи книги "Красные генералы". Знакомым мне почерком Дмитрий Данилович написал: - "Анатолию Силину. С надеждой и уверенностью в поисках нового на литературном фронте и с благодарностью за "Осколок". Дружески. Автор. Октябрь, 1991 года".
   Если бы все знать наперед, ведь Дмитрию Даниловичу осталось жить менее года. Он с надеждой и уверенностью советует мне искать новое на литературном фронте, то есть при жизни дал мне свой дружеский наставнический наказ. Сам-то в своем поиске на историческом поприще уже в то время твердо утвердился, приступив к работе в архивах Комитета государственной безопасности по изучению личных дел невинно пострадавших в период Сталинских репрессий. Несмотря на больное сердце, работал упорно, настойчиво, результативно, готовя на суд массового читателя книгу о войне, только не гражданской, а совсем в другом плане. Он поднял пласт, до этого совсем неизвестных читателю документов по репрессиям в 30-ые годы прошлого века. Все пропускал через себя, через свою душу и успел-таки подготовить книгу, хотя окончательно подорвал свое больное сердце.
   ... Вернусь однако к книгам Д. Лаппо, которые были изданы им еще при жизни. В них много схожего, общего по гражданской войне, о чем ранее мной уже отмечалось. Общий подход автора здесь таков - все герои гражданской войны, которые мной (А.С.) определены для показа читателю, бывшие военные специалисты старой царской армии, добровольно вставшие под знамена Красной Армии на службу своего народа.
   Кто эти офицеры? Как сложилась их военная и послевоенная жизнь? Перед нами, как отмечал кандидат исторических наук Е. Габелко, "Портреты целой плеяды военных специалистов старой армии". Да, именно плеяды! В книге "Красные генералы" автор отмечал, что по новым уточненным данным к концу гражданской войны численность военных специалистов уже превысила 72 тысячи человек. Среди них более 250 было только генералов. В.И. Ленин активный сторонник широкого привлечения к службе в Красной Армии бывших офицеров, у которых был большой профессиональный опыт в военном деле. А создаваемая регулярная Красная Армия как раз в этом остро нуждалась. Кроме боевого революционного духа, чего в Красной Армии было в полном достатке, старым кадровым военспецам в то время отводилась заглавная роль в обучении молодого командного состава армии Советов передовым навыкам стратегических, оперативных и тактических вопросов, а также военной техники и современного вооружения. Далеко не все офицеры из среднего и высшего командного состава старой армии были активными приверженцами царского строя. Потребовалось не такое уж большое время, чтобы немалая их часть разобралась в сущности новой Советской власти. Чем активнее эта власть и нарождающаяся ее народная армия защищались от внутренней и внешней контрреволюции, тем больше офицерского состава прозревало и добровольно переходило на службу в ее ряды. В свое время об этом в исторических источниках замалчивалось и больше внимания уделялось предательству бывших царских офицеров. Но от фактов никуда не уйдешь. В настоящее время исследователи истории гражданской войны в стране сходятся в мнении, что добровольный переход военспецов в ряды Красной Армии положительно содействовал в победоносном окончании гражданской войны.
   Нельзя не отметить наиболее известных генералов, перешедших на сторону Советской власти. Это: М.Д. Бонч-Бруевич, А.А. Брусилов, А.Е.Снесарев, А.М. Зайончковский, В.В. Чернавин, А.В. Соболев, А.В.Станкевич, А.П. Николаев и многие другие. Некоторым из них сейчас стали посвящаться научные исследования и книги. Очерки Д.Д. Лаппо о генералах А.В. Станкевиче, В.В. Чернавине, А.В. Соболеве, штабс-капитане А.Г. Рева и некоторых других показывают героическую жизнь этих замечательных людей, которые не жалея своих жизней боролись за счастье трудового народа.
   В статье "Красные генералы" ("Коммуна", 20.12. 1991 г.) отмечалось: - "Антон Владимирович Станкевич, Всеволод Владимирович Чернавин, Александр Васильевич Соболев и другие сыграли, если и не выдающуюся, то весьма заметную роль в ходе гражданской войны. Двое из них - Станкевич и Соболев, попав в руки белых, были казнены, а Чернавину удалось закончить войну живым, до самой пенсии он был связан с Красной Армией".
   Начнем со Станкевича. Читая очерк, ощущаешь, что автор, как человек и как фронтовик, преклоняется перед необычным героем гражданской войны. Ранее, в наших разговорах, автор сожалел, что о довоенной мирной жизни Станкевича узнал совсем мало. Надеялся продолжить о нем и его жизни путем кропотливого дальнейшего исследования. Не получилось. Из книги Д. Лаппо "Красные генералы" можно узнать, что Антон Владимирович Станкевич (1862-1919) родился в имении Губино Поставского района Витебской области. Дворянин. На военном службе с 1878 года. Окончил Виленское пехотное училище. С 1908 года командир Бузулукского пехотного полка. В годы первой мировой войны командовал полком, бригадой, дивизией. Генерал-майор. В феврале 1918 года стал добровольно служить в Красной Армии и ему доверили командование 42-ой стрелковой дивизии, которая формировалась из повстанческо-партизанских отрядов, возникших в период борьбы с германскими интервентами.
   В дивизии отсутствовала революционная дисциплина, у красноармейцев не хватало боевой выучки, в отдельных полках царило анархистское настроение. Автор приводит примеры, как седой, но еще довольно крепкий генерал, которому было под 60 лет своим повседневным, профессиональным трудом приводил эту дивизию в боевую единицу Красной Армии, которую в скором времени стали побаиваться вымуштрованные белогвардейцы Деникина и Краснова. Генерал совсем мало сидел в штабе, а все время пропадал на передовой, вникая в службу командиров и комиссаров, делил трудности с рядовыми красноармейцами. С ним считались как с опытным военным специалистом.
   Авторитет Станкевича возрастал. О нем, о его появлении в Красной Армии Южного фронта было наслышано и руководство белогвардейцев. Оно не могло с этим мириться и направило генералу письмо с предложением перейти в ряды "великого и святого воинства, которое идет спасать Русь и скоро будет в Москве". Пригрозили, если от их предложения откажется. Но Станкевич на послание заявил однозначно - нет. Мало того, он в числе 137 бывших офицеров, служивших в частях и соединениях 13-й армии, подписал письмо к офицерам армии генерала Деникина, в котором белогвардейским воякам предлагалось перейти на сторону Красной Армии, защищавшей народ, а не богатую верхушку России.
   Осенью 1919 года Станкевича назначили командующим левой группой войск 13-й армии, в которую входили две стрелковые дивизии, кавалерийская бригада и несколько отдельных отрядов. Шли тяжелые бои, белогвардейцы рвались к Москве.
   Обстановка на Южном фронте осенью 1919 года была сложной. Станкевич старался делать все от него зависящее, чтобы сдерживать натиск белогвардейцев и вверенными ему войсками наносить врагу ощутимые удары. Были успехи, но были и неудачи. В книге приводятся примеры, которые характеризируют обстановку на фронте, а также с какой ответственностью и самоотверженностью решал боевые задачи на своем командирском посту генерал Станкевич. От него всегда исходил дух уверенности и стойкости.
   Многие из командиров и красноармейцев заявляли, что после разговора с ним, появлявшуюся неуверенность и слабость духа как рукой снимало. Для них он был родным отцом.
   Трагедия произошла в середине октября 1919 года. Штаб дивизии в то время находился на станции Золотарево. Неожиданным кавалерийским налетом белогвардейцы захватили станцию, а также арестовали некоторых работников штаба и генерала Станкевича. О том, как вел себя на допросах Станкевич, рассказал позже захваченный в плен начальник белогвардейской охраны командира дивизии Станкевича унтер-офицер Погосов.
   Из Золотарево Станкевича под усиленным конвоем доставили в Орел, где в здании кадетского корпуса его ожидал Деникин. Над связанным генералом конвоиры в пути всячески издевались, но он стойко переносил оскорбления. При встрече Деникину своей руки не подал. Оскорбленный Деникин пытался разговорить Станкевича словами, что он дворянин, зачем же изменять дворянскому сословию. Предложил должность заместителя командующего армейским корпусом. Станкевичу даже поднесли новенький китель с генеральскими погонами и орденами, а после взятия Москвы пообещали присвоить звание генерал-лейтенанта. Примерять китель Станкевич не стал, а на все предложения Деникина ответил без всяких колебаний.
