Синицын Олег Геннадьевич: другие произведения.

Химера (под псевдонимом Александр Варго)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На Истринском водохранилище Подмосковья, вблизи элитных особняков и фешенебельных отелей, неизвестное существо убивает молодых девушек. Подозрения падают на предпринимателя и бывшего биолога Дмитрия Савичева. Чтобы доказать свою невиновность, молодой человек берется разгадать тайну водоплавающего монстра, которого местные жители называют нечистым духом воды - фараончиком...

Химера хоррор [Варго]
  
  Суд ознакомился с видеозаписью, сделанной на камеру мобильного телефона в отеле 'Istra Park' в ночь с 20 на 21 июля, и, руководствуясь мнением эксперта, доктора биологических наук Елагина М.В., принял решение не приобщать видеозапись к материалам дела, поскольку запечатленное на ней существо не относится ни к одному из известных видов, обитающих на территории РФ и за ее пределами...
  Из заседания Истринского городского суда Московской области. 'Дело о массовой гибели посетителей отеля Istra Park'.
  
  ПРОЛОГ
  
  10 июля
  Даша поняла свою ошибку, лишь дойдя до полосы леса, отделявшей поселок от воды. Особняк, где гремела вечеринка, был окружен фонарями, и с крыльца ей показалось, что для поисков оставленного на причале мобильника еще светло. Но когда дома с высокими заборами остались позади, а разгоряченную шампанским девятнадцатилетнюю девушку в платье Gianfranco Ferre обступили темные, неприятно шелестящие деревья, стало понятно, что за пределами элитного поселка стоит глубокая ночь - тропинка под ногами едва просматривалась.
  Даша Миронова редко испытывала в жизни страх. Ей просто нечего было бояться, имея отца, состоящего в правлении металлургического холдинга. Криминал, проблемы с финансами, отсутствие перспектив - все это были неприятности из другой жизни. От криминала ее оберегали охрана и заборы, баланс на кредитке не истощался, а после окончания престижного ВУЗа, где она училась на втором курсе, ее ожидало кресло финансового директора в дочерней компании холдинга. Дочка в 'дочке' - шутил папа. Жизнь давалось Даше легко. Она обожала ночные клубы, парфюмерию Dior, автомобиль Porsh-Cayene, каникулы в Швейцарии. Что ей какая-то темнота? Ее жизнь была прямой и беззаботной, как эта тропинка, ведущая к лодочному причалу.
  Путь она знала как свои пять пальцев. И причал, и тропинку к нему соорудили по указанию папы - в свои редкие выходные он любил потерзать истринские волны плексигласовым килем гидроцикла Yamaha. К тому же эти полторы сотни метров до берега огорожены, так что Даша не боялась заплутать в темноте или столкнуться с опасными бродягами. Куда больше беспокоил оставленный на причале мобильник, поскольку на него в любой момент могла позвонить мама.
  Когда дочь пропадала из поля зрения, эта мегера исходила на нервы. Куда бы Даша ни пошла - в любой момент из дома мог прийти звонок: где ты? Если не ответить, мама бежала жаловаться папе, что его дочь опять забросила учебу и гуляет по ночным клубам. И это было опасно, это грозило домашним арестом и сорванными каникулами в Швейцарии. Этого Даша, пожалуй, боялась. Так что легче было своевременно поднимать трубку и отвечать: 'Да, ма... все нормально, ма... никаких проблем. Я уже дома/на даче/в машине'.
  Даша точно знала, что оставила мобильник на краю причала, где компания раздевалась перед купанием три часа назад. К тому времени они крепко набрались, но Даша отчетливо помнила, что туда шла, сжимая в руке мобильник, а обратно - задницу Владика. Телефона в тот момент в руке, естественно, не было.
  Никто из друзей не захотел проводить ее до пристани: одни были пьяны, другие занимались любовью, третьи плясали, как одержимые. Даша хотела послать на берег домработницу Галю, но потом вспомнила, что рассчитала ее утром. Эта криворукая деревенщина отгладила блузку за пятьсот баксов с лицевой стороны, да еще брызгая на нее. Шелк в результате потерял блеск и пошел пятнами. Дашу, которая трепетно относилась к вещам, небрежность взбесила. Всем известно, что шелк гладят с изнанки, немного увлажняя ткань, но ни в коем случае не взбрызгивая.
  Галя неловко и шепеляво извинялась. Говорила, что было много белья и она не обратила внимания. И еще что-то говорила про пониженный гемоглобин у восьмилетнего сына, из-за чего последние дни сама не своя. Даша не слушала оправданий. Не умеешь работать в приличном доме - иди коров доить. Как говорится, спасибо и досвидос! В агентстве по подбору персонала на это место очередь. Галя побелела, когда услышала про расчет, но сердце Даши не дрогнуло.
  Правда теперь, вместо того чтобы послать домработницу, будущему финансовому директору пришлось лично переться на темный причал. К счастью, вскоре она увидела за деревьями воду, в которой отражались огни расположенного неподалеку отеля Istra Park.
  
  * * *
  
  Когда Даша спустилась на берег, особняк закрыли деревья. Буханье танцевальной музыки отдалилось, уступив место первозданной тишине. И тогда из зарослей у воды девушка услышала глухое странное:
  - Бу-бу-бу... бу-бу-бу...
  Она вздрогнула, быстро протрезвев.
  - Кто здесь?
  Звук оборвался. Зашуршали камыши. Возможно, от ветра. Что-то негромко плеснулось... и все стихло.
  Не меньше минуты, затаив дыхание, Даша стояла посреди тропинки. Мостки с привязанными лодками находились в нескольких метрах. Стена темного леса нависала над кромкой водоема. С тихим плеском на берег накатывались волны. В траве стрекотали кузнечики.
  Даша отерла со лба испарину.
  Что это было?
  Она вгляделась в прибрежные заросли, откуда раздавался странный звук. Ничего. Кусты, камыши... Прохладный ветерок с воды пошевелил подол дизайнерского платья, забрался под него, пощекотал изнутри бедра. Даша свела ноги, испытывая неловкость.
  Показалось или она действительно что-то слышала? Что-то, похожее на человеческое бормотание?
  Она не настолько пьяна для галлюцинаций. Всего полбутылки шампанского и две затяжки Вениного косяка - по Дашиным меркам, более чем скромный отрыв. Сегодня надо держать себя в руках. Надо следить, чтобы компания не разнесла родительский особняк, иначе ей достанется от мамы. И от папы, кстати, тоже...
  'Наверное, какая-то птица, - решила Даша, думая о необычных звуках, - сова или выпь. Иногда птицы кричат очень странно'.
  Истринский район называют Меккой экологии, и сотка земли стоит здесь почти как на Рублевке. А когда есть экология, водиться может все что угодно, любая пернатая живность. Однако Даша почему-то была уверена, что слышала не птицу.
  Человека.
  - Эй! - обратилась она к темноте. - Это частная территория. Я сейчас охрану позову. Вышвырнут отсюда, да еще наваляют.
  Никакого ответа. Даша немного успокоилась. Точно, птица.
  Мобильник долго искать не пришлось, он лежал там, где она и думала - на мореных досках причала, поблескивал стеклом в свете огней отеля. Даша подобрала аппарат, проверила входящие.
  Так и есть, мама звонила восемь раз.
  - Черт! - с досадой произнесла девушка.
  Она набрала номер и усталым голосом заверила беспокойную родительницу, что у нее все о'кей. Забыла мобильник на причале. Так получилось. Мать не поверила и попросила к телефону кого-нибудь из подруг. На идиотскую просьбу Даша ответила, что они все спят. Мать опять не поверила... Во время препираний рядом с мостками раздался странный плеск и звякнула лодочная цепь, но рассерженный голос матери не позволил Даше отвлечься на посторонние звуки.
  - Ма, хватит меня пасти! - крикнула она в трубку. - Я взрослая. Хватит уже!
  - Слишком взрослая! - тем же тоном ответила мать.
  Даша от злости едва не раздавила клавишу выключения. Обвела взглядом темное водохранилище, озабоченно вздохнула. С матерью надо что-то делать. Это просто невыносимо, когда родную дочь пасут, словно двухлетнего ребенка.
  'Надо напиться, - решила она. - Как следует'.
  В принципе, пик активности вечеринки пройден: часть друзей уже не стоит на ногах, другая трахается, так что надзор за ними не требуется. Вполне можно напиться.
  Даша сошла с причала, ища за деревьями огни особняка, где ее ждали шампанское и танцевальная музыка. И стоило гравию пару раз хрустнуть под ее легкими ступнями, как девушку настиг сильный удар в спину...
  Она опомнилась на земле. В голове было мутно. Коленку заломило от удара о камень. Правая бретель сползла с плеча. Даша ощупала платье и обнаружила, что Gianfranco Ferre треснуло по шву. В стороне от тропинки валялся выпавший мобильник, освещая экраном стрелы осоки.
  Даша была ошеломлена. Она поправила бретель, но та опять сползла, и это ее разозлило. За левым плечом раздавалось дыхание толкнувшего ее наглеца - грудное, с хрипотцой. Убегать он похоже не собирался.
  Она оглянулась, но увидела лишь темный размытый силуэт.
  - Пошел прочь! - воскликнула девушка. Она не знала, к кому обращается, просто хотела отпугнуть нахала. Еще никто и никогда не обращался с дочерью мультимиллионера таким образом, чтобы она распласталась по земле, словно пьяная шалава.
  Локти, которыми она врезалась в гравий, были липкими... Разбиты в кровь.
  - С-скотина... - простонала она, но в следующий миг слова застряли у нее в глотке. Она вдруг осознала, что рядом с ней не человек. Каким-то животным чувством, инстинктом. Даша была уверена, что 'бу-бу-бу', которое она слышала, спускаясь к причалу, издавал нападавший. И человеком не был. Под покровом темноты скрывалось нечто звериное, лютое, первобытное...
   'Это сон! - вдруг догадалась она. - Этого не может происходить наяву. Точно, это сон!'
  Темная тварь приблизилась, и в ноздри вторглось густое, отвратное зловоние - смесь рыбьей требухи, затхлости и тины. Вонь была настолько реальной, что Дашу едва не стошнило. Представлять все происходящее сном было наивно и глупо.
  Дашу охватил ледяной ужас.
  В голове пронеслось: бежать! Как можно скорее! Не теряя драгоценных секунд, чтобы поправить бретель и подобрать телефон!
  Прежде чем в голове оформилось решение, ноги разогнулись и бросили тело. Даша побежала по тропинке, припадая на левую ногу. Тропинка взбиралась на пригорок, но девушку это не беспокоило. В нее словно вдохнули новые силы. Ноги несли, не чувствуя земли, легкие качали воздух, глаза определяли в темноте маршрут.
  Существо у нее за спиной фыркнуло и бросилось вдогонку. Гравий под ним тяжело хрустел, но Даша была уверена, что бежит быстрее. Она летела в гору, сердце испуганно скакало в груди. Ей хотелось оказаться отсюда как можно дальше, в родительском особняке, теплом, уютном, полном света и пьяных друзей. И не знать о том, что на темном берегу за стеной леса рядом с элитным поселком обитает натуральный ужас...
  Сосновый корень, вспучившийся из земли, угодил ей под ноги, и Даша, еще не осознавая катастрофы, повторно растянулась посреди тропинки. Она даже не ощутила падения. Ей казалось, что она все еще бежит, что преследователь отстал, а родной забор рядом... И только когда оборвался хруст шагов позади, она встрепенулась, придя в себя. А в следующий миг тяжелая скользкая туша рухнула ей на спину, отбив легкие...
  Растеряно хлебая воздух, словно выброшенная на берег рыба, Даша не могла пошевелить ни рукой, ни ногой.
  Существо, соскользнув с оглушенной жертвы, грубо и бесцеремонно ухватило ее за левую лодыжку и, словно мешок с рухлядью, потащило в обратную сторону. Какое-то время ошеломленная Дарья пыталась осознать происходящее. Потом из ее груди вырвался отчаянный крик:
  - Не трогай меня, козел! А ну отпусти! Опусти, сказала! Отпусти-и-и-и!!!
  Они свернули с тропинки в траву. Дизайнерское платье с фиалками задралось до подмышек, чашечки лифа сползли, выпустив грудь с затвердевшими как монеты сосцами. Жесткая осока тут же посекла кожу, но охваченная ужасом Даша не почувствовала боли. Она плакала и умоляла нападавшего оставить ее в покое, предлагала ему денег, но слышала в ответ лишь пыхтение и фырканье - он упрямо волочил ее куда-то во тьму и сырость. Поняв, что все усилия бесполезны, Даша громко и отчаянно закричала в надежде, что кто-нибудь ее услышит...
  В распахнутый рот хлынула стоялая, пахнущая тиной вода, которая быстро наполнила легкие. Мозг, оставшийся без кислорода, успел только осознать...
  Она утонула, она мертва!!!!!!!
  ...и отключился.
  
