Синюков Борис Прокопьевич: другие произведения.

1. Почему ныне из обезьян "не происходят" люди?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Почему ныне из обезьян "не происходят" люди?

   Теория Чарльза Дарвина ныне рассматривается несерьезно, как бы в фоновом режиме. С одной стороны, мы то и дело повторяем в просторечии, что мы произошли от обезьяны, шутим по этому поводу на каждом шагу, по делу и без дела, другими словами как бы признаем этот факт на повседневном житейском уровне. Но на научном уровне, так сказать, в научной среде профессионалов, мы все-таки делим ученых на зоологов и антропологов, науки которых совсем не пересекаются, вернее практически не пересекаются. Многие из антропологов вообще ставят вслух под сомнение то, что мы произошли от обезьян. Говорят, от инопланетян, так вроде бы приличнее для нашего слуха. Я бы даже не касался этого вопроса, если бы у приверженцев инопланетного происхождения человека, не было бы всего одного "довода" в защиту своей теории и одновременно аргумента против дарвиновской теории: почему ныне, прямо "здесь и сейчас" из обезьян не происходят люди? Вот если бы "происходили где-нибудь", то они бы свою "инопланетную теорию" сами сняли. Действительно, а куда бы им было деваться?
   На этот вопрос, не последний, а предпоследний, надо рассмотреть три возможных ответа. Во-первых, мы плохо знаем отдельные виды обезьян в развитии их по времени. Поэтому вполне может быть, что в течение, например, 100 лет из отдельных видов обезьян где-нибудь в глуши тропической Африки, куда нога человека, притом одного, вступала раз или два в столетие, уже получились люди. Но мы этого не заметили в связи с фрагментарностью наблюдений, поэтому не знали, и никогда теперь не узнаем этого фактического движения развития по времени. Недавно в таких именно дебрях нашли какое-то людское племя каких-то пигмеев, о которых написали, что они находятся на самом низшем уровне человеческого развития типа питекантропов или австралопитеков. Вполне вероятно также, что "очеловекообразившихся" обезьян в их предшествующем обезьяньем статусе заменяют виды животных, ранее ничего общего с обезьянами не имевшие. Недаром виды известных обезьян столь сильно отличаются друг от друга, но в то же время зачастую столь близки к каким-нибудь животным "необезьяньих" видов. Так у зоологов появились собакоподобные, кошачьи и многие другие виды обезьян, внешностью и повадками напоминающие указанных и не указанных мной животных, к обезьянам вовсе не принадлежащих.
   Во-вторых, теперь уже известен факт, что хоть люди, хоть животные генетически быстрее совершенствуются, преодолевая различные жизненные трудности, нежели проживая в благоприятной окружающей среде. Мне, например, известно, что всемирно известный человек, автор многих книг, в том числе "Золотой ветви" Джеймс Джордж Фрэзер в 1923 году этого не знал, ибо сильно удивлялся, отчего это американские индейцы, живущие в самых благоприятных природных условиях, находятся на самой низкой стадии человеческого развития. По его же самого книге, ибо в ней собран гигантский фактический материал о "примитивных" народах, я проследил этот факт (моя книга "Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории") и установил, как мне кажется, неопровержимо, что формула "чем труднее живется, тем больше умнеет стадо" относится к описанным Фрэзером "первобытным" людям. Потом я попытался вспомнить, есть ли хотя бы одна такая страна, в которой хоть когда-нибудь не было гонений на евреев, и не мог вспомнить таковую, прибавив к этим воспоминаниям сведения: есть ли такая страна, в которой бы не жили евреи, притом достаточно хорошо, хотя иногда и - подпольно, скрытно ото всех, пользуясь своими благами? Кроме Китая я такой страны не нашел, хотя до сих пор мне кажется, что и в Китае они есть. Потом на глаза мне попалась статья о жизни пингвинов в Антарктиде. Живя в самых благоприятных условиях в смысле питания, эти не то птицы, не то земноводные ухитряются ровно полгода вообще ничего не кушать, притом делают это вполне добровольно: им, видите ли, размножаться надо пешком ходить на континент, за 80 километров от берега моря - единственного средства их пропитания. Не от сильно же большого ума они это делают? Кто же не знает, например, что в Австралии и сегодня еды столько много для всех, что их таможня только одним и занимается, чтобы пресечь ввоз туда хотя бы черствой хлебной корки, не говоря уже о мясе. В то же время всем, в том числе и Фрэзеру, было известно, что австралийские аборигены не очень-то продвинулись до наплыва туда английских каторжников по пути культуры и научно-технического прогресса. Потом я вспомнил, что наш Мичурин, коего имя непременно присвоено одной из улиц любого города бывшего СССР, селекционируя растения, да, да растения, а не животных, чисто интуитивно, ибо не объяснил этого факта, сменял тучный чернозем своего опытного поля на совершенно бесплодный земельный участок с суглинком, и дело селекционирования и гибридизации у него пошло значительно лучше. Таких примеров можно приводить сотни. Поэтому мне не оставалось ничего другого как предложить формулу, о которой я выше говорил. И хотя моя книга, на которую я ссылаюсь, еще не опубликована, а, может быть, не будет опубликована вообще, я говорю о своей формуле, как о известной людям.
   В третьих, для плохо самостоятельно соображающих людей в целях научить их оперативно выполнять работу с компьютером, например, или двигателем внутреннего сгорания, в принципе работы которых они никогда ничего не поймут, придумали так называемые формулы, при подстановке цифр в которые можно получить ответ на почти любой вопрос. К слепой вере формулам приучали долго. Начали с "2 х 2 = 4". Потом замахнулись на "пи эр квадрат", совсем недавно - на: "энергия равна массе, умноженной на квадрат скорости света". Приучали к формулам "простых людей" люди сверхумные, занимавшиеся так называемыми "точными" науками: математикой, физикой, химией. Они могли любому человеку доказать, что их формула верна, и иначе быть не может. Я опускаю здесь создание ошибочных формул, которые их же собратья быстренько опровергали, создавая свои, обновленные и более правильные. Часть людей, которая не верила с порога формулам, немного поучившись, убеждалась, что формулы верны. Это стало почти эпидемией, так возникла вера, иногда и почти слепая, в формулы, которые ничто иное, как спрессованные, компактные знания. Проверившие формулы собственным трудом и убедившиеся в их правильности, убедили людей, вообще не задумывающихся об этом деле, что формулам, то есть полученным ранее и затем "сжатым" знаниям, надо верить беспрекословно, даже в том случае, если ты сам не можешь по состоянию своей головы их проверить.
   Когда большая часть населения была убеждена в веру формулам точных наук, за дело взялись "основоположники" разных "естественных" наук, которые в отличие от представителей "точных" наук ничем не могли доказать своих умозаключений. Поэтому им нужна была простая вера людей. Ведь верили же люди математическим и физическим формулам. Поэтому свои умозаключения им надо было преобразовать в формальный или "формульный" вид, который в определенных "науках" принял название лозунгов или призывов. И на волне веры математическим формулам можно было людей околпачивать. Я не говорю, что все поголовно ученые-естественники заранее намеревались людей околпачивать, некоторые и сами верили своим рассуждениям. Я имею в виду тех, кто совсем не верил своим бредням, но хотел, чтобы им верили все остальные.
   "Естественные" науки разделились на два лагеря. На науки, в которых есть логика, но почти, за редким исключением (например, формула зубов) нет формул. И науки, которые почти целиком состоят из формул, но не обладают почти никакой логикой. Но это разделение нечеткое, разумеется. Эти два лагеря наук, в отличие от наук точных, больше полагаются на формулу, на веру, кстати, не ими заработанную, нежели на логику. И соотношение в них между формулой-верой и логикой непостоянно, меняется, превращаясь иногда в четкие крайние два лагеря, мной обозначенные: или на одной вере-формуле или на одной логике. Вся прелесть для создателей таких наук, которых я называю "основоположниками", так как их мнение благодаря пропаганде, основанной на богатстве или силе, становится всеобщим, заключается в том, что их нельзя проверить. И они об этом прекрасно осведомлены. Среди этих дебрей и родилось русское слово "формально", которое ныне может быть применено к какого угодно рода действию. Формально можно посчитать площадь круга, не вдаваясь в доказательство истинности результата, - это классика. Формально можно посадить человека в тюрьму, если он украл, допустим, у своего внезапно сошедшего с ума президента черный чемоданчик, которым тот решил вдруг воспользоваться на погибель всего мира - это коллизия. Главный же интерес представляет для меня противоположное слово, которое может родиться только в нашей стране: неформально. "Неформально", например, можно подходить к основной заповеди всех религий: не убий. Так, наш патриарх не нашел в своей Библии прямого запрета на смертную казнь, поэтому ее, дескать, можно осуществлять, когда очень хочется.
   Вот на этих "трех китах" я и постараюсь разместить свой комплексный ответ на вопрос: почему ныне из обезьян не "происходят" люди? Начну по порядку. Я не сомневаюсь в результатах экспериментов и просто наблюдений за особями, находящимися круглосуточно в течение всей своей жизни под наблюдением специально подобранного и обученного персонала. Будь это хоть на опытной делянке института по каким бы то ни было растениям, хоть в клинике какого-нибудь института, хоть в звероводческом питомнике или нацистском лагере. Чем дольше работает такая организация, тем больше ей веры, недаром их главным "гвоздем" рекламы является год основания, желательно начала прошлого или позапрошлого века. Это касается всех организаций, начиная от производителей виски и кончая фармацевтическими фирмами и банками спермы нобелевских лауреатов. Теперь представим себе хорошенько, что мы имеем в случае результатов наблюдений за редкими видами диких животных, никогда не находившихся с начала истории человека в наших стайках, гуртах, стадах, овчарнях и так далее. Сперва поговорим о времени. Например, такой-то вид животных наблюдал натуралист Паганель из кинофильма "Дети капитана Гранта" где-то в середине позапрошлого столетия, точнее в 1850 году. Он оставил подробнейшее описание их жизни, размножения, питания и так далее. В течение следующего столетия может быть в тех краях и были еще англичане, но им дела не было не только до описанного Паганелем вида животных, но и до животных вообще, не считая их мяса. Еще через сто лет, в 1950 году, а это всего 50 лет назад, туда же снова попал натуралист, но тех животных, которых описывал Паганель, вообще не нашел. Правда, были там совсем другие животные, слегка напоминающие описанных Паганелем. Второй ученый слегка даже поругал Паганеля в своем отчете, который, дескать, недостаточно точно описал животных. Они совсем не такие. Ему и в голову не пришло, что это те же самые животные, но генетически изменившиеся. Вот на этом самом месте мне и надо перепрыгнуть на другого "кита", а потом - на третьего, прежде чем возвратиться к остановившейся как вкопанной своей мысли.
   У нас в головах давно, со школьной скамьи, застряли тысячи лет истории людской жизни на Земле, миллионы лет истории вообще жизни на Земле и миллиарды лет истории самой каменной жизни Земли. Поэтому ближайшие к нам сто лет считаем практически абсолютным нулем. Хотя, с другой стороны, если обратить ваше внимание на реальное течение времени, к десятому классу вашего общего среднего образования ваша бабушка родилась не более чем всего 60 лет назад. Но она вам кажется по своему не только внешнему виду, но и по устройству своих мозгов чуть ли не ископаемым мамонтом. А тут тысячи, миллионы и миллиарды лет. Они вообще не воспринимаются сколько-нибудь реально. Поэтому тот, второй после Паганеля ученый, "вполне обоснованно" считает, что за прошедшие 200 лет один и тот же вид животных должен до мелочей совпадать с описанным Паганелем, вплоть до обеденного меню. Совсем забыв про мое описание его бабушки. Совсем не вспоминая, что паровоз изобретен менее 200 лет назад, а теперь многие уже не знают что это такое? И даже белые воротнички, сидя за компьютером, не вспоминают, что первый транзистор изобретен всего 50 лет назад, а кристаллы-микросхемы совсем недавно, не более 20 лет назад.
   На этой основе перехожу к "Жизни животных", этой всеобъемлющей энциклопедии, которая как будто знает о животных все. Как она создавалась, такая, на первый взгляд, всезнающая?А вот так и создавалась. Паганель описал один вид животных из многих их тысяч. Второй "паганель" описал через двести лет тот же самый вид под видом нового вида, простите за тавтологию. Я хочу сказать вот что в связи с этим. Все данные всех наук о диком животном мире собраны всего лишь за последние 200 лет. Притом каждый вид практически описан один раз, редко - два раза за это время. Не так уж много у нас было любителей лазить по опасным джунглям, горным вершинам, тайге и тундре с одной только целью описать животный мир. Заметьте, что даже фотоаппарат изобретен совсем недавно, и натуралист должен был быть еще и художником, иначе буквами точно не опишешь. Теперь сопоставьте, сколько из весьма редких натуралистов-путешественников было еще и сколько-нибудь способных художников. Вы же знаете, что даже к управлению автомобилем многие не годятся из-за дальтонизма. Поэтому красного попугая такой натуралист мог нарисовать зелененьким. Или попросите нарисовать корову своих ближайших знакомых, даже без учета ее цвета, а просто - форму. Вы ведь сами знаете, что хохотать будете до упаду. Или попросите нарисовать знакомых две картинки: лошадь и корову. Они ведь в 95 процентах случаев будут похожи друг на друга как вылитые, или вообще будут похожи на черт знает что, только не на оригиналы. Должен повторить еще раз, что видов животных многие тысячи, а натуралистов за прошедшие два века наберется не больше сотни. Я имею в виду тех натуралистов, которые жили и работали в немыслимых дебрях, а не тех, которые сидели в кабинетах и "обобщали" данные первых. Вторых было несравненно больше. Вот именно в этом и беда. Недаром, очень многим видам животных присвоены собственные имена их описателей, а в описаниях тех видов животных, которым эти имена не присвоены, обязательно указано, кто же, собственно, их описал за последние 200 лет. Причем я нигде во всей "Жизни животных" не нашел упоминаний нескольких авторов для одного и того же вида. Из чего следует, что описаны они один раз, например одни в 1780 году, другой в 1980 году, а стоят в энциклопедии совсем рядом, и один вид из них относится к "псевдокошачим", а другой - к "псевдособачим".