   - Я верен своему Отечеству и народу!
   - Мы тоже верны Отечеству и воюем во имя новой России, - напомнил Станкевичу начальник штаба генерал Романовский.
   - Мне с вами, господа, не по пути, - стоял на своем Станкевич. Как не пытался Деникин и его помощники сагитировать его перейти в стан белогвардейцев, чего только ради этого Станкевичу не обещали, все их потуги были впустую.
   - Разговор окончен, - заявил пленный красный генерал. Под надежной охраной Станкевича отправили в Золотарево, чтобы там казнить.
   Стойко и мужественно вел себя перед повешением Станкевич. Не выдал своего волнения, когда зачитывался приговор. Обращаясь к воякам Марковского полка и ко всем кого белогвардейцы согнали поглядеть на его казнь, Станкевич словно клятву произнес:
   - Я служил честно в Красной Армии, где мне доверяли и, теперь, умирая, я оправдываю это доверие. Его повесили, а потом раскаленным железным прутом на груди палачи выжгли пятиконечную звезду. Даже на белых смерть генерала произвела большое впечатление, и долго еще они передавали подробности этой казни.
   В конце октября Орел и Золотарево были частями Красной Армии освобождены. Разыскав тело погибшего генерала Станкевича, его отправили в Москву для погребения у стен Кремля.
   На траурном митинге позже было сказано:
   - Если так погибают наши товарищи, бывшие царские генералы, какова же сила всего рабоче-крестьянского движения!
   Реввоенсовет республики в феврале 1920 года посмертно наградил генерала Антона Владимировича Станкевича "за выдающиеся заслуги, проявленные в многочисленных боях с врагами Республики на пользу Социалистического Отечества" орденом Красного Знамени. Его имя высечено на гранитных плитах некрополя у Кремлевской стены.
   ... Читая очерки о "Красных генералах", убеждаешься в мысли, что автор полюбил Колчигина, Станкевича, Соболева, Чернавина и других мужественных военных, которые несмотря ни на что добровольно перешли служить в Красную Армию. Хотя такой переход давался некоторым из них нелегко. Взять к примеру, генерала Чернавина Всеволода Владимировича. Д. Лаппо на своих страницах убедительно описал его раздумья о том, как лучше поступить, когда старый царский режим развалился, а на новый - советский, будто стая злых собак, ополчилась вся внутренняя и внешняя контрреволюция.
   - Как дальше жить? - размышлял он в волнении. - Податься за границу? Но Родину он не покинет, да и материальных средств для этого у него нет. Сын вряд ли его приветит. Уехать в Тюмень, где родился и рос в дворянской семье? Но как там могут встретить? А от дворянства осталось одно название. Идти на службу к большевикам? Но он же дворянин, лишенный ими всего что имел: положения, звания, должности, наград... Раздумья были долгими и мучительными. Еще следует учесть и то, что к тому времени генералу Чернавину было под 60 лет.
   И, все-таки, решился встать под знамена Красной Армии. Свою положительную роль в его дальнейшей жизни сыграл давний знакомый, тоже генерал, одним из первых перешедший на защиту власти Советов, Бонч-Бруевич.
   Позже Чернавин делился на этот счет своими впечатлениями... - Это долгая история, - говорил он. "- Родился я в старинной дворянской семье, в старой армии прослужил сорок два года, за службу царю и Отечеству имел немало наград. Последняя должность - командир гвардейского корпуса. Но судьба свела меня с большевиками. Вначале сомневался в прочности власти Советов, но потом убедился, что в выборе своего жизненного пути нисколько не ошибся".
   В период самых жестоких схваток между красными и белыми Чернавин принял командирование 8-й армии, созданной в конце сентября 1918 года. Армия была слабой, недостаточно обученной, не хватало вооружения, большие трудности испытывались в обеспечении продовольствием и обмундированием. Но у красноармейцев, отстаивающих свою народную власть, был огромный революционный дух и настрой победить. В этом Чернавин все больше и больше убеждался. Как результат красновцы были разгромлены, и в этом немалая заслуга принадлежит командующему только что созданной 8-й Красной Армией В.В. Чернавину.
   Однако, здоровье было подорвано и пришлось оставить высокую должность. Но многие годы, уже находясь в преклонном возрасте, Чернавин был связан с рабоче-крестьянской Красной Армией.
   Какой раз приходится с особой благодарностью отмечать исследовательские усилия ученого и краеведа Дмитрия Даниловича Лаппо в показе жизнедеятельности генерала Всеволода Чернавина. На это потребовался его опыт и бойцовская хватка. В чем-то ему помог генерал-лейтенант в отставке Б.К. Колчигин, который служил под началом Всеволода Владимировича Чернавина в годы первой мировой войны. Он и подсказал Д. Лаппо, где проживал в Москве В. Чернавин. Но Чернавины в этом доме уже не проживали, зато жители подсказали, кто может прояснить, куда переехала не родная дочь семьи Чернавиных. Ухватившись за эту ниточку, Д. Лаппо разыскал дочь Чернавиных, которая берегла память о тех, кто ее удочерил после смерти родителей в 1922 году.
   О многом из жизни Чернавина Мария Всеволодовна рассказала воронежскому ученому, а главное познакомила его с сохранившимися документами. Повезло. Особой находкой для Дмитрия Даниловича явился послужной список В. Чернавина, по которому можно было проследить весь его дальнейший жизненный путь. Умер В. Чернавин в 1938 году. А еще от дочери Чернавиных историческая ниточка потянулась к сыну и внуку Всеволода Чернавина. Сын, Владимир, тоже пошел по военной линии. Он храбро сражался на фронтах первой мировой войны, был награжден многими боевыми офицерскими наградами. В 1918 году добровольно вступил в Красную Армию, прослужил до 1934 года и уволился по состоянию здоровья с должности заместителя командира стрелкового полка.
   Внук, Всеволод, так назвали его родители в честь деда, тоже стал офицером Балтийского флота. Погиб в годы Великой Отечественной войны. Дмитрий Данилович разыскал его мать и выяснил, что она ничто не знает о боевом пути сына, а также, где он погиб и похоронен.
   Дмитрий Данилович Лаппо сожалеет, что так мало мы знаем о знаменитой военной семье Чернавиных и надеется, что поиск о более подробной жизни будет кем-то продолжен.
   С большим волнением читается очерк Д.Д. Лаппо о генерале Соболеве Александре Васильевиче. В его жизни много общего с генералами А. Станкевичем и В. Чернавиным. Соболев родился в 1868 году в Витебской губернии. Отец - волостной писарь, мать - дочь крепостного крестьянина. Он - не дворянин, а генеральское звание и высокую воинскую должность получил благодаря своей отваге и мужеству в боях на русско-германском фронте. В апреле 1917 года солдаты избрали его командиром 82-ой стрелковой дивизии. Согласитесь, не часто так бывало в предреволюционные и революционные дни, чтобы солдаты своим командиром избирали царского генерала. Значит, Соболев у рядового состава дивизии пользовался особым доверием и уважением. Генерал Соболев солдатским доверием дорожил, и его не надо было агитировать переходить воевать в Красную Армию или не переходить. Им заранее уже было все обдумано и решено.
   Д. Лаппо в самом начале очерка пишет, что впервые о А. Соболеве он услышал от Б. Колчигина. Тот дал ему и копию приказа командующего 8-й армией, в котором говорилось о героической смерти начальника 13-й дивизии А.В. Соболева. После этого он стал собирать информацию, чтобы более подробно узнать о жизненном и боевом пути славного сына Отечества. Как всегда много работал в архивах, просматривал подшивки газет тех лет, встречался с ветеранами гражданской войны. Ему помогли разыскать сына генерала Соболева - Николая Александровича, инженер- полковника в отставке, профессора. Сын многое рассказал о своем отце.
   Из очерка читатель узнает, что герою Брусиловского прорыва, Георгиевскому кавалеру генералу Соболеву защитники царского режима не советовали переходить в ряды Красной Армии. Но он твердо отвечал - решение принято и нет причин его изменять.
   В июле 1918 года А. Соболева назначили командиром бригады. Бригада еще формировалась и здесь, как никогда пригодился профессиональный боевой опыт генерала. После завершения формирования бригады она влилась в 7-ую дивизию, сражавшуюся с белогвардейцами Колчака на Восточном фронте. Вскоре командиром этой дивизии был назначен А. Соболев.
