Симонов Сергей: другие произведения.

Жизнь бесценна

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшая повесть из 3х рассказов, объединенных общими героями и развитием общего сюжета. Место действия - Ирландия. Единственное в своём роде, волшебное место, где может совместиться несовместимое. Эльфийка и полицейский, ощущение волшебной сказки и Ирландская Республиканская Армия...

    Адрес на ficbook.net https://ficbook.net/readfic/7490848

    ISBN 9781312455801 http://www.lulu.com/shop/sergei-simonov/zhizn-bescenna/paperback/product-21771841.html


Жизнь бесценна [Сергей Симонов]

Земляничная поляна.

  
  
   Фиан недовольно шагал по лесу: сбивая прутиком пушистые седые головы одуванчиков и проклиная эту рыбалку, из-за которой он оказался здесь. Ведь мог же он провести выходные как все нормальные ребята в классе! Мог сходить на дискотеку, или на вечеринку к Молли Бейкер, хотя она и зануда. Мог сходить в кино, или покататься на роликах. Если уж предкам захотелось природы - пошли бы на пикник в городской парк! Да мало ли еще развлечений мог найти нормальный самостоятельный парень тринадцати лет! Так нет же, надо было забраться на эту чертову реку посреди леса на целый уик-энд!
   Фиан хлестнул прутом по одуванчику, и тот рассыпался взвихрившимся облачком серых парашютиков. Воздух звенел от голодного хора комаров, но он предусмотрительно обрызгался аэрозолем. Хоть от этой напасти он пока избавлен! Конечно, папашу хлебом не корми, дай только посидеть с удочкой на берегу реки часов этак в пять утра, когда все приличные люди смотрят сны! Но зачем же, черт бы его подрал, тащить с собой всю семью? Мама, само собой, во всем ему поддакивала, только что в рот не смотрела. Фиан пытался протестовать, но старый коп и слушать не хотел:
   - Если ты собрался стать полицейским, сынок, ты должен научиться слушаться старших. К тому же, тебе не повредит побыть на природе. Мне, например, этого очень не хватает.
   "Само собой", - думал Фиан, - "тебе этого не хватает. Если почти семь дней в неделю гоняешься за обкурившимися дурью бандитствующими недорослями или еще кем похуже, поневоле потянет на природу. Но я-то тут причем?"
   Размышляя подобным образом, Фиан не заметил, как вышел на самый край небольшого оврага. Резко остановившись, он огляделся по сторонам. "Черт, где это я?"
   Тропинка, по которой он шел, куда-то исчезла. Как видно, последние несколько минут он шел, не разбирая дороги. В этот момент дерн под ногами поплыл вниз, и Фиан кубарем скатился в овраг. Он с треском врезался в растущие на дне кусты и пребольно расцарапал колено. Слезы сами собой оказались на глазах, и он вытер их рукавом, шипя от боли и радуясь, что никто этих слез не видел.
   Снизу овраг показался ему несколько глубже, чем сверху. Фиан попробовал подняться по склону, но не обросшая еще травой почва осыпалась. После трех бесплодных попыток он понял, что здесь подняться не удастся, и решил пройти немного по оврагу, поискать место с менее крутым склоном.
   Идти ему пришлось довольно долго. Наконец, он нашел место на склоне, где росли небольшие редкие кустики. Держась за них, он выбрался из оврага и огляделся. Место было совершенно незнакомое.
   Он пошел обратно вдоль края оврага, но, не догадавшись засечь время в первый раз, не знал, где остановиться. Он пытался найти следы своего падения, но, как только он приблизился к краю, дерн снова поплыл, и Фиан едва успел отскочить назад.
   - Черт! Черт! Черт! Не хватало еще заблудиться!
   - Он взглянул на часы. По ним выходило, что после ссоры с предками он отсутствовал уже более трех часов. Мама, конечно, уже начала беспокоиться и приставать к отцу, а тот, со свойственной ему полицейской непосредственностью, вероятно, ответил: "Вернется, паршивец, когда проголодается", - и снова уцепился за свой проклятый спиннинг.
   Пройдя еще около десяти минут, Фиан решил плюнуть на гордость и позвал на помощь:
   - Эй! Мама! Ау! Эй!
   Он прислушался. Никакого ответа. Он позвал снова. Опять тишина. Видимо, будучи в заведенном состоянии, он ушел слишком глубоко в этот незнакомый лес.
   Он попытался сориентироваться по мху на деревьях, муравейникам, солнцу, и всей той белиберде, которую обычно пропускаешь мимо ушей, сидя на уроке и глядя, как Ванесса Ансель покачивает своими медовыми волосами. Но мох рос вокруг всего дерева, никак не совпадая с якобы юго-западным положением солнца, а муравейников, как назло, не попадалось.
   - Да и на что мне эти муравейники, если я все равно не помню, с какой стороны дерева они должны быть, - пробормотал он. - Разве что у муравьев дорогу спросить?
   - Можно спросить и у муравьев, - услышал он вдруг мелодичный голос, разлившийся в теплом летнем воздухе звоном серебряных колокольчиков. - Но сумеешь ли ты понять ответ?
   Фиан даже подпрыгнул от неожиданности.
   - Кто здесь, черт побери?! - испуганно спросил он, оглядываясь по сторонам и не видя никого в мельтешении теней и солнечных бликов, пробивающихся сквозь листву.
   - Я, - последовал ответ.
   Фиан повернулся на звук. Он с трудом различил бесформенную фигуру у подножия монументального дуба. Фигура была закутана в плащ, совершенно сливающийся с деревом, и только нижняя часть лица светлела на фоне коры из-под низко надвинутого капюшона.
   - Ты кто? - спросил он, отступая назад.
   - Не бойся, Фиан О'Нейл, - Фигура, не двигаясь с места, откинула капюшон, и Фиан замер с открытым ртом.
   Перед ним стояла женщина, настолько красивая, что Фиан не смог бы даже описать ее. Длинные черные волосы были перехвачены серебряным ободком, как на картинках в книжке, которую мать подарила ему на рождество. Серые глаза смотрели на него строго и печально, проникая, казалось, в самую глубину его потаенных мыслей и желаний. Удлиненное лицо, чуть приподнятая бровь... Разве годится язык человеческий, чтобы описывать такую красоту?!
   - Откуда... откуда ты меня знаешь? - пробормотал, наконец, Фиан.
   - Я знаю твоего отца, - ответила женщина. - И отца твоего отца. И твоего прадеда. И еще много других О'Нейлов, что жили в этих местах задолго до того, как люди начали забывать своих предков. Все они были очень достойными людьми. И я рада познакомиться с тобой, Фиан.
   - Только знакомство немного одностороннее, - ответил он, слегка осмелев.
   - Можешь называть меня Шелта, - сказала женщина.
   На самом деле ее звали Мириэль. Но у ее народа было не принято называть первому встречному свое истинное имя.
   - Ты несправедлив к своему отцу. Он так мало видит тебя, так много работает. Он хотел побыть с тобой, поговорить, поучить тебя ловить рыбу. А ты убежал в лес, потому что тебе интереснее бродить с друзьями по улицам и рисовать на стенах.
   - Я что, вслух все это говорил? - смутился Фиан. - Старик совсем съехал на этой рыбе. И зачем мне учиться ее ловить?
   - И это говорит человек, не знающий, с какой стороны у дерева бывает муравейник, - улыбнулась Мириэль, и ее улыбка, казалось, осветила лес ярче солнца. - Окажись ты один на природе, ты не прожил бы и нескольких дней.
   - Возможно, - кивнул Фиан. - Я не очень-то люблю лес.
   - Я знаю. Напрасно ты его не любишь, - заметила Мириэль. - Хочешь посмотреть кое-что?
   Не дожидаясь его ответа, она повела рукой, отводя ветви кустов. Взгляду Фиана открылась поляна, залитая солнечным светом.
   - Идем, - пригласила Мириэль, беззвучно скользнув между ветвей на поляну. Фиан двинулся за ней, ломясь сквозь кусты. Мириэль неодобрительно покачала головой.
   Он вышел на поляну, и замер. Вся она была сплошь усыпана красными спелыми ягодами земляники. Листочки приподнялись, ловя лучи летнего солнца, и из-под них рубиновыми точками светились ягоды.
   - Боже мой, - пробормотал Фиан. - Земляничная поляна. Прямо как у "Битлов"...
   - Как видишь, у леса есть свои приятные стороны. Здесь все живое. Жизнь окружает нас со всех сторон, и мы с тобой - лишь часть природы, - улыбнулась Мириэль.- Как можно ее не любить? Жизнь бесценна...
   - И комары тоже? - не удержался Фиан.
   - Ну... нет правил без исключений, - в ее серых глазах сверкнули веселые искорки. - Ты, верно, проголодался. Угощайся.
   Фиан с удовольствием опустился на корточки - и скривился от боли в расцарапанном колене, о котором он уже успел позабыть.
   - Что с тобой?
   - Да так, поцарапался, - пробормотал он, набивая рот земляникой.
   - Дай-ка я посмотрю, - сказала Мириэль.
   Он закатал штанину. Ссадина опухла и немного кровоточила.
   - Ничего страшного, - Мириэль распахнула плащ, и Фиан вновь раскрыл рот от удивления.
   На ней был серо-зеленый костюм, напоминающий охотничий или походный. Небольшая сумка висела справа на поясе. Слева же, на богато вышитой серебром перевязи был привешен узкий легкий меч в серебряных ножнах, украшенных чеканкой в виде сложного переплетающегося узора из листьев и цветов.
   - Ух, ты! Он настоящий? - спросил Фиан, глядя на меч. - Зачем он вам?
   - В лесу водятся не только добрые существа, - ответила Мириэль, вынимая из сумки бутылочку из темного стекла, вату и бинт.
   Она ловко обработала ссадину пряно пахнущей темной жидкостью. Начало немного жечь, но гораздо слабее, чем от йода. Несколькими аккуратными движениями Мириэль забинтовала колено Фиана и сказала:
   - Вот и все. Завтра утром даже следа не останется.
   - Спасибо, - смущенно пробормотал Фиан.
   Она вынула из сумки сверток. Там были лепешки и горшочек с медом. Мед был совершенно не такой, как покупала мама в лавке мистера Дрю. От этого меда пахло настоящими цветами, летним лугом, он был прозрачен и желт, как янтарь, и густ, как сосновая смола. Фиан с удовольствием намазал им лепешку, и Мириэль последовала его примеру.
   Когда он справился со своей порцией, она достала из сумки небольшую серебряную флягу и налила ему колпачок незнакомого, прозрачного напитка, собравшего в себе, казалось, все ароматы лета. Сладкий, невероятно нежный его вкус надолго остался на языке.
   - Спасибо, леди, - вновь поблагодарил Фиан. - Мне, наверно, уже пора.
   - Да, пожалуй, - сказала она, взглянув на солнце. - Я провожу тебя.
   Поднимаясь, он почувствовал, что боль в колене растаяла без следа.
   - Иди за мной, - сказала Мириэль, бесшумно скользя перед ним. Ее шаги были так легки, что, казалось, даже трава под ее ногами не приминается.
   Фиан ошарашенно соображал на ходу. Она знает много поколений О'Нейлов? Но как?
   - Вы, наверное, бессмертная, леди Шелта, - догадался он, - Меч, и все такое. А вы тоже рубите головы таким как вы, и говорите что в конце останется только один?
   Мириэль ответила ему хрустальным смехом.
   - Ты насмотрелся смешных сказок, - сказала она. - Но ты прав. Я действительно бессмертна.
   Пока он переваривал это невероятное заявление, они вышли на опушку леса. Сверкающая лента реки была всего лишь в сотне ярдов. Их форд с прицепленным к нему трейлером стоял на прежнем месте, отец сидел с удочкой на берегу, а мать хлопотала возле портативной газовой плиты.
   Мириэль остановилась.
   - Мне не стоит идти дальше, - сказала она. - Но я хочу дать тебе кое-что, в память о нашей встрече. Ибо такая встреча - большая редкость в эти дни.
   Она стянула с пальца серебряный перстень и протянула его Фиану. Он осторожно принял его, еще не веря в реальность происходящего. Кольцо перстня было искусно выполнено в виде двух переплетенных хвостами драконов. Их тела были выкованы и отчеканены с таким мастерством, что можно было различить каждую чешуйку.
   Зубы драконов впивались в геральдический щит, в центре которого была укреплена вырезанная из прозрачного ярко-синего камня восьмилучевая звезда.
   - Этот перстень не столько ценен, сколько древен, - сказала Мириэль, улыбаясь. - Если вдруг в будущем ты, или твои дети, или внуки, встретите в лесу кого-либо из нас - покажите этот перстень, и вам будет оказан радушный прием и любая посильная помощь.
   - Спасибо, леди Шелта, - пробормотал Фиан. - А кого я могу встретить? Кто вы?
   - Ты совсем не знаешь своих корней, мой мальчик, - печально сказала она. - А ведь корни для человека так же важны, как для дерева или травы. Ты не знаешь языка своих предков. Любой из них сразу узнал бы меня. А ты - нет. Кто ты сам?
   - Я? - Фиан замялся. - Ну... я ирландец, как и папа с мамой.
   - И не просто ирландец, - добавила Мириэль. - Твои предки жили здесь испокон веков. Взгляни на себя в зеркало. Ты чистокровный кельт, как и твои родители. Выучи их язык, прочитай их легенды, хотя бы из уважения к тем десяткам тысяч людей, что насчитывал в прошлом ваш род.
   - Да, леди, - прошептал Фиан, чувствуя, что не сможет не выполнить это обещание.
   Он надел перстень на палец левой руки, инстинктивно повернув его камнем в сторону ладони. Он чувствовал, что чужой взгляд не должен касаться этой вещи.
   - Прощай, мой маленький друг, - сказала Мириэль, отступая в лес. - Да будет с тобой мое благословение.
   - Постойте! Леди Шелта! Мы еще увидимся?
   - Едва ли, Фиан. Я редко выхожу в этот мир. Хотя... кто знает?
   Фиан сделал несколько шагов к машине, затем обернулся, думая, что Мириэль уже исчезла так же внезапно, как и появилась. Но она еще стояла в тени раскидистого клена, глядя ему вслед с внимательной добротой.
   Он помахал ей и пошел вперед. На половине пути он обернулся снова. На этот раз ее уже не было.
   - Где тебя черти носят, негодный мальчишка? - недовольно спросила мать. - Садись, сейчас будем обедать.
   - Прости, ма. Я ушел в лес и ... немного задумался. Я не голоден.
   - Как это не голоден? Тебя не было полдня!
   Фиан не слушал ее. Он подошел к отцу, повернувшемуся на голоса.
   - Прости меня, папа. Я сожалею, что наговорил тут всего...
   - О' кэй, сынок. Будем считать, что ты ничего не говорил. Скажи только, с чего это ты вдруг переменил свое мнение? На тебя, что, шишка с дерева свалилась?
   - Да нет, не иначе, как он встретил в лесу фею, - засмеялась мать. - Садитесь, обед готов.
   Садясь к сделанному из доски и двух ящиков импровизированному столу, Фиан усмехнулся про себя: "Мама даже не представляет, насколько она права". Он сжал руку в кулак, и серебряный перстень врезался в пальцы, напоминая, что все это случилось на самом деле.
  
  
  

День летнего

солнцестояния.

  
  
