Силкина Мария Александровна: другие произведения.

Не моя крепость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Не моя крепость
  
  - ...а если он вообще - гомик? Это ж всё, надевай белые тапочки и ложись под бочок к дедушке Ленину!
  Бекки взяла с полки чугунного Ильича и похлопала по круглому затылку.
  - Кто гомик, Ленин? - Чайковский, пританцовывая, внёс две бутылки шампанского.
  - Да начальник мой, - отмахнулась девушка.
  - А также предмет её чаяний и фантазий, - Принц ухмыльнулся, как перекормленный чеширский кот.
  - Каких таких фантазий?
  - Интеллектуальных, - Бекки погрозила друзьям кулаком, - Всё, проехали...
  - Глоток игристого вина-а, уже изрядно ты пьяна-а-а... - затянули Светка с Кобальтом.
  - Да вы что, мне нельзя! - засмеялась виновница торжества, - Ну, если помаленьку...
  Золушка вошла, нет, впорхнула в комнату, легко и неслышно, как маленькая птичка. Принц одобрительно присвистнул: как любой художник, он уважал женскую красоту:
  - Надо же, какой котёночек!
  - Воспринимай её как деталь интерьера, - шепнул ему на ухо Чайковский.
  Золушка расставляла закуски, уворачиваясь от щипков Бекки и недвусмысленных прикосновений Принца. Золушка - слега напугана, но счастлива, как счастлив зазевавшийся воробышек, выскользнувший в последний миг из-под колёс трамвая. Она выполняла свою работу резво и безропотно.
  "Еще один вечер. Всего одна неделя. Лишь пару месяцев, и всё это закончится. Забудется, как сон", - подумала она.
  - Слушай, девочка, ты смотришь, куда ступаешь, а? - Светка покрутила пальцем у виска, - Бекки, где ты вообще откопала её? Лучше бы в агентство обратилась, там эти девки вышколенные, не пылинки не уведут.
  Бекки хмыкнула:
  - Да, тут такая история... Была у папки моего, значит, машина.
  - Мерс, - вставил Чайковский.
  - И шофёр был, умный детина... - продолжила нараспев рассказчица.
  - А тачку расфигачил-таки, - Чайковский сделал страшные глаза.
  - Ага. В больничку попал. Возмещать ущерб кому? Родителей нет, младшая сестра только.
  - Да и та, лимитчица необразованная!
  - Чайник, ты пять минут помолчать можешь? Короче, папахен мой, по доброте душевной взял это убожество в домработницы. Отрабатывает за бесплатно теперь, Золушка наша...
  - Дурдом, - покачала головой Светка.
  - Ещё какой.
  На лице Золушки не отпечаталось ни единой эмоции. По лицу скользнула услужливая улыбка:
  - Папайю принести? А ананасы? Поняла, сейчас...
  - Рыженькая, в моем вкусе... - задумчиво произнёс Принц.
  - Слушай, тебе что, в Архитектурном своём девок мало? - взорвалась подвыпившая Бекки.
  ...
  Свииинг-свиинг, свииинг-свиииинг... Вверх-вниз, вверх-вниз.
  Острый нож из нержавеющей стали танцевал в тонких руках. Золушка резала фрукты. Мысли в её голове копошились и шевелились, как черви в брюхе загнивающего трупа.
  Шесть комнат - это, конечно, много. Но убираться нужно не во всех - Бекки, например, никого никогда к себе не впускает. А еще был кабинет Игоря Олеговича... Золушка ходила туда только по вечерам, и только по настойчивому приглашению. Ходила только тогда, когда жена хозяина квартиры уезжает в загородный дом.
  Золушка всегда мечтала работать продавцом музыкальных дисков в привокзальном ларьке: там тепло, и всегда играет музыка. Золушка любила креветки, хоть и пробовала их всего однажды, в последний день рождения её отца. Иногда Золушке казалось, что она не живёт, а смотрит кино, находясь в незнакомом, чужом теле. Если думать так, становилось почти не грустно. Почти не противно.
  "Все хорошо, все правильно. И когда-нибудь это закончится. Обязательно..."
  ...
  Бекки и Принц о чём-то увлеченно спорили:
  - Залип, да? Залип? Понравилась тебе она, значит? Сейчас разонравится!
  - Он же у нас эстет, - вставил с усмешкой Чайковский.
  И фальшиво пропел:
  - Ты не верь, мой друг, эстетам, все эстеты - мужеложцы. Лишь себе подобных любят, а за что - и так понятно...
  - Это на себя намекаешь? - прищурился Принц.
  Бекки замолотила кулаком в стену:
   - Золушка, давай дуй ко мне! Пулей, я сказала! И сюда вставай! Вот так, ножки вместе!
  Золушка, тоненькая, как сухое деревце, послушно встала посреди комнаты.
  - А теперь быстро платье снимай своё!
  Бекки нетерпеливо дернула Золушку за рукав: мол, давай-ка, поживей!
  Кобальт закашлялся:
  - Белла, да ты чего, с ума сошла?
  - Ещё раз меня Беллой назовёшь - пойдёшь с Паттинсоном целоваться, - огрызнулась Бекки
  И сурово добавила:
  - Взасос!