   Автор по-военному четко, с присущей ему армейской подготовкой описал участие 7-й стрелковой дивизии в боях с колчаковцами. Соболев, как начдив, умело выбирал момент для нанесения точного удара по врагу, профессионально, по-военному обеспечивал взаимодействие разных родов войск: пехоты, артиллерии, кавалерии. Всего несколько месяцев дивизия сражалась с врагом, но за это время ему был нанесен ощутимый урон. За успешные боевые действия на Восточном фронте А. Соболев был награжден орденом Красного Знамени. В связи с изменением военной обстановки на Южном фронте, дивизию в конце июня 1919 года перебросили в район Курска. Бои здесь были напряженными, дивизия несла большие потери. Автор приводит немало примеров из боевой жизни начдива Соболева и вверенных ему полков дивизии. После изматывающих боев дивизию отвели в тыл на доукомплектование. Генерал Соболев не хотел терять время и рвался на передовую. Его назначили начальником 13-й дивизии 8-й армии.
   К этому времени Воронеж был освобожден от белогвардейцев и их громили под Касторной, Нижнедевицком, Бобровом, Таловой. Вскоре 13-ю дивизию перебросили в район Анны, с целью дальнейшего наступления на Тишанку, Бирюч, станцию Хреновое и Бобров, где были сосредоточены отборные части 3-го Донского корпуса противника. Тишанка моя (А.С.) малая родина. Именно здесь произошел случай с генералом Соболевым, который характеризует его как опытного, талантливого военачальника Красной Армии.
   Когда полки начали наступление на Тишанку и Бирюч, Соболеву доложили, что красноармейцы 114-го полка, находясь в резерве, отказались идти за наступающими. Полк находился в небольшом селении Кушлив. Автор умело описал о том, как повел себя А. Соболев в данном, далеко не простом, случае.
   Выглядело все это так... Красноармейцы встретили начдива гробовым молчанием. Соболев уже знал, что приказ о наступлении красноармейцы отказались выполнять потому, что плохо обуты. Один из красноармейцев положил около начдива свою винтовку, при этом заявив: - "Воюй сам, а меня отдай в трибунал".
   Соболев молча сел на лежавшее рядом бревно, снял свои сапоги и, протянув их красноармейцу, попросил: - Дайте, пожалуйста, мне ваши лапти.
   - Зачем лапти? - опешил красноармеец.
   - Да, да, лапти, повоюю в лаптях, в которых сейчас ходит половина трудовой России.
   - Ну, нет! - воскликнул солдат и забрал винтовку обратно.
   - Ура-а, начдиву! - закричали красноармейцы и через час, как пишет автор, полк двинулся к Тишанке.
   С изумительной выдержкой и тактом автор показал Соболева в случае с взбунтовавшимися красноармейцами. Так мог поступить только военачальник, хорошо понимающий психологию рядовых солдат, многие из которых воевали с белогвардейцами в лаптях. Красноармейцы поверили начальнику дивизии, потому что он им говорил правду, какой бы горькой она для них не была.
   В очерке приводятся еще примеры, которые характеризуют А.Соболева как вдумчивого командира. Вот один из таких примеров. Когда начальник хозяйственной части одного из полков стал злоупотреблять спиртными напитками, Соболев снял его с работы и оштрафовал на месячный оклад с передачей денег в политотдел для культурно-просветительных целей. Отличный пример для других командиров.
   На исходе был февраль 1920 года. Гражданская война близилась к своему завершению, Красная Армия уверенно гнала остатки белогвардейцев к Черному морю. Отступая, белогвардейцы зверствовали. Собрав остатки Добровольческой, Донской армий, пятого конного корпуса, кубанской конной дивизии и разрозненные терские части, белогвардейцы неожиданно контратаковали на участке 8-й армии красноармейские соединения и потеснили их правый фанг. Белоказаки ворвались в станицу Аксайскую, где размещалось командование 13-й стрелковой дивизии, и взяли в плен Соболева с некоторыми его помощниками. В плен попал также командир бригады Скиргайло.
   Соболеву предложили искупить свою вину и перейти на службу в стан белых, пообещав при этом вернуть ему генеральское звание, награды, офицерскую честь. Но зря старались белогвардейцы, не удалось им сагитировать Александра Васильевича никакими своими посулами.
   - Я работник Красной Армии и не изменю идее, которой служу, - ответил он решительно и однозначно, хотя и знал, что впереди его ожидает только смерть. Так и случилось. Белогвардейцы убили Соболева и всех, кто был с ним.
   А на другой день части Красной Армии освободили от белых станицу Аксайскую, потом Ростов-на-Дону, Нахичевань. В этих боях погибло немало красноармейцев. Всех их, а вместе с ними похоронили с почестями и останки героя-командира 13-й дивизии Александра Васильевича Соболева в городе Александровск-Грушевский (ныне город Шахты) Ростовской области.
   11 марта 1920 года в "Комсомольской правде" была опубликована статья "Революционный сплав", в которой сообщалось о героической смерти красного генерала А.В. Соболева, его товарищей и тех, кто погиб на Ростовской земле в боях с белогвардейцами.
   13 июля 1920 года В.И. Ленин на заседании Малого Совнаркома распорядился назначить пенсию семье геройски погибшего в боях с белогвардейцами начальника 13-й красноармейской дивизии Александра Васильевича Соболева.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XX
  
   ... Само название книги "В красно-белом отсвете трагедии" говорит о том, что речь в ней пойдет о гражданской войне: войне соотечественников, войне жестокой, когда красные убивают белых, а белые красных, когда в этой кровавой рубке погибает немало невинных, мирных людей. У читателя, сужу по себе (А.С.), постоянно в голове крутиться и просит ответа вопрос - неужели нельзя было как-то обойтись без этой страшной в родном Отечестве человеческой бойни? Выходит, что обойтись было никак нельзя.
   Книга во многом схожа с теми, которые Д.Д. Лаппо написал и которые нами уже рассматривались. Но есть и существенное отличие. Вдумайтесь в названия некоторых ранее изданных книг: "Бойцы ленинской закалки", "В.И. Ленин и судьбы героев", "Их вдохновлял Ленин", "Красные генералы", "Воронежцы против белогвардейщины", "Они защищали Советскую власть" и другие. В них от названия книги до содержания текста речь идет о том, как трудовой народ, возглавляемый партией большевиков, созданной и руководимой В.И. Лениным, боролся против буржуев и тех, кто их поддерживал за отстаивание своих человеческих прав. Автор признается, что в гражданской войне пока больше изучены и показаны массовому читателю те, кто защищал народную власть. Показываются события и люди, которые умирали, не жалея своих жизней, за прекрасную идею. Белогвардейская же сторона и ее люди - исполнители, уничтожавшие без всякой пощады своих противников, пока учеными историками исследованы явно недостаточно. Автор говорил, что такое исследование необходимо. Шла война необычная, гражданская, в которой воевали люди разных классовых и социальных сословий, хотя известно и немало фактов, когда противниками становились люди одного сословия и даже одной семьи.
   Книга ценна своей правдивостью и актуальностью для всех времен, тем более, если в жизни человечества будут править несправедливость, обман, нажива, добываемая любыми путями, в том числе и жестокостью по отношению к неимущим.
   В самом начале книги, в главе "В борьбе за власть" автор приводит несколько убедительных примеров из тяжелой социально-экономической обстановки, которая сложилась в Воронеже и в губернии на начало ХХ-го века. В губернии проживало 3,3 миллиона населения, почти 90 процентов из них были крестьяне, естественно занимавшиеся сельским хозяйством. Но? Большая часть земли находилась в руках помещиков. Так у известного Бобровского помещика Орлова-Давыдова было в его распоряжении 73 тысячи десятин земли, у помещиков Раевских из Новохоперского уезда - 50 тысяч десятин. А в целом у одной тысячи Воронежских помещиков было столько земли, сколько ее находилось у 300 тысяч бедняцких хозяйств. Следует учитывать, что в губернии еще насчитывалось более 25 тысяч вообще безземельных дворов. В те времена семьи у крестьян были в основном большими. Нетрудно подсчитать, как будет это выглядеть в цифрах. Сразу приходит в голову мысль о царившей в России несправедливости. К этому прибавляются ненужные для народа войны, в которых бедняки для царского самодержавия были, как принято говорить, пушечным мясом. Да и содержать такую армию для трудового народа было непросто. Пример. В начале 1917 года только в Воронежской губернии находилось около 40 тысяч солдат и офицеров, многие из которых были против первой мировой войны и требовали для себя социально-экономических перемен.