   Теперь самый раз остановиться на соотношении численности кабинетных и полевых натуралистов. Кабинетных, я полагаю, было раз в десять больше, чем полевых. Вот в этом-то и беда, повторяю. Не так уж много сделает наблюдений один полевой натуралист. Ему надо куда-то доплыть, потом, рискуя жизнью бродить почти в одиночку по тундре, пустыне, тайге или джунглям. Собирать кости, рисовать, записывать, не забывая питаться, а главное - добывать себе пищу. Ведь в рюкзаке много с собой не утащишь. Многих натуралистов вообще теряли навсегда вместе с их бесценными записками. Зато кабинетные натуралисты набрасывались на новые, привезенные издалека кости и записки как акулы, высасывая из них все, что можно высосать. Затем "сопоставляли", "анализировали", "обобщали", "интегрировали" и так далее, и выдавали свой труд в виде толстых книг, причем враждуя между собой насмерть. Никоим образом я не хочу бросить тень на натуралистов, как первой, так и второй категории. Не было бы их, - вообще бы ничего не было, никаких знаний. Моя цель не в этом, а в том, чтобы снять пелену непререкаемой истины, притом в последней инстанции, каковая так и прет из всей энциклопедии. Дескать, так, и не иначе.
   Замечу еще немаловажную деталь. Все животные описываются в статике. Я имею в виду, что без истории развития данного конкретного вида, как это принято у историков людских, главной осью у которых, на которую нанизываются события, - это временная ось. Я далек от мысли, чтобы верить исторической людской оси, которая представляется нам в школах и на исторических факультетах. Но все же она, хотя иногда и задом наперед, но как-то связывает события. В зоологии и этого нет. Там о видах говорят так, что можно подумать, что они живут в безвременном мире, если считать те самые 200 лет, в которые они изучаются. Зато вглубь тысячелетий кабинетные натуралисты заглядывать очень любят. И непременно расскажут как бронтозавр, ихтиозавр, птеродактиль или археоптерикс превращался в медведя, тюленя и ласточку. А что? Ведь никто не докажет из "посторонних", что это немного не так, а иногда - и совсем наоборот. И поговорка "честь мундира" хотя и придумана для военных, к ним тоже могла бы быть отнесена. Впрочем, это и из газет видно. Еще раз говорю: не для охаивания натуралистических исследований я это говорю, а для того, чтобы в их крепкими руками построенном здании, таком красивом на первый взгляд, найти место сомнениям, а значит - и в движении вперед, к разгадке тайны: почему же, все-таки, из нынешних обезьян не получаются сегодня люди?
   Сконцентрирую: энциклопедические знания о животном мире, в том числе и обезьянах, собраны из разных временных срезов по разным видам животных, а представлены как единый мгновенный временной срез, образно говоря, сразу по всем животным. Добавлю, что нынешние ареалы распространения обезьян и полуобезьян располагаются именно там (южная и центральная Америка, южные две трети Африки, Индостан и Индокитай, Океания), где как раз меньше всего современной европейской науки, а пребывание там европейцев связано с большими жизненными трудностями. Ни по одному виду животных не показана история этого вида в ближайшей ретроспективе, за те же самые 200 лет, так как этих данных у зоологов просто нет в наличии. Отсутствие же этих данных они компенсируют тысячелетиями, которые взяты в основном из головы, если не считать ископаемых костей, возраст которых определить невозможно (за доказательствами отправляю вас к своей книге "Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории"). И против этого я хочу протестовать, так как это недостаточно обоснованные данные, выдаваемые за очень строго обоснованные. И самый главный концентрат: на основе имеющихся и приведенных выше данных нельзя говорить ни за, ни против относительно того, что сегодня и повседневно из обезьян получаются, или не получаются люди.
   Поэтому перехожу ко второму "киту", совершенствованию животного мира путем преодоления возникших жизненных трудностей в результате изменения в худшую сторону окружающей среды. Развитие каждого отдельного вида полуобезьян и обезьян по времени науке неизвестно. Зато известны практически все виды полуобезьян и обезьян, которые расположены на ступеньках лестницы, прямо ведущей к "венцу господнего творения", человеку. В указанной выше книге я рассматривал эту "лестницу", но так как меня больше интересовала "загадочная" русская душа чем само "происхождение" человека от обезьяны, то это рассмотрение выглядело несколько фрагментарно, тем не менее, я его повторю вкратце, чтобы не приводить здесь длиннейшие цитаты из "Жизни животных". Если рассматривать все ступени "лестницы" последовательно от низших до высших приматов (полуобезьян и обезьян), то среди них можно обнаружить подобие почти всех так называемых всеядных животных от крысы, кошки, собаки, свиньи, даже медведя, и так далее до самого всеядного животного - человека. Среди приматов нет исключительно травоядных или исключительно плотоядных животных.
   Пришла пора рассмотреть три типа животных: травоядных, плотоядных и всеядных. Начну с того, что большинство ученых-зоологов склоняется к мысли, что обезьяны произошли от древних ископаемых животных, питавшихся насекомыми, насекомоядных, иначе говоря, плотоядных, потом почему-то перешедших преимущественно к растительной пище, в основном к богатым протеином и жирами плодам с семенами, орехам. Я к этому хочу добавить, что не может ранее родиться плотоядное животное, нежели травоядное, иначе первому будет нечего кушать. Разом они тоже не могут родиться, обязательно требуется, чтобы травоядные животные образовались несколько раньше и дали пищу новому виду плотоядных животных.
   Итак, первыми животными были травоядные животные. Но им после смерти надо гнить, чтобы не засорять землю, поэтому должны быть бактерии. Бактерии сперва кушали трупы, потом переключились на живых травоядных, когда продолжительность жизни у травоядных возросла, и временами бактериям просто нечего было кушать. Не ждать же пока помрут? Так возникли паразиты, некоторые из них впоследствии доросли до муравьев, а потом до львов и тигров. Жизнь травоядных животных, в общем-то, была хороша, растительной пищи было предостаточно во все времена, не считая нынешних. Поэтому совершенствовать свою голову им большого смысла не было. Много ли их сегодня на Земле? Совсем мало, остались практически только там, где мало людей: в тундре, непроходимых дебрях, на горных вершинах. Зато человек научился их разводить в хлевах, фермах, курятниках. Там им тоже хорошо, даже, наверное, еще лучше. Поэтому о совершенствовании своей головы они и думать забыли.
   Что касается плотоядных животных, то их численность целиком и полностью зависит от количества их пищи, то есть от травоядных животных. Стало меньше травоядных, уменьшилась рождаемость и у плотоядных. Поэтому не человек непосредственно уничтожил всех почти львов и тигров, он просто сам съел большинство диких травоядных, не оставив их львам и тиграм на пропитание. А свои фермы он поплотнее закрыл от диких плотоядных. И им просто ничего не оставалось другого, как вымереть. Поэтому, когда говорят, что львов и тигров перестреляли на шубки дамам, я этому не верю. Сами-то плотоядные почему же не догадались разводить травоядных по примеру людей, муравьи же разводят тлей себе на пропитание. А потому, что голова у них тоже была слабая. А слабая голова потому, что пищи тоже для них всегда было много вокруг, им надо было совершенствовать только глаза, уши, когти и мертвую хватку. Так они и поступили, и прогадали, потому что надо было совершенствовать голову. Но кто же знал наперед, что травоядных станет мало? Они думали, что проживут и так, вернее, не задумывались, что события так развернутся. И теперь мы их почти всех записали в Красную книгу. Впрочем, хватит об "моноядности" или "монопище", ибо они согласно математике не обеспечивают возможность перестановок и сочетаний, из которых можно делать широчайший выбор вариантов, и которые уже есть генетика. Пора переходить к всеядности.
   Просто так, от нечего делать всеядность не могла возникнуть. Посмотрите на себя. Вы ведь почти все, особенно в молодом возрасте, с отвращением едите тертую свеклу, морковку, рыбий жир и прочие необходимые, но невкусные продукты. И тут надо остановиться на некоей особенности обезьян и людей, организм которых не в состоянии вырабатывать в себе витамин "С" как у всех прочих животных. В год широко отмечаемого, особенно в рекламе, столетия дважды нобелевского лауреата Лайнуса Поллинга это вам будет особенно понятно. Витамин "С" - это основа жизнестойкости почти всех живых существ, поэтому он и вырабатывается в организме этих существ, чтобы противостоять жизненным невзгодам, в том числе и стрессам от обвала биржевого курса. Все вырабатывают этот витамин и держат его всегда наготове, а обезьяны и человек, которым он столько же необходим, не вырабатывают и вынуждены его потреблять в чистом виде, в виде специальных таблеток или в виде фруктов и овощей. Странно все это выглядит.
   Тут у меня будет несколько отступлений, на основе которых можно будет сделать кое-какие выводы или хотя бы обозначить проблемы. Недавно прочитал в газете, что одна из "железных леди", которых ныне стало уже несколько, похвасталась перед корреспондентом, что у нее при тестировании оказалось ноль процентов алкоголя в крови, а ехидный корреспондент добавил к ее словам в своей заметке, что так бывает, когда человек время от времени, слишком не затягивая промежутки, потребляет спиртное. Поэтому организм, самостоятельно вырабатывающий алкоголь для каких-то своих нужд, перестает это делать, получая его через рюмку. И у абсолютно непьющего организма в крови всегда содержится какая-то доля процента алкоголя. А вот у выпивающего организма, после ряда совершенно трезвенных дней алкоголя в крови может не остаться вовсе. И это является аномалией, а не правилом. Хотя постоянно поддерживаемая в данном отдельном организме аномалия становится для него новым правилом, а прежнее правило соответственно - аномалией. Если же все сообщество данного вида животных станет внедрять в свою жизнь новое правило, то это правило станет правилом для всего вида, как людской алкоголизм или его младший брат - пьянство или так называемое "умеренное", но чуть ли не ежедневное потребление алкоголя.
   И тут следует новое сообщение, теперь уже из телевизора, из программы "Жизнь животных". Оказывается, вовсе не люди первыми попробовали алкоголь. Какой-то южноамериканский вид обезьян в дни упадочного настроения не ест даже вполне спелым какой-то экзотический фрукт, а выкладывает эти фрукты кучкой на солнышко и ждет пока они забродят. И только потом начинает их есть, отлично зная, что сейчас ему будет очень хорошо, хотя пока и не очень вкусно, более невкусно, чем есть просто спелые фрукты. Потом начинает беспорядочно веселиться и дело доходит до того, что, перепрыгивая с ветки на ветку, иногда даже промахивается, чего в трезвом виде никогда с ними не случается. Затем укладывается спать. Совсем как пьяный мужик.
   Третье мое отступление состоит в анекдоте, довольно затертом, но для моей цели исследования вполне подходящем, если принять к сведению, что анекдот - это жизненная истина, представленная в юмористической форме. "Папа, - спрашивает сын, - почему вы с дядей пьете вино, наверное, вкусно?" Отец: "Попробуй". Сын после глотка: "Какая же это гадость". Отец, довольный: "А ты думал, мы тут меды распиваем?" Совершенно же как та обезьяна, квасящая вкусные плоды в отвратительный самогон. Но предвкушение более сильного чувства, хоть выздоровления, хоть опьянения, после краткого отвращения заставляет и всех нас пить горькие лекарства, как правило, настоянные на алкоголе. По-моему отступлений хватит, надо делать выводы.
   Итак. Обезьяны и человек перестали почему-то вырабатывать в своем организме витамин "С", который им жизненно необходим. Примитивные животные и человек - "венец природы" осознанно или полуосознанно готовы идти на некоторые вкусовые жертвы ради будущего более длительного кайфа. При этом изобретательность человека и обезьяны для достижения этого кайфа равноценны по глубине осознанности и интеллекту. Не могу же я примитивный деревенский самогонный аппарат на теплой печке слишком уж высоко ставить на лестнице технического прогресса по сравнению с квашением фруктов на солнышке? Но не это самое главное. Самое главное состоит в том, что для этого не надо не только миллионов и тысяч лет эволюции, не надо и нескольких поколений даже. Например, попить вина лет с десяток, а может быть, и того меньше, чтобы ваш организм напрочь разучился вырабатывать алкоголь. Почему тогда я должен думать, что для разучивания вырабатывать витамин "С" обезьянам и человеку необходимы миллионы или тысячи лет? Ведь и витамин "С", иначе ацетилсалициловая кислота, и алкоголь, иначе этиловый спирт, всего-навсего довольно несложные химические соединения из водорода и углерода, которые можно получить в простой пробирке, не прибегая к биосинтезу, ограничившись знаниями неорганической химии. Это даже не пенициллин, впервые полученный из живой плесени, а потом - и синтезом из неживых компонентов. Это несравненно, гораздо проще.
   Обезьяны и человек компенсировали отсутствие витамина "С" в организме потреблением витаминизированных овощей и фруктов. А как же обходились люди в тех местах, где витаминов в природе большую часть года не было? Я имею в виду Гренландию и наш Север, где люди жили столько времени, сколько помнит себя сама история. Они пили свежую сырую кровь и ели сырую печень, там эти витамины есть. И это было их единственным средством пополнения в своем организме этого витамина. Кроме того, в самом центре Африки, где витаминизированных растений пруд пруди, тоже есть народ, который кроме молока и сырой свежей крови ничем другим не питается. Это племя масаев, охотников на львов, причем львов они убивают не как добычу для пропитания или для домашнего обихода, а как показатель геройского подвига в честь своего совершеннолетия.
