Владимир С: другие произведения.

Гарри Поттер и случайности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Случайности бывают разные. И если все они в самые нужные моменты работают в твою пользу, а неприятные казусы не оставляют после себя следов, то вряд ли их стоит приписывать только слепой лотерее судьбы. И ещё большой вопрос, возможно ли отсутствие удачи компенсировать иными человеческими качествами. Разве что магия поможет. А поможет ли?
    ЧЕРНОВИК, в тексте могут быть артефакты. Пока 2 главы. Рейтинг будет R.

...И случай, сущего отец,

Изобретательный слепец.

По мотивам черновиков того, кто "Наше всё"

Глава 1.

Верхушки черенков звонким стаккато клацнули о камень, когда Гарри попытался как мог аккуратно прислонить мётлы сбоку к крыльцу дома Гермионы. Всё оказалось бесполезно - они завалились вниз, стукаясь теперь уже друг о друга. С тем же успехом можно было сразу бросить их на землю. Но Гарри не расстроился, так даже лучше получилось привлечь внимание подруги, не напугав до полусмерти.

Мальчик-который-выжил расплылся в улыбке, глядя как упомянутая особа, только что спустившаяся по ступенькам и направлявшаяся к калитке рядом с воротами, резко развернулась и дёрнула рукой куда-то к поясу, скорее всего в попытке вытащить палочку. Но застыла, глядя, как он знакомыми движениями снимает и складывает мантию-невидимку и засовывает полученный комочек в карман штанов. Действия того, за кого она его приняла изначально, явно не вязались с её предположениями о том, как будет себя вести любой дружественный или нет гость.

Гарри слегка кивнул сам себе - настолько узнаваемой и привычной была неготовность Гермионы к действительно неожиданной ситуации. И заухмылялся ещё сильнее, заметив наконец узнавание в её глазах. При этом рот на её до того хмурой и сосредоточенной физиономии всё больше напоминал букву "о". Очень заглавную букву "О". Да уж, признать в болезненно-бледном типе в мешковатой одежде всего неделю назад вполне себе прилично выглядевшего лучшего друга было непросто. Он сам вздрогнул, когда, встав с постели, первый раз увидел себя в зеркале.

Прислонившись плечом к ажурным металлическим перилам, Гарри от пояса наставил на Гермиону палец:

- Бу. Ты уже поймала заклинание раскрытым от удивления ртом. Прямо как я снитч в самом первом матче, когда ты Снейпу мантию подожгла.

Пока он говорил, Гермиона преодолела разделявшее их невеликое расстояние и с последним словом крепко обняла его, отбросив все сомнения, что перед ней не Гарри, а кто-то под его личиной.

- Гарри... - прошептав, она прижалась щекой к висящей на нём мешком футболке с длинными рукавами.

За радостью встречи и приятным ощущением от прижавшегося девичьего тела Гарри не сразу осознал отсутствие привычной и важной составляющей ритуала - приветственной и радостной улыбки Гермионы. Конечно, никогда ещё за все годы совместной учёбы и дружбы положение дел в волшебном мире не было таким угрожающим, причём именно для них самих. Но ведь даже сразу после смерти Дамблдора в подруге ощущалась энергия оптимизма, от которого сейчас, похоже, ничего не осталось. Что ж это за напасть такая, когда всё идёт под откос не только у него?!

Да ещё похоже, что она плачет ему в плечо. Прячась и стесняясь. Гарри аккуратно, за руки слегка отстранил её и вгляделся в лицо.

- Что-то ты раскисла, подруга дней моих суровых. Это я тебя так расстроил? Всё равно не нарушай традицию.

- Какую?

- Ты уже выбрала мужское плечо для горючих слёз. Роново.

- Считай, что у меня слёзы радости.

- Как скажешь... Я тебе помешал? Ты куда-то направлялась?

- Ерунда. Так, хотела прогуляться по окрестностям. Напомнить себе лучшие моменты детства.

Гарри позавидовал: ни одно место Литтл Уингинга не пробуждало в нём счастливых воспоминаний. Отведя взгляд, он отстранился. И продолжил расспросы.

- А книжку почитать-позагорать? Или в магии попрактиковаться?

- Не могу, - на её лице мелькнула гримаса отвращения. - Год назад всеми конечностями ухватилась бы за возможность магичить дома, а сейчас... - Гермиона пожала плечами.

- В Норе тебе были бы рады.

- Настроения пока нет терпеть их постоянный шум и бардак. Молли сразу к какой-нибудь ерунде припряжёт, да ещё будет капать на мозги и играть на нервах. - Она сделала шаг назад и сменила тон на деловой. - У Дурслей что-то случилось?

- Ничего страшного, просто там скучно и грустно, и некому руку подать.

- Всё равно, непонятно, в чём отличие от твоего обычного пребывания у них, что ты сорвался?

- Во мне. Точнее, в моих мозгах.

- Они настолько разрослись, что полезли из ушей, а Дурсли померли от зависти?

- Не угадала. В моих мозгах случилось просветление. И мысли сразу стали думаться.

- Надеюсь, что временное. К твоему и всеобщему счастью.

- Как же низко ты меня ценишь!

- Насколько заслужил. Не похоже на просветление, если ты от скуки ищешь приключения на свою задницу.

- Фи, и это говорит пай-девочка, которая нам с Роном выедает мозг насчёт более невинных выражений.

- У меня есть оправдание. А вы просто язык засоряете..

- И поэтому ты меня даже в дом не пригласишь?

- Ну что с тобой поделаешь. Заходи. Пусть и незваный, но всё же гость.

Пока Гарри собирал в охапку мётлы и поднимался по ступенькам, Гермиона уже успела отпереть входную дверь и, широко распахнув её, кивком пригласила его внутрь.

- Тапочки не предлагаю, сейчас времена постоянной бдительности и оставлять вещи далеко от себя не стоит. - Взмах её палочки, слово, и подошвы его старых теннисных туфель очистились от грязи и заскрипели по полу, а одежда избавилась от пыли.

Поведение старой подруги нельзя было назвать обычным. Она обрадовалась ему, но слишком быстро в ней угасло всегда радующее его счастливое возбуждение от встречи. Её вид напомнил состояние Тонкс после Отдела Тайн. Свеча вместо пылающего костра, скорбь, усталость, задавливаемая боль безответной тогда любви. А что у Гермионы?

Наконец Гарри смог сказать себе, что его обеспокоило в Гермионе - неестественное спокойствие. Точнее, отстранённость, отсутствие чувств и эмоций на лице и в движениях тела, которыми всегда сопровождалась её речь.

"А может быть я не видел её такой, потому что это она выбирала время и место встреч и разговоров со мной. И я, дурак, ни разу не побывал здесь за все годы дружбы. Или я... Стоп, только не молчать!"

- Класс, результат не хуже Тонкс... А у вас здорово. Чисто, но не как у Дурслей. Уютно. И пахнет - странновато, но приятно.

- Учуял. Мама под настроение палочку с благовониями или ароматическую свечу любит зажечь. Ей особо нравились те, которые я у Парвати добывала в обмен на помощь в учёбе.

- Но у неё сестра на Равенкло, неужели не помогала?

- Помогала, конечно. Но только временами. То в них просыпалось детское соперничество, то Падме надоедало общество сестрицы-балаболки, то они просто во мнениях не сходились...

- Не знал.

- И не узнал бы.

- А почему в Хогвартсе сёстры Патил подобным образом не пахли?

- Магией убирали запах. Неприлично заставлять других нюхать себя, кому-то неприятно или отбивает аппетит. Зелья тоже лишних ароматов не любят. - Заметив как Гарри непроизвольно сглотнул при слове "аппетит", добавила. - Пошли на кухню. Ты как насчёт перекусить?

- Да я бы и поесть не отказался, пока летел и твой дом искал, проголодался. Кстати, нашёл я его с трудом.

- Стоп, мётлы и рюкзак сюда, в угол, и вон дверь, мой руки, лицо и возвращайся.

Подмигнув отражению своей физиономии и убедившись в отсутствии явной грязи на ней, Гарри всё же вымыл с мылом и лицо, и руки до локтей, одновременно настраивая вести себя веселей за двоих.

На кухне Гермиона кивком головы пригласила его осмотреть вместе с ней содержимое холодильника.

- Та-ак... Есть замороженные отбивные, котлеты и блинчики с разной начинкой, сосиски, бекон, яйца. Можно сварить макароны или рис, картошку замороженную пожарить. Есть мюсли и разные хлопья, можно молоком залить.

- Ух ты... Давай побыстрее и посытнее что, сосиски и макароны. Их трудно испортить.

- Так ты вроде бы знатный повар.

- Враньё, помимо жарки бекона, яичницы и тостов ни на что иное тётя меня натаскать так и смогла. Даже дядя, когда приспичит, лучше меня готовить умеет.

- Сколько тебе таких вот сосисок варить?

- Давай шесть.

Гермиона достала палочку, и уже через минуту грелась вода, немудрёные яства были наготове для загрузки в кастрюли сразу после закипания, а на стол прилетели тарелки и столовые приборы вместе с набором приправ и готовых соусов в бутылочках.

- Здорово у тебя получается, не хуже, чем у миссис Уизли.

- Хуже, мне до неё очень далеко, пока только самое простое могу. Уж не говоря о вкусе. Даже простой луковый суп - у меня бурда бурдой, а у неё... Сам знаешь...

Вместо Гарри ответил его заурчавший желудок, и друзья, переглянувшись, одновременно прыснули со смеху. Настроение Гермионы слегка улучшилось.

- Да, сливочные или томатные соусы миссис Уизли к макаронам сейчас бы не помешали.

- А чего ты тогда не полетел в Нору? Мог бы сейчас наслаждаться её готовкой.

- Накормить бы накормили, вот только они бы меня и слушать не стали, а сразу законопатили обратно к Дурслям.

- А Гермиона Грейнджер, значит, всё наоборот?

- Я буду умолять. И добавлю волшебное слово: "Пожа-а-алуйста".

- Да, трудно устоять перед таким козлиным блеянием.

- Я не козёл, а благородный олень!

- Всей разницы - рога поветвистее. - Гарри насупился на намёк, а Гермиону его обида только раззадорила. - Тебе разве неохота повидаться и потискаться с Джинни?

- Я порвал с ней.

- Что ты говоришь? Ужас-то какой! Бедняжка все глаза себе выплакала, наверное.

- Не смейся. Это ради её же безопасности.

- А вот это смешно по-настоящему. Ты что, письма с извещениями и клятвой в штаб упиванцев послал? "Так мол и так, не моя Джинни Уизли девушка уже, не моя. Не трогайте её!" И на Хогвартс большой плакат с тем же текстом повесил. Так ведь не поверит никто, после того как вся школа следила, как вы обнимались-миловались весь конец года. Благородный человек, ставящий счастье дамы выше собственного, думает головой, а не гол... Это раз. И не после того, как натворит дел, а до...

- Нет у меня власти отправить её семью куда-то далеко, в безопасное место! И заставить там остаться...

Из Гермионы как будто выпустили воздух, и у Гарри создалось впечатление, что следующий вопрос она придумала заранее и задала просто по инерции.

- Она-то сама хоть верит в это ваше расставание?

- Харе издеваться... Ну, не знаю я, что мне со всем этим делать.

- Известно, что. Появиться публично с другой девушкой, например на свадьбе Билла, несколько раз с ней взасос поцеловаться, поскандалить с Джинни. Естественно, выбрать на эту роль ту, которую не жалко. Например Панси Паркинсон. Или ещё кого из гадюк слизеринских.

- Мысль интересная, только вот вряд ли кто из них сейчас согласиться даже понарошку замутить с мальчиком-который-выжил. Большинство уверены, что выжил я - увы - ненадолго.

- Не зарекайся.

- Ты воду для макарон солила? - вспомнил о важной детали готовки Гарри.

- Ой, забыла.

Девушка тут же засыпала в большую кастрюлю две столовые ложки соли. Взгляд её упал на вещи Гарри.

- Кстати, откуда ещё три метлы? Забронзовел, отяжелел, и тебя уже твоя "Молния" в-одиночку не держит?

- Это трофей!

- Ты опять влез в неприятности?

- Нет, я восстановил справедливость и гармонию! И своё чувство прекрасного... почесал.

- Ну-ка, ну-ка?

- Лечу я себе на "Молнии". Сотня футов высоты, солнышко, птички поют. И вдруг...

- Ты издеваешься?

- Чуток... Пролетел примерно милю и вижу, над макушками деревьев парят на мётлах трое упиванцев. И ржут. А один держит омнинокль направленным куда-то в направлении дома Дурслей.

Гарри благоразумно умолчал про то, что столкновение не было случайным - на метле под мантией-невидимкой он долго крутил расходящуюся спираль от дома, пока не наткнулся на дозор упиванцев.

- Ты уверен, что это были упиванцы? Может, министерские авроры или боевые маги тебя охраняли?

- Ага, чёрные мантии и белые маски они для маскировки надели? Но самое главное, Гермиона, они так мерзко, так злобно ржали, что разрушили всю гармонию моего полёта.

- Действительно, козлы. А над чем смеялись?

- Скажем так, и тема, и большинство их слов не достойны ушей молодой леди.

- И ты решил исправить ситуацию? - Гермиона палочкой закинула сосиски и макароны в закипевшую воду.

- Точно! А ещё мне стало обидно, что у них у всех свои мётлы есть, а из нас троих - только у меня. Я вас могу и не увезти в случае чего.

- Ого! Ты применил магию? А как же наблюдение за несовершеннолетними?

- А я не применял палочковой магии.

- Вот как. Беспалочковую освоил?

- Нет, палочную. Мы все её освоили. Помнишь, на первом уроке полётов, - Гарри расплылся в улыбке, наблюдая за сменой выражений лица Гермионы, от скепсиса до понимания. - Да-да, оно самое. Подлетел сзади и сверху, дождался, пока все эти выпендрёжники и сквернословы не оторвут хоть ладони от древка, и как... прошепчу - "Вверх"! Один, правда, успел уцепиться, и ему пришлось засветить по макушке черенками двух других мётел. Он и посыпался, пересчитывать ветки у дерева. Нет-нет, никаких трупов, все они на земле шевелились довольно бодро.