  Светка равнодушно зевнула: она уже привыкла к капризам своей подруги. Чайковский довольно потёр ладони: судя по всему, цель этой дикой затеи была ему уже известна. Принц взглянул на девушек испытующе и чуть задумчиво, словно ему было интересно: пойдет ли Бекки до конца?
  Золушка, закусив губу, отвернулась. В её движения появилась какая-то скованность, неловкость.
   -Не, ну так нельзя! Я, пожалуй, в ванную прогуляюсь, - раскрасневшийся Кобальт смущенно ретировался.
  - Зо-луш-ка! Ау! Ты что, забыла, кто тебе денежку платит? Ну, так и быть, с крючочками я тебе помогу...
  Бекки схватила девушку за плечи и развернула спиной. Раз - и слетело легкое хлопковое платье. Золушка осталась в одном кружевном лифчике, да смешных трусиках в горошек. Неосознанным, инстинктивным движением она обняла себя руками, пытаясь присесть на корточки.
  - Руки по швам! - Бекки хлопнула в ладоши.
  - Ничего себе, - Светка прицокнула языком, - А это не заразно?
  - Стопудово нет, - Чайковский качнул головой, - Это же шрамы, а не сыпь.
  Принц налил полный фужер шампанского и протянул дрожащей Золушке:
  - Выпей вот, для храбрости. А то ты какая-то бледная. Не волнуйся, это же не конец света, а просто наша маленькая причуда.
  - Она что, с Росомахой любовь крутила? Это ж надо... - удивилась Светка.
  - Типа того, - кивнула Бекки.
  Золушка попыталась прикрыть ладонями длинные, уродливые шрамы на спине, груди и плечах: красные полосы с рваными, неровными краями опоясывали почти всё тело.
  - Мне её брат рассказывал, - продолжила Бекки, - Что это вроде как белый медведь сделал. Не знаю, может и вранье, я в этом не эксперт.
  - Белый медведь по имени Пьяный Папаша? - продолжил балагурить Чайковский, - С Крайнего Севера?
  - Да какой там север, - махнула рукой Бекки, - В зоопарке дело было, в Мухосранске её. Там заборчик на вольере такой хлипенький был, чуток выше человеческого роста. Какие-то детки попросили Золушку забраться, да мишку сфоткать. Ну и толкнул её кто-то, что ли...
  - Слушай, Бекки, я все понимаю, но можно было не во время еды, а? - вкрадчиво попросил Принц.
  Бекки потянулась:
  -Эх... скучно с вами! Ладно, Золушка, подбирай одежку и иди, посудку помой.
  Золушка на цыпочках выбежала в коридор. Она словно ступала по тонкому льду - или горящим углям. Но всё же, не произнесла ни слова.
  - Знаешь, а в этом есть даже определенный шарм, - подумав, проговорил Принц.
  - Ну конечно! Кто бы сомневался! Может, портрет еще её нарисуешь?
  11:00
  Бекки, шатаясь, поднялась с необъятного дивана:
  - Блин, почему так темно? Светка, убью! Зачем в такую рань...
  Подруга именинницы лениво пожевывала очередной ананас:
  - Одиннадцать утра уже, красавица ты спящая.
  - Эх, хорошая была ведь кенгурятинка! Никого не трогала, бегала по пампасам... или где они там бегают, а? - Чайковский сочувственно поглаживал расстеленную на полу шкуру.
  - Это лама вообще-то, - Бекки перешагнула через распластавшего на полу друга.
  - Иди, опохмелись, натуралист! - посоветовал Кобальт.
  11:05
  В огромной квартире было сумрачно и душно. Воняло перегаром, потом и иными жидкостями человеческого организма. Золушка с усталой обреченностью проснулась в своей кладовке-клетушке.
  Сегодня будет много работы. Очень много. Впрочем, как и всегда...
  Золушка нашарила выключатель и побрела на кухню. Пока что она плохо понимала, то именно случилось. Первая мысль была о том, что кто-то зачем-то завесил все окна. Завесил темными тряпками, в несколько слоев, - так, чтобы ни один лучик раннего июньского солнца не просочился внутрь. Случись это в самом деле, Золушка бы ни капельки не удивилась, - ведь она жила рядом Бекки, и удивляться рядом с ней было просто опасно. Впрочем, как и проявлять другие эмоции.
  Слишком темно. Девушка попыталась вспомнить, объявляли ли вчера штормовое предупреждение. Она подумала о прошлогоднем московском смоге и лесных пожарах.
  11:07
  Приглушенно ругаясь, Бекки потащилась на лоджию:
  - Я подышать, мозги кипят...
  Она дернула на себя балконную дверь. И заранее зажмурила глаза - чтобы они не заболели от яркого утреннего света.
  - Что там с погодой-то, а? - прокричал из ванной Принц.
  11:07
  Золушка раздёрнула шторы.
  И увидела перед собой тьму.
  Золушка недоуменно замерла. А потом взялась за шпингалет и привычным движением раздвинула оконные стекла. Ей всегда нравилось смотреть на двор, заросший кустами сирени; прислушиваться к шуму автострады, гудкам клаксонов и трамвайным звонкам; наблюдать за силуэтами детей, играющих на газоне элитного детского садика.