  * * *
  
  Пропажа хозяйки открылась утром. Продрав глаза и опохмелившись, гости поначалу думали, что она либо отсыпается в одной из спален трехэтажного дома, либо ушла поболтать с соседями. Ближе к полудню компания встревожились. Друзья Даши бродили по участку и улицам поселка, спускались к водохранилищу. Там, в траве, Влад нашел Дашин мобильник, а затем и потерянную туфлю. Стало ясно, что случилась беда.
  Родителям звонил самый трезвый и авторитетный из компании, сын депутата московской областной думы, Макс. Он учился с Дашей в одном классе, бывал у Мироновых дома, знал папу и маму. Максу повезло - он попал на Владимира Николаевича...
  Около 15.00 дежурный УВД Истринского района получил звонок из областного главка, что в элитном поселке Сосновый при невыясненных обстоятельствах исчезла девушка. Папа девушки большой человек, поэтому к заявлению следует отнестись, как если бы несчастье случилось с твоим родственником. Дежурный офицер немедленно отправил в поселок следственно-оперативную группу. Опера осмотрели тропинку, берег, пристань. Опросили друзей, охрану поселка, жителей близлежащей деревни. У причала на глубине полуметра нашли вторую туфлю.
  В 16.30 подъехал специалист-кинолог. Овчарка по кличке Долли, схватив запах духов Даши, пробежала от причала до калитки особняка, вернулась, покрутилась у воды и, глядя на хозяина, негромко заскулила.
  К этому времени, урча мотором, подошел бело-синий катер Государственной инспекции по маломерным судам, относящейся к службе МЧС. Старший инспектор в синей форменной куртке, из-под которой выглядывала тельняшка, пружинисто сошел на мостки и цепко оглядел из-под кустистых бровей кусок пляжа и заросли. Его лицо прорезали глубокие морщины. Леонидыч переехал на Истру откуда-то с Черного моря, судя по всему, много повидал, но мало о себе рассказывал. О нем знали только то, что в водных судах, рыбалке и водолазном деле он разбирался как бог. Мужик на все руки, говорили местные рыбаки. В прошлом году вместе с водолазами МЧС доставал со дна затонувший катер и искал утопленников.
  - Ну что, Леонидыч? - сказал один из оперов. - Похоже, завтра с утра придется тебе одевать свое резиновое изделие.
  Опера негромко загоготали.
  - А по-моему, меня окружают резиновые изделия, - не остался в долгу инспектор. - Нашли чего?
  - Собака привела к воде. Девочка пошла купаться и тю-тю!
  Леонидыч осмотрел берег, почесал подбородок.
  - Может, на лодке уехала?
  - Все лодки на месте. Но надо проверить, не плавал ли кто ночью.
  Жители деревни показали, что слышали ночью звук мотора. Кто-то гонял по Истре, но подходил ли к причалу столичных нуворишей - сказать затруднялись. Оперативники решили, что имеют дело с несчастным случаем на воде, и собирались успокоиться: дальше в работу вступали водолазы. Но не тут-то было. Отец жертвы подключил связи и привел в движение более серьезный механизм.
  На следующее утро сотрудники полиции Истринского района совместно с курсантами учебного центра Теряево и военнослужащими близлежащей части начали прочесывать окрестности. Они осматривали поля, леса, заросли, овраги, канавы, чердаки, подвалы, заброшенные и строящиеся здания. Небо над водохранилищем наполнил стрекотом вертолет Eurocopter, с борта которого два спасателя осматривали поля, лесные массивы, дачные участки. Леонидыч с водолазами МЧС, разбив водохранилище на квадраты, начал проверять дно.
  Масштабные поиски продолжались два дня и не принесли результата. Девушка словно растворилась в буйной природе Подмосковья. На исходе третьих суток следователь по особо важным делам Андрей Горюнов, которому поручили дело, ломал голову над многочисленными вопросами. Все обстоятельства указывали на несчастный случай, однако тело не всплыло и не было найдено водолазами. Что произошло? Куда исчезла Дарья Миронова? Есть ли в ее исчезновении криминал?
  Из всей массы людей, занимавшихся поисками, никто не обратил внимания не странный след у причала на полосе влажного песка. Нечеткий оттиск ладони, похожей на человеческую, только с перепонками между пальцев...
  
  
  ЧАСТЬ 1
  ТАИНСТВЕННОЕ 'БУ-БУ-БУ'
  
  ГЛАВА 1
  
  14 июля
  После гидроузла имени Куйбышева дорога пошла вдоль леса, и хвойные деревья загородили лобовое стекло от солнечных лучей. Митя вздохнул с облегчением и смахнул пот с бровей. Кондиционер не справлялся с 35-градусной жарой, охватившей Среднюю полосу России. Синоптики предсказывали жаркое лето, и в середине июня прогноз начал оправдываться. За следующие три недели на землю не упало ни капли влаги, температура в столице стояла под тридцать. Плавился асфальт магистрали застыли в пробках. Жители бежали из раскаленной столицы. Супруги Савичевы - Митя, его жена и двухлетняя дочь - в числе прочих.
  Он подправил решетку обдува, чтобы поток воздуха точнее попадал на лицо, когда в глубине леса показалась цепочка серых мундиров. Митя сперва не понял, что они делают в чаще. Корпоративный пикник? Ролевая игра? Лишь когда Volvo пролетел пару десятков метров, открылась полная картина.
  Люди в серых крапчатых куртках - то ли полиция, то ли спасатели, - вытянувшись цепью, медленно шагали между деревьями. Вид у них был серьезный - никаких разговоров, все внимание приковано к подножью леса.
  В груди у Мити шевельнулась тревога. Здесь что-то случилось. Что-то нехорошее, недоброе.
  Он глянул в зеркало. Натали на заднем сидении поила Машу из чашки-непроливайки. Ветер из приоткрытого окна трепал волосы супруги. Точеный подбородок приподнят, глаза скрыты под солнцезащитными очками. Она не видела, что творилось за окном, и не глядела на Митю. Последние полчаса она вообще с ним не разговаривала.
  Натали обиделась, что он поехал по Волоколамскому, где они попали в пробку на въезде. Она предлагала маршрут через Ленинградское шоссе, но Митя не послушал. На Ленинградке они простояли бы по-любому, но объяснять это супруге не стал, просто поступил по-своему. Натали невозможно переубедить, если она что-то вбила себе в голову.
  Настоящая копия своего отца.
  Его супруга была дочерью влиятельного московского чиновника. Иногда Митя удивлялся, как она вообще вышла за него замуж. Отец желал для нее лучшей партии, чем индивидуальный предприниматель с образованием биолога. А Натали была заманчивым вариантом для любого из поросли современной элиты. Умная, со стройной фигуркой и отличным вкусом в одежде, с легкостью определяющая, какой вилкой нужно есть креветок в ресторане, рассуждающая о Борхесе и искусстве неореализма. Однако кроме всего природа наградила Натали утонченной красотой. Когда Митя шел с ней по улице, мужчины оглядывались. Отец называл ее не иначе как 'принцесса'.
  - Мама, пиехаи? - спросила Маруся, оторвавшись от чашки.
  - Нет, зайчик, еще не приехали, - ответила Натали. - Короткому пути наш папа предпочитает запутанный. Дай бог, если доберемся к вечеру.
  Митя промолчал на эту колкость. Ему не хотелось привлекать ее внимание, чтобы Натали подняла голову и уронила случайный взгляд в окно. Лучше не знать о тревожных событиях за окном, лучше быть в неведении. Впрочем, через пару секунд люди остались позади, в глубине леса. А еще через десять минут супруги Савичевы въехали туда, где им предстояло позабыть о всех тревогах.
  Сначала на обочине дороги блеснула стальная плита с золотыми буквами 'Istra Park' и пятью звездами. За поворотом дорога уперлась в высокий забор, уходящий в обе стороны вглубь леса. Охранник на воротах нашел фамилию в списке и объяснил, как проехать к главному корпусу, после чего ворота открылись. Митин паркетник по идеальной асфальтовой дорожке вкатился в самый дорогой отель Подмосковья.
  Митя припарковал Volvo у главного корпуса. Вылез, собираясь вытащить Марусю из детского кресла, но застыл на мгновение, вдохнув острый лесной воздух. Натали вышла из машины, изумленно оглядываясь.
  За чередой симпатичных сосенок блестело водохранилище и желтел длинный пляж, от которого доносился плеск воды и радостный визг детей. По залитым солнцем дорожкам прогуливались пары и катались на роликовых коньках подростки. На корте стучал теннисный мяч. В динамиках играла музыка в стиле 'релакс'.
  Istra Park превзошел все ожидания. Фешенебельный пятизвездочный комплекс в стиле хай-тек, растворенный среди хвойного леса, окруженный водой, свежим воздухом и птичьим щебетом, был похож на рай.
  Натали сняла солнцезащитные очки. В ее серых глазах светилась радость, а на устах играла улыбка - редкие эмоции на лице, обычно напоминающем скульптуру.
  - Это просто фантастика! - сказала она. - Боже, мы попали в сказку!
  Митя был с ней согласен абсолютно и безоговорочно.
  