   Детектив Фиан О'Нейл сидел за своим столом в полицейском управлении Белфаста, притворяясь, что пишет отчет по законченному делу. Отчет он уже написал, но зачем же торопиться, если можно выкроить несколько минут отдыха?
   Вот уже три года Фиан работал в полиции. Через год после окончания академии он уже сдал экзамен на должность детектива. В том же году отец вышел на пенсию, и Фиан не только занял его место в отделе, но и унаследовал его стол.
   Его взгляд остановился на серебряном перстне, который он носил, почти не снимая, с тринадцати лет. Фиан каждый год приезжал на то место, где он получил его, но ни разу с тех пор ему не удавалось увидеть ту сказочную фею, которой перстень принадлежал.
   Он честно пытался понять, что же тогда произошло, кого он встретил в лесу? Он сдержал обещание, изучив кельтский язык и легенды, хотя раздобыть нужные книги было непросто, а одолеть их - и того труднее. Поиски книг привели его в букинистическую лавку некоего пожилого джентльмена по имени Ангус О'Рейли.
   Мистер О'Рейли, смешной маленький человечек с пышными бакенбардами, обыкновенно даже днем расхаживавший в ночном колпаке, оказался восторженным энтузиастом истории Ирландии и кельтской культуры. Вопрос Фиана об учебнике кельтского языка привел старого Ангуса в состояние душевного волнения и трепета. Забавный старикан был по-настоящему растроган самим фактом появления Фиана в его лавке.
   - Я всегда считал, молодой человек, что нынешняя молодежь в своей никчемности и бесполезности похожа на саранчу, - заявил мистер О'Рейли, забираясь на стремянку и снимая с верхней полки пыльные фолианты. - И я чрезвычайно рад, что это не совсем так.
   Знакомство с Ангусом О'Рейли оказалось необычайно полезно для изысканий Фиана. Старикан знал такие вещи, которые встречались не во всякой энциклопедии. Фиан просиживал у него многие вечера напролет, дивясь его уму, памяти, и неувядающему желанию знать как можно больше.
   Однажды и Фиану удалось удивить Ангуса, более того, не только удивить, но и потрясти до глубины души. Расплачиваясь за мороженое в парке, где они с Ангусом любили беседовать в хорошую погоду, Фиан машинально высыпал мелочь на ладонь левой руки. Ангус, машинально посмотрев через плечо Фиана, вдруг слегка охнул. Продавец мороженого забрал у Фиана мелочь, вручив ему вафельную трубочку, Фиан повернулся к Ангусу, и увидел, что тот смотрит на него идеально круглыми глазами.
   - Что с вами, мистер О'Рейли? - обеспокоенно спросил Фиан. - Давайте присядем.
   - Да, да, мой мальчик, давай присядем, - пробормотал Ангус.
   Они присели на скамейку, и букинист немедленно спросил:
   - Скажи, откуда у тебя этот перстень, Фиан?
   Он замялся. Правду говорить было немыслимо, лгать Ангусу - тоже. Фиан ответил вопросом на вопрос:
   - Он вам знаком, сэр?
   - Знаком? Нет. То есть, да! Ну, ... как тебе объяснить... - О'Рейли беспомощно пыхтел, пытаясь выразить свои мысли, такое с ним случалось, хотя и редко. - Этот символ - сапфировая восьмиконечная звезда... Где ты его купил?
   - Я не покупал его, сэр. Это... подарок. Да, подарок. Мне подарила его моя подружка, сэр, - Фиан обрадовался, придумав, наконец, как ему казалось, все объясняющий ответ.
   Ангус, однако же, успел справиться с волнением, и обрел обычную остроту ума. И языка.
   - Подружка? Так, так... Сколько же ей лет, по-твоему?
   Начав врать, уже непросто бывает остановиться.
   - Ну, она немного старше меня... - промямлил Фиан.
   - Немного! Ха! Скажи-ка, а не носит ли она серебряный обруч на волосах?
   Фиан понял, что Ангус знает об интересующей его особе, или ей подобных куда больше, чем говорит. Запираться было бессмысленно, Ангус мог поднести ему разгадку на блюдечке, если удастся его завести, чтобы он выболтал все, что знает.
   - Да, верно, - ответил он. - А вы, что, встречали ее?
   - Встречал ли я ее? - почтенный букинист подскочил на скамейке так, что она протестующе взвизгнула под его увесистыми телесами. - Да я отдал бы остаток своих дней за такую встречу! "Немного старше меня", - передразнил он Фиана. - Я думаю, она будет постарше тех холмов, на которых ты мог ее повстречать. Если ты не разыгрываешь меня, конечно.
   - Вообще-то, я встретил ее в лесу, - признался Фиан. - Я думал, что о ней вообще нельзя упоминать. Я никому никогда не рассказывал о ней. Все равно никто бы не поверил. А кто она, сэр? Фея?
   - Фея? Ха! Что ты знаешь о феях? Нет. Она не фея.
   - Кто же тогда? Она сказала, что знает весь наш род, то есть, весь род О'Нейлов. И еще сказала, что она бессмертна.
   - Охотно верю, - заявил О'Рейли. - Тебе следовало бы побольше доверять легендам своего народа. Это - концентрированная мудрость многих веков. Да, конечно, правду от вымысла отличить нелегко, тем более, когда правда фантастичнее любой сказки.
   Их называли Ши. Это собирательное название всех существ, что мы привыкли считать сказочными. И не смотри на меня так, молодой человек! В конце концов, не я же встретил ее в лесу!
   - Да, я читал о Ши. В это понятие вмещаются десятки разных существ. Но кто она?
   - Она? Ха! Она из числа высших сил этого нечеловеческого мира. Странно, что ты вообще видел ее. Обычно они не показываются на глаза людям.
   - Я поссорился с предками и заблудился в лесу, - признался до конца Фиан. - Она помогла мне. И после этой встречи я даже как-то внутренне переменился. Стал понимать родителей, а они стали понимать меня. Она, вроде бы, ничего особенного не говорила, так, общие фразы, если вдуматься. Но ее почему-то хочется слушать. Ее слова доходят до сердца. Это не болтовня учительницы на уроке, хотя наша миссис Фергюсон часто говорит то же самое почти теми же словами.
   - Еще бы! Ха! Ты повстречался с самым удивительным из всего, что было и есть в этой стране. Как ты называл ее?
   - Она сказала, ее зовут Шелта.
   - Это не настоящее ее имя. И не удивительно, истинных своих имен они не говорят никому.
   - Но все-таки, кто она?
   - Обычно их называют эльфами, Фиан.
   - Эльф? Она - эльф? Я всегда считал, что эльфы - такие маленькие, с крылышками...
   - Возможно, они могут принимать любой облик. Но, мне кажется, они должны быть похожи на нас, только лучше... Не позволишь ли ты посмотреть на ее подарок поближе?
   Впервые Фиан снимал перстень, чтобы передать его в чужие руки. Но он чувствовал, что Ангус достоин его доверия, и сама Шелта не возражала бы против этого. Как чувствовал? Он и сам не понимал этого. С некоторым трепетом души он стянул перстень с пальца и вложил его в руку мистера О'Рейли. Старый букинист склонился над серебряной безделушкой так благоговейно, будто это были мощи святого Патрика.
   - Боже мой, - пробормотал он. - Какая красота...
   С тех пор Фиан лишь дважды снимал перстень, чтобы передать его другому человеку, и оба раза - когда уже служил в полиции. Естественно, он ни словом не обмолвился о его истории.
   Первый раз он показал его именитому эксперту по ювелирным изделиям, с которым столкнулся по долгу службы, расследуя дело о нападении на ювелирный магазин. Эксперт, немолодой уже мужчина профессорской наружности, долго разглядывал его, поблескивая вставленной в глаз лупой, цокая языком и восхищенно встряхивая головой.
   Когда же Фиан, не выдержав затянувшейся паузы, спросил, что он думает об этом, эксперт задумчиво протянул:
   - Право, не знаю, что и сказать вам, сэр. Этот стиль не похож ни на один из виденных мной, а я, уж поверьте, повидал немало. Несомненно, очень старинная работа. Камень в центре - натуральный сапфир очень высокого качества. Серебро - пожалуй, не высшей пробы, но чеканка указывает на чрезвычайно одаренного мастера, я бы сказал - ювелир милостью Божьей. Эта вещь едва ли может стоить очень дорого, но коллекционер дал бы за нее немало, я уверен. Скажите, откуда он у вас?
   - Моя мать получила его в наследство от своей матери, - соврал Фиан. - Я не собираюсь продавать его, просто уж очень красивая вещь.
   - Да, сэр, тут я с вами полностью согласен.
   Фиан ушел, оставив почтеннейшего джентльмена в полном недоумении перелопачивать гору каталогов ювелирных изделий столетней давности. Упоминание о вероятной древности перстня навело его на мысль сделать соответствующий анализ. Пользуясь служебным положением, он обратился с этой просьбой к знакомому криминалисту.
   Результат превзошел все его ожидания. Криминалист позвонил ему в половине двенадцатого ночи, он часто засиживался допоздна. Не дожидаясь, пока Фиан окончательно проснется, он завопил в трубку:
   - Старик! Ты что, расследуешь ограбление археологического музея? Под сапфиром перстня сохранилось немного цветочной пыльцы. Этой штуке не меньше четырех тысяч лет! Где ты его откопал? Только не говори, что получил в наследство от бабушки!
   На следующий день Фиан поспешил забрать перстень у приятеля-криминалиста, наплетя ему несусветную чушь про друга, археолога-любителя, нашедшего перстень где-то на Шетландских островах.
   Больше он не передавал перстень никому и никогда. Более того, еще в школе он заметил, что перстень приносит ему удачу. Не мелкую, а настоящую. Уже в первую неделю после начала занятий Алиса Макдейл, по которой он безответно вздыхал уже год, перед всем классом дала отставку своему бессменному кавалеру, подающему большие надежды футболисту Биллу Поттеру, заявив, что ее в мужчине привлекают не только мускулы, но и мозги. (Раньше Фиан за ней этого не замечал.) Проскучав неделю за подбором кандидатов на место Поттера, Алиса неожиданно остановила свой выбор на Фиане, и уже не отставала от него до самого окончания школы. Они поженились, как только Фиан закончил полицейскую академию, и, по общему мнению, оказались самой удачной парой года.
   Когда Алиса забеременела, врачи не скрывали беспокойства, предупредив Фиана, что роды могут быть трудными. Однако все обошлось так удачно, что Фиан окончательно уверовал в покровительство неких высших сил. На радость его отцу и матери внучка росла здоровой и красивой. Без каких-либо раздумий Фиан дал ей имя Шелта.
   Мать Алисы вскоре умерла от сердечного приступа, отец же бросил семью, когда Алиса еще училась в школе. Так что семейная жизнь Фиана оказалась счастливой во всех отношениях.
   Карьера его также складывалась удачно, и даже из нескольких жарких перестрелок, в которых ему довелось участвовать, Фиан вышел без единой царапины - единственный из всех участников.
   Голос лейтенанта Фитцпатрика отвлек Фиана от размышлений. Лейтенант говорил с кем-то по телефону и упомянул его имя. Фиан поднял голову, прислушиваясь.
   - О'Нейл? Коннор О'Нейл? Извините, мисс, он вышел на пенсию. У нас работает его сын Фиан. Могу соединить с ним, если это вас устроит. Пожалуйста, мисс.
   Лейтенант отнял трубку от уха и сказал:
   - О'Нейл! Это тебя. Четвертая линия.
   Фиан подошел к ближайшему телефону и поднял трубку.
   - Слушаю, О'Нейл, - механически произнес он, несколько раздосадованный тем, что его отвлекли от дорогих ему воспоминаний, и вдруг замер.
   Серебряный голос, тот самый, который он с тринадцати лет мечтал услышать вновь, произнес такие простые слова, прозвучавшие для него лучше любой музыки:
   - Здравствуй, Фиан.
  
   Он выпрямился, потрясенный этой неожиданностью, утратив на миг способность соображать, а затем пробормотал:
   - Леди Шелта?
   - Да, мой друг, это я. Как ты живешь?
   - Неплохо, спасибо, а вы? - Фиан быстро оправился от удивления. - Где вы, мадам?
   - Благодарю, Фиан, я в порядке. Но мне нужна твоя помощь.
   - Помощь? Вам? Да, конечно, я...
   - Я у моих старых друзей. Запиши адрес и приезжай. Это за городом.
   Фиан машинально записал адрес. - Сейчас приеду. Лейтенант! - позвал он, положив трубку. - Мне надо срочно уехать. Это давняя знакомая нашей семьи. Боюсь, у нее неприятности.
   - Нет проблем, Фиан.
   Уже в машине, перечитав еще раз адрес, он сообразил, что это ферма его старинного приятеля Тима Фленегана. Их отцы еще до войны жили по соседству, пока Коннор О'Нейл не уехал в Белфаст служить в полиции. Они часто навещали Фленегана. Фиан и сын Пита Фленегана, Тим, были друзьями. Сейчас Пит Фленеган был уже стар, и передал сыну все дела на ферме. Но Фиан никогда не предполагал, что леди Шелта, как он продолжал мысленно называть ее, знакома с семьей Фленегана.
   Несмотря на то, что последний раз он бывал у Фленеганов лет шесть назад, Фиан быстро нашел знакомый с детства поворот с шоссе на грунтовую дорогу.
   Проехав по ней менее полумили, он увидел на обочине знакомую фигуру в плаще. Он остановился и выскочил из машины.
   - Леди Шелта?
   - Да. Это я, Фиан. Рада видеть тебя снова. Ты теперь совсем взрослый. - Она откинула капюшон плаща.
   Фиан улыбнулся, вновь увидев, наконец, это прекрасное лицо, которое он не мог забыть с самого детства.
   - Вы совсем не изменились, леди Шелта. Ведь десять лет прошло.
   - Мы не меняемся, друг мой. Но давай поспешим.
   Фиан распахнул перед ней дверцу своего форда, и Мириэль, отцепив с пояса ножны с мечом, ловким, совершенно естественным движением скользнула внутрь, как будто проделывала это каждый день.
   - А я думал, вы встретите меня в доме Фленеганов. Так что случилось? - спросил он, тронув машину с места.
   - Ты помнишь Майру Фленеган, Фиан?
   - Майру? Младшую сестру Тима? - Фиан помнил ее довольно смутно. Последний раз он видел ее шесть лет назад, ей тогда было лет восемь. Тим был старше Фиана на два года, а Майра - много младше их обоих. - Помню, но не слишком хорошо. Сколько ей сейчас?
   - Ей четырнадцать, Фиан. И она пропала.
   - Пропала? Давно? - Фиан обеспокоенно взглянул на свою спутницу.
   - Сегодня третий день. Я узнала об этом случайно. И только вчера вечером Тим нашел ее записку. Она в Белфасте, Фиан. Узнай я об этом раньше...
   - Надо поговорить с ее семьей. Может быть, они что-то подскажут. Майра еще в детстве была взбалмошной девчонкой.
   - Именно поэтому я вызвала тебя сюда.
   - И правильно сделали, леди Шелта.
   - Так твой отец на пенсии?
   - Да. Уже два года. Я сижу в отделе за его столом.
   За разговором они подъехали к дому Фленеганов.
   - Я должна предупредить тебя, - сказала Мириэль. - Фленеганы обо мне ничего не знают, хотя их всех я знаю очень давно. Мне нужен был телефон, и я пробралась к ним на кухню. Я умею ходить незаметно, ты же знаешь.
   - Какая разница, вы все правильно сделали, леди Шелта. И так уже много времени упущено.
   Они поднялись на крыльцо, и Фиан постучал в дверь старомодным дверным молотком.
   - Здесь ничего не меняется, - улыбнулся он.
   Дверь открыл Тим Фленеган.
   - Фиан? Привет, старик! - Тим старался казаться веселым и приветливым, хотя на нем лица не было. - Как мило, что ты вспомнил про нас. Хотя сейчас не лучшее время...
   - Да, я знаю. Майра. Именно поэтому я здесь. Я попытаюсь помочь.
   - Знаешь?! Откуда? - Тим был несказанно удивлен.
   - Друзья сообщили. Я стал детективом, Тим.
   - Вот так здорово! Фиан - детектив! А что за друзья?
   - Здравствуйте, Тим. Зовите меня Шелта, - сказала она, выходя из-за приоткрытой Тимом двери. - Это я сообщила Фиану.
   Тим Фленеган уперся в Мириэль слегка обалделым взглядом.
   - Кто там, Тим? - послышался в коридоре голос Пита Фленегана. Его сапоги прогремели по сосновым доскам пола, и он появился в дверях, постаревший, но все такой же огромный и рыжий, как и шесть лет назад.
   - Бог ты мой, - прогудел он, увидев Мириэль. - Ши! Настоящая Ши у меня в доме! Проходите, прошу вас, госпожа. Здравствуй, Фиан. Простите, у нас несчастье.
   Они прошли в гостиную, и она вдруг наполнилась свежестью, весенним теплом и запахами леса. Тим усадил их на диван. Мириэль сняла свой плащ и перевязь с мечом. На ней оказалось светло-серое платье, украшенное скромной серебряной вышивкой, из украшений - только нитка жемчуга на шее.
   К ним вышла заплаканная Дженис - мать Тима и Майры. Увидев Мириэль, она перекрестилась и без сил осела в кресло.
   - У нас мало времени, - сказал Фиан. - Рассказывай, Тим.
   Из его краткого и не слишком связного рассказа, дополненного замечаниями Пита и Дженис, он уяснил, что Майра и раньше ночевала у подруг на соседних фермах или в ближайшем поселке. Поэтому, когда она не пришла домой, Дженис и Пит не сильно беспокоились. На следующее утро Пит с Тимом рано уехали в поля, а Дженис занималась домашними делами. Но когда Майра не появилась к обеду, Дженис начала беспокоиться и обзванивать ее подруг. Она занималась этим до возвращения мужчин. И тогда Тим нашел записку Майры.
   Он показал записку Фиану.
   "Ма! Я уехала в Белфаст на пару дней, поразвлечься. Не беспокойся. Майра", - прочел Фиан вслух.
   - Не беспокойся! Слыхали! - всхлипнула Дженис. - Ей же только четырнадцать лет!
   - У нее есть подруги в Белфасте? - спросил Фиан. - Может, кто-то приезжал сюда на лето?
   - Она никогда ничего не говорила о подругах из Белфаста, - покачала головой Дженис. - Она бы сказала мне, она такая болтушка...
   - Мне понадобится ее фотография, - сказал Фиан.
   Тим принес несколько снимков Майры. Красивая рыжая девчонка с зелеными глазами. "Совсем как моя Алиса", - подумал Фиан.
   - О' кэй, - он аккуратно спрятал снимки в бумажник. - Не хочу вас обнадеживать, прошло много времени. Обычно, если ребенка не удается отыскать в первый или второй день, дальнейшие шансы на успех невелики... Но я сделаю все возможное. К счастью, Белфаст - не Нью-Йорк.
   Дженис издала горестный стон, и Тим поспешил ее успокоить.
   - Майра жива, - вдруг сказала Мириэль. - Жива, и пока в безопасности. Я чувствую это. Не спрашивайте, как, но я это знаю.
   - Слава Господу, - Пит Фленеган размашисто перекрестился. - Мы верим вам, госпожа.
   Он поднялся, высокий и грузный, почти достающий рыжей головой до потолка. Снял с крючка свою куртку.
   - Я еду с тобой, сынок, - сказал он Фиану. - И не возражай. Присмотри за матерью, Тим.
   - Пит, я... Я не уверен, что это хорошая идея, - сказал Фиан.
   - Я ее отец, - набычился Пит.
   - Конечно, но... мне придется весь остаток дня колесить по барам и дискотекам, сэр. И, возможно, всю ночь. Для вас это будет лишней нагрузкой.
   - Я еду, и точка, - старший Фленеган уперся рогом, и Фиан понял, что его не отговорить.
   - Вам понадобится много сил, вам обоим, - сказала Мириэль. - Вот, возьми, Фиан.
   Она вынула из сумки памятную ему серебряную флягу и два свертка. Фиан развернул один из них. Там было что-то мягкое, завернутое в пергамент и запечатанное восковой печатью. Он отчетливо различил на белом воске оттиск восьмиконечной звезды.
   - Это лепешки, помнишь? - улыбнулась Мириэль. - Они тебе так понравились. Храни их завернутыми в те же листья и пергамент, и они останутся свежими очень долго.
   Я останусь с вами, - сказала она Тиму и Дженис. - Если что, я помогу.
   - Спасибо вам, госпожа, - Тим низко поклонился ей.
   Фиан достал свою визитку.
   - Здесь номер моего мобильного телефона, - сказал он Мириэли. - Если вы почувствуете что-то, что сможет помочь мне в поисках, или предупредить об опасности - звоните.
   - Конечно, Фиан.
   Фиан и Пит вернулись в Дублин уже к вечеру. Впереди была длинная ночь. Пит сидел как на иголках.
   Весь вечер они колесили по городу, от одного молодежного бара к другому. Объехали все дискотеки. Фиан уже начал думать, что везение оставило его. Он везде показывал фотографии Майры, но бармены дружно покачивали головами. Пит первое время ходил с ним, но когда они перевалили за второй десяток заведений, старик поднял руки.
   - Я пас, сынок. Мне придется передохнуть. Походи один.
   - О кэй, Пит. Подкрепитесь лучше вот этим, - он протянул старому фермеру флягу Мириэли.
   - Напиток Ши? Ого! Ты не боишься?
   - Нет. Я уже пробовал его, раньше.
   Оставив Пита в машине, Фиан нырнул в разноцветные блики очередного бара. Огляделся. Майры не было видно. Он стиснул в кулаке перстень Мириэли, так, что лапки серебряных драконов врезались в пальцы. Подошел к стойке и спросил пива.
   Пожилой бармен налил ему. Отработанным в десятках заведений движением Фиан выложил перед ним снимки Майры.
   - Не встречали ее здесь?
   - Гм... - бармен всмотрелся в фотографии. - Господи, парень, у меня перед глазами их столько каждый вечер проходит. Красивая девчонка.
   - Вчера или позавчера. Может быть, сегодня. Это сестра моего друга. Я должен ее найти, пока она не влипла в историю.
   - Дай подумать... Сдается мне, я ее видел. Точно. Ее увел вчера Ричи Гриннер.
   - Гриннер? Сутенер?
   - Угу. Поторопись, парень. Это гнусный тип.
   - О кэй, спасибо, - Фиан выложил на стойку тридцать фунтов.
   Бармен не стал возражать.
   - Не знаешь, где его можно найти?
   - Его шлюхи работают здесь, на углу. Спроси у них, парень.
   Фиан сгреб фотографии и вышел. Пит с надеждой взглянул на него из окна форда.
   - Ее видели вчера с одним мерзким типом, - сказал Фиан. - Сейчас едем его искать.
   Они доехали до угла. Две проститутки с пышными формами подпирали оплеванный подъезд. Они смотрелись, как две кариатиды. Фиан притормозил и подозвал их.
   - Привет, красавчик. Хочешь порезвиться? Ого, да ты не один? А что, дедушка тоже хочет?
   - Садитесь обе, - сказал Фиан.
   Проститутки влезли в форд, наполнив его тошнотворным запахом духов. Фиан отъехал от тротуара и заблокировал двери центральным замком.
   - Эй! Что за дела, приятель?! - хором взвизгнули шлюхи.
   - Заткнитесь, - Фиан показал им значок. - Полиция. Мне нужен Ричи Гриннер.
   - Черт, вот ведь влипли! - взвизгнула молодая.
   - Первый раз слышу о таком, - отрезала та, что постарше.
   - Не умничай. Говори, где Гриннер, или продержу всю ночь в участке.
   - Ладно, сдаюсь, - после секундного размышления буркнула старшая. - У него есть "офис" на складе. Торговая фирма "Джонсон и Барк" или что-то в этом роде. Там он обрабатывает начинающих.
   Фиан остановился у первого попавшегося кабака и записал адрес склада. Затем разблокировал двери и скомандовал:
   - Вытряхивайтесь.
   Проститутки выскочили из форда, как ошпаренные, и ринулись в кабак. Старшая с презрительной гримасой обернулась на бегу и показала Фиану палец.
   - Чтоб у тебя больше не встал, козел! - услышал Фиан ее доброе напутствие, отъезжая от тротуара.
   Он позвонил знакомому из отдела нравов, коротко объяснил ситуацию.
   - Что у тебя есть на этого Гриннера, Майк?
   - Гнусный тип. Занимается поставками девушек в Арабские Эмираты, Саудовскую Аравию. Скользкий, как угорь. Мы брали его три раза за последнее время, но адвокат его отмазывал. У тебя есть на него что-нибудь? Я готов присоединиться.
   - Будь у телефона. Если что-то проклюнется, я позвоню, - ответил Фиан.
   Форд некоторое время петлял по улицам, затем проехал вдоль длинной стены с крупной черной надписью "Джонсон и Барк" и остановился у ворот, рядом с красным "кадиллаком - эльдорадо", видимо, принадлежащим Гриннеру.
   - Жди меня здесь, Пит, - сказал Фиан, выходя из машины.
   Он вошел в здание склада, держа наготове пятнадцатизарядную "Беретту". Прислушался. Издалека доносился мужской голос. Гриннер говорил с кем-то по телефону. Фиан пошел на звук, внимательно глядя по сторонам. У Гриннера могла быть охрана.
   На его счастье, сутенер в этот вечер был один. Фиан рассмотрел его сквозь стеклянную дверь ярко освещенного офиса, стоя в полутемном коридоре вне пределов видимости.
   Гриннеру было уже за тридцать. Спортивную фигуру портило наметившееся брюшко. Холеное лицо, руки, никогда не державшие ничего тяжелее телефонной трубки. Дорогой костюм.
   "Сукин сын", - подытожил свои наблюдения Фиан.
   - Передайте его высочеству шейху Обейду, что его заказ подготовлен к отправке, - говорил между тем Гриннер. - Да, рыжая и зеленоглазая, как и заказывал господин шейх. Нет, что вы, никаких наркотиков. Только легкие транквилизаторы, чтобы сделать ее посговорчивее...
   Фиан поднял "Беретту" и взял Гриннера на прицел. Затем распахнул дверь и в три шага пересек офис. Гриннер остолбенело смотрел на него, медленно опуская от уха руку с трубкой.
   - Не дергайся, Гриннер, - предупредил Фиан, - и держи руки на виду.
   Он взял трубку из ставшей внезапно вялой руки Гриннера и сказал: - Алло!
   - Я слушаю, - трубка отозвалась арабским акцентом.
   - Я отправлю вам член мистера Гриннера бандеролью, чтобы его высочество шейх мог заткнуть его в свою вонючую задницу, - Фиан не удержался от соблазна припугнуть Гриннера еще сильнее.
   Он положил трубку и осмотрел стол. К телефону был подключен магнитофон, кассета вращалась. Гриннер страховался на случай, если клиент заартачится, или, возможно, подрабатывал шантажом. Фиан отжал клавишу и остановил запись. Среди прочего хлама валялись две пары наручников. Вероятно, Гриннер любил поиграть с зафиксированными женщинами. Фиан подцепил одну пару на палец левой руки и кинул Гриннеру.
   - Надевай, козел.
   - Ты что, коп? Я звоню своему адвокату!
   - Я сказал, надевай! Не так! Руки за спину!
   Повинуясь убедительному движению "Беретты", Гриннер завел руки назад и защелкнул наручники.
   - Где Майра Фленеган?
   - Какая еще Майра?
   - "Рыжая и зеленоглазая", - передразнил Фиан. - Я не глухой. Вот эта. - Он вытащил снимок и сунул под нос Гриннеру.
   - Не видел такую... - Гриннер еще пытался вывернуться. - Требую адвоката!
   - На улице ждет ее отец. С дробовиком двенадцатого калибра, - У Пита не было дробовика, но Гриннеру не обязательно было знать об этом. - Могу позвать его, но тогда тебе понадобится пастор, а не адвокат.
   - Она там, - Гриннер со злобной гримасой кивнул на коридор. - Справа дверь в подсобку.
   - Так-то лучше. Встань сюда, - Фиан толкнул Гриннера к стене и второй парой наручников пристегнул к трубе отопления. Затем выдернул из розетки телефонный провод.
   - Ты что, псих? - взвизгнул Гриннер.
   - Я-то? Нет, я агнец. Вот ее папаша - настоящий псих, - ухмыльнулся Фиан, вытаскивая из внутреннего кармана Гриннера мобильный телефон. Он положил аппарат на подоконник и дважды ударил по нему рукояткой "Беретты", превратив в месиво осколков пластика. - Можешь звонить адвокату, ублюдок.
   Фиан сгреб со стола ключ от наручников и вышел, не обращая внимания на проклятия Гриннера. Он прошел по коридору. Дверь в подсобку была заперта, и Фиан вышиб ее пинком. В полутемном закутке на двухэтажных кроватях лежали три девчонки, явно накачанные наркотиками. Пластиковые шприцы валялись на полу. В углу, привязанная к стулу, сидела Майра Фленеган. Она выглядела несколько лучше остальных. Гриннер заботился об "экспортном товаре".
   Фиан вытащил складной нож и освободил ее от веревок. Майра очнулась и посмотрела на него мутными глазами.
   - Помнишь меня, Майра? - спросил он. - Я Фиан О'Нейл. Твой отец ждет в машине. Пошли.
   Он взвалил ее на плечо и понес к машине. Пит выскочил навстречу.
   - Слава Господу, сынок! Как она?
   - Слегка не в себе. Ей кололи транквилизаторы. Это пройдет. Помоги уложить ее, Пит.
   Они уложили Майру на заднем сиденье. Пит сел сзади, положив голову дочери себе на колени. Фиан вытащил телефон и набрал номер знакомого из отдела нравов.
   - Майк? Записывай адрес, - Он продиктовал адрес склада и добавил. - Возьми фотографа и прослушай пленку в магнитофоне. Все улики в подсобке. Тинэйджеры, накачанные наркотиками. Да, Гриннер пристегнут к трубе в своем офисе. Зачитай этому ублюдку его права.
   Затем он набрал номер Фленеганов. Трубку взял Тим.
   - Фиан? Ну, как? - в его голосе сквозило отчаяние, сквозь которое просвечивала надежда.
   - О кэй, Тим. Мы нашли ее. Она с виду в порядке. Но ее должен осмотреть врач. Так или иначе, сейчас слишком поздно везти ее за город. Мы приедем утром.
   - Спасибо, дружище. Мать совсем извелась. Если бы не твоя подруга Ши... Пойду, обрадую их, - трубка лязгнула на рычагах, Тим на радостях даже забыл попрощаться.
   Была уже глубокая ночь, когда они привезли Майру в больницу. Осмотревший ее врач сообщил, что повреждений нет, и как только кончится действие транквилизаторов, Майру можно будет забрать. Ее устроили на ночь в палате, и врач посоветовал им прийти утром. Пит Фленеган едва держался на ногах, но наотрез отказался поехать в отель, как предложил Фиан.
   - Нет, сынок. Я подожду здесь.
   Фиан жутко проголодался от всей этой сумасшедшей беготни. Они с Питом подкрепились лепешками Мириэли и напитком из ее серебряной фляги. Затем Пит устроился на диване в холле и отключился. Фиан некоторое время сидел неподвижно, глядя на похрапывающего Фленегана - старшего, а потом незаметно уснул.
  