Гермиона расхохоталась вместе с Гарри.

- Ха-ха-ха... Ой, уморил! Магия! Даже не палочная, а дубиночная... Кстати, у тебя тогда не трофей, а настоящая мародёрка.

- Ты ещё скажи: "осуществлённая с особой наглостью и цинизмом".

- А также отягощённая глумлением над невинными и беззащитными.

- Но мётлы ты берёшь?

- Беру, и да поможет нам дух всеобщего блага.

Отхохотавшись, Гермиона обратила внимание на часы и принялась сливать воду. Оделив порциями Гарри и себя, девушка стала есть со всё более задумчивым видом, явно машинально смазывая каждый кусочек сосиски французской горчицей.

Гарри закончил одновременно с ней, показательно облизал вилку, губы и с довольной улыбкой похлопал себя по животу.

- Ну что, поели? Теперь можно... - он нагло подмигнул встававшей из-за стола Гермионе.

- Если просветление в мозгах заключается в сибаритствующей наглости в гостях, то мой долг - провести обратную операцию. Глядишь, человечество не лишится одного своего представителя раньше времени.

- Ой, боюсь-боюсь. Особенно страшно умных слов. И колючих кустов. Только не бросай меня туда, хорошо?

С помощью магии убрав со стола и быстро помыв посуду, Гермиона вдруг стукнула себя ладонью по лбу.

- Стоп. Совсем плохая стала, - она призвала из сумочки пузырёк с каким-то зельем, себе накапала в ложку десять капель и, поморщившись, выпила, а оставшееся протянула другу. - Выпей залпом. Общеукрепляющее, а то в таком виде тобой только маленьких детей пугать. - Гарри понюхал, уловил знакомый по визитам к мадам Помфри запах и, тоже поморщившись, выпил. - Вот и молодец, щёчки сразу покраснели... Будешь что-то пить? Есть чай, кофе, сок.

- Давай чай, покрепче.

- А я - кофе. Есть заговор для измельчения кофейных зёрен, и в кофеварке получается не хуже, чем вручную смолоть и сварить в джезве.

- Ты так много магии знаешь...

- Конечно, это только мужикам достаточно знать пару ударов, типа хук, апперкот. Или ступефай с экспелармусом. Тебе с бергамотом?

- Нет, простой чёрный. Два пакетика вон в ту синюю кружку, если можно.

Зашумела-захлюпала кофеварка, почти тут же закипел чайник. Гермиона, наверное, для разнообразия сама принесла поднос на стол, а потом уселась напротив Гарри.

- А теперь рассказывай всё. Что за просветление такое? И почему у тебя шрам почти не виден?

- Абсолютно дурацкая история. Если вкратце - споткнулся, упал, стукнулся шрамом, потерял сознание и очнулся просветлённым, - начал Гарри в шутовском тоне, но поймав не обещающий ничего хорошего ему взгляд Гермионы тут же выставил ладони вперёд. - Всё понял, прости меня, уже исправляюсь.

Он задумался, попробовал чай, добавил в него пару кусочков сахара, сливки, размешал, прихлебнул ещё раз и улыбнулся.

- Вот теперь хорошо... На самом деле произошла дурацкая случайность. По возвращении из Хогвартса мистер Уизли и Кингсли заехали со мной к Дурслям и провели беседу с ними. Как результат, мои родственнички стали чураться меня как прокажённого. Да и я сам тоже дёргался, долбил кулаками стены, пинал мебель, орал и ругался. Через пару дней после приезда я в очередной раз вылетел из своей комнаты и чуть не столкнулся с Дадли. Тот шарахнулся с моей дороги к себе и потерял тапок, а я вниз не смотрел, запнулся об него и свалился с лестницы. Ну и вдарился в самом низу в уголок поребрика для перил лбом. Точнее, шрамом. И вырубился. Больше суток провалялся без сознания.

- Ой, не могу. Убил, уморил... Бедный Волдеморт крошки не ест, ночей не спит, как тебя приморить-извести магией наичернейшей, а оказывается, к тебе, как к мухе или таракану, надо тапок применить! Или подкидывать его под ноги регулярно. Ты хоть тапку отомстил?

- Сарказм и ёрничанье здесь неуместны, мисс Грейнджер. Страна едва не потеряла заслуженного светоча и знамя борьбы...

- ...нанайских мальчиков.

- Спасибо за искреннее сочувствие!

- Обращайся, ежели что. Хотя, обычно при попытке сломать головой часть дома мозги повреждают, а не просветляют.

- Голова - предмет...

- ...тёмный. Знаю, знаю.

- В-общем, дальше пошли чудеса. Первое диво дивное то, что тётя Петуния вызвала врача, уж очень долго я не приходил в себя. Даже передвижной рентген для головы пригнали, но ничего предосудительного, типа трещин или дырок, не нашли.

- Ожидаемо, твоей голове даже бладжер нипочём.

- Но-но, я тем бладжером расплатился за ваши, мисс Грейнджер, издевательства над простым и честным малым, Кормаком МакЛаггеном.

- Ух ты, тебе в голову ещё и философские мысли о добре, зле и кармическом воздаянии за грехи приходят? Хоть и не по теме, но примем в расчёт... Ты продолжай...

- Это присказка. Дальше уже пришлось выяснять на собственном опыте. Как только я начинаю сильно раздражаться, злиться, впадать в ярость и прочий негатив, то сразу шрам багровеет сильнее прежнего, голова болит и кружится, а меня всего выворачивает. И слабость страшная, чуть ли не до потери сознания.

- Обычное дело, сотрясение мозга, есть зелье, тебе мадам Помфри не раз его давала. Кстати, у меня с собой - хочешь?

- Ты дослушай. Врач тоже так решил и что-то там назначил.

- Помогло?

- Нет, конечно. Но я выяснил, что от хорошего настроения всё совсем наоборот, голова проясняется и мысли сами по себе лезут в голову. Разные такие. Вот я и привыкаю постепенно смотреть на жизнь весело.

- Ого! А эти мысли твои?

- Намекаешь на Того-Самого?

- А на кого же ещё? Или у тебя ещё с кем-то душевная связь образовалась?

- Неужели похоже?

- Угу. Вы с Роном чем дальше, тем более неразличимы. В плане интеллекта.

- Вот не пойму, вроде слово умное, а ощущение, что грязно обругала.

- Ты не отлынивай, я вопрос задала.

- Точно не его темнейшество. У меня впечатление, что моё плохое состояние после этого удара стало ему передаваться напрямую, как будто я его в свою голову в это время затягиваю.

- Зеркальное отражение твоих приступов в прошлом. Не всё коту масленица, уроду змеемордому. Подробностями поделишься?

- Угу. Дядя установил мне в комнату старый телевизор Дадли, чтобы я поменьше маячил внизу. И случилась странная вещь, когда я смотрел что-то юмористическое. Сначала шутки казались глупыми и плоскими, но потом меня зацепило, настроение пошло вверх, и голова тут же прошла. После второго такого преображения до меня дошло - надо веселиться вопреки всему. Тут меня к тому-самому в голову затянуло - он там в очередной раз Малфою-старшему "выказывал" недовольство, - Гермиона кивнула, правильно поняв выделение. - Самое странное, я не подыхал от головной боли, как обычно в таких случаях, и понимал всё, что видел.

- Новость очень... хорошая.

- Ещё бы, ты только держи наготове веселящие чары.

- Ты видишь только то, что здесь и сейчас, или можешь читать мысли с воспоминаниями?

- Если у него появляется яркая картинка в дополнение - в общих чертах улавливаю. Но там часто всё настолько быстро, что в большинстве случаев не успеваю. А самому прошерстить его память - увы. Можно, конечно, попытаться. Но я уверен, что мою самодеятельность он заметит почти сразу.

- Тогда не стоит, кроме разве что крайнего случая. Если надо будет спровоцировать его. Ещё что-то?

- Мне кажется... Нет, я практически уверен, что когда из меня льётся оптимизм, то Волдеморт не в силах наслать мысль или видение. Он от меня отлетает, как бладжер от биты.

- Только ощущение?

- Разок я почувствовал прикосновение, слабое подобие легилименции Снейпа, как-то внутренне вздрогнул и наподобие как увернулся от "касания". Как подаёшься, чтобы скинуть чужую руку с плеча. И сразу по связи от него донеслась досада.

- Хоть какой-то плюс от твоих несчастий. Здорово, что ты точно можешь скрывать от него происходящее с тобой... Ты часто его ощущаешь?

- Пару-тройку раз в неделю.

- Насчёт крестражей - ничего?

- В приступе ярости на Малфоя-старшего среди кучи образов точно мелькнул дневник.

- Понятно, это гораздо лучше, чем шпионство профессора Снейпа.

- Ура, мой авторитет наконец превысил Снейповский!

- Не паясничай, а просто следи. Только будь осторожен, иначе...

- Ты всерьёз? А как же раньше, Гермиона постоянно против была?

- Раньше... Раньше я была под иллюзией, что наше участие ещё не скоро и пока надо как можно лучше учиться. А воюют пусть взрослые. Теперь же мы на передовой, и надо пользоваться всеми возможными преимуществами без детской брезгливости.

- Ты признаёшь свою глупость?

- Не глупость, а неверную оценку ситуации Гермионой Джин Грейнджер в недавнем прошлом. Конечно, моё поведение с точки зрения недавних событий выглядит глупостью. Точнее, недалёкостью.

- Всё равно - фантастика!

- То ли ещё будет... Но мне по-прежнему непонятно, с какой стати ты сбежал из-под защиты и подверг себя смертельной опасности?

- Так я же говорю, в светлой голове мысли стали заметны.

- Странно, а смена типа кровообращения как могла случится?

- Не понял.

- У тебя, как только ты вперился в Чо, кровь вся ушла ниже пояса. На долю головы её осталось только для помощи при еде и слабое подобие учёбы. А кровь - штука тяжёлая, сама в голову не идёт, если мозг не напрягать, ежедневно причём...

- Ух ты! Но мы же - волшебники, вот у меня внутри кровь и отлевиосилась вверх. Как тебе?

- Здорово! Молодец! Быстро сообразил. А теперь давай, мысли перечисляй.

- А про мётлы - не считаешь?

- Если после почти шести лет владения метлой человек наконец додумывается использовать её не только для игры в квиддич - это не озарение, а простое прекращение участия одном из этапов соревнования "Я самый тупой". Хотя...

- Хотя?.. - улыбнулся подруге Гарри.

- Твоя заботе о метле не только для себя - сойдёт за половинку мысли. Добавишь к ней что-то ещё?

- Мысли или вопросы лезли в голову самые разные. А первой реальной идеей стало - а не свалить ли мне от Дурслей? Какого я у них забыл?

- До совершеннолетия ты там в безопасности.

- А потом? Меня сразу в опасность отправят? Так в чём соль моего заточения у Дурслей, кроме того, что там я и делать ничего не могу, и поговорить мне не с кем?

- Всем известно, что у Дурслей ты под защитой до твоего дня рождения. Поэтому и Волдеморт, и Министерство никакой активности в твоём отношении не проявляют. И у Ордена забот меньше.

- Доктор сказал "В морг..." Получается, пока я "тяну срок" в Дурслькабане, все остальные устроили себе отпуск? Я тоже хочу гулять! На волю, в пампасы!

- А что ты собрался делать? И где? В Нору на несколько дней, на свадьбу - пожалуйста. А вот на более длительный срок опасно, враги узнают и успеют подготовить нападение превосходящими силами. Спрятать у других волшебников - ещё хуже, чем в Норе. Реальный вариант - на Гримо, если обновить там защиту. Но, - Гермиона выразительно уставилась на сморщившегося Гарри, - тут ты сам впадёшь в истерику. Как будто ты не практически взрослый маг, а капризный малолетка, понятия не имеющий как обращаться с волшебной палочкой.

- Но мне неприятно на Гримо! И Сириусу там очень не нравилось.

Гарри ничего не мог с собой поделать, всё его естество отторгало идею поселиться и жить там. К сожалению, Гермиона совершенно не желала принимать его чувства во внимание и монотонным тоном, слабо вязавшимся с произносимыми словами, продолжила:

- Ты без всяких признаков ухудшения здоровья прожил там полтора месяца. Так что, извини, я вижу всего лишь детский каприз. А представь, что Волдеморт вдруг исчез, а тебе через месяц с небольшим можно жить самому. Куда пойдёшь? Дом в Годриковой - развалина, а уж после полутора десятков лет заброшенности трудов на его ремонт нужно заметно больше, чем для особняка на Гримо. Мог бы попаразитировать в Норе на готовке Молли и доброте душевной Артура - они даже не намекнут. Но если ты после этого по любой причине не женишься на Джинни, на тебя сильно обидятся. А после женитьбы всё равно надо съезжать в собственное жильё.

- Получается - живи на улице, герой магического мира?

- Да, если ты такой заиспереживавшийся от душевных терзаний хлюпик. Да половина магического населения удавили бы тебя за обладание подобным волшебным домом, сказав, что так и было. И за дело, перестроить по своему вкусу можно что угодно, тем более магией.

- Бедный я...

- Бедный Йорик.

- Остаётся только при женитьбе на Джинни вытребовать приданое типа "Нора 2"- пусть всем семейством скидываются.

- Тогда придётся чем-то из своей самостоятельности поступиться, - слегка улыбнулась Гермиона, на ходу подхватив шуточный тон. - Например, дать им назвать детей.

- Это серьёзно. Но первого-то сына я смогу сам назвать?

- Конечно. "Вы можете выбрать любой цвет для вашего авто, если он чёрный". Уизли не поймут, если он будет не Джеймсом. У них такая традиция.

- Тогда второе его имя будет Сириус.

- Несчастного и тихого заучку ты будешь заставлять хулиганить и прикалываться над окружающими. И наказывать за отсутствие в дневнике жалоб на поведение и записей о взысканиях.

- Ну и фантазия у вас, мисс. А дочь? Неужто Лили?

- Обязательно! Ей ты постараешься организовать жизнь, похожую на мамину, без магии в детстве, запирая её в собственной спальне. Но будешь ожидать пробуждения талантища в чарах и зельях. Братья, конечно, будут втихую её подучивать, но этого вряд ли ей хватит даже на год Хогвартса...