   Книга написана на использовании автором огромного количества документальных архивных материалов. В этом ее особая ценность. Каждому начинающему изучать историю гражданской войны в Воронежской губернии, или в Черноземье, книга может дать столько конкретики, сколько получишь, длительно работая в архивах.
   Досконально, со знанием дела, описывает Д. Лаппо деятельность различных партий, работавших в те переломные для России годы среди народных масс. Помимо партии большевиков эту работу вели партии эсеров, меньшевиков, кадетов и некоторые другие мелкие партийки, отражавшие интересы разных слоев общества. Это "Трудовики", "Бундовцы", "Анархисты". Трудовое население губернии в основном поддержало партию большевиков.
   Революция победила, но теперь ее надо было защитить. Когда в наши дни кто-то пытается доказать, что это была не революция, а революционный переворот, то слушать подобные заявления смешно. Если это был революционный переворот, то почему же вся внутренняя и внешняя контрреволюция, ополчившаяся на власть Советов, ничего не могла поделать с этими переворотчиками в течение ряда лет? Да потому что революцию поддержал и защищал весь трудовой народ, а народ никаким контрреволюционным силам победить было не под силу!
   Книгу Д. Лаппо "В красно-белом отсвете трагедии" я бы (А.С.) назвал малой энциклопедией по истории гражданской войны в Воронежской губернии. Автор преподносит массовому читателю огромную фактуру по Октябрьской революции и гражданской войне, вооружает его сотнями фамилий тех, кто осуществлял это на практике. В каждой из двух глав есть разделы "Биографической строкой". В них говорится о том, кто возглавлял события Октября в Воронежской губернии, а потом активно защищал это завоевание.
   У каждой личности, к какой бы партии он не принадлежал, был в революцию свой путь, своя дорога и в коротких аннотациях о них можно немало узнать.
   Много полезного может почерпнуть для себя историк, краевед или просто читатель из таких разделов книги, как: "Без пощады друг к другу", "Жертвы террора", "Дезертирства", "Продразверстка". Порой задаешь себе вопрос: "Неужели все это было?". - Да было, просто время уходит и многое забывается. Хотя, события на Юго-востоке Украины нам сейчас напоминают чем обычно заканчивается такая беспамятливость.
   С интересом читаются разделы о людях разных партий и разных сословий, в том числе и о руководителях белогвардейского движения генералах Краснове Петре Николаевиче, Деникине Антоне Ивановиче, Мамонтове Константине Константиновиче, Шкуро Андрее Григорьевиче. У каждого из них по-своему сложилась жизнь, точно также как и у генералов белой гвардии с меньшими должностями: Лукомском Александре Сергеевиче, Маркове Сергее Леонидовиче, Романовском Иване Павловиче, Врангеле Петре Николаевиче. В книге дается объективная характеристика этим и другим белогвардейским генералам, с войсками которых сражались на воронежской земле подразделения Красной Армии.
   Дмитрию Даниловичу Лаппо удалось отыскать в архивах любопытные материалы о бывшем руководителе партии эсеров Буревом - (Соплякове) Константине Степановиче, а также о предводителе Воронежских эсеров Матвее Львовиче Коган - Бернштейне и других.
   Автор раскрывает неизвестные ранее читателям подробности пребывания на воронежской земле бывшего Председателя Реввоенсовета РСФСР, СССР Льва Давидовича Троцкого (Бронштейна), а также Лазаря Когановича, занимавшего после гражданской войны солидные должности в Коммунистической партии и Советском государстве и о многих других крупных советских военначальниках, деятелях партии и государства.
   Автор, название книги - "В красно-белом отсвете трагедии", дал неслучайно. Слишком большие человеческие жертвы принесла эта война российскому народу. Вряд ли кто сможет сейчас назвать точную или даже приблизительную цифру, сколько человеческих жизней война унесла с собой. Не до учета людских жертв тогда было. Бытовало мнение, что человеческая жизнь в годы гражданской войны упала в цене до нулевой отметки. Какая жестокость!
   Профессор Б.Я. Табачников в "Слове об авторе" отметил: - "Он (Д.Лаппо) всегда что-то хотел рассказать людям и в этом видел свое предназначение... Книга, которую читатель держит в руках, не исключение. На богатейшем источниковом материале автор восстанавливает зримые, документально достоверные картины трагического гражданского противостояния, возвращает нам имена людей, безжалостно вычеркнутых в свое время не только из жизни, но из самой истории".
   Дмитрий Данилович Лаппо считал, что к истории Октябрьской революции и гражданской войны потомки еще будут не раз возвращаться "с желанием понять свое прошлое, мудро и взвешенно разобраться в причинах и следствиях грандиозных исторических событий".
   Все так. Недовольство трудового народа, доведенного режимом царской власти до скотской жизни, наконец, в 1917-м году выплеснулось наружу, да с такой огромной силой гнева, что никакая сила этот гнев уже не могла погасить. Казалось бы, всегда надо помнить простую житейскую истину, что в истории народов и государств ничто просто так не возникает и не проходит бесследно. Плохо, когда существующие режимы власти из ошибок прошлого не делают для себя соответствующих выводов.
   Пора бы взять очередную, последнюю книгу Дмитрия Даниловича "Жертвы беззакония" (Издательство Воронежского университета, 1994), а руки не отпускают "В красно-белом отсвете трагедии". Почему? Попытаюсь объяснить. Всегда восторгался, сколько труда и своей души мой наставник вкладывал в каждую книгу. В том числе и эта ему далась не просто. Все в книге сконцентрировано, как бы собрано в единый кулак. Много полезного могут почерпнуть из нее те, кто соберется вникнуть или изучить историю гражданской войны в Воронежской губернии. Невольно задумываешься о тех грозных годах и событиях, особенно когда читаешь краткие зарисовки биографий об участниках революции и гражданской войны. Их много и все они такие по духу и социальному положению разные: красные, белые, всякие... Хочется больше узнать о каждом из них и, все же, выделяю тех, кто сражался за трудовой народ. Вполне естественен интерес узнать, как сложилась их дальнейшая жизнь. А вот тут есть над чем задуматься. Выбрал из раздела - "биографической строкой", активных защитников, скорее даже организаторов защиты советской власти. Их набралось 95 человек. Часть из них погибла в боях и сражениях с белогвардейцами, часть умерла от болезней, половина после войны активно приступила к строительству новой жизни, а вот 27 человек в годы сталинских репрессий были объявлены "врагами народа" и расстреляны.
   - Не много ли? - задался я вопросом. Как же так получилось, что неистовые большевики, герои Октября и гражданской войны, те кто своими жизнями и кровью доказали преданность Советской власти, вдруг, массово, объявлялись врагами своего народа и стали причастными к военно-фашистскому заговору??? Насчет "массовой бдительности" автор книги "Жертвы беззакония" приводит такой факт, что после суда над М.Н. Тухачевским было арестовано 980 командиров и политработников. Среди них 21 комкор, 37 комдивов, 29 комбригов, 40 дивизионных, бригадных и полковых комиссаров.
   В голове не укладывается. Ясно, что в те годы у молодой республики Советов было немало и врагов, и с ними нечего было чихвоститься. Но убивать тех, кто делал революцию и защищал ее от контрреволюции - преступление! Тяжко читать. А как было тем, кто верой и правдой служил народу, а потом по бездоказательным, надуманным кем-то предлогам их стали считать врагами того же народа? Цена их жизней, да каких жизней, стала - никакая.
   Как не согласиться с Дмитрием Даниловичем, который говорил, что если будет воздвигнут памятный мемориал, посвященный жертвам сталинских репрессий, то на его скрижалях надо поименно увековечить загубленные жизни. А об одном из активных участников Октябрьской революции и гражданской войны, кавалере трех орденов Красного Знамени, делегате XIV- XVII съездов ВКП (б) Борисе Михайловиче Иппо, следует написать, к примеру, так: "шестнадцатилетним юношей вступил в коммунистическую партию, в двадцать лет - командир интернационального полка, в двадцать восемь - член Военного совета округа, в тридцать два - начальник академии, в тридцать восемь - расстрелян. Посмертно реабилитирован в 1956 году".
