Синюков Борис Прокопьевич : другие произведения.

4. Торговая тайна Аравийского полуострова

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 3.06*5  Ваша оценка:


Торговая тайна Аравийского полуострова

   Начну с интригующего вопроса. Как же так вышло, что одна цивилизация развилась по обе стороны Персидского залива (Древний Восток), другая - по реке Нил (Древний Египет) и восточному Средиземноморью (Византия и Древняя Греция), притом произошло это примерно в одно и то же время. И эти две цивилизации достигли практически одинакового и очень высокого уровня. Другими словами, цивилизация как бы с двух сторон охватила Аравию (Арабию), причем только по берегам морей, в центре было пусто. Причем на южных берегах Черного моря эти две цивилизации не встретились, а встретились они только на Кавказе, куда, якобы, древние греки плавали за золотым руном.
   В своей книге "Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории" я, надеюсь, доказал, что человеческая цивилизация проистекает из Йемена и Эфиопии, с тех времен, когда они не были еще разделены Красным морем, а составляли одно целое (процесс отделения полуострова от Афро-Азии я в книге тоже рассмотрел). Там одно племя, жившее в трудных условиях на высокогорном плато далеко от моря, на границе с пустыней, от скудости жизни догадалось торговать с более благополучными соседями, жившими на берегу моря. Причем, заметьте, это племя или племена торговали не своей продукцией, отнюдь, они просто перепродавали, покупая у одних и продавая другим. Это племя так и называлось торговцами. Они не смешивались с племенами, с которыми торговали, но внедрялись среди них собственными семьями и общинами, поддерживающими между собой постоянную связь. Зная из этнографии диких первобытных племен по всей планете, что племена, жившие в довольстве (я имею в виду только еду), плохо развивались, я пришел к выводу, что береговые племена были более отсталыми. Будущие торговцы же, потому и получили опережающее развитие, что жили очень скудно на границе с пустыней, когда в некоторые годы, особо неблагоприятные, им приходилось мучительно много соображать головой, чтобы не погибнуть.
   Как превратились в первобытных людей некоторые приматы, притом так, что и сами приматы остались в наличии, и люди из них произошли и отдалились, я рассматривал в специальной статье "Почему ныне не "происходят" из обезьян люди", в дополнение к тем идеям, которые я высказал в самой выше названной книге. Поэтому здесь начинаю с того, что первобытные люди появились именно в Йемене-Эфиопии. И здесь надо разделить этих первобытных людей по степени их совершенствования, не забыв о том, что и реликты остаются жить, и новые мутанты начинают процветать (см. названную статью), совершенно отдалившись от прародителей. Рассматривал я и вопрос о том, что не из одного вида приматов произошли все люди, а из нескольких их видов, поэтому и получились на Земле расы, причем, в одной белой расе надо бы выделить две расы: голубоглазых и кареглазых. Замечу здесь также, что я сразу не согласился ни с Дарвином, ни с Марксом, что труд сделал человека человеком. Первоначально у меня выходило, что окончательным человеком прачеловека сделала любовь. Я это вынес из статьи Фрейда об остроумии, которое - очень древняя особенность мужчин, и я решил, что в период матриархата, истоки которого я тоже разглядел в катастрофической нехватке женщин, остроумие было более необходимо мужчинам, чем даже сила. Хотя сам Фрейд этого не заметил, или не захотел замечать, будучи иудейским исследователем.
   Потом я обнаружил, что нехватка женщин, а значит и матриархат, были не абсолютно глобальным явлением. Например, в Австралии, в первобытных лесах центральной России, на Севере Евразии матриархата в основном не было. Там происходила частично как бы раздельная жизнь мужских и женских кланов, встречавшихся только для любви у речки согласно русской старинной песне-пляске: "А мы просо сеяли-сеяли..., а мы просо вытопчем-вытопчем...". Даже пищеварительный тракт женщины в этих краях более приспособлен к вегетарианской пище (каша) по сравнению с мужским (мясо). Так что остроумие из основных причин мне пришлось переставить на менее значительное второе место, отдав приоритет - торговле, что основано на этих самых, упомянутых, торговых племенах Йемена и Эфиопии. Тем более что матриархат имел место только в Средиземноморье, Аравии, Ближнем и Среднем Востоке и на севере Африки. И то, сердцевину матриархата я поместил в Йемене-Эфиопии, где его быстро преодолели, так как даже женщину-царицу Соломона переделали в мужчину (см. книгу). В Византии же и всех остальных перечисленных мной местах матриархат существовал даже тогда, когда туда явились йеменцы-эфиопы, ставшие евреями, со своим патриархатом. Полностью же матриархат уничтожило только католичество во главе с Козимо Медичи (см. книгу).
   Поставив на первое место в преобразовании обезьяны в человека, вместо труда и любви, хотя и не сбрасывая их окончательно со счета, торговлю, я многое сам себе объяснил, тем более что ни для чего иного кроме торговли по большому счету письменность не нужна. А буквенная письменность, как я доказал в книге, не может быть изобретена много раз, это гениальное озарение может созреть только в одной голове, а потом - только подгоняться под конкретный язык и совершенствоваться. Торговля, собственно постоянный обмен с прибылью тем, чего не производишь, казалась мне единственной возможностью человеку совершенствоваться в умственном отношении, изобретя по пути письменность, хотя я чувствовал, что между жующей бананы обезьяной и лотошником-разносчиком - очень большой путь. Казалось, что сама речь человеческая произошла именно от торговли, ибо без торговли не надо и речи, можно обходиться 60 звуками, имеющимися для общения у высших обезьян. При этом торговое племя йеменцев - очень древнее племя, где-то в палеолите почти обреталось. Ну зачем ему много слов без торговли, только естественные потребности проявить и страх. Для торговли же - 60-ю звуками не обойдешься. Тем более что в действительности все языки (не считая малайзийских и американских индейцев) относятся всего к одной языковой семье или группе (семито-хамитской), которую по-идиотски назвали афразийской. Я подробно останавливался на этом в своей книге. И там я доказал, что и этой семитско-хамитской "ветви" нет, ибо семитская от древнееврейского имени Сим, а хамитская от - от имени Хам, что одно и то же: сыновья Ноя - братья. Другими словами, все языки в основном составе своих слов, отвечающих за межплеменное общение, а значит и торговлю, произошли всего от одного языка, торгового, семитского.
   Все это у меня складывалось хорошо, но все же меня беспокоил разрыв между простой обезьяной и обезьяной "торговой", уж очень он большой этот разрыв, а в середину вставить нечего. Прорыв в моем уме произошел тогда, когда я посмотрел небольшой фильм про обезьян в питомнике, над которыми вели непрерывные наблюдения. Из этого фильма я вынес давно мне известное, что обезьяны - большие выдумщики по изобретению орудий труда. Я потому не удивился, что колесо, которое ученые считают чуть ли не венцом человеческого гения, изобретает каждый трехлетний ребенок. Я подробно это излагал в своей книге, расширяя эти изобретения до глиняной посуды, копья и лука со стрелами. Это вам не азбука, их может изобрести чуть ли не каждый человек удивший рыбу. Меня даже не удивило то, что приматы имеют абстрактное мышление и доказывают это людям походя. Вот что меня удивило и просветлило мое представление. Оказывается, высшие приматы не знают, что такое объединение индивидуальных усилий в общее усилие, когда одному не справиться. Сколько ни старались ученые, они не смогли добиться спонтанного проявления этого социального качества от обезьян. Обезьяны не могли даже догадаться общими усилиями перевернуть очень тяжелый камень, чтобы достать из-под него лакомство. Все по очереди подходили к камню и пытались перевернуть его по одиночке. Зато по одиночке они проявляли чудеса изобретательности. Например, особь разными пробами (экспериментами) оценила обстановку (на глаз произвела замеры), затем разработала идею (проект), сделала орудие труда для исполнения этой идеи, потом применила это орудие труда, и таким образом достигла исполнения цели идеи - достала лакомство. В этом отношении мозг обезьяны работает не хуже чем у человека - дурака, а иногда и не очень.