  * * *
  
  Митя Савичев, родившийся в подмосковном Дмитрове в семье инженера и учительницы, гордился тем, что добился всего в жизни своими силами и своим умом, не пользуясь связями и протекцией. Детское увлечение животными привело его на биофак МГУ, где он получил диплом и около года занимался наукой, изучая мутации генов у ящериц и цыплят. Работа была интересной, но низкооплачиваемой, и Митя устроился по совместительству в зоомагазин. Возня с хомячками и черепахами подала ему идею собственного бизнеса, позволившего оставить и лабораторию, и зоомагазин.
  Вместе с талантливой выпускницей школы ландшафтного дизайна они изготовили два террариума. Один для древесной жабы, второй для водяной змеи. Это были не слишком экзотичные животные, но антураж из травы, коряг, мшистых камней, а также маленький водоем превращали стеклянный ящик в частицу живой природы. Реализация продукта превзошла все ожидания. Террариум с жабой приобрел в кабинет глава отделения Сбербанка, а змеиный аквариум украсил гостиную загородного дома на Клязьме.
  Бизнес быстро пошел в гору. Террариумы заказывали дорогие рестораны, загородные дома, представительские офисы крупных компаний. Митя расширил штат, организовал производство аквариумов, стал сам поставлять рептилий из Малайзии и Вьетнама, открыл сервисную сеть. У бывшего биолога появилась возможность кушать в ресторанах, одеваться в бутиках, выбирать автомобиль по вкусу, взять по ипотеке трехкомнатную квартиру.
  Именно тогда, на подъеме, он встретил Натали. Знакомство с ней вышло необычным, словно в кинофильме. Однажды в клубе за дальним столиком он увидел потягивающую коктейль одинокую девушку. От прекрасных черт и изящного профиля было невозможно отвезти глаз.
  Его приятель Макс засмеялся, проследив за взглядом:
  - Даже не думай. Не по тебе рыбка.
  - Почему?
  - У нее папа - Абрамов. Большая шишка в Москвы. Многие к ней подкатывали - бесполезно. Девочка себе на уме.
  Митя игнорировал совет и подошел. И получил следующий ответ. Он добьется ее внимания, когда принесет ветку цветущей сакуры. На кодовом языке Натали это означало: не отправиться ли тебе куда-нибудь подальше? Так она отшивала ухажеров одиннадцать месяцев в году - он это узнал после свадьбы. Но в тот вечер Митя не растерялся.
  Он покинул клуб и на такси добрался до ботанического сада МГУ, где у него работал однокурсник. Ближе к утру, когда Натали собиралась уходить, на стол перед ней легла ветвь, усыпанная розовым пухом. Несколько секунд девушка хлопала глазами, разглядывая дар, не в состоянии вымолвить ни слова, что с ней случалось редко.
  - У нас она цветет в апреле, - удивилась она. - А сейчас май.
  - Это розовая сакура. Она цветет на две недели позже.
  Серые глаза взглянули на Митю с интересом.
  - Откуда знаешь?
  - Я биолог по образованию.
  Так они стали встречаться. Митя ухаживал за ней, как ни за одной другой девушкой. Каждый раз старался удивить необычными поступками. Предложение он сделал в Катманду, в маленьком ресторанчике посреди озера. Зеленая игуана вскарабкалась ей на плечо, держа во рту кольцо с изумрудом в четверть карата. Натали попросила дать ей время подумать. Они вернулись в Москву, и после мучительной недели ожиданий Митя получил положительный ответ.
  За пару месяцев до свадьбы отец невесты пригласил Митю в свой кабинет, посадил в скрипучее кожаное кресло, налил двадцатилетнего виски. Будущий тесть начал разговор издалека, говорил обтекаемо, но в итоге закончил тем, что у Митиной фирмы нет будущего. Произнесено это было уверенно и безапелляционно. То, чем занимается Савичев, это пародия на бизнес. Компания либо разорится, либо ее съедят конкуренты.
  Чиновник московского правительства предложил работать под его началом. Митя встанет во главе строительной компании, а Абрамов обеспечит его лакомыми кусками федеральных заказов, доходы от которых пойдут обоим в карман. Поначалу Митины роялти будут невелики, но когда он наберется опыта, процент вырастет и доходы на порядок превысят то, что он зарабатывает на 'зверюшках'. Слово 'распилы' в разговоре не прозвучало, но оно буквально витало в воздухе среди табачного дыма.
  Митя выслушал тестя, поблагодарил и мягко отказался. Он объяснил, что ему нравится заниматься тем, что он делает, это работа по специальности. Вот и все. Предложение. Отказ. Казалось бы, пожали руки, разошлись.
  Абрамов неожиданно разозлился. Он назвал Митю щенком, не знающим жизни. Если дочь по глупости выходит за него замуж, это еще не значит, что он позволит содержать ее в нищете, а семейная жизнь Савичева этим и закончится - нищетой, потому что в бизнесе выживают акулы, а не караси. Митя не сможет содержать семью, а Натали заслуживает лучшей участи.
  Митя не вынес унижений и покинул дом. Через два дня от супруги Абрамова пришло известие: отец поклялся, что не поможет молодоженам ни копейкой. Натали поинтересовалась, какая кошка пробежала между ними? Митя ответил, что у него есть принципы, которые ее папаша не купит даже за свои барыши. Они проживут без его помощи - бизнес террариумов приносит неплохой доход. Пусть не такой, как левые заработки московского чиновника, но все-таки... После этих слов Натали вдруг обняла его, нежно поцеловала и сказала, что полюбила Митю именно за это. Он спросил, за что, но она не уточнила.
  На свадьбу дочери тесть, владевший двумя загородными домами, землей в Подмосковье и Крыму, охотничьим хозяйством в Карелии, подарил кухонный сервиз за три тысячи рублей. Он сидел в дальнем конце стола. Его мрачное, словно на похоронах лицо, отравляло атмосферу веселого празднества.
  С тех пор прошло три года. Болезненная рана между новоиспеченными родственниками зарубцовывалась очень медленно. Митя присутствовал на семейных праздниках и званных ужинах Абрамовых, но общение с тестем заходило не дальше холодных рукопожатий. На дни рождения Митя получал галстук, а Натали - коробочку духов. Больше всех повезло Марусе, которой в день ее появления на свет перепали золотые сережки.
  А потом у Митиной фирмы начались проблемы.
  У него появились конкуренты, ввозившие рептилий полулегально и использовавшие поддельные сертификаты, отчего их террариумы получались в два раза дешевле. Ведущего дизайнера переманил крупный производитель аквариумов, а террариумами стали заниматься все подряд. У Митиной фирмы резко упали заказы. Он сократил производство и уволил часть сотрудников, но положение оставалось критическим.
  Временами Мите казалось, что земля уходит у него из-под ног. За глянцевым покрывалом жизни обнаружился мрак, где прятались монстры Нищета и Голод. Все чаще накатывала депрессия и мрачные мысли. Что будет, если фирма обанкротится? Как выплачивать кредиты? На что содержать жену и дочь?
  Особенно, жену.
  До последнего времени он поддерживал образ жизни, к которому Натали привыкла в семье отца. Одежда, парфюм, рестораны, курорты - Митя не отказывал ей ни в чем. Однако нынешней зимой, когда Натали спросила, как поживает их семейный отдых в этом году, Митя ответил, что его не будет. Их бюджет не потянет даже поездку в Турцию. Натали ошеломленно замолчала. На лице проступило такое выражение, будто он ее ударил. Не говоря ни слова, она впихнула Марусю в комбинезон и ушла гулять на полдня. Вернулась с неожиданным известием: она была у мамы, и та подсказала идею.
  Год назад отец Натали открыл на Истринском водохранилище пятизвездочный отель. Он уволился из московского правительства и проводит сутки напролет за городом. Вместе с каким-то компаньоном вложил в проект все свои деньги, собираясь превратить отель в популярное место отдыха. Но не это главное.
  Супруга Абрамова раскрыла дочери страшную тайну: отец страстно желает понянчиться с внучкой. Он готов забыть о конфликте и сдать Савичевым коттедж за полцены, только чтобы видеть маленькую Машу каждый день.
  - Вариант супер! - говорила Натали. - У нас будет полноценный отпуск в фешенебельном отеле Подмосковья. А у тебя появится возможность помириться с отцом.
  Митя не особенно стремился проводить демаркационные линии и обговаривать условия перемирия. К тому же две недели бок о бок с тестем могут оказаться не отдыхом, а пыткой. Абрамов наверняка в восторге, что бизнес Мити посыпался как карточный домик, и при каждом удобном случае будет об этом напоминать.
  Митя честно изложил свои сомнения жене. И тут же получил.
  Чеканя слова с холодной яростью, Натали ответила, что не он ходил девять месяцев беременным, после чего полтора года нянчился с ребенком. Он представить себе не может, как она устала от четырех стен и прогулок с коляской по окрестным кварталам. Так что Мите лучше всего засунуть куда-нибудь уязвленную гордость и уважить просьбу любимой супруги, которая, между прочим, родила ему дочь!
  Митя не стал спорить. Во-первых, спорить с ней все равно было бесполезно. А во-вторых, он неожиданно понял, что действительно думает только о своих проблемах и совсем забыл о проблемах ее. Натали в самом деле следовало развеяться, отдохнуть от обязанностей молодой мамы.
  И он согласился.
  