   Из этих примеров видно, что для пополнения не возобновляющегося автоматически в организме витамина "С" людям даже в большей степени чем обезьянам приходится приспосабливаться и преодолевать трудности. Не скажу, что людям, имеющим у себя дома хотя бы квашеную капусту как источник витамина "С" зимой, покажется вкусной живая теплая кровь или сырая печень. Северным же народам эти продукты, которые и продуктами называть язык не поворачивается, кажутся по настоящему вкусными. Они, а в особенности их дети в интернатах, даже начинают болеть, когда их лишают высокоинтеллектуальные педагоги и многоопытные педиатры этих продуктов. Ибо из овощей и фруктов их организмы никак не могут извлекать этот самый витамин "С". И на их вкус экзотические овощи и фрукты не лучше, чем для нас трава с газона.
   В связи с этим рискну предположить, ибо пока не знаю наверное, что витамин "С" не просто так перестал образовываться в организмах приматов и человека. Вразумительного ответа на этот счет я не нашел даже в энциклопедии "Британика", которая как известно, знает все. Вот что мне удалось в ней накопать по существу вопроса. Не образование витамина "С" в наших организмах при насущной его потребности там так и названо: "одна из самых старых пищевых неупорядоченностей человечества". К словосочетанию "самых старых" у меня есть, конечно, претензия. Сколько будет в цифрах эта "самая старая": опять миллионы лет, или может быть они там в "Британике" простыми тысячами лет обойдутся? Или вообще несколькими сотнями лет? Это ведь очень важно, так как эта "самая старая неупорядоченность" не могла бы сохраняться неизменной столь долгое время. Или обезьяны вместе с человечеством все бы вымерли, или генетически приспособились бы обходиться без витамина "С" как все остальные животные, то есть вырабатывать его в своем кишечнике из глюкозы. Стоять так, извините, нараскоряку миллионы или хотя бы тысячи лет - это просто невозможно себе представить, если хотя бы немного, в общих чертах, быть знакомым с генетикой. Мух дрозофил потому и любят генетики, что они всего через несколько поколений приобретают новые генетические черты в ответ на пожелания экспериментаторов, которые по своему усмотрению меняют этим мухам "окружающую среду". К тому же, как ни заметно медленнее мы, люди размножаемся, все равно ведь я рассказал вам эксперимент с одной из "железных леди", на примере которой отзыв на потребление алкоголя происходит даже не генетически, а чисто физиологически, то есть без наследственных трансформаций, в одном поколении. И заметьте, витамин "С" не очень-то уж сложное вещество, не сложнее алкоголя. На основании всего этого я должен высказать мысль, что приматы, а вместе с ними и человек, перестали вырабатывать витамин "С" совсем недавно, может быть, не больше тысячи лет назад.
   Второй недомолвкой "Британики", на которой я должен остановиться подробнее, является отсутствие в ней более или мене точных знаний по поводу того, какие же все-таки животные вырабатывают витамин "С", а какие вообще не вырабатывают? Я это там специально искал. Ведь не перечитывать же мне все подряд книги по биологии, если меня всего-навсего заинтересовал именно этот вопрос? Энциклопедия же на то и энциклопедия, чтобы отвечать на такие простые вопросы. Не правда ли? А там по этому поводу знаете, что сказано? Цитирую: "Большинство позвоночных животных, даже всем известные крысы, вырабатывают витамин "С" в своем кишечнике из глюкозы, поэтому в пищевом рационе в этом витамине не нуждаются". Я тут же вспомнил при этом, что некоторые из полуобезьян как две капли воды похожи на крыс. Посмотрите сами в 6 томе "Жизни животных" на странице 557. Здесь же "Британика" добавляет, что "наши знания о действии витамина "С" очень скудны". Некоторый прогресс в этом деле открылся, когда ученые узнали, что гвинейские свиньи тоже, оказывается, нуждаются в пищевом употреблении витамина "С" наподобие обезьян и людей. И я тут же вспомнил, что и некоторые виды обезьян с трудом отличишь от свиней. После всего этого я уже не сомневался, что причина не вырабатывания организмом витамина "С" родом не столько из обезьян, как таковых, сколько родом из всеядности животных. Причем, как оказалось, и полностью травоядных, и полностью плотоядных видов животных совсем мало, в основном-то почти все животные, правда, в разной степени, всеядны.
   Тогда я подумал о том, что травоядным животным в общем-то незачем вырабатывать в своем организме витамин "С", ибо даже в сухой траве или сене витамин "С" есть, что доказывает даже сухой байховый чай, в котором даже рекламируется витамин "С", особенно в зеленом чае, не поджаренном. Хищным же животным, поедающим свежеубитых ими травоядных животных, как и северным народам, которые в этом смысле ничем не отличаются от хищников, тоже хватает витамина "С" из свежего мяса, крови и печени. Поэтому им тоже вроде бы незачем вырабатывать в своем организме витамин "С". Так кому же все-таки надо вырабатывать в собственном организме этот проклятый витамин, жизнь без которого - сплошная болезнь? Выходило так, что этот витамин надо вырабатывать в себе всеядным животным и то далеко не всегда, а только тогда, когда они не едят свежей растительной пищи, а мясо едят совсем испорченное, протухшее, так как витамин "С" очень нестоек и почти мгновенно окисляется, даже раньше, чем само мясо протухнет, особенно в нейтральной или щелочной среде. Есть и третий вариант. Как показало не очень ускоренное перелистывание "Жизни животных", самый многочисленный отряд животных, в том числе и все приматы, начал развиваться с поедания насекомых, не брезгуя и их трупами. Даже высшие млекопитающие - едоки свежего мяса, зачастую не брезгуют трупами, в которых, разумеется, никакого витамина "С" нет. Для этого надо есть его еще тепленьким. И тут я открыл для себя никак не обозначенный ни в "Жизни животных", ни в одной из других энциклопедий, класс животных, который составляет большинство из всех животных самого разного толка и вида. Этот класс я назвал про себя классом собирателей того, что плохо лежит и поэтому легко отправляется в рот. Не требуется ни острых когтей, ни крепких мускулов, ни острых клыков. Здесь же я про себя заметил, что все из этих собирателей своей провизии предпочитают свежее мясо, на втором месте у них стоят трупы, и на самом последнем плоды, семена, орехи, злаки, а потом уже - простая трава. Даже волки - эти исключительные мясоеды из всех 7 томов "Жизни животных" иногда едят траву, когда нет ничего другого из перечисленного выше, правда, морщась от отвращения.
   Тогда у меня в голове начала выстраиваться картина. Тем более что для собирательства надо много ходить или бегать, а как сообщает "Британика" для физической работы почему-то требуется очень много витамина "С", он куда-то и почему-то быстро расходуется. Для того, чтобы и вам стала понятна выстраивающаяся у меня в голове картина сообщу некоторые дополнительные сведения из "Британики". Люди и их предшественники были на Земле, по крайней мере, 1 млн. лет назад. В течение 99 процента от этого времени они жили как собиратели-охотники; сельское хозяйство не насчитывает и 10000 лет. Поэтому, как считает "Британика", "не имелось достаточно времени для людей, чтобы развить биохимические механизмы для выработки витамина "С" из смеси пищевых продуктов, которую они употребляли. Возможно, человеческие тела хорошо адаптировались к привычкам и диете их предков собирателей-охотников". К этой фразе я хотел бы узнать дополнительно, отчего же не вырабатывают витамин С обезьяны? Что, у них тоже не хватило времени? А вот у крыс времени почему-то хватило. А у гвинейских свиней, в отличие от всех прочих свиней, тоже времени не хватило, так как они тоже не вырабатывают этот проклятый витамин. По-моему, время тут совершенно не причем, так как человек перестает вырабатывать алкоголь внутри себя даже не по наследству, а сразу же, как начинает выпивать. Вот недостаток витамина В12 тоже проявляется у вегетарианцев, однако им надо лет пять есть одну траву, прежде чем у них израсходуется 1,5 миллиграмма этого витамина, находящегося у них в печени, так как за сутки его расходуется всего один микрограмм. Еще одно сведение из "Британики": "этиловый спирт - единственное средство, которое очень быстро обеспечивает легко доступные калории для организма, не будучи прямой пищей". Я вспомнил, что действительно, как бы ни был голоден человек, но, выпив две-три хороших рюмки, сразу же теряет аппетит, ему уже не хочется есть, он уже сыт. Потому его и просят закусывать, начиная от врачей, и кончая собутыльниками, которым придется тащить его домой. И еще одно сведение: растворимые в воде витамины (В1, В2, В6, С и ряд других) проходят через организм как через канализационную трубу, почти не накопляясь в нем, что совсем не говорит об их не важности для функционирования организма. Они очень важны, но растворенные не засоряют трубу по сравнению с нерастворимыми. Это так же очевидно как смывание мочи в унитазе в сравнении со смывом картофельных очисток или куриных костей - причине вызова сантехника. То есть, растворимые витамины должны по-хорошему циркулировать в организме как кровь или лимфа, делая свое дело, а не проходить через него как вода через бездонную бочку, которую хоть убейся - не наполнить. Вот витамин В12, фолиевая кислота и биотин не получаются человеком готовенькими в виде пищи, яблок, плодов шиповника или лимонов, а вырабатываются в его кишечнике специально существующими там для этого бактериями. Как тут не вспомнить поговорку: "что легко, без труда достается, то легко и теряется"? И еще одна поговорка: "запас карман не тянет", поэтому все свои активы, добытые собственным трудом (В12), организм и кладет в банк, в печень, пригодится. Замечу, что витамин В12 синтезируется бактериями, грибками, морскими водорослями. Микроорганизмы различных видов синтезируют витамин В12 в первой камере желудка травоядных животных, которых люди едят.
   Теперь подумаем о том, почему же крысы, например, тоже всеядные, производят себе витамин С сами, не надеясь на свежие бананы и лимоны? Может быть потому, что хозяйки не выбрасывают на помойку свежие фрукты? И тоже, заметьте, производят в кишечнике, этом древнем универсальном прямоточном котле, ныне называемом желудочно-кишечным трактом. А вот гвинейские свиньи не производят, живя в хорошем климате, где зимой и летом всегда полно витаминизированных продуктов. В связи с этим я вспомнил о неких малюсеньких рачках, живущих в озере Байкал. Они только и делают, что сутками напролет пропускают сквозь себя гигантское, судя по их размерам, количество воды, а вода в Байкале, сами знаете, чистая очень. Тем не менее, того, что они при пропускании воды отфильтровывают себе, вполне достаточно им для жизни и продолжения рода. Потому и вода там такая чистая. Когда на берегу Байкала построили целлюлозно-бумажный комбинат и начали в него сбрасывать самые страшные яды для всего живого, ученые очень обеспокоились за жизнь этих рачков. Вернее, не столько за их жизнь, сколько о чистоте воды в озере. Ведь если они вымрут, то кто же будет чистить там воду? Не люди же со своими сколь гигантскими, столько же и бесполезными очистными сооружениями. Поэтому они запустили в разжиженные в 10 раз стоки ЦБК этих самых рачков с единственной целью: показать политбюро ЦК КПСС, насколько оно опрометчиво поступило, построив в этом уникальном природном месте свой ЦБК. Пятьдесят процентов запущенных в эту разжиженную отраву рачков, конечно, погибло, еще 30 процентов отказалось размножаться, а оставшиеся 20 процентов произвели потомство, которое с удовольствием ело разжиженную отраву. Этому потомству прибавили концентрацию отравы. Через несколько поколений все рачки жили в стопроцентных сбросах, но только воды через себя начали пропускать поменьше: от пресыщения. В ЦК КПСС ученые звонить не стали, а только рассказали об этом писателю Валентину Распутину.
   Сейчас рассмотрю древнейшую технологию получения этилового спирта, извлеченную из "Британики": "Этиловый спирт называется этиловым спиртом из зерна, потому что это часто делается из зерна типа кукурузы, пшеницы, ржи, и ячменя. Зерно сначала кипятят в воде, чтобы произвести пульпу, которая культивирована с солодом (проросшим ячменем) чтобы получить сусло. Солод обеспечивает фермент (диастазу), которая преобразовывает крахмалы в зерне в солодовый сахар. Сусло культивируется с пивными дрожжами, которые выделяют фермент мальтазу, чтобы преобразовать солодовый сахар в глюкозу и фермент зимазу, чтобы преобразовать затем глюкозу в этиловый спирт. Два из шести атомов углерода в глюкозе окисляются к углекислому газу (СО2). Это окисление обеспечивает энергию к дрожжевым клеткам. Ферментацией получается раствор, который только на 12-15 процентов состоит из этилового спирта, потому что более высокие концентрации токсичны по отношению к дрожжевым клеткам. Этот раствор может быть дистиллирован, чтобы поднять содержание этилового спирта до 95 процентов". Вот как это выглядит в формальном виде:
  
   малтаза зимаза
   0x08 graphic
0x08 graphic
С12Н22 + Н2О 2С6Н12О6 2СН3СН2ОН + 2СО2 + 26 ККал
  
   малтоза глюкоза этанол углекислый лишнее
   газ тепло
  
   То есть, это почти биологический процесс, даже можно сказать биологический. Этот процесс вполне может быть осуществлен в организме. Сейчас представим структурную химическую формулу этилового спирта, то есть этанола:
  
  
   Н Н Н Н
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
высокое давление, 300ОС
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
С = С + Н2О Н С С Н
   катализатор
   Н Н Н ОН
   этилен этанол
  
  
  
   На фоне этих химических реакций интересно взглянуть на структурную формулу витамина "С". Как и все остальные витамины, витамин "С" является типичным углеводородом. Вот его формула:
  
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
Н ОН Н ОН ОН О
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
ОН С С С С С С
   0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
0x08 graphic
  
   0x08 graphic
0x08 graphic
Н Н О
  
  
   Мы видим здесь 6 атомов углерода, к которым с различной крепостью "привязаны" атомы водорода и кислорода. Теперь, если обратить внимание на два крайних левых атома углерода с их системой "привязанных" к ним водорода и кислорода, то даже по картинке видно, что остальная правая система четырех атомов углерода с "привязанными" к ним атомами кислорода и водорода выглядят компактно и прочно по сравнению с левыми двумя. Так и кажется, что оторвать левую часть от правой, компактной и монолитной, довольно легко. Так оно и есть в действительности. Я имею в виду химическую действительность. Теперь сравним структурные формулы оторванной левой части витамина С и этанола или этилового спирта. Они лишь немного отличаются друг от друга: двумя гидроксильными группами ОН вместо одной и шестью атомами водорода вместо пяти. Прибавлю к этому, что антиоксидант витамин С неустойчив в кислой среде и легко разрушается. А к этому еще присовокуплю ранее приведенную поговорку: что легко приходит, то легко и уходит. Закончу тем, что гидроксильные группы не очень прочно привязаны к ядру - углероду.