   Вы представляете себе: обезьяна в одиночку чуть ли не открывает теорему Пифагора, причем каждая вторая, и не может догадаться предложить товарищу, с которым возится и играет с утра до вечера, вдвоем или втроем перевернуть камень, не поддающийся усилию ее одной? Но мы же привыкли считать их стадными животными? А о стадных животных, например, муравьях и пчелах, мы знаем, что они не только стадные животные, но и социальные животные. У них социум, где у каждого определено строго установленное и даже неизменное место в общем деле выживания вида. Поэтому понятие стадность и социальность у нас как бы синонимы. И вообще от слова социум, то есть общность, произведено столько десятков производных слов, что первоначальный смысл этого слова: давайте сделаем общее дело общими усилиями для блага всех нас, как-то потерялся. Оказывается, это понятие, столь естественное в кругу людей, неизвестно обезьянам. Но оно известно даже волкам, загоняющим оленя на своих же товарищей, многим другим сухопутным и морским плотоядным животным, поступающим точно так же во время групповой охоты. Поэтому я думаю, что те из приматов, которые научились социальности, преодолев потрясающую свою асоциальность, стали людьми. Не преодолевшие этот порог, остались обезьянами. Этим, я думаю, можно восполнить недостающее звено в эволюции людей, которого мне так не хватало.
   Безусловно, я не скидываю со счета и теорию Поршнева, которую почти никто не поддерживает, а только надсмехается над ней, и согласно которой человек произошел от обезьяны через каннибализм, поедание сородичей, особенно их головной мозг. Даже снятие скальпа напоминает об этом. Притом общественный каннибализм - явление даже очень социальное, а не индивидуальное, но произошедшее от индивидуального голода и лакомства. Хотя я и хочу добавить кое-что по этому поводу из последних исследований. Но отступление будет небольшим. Стенли Б. Прузинер получил Нобелевскую премию за исследование прионов. Вот что пишет об этом "Британика": "Болезнетворный агент, который является ответственным за разнообразие фатальных нервно-дегенеративных болезней животных и людей, передающий губчатые энцефалопатии. Prion - аберрантная форма обычно безопасного белка, найденного в млекопитающих и птицах. Нормальная форма этого белка, чья функция неизвестна, расположена на поверхности клеток мозга. Только, когда этот белок находится в аберрантной конфигурации, он является причиной белковой болезни. Патогенный белок может входить в мозг через инфекцию, или это может являться результатом мутации в гене, который кодирует белок. Однажды появившись в мозгу, он умножается, стимулируя мягкие белки повторять себя в аберрантной форме. Механизм, которым конформация достигается, полностью не понят, но, возможно другой белок, обычно присутствующий в организме, может быть вовлечен в этот процесс. Нормальная белковая структура, как полагают, состоит из множества спиралей, называемых альфой helices. В аберрантных белках некоторые из этих helices превращаются в плоские структуры, называемые beta. Нормальный белок довольно легко деградирует под воздействием клеточных ферментов, называемых протеазы. Но нерегулярная белковая форма более стойка к этой ферментативной деятельности. Таким образом, как prion-ные белки умножаются, они не разрушаются протеазами и накапливаются в невроцитах, уничтожая их. Прогрессивное разрушение невроцитов, в конечном счете, приводит к возникновению в мозговой ткани многочисленных каверн (пустот), эти каверны пронизывают мозговую ткань, и она становится подобием губки (губчатая энцефалопатия). Болезни, вызванные прионами, включают четыре типа, которые затрагивают людей: болезнь Creutzfeldt-Jakob, болезнь Gerstmann-Straussler-Scheinker, фатальная бессонница, и kuru. Другие прионные болезни, типа scrapie, бычья губчатая энцефалопатия (обычно называемая коровьим бешенством), и хроническая изнуряющая болезнь оленей мулов и лосей, переносятся животными. В течение десятилетий врачи верили, что эти болезни передаются вирусами замедленного действия, так названными из-за длинных инкубационных периодов, требуемых для развития болезни. Эти болезни считались и иногда еще сейчас упоминаются как медленные заразные болезни. Патогенная причина этих болезней имеет некоторые вирусные признаки, например, малый размер агента, но другие свойства нетипичны для вирусов. В особенности - устойчивость прионов к ионизации ультрафиолетовым излучением, которое обычно деактивирует вирусы, уничтожая их нуклеиновую кислоту. Прионы - в отличие от всех других известных болезнетворных организмов, кажется, испытывают недостаток нуклеиновой или рибонуклеиновой кислот - генетического материала, который все другие жизненные формы содержат. Другая необычная характеристика прионов - то, что они не только причиняют болезнь через инфекцию, но и могут быть ответственны за наследственные и спорадические формы болезни также как болезни Creutzfeldt-Jakob всех трех разновидностей. Prion-белок может действовать как возбудитель инфекции, распространяя болезнь, когда он передан к другому организму, или это может являться результатом наследственной мутации. Prion-болезни также показывают спорадический образец сферы действия, означая, что они, кажется, появляются в населении наугад. Основной молекулярный процесс, который заставляет аберрантный белок формироваться в этих спорадических случаях, надо еще исследовать. Исследователи подозревают, что другие невродегенеративные патологии типа болезней Альдгеймера и Паркинсона могут являться результатом молекулярных механизмов, подобных prion-болезням. Концепция инфекционной частицы, которая испытывает недостаток нуклеиновой кислоты, беспрецедентна в биологии. Из-за этой ее неортодоксальности научное сообщество первоначально отнеслось к prion-теории со скептицизмом. Попытки выделить в чистом виде болезнетворный агент оказались трудными, но в начале 1980-ых американский биохимик Стэнли Б. Прузинер с коллегами выделил "напоминающую белок инфекционную частицу", название которой "pree-on" было сокращено до "prion". Усилия изолировать связанную нуклеиновую кислоту оказались бесплодными, и prion-модель была принята наукой и получила широкое распространение. Однако еще много вопросов остается относительно этой уникальной частицы". (Конец цитаты).
   Все изложенное говорит о том, что теория Поршнева не может стоять во главе угла, на котором стоит здание превращения обезьяны в человека. Хотя и является одной из частиц этого комплекса, но не самой главной. Например, в возможности получать организмом в ударных дозах тех элементов, которые скачкообразно влияют на приращение мозговой ткани. Имея эти кирпичики, дело труда и практики, начертить в дополнительной ткани те самые "извилины", которые, как известно, отвечают за интеллектуальное развитие. Об этом у меня тоже сказано в других работах.
   Я вынужден долго подходить к основной мысли этой статьи, иначе ничего не поймете. Вот еще одно необходимое отступление.
   Современное понятие о качествах людей, пригодных для торговли, сформулированы в любой книжке по бизнесу, но когда-то они были доступны только йеменскому племени торговцев, будущим евреям. Перечислю их: разведка, контактность, выбор нужного среди ненужного, преодоление препятствий, компетентность. Сами видите, что их всего пять, но этот список исчерпывающ, ни прибавить, ни убавить, и все остальные, другие качества, будут только частным случаем этих пяти правил. Но есть и еще одно правило, оно всеобщее и относится не только к торговле, оно относится вообще к развитию вида животных и даже к рефлексам, которые из безусловных превращаются в условные. Это разновидность действия, от стимула до реакции на стимул: одноступенчатое, то есть "стимул - реакция" и двухступенчатое "стимул - пауза - реакция".