  Но сейчас... Сейчас за окном не было ничего. То есть - совсем ничего. На минуту Золушке показалась, что она ослепла. Она крепко зажмурилась: нет, зеленые коровки оказались на месте. И холодильник. И кухня. Но странное ничего не исчезло.
  11:10
  Бекки нервно заморгала, не в силах трезво оценить ситуацию. Она попыталась что-то сказать, но слова застряли в горле.
  - Пипец! - вскрикнула подоспевшая Светка, - Это чего такое?
  - Ты проверь, может с часами что... - через силу произнесла Бекки.
  11:12
  Золушка опустила взгляд на будильник, стоящий на шкафчике. И растерянно покачала головой: нет, дело было даже не в этом. То, что сейчас находилось на улице, было не просто темным, - но абсолютно, АБСОЛЮТНО черным и густым, как вата. Ночь не бывает такой, тем более ночь городская, да что там, - и любая другая ночь. Золушка вытянула вперед ладонь: пальцы утонули в непроглядной пустоте. Запястье скрылось почти полностью: со стороны могло показаться, что рука отрублена. Или её просто нет.
  Золушка залезла на подоконник и понюхала странное нечто. Оно не имело запаха; оно было не холодным, не теплым, просто никаким.
  
  11:30
   - Тихо, как в могиле, - поежилась Светка.
  - Сейчас папке позвоню. Авария где-то, что ли? Так ведь бывает иногда...
  Бекки пыталась спрятаться за привычными, простыми вещами. Она старалась не думать о шумной дорожной развязке, доставляющей много хлопот и вынудившей отца поставить новые стеклопакеты. Это просто не входило в планы Бекки.
  12:05
  - Тупой телефон!.. Млять, да что такое?
  - Бекки, да оставь ты. Ясно же, что сети нет. Интернет тоже глючит, я проверил, - Кобальт растерянно ковырялся в зубах коктейльным зонтиком.
  Принц выбежал из ванны:
  - Дуры! Окна быстро закройте!
  - Зачем?..
  - Живо!! И сырыми тряпками все щели подоткните.
  - Так не пахнет же...
  - Природный газ тоже не пахнет.
  Друзья расселись вокруг стола. Золушка, как призрак, замерла в углу; впрочем, на неё никто не обращал внимания. Чайковский постучал по крышке ноутбука:
  - Холодильник не пашет же? И блендер твой? Тогда какого лысого свет горит? Так вообще бывает?
  - В спальне уже не горит, - тихо-тихо произнесла Золушка.
  - Ты чего здесь прячешься, а?? - закричала Бекки, - Ты в других комнатах проверила? Делом займись, мать твою!
  Золушка молча кивнула. Принц подмигнул ей, сделав знак рукой: мол, иди, погуляй, Бекки не в духе. Принц старался казаться устало-беззаботным, таким, как всегда. Он уже включал телевизор, но так и не решился никому об этом сказать: на всех каналах, даже на федеральных, были одни помехи. Повторить попытку уже не получилось.
  - Да это с электростанцией что-то, стопудово, - вставил Кобальт.
  - Может, утечка?
  Принц закатил глаза:
  - Какая еще утечка?..
  - Глобальная, - закончила Светка.
  Принц встал и обошел девушку кругом. Пристально посмотрел на затылок.
  - Ты чего делаешь?!
  - Утечку ищу. Ку-ку, крыша!
  Друзья засмеялись, - правда, немного нервно.
  - Так, народ, вы как хотите, а я пошел. Схожу к соседям твоим, что ли... И вообще, у меня репетиция сегодня.
  - Чайковский, какая, блин, репетиция? - Бекки покрутила пальцем у виска, - Конец света на дворе, а он про репетицию...
  Конец света...
  Все замолчали. Слова были сказаны.
  12:40
  На площадке не было видно ни зги. Чайковский включил фонарик, направляя его свет прямо в дверной проём. Луч утонул в густом мраке.
  - Туман это какой-то, что ли... - Кобальт почесал затылок, - Фильм как-то был такой, помните?
  - Давай-ка без фильмов, - одернула Бекки.
  Светка высунула голову:
  - А-ууу! Соседи-иии!
  И тут же отскочила назад, удивленно понимая: эха нет. Её крик прозвучал глухо и тихо, как запись на старом проигрывателе.
  - Ничё не слышно... Вакуум какой-то.
  - Ты хоть знаешь, что такое вакуум? - Принц вздохнул, - Не нравится мне всё это, честно говоря.
  - Может быть, сначала что-нибудь туда бросим? - робко заметила Золушка.
  - Что-нибудь тяжелое надо, - согласился Принц.
  - Совсем офигели? Это моя квартира, я вам покажу, как вещами бросаться!
  - Тихо, Бекки, - Принц взял её за руку, - Давай-ка, принеси Ленина своего.
  13:00
  - Его метать прямо туда, что ли?
  Кобальт засомневался: все же чугунный Ильич был тяжеловат, таким и человека убить можно.
  - Да вы знаете, сколько мы за ремонт подъезда отдали?! Тупые уроды!..
  Бекки злилась, понимая, что никто её не слушает.
  - Давай, - кивнул Принц.
  Кобальт размахнулся и бросил Ленина во тьму подъезда, со всей дури.