   Утром его разбудила медсестра. Им пришлось подождать еще часа два, пока врач просмотрел результаты анализов и оформлял документы на выписку. Фиан позвонил Тиму Фленегану и сообщил, что с сестрой все в порядке. Майра еще спала, отходя от действия всей той дряни, что накачал в нее Гриннер. За это время Фиан и Пит съездили домой к О'Нейлам, чтобы немного перекусить и побриться. Фиан позвонил на работу, предупредить, что еще немного задержится. Вернувшись в больницу, они столкнулись там со Тимом и Дженис Фленеган. В утреннем разговоре Фиан упомянул название больницы, и Фленеганы не смогли усидеть дома. Пришедшая в себя Майра ревела на плече матери, а сама Дженис сквозь слезы благодарила Фиана. Он смущенно оправдывался:
   - Я всего лишь делал свою работу, мэм.
   - Ты действительно хорошо поработал, друг мой, - прозвучал в больничном коридоре серебряный голос.
   - Леди Шелта? И вы здесь?! - этого Фиан не ожидал.
   Она вышла из-за колонны больничного холла, все в том же длинном светло-сером платье, но без меча. Волосы на сей раз были прижаты заколками, позаимствованными у Майры.
   - Это неосторожно, леди, - тихо сказал Фиан. - Стоит ли вам появляться здесь?
   - Никто, кроме моих друзей, не может узнать во мне ту, кто я есть, - улыбнулась она. - Я не могла оставить Дженис, ей так тяжело. И потом, ваш город стоит на моей земле, по которой я ходила многие века, задолго до того, как вы его построили.
   - Да, конечно, я просто... - Фиан замялся.
   - Ты беспокоился обо мне, я понимаю, и ценю это. Я поговорила с Майрой. Хорошая девочка. Она обещала мне не убегать больше из дому, - она улыбнулась. - А я заметила, что люди всегда выполняют обещания, данные мне. Вот, и ты выучил язык своих предков.
   - О, да! Это было нелегко, - засмеялся Фиан. - Если бы не один мой друг... Можно попросить вас об одолжении, леди Шелта? Раз уж вы здесь, не согласились бы вы навестить его вместе со мной? Старик Ангус так мечтал хоть раз в жизни увидеть кого-либо из... ну, из вашего народа... А потом я отвезу вас, куда вы скажете.
   - Почему бы и нет? Я еще не бывала в гостях у человека из города, - она подошла к Тиму Фленегану. - Тим, я поеду с Фианом. Он отвезет меня обратно. Дай мне мои вещи.
   Тим, вскочив, передал ей длинную нейлоновую сумку, из которой торчал сверток серого полотна. Меч.
   - Мы так благодарны вам, госпожа... - слова застряли в горле старшего Фленегана. Пит возвышался над всеми, как крепостная башня.
   - Благодарить следует Фиана, и только его. Я лишь сделала то, что вы могли догадаться сделать и сами - позвала друзей на помощь, - сказала Мириэль. - Я еще зайду к вам, узнать, все ли хорошо,
   Пит Фленеган почесал затылок. Ши была права. В их семействе все брали не сообразительностью, а упрямством и трудолюбием. Они сами могли бы позвонить О'Нейлу, но не догадались.
   - Едем, Фиан, - сказала она, поворачиваясь к О'Нейлу.
   Они вышли из больничного холла и сели в форд Фиана.
   - Что случилось с Майрой, Фиан? - спросила Мириэль. - Где ты ее нашел?
   Фиан рассказал ей о Гриннере и его бизнесе.
   - Вечные звезды! - впервые Фиан увидел ее удивленной. - Неужели в вашем мире все еще торгуют людьми?
   - К сожалению, такое случается, - нахмурился он. - Мы стараемся пресекать подобный бизнес, но за всеми не уследишь. А глупые девчонки вроде Майры лишь облегчают этим прохвостам задачу.
   Мириэль покачала головой:
   - Типы вроде этого Гриннера не имеют права на жизнь, - твердо произнесла она. - Едем, друг мой.
   - Я так много хотел сказать вам, леди Шелта, - произнес Фиан. - А сейчас все слова куда-то улетучились...
   - Ничего, Фиан. Я знаю, что ты хотел мне сказать. И я тоже хочу сказать тебе кое-что. Я горжусь тобой, Фиан О'Нейл. Такому как ты я могу открыть мое истинное имя. Но не упоминай его при посторонних.
   - Да, леди, я понимаю, - Фиан остановил машину в тихом переулке, в котором располагалась лавка Ангуса О'Рейли.
   - Меня зовут Мириэль, - сказала она.
   Фиан некоторое время сидел молча, не зная, что следует ответить в подобном случае. Она поняла его затруднение.
   - Не надо ничего говорить. Я вижу, мы приехали.
   - Да, леди... Мириэль, - Фиан запнулся на незнакомом имени.
   - Тогда мне надо привести себя в порядок.
   Фиан выскочил, чтобы открыть перед ней дверцу. Мириэль вышла, оправила платье. Из нейлоновой сумки вынула обруч для волос, плащ, перевязь и сверток с мечом. Быстро одела все это. Размотала полотно и освободила меч. Привесила его к перевязи, заправив ее под пояс. Фиан тем временем запер машину.
   - Идем, друг мой, я готова.
   Они вместе подошли к лавке букиниста. Ангусу О'Рейли было уже около семидесяти, но он оставался в здравом уме и твердой памяти, а его энциклопедические познания до сих пор находили спрос среди специалистов.
   Фиан толкнул дверь лавки, и привешенный к ней колокольчик издал так хорошо знакомый ему звон. Задремавший за прилавком Ангус вздрогнул, поднял голову и близоруко сощурился, пытаясь рассмотреть вошедших против света. Аромат весеннего леса, что всюду приносила с собой Мириэль, смешался с неповторимым запахом книг.
   - Здравствуйте, дядя Ангус, - приветствовал его Фиан.
   - Фиан, мальчик мой, - обрадовался он. - Спасибо, что вспомнил старика. Ты не один?
   - Да, сэр. Позвольте представить вам подлинную хозяйку этих мест. Леди Шелта, Ангус О'Рейли, букинист и мой главный учитель.
   Если чего и не мог предусмотреть Фиан, так это реакции Ангуса. Старик от неожиданности едва не уронил пенсне.
   - О мой Бог! - воскликнул он. - Невероятно! Дина Ши в моем доме?! Я не мог даже мечтать об этом!
   - Я тоже рада познакомиться с вами, сэр Ангус, - Мириэль с улыбкой подала ему руку.
   Фиан перевернул табличку на двери в знак того, что лавка закрыта. Мириэль сняла плащ, Фиан принял его, а затем и перевязь с мечом.
   - Настоящая Ши! Это потрясающе! - восклицал Ангус О'Рейли, пританцовывая от счастья.
   Они сидели за столом, уставленным чашками, печеньем, конфетами. В центр стола Ангус поставил живой цветок примулы прямо в горшке, открыл окно, чтобы впустить в комнату свежий воздух. Он знал, что силы леса не любят закрытых помещений. Фиан достал сверток с единственной сохранившейся лепешкой Мириэли, и они отдали ее старому букинисту.
   - Как я жалею, что мне уже много лет, - причитал Ангус, глядя ослабшими от старости глазами на свою удивительную гостью. - Я так хотел бы пообщаться с вами. Всю жизнь я мечтал об этой встрече. Сколько лесных троп я исходил, пока был молод, и все напрасно. И вот, такое счастье пришло, а мне осталось жить так недолго...
   - Вы проживете еще долго, сэр Ангус, - ответила Мириэль. - Ну, по вашему счету, долго. Не возражайте, вы же знаете, что мне дано видеть то, что не видят люди. Сейчас вам шестьдесят девять. Вы на редкость здоровый человек, сэр Ангус, вам повезло. Я, впрочем, вижу некоторые проблемы с печенью, которые могут доставить вам неприятности. Я постараюсь подобрать для вас травы, которые вам помогут. И тогда я с уверенностью могу вам обещать еще двадцать лет жизни, если не больше.
   - Что толку, леди Шелта! - воскликнул букинист. - Я прожил семьдесят лет, и лишь впервые увидел эльфа. Я проживу еще двадцать, но увижу ли я вас снова? И все равно я - счастливейший из смертных, ведь я видел вас, я принимал вас в своем доме. Кто еще во всем мире, кроме, может быть, двух-трех счастливчиков, может похвастаться этим?
   - А вот это я вам тоже могу обещать, сэр Ангус, - с улыбкой сказала Мириэль. - Если, конечно, вы не будете хвастать своей дружбой с Потаенным Народом. Вы счастливейший человек, сэр Ангус, у вас так много книг. Я хотела бы посетить вас еще не раз, чтобы познакомиться с вашим собранием, если вы позволите. У нас слишком мало книг, а ведь хочется узнать так много!
   - Я полностью в вашем распоряжении, леди, - Ангус растаял от удовольствия.
   Они спустились в лавку, и Мириэль вместе со старым букинистом зарылись в древние фолианты. Ангус вытащил на свет свои сокровища, которые не показывал никому, даже Фиану, которого считал ближайшим другом в последние десять лет. Рукописные инкунабулы, старинные издания Библии и Евангелия, "Молот ведьм"... Фиан с удовольствием присоединился к ним, и они просидели над книгами почти до вечера.
   - Как жаль, что время летит так быстро, - вздохнула Мириэль, поднимаясь. - Мне пора. Спасибо тебе, Фиан, ты доставил мне большую радость.
   - А уж мне какая была радость! - подхватил Ангус. - Когда мне ждать вас вновь, леди Шелта?
   - Когда у нашего друга Фиана будет выходной, - ответила она. - И еще пара часов утром и вечером, чтобы съездить за мной и отвезти меня обратно. - Она вопросительно взглянула на Фиана.
   - Почту за честь, леди, - ответил он. - Но я полицейский, и не всегда могу распоряжаться собой. Нам еще повезло, что моя семья на каникулах у родителей.
   - Тогда позвони Фленеганам, - предложила она. - А они передадут мне. И еще одно. Хочу пригласить вас обоих посмотреть одно... мероприятие, скажем так, - Мириэль с трудом выговорила трудное человеческое слово. Близится день летнего солнцестояния. Мы празднуем его песнями и плясками в каменном кольце на вершине холма посреди леса. О нем мало кто знает, добираться туда сложно, поэтому ваши современные друиды нам не мешают. Я не могу привести туда людей, но вы можете посмотреть на нас издали, в бинокль. Но только вы двое, хорошо? И вы никогда не придете туда снова без приглашения.
   - Леди Шелта! - Ангус О'Рейли восхищенно смотрел на нее. - Я буду благодарен вам вечно!
   - Ну, что вы, сэр Ангус. Вечно - это даже для меня слишком долго, - рассмеялась Мириэль. - Праздник начинается после захода солнца, но вам надо быть там заранее, за несколько часов, и уйти после полудня следующего дня. Приезжайте накануне к Фленегану, я провожу вас. А теперь, пожалуйста, отвези меня домой, Фиан.
  
   - Ты слишком сблизилась с этими смертными, мама. Нельзя так доверять им.
   - Дружба не бывает слишком близкой, Гилдор. Она бывает лишь недостаточно близкой, - ответила Мириэль.
   - Мы - Потаенный Народ. Нам не нужны такие друзья.
   "Все дети одинаковы", - мысленно усмехнулась Мириэль. "Для них существует только черное и белое".
   - А у тебя есть друзья, сын мой? - она знала, что это нечестный вопрос. Их оставалось слишком мало, чтобы их дети могли иметь друзей, тем более, своего возраста.
   Гилдор смутился.
   - Есть ли у тебя кто-то, кроме меня, на кого ты можешь опереться, когда тебе трудно? - продолжала Мириэль.
   - Я могу справиться с теми опасностями, что нам угрожают, - как и всякий ребенок, он несколько переоценивал свои возможности.
   - Да? - Мириэль иронически подняла бровь. - А как насчет дракона или темного эльфа?
   - Когда ты в последний раз видела драконов, мама? Они все давно вымерли. И не пугай меня темными эльфами, я уже давно вырос, - оскорбился Гилдор.
   - Не будь так уверен, сынок, не будь так уверен.
   - Ты хочешь сказать, что этот смертный мог бы справиться с драконом? Не смеши меня.
   - Сам - конечно, нет. Но он мог бы вызвать на помощь технику смертных, а мы этого не можем. Когда я была у Фленеганов, я смотрела новости, - сказала Мириэль - Их техника очень могущественна. Но не в этом дело. Фиан смог найти дочь Пита Фленегана в этом огромном городе. И он сделал это для своих друзей. Они - и мои друзья тоже. Поэтому я и пригласила их посмотреть праздник. От этого никому не будет вреда.
   - Ты так им доверяешь? Но почему?
   - Потому что, глупый мой сын, если что-то случится с тобой, или со мной, я смогу рассчитывать на их помощь. А кто поможет тебе, если меня не окажется рядом? Ты забыл, как вылил на себя кипяток?
   - Мама! - возмутился Гилдор. - Я же тогда был совсем маленький, и не умел контролировать свое тело.
   - А ты думаешь, тебе угрожает только кипяток? А если ты попадешь под машину и потеряешь сознание? Ты думаешь, я не знаю, что ты ходишь к шоссе? - напустилась на сына Мириэль.
   Он опустил голову. Теперь спорить было бесполезно.
  
   Фиан и Ангус подъехали к ферме Пита Фленегана около трех часов дня. На шее Ангуса висел мощный морской бинокль, позаимствованный у старого знакомого, в прошлом - офицера флота. На заднем сиденье форда, укутанная в мешковину, лежала стереотруба.
   Пес Тима, красивый медно-коричневый сеттер, встретил их радостным лаем. Тим выскочил на крыльцо.
   - Привет, Фиан! О, сэр Ангус, я полагаю?
   - Рад познакомиться с вами, Тим, - расшаркался старый букинист.
   Они успели зайти в дом и выпить по чашке чая, прежде чем скрипнула входная дверь. Тим удивленно повернулся к окну. Сеттер, как ни в чем не бывало, дрых возле ворот.
   - А мне можно чая, Тим? - на пороге стояла знакомая фигурка в плаще.
   - Леди Шелта! - Тим вскочил, едва не стукнувшись головой о низкий потолок.
   - Только не надо ставить всех на ноги, Тим. Я пришла проводить Фиана и мистера О'Рейли.
   На звук ее голоса выскочила Майра, следом - Дженис. Ее усадили за стол, выставив на него все, что было в буфете.
   Выйти в путь им удалось только через час. Фиан нес на плече стереотрубу. Мириэль поставила условие - никакой записывающей аппаратуры. Она и так рисковала безопасностью своего немногочисленного народа. Им разрешалось только смотреть и слушать, и они уважали право Ши сохранять свои тайны.
   Идти пришлось часа два. Старый букинист быстро утомлялся, приходилось часто садиться и отдыхать. Мириэль предусмотрительно захватила флягу с бодрящим напитком и сухой паек.
   Под вечер они достигли нужного места. Она присмотрела его заранее. Пологий, поросший кустами склон чуть ниже соседнего холма, на котором высилось древнее, как мир, кольцо из стоявших дыбом камней. Слишком далеко, чтобы хорошо слышать, но ближе подходить опасно.
   - Запомните, никакого огня. Одежду не снимать, даже если будет очень жарко. Вас могут увидеть даже в темноте. Мы видим тепло живого тела, - предупредила Мириэль. - Завтра я приду за вами и отведу вас обратно. А теперь мне пора.
   Она шагнула в кусты и как будто растворилась в прозрачном сумраке июньского вечера. Фиан установил стереотрубу, они опрыскались аэрозолем от комаров и залегли в высокой траве.
  