   Теперь перейду к этиловому спирту, вырабатываемому в организме человека, если он никогда не пробовал водки. Зачем он нужен? Этиловые спирты могут рассматриваться органическими производными воды (H2O). В этиловом спирте один из двух водородных атомов воды заменен алкил-группой, которая является цепью углеводородов обычно обозначаемой R в структурных формулах органики. В этиловом спирте, например, алкил-группа (группа этила) - CH2CH3. Гидроксильная же группа ОН молекулы спирта может участвовать в водородной связи с соседними молекулами этого же спирта или с водными молекулами, которых в организме далеко за 60 процентов от его веса. Потому он легко и отрывается. Я хочу сказать, что как спирт, так и витамин С не очень устойчивые вещества. Так зачем же нужен спирт? Оказывается, "жирорастворимые витамины транспортируются лимфой от кишок к венозной крови. Жирная кислота (преимущественно пальмитиновая) добавляет при этом к витамину молекулу этилового спирта (ретинол), до транспортировки лимфой, и эта форма сложного эфира преобладает в кровообращении в течение усвоения пищи. Таким образом, этиловый спирт тоже является витамином. Витамины D, E, и K не требуют дополнения молекулы жирной кислоты для поглощения. Малые количества витамина "этиловый спирт" (и возможно витамин К) могут быть поглощены непосредственно в кровообращении. Однако оба эти витамина и витамин D связаны с белком в течение транспортировки в крови" ("Британика"). Добавлю только, что у алкоголика не хватит витамина D на весь спирт, находящийся у него в крови. Поэтому спирт бродит по крови несвязанным, в чистом, так сказать, виде.
   Прежде чем начать выстраивать картину, анонс которой я объявил несколько выше, напомню, что я вам уже говорил, что обезьяны "пьют". И добавлю между делом, что этиловый спирт в природе получается сам собой, даже без микроорганизмов, на одних дрожжах, или по-научному - ферментах. Затем обращу ваше внимание, что и витамин С - не очень сложная штука по сравнению с другими витаминами (посмотрите сами картинки их структурных формул), но требует уже участия микроорганизмов в своем производстве в кишках. Спирт же и витамин С состоят только из кислорода, водорода и углерода, в то время как в более структурно высоких витаминах потребовался азот в знаменитых для школьников формулах: СN3, NH3, HN и так далее. Поэтому я могу считать, что водка и витамин С - наиболее ранние на Земле химические вещества, не считая самой воды.
   Теперь, чтобы не сильно углубляться в основы образования жизни на Земле, начну прямо с организма в виде подводного мешка, дырка сверху у которого с болтающейся завязкой - это рот, а сам он стоит на дне. В этот мешок падает все, что попадет случайно, в том числе части водных растений, кое-какие животные поменьше, которые плохо научились плавать или устали жить, попадают даже камешки мелкие и песчинки. Завязка мешка все время болтается по воле волн, но иногда и по воле мешка. Весь этот мусор, оказавшийся в мешке, вступает в некие невообразимые химические реакции не столько со стенками мешка, сколько сам с собой, выделяя некие, тоже невообразимые вещества, которые стенки мешка всасывают в себя, мешок растет. Когда он заполнился до отказа, и высосал все, что ему нравится, мешок выворачивается и выбрасывает остатки из себя. Начинается новое наполнение. Такие живые мешки и сегодня есть на дне водоемов, в школьной зоологии их даже нарисовали. Из них произошли сперва движущиеся мешки, у них выросли не то крылья, не то ноги, потом мешкам надоело испражняться через рот, так как самое уже несъедобное оказывалось у него на дне, а довольно еще вкусная пища сверху, и приходилось выбрасывать из себя все подряд, когда он выворачивался. Это был непорядок, форменная неэкономичность и разбазаривание своего достояния. Правда, мешки не сами догадались сделать себе вторую дырку в нижней части, просто наиболее жадные, экономные и ленивые мешки начали рваться от переполнения с противоположного конца. И это оказалось прямо-таки находкой, теперь пища естественно продвигалась к новой дыре, и та ее часть, в которой ничего вкусного уже не было, вываливалась. КПД таких мешков здорово повысился, а генетика, о которой мешки даже представления не имели, оставляла дольше жить такие двудырые мешки, и производить методом деления большее количество новых мешков, уже не рваных, а естественно двудырых. Так появился желудочно-кишечный тракт, затем со многими отделениями и приростками в виде печени, селезенки, желчного пузыря и других его отделов, дошел в своем развитии до того, как это сегодня нарисовано на картинках в книгах по биологии.
   Так как у мешков не бывает зубов, то некоторые существа, попадавшие в мешок живыми, находили, что жить в мешке им даже лучше, чем на воле, в океане. Ибо питались они тем же, чем и сам мешок, только за своей пищей им надо было еще поплавать, а тут - все готовенькое, и хоть с гнильцой, но почти переваренное, только всасывай. Доходило до того, что когда мешок был почти пустой от различных не зависящих от мешка обстоятельств, эти квартиранты начинали есть сам мешок, но так как мешок был крепче содержимого в нем, то у некоторых квартирантов даже выросли зубы, остальные же просто научились создавать большее разрежение, чтобы сосать живое. Заметьте, что сосать или грызть живое оказалось не только вкуснее, но и полезнее, они быстро росли, и им даже становилось тесно в мешках. Поэтому некоторые из тех, у которых выросли зубы, вообще покинули мешки и принялись за свободную охоту за теми же мешками. Сами мешки хотя и отставали в своем развитии, тоже "не сидели сложа руки", которых у них еще не было. Просто от недостатка умственных способностей они ничего лучшего не могли выдумать, как начать специализироваться на животной и растительной пище: одни глотали только всякие там водоросли, вторые - только живых инфузорий. Из вторых произошли всякие змеи и удавы, а из первых - коровы. Правда, это было позднее, когда некоторые из них вышли на берег подышать свежим воздухом. Многим свежий воздух не понравился, да и еда вдруг куда-то пропала, и им пришлось обратно нырнуть в океан. Правда, наиболее рьяные и принципиальные остались на берегу.
   Тут еще многое можно сказать. Как развивался мозг из спинного нерва, о крыльях, ногах и руках и вообще о метании икры и несении яиц вместо простого, сперва просто случайного, деления на несколько частей, но это все описано и без меня. Я же прямиком перейду к обезьянам, свиньям, крысам, коровам, кошкам с собаками и, естественно, к людям. Для разгона только замечу, что почти ни одно существо без видимых причин, не зависящих от него, не перестало жить, размножаться. И не перестало лениться. Например, те же самые мешки, вернее, наиболее ленивые из них, которые не хотели учиться в школе, так и остались мешками, и сегодня сидят на дне морском. А многие букашки, которые жили у них на квартире, то есть внутри них, давно уже едят одно вкусное свежее мясо, не сильно продвинувшись, правда, в области познания законов природы. А некоторые, особенно наследники всеядных мешков, пережившие очень непростые и трудные времена, даже пишут диссертации. Я имею в виду себя, разумеется.
   Тут мне, чтобы продолжить, нужна еще одна "подпорка" из "Британики", начинающаяся пессимистически: "Немного известно относительно пищевого развития живых организмов. Нуклеиновые кислоты, белки, углеводы и жиры, которые присутствуют во всех живых клетках, формируются последовательными химическими реакциями из небольшого числа более простых веществ, большинство из которых являются одинаковыми у всех живых организмов и, согласно текущим теориям, были на Земле прежде, чем возникла жизнь. Так как для синтеза клеточных белков из подготовленных аминокислот требуется менее сложная метаболическая организация и меньшее количество энергии, чем производить их из углекислого газа напрямую, принято считать, что самыми простыми ранними формами жизни были гетеротрофические организмы, требующие органических питательных веществ для роста, и что они поглощали такие питательные вещества из окружающей среды. Поскольку этих подготовленных веществ проявился недостаток, эти организмы, возможно, развили в себе способность к синтезу этих подготовленных вещества из более простых материалов окружающей среды. В некоторых организмах эта способность синтезирования, в конечном счете, развилась в степень, при которой углерод из углекислого газа мог использоваться напрямую, то есть перешла в возможность синтезирования органических соединений. Эта "автодобыча", возможно, развилась в результате истощения подготовленных органических материалов в окружающей среде для того, чтобы выжить. Это потому, что "автопищевые" клетки содержат наиболее сложную биосинтетическую организацию в живых существах и что гетеротрофические клетки являются более простыми. После развития фотосинтеза - этого постоянно возобновляемого источника органических соединений, эти необходимые для гетеротрофического роста клетки вещества стали доступными. Для тех организмов, которые получали из окружающей среды постоянно доступное питание, стала возможной потеря способности через генетические мутации к синтезированию этих доступных веществ и все еще выживать. Полный биосинтез был потерян за то время, пока такие организмы-мутанты оставались в окружающей среде, чтобы снабжать необходимым составом упрощенную клеточную организацию. И энергия, сохраненная в них, стала использоваться для конкурентоспособности перед более сложными "родителями", из которых они были получены. Эта мутация закрепилась в новом типе клетки. Таким образом, требование современных организмов в эфирных органических питательных веществах возникло через потерю их способности синтезировать, проявлявшуюся ранее в более сложных материнских организмах. Эта теория была подтверждена между 1940 и 1950 годами открытием, авторы которого искусственно произвели потомство мутантов микроорганизма. Эти мутанты требовали для своего питания более подготовленные для переработки органические соединения по сравнению с теми, которыми питались их матери-микроорганизмы, которые эти самые органические соединения могли сами синтезировать, а не получать готовыми как их "дети"" (выделено мной).
   Для этих последних, выделенных строк, я и приводил довольно длинную цитату, чтобы было понятно "откуда ноги растут". Замечу, что мой "живой мешок" как раз и является таким гетеротрофическим организмом. Отсюда и будем анализировать тот состав видов, который я немного выше определил, начиная от обезьян. Как ни странно, но обезьяны, иначе приматы, к которым и мы с вами принадлежим, так и остались теми самыми "мешками", у которых из-за трудностей жизни все же выросли ноги-руки, а вместе с ними и для управления ими и голова, которой у "мешков", как помните, не было, если не считать за таковую "завязку" мешка. Замечу, что самые бестолковые животные превратились в нас с вами, и перейду к травоядным, на несколько строк остановившись на растениях. Ученые в один голос говорят, что очень давно на Земле почти не было свободного кислорода, кругом были одна вода, углекислота, азот и голый камень. Поэтому растения развивались очень бурно, и обыкновенная сегодняшняя былинка вырастала с трехэтажный дом. Правда, для этого надо было еще приспособиться поглощать углекислоту из воздуха, и перерабатывать ее с помощью солнечного света (фотосинтеза) в свои трехэтажные тела (Тут я имею в виду корни, сам ствол и крону, а уже не высоту). Но если бы в это время не было микроорганизмов (микробов), чтобы разлагать и съедать эти гигантские растения, превращая их в труху, то растительный бум сам собой и прекратился бы. Просто вставшие сплошной стеной растения закрыли бы свет своим детям-подросткам и те бы не увидели солнца, а значит, прекратился бы и сам фотосинтез. Не буду обсуждать здесь вопрос, что было первым: яйцо или курица, то есть микробы или трава? Этот вопрос бессмысленный. Отмечу только, что травы стало так много, что некоторые микробы не преминули этим воспользоваться и стать очень сытыми, а потому - тоже гигантскими. Вот из них-то и получились будущие коровы, со временем уменьшившись в размере синхронно с уменьшением гигантских папоротников до размера сегодняшней травы. Синхронно с "коровами", но немного отставая от них, росли и совершенствовали свои зубы те самые внутриутробные постояльцы "мешка", которые его, как я уже говорил, покинули. Это теперешние волки, львы и тигры разные.
   Тем временем растения съели почти всю свободную углекислоту в атмосфере, заменив ее выпущенным ими же кислородом, пропорционально уменьшаясь в размере с ростом содержания кислорода в ней и снижением содержания углекислоты. Вместе с ними но, чуток отставая по времени, гигантские саблезубые тигры тоже уменьшались, одни до бенгальского тигра, так как еды растительной в Бенгалии все же было больше, больше в размерах были и слоны, другие - до домашних кошек, в полупустынях, где вообще крупной дичи давно не было, остались одни мышки. Что же делали в это время наши "всеядные мешки", у которых выросли руки-ноги и голова? А у них была трудная жизнь все это время. В эру гигантизма растений и животных в "мешки" на поверхности Земли почти ничего не попадало, а если и могло бы попасть, то было очень крупным - не вмещалось. Каждый листик превышал размеры "мешков", а о животных и говорить нечего. Вот тогда-то у них и выросли ноги-руки и голова. И все равно приходилось питаться почти сгнившим добром, когда оно микроорганизмами разваливалось на "детали". Вместе с этими организмами и потребляли "мешки", уже подвижные и немного соображающие, всякую падаль.