  - Хорошо полетел! - Чайковский одобрительно прицокнул языком, предусмотрительно затыкая уши, - Прямиком в светлое будущее.
  Бекки горько усмехнулась: этот идиот еще способен шутить!
  Но ничего не произошло. Тишину нарушало лишь пыхтение Кобальта и порывистое дыхание Золушки.
  - Пипец... Убейте меня кто-нибудь! - Светка всплеснула руками
  Чайковский судорожно потёр ладони:
  - Как хотите, а я пошел. Как хотите!
  - Да погоди ты, блин, не нервничай...
  - Я нервничаю? Принц, ты соображаешь? Я спокоен, как труп обдолбанного удава! Может, ты мне ответишь, что за неведомая херня творится? Потому что я все равно тут не останусь, понял, ты?
  На выбритом лбу Чайковского выступили капельки пота.
  Золушка молча наблюдала за происходящим. Ей на секунду показалось, что все это происходит не на самом деле.
  Если думать так, будет почти не страшно.
  13:30
  - Да аккуратней ты! Блин...
  В руках Золушки были длинные шелковые шарфы Бекки. Она аккуратно обвязала Чайковскому запястье.
  - Это чтоб не потерялся, не видно ведь не фига... - напутствовал Кобальт.
  - В трех соснах заблужусь, что ли? Думай, что говоришь.
  - Если Инна Ивановна тебе откроет, дерни за конец. На улицу не ходи пока, ясно? Мало ли какая дрянь в воздухе. Солнце ж закрыло, все-таки.
  - Ты мне не указывай, давай. И так знаю.
  Чайковский нетерпеливо тряхнул головой. Он желал прояснить ситуацию немедленно, не теряя ни единой секунды. Он так жил, он так привык. Иначе край. Конец.
  Чайковский почти бегом устремился за дверь, мгновенно скрывшись в темноте. Светка держалась за натянутый шарф и ждала. И остальные - ждали. Все, даже Золушка.
  - Как в кино, - некстати заметил Кобальт, - Вот только не помню, чё за фильм.
  Через минуту тонкий шелк опал.
  - Отвязался, что ли, он? - неуверенно спросила Бекки, - Сейчас потянем...
  Светка отбросила шарф на пол, как ядовитую змею. Друзья напряженно замерли. В голове каждого из них ворочались мысли, - определенно, не слишком хорошие.
  Но связанные шарфики возвратились такими, какими и были: на ткани не было ни кровавых пятен, ни следов обрыва. И даже край оказался завязан точно так же, как сделала это Золушка. С одной лишь разницей: рука Чайковского в петельке отсутствовала.
  Кобальт одобряюще взъерошил Светке волосы:
  - Ну, вот, видишь? Никакие звери там не прячутся.
  - Какие еще звери? - насторожившись, спросила Бекки, - Я только одних Зверей знаю, и они уже лет пять как не в моде.
   -Да шептала она мне тут на ухо, дура такая...
  Кобальт улыбнулся.
  Золушка прищурила глаза. Она пыталась понять, что именно тут не так. Поднеся шелк прямо к глазам, она нашла ответ. Окраска ткани изменилась: посерела яркая красно-оранжевая роспись, поблекли золотистые тюльпаны и птицы.
  Поблекли...
  Выцвели. Словно тьма, сгустившееся в подъезде, оказала на них свое непонятное влияние.
  - Я говорила, там какая-то химия! Утечка!!
  - Чай-ниик! Давай назад!
  - Витька-аа!! Спускайся! Ты где-ее?!
  Ответом было лишь молчание.
  - Ой, он надышался, наверное... Лежит там, а?
  Ёе голос стал похож на надрывный шепот.
  - Светик, ты только не истери! - Бекки схватила подругу за плечи и хорошенько встряхнула.
  - Надо бы проверить.
  - Ну так вперед! Давай Кобальт, флаг тебе на шею, барабан в руки! Я из квартиры ни за что не выйду. Мой дом - моя крепость! В Москве ведь живем, люди!! Неужто не разберутся?
  Бекки верила в то, что говорит. Или хотя бы пыталась верить.
  - А Витя?
  - Витя на улицу удрал, стопудово. Нервный он у нас. Золушка, давай, жрачку тащи!! Проголодалась я тут с вами...
  - А дверь я бы закрыл, - заметил Принц, - И помучить мобилки надо, авось проклюнутся.
  15:00
  - ...ну и какие мысли? А чего, давайте поговорим, мы ж не хотим с катушек съехать.
  Светка растерянно изучала свои ногти. Кобальт пытался думать, но у него это плохо получалось. Принц ходил по квартире с телефонами в руках, и что-то все время повторял про себя. Бекки не так давно заставила его выключить сдохшее радио: всем надоело слушать одни и те же шумы и жужжание.
  - Может, метеорит упал? Так же бывает, облако пыли небо закрыло, вот и темно так, - осторожно предложила Золушка.
  - Дура она и есть дура, - Бекки глубоко затянулась сигаретой, - Стекла бы повылетали тогда, не? Мы ночью чуток бухие были, конечно, но не до такой же степени?
  - Фантастику кто-нибудь из вас читает? - спросил подошедший Принц.
  - Ты ж знаешь, что нет.
  - Немного, - смутилась Золушка.
  - Эх, с вами каши не сваришь...