   Действо началось после заката. Сначала Фиан заметил какое-то шевеление на холме. Припав к стереотрубе, он увидел несколько стройных гибких фигур. Они слегка светились в темноте. Затем на вершинах камней начали загораться маленькие дрожащие огоньки. Их становилось все больше, и одновременно с ними все больше фигур появлялось на вершине холма. Небо уже совсем потемнело, россыпь звезд выкатилась как монеты из кошелька, только на западе догорали последние лучи зари. С вершины холма доносились невнятные отзвуки звонких голосов, зазвучала негромкая музыка. А затем, когда последний луч света на западе погас, в центре каменного кольца взметнулось высоко к небу гудящее пламя.
   Веселый смех огласил тишину ночи хрустальным перезвоном. Даже с помощью мощной оптики Фиан и Ангус не могли различить лица или детали одежды - слишком далеко они сидели. Мириэль не рискнула устроить их ближе, не без основания опасаясь, что чуткий слух сородичей уловит любой посторонний вздох или кашель.
   Но они видели блеск драгоценностей и серебряных кубков в высоко поднятых руках, они слышали звуки музыки, нежный перезвон арф, обрывки непонятных слов, звуки флейты... А затем начались песни, одна за другой, чарующей красоты голоса зазвучали громче, и Фиан начал различать отдельные слова. Он не понимал их смысла, но красота не нуждается в толкованиях.
   Ночной воздух вибрировал, и, казалось, звенел от звуков, которых никогда еще не слышало человеческое ухо. Искры от костра летели вверх, на гранях каменных глыб плясали стройные тени и оранжевые отблески пламени. Это продолжалось всю ночь, до самого рассвета. Фиан и Ангус О'Рейли не сомкнули глаз. Они не отрывались от окуляров, лишь изредка позволяя себе глоток бодрящего напитка из серебряной фляги Мириэли, или кусочек лепешки, моментально восстанавливающий силы.
   Небо на востоке засветилось жемчужно-розовым светом, и тотчас начала затихать веселая музыка на вершине холма. Пламя костра укоротилось, а потом и вовсе погасло. Еще некоторое время слышались звонкие голоса, но они становились все тише и тише, как будто удалялись, а потом наступила полная тишина.
   - Как жаль, что мы чужие на этом празднике жизни, - пробормотал Ангус услышанные или прочитанные где-то слова. Он прочел так много за свою долгую жизнь, что не знал, какие мысли были его собственными, а какие - почерпнутыми из книг.
   - Нам невероятно повезло, сэр Ангус, - устало пробормотал Фиан, переворачиваясь на спину. - Мы с вами видели такое, чего, вероятно, еще не видел ни один человек...
   Они заснули глубоким спокойным сном, и не слышали, как с первыми лучами солнца запели птицы, возвещая приход самого длинного дня.
  
  

Серебряный меч

  
   - И еще одна ориентировка, джентльмены, - лейтенант О'Нейл поднял взгляд на сидящих перед ним детективов отдела. - Контрразведка MI-5 уведомила нас, что в Белфасте готовится очередной террористический акт Ирландской республиканской армии. Возможно, это будет не один, а целая серия актов. Британские коллеги сообщают, что, по их данным, в городе находится Деклан О'Каллахан. Вы не хуже меня знаете, что это за ублюдок. На его совести взрыв супермаркета в Манчестере и двух банковских отделений в Ливерпуле, а так же пять доказанных и четырнадцать недоказанных убийств. Второй предполагаемый член ударной группы ИРА - Патрик Келли. Не лучше первого. Еще двое пока не установлены. Как вы знаете, ИРА обычно действует группами из 4-х человек. Кто будет целью их атаки - мы пока не знаем. Постарайтесь это выяснить. На этом все. Вопросы?
   Вопросов не было. Детективы разошлись по рабочим местам, чтобы через несколько минут выйти на улицы города.
   - Фиан! Зайди ко мне, - пригласил его в свой кабинет капитан Фитцпатрик.
   Он вошел в кабинет и вопросительно посмотрел на капитана.
   - Ты ведь учился в одном классе с этим Патриком Келли, - вопросительно - утверждающе произнес Фитцпатрик.
   - Это не значит, что мы были друзьями, - холодно ответил Фиан. - Келли уже тогда был таким же выродком, как и его папаша.
   - Я просто подумал, что ты можешь знать, как он мыслит.
   - Едва ли. Келли еще в школе меня терпеть не мог, потому что мой отец был полицейским, следовательно, олицетворял собой "угнетателей народа Ирландии".
   - А ты? Отвечал ему взаимностью?
   - Да нет. Один раз, правда, дал ему в морду. И он мне. Вот и вся взаимность.
   - Как думаешь, кто может стать их мишенью?
   - Как знать? Может быть, мы. Может, англичане. Протестанты. Мэр. Кто угодно.
  
   Мириэль сидела с книгой в маленьком домике, что построил специально для нее на своей земле Тим Фленеган. Фиан не мог возить ее в Белфаст так часто, как ей хотелось бы, а она не могла долго оставаться в городе людей. Тогда Фиан договорился с Тимом. И с тех пор каждый раз, когда Тим ехал в город, он заезжал в лавку Ангуса О'Рейли, брал очередную порцию книг и привозил прочитанные.
   Ангусу уже исполнилось семьдесят семь лет. Для своего возраста он чувствовал себя прекрасно. Камень в печени растворился бесследно, после того, как он месяц пил отвар, приготовленный из трав Мириэли.
   За время его отсутствия в лавке с успехом хозяйничала жена Фиана, Алиса. По возвращении Ангус отпустил ее провести летние каникулы с детьми на ферме отца. Но вчера у маленького Патрика разболелся зуб, и Алиса повезла его в город. Если все благополучно, они вернутся сегодня днем. Может быть, привезут новые книги. На это время Мириэли придется уйти из домика.
   Все эти годы Алиса и не подозревала о ее существовании. Проезжая по той же дороге - загородный дом Коннора О'Нейла находился чуть дальше фермы Фленеганов - она или Тим оставляли сверток с книгами на пороге лесного домика, и забирали другой сверток, лежавший на крыльце. Так Мириэль переправляла Ангусу для изучения некоторые старинные манускрипты, от которых у старого букиниста неизменно захватывало дух.
  
   Фургон, угнанный позавчера и перекрашенный в ту же ночь, был припаркован за деревьями возле шоссе. Трое мужчин в маскировочных комбинезонах проверяли оружие. Четвертый с биноклем в руках устроился на высоком дереве, наблюдая за дорогой.
   - Еще раз повторяю - задача: взять дочь мэра живой, - произнес О'Каллахан. - Иначе некого будет обменивать на наших парней, что сидят в тюрьме Белфаста. Я сказал что-то смешное? Чего скалишься, Келли?
   - Дерьмо собачье, - Патрик Келли сплюнул сквозь зубы под ноги О'Каллахану. - С чего ты взял, что они согласятся хотя бы обсуждать этот обмен? Чертовы британцы не идут на уступки.
   - Британцы - да. Но наши парни пока в Белфасте, а значит - под юрисдикцией мэра. Как думаешь, куда он пошлет всех британцев, если мы каждый день будем присылать ему по пальчику его ненаглядной дочки, да еще видеокассеты с записью ее воплей?
   - Не знаю, куда он их пошлет, - огрызнулся Келли. - Зато знаю, что британцы снова пришлют своих козлов из "Special Air Service". А им плевать на всех, включая мэра и его дочку.
   Резкий возглас наблюдателя прервал их перепалку:
   - Внимание! Цель на дистанции!
   Келли первым натянул на лицо черную вязаную лыжную маску с отверстиями для глаз и рта, и прыгнул за руль фургона. Остальные забрались в кузов. Наблюдатель спустился с дерева и последним залез в фургон. Келли завел мотор и начал разворот, когда мимо них проехал красный "ровер". Его бок мелькнул между кустов, отделявших дорогу от поляны, где стоял фургон.
   Когда Келли выехал на дорогу, "ровер" был уже в полумиле от них. Террорист вдавил педаль газа в пол, и расстояние начало быстро сокращаться.
  
   Алиса О'Нейл везла маленького Патрика к деду. Зуб ему запломбировали, и мальчонка вернулся в свое обычное веселое состояние, хотя время от времени забавно гримасничал, ощупывая языком пломбу. Красный "ровер" Фиан купил для нее в прошлом году, когда получил должность лейтенанта и прибавку к зарплате.
   На сиденье лежал сверток с книгами для Тима Фленегана. Алиса всегда удивлялась его пристрастию к старинным изданиям - Тим с виду и по разговору был самым обычным фермером, отнюдь не производящим впечатления интеллектуала.
   Алиса отвлеклась от размышлений, увидев в зеркале заднего вида быстро нагоняющий ее серый фургон. Она не видела, откуда он взялся, и это ее удивило. Алиса прижалась к обочине, пропуская лихача. Фургон быстро поравнялся с ее машиной, пошел на обгон, и вдруг начал сбавлять скорость.
   Алиса выругалась и ударила по тормозам. И тут задние двери фургона распахнулись. Две фигуры в черных масках и пятнистых маскировочных комбинезонах вскинули пистолеты. Первая же пуля пробила переднее колесо, "ровер" занесло, крутануло, и он, еще не успев потерять скорость, врезался боком в перетормозивший фургон. Две другие пули пробили борт машины. Алиса не почувствовала их ударов, не чувствовала, что происходит с машиной. От сильного удара она потеряла сознание. Она не ощутила, как "ровер" слетел с дороги в кювет, не видела, как фургон террористов, вильнув, остановился в нескольких метрах дальше по шоссе.
   Террористы выскочили из дверей фургона. О'Каллахан при ударе "ровера" не устоял на ногах и довольно сильно ушиб плечо. Это не прибавило ему обходительности. Кен Маккинли первым подбежал к изувеченному "роверу" и заглянул внутрь.
   - Черт! Да тут ребенок! - удивленно крикнул он.
   - Что?! Какой еще, черт подери, ребенок? - зарычал О'Каллахан.
   Он подбежал к "роверу" и взглянул на номера. Затем с яростью развернулся и одним ударом в челюсть сбил с ног наблюдателя.
   - Шимус, ты идиот! Это не та машина!
  
   Мириэль внезапно услышала визг тормозов и подняла голову. Шоссе проходило неподалеку, и такие звуки не были редкостью. Но сейчас к ним примешивалось что-то еще. Выстрелы.
   Она метнулась к вешалке, набросила перевязь с мечом, накинула маскировочный плащ. Схватила лук и колчан с двумя десятками стрел и выскочила из домика. Ее лошадь щипала траву рядом с крыльцом. Мириэль взлетела в седло, едва коснувшись стремени. Обычно ее народ обходился без седел, но Тим Фленеган специально для нее сделал очень удобное, красиво отделанное седло, и Мириэль оценила его преимущества.
   Отводя рукой нависающие над тропой ветви, она неслась по лесу быстрее ветра. Через две минуты после выстрелов Мириэль спрыгнула с седла на опушке леса и выглянула из-за кустов.
   Ее сердце вдруг сжалось. Она узнала лежащую в канаве исковерканную красную машину. Это была машина Алисы О'Нейл. Трое мужчин в черных масках и пятнистых комбинезонах, с оружием в руках, спорили около нее. У двоих были пистолеты, у третьего - автомат. Один из них вдруг ударил автоматчика в лицо и сбил с ног. Из стоящего рядом фургона выскочил второй автоматчик и тоже подбежал к "роверу".
   - Идиоты! Она ранена! Ты ее ранил, кретин!
   - Я кретин?! Вот лежит кретин! Это не та машина! Прикончи обоих, Келли, и мотаем отсюда!
   - Я знаю ее! - крикнул второй автоматчик, которого назвали Келли. - Ее муж - коп!
   - Тем более прикончи.
   - Ты полный идиот, Деклан! Прикончить жену и ребенка копа?! Уж лучше кончить его самого! Тогда тебя просто пристрелят, не оторвав при этом яйца...
   Мириэль почувствовала, как внутри нее поднимается леденящая волна ярости. Она поняла, кто эти мужчины в армейской форме. Не британские парашютисты. Нет. Это выродки, стреляющие в собственный народ. Фиан называл их "террористами". Они ранили Алису. И хотят убить маленького Патрика. Мириэль завела руку за спину, вытянула из колчана серо-оперенную стрелу с серебряным наконечником и наложила ее на тетиву.
  
   Келли еще спорил с О'Каллаханом, как вдруг почувствовал удар в левый бок. Он выронил автомат и тупо уставился на торчащее у него между ребер древко. Затем у него потемнело в глазах, и он повалился на О'Каллахана. По комбинезону быстро расплывалось кровавое пятно.
   Остальные террористы среагировали молниеносно.
   - Шимус, прикрой! - рявкнул О'Каллахан, подхватывая Келли.
   Сбитый им с ног автоматчик перекатился по асфальту и дал очередь в сторону леса. Сбитые пулями ветки посыпались вниз. Маккинли распластался на асфальте, положив браунинг перед собой. Он завладел автоматом Келли и тоже открыл огонь. Под их прикрытием О'Каллахан потащил раненого Келли к фургону.
   Пули с воем проносились над головой Мириэли, на нее сыпались срезанные ими ветки. Она чувствовала безмолвные вскрики деревьев, пробитых свинцом. Впервые оказавшись под огнем автоматического оружия, Мириэль несколько растерялась, забыв на минуту о своих нечеловеческих возможностях. Она лежала, вжавшись в землю, надеясь, что пули пролетят мимо.
   Этой минуты террористам оказалось достаточно. О'Каллахан затащил Келли в фургон, забрался туда сам и протиснулся на водительское кресло. Маккинли дал еще одну очередь, перекатился и оказался у задней двери фургона. Следом, под прикрытием его автомата, к фургону подкатился Шимус. Мотор фургона взревел, Маккинли запрыгнул в него, Шимус дал последнюю очередь и, швырнув в машину разряженный автомат, полез внутрь. В ту же секунду по стенке и задней двери косо стоявшего на дороге фургона с лязгом ударили еще две стрелы. Их наконечники пробили тонкую сталь и торчали в салон.
   - Гони, Деклан!
   О'Каллахан вдавил педаль в пол, фургон дернулся, едва не заглохнув, затем рванулся вперед. Раздался хлопок. Стрела пробила заднее колесо.
   - Гони!
   Припадая на пробитую покрышку, серый фургон покатил в сторону Белфаста, постепенно набирая скорость. Незакрытые задние дверцы хлопали, раскачиваясь на ходу. Террористы скорчились на полу фургона, каждую минуту ожидая новой стрелы, которая могла оказаться смертельной.
   Проехав около мили, они начали приходить в себя. Шимус опомнился первым.
   - Какого черта! - завопил он. - Чего мы испугались? Это, наверное, какой-то охотник, из тех козлов, что охотятся с луком или арбалетом! У нас было два автомата, мы сделали бы его запросто!
   - Мы были как на ладони, придурок, - зашипел Маккинли. - А он сидел в лесу. И еще, где ты видел охотника с такими стрелами? - он ткнул пальцем в древко, все еще торчащее из бока Келли. - Помоги лучше остановить кровь. Патрику нужен хирург.
   - Ему нужен священник, - буркнул Шимус.
   Стрела вошла глубоко, и они не решались ее вытащить. Древко не давало забинтовать рану. С пробитым колесом фургон трясся и подскакивал на каждой неровности, отчего кровотечение только усиливалось.
   - Надо вытащить эту чертову штуку, - проворчал Маккинли. - Иначе он не жилец.
   - Как ты ее вытащишь, посмотри на наконечники, - Шимус показал на торчащий из стенки фургона серебряный зазубренный наконечник стрелы. - Черт, да это же серебро!
   Маккинли разрезал одежду вокруг раны и кое-как заткнул ее стерильной ватой
   - Он и так уже не жилец, - обернулся к ним О'Каллахан. - Нам надо заменить колесо.
   Они остановились на обочине дороги. Замена колеса заняла минут десять. Затем они подъехали к месту, где их ждали запасные машины.
   - Операция переносится, - объявил О' Каллахан. - Не отменяется, а переносится! Я отвезу этого кретина к врачу. Сожгите фургон и ложитесь на дно. Когда придет время, я дам сигнал. Все ясно?
  
   Убедившись, что террористы скрылись, Мириэль поспешила к разбитой машине. Ее лошадь убежала, перепугавшись, как только вокруг засвистели первые пули.
   Она заглянула внутрь. Алиса О'Нейл была вся в крови, две раны на груди и плече сильно кровоточили. Малыш Патрик был, как будто, в порядке. Его спасли привязные ремни детского сиденья.
   Мириэль рванула ручку дверцы, но кузов перекосился, и дверь не открывалась.
   - Мама? Что ты делаешь? Что тут происходит?
   - Гилдор? Ты вовремя. Помоги мне.
   Сын прискакал на ее лошади. Видимо, поймал ее в лесу.
   - Мы должны вытащить их из машины. Эти штуковины иногда взрываются.
   - Опять ты вмешиваешься в дела смертных, - недовольно пробормотал молодой эльф, но с готовностью принялся за дело.
   Мириэль достала меч и вырезала разбитое, прогнутое вовнутрь и висящее лишь на пластиковом слое лобовое стекло. Затем передала меч сыну:
   - Вытащи Патрика.
   Она нагнулась, стараясь не касаться искореженного металла, и положила руку на голову Алисы О'Нейл
   - Жива! Но надо поторопиться.
   Гилдор вырезал заднее стекло, затем перерезал ремни крепления детского сиденья. Проявив приличную смекалку, он обернул лезвие меча полой плаща, взялся за него и подцепил крестовиной за ремень безопасности. Стараясь не зацепить за края окна, Гилдор аккуратно вытащил ребенка из машины. Патрик был сильно напуган, но невредим, Гилдор убедился в этом после немедленного осмотра.
   - Он в порядке, мама!
   - О ней этого не скажешь. Теперь садись на лошадь, сын, и скачи к Тиму Фленегану. Пусть он вызовет скорую и полицию, и позвонит Фиану, - распорядилась Мириэль. - А я пока не дам Алисе умереть.
   - Но, мама... Здесь опасно... Тебя могут увидеть! И, потом, ты хочешь, чтобы эти смертные узнали и обо мне тоже?
   - Сын мой, у меня на руках живой человек, и ей нужна моя помощь! Немедленно к Фленегану! И еще. Когда будешь говорить с ним, засунь свою надменность... под дальний конец радуги. Ты меня понял, сын?
   - Да, госпожа, - Гилдору не понравилось поручение, но он был готов его выполнить.
   Положив меч рядом с матерью, он одним движением взлетел в седло. Еще несколько секунд, и лошадь со своим молодым седоком скрылась из виду. Мириэль наклонилась над Алисой.
   Жена Фиана едва дышала. Мириэль протянула руку над раной в груди и произнесла несколько слов. Затем начала медленно поднимать руку. Вскоре в ране показалась пуля. Мириэль приподняла ее еще немного, и затем поймала в левую руку. Достала из аптечки разбитой машины набор для оказания первой помощи и вполне профессионально обработала рану. Затем то же самое проделала со второй раной - в плече.
   Пули она завернула в обертку от индивидуального пакета. Фиан рассказывал ей о работе полиции. Они могли пригодиться экспертам. Теперь надо было поддержать жизненные силы Алисы до приезда скорой помощи.
   Трогать ее с места было опасно. Мириэль сняла с шеи свой медальон с изумрудом и повесила на шею Алисы. Затем установила контакт между ней и самыми мощными деревьями поблизости. Сила леса, биоэнергия деревьев потекла в организм Алисы. Положив руку на ее лоб, Мириэль почувствовала, что ее положение перестало ухудшаться.
  