  * * *
  
  Отметившись на ресепшн, они разгрузили вещи в коттедже; Митя отогнал на стоянку семейный Volvo, после чего Савичевы отправилась осматривать территорию.
  Отель был построен на большом лесистом мысе, который на гугловском снимке со спутника был похож на треугольник, выдающийся из суши в темную синеву водоема. По юго-восточной стороне треугольника тянулся песчаный пляж, вдоль которого размещались зоны отдыха, бары, беседки, коттеджи. Северная сторона была лесистой, обрывистой, из строений здесь преобладали хозяйственные постройки. В центре мыса, окруженный зеленой пушниной реликтовых сосен, возвышался главный корпус.
  Еще в Москве, знакомясь с Istra Park по буклетам, Митя отметил, что Абрамов строил отель не для простых смертных. Стоянка изобиловала 'мерседесами' и 'лексусами', среди которых затесалась парочка 'роллс-ройсов'. Во время прогулки на дорожках попадались подтянутые мужчины средних лет со спокойными взглядами крупных менеджеров и дамы с бриллиантовыми украшениями - жены, дочери и любовницы московской элиты. Оглядывая контингент, Натали сказала, что отдых здесь - большая удача. Митя так не думал. Он предпочитал компанию людей попроще, но Натали его мнение как всегда не интересовало.
  По тенистой аллее, тянущейся вдоль берега, они добрели до оконечности мыса. Там, за березовой рощей, обнаружилась высокая, видимо, искусственная скала. Сплюснутая вершина образовывала просторную площадку, огражденную чугунными перильцами.
  - Это, должно быть, площадка для мероприятий и шоу на декоративной скале, - вспомнила Натали содержание буклета. - Потому что ночной клуб расположен на цокольном этаже главного корпуса.
  - Зачем твой папа построил скалу? Ему леса мало?
  - Ты не понимаешь. Такие вещи привлекают клиентов.
  - Ну-ну, - скептически промычал Митя.
  Он взял дочь на руки, и они по лестнице поднялись наверх.
  Бетонная плита площадки нависала над водой. Натали прошла между пустых столиков и встала у перил, оглядывая водные просторы. Теплый ветер играл ее волосами и обтягивал сарафан на крутых бедрах.
  - Красота! - провозгласила она.
  Митя не стал подходить к краю. Он предпочитал держаться подальше от воды. Стоило ему встать на берегу, задержать взгляд на подернутом зыбью зеркале, как в голову вторгался образ бездны, скрытой под этой идиллией. Мысль о том, что он может случайно туда провалиться и остаться навсегда, во тьме и неизвестности, холодила сердце и сжимала ужасом горло... Страх перед водой обычно длился несколько секунд, потом уходил.
  Ушел и сейчас.
  Назад они возвращались вдоль северного берега через лес, и Митя слегка заблудился. Повернув у водонапорной башни, он надеялся выйти к главному корпусу, но дорожка уперлась в сетку-рабицу, по верху которой вились кольца колючей проволоки. За сеткой тускло поблескивали оцинкованные стены одноэтажного здания без окон и торчали горловины закопанных в землю цистерн.
  - Что это? - спросила Натали.
  - Похоже на комплекс водоснабжения.
  Чуть дальше на сетке обнаружилась табличка:
  
  Станция водозабора и водоочистки.
  ВХОД СТРОГО ВОСПРЕЩЕН!
  Ведется видеонаблюдение.
  
  - Похоже, мы забрели не туда, Сусанин, - язвительно произнесла Натали. Ее хорошее настроение улетучилось. Митя промолчал. Уставшая Маруся закапризничала, и он посадил ее себе на плечи.
  После недолгих плутаний они услышали стук теннисного мяча и вышли к кортам, над которыми нависало коричнево-белое авангардное здание главного корпуса. Куда идти - теперь было ясно.
  Экскурсия закончилась на центральном пляже. До обеда оставалось пара часов, и пляж был полон. Сразу несколько мужчин обратили внимание на Натали, и Митя ощутил тайную гордость. Он приобнял супругу за талию, дабы показать всем, что место занято.
  Маруся плюхнулась в песок. Она набирала полные кулачки и, разжимая по одному пальцы, с любопытством разглядывала, как струйка желтой пыли рассыпается по ветру. Натали, закрыв глаза, подставила лицо солнцу. Митя попросил бармена налить пива. Обычно днем он не употреблял, но они ведь на отдыхе, не так ли?
  - Отец примет нас завтра, - сказала Натали, не открывая глаз. - Сегодня у него какие-то важные дела, его нет в отеле.
  Митя оторвался от бокала, вытер пену с губ.
  - Мне обязательно с ним встречаться?
  - Боишься?
  - Нет, конечно.
  Натали беззлобно рассмеялась. Открыла глаза, посмотрела на него.
  - Боишься, - заключила она. - Не бойся, я с тобой. От тебя требуется поблагодарить его и не спорить. Остальное я беру на себя.
  - Когда я спорил?
  - Устала я от вашей холодной войны, если честно... МАРУСЯ!! Хорошие девочки не едят песок! Ну-ка плюнь! Плюнь, сказала! Тьфу!.. Дима, принеси нам пляжные полотенца. Я хочу позагорать до обеда.
  Не выпуская стакана из рук, Митя поднялся к пляжной будке, где молодой паренек с проколотой пирсингом бровью выдал ему мягкую махровую стопку.
  - Пожалуйста, Дмитрий.
  Митя удивился.
  - Откуда вы знаете мое имя?
  - Да как же... - смущенно улыбнулся паренек. - Вы нашему боссу родственниками приходитесь, разве нет? У вас статус ВИП, в листе прибытия особо отмечены. Супруга - Наталья. Дочь - Мария. Сегодня заехали, все должны знать.
  Митя изумленно покачал головой. ВИП-статус! Вот это да. Этот старый змей Абрамов из кожи вон лез, чтобы они чувствовали себя обязанными. Хотя с другой стороны - что тут говорить - попасть в категорию особо важных персон было приятно.
  ...Будка, где выдавали полотенца, стояла на пригорке, и когда Митя повернулся к водохранилищу, оно открылось ему с неожиданного ракурса. Между деревьев он увидел маленький залив, в котором стоял оранжево-синий катер. Рядом с бортом вздыбились брызги - крохотная черная фигурка ухнула спиной в воду.
  Рядом с Митей пожилая женщина, закрывшись ладонью от солнца, тоже глядела в ту сторону. Она что-то спросила у мужа с отечными подглазинами. Тот вынул изо рта сигариллу и, беспечно махнув рукой, прохрипел:
  - Пьянь какая-нибудь утонула. Здесь в деревнях полно пьяни.
  В небе раздался стрекот. Обнимая стопку полотенец, Митя поднял глаза. Кроны деревьев загораживали небо и вертолет было не видать. Однако хватило звука, чтобы к Мите вернулась тревога. Ему вспомнились серые мундиры, прочесывающие лес. А теперь еще катер и вертолет.
  'Это не просто пьянь, - мысленно оппонировал Савичев хриплому курильщику. - Это что-то другое, посерьезнее'.
  Взгляд снова упал на водохранилище, и несмотря на жару Митя ощутил колючий озноб. Куда бы он ни отправился - в любой стране, на любом курорте - ему вспоминался тот день из детства. Такое же солнце, жара, серебристая рябь на воде. Из похрипывающего радиоприемника разносится голос Валерия Сюткина, популярного в то время.
  Это был день, когда Митя утонул.
  
  * * *
  
  А ранним утром того же дня неподалеку от деревни с рыбным названием Лещичево в надувной лодке рыбачили отец и сын Антоновы. Точнее, удочку закинул только папа, потому как его девятилетний сын все не мог насадить на крючок плотного, извивающегося в подушечках пальцев мотыля.
  - Ну что же ты! - в который раз крякнул с досадой Антонов-старший, подаваясь к сыну. - Нужно вот так, под головку.
  - Я его боюсь, папа! - заплакал сын.
  - Бестолочь, - безнадежно махнул рукой отец. - Червяка боится. Весь в мать.
  В этот момент оба увидели, как мимо лодки течение тащит непонятную груду, посреди которой что-то посверкивало на солнце. Именно желтый блеск заставил отца сняться с якоря и пересесть за весла, чтобы подплыть ближе. Подсачеком, которым в начале лета он вытащил шестикилограммового язя, Антонов-старший подтянул к резиновому борту находку и в следующий миг завопил от ужаса, обнаружив под капроновой сеткой пальцы с маникюром и золотыми кольцами...
  Через полтора часа пакет с человеческими останками привезли в морг Истринской центральной районной больницы. То, что это была Даша Миронова, сомнений не оставалось.
  К приезду Горюнова судмедэксперт подготовила первичное заключение. Смерть предположительно наступила от рваных ран, нанесенных неизвестным режущим предметом. Тело расчленено пополам в районе грудины. Отсутствует нижняя часть, а также правая рука. Повреждена шея, но лицо сохранилось. Вероятнее всего, травмы нанесены винтом лодочного мотора. Умышленный характер не усматривается - преступники обычно расчленяют по-другому, руки отдельно, ноги отдельно, а тут...
  Горюнов облегченно вздохнул. Слава богу, не маньяк.
  Версия с лодочным мотором казалась ему правдоподобной. Хотя бензиновые двигатели на Истре запрещены - водохранилище снабжает питьевой водой всю столицу, - люди часто нарушают правила. Рыбаки, 'белая кость', пьяная молодежь. Многие нарушают. Поэтому картина вырисовывалась следующая: девочка отправилась купаться и угодила под лодку ночных гонщиков. Убийство по неосторожности. Фактически, несчастный случай.
  - Есть одна странность, - сказала судмедэксперт Ольга Георгиевна, худая седовласая женщина, когда они курили на лестнице. - Я напишу в заключении, что время смерти наступило более двух суток назад.
  - А разве не так? - поперхнулся дымом Горюнов.
  - При сладкой парочке утопления с расчленением трудно утверждать определенно. Но у меня есть ощущение, что останкам не более 36-и часов.
  - Постойте, - сказал Горюнов. - Сегодня четырнадцатое, а Миронова пропала в ночь с десятого на одиннадцатое... - Он замолчал, загибая пальцы. Удивленно продолжил: - Вы хотите сказать, она была жива на протяжении первых суток поисков? Пока ее искала куча народу, она была жива?
  - Не знаю, - покачала головой Ольга Георгиевна. - Я не настаиваю. Просто есть у меня такое ощущение.
  Горюнов связался с угрозыском и распорядился проверить винты лодочных моторов по всей округе. Потом позвонил водолазам и попросил еще день пошарить на дне - может, отыщутся другая часть тела. Хотя надежды было мало.
  Выключив телефон, он крепко задумался.
  