   Последнее правило относится ко всему живому, поэтому начну с него. Уколов руку о шиповник или розу, все животные и мы, в том числе, отдергиваем лапу или руку автоматически, безусловно. Услышав по TV о падении акций, бежим их продавать, притом большинство не рассуждая, тоже автоматически, безусловно. Но, некоторые из нас, прежде чем бежать продавать, немного думают, а уже потом или бегут продавать, или не бегут продавать. Как правило, последние выигрывают в любом случае. Ибо раздумья много не отнимут времени, если вы не принц датский, а до биржи лучше доехать на такси, чем с перепугу бежать пешком через весь город. А если вы решили вообще пока не продавать, рассчитав, что это временное падение, то вы выиграете вообще многократно, прикупив по дешевке еще акций. Чтобы еще понятнее стала одно- и двухступенчатая реакция на стимул приведу в пример кошку. Она всегда действует двухступенчато, не бросаясь сразу на появившуюся в поле ее зрения мышку, сперва сообразит, прежде чем себя выдавать, успеет ли ее поймать? Потому голодными кошки и не бывают, несмотря на то, что мышки действуют одноступенчато: увидел - убежал. Поэтому человек, действующий в торговле одноступенчато, никогда не станет преуспевающим торговцем. А кто думает, у того и мозг совершенствуется, как натренированные ноги бегуна по сравнению с гиподинамичными ногами конторщика.
   Сейчас, имея в виду, что двухступенчатую реакцию на стимул мы освоили, самое время прейти к рассмотрению пяти торговых правил. Разведка. Как-то раз, один мой друг в советские еще времена, отдыхая у моря, на все недопропитые вовремя деньги купил и привез в Сибирь несколько десятков таких тоненьких нейлоновых сеточек на дамскую прическу, которые стоили в Сибири раз в пять дороже, чем около моря. Гордый такой приехал, дескать, выручу все пропитые деньги. И каково же было его удивление и жестокая обида на судьбу, когда ни одна рыночная торговка не взяла у него эти сеточки даже по покупной его приморской цене. Оказалось, что почти все без исключения сибирские мужики на оставшиеся от водки деньги накупили и привезли этих сеточек, и теперь все не знали, куда их деть? Вот что такое разведка. Примеров можно приводить сотни, тысячи, рассматривая этот вопрос и с того, и с этого боку. Ну, например, импортные установки по изготовлению кафельной плитки, которые ныне без дела ржавеют по всей Сибири. Кафельной плитки в нашей стране никогда не хватало, раскупалась даже кривая и косая советская, окрашенная в темно-буро-малиновый цвет. Грянуло начало 90-х годов, и у некоторых предприятий появились доллары на счету. "Убогие" директора накупили импортной жвачки и сжевали ее всем коллективом немедленно. "Впередсмотрящие скороспелые торговые гении" купили, притом все разом, по установке для поделки плитки. Но про разведку забыли. Во-первых, не узнали через своих экономических шпионов, намереваются ли купить такие установки их соседи-валютовладельцы? Ведь плитка была у всех без исключения на уме. Во-вторых, сэкономили валюту, не приобретя саму технологию совместно с "железом". В третьих, не узнали, годна ли глина вокруг их предприятия для плитки? Они же знали, что плитка делается из глины. И посчитали эти свои знания достаточными, чтобы начать дело. Здесь можно перечислять до десяти и даже дальше. Главное же я уже сказал, ржавеют машины, а моторы растащили по домам для подкачки воды из колодца в водопойное корыто. И оказалось в итоге, что любители жвачки и их сотрудники оказались даже в выигрыше, насладились, а не потеряли попусту деньги. Если я вам скажу, что разведка - дело чрезвычайно сложное, но совершенно необходимое не только генералам, но и всем нам, даже и не только продавцам, но и просто покупателям, то я этим не открываю америки. Это и до нашей эры было известно, правда, не до таких современных тонкостей.
   Прежде, чем перейти к следующему правилу торговли, предупреждаю вас, что я рассматриваю эти правила не как самоцель (об этом вы прочитаете и в книгах по бизнесу, может быть, еще и лучше написанных), а, так сказать, с дальним прицелом, а именно, хочу узнать, как к этим правилам относятся потенциальные покупатели. Это я считаю главным. Так вот, к разведчикам, которых разведываемые люди называют шпионами, эти самые люди относятся очень негативно, с презрением и опаской. Это касается даже первобытных народов, которые охраняют в тайне свои рыбные, ореховые, фруктовые и так далее места, а разведчики, то есть шпионы стараются их разузнать. Тут даже не нелюбовь, а прямая ненависть проявляется. Вот теперь можно продолжать.
   Контактность. Контактность можно проследить по книгам писателей-классиков про коммивояжеров, или по-нынешнему брокеров, риэлтеров и эксклюзивных дистрибьютеров. Без контактности ничего не продашь, и даже не заговоришь с потенциальным покупателем, совестно будет в душу лезть к незнакомым людям. Поэтому о самой контактности хватит. Поговорим о восприятии контактности потенциальным покупателем на психологическом примере. Вот если ваш сосед по дому или даче контактный человек - это хорошо, не правда ли? Он всегда рад с вами поговорить, но не очень хорошо, когда он не дает вам слова сказать, а говорит только свое, вам совсем неинтересное. Теперь представьте себе вообще чужого дядю, который шел мимо, и пристал к вам со своими разговорами на любую тему, даже не касающуюся того, чтобы вам что-нибудь всучить за ваши деньги. Вам будет не только не очень хорошо, вам будет чуть-чуть противно, если при этом он еще и лицом или запахом вам не нравится. Теперь представьте, что при своем лице и запахе он предлагает вам купить у него "совсем дешевую" детскую коляску, когда младший ваш сын уже в третьем классе. А он настойчив и терпелив до вашего изнеможения. И в прошлую субботу вы уже купили у такого же прощелыги "дешевую" электромясорубку, которая взорвалась, только он вышел со двора в совершенно неизвестном направлении и, не оставив адреса. Как резюме сообщу, что контактность других людей большинству людей нравится только в весьма ограниченном размере, притом только в том случае, если вам самому охота поконтактировать. Но с таким-то размером контактности ничего не продашь, тем более в древние времена. Для торговца же нужна контактность, переходящая все границы назойливости. Назойливость же известно как людьми воспринимается. И не забудьте, что даже назойливых чужих собак не любят. Это я к древнему миру возвратился, к временам йеменского торгового племени.