- ...потому, что больше всего её будет тянуть летать... Н-да... Но неужели ты не видишь ещё скелеты в моём будущесемейном шкафу?

- Так я оставила самую тёмную часть твоей натуры напоследок. Ещё одного сына будут звать Северус Драко.

- Да! Только ты забыла добавить Дадли Вернон Люциус Питер Том.

- Все твои враги так быстро покинут этот мир, что ты просто не успеешь насладиться расставанием.

- Поэтому Северус Драко Дадли Вернон Люциус Питер Том будет играть роль козла отпущения за их грехи...

- ...и будет каждые выходные жить в подвале в настоящей тюремной или даже пыточной камере. Услышав любое его имя, ты на рефлексе будешь кричать "Круцио!" Но он всё равно будет любить тебя за заботу о его излечении после разнообразных наказаний.

Помолчав, Гарри сказал:

- Бр-р-р. Ну и фантазия у тебя.

- В прошлом веке подобный сюжет никого бы не удивил.

- Понятно, магический мир для меня закрыт. А в маггловском мире можно меня было спрятать? Например, у тебя.

- Беда всё та же - кто-то будет знать, где ты.

- А если никто не будет знать, что я в бегах? Если я скроюсь ото всех?

- Узнают, и скоро. Часовые от Ордена несут вахту, а Грозный Глаз уже специально смотрел сквозь стены узнать, дома ли ты. Дальше - реже, но пару раз он точно Дурслей навестит, особенно если ты не будешь выходить из дома. Как только заметят твоё отсутствие, начнут искать, сразу станет известно остальным нашим, а вскоре и упивающимся тоже. И ещё. Извини, но я не верю, что ты сможешь даже недолго прятаться в-одиночку. Ты же никогда не жил самостоятельно, а такие неприспособленные всегда привлекают внимание. Без денег и взрослых документов ты мигом попадёшь на заметку полиции, преступникам, просто взрослым. И неизбежно получишь неприятности, и не только для тебя одного.

- Знаешь, по телевизору сериал про "Титаник" показывали, и я вдруг ощутил себя на нём. Только мне совершенно точно известно не только, что этот - "Дурсляник" - обязательно и независимо от моего желания утонет, но и дата его скорой гибели, тридцать первое июля. Так зачем мне её ждать на обречённом судне, рискуя утонуть вместе с ним? Вон, мистер Уизли придумал, как спасать Дурслей. Чистый авось тоже в самый последний момент! "Авось прАскочат, нЯбось нЯ тронут", - с дебильным лицом передразнил Гарри, вспомнив колоритного персонажа из какого-то пародийного клипа. - А ведь за домом уже следят, наплевав на кровную защиту. Так зачем мне оставаться у Дурслей? Что в этом хорошего?

- Чтобы за тобой только следили, а не нападали на тебя и тех, кому придётся взять на себя твою защиту до конца июля.

- Представь, моих спасателей перехватят упивающиеся? Или Волдеморт захватит Министерство, а мне никто об этом не сообщит? А вдруг Скримжер запретит Орден и всех арестует? Вот просто так.

Гермиона тем временем допила давно остывший кофе, встала, заодно забрав чашку Гарри, и спросила:

- Ещё?

- Нет, спасибо. Воды можно?

Она вытащила из холодильника большую бутылку с минералкой и по его согласному кивку поставила перед ним её и большой стакан, а сама неожиданно для Гарри забралась на подоконник с ногами и села вдоль него, махнув - ты сиди, мол, где сидел. Парень слегка передвинул и повернул стул, чтобы не выворачивать шею, если понадобится взглянуть на подругу.

- Я в детстве любила тут сидеть вместе с книжкой, когда мама что-то готовила. Она болтала о всяком разном... - Ненадолго прикрыв глаза, Гермиона вздохнула и вернулась к разговору. - Твои опасения насчёт Министерства правильные, но пока не злободневные. Давай как-нибудь потом о них, хорошо?

- То есть, наши знают, что враг знает, что дом Дурслей - ловушка для меня? И всё равно собираются держать меня в ней почти до её срабатывания, а потом спасать меня, рискуя жизнями?

- Как ты проницателен, о мой лучший друг.

- Но почему?! Можно же придумать что-то более безопасное. Или мне за неделю до срока просто улететь оттуда. Вот как сейчас. Неужели настолько мозги у всех закостенели?

- Что бы ты понимал... У каждого свои резоны, но могу намекнуть. Как ты считаешь, каково главное направление деятельности Ордена после возрождения Волдеморта?

- Борьба с ним, конечно, - и на вопрошающий взгляд Гермионы добавил. - Вредить упиванцам, узнавать и расстраивать планы, мешать приобретать союзников. Вот в таком духе.

- И это говорит человек, знающий пророчество полностью. А если подумать? Смотри, во времена твоих родителей Орден делал именно то, что ты сказал. Если бы не чудо по имени Гарри Поттер, то проиграл бы с треском. Делать то же самое - получится первая война с Волдемортом, дубль два. С тем же, если не более худшим результатом. С какой стати тем же людям, уже постаревшим и умудрённым, опять ввязывать в явно проигрышное дело? Должна быть причина, кроме веры в Дамблдора у некоторых избранных. Какая?

- Дамблдор рассказал им о пророчестве?! Но... Но это же должен быть секрет!

- Гарри, даже для волшебников утаивать от своих то, о чём знает и чем руководствуется в своих действиях враг - глупо. Естественно, все в Ордене знают первые два предложения оттуда. И смысл дальнейшего, в общих чертах. Нам с Роном тоже сказали перед шестым курсом, поэтому ты нас тогда не слишком удивил откровениями.

- И?

- Дамблдор, и давя авторитетом, и ссылаясь на итоги твоих столкновений с Волдемортом, сумел убедить всех, что пророчество ещё не исполнилось, а ты - его главное действующее лицо... Дальше сам додумывай, я тебе уже всё разжевала, будь любезен - глотай сам.

- Извини за занудство, я ведь примерно всё это так и понимал. Но... Пусть мне нельзя делать ничего привлекающего внимание, но разве нам не нужно хотя бы обсудить, что и как делать? Честно, я там с ума сойду от поганых мыслей и боли в шраме. Или втихую истреблю весь запас дядиного виски и сопьюсь... А если о моём отсутствии у Дурслей будем знать только ты и я?

- Предлагаешь именно мне взять за тебя ответственность? - опёршись локтем на согнутые колени и подперев ладонью щёку, Гермиона с интересом уставилась на скорчившего умоляющую рожицу Гарри. Выдержав паузу, она сказала: - Только при условии твоего полного подчинения моим указаниям.

- Обещаю! Ура! Меня посчитали!

- Со своей стороны обещаю разъяснять касающиеся тебя действия, - и Гермиона опять повернула голову прямо, профилем к Гарри. - Что ты хочешь обсудить?

- Можно ещё чуток позанудствовать? Вот откуда всем стало известно, что моя защита только до дня рождения? Даже я о её испарении узнал от Дамблдора всего год назад.

- Гарри-Гарри, не считай себя центром вселенной, а свои догадки на основе куска памяти - критерием истины. Память могли изменить, а догадки оказаться неверными, даже основанные на истинных фактах.

- А как определить, что память изменена?

- Проще всего, когда ты вроде бы помнишь, как вёл себя, но совершенно не понимаешь, почему ты так себя вёл. Или вспоминаешь непонятные случаи, когда всё происходящее вокруг - непонятно или глупо. Наиболее очевидно, если глупость случается в смертельно опасных ситуациях. Надо честно и не жалея умственных сил постараться найти ей объяснение. И только если не осталось никаких сомнений - считать коррекцию собственной памяти возможной, особенно если есть кто-то, кому она выгодна.

- А почему?

- Если в опасных ситуациях кто-то раз за разом совершает только глупости и ошибки, он долго не живёт. Обычно такие немедленно получают дарвиновскую премию.

- Что за премия?

- Выдающимся идиотам за избавление генофонда человечества от своего вклада в него. Так вот

- А пример?

- Твоё занудство минуту назад. Ну какой смысл прояснять второстепенный по сути вопрос? С каждым годом и ты сам, и все вокруг ведут себя всё дурнее, а ты всё ещё жив и более-менее здоров. И так идёт с самого начала твоей истории. Ты вон даже не поинтересовался подробностями, каким образом оказался у Дурслей, без вопросов принял и ни разу потом не задумался, каким образом после твоего первого "свидания" один на один, совершенно без живых свидетелей - Хвост никому ничего не рассказал - случившегося между тобой и Волдемортом сразу ВЕСЬ волшебный мир как по волшебству, извини за тавтологию, поверил в проигрыш Волдеморта.

- Ну и что, приютские - парни хваткие, первым делом, идя на дело, ставят подпись на входной двери "Здесь был Томми-бой", а после завершения добавляют подпись. Подписи нет - провал. Или он вёл репортаж по колдорадио.

- Смешно, но гораздо интереснее другое - всех не просто убедили в твоей победе, а в том, что она свершилась не в силу, скажем устроенной твоими родителями ловушки, а НЕМЫСЛИМЫМ и НЕВОЗМОЖНЫМ способом: ты получил аваду, отразил её и именно ей поверг Тёмного Лорда. Мало того, ты остался жив и у тебя именно от неё - все поголовно в этом зуб дают - остался выдающийся шрам. Слухи, конечно, разлетаются быстро. Но чтобы только на основании слухов или всего лишь заявлении кого-то там из Министерства по колдорадио или выпуска Пророка - а там наверняка не раз объявлялось о полной ликвидации угрозы упивающихся - выйти на улицы праздновать победу над тем, кто больше десяти лет таился в каждом тёмном углу и стал главным ужасом всех и каждого, надо быть полным отморозком уровня близнецов или твоего папаши с Сириусом. Ведь что есть? Двое мёртвых взрослых и их живой сын-малыш, которого сразу же спрятали ото всех. А чего нет? Нет тела Волдеморта, нет никаких свидетельств его поражения, кроме высосанных из пальца слов его противников.

- Идея! Чудо моего спасения включило всенародный автооповещатель и автоубеждатель о себе, любимом. Или по команде Министерства скастовалось заклятье подвластия на всех жителей "Верю в Гарри Поттера". Или заклинание "проверь историю Гарри Поттера".

- К счастью, массовых непростительных не существует. Кстати, с помощью магии невозможно получить сложную информацию, если её никто ещё не зафиксировал - на бумаге или в иной записи. За исключением разных ревелио с ответами "да" или "нет".

- Кстати, а как правильно произносить заклинание? Волдеморт ревелио, Тёмный Лорд ревелио, Том Риддл ревелио, кусок души Тома Риддла ревелио?

- Если бы они существовали, то вопрос прав или нет Дамблдор, что Волдеморт не умер, просто не стоял бы. Твоя чудо-версия годится лучше и даже объясняет почему этот механизм не сработал при возвращении Волдеморта, хотя свидетелей было до... много. Вообще, этим чудом начало истории твоего мальчико-выживальства не ограничивается. Там реально голову можно сломать, если выяснять подробности и пытаться их соединить вместе.

- Не просветишь хотя бы слегка?

- Рассказ МакГоннагал только у маленьких выжмет слезу, а чуть подумаешь - либо наведённый бред, либо все участники - сволочи бессердечные. Все говорят только, что они делали, а почему - молчат и улыбаются. Р-р-р... Вот откуда Хагриду, МакГоннагал и Дамблдору вдруг стало известно, где живёт ненавидящая всё волшебное сестра твоей матери? И почему все они, вместе с твоими тётей и дядей убеждены, что первое ноября восемьдесят первого года - рабочий день, вторник, если это был выходной, воскресенье?

- Продвинутый артефакт хроноотупитель? Их личное знакомство и хождение на рюмку чая к тётушке Мардж в мантиях, на мётлах, запросто и по-соседски правдоподобнее, пожалуй.

- Или история с мотоциклом Сириуса у Хагрида выносит мозг на раз - вот как бы он тебя доставил к Дурслям без этого транспортного средства? Наверняка не пешком, так зачем он целые сутки со скоростью бегуна трусцой преодолевал пару сотен миль из Уэльса до Сюррея на байке? Он что, над каждым волшебным домом круг почта делал, спускался, выпивал стаканчик, предъявлял тебя со шрамом вместе, утирал скупую слезу и дальше летел, даже не покормив тебя? Даже волшебники так не делают. Уизли живут всего-то раза в полтора ближе, до них, ты говорил, вы долетели за час.

- Ты недооцениваешь Хагрида. Он гораздо лучше мистера Уизли провёз меня на поездах по обычному миру от побережья до Косого переулка. Мог меня и на попутках довезти до Дурслей. Так что не удивлюсь, если твои саркастические измышления окажутся почти истиной. Хвастун он, ты сама это знаешь.

- Ладно, мистер внезапный здравый смысл, может ты и прав, но я уже почти плюнула на твои перепитии, тем более меня, увы, даже на себя саму не уверена, что хватает. Так почему тебя ни с того, ни с сего вдруг озаботило, как стало известно другим то, что известно, опять извини за тавтологию, множеству людей не только из Ордена. Да как угодно, и без магии, и с нею - Хагрид проболтался по пьяни, кого-то допросили и стёрли память, Снейп выслужился и рассказал или в Ордене есть ещё шпион, в конце-то концов. Знают трое - знает и свинья.

- Дамблдор говорил, что пропадёт защита. Моя или дома?

- И это спрашивает человек, которого неоднократно и разнообразно пытали, били магией, и не только ей. А ещё чудом не убили только полторы дюжины раз? - пожала плечами и покачала головой Гермиона

- Значит, дом. Но ведь на него можно установить другие охранительные чары, которые длятся за пределы моего дня рождения?

- Можно. Только поздно пить боржом. Раз ты сам плюнул на подробности и не спросил Дамблдора, то не рассчитывай, что я или кто-то другой сделали это вместо тебя. За тебя принимают решения другие - Дурсли, Дамблдор, Рон, я, МакГоннагал, Малфой, Снейп, Волдеморт - а ты покорно, не думая, всё выполняешь. Но даже в редких случаях своего выбора делаешь ты его совершенно без участия головы. Я понимаю и не осуждаю, когда времени нет, но даже когда у тебя его полно, ты тратишь его чисто на переживания по поводу и без оного... Честно? Бесит. В остальном ты, извини, ленив и нелюбопытен. Точнее, ты альтернативно любопытен - лезешь в непредназначенные для тебя чужие воспоминания, если это не требует от тебя умения думать, и одновременно глубоко равнодушен к опасностям в своей или близких тебе людей жизни. Наверное потому, что надо тогда прилагать усилия, чтобы понимать то, о чём спрашиваешь. А потом придётся что-то делать, ведь другие не поймут - знал и ничего не делал.