   Тим Фленеган очень удивился, когда входная дверь неожиданно и бесшумно отворилась. Повернувшись, он увидел красивого парнишку в переливающемся серыми и зелеными оттенками плаще. Ему можно было бы дать лет пятнадцать, будь он человеком. Но его плащ, лицо и взгляд, а также то безошибочно узнанное Тимом свежее дуновение лесного запаха указывали, что это был Ши.
   - Вы Тим Фленеган? - голос мальчика был такой же серебристо-музыкальный, как и у леди Шелты. - Мама просила передать вам, что Алиса О'Нейл попала в беду. Ее машину обстреляли у поворота сюда. Патрик цел, но Алиса серьезно ранена.
   - Алиса? Бог мой! Спасибо, молодой господин, - Тим мгновенно изменился в лице, хватаясь за телефон.
   Трясущимися пальцами он набрал номер мобильного телефона Фиана О'Нейла и рассказал ему о случившемся.
   - Парнишка говорит, что она серьезно ранена, Фиан!
   - Спасибо, Тим, я сейчас попробую прислать вертолет с парамедиками и приеду сам. Поблагодари от меня этого ... гм... этого парня, - Фиан говорил с работы, и сказать "этого эльфа" было бы не слишком умно.
   Тим Фленеган повернулся к гостю, но в комнате уже никого не было. Он бросился на улицу и услышал быстро удаляющийся топот копыт. Тим завел свой пикап и поехал к шоссе.
   Вывернув на асфальт, он сразу заметил изувеченный красный "ровер" и около него две фигуры в серо-зеленых плащах. Леди сидела прямо на капоте машины, наполовину забравшись внутрь. Молодой Ши успокаивал малютку Патрика. Поодаль смирно стояла великолепная белая кобыла.
   - Леди Шелта!
   - Тим! Ты позвонил?
   - Да, сейчас здесь будут парамедики. Вам лучше бы спрятаться, леди Шелта, пока кто-нибудь не проехал мимо. Я побуду здесь.
   - Ты прав, Тим. Присмотри за Алисой. Если ей будет хуже - махни рукой. Я жду там, в кустах, и приду на помощь, кто бы тут ни был. И не давай никому снимать с нее этот зеленый камень.
   - Понял вас, леди Шелта.
   Тим остался на страже. Первыми прибыли спасатели. Вертолет приземлился прямо на шоссе. Трое мужчин с чемоданчиками и инструментом выскочили из него и подбежали к машине.
   - Вы свидетель аварии?
   - Нет, я... я проезжал мимо, - промямлил Тим. Врать он умел плохо. - Я тут рядом живу.
   Мужчина с инструментами быстро вскрыл заклиненную дверь машины, пока парамедики осматривали Алису через выбитое лобовое стекло.
   - В нее стреляли!
   "Очень проницательно, учитывая, что асфальт усыпан гильзами", - подумал Фленеган.
   - Кто-то уже обработал ее раны! Это вы, сэр?
   - Э... нет... я... я остановил одну леди, - Фленеган на ходу придумывал объяснения. - Она медсестра... она очень торопилась, но успела сделать перевязку... Пожалуйста, не трогайте этот медальон, сэр! Отверните его в сторону, если он вам мешает, но не снимайте! Эта леди очень дорожит им.
   - Почему, черт подери? - спросил парамедик, снимая медальон с шеи Алисы.
   - Эй, - сразу же крикнул второй. - Какого черта ты там делаешь, Нед! У нее давление падает! Повесь эту штуку на место!
   Как только медальон вернулся на шею Алисы, давление снова пришло в норму.
   - Ну и чудеса, - произнес парамедик, почесывая затылок.
   Возле них с визгом остановились две полицейские машины. Из первой выскочил Фиан О'Нейл.
   - Как она?
   - Потеряла много крови, но состояние удивительно стабильное, - озадаченно ответил парамедик. - Сейчас мы доставим ее в госпиталь.
   - А мальчик?
   - Он цел, - успокоил его Тим. - Только испугался.
   Алису вынули из "ровера", положили на носилки и погрузили в вертолет. Он сразу же поднялся и полетел в сторону Белфаста. Подъехало еще несколько машин с полицией, экспертами, фотографами. Они огородили место преступления лентами и принялись за работу.
   Тим Фленеган отвел Фиана в сторону.
   - Леди Шелта ждет тебя за кустами. Это она спасла Алису.
   Убедившись, что его люди заняты делом и не обращают на него внимания, Фиан отправился к кустам.
   - Леди Мириэль?
   - Здравствуй, Фиан. Это было ужасно. Но теперь она поправится, - она взяла его за руку. - Я видела их. Они были в маскировочных комбинезонах, как у солдат, и в черных масках.
   - Они что-нибудь говорили?
   - Они ругались между собой. Я запомнила три имени: Келли, Деклан, и Шимус. Был еще четвертый, не знаю, как его звали. Этот Деклан у них за главного.
   - Точно. Деклан О'Каллахан. Ублюдок, каких мало.
   - Я подстрелила того, которого звали Келли.
   - Что? Вы его подстрелили? Леди Мириэль?! Это же слишком опасно!
   - Они хотели добить Алису и Патрика. Этот Деклан настаивал. У них было два автомата и пистолеты. Вот пули, я вынула их из ран Алисы, - она отдала Фиану сверточек.
   - Вы вынули пули? Но как?
   - Я умею кое-что, чего не могут делать люди, друг мой.
   - Спасибо, леди Мириэль.
   - У них был серый фургон. Я прострелила им колесо, но они все равно уехали.
   - Невероятно, - Фиан потряс головой, словно стряхивая наваждение. - Вот если бы вы видели лица!
   - Я смогу их опознать.
   - Но... Они же были в масках?
   - Маски были тонкие. А я могу видеть теплые предметы в темноте, или через тонкую ткань.
   - Чем дольше я знаком с вами, тем больше вы меня удивляете, леди Мириэль, - сказал Фиан. - Я приеду за вами вечером. Ночью, когда в управлении никого не будет, мы с вами поработаем с фотороботом. Помните, это такая машина, которая помогает составлять портреты преступников?
   - Хорошо. И еще одно, Фиан. Когда они ругались, Деклан сбил Шимуса с ног и сказал, что это не та машина.
   - Не та машина? Интересно! То есть, они перепутали цели?
   - Выходит, так.
   - Спасибо вам за все, леди Мириэль! Я вам стольким обязан...
   - Ты же мой друг, Фиан.
   Он еще постоял секунду, глядя в ее лучистые серые глаза, затем неуклюже поцеловал ей руку и побежал к шоссе.
  
   - Как Алиса, Фиан? - спросил капитан Фитцпатрик, когда Фиан О'Нейл вошел в его кабинет.
   - Доктора говорят, будет жить. Но ей сейчас очень плохо.
   Он не стал упоминать, как были удивлены врачи, не найдя в теле пуль и даже малейшего следа инфекции.
   - Я кое-что узнал, капитан. На Алису напали по ошибке.
   Не раскрывая источника, он кратко передал капитану слова леди Мириэль.
   - Интересно, - протянул Фитцпатрик. - У тебя есть план действий?
   - Плана пока нет. О'Шонесси проверяет всех, у кого есть такие же красные "роверы". Если найдем среди них мало-мальски важную персону, есть большая вероятность, что она и была целью О'Каллахана и его парней. Еще я приказал найти серый фургон, предположительно, "форд-транзит", с пробоинами и вмятиной на кузове. Сейчас также проверяют всех частнопрактикующих врачей, не обращался ли к ним кто-либо с ранениями. Но на это надежды мало. Вероятно, у ИРА должны быть свои врачи.
   - Лейтенант! - детектив О'Шонесси просунул голову в дверь кабинета. - Есть результат.
   - Иди сюда, - пригласил Фитцпатрик.
   - Вот, - детектив положил перед ними лист распечатки. - Такой же "ровер" есть у дочери мэра. Я связался с ней, ее дома не было, прислуга сказала, что она уехала к своему приятелю. Он живет вот здесь, - О'Шонесси ткнул ручкой в карту. - У него тут летний коттедж. Она должна была ехать по той же дороге, что и ваша жена, сэр.
   - Понятно, - буркнул Фитцпатрик.
   Теперь замысел О'Каллахана был ясен.
   - Чертова сучка, - прорычал Фиан. - С ее деньгами могла бы купить и "феррари". Тогда ее хотя бы не спутали с приличными людьми.
   - Спокойно, Фиан.
   Вскоре из дорожной полиции сообщили, что обнаружен сожженный фургон "форд-транзит". На корпусе имеются вмятина и две пробоины. Кроме того, при осмотре места преступления, помимо гильз, был обнаружен обломок древка стрелы, не похожей на стрелы спортивных или охотничьих луков.
   Капитан Фитцпатрик задумчиво вертел в руках обломок стрелы с серым оперением.
   - Что скажешь, О'Нейл? Странная штука. Похожа на самодельную. Перья настоящие.
   - Думаю, это не имеет отношения к делу, сэр. Скорее всего, это стрела какого-нибудь мальчишки. В детстве я и сам такие делал.
   - Да, вероятно, ты прав. О' кэй, работайте дальше.
  
   Поздно вечером Фиан привез Мириэль в полицейское управление. После трехчасовой возни с компьютером им удалось составить приблизительные портреты всех террористов.
   - Только учти, Фиан, - предупредила Мириэль, - я не могла разглядеть детали. Только общие очертания и форму лиц. У кого-то из них могут быть морщины, усы, дефекты кожи. Это мне недоступно.
   - Спасибо и на этом, леди Мириэль, - ответил Фиан. - От обычного человека мы бы вообще ничего не добились.
   Затем был поиск по защищенным компьютерным сетям, запросы в Интерпол, MI-5, ЦРУ, ФБР, "Моссад", БНД... Фиан опросил все организации, так или иначе связанные с антитеррористической деятельностью.
   Через час Фиан и Мириэль перебирали целую пачку распечаток, группируя материалы.
   - Ну, посмотрим... Деклан О'Каллахан, 36 лет, образование высшее, юрист. Это нам известно. Патрик Келли. Это нам тоже известно. А вот это интереснее.
   Кен Маккинли. 30 лет, профессия - слесарь, владеет автомастерской в Лондондерри. Неоднократно подозревался в террористической деятельности, оправдан за недостатком улик. Член стрелкового клуба, лицензия на хранение оружия аннулирована.
   Шимус Салливан, 21 год, студент университета, исключен за неуспеваемость три месяца назад. Член многочисленных левых организаций. В беспорядках не участвовал, под арестом не был, к суду не привлекался. В полиции на него ничего нет. Надо же... Прямо-таки идеальный борец за свободу, - прокомментировал Фиан. - Чистые руки, горячее сердце...
   - И холодные уши, - иронично добавила Мириэль.
   Фиан удивленно взглянул на нее, затем расхохотался. "Дурак дураком, и уши холодные", - вспомнил он старую поговорку.
   - Это он получил по морде от О'Каллахана за то, что перепутал автомобили, - пояснила Мириэль.
   Пока Фиан готовил кофе, она незаметно для него скопировала несколько фотографий и документов из дела. Ангус О'Рейли в свое время научил ее управляться с ксероксом.
   Было уже раннее утро, когда Фиан и Мириэль, покинув управление полиции, выехали из Белфаста на загородное шоссе. Писк радиотелефона Фиана почему-то показался обоим вестником беды.
   - Слушаю, О'Нейл .
   - Это доктор Джонс из больницы, мистер О'Нейл. Ваша жена...
   - Что случилось?
   - Лучше бы вам приехать самому, сэр...
   - Сейчас еду, - он выключил телефон.
   - Что-то с Алисой? - спросила Мириэль.
   - Да... - Фиан замялся. Он взялся отвезти Мириэль обратно, но Алисе нужно его присутствие...
   - Чего ты ждешь, Фиан? Поворачивай, едем в больницу.
   - Леди Мириэль, но вы... Как же...?
   - Едем, - решительно ответила она.
  
   Они бежали по ярко освещенным коридорам госпиталя. Фиан впереди, следом, придерживая полы плаща, Мириэль.
   В конце коридора открылась дверь. Хирург в зеленом халате вышел им навстречу.
   - Мистер О'Нейл? - спросил он, удивленно глядя на Фиана и Мириэль.
   - Да. Это - друг нашей семьи, - ответил Фиан, перехватив его взгляд. - Леди Шелта.
   - Мы сделали все, что могли, сэр, - хирург виновато опустил голову. - Но повреждения были слишком серьезны. Мне очень жаль, сэр.
   Он открыл дверь. Фиан и Мириэль вошли в палату. Алиса О'Нейл лежала, вытянувшись, с каким-то необычным, торжественно-серьезным лицом. Фиан не мог припомнить, чтобы она когда-либо выглядела такой серьезной.
   Мириэль шагнула вперед и подняла с тумбочки зеленый камень на серебряной цепочке.
   - Они сняли его, Фиан! - она стиснула камень в кулаке, гневно глядя на хирурга. - Я же предупреждала! Его нельзя было снимать. Останься камень на ней, она была бы жива!
   - Мне очень жаль, сэр, - тихо повторил хирург.
  
   Мириэль мягко поддерживала Фиана, пока они спускались по лестнице к машине. В больнице он ничего не говорил, только стоял, как изваяние. Но когда они вышли во двор, она увидела слезы, скользящие по его окаменевшему от горя лицу.
   Они сели в машину. Фиан молча опустил голову на руль.
   Мириэль положила руку ему на затылок.
   - Я возьму твою боль, друг мой. Позволь мне.
   Он с удивлением почувствовал, что ему становится легче. Не стало той невыносимой сердечной боли, с которой он справлялся на пределе сил. Вместо нее осталась лишь светлая печаль. И заботы. Прежде всего, забота о двух маленьких детях, оставшихся без матери. И осталась месть.
   Он привез ее к повороту на ферму Фленеганов.
   - Я поеду к родителям, леди Мириэль. Спасибо вам за все. Где вы выйдете?
   - Позволь мне поехать с тобой, друг мой.
   Он взглянул на нее с удивлением.
   - Сейчас не самое подходящее время для новых знакомств.
   - Я ведь была с ней в самые трудные минуты, Фиан. Позволь мне. Я смогу помочь им это пережить.
   Это не был упрек, и Фиан понял это, но ему все равно стало стыдно за свои слова.
   - Простите, леди Мириэль. Я сам не знаю, что говорю.
   Они подъехали к ферме О'Нейлов. Маленький Патрик первым выскочил ему навстречу. Следом за ним - Шелта.
   - А где мама? - спросил Патрик.
   Впервые в жизни у Фиана не нашлось для него ответа.
   - Что с мамой, па? - Шелта знала, что мать тяжело ранена, но вместе со всеми продолжала надеяться на лучший исход. Она подняла голову, и все поняла сама по его лицу.
   Мириэль оставалась в машине. Фиан, обняв детей, вошел в дом. Коннор О'Нейл, седой, крепкий старик, тоже все понял сразу.
   - Скажи, сынок, как это случилось?
   И Фиан рассказал все, как есть. Впервые он рассказал о Мириэли, утаив, впрочем, кто она на самом деле. Но в остальном он рассказал все. С самого момента нападения.
   Коннор О'Нейл тяжело поднялся и вышел из дома. Фиан хотел пойти за ним, но мать со слезами упала ему на грудь. Она тоже любила Алису. Вообще, у них была дружная семья. "Была", - с горечью подумал Фиан.
   Мириэль увидела идущего к ней старика, и вышла из машины навстречу ему. Коннор О'Нейл взглянул на нее и понял то, о чем не рассказал его сын.
   - Значит, это правда... - прошептал он. - Здравствуйте, леди Шелта. А я-то думал, что Пит Фленеган просто так болтал...
   - Да. Я не человек, мистер О'Нейл. Но я друг вашей семьи и ваших соседей.
   - Сын рассказал мне, леди Шелта. Не сердитесь на него. Идемте в дом.
   Они подошли к дому.
   - Удобно ли мне появляться там сейчас? - спросила Мириэль.
   - Не беспокойтесь. Мередит все поняла правильно.
   Она вошла в дом, принеся с собой все свежие ароматы леса, и Мередит О'Нейл подняла заплаканное лицо. Фиан улыбнулся ей несколько вымученной, но приветливой улыбкой. Шелта - младшая смотрела на Мириэль, и в ее глазах смешивались восхищение и удивление. Малыш Патрик первым подошел к ней и сказал:
   - Привет. А я тебя знаю, - затем, повернувшись к сестре, добавил. - Не бойся, эта тетя - добрая. Она лечила маму.
   - Здравствуйте, - произнесла Мириэль. - Если я вам помешала...
   - Нет, нет, что вы, проходите! - Мередит засуетилась, и это отвлекло ее от грустных мыслей - привычные хлопоты и беготня.
   Они сидели за столом, перебрасываясь ничего не значащими фразами и боясь заговорить о том, что висело над ними как тяжелый камень. Мередит смотрела на нее с мечтательным выражением на лице, Шелта, напротив, пугливо, как зверек - она очень любила мать, и боялась, что эта незнакомая красивая леди пришла занять ее место. Коннор и Фиан, стараясь не смотреть друг на друга, молча тянули пиво - крепкий ирландский портер.
   - Я знаю вашего сына с тех пор, как ему было тринадцать, - сказала Мириэль. - Он очень переменился за это время. А я осталась такой же, как была. И когда Фиану будет столько, сколько сейчас вам, Коннор, я буду выглядеть точно так же. Я не смогу заменить вам Алису, поймите меня правильно. Но я была и останусь вашим другом.
   - Мы понимаем, леди Шелта, - ответил Коннор О'Нейл. - Спасибо вам за все, что вы сделали для нас. И для Алисы. Мне больше всего жаль ребятишек.
   - Да, - Она тоже понимала, что их надо сейчас отвлечь чем-то интересным. - Скажи-ка, Шелта, ты слышала о короле Артуре?
   - Я читала, - ответила девочка. - Но ведь это легенда.
   - Да, это было так давно, что истина и фантазии перемешались. Но король Артур действительно существовал. Хочешь, - улыбнулась Мириэль, - я расскажу, как я была в Камелоте, на приеме у короля Артура?
   У Патрика округлились глаза.
   - А ты видела Круглый стол?
   - Конечно. Он был такой огромный! А сколько там было рыцарей! Мы приплыли в Англию с посольством, потому что Артур был сильнейшим из королей того времени. А знаешь, Шелта, - Мириэль улыбнулась. - Из рыцарей мне больше всех понравился сэр Ланселот. - она засмеялась. - Я танцевала с ним на балу.
   Девочка тоже рассмеялась, пытаясь представить, как это было, и всем сразу стало легче, как будто этот детский смех отбросил общее горе далеко-далеко, за грань сознания.
   Алису похоронили на следующий день. Было совсем немного гостей. Члены семьи, Фленеганы, люди из полиции. Капитан Фитцпатрик что-то говорил. Мириэль стояла поодаль, обняв детей. Они уже привыкли к ней, и даже Шелта поняла, что ее страхи оказались напрасны.
  
   С момента похорон прошло еще три дня. Дочь мэра находилась под круглосуточной охраной. Террористы же как сквозь землю провалились.
   Фиан и капитан Фитцпатрик почти не выходили из отдела. Фиан с головой ушел в работу, пытаясь отключиться от грустных мыслей.
   - У тебя есть соображения насчет их общих целей? - спросил капитан.
   - Не думаю, чтобы они собирались ее убить, - ответил Фиан. - Скорее, это была попытка похищения. Чего можно требовать от мэра?
   - Выкуп? - предположил Фитцпатрик. - Или... политические требования? Едва ли. Не та фигура.
   - В тюрьме Белфаста сейчас находятся четверо боевиков ИРА, - послышался новый голос. - Возможно, О'Каллахан предполагал устроить обмен.
   Они обернулись. В дверях стоял высокий мужчина лет тридцати пяти, с квадратной челюстью и выправкой профессионального военного.
   - Капитан Джон Хардинг, 22-й полк Special Air Service, - отрекомендовался он.
   Фитцпатрик поднялся из-за стола и пожал протянутую руку.
   - У нас забирают дело? - спросил он.
   - Нет. Королевская полиция Ольстера будет заниматься расследованием, - ответил Хардинг. - Наша задача - оперативные действия. Если придется их задерживать, лучше, если это сделают наши люди. Иначе могут быть еще жертвы. Но в вашу работу мы не вмешиваемся.
   - Хорошо. Фиан, познакомь капитана Хардинга с материалами дела.
   За эти дни полиция не сидела, сложа руки. Фиан послал запрос в полицию Лондондерри, поручив проверить автомастерскую Кена Маккинли на предмет наличия хозяина. При обнаружении за ним следовало проследить и немедленно сообщить в Белфаст.
   По всему городу были расклеены рисунки с изображениями террористов, в надежде, что кто-нибудь сможет их опознать. Но надеяться на сотрудничество жителей католических кварталов не стоило.
   На вокзалах, в аэропорту, на дорожных блок - постах были усилены наряды полиции и армии. Они внимательно следили за проезжающими.
   Были также опрошены все частнопрактикующие врачи. Однако опрос не дал результатов. Тогда Фиан распорядился исследовать мусорные баки около их домов. В нескольких из них были обнаружены использованные перевязочные материалы и окровавленная вата. И в одном случае анализ крови совпал с кровью Патрика Келли, собранной экспертами на дороге.
   С врачом тут же провели разъяснительную работу, предъявив улики, результаты анализов, и пригрозили аннулировать лицензию. После краткого размышления врач сообщил, что человек, которого он оперировал, находится в его загородном домике. Доктор заверил, что Келли абсолютно нетранспортабелен.
   - И знаете, сэр, - добавил он, понизив голос. - Этот человек был ранен стрелой. Я еще ни разу не видел такой стрелы. У нее был серебряный наконечник.
   Эти слова Фиан в протокол не занес.
  
   Десантники SAS выехали по указанному адресу через 10 минут. Они могли бы выехать и через две минуты, но им пришлось ждать Фиана и еще двух полицейских.
   Два армейских "лендровера" и серый "форд" без опознавательных признаков полиции промчались по улицам Белфаста, затем по загородному шоссе, и последние три мили - по проселочной дороге. Они остановились, не доезжая полукилометра до цели.
   Хардинг несколько минут изучал в бинокль дом и подходы к нему. Затем повернулся к своим парням и отдал несколько кратких распоряжений, сопровождая их, по привычке, выразительными жестами.
   - Все понятно? - закончил он инструктаж. - Тогда пошли.
   Прячась за кустами, заборами, дворовыми постройками, десантники короткими перебежками приближались к дому, держа автоматы наизготовку. Им понадобилось всего минут пятнадцать для выхода на исходные позиции. Фиан и его люди наблюдали издалека. Получив подтверждения о выходе на позиции, Хардинг подал сигнал к штурму.
   Трое десантников вломились в дом одновременно через два окна с разных сторон и входную дверь. Остальные ждали на улице, окружив дом и блокируя возможные пути отхода. Было вполне вероятно, что кроме Патрика Келли, в доме могут быть и другие террористы.
   Келли оказался в доме один. Он лежал на кровати и спокойно смотрел телевизор, то и дело морщась от боли в боку. Когда парашютисты вломились в окна, наставив на него автоматы, это стало для него полной неожиданностью. Пока один десантник держал его на прицеле, двое других вытащили из-под его подушки пистолет и гранату, а затем обшарили комнату, не обнаружив ничего подозрительного.
   - Все в порядке, сэр, - доложил десантник, - давайте носилки.
   Еще двое парашютистов с носилками вошли в дом. Поставив их рядом с кроватью, они аккуратно подняли раненого и переложили на носилки. Один из них заметил издевательскую ухмылку на лице Келли, но не успел отреагировать. То, что произошло, тоже оказалось полной неожиданностью, но для десантников.
   В подвале дома было заложено сорок с лишним килограммов тротила и восемь пятидесятилитровых бочонков бензина. Провод к детонатору проходил через полую ножку металлической кровати и отверстие в полу.
   Когда они подняли раненого с кровати, его вес перестал давить на сетку матраца. Сетка поднялась, спрятанные под матрацем контакты замкнулись.
   Стоявший вдалеке Фиан увидел лишь яркую вспышку внутри дома. Из уже выбитых окон и двери рванулись длинные языки пламени. Крыша дома взлетела вверх, рассыпаясь на части. В этот момент в подвале дома произошел еще более сильный взрыв, в результате которого рухнули стены, а к небу взметнулся оранжевый столб бензинового пламени, превратившийся в черный дымный гриб.
   Когда Фиан и его полицейские подбежали к развалинам дома, огонь уже пожирал его остатки. Десантники, черные от копоти, и злые как черти, перевязывали четырех раненых и контуженых товарищей, в момент взрыва находившихся у стен дома. Ранения были тяжелые - переломы и ожоги. Хардинг сидел на земле, сам себе бинтуя голову, и отчаянно ругался. Пятеро его людей погибли в один миг, на задании, казавшемся простым как кусок пирога. Неудивительно, что капитан был несколько недоволен.
  