  ГЛАВА 2
  
  15 июля, утро
  Личные апартаменты, площадью четыреста квадратных метров, включая открытую террасу, Абрамов построил на вершине главного корпуса. Из панорамных окон пентхауза открывался захватывающий вид на три стороны света - на водный простор и окружавшие леса. Вид с высоты птичьего полета производил неизгладимое впечатление на всех знакомых. Заглядывая в окна и цокая языками, они говорили, что их загородные дома не идут ни в какое сравнение. Абрамов это прекрасно знал и втайне гордился.
  Однако сейчас бывшему чиновнику московского правительства было не до красот и самолюбия. Сдавив сигару костяшками пальцев, он смотрел на судно МЧС, застывшее на входе в Исаковский залив, и ощущал тяжесть на сердце. Пропажа дочери Миронова не выходила из головы все последние дни - крошечный, казалось бы, инцидент, мог навредить его бизнесу, которому после ухода из мэрии Абрамов посвятил все силы и время.
  К шестидесяти годам, когда пик активности позади, а пенсия вот она рядом, большинство людей мечтает построить домик у воды и жить в нем в тиши и комфорте. Абрамов построил себе замок, жил с большим комфортом да еще зарабатывал на этом.
  В свое время ему удалось отхватить восемь гектаров сказочных земель на берегу Истринского водохранилища. Родственник в правительстве Московской области, небольшая мзда - и жирный кусок государственного заказника, где водился редкий вид лягушек и еще какая-то хрень, оказался в руках Сергея Викторовича. После смены московского градоначальника Абрамову грозила отставка, и он не стал держаться за место - путь отступления был давно продуман. За пару лет до этого он продал большую часть своих активов, нашел соинвестора и на истринской земле начал строительство отеля, который собирался сделать лидером подмосковного отдыха. За два года на высоком лесистом мысе выросли три изящных корпуса и восемнадцать стильных коттеджей - своеобразный подарок себе к выходу на пенсию.
  Открытие 20 июля в прошлом году получилось шумным, гламурным и попало во все светские хроники. Первая партия отдыхающих была в полном восторге - от места, сервиса, фешенебельности. Абрамов трудился не покладая рук, и отель быстро стал популярным, принеся доход уже в первое лето.
  Людям понравилось сюда приезжать. Сорок минут от МКАДа. Реликтовый лес, зеркало хрустальной воды, воздух, наполненный ароматами хвои и желтой смолы. Словно лекарь-колдун, они снимали усталость от мегаполиса. А если к природе добавить роскошные интерьеры, сервис и качественную еду - это будет то самое место, в котором хочется остаться навсегда. Подмосковная Швейцария - так окрестили отель пиарщики Абрамова.
  Нынешний сезон, едва начавшись, приносил небывалую прибыль. Люди валом валили из душной столицы, и отель наполнялся под завязку даже в будни. Абрамов поднял и без того немаленькие цены, но число клиентов не уменьшалось, и он собирался поднять цены еще. Кроме того, в ближайший уикенд Сергей Викторович планировал отметить годовщину открытия: подготовил шоу-программу, позвал эстрадных исполнителей и селебрити - в общем, собирался провести мероприятие с размахом. Цены в эти дни будут космическими, но вряд ли это кого-нибудь отпугнет. Посещение Istra Park превратилось в модное и престижное времяпровождение, и Абрамов собирался поддерживать этот имидж всеми силами.
  И только инцидент с дочерью Миронова мог все испортить.
  Абрамов затянулся сигарой и перевел взгляд на черепичные крыши, краснеющие за елями. Поселок и отель имели общий забор, так что девчонка пропала, можно сказать, возле отеля. Чтобы быть в курсе расследования, Абрамов заплатил оперативнику из состава розыскной группы, и вчера тот сообщил, что жертва нашлась. Прижимая трубку к вспотевшему уху, Абрамов слушал жуткие подробности, от которых волосы вставали дыбом.
  Эта смерть могла повредить образу тихого респектабельного курорта, который он старательно выстраивал. Его не утешало, что смерть могла оказаться случайной, что девушка просто угодила под лодочный винт. Упоминание отеля в криминальной хронике сведет на нет все усилия по раскрутке. 'Рядом с Istra Park найдена расчлененная дочь вице-президента металлургического холдинга' - каково? Сразу пойдут звонки, неудобные вопросы, отказы от договоренностей. А сарафанное радио, создавшее отелю положительный имидж, запустится в обратную сторону: 'Слышал, что случилось около Istra Park? Неужели находятся сумасшедшие, которые там отдыхают?'
  Несмотря на то, что Абрамов ожидал приезда своей дочери, ему пришлось заниматься дочерью Миронова. Он связался с папой, которого неплохо знал - металлург обожал стейки из австралийского мраморного мяса, которые готовили в ресторане отеля. Абрамов выразил соболезнования и деликатно прозондировал почву на предмет освещения трагедии, после чего отправился в Истру. Действуя от имени безутешного отца, он устроил все так, чтобы информация о шокирующей находке не попала в прессу. В пресс-центре УВД ему пообещали, что газетчикам передадут лишь короткое сообщение, что десятого июля при невыясненных обстоятельствах погибла Дарья Миронова, без уточнения, чьей дочерью она является. Абрамова это устроило.
  Правда случилась накладка. Кто-то из полицейских слил историю молодому корреспонденту местной газеты, и тот быстро накатал статью. Абрамову повезло: редактора газеты смутила фамилия металлурга (редактор отчего-то подумал, что речь идет о другой, еще более влиятельной персоне), и он позвонил в УВД уточнить информацию. В результате молодого корреспондента навестил опер Абрамова и попросил отозвать материал. Попросил по-хорошему, без хамства и грубости. И получил в ответ заявление.
  Скрестив руки на груди и задрав подбородок, журналистишка запустил спич о свободной прессе, не обязанной подчиняться властям. Однако опер оказался калачом тертым и предложил идеалисту выбор: продолжать купаться в лучах свободы или быть обвиненным в препятствии расследованию особо тяжкого преступления. В итоге, либеральные ценности оказались не столь ценны, и публикация не состоялась.
  В отель Абрамов вчера вернулся поздним вечером, а сегодня утром собрал на пятиминутку руководителей служб для выяснения обстановки в коллективе.
  Оказалось, что о пропавшей девушке судачат с первого дня, причем примешивают к ее исчезновению разную мистику. У Абрамова, не выносившего ни религии, ни чертовщины, сводило зубы от раздражения. К тому же еще выяснилось, что вчерашняя находка возле гидроузла уже не секрет для персонала.
  Все это разозлило бывшего чиновника.
  - Значит так! - Он люто, по-звериному вглядывался в побледневшие лица. - Все разговоры прекратить! Узнаю, что кто-то треплется - уволю к чертовой бабушке. Всем передайте. Далее. Клиентам ни слова.
  - Спрашивают, Сергей Викторович, - подал голос начальник службы портье. - Катер МЧС. Вертолет. Полиция. Все ж видят...
  - Отвечайте, не в курсе, не знаем. Самых активных направляйте ко мне.
  - Может, все-таки стоит предупредить клиентов о возможной угрозе? - осторожно спросил начальник службы безопасности Леонтьев.
  - Каждую минуту кого-то насилуют, грабят, убивают. Но к нам люди приезжают отдыхать. Наша задача - оградить клиентов от негатива и позволить наслаждаться отдыхом. Не происходит ничего необычного. Ну утонул кто-то - зачем об этом знать клиентам? Катер и полиция скоро уйдут. Работаем в обычном режиме. А те, кто будут распускать язык, заработают неприятности. Вы меня знаете. Свободны.
  Когда все разошлись, тогда-то Абрамов и достал из коробки сигару, встал у окна и закурил, приводя в порядок мысли. История была очень некстати еще и потому, что у него наклевывалась важная финансовая сделка. Соинвестору, с которым они совместно владели отелем, срочно понадобились деньги, и он предложил выкупить свою долю. Предложение было заманчивым. Оно обещало сделать Абрамова единоличным владельцем сверхдоходного предприятия.
  'Все будет хорошо, - сказал он себе. - Все будет как надо'.
  На столе запиликал селектор. Абрамов отошел от окна и тронул кнопку.
  - Сергей Викторович, - проворковала администратор, - ваша дочь с семьей.
  - Пусть поднимаются.
  Натали привезла внучку. Может, общение с ней позволит расслабиться. Он постарался переключиться на позитив. Размял мышцы лица, тренируя улыбку доброго дедушки.
  