Вроде бы обидные слова Гермионы почти не влияли на Гарри. Они описывали хоть и его, но его из прошлого. Его футлярного. Или лучше сказать - в скорлупе. Оставалось только надеяться, что процесс вылупления невозможно повернуть вспять. Даже магией.

В её тоне отсутствовала привычная напористость и убедительность. Казалось, что её слова идут не от души, а по обязанности, и выдаёт она давно сложенные на полки памяти сведения, от долгого хранения потерявшие взрывную силу, как лежалый и отсыревший порох. Его идея получить в лице Гермионы того, кто за него сможет додумывать мысли, в которые он сам просто был не в силах вникнуть после травмы, вроде бы работала. Хоть как-то.

- Тогда, наверное, хватит обсуждать меня и Дурслей.

- Забыла спросить, что насчёт твоего обещания Дамблдору?

- Я вам с Роном сказал "ненадолго". Полтора месяца вместо пары дней или на крайний случай недели - это слишком. Кстати, Рон за вас обоих тоже обещал вскорости забрать меня от Дурслей.

- Обещанного...

- ...три года ждут. Но...

- Гарри, скажи мне, когда и кого, может быть за слабым исключением Дамблдора, реально волновало твоё душевное состояние?

- Рона! Он прилетел на фордике спасать меня!

- Когда Дамблдор проявил беспокойство о твоём состоянии и сообщил семье Уизли твой адрес, то есть, разжевал и в рот положил. А то и заклинанием помог, то ли ему, то ли фордику. Все остальные годы Рона твоё состояние не волновало.

- А как насчёт тебя? Ты очень скромна о себе.

- Я?.. Честно, сейчас совершенно нет настроения говорить обо мне. Потом как-нибудь. Лучше подумай - много ли ты сам, джентльмен, прости господи, интересовался реальным житиём-бытиём дамы? Как зовут моих родителей? Ты хоть раз меня с днём рождения вовремя поздравил, а?

Гарри отвёл взгляд и покраснел от стыда за свою постоянную забывчивость. Он всего лишь пару раз покупал Гермионе подарки, да и то, много позже даты события. И про Ронов день рождения вспоминал только из-за напоминаний о готовящейся вечеринке. Зато подарков на свой день рождения всегда ждал с нетерпением.

- Ты не расстраивайся особо. Идеальных друзей очень мало, у каждого своя жизнь, и помимо дружбы есть другие привязанности и интересы. Это не оправдание, а констатация. Других изменить почти невозможно, а вот себя... Я понимаю, что тебе отбили охоту проявлять заботу о близких. Но... Это только у животных почти невозможно переучить вбитый рефлекс, а человек много раз в жизни может сменить привычки. Причём сам, по собственному желанию. Не зацикливайся на себе, и почаще думай о других, представляй себя на их месте. Улыбайся, проявляй чувства. Хочется Рону не только руку пожать, но и обнять - обними. Близкую подругу - меня то есть - после долгой разлуки или от большой радости можно и в щёчку чмокнуть. Хорошо знакомым, но не таким близким, Флер, например - не помешает ручку поцеловать при встрече или в качестве поздравления. Никто не обидится, а наоборот, оценят.

Гарри не понял почему, но ответ вырвался как бы сам собой:

- Тогда я прямо сейчас на тебе потренируюсь, - ему сразу захотелось забрать непонятно с какой стати вырвавшиеся слова. Но не закрывать же себе рот по-детски, ладонью.

- Какой ты смелый, жаль что только на словах...

Гарри встал и подошёл вплотную к соскользнувшей с подоконника подруге. Они совсем недавно обнимались в виде приветствия, но одно дело - обнять в ответ, и совсем другое - проявить инициативу. Да ещё её взгляд. Вроде бы поощрительный, но одновременно отстранённый и... Оценивающий? Тело одеревенело, и объятие получилось неуклюжим, никакого сравнения с предыдущим. А уж мокрый клевок ей в щёку - вообще стыдоба. Гермиона пожалела его, сама обняла и сказала:

- Приветственно целуются не так. Легонько взаимно касаются щеками и чаще даже изображают поцелуй вбок. Попробуй.

Гарри попробовал, сначала левой щекой, потом правой.

- В две щеки чаще целуют очень близких женщин, родственниц, по крови или браку, сестру, свою или жены, жену брата или друга. Можешь свою официальную девушку...

- А невесту? Или жену?

- На людях - в губы. А наедине - куда между вами принято.

- Личный опыт?

- Есть применимое не только для ловли снитча умение - наблюдательность.

- Чую, дуришь ты меня, подруга, со страшной силой.

- А даже если и так, тебе от этого очень плохо?

- Наоборот. Мне всё лучше.

С каждым мгновением в объятьях Гермионы Гарри всё более успокаивался, бездумно вперив взгляд через её плечо в окно, в зелень кустов и деревьев заднего двора. И вдруг понял, что его последние слова - чистая правда. Он не расслабился, а возбудился и стал получать удовольствие от прижатого тела Гермионы. Чтобы окончательно не оконфузиться, Гарри отстранился и сказал:

- Спасибо.

- Пожалуйста, - Гермиона на мгновение прижалась и сама поцеловала его в ту же щёку, что и два года назад, на Кинг-Кроссе.

- Тренировка окончена?

- Посмотрим... Кстати, ты вино будешь? В твоём состоянии полезно красное. Есть столовое, домашнее, из Франции.

- Кутить так кутить, давай.

- Так, держи стакан, и вот тебе, тут больше половины бутылки. Мне тоже не помешает стакан белого. Иди в гостиную, можешь включить телевизор или радио. Я добытый тобой летающий инвентарь приберу и приду.

Глава 2.

Гарри наткнулся на музыкальный канал и оставил его фоном. Ещё у Дурслей он взял в привычку смотреть на радостные лица поющих, яркие краски и мельтешение кадров. Даже при отключенном звуке, они позволяли отвлечься и слегка поднять настроение.

Обучение приветствию наконец позволил ощутить и осознать, в чём заключается странность состояния Гермионы. И он не нашёл ничего лучшего, чем выпалить ей в лицо:

- Я тебя с трудом узнаю. Ты какая-то тусклая, как будто перегорела.

- Запоздалая бдительность? Ладно-ладно. Убедись, что я - это я. Спроси что-нибудь, - спокойно сказала Гермиона, даже не затормозив по дороге к креслу. Усевшись, она пригубила из полного стакана и поставила его на широкий деревянный подлокотник. Гарри уселся в угол дивана, а свои ёмкости поставил на журнальном столике рядом, только руку протянуть.

- Чем ты подпалила мантию Снейпа на первом квиддичном матче?

- Голубеньким огоньком. Я его тогда в специальной склянке с собой таскала. Правильно?

- Да.

- На будущее, люди легко забывают, что было годы назад. Надо спрашивать известное только двоим. Например, куда мы перенеслись из больничного крыла после трёх оборотов на артефакте для спасения Сириуса?

- В коридор рядом с большим залом, почти к самим себе тогдашним, идущим к Хагриду...

- И учти - вот этого действительно не знает никто, кроме нас с тобой. А тот огонёк видели многие... Если устал, можешь прилечь на диван, не обижусь.

- А если придут родители? - Гарри слегка сполз вниз по сиденью и развалился в уголке дивана, всё же не решившись лечь на него в неснятой обуви.

- Они... Они уехали... Далеко. Я здесь совсем одна. Ложись, если было сотрясение не стоит перенапрягаться. Ты как, кстати, нашёл меня?

- О, там целая эпопея получилась. Нашёл твой телефон и адрес в телефонной книге среди Грейнджеров, хотел звонить, но от Дурслей побоялся, а из таксофона - маггловских денег нет. Решил, что к лучшему - а вдруг подслушивают и твой телефон тоже? Взлетел, и тут понял, что не понимаю куда лететь.

- ...не почтовая сова. На местности ни названий, ни номеров сверху не видно.

- В точку! Я хотел сказать - внизу нет железной дороги с Хогвартс-экспрессом. Заодно, кстати, перестал себя упрекать, что ни разу не решился улететь от Дурслей к тебе или Рону на метле в предыдущие годы. Вернулся к Дурслям и раздербанил заначку тёти и дяди с бесплатными туристическими картами, они их в отелях и на бензоколонках набирали. Ох, и намучился, пока научился понимать, куда лечу. И как маги попадают куда надо даже ночью? Не понимаю.

- С помощью магии, конечно. Как же ещё?

- Объяснила, называется.

- Тебе всегда хватало такого объяснения. Хорошо-хорошо, объясню проще. Я не знаю какого рода придурочная магия применяется гоняющими на мётлах придурками для попадания в нужное им место. Превращают задницу в компас или на глазу рисуют прицел "лети туды" - мне плевать. Я - аппарирую. Если в этот момент лечу, то вместе с метлой.

- Совсем другое дело! Это по-нашему, по-бразильски! Тьфу, по-гриффиндорски!.. Мётлы мешали, конечно, но я приспособился. До тебя лететь-то гораздо ближе, чем до Норы. Но я всё равно поплутал, и только когда сосредоточился, получилось найти твой дом. Первоначально вообще хотел покружить, в окна позаглядывать, но тут ты вышла. Защита?

- Да, после первого курса Дамблдор установил, а я, как стала совершеннолетней, подновила и кое-что добавила. Конфундусы, в-основном. Ты входишь в список, но нужно проявить серьёзность в намерении повидать меня. Тебе повезло, я не знаю, вернулась бы сегодня и когда. Хотя перед выходом что-то ощущалось, наверное сигналка так давала знать о твоих маневрах, но раз ты свой, то не на уровне тревоги. Она ни разу не срабатывала, вот я и не знаю как ощущается работа. "Вы или ваши родители непременно поймёте, когда заработает сигнализация".

- Или у тебя пробудилась интуиция.

- Не смеши. У женщин интуиция не предусмотрена, у нас есть чувствительность к окружающим, особенно к детям, а интуиция должна быть у мужчин, чтобы не стать обедом для волков или львов на охоте. Мой дедушка Джереми во-многом благодаря ей остался жив на двух войнах... И?

- Так всё, собственно, летел-летел и прилетел.

- Ладно, Гарри. Выкладывай начистоту, зачем я тебе понадобилась? С мелочами ты раньше вполне справлялся сам.

- Смерть Дамблдора - мелочь?

- Не мелочь, но и не повод впадать в оцепенение. Тем более, для тебя смерть в конце года уже традиция, должна привычка образоваться.

- Не шути.

- Если без шуток, мне тоже плохо было после его смерти. Он не только твоим наставником был. Ты же не для того явился, чтобы обсуждать тонкости применения заклинаний или предложить нам резко стать мастерами магических дуэлей?

- От тебя ничего не скроешь... А нам действительно не нужно ничего нового изучать?

- И ты туда же. Сам видел, к чему подобное увлечение привело Волдеморта, и всё равно, готов идти по той же кривой волшебной дорожке.

- А чуток разъяснить тупому мне?

- Наша общая беда - зацикленность на волшебстве как способе решения всех проблем. Если маг не знает или у него не получается, то единственным способом решения считается поиск и применение подходящей магии. Мозги отдыхают...

- Так мы же маги!

- Маги, маги... Понимаешь, Гарри, того, что мы знаем и умеем в магии достаточно, чтобы влёгкую превзойти все достижения Иисуса Христа. А с более современной точки зрения тот, кто владеет хотя бы одним из большинства наших заклинаний может претендовать на титул супермена. По каждому такому варианту написаны сотни, если не тысячи книг - сказки, фантастика, мистика, оккультизм, богословские даже. В них разобраны разные, иногда совершенно неизвестные нам способы использования одного-единственного с нашей точки зрения заклинания. Вместе с мыслимыми и немыслимыми последствия их использования. Но волшебники и тут отличились. Вместо одного одного заклинания мы делаем десятки его вариантов. Тот же конфундус - для каждого варианта использования он свой, своя формула и движение палочкой. Или варианты очищающих или ударно-взрывных. Жизни не хватит, чтобы в совершенстве освоить даже то, что мы знаем и как-то применяем сейчас. Разве что понять несколько основ... Но для этого нужна голова. У тебя с ней как? После всего рассказанного.

- Я стал думать, - не дождавшись ожидаемой колкости, Гарри продолжил уже увереннее. - Мне слишком многое непонятно стало вокруг, и в моей жизни. В смысле, и сейчас, и в прошлом... Ты правильно сказала - чем дальше, тем всё вокруг страннее.

- И что? Многие так живут. Можно сказать, не приходя в сознание до гробовой доски.

- А я больше не хочу. Понятно, что кроме как с тобой, мне не с кем поговорить в надежде получить понимание. Хоть какое-то. Не хочу ошибиться в том, что надо делать.

- Сомневаешься, что Волдеморт - зло, которое не имеет право на существование?

- Нет! В этом нет. Но... Но я не уверен насчёт добра. Особенно в отношении Министерства. Оно мне всё больше напоминает "меньшее зло" из поговорки. Но ведь зло!

- Только за привычку сначала бросать в Азкабан без расследования, просто по недовольству какого-то чиновника и оставлять там пока кто-то не заступится, я согласна считать Министерство преступной организацией. Но тогда все чиновники, и милейший Артур Уизли в том числе, должен быть наказаны за прямое или косвенное пособничество злу. Или нашим можно пособничать злу, а не нашим - ай-я-яй?

- А может быть лучше будет как бы "помочь" Тому ослабить или вообще уничтожить бомльшую его часть?

- Ого! Какие революционные мысли! Ой, нет, извини. Какие традиционно британские консервативные мыслию "У нас нет союзников, только интересы". Квинтэссенция - стравить врагов и набрать трофеев с их тяжело раненых или мёртвых тел. Только для этого нужно недоступное для них место, образно говоря, пальма, с которой мудрая обезьяна может невозбранно следить за битвой двух тигров. И дубина, чтобы дать по мордасам, если тигры вдруг решат подзакусить обезьяньей плотью. У тебя пальма с дубиной прямо в этом вот рюкзачке заныканы?