   Выбор нужного среди ненужного. Этот тезис касается как товаров, так и людей. Сперва о товарах. Допустим, вам не нужно столько картошки, сколько вы накопали у себя в деревне. И к вам приехал покупатель, который применяет к вам все свои степени контактности, свою двухступенчатую реакцию вкупе с ранее проведенной разведкой. Вы продадите ему картошку почти даром, а когда поедете в город к брату, то узнаете, что ваша картошка и даже хуже вашей продается тут в десять раз дороже. Какое у вас будет настроение на базаре? Какими словами в душе вы будете вспоминать вашего покупателя? Мало того, вы еще вспомните, что ваш покупатель картошки продал вам между делом "эксклюзивную" тяпку, изготовленную на оборонном предприятии, поэтому немного дороговатую, зато почти автоматическую. И вы практически не получили с него денег за картошку, почти весь расчет на тяпку ушел. А у брата на рынке таких тяпок горы лежат по рублю дюжина, причем сделаны они в артели "инвалидов", больных головой, а не другими органами. Впрочем, об этом вы еще у себя дома догадались. Перейдем к выбору людей для покупок, я имею в виду уже не тяпку. Допустим, почти все пенсионеры целыми днями сидят у телевизоров и им беспрерывно почти показывают про "лохотроны" всех мастей и марок. Так вот, продавцу, профессиональному продавцу лохотронных билетов, надо выбрать из всех проходящих мимо пенсионеров именно тех, которые смотрят в книгу (телевизор), а видят фигу, как говорится. И вы думаете, часто лохотронщики ошибаются? Отнюдь. Сходите на базар или постойте часа два в бойком месте, непременно увидите плачущих бабушку или дедушку, проигравших всю свою жалкую пенсию в лохотрон. Вот, что такое выбор нужного среди ненужных. И спросите теперь у тех людей, которых посчитали нужными, счастливы ли они, что стали нужными? Да они, теперь обжегшись на молоке, будут дуть на воду из колодца. То есть станут ненужными для торговцев, но вы же знаете, что торговцев, даже в древнем Йемене, было значительно меньше, чем покупателей, поэтому всегда найдутся новые нужные люди. Но общее отношение к торговцам этот факт нисколько не улучшает.
   Преодоление препятствий. Лучше всего это можно показать не на торговле, а на искусстве. Притом в Советском Союзе, где торговля была в руках государства, и наживаться на торговле в массовом порядке можно было, только если весь день находишься на овощной базе, в грязи, при гниющих фруктах и овощах. Поэтому бывшее советское племя торговцев переключилось на искусство, там значительно чище, а деньги почти те же, особенно, когда правители решили щеголять им на мировой арене. Так вот, лет сорок назад знал я одного потомственного 18-летнего торговца, немного играющего на баяне. Он раз шесть ежегодно поступал в скрипичный класс Новосибирской консерватории, на седьмой раз, когда его все консерваторские преподаватели знали как облупленного, он поступил. Вот, что такое преодоление препятствий, неуклонное. А я пошел из-за денег в шахту, хотя, как говорил один известный художник, подавал надежды в живописи. В титрах кино стояли сплошняком специфические фамилии, на книжках - тоже, музыканты, художники, хранители музеев - почти сплошь бывшие представители торгового племени, только в армии и милиции они почти отсутствовали, восполняя этот пробел в следственной, адвокатской и прокурорской деятельности. Институтская профессура, "хлебные", то есть военные отрасли знаний в прикладных институтах, в "поворотах рек" и так далее принадлежали именно им. И это несмотря на жесточайшее сопротивление властей Союза, патологических антисемитов, препятствующих всеми своими немалыми силами любому высшему образованию евреев. Вот что такое преодоление препятствий. И заметьте, как только в "свободной" России стало возможным торговать, разве вы найдете хотя бы еще одну фамилию олигарха кроме Потанина, которая бы была не специфичной? Вот что такое преодоление препятствий. В торговле они тоже велики, эти препятствия, а русские не хотят и не умеют их преодолевать, они даже не хотят учиться. А вы знаете самую древнюю еврейскую заповедь, моисеевых времен? Каждый иудей, во что бы то ни стало, должен быть грамотным. И точка. Женщин еврейских эта главная заповедь не касается, поэтому иудеи самые первые отказались от матриархата, перейдя к патриархату, все остальные народы - значительно позже, почти вчера, в 16 веке. Но я, кажется, незаметно для самого себя перешел к последней торговой заповеди - компетентности.
   Без труда не достанешь и рыбку из пруда, - говорят русские, - но ничего не делают для осуществления своей же поговорки. Впрочем, и остальные народы - тоже. Недаром нет страны на Земле, исключая недавно открытые Австралию, Южную Америку и кой-какие острова, где бы в разные времена не было гонений на евреев. Перечислять не буду, стран ныне слишком много, но вторично утверждаю, почти нет стран, где бы не было, хоть когда-то в древности, гонений на евреев. Почему бы это? Просто так, за здорово живешь, этого не происходит. Именно за компетентность, компетентность во всем, что касается торговли в первую очередь и с древних времен, но и почти во всем другом. Вспомним хотя бы, что именно евреи создали буквенную письменность, и никто другой, я это доказал в своей книге и других работах. Без письменности невозможна торговля, а любовные записочки и хронологию царств можно и не выражать в письменной форме. Первые можно сказать языком, а вторую все равно каждый новый царь переписывает, пусть лучше пересказывает, убытка для историков меньше. Вспомните Эйнштейна, Фрейда, язык устанет перечислять еврейских первооткрывателей в любых науках. Но компетентность не первая причина для гонений на евреев, а дополнительная, от обиды, от чувства ущербности от своей лени на фоне еврейского каторжного умственного труда, направленной выработанной сотнями лет способностью преодолевать трудности.
   Как не привести здесь понравившееся мне изречение из какой-то сказки: "Побеждать других - это доблесть звериная, побеждать самого себя - вот доблесть человека". И евреи побеждают себя, настраивая свой организм по моисеевым заповедям, превозмогая всеобщую нелюбовь к себе. И этим гордятся, называя себя в своем кругу "избранным богом народом", избранным повелевать другими народами. Но ведь и повелевают и в политике, и в искусстве, и в торговле, и в финансах. Коротко: великий и нелюбимый всеми народ.
   Вернемся в древность, в те поры, когда йеменское племя торговцев только начало вырабатывать в себе стойкость к презрению на благо себе же, обрисованное мной выше, в качествах торговца. Ведь ни один народ, сквозь которые как нож через теплое масло проходили евреи, не принял, не стал вырабатывать в себе аналогичные качества, не перенял опыт торговли. Я имею в виду любой народ полностью, без остатка, а не отдельных отщепенцев от него. Напротив, окружающие народы вели себя как снобы по отношению к евреям, презирали, обманывались евреями, терпели, но делали по-своему, хотя, в общем-то, получили свою долю благ от развития торговли. Возьмем даже современных киргизов. Подавляющее большинство из этого старейшего и отсталейшего народа предпочтут помереть с голоду, нежели примутся что-либо профессионально продавать, даже результаты своего труда. Они же до сих пор сидят в своих горах практически на подножном корму как и их овцы, практически остановились в своем развитии, но очень горды тем, что никогда не встанут за прилавок. Я это своими ушами слышал от многих киргизов. В Киргизии же торговлей занимаются исключительно узбеки и живут лучше киргизов. Заглянем в еще более глубокую древность, в которой еще и сегодня живут некоторые народы. Торговый обмен у них есть, по-современному бартер, но какими уловками он обставляется, чтобы, не дай бог, не подумали, что они торгуют. Один оставляет чего-нибудь в кустах, как будто это ему не нужно, но стеснительно ожидает, что другой это возьмет, и что-нибудь оставит взамен. Про эту стеснительность при торговле смешно читать, но это же все происходит в действительности. Мне просто недосуг приводить множество ритуалов этой стеснительности при торговле, но уловок, преодоления стеснительности торговать хоть отбавляй, поверьте на слово. Все это пронизывает народы земного шара, от эскимосов на севере до австралийских аборигенов на юге, от айнов на востоке до индейцев в Америках.