   Теперь я хотел бы поговорить немного о бескорыстии и самопожертвовании, но не в людях, а в бактериях. Вы что, думаете, что бактерии специально вырабатывали для "мешков" витамин С, этиловый спирт и другие вещи, так сказать, бескорыстно и самопожертвенно? Еще чего захотели. Сегодня даже самые "лучшие" и образованные люди не забыли поговорку, что "своя рубашка ближе к телу". То есть, я хочу сказать, что витамин С и другие витамины, или как сегодня говорят "необходимые пищевые добавки", без которых нынче "мешки" уже не могут обходиться, бактерии им делали не в качестве подарка, а в качестве своих отбросов, так сказать, отходов своей жизнедеятельности. А "мешкам" куда деваться, и они вынуждены были приспосабливаться эти отходы производства вынужденно использовать, включая их в свой жизненный цикл, как сегодня люди включают в цикл своего производства макулатуру, металлолом и навоз. Причем навоз почти так же ценится сегодня, как и витамин С.
   В общем смысле витамин С - это антиоксидант, то есть "жертвователь" своих атомов водорода всяким так называемым "цепным носителям - свободным радикалам, электрически нейтральным фрагментам молекул с непарными электронами". Другими словами крупные молекулы дерева там или животного окисляются не сразу, а сперва рвутся на части - "цепные носители со свободными радикалами", которые и должны в конечном счете окислиться, то есть получить водород, чтобы опять стать, например, водой. Так вот им и отдают свои ионы водорода некоторые из антиоксидантов, в том числе и витамин С. Антиоксиданты даже связывают свободный кислород, чтобы замедлить катализированное ферментом окисление, и даже инактивировать сами ферменты.
   Мало того, как говорит современная наука, антиоксиданты задерживают рост микроорганизмов, которые занимаются расщеплением крупных молекул с целью окислить их. А как же вы думали? Помните, как кто-то из греческих героев чистил Авгиевы конюшни? Там же кони стояли в своем навозе, который был выше их головы. Разве можно выжить в таких условиях? А витамин С - это тот же самый навоз для производящих его бактерий. А тут еще почти все обезьяны залезли на деревья и начали без меры есть плоды цитрусовых, в которых и без того витамина С было под завязку, и он прямиком поступал туда, где и жили бактерии - производители этого витамина. То есть, я думаю, что с бактериями - производителями витамина С произошло то же самое, что произошло бы и с авгиевыми конями, не появись там Геракл в последний момент. Так и остались "мешки" без витамина С, но самое главное и без его производителей. Поэтому вернуться вновь к старой процедуре получения этого витамина не могли, сколько не прекращали сезонно есть апельсины. Точно так же как и с водкой, простите, с этиловым спиртом: как начал выпивать, бактерии, производящие его в умеренных количествах, погибают.
   Крысы оказались умнее, они не жадничали насчет свежих фруктов, собственно, они к ним никогда и не попадали, ведь крысы не лазят по деревьям, а только едят, что упало. Они ведь типичные представители всеядных "мешков". Падает же уже не свежее. Так и до сих пор, крысы кушают фрукты несвежими, бактерии в их животах исправно делают свое дело, и им не нужна аптека. А вот гвинейским свиньям не повезло, они худые, ловкие и тоже лазили на деревья за свежими фруктами. Хорошо хотя бы то, что шведские ученые, когда узнали про этих свиней, много хорошего сделали для людей по поводу витамина С, ведь над свиньями гораздо сподручнее с этической точки зрения экспериментировать, хотя почти столь же безнравственно, как и над людьми.
   Меня смущает, конечно, то обстоятельство, что мы с вами могли произойти и от гвинейских свиней, если судить по витамину С, но все другие обстоятельства, описанные Чарльзом Дарвином, все-таки показывают, что мы произошли от обезьян, а гвинейские свиньи являются частным случаем, исключением, подтверждающим общее правило, что мы с вами по большому счету все-таки потомки "живых всеядных мешков".
   Кстати о мешках. Вот эти самые "мешки", преспокойно живущие и сегодня в морях и океанах, притом без рук, ног, головы и без заднепроходного отверстия, как раз и показывают, почему же все-таки нынче из обезьян не "происходят" люди. То есть, они дали Земле едва ли не самый большой класс животных, а сами от лености и довольства жизнью остались на той же самой ступеньке развития. Так и сидят, и ждут, когда в них что-нибудь упадет. Численность их, по-моему, не уменьшается. Точный аналог этой ситуации можно наблюдать и в Йемене-Эфиопии, если проследить за ними с тех времен, когда они еще не были разделены Красным морем. Это у меня подробно исследовано в уже упоминавшейся моей книге. Выходит согласно ей, что вся земная цивилизация произошла именно оттуда, начиная с Ветхого завета и кончая началом и развитием торговли и через нее - письменности. Ну и поглядите сегодня на население хотя бы Эфиопии. Там же на каждого жителя страны приходится крупного рогатого скота больше чем в Аргентине, а они то и дело "испытывают голод", так как там по миллиону голов этого самого скота гибнет ежегодно от бескормицы. Я хочу сказать не в обиду йеменцам и эфиопам, а как констатацию неоспоримого и всем известного факта, что они на сегодняшний день выглядят также по сравнению с произошедшими от них же умниками-евреями, как те самые "всеядные морские мешки" по сравнению хотя бы с умницами-крысами.
   Я хотел, было, уже закончить, но вспомнил, что не годится иметь "всеобъемлющую", хотя и "стройную" теорию чего бы-то ни было. Этот принцип я проповедовал всегда и меня с него не столкнуть никогда. Это я хочу опять возвратиться к третьему пункту или "киту", провозглашенному в начале статьи, где я вспоминал ученых и формулы "бытия". Я на этом вопросе останавливался чуть ли не через страницу в своем труде "Русская загадочная душа на фоне мировой истории", но я не очень уверен, что кто-нибудь ее будет читать, так как, во-первых, денег на ее издательство у меня пока нет, во-вторых, я очень боюсь за свои взгляды "адекватного асимметричного ответа" со стороны родного правительства. Поэтому сформулирую здесь простым упоминанием фактов то, что по любому вопросу для полноты картины его представления необходимо рассматривать и согласовывать, насколько это возможно, любые возникающие в головах людей теории по поводу этого вопроса, даже самые "бредовые". И до тех пор, пока все эти теории не будут полностью согласованы, вопрос не будет разрешен. Тут самое главное состоит в том, что никаким приказным порядком и никакими "основоположниками" нельзя избежать необходимости согласования именно всех теорий. Я это пишу, а сам думаю, что ведь это все записано почти во всех конституциях мира, и, тем не менее... я это пишу, как будто не знаю. Такова жизнь.
   Начну с происхождения человека из обезьян, раз уж у меня заголовок такой. О теории Дарвина я уже говорил, говорил даже о том, что сперва ему очень поверили другие ученые-натуралисты, а потом почти все забыли, воодушевленные новыми идеями, потом почти отказались от его взглядов. Тут выплыла теория Поршнева о том, что люди получились из обезьян на фоне каннибализма, вдруг начавшего процветать среди обезьян. Между ними вклинились представления о том, что вообще люди прилетели к нам из космоса и из-за поломки своего межзвездного корабля остались размножаться, немного скрестившись с обезьянами. У всех этих теорий есть как очень сильные стороны, так и очень слабые. Вот если бы кто-нибудь взялся и соединил все это в кучу, тогда бы вышел толк. Куда там, приверженцы каждой из теорий стоят насмерть за свою теорию, а про остальные говорят, что это чушь несусветная. Ладно бы только это. Они ведь еще и подтасовывают факты в свою пользу, а самые честные из них просто что-то замалчивают, а что-то, наоборот, выпячивают. В результате получается хаос, в котором простой человек ничего не может понять и ехидно улыбается. Наука сильно вредит себе этим. Если бы не формулы, особенно с применением числа "пи", ученым уже давно бы вообще перестали верить.
   Возьмем капитализм и социализм или "высшую его стадию - коммунизм". Заметьте непредвзято, что в обеих системах есть много очень хороших сторон, а доказываются они всей историей человечества. Например, ну чем виноват человек, что он дурак, и не может создать с нуля фирму "Майкрософт"? Ведь обидно же ему, появились-то все из известного места равноправными? Ладно, Гейтс хотя бы собственными головой и трудом все это сделал, не так обидно. А наследники его, которые могут оказаться еще дурнее, они-то по какому праву? Опять же и поровну все делить нельзя, никак не получается. Бывшие "советские люди" не дадут соврать. В связи с этим я хочу дать некое разъяснение, идея которого как-то все не доходит до нашего сознания, не знаю: специально или случайно? Не Рейган своим зашкалившим за 300 миллиардов долларов в год военным бюджетом развалил социализм, как абсолютное большинство людей считает. Отнюдь. Это было честное 70-летнее соревнование общественных систем, позволившее только к 60-й годовщине соревнования принять Рейгану такой бюджет, а затем поддерживать его лет восемь, а СССР - не позволившее. Почему? Что, капитализм лучше? Отнюдь нет. На мой взгляд, они абсолютно равны: хорошие черты первого оказываются столь же плохими у второго, а хорошие черты второго - столь же плохими у первого. И история Земли на этом еще ведь не заканчивается?
   Дело тут в том, что капитализм сперва только засовестился. Засовестился он, когда написали свои книги английские экономисты, французские социалисты-утописты и немецкие философы. Засовеститься капитализм засовестился, но практически так, как стеснялся знаменитый герой Ильфа и Петрова - смотритель дома с престарелыми старушками, грабя их почем зря. Затем, когда капитализм почитал Маркса, который выскочил как черт из табакерки со своим "Коммунистическим манифестом", стеснительность стала перерастать в действия только ума, намерений, но не фактического дела, как у знаменитого героя Гоголя, который строил "воздушные замки" у себя в деревне. И только когда грянула знаменитая Октябрьская "революция" капитализм начал нешуточную работу, уже не за совесть, а за страх. Как только в социалистическом государстве возникало какое-то намерение в чем-либо "улучшить жизнь трудящихся", так капитализм, не дожидаясь инструкций из Кремля, делал это у себя. Так у них сегодня рядовая пенсия равна нашему годовому заработку в колхозе, если нет денег - лечись бесплатно, причем как в кремлевской больнице, недаром у них в районных поликлиниках лечатся наши правители и толстосумы, правда, за плату. Потом они "украли" у нас идею бесплатного среднего образования, помощь бедным студентам и ученым и так далее. Сегодня у них столько денег, что они помогают даже нашим ученым и студентам, правда, не по тематике атомных бомб. Другими словами, капитализм начал прорастать социализмом, как среди зеленой травки вырастают фиалки, то есть у них получился капитализмо-социализм. Мы же у них не брали ничего, раз и навсегда отвергнув прошлый, тысячелетний опыт сожительства людей.
   Вот в чем причина, а не рейгановский многомиллиардный военный бюджет. И эта причина яснее ясного показывает, что ни одно мнение, ни одна теория не должна быть отринута с порога, она должна обязательно найти свое место в более общей теории. Или возьмем генетику. У нас генетику признали лишь несколько лет назад, и то далеко не все, особенно правители. Они все напирали на воспитание, которое, дескать, переборет любую генетику. То есть школы беспризорников Макаренко против наследственного аппарата алкоголика. Заметьте, против, а не совместно. Сегодня, как оказывается, и то и другое имеет право на жизнь, на комплексную жизнь, на взаимное прорастание, как те фиалки на зеленой травке. Я это заметил по заграничным собакам, невольно сравнивая их с нашими собаками, которых очень боюсь, даже привязанных. В 20 странах я никогда не боялся ихних собак как наших. А это очень наглядный пример, сердцу, как говорится, не прикажешь. Ни генетика, ни воспитание не дают стопроцентного и единственного решения как формула "пи эр квадрат", а вместе они довольно близко к ней приближаются. Да, собственно, и пи эр квадрат, если смотреть глубже, не дает единственного ответа, ведь "пи" - пока считается бесконечным числом, отражающим бесконечность мира.
   Но, что-то я зациклился на науках, так сказать социалистических и капиталистических, как будто большая редкость, что два ученых, занимающихся одной и той же наукой, не готовы друг другу глотку перегрызть по поводу "теоретических разногласий". Но об этом я, кажется, писал в самом начале статьи. Поэтому, закругляюсь лозунгом: ученые всех стран, объединяйте свои теории! А я продолжу про обезьян, людей, прочих животных и витамин С.
   Результаты последних исследований, подстегнул которые дважды нобелевский лауреат Лайнус Поллинг (серия статей в "Совершенно секретно" за 2001 год), заключаются в следующем. Для всех видов животных существует необходимость потреблять витамин В1, а все виды растений вырабатывают это вещество (тиамин). Таким же образом первобытное животное утратило способность вырабатывать рибофлавин (витамин В2), пиридоксин (витамин В6), ниацин, витамин А и так далее. Однако у подавляющего большинства животных это не коснулось витамина С. Лошади, коровы, собаки, кошки, овцы, козы, мыши, крысы и так далее - производят витамин С в клетках своего организма. Большинство животных преобразуют сахар (сахарозу) в витамин С в почках и печени. Другими словами, прочие витамины организм животных напрочь отказывается вырабатывать, (поэтому их надо потреблять с растительной пищей), а витамин С все же подавляющее большинство животных вырабатывает. Раньше считалось, что витамин С не вырабатывают только приматы и человек. Потом установили, что гвинейская свинья тоже не вырабатывает витамин С. Это позволило расширить исследования по витамину С, так как опыты на приматах намного сложнее производить чем на свиньях. Приматы плохо размножаются в неволе.
   Ирвин Стоун, основываясь на том, что синтез аскорбиновой кислоты (витамин С) присущ почти всем ныне существующим организмам, сказал: "Мы можем предположить, что он возник на очень ранних этапах эволюции жизни. Аскорбиновая кислота вырабатывается и самыми простейшими, и самыми сложными растениями. Ее синтезируют как самые простейшие, так и наиболее высокоорганизованные животные. Невыработка витамина С - аномалия, хотя жизнь без витамина С невозможна. Значит, синтез витамина С был хорошо налажен еще до разделения на растительный и животный мир".