- Смейся-смейся над наивной мечтой прекраснодушного героя. Ты говорила, что непонятнее становится сейчас. Но ведь и в прошлом, даже если отвлечься от рассказанной тобой сказочки обо мне, тоже слишком много странного.

- Что ж... Тогда начни по порядку, с прошлого. Что там тебя сильнее всего беспокоит?

- Я... Я не понимаю... Почему мои родители вели себя так глупо?

- Тем что положились только на фиделиус?

- Да! А я потом чуть-ли не каждый год узнаю, как им можно было спрятаться или сбежать от смерти. Мантия-невидимка оказалась не дома, а у Дамблдора, мётлы, камин, аппарацию или порт-ключ не использовали, да ещё про пресловутый исчезательный шкаф мистер Уизли так меланхолично заметил, что тот был очень популярен в прошлую войну. Популярен, чёрт возьми! И ничего, кроме шага внутрь делать не надо, а мои родители упёрлись в фиделиус, да ещё хранителем сделали не себя... Как бараны, прости Мерлин.

- Да уж, не у меня одной тараканы...

- Ты о чём?

- Да так, извини... Действительно, всё казалось просто и трагично в своей простоте, настоящая древняя легенда. Родители прикладывали все силы и для победы, и для твоего и своего спасения, но героически погибли из-за предательства друга. А потом ты видишь подробности, где храбрость неотличима от глупости, где героизм воспринимается не как высокое деяние, а как безуспешная попытка исправить свою же непредусмотрительность, где смерть дураков, оставивших младенца расхлёбывать нерешённые ими проблемы и снова воевать в проигранной ими войне, выглядит заслуженной. Так?! - Гарри не заметил, но голос Гермионы в этом монологе всё усиливался, и вопрос в конце заставил его вздрогнуть.

- Н-нет. Всё не так. Не совсем так. Я не обвиняю родителей, сам косячил как бы не хуже... Даже не знаю как это правильно сказать. Это не разочарование, а что-то такое... Пропала простая детская картинка, когда старшие непогрешимы. Я очень боюсь, что если бы они остались живы, то могли оказаться совсем не такими, как я их воображаю. Например, гораздо ближе к Дурслям, чем к Сириусу или Дамблдору.

- Это хорошо, что ты не русский.

- Это как?

- Они зациклены на своих извечных вопросах "Кто виноват?" и "Что делать?" А для тебя минимум половина из них неактуальна.

- Надеюсь ты имела в виду не вторую половину.

- Надежда умирает последней. Кстати, а как твои дорогие родственники влезли в размышления?

Гарри с трудом начал воспринимать Дурслей как людей, а не как неприятные обстоятельства, от которых, как от плохой погоды, невозможно запросто избавиться и нужно просто перетерпеть. Или спрятаться. Он глотнул воды и попытался объяснить недавно пришедшую ему в голову мысль.

- Когда я думал о своей жизни, то и о них тоже. Мне вдруг пришла в голову картинка, что некий бандит пришёл в ним дом. И когда я задал себе вопрос, а пожертвовали бы дядя и тетя своими жизнями ради Дадли? И понял, что - да! Получается, что по единственному наверняка известному мне о родителях деянию они похожи! А вдруг и в реальной жизни было бы так? И что самое поганое, если бы я жил как Дадли, то сейчас нас бы было не отличить. От одной мысли трясёт...

- К моему счастью, ты не такой. Но удивил, не ожидала. Можешь что-то ещё добавить?

- Конечно, может быть тут я фантазирую, но мне пришла в голову ещё одна причина их нелюбви ко мне. Всё же они в обычной жизни весьма расчётливые и предусмотрительные люди. Скидки там, купоны, экономия, выгоду любую стараются не упустить. Только со мной срываются.

- Ты о чём?

- О количестве спален в доме. Их четыре: тёти-дяди, Дадли, гостевая и ещё одна. В которую перед первым курсом переселили меня из чулана.

- Они планировали двух детей? - тут же уловила его мысль Гермиона.

- А место их второго сына или дочери занял я. Подкидыш.

- Похоже. Естественно, подобный упрёк даже они не позволяли себе высказать вслух. Но всё время подразумевать - могли... Кстати, я могу рассеять твои страхи, что Джеймс и Лили сошли с ума или резко поглупели под фиделиусом. Я не изучала - не разорваться же мне - но похоже, что аппарация и остальные быстрые магические перемещения вредны для детей.

- Подземный ход? Метла?

- Давно умный стал? В любом применении чего угодно надо тренироваться. И всё равно нападающий имеет фору. И вообще, посмотри на себя для начала. Ты ведёшь себя абсолютно как они. Где твой исчезательный шкаф про запас для последнего шанса? Где тренировки по готовности к отражению внезапного нападения? Почему ты бросился мстить Снейпу, не надев мантию-невидимку? Какого - я не знаю чего - ты каждый год идёшь сражаться без неё?! Самый сильный стал? Почему ты вообще к уникальному артефакту, наследству отца, единственной вещественной памяти о нём относишься как к дешёвой игрушке, которую можно забыть, бросить где попало, потерять? Поменьше пафоса, герой, побольше внимания к обычной жизни, и ты сможешь снизойти до простых людей... Кроме того есть совершенно независящее от намерений и сообразительности твоих родителей объяснение случившемуся. И даже не одно, можешь выбрать себе по вкусу. Идея первая - пророчество желало избавиться от них, чтобы не мешали твоей встрече с Волдемортом, и навело момрок на всех вокруг.

- Что-то не лежит у меня сердце к этой мистике, слишком Трелани отдаёт.

- Согласна, но сказать я была обязана, тем более Дамблдор в это верил.

- Ух ты! А во что он не верил?

- Я бы выразилась не так - упомянутое он считал причиной, а второе - следствием. Ты сам можешь о нём догадаться, если ответишь на простой вопрос: "Что общего между поведением Джеймса и Лили Поттеров и Молли и Артура Уизли?"

- Они не обращали внимания на очевидные несообразности вокруг?

- Горячо. А точнее - кто общий присутствовал в их домах?

- Точно! Питегрю! Ну Хвост, ну сволочь! Он всех конфундил, получается.

- Да. Конфундус в громадном множестве его вариантов - главные чары волшебного мира.

- Но неужели нельзя понять, что ты под конфундусом, расколдоваться, наконец? Вот заклятье подвластия, непростительное, а сбросить можно даже без палочки, силой воли..

- Тебе не стоит слишком уж надеяться на свою невосприимчивость к империо. Ты вполне мог быть под ним же с установкой не поддаваться приказам при наложении на тебя того же непростительного другим человеком.

- Да уж... Но кто мог это сделать? Директор?

- Нет, Дамблдор не мог. А вот Снейп по его приказу...

Гарри ошарашило. Но в отличие от недавнего времени, он не стал переживать, а тут же предложил:

- А давай меня испытаем. Сначала попробуешь снять то, что есть на мне, а потом наложишь. Я даже напишу тебе разрешение.

- Хорошо, сделаем, но не сейчас и не в первую очередь. Мы о конфундусах говорили. Они потому являются основой волшебного мира, что уже находясь под их воздействием, невозможно понять, что ты околдован. Это как сон, во сне невозможно понять, что ты спишь. Множество типов конфундусов невозможно определить магически, как и непростительные. Оконфундить можно человека, механизм, артефакт, воспрепятствовать созданию заклинания или испортить уже наложенные чары. И может быть даже проклясть должность профессора ЗОТИ в Хогвартсе. - Бросив взгляд на парня, Гермиона добавила. - И точно так же как сну, конфундусам подвластны все, от маггла до великого волшебника.

- Что, и Волдеморт тоже?

- Да. Вспомни - большинство основанных на отвлечении внимания защит домов, я уж молчу про фиделиус, даже для него непреодолимы в лоб.

- Точно. Значит, когда Фадж и Снейп говорили, что нас заморочил Блэк, то они имели полное право в это верить?

- Чисто формально - да. Но конкретно там они жульничали и приписывали конфундусу действие второго непростительного. - И на вопросительный взгляд Гарри пояснила: - Конфундус не даёт что-то заметить или понять, но не может заставить признать за истину то, что нужно тому, кто морочит. Максимум что мог сделать Сириус, если бы был преступником, это оконфундить нас, чтобы мы не обращали внимание на его вину или на опасность нам от него. Но утверждать его невиновность просто так, без доказательств, мы могли бы только под заклятьем подвластия. Которое можно снять и спросить нас ещё раз. Но... Кстати, если разумные люди постоянно делают что-то глупое, то в первую очередь надо предполагать применение конфундуса. И всегда стоит анализировать своё прошлое поведение, особенно когда понимаешь, что ты упускал какое-то очевидное и простое решение проблем. Например, уже упомянутый Питегрю вполне может быть мастером даже беспалочкового конфундуса, и наше поведение при его поимке начинает смотреться тем, что оно есть на самом деле - чередой действий в состоянии помутнения разума.

- И я в этом году страдал дурью, вместо того, чтобы просто взять и за один день покончить со слежкой за Малфоем с помощью карты и мантии-невидимки?

- Именно. Всё, кроме квиддича, было у тебя по остаточному принципу. И не только в этом году. У меня, к сожалению, дури тоже хватало. И хватает... - почти прошептала последнее слово Гермиона. - Кстати, я тут рассказываю-рассказываю. Но мы же это всё проходили... Так, судя по наивно-недоумённый взгляду, Гарри Поттер в своём репертуаре - вынул знания из головы и навсегда подарил их экзаменатору в обмен на оценку.

- В учебниках слишком много мутной воды, а у тебя сейчас - и интересно, и самая суть. Зато моя голова осталась свежей, а не забитой бесполезной ерундой, - Гарри уловил признаки начала головной боли от упавшего настроения, но вовремя вспомнил рецепт - бодрость духа. Он решил чуть отвлечься от своих проблем и заодно растормошить всё ещё слишком отстранённую Гермиону. - А не как у некоторых "чиризывычайно" умных.

- Это на кого ты намекаешь? - тут же приняла подачу подруга.

- На тебя, конечно. умница ты наша. Постоянно читаешь "Историю Хогвартса", а как оказываются нам нужны оттуда действительно важные сведения, то то ли ты их не помнишь, то ли их там попросту нет. Если это история Хогвартса, то почему в ней нет перечня достижений директоров или даже намёков на существование тайной и выручай комнат? Да даже о том, что всё в Хогвартсе делают домашние эльфы ты узнала не из книги, а только совершенно случайно в начале - трам-пам-пам! - ЧЕТВЁРТОГО ГОДА обучения.

- Как тебе ни странно, но соглашусь. Да-да, и я не идеальна, и мир вокруг что-то не сгибается под наши представления, - по-прежнему глядя в окно, меланхолично отмахнулась девушка. - Остались ещё претензии к этому талмуду?

- Остались. Причём злободневные, как раз ради порученного мне дела.

- Тогда не тяни кота за хвост.

- Нужны описания и изображения всех известных артефактов основателей Хогвартса.

- Увы, огорчительно, но ты прав, что в "Истории Хогвартса" отсутствует эта полезная для наших дел информация. Зато конфундус на обложке держался годами.

- Зачем?!

- Чтобы читать всё что угодно безо всякого любопытства окружающих. Кстати, не обязательно искать всё в "Истории Хогвартса", есть иной способ получить почти любую информацию о Хогвартсе. Не торкает? И нет, это не библиотека. Подскажу, мы там половину пятого курса провели.

- Выручай-комната, там можно заказать любую книгу. В том числе с описаниями

- Если такая книга была в Хогвартсе.

- Нам нужно посетить школу.

- Молодец, уже начал строить планы действовать. Но мы чуток погодим, подумаем. А вдруг нам ещё там что-то нужно? Кроме того, надо договорится с МакГоннагал, и некрасиво за её спиной, и может понадобится её помощь. Но она сейчас занята с Министерством. Вообще непонятно, будет ли учёба? Если больше половины откажется, то могут всем посоветовать найти школы за рубежом или младшим пойти с мелкие школы. Ладно, заболталась я. С прошлым разобрались?

- "В первом приближении", - на недоумённый взгляд не ожидавшей таких слов от него Гермионы быстро разъяснил. - Фраза понравилась, хоть я наверняка не понимаю всего смысла.

- В какие же опять неведомые дали желает ваша мысль проникнуть, чтоб постичь?

- Чего постичь?

- Какой ещё вопрос постигнуть ты желаешь, о алчущий плода запретного со древа райского?

- А, ты мне так тонко намекаешь? Хорошо. - Вопрос был болезненным и одним из самых важных сейчас. - Дамблдор... Почему Дамблдор относился ко мне... так?..

- Как так?

- Пренебрежительно. Как к несмышлёнышу, которому можно ничего не разъяснять, а только говорить, что делать.

- Я-то думала, что у тебя что-то сложное, а не смешная ерунда на постном масле.

- Ничего не понимаю. Как так ерунда? Объяснить можешь? А то мне все это его недоверие и секреты как кость в горле.

- Могу, но у меня догадки и версии, поэтому хочу попросить об ответной любезности.

- Да, конечно. Что ты хочешь?

- Скинешь мне воспоминания обо всех своих разговорах с директором?

- У тебя есть думосброс как у Дамблдора?

- Угу, сделала. Я даже его улучшила по образцу омнинокля - замедление, повтор, остановка. Правда твой подарок на кубок мира угробила ради этого.

- А зачем тебе воспоминания? Я же рассказывал.

- Не всё и не всегда. И без подробностей. А мне хочется понять, насколько он действительно был с тобой откровенен, что говорил прямо, какие оставил намёки. И только тогда я смогу подтвердить свои догадки или найти другое объяснения. Короче, мне нужны факты.

- Договорились.

- А сейчас обещанный ответ на твоё непонимание. Если коротко - ты, точнее, твоё отношение к жизни. Да я уже говорила. К тебе он относился так и рулил твоей жизнью потому, что ты этого хотел. Ни разу ты не не взбунтовался по-настоящему, не захотел иного.