   Или рассмотрим так называемые "подарки" и "отдарки", сильнее всего держащиеся до сих пор в сознании народов Центральной Азии, Кавказа и арабском мире. Может быть, и в других местах, например в аборигенной Сибири, но я мало начитан по этому вопросу. Что за подарок, за который в обязательном порядке надо чем-нибудь "отдарить", притом приблизительно равноценным? Что за идиотское правило обязательно дарить вещь, если вы ее похвалили? Ведь и жену можно похвалить? Иногда бывает, что есть за что. И почему надо вообще "отдаривать"? Ведь не требуется же отдаривать за редким исключением подаренный женщине цветок? Посмотрите, подумайте, что такое сам калым, если не продажа, обставленная соответствующим "стеснительным" образом? Можно приводить и приводить такие примеры, когда прямой торговли народ стесняется. Не вытекает ли эта стеснительность из "правил торговца", которые я только что рассмотрел? По-моему, вытекает.
   Перейдем к животным. Мало, пожалуй, людей, которые не знают о природной стеснительности животных. Напомню, не развивая до тонкостей. Собачки очень стесняются, когда написают на ковер. Кошки и собачки стараются закопать свои экскременты, правда, в последнее время лишь стеснительно обозначая это действие, не производя его самого. "Кошка знает, чье мясо съела". Злая собака, привязанная на улице, очень стесняется, что вышедший на улицу хозяин застал ее греющейся в конуре, и, высочив мгновенно из конуры, начинает от стыда брехать на весь белый свет без всяких на то оснований. Et cetera, как писал Пушкин. Заметьте, это первозданная, так сказать, стеснительность. Этой стеснительности никто их специально не обучал, стыдно - и баста.
   Первобытных людей тоже никто не обучал стыду торговать, стыдно - и баста. Но мы теперь знаем, что составной частью умения торговать является рассмотренный выше "кодекс торговца", преодолевшего природный стыд. Почему йеменское торговое племя преодолело стыд торговать, вот в чем вопрос. Ответ на него у меня тоже есть. Достаточно открыть "Британику" и другие книги про древнее плато в Аравии, находящееся за прибрежной морской низменностью юга Аравийского полуострова, ровное как стол, и жаркое как раскаленная печка. Именно там имеет корни племя йеменских торговцев. Не буду останавливаться на причинах и подробностях (они у меня есть), как некогда более-менее пригодное к скудной жизни это плато стало совершенно непригодным к жизни людей: ложись и помирай. Но я считаю, что именно эта причина направила торговое племя, которое тогда еще не было торговым, к прибрежным народам. Внедрившись в прибрежные племена, это племя, ставшее торговым, пронизало ныне весь мир, потеряло первобытную и ничем практическим необоснованную стыдливость в борьбе за свое выживание. И это было уникальное явление на Земле, отличное от всех других народных проявлений.
   Чтобы вы, наконец, поняли, когда же я вплотную перейду к тайне Аравийского полуострова, я должен еще сообщить о моей гипотезе, недостаточно полно раскрытой в моей книге. Она состоит в том, что торговое племя или племена, ставшие впоследствии евреями, первоначально внедрились в прибрежные племена Йемена-Эфиопии и исключительно мирным путем завоевали там первенство, занимаясь чрезвычайно выгодным делом -торговлей, выглядевшей в те времена простым, но очень выгодным обменом. Например, так, как выглядел обмен стеклянных бус европейцами на золото, алмазы, слоновую кость и так далее аборигенов разных континентов и островов. Одновременно им пришлось научить все племена, с которыми они негоцианствовали, своим словам, без которых не обойтись в торговле, затем они придумали иероглифы, всякую там клинопись для того, чтобы записывать долги и согласовывать цены, затем один из умников придумал алфавит. И все племена там, где они появлялись, все дальше уходя от дома, стали употреблять этот набор слов, лексика которого все расширялась и даже впитывала в себя местные словечки.
   Последние исследования лингвистов показывают, что практически у всех народов ядро словаря составляют почти одинаковые слова. Отсюда лингвисты делают вывод, что все народы, грубо говоря, произошли от одного народа-племени. При этом совершенно не обращают внимания на данные антропологов, которые с ног сбились, открывая все новые и новые расы и народы, у которых практически ничего нет общего. Вот в этом я и вижу дурость слишком четкого разделения наук. Полезнее в определенных пределах при решении некоторых вопросов рассматривать все науки разом, не до абсурда, конечно. На мой взгляд, здесь одновременно происходят две вещи. Во-первых, грубо говоря, звуков не так много в мире, всего семь. То есть, у любого народа не слишком большой выбор, включая и более или менее удобное сочетание этих звуков. Поэтому большого разнообразия в первоначальных словах, ядре языка, не получишь, сколько ни старайся. Да, и стараться незачем, все идет естественно, старание - это уже вычурность, на первом этапе совершенно излишняя. Во-вторых, и это главное, переносчики, экспортеры звуков и терминов, пронизывающие племена. И этот процесс становится каноническим после изобретения алфавита, причем одним народом, торговцами. Вы же сами видите, как стремительно видоизменяется наш русский язык, приноравливаясь к международным понятиям. Первыми проникают имена существительные, например, джинс, которое тут же получает окончание "ы" по аналогии со штанами, которые всегда как ножницы употребляются только во множественном числе. И нам невдомек, что английское окончание "с" уже - множественное число. Мы дважды, в этот раз по-своему, придаем ему множественность. Через некоторое время из существительного получается прилагательное "джинсовое", а уже из него - новое существительное "джинсовка". В компьютерном мире это особенно заметно, но не все же читатели - компьютерщики (смейтесь, кстати, громче над компьютерщиком).
   Естественно, что по торговым своим делам это племя сначала ходило, потом воспользовалось знаниями морского рыбацкого дела местных племен и переключило часть из них на чистый фрахт для своих нужд, пока вдоль берегов, от одного племя к другому. Затем папирусные их лодки переплыли в самом узком месте там, где куча островов, Персидский залив и попало в Индию. Затем, когда Аравия, она же Арабия, начала отплывать от Африки, начали плавать и туда, по тому же маршруту, по которому раньше ходили пешком. Там тоже целая куча островов, так что не ошибешься, плывя от одного к другому, и компаса не нужно.
   Замечу еще раз, что, приобретя большее умственное развитие из-за трудностей первоначальной жизни, это племя торговцев из-за нелегкости, но выгодности своей профессии, еще больше совершенствовало свои знания и умения. Почти главным, но не первым, их приобретением была способность без драки и задиристости сближаться с другими племенами только на основе обмена, казавшегося посещаемым ими племенам очень выгодным, тогда как они даже не подозревали насколько это выгодно пришельцам-торговцам. Так, совсем недавно дикие племена от души радовались стеклянным бусам, и отдавали за них золото и алмазы. Естественно также то, что племена-домоседы здорово отставали от своих "гостей" (по-русски купцов), и продолжали отставать, ибо им хватало для внутреннего общения их 50-60 слов-звуков, тогда как им казались недосягаемыми такие грамотеи, которые имели в обиходе аж 500, например, слов. Торговцы, разбившись на семьи, этими семьями растворялись в посещаемых ими племенах, но продолжали держаться своим укладом в растворившей их среде. Самое первое же их изобретение было социальность, она помогала им быть нераздельным целым и монолитным в условиях кажущейся растворенности. Другими словами, социум племени торговцев продолжал существовать в условиях территориальной разобщенности семейств и кланов. Постоянное совершенствование каменных или глиняных табличек, вернее, того, что в них значилось, позволяло поддерживать и совершенствовать их социум на расстоянии. И даже вращение среди самых различных племен, изучение их обычаев и нравов, отраженное в этих табличках, обмениваемых в своем социуме, позволяло быть им все информированнее и хитрее, все теснее охранять особливость своего социума.