  16:00
  Кобальт и Светка о чём-то спорили:
  - Да ты чё как маленькая? Не пойду я с тобой!
  Он повернулся к Бекки:
  - Слушай, сходи ты с ней в туалет, она, блин, боится одна в коридор выйти.
  - Золушка сходит.
  Лампочки в люстре меркли, игриво перемигиваясь между собой. Бекки попыталась вспомнить, где её мачеха хранит свечи. Бекки подумала, что Золушке уж точно это известно.
  "Вот дурдом. Получается, эта лохушка знает мою квартиру лучше меня?" - крутилось в её голове.
  И тут - крик. Оглушительный, дикий.
  Кобальт сорвался с места: он знал, что так кричать может только Светка. Его Светка. Бекки некстати вспомнила о зверях. В животе поднимался странный холодок.
  - Жива? Чего орешь?
  - К-кобальт... Костя, там такое...
  - Золушка, слушай... или как тебя там зовут? У вас успокоительное есть? Принеси, а!
  Светка стояла, прислонившись к стене, и тихонько всхлипывала:
  - Дверь эту открой...
  Он подчинился. В туалете было темно. Очень темно. Кобальт пожал плечами:
  - Ну лампочка вырубилась?
  - А если не л-лампочка? Если это оттуда, с улицы пришло...
  - Принц, дай-ка еще сигарету, - Бекки взяла Светку за руку и отвела подальше, - Надоела мне эта лабуда. Сейчас жених твой меня за ручку подержит, а я облегчусь по-маленькому, быстренько, ок?
  Принц промолчал. Ему не нравилась эта затея. Ему вообще ничего не нравилось. Но он не пытался остановить Бекки или успокоить испуганную Светку. Просто стоял и ждал. Может, ему даже было чуть-чуть любопытно.
  Бекки обвязала лицо полотенцем:
  - Я пулей.
  - Театр абсурда какой-то, - сквозь зубы произнёс Кобальт.
  "Там нет никаких зверей" - повторила про себя Бекки.
  Зажмурив глаза, она провалилась во тьму, непроглядную и чудовищно плотную. Покрасневший Кобальт крепко сжимал руку девушки. Светка думала о том, что же будет, если сейчас эта рука ослабнет. Повиснет, как шелковая тряпочка.
  Бекки выпрыгнула из мрака резко, рывком. Живая и совершенно здоровая, только какая-то смятая.
  - Что вылупились? Ничего там нет. А ты, Светка, коли боишься, давай, в ванну свои дела сделай. Тут все свои, не стесняйся.
  Золушка наклонялась к Бекки, неслышно, как тень:
  - У тебя волосы посерели. Посмотри.
  17:00
  - Ну чего, ушли они?
  - Успокойся, Светка с Кобальтом на кухне сидят. Ты что-то сказать хотела?
  Бекки обхватила руками голову:
  - Слушай, Принц, ты ведь смеяться не будешь?
  - Да мне не до смеха вообще-то.
  Золушка заваривала чай в кабинете Игоря Олеговича. Принц и Бекки сидели за письменным столом, напряженные, как проштрафившиеся клерки на первом в жизни важном совещании.
  - Прикинь, - Бекки странно ухмыльнулась, - Там, внутри туалета, ничего нет. Вообще. Даже стен. Только темнота. Я рукой щупаю вокруг, и пусто. Ни звуков, ни шагов не слышно. Бред, а?
  - Это как эффект пятого измерения? Или какое-то искривление пространства.
  - Ну началось... еще зеленых человечков вспомни.
  Принц не ответил.
  - А что, если, - говорил он будто с сами собой, - Со всем миром вокруг такое случилось? Если всю материю поглотила тьма? А остались только мы. Только твоя квартира.
  - Ты какую-то дрянь говоришь, извини, конечно. Давай-ка завязывай.
  - Если следовать этой логике, - добавила Золушка, резким движением ножа вспарывая чайный пакет, - То нам тоже осталось недолго.
  17:00
  - Мне холодно, Костик. Зуб на зуб не попадает.
   -Это ты перенервничала, скоро пройдет всё.
  Светка вгрызлась в багет с упорством недокормленного хомяка. Крошки падали прямо на грудь: Светка ела жадно, порывисто, стараясь заглотить побольше.
  - Знаешь, Костя, - тихо произнесла она, расправляясь с очередным куском, - Мне всю неделю снился один и тот же сон. Какая-то пустыня, и все вокруг сухое, серое. Я будто бы стою там одна, голая совсем. И передо мной - дыра в земле. Такая глубокая и чёрная, что даже дна не видно. И мне так сильно хочется туда прыгнуть, что просто горло сжимает. А ведь знаю, что нельзя, нельзя! Делаю шаг вперед. Потом еще один. И просыпаюсь...
  -Это все таблетки твои, для похудания. Точно говорю. От них еще не такое приснится, - успокаивал её жених, - И вообще - давай, не бзди!
  Сказал - как отрезал.
  Для него в жизни все было просто: дают - бери, бьют - ударь в ответ. А когда кто-то всякие сложности придумывал, у Кобальта даже чесотка начиналась.
  - Да закрой ты уже эти шторы, тупарь!! Не могу смотреть!! - девушка подскочила.