- Но я же ребёнок был.

- Ой, не надо. Я говорю не о взрослости, а о самостоятельности и независимости в мыслях и поступках. Если бы у тебя появилась цель, желание достичь чего-либо, ты бы получил от Дамблдора и свободу делать по-своему, и необходимое содействие. Он, я думаю, даже ждал от тебя чего-то такого.

- А пример можно?

- Ты мог бы захотеть хотя бы повторить магические достижения своего отца, создать артефакт наподобие карты Мародёров или стать анимагом.

- А когда? Турнир, Амбридж...

- ...а также квиддич и особенно капитанство в нём - самая веская причина не развиваться.

- А ты сама? - слегка обиделся Гарри.

- Я? Ну, смотри.

Гермиона закрыла глаза и замерла в кресле без слов. Примерно минуту ничего не происходило, а потом она стала уменьшаться, искажаться и затуманиваться. Гарри протёр глаза под очками, а когда проморгался, на сиденье стоял бобёр, хотя нет, наверное бобриха, и принюхивалась, смешно вертя мордочкой и скаля зубы. На попытку Гарри встать животное сверкнуло глазами, примерилось зубами к деревяшке на подлокотнике, но передумало, крутанулось разок и снова замерло. Обратное превращение прошло быстрее, и наконец в кресле как ни в чём ни бывало сидела Гермиона.

- Как видишь, смогла. А мой думосброс не намного уступает карте Мародёров.

- Как?! И ты ничего не сказала?!

- Зачем нарушать квиддичную гармонию твоего внутреннего мира? Тем более, что мой зверёк малополезен, и я всё ещё очень долго перекидываюсь. Увы, не МакГоннагал, не могу это сделать в любой ситуации.

- Всё равно - грандиозно! У воды можно незаметно смыться или переплыть реку, озеро, рыбу поймать... - Гарри подумал и со вздохом признал: - Ты права, конечно, свободного времени в Хогвартсе у меня было больше, чем у тебя. Я бы тоже смог, если бы захотел.

- Рада, что ты хотя бы понимаешь. Есть и другие примеры, когда нужно было всего-то не щёлкать клювом и хватать то, что под носом. Вот ты, великий зельевар, почему ты не сварил Феликс Фелицис? Или не попросил за деньги Слизнорта или не заказал через него? Да, ты родился я уж не знаю в каком количестве рубашек, а может быть жертва матери подарила тебе немыслимую для других удачу. Но неужели ты считаешь, что удача не нужна тем, кто рядом с тобой? Ты вёл себя даже не как репортёр-оператор, а как его телекамера: "всё вижу, но делать ничего не желаю". В магическом мире почти всё может стать оружием или спасением от смерти, но только если ты стремишься воспользоваться предоставленными судьбой шансами.

- Но неужели нельзя было по-другому, не бросать меня против Волдеморта без всякой специальной подготовки?

- Ты не пуп земли и не исключение. Миллионы людей с подготовкой гораздо хуже, чем у тебя, объявляли избранными на защиту родины и отправляли воевать. У тебя шансы точно больше, чем у пехотинца с винтовкой без патронов в чистом поле против догоняющего танка. При попадании без заранее поднятой защиты любое заклинание, кроме легилименции и заклятья подвластия, действует на любого мага как положено. Даже Волдеморта можно защекотать риктусемпрой, или сделать ему ватными ноги. Попадёшь - победишь.

- А меня нельзя было заставить или растормошить?

- Тебя каждый год так тормошили, что чуть не убивали. И что? Вспомни, когда ты стал учить патронус? Весной? Всего-то полгода воздействия, и до тебя наконец дошло, что неплохо бы защититься от дементоров. Запредельный темп реакции, не правда ли? Говоришь, заставить? Волшебников нельзя заставлять что-либо учить, а то может случиться всё наоборот.

- Как это?

- У магглов это истерика и прочие психические расстройства от стресса, от острого нежелания, а у нас может сработать спонтанная магия с очень нехорошими последствиями в виде вреда как себе, так и другим. Например самообливиэйт, когда ужасные или невыносимые воспоминания замещаются на безобидные, но имеющие мало отношения к реальности.

- Я считал, что маги более устойчивы ко всей этой психике.

- Порог срабатывания повыше, а ещё есть врачебный обливиэйт - главный метод решения подобных проблем у магов.

- Да уж. Получается, без желания магия не только не сработает, но она и не выучится.

- Именно. Кроме того, Дамблдор был против навязывания тебе дополнительного обучения магии. Только по твоей инициативе.

- Почему?

- Не знаю. Подозреваю, что дело именно природе магии и её ограничениях. Но это совершенно отдельный разговор, потом как-нибудь.

- Похоже, мне надо всё переварить.

- И вместе посмотреть твои воспоминания о директоре. Но не сейчас. Настроится надо... Кто тебе ещё непонятен?

Гарри не стал отвечать "Ты", хотя его очень подмывало. Но нет, пока не стоило проявлять гриффиндорство. Может быть позже, и вряд ли сегодня.

- Из важных - Министерство и Волдеморт. Чего хотят?

- Министерство и министры - там по сути примитивная борьба за власть, но накручено так, что надо очень долго разъяснять, - Гермиона задумалась и, решив что-то про себя, вынесла вердикт: - Обещаю, но давай отложим, это не горит, пока они соблюдают нейтралитет. А про Волдеморта - что тебя в нём не устраивает?

- Так и хочется сказать - всё. Мне непонятно, чего он вообще хочет? Почему он, возьмём самый свежий пример, после убийства Дамблдора не появился в Хогвартсе и не захватил его?

- Продолжай, не надо сбиваться с мысли, я потом отвечу

- Нам говорили, что он - маньяк-убийца, помешанный на силе и желающий власти. Но он и до убиения об меня, и после возрождения что-то не стремится во власть. Малфой с гораздо меньшими силами и возможностями был почти министром. Если нужна власть, то вложи чуть больше усилий - и готов карманный министр. С его-то умом и обаянием он сам мог им стать в гораздо более раннем возрасте. Непонятно. Количество его жертв слишком мало для помешанного на убийствах. Самолично, после возрождения - только Амелию Боунс. За год! И то, только по слухам. Совсем не заботится о репутации. С силой тоже странно. Олливандер говорил, что его деяния были ужасны, но велики. Казалось бы, ему о них надо кричать, поднимать свой магический авторитет, народ агитировать, но кроме выживания после рикошета авады от меня и дуэли с Дамблдором год назад ни о каких его достижениях публике неизвестно. Даже слухов нет. Главарь даже большой банды террористов - это мелко.

- "Где, укажите нам отечества отцы, которых мы должны принять за образцы!" Тебя, а не Хагрида с Ремусом надо посылать разагитировать его приверженцев.

- И с ними тоже непонятно. Как могут в одной команде быть те же оборотни и чистокровные, хотя снобы открыто заявляют, что мечтают всех своих пока союзников прижать к ногтю сильнее, чем Министерство сейчас. Или просто поубивать. Взаимно, кстати. Бред какой-то.

- Ты сам можешь ответить на этот вопрос. Спроси себя, что ты забыл в аврорах, и получишь ответ.

- Отец был аврором, и они с тёмными колдунами борются, - уже машинально изложив все причины, Гарри понял, что затруднился бы сформулировать собственное отношение к выбранной год назад профессии. Вцепился-то он в неё исключительно для доказательства Амбридж и потом Скримжеру, что он сможет сдать экзамены на мракоборца.

- Гарри-Гарри, какой же ты... - подруга постучала по деревянному подлокотнику. - Тебя шесть лет мордой в дерьмо тычут, а ты всё мечтаешь уже сам его добровольно вкушать и лично лизать задницу Амбридж. Извини, но других слов у меня нет. Твои разлюбезные авроры за шесть лет нашей учёбы в Хогвартсе провели всего одну полууспешную операцию - год назад при попытке помешать аресту страш-ш-шного преступника Хагрида завалили его невольную подельницу МакГоннагал ступефаями. Причём строго в рамках вылизывания филейной части Амбридж. Если ты думаешь, что с твоим приходом - "А вот он я, такой вот из себя весь герой" - они вдруг каким-то чудом переключатся на реальные дела, а не продолжат бросаться по команде "фас" от вышесидящих бюрократов на кого тем угодно указать, то ты осёл безголовый. Назови мне одного пойманного именно ими опасного тёмного колдуна из тех, с кем пришлось иметь дело нам, школьникам. Или хоть одно их доброе дело - защитили, спасли.

- Тонкс спасла меня от поездки обратно в Лондон.

- Наверное у самого Волдеморта или хотя у Беллатрикс отбила? Нет? Может быть авроры хоть разок поинтересовались подробностями только известных тебе смертей? Вон, пропавшую мелкую канцелярскую крысу Берту Джоркинс то и дело целый год поминали, а про Крауча-старшего забыли вмиг. Тебя хотя бы официально опросили как свидетеля после признания возвращения Волдеморта, кто присутствовал на кладбище и как он смог возродиться?..

- Дамблдор наверное всё рассказал...

- Не смешно. Когда Министерству действительно нужно, на мнение директора плевали регулярно почти каждый год. До сих пор смешно от фразы, что Дамблдор рассердился после того, как тебя на квиддиче чуть не выпили дементоры. А если бы выпили на самом деле, он бы не одной ножкой топнул, а двумя сразу.

- Блаженны топающие, ибо они дотопаются.

- Шутник. Такому будет хорошо среди коллег, готовых, судя по их действиям, лизать уже не Амбридж, а змеемордому, где спасёт тебя только юмор. Или вообще фокус, обыск у Малфоев проводит не глава аврората или ДМП, а начальник отдела фиксации мелкого магического хулиганства против магглов, до недавнего времени руководивший исключительно самим собой. Могли и Филча послать, у того хотя бы опыт есть. А где авроры? Они до сих пор не проверяют Министерство на тёмную метку. "Мы типа не знаем и знать не желаем"... Ладно, извини за грубость, но накипело.

Сказать честно, Гарри не ощутил сожаления от разрушения перспектив. Померла так померла, решил он о теперь уже вряд ли будущей профессии и отправил мысли о ней и квиддичной карьере в тот сундук с надписью "на будущее", куда запер мысли о Джинни.

- Ты права, конечно. Но вот сейчас, после твоих слов, я скорее всего смогу объяснить свои тогдашние намерения. Помнишь, в тот момент орден и лично Дамблдор совершенно пренебрегали мной, да и успехами не впечатляли, и я скорее всего ощутил, что воевать с Волдемортом лучше гурьбой, а кроме ордена этим должен был бы заниматься аврорат. Ты никому не говори, но я предпочёл бы, чтобы Волдеморта поймал или завалил кто-то другой. А я бы помог, желательно советом и со стороны. А потом можно и покинуть аврорат. Да-да. Такой вот я. Со страхом и упрёком. Как и положено опытной подопытной свинке.

- В-общем, на тот момент - достаточно оправданный тактический маневр. Хотя... А, ладно. Извини за ярлык "лизуна Амбридж", но уж слишком ты был похож в своей упёртости.

- Не извиняйся, всё же больше права именно ты... Хорошо, про необъятную глупость людскую более-менее понятно. Но остаётся непонятен Волдеморт.

- Во-первых, пропаганда. Гарри, ты всерьёз считаешь, что если бы такой умница, как Том Риддл поставил себе цель поубивать хотя бы тех, кто выступает против него, он бы этого не сделал? При том, что всё население магической Британии едва ли больше десяти или в лучшем случае пятнадцати тысяч, а в рядах его банды больше сотни отмороженных убийц? Даже я, чуток подумав и отключив совесть могла бы устроить геноцид, который за считанные дни в десятки или сотни раз превзошёл бы все "достижения" Волдеморта. Люди всегда оправдывают собственные безволие и трусость, сваливая решение своих проблем на других и демонизируя врагов.

- А почему Волдеморт не захватил власть, если это так просто?

- Тут мы опять натыкаемся на требующую длительного обсуждения тему, точнее множество проблем понимания других людей, а также их эволюции во времени.

- А если вкратце, без обширных объяснений?

- Не получится, но большинство подробностей я пока опущу. У Волдеморта с самого начала его террористической деятельности сложилась уникальная ситуация, когда его поведение почти не зависит от окружающих. Такую свободу не могли и не могут себе позволить практически никто, даже самые-разсамые самодержавные монархи, тираны и даже преступники-одиночки. Единственная его зависимость - ты. В отношении тебя Волдеморт обязан что-то делать, а вот другим он не должен ничего. Вот он и ведёт себя со всеми как ему присуще от природы. С твоей точки зрения - странно, а на самом деле - свободно. Из недавнего просмотра Пророка у меня сложилось впечатление, что своей рукой он убил собственных последователей больше, чем противников. Чтобы разъяснить написанное на твоём лице недоумение, надо определить его изначальное отношение к обществу людей, чего он ждёт от них и что готов делать для них. Людей можно классифицировать по разным их качествам, но нам важен социальный инстинкт, чистых типов которого у людей существует примерно три. Это те взаимоотношения людей в обществе, которые кажутся естественными для конкретного человека. Есть иерархические, можно их представить в виде пирамиды - нижестоящих давят, перед вышестоящими пресмыкаются, но стараются занять их место, а с примерно равными конкурируют. Есть взаимовыгодные отношения, они же справедливые, равные, по-научному выражаясь, отношения взаимного альтруизма. А ещё есть одиночки, в них нет инстинктивного желания жить в обществе. На это всё накладываются условия жизни, состояние общества, воспитание, пропаганда, другие свойства личности и характера, например инициативный-пассивный, умный-дурак и прочее. Так что надо понимать, что в чистом виде типаж наблюдается только при стихийном взаимодействии в группе детей, чаще маленьких, и плохо заметен в сложно организованном социуме. Нужно долго присматриваться, собирать косвенные приметы, но всё равно легко ошибиться. Люди способны научиться чему угодно и мимикрировать под любые внешние условия, стать, как говориться, святее папы римского. Долгое время исследователи единственным типом общества считали иерархический, поскольку он главенствует сейчас и в обозримом прошлом, подгоняя под него всех людей и свои теории, тем самым изначально ограничивая их. По сути они либо усложняли иерархическую структуру пирамиды власти, либо добавляли другие пирамиды. А вот упомянутые мной типы альтруистов и одиночек считали также членами иерархий, но где-то в самом низу пирамиды, омегами или изгоями. Проявления взаимовыгодных отношений также считали временными исключениями из главенствующего иерархического строя, не имеющими за собой никакой основы, кроме суровых внешних условий и разумного приказа главного иерарха всем вести себя самоотверженно с подачей личного примера. Наивный идиотизм, как ведут себя обезьяны у власти может рассказать остров Пасхи. - Сейчас Гарри особенно сильно ощущал, что сегодня Гермиона почему-то перестала подстраиваться под привычный ему уровень, он не понимал термины и названия, но общий смысл всё же улавливал. - Но что интересно, не так давно открыли, что тип отношения к обществу наследуется, то есть существуют гены. И это значит, что в течении многих поколений были общества, в которых люди жили и взаимодействовали друг с другом на основе взаимной выгоды, взаимопомощи, равенства и справедливости. Я не буду больше рассуждать, только скажу, что человеческая цивилизация возникла благодаря селекции гена взаимного альтруизма в суровых условиях, когда выживание всех зависело от усилий каждого. И руководителями становились не те, кто хочет и лезет наверх по головам, а те, кто лучше всего справлялся с нужным всем делом. Сама идея договора или всеобщих справедливых законов и правил происходит оттуда. Из человекообразных только с иерархическими генами получаются стаи обезьян, которые могут существовать только при избытке средств существования и вымирают в трудных условиях просто из-за нерационального распределения уменьшившихся ресурсов. Наш главный ресурс - магия - неисчерпаем, и про преобладающий тип людей в волшебном мире ты, я надеюсь, всё понял?