   Дело дошло до того, что каждому мужчине, родившемуся в этом социуме, вменялась обязательная грамотность, почти наравне с верой в единого своего бога Яхве. Собственно, он и был создан для того, чтобы сохранять этот социум. И это была самая эгоистическая в мире религия, когда разрешалось все, не запрещалось ничего для достижения эгоистического своего превосходства, запрещалось только неверие в Яхве. Причем сам Яхве не вмешивался ни в какие дела своего племени, он был нужен только как общая идея, знамя, объединяющий лозунг, если хотите, как "пролетарии (торговцы) всех стран, соединяйтесь!" Естественно, что все эти семьи торговцев, разъединенные расстоянием, но еще более крепко соединенные этим лозунгом социальности, имели больше преимуществ и богатства, а значит, и возможность и время учиться, когда остальные племена едва могли прокормить себя за то время, пока бодрствуют. Поэтому в среде торговцев возникло пренебрежение, презрение к людям земли (амхаарцам), но вместе с тем и наглядно провоцировало их к своему совершенствованию, учебе. Постепенно презрение породило прямой призыв, закрепившийся как догма в иудаизме: всегда пользоваться услугами рабов. И современные евреи с ног сбиваются, как бы найти в Талмуде слова, которых там и быть не должно, воспевающие труд и равноправие. Стало просто неудобным иметь в своей древней религии такой крайний и беспардонный эгоизм и прославлять рабовладение.
   Следов матриархата в этой среде почти не осталось. Эти следы постарался уничтожить патриархат, преобразовав даже женщину Соломею, Хеду или как там еще ее звали, в царя Соломона. И этому была насущная причина. Дело в том, что заниматься торговлей могли только мужчины, не обремененные детьми, ибо она связана с постоянной кочевой жизнью. Основными добытчиками жизненных благ для семьи стали мужчины и очень этим возгордились. Заметьте, иудаизм в противоположность, как исламу, так и христианству не запрещает гордыню по отношению ко всем окружающим, исключая бога Яхве. Чтобы преодолеть генетическую предрасположенность теперь уже нации торговцев к уважению женщины-матери, иудаизм законодательно запретил перед ней преклонение. Талмуд приписывает женщине только отрицательные качества: лень, завистливость, болтливость, истеричность и так далее. "Все рады при рождении сына и грустят, если рождается дочь". Женщина по Талмуду - рабыня своего мужа: "Все, что человек хочет делать с женой, он делает, - вроде как мясо с бойни". "Обучать свою дочь Торе, - говорится в Талмуде, - это то же, что воспитывать ее в распутстве". Это одна сторона Талмуда, воспитательная, предназначенная, как я говорил, для уменьшения благоговения детей к матери, ибо муж в постоянном отсутствии. Вторая сторона, охранительная, и заключается она в следующем. Предупреждение блудодействия с ее стороны, ибо, опять-таки, мужа частенько нет дома по торговым делам. В то же время Талмуд не смог преодолеть в себе первенства женщины при рождении ребенка, и до сих пор считается ребенок не мужев наследник крови, а женин. Нам же русским это кажется смешным, ибо у нас религия заимствованная, она заимствовала все почти, исключая женское наследственное родство, заменив его мужским, более генетически нам родственным. А евреи не смогли преодолеть древних своих корней, притом в иудаизме не допускается "править" Библию в ее коренных вопросах. Я думаю, поэтому Талмуд запрещает женщине заниматься общественным трудом, она должна работать только дома, только для мужа своего, и предназначена только для рождения детей. Она, как и раб не может явиться в суд, не имеет гражданских прав, не имеет права на образование. Она даже не имеет права знакомиться с Библией. Отказаться же от брака для нее - преступление и грех. Поэтому в целях сохранения верности мужу жена - должна быть строго сохранной родильной машиной для мужа, и не более того.
   Своеобразность религиозной "ценности" мужчины и женщины в иудаизме отмечу и оставлю пока без подробного рассмотрения. Перейду к экспансии торговли и связанному с ней образованию. Самая древняя история сообщает о торговом пути древнего мира между Индией и Африкой, в основном проходящего по береговой линии Йемена. Даже первые папирусные лодки появились не в Египте, а именно здесь, и тростник для них был эфиопский. Естественно, что торговое предпринимательство праевреев осуществлялось плаванием вдоль берегов, захватывая все большую часть береговой линии. Первоначально возили и меняли товар на товар, тот, которого было много "здесь" и ощущался дефицит "там". Появились долговые, то есть кредитные глиняные таблички, расписки в получении товара, таблички-прейскуранты. Там, где много рыбы, нужно много соли, так как рыба долго не сохраняется. В Йемене была самородная соль, но, естественно, не повсюду, а в строго определенном месте, которая разрабатывалась с древнейших времен, а вот в Эфиопии соли не было, и эфиопы вынуждены были употреблять вместо нее поташ. Поэтому над эфиопами все смеялись - исторический факт. Историки нынче говорят, что торговля здесь шла пряностями и ладаном, но я им не верю. На одной лодке папирусной этого добра можно было привезти столько, чтобы хватило на долгое время всем, кому они могли понадобиться, а в большое потребление в те времена этих товаров я не верю, сырого мяса или рыбы бы наесться досыта. Вот медь, золото и серебро, тоже водившиеся в этих краях, в том числе и в Индии - это хороший товар, быстро заметили их хорошую обрабатываемость и самую широкую применимость в жизни. Поэтому выходило, что за лодку соли можно привезти всего кусочек золота, меди или серебра. Так наряду с глиняными векселями появились деньги. Когда появились деньги, начали плавать дальше, как говорится, деньги карман не тянут.
   Теперь надо выяснить, почему надо было плавать все дальше и дальше, почему не сиделось на одном освоенном месте? Во-первых, нет такого места древнего мира, откуда бы евреев не выгоняли в массовом порядке. Их гоняли и изгоняли на Древнем Востоке, Средиземноморье, в Римской империи, в Египте, Испании, Западной Европе и даже в России. Почему? В основном от зависти их благополучию и умению сколачивать и хранить капитал. Умению найти прибыльное дело и благоденствовать. Евреям даже пришлось со временем тщательно скрывать свое богатство, надевая засаленный лапсердак. Одно время в средних веках в Северной Италии им даже запрещалось показывать свое богатство, носимое в виде одежды, на одежде, и просто на теле. В средние века даже короли приказывали им кормить и поить своих рыцарей, пока они сидели без дела, то есть без войны. И все равно выдаваемые евреями рыцарям деньги на пропой, немедленно возвращались опять к евреям, ибо и все производство нужных рыцарям вещей находилось под их контролем. Поэтому все племена, оказавшиеся под их торговым влиянием (я перешел опять в Йемен), в конце концов, понимали, что их дурят.
   Во-вторых, племена, в которые внедрились торговые семьи, в конце концов, воспринимали древнееврейский подход к делам, какие-то основные понятия об их письменности и отношение к деньгам, конечно, не все, а руководство этих племен, и начинали требовать своей доли. Несговорчивых изгоняли. Бывало и так, что еврейские общины вообще захватывали власть в какой-нибудь маленькой стране, и высасывали из нее все соки. Такими древними государствами были Аксум в нынешней Эфиопии, северной части Судана, западном Йемене. И ряд других государств в этом регионе, то расширяющихся больше Аксума, то сужающихся до Древней Эритреи. Все южное побережье Аравии (Арабии) то и дело тоже, то составляло одно государство, то делилось на "отрезки колбасы".