  Хруп! Недоеденный багет свалился на пол.
  Кобальт задумчиво смотрел на свою девушку, такую красивую, такую теплую при блеклом свете маленькой лампочки и зажженных свечей. Мысли в его голове вели себя непонятно, странно, нетипично. Отчего-то к горлу подступил комок.
  Предчувствие. Да, это можно было назвать и так: то неясное, шестое, седьмое, да неважно какое чувство, что всегда выручало Кобальта в любой опасной ситуации: в уличной драке, на ринге, в армии. Сейчас оно молчало, нет, оно умерло, в груди поселилась пустота и горечь.
  Конец. Всё?..
  Светка еще не понимала. Она злилась, злилась от страха и боли. И плевать, что это делало её смешной, некрасивой... Кобальт, этот баран, все равно её любит, а кроме него здесь никого нет.
  Никого?..
  -Пойдем к ребятам, а?
  Кобальт берет свою девушку под руку, и они вместе выходят из кухни.
  А там - тьма.
  Они на миг оказываются в пустоте, оглохшие, ослепшие. Но Кобальт вовремя спохватывается, тянет Светку назад, захлопывает деревянную дверь. Девушка съезжает на пол, судорожно хватая ртом воздух. Кобальт со злости ударяет по столу кулаком:
  -Там же стена была! Коридор в гостиную поворачивает... Куда делся?! Как так? Не растворился же в темноте он, блин? Мать твою! Мать!..
  -Костя...
  -Тихо, тихо. Не дрожи. Сейчас постучу им в стену.
  -Да, давай, - Светка вытирает слезы, и, казалось, успокаивается, - Давай постучим. Еще можно по батареям стучать, я в кино видела.
  - Бекки-то нас не убьет, не? У неё ведь даже ложки и те, супер-евро...
  Кобальт шутит. А потом они ходят туда-сюда по маленькому пространству кухни, как заключенные в камере, стуча по стенам, потолку, выкрикивая имена друзей. Светке хочется пить: она наклоняется прямо над раковиной, но в кранах нет воды.
  -Коровки, - вдруг говорит девушка, - На шторе которые. Они же зеленые должны быть? Не серые?
  -Ага. Не серые, точно, - машинально соглашается Кобальт, тут же спохватываясь:
  -А вообще, я не помню. Золушка же поменять их могла, Бекки её все время гоняет! По мне, так это целые коровищи перекормленные. Вот уродство? Это все её мачеху на "милоту" разную тянет. Няш-мяш, блин!
  -Не надо, Костя. Ты ведь не пойдешь туда? Правда ведь? В коридор не пойдешь? Там ведь и нет коридора, правда ведь? Там же пусто совсем?
  -Успокойся, давай. Никуда я без тебя не пойду.
  -А если лампочка потухнет?
  -Не потухнет. Свечи же есть еще.
  -Я не хочу, Костя. Не-хо-чу так.
  Кобальт не знает, что сказать.
  -У Игоря Олеговича бессонница, знаешь? Он обычно тут, в шкафчике таблетки хранит. Бекки говорила...
  -А тебе зачем таблетки-то?
  -Надо.
  -Ну, если надо...
  Он распахивает створки кухонного шкафа.
  -Света...
  Только теперь им становится ясно, каким чуждым, каким неестественным выглядит это сгустившееся ничто. Кобальт не может даже испугаться: накатывает странная оторопь.
  -Это что еще за херня? Ты мне скажи?! Конец света в кухонном шкафу! Еще бы в холодильнике! Вот дурдом! Ой, не могу!! - Светка хохочет, согнувшись пополам, - Хотела с собой покончить, а вот фиг тебе, Светочка! Сожрали надежду твою, скушали таблеточки твои!!
  Электрический свет гаснет: мягко, неслышно. Без скрежета, без вспышки, без последней агонии. Раз - и всё. Но свечи еще горят.
  -Костя, можешь меня обнять? Так же в фильмах всегда делают, правда ведь? Говорят, помогает...
  Он молча выполняет её просьбу.
  -Крепче. Еще крепче.
  -Ё-мое. Я ведь химию так и не пересдал, - вдруг говорит Кобальт, - Вот дерьмо, а?
  -Да забей.
  -Лучше бы там звери были. Тогда б мы хоть знали, чего бояться. Правда ведь?
  Нет сил больше говорить. Стук сердца - безумно оглушительный.
  ...
  -Живот болит, - Бекки корчит страшную рожу, - Принц, ты там не уснул, а?
  -Не надо было водкой так накачиваться.
  -Кто накачивался, я?? Да я помаленьку...
  Золушка разрезает чайные пакетики с настойчивостью патологоанатома.
  -Чё ты там ищешь, а? Везде тупой зеленый чай, одинаково дерьмовый. Ну кто из пакетов этих вообще пить будет? А, правильно! Только тупая Золушка!
  -Все у тебя тупые, одна ты острая...
  Принц лежит на столе, покачивая ногами:
  -Забавно это все, - размышляет он, - Может, мы вчера уже все умерли, а это такой загробный мир. Я в одной книге читал...
  -Ну-ну, - Бекки тянется за новой стопкой, - Когда это мы успели, интересно? Шампусиком, что ли, отравились?