- А одиночки?

- Одиночка - генетический сбой, по крайней мере пока считают так, когда упомянутые гены социума не работают. Большинство из них - готовые пациенты дурдома. Им чужды и иерархия, и общество "ты - мне, я - тебе". Хотя если прижмёт, то умный одиночка предпочитает жить во втором. Подавляющее большинство гениев, придумывающих и делающих что-то совершенно новое - одиночки, поэтому они нужны человечеству. Но по нынешним изобильным временам чисто неиерархичными сохранились только отдельные мелкие общины. Да, забыла сказать, что иерархичные гены - доминантные, они более древние, унаследованные ещё от наших животных предков, а гены альтруизма появились у нас уже в человекообразном состоянии. То есть для достоверного рождения ребёнка с внутренним чувством справедливости нужны такие же папа и мама. Подобные сообщества до сих пор ведут селекцию, просто изгоняя "обезьянок". Или не давая им размножаться у себя. И должны были вести отбор в прошлом, чтобы альтруисты доминировали в популяции. Но сейчас их - увы - становится всё меньше и меньше из-за более свободного скрещивания людей. Можно наблюдать проявления изначального социального инстинкта по косвенным признакам. Например, иерархи очень многое в жизни делают ради статуса. Или отношение к неодушевлённому миру, предметам, инструментам, технике. Люди взаимного типа воспринимают их объективно и понимают, что нельзя ждать от них большего, чем можно сделать с их помощью, и что со временем неживое портится и ломается. Иерархи настроены получать нужное для жизни через посредство нижестоящих людей, которых можно заставить сделать лучше или по-другому. Они подсознательно настроены на манипуляцию живыми людьми, и, сталкиваясь напрямую с миром предметов, ожидают от них людского, одушевлённого поведения. А предметы так не могут, жутко обижая иерархов несоответствием их ожиданиям. Кстати, легко проследить доминирующий социальный инстинкт у литературных героев, да и самих писателей классифицировать по тому, какие герои у них получаются наиболее убедительными. Особенно это заметно у пишущих фантастику или иные полностью выдуманные истории, когда герои оказываются в необычных обстоятельствах. Например, Жюль Верн или Хайнлайн писали преимущественно о людях взаимного типа, Герберт Уэллс - об одиночках, а вот найти талантливо написанного и вызывающего сочувствие самовлюблённого эгоистичного обезьяна очень тяжело. Я даже затрудняюсь назвать такого, разве что в бульварных книгах-однодневках, где главная идея героя - дорваться до власти или богатства, по дороге прибрать всё, что плохо лежит, а конкурентов обмануть, унизить или убить. В нормальных книгах есть такие персонажи, но почти все они - антигерои, прихлебатели или просто омерзительно никакие люди.

- Как Волдеморт?

- Как пропагандистский образ Волдеморта. А реальные люди для подобных ролей - Фадж, Амбридж, Люциус Малфой. Волдеморт же - типичный одиночка, умный, инициативный, но уже давно сошедший с ума от страха перед смертью. Если цель общественных людей в обязательном порядке включает желание встроиться в общество: обезьянки хотят забраться как можно выше в иерархии, равные желают справедливо обменивать свой труд на жизненные блага, то целью одиночки, естественно умного, может быть всё что угодно. И общество для него - лишь один из элементов мира, от незначительного нюанса до источника ресурсов или полигона испытаний замечательной идеи. Только вот чаще всего о выдающихся незаконопослушных одиночках рассказывают обезьяны, вот и приписывают таким как Волдеморт своё заветное желание - "На его месте я бы точно стремился к высшей власти." А она ему не нужна от слова совсем. Он хочет настоящего бессмертия себе, а значит божественных сил, чтобы власти не мешали в его стремлениях, считает, что магия может позволить ему подобное, и ищет пути. По всему миру искал, но, похоже, не нашёл, раз его крестражи существуют до сих пор.

- А почему он не обезьян? Разве его главенство в организации упиванцев не говорит об этом?

- Обезьянки либо инстинктивно встраиваются в существующую иерархию, либо с самого детства создают свою. Обезьян вошёл бы в приютскую банду и скорее всего возглавил бы её, а он там был белой вороной, изгоем, который силой удерживал всех от причинения вреда себе. В неродном социуме человеку плохо, он не понимает окружающих, они для него ведут себя неестественно, его инстинкты не работают.Это часто классифицируют как проблемы или болезни психики, например синдром Аспергера, когда людям трудно взаимодействовать с другими людьми. Естественно, если вместо инстинктов приходится задействовать сознание и обучаться, то придётся тратить гигантское количество сил на подражание. Очень часто их либо не хватает, либо не остаётся ни на что другое - и прощайте таланты. В Хогвартсе, осознав как могущество магии, так и контроль её Министерством, Волдеморт стал учиться быть обезьяном, а не сумасшедшим учёным или магом-затворником. Может быть он даже изменил себя магически для пущего соответствия роли, и то ли заразился желанием всеобщего признания его величайшим магом, то ли сделал вид. Неясно как ему досталась роль главаря чистокровных, но она для него точно обременительна, он относится к ней спустя рукава, не тратит времени на статусно-иерархические игры и развлекается пафосной театральщиной в стиле "бей своих, чтоб чужие боялись". Наложи сверху ещё детский страх смерти, который сейчас у него ассоциируется лично с тобой, и получишь психованного тирана, который не ценит никого и легко пожертвует любым, но до решения проблемы по имени Гарри Поттер всё же вынужден считаться с окружением.

- Почему ты так решила? Он же их постоянно унижает и даже убивает проштрафившихся.

- Ты жив только потому, что Волдеморт именно ради репутации и среди ближнего круга, и среди всех остальных людей должен не только победить тебя лично и публично, но и не делать ничего в отношении тебя чужими руками - не любит он быть должником никому. Все знают про пророчество и предполагают, что вы там записаны как главные враги, поэтому устранение соперника не должно породить сомнений в принадлежности победы. Хотя в волшебном мире очень много способов обмана, своим глазам люди почему-то верят.

- То есть власть над миром Волдеморту не нужна?

- Не нужна, хотя я бы не стала зарекаться, что ему не хочется стать живым богом или уничтожить этот мир.

- Спасибо, утешила. По крайней мере Том Риддл не хочет стать ни министром магии, ни императором Земли...

- Давай объясню по-другому. Обычно боевые действия в войне мало касаются предводителей. Война между главами идёт через посредников, последователей. Это только в древности предводители и даже короли гибли в битвах, сражаясь в первых рядах. Волдеморт тоже избегал боя с сильным противником.

- С Дамблдором.

- Да. Но с тобой он должен сразиться.

- Или убить.

- Или убить, но при свидетелях сам, лично. Может я и ошибаюсь, но мне кажется, что некие правила в войне с тобой стали его идеей фикс. Поэтому все посреднические действия против тебя или твоего окружения по воле самого Риддла исключены. Он специально не трогает Уизли, меня, Луну, Невилла, а ты не не ставишь целью специально убивать его последователей. Если ты соблюдаешь правила - а ты их пока соблюдаешь - и не переводишь ваше противостояние на другой уровень - умственный, ресурсный, масштабный, то и он не станет их нарушать. Может быть неприменение особо изощрённых способов вреда или убийств - просто знак, что тебе тоже не стоит изощряться, а просто встать и принять бой один на один.

- Но это всё равно предположение?

- Естественно, всё может оказаться иллюзией, а я сейчас нахожусь под заклятьем подвластия и выполняю задание по твоему переубеждению.

- Да ни в жись не поверю, что змеемордый позволил бы так меня просвещать. Хорошо, с его поведением примерно понятно. А что насчёт его достижений?

- Кто знает, что Олливандер, как знаток возможностей палочек, считал таковыми? Например, продемонстрировал ему Волдеморт, что может парой взмахов снять считавшуюся непреодолимой защиту или спалить дом без снятия защиты. Или доказал, что может одним смертельным убить сразу несколько человек, и палочкомастер взял да и стал его тайным сторонником и поклонником? Он же куда-то пропал после официального возрождения.

- Интересно, а кто мы по твоей классификации?

- Она не моя. А про нас троих выяснять особого смысла нет. Мы всё равно не Волдеморты, и свободно проявлять инстинкт в подавляющем большинстве случаев уже или ещё не можем. К тому же, у меня есть мнение, что даже рецессивный ген справедливости не всегда давится доминирующим обезьяньим и проявляется иногда даже среди высших иерархов в виде типажа "отец родной". Или "отец нации", "крёстный отец мафии", когда вроде бы альфа заботится о своих нижестоящих как глава семьи о родственниках. Но, к сожалению, это только на одно-два поколения, а дальше потомки всё равно становятся настоящими обезьянами, потому что в жёны таким обязательно пролазят женщины-иерархи, с врождённым умением добраться до самого верха и загнобить конкуренток. Обезьян с каждым поколением становится всё больше, но традиции пока ещё сильны, и в них в большинстве своём вбивают необходимость по крайней мере демонстрировать свою приверженность основным общественным идеям. Не отнять, а заплатить. Или выпросить. А невоспитуемые пополняют криминал, золотую молодёжь, наёмников, с... И прочие малоинтеллектуальные помойки для отбросов общества.

- Здорово рассказываешь! Мне кажется, или ты предвзято относишься к иерархам, обезьянами их зовёшь?

- Не совсем. Почти любому человеку по силам руководствоваться в своей жизни не инстинктами, а собственной волей и разумом, заниматься сознательным самовоспитанием. Разумные люди просто обязаны это делать. И тогда при общении совершенно не важна изначальная биология как не важен цвет кожи, волос или рост... Извини, увлеклась. У тебя гены взаимности, справедливость в крови. - Гарри тут же вспомнил её недавнюю фразу какими должны быть его родители и порадовался, что они не стали бы Дурслеподобными. - Поэтому ты не понимаешь, почему обезьяны вокруг так легко, например, натравливаются на собственных героев даже вопреки собственным интересам и здравому смыслу. А это потому, что толпа действует и думает инстинктивно, обезьян интересуют преимущественно лишь иерархические игры, типа "быть как все", "ты - начальник, я - дурак", "пусть мне плохо, но соседу от этого хуже во сто крат", и прочее в том же духе. Дурсли тебя натаскивали быть изгоем, низшим в обезьяннике, а Хогвартс подталкивал на путь одиночки. Добавить лень, пассивность, и получилась смесь ужа с ежом.

- Значит, у меня ничего общего с Тёмным Лордом, кроме похожести биографии?

- Да. Ты можешь им стать только под суперимперио, но скорее всего выглядеть это будет пародийно, слишком мягкий ты внутри. Из нас троих ближе всего к нему я, потому что тоже одиночка. Но воспитана на принципах взаимности, поэтому вся моя социализация с имитацией обезьянничества - выученная, и требует от меня громадных усилий.

- То есть у тебя нет амбиций стать министром магии?

- И сдохнуть на посту? Это я на первом-втором курсе придумала отдушину, когда сталкивалась с очередной гадостью волшебного мира, сама себя утешала "ужо стану министром, я вам всем покажу кузькину мать". Но всерьёз - только если дать толчок великим преобразованиям, которые стоят потери времени и здоровья, что в нашем болоте, как ты сам понимаешь, нереально. Сближение с магглами я больше не считаю стоящей идеей. Есть у меня ещё некоторые усложняющие обстоятельства, но это личное.

- А я-то думал ты реально хочешь... Теперь понятно, почему совершенно отсутствуют даже намёки на использование тобой моей славы для собственной пользы. Это ты, а не я, совершенная бессеребренница.

- Не кощунствуй, деньги полезны, особенно в моём кошельке. Вот только рисковать ради них единственной в моей жизни дружбой... Сам понимаешь.

- Угу. Кстати, о дружбе. Про Рона что скажешь?

- Искренние порывы Рона демонстрируют доминирование у него гена иерархичности, как у подавляющего большинства волшебников. Мы в этом смысле давно впереди магглов. Но Рон не из верхушки с её всепоглощающей страстью лезть наверх, он воспитан и натаскан поменьше демонстрировать свою натуру. У него есть отсутствующее у нас с тобой инстинктивное умение неплохого психолога, чтобы повернуть даже не слишком благоприятный разговор себе на пользу. Для него статус важнее выгоды или доводов разума. Помнишь, вашу ссору из-за участия в триволшебном турнире? Ведь быть его участником или хотя бы бросившим в кубок заявку ему казалось важным настолько, что затмевало все доводы разума и чувств. Сработал инстинкт в неприкрытом виде! Или... Ладно, по сути он вполне приемлем в роли... Ему поменьше потакать и почаще обламывать, и выйдет приличный член общества.

- И муж?