   В третьих, племенное дерево торговцев сильно плодоносило из-за хорошей жизни. Но не только поэтому. Ранние браки среди евреев, в 10-13 лет считалось всеобщим правилом даже 100 лет назад. Ведь евреев нынче едва ли не больше китайцев, если их хорошенько посчитать по всему миру. А начиналось-то оно из узкой почти безжизненной полосы Центрально-аравийской пустыни (плато) на границе с приморской низменностью. Эта полоска не могла бы прокормить и нескольких десятков тысяч человек. Поэтому без территориальной экспансии им было не обойтись. Опыт же внедрения в чужие племена все возрастал, инструмент его все совершенствовался. Однако в Индию им проникнуть не удалось, дело пока ограничилось приграничной торговлей. Причиной могло быть то, что индийские племена под эгидой раджей уже структурировались и евреев просто не допускали вглубь страны. Зато открылся простор по Оманскому заливу в Персидский залив.
   Если посмотреть по карте на береговую линию восточной части Аравии, начиная от Йемена, то это путь не близкий, особенно на папирусных лодках. Поэтому циркулировать туда-сюда по нему как ныне на самолете, было невозможно. Этот путь в целом был преодолен за десятки, а может быть, и за многие сотни лет. Потому что никто бы не отважился плыть сразу так далеко. Да и незачем. Внедрение происходило незаметно, ползуче, но неустанно и целеустремленно. Замечу, что евреи продвигались не как армия Македонского в составе одних мужчин, а семейно, основательно, осторожно. Совершенно так, как ныне заселяют наш Дальний Восток и Юго-восточную Сибирь китайцы и корейцы. Или как заселяют Москву выходцы с Кавказа. Но евреи-переселенцы не имели за спиной столь мощной державы как Китай. Поэтому те торговцы, которые остались на своей прародине, в Йемене, постепенно ассимилировались с коренным населением, оставив за собой свои торговые права и свою древнюю письменность, а в некоторых местах - и не оставив, растворившись окончательно. Передовой же отряд наиболее жизнеспособных и сильно размножающихся особей, продвигаясь вперед, и оставляя на "покоренных" торговлей землях своих представителей со всеми их чадами и домочадцами, все продолжал экспансию, уже не могучи остановиться.
   Постепенно между передовым отрядом и их прародиной ранее весьма значительные связи прерывались. Глиняные письма приходили все реже и реже, а потом их на прародине вообще перестали понимать, настолько быстро изменялся словарный запас, правописание и фонетика передового отряда, все время впитывавшего в себя новые данные от племен, в которые они внедрялись. Кроме того, просто некому стало писать, настолько они отдалились. Даже внутри этой длинной береговой цепочки в несколько тысяч километров связи обрывались. Звенья этой цепочки начинали плохо друг друга понимать, ассимилируясь и приобретая различные черты племен, их приютивших себе на голову. А передовой отряд все шел вперед, уже по рекам Тигру и Евфрату, на Иранское плоскогорье. Здесь царили древние племенные цари, шахи. Торговля могла зависеть только от них, поэтому пришлось этих шахов посвящать в таинства своих знаний и письменности, становиться их визирями, хранителями сокровищ и просто учителями. Торговое племя начало само расслаиваться на визирей, банкиров, учителей, музыкантов и просто учителей для шахов. Евреям, оставшимся торговцами это тоже помогало. Как видите, методология внедрения совершенствовалась и обновлялась вместе с самой экспансией, преодолевая вновь появлявшиеся трудности.
   Этот этап был этапом комплексного обоснования евреев по обе стороны Персидского залива во властной элите местных безграмотных царьков, очень полюбивших науку и искусства от безделья. Естественно, что все эти новые знания распространялись только в верхнем эшелоне, простой народ не имел никакого отношения к еврейскому просвещению. Он оставался таким же забитым и подневольным, со своим замечательным восточным долготерпением и боготворением своих владельцев. Евреи и здесь постарались, ведь это была их система, делящая всех людей на рабов (амхаарцев) и их господ. Может быть, даже они сами внедрили и усугубили это положение, которого, может быть, до них и не было здесь. Только им, наученным несколькими изгнаниями из племен-государств, пришло в голову, что надо бы не только торговать, но и внедряться во властную элиту.
   Для части кланов этой ветви древних евреев-торговцев наступила пора начинать жизнь в полностью внедренном состоянии. Я хочу сказать, что оставались чисто еврейские семьи торговцев, вкрапленные в народонаселение данного царства, которые тоже постепенно ассимилировались, но гораздо медленнее. А вот визири, банкиры и учителя, близкие ко двору шахов разного рода и толка, ассимилировались гораздо быстрее, женившись на аборигенках-царевнах, и поэтому полностью растворяясь среди элиты общества. Через несколько поколений уже трудно было узнать, где чисто еврейская элитарная семья, а где - аборигенская. Строгая непременная обязательность получения образования еврейскими мужчинами постепенно передалась всей элите и стало всеобщим правилом среди высшего общества. И все постепенно забыли, что именно приблудшие евреи принесли в страну это правило, а бывших евреев совершенно перестали считать евреями, они стали неотъемлемой частью как бы однородного аборигенского общества. Хотя, например, алгебра, аль-джеб - наука пришельцев. Евреи перестали существовать на Востоке как вкрапленные семьи. Достаточно вспомнить наше русское дворянское общество после Петра, особенно высшее общество, которое наполовину состояло из выходцев из Западной Европы, но считавших себя русскими, только их фамилии, экзотические для русского уха, выдавали бывших пришельцев, таких как Бенкендорф и аналогичных.
   Меня здорово удивляло раньше то, что "персидские" и еврейские фамилии и приставки к фамилиям одинаковы. Таковы "Ибн", существующие как у персов, аравийцев, так и у евреев. Так Ибн-Фадлан и Ибн-Даста - "персидские" купцы на нашей Волге. Ибн-какой-то, мной забытый, - основоположник еврейского какого-то учения. Даже саудовец Бен-Ладен - это чуть измененный "ибн", а уж Бен-Гурион, бывший израильский премьер, чем же он отличается от саудовца Бен-Ладена? Имеется в виду созвучность фамилий. Да таких примеров можно приводить десятки, хоть из древних веков, хоть из сегодняшнего дня. Скорее всего, эта приставка означает нечто типа "фон" у немцев, то есть дворянство, либо - ученую степень типа первого грамотея, либо - принадлежность к священнослужителям. И если справедливо последнее, то иудаизм и мусульманство - это старший брат и младшая сестренка, а христианство - только внучка.
   Теперь надо поговорить о религии. Христианство пока затрагивать не буду. Начну сразу с цитаты из "Настольной книги атеиста" (Госполитиздат, М., 1987): "Один из талмудистов, рабби Акиба, утверждал, что даже если мужчина просто увидел женщину более красивую, чем его жена, то он вправе дать жене развод. Гражданское законодательство современного Израиля - одно из самых отсталых в мире. Поучения Талмуда о женщине возведены в закон. Только мужчина имеет право решать вопрос о разводе. Если же муж отказывается развестись с женой, то ни одна судебная инстанция не может расторгнуть брак". Продолжу из газетной статьи Евгения Григорьева из Казани ("Труд" за 25.01.2001): "Свадьбу сыграли тотчас, хотя жених и был женат. Пришлось прибегнуть к спасительному татарскому обычаю: мужчина выходил на майдан и прилюдно трижды кричал таллах!", что в переводе на русский означает "развожусь". После этой несложной процедуры он становился холостым и вновь мог жениться".