   Почему животные, утратив возможность синтезировать витамины В2, В6, А и большинство других витаминов, не утратили возможности синтезировать витамин С? И почему приматы, человек (который тоже примат) и гвинейская свинья утратили возможность синтезировать витамин С? Исследования продолжились. Вскоре к приматам и гвинейской свинье (только гвинейской, а не любой) по неспособности вырабатывать витамин С ученые присоединили: морских (которые вовсе не морские) свинок, некоторые виды попугаев, фруктовоядных летучих мышей, некоторые виды кузнечиков, краснозобого соловья, форель и других рыб этого же семейства. Не удивлюсь, если сюда же занесут медведей, если уже не занесли, но это пока не касается витамина С.
   Далее удалось узнать, что животные отличаются от растений тем, что производят в больших количествах коллаген, который является у них главной структурной макромолекулой (аналогом клетчатки растений), а для синтеза коллагена нужна аскорбиновая кислота (витамин С). Поэтому, посчитали ученые, нужда у животных в витамине С больше чем у растений. Вследствие этого поступление аскорбиновой кислоты с растительной пищей не удовлетворяет потребность в ней. Мутантное животное, лишившись способности вырабатывать аскорбинку, оказывается в явно невыгодном положении, и линия его потомства вымрет. Такой мутант возьмет верх в эволюционной борьбе только в том случае, если животные этого вида обитают в области, где растения особенно богаты этим веществом, например в теплой тропической долине. Ученые считают, что за 50 миллионов лет такие обстоятельства возникали несколько раз, сперва для приматов, потом для морской свинки и так далее, включая рыбу форель. Одного ученые не сказали: почему приматы, живущие не только "в теплой тропической долине", а по всему миру, утратили способность синтезировать витамин С, им ведь тоже надо синтезировать коллаген с его помощью. И еще одно не сказали: по какой причине может возникнуть животное-мутант, не вырабатывающее витамин С? Что заставило одно конкретное животное не вырабатывать витамин С, от которого потом пошли и закрепились в этой жизни его наследники-мутанты?
   Однако пойдем дальше по порядку исследований. Выше отмечено, что невыработка организмом витамина С - это отнюдь не правило, а аномалия, причем аномалия смертельная. Собственно как и невыработка прочих витаминов, если их не потреблять с пищей, недаром они названы пищевыми добавками. Остальные витамины во-первых скапливаются в организме, во-вторых постоянно поступают в организм с пищей, что бы животное ни потребляло в пищу. С витамином С другое дело, он не во всякой пище есть. Это отправная точка. Что будет, если витамина С нет в организме, а он, кстати, в теле не задерживается - выходит с мочой если его организм не потребил в полном объеме. Ученые докопались, что без витамина С ткани организма разваливаются, расползаются, в них образуются каверны, ссадины, очаги "коррозии", особенно это заметно на кровеносных сосудах. Вы и по водопроводным трубам знаете это. Недействующая труба дольше пролежит, чем та, по которой вода течет, размывая стенки. То же самое можно сказать о реках и ручьях, особенно горных, где вода течет с большой скоростью. То есть, витамина С нет, не вырабатывается коллаген, а именно коллаген является "арматурой" ткани, точно так как железная арматура скрепляет, укрепляет бетон, не дает ему рассыпаться.
   С этим багажом знаний ученые начали проверять животных на атеросклероз и инфаркт, ибо об этих человеческих болезнях знали давно. Оказалось, что все без исключения животные, вырабатывающие витамин С в своем организме, этими "человеческими" болезнями не болеют. И наоборот, животные, не вырабатывающие в своем организме витамин С, подвержены сосудистым заболеваниям, включая инфаркт. Ученые давно винили в сосудистых заболеваниях человека холестерин, которого много в сале, сливочном масле и прочих вкусных продуктах животного происхождения. Поэтому рекомендовали нам питаться одной травой, как в Северной Корее. Там умирают не от инфаркта, а от голода, не дожив до инфаркта. Поэтому стали искать холестерин у животных. Нашли, но только у тех, которые не вырабатывают витамин С в своем организме и мало получают с пищей. У вырабатывающих витамин С животных холестерина не нашли как, естественно, и инфарктов.
   Поисследовав еще некоторые тонкости, на которых я останавливаться не буду, ученые пришли к выводу, что холестерин, грубо говоря, не убийца, а даже благо, правда, малоэффективное благо, гораздо хуже по эффективности витамина С. На безрыбье, как говорится, и рак - рыба. Не было бы сала-масла наши дела при недостатке витамина С были бы совсем плохи. Дело в том, что без витамина С сосуды становятся дырявыми как водопроводные трубы в плохом ЖЭКе, а холестерин (знаменитые липопротеиновые "бляшки") на клею-белке под названием апопротеид (а) заклеивает как заплаткой дырки в сосудах и они хоть и плохо, но все же продолжают функционировать, и не дают нам помереть совсем уж молодыми, дотягивают до тех пор, пока мы вскормим потомство. Естественно, жизнь получается у нас не очень сладкой, примерно как в Приморье, где все теплотрассы прогнили и заплатки на трубы уже негде ставить. Это даже хуже сверх меры изношенной одежды, когда одна заплатка перекрывает другую заплатку, или хуже лоскутного одеяла, которое хоть и некрасивое, но функцию обогрева выполняет исправно, как новое. Дело в том, что по сосудам ведь крови надо течь, а по одеялу лоскутному и заплатанной одежде ничему течь не надо. А когда по заплатанной трубе течет хоть вода, хоть кровь, то сопротивление течению возрастает в квадратичной степени по сравнению с гладкой трубой или сосудом. Для такой трубы надо электродвигатель насоса менять на более мощный. Для сосуда-то новое, более мощное, сердце не поставишь, приходится использовать то, которое есть от природы, и оно, естественно, перегревается от натуги. Ну и рвется, там, где тонко. Ведь оно само все в заплатках холестериновых. Нам не обидно быть одним таким разнесчастным. И морские свинки, и обезьяны, и гвинейские свиньи, и даже деликатесная рыба форель с нами.
   Если помните, я выше сформулировал два вопроса ученым, которые они сами себе сформулировать забыли. Первое. Ведь мутанты-приматы не все живут в "долине-рае". Ведь обезьян только в Европе нет, а так они повсюду в наличии, и большинство из них отнюдь не в Эдеме живет. И второе. Что же заставило исключительно малую часть животного мира мутировать, притом столь катастрофично для себя? Голубую долину-рай я, пожалуй, оставлю для причины мутации гвинейских свиней. И правда, все остальные свиньи как свиньи живут, едят все что ни попадя, вплоть до экскрементов и собственных поросят, как им без витамина "С" прожить? То же относится и к крысам. А гвинейские свиньи живут в своей Гвинее как у Христа ха пазухой: вечнозеленая природа, фрукты сладкие, одни только отходят, следующие вызревают, а там и орехи подошли, и так беспрерывно. И все витамином С полны-полнешеньки. Зачем же свой витамин вырабатывать, силы тратить? Природа - она же экономная. Для фруктовоядных летучих мышей этот сценарий тоже подходит, чтобы разучиться вырабатывать витамин С. Зачем его вырабатывать, когда едят одни фрукты витаминизированные, свежие? Часть приматов, совсем маленькая, тоже могла воспользоваться аналогичным земным раем, но далеко не все.
   Что касается рыбы форель, которая принадлежит к лососям, то ее метаморфозу в витамино-С-непроизводящую никак не объяснить золотой долиной-раем с вечно свежими и сочными фруктами. Форель вообще не питается растительностью, она как и все лососи - плотоядная рыба, вегетарианской пищи терпеть не может. Питается планктоном, мушками, упавшими в воду, рачками всякими, не пренебрегает и рыбешкой, меньше ее самой по объему. Чтобы наметить хоть какие предпосылки к объяснению непроизводства ею витамина С, спишу кое-что из "Жизни животных": любит чистую, но холодную воду, но может жить временами и в довольно теплой воде, но не в грязной как прочие рыбы. Думаю, это не объяснит непроизводсво витамина С. Может быть, в каких-нибудь рачках витамина С много? Не думаю, хотя черт его знает? Единственное, стоящее внимания, это то, что форели легко превращаются из одного вида рыб в другой. Так, она может быть локализованной рыбой, а может быть и проходной, то есть, как истинный лосось: родиться в ручье, а жить - в море. Притом, если локализованную форель выбросить в море, то она станет проходной и не только по стилю жизни, но даже по форме и окраске. В общем, очень приспособительная рыба. И еще одна особенность: рыба эта редкая, не то, что тихоокеанский лосось - хоть лопатой греби. И еще одно: витамин С форель не вырабатывает, но и атеросклерозом не болеет, насколько это науке известно. Чем она артерии укрепляет - тоже неизвестно, по крайней мере - мне. Вот гвинейские свиньи болеют, если их убрать как Адама из Эдема. Морские свинки, фруктоядные летучие мыши и некоторые виды попугаев болеют сердечно-сосудистыми болезнями, не говоря уже о приматах и нас с вами. Что касается упомянутых кузнечиков, то о них я вообще ничего не могу сказать по поводу атеросклероза. Придется возвращаться снова к приматам и человеку.
   Как я уже говорил выше, приматы очень любят выпивать, если по научному, то потреблять алкоголь в виде специально заквашенных фруктов. И я уже говорил, что витамин С в организмах животных, его производящих, получается из сахара (фруктозы). Этанол получается тоже из сахара с помощью микроорганизмов дрожжей (ферментов), которые, в свою очередь, имеются и в живом организме. Так что из сахара можно получить на выбор и витамин С, и алкоголь. Но алкоголь для организма менее ценный продукт чем витамин С. Теперь я хочу напомнить, что "выпивать" обезьяны научились не специально, а в силу необходимости. В любой, даже с самой цветущей и вечно зеленой долине свежие фрукты все же не абсолютно круглый год, хотя я это и утверждал несколькими абзацами выше. Бывают времена, когда одни фрукты уже загнивают, а другие еще не поспели, чтобы их можно было есть. Куда денешься, приходилось есть и загнивающие, перебродившие. В результате организм получал вместо витамина С - выпивку, этиловый спирт. Вот если бы мне удалось проверить, вырабатывают ли организмы, производящие витамин С в себе, еще и этиловый спирт впридачу? Или у организмов только одно из этих двух вырабатывается? И у каких организмов именно, и что именно? Я имею в виду и форель, и гвинейских, и прочих свиней, и морских свинок, и даже крыс вместе с фруктоядными летучими мышами, не исключая лошадей и коров. И если бы оказалось, что отдельное животное может вырабатывать в основном либо спирт, либо витамин С, то мы бы ближе оказались к решению не только проблемы происхождения человека, но и к решению вопроса: почему приматы не вырабатывают витамин С. Но на эти вопросы у меня нет ответа. А, может быть, и знаний маловато.
   Поэтому перехожу к гипотезам. Что, если предположить: невыработка витамина С - это ответ на увеличение продолжительности жизни? Форель не вырабатывает витамин С и живет совсем немного, не более трех лет. Она и без витамина С проживет столько, притом у нее нет мочеполовой системы, через которую витамин С выливается у нас как через бездонную бочку. А высшим приматам только на обучение своих детей премудростям жизни надо от трех до девяти лет. Я уже не говорю о самом высшем примате - человеке. Ему для обучения своих детей сегодня надо от 18 до 22 лет, хотя совсем недавно хватало и 10 - 12. Средняя продолжительность жизни человека достигла 60 - 70 лет, хотя еще 200 лет назад не превышала 35. В то же время у некоторых животных, например лошадей, вырабатывающих витамин С в своем организме, время родительского обучения своих детей равняется практически нулю, если не считать утробного "обучения": вывалился и побежал, правда, первые три дня несколько пошатываясь. Медведи же, например, "воспитывают" своих детенышей до 4 лет, причем - матери, папаша может и съесть свое чадо. На медведях подробнее я остановлюсь несколько ниже, сейчас же попытаюсь извлечь некоторые обобщения из изложенного.
   Известно, что у детей и молодых особей невырабатывающих витамин С животных, и человека в том числе, атеросклероз не наблюдается, хотя по идее он должен немедленно развиваться как только дите отнимается от сосков матери. Тем более что молодежь не очень заботится о своем питании, забота о питании - удел стариков. Недаром есть поговорка: неча боржоми пить - печень уже развалилася. Это продвинутые телевидением родители человеческие пичкают ребенка "полезными" продуктами, полезность которых раз в пять лет меняется диетологами на 180 градусов. Животные же телевизор не смотрят, а потому и не знают, что на данном отрезке диетологических знаний полезно, а что - наоборот, вредно. Замечу, что витамин С действует чисто химически, а химия - наука точная. Я хочу сказать, что дите и молодая особь, не получая витамин С, немедленно должна приобрести разваливающуюся плоть, в том числе и дырки в стенках сосудов. В химии закон инерции не действует, особенно в том случае, когда витамин С "заливается" в организм в виде бездонной бочки. Согласен, науке известно, что из-за недостатка какого-то витамина у детей развивается рахит, но это у детей человеческих. У животных же в тех краях недостаток этого витамина почему-то не проявляется столь очевидно. Может, это синдром беспорядочно интенсивного размножения, которого у животных нет? И это следствие стиля жизни, а уже не недостаток витамина, хотя витаминизированный продукт может помочь в данном конкретном случае. И дело тут в человеческом размножении, вернее в неконтролируемом природой желании размножаться? Как бы там ни было, но молодой возраст как бы выставляет преграду деградации живой ткани. Но это уже не очевидный механистически химический результат недостатка витамина. И это легко проверить экспериментом. Наверное, получится, что с возрастом потребление витамина надо увеличивать, чтобы он противодействовал снижению коэффициента полезного действия организма, который у старика почему-то снижается. Может быть, унаследованный генетический аппарат разваливается с увеличением возраста? Похоже на то, иначе бы все живое было бы вечным. Это одна сторона проблемы.