   Взрыв за городом, казалось, послужил детонатором для еще двух взрывов, уже в самом Белфасте.
   Первый из них прогремел в пивной в одном из протестантских кварталов, унеся жизни более двадцати человек, в основном, активистов протестантского движения.
   Второй произошел прямо перед мэрией. Если в первом случае ни одного свидетеля не осталось, то на этот раз нашлись очевидцы, сообщившие, как было дело.
   Перед мэрией остановился "фольксваген-жук", маленькая дряхлая машинка неприметного грязного темно-синего оттенка. Стоянка там, разумеется, была запрещена для всех, кроме работников мэрии, но водитель вышел и начал копаться в моторе. Свидетели показали, что это был молодой парень лет двадцати-двадцати двух. Через минуту около него тормознул мотоциклист, парень вскочил на заднее сиденье, и они умчались. А еще через минуту "Фольксваген", нагруженный двумя сотнями килограммов взрывчатки, разлетелся на куски. Погибли пять человек, более тридцати получили ранения различной тяжести. Сгорело двенадцать автомобилей работников мэрии, в том числе собственный "ягуар" мэра. Здание мэрии получило повреждения.
   Опросив свидетелей второго взрыва лично, Фиан предъявил им для опознания несколько фотографий и рисунков. Трое свидетелей из пяти уверенно опознали по рисунку водителя "фольксвагена". Это был Шимус Салливан.
   Результатом первого взрыва стали беспорядки в протестантских кварталах. Их жители взялись за оружие и отправились громить кварталы католиков. Те, в свою очередь, защищались. Перестрелки продолжались всю ночь, и затихли лишь на следующее утро, когда в кварталах было налажено усиленное армейское патрулирование.
  
   Фитцпатрик, О'Нейл и Хардинг встретились утром в управлении полиции. Капитан десантников был не в лучшем виде, раздражен, но готов к бою. Только вот бить было пока некого.
   Зато поступили интересные новости, на сей раз не из MI-5, а из еще более засекреченной британской спецслужбы - MI-6, более известной под названием "Интеллидженс Сервис". Часть данных была получена ими от ЦРУ, а до остального они докопались сами.
   Согласно данным американских разведывательных спутников, в последнее время в одном из тренировочных лагерей террористов на территории Ливии проходила интенсивное обучение группа из 8 человек. Спутниковые снимки позволили установить, что это были не арабы, а белые. Само по себе это было не удивительно. Полковник Каддафи постоянно поддерживал различные террористические группировки, а отнюдь не только Организацию Освобождения Палестины.
   Но снимки, полученные в последние сутки, свидетельствовали, что лагерь опустел. Далее, на других снимках был виден самолет, стоявший на отдаленной стоянке в аэропорту Триполи. На него грузили ящики, тяжесть которых никак не соответствовала их размерам. По снимкам удалось установить, что самолет принадлежит небольшой частной авиакомпании, занимающейся чартерными перевозками.
   Проведенное аналитиками MI-6 расследование показало, что авиакомпания "Бель Эйр Чартер" входит в холдинг "Интернэшнл транспорт групп", одним из совладельцев которого является некий Джеральд О'Каллахан, ирландский бизнесмен, и ... старший брат Деклана О'Каллахана, чья личность с некоторых пор весьма интересует Королевскую полицию Ольстера и Special Air Service.
   Агенты MI-6 в Триполи, действовавшие под видом персонала аэропорта, сумели выяснить, что этот старый "Боинг-727" ожидает прибытия каких-то пассажиров, после чего немедленно летит на Мальту. Дальнейший маршрут самолета был неясен.
   После краткого обсуждения этого сообщения капитан Фитцпатрик попытался сформулировать общее мнение.
   - Готов поставить месячную зарплату против одного пенни, что на этом "Боинге" пришлют оружие и подкрепление для Деклана О'Каллахана. Вероятно, они готовят что-то крупное.
   - Зачем им тогда устраивать весь этот дебош со взрывами? - спросил Фиан. - Им что, нужны армейские патрули на улицах?
   - Возможно, это всего лишь акция прикрытия, - задумчиво предположил Хардинг. - Большая часть сил правопорядка стянута сейчас в Белфаст. Если они планируют акцию вне города, или хотя бы в том же Лондондерри, такая концентрация сил в столице будет им на руку. Все будут заняты умиротворением протестантов и католиков, а О'Каллахан под шумок провернет свою операцию. Вопрос в том, что он планирует?
   - Эти заключенные, террористы в тюрьме Белфаста, - предположил Фиан. - Их, случаем, не собираются переводить?
   - При такой обстановке в городе? - Фитцпатрик пожал плечами. - Это было бы глупо. Но я сейчас узнаю. - Он взялся за телефон.
   - Что бы я предложил в этой ситуации, - понизив голос, произнес Хардинг, - это послать на Мальту подразделение SAS и перехватить этот "Боинг", пока он еще не исчез.
   Фитцпатрик переговорил по телефону с начальством. Положив трубку, он сообщил с вытянувшимся лицом.
   - Этих террористов собираются отправить вертолетом в Англию. Начальство обеспокоено беспорядками в городе и не хочет рисковать. К тому же, на них давит мэр. Ему не понравилось, что его дочь хотели обменивать на этих гадов. Вот он и хочет поскорее от них избавиться.
   - Видимо, раз план "А" не сработал, О'Каллахан приступил к реализации плана "Б", - предположил Фиан.
   - И, что более опасно, у него, видимо, есть информатор в управлении полиции, - мрачно добавил Фитцпатрик. - Иначе откуда бы ему знать, что их собираются перевозить?
   - Если, конечно, он не собирается силами десяти человек штурмовать городскую тюрьму, - невесело усмехнулся Фиан.
   Хардинг немедленно связался со своим командованием. Изложив их совместные соображения, он предложил перехватить "Боинг" с террористами и оружием, пока они не добрались до Ирландии.
   Доводы Хардинга были внимательно выслушаны его командованием, после чего ему было поручено как можно скорее составить план операции и немедленно начать подготовку. С тренировочной базы Special Air Service в Хефорде за Хардингом и его группой был направлен самолет. Операция получила кодовое обозначение "Ландыш".
   На подготовку людям Хардинга был отведен едва ли один день. "Боинг" в любую минуту мог стартовать на Мальту. На этот случай агенты "Интеллидженс Сервис" на острове были приведены в состояние полной боеготовности, а точнее - поставлены на уши. Им предписывалось любой ценой задержать "Боинг" до прибытия английских коммандос, даже если его придется взорвать. Фиан подумал, что это было бы наилучшим решением.
  
   Преимуществом SAS было то, что коммандос в ходе их подготовки уже обучались брать штурмом пассажирские самолеты. В тренировочный центр Хефорд был немедленно доставлен точно такой же "Боинг-727", на котором люди Хардинга многократно отработали детали штурма. При этом они использовали свое стандартное оборудование и снаряжение.
   Вечером того же дня другой "Боинг", на сей раз 707-й, за­фрахтованный на стороне в целях обеспечения секретности, до­ставил штурмовую команду на Мальту. Старый, давно уже отлетавший свое, но все еще неплохо сохранившийся самолет приземлился в международном аэропорту Лука на Мальте и остановился на одной из удаленных стоянок в ожидании прибытия чартерного рейса с террористами. "Боинг-707" приземлился уже в темноте, и его появление не привлекло никакого внимания.
   Правительство Великобритании, в свою очередь, провело дипломатическую подготовку операции, заручившись поддержкой мальтийского руководства. Собственно говоря, от мальтийцев требовалось лишь указать самолету террористов стоянку недалеко от 707-го, а затем закрыть глаза, заткнуть уши и не вмешиваться, даже если в этом отдаленном углу аэропорта начнется третья мировая война.
   "Боинг-727" с террористами приземлился только после полуночи, на два с половиной часа позже самолета англичан. Это дало команде Special Air Service возможность заранее расставить людей и оборудование, замаскировав их за агрегатами обслуживания. Наблюдатели и снайперы рассматривали самолет через приборы инфракрасного обзора.
   Как только командир самолета вышел наружу, чтобы договориться о дозаправке, один из коммандос, переодетый в аэродромного техника, отвел его в сторону и выяснил количество и расположение террористов. Выяснилось, что их на борту не восемь, а девять. Все они находились в переднем салоне, так как задний был переоборудован в грузовой.
   Командир был временно задержан и отведен в сторону. Внешне это выглядело как дружеская беседа - сунутый под ребро "браунинг" оказался достаточно убедительным аргументом.
   Через десять минут, когда люди внутри самолета перестали ходить по салону, штурмовая группа сосредоточилась под "Боингом". Приставив к самолету легкие лестницы с обрезиненными концами (чтобы исключить стук), коммандос заминировали передние, задние и аварийные двери. Еще одна мина была установлена на аварийный клапан кислородной системы, на тот случай, если при штурме придется использовать газ. Это оказалось не лишним. Риск возникновения пожара Хардинг проигнорировал.
   Получив рапорты о готовности, Хардинг дал сигнал атаковать. Снайперы первыми открыли огонь из винтовок и винтовочных гранатометов. Им удалось застрелить двоих, а гранатометчики послали внутрь "Боинга" светозвуковые гранаты, ослепившие и оглушившие остальных террористов. Одновременно взрывами мин были выбиты все двери, и коммандос ворвались в самолет, тут же открыв огонь из автоматов. Снайперы прекратили огонь, чтобы не попасть в своих.
   Семь террористов из девяти были ликвидированы в первые 30 секунд атаки. Оставшиеся двое забаррикадировались: один в отсеке стюардесс, захватив в заложники второго пилота и единственную стюардессу, а другой - в туалете. Его немедленно расстреляли тремя очередями через дверь.
   В отсек стюардесс была выстрелена граната с нервно-паралитическим газом несмертельного действия. Подобный газ используется в баллончиках для самообороны. Террорист и заложники потеряли сознание, после чего коммандос выбили дверь отсека и эвакуировали гражданских лиц. Им была оказана медицинская помощь. Единственный оставшийся в живых террорист был захвачен. От начала штурма до нейтрализации последнего террориста прошло не более двух минут.
   Через два часа после окончания операции коммандос перегрузили оружие и снаряжение ИРА на свой самолет и стартовали в обратный путь, увозя экипаж захваченного "Боинга" и пленного террориста. Хардинг был доволен исходом операции. Ему удалось с блеском выполнить задание и реабилитировать свою команду после неожиданного, но во всех отношениях болезненного провала с заминированным раненым террористом.
  
   Захват самолета с подкреплением полностью сорвал замыслы террористов. Деклан О'Каллахан подал своим оставшимся двум бойцам сигнал уходить в подполье. В этих условиях каждый был сам за себя, и с этого момента события развивались очень быстро.
   Группа Хардинга приземлилась в Белфасте утром следующего дня, после промежуточной посадки в Англии. Они привезли пленного террориста, надеясь выжать из него какие-либо сведения относительно местонахождения группы О'Каллахана. Фиан считал это пустой затеей.
   Он оказался прав. Пленный упорно молчал, не желая отвечать даже на самые простые вопросы об имени, возрасте и месте жительства. Коммандос пытались допросить его, используя свои "специальные" методы. Террориста удалось немного разговорить только на третий день, и толку от его показаний оказалось немного. Они летели в Дублин, где их должен был встретить брат Деклана - Джеральд О'Каллахан. Больше пленный не знал ничего. Но до того как он начал говорить, произошли куда более важные события.
   Шимус Салливан был неожиданно опознан в продовольственном магазине, куда он заехал, чтобы запастись пивом перед дальней дорогой. Кто-то из покупателей, увидев его, спрятался за витриной с товарами и позвонил по сотовому телефону в полицию. Магазин находился на стыке протестантских и католических кварталов. Люди здесь если и не дружили, то при пользовании общественными местами соблюдали нейтралитет.
   Террорист как ни в чем не бывало расхаживал по торговому залу, когда вдалеке послышались полицейские сирены. Это было обычное головотяпство, к магазину следовало приближаться без шума. Но своего ума не дашь.
   Шимус выскочил на улицу и увидел, что квартал с обеих сторон перекрыт полицейскими машинами. Схватив из своей машины две тяжелые сумки, он кинулся обратно в магазин. Там он достал автомат, дал короткую очередь в потолок и приказал всем лечь на пол.
   Владелец магазина, стоявший за кассой, пытался проявить героизм и достал короткоствольное помповое ружье, которое держал под прилавком на случай ограбления. Лучше бы он этого не делал. Его мозги сильно попортили нарядный интерьер магазина.
   Остальные сделали правильные выводы и не пытались сопротивляться. Салливану удалось взять более двадцати заложников, все - женщины и дети. Единственного посетителя - мужчину он тотчас выставил за дверь, пока тот не успел разглядеть ничего из снаряжения террориста. А снаряжение было приличное.
   Пускаясь в бега, Салливан взял сумку с оружием, боеприпасами, гранатами, а также вторую сумку со взрывчаткой и радиодетонаторами. Все это он успел затащить в магазин. Была у него и связь - два сотовых телефона, отобранных у посетителей. Собрав заложников в один угол, Шимус взял пакетик чипсов, положил на колени автомат и спокойно уселся ждать прибытия высоких полицейских чинов.
   Капитан Фитцпатрик, Фиан О'Нейл и капитан Хардинг с десантниками прибыли на место минут через десять после первого рапорта о захвате заложников. Место действия для полиции было неудачное. Магазин располагался в старом доме с небольшими окнами и прочными стенами. Перед ним стоял один автомобиль. Улица была довольно узкая, что затрудняло использование снайперов. Наискосок от магазина на противоположной стороне был длинный узенький переулок, по которому и подъехала полиция. Пока Хардинг осматривал местность на предмет расстановки сил и организации штурма, капитан Фитцпатрик позвонил в магазин и попытался начать переговоры.
   - Что тебе надо, Салливан? Твои требования?
   - Самые простые, шеф, - ответил террорист. - Автобус с затемненными стеклами для меня и заложников. Проход между магазином и автобусом отгородить щитами. Не люблю, когда на меня смотрят, особенно через оптику. Я еду в аэропорт. Нас там должен ждать легкий реактивный самолет, типа "Лирджета", с одним пилотом. Вы даете мне парашют. Над Ирландией я выпрыгиваю. Заложники благополучно возвращаются. Если мой парашют не раскроется, я нажимаю кнопку и взрываю самолет в воздухе.
   - Гм! У него не такие уж холодные уши, - пробормотал Фиан, услышав требования Салливана и вспомнив замечание Мириэли.
   - Насчет штурма - даже не пытайтесь, - продолжал Салливан. - Задний выход я забаррикадировал и заложил бомбу. Заложники сидят вокруг второй бомбы. Детонатор у меня в руке. Палец на кнопке. Да, парашют вам придется в аэропорту распустить и уложить заново под моим присмотром. Не хочу, чтобы его заминировали. Вопросы есть?
   - Сколько у нас времени? - спросил Фитцпатрик.
   - Ну, я не то чтобы очень спешу, - выпендрился Шимус, - но на вашем месте я бы поторопился. Тут дети, шеф. В общем, даю время до 17.00. В пять должен быть автобус. К шести мы будем в аэропорту, и мне не хочется ждать самолета. К тому же, мне прыгать придется, а в темноте, сами понимаете, можно и на дерево налететь.
   - Ублюдок чертов! - выругался Фитцпатрик, зажав микрофон ладонью. - Хоть бы он и вправду яйцами на дерево наткнулся.
   - До этого доводить нельзя, - сказал Хардинг. - Мы не можем уступать его требованиям.
   - Тогда идите и прикончите его, капитан Хардинг, - желчно ответствовал Фитцпатрик. - Отпусти детей, Салливан, - добавил он в трубку, - тогда получишь автобус.
   - Шеф, вы не в том положении, чтобы торговаться, - ответил террорист. - Если к пяти не будет автобуса, я выставлю первую заложницу и прострелю ей руку. Через пять минут - вторую руку. И так далее. Цените мою добрую волю, я же у вас денег не прошу. А мог бы.
   - Вот мерзавец! - заскрежетал зубами Хардинг. - Может, подождем, пока он проголодается?
   - Это же продовольственный магазин, - ответил Фиан. - Мы успеем на пенсию выйти, пока он проголодается.
   - К тому же, голодный террорист будет еще злее, - добавил Фитцпатрик.
   Шимус прервал связь. А через пять минут на головы полиции свалилась новая беда - съемочная группа телевидения.
   Они подкатили на передвижной телевизионной станции, заблокировав своей бандурой переулок. Из нее выбрался оператор и наглая декольтированная блондинка, которая тут же принялась ныть и грязно домогаться информации от всех подряд, суя каждому в нос микрофон.
   Фитцпатрик взвыл, и приказал Фиану "немедленно убрать этот чертов сундук из переулка". Фиан попал между своим начальством и блондинкой как между молотом и наковальней. Причем блондинка была, скорее, молотом. Оторопев от непрекращающегося града вопросов, он позвал на помощь Хардинга:
   - Джон, пока я заговорю ей зубы, уберите отсюда их передвижку.
   - С удовольствием, но как? - спросил Хардинг.
   - Вы же десантники, черт вас возьми! Проявите находчивость. Если понадобится, можете взять ее штурмом.
  
   Пока происходил весь этот бардак с заложниками, Мириэль была у О'Нейлов. Мередит до этого неплохо справлялась с детьми, но события последних дней подкосили ее. У пожилой женщины все валилось из рук. Дети вели себя не самым худшим образом, но ей все равно было трудно. Поэтому Мириэль взяла себе за правило ежедневно навещать их и помогать Мередит.
   Она как раз рассказывала Патрику очередную историю тысячелетней давности, которые он слушал с удовольствием, когда Шелта, переключая телеканалы, вдруг крикнула:
   - Ой, смотрите, там папу показывают!
   Вся семья устремилась к телевизору. Мириэль тоже пришла. Фиану приходилось несладко:
   - Мы ведем прямой репортаж от продуктового магазина мистера О'Тула, где известный террорист Шимус Салливан захватил в заложники более двадцати человек, в том числе женщин и детей! - тараторила наглая репортерша. - Я задам несколько вопросов лейтенанту Королевской полиции О'Нейлу. Скажите, лейтенант, каковы требования террориста?
   Фиан начал что-то мямлить, как любой человек, впервые в жизни оказавшийся нос к носу с телекамерой.
   Мириэль слушала его, чувствуя совсем как тогда, на шоссе, что внутри нее поднимается холодный гнев. Этот недоумок Шимус оказался умнее, чем она думала. И он снова использует для своих грязных целей женщин и детей. Мириэль тихо вышла в прихожую, надела перевязь с мечом, плащ, взяла лук и колчан. Ее лошадь прибежала по первому зову. Мириэль одним прыжком взлетела в седло и растаяла вместе с лошадью, уходя из этого мира в свой, где были короткие и безопасные пути. Она спешила в Белфаст.
  