  * * *
  
  Весь вчерашний день и сегодняшнее утро Митя думал о предстоящей встрече с Абрамовым. Поднимаясь на лифте на последний этаж главного корпуса, он нервно грыз ноготь.
  - Не волнуйся, - сказала Натали. - Говорить буду я. Все будет хорошо. Я уверена, что война между вами закончена... Не грызи, Митя!
  Абрамов, одетый в деловой костюм, встретил их у лифта. Тепло обнял Натали. Взял на руки внучку, блеснув часами за пятьдесят штук баксов.
  - Какие мы взрослые! - произнес он банальность дедушек и бабушек, редко общающихся со своими внуками.
  - Мы уже сами кушаем и ходим на горшок, - гордо объявила Натали. - Готовимся к садику.
  - Молодцы какие... У-тю-тю!..
  Жесткие узловатые пальцы Абрамова воткнулись в нежный детский бочок. Девочка вздрогнула. Посмотрела на деда недоверчиво, исподлобья, словно подозревала в нем переодетого гестаповца.
  - Поселились удачно? Проблем не возникло?
  - Да-да, все в порядке. Администратор о нас очень заботилась.
  - Естественно... - хмыкнул Абрамов. - Как вам отель?
  - Отель просто супер! Место сказочное!
  - Коттедж?
  - Коттедж тоже. Просто слов нет.
  - Я велел супервайзеру каждый день ставить свежие букеты.
  - Папа, это лишнее.
  - Не каждый же день приезжают такие красавицы!
  Он снова попытался пощекотать Марусю. Та, извиваясь всем телом, попыталась избежать дедушкиной 'ласки'. Тоскливо поглядела на мать и приготовилась заплакать. Митя видел, что девочке неприятен чужой дядя, для которого финансы куда родственнее внуков, но ничего не мог поделать.
  Абрамов провел их в гостиную. Они расположились на большом кожаном диване. Мария тут же ускользнула от дедушки и стала ползать по подушкам, изучая географию нового объекта. Митя задрал голову, оглядывая высоченные потолки.
  - Вау-у! - воскликнула Натали, застыв у окна. - Вот это панорама! Будто паришь над лесом!
  - Я добивался такого эффекта, - не без гордости заметил Абрамов. - Угрохал кучу денег.
  - Волшебно... Где мама?
  - Скоро вернется. Уехала за игрушками для Марии.
  - Вообще-то мы привезли целую сумку.
  - В отеле есть детская комната. Но мы решили, что у Марии должны быть свои игрушки, отдельные.
  Митя сидел на другом конце дивана и улыбался глупой улыбкой, будто тоже был рад встрече, хотя в душе чувствовал себя скверно.
  - Долго добирались? - спросил Абрамов.
  - На выезде с МКАДа попали в пробку. Едва не умерли от жары.
  - Разве у вас нет кондиционера в машине? - нахмурил тесть тяжелые брови.
  Митя напрягся.
  - С кондиционером что-то случилось в дороге. - Натали обезоруживающе улыбнулась отцу. - Не выдержал жары, шведская железяка.
  - Наверное, закончился фреон. Отгоните машину в мой гараж, механик посмотрит. - Бесцветные глаза повернулись на Митю. - Отгони машину в гараж, Дмитрий. Это за корпусом. Скажи механику, чтобы посмотрел.
  - Спасибо, - выдавил из себя Митя. Неужели Натали права? Неужели в их отношениях наступила оттепель?
  - Отдыхайте, ни о чем не думайте, - продолжал Абрамов. - Все в вашем распоряжении: ночной клуб, ресторан, spa. Все бесплатно. Особенно советую посетить ресторан. Шеф-повар готовит отличных омаров. Мои друзья, у которых недвижимость на Истре, специально приезжают отведать омаров от моего шеф-повара.
  - Мы очень благодарны вам за приглашение! - выпалил Митя и в следующий миг понял, что выразил вчерашнюю просьбу жены катастрофически фальшиво.
  Неискренность заметил не только он, и под высокими потолками пентхауза повисло неловкое молчание, нарушаемое лишь тихим шуршанием кондиционера.
  - В самом деле, - подала голос Натали. - Митя, прав. Папа, спасибо тебе огромное. Я так рада, что Маруся наконец узнает поближе бабушку с дедушкой.
  - На здоровье, - ответил Абрамов и улыбнулся дочери. - Спасибо, что приехали. А то совсем забыли.
  Это было невероятно! Митя почувствовал, что отношения между Савичевыми и Абрамовыми буквально на глазах восстанавливаются и наполняются родственной теплотой. Мир вдруг стал светлее, подушки дивана мягче, хвоя за окном зеленее. Ему стало так хорошо, так уютно в этом просторном зале, из которого видно половину Московской области, что он разомлел и потерял бдительность.
  Он вовсе не хотел наступать тестю на больную мозоль. Наоборот, собирался поддержать разговор отца и дочери, нащупать новые темы. Но получилось с точностью до наоборот.
  - А что тут у вас произошло? - спросил Митя. - По дороге сюда я видел милицию в лесу.
  От невинного, казалось бы, вопроса лицо Сергея Викторовича перекосило, словно у него схватило зуб. Еще секунду назад оно излучало гостеприимство и доброжелательность, но теперь от них не осталось и следа.
  - Что? - глухо спросил Абрамов.
  - То есть, их сейчас называют полицией, - продолжил Митя без особой уверенности. Он почувствовал, что сделал что-то не так, но не мог понять что именно и продолжал: - И еще катер с водолазами у берега. И вертолет. Кто-то потерялся?
  - А где была полиция? - удивилась Натали. - Я не видела. Папа, что случилось? Почему полиция?
  - Это ерунда, - махнул рукой Абрамов, при этом лицо у него сделалось пунцовым, словно хозяина отеля вот-вот хватит апоплексический удар.
  - Нет, папа, ну правда! - не унималась Натали. - Что произошло?
  - ЭТО Е-РУН-ДА!!! - неожиданно закричал Абрамов.
  Натали изумленно замолчала. Маруся, теребившая кисточку у диванной подушки, испуганно обернувшись на дедушку. Митя уже понял, что из всех неправильных вещей, которые он мог сделать, он неосознанно выбрал самую худшую.
  Абрамов обвел их бешеным взглядом, втянул ноздрями воздух.
  - Забудьте об этом. Это вас не касается. Что бы ни произошло снаружи, вас это не должно волновать. У нас совершенно безопасно. Трехметровый забор, видеонаблюдение, охрана. Посторонним на территорию не попасть... Не заморачивайтесь проблемами, которые вас не касаются. Отдыхайте, кушайте, развлекайтесь, смотрите анимацию.
  Натали безмолвно глядела на отца: на его бегающие глаза, кривящиеся от гнева губы. Митя сконфуженно уставился на свои коленки. К нему тихонько подползла Маруся и ткнулась под ребра теплым лобиком.
  Положение спас заигравший у Абрамова телефон.
  - Не будем тебе мешать, - сказала Натали, спешно поднимаясь. - Встретимся, когда мама приедет?
  - Да, - растеряно ответил Абрамов. - Встретимся за ужином.
  Савичевы быстро очутились на улице, где Натали набросилась на Митю:
  - Ты вел себя как осел!
  - Откуда я знал, что он взбесится?
  - Что там случилось в лесу?
  - Я тоже хочу знать.
  Натали недовольно покачала головой.
  - Не лезь в местные дела. Мы сюда приехали отдыхать, а не грузиться чужими проблемами.
  - Я что, против? Спросил просто.
  