   Другая сторона проблемы состоит в том, что наиболее приспособленные животные (под приспособленными я имею в виду умных) находят способы "жить красиво", не отказывать себе в радостях жизни. И начинают выигрывать в здоровье (правда, только на первом этапе) у животных менее умных. Правда, слово здоровье не очень подходит, скорее надо сказать, что просто они начинают жить дольше. И наступает некий круговорот "воды в природе". Знания каждого поколения через учебу детей начинают суммироваться, развивается мозг, еще больше улучшаются условия жизни за счет других животных, но на воспитание детей уходит все большая часть времени жизни родителей. Старость и смерть отодвигаются, но предел непреодолим. Издержки - это болезни, и в первую очередь сердечно-сосудистые и мозговые, как издержки его безудержного развития. Здесь надо добавить, что сам комфорт жизни и хитрость вырабатывают выбор на самые "сладкие" жизненные предпочтения, лежебокость, перенасыщение, выбор мяса вместо "полезных" фруктов. Жажда "сладкого", комфорт опережают приспособительные генетические противодействия лежебокости. Наконец доходит до того, что время учебы детей становится почти равным жизни родителей. И на этой грани сегодня балансирует человек.
   Непреодолимое желание "сладкого" вырабатывает технологию улучшения природной пищи, главное из которой - огонь, варка, жарка, копчение. Это очень вкусно, но очень неполезно, даже вредно. Вид теряет главный внешний источник живых витаминов, а внутреннего производства явно не хватает. К тому же вид привыкает все больше и больше есть забродившие фрукты, так как становится от них весело жить. А это, в свою очередь, каким-то образом влияет на переориентацию организма на выработку из потребляемых сахаров спирта вместо витамина С. Эволюционные генетические приспособления все больше и больше отстают от катастрофически возрастающих потребностей "жить красиво". Каждый из нас это увидит на собственном опыте, если, конечно, даст себе труд задуматься на эту тему.
   Что касается животных, не вырабатывающих витамин С, то противиться естественной продолжительности своей жизни им по какой-то причине не пришлось, наверное мало внимания уделяли своим детям. Поэтому поколения менялись быстрее, и генетическое приспособление не отставало от их желания жить слаще. И колесо жизни вместо того, чтобы убыстрять свое вращение, перешло в относительно стационарный режим. И хоть у них нет внутри фабрики по выработке витамина С, это не мешает им размеренно доживать до своего предела. Может быть, они даже, пока ученые спят, потихоньку, крадучись немного вырабатывают для себя этого витамина.
   Прежде чем перейти к полнейшей крамоле, о размере которой вы даже не подозреваете, порассуждаю немного об инстинктах, о главнейшем из них - инстинкте самосохранения. Нас с первого класса почти силой заставляют выработать в себе пренебрежение к прочим животным и выделить только "венца творения", то есть нас самих. И уже к 8 классу мы твердо уверены, что только мы сами способны думать и на основе этого принимать решения, весь остальной животный мир делает все по инстинкту, голова у них не участвует в принятии решений. Это настолько твердолобо внедряется в нас нашими учителями, что это мнение у нас самих становится инстинктом. Наша голова тоже уже не принимает участия в принятии решения по этому конкретному вопросу. Что бы ни сделало животное, мы сразу и безапелляционно, как машина: инстинкт.
   Давайте все-таки подумаем на этот счет, в том числе и о нас самих. В своей уже упомянутой книге я рассматривал этот вопрос. Вкратце повторю. Лошадь в шахте на моих глазах считала вагонетки, тронув состав и остановившись, а вагонетки стукались буферами. И больше 15 штук она напрочь отказывалась везти. Корова моей тещи любила погулять по деревне, прежде чем зайти во двор с пастбища. Как только она завидит ищущую ее по деревне женщину, так несется мимо нее, подняв хвост трубой, в родную калитку, знает, что делает нехорошо. Дворовые собаки зимой любят прятаться в конуру, но как только хозяин выходит на крыльцо, охранница выскакивает наружу и начинает совершенно нарочито лаять на белый свет, показывая: я хоть и в будке, но на посту, несу охрану, просто немного замешкалась. И "кошка знает, чье мясо съела". Таких примеров можно приводить сотни, тысячи, про обезьян я, кстати, уже приводил выше. Мы же, как сомнамбула: инстинкт. Какой же это инстинкт, кто заложил инстинкт лошади вагонетки считать?
   Давайте рассмотрим самый первый инстинкт человеческого ребенка - титьку сосать. Без этого инстинкта ему просто не прожить и суток. Если ребенка не поднести к титьке и не затолкать ему в рот сосок, то он никогда не постремится к ней сам, погибнет. Ладно, ребенок человеческий и потерять инстинкт самосохранения может, все-таки "высокоразвитое животное". В институте будет учиться, если не забудут присосать его к груди. Возьмем кенгуру, тут уж без инстинкта в полном и незаменимом головой объеме не обойтись. Ан нет, кенгуренок не имеет инстинкта присосаться к материнской титьке, которая сравнительно далеко расположена, впрочем, почти как у всех матерей, от места его появления на свет. Где же инстинкт самосохранения? Кенгуриха вынуждена вылизывать в своей шерсти тропинку по обозначенному мной маршруту, а дите по мокренькому, к которому привык в утробе, ползет, как только утыкается в сухую шерсть, сворачивает на мокрое. Какой же здесь инстинкт, скорее первый класс начальной школы.
   Мало того, у сумчатых животных замечена совершенно потрясающая особенность. Если кенгуренок родился совсем глупым, не может понять элементарного урока и, недоползя до титьки, погибает, то еще не все потеряно для "этого света". Оказывается у кенгурихи в матке есть уже оплодотворенный запас в виде страхового полиса, который лежит там в потенциальном виде как страховка фирмы Ллойд. Если первый кенгуренок доползет, то страховка остается у указанной фирмы, а если не доползет, то "Ллойд" срочно производит все необходимые процедуры и выдает "страховку", готовую к употреблению, то бишь присасыванию к титьке. Отсюда можно сделать вывод, что инстинкт самосохранения не работает. Я уже не говорю о том, что маленький ребенок с удовольствием вывалится из окна любого, хоть сотого этажа из простого любопытства. И только годам к пяти, а то и позже, приобретет этот столь знаменитый инстинкт: не вываливаться из окна, имеющий столь звонкое имя - самосохранение. Генетическая память - есть обычная память, только она старается не засорять своим присутствием наши мозги, не обращается к нашему самосознанию напрямую как желание поесть. Желание поесть - это вегетативное чувство и к мозгу не имеет никакого отношения. Чувство голода ведь не из головы выходит, а просто "сосет" желудок. Голова же привлекается к этому процессу только тогда, когда вокруг ничего не находится поесть.
   В связи с этим мне не очень нравится теория великого Павлова о безусловных и условных рефлексах, как бы мы не гордились этим русским ученым. Потому, что я почти не нахожу разницы между ними, то есть все рефлексы - условные. Вот когда мы считаем животных абсолютно безмозглыми, совершенно безосновательно как я показал выше, вот тогда им можно просто приписать эту идиотскую "безусловность". И от этого нам становится очень приятно. Добавлю только, что я считаю, как и многие другие, что учеба дитя начинается еще во внутриутробном состоянии. Там и приобретаются некоторые рефлексы, которые принято считать безусловными, в том числе и реакция на боль. И если мамаша, рожая, кричит от боли, то и ребенок испытывает адекватную боль: у мамы расширяются до болевого шока ткани, а у ребенка они еще более сжимаются, ведь плотность и жесткость тканей у них разная.
   Теперь, когда вы считаете меня полнейшим сумасшедшим, кретином, мне будет легче перейти к сути моей крамольной идеи. Заключается она в том, что мы, люди, произошли не только от обезьян. Значительная часть народов произошла от других животных, например, от медведей. Но сперва давайте поговорим о тотеме и табу. Считается, что тотем и табу у первобытных народов два сапога - пара, то есть произошли вместе и взаимосвязаны и взаимообусловлены. Во всяком случае, так считают Фрэзер и Фрейд. В своей книге я показал, что табу - это производное человеческого интеллекта, а тотем - просто название, как собственные имена, чтобы не перепутать объекты. Про тотем я в своей книге не успел додумать до конца, поэтому там написано то, что я тогда думал. Теперь я думаю другое, и главным основанием для перемены моих представлений является то, что почти у всех первобытных племен тотем ассоциируется с их прародителем. Они прямо говорят на удивление исследователям, что произошли от своего тотема-животного. Но кто же им поверит, они же дикие? В результате разработана куча теорий о происхождении понятия тотема, я их более подробно рассматривал в своей книге, поэтому здесь не собираюсь останавливаться на этом вопросе. Главное, что сами "дикие" народы, сколько бы их не сбивали с толку ученые, утверждают, что произошли от своего тотема-животного. От этого я оттолкнусь в своих рассуждениях.
   Во-первых, в Австралии нет и не было обезьян, но австралийские аборигены есть и они изучены больше чем другие первобытные народы. Во-вторых, обезьяны на земном шаре распространены сравнительно на небольшой территории. В Северной Америке их нет, в Европе их нет, в Северной трети Африки - тоже нет. На огромных пространствах Азии, за исключением самых южных ее окраин, включая Японию, обезьян тоже нет. Зато много видов обезьян на Тихоокеанских и Индийских островах. А вот на Новой Гвинее и в Австралии, повторяю, их нет. В третьих, маловероятно поэтому, что обезьяны, превратившись в людей, достигли самых высоких широт Европы, Северной Америки и Азии. Это буде просто неправдоподобно, за каким чертом им распространяться в такой неблагоприятный для них климат в то время, когда им в природных ареалах было жить совсем не тесно и не голодно. В своей книге я рассматривал земные катаклизмы типа Всемирных потопов, которых было, по крайней мере, десятка полтора, если не больше, правда, с разной степенью подъема воды против среднего нынешнего. Там я давал объяснения в связи с ними эндемикам животным и растениям, повторяться не собираюсь.
   Начну с того, что народность айны островов Хоккайдо и Сахалин и полуострова Камчатка считают своим прародителем медведей. Если как следует проштудировать предания североамериканских индейцев, то, уверен, найдется достаточно преданий, что их тотемный родич - медведь гризли. Значительная часть эпоса айнов посвящена медведю. Они медведей убивают и едят, но очень сокрушаются по этому поводу, просят у убитого прощения, и вообще ведут себя по отношению к медведю очень предупредительно, уважительно и даже подобострастно. Ни к каким другим животным они так не относятся. С чего бы это? У австалийских аборигенов, считающих своим тотемом кенгуру, точно такое же отношение к своему тотему, хотя они его тоже едят. А вот в колыбели современного человечества Эфиопии-Йемене, кушать свой тотем можно только раз в году, в праздник тотема, но это происходит потому, что для повседневной еды поголовья тотема просто не хватает. Я это подробно рассматривал в своей книге. У коренных сибирских народов медведя хоть и не называют своим тотемом (просто такого понятия у сибиряков нет), но отношение к медведю - тоже, самое трепетное, родственное.
   Почему Дарвину пришло в голову, что человек произошел от обезьяны? Да потому, что очень похожи некоторые из них на человека, хотя другие виды обезьян менее похожи на человека чем медведь или какое-либо другое животное. И обезьян легче наблюдать и изучать по сравнению с медведем. Но натуралисты-энтузиасты, наконец, добрались и до медведей и сняли два фильма: про жизнь североамериканских гризли и камчатских бурых медведей. И оказалось, что медведи не похожи на человека только "лицом", все же остальные повадки медведей - копия людских. Повадками медведи даже больше похожи на людей чем обезьяны. Мало того, умственные способности медведей на порядок выше чем у обезьян. Я, конечно, не сравнивал количество мозговых извилин у медведей и обезьян, но по фильму видно какие они интеллектуалы. Они даже на задних лапах лучше держатся чем обезьяны. И по деревьям не хуже лазают, хоть почти и без хвостов. Главное же, они сто очков форы дадут обезьянам по путешествиям и разнообразию питания. Я бы даже присудил медведям более высокое место по сравнению с человеком в вопросе борьбы за жизнь, хотя у них далеко до социализма. У них индивидуальная борьба за жизнь, но очень настойчивая, несокрушимая леностью, и интеллектуальная я бы сказал. Притом они более иных людей заглядывают вперед. И если мне скажут задолбанную фразу про инстинкт, то я отвечу, что мать 4 года неотлучно обучает свое потомство выживанию и добыванию пищи и это ей дается с большим трудом, точно так же как нашим учителям в школе. И папаши медвежьи сильно напоминают наших людских отцов, особенно русских, хоть у них и нет закона об алиментах на воспитание детей. Я хочу сказать, что принадлежность человека и обезьян к одному классу животных основана на внешнем виде, а принадлежность медведей и человека к одному классу внешне не очевидна. Зато повадки, а это больше, чем внешнее сходство, показывают то же самое, но восприниматься будет в штыки. Но я же не виноват, что ассоциативное сознание человека так развивалось.
   Я доказывал в своей книге, что у северных народов и лесных народов средних широт, не было матриархата, потому что недостатка женщин здесь не было никогда. Я это вывел из зимовки первобытных людей в берлогах наподобие медведей. Если не верите, почитайте. Там даже расчеты по беременностям есть. Беременность у медведей, кстати, длится почти столько же что и у людей. А теперь перескочу снова к обезьянам.