   В книге "Жертвы беззакония" можно кратко ознакомиться с жизнью Бориса Михайловича Иппо. Она в самом деле у него героическая и достойна подражания. Выстоял, остался в живых в боях с белогвардейцами, и как же жестоко узнавать, что свою голову ему пришлось сложить не на поле брани, а в застенках правления Советского НКВД как "врагу народа".
   Почти 30 лет посвятил Дмитрий Данилович Лаппо изучению истории гражданской войны в черноземном крае. Отрезок времени не такой уж большой, а сделано немало. Раньше я (А.С.) писал, что перед ним, сравнительно молодым еще ученым историком, только что приехавшим жить и работать в Воронеже, лежал целый пласт неизученной части истории Советского государства. Его предстояло изучить в деталях и подробностях, внести ясность, устранить ошибки и неточности. Эти годы он всей своей душой и своим разумом жил с темой гражданской войны. Она его, как ученого радовала и огорчала, влекла к таинственной неизведанности и заставляла переживать вместе с героями, которых он воскрешал. Он жил событиями гражданской войны, побеждал и погибал вместе с ними в те далекие и такие еще близкие годы войны. Пожалуй, никто не мог из ученых историков Черноземного края сравниваться с ним в точном знании формирования воинских частей Красной Армии, фамилий командиров и комиссаров, возглавлявших воинские подразделения, а также частей, перебрасываемых в Воронежскую губернию в периоды тяжелых испытаний. Он знал сотни имен и фамилий участников гражданской войны, какие они должности занимали, где и когда отличились и какими наградами отмечены. Откуда они родом и когда вступили в партию большевиков. Можно перечислять и перечислять, что он знал о событиях гражданской войны. Он жил вместе с тысячами участников этой войны, а если ему встречалась незнакомая фамилия героя, то стремился, не откладывая в долгий ящик, как можно быстрее узнать о ней и, что особенно важно, известить об этом читателей. Дмитрий Данилович, конечно же знал, что многие его герои, если и остались живыми в той жестокой рубке соотечественников, то потом, по прошествии какого-то времени, многие из них вдруг объявлялись "врагами народа" и уничтожались. Но архивы КГБ были еще недоступны и переживания постепенно забывались, а он вновь и вновь с головой уходил в свою исследовательскую работу, стараясь ничего не упустить.
   Но настало время, когда архивы КГБ-ФСБ были рассекречены и перед ним встал выбор - или окунуться в них всей своей душой, и к тому же с больным сердцем, или... Дальше можно и не говорить. Как ученый историк, как краевед и как порядочный человек, он не мог остаться в стороне от появившейся возможности изучения личных дел репрессированных партийных, советских, хозяйственных работников, представителей науки, культуры и искусства, а также военнослужащих. Тех кто здесь родился и жил, воевал с белогвардейцами на воронежской земле и тех, кто волей партии и своей судьбы оказался на воронежской земле, отстаивая ее от врагов Советской власти.
   ... Писать о партийно-советских руководителях, военначальниках и других лицах, подвергнутых сталинским репрессиям, для ученого историка Дмитрия Даниловича Лаппо было настоящей мукой, которую, несмотря ни на что, он стремился преодолеть. Со многими, так называемыми "врагами народа", Дмитрий Данилович был знаком заочно: по их книгам, брошюрам, статьям в журналах и газетах, по фотографиям, чьим-то отзывам и беседам с теми, кто их знал по работе. У ученого о каждом работнике, какую бы он должность не занимал, гражданскую или военную, уже имелось о нем свое утвердившееся представление.
   Теперь же пришлось знакомиться с уголовными делами, с накрученными вопросами следователей системы НКВД, которые, чтобы добиться поставленной цели, использовали при допросах методы и приемы физического и психологического воздействий. О чем думали в эти страшные для себя дни подследственные? Мог ли каждый из них выдержать пытки и не выдать своих товарищей, или, махнув рукой, соглашался и говорил все, что от него требовали? У каждого "врага народа" были семьи, в таких непростых ситуациях приходилось думать и о них.
   Да, для Дмитрия Даниловича, как ученого и как человека, прошедшего войну и много чего повидавшего в своей жизни, человека порядочного, честного, правдивого знакомство с такими делами было далеко не простым. Тут еще больное сердце беспокоило и волновать себя ему врачами категорически запрещалось. Но, дорвавшись до необычной для себя стихии, Дмитрий Данилович, несмотря ни на что, осваивал, пропуская через свою душу, "расстрелянные дела". По-другому он не мог поступать.
   И вот перед читателями его последняя книга, в рукописи названная им "Без вины виноватые", которая вышла, как уже отмечалось в 1994 году. Название книги стало другим, пожалуй, более удачным - "Жертвы беззакония".
   На черном фоне мягкой обложки книги ее название и фамилия автора выделены огненно-кровяной краской. Предисловие написано доктором исторических наук профессором Р.Г. Гостевым, который верно отметил, что ... "Историю нельзя переписывать в угоду моменту... История - это всегда правда, только правда, даже если она горька и болезненна".
   Психологически трудно писалась книга, но еще сложней ее оказалось издать. Дмитрий Данилович обратился к руководству Центрально-Черноземного книжного издательства, но там сказали, чтобы искал спонсора, жаловались, что в издательстве нет ни денег, ни бумаги. В таком же положении находилось и издательство Воронежского университета. В стране начались "лихие" перестроечные девяностые годы, выживали кто как мог. Издать книгу при жизни Дмитрию Даниловичу так и не удалось.
   В книге четыре главы. По четырем категориям служебного положения автор разделил и репрессированных, которым посвятил свои очерки. Больше всего "врагов народа" оказалось в главе деятелей науки и культуры - 15, за ним идут партийные и советские работники - 14, потом хозяйственники - 7 и военначальники - 5 человек. Всего - 41 репрессированный. Но это далеко не полный перечень репрессированных. Все они или родились в Центральном Черноземье или устанавливали на воронежской земле Советскую власть, сражаясь в гражданскую войну с белогвардейцами, другие трудились на партийно-советском, хозяйственном или научном поприще. Это лишь малая толика того, что Дмитрий Данилович успел сделать, на что у него хватило сил и терпения. Он настойчиво искал ответа на основной вопрос - в чем же были причины массовых репрессий и расстрелов? Сам и отвечал, что Сталиным и его ближайшим окружением была создана командно-административная система, ГПУ-НКВД, с помощью которой расправлялись с неугодными партийно-советскими работниками и военначальниками. В ход были пущены сфабрикованные документы для их обвинений в шпионаже - троцкизме, вредительстве. Это и есть беззаконие.
   Сам процесс проведения репрессий проводился жестоко, начиная с ареста "врага народа" и, кончая выбиванием нужных следователям показаний. Применяемые пытки не каждый выдерживал. Мной (А.С.) для примера взяты из книги три лица, которым пришлось пройти через жернова издевательств и пыток.
   С Василием Афиногеновичем Потапенко мне лично приходилось встречаться в начале 60-х годов прошлого века. Об этом уже говорилось. Он был взят по ложному доносу и просидел в Норильске и других местах около 18 лет. В 1955 году был амнистирован. Кто он? В партию вступил до Октябрьских событий 1917 года, активный участник гражданской войны в Воронежской губернии, занимался сбором продовольствия для голодающих рабочих крупных городов, затем преподавал историю СССР и марксизма-ленинизма в Коммунистическом университете. Написал книги "Записки продотрядника" и "Краснянские повстанцы". Был арестован как троцкист, террорист и вредитель. Признавался мне и Дмитрию Даниловичу, что пришлось пройти нечеловеческие испытания в застенках НКВД. Выдержал. Виновным себя не признал, после амнистирования работал инженером в Стройтресте N 2, где за добросовестный труд был награжден орденом Трудового Красного Знамени.
   Первый секретарь Воронежского обкома ВКП (б), Евгений Иванович Рябинин, и председатель Воронежского облисполкома, Орлов Дмитрий Александрович, были также арестованы в 1937 году за, якобы, создание Воронежской правотроцкистской организации, в задачу которой входило путем террора, вредительства и диверсий свержение Советской власти и реставрацию капитализма в СССР. После первых же допросов с применением к ним методов воздействия, они были морально и физически сломлены и "решили честно рассказать о своей борьбе против ВКП (б) и Советской власти".