  
  ГЛАВА 3
  
  После встречи с Абрамовым супруги Савичевы с головой окунулись в пятизвездочный отдых. Жара не унималась, и с утра до вечера они проводили у воды, выбираясь с пляжа лишь на прием пищи и сон. Натали посмуглела словно после Египта. Митя сгорел, что из-за светлой кожи с ним случалось всегда. Маруся училась плавать. В надувных нарукавниках с изображением героев Диснея, вместе с другими детьми она барахталась в 'лягушатнике', радостно хихикая, и протестующее вопила, когда Митя вытаскивал ее из воды.
  С тестем Митя пересекался дважды, но не разговаривал, чему был несказанно рад. Зато механик из гаража починил кондиционер в машине - подтянул гайки, заправил фреон, так что теперь Volvo мог участвовать хоть в Camel Trophy.
  Катер МЧС, который Митя видел в первый день, больше не появлялся. Он то ли ушел вниз по течению, то ли выполнил свою задачу и ушел совсем. В бухте, где он раньше стоял, теперь катались отдыхающие на катамаранах. Вертолет тоже не давал о себе знать, и Митя забыл об этих странностях. Солнце, песок и бесплатный 'Будвайзер' тому очень способствовали.
  16 июля около шести часов вечера, оставив Марусю на попечение отельной няньки, Натали собралась на ужин с ведущим Первого канала, заехавшим отведать жареных лобстеров. Весь день она с нетерпением ждала этой встречи: вместе с матерью мерила платья, делала прическу и педикюр.
  Митя весь день колебался.
  Абрамов приглашал их обоих, и по правилам хорошего тона мужу следовало сопровождать супругу на званном ужине - все-таки они семья. Однако ему не хотелось туда идти. Савичев знал, что будет косноязычен и неловок за столом со знаменитостью. Но еще хуже, что на ужине будет сам Абрамов. Придется слушать его скабрезные шутки и рассказы о влиятельных друзьях. Учитывая, в каком состоянии находились его собственные дела, Митя вряд ли это выдержит.
  В общем, он решил не ходить. Из-за они поссорились с Натали.
  - Ты хочешь, чтобы я тоже не пошла? - заявила она, яростно сверкая глазами на посмуглевшем лице.
  Митя промолчал. Ему действительно этого не хотелось.
  - Мы и так никуда не ходим! Заперлись в четырех стенах!
  - Я тебя не держу. Иди без меня.
  Натали фыркнула.
  - Иди! А что я скажу отцу? Почему из-за твоего эгоизма я не могу встретиться с известной персоной?!
  - Скажи, у меня проблемы на работе. Нужно решать. Не до ужинов.
  Она состроила кривую улыбку и ушла.
  На общий ужин Митя тоже не пошел. В ресторане он мог столкнуться с Абрамовым, который пристанет с вопросами, почему зять оставил его дочь одну и все такое. Решив вообще держаться подальше от главного корпуса, Митя спустился на пляж. Если бы он знал, какими последствиями это для него обернется, он преодолел бы робость и пошел с Натали. Но случилось то, что случилось, и ничего нельзя было исправить...
  На пляже Митя устроился на привычном месте, напротив отельного причала, куда после пяти вечера наползала тень от деревьев и где было не так жарко. Опустив спинку шезлонга, он растянулся во всю длину, установил на груди электронный ридер и, придерживая его двумя пальцами, погрузился в перипетии старенького ужастика Стивена Кинга про взбесившегося сенбернара.
  Около семи вечера, когда народ потянулся на ужин и пляж опустел, Митя решил окунуться. При людях он смущался демонстрировать свое мастерство плавания, но сейчас некому было смотреть. Митя сложил на шезлонге одежду, бросил сверху ридер (администраторы уверяли, что в отеле не бывает краж) и спустился к воде.
  От Истры тянуло прохладой. Сквозь колышущуюся пленку виднелось песчаное дно с редкими камнями. Ступив на влажную полосу возле уреза воды, он ощутил привычную дрожь в груди. Чтобы ее перебороть, мама обучила Митю нехитрому ритуалу, который он и проделал - вошел в воду по колено и окатил плечи прохладными горстями.
  В небе лениво перекрикивались чайки, далеко ниже по течению играла музыка. Митя вошел сначала по пояс, потом по грудь, рассекая торсом теплые и холодные слои. Вода освежала, бодрила. А еще она вызывала страх, облизывающий сердце холодком, но Митя давно смирился с компанией навязчивого спутника. Детский психиатр помог.
  Войдя по шею, он сменил курс и пошел вдоль берега, разгребая воду руками, словно ребенок, изображающий плаванье. Песчаное дно мягко пружинило под ступнями. Контакт был надежным. Глубже Митя не заходил. Никогда, с того памятного дня в детстве. Вообразить, что дно может исчезнуть, было для него невыносимо. А на мелководье он чувствовал себя в безопасности, здесь его купание было не страшнее мытья в ванной.
  На пляже кое-где оставались люди. Далеко в конце песчаной полосы белели спины - судя по отсутствию загара, в отеле недавно. На причале, возле которого 'плавал' Митя, лежали две смуглые женщины. На спортивной площадке стучал волейбольный мяч - четверку поджарых молодых людей ужин интересовал куда меньше, чем счет в партии. Мяч ударялся о руки размеренно, словно метроном. Под усыпляющий ритм окружающая действительность погружалась в сладкую предвечернюю дрему...
  Плеск за спиной был неожиданным и громким, словно в воду бросили кирпич.
  Митя вздрогнул, покрылся мурашками. Ступни судорожно впились в дно, боясь его потерять. Глаза растерянно забегали по поверхности. Что это? Где плеснулось?
  Неподалеку от причала, за ограждающими зону купания поплавками, расходились широкие круги.
  У Савичева защемило сердце. Солнце вдруг стало особенно жарким. Звучащая вдалеке песня обернулась 'Дорогой в облаках'. В ушах раздалось мокрое чмоканье. И следом - чьи-то пальцы хватают его за щиколотку и тащат на глубину...
  Он не заметил, как очутился на берегу.
  Вода ручьями лилась на песок с плеч и мокрых волос. Добравшись до шезлонга, трясущимися руками он нашел среди вещей полотенце, отер лицо и беспокойно оглядел прибрежную зону.
  Деревянная полоса причала делила ее на две части. Большую занимала зона купания, в меньшей устроилась живописная заводь, заросшая ряской и кувшинками. Но всплеск случился не в ней. Плеснулось за оградой из поплавков. Хотя сейчас, спустя время, Митя сомневался в том, что видел и слышал. Круги разошлись. Поплавки перестали качаться. Вода с причмокиванием целовала борта лодок и сваи причала.
  На другом конце пляжа рассыпался девичий смех. Безмятежно стучал мяч на волейбольной площадке. И только одна из женщин, лежавших на пирсе, подняла голову. Взгляд темных глаз пробежал по воде, пляжу, задержался на фигуре Савичева. Его присутствие каким-то образом все объяснило, и женщина вернула голову на лежак.
  Что это было?
  Разум Мити не мог подобрать объяснения. Ни один из плавниковых обитателей водоема не способен издать столь шумный плеск. Человек? Но человека Митя заметил бы. Обычного пловца точно, а аквалангист выдал бы себя торчащей из воды трубкой или пузырями.
  КТО ЭТО БЫЛ?!!
  Однажды в Подмосковье Митя наткнулся на глухой участок реки, облюбованный бобрами. Они строили запруды, сноровисто плавали и хлопали по воде плоскими хвостами, подавая сородичам сигналы тревоги, если рядом появлялись люди. Удары выходили звонкими, будто кто-то швырял в воду булыжники. Те звуки были похожи на плеск, что слышал Митя. Только откуда здесь бобры? Как и многие дикие животные, они не селились рядом с человеком.
  - Черт, - сказал он негромко.
  Скорее всего, ему показалось. Это самое логичное объяснение. Перегрелся на солнышке и полез в воду. Резкий переход из жары в холод вызвал спазм сосудов и легкую галлюцинацию.
  'Не было никакого плеска', - сказал себе Митя.
  Больше никто не видел, не слышал. Только женщина на причале. Но ее внимание мог привлечь сам Митя, когда с выбирался из воды с безумием антилопы, обнаружившей крокодила на водопое.
  Простое объяснение успокоило встревоженный разум. Однако сердце почему-то не отпускало. Он чувствовал странное напряжение, разлитое в душном вечернем воздухе. Словно что-то должно было произойти. Что-то плохое.
  
  * * *
  
  Две женщины, загоравшие на причале, были матерью и дочерью. Елизавета Бевенис и пятнадцатилетняя Марина отдыхали в Istra Park за счет крупного универсама, где работала мама. Двухкомнатный 'Люкс' оплатил директор магазина, таким образом отблагодарив свою заместительницу за удачную реализацию крупной партии просроченного детского питания. Из-за глупости и невнимательности менеджера по закупкам партию бы пришлось выбросить на свалку, а так универсам еще и заработал.
  Елизавета Бевенис, которая растила дочь одна, без мужа, была рада вытащить на свежий воздух свою домоседку, не интересовавшуюся ничем, кроме интернет-блогов и компьютерных игр. Мама очень надеялась, что в отеле Марина найдет себе компанию - подружку или мальчика из хорошей семьи. Пока надежды не оправдывались. Марина сторонилась развлечений и проводила время на пляже или в номере исключительно в обществе ай-фона последнего поколения.
  Внимание женщины привлек не плеск, как подумал Митя, а неожиданный толчок, потрясший причал. Мореные доски, на которых лежали пляжные матрасы, вздрогнули. Привязанные к причалу лодки стукнулись бортами. И лишь затем Елизавета Бевенис услышала шумное 'бултых!'.
  Замдиректора универсама подняла голову, оглядывая воду и берег, но не увидела ничего подозрительного. Лишь молодого мужчину, который стремительно выскочил из воды и застыл на берегу в напряженной позе. Елизавета решила, что он задел одну из лодок во время купания. Может, ушибся при этом, отчего сразу выскочил на берег. Это все объясняло.
   Она опустила затылок на подголовник.
  - Завтра турнир по крокету, - сказала она дочери, смежив веки. - На лужайке у спортивного корпуса. Я тебя записала.
  Марина вытащила из уха белую таблетку ай-фона и, выпучив глаза, удивленно посмотрела на мать.
  - Куда ты меня записала?
  - Крокет. Игра такая. Бить деревянным молотком по шарам.
  - Я не играла никогда.
  - Попробуй. Там будут и молодые ребята.
  - Спасибо, я не пойду.
  - Почему?
  - Не хочется. К тому же, как ты знаешь, я и физкультура не очень ладим.
  Елизавета Бевенис задумалась.
  - Тогда сходи вечером на дискотеку.
  - Не хочу.
  - Почему?
  - Я там никого не знаю. Я буду чувствовать себя круглой дурой.
  - Хочешь, я с тобой пойду?
  - Ну да. С мамой на дискотеку. Супер!..
  - Марина...
  - Ма, я понимаю, что ты во что бы то ни стало хочешь найти мне компанию. Пожалуйста, не надо. Я сама во всем разберусь.
  - Мариночка, доченька, мы в таком чудесном месте. Здесь море развлечений, а ты сидишь в номере.
  - Мне нравится быть одной.
  - Но ведь можно совсем остаться одной! Неужели ты хочешь превратиться в... - Она не договорила, поняв, что ступила на тонкий лед. Но Марина все поняла.
  Девушка села на матрасе. Отвернула голову от матери, делая вид, что разглядывает другой берег.
  - Ты хотела сказать, что я хочу превратиться в старую деву?
  - Нет. Вовсе нет. Я просто хотела сказать, что тебе нужно быть посмелее...
  Марина встала, сунула ай-фон в водонепроницаемый чехол, повесила на шею. Удобная штука этот чехол. Можно не беспокоиться, что у тебя вытащат телефон из одежды, пока ты плаваешь. Хотя мама утверждала, что в отеле краж не бывает - администрация строго за этим следит, - но Марина все равно побаивалась оставлять без присмотра электронного любимца.
  - Куда ты? - спросила мама.
  - Искупаюсь.
  - Марина, ты обиделась?
  - Нет, - ответила дочь , направляясь к спуску с причала.
  Елизавета Бевенис с болью поглядела на сгорбленную фигурку дочери. Как несправедливо! Все, что она делала в своей жизни, было ради этой девочки. Даже просроченные йогурты и пюре она сбывала не ради квартальной премии, а ради Марины. Елизавета Бевенис ничего не оставляла для себя. Она жила ради дочери, но та не ценила ее усилий.
  Сойдя на берег, Марина оставила шлепанцы на песке и стала медленно заходить в воду, привыкая к холодным уколам. Волейболисты дружно вскрикнули, празднуя выигранную подачу. Она посмотрела на них с досадой. Среди игроков была девушка - загорелая, плечистая, уверенная. Марина ей завидовала. Она мечтала оказаться среди этих ребят и, наверное, это желание не было невозможным. Кто-нибудь другой, попроще и посмелее, подошел бы и попросился в игру. Но Марина не могла. Она стеснялась.
  Ей, конечно, совсем не нравилось тосковать вечерами в номере, когда отель бурлил развлечениями, особенно ночными. Но признаться в этом матери было выше ее сил. А Марине очень хотелось с кем-нибудь познакомиться. Ей нравился один мальчик, с которым она встречалась на пляже и в ресторане. Однажды он ей даже улыбнулся, но этим все и ограничилось. Мама наверняка сказала бы, что ей нужно самой проявить инициативу, но Марина ни за что бы не решилась подойти к мальчику. Она мечтала, чтобы он подошел сам. Только этого почему-то не происходило.
  Она грустно вздохнула.
  Вода достигла живота. Марина еще раз проверила, надежно ли запечатан ай-фон в чехле, легла грудью на воду и поплыла. Она плыла медленно, никуда не спеша - на ужин они с мамой ходили в числе последних.
  Массивный конец пирса, опирающийся на деревянные сваи, медленно проплыл мимо нее, и перед Мариной открылась небольшая заводь под обрывистым берегом. Кусочек природы, не тронутый ландшафтными дизайнерами. Она редко сюда заплывала - из-за обилия водорослей плавать здесь было затруднительно. Однако после разговора с мамой девушке захотелось новых впечатлений.
  Среди влажной зелени что-то белело, похожее на выброшенную бумажку. Марина близоруко сощурилась. Сделала несколько гребков, подплывая ближе.
  Сквозь воду и зелень пробивался очаровательный цветок с нежно белыми лепестками и горящим желтком в центре.
  Белая кувшинка!
  Вот бы сорвать!
  Кувшинка украсила бы волосы цветком, и тот симпатичный мальчик подошел бы к ней с вопросом, где она раздобыла такое чудо.
  