   В последние 50 лет ученые-приматологи (изучение обезьян, приматов) здорово продвинулись в их изучении за счет наблюдения их не на воле, а в специальных обезьяньих питомниках, где обезьяны представали перед ними не случайным образом, а как в животноводческом стаде, не переставая жить как бы на воле, и даже имея собственные имена. Так вот, обезьяны изготовляли самые хитроумные орудия труда, чтобы, например, достать конфету, до которой не дотягивалась рука. Мало того, они мыслили абстрактно, чтобы достигнуть желаемого. Например, тянули за рычаг, чтобы открылась дверца с лакомством, но, отпустив рычаг, обнаруживали, что дверца закрывалась пружинкой, а рычаг был так далеко от дверцы, чтобы одной рукой его держать, а другой не дать дверце захлопнуться. Тогда обезьяна сбегала к сухому кусту и выломала ветку. Заметьте, не к живому, а к сухому, так как сухой отламывается хорошо, а с мокрым надо долго возиться, чтобы освободить палку от крепкого лыка (коры), удерживающего сломанную ветку. Сами ведь знаете, как трудно сломить прутик с мокрого куста прибрежного тальника. Вернувшись с этим орудием труда, обезьяна одной рукой тянула за рычаг, а другую руку, удлиненную палкой, вставила между дверцей и косяком. Потом бросила рычаг и уже рукой открыла заклиненную палкой в приоткрытом состоянии дверцу. Не каждый и человек сразу догадается. Одного обезьяны не умели, сколь ученые не бились. Объединять усилия нескольких обезьян для того, чтобы сделать непосильную для одной обезьяны работу. И это несмотря на то, что жили они семейными сообществами. Ученые спрятали под большой камень лакомство. Несколько обезьян по очереди и поодиночке, одна ворочает, другие наблюдают, пытались свернуть камень с места и достать лакомство. Не удалось. Явился вожак, самый сильный из них, и сдвинул камень. Но одна из шустрых схватила лакомство и бежать. Вожак догнал ее, отобрал лакомство и немного наказал. Знаем мы и то, что обезьяны заботятся о престарелых своих сородичах, самки помогают самке-роженице, а последняя безбоязненно отдает в их руки ненаглядное свое чадо.
   Но когда я посмотрел два фильма про медведей, то обезьян стал считать просто умственно отсталыми животными. Не знаю, пересказывать ли мне фильмы, или вы так поверите, что медведи поголовно просто академики по сравнению с обезьянами. Я бы назвал их даже "энциклопедистами", настолько разносторонни их знания и навыки. Но заметьте, медведи живут недолго, несравненно меньше людей, а я говорил выше, что это немаловажный фактор. И я уверен, ученые еще не установили, вырабатывают ли медведи витамин С? Думаю, что не вырабатывают, так как питаются совершенно как люди, даже больше как люди по сравнению с обезьянами.
   Чтобы закончить свою сумасшедшую идею, мне надо обратить ваше внимание на внешний облик рас и народов, изучением которого занимаются антропологи. Они обмерили у народов все части тела до последней складочки, косточки, выпуклости и впалости, включая цвет волос и глаз, и ничего разумного не сказали по этому поводу, кроме того, что они у всех разные, хотя все и похожи на высших обезьян. Антропология - наука очень узкая, зоология шире, но антропологам не хватает времени, чтобы и ее изучить, она ведь чужая и к их "делу" не относится. Но есть еще и историческая зоология, до которой вообще руки не доходят у антропологов. Вот почему, вообще говоря, науки антропологии, как мне кажется, вообще не существует. Это просто кунсткамера, в которой собраны со всего света диковинки без объяснения причин их возникновения, но с подробным перечнем. Я это показывал в своей книге на примере идиотской индоевропейской расы, которую можно выдумать только с похмелья.
   Между тем, многие народные черты лица, фигуры, включая поведение, пристрастия и тому подобное схожи с обитающими в этих краях аналогичными особенностями животных. Простому человеку это заметно, но я не буду останавливаться на конкретных примерах, дабы не накликать обид. Антропологи, вообще говоря, тоже простые люди, но их мозг целиком и полностью отдан антропологии, а она как всякая наука требует религиозных жертв, поэтому мысли по затронутому мной вопросу они держат при себе, не выпуская их наружу. Вместо этого они меряют, меряют и еще раз меряют, а результаты складывают в кучку, не делая из нее никаких радикальных выводов, кроме упомянутой уже индоевропейской расы. Но народы так различны, у них почти ничего нет общего, разве что генный аппарат, геном. Приведу цитату по этому поводу Сергей Максимов ("Все мы немного негры", "Мир новостей", 2001г.):
   "Вот уже во второй раз за полгода ученые-генетики сумели заглянуть в геном человека, результатом чего стало сенсаци­онное сообщение о его полной расшифровке. По количеству генов, как выяснилось, мы очень недалеко ушли от пош­лых мушек дрозофил и про­стейших червей. Когда генети­ки из США, Японии, Франции, Германии, Китая и Великобри­тании взялись 15 лет назад за разработку проекта по изучению генома человека, они были уве­рены, что генов, содержащих указания по созданию белков, у человека от 70 до 140 тысяч. Каково же было всеобщее разо­чарование, когда выяснилось, что генный набор венца творе­ния составляет всего от 30 до 40 тысяч генов! Для сравнения: у плодовой мушки дрозофилы генов чуть больше 13 тысяч, у простейших червей - около 20 тысяч, а зерна злаковых, на удив­ление, содержат даже больше ге­нов, чем геном человека. Дальше - больше. В ходе даль­нейших экспериментов генетики обнаружили у нас около 10% ге­нов, которые есть и у мух, и у червей, а 300 человеческих генов встречаются у обыкновенной мыши. Это значит, что все живые существа на Земле произошли от одного организма, причем в ходе эволюции человек не обза­водился новыми генами".
   Другими словами, человек мог происходить от любого более или менее высшего животного, было бы желание. Но нужен качественный скачек, чтобы понудить часть популяции определенного вида к спонтанному самосовершенствованию, остальная же часть популяции не приняла этого приглашения и осталась тем, что мы видим сейчас на картинках в "Жизни животных". Очень важными сведениями из приведенной выше цитаты про наблюдения над хитроумными обезьянами я считаю то, что они не способны к социальной жизни, к объединению совместных усилий там, где одному не справиться. Современные медведи тоже асоциальные животные и это особенно наглядно явствует при наблюдении над медведицей и ее детьми. В этой полусемье нет и намека на совместные усилия при добыче пищи, а папаша вообще норовит скушать деток. Мать просто показывает, как бы говоря, делай как я и будешь сыт. В этом, я считаю, и состоит кардинальное отличие человека и животных, от которых произошел человек. Это и есть тот скачек самосознания, который превращает отдельные особи семейства в более высшее создание. И далее прогресс уже не удержать. Ибо социальность - это мощнейший фактор развития. Здесь и речь, а затем и письменность, так как без общения и договора нет социальных, общих действий, которые приносят гигантские плоды в виде так называемой цивилизации. Здесь и договорное разделение труда, учитывающее природные наклонности, здесь и появление искусства на базе остаточного времени от добывания еды. Здесь - весь человек, от кого бы он ни произошел. Внесоциальные особи при этом все более отстают, оставаясь животными.
   Но социальность не такое уж большое открытие, как буквенная письменность например, которую невозможно изобрести в каждом племени. Для этого должен родиться гений наподобие Ньютона, Эйнштейна или Бора. Социальность - это скорее изобретение колеса, которое каждый ребенок в мире изобретает в возрасте от двух до пяти лет. Или изобретение копья при помешивании костра палочкой, которую огонь заостряет и делает более прочным острие. Или изобретение глиняного блюда как случайного обожженного коржа под потухшим костром. Это могут одновременно изобрести сколько угодно наблюдательных полулюдей. Поэтому единовременный скачек к социальности могут изобрести десятки, сотни будущих народов, не в один день, разумеется, а с разрывом лет так в тысячу. Поэтому я считаю, что народы и расы происходили именно так и независимо друг от друга. Потому и разнообразие, и внешнее, и поведенческое. Потому и разные ступени развития. Добавлю, что люди произошли не только от обезьян и медведей, которых я рассмотрел. Найдутся и другие прототипы, надо только искать, а не зацикливаться на очевидных совпадениях и "красивых" теориях в виде внеземных цивилизаций.
   Как бы там ни было, но о всеподавляющей социальности муравьев и пчел тоже надо бы задуматься. Социальность есть, а не люди, ведь. Хотя, что мы знаем об их жизни? Для нас жизнь муравьев и пчел - это параллельный мир, но никак не пересекающийся с нашим миром, о котором пишут фантасты. Только Станислав Лем обратил внимание на чрезвычайно экономную жизнедеятельность насекомых. В нас воды 80 процентов, которая никак не участвует в жизни кроме создания растворов, в которых диссоциируют вещества. И только ради этого приходится нагревать эту воду и постоянно поддерживать ее температуру, тратя колоссальную энергию. Ведь вода - самое теплоемкое вещество на Земле. Насекомые же используют воду в крайне ограниченном количестве, поэтому тепловой коэффициент их полезного действия многократно выше, чем у теплокровных животных, таких, как мы с вами. Мы даже на молекулярном уровне очень расточительны к теплу, не говоря уже о нашем внешнем потреблении энергии, таком как электростанции.
   Вполне может оказаться, что, например, муравьи и пчелы живут интеллектуальной жизнью, а мы все спираем на какой-то идиотский инстинкт. (Я обязательно рассмотрю этот вопрос отдельно). Я уже говорил где-то в своих работах, что у кошек и собак, жизнь которых, по словам ученых, очерчивается почти сплошь инстинктами, на самом деле интеллектуальна, а инстинктом ограничивается, как и у нас с вами, только самопроизвольное отдергивание руки от горячего. Просто, может оказаться так, что муравьи и пчелы имеют коммуникационную систему, социум, основанные на разуме и коллективной деятельности. Только мы об этом ничего не знаем и не стремимся узнать из-за своего снобизма, который мы сами себе присвоили, притом без всякого основания, в виде титула существ высшего разума. А муравьи сидят себе в муравейнике и втихаря посмеиваются, но они ничего не могут с нами поделать, такими большими, кровожадными и дурными.
   Закончить хочу древнейшими сведениями, которые мне напоминают как пресловутые мешки, так и зимний анабиоз холоднокровных и зимнюю спячку высших животных. Сведения взяты мной из книги В.Н. Демина "Загадки Урала и Сибири. От библейских времен до Екатерины Великой" ("Вече", М., 2001). Сам же Демин почерпнул их из рукописи "О человецех незнаемых в Восточной стране": "В той же стране за теми иная самоедь такова. Как и прочий человеци, но зиме умирают на два месяца. Умирают тако: как которого где застанет в те месяци, той тут и сядет. А у него из носа вода изойдет, как от потока, да вмерзнет к земли. И кто человек иные земли неведением поток той отразит у него, и он умрет. Той уже не оживет, а иные оживают, как солнце ся на лето вернет. Так на всякий год оживают и умирают. <...> В той же стране есть така самоедь: в пошлину аки человеци, без голов, рты у них межи плечами, а очи в грудех. А ядь их головы олений сырые. И коли яст, и он голову олению вскинет на плечи, и на другый день кости вымечет туда же. А не говорят". Чем не "мешок"? И "сказка ложь, да в ней - намек, добрым молодцам - урок".
   Об этом же пишет Герберштейн в своем знаменитом труде: "С людьми же Лукоморья, как говорят, случается нечто удивительное, невероятное и весьма похожее на басню; именно говорят, будто каждый год, и притом в определенный день - 27 ноября <...> они умирают, а на следующую весну, чаще всего к 23 апреля, наподобие лягушек, оживают снова. Народы грустинцы и серпоновцы ведут с ними необыкновенную и неизвестную в других странах торговлю. Именно, когда наступает установленное время для их умирания или засыпания, они складывают товары на определенном месте; грустинцы и серпоновцы уносят их, оставив меж тем и свои товары по справедливому обмену: если те, возвратясь опять к жизни, увидят, что их товары увезены по слишком несправедливой оценке, то требуют их снова. От этого между ними возникают весьма частые споры и войны. <...> Река Коссин вытекает из Лукоморских гор; при ее устьях находится крепость Коссин, которою некогда владел князь венца, а ныне его сыновья. Туда от истоков большой реки Коссина два месяца пути. Из истоков той же реки начинается другая река, Кассима, и, протекши через Лукоморье, впадает в большую реку Тахнин, за которой, как говорят, живут люди чудовищной формы: у одних из них, наподобие зверей, все тело обросло шерстью, другие имеют собачьи головы, третьи совершенно лишены шеи и вместо головы имеют грудь. В реке Тахнине водится некая рыба с головой, глазами, носом, ртом, руками, ногами и другими частями совершенно человеческого вида, но без всякого голоса; она, как и другие рыбы представляет приятную пищу".
   Мудрый Герберштейн добавляет: "...и хотя я сам не мог узнать ничего наверное от какого-нибудь человека, который бы видел это собственными глазами (впрочем, они утверждали, на основании всеобщей молвы, что это действительно так), - все же мне не хотелось опустить что-нибудь, дабы я мог доставить другим более удобный случай к разысканию сих вещей".
   Или вот такой опус, уже от самого Демина: "Например, у тех же ненцев широко распространены детские игрушки (а также предметы культа), у которых вместо головы используется птичий клюв. Но точно с такими же головами-клювами у ненцев известны и домашние идолы, предметы древнейшего культа".
   Чтобы еще интереснее стало приведу еще пример оттуда же: "...поразительный факт, что ненцы, эвенки, чукчи и другие коренные жители Заполярья, не сговариваясь, съезжаются в нужное время и к нужному месту на сход". Чуть выше: "А умение ненцев ориентироваться в бескрайных и заснеженных просторах без единого кустика или бугорка... Разных путешественников поражала способность самоедов отыскивать в любую погоду нужную точку, находящуюся за много десятков километров. "Точка" - это почти буквально, ибо ненец-проводник привозил нарты сквозь пургу и туман прямо к нужному чуму".
   И совсем на закуску: "Да есть у них таковы люди лекари. У которого человека внутри не здраво, и они брюхо режут, да нутро выимают и очищают, и паки заживляют".
   Соедините все это с понятием тотема, распространенным по всей Земле. Аборигены нисколько не сомневаются, что произошли точно от него, но как именно, уже не ответят.
  
   10 апреля 2001 г.
  
   20
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"