   Дмитрий Данилович в своем очерке о поведении Рябинина в ходе допросов, когда он вдруг изменил свои показания пишет: - "Что произошло с ним за время ареста? Ответа на этот вопрос в материалах архива обнаружить не удалось. Было, видимо, что-то страшное, садистское, то, что ныне несовместимо с понятием - "Следователь - обвиняемый".
   Е.И. Рябинин и Д.А. Орлов были после завершения по ним следствия расстреляны, а в 1956 году посмертно реабилитированы. Даже из этих четырех десятков репрессированных в нашей области человек мы видим пример мужественного поведения на допросах, но были и такие "враги народа", которые, чтобы не испытывать пыток сходу признавались во всем и оговаривали своих товарищей по партии. Лучше, чтобы такого никогда не повторилось.
   Как не согласиться с бывшим заместителем начальника управления Комитета Государственной безопасности по Воронежской области А.К. Никифоровым, который в своем отзыве на книгу Д. Лаппо "Жертвы беззакония" отметил - "Значение этой книги он видит прежде всего в том, что она должна сыграть в известном смысле роль набатного колокола, предупреждающего ныне живущих, а также будущие поколения в недопустимости повторения прошлой трагедии".
   Именно в недопустимости подобной трагедии и чтобы об этом наши потомки никогда не забывали. К этому призывал всех нас ученый историк, замечательный человек Д.Д. Лаппо, а его последняя книга является поистине бесценным гражданским подвигом.
  
  
   XXI
  
   Своими историко-публицистическими трудами Дмитрий Данилович добился большой известности среди ученых историков, краеведов, журналистов, жителей земли Воронежской и не только. С ним считались, к его мнению, особенно по истории гражданской войны в Центральном Черноземье, прислушивались, с ним советовались. Это нисколько не вскружило голову Дмитрию Даниловичу.
   Нельзя умолчать о его научных связях с академиком, Героем Социалистического труда, лауреатом Ленинской и Государственных премий И.И. Минцем. Мной (А.С.) уже отмечалось, что к книге Д.Д. Лаппо "Честь и доблесть" (из истории военной переписки В.И. Ленина в 1918-1920 гг.) знаменитый историк написал предисловие, которому мог бы позавидовать любой ученый муж. Вот что он отмечал в своем предисловии, давая оценку работе Д.Д. Лаппо.
   - "Новое исследование (Д.Д. Лаппо. А.С.) привлекает внимание прежде всего тем, что в нем есть ценные материалы о военной переписке В.И. Ленина, о тех, кто в боевой обстановке выполнял директивы и распоряжения вождя". Далее академик развивает мысль о достоинствах книги, что в ней "фронтовые биографии героев и полководцев даны в тесной связи с ходом гражданской войны, ее особенностями в отдельных районах страны, показывают единение Красной Армии, рабочих и трудовой интеллигенции, воссоздает картину первых лет Советского государства".
   Такова оценка книги "Честь и доблесть", а по существу и всей научно-исследовательской работы Дмитрия Даниловича Лаппо. Что ж, почетно и вполне заслуженно.
   Дмитрий Данилович с гордостью говорил, что академик И. Минц не просто ознакомился с рукописью книги, но и внимательно прочитал, а после подсказал неиспользованные им источники, в том числе и архивные. Все это, как считал автор книги, при доработке было учтено и намного повысило научный уровень исследования.
   К сказанному можно добавить, и это теперь не секрет, что ценность исследований Дмитрия Даниловича Лаппо по военной переписке В.И.Ленина в годы гражданской войны подтверждено тем, что в Биографической хронике В.И. Ленина (т.5, стр. 482, 489, 497, 617, 626, 628) имеются ссылки на его работы.
   Из переписки Д.Д. Лаппо с академиком И.И. Минцем сохранилось несколько важных документов. В одном из писем Д.Д. Лаппо И.И. Минц пишет:
   Глубокоуважаемый, Дмитрий Данилович! Спасибо за письмо. Очень рад, что вы согласны возглавить работу по составлению картотеки (или библиографии) участников Октября и гражданской войны.
   В Москве 6-8 февраля 1984 года состоится пленум Научного Совета1, на котором прошу Вас выступить со своими предложениями. Что касается Ваших "Титулов", то я охотно приму участие в вопросе о предоставлении Вам звания профессора. На пленуме договоримся о подробностях.
   Вот такое уважительное письмо получил Дмитрий Данилович от академика. Что касается "Титула", то есть профессорского звания, то, насколько известно, этот вопрос моего наставника особо не волновал и он работал не ради "Титулов".
   Следует отметить и такую существенную деталь во взаимоотношениях известного московского академика и воронежского ученого историка Д.Д. Лаппо. 3 февраля 1986 года И. Минцу исполнилось 90 лет со дня рождения и 70 лет его научной педагогической и общественно-политической деятельности. На это торжество Д.Д. Лаппо был приглашен. Согласитесь, не каждому дается такое приглашение.
   И еще об одном сохранившемся письме И. Минца Д. Лаппо.
   Дорогой Дмитрий Данилович! Книгу "Юозас Варейкис" получил. Спасибо за внимание. Вас поздравляю. В свете обновления системы книги о героях строительства социализма весьма ценны. Желаю успехов в дальнейших исследованиях. И.И. Минц - один из организаторов и практических исполнителей создания советской исторической науки. Кроме научно-исследовательской и общественной деятельности, им лично подготовлено более 250 докторов и кандидатов наук. Следует также учесть, что по инициативе И. Минца в Воронеже в 1975 году была создана Центрально-Черноземная секция Научного Совета по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской социалистической революции", которую возглавил Д.Д. Лаппо.
  
  
  
  
  
  
  
   ____________
   1Академик И. Минц многие годы был Председателем Научного Совета по комплексной проблеме "История Великой Октябрьской Социалистической революции".
  
  
  
  
  
  
   XXII
  
   Казалось бы, при такой большой научно-исследовательской нагрузке у Д.Д. Лаппо и времени ни на какую другую работу не оставалось. Как бы не так! Занимался он, причем немало, и общественной работой в университетском коллективе, все годы активно участвовал в лекторской группе Воронежского отделения общества "Знание", в проводимых научно-теоретических и практических конференциях по темам Октябрьской революции, гражданской и Великой Отечественной войн. В помощь лекторам, пропагандистам и агитаторам регулярно разрабатывал необходимые пособия. Выступлений на конференциях и разных симпозиумах, встречах у Д.Д. Лаппо было предостаточно. Назову лишь некоторые.
   В состоявшейся городской научной конференции историков (ноябрь, 1963) Д.Д. Лаппо выступил с докладом, в котором отмечал, что советская историческая наука пока не имеет обстоятельных работ о боевом пути 8-й кавалерийской дивизии В.И. Примакова, конной группы под командованием М.Ф. Блинова, 1-ой кавалерийской дивизии Гая, сводного кавалерийского корпуса Юго-Восточного фронта и многих других кавалерийских частей и соединений, принимавших активное участие в разгроме Деникина.
   7 декабря 1977 года в Воронежском университете состоялась историко-краеведческая конференция, на которой присутствовали работники архивов, преподаватели истории школ города Воронежа и студенты университета. На конференции выступил доцент исторического факультета Д.Д. Лаппо.
   В мае 1980 года в областной научной библиотеке имени И.С. Никитина состоялись очередные краеведческие чтения. Присутствовали библиотечные работники города и области. Доцент Воронежского университета Д.Д. Лаппо рассказал о своей работе по теме "В.И. Ленин и воронежский край". В своем выступлении знакомил слушателей с историей военной переписки В.И. Ленина с воронежцами.
   Встречаясь со студентами первокурсниками ВГУ, Д.Д. Лаппо рассказал им много интересного о первом секретаре Воронежского обкома КПСС И.М. Варейкисе, о героях нашего края В.В. Чернавине, Б.К. Колчигине, А.В. Соболеве, А.В. Станкевиче и других. Встречу организовали активисты "Клуба интересных встреч".