   Хардингу удалось убрать телевизионщиков из переулка, но репортерша продолжала шляться вокруг и приставать к полицейским и зрителям. Мешала она ужасно.
   - Какие будут предложения? - спросил Фитцпатрик. - Может быть, сделаем вид, что готовы выполнить его требования, а когда он сядет в самолет, ваши ребята возьмут его штурмом? - обратился он к Хардингу.
   - "Лирджет", это вам не "Боинг", - мрачно проворчал Хардинг, - там не развернешься. К тому же, у него более двадцати заложников. Кто-нибудь наверняка пострадает.
   - Так давайте дадим ему "Боинг", - предложил Фиан.
   - Вы же слышали его. Это чертовски предусмотрительный сукин сын. Или его очень хорошо натаскали, - буркнул Хардинг. - У него бомбы и радиодетонатор. Боюсь, от штурма так или иначе придется отказаться. Я бы на сей раз сделал ставку на снайперов. Возможно, нам удастся подловить его или внутри магазина, или в аэропорту. Я уже расставил своих людей и приказал стрелять, как только они будут уверены в 90-процентной вероятности поражения. Очень предусмотрительная сволочь, - повторил Хардинг. - Автобус с затемненными стеклами, щиты... Поди подлови его. Единственная возможность, по-моему, когда он будет из самолета наблюдать, как мы укладываем парашют. У "Лирджета" довольно большие иллюминаторы. Как только хоть один из снайперов увидит его морду...
   - Хорошо, - резюмировал Фитцпатрик. - Фиан, ищи автобус. Вы, Хардинг, сами знаете, что делать. А я попробую раздобыть ему этот чертов "Лирджет". Сейчас 13.48. У нас три часа до первого контрольного срока. Господи, помоги нам!
  
   Отдаленный гром заставил всех троих одновременно поднять головы к небу. Оно было затянуто облаками, но никаких признаков грозы не было. И, однако, издалека, быстро приближаясь, накатывался рокочущий гром. Он напоминал звук огромного металлического шара, катящегося по неровному каменному полу.
   Люди завертели головами, пытаясь понять, где источник этого необычного звука. Небо быстро темнело, как перед грозой. Народ начал поспешно расходиться, вскоре в почти вечерних сумерках около магазина осталась лишь полиция и съемочная группа телевидения. Но дождя не было. А гром грохотал все сильнее и сильнее.
   - Смотрите, сэр! - крикнул вдруг один из полицейских, указывая в дальний конец переулка. Там, над мостовой, возникли и быстро приближались странные вспышки пламени. Гром грохотал уже как будто рядом, от него дрожали стекла и весь переулок резонировал, как корпус гитары.
   - Что это еще за чертовщина? - крикнул из магазина Шимус, но его никто не услышал. Выглядывать он побоялся - алые пятнышки лазерных прицелов снайперов то и дело чиркали по окнам.
   Над вспышками постепенно обрисовался полупрозрачный светящийся силуэт всадника, несущегося во весь опор по переулку. По мере приближения он уплотнялся. Полицейские начали креститься.
   - Что это за шутки, черт подери? - вопросил Хардинг.
   Белая лошадь неслась над землей по воздуху, не касаясь мостовой, однако из-под ее копыт гремел гром и сверкали молнии. На ней сидел настоящий средневековый рыцарь, впрочем, без копья, но со щитом на левой руке и луком в правой. Его доспехи блестели серебром. Весь силуэт лошади и ее всадника казался сотканным из света, а под забралом шлема, казалось, сияло солнце.
   - Черт меня подери, - пробормотал Фитцпатрик.
   Фиан, потрясенный не меньше остальных, молчал. Он узнал герб на серебряном щите всадника. Это была восьмиконечная звезда, точь-в-точь как на его перстне.
   Даже репортерша заткнулась, увидев эту невероятную картину. Оператор, припав на правое колено, жужжал телекамерой. И вдруг, не доезжая полусотни ярдов до полицейских, всадник исчез, и только гром, накатившись на них, растаял в воздухе без следа.
  
   Показавшись на пару минут, чтобы предупредить Фиана, Мириэль вновь ушла на безопасные дороги своего мира, в котором не было этого города людей, этого магазина, полиции. В ее мире на этом месте шумел лес.
   Она осадила коня и спрыгнула на землю. Достала стрелу из колчана и наложила ее на тетиву. А затем, пройдя несколько шагов, снова переместилась в мир людей.
   Она оказалась внутри магазина. Быстро осмотревшись, Мириэль оценила обстановку. Заложницы сидели в центре зала, между стойками-витринами с печеньем и сухими завтраками. Она обошла их стороной. Точно подогнанные кольчужные доспехи и серебряная кираса не издавали ни малейшего звука. На ногах у нее были мягкие кожаные сапоги без прочных подметок, больше напоминающие чулки
   Обогнув очередную витрину, превышающую рост человека, Мириэль увидела террориста. Салливан стоял слева от окна, опираясь поднятой над головой левой рукой на обшитую деревянными панелями стену и выглядывая на улицу. В правой руке у него был автомат, в левой он держал черную коробочку с кнопками - свое главное оружие. Радиодетонатор. До него было не более трех метров.
   Затаив дыхание, Мириэль прицелилась в его левую руку и отпустила стрелу, тут же выхватывая меч. Зазубренный серебряный наконечник пробил руку Шимуса выше кисти и пригвоздил ее к деревянной панели. Детонатор шлепнулся на пол. Шимус взвыл от боли, и Мириэль поняла, что задела нужные нервы. Он попытался вскинуть автомат, но она была быстрее. Бросив лук на пол, она скользнула вперед и ударила мечом по автомату, выбив оружие из рук террориста. МП-5 с железным лязгом грохнулся на пол. Заложники подпрыгнули.
   Отшвырнув автомат в сторону ногой, Мириэль приставила лезвие меча к горлу террориста.
   - Ты все-таки лопух, Шимус Салливан, - произнесла она. - Правую руку на затылок.
   Он повиновался. Из его левой руки хлестала кровь, наконечник стрелы задел артерию. Шимус побледнел и задергался, пытаясь отцепиться от стены. Мириэль подозвала одну из заложниц, указав ей на руку Салливана:
   - Обыщи его и перетяни руку, а то эта тварь не доживет до суда.
   Та поняла. Обыскав его, она помогла террористу отцепиться, переломив стрелу, а затем кое-как наложила жгут. Все это время кончик меча упирался в кадык Шимуса, несколько сковывая его движения.
   - Отлично, - похвалила Мириэль. - Теперь дай мне обломки стрелы и открой дверь.
   Заложница осторожно распахнула дверь, расположенную в среднем простенке между окнами.
   - Эй, снаружи! - окликнула Мириэль. - Не стрелять! Мы выходим.
   Оторопевший Фитцпатрик, потеряв дар речи, сделал неопределенный знак Хардингу. Тот поднес микрофон ко рту и приказал своим снайперам стрелять только если ситуация выйдет из-под контроля.
   - Из-под чьего контроля, сэр? - задал резонный вопрос один из снайперов.
   - Не умничай, Браун. Я знаю не больше тебя, - огрызнулся Хардинг. - Эй! В магазине! Вы действительно намерены выходить? Тогда вперед!
   Мириэль выразительно направила посеревшего от потери крови Салливана кончиком меча к двери.
   - Давай, шевелись. Ты что-то бледно выглядишь, Шимус.
   - Господи... Кто вы? - Салливан круглыми глазами разглядывал рыцаря в серебряных латах, словно сотканного из света звезд.
   - Special Elf Service, - мрачно пошутила Мириэль. - Двигай ногами!
  
   Полицейские вновь остолбенели, когда в дверном проеме появился движущийся задним ходом Шимус Салливан с окровавленными руками, лежащими на затылке, а за ним, убедительно подталкивая его мечом в горло, вышла светящаяся фигура в серебряных доспехах. Следом шла одна из заложниц, держа левой рукой за ствол автомат Шимуса, а правой - лук.
   - Садись на землю, - скомандовала Мириэль, и Шимус с облегчением опустился на мостовую. Ноги его уже не держали.
   - Эй, Джон Хардинг! - крикнула она. - Забирайте своего клиента!
   Она добавила еще несколько слов, на своем языке. Они прозвучали мелодично и непонятно, черные тучи над головами людей разошлись в стороны, и лучи солнца хлынули на город, затопляя его желтым сиянием.
   К Шимусу подбежали двое десантников. Мириэль сунула меч в ножны, затем забрала у женщины свой лук и свистом подозвала лошадь. Ее белая кобыла возникла из пустоты, и выходящие из магазина заложницы шарахнулись в стороны, как от призрака.
   К ней уже спешили Хардинг, Фиан, капитан Фитцпатрик, и эта вездесущая наглая блондинка с микрофоном. Репортерша, как водится, опередила всех и уцепилась за стремя Мириэли, уже севшей в седло, протягивая свой дурацкий микрофон.
   - Скажите, кто вы? - затараторила она, - Что вы думаете о случившемся? Как вам удалось нейтрализовать террориста? Какова, по-вашему, роль средств массовой информации в освещении подобных проблем? Вы можете сделать заявление?
   - Да, я могу сделать заявление, - Мириэль подняла забрало шлема, и репортерша отшатнулась, увидев ее прекрасное сияющее лицо, и нечеловеческие глаза, полные гнева. Ее зрачки были подобны двум провалам в бездну, наполненную огнем, ибо Мириэль была в своем истинном облике, в котором никогда еще не показывалась смертным.
   - Люди! - произнесла она. - Насилие ничего не может решить, оно порождает только ответное насилие! Остановитесь!
   Она пришпорила лошадь, вырываясь из цепких лапок белобрысого "средства массовой информации", и растаяла в воздухе, возвращаясь из этого сумасшедшего мира в свой собственный, где безумцы не закладывают бомбы в магазинах и не стреляют из автоматов в детей.
  
   Полиция провозилась в магазине до вечера, собирая имущество Шимуса Салливана и опрашивая свидетелей. Фиан уехал раньше, придумав себе какое-то дело. На самом деле он хотел увидеть леди Мириэль.
   Он вошел в загородный дом родителей в тот момент, когда они смотрели вечерние новости. Патрика уже уложили, но Шелта сидела у телевизора вместе со всеми. Мириэль тоже была тут. Он остановился в дверях, глядя на свою семью.
   Репортерша взахлеб рассказывала о происшествии в магазине, иллюстрируя свой репортаж кадрами, которые сделали бы честь любому мастеру спецэффектов. Взглянув на себя со стороны, Мириэль подумала, что люди, пожалуй, еще не готовы к столь прямому контакту с древней расой. Во всяком случае, не все.
   Она почувствовала присутствие Фиана за спиной и толкнула Шелту.
   - Зайка, смотри, кто пришел.
   - Папа! - взвизгнула Шелта, бросаясь к отцу.
   Мириэль тоже встала ему навстречу:
   - Тише, деточка, разбудишь Патрика.
   - Мне надо поговорить с вами, - сказал Фиан.
   - Догадываюсь.
   Они вышли в сад.
   - Леди Мириэль! - укоризненно обратился к ней Фиан. - Не ожидал от вас такого... такого...
   - Безобразия, - закончила она с улыбкой. - Друг мой, я не могла не вмешаться. Там были дети, и им угрожала опасность.
   - А вам разве не угрожала опасность?
   - Мне? Нет! - она рассмеялась. - Ты слишком мало знаешь о нас, друг мой, - произнесла она, и вдруг растаяла в воздухе.
   - О Боже! Леди Мириэль! Куда же вы! Я не хотел... - пробормотал Фиан, и вдруг почувствовал, что его легонько щелкнули по носу.
   Мириэль появилась чуть правее того места, где она исчезла.
   - Теперь ты понимаешь, что мне ничего не угрожало? - она улыбалась. - Мне очень приятно, что ты беспокоишься обо мне, Фиан, но единственное, что мне грозит - осуждение собственного сына. Он, видишь ли, считает, что я слишком сблизилась со смертными...
   - Пожалуйста, - взмолился Фиан. - не появляйтесь больше в городе в таком виде. То, что люди напуганы - это полбеды. Хуже, если они начинают задавать вопросы, как эта белобрысая стерва с телевидения... Вы были похожи на одного из всадников Апокалипсиса...
   - Да? - расхохоталась она. - Это мило. А как там наш приятель Салливан?
   - Он обмочился, - совершенно серьезным голосом сообщил Фиан. - И ему пришлось ампутировать левую руку.
   - Этому негодяю следовало ампутировать голову, - проворчала Мириэль. - У меня было такое желание, но я передумала. А кажется, зря.
   - Леди Мириэль! Не ожидал от вас такого, - Фиан засмеялся. - Вы же всегда говорили мне, что жизнь бесценна... Вы так гуманны...
   - Друг мой, я ценю жизнь, но в этом мире попадаются твари, у которых иное мнение, - ответила она, улыбаясь. - И если они агрессивны, мой долг - уничтожить их. Неважно, на кого они похожи - на волка, демона, комара или человека. Ради этого мы и существуем в этом мире - чтобы хранить его от сил зла. Эти террористы - воплощенное Зло, они не имеют права на жизнь.
   А насчет гуманности... Я добра к тем, кто добр ко мне и моим друзьям. Но я не христианка. Я родилась задолго до появления вашей религии. И если кто-то бьет меня по правой щеке, я не подставлю ему левую. Я дам сдачи.
   Мне многое пришлось повидать. Я видела, как римляне распинали на крестах несчастных кельтов, вся вина которых была в том, что они жили в стране, которая понадобилась Римской империи. Я видела, как англы и саксы убивали тех же самых кельтов. Я видела, как приплыли норманны, и вновь они убивали, убивали, убивали... Ты можешь представить, на что похож человек, которому сделали, по норманнскому обычаю, "кровавого орла"? Я видела это не раз, друг мой. Так что, не говори мне о гуманности.
   - Спасибо вам, леди Мириэль, - Фиан опустил голову. - Вообще-то, вы нам здорово помогли. Мы и вправду были в затруднительном положении.
   - Я знаю, друг мой. Я знаю.
  
   На следующий день, придя на работу, Фиан едва не был вовлечен в кипучую дискуссию о природе "призрачного всадника". Его выручил Хардинг, который позвал его в кабинет Фитцпатрика.
   - Ну, а ты что об этом думаешь, Фиан? - спросил Фитцпатрик.
   - Ну... не знаю, сэр, - Фиан замялся. - Либо это была галлюцинация, либо... нечто сверхъестественное.
   - Галлюцинация, которая прострелила Салливану руку стрелой? Галлюцинация, которая делает заявления для прессы? - хмыкнул Фитцпатрик. - Кстати, где эта стрела?
   - Вероятно, галлюцинация забрала ее с собой, - пожал плечами Фиан. - Я знаю не больше вашего, сэр...
   - Ладно. Я тоже местный, - проворчал Фитцпатрик. - Я тоже наслушался в детстве разных сказок. Но чтобы увидеть такое на самом деле... Черт с ним, давайте работать.
   Он показал Фиану рапорт осведомителя. Некий человек приходил в аэропорт, чтобы зафрахтовать самолет. Он был похож на одного из разыскиваемых, а именно, на Кена Маккинли.
   - Отлично, - сказал Фиан. - Он зафрахтовал самолет?
   - Да, маленькую "Сессну". Сказал, что придет сегодня около полудня.
   - Насколько я понимаю, засады - это больше по вашей части, Джон? Я поеду с вами, чтобы произвести арест, - сказал Фиан. - Если будет кого арестовывать.
   - У нас нет улик, что именно Маккинли взорвал пивную, - произнес Фитцпатрик. - На Салливана улик хоть отбавляй. Пули в твоей машине - из его пистолета. Но Алису убил не он. По совокупности этот ковбой свое получит. На нем еще висит взрыв у мэрии и захват заложников. Но на Маккинли улик пока нет. От оружия он мог избавиться, а твой информатор, что нарисовал портреты, нам не поможет.
   - Это я рисовал портреты, на фотороботе. Я ведь вам говорил, - ответил Фиан.
   - Но ты ведь знал, что рисовать. Ты знаешь больше, чем говоришь, Фиан, - сказал Фитцпатрик. - Я уважаю твое стремление защитить своего информатора, но речь идет об убийстве твоей жены!
   - А то я сам не знаю!
   - О чем вы спорите, джентльмены? - спросил Хардинг. - Если это действительно Маккинли, он наверняка окажет сопротивление. Мои ребята его пристрелят, и дело с концом. Мы ведь армия, а не полиция. Раз уж мы участвуем в деле, значит участвуем так, как умеем. Если же какие-то улики против него найдутся, вы будете спать без угрызений совести.
   - Я пока что и так неплохо сплю, - ухмыльнулся Фитцпатрик.
   Фиан рад был бы сказать то же самое. Но Алиса до сих пор еще стояла перед глазами, стоило едва сомкнуть веки.
  
   Команда Хардинга выехала в аэропорт. Фиан встретился с осведомителем и узнал, где и какой именно самолет зафрахтовал подозреваемый. Хардинг расставил своих людей. Оставалось только ждать. Фиан и Хардинг сидели в машине за углом ангара.
   Маккинли появился ровно в полдень.
   - Пунктуальная сволочь, - заметил Хардинг. - Ты готов?
   - Да.
   - Тогда вперед.
   Фиан вышел из машины и направился к самолету, стоявшему перед ангаром. Под плащом на нем был надет пуленепробиваемый жилет. Из-за него он чувствовал себя толстым, как раскормленная к Рождеству индейка.
   Маккинли стоял у самолета, беседуя о чем-то с пилотом.
   - Далеко собрался, Кен? - спросил Фиан.
   Маккинли повернулся.
   - А я тебя знаю, парень?
   - Ты - нет. А вот я тебя знаю, - Фиан подчеркнуто неловко вытащил полицейский значок. В ту же секунду он получил удар по лицу и рухнул на бетон. Впрочем, так и было задумано.
   Маккинли выхватил пистолет, но не успел направить его на Фиана. Снайперы уже давно держали его на прицеле и ждали только повода нажать на курок. Пистолет был для них достаточным поводом.
   В террориста попали три пули сразу. Он выронил пистолет и рухнул лицом вниз.
   Фиан поднялся, достал платок и приложил к разбитой губе. Хардинг подбежал к нему.
   - Отлично сработано, приятель.
   - Взаимно, Джон, взаимно.
   - Эй, парни, я тут не при чем, - пробормотал перепуганный пилот. - Он просто нанял самолет, вот и все...
   - Конечно, - кивнул Фиан. - Напишешь мне все, как было, для рапорта, и гуляй.
   Он подошел к машине и вызвал по радио коронера.
  
   Оставалось вычислить, где скрывается О'Каллахан. Это было непросто. Полиция поставила на ноги всех осведомителей. Было проведено несколько облав. Разведка и контрразведка вели поиск по своим каналам. Армейские патрули в сельской местности обыскивали отдаленные фермы.
   Подобные масштабные поиски не могли не дать результатов. Были обнаружены несколько складов оружия, мастерская по изготовлению фальшивых документов, несколько хорошо законспирированных явок.
   В ходе облав отловили несколько десятков находившихся в розыске уголовников. Нашли подпольную киностудию, где снимались порнофильмы. Обнаружили две лаборатории, где изготовлялись наркотики. Застукали одного из заместителей мэра на романтическом свидании с красивым студентом.
   Установили, что пистолет Маккинли был использован при нападении на Алису О'Нейл, как и предполагала полиция, но пули, убившие ее, были выпущены из другого оружия. Была лишь одна загвоздка. О'Каллахана найти не удалось.
   Фиан приезжал домой поздно. Он жил сейчас у родителей, за городом. Приходилось поздно ложиться и рано вставать, но он был нужен и родителям, и детям. Мириэль бывала у них каждый день, и он понимал, что без нее родителям было бы совсем плохо
   Она попросила его напечатать целую пачку фотографий О'Каллахана. Он размножил их на ризографе, по 4 штуки на лист, 250 листов. Она не говорила, зачем ей это нужно, но догадаться было не трудно. Леди Мириэль, как обычно, не могла остаться в стороне.
  