  -А вот Золушка, например, - Принц поднимается и приобнимает девушку за плечи. Золушка вздрагивает, как от удара током.
  -Вот взяла она, допустим, нож и всех нас порезала ночью. А потом себя. В тихом омуте, как говорится... Тяжелое детство, все дела.
  -Да, - Бекки криво усмехается, - Это сука может. Ты видел вчера, а? Смотрит на нас, как на говно.
  Золушка мягко освобождается от хватки Принца:
  -Я бы не стала - себя.
  -Вот! Вот какая сука! - Бекки хлопает в ладоши.
  -Да она, по-моему, тоже не в себе, - Принц качает головой.
  -Ты-то у нас самый смелый, да? И не истеришь чего-то.
  -Да мне почти что пофигу.
  -Это почему?
  -А может, у меня ВИЧ.
  Бекки заливается пьяным хохотом:
  -Ага, щас! У нашего сладкого мальчика и вдруг такая гадость! Мамка-то попку не надерет?
  -Я серьезно.
  Принц потягивается, как сытый кот:
  -Меня всё достало, если честно. На таблетках уже сижу, знаешь ли. Неприятно все это, однако...
  -Ну е-мое! Не знала, что ты петух. Вот она, твоя интеллигентность! О люди искусства! О нравы!
  -Петух? Думай, что говоришь, я тебе не Чайковский. Да было как-то с одной козой... Миленькая была, да.
  -И даже мне не сказал! Ходил тут со своей заразой, жрал из одной тарелки! Урод!
  Принц смеется:
  -Я ожидал такой реакции, поверь.
  Бекки, раскачиваясь из стороны в сторону, делает несколько нетвердых шагов вперед:
  -Все! Я в ванну - отмываться! Я ж тебя трогала! За руку трогала, ё-моё!
  ...
  -Наверное, вы говорите неправду. Я думаю, что вам тоже страшно, - задумчиво произносит Золушка.
  -Может быть, - он кивает, - А вообще, можно на "ты". Кстати, ты очень симпатичная. Я б с тобой... сама знаешь, с удовольствием. Конечно, со всеми правилами, так сказать, предохранения. Ты не волнуйся.
  Золушка молчит. Её лицо ничего не выражает. Принц придвигается поближе:
  -Тебе какие парни нравятся?
  -Я не знаю, - девушка замирает, - Я не помню. Когда-то помнила, а теперь не могу. Грустно...
  -Бывает. Слушай, ты вообще человек?
  -Конечно! Вы что там напридумывали? Фильмов насмотрелись, да? Вот глупые.
  Глаза Золушки, кажется, на миг становятся влажными.
  -Да ты не обижайся, это все Бекки воду мутит. А мне даже интересно, что же там все-таки прячется, в этой темноте...
  -Да ничего там нет. Ни-че-го.
  ...
  Бекки мочится в ванную, смешно, по-детски болтая ногами. Алкоголь в её голове ненадолго вытеснил все волнения и страхи.
  Ну, почти все.
  -Блин, - говорит она сама с собой, - Как в свинарнике. Не, надо все же из квартиры выбираться. Да и жрачка не вечная.
  Вода из крана не бежит. Впрочем, из душа - тоже.
  -Воняет, однако!
  Бекки криво улыбается своему отражению:
  -Красавица же, а? И угораздило же меня в своего придурочного начальника влюбиться! Вот был бы он сейчас тут, со мной... эх!
  На кухне, за стенкой подозрительно тихо. Бекки хочется туда вломиться, наорать по-хорошему на Светку, постебаться над Кобальтом.
  "А если они там лижутся, сидя в обнимку? Вот и притихли. Неудобно чуток" - думает она.
  -А все-таки, лучше уж к ним, чем к убогой да заразному.
  Отражение кивает: так, мол и так, все хорошо, все отлично.
  -А если, - Бекки зевает, клацая зубами, как голодный аллигатор, - Если я сейчас дверь открою, а там темным темно?
  Отражение качает головой: нет, что ты! Такого просто не может быть, только не с тобой, только не сейчас.
  -Конечно! - Бекки шутливо отдает отражению честь, - Я ведь самая классная и самая умная!
  Она едва не сшибает дверной косяк.
  -Ну... и чуток бухая, м-да. Сейчас открою дверь и пойду.
  Отражение словно говорит: давай! Не бойся.
  -Вот возьму и открою! Открою...
  Отражение прячет раскрасневшееся лицо в ладонях.
  -Открою эту дверь! Я сделаю! Вот сейчас, честное слово.
  Отражение садится на пол, по-дурацки раздвинув ноги.
  -И все... будет... хорошо! Ведь свет же горит еще!! Ну что может случиться?
  Отражение плачет, - возможно, впервые в своей взрослой жизни. Плачет надрывно и отчаянно, не заботясь о косметике и будущих кругах под глазами.
  -Это все Золушка! Эта тварь!! Ведьма! Ненавижу!
  Отражение рассыпается осколками, и полутемной ванной остается лишь Бекки.
  -Ну вот, кулаки в кровь! Больно, блин!! Мне больно! Я не хочу одна!! Только не одна!
  Проходят минуты. Всхлипы становятся всё тише. Наконец, девушка успокаивается и вытирает слёзы. Бекки делает глубокий вдох - и уверенным движением берется за дверную ручку.