   21 апреля 1983 года в Воронежском университете состоялось торжественное собрание, посвященное 113-й годовщине со дня рождения В.И. Ленина. С докладом на собрании выступил заведующий кафедрой научного коммунизма В.С. Рахманин. О претворении в жизнь ленинских идей говорил в своем выступлении доцент кафедры истории СССР советского периода Д.Д. Лаппо.
   Выступая по телевидению, в связи с подготовкой к 70-й годовщине Великого Октября, Дмитрий Данилович говорил телезрителям о тех, кто сыграл заметную роль в установлении власти Советов на Воронежской земле. Это Д.Л. Бутин, Б.К. Колчигин, А.В. Соболев, А.В. Станкевич, В.И.Иванов, К.Е. Чистяков, Д.З. Протопопов, М.Г. Рошаль, Г.И. Савин и многие другие. С некоторыми из них он встречался, слушал их волнительные воспоминания об участии в гражданской войне, а материалы бесед использовал в издаваемых им книгах.
   В 1980 году Д.Д. Лаппо сделал доклад на Всесоюзной конференции в Днепропетровске, посвященный 60-летию окончания гражданской войны в СССР. Он был одним из организаторов научного симпозиума "Городские средние слои в Октябрьской революции и гражданской войне", проведенного в Тамбове в мае 1983 года.
   Д.Д. Лаппо многие годы являлся членом редколлегии журнала "Подъем", на страницах которого постоянно публиковались его статьи и очерки об участниках Октябрьской революции и гражданской войны, а также рецензии на книги, научные исследования, посвященные этой тематике.
   Любопытен протокол заседания кафедры истории советского общества Воронежского университета от 19 мая 1982 года, в котором отмечается, что "только за 5 прошедших лет Д.Д. Лаппо прочитано для населения города и области более 70 лекций и докладов".
   За годы работы в университете (с 1960 года) им опубликовано 150 статей и очерков. Его материалы печатались в "Правде", "Советской России", "Литературной России". К сведению читателей речь на заседании кафедры шла о рекомендации к переизбранию Д.Д. Лаппо на должность доцента кафедры. Из материалов заседания видно, что за эти годы Д.Д. Лаппо опубликовано 18 книг, а также много статей и рецензий общим объемом более чем 156 печатных листов. Следует при этом учесть, что положительные рецензии на книги Д.Д. Лаппо были опубликованы в таких центральных журналах, как "Военно-исторический журнал", "Новая и новейшая история", "Новый мир", "В мире книг" и других.
   С годами нагрузка по участию Д.Д. Лаппо в общественной жизни университета, города и области не уменьшалась, а возрастала.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XXIII
  
   Мной (А.С.) ранее отмечалось, что Дмитрий Данилович квалифицированно разобрался в проблемах гражданской войны на территории Центрального Черноземья. Не в угоду сложившемуся в стране стереотипу понимания и изложения этой важной темы в средствах массовой информации, писал обо всем правду и только правду, какой бы горькой она не была. Для этого надо было иметь мужество. Он прекрасно понимал, что нарушение сложившегося толкования хода гражданской войны может пойти ему, преподавателю университета, во вред. Не побоялся этого. Вот лишь несколько примеров.
   Долгие годы, "как святая святых", бытовало мнение, что Воронеж в октябре 1919 года от белогвардейцев генерала Шкуро освобождал только конный корпус С.М. Буденного. Досконально изучив эту ситуацию, Д.Д. Лаппо не раз сам себе задавал вопрос:
   - "Почему только конный корпус С.М. Буденного? Ведь Воронеж вместе с корпусом С.М. Буденного освобождали и другие красноармейские подразделения, в том числе 12-я дивизия под командованием героя гражданской войны А.Г. Рева? Почему об этом в историографии, как общесоюзной, так и местной, умалчивается?".
   На состоявшейся межвузовской конференции Д.Д. Лаппо свое мнение об этом высказал. Говорил и по некоторым другим допускаемым неточностям, с которыми был не согласен.
   Уж так получилось, что вскоре после конференции к секретарю Воронежского обкома КПСС последовал звонок от самого С.М. Буденного, который попросил в этом вопросе разобраться. С неопровержимыми фактами Д.Д. Лаппо сумел отстоять свою точку зрения в обкоме партии, а в дальнейшем подготовил подробную статью с указанием частей и подразделений Красной Армии, освобождавших Воронеж в октябре 1919 года.
   Хорошо, что все так благополучно обошлось, но ведь Д.Д. Лаппо рисковал, к нему могли применить и другие меры воздействия? Никто не принижал большую роль конного корпуса С.М. Буденного в освобождении Воронежа, как и в его участии во всей гражданской войне, но почему тогда должна умаляться роль других красноармейских частей в разгроме белогвардейцев?
   Аналогичная ситуация по завышению роли в гражданской войне была К.Е. Ворошилова. Его считали полководцем, даже выдающимся полководцем тех грозных лет. Д.Д. Лаппо приводит примеры по этому "полководцу". Всего лишь два с половиной месяца он командовал 10-й армией, еще меньше - 14-й, а дальше военные должности в гражданскую войну были не такими уж большими. Армейские соединения, которыми командовал в это время К.Е. Ворошилов ничем себя не проявили, а самого Ворошилова на VIII-м съезде РКП (б) критиковал В.И. Ленин, как за большие потери красноармейцев в период борьбы за Царицын, так и за предвзятые отношения к бывшим военным специалистам.
   Д.Д. Лаппо написал очерк, посвященный К.Е. Ворошилову с критическим заголовком - "Тридцать дней полководца". - "Полководец, - отмечал он, - это военный деятель, умело руководящий вооруженными силами государства или крупными воинскими формированиями..., то есть фронтом или группой фронтов". И еще - "К.Е. Ворошилова нельзя поставить в один ряд с такими военначальниками периода гражданской войны, как М.В. Фрунзе, М.Н. Тухачевский, А.И. Егоров, С.С. Каменев". Как видим, военная планка полководца К.Е. Ворошилова была в гражданскую войну сильно завышена. Он, к сожалению, не отвечал этой высокой роли. Вывод из таких ситуаций может быть один - писать полную правду, основанную на документальных материалах, а не обходить их стороной, тем более игнорировать.
   Д.Д. Лаппо с большим уважением, и об этом не раз говорилось, относился к героям гражданской войны, как погибшим, так и оставшимся в живых. Он боготворил их, внимательно выслушивал советы и пожелания. В одной из бесед с генералом Б.К. Колчигиным, тот заметил, что историки часто в угоду конъюнктуре прославляют одних, причем возносят их чуть не до небес, и абсолютно забывают вспомнить добрым словом тех, кто этого вполне заслуживал. Так было с пропагандированием Н.С. Хрущева, который в гражданскую войну был инструктором политотдела 9-й армии Южного фронта. А вот других видных участников этой войны, таких как командующие фронтами, армиями, дивизиями, руководителей политотделами воинских соединений попросту забывали.
   Дмитрий Данилович говорил, что после этого разговора лично он стал более активно работать по выявлению тех, кто в годы гражданской войны совершал великое историческое дело. Он таких находил и как мог популяризировал в своих очерках. Факты порой были сногсшибательными. К примеру, в годы гражданской войны командующими 9-й армией было десять военачальников, в том числе А.И. Егоров, И.П. Уборевич, М.К. Левандовский, М.И. Василенко, П.Е. Княгницкий - все пятеро позже уничтожены как враги народа. Членами Военного Совета этой армии было двадцать видных политработников. Большинство из них не избежали той же участи. О бывшем командующем 8-й армией Г.Я. Сокольникове до последнего времени запрещалось писать, так как ему был приклеен ярлык "врага народа". Дмитрию Даниловичу пришлось дотошно разбираться в его судьбе и доказывать невиновность Г.Я.Сокольникова, члена коммунистической партии с дореволюционным стажем, активнейшего участника Октября и гражданской войны, под руководством которого в октябре 1919 года было разработано и осуществлено освобождение Воронежа от белогвардейцев. Сокольников Г.Я. погиб в период сталинских репрессий, после его имя было реабилитировано.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XXIV
  
   Д.Д. Лаппо любил историю как науку, хотя и считал ее наукой трудной. Ленивые, равнодушные для этой науки, как, в общем-то, и для других наук, не нужны, никакой пользы они не принесут. А таких, - сожалел он, - даже среди "остепененных" еще немало. Живут себе спокойненько, годами не заглядывая в исторические журналы и архивы.