  * * *
  
  Стоя возле шезлонга, Митя наблюдал за плывущей девушкой. На просторном пляже она была единственной, кто находился в воде. И биолог, сам не понимая почему, ощутил смутную тревогу.
  Девушка заплыла за причал, пропав из вида. Через несколько секунд он увидел ее с другой стороны, осторожными мелкими гребками подбирающуюся к заводи, которая заросла ряской и кувшинками. Около нее девушка замерла ненадолго. Затем, угловато двигая руками, поплыла вглубь зеленого лабиринта.
  Пытаясь разобрать, что ей там понадобилось, Митя незаметно для себя зашагал в том направлении. Пляж остался позади. Песок под ногами сменился землей, которая стала подниматься вверх - пляж упирался в основание лесистого пригорка, нависавшего над заводью. Но Митя не стал на него взбираться - он все увидел и так.
  В глубине заводи белела Nymphaea candida, снежно-белая кувшинка, настоящая редкость. Савичев облегченно выдохнул. Вот за чем сюда отправилась юная пловчиха. А он подумал невесть что...
  Под причалом вдруг что-то плеснулось, фыркнуло.
  Митя вздрогнул и отшатнулся от водоема. Под ногу попала ямка, и Савичев, оступившись, грохнулся спиной на траву.
  Над головой качались сосновые ветви. Ноги дрожали, сердце оглушительно стучало в ушах, а в такт ему билась мысль: не может быть! Не может быть!
  Загадочный плеск не был галлюцинацией. Он был реален.
  
  * * *
  
  Марина, завороженная озерным цветком, не обратила внимания на странный звук, раздавшийся в десятке метров у нее за спиной. Она плыла к кувшинке между островками зелени и все ее мысли занимало, как добраться до прекрасной добычи.
  Тина и речные водоросли пугали девушку с малых лет. Холодные и скользкие, они навеивали ассоциации с пальцами и волосами утопленников. Если бы она поплыла напрямик, ей пришлось бы раздвигать мерзкую зелень ладонями. При этом стебли будут скользить по животу, обвиваться вокруг бедер, забираться под волосы... Брррр! Поэтому девушка выбирала путь длинный и извилистый, позволяющий избегать неприятных контактов.
  Кувшинка заманчиво белела в окружении влажной зелени, и Марина почти до нее добралась. Она встала на мягкое илистое дно. Одной рукой отвела пучок хвоща, выпростала вперед другую. Кончики пальцев тронули нежный бархат лепестков. Какая прелесть! На лице Марины расцвела улыбка. Она сорвала цветок и наклонила к бутону тонкий нос с горбинкой, вдыхая сладковатый аромат...
  То, что случилось дальше, было невероятно далеким от экскурсии по райскому саду.
  Сначала легкое колыхание пощекотало поясницу. Девушка удивилась подводным течениям в столь тихом месте, но не испугалась. Что может с ней случиться у пляжа большого отеля? Однако стоило возникнуть этому вопросу, как резкий удар подсек ее худые стопы, стоявшие на скользком дне.
  Издав пронзительный крик, Марина стремительно ушла под воду.
  На правую лодыжку что-то навалилось, потянув на глубину. Не понимая, что происходит, девушка беспомощно барахталась в холодной полутьме, а ненавистные водоросли обвивали ее, щекотали спину, змеились в волосах, тыкались в глаза и губы.
  Что-то больно чиркнуло по бедру. Рассекло кожу и срезало резинку купальных трусиков. Марина почувствовала, как они спали с бедер, обнажив девичью тайну. В низу живота собрался волнительный ком - даже в этой ситуации она испытала стыд. Девушка отчаянно замолотила руками и ногами во все стороны, пытаясь вырваться из неведомой хватки. Закричала под водой, выпустив изо рта клуб пузырей, еще раз лягнулась пяткой...
  
  * * *
  
  Отчаянный крик взорвал предвечернюю тишину. Взлетел в небо и захлебнулся. Обернувшись, Митя увидел брызги над водой в том месте, где плавала девушка. Поднимаясь с земли, он упустил момент, как она исчезла из виду.
  Вода в центре заводи бурлила и шла пеной, а внизу происходило непонятное барахтанье. О том, что там происходило, нужно думать после. Сейчас важно одно: девушке требуется помощь. А помочь мог только он - ближе просто никого не было.
  На дрожащих ногах он подбежал к воде, ступил на зыбкую кочку и... замер на ней, вцепившись в траву. Ему оставалось прыгнуть в воду. Глубина около метра, не утонешь. Главное - ухватить за шевелюру утопающей. Он где-то читал, что тонущих вытаскивают за волосы, потому что с других частей тела пальцы соскальзывают. В общем, нужно только прыгнуть в воду. Всего лишь.
  Но он не мог. Ноги словно приросли к берегу.
  В ушах стояли плеск и фырканье, раздавшиеся у причала. Все, что мог Митя, это цепляться за траву и бессильно наблюдать за происходящим в заводи. Он не мог заставить себя сдвинуться даже на несчастный сантиметр. Беспомощное оцепенение охватило его от головы до кончиков пальцев ног.
  Девушка вдруг вынырнула без посторонней помощи. Блестящая голова показалась среди пены и кувшинок. На покрытом водяной пленкой лице распахнулись три отверстия - глаза и рот. Пальцы судорожно вцепились в водоросли, и Митя понял этот жест - девушка ни за что на свете не хотела вернуться обратно - туда, где не было воздуха.
  - По-м-могиииите-е-е-е! - просипела она, уставившись на Митю полными ужаса глазами.
  Митя прижался спиной к обрыву. Он хотел ей помочь. Очень хотел. Только как это сделать, когда страх сковывает волю, а берег притягивает как магнит?
  Вскоре девушка потеряла его из виду. Пыжась изо всех сил, она тянула зеленые пучки, подтаскивая себя к берегу. Ей было невероятно трудно, бурые водоросли веревками оплетали бока, ноги тонули в мягком иле, но она упорно рвалась на сушу, словно там была жизнь, а в заводи - смерть.
  На какой-то миг вода обнажила молочные бедра, и Митя увидел на правом длинный царапок и сочившуюся кровь.
  - Марина! Мариночка! Боже мой! - заголосила женщина с причала. Она вскочила на ноги и стала метаться вдоль лодок. - Помогите ей! Эй, мужчина, что вы застыли! Помогите моей дочери!! ПОМОГИТЕЕЕЕ-Е!!!!..
  Ее вопли превратились в истеричный визг.
  Вода позади девушки бурно вспенилась. И потрясенный Митя увидел, как из глубины поднялась большая тень.
  
  * * *
  
  Ненавистные водоросли окружали Марину Бевенис со всех сторон. Но куда страшнее было то, что находилось у нее за спиной. Неведомый ужас, восставший из глубин. Водное божество, неистовое и беспощадное.
  Ей удалось от него сбежать, угодив куда-то пяткой, после чего существо ослабило хватку. Теперь, цепляясь за стебли кувшинок, она пыталась выбраться на берег. Водяные заросли стояли стеной, ноги не слушались, тело била крупная дрожь, но все это она могла превозмочь. Ей только очутиться на берегу, только ступить на твердую землю, где у страшного духа нет власти.
  Только там она могла спастись.
  Перед глазами закачались ивовые ветви. Марина не поверила, увидев их перед собой. Неужели берег? Неужели спасение? За ветви можно ухватиться и вытащить себя из воды - они крепче водорослей. Она уже представляла, как мама радостно обнимает ее на причале, как утирает ей слезы и утешает тихими и ласковыми словами...
  Окружавшая Марину осклизлая зелень вдруг раздвинулась. Белые покойничьи руки высунулись из нее и, обхватив девушку поперек живота, потащили вниз. Сила агрессора была такова, что в кулаках у Марины остались вырванные пучки зелени.
  Полутьма и холод окружили вновь. Марину перевернуло вниз головой, но в этот раз в легких не было воздуха. Девушка открыла рот, и через секунду туловище содрогнулось от конвульсий.
  Когда неведомая сила волокла ее на глубину, сердце девушки еще билось.
  
  * * *
  
  Митя видел, как большая тень, шевельнув камыши, придвинулась к купальщице. Рывок - и та скрылась среди клочьев пены и листьев кувшинок. Словно ее никогда не было. Только вырванные водоросли, за которые она хваталась, качались на поверхности.
  - Марина! - голосила женщина на причале. - Марина! Мариночка!! Где моя девочка? Где она?!!
  Женщина кричала в никуда, но оглушенный и потрясенный Митя отчего-то думал, что вопрос адресован ему. Он собирался ей ответить, но так и застыл с открытым ртом. У него не было разумного объяснения ни для себя, ни для женщины. Ее дочь утащило под воду нечто немыслимое. У Мити был шанс спасти несчастную, но он его не использовал.
  Он испугался.
  До смерти испугался чудовища, в далеком детстве едва не утащившего его самого на дно реки.
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Отбор без правил"(Любовное фэнтези) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) П.Роман "Ветер бури"(ЛитРПГ) Т.Рем "Призванная быть любимой – 3. Раскрыть крылья"(Любовное фэнтези) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"