  -Не боись, девчонка! Все же нормально. Все хор...
  Недосказанные слова застревают в горле сухой коркой.
  ***
  -Кто тут ничего не боится, так это ты. Тебе абсолютно все равно. Как это возможно? - задумчиво говорит Принц.
  -Я боялась - сначала. Теперь уже нет. Странно, да? Я просто представила, что смотрю кино. Я так всегда делаю.
  -Ну что ж, - Принц берет маленькие ладошки Золушки в свои, - Давай будем вместе смотреть этот фильм. Ты не против?
  -А какой будет конец?
  -Надо подумать, - он улыбается: по-новому, по-тёплому, - Какой там конец обычно у фильмов ужасов? Но, с другой стороны, это же все не на самом деле?
  -Ага. А ты добрый, оказывается. Я даже и не думала.
  Принц наклоняется и вдруг целует Золушку в лоб:
  -Нет, совсем не добрый. Совсем.
  Мир погружается во тьму. Мгновенно, но неожиданно мягко.
  -Как пробьет двенадцать раз - всё исчезнет в тот же час. В тот же час... - нараспев произносит Золушка.
  ***
  Тишина. Темнота. Пустота. Ни звука. Ни шума дыхания. Ни ветерка. Ни единого шороха.
  Так, будто ты ослеп. Так, будто ты лишился слуха. Так, будто тело оставило тебя.
  Абсолютное ничто. Абсолютный покой.
  ***
  Принц трясет головой, ожидая, пока Заглот полностью втянется. Некоторое время Принц лежит без движения, находясь в промежуточном состоянии между сном и пробуждением. Тело не слушается.
  Впрочем, как всегда.
  Спустя час уже можно шевелить ногами. Еще через некоторое время он с трудом поднимается и проходит по пустой квартире, залитой ярким солнечным светом. Идет на кухню - и пьет воду, прямо из носика чайника. Много воды.
  Внутри тихо и сыто. Заглот доволен - и спокоен. До следующего раза.
  Заглот... Странное словечко. Принц сам его придумал, как-то со скуки. Однажды Заглот стал частью Принца: давно, очень давно. Сейчас они, жили, можно сказать, душа в душу. А ведь когда-то доставляли друг другу немало проблем!
  Сопротивляться бесполезно - и попросту глупо. Чем дольше упираешься - тем больше людей будет поглощено. Когда-то Принц принимал своего сожителя за паразита. А еще - за голодного пришельца из космоса. Потустороннюю тварь. Демона. Кровожадного темного бога.
  Правда открылась не сразу. Постепенно Заглот и человек привыкали к друг другу, постепенно становились единым целым. Но, наверное, именно тогда - в день, когда Принц узнал истину, он окончательно перестал бороться.
  Заглот - ничто. И всё. Начало и конец. То, откуда все вышло, и куда вернется. Черная дыра? Глубже. Вселенная? Больше. Бесконечная темнота. Нечто великое - и одновременно малое. То, что вмещает в себя всё и вся. То, что не подчиняется ни одному закону физики. Очень, очень тихое. Обволакивающее. И какое угодно, но только не злое.
  Пока еще слабое. Пока...
  Время от времени Заглоту нужна была подпитка, или, как раньше считал Принц, кормежка. Но на самом деле Заглот никого и ничего не пожирал: ни людей, ни материю, а лишь делал их частью себя. Скорее всего, это даже не больно. Просто никак. И уж точно не страшно.
  Наверное.
  Рано или поздно - Принц уверен в этом, - Заглот насытится достаточно, чтобы вырваться. И поглотить всё. Город. Планету. Солнце. Галактику?.. Но, похоже, это случится нескоро - и зачем тогда волноваться? Да и, в конце концов, кто сказал, что быть частью Заглота - это плохо?
  А эти люди... нет, конечно же, они не его друзья. Они просто верили в это. Недолгое время: всего-то один вечер, ночь да половинку утра. Заглот может многое, когда голоден. Сожаления о разрушенных судьбах и отданных понапрасну жизнях оставили Принца много лет назад. К чему печалится о том, чего нельзя изменить? Принц думает, что это даже забавно - примерять на себя чужую личность, быть кем-то: другом, братом, любимым человеком.
  Золушка лежит на диване, свернувшись в клубочек, как ребенок в материнской утробе. Живая и здоровая, только без сознания. А может, просто крепко спит.
  Принц улыбается:
  -Удачно получилось, однако. Пустоты в тебе достаточно. Рано или поздно привыкнешь...
  Он гладит девушку по щеке, впрочем, не испытывая в этот момент никаких особых чувств:
  -Заглот не против. Проще говоря, ему все равно. Ты подходишь - и это главное. Мне даже почти тебя жаль. Но, с другой стороны, теперь ты будешь жить очень долго. А я устал. Пора умирать.
  Принц падает на ковер. Закрывает глаза.
  И умирает.
  Золушка дремлет: ей снится танцующая фея, с темным, очень темным лицом. Невероятно темным.
  -Как пробьет двенадцать раз, всё исчезнет в сей же час...
  Всё исчезнет.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Кутищев "Мультикласс "Слияние""(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) А.Лерой "Ненужные. Академия егерей"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"