- И муж. Легко управляем, если знать на что давить. Будет всё в дом тащить, чтоб не хуже, чем у других.

Гарри не стал отвечать в стиле "пока у тебя не слишком получалось". Наверное подействовало вино, но он решил, что вызвать подругу на откровенность можно только раскрыв что-то своё, личное перед ней. Да и момент создался неплохой.

- Гермиона, ты думала, зачем мы всё это делаем? Если отбросить бла-бла-бла о будущем магического мира.

- Не стоит так просто отбрасывать благо магического мира. Жить всё же лучше не среди тех, кто тебя ненавидит, сам знаешь. Но конкретно для тебя и меня важнее желание выжить. Ты согласен?

- Категорически нет. Я считаю, что ради счастья. И даже ради победы нельзя жертвовать его возможностью. Жизнью - да, если понадобится. Но если нет надежды на счастье, то зачем она нам, такая жизнь?

- Слышал фразу "Хорошие парни приходят к финишу последними"?

- А это что, закон вселенной? Или просто чей-то личный опыт?

- Ого! На философию потянуло?

- Считаешь, не вовремя?

- Как раз нет. Такие мысли всегда вовремя. Подобное случается с любым думающим человеком, и не один раз в жизни, когда он осознаёт что-то очень важное о себе самом или об окружающем мире. Называется взросление, переоценка ценностей.

- Омудрение.

- По сути - да, хотя такого слова нет. Каждый человек, взрослея, выбирает главное в жизни для себя. И если вопросы смысла жизни стали важны для тебя - значит ты повзрослел. В собственных глазах, для начала. Но учти, чем человек умнее и больше понимает в окружающем, тем труднее ему.

- Почему?

- Сомнения и понимание, что очень редко возможно что-то изменить в нужном направлении за приемлемую цену. Но если голова всю жизнь в отключке, можно положиться на чужой выбор. Интересно, что тебе послужило отправной точкой?

- Когда пришлось учиться бодрости, то стал задумываться о своих переживаниях. Стоит ли вообще так долго переживать. Смотри, после возрождения Волдеморта постоянно случается что-то очень плохое рядом со мной и из-за меня.

- Ой ли?

- Пусть частично из-за меня. Я продолжаю жить, хотя мне было очень плохо и после убийства Седрика по приказу Волдеморта, и после гибели Сириуса, и после смерти Дамблдора, и расставшись с Джинни. Я испугался, что смогу пережить даже... Даже твою или Рона смерть.

- Сможешь.

- Наверное, только нафиг мне нужна будет ТАКАЯ жизнь. И понял, что даже если кто-то из вас будет несчастлив, то всё равно меня будет мучить совесть. Так зачем стремиться к такому существованию?

- Это ты так завуалированно намекаешь на наши с Роном отношения?

- Ну да, точнее на глубину непримиримости вашего противостояния во время ссор, которая только растёт со временем. Я же вижу насколько тебе важна твоя жизненная позиция для счастья.

- Особенно "я всегда права", - со вздохом сказала Гермиона.

- Даже при правильном подходе можно ошибаться, не страшно, можно признать и идти дальше. Но продолжать упорствовать в заблуждении? Неужели ты до сих пор надеешься на изменения в Роне, в его отношении к тебе не как к существу женского пола, а как к человеку. Честно, за шесть лет ни ты, ни он ни разу не признали хоть в чём-то правоту друг друга, не извинились, а просто со временем делали вид, что всё в порядке до следующей ссоры. Неужели ты веришь, что Рон чистосердечно признает твою правоту во всех ваших принципиальных разногласиях?

- Может быть хотя бы ты признаешь, что если не по форме, то по сути я права почти всегда?

- Ты права правотой взрослого, хотя тебе не хватает вескости, которую даёт настоящий жизненный опыт. А Рон прав, как ребёнок, который бунтует и отстаивает право быть ребёнком, играть и веселиться.

- И поэтому ты почти всегда брал его сторону.

- Знаешь, я вспоминаю себя в начале учёбы и понимаю Дамблдора. Он не захотел мешать мне побыть хотя в Хогвартсе ребёнком, раз у Дурслей не срослось.

- Угу, вот только дети не выигрывают войн.

- Что ж, придётся и мне, и Рону взрослеть. Как ты правильно сказала, в такую ситуацию попадали миллионы.

- А времени вам хватит?

- Либо да, либо нет.

- Как я понимаю, за твоими попытками окольных экивоков скрывается предложение мне как минимум не торопиться с Роном, а как максимум сменить его на кого-нибудь другого? Всё равно, мол, у нас не получится, так чего внушать парню напрасные надежды? Давить на совесть - нечестно..

- Примерно как если бы Рон сказал, что без тебя его жизнь потеряет смысл.

- К счастью, пока он ничего подобного не выдаёт... Что кривишься? Не скажет? Или соврёт?

- Просто...

- Договаривай.

- Накаркать неохота... Ладно, настойчивая ты наша. Мне в прошлую ночь приснилось, что ты... Умерла. И я сорвался к тебе. - Гарри всё же не решился сказать, что в этом сне было и ещё кое-что, кроме сказанного. Почему-то осталась уверенность, но без конкретики, что в том сне она осталась бы жива, если бы не тратила силы и время на отношения с Роном.

- Люди смертны, я - тоже... Но хорошо, что ты не пророк. А что ты?

- А я жив... Но без половины души. Лучшей половины...

- Но ведь есть Джинни.

- Никто и никогда не сможет "заменить" мне тебя. А...

- Договаривай. Хотя нет, догадываюсь. Ты представил реакцию Рона...

Гарри не стал говорить вслух, что Рон вряд ли воспримет её смерть как трагедию всей жизни. Иногда догадливость Гермионы о его мыслях пугала. К счастью, такие "приступы" случались у подруги редко, а так метко вообще в первый раз.

Гарри надо было понять причины готовности Гермионы помочь ему в смертельно опасной затее и обязательно попытаться отговорить её от непосредственного участия в поисках. Но по всем признакам откровенничать она готова только в ответ на его честность и открытость.

- Я... Честно говоря, я не верю в твою безумную влюблённость в Рона. И не вижу никакой беды, если ты не станешь связывать своё будущее с ним. Рону тоже будет лучше не с тобой.

- Почему я не могла влюбиться? Я что, не способна любить?

- Я говорю не про "любить", а про весь год изображаемую тобой безумную страсть к нему. Когда человек совершенно не обращает внимания на недостатки того, по кому воздыхает. Как я с Чо. Или ты на Локхарта так смотрела.

- Не вспоминай, до сих пор стыдно за свою слепоту.

- Слепая любовь "вопреки недостаткам" случается только с новенькими. Даже год близкого знакомства - уже много. Тогда тоже можно полюбить, но уже за достоинства и не враз.

- Ты сам себе противоречишь. Джинни ты знал больше четырёх лет, когда влюбился.

- Никакого противоречия. Уровень "привет-привет" не считается, человека ты всё равно не знаешь. Я с ней близко познакомился и подружился только год назад, на каникулах. Так что у меня всё сходится. Несколько месяцев при отсутствии других реальных кандидаток - и я попался.

- А с Чо отсутствие знакомства тебе не помешало.

- Там первая любовь, хватило одной её улыбки мне. Но я усвоил, что ничего хорошего не получится, если девушку совершенно не знаешь.

- А Луна?

- Луна - странная. Я со странностями в своей жизни разобраться не могу, и на её у меня сил не хватало. Она сама не стремилась сблизиться, про себя ты сама знаешь, и Джинни победила за отсутствием соперниц среди друзей женского пола.

- Неужто жалеешь?

- Нет, конечно. Но.. Джинни, она как "бронепоезд на запасном пути". В любой момент и в любой ситуации, хоть из-под венца с другим позову - и она прибежит. Конечно, если вдруг сейчас ситуация типа "женись немедленно или умрёшь", то понятно, Джинни. Но мне сейчас какой толк от обожающей героя без страха и упрёка подруги, которая... Короче, нам нужен ещё один Рон, только женского пола?

- Соперничество, ревность и прочее обезьянничанье. Хорошо, если изредка будем что-то путное делать. Но это тебе всё равно не мешает любить Джинни?

- Скорее да... Но вот насчёт её ответных чувств...

- А что с ними не так?

- Она сама сказала, что она ни на мгновение не теряла надежды заполучить мальчика-который-выжил и до сих пор видит во мне рыцаря без страха и упрёка, только и мечтающего лично сражаться с тьмой до полной победы. Или всю жизнь... Да, я понимаю, что она не смогла нормально сказать, и подразумевала всё не так буквально, но... Посетила меня мысль: если бы этим мальчиком объявили другого, например Невилла, то воспылала бы она к нему, и как бы я ни пыжился и ни горел к ней страстью, то мне бы в лучшем случае светила бы участь Дина. Или кого-то из ещё более временных её парней. Обидно. Да и ты...

- Та-а-ак... Я тут при чём?

- Да так, с языка сорвалось. Ерунда.

- Нет, ты договаривай.

- Ладно. Вряд ли мы бы с тобой тоже подружились, если я бы не моя слава.

- Мне только кажется или ты совсем другое хотел сказать?

- Проницательная какая. Я почти уверен, что ты бы не смогла впечатлить Невилла, как меня, в этом случае не случилось бы дружбы у тебя с Роном, он до сих пор держал бы тебя за копию Малфоя из-за приставучести, и крестовый поход по пробуждению в нём чувств к тебе просто не состоялся бы.

- Что тебе сказать? Жизнь любого во многом результат случайностей.

- А может быть твои чувства к Рону тоже случились не сами по себе? Есть же магическое изменение памяти, ты любила другого, например Виктора или меня. Потом парню стёрли память, а в твоих воспоминаниях любимого заменили на Рона. Вот ты и бесилась, не понимая, почему Рон делает вид, что совершенно ни при чём.

- Это уже слишком невероятно. Вылезли бы нестыковки, и я бы быстро всё поняла. Ты мыслишь теперь как урождённый волшебник - если что-то непонятно, надо искать причину в магии.

- Ты же сама только что говорила про главенство конфундуса над здраомыслием. Добавь твою твою упёртость и приобретённую в Хогвартсе зацикленность, и картина с магией мне лично кажется правдоподобнее.

- Я... Я обдумаю. Но потом.

- Взрослые любят говорить детям "ты сначала доживи до моих лет". Очнулся, и как торкнуло - "ты сначала доживи". Наверное самая, как ни странно, успокаивающая мысль - не нужно беспокоиться о жизни после... Вот туда я отправил и Джинни, и Хогвартс, и все планы на будущее. Если они вообще были, эти планы.

- Но-но, ты тут мне сырость не разводи. Кстати, почему ты меня упомянул среди кандидаток на сердце некоего Гарри Поттера? Не припоминаю себя среди бегавших за тобой в этом году.

- С моей точки зрения в тебя очень даже есть ЗА ЧТО влюбиться. Я был бы круглым дураком, если бы после пятого курса не подумывал бы о тебе. Но ты выбрала Рона.

- Надеюсь, ты не пришёл предложить себя ему на замену?

- Мысль интересная. Но...

- И что "но"? Ты говорил, что Джинни увёл бы из-под венца.

- Передёргиваешь. Это она согласна на такое. Я - нет. В крайнем случае я мог бы отбить тебя или Джинни у Малфоя - где-то даже почётно, всё же враг. Или если он кого-то у меня или Рона уведёт, тоже комильфо. Представь, выпускают его из Азкабана из-за неизлечимой болезни, а тебя или Джинни назначают проследить, чтобы он вовремя отбыл куда-нибудь в Индию, в тамошний бордельный монастырь, лечиться до конца жизни. Вы общаетесь, ты западаешь на его тонкую душевную организацию, невзирая, например, на намеченную со мной или Роном свадьбу, а на самом деле ему просто очень нужна жена. И всё, Малфой в шоколаде твоих глаз, а Рон или я - в полном д... Ты поняла.

- Фу, мог бы не настолько отвратную картину вообразить.

- Как по мне, так отбивать тебя у Рона - самому себя не уважать. И вообще, увести девушку у друга - предательство, а оно всегда плохо пахнет и ещё хуже смотрится со стороны. Золотая Троица, крепкая дружба и всё такое, а как припёрло ниже пояса, из-за бабы рассорились. Дурной пример и поганая репутация. Уж лучше никак, чем так... Но...

- Опять "но"?

- Точно подмечено. - Пришедшая ему в голову мысль казалась дурацкой даже на первый взгляд, и было непонятно, как заставить её звучать не по-дурацки. Но она вполне годилась для лёгкого встряхивания Гермионы. - Есть идея - если года через три мы оба окажемся свободными, я обязательно попробую за тобой приударить. С самыми серьёзными намерениями. Договорились?

Глаза Гермионы блеснули, и с небольшой задержкой последовал не самый ожидаемый ответ:

- Пусть будет не три, а пять лет. Сделка?

- Сделка, - теперь уже Гарри взял паузу перед ответом. Конечно, он не верил, что на его и Гермионы жизненных путях встретятся подобные обстоятельства, но внезапно такой поворот их разговора слишком уж напомнил поневоле подслушанные им диалоги из любимых тётушкой слезливых мелодрам. Когда парочка строит планы, но жестокая жизнь растаптывает их в грязь.

- Тогда давай спать. - Гарри только сейчас отметил, что за окнами темно, а освещение комнаты каким-то образом плавно заменилось на электрическое. - Пошли, покажу тебе всё. Зубная щётка и пижама есть?

- Нет...

- Смотри, в шкафчике запас новых щёток в упаковке, возьмёшь синюю. Сейчас покажу комнату, там постелю и устрою тебе пижаму, будет лежать на кровати. Обязательно помойся и надень этот мужской халат. Всю одежду с себя бросишь вот сюда, я магией всё постираю-поглажу. Да не смущайся ты, я всю папину одежду много раз стирала ещё обычным способом. Чего ты там бормочешь, что сам? Сам с усам, а у тебя усы ещё не выросли. Обещал слушаться? Вот и не возражай.


Оценка: 3.41*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Елисеева "Заложница мага" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | С.Волкова "Жена навеки (...и смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Флат "Хранитель дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-3" (ЛитРПГ) | | М.Старр "Сказки на ночь" (Романтическая проза) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"