   Его не могло не волновать, что из более чем 20 докторов и 115 кандидатов исторических наук города Воронежа в издательствах, журналах и газетах печатаются лишь считанные единицы. Сколько лет идет в России со своими жгучими проблемами перестройка, а где статьи, где исследования ученых историков по современности? Как можно забывать, что историю творят личности, а задача общественной науки не отставать от жизни, грамотно анализировать и вовремя объяснять народу действия этих личностей. Дмитрий Данилович был противником лени, нерешительности и приспособленчества среди ученых историков и не только, считая это заразой, приносящей обществу только вред. Он был твердо убежден, что историю в школе следует преподавать, начиная с начальных классов, также как и по литературе надо по истории писать диктанты и сочинения. Настоящие историки-ученые должны готовиться с детских лет, "ибо за ними будущее исторической науки, им быть идеологами, учителями новых поколений".
   Не раз убеждался в том, что Дмитрий Данилович трудился не просто напряженно, а можно сказать - до изнурения. Собирая, нужные ему материалы, он, не откладывая их в ящик, старался дать им сразу же дальнейший ход. В его личном архивном фонде есть немало объемных папок с письмами, запросами и ответами на эти запросы.
   Не забывал он, к примеру, о "красных следопытах", вел переписку со школьниками, изучавшими историю краеведения, высылал им свои книги, давал нужные советы как в том или ином населенном пункте увековечить память о погибших героях. На это требовалось немало времени, но работа приносила положительные результаты.
   В марте 1985 года за подписью заведующего отделом народного образования Воронежского облисполкома Н.Е. Шаповалова Д.Д. Лаппо получил отзыв на свою книгу "Герои гражданской войны". В нем, в частности, отмечалось, что книга позволит учителям и учащимся школ и профессионально-технических училищ более полно ознакомиться с боевыми действиями воинских частей и соединений на воронежской земле под руководством военначальников и политработников, проявивших героизм в годы гражданской войны". В отзыве подчеркивается, что "материалы книги могут быть использованы по проблемам интернационального и военно-патриотического воспитания, формированию у учащихся прочных коммунистических убеждений, подготовке их к защите Родины".
   Подобные отзывы и просто письма от благодарных читателей Д.Д.Лаппо получал в большом количестве.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   XXV
  
   В статье, посвященной 70-летию со дня рождения Дмитрия Даниловича Лаппо "История - это правда" ("Коммуна" 4 октября 1988 года) само название говорит о том, что ученый историк и краевед всю свою творческую научно-исследовательскую жизнь посвятил широкому показу в своих произведениях правды жизни в сложный период для республики Советов - годам гражданской войны.
   Юбиляр на вопрос корреспондента О. Шевченко о проблемах в исторической науке отвечал: - "Историю нельзя переписывать в угоду моменту, нельзя ее учебники превращать в ловко скомпонованный цитатник из классиков, будь то даже классики марксизма-ленинизма. История - это всегда правда, только правда. Мы так часто забывали об этом, что отучили читателя верить нам".
   Д.Д. Лаппо напоминал и по другим вопросам, в том числе каким должен быть современный историк? Об этом выше мы уже частично говорили. Из досоветского периода лично для Д.Д. Лаппо идеалом историка был Н.М. Карамзин, который обладал талантом вдохновенной подачи исторического материала. Дмитрий Данилович преклонялся перед безымянными создателями "Повестей временных лет". - "А каким историком был светозарный Пушкин!" - восклицал Дмитрий Данилович.
   Он всегда ценил трудолюбие, талант исследователя, умение излагать исторические события публицистично Сергея Михайловича Соловьева, создателя двадцатидевятитомной "Истории России о древнейших времен". Что ни говори, а эти историки маститые и у них есть чему поучиться.
   Из советского периода Д.Д. Лаппо выделял историка Николая Евгеньевича Какурина, уроженца Орла, полковника старой армии, добровольно перешедшего на сторону советской власти.
   О нем он говорил мало, что Н.Е. Какурин член коммунистической партии, активный участник гражданской войны, командовал армией, награжден двумя орденами Красного Знамени. После окончания гражданской войны он преподавал в военной академии имени М.В. Фрунзе. Основная тема историка Н.Е. Какурина - гражданская война в республике Советов. Он написал и опубликовал десятки работ о гражданской войне, в том числе двухтомный труд "Как сражалась революция". Н.Е. Какурина по масштабности и известности не сравнить со всемирно-известными историками Н.М. Карамзиным и С.М. Соловьевым. Но Дмитрий Данилович его считал крупным ученым, труды которого в области гражданской войны имеют важное значение и в наши дни.
   Судьба Н.Е. Какурина печальна - по ложному доносу он был объявлен врагом народа и умер в заключении в 1936 году. Почему так высоко его ценил Д.Д. Лаппо? На данный вопрос можно ответить и так, что он, как военный высокопрофессиональный специалист старой армии и талантливый ученый историк, много сделал по защите завоеваний Октября, а также по осмыслению и написанию истории гражданской войны. Если бы не репрессии, которые безвременно оборвали его жизнь, он безусловно смог бы, как ученый практик и теоретик, не только продолжить тему гражданской войны, но и внести свой научный вклад по другим периодам жизни советских людей в строительстве социализма.
   Дмитрий Данилович гордился своими учителями. Считал, что ему крепко помогли стать ученым историком академик И.И. Минц, профессора И.М. Разгон, Ю.И. Кораблев, В.П. Наумов, В.С. Флёров и другие.
   1988-й год был для Д.Д. Лаппо богат на дачи интервью корреспондентам разных газет. Подводился итог его работы в связи с 70-летием со дня рождения. Сделано немало, но впереди столько проблем и вопросов, над которыми надо работать, причем немедленно и вплотную. На вопросы о своем здоровье отвечал, что возраст почтенный, и он не хочет казаться этаким бодрячком. - "Силы, кажется, еще есть", - говорил, но, как-то неуверенно. Дальше добавлял, что "хотелось бы не потратить оставшиеся годы впустую. - Время-то нынче чрезвычайно любопытное, хочется работать и работать!".
   Здоровье, конечно, его не могло не волновать и мне (А.С.) это было хорошо известно, а задумок, планов, всего что недоделано, говоря словами поэта у него было впереди - громадьё.
   В интервью журналисту газеты "Молодой коммунар" (октябрь, 1988) он с увлечением рассказывал о себе и своей работе, поднимал многие волнующие его вопросы жизни, в том числе и жизни писательской, научной. Благодарил за поддержку таких опытных журналистов, как В.Я. Евтушенко, В.В. Климов, М.Н. Морев, Б.М. Подкопаев.
   Он поддерживал обновление общества, свободу слова, печати, но был против того, чтобы "безумно, варварски внедрять в издание книг и газет рыночные отношения". - Те, кто стоит во главе власти обязаны, по его мнению, "помнить, что отношение к исторической науке, историческому наследию, к журналистике - один из важных показателей нравственности человека... У нас не должно быть "Борисов", не помнящих родства".
   В общем, камень брошен в адрес высшего эшелона власти - Президента страны и Правительства. Смысл слов таков - надо не только принимать нужные Указы и Постановления, их надо еще и выполнять, чтобы принятые решения не были пустым звуком, а россияне не оставались без газет, журналов и книг по истории.
   ... Вот и прошлись мы от начала до конца о жизнедеятельности замечательного ученого историка и краеведа Дмитрия Даниловича Лаппо, узнали, что он в своих научных трудах стремился показать, над чем упорно работал более трех десятков лет.
   ... Подводя итог своим воспоминаниям, хотелось бы отметить, что отличная память, неуемное трудолюбие, армейская выучка, гражданская честность и принципиальность - все это позволило Дмитрию Даниловичу значительно пополнить своими произведениями копилку общей историографии борьбы советского народа с внутренними и внешними силами контрреволюции в период гражданской войны в Центральном Черноземье.
   Воскрешая забытые или полузабытые имена красных героев, Дмитрий Данилович воскрешал и свое имя. Прославляя заслуги перед Родиной других, он прославлял, как участник Великой Отечественной войны, и себя. Память о нем для будущих поколений остается в многочисленных книгах, статьях, очерках, в его учениках и последователях, для которых он был Учителем, Другом, Наставником. Ему посвящаю свои воспоминания.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   45
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"