   - А не покататься ли нам на лошадях? - предложила Мириэль детям сразу после завтрака. - Вы не будете возражать? - она вопросительно взглянула на Коннора и Мередит.
   - Бабушка, ну, пожалуйста! - заныли дети.
   - Конечно, - ответила Мередит. - Патрик, слушайся леди Шелту. Мы вам так благодарны, леди...
   Мириэль взяла детей за руки, и они вошли в лес. Что-то неуловимое коснулось их лиц, словно отодвинулся кисейный занавес. Солнце исчезло, а вместо него появилась луна, совсем не такая, как обычно. Она была желтовато-зеленой и светила очень ярко. В ее свете обрисовались силуэты деревьев, стройные, светлые, с серебристо-зеленой листвой, совсем не похожие на тот лес, что окружал дом. Этот лес был чище, ухоженнее, светлее.
   - Где мы? - спросила Шелта, оглядываясь по сторонам.
   - Там, где я живу, - ответила Мириэль. - Нам предстоит долгий путь, в моем мире мы проделаем его быстрее.
   Они подошли к холму, вокруг которого высилось кольцо монументальных сосен. На вершине холма тоже было кольцо деревьев, дети не знали, как они называются. Около сосен их ждали две белые лошади и молодой Ши, похожий лицом на Мириэль. Увидев детей, он нахмурился, но ничего не сказал.
   - Это мой сын, - сказала Мириэль, - зовите его Гил.
   - Я тебя помню, - сказал Патрик. - Ты вынимал меня из машины. Привет, - он протянул свою маленькую ладошку. Это выглядело так уморительно, что Гилдор рассмеялся и пожал эту маленькую розовую растопыренную звездочку.
   - А это Шелта, - представила девочку Мириэль. - Ну, едем.
   Она взяла Шелту, посадив на лошадь впереди себя, Патрик сел на другую лошадь вместе с Гилдором, и они понеслись сквозь лунные тени, молнии сверкали из-под копыт лошадей, и гром катился по лесу следом за ними.
   После получаса этой бешеной скачки они взлетели на другой холм посреди леса. На его вершине стояли кольцом древние камни. А между камнями их ждали эльфы. Их было множество. Шелта никогда не предполагала, что их может быть так много. Мириэль и сама не думала, что ее народ столь многочислен. Здесь собрались эльфы со всей Ирландии, и это она собрала их сюда.
   Увидев детей, многие нахмурились, ропот пробежал по рядам. Но это были всего лишь дети. Их присутствие лишь вынуждало использовать другие имена, не более того.
   Мириэль соскочила с лошади, поставила на землю детей и вступила в каменный круг.
   - Зачем ты привела этих смертных? - спросил один из Ши, выглядевший очень величественно. Шелта подумала, что это король. Он говорил на древнем языке, но Шелта понимала его, потому что отец тоже говорил на нем, и научил их обоих.
   - Потому что мне нужна ваша помощь, - ответила Мириэль.
   - Мы не вмешиваемся в дела смертных. Ты можешь делать что хочешь, но это касается только тебя.
   - Наша цель - служить добру, не так ли? Эти дети нуждаются в нашей помощи, - сказала Мириэль. - Их мать убита, и убил ее этот человек. - Она достала пачку портретов О'Каллахана и показала всем. - Если вы увидите его где-нибудь, сообщите мне. Разве я прошу слишком много?
   - Люди постоянно убивают друг друга, - возразил "король". - Так было и так будет всегда. Войны людей - не наша забота.
   - Скольких демонов ты убил лично, Роан? - спросила Мириэль. - Триста? Четыреста? Этот человек - хуже демона. Демон не станет убивать привязанного к сиденью ребенка, который не может даже пошевелиться. А он хотел это сделать, и сделал бы, если бы не вмешалась я. Этого человека зовут Деклан О'Каллахан, и он убийца. Я не прошу вас вмешиваться. Просто сообщите мне, если встретите его. Ради этих детей.
   - Люди неблагодарны. Зачем помогать им?
   - Люди изменились с тех пор, как ты последний раз говорил с ними, Роан. Эту девочку ее отец назвал Шелтой, в мою честь, всего лишь потому, что мы встретились один раз, в лесу, - возразила Мириэль. - Он говорит, что наша встреча изменила его жизнь. Разве это не благодарность?
   - Хорошо. Дай нам эти портреты, - сказал "король".
   Мириэль пустила пачку по рукам.
   - Мы сообщим тебе немедленно, если только он на острове, - заверили ее остальные.
  
   Сообщение пришло вечером того же дня. Фиан только что сел ужинать, как вдруг в доме повеяло теплом, свежестью, запахами леса, и появилась Мириэль. Она была одета в свой серо-зеленый охотничий костюм, за спиной висел лук и колчан, на поясе - меч.
   - Здравствуй, Фиан, - сказала она. - Мы нашли О'Каллахана.
   От неожиданности он уронил ложку в тарелку. Затем его лицо стало каменным, совсем как тогда, в больнице.
   - Где он?
   - Его видели здесь, - она расстелила на столе карту. Это была необычная карта. Она была нарисована вручную, на пергаменте, но очень аккуратно и точно. - Здесь, - повторила Мириэль, указывая на юго-западный берег озера Аппер-Лох-Эрн. - Там стоит ферма одного хорошего человека, его фамилия Талли. Один из моих друзей видел, как О'Каллахан причалил к берегу на резиновой лодке. Он поднимется вверх по течению Эрна и окажется в Ирландии. Там вам его не взять.
   - Как зовут вашего друга? - улыбнулся Фиан.
   - Я не могу сообщить тебе его настоящее имя, - ответила Мириэль, и тоже улыбнулась.
   - Сколько же ваших ищет этого негодяя? - спросил он.
   - Все, - ответила Мириэль. - Все эльфы Ирландии.
   - Невероятно, - пробормотал Фиан и взялся за телефон.
   Он позвонил Фитцпатрику и Хардингу, сообщив им новости.
   - Я немедленно поднимаю парней, и мы вылетаем, - ответил Хардинг.
   - Подберите меня, - сказал Фиан. - Я с вами.
   - Конечно.
   - Я тоже с вами, - сказала Мириэль.
   - Об этом не может быть и речи, - покачал головой Фиан.
   - По-твоему, я не смогу сойти за человека? Обещаю, сверхъестественных фокусов не будет. К тому же, я вижу в темноте.
   - Мы тоже, у нас есть инфракрасные приборы, ответил Фиан. - Ну, как вы сойдете за человека, леди Мириэль, с мечом и луком? К тому же, там будет много железного оружия, я знаю, что оно вам неприятно. И как я объясню Фитцпатрику, кто вы такая?
   - Хорошо, Фиан. Я послушаюсь тебя на этот раз. Но мне будет очень неспокойно. Будь осторожен.
   На улице послышался нарастающий рокот вертолетов. Фиан простился с семьей и выбежал из дома. Мириэль растаяла в воздухе и невидимо последовала за ним.
   Ей удалось незаметно пробраться в вертолет. Там действительно было неуютно. Множество автоматов наполняли кабину неприятным запахом железа. Воздух был спертым от дыхания двух десятков десантников. Они перебрасывались шуточками, от которых вяли уши.
   Фиан объяснил Хардингу, куда лететь, и вертолеты поднялись в ночное небо.
  
   Им удалось довольно быстро найти ферму Талли на берегу озера. Вертолеты опустились в полумиле от нее, чтобы не насторожить О'Каллахана. Десантники высыпали из них, разворачиваясь цепью и окружая ферму и озеро. Фиан и Хардинг шли сзади, и Мириэль неслышно следовала за ними.
   Когда они подошли к озеру, они увидели стоящую на берегу палатку. Внутри нее горел свет. Но лодки поблизости не было. И никаких признаков О'Каллахана.
   Десантники осмотрели палатку. Там все было разбросано, как будто хозяин очень торопился уйти. Вероятно, О'Каллахан услышал звук вертолетов и догадался, что они прилетели по его душу. Хардинг отдал приказ, и десантники бросились бегом по берегу озера, а затем - реки, к ирландской границе.
   Но они опоздали. Впереди послышался плеск весел, и тут же они увидели пограничные столбы. На блестящей глади реки выделялось черное пятно резиновой лодки. Она была уже на территории Ирландии.
   Хардинг приказал своим людям стрелять. Но после первого же выстрела с другой стороны границы ударил пулемет, его огонь прижал коммандос к земле. Фиан, не обладавший их сноровкой, замешкался - и получил пулю в правую ногу. Снайперу все-таки удалось попасть в лодку, из нее вышел воздух, но О'Каллахан нырнул и сумел вплавь добраться до берега.
   - Эй, британские свиньи! - послышался окрик с той стороны границы. - Убирайтесь, если не хотите международного инцидента! Здесь территория Ирландской республики!
   Пограничники юридически были правы, и Хардинг приказал своим коммандос прекратить огонь. Перестрелка утихла.
   - Не стреляйте! - крикнул Хардинг. - Мы уходим!
   Десантники ползком отступили под прикрытие деревьев, волоча за собой нескольких раненых, в том числе Фиана О'Нейла.
   Увидев его раненым, Мириэль не могла больше оставаться невидимой и безучастно наблюдать за происходящим. Ее появление было столь неожиданным, что коммандос схватились за автоматы.
   - Спокойно, - сказала она, - дайте мне взглянуть.
   Она уверенно растолкала десантников, отводя в стороны стволы автоматов, и склонилась над Фианом.
   - Леди... Шелта... как вы... здесь оказались? - Фиан выглядел не слишком хорошо.
   - Потом, потом, друг мой. Сейчас я должна остановить кровь.
   Она поняла, что пуля прошла навылет, перебив бедренную кость. Это была мощная пуля из пулемета, она лишь отклонилась, попав в кость, но не остановилась. Крупные сосуды не были задеты, но кровотечение было сильное.
   - Нужно наложить шину, - сказала она, повернувшись к Хардингу.
   - Найдите что-нибудь, ребята, - приказал Хардинг, поняв, что эта странная женщина знает толк в ранениях. Мириэль тем временем обработала рану.
   Коммандос принесли толстые полосы древесной коры и ветви для носилок. Она скривилась, видя, что они ободрали живое дерево, но другого выхода не было.
   - Спасибо, - сказала она, накладывая шину на раненую ногу Фиана. - Подержите здесь. Так. Все, готово. Теперь посмотрим остальных.
   Еще трое коммандос были ранены, один - довольно серьезно.
   - Миллса не довезти, командир, - сказал один из десантников, врач команды.
   - Ерунда, - ответила Мириэль, склоняясь над раненым десантником. В ране на его груди раздувались и лопались кровавые пузыри. Она провела рукой над его грудью, нашла пулю, затем потянула вверх и чуть в сторону, выводя смертоносный кусок свинца наружу точно по пробитому пулей наклонному каналу. Ошеломленные коммандос следили за ней, затаив дыхание.
   Пуля вышла из раны. Мириэль выбросила ее и обработала рану своими травяными препаратами. Потом начала заживлять пробитое легкое. Парень был крепкий, она не сомневалась, что его организм справится, если ему немного помочь.
   - Если мы понесем его по берегу, мы его растрясем, - сказала она Хардингу. - Вам лучше вызвать вертолеты сюда.
   Она продолжала свою работу, водя рукой над раной, заставляя срастаться пробитые сосуды и мышцы. Она вновь повесила свой зеленый камень на грудь раненого, близость леса, множества могучих деревьев помогали этому процессу. Вертолеты приземлились неподалеку и ждали, пока она закончит.
   Десантники понесли раненых на самодельных носилках. Мириэль и Хардинг шли рядом с ними.
   - Кто вы, мэм? - спросил Хардинг.
   - Местный житель, - ответила Мириэль.
   - Я никогда не видел ничего подобного, - заметил он. - Как вы вынули пулю?
   - Вам не понять. Слышали о друидах?
   - Да, но... Я думал, это сказки...
   - И сказку можно сделать былью, - усмехнулась Мириэль.
   - Мне знаком ваш голос. Мы не встречались?
   - Не думаю.
   - Миллс будет жить?
   - Это я вам обещаю. Я не отойду от них обоих до самого выздоровления, - твердо ответила Мириэль.
   Она считала себя в какой-то мере ответственной за смерть Алисы О'Нейл, за то, что ее не удалось спасти. Если бы она не побоялась остаться с ней в больнице, Алиса была бы жива. С Фианом она такой ошибки не допустит.
   Пока они летели в Белфаст, Мириэль сидела между носилками. Фиан и Миллс мирно спали. Она осмотрела и других раненых, но их жизни ничто не угрожало.
   Вертолеты сели прямо во дворе больницы, и раненых перенесли внутрь. Хардинг и Мириэль с нетерпением ждали ответа врачей. Хирург вышел к ним с выражением крайнего удивления.
   - Я... я в полной растерянности, сэр, - ответил он на вопрос Хардинга. - Никогда еще не видел столь быстрого заживления.
   - Нам следует поблагодарить вас, мэм, - сказал Хардинг. - Что мы можем сделать для вас?
   Мириэль взглянула на него.
   - Оставьте здесь своего человека, вдруг мне понадобится помощь. Раньше мне помогал Фиан. Я останусь здесь, присмотрю за ними. Пусть врачи не препятствуют моим просьбам. Вот эти деревья, - она указала на четыре карликовые пальмы, стоявшие в кадках в рекреации коридора, - поставьте в палату. С ними выздоровление пойдет еще быстрее. Сообщите семье Фиана, что с ним леди Шелта, они знают меня. И, черт возьми, поймайте этого ублюдка О'Каллахана!
   - Это и мое самое сокровенное желание, леди Шелта, - усмехнулся Хардинг. - Не знаю, кто вы, но спасибо вам. Эй, Браун! Останешься с леди. Выполняй все ее указания, как если бы они исходили от меня. Утром тебя сменят. Удачи вам, леди Шелта. Пошли, ребята!
  
   Мириэль провела в больнице три недели. Фиан и Миллс лежали в двухместной палате, и она постоянно была рядом с ними, выходя только погулять в сад и принять душ. Коммандос Хардинга таскали ей корзины фруктов и живые цветы в горшках, пока палата не стала напоминать оранжерею. Врачи ходили перед ней по струнке, потому что Мириэль сумела вытащить еще двух-трех человек, которых считали безнадежными. Никто не знал, кто она, но ее уважали.
   О'Каллахан исчез без следа. Спецслужбы сбились с ног, пытаясь найти его. Бесполезно. Эльфы тоже не сообщали Мириэли ничего нового. Возможно, О'Каллахан прятался в городе, куда они не заходили.
   К концу третьей недели Миллс выписался из больницы. Фиана также разрешили забрать домой. Ему был нужен лишь покой, так как кость срасталась успешно. Хардинг заехал за ними на "лендровере", в который можно было погрузить кресло Фиана. Его уже сняли с вытяжки, оставив только гипс на ноге.
   Миллс, подойдя к ним, отдал честь:
   - Спасибо вам, леди Шелта. Не знаю даже, как и отблагодарить вас. Черт! - рассмеялся он. - Будь вы мужчиной, я бы поставил вам стаканчик.
   Хардинг и Фиан расхохотались.
   - А и правда, не пропустить ли нам по кружечке пива? - предложил Фиан. - Как вы, Джон?
   - Поддерживаю, - ответил Хардинг. - Леди Шелта, а вам чего? Шампанского?
   - Я с вами, Джон, - засмеялась Мириэль. - Не смотри на меня так удивленно, Фиан, я ведь тоже ирландка.
  
   Работа спецслужб оказалась не напрасной. "Интеллидженс Сервис" установила наблюдение за домами и офисом Джеральда О'Каллахана, не без оснований считая, что рано или поздно Деклан навестит брата.
   Так и случилось. Более того, выяснилось, что все эти три недели Деклан О'Каллахан прожил в загородном поместье брата, немного южнее Каррика, не высовывая носа на улицу. Но как только ему показалось, что страсти улеглись, он вылез из своего убежища... и "засветился".
   Хардинг начал готовить операцию похищения. Он держал Фиана в курсе своих планов, хотя и без подробностей. Мириэль тоже получила известия о Деклане по своим каналам. У нее был свой план.
   Из разговоров с Фианом она узнала, что в Великобритании нет смертной казни, а есть лишь пожизненное заключение. На самом же деле максимальный срок - около 15 лет, и он может быть сокращен за примерное поведение и тому подобное. Это значило, что О'Каллахан может, в том случае, если его не убьют при штурме, лет через девять выйти на свободу. И Мириэль не сомневалась, что он тут же возьмется за старое. Такие как он никогда не меняются. Это ее не устраивало.
   - Клянусь Северной звездой, этот убийца не будет ходить по земле, - произнесла она, узнав, что Хардинг готовит операцию, и пошла седлать лошадь. Она спешила. Ей нужно было опередить вертолеты коммандос.
  
   Мириэль неслась сквозь мрак, меч мотался у пояса, за спиной был слышен нарастающий рокот вертолетов. Она стремительно приближалась к поместью Джеральда О'Каллахана. Вертолеты пролетели над ней и приземлились. Она еще пришпорила лошадь, боясь опоздать. Десантники впереди уже занимали позиции, и она соскользнула в свой мир, чтобы они ее не заметили. Воспользовавшись тем, что Хардингу было нужно некоторое время для координации действий, она соскочила с лошади и пробралась в дом.
   О'Каллахан сидел в кабинете брата за столом, на котором была расстелена карта Северной Ирландии. Джерри собирался зайти через несколько минут и составить ему партию в шахматы.
   Внезапно он почувствовал холодное прикосновение к шее с правой стороны. Скосив глаза, он увидел конец длинного узкого серебристого лезвия.
   - Готовься к смерти, Деклан О'Каллахан, здесь и сейчас, - прозвучал за его спиной женский голос.
   Он никогда в жизни еще не слышал подобного голоса. Он был похож на перезвон серебряных колокольчиков. Но слова прозвучали более чем серьезно.
   - Эй, детка, в чем дело? - спросил он. - Могу я узнать, за что?
   - Повернись. Медленно. И держи руки на виду.
   Холодное лезвие оказалось чуть ниже кадыка. Он поднял взгляд. Перед ним стояла невероятно красивая женщина в длинном платье старинного покроя, с серебряным обручем на темных волосах. В правой руке она уверенно сжимала серебряный меч.
   - Поосторожнее с этой штукой, мисс, - спокойно произнес О'Каллахан. - Так и порезаться недолго.
   Его пистолет лежал в ящике стола. За спиной на стене - богатая коллекция холодного оружия, собранная Джеральдом. В каждый его приезд к брату они по много часов занимались фехтованием - просто для поддержания спортивной формы. Но с приставленным к горлу мечом не подергаешься, особенно если его держит женщина. Они обычно менее предсказуемы. Может быть, удастся отбить лезвие в сторону левым локтем?
   - Я бы на твоем месте не рисковала, - ответила Мириэль, прочитав его мысли.
   - За что я вам так не нравлюсь? - спросил О'Каллахан. Он чувствовал себя неважно. Давление поднималось, врачи советовали ему не волноваться. Их бы сейчас сюда, советчиков.
   Она вынула левой рукой фотографии, скопированные из уголовного дела.
   - Узнаешь их, Деклан?
   Он переводил взгляд со снимка на снимок. Искалеченный красный "ровер", женщина, залитая кровью, плачущий мальчуган лет пяти, на детском сиденье, стоящем прямо в траве, мужчина лет тридцати, в гипсе, в инвалидном кресле...
   - Алиса О'Нейл, ее сын Патрик О'Нейл, ее муж Фиан. Смотри на них, Деклан О'Каллахан, смотри...
   - Вы пришли мстить, леди?
   - Ты догадлив.
   - Почему бы не дать мне возможность защищаться? Я немного фехтовал в прошлом... Вы же не зарежете меня, как свинью?
   - Как свинью? Нет. Свиньи - прелестные существа. Вкусные, к тому же. С крысами, вроде тебя, не дерутся на дуэли. Их давят.
   - Кто вы, леди? Почему вы мстите за этих людей?
   - Я Мириэль, дочь Осмонда, если это для тебя так важно. - Обычай эльфов позволял сообщить истинное имя только истинному другу. Или истинному врагу, за секунду до его смерти.
   - Я вижу, вы не шутите... - О'Каллахана начало трясти, и он пытался скрыть это за шутками и деланным самообладанием. - Вы не позволите мне хотя бы помолиться? Думаю, святой Петр может пять минут подождать, прежде чем дать мне от ворот поворот.
   - Это тебе не понадобится.
   - Вы хотите, чтобы я отдал концы без покаяния? - О'Каллахан еще оставался истинным католиком.
   - Я не верю в вашего Бога, Деклан. Я старше его, - ответила Мириэль - Посмотри за это лезвие.
   Он заглянул за тонкую серебряную черту, и вздрогнул. На него пахнуло ледяным мраком могилы. В ее глубине копошились жирные белые черви. О'Каллахан уже не понимал, явь это, или галлюцинация.
   - Это - грань, Деклан. За ней нет ни рая, ни ада. Не рассчитывай на загробную жизнь. Там, впереди, нет ничего, только черви и тьма.
   "Она сумасшедшая", - подумал О'Каллахан. "Где же Джерри?"
   Он чувствовал липкий холодный пот на спине и шее. Из темных углов подсознания, обволакивая разум, наползал страх.
   Десантники уже заняли позиции, ожидая сигнала к атаке. Времени почти не оставалось. Мириэль вспомнила свою первую встречу с Фианом, его наивный вопрос: "Вы, наверное, бессмертная, леди? А вы тоже рубите головы и говорите, что в конце останется только один?" Фиан, жизнерадостный и полный сил, теперь все ее волшебство не сможет сделать его прежним...
   Она взялась за рукоять меча обеими руками, и О'Каллахан вздрогнул. Его губы шевельнулись, он пытался позвать на помощь, но голос отказал ему, и из внезапно пересохшего горла вырвался лишь нечленораздельный хрип.
   - Останется только один, - произнесла Мириэль. - Но не ты.
   Меч сверкнул в свете настольной лампы серебряной молнией, и кровавый фонтан ударил в потолок. Она отступила назад и растаяла, уходя на тайные тропы своего народа. Она возвращалась домой, туда, где ее ждали. Фиану нужно было еще научиться ходить.
   Десантники ворвались в комнату через минуту после ее ухода и в ужасе остановились. Тело Деклана О'Каллахана сидело за столом. Кровь покрывала почти всю комнату, капая с потолка и собираясь в стынущую лужу на полу. Голова террориста лежала на столе, глядя на вошедших невидящими глазами и заливая кровью карту Северной Ирландии.
  
   Ши (Вина Ши, ед. ч. Дина Ши) - Народ Мира, кельтское название эльфов. Просто Ши - любое сверхъестественное существо.
   Special Air Service - спецподразделение британских Воздушно-Десантных Сил. Основная задача - борьба с терроризмом.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) О.Обская "Непростительно красива, или Лекарство Его Высочества"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"