   Заострю внимание: институт брака является древнейшим изобретением, и как ничто другое характеризует не только основы гражданского права, но и сами основы жизни общества, и просто так, походя, не меняется, как, например, внедрение в сознание верующих нового святого или ангела, изменение течения религиозного обряда и так далее. Добавлю, что, отведя второстепенную роль женщине в своей семье, иудеи позволили себе роскошь развлекаться с не иудейками, по месту, так сказать, своей постоянной торговой работы в отлучке от дома. До сих пор измена жене не считается для еврейского мужчины большим грехом, в то время как измена женщины - тягчайший грех. Но это же самое относится и к мусульманину, если не обращать внимания на совершенно свежие, так сказать, преобразования в мусульманстве. Можно вполне обоснованно предположить в связи с этим, что древние торговцы, внедрившись в аборигенское общество Центральной Азии и ассимилировавшиеся в его властной элите, дали волю своим предпочтениям и совсем уж законодательно установили возможность иметь для себя по четыре жены, а затем - и гарем. О внедрении во властную элиту местных аборигенов я еще не один раз вспомню.
   Перейду к единобожию. Как иудаизм, так и мусульманство весьма строго соблюдают принцип единобожия. "Да не будет у тебя других богов пред лицем моим, не поклоняйся и не служи чужим богам...", - говорят иудеи. "Нет бога кроме Аллаха и Мухаммед - пророк его", - вторят им мусульмане. Надо полагать, что торговцы пришли в "чистую среду" Ближнего Востока, где не было еще сколько-нибудь отчетливой религии, действовала только магия, которую было проще сломить из-за многочисленности ее представительных учреждений и лиц, осуществлявших ее многочисленные виды.
   К основополагающим догматам этих двух религий, кажущимися мне по сути одной, прибавлю социальные отношения между людьми, тоже одни из древнейших. При этом пока не буду обращать внимания на позднейшие наслоения в мусульманстве, облагородившие его, такие как любовь к ближнему и социальная справедливость. Иудейский трактат Нидда открыто призывает: "... вечно пользуйся службою рабов". Современный иудаизм, не отказавшийся от этого трактата, ведь не пользуется сегодня этим правилом в буквальном смысле слова. Тем не менее, прямые наблюдения сегодняшней жизни показывают, что этот тезис жив и сегодня, и им вовсю пользуются, в рамках закона, разумеется, то есть за неравноценную плату или любовь, искусственно вызванную, такую как любовь к Родине с большой буквы. В мусульманских странах жизнь простого человека тоже стоит мало, а господин - священен по факту, так сказать. Вспомните хотя бы многочисленных смертников-террористов. Уж не думаете же вы, что это чистый позыв разума или чувства? Он же противоестествен. Это просто искусственный психологический настрой человека извне, довольно длительный и беспощадный к его будущему носителю. Такой же, как искусственно вызываемое уважение к богатому и властному господину. Я хочу сказать, что в мусульманских странах эти оба чувства, столь ярко выраженные, не могли родиться в человеческой душе спонтанно и не из чего. Их надо было долго и мучительно прививать, преодолевая их естественное отторжение.
   Племя торговцев, регулярно из-за зависти изгоняемое владыками народов, среди которых они внедрялись, наконец, нашло метод и поныне используемый Березовским. Он простой и безотказный. Надо любым способом внедриться в царствующую элиту и реформировать ее по своему подобию, притом отдавать ей, этой элите, часть своих доходов или способы их получения, чтобы уничтожить съедающую элиту зависть. Притом надо всемерно показывать, что ты отдал все свои деньги и методы их достижения, на самом деле стараясь отдать как можно меньше. Этот метод, хорошо привитый, дал свои плоды. Мусульманство как начало широко шагать по миру, так и продолжает в том же темпе, и все забыли, что первоначально мусульманство - это лишь слегка модернизированный восточный иудаизм, который вместе со своими носителями постепенно растворился в мусульманстве.
   На первый взгляд, это кажется очень смелым выводом, но давайте подумаем. Общеизвестно, что был древний Вавилон, в котором начали строить одноименную башню, причем строители разговаривали на одном языке и прекрасно обходились без переводчика. Из-за того, что строители хотели добраться до бога на небе, бог обиделся, и разъединил строителей по языкам. Они перестали понимать друг друга, и стройка прекратилась, не дойдя и до половины. Потомки долго искали построенную первую половину, но так и не нашли, в смущении присвоив имя Вавилонской башни како-то заурядной башенке из необожженных глиняных кирпичей, попавшейся им на глаза. В иносказательный смысл этой библейской притчи никто не вникал, слишком уж людей интересовал сам поиск этой башни. Тогда же больше, чем сейчас, верили Библии, причем буквально. Мне же эта история больше напоминает не физическое строительство башни как таковой, а попытка создания первой сверхдержавы, остатки которой под разными флагами и сегодня простираются от Атлантики в Африке до Индонезии, прерываемые только Индией. Три четверти земной окружности по экватору. Это мусульманские страны. И одинаковый язык для всех "строителей башни" - это вовсе не разговорный язык как таковой, а письменность в виде сперва иероглифов и клинописи, а потом и буквенная. А она была одна - древних торговцев, они же евреи. Вот эта письменность и была взята за основу для того, чтобы весь мир начал мыслить насчет правил жизни одинаково, а там, где мыслят одинаково, и поступают одинаково, и подчиняются одному, тому, кто этой мыслью владеет на правах частной собственности. Ведь недаром языкознатцы или по-латински лингвисты голову сломали и нагородили всякой чуши насчет древних языков и роскошного их дерева семитско-хамитского, или попросту еврейского. Подробнее об этом можно ознакомиться в моей книге.
   Идея была правильная насчет сверхдержавы, но преждевременная, коммуникации были совсем плохи. Пока довезешь на папирусной лодке глиняную табличку с первостепенной важности инструкциями, например, из Йемена до Персии, там уже и власть другая, и буквы другие, ничего не поймешь. Вот дали бы им интернет, Си-Эн-Эн, мобильные спутниковые телефоны и сверхзвуковые пассажирские самолеты, тогда другое дело. Но всего этого в их распоряжении ведь не было. Местные властители же хоть людей, хоть дум - люди амбициозные, и при плохой связи, особенно войсковой, начинают думать о себе слишком много. Как только новых инструкций на табличках не поступало, а это случалось сплошь и рядом, так у местных наместников начинался зудеж от своей грамотности. То клин не в ту сторону развернут, то иероглиф подправят, очень уж некрасиво на их взгляд выглядит, матерщину напоминает. Приходилось исправлять на свой вкус. Некоторые даже полезли в смысловую суть табличек. В общем, стало получаться как на базаре: "Вчера раки были крупнее, но дешевле, сегодня мельче, но дороже". Так и разделились мусульмане на шиитов, суннитов, а потом еще десятка на полтора "ветвей". Потом вообще границы изобрели, поставили своих подданных их охранять, а сами - ходить в походы, сперва, конечно, в любительские, так, от нечего делать. Вот для этих подданных у всех правителей мнения совпали, поэтому основной костяк мусульманской идеологии у всех правителей окаменел "для пользы народа", разумеется, фигурально, а не как глиняная табличка. Разумеется, и то, что в рассматриваемой части света иудаизм совсем рассосался, сросшись с мусульманством, даже на его родине, в Йемене, где совсем перестали получать глиняные письма от бывших своих сородичей, сгинувших на торговом просторе навсегда. В статье про обезьян я обосновывал свое мнение о том, что какой-нибудь вид животных, давший миру потомков-мутантов, которые потом даже научились писать и читать, сам в неизменных своих условиях, в так называемой окружающей среде, ничуть не изменился на протяжении последних тысяч или миллионов лет. Если не верите, почитайте.
   Чтобы, наконец, перебраться к описанию торговцев, которые плавали в Эфиопию по вдруг образовавшемуся ни с того, ни с сего Красному морю, надо рассмотреть еще высокое развитие культуры на Ближнем Востоке, которое, кажется, опережало даже западное, например, в медицине, арифметике, алгебре и астрономии. Евреи, переженившиеся на арабках, султанских дочках, хотя и сами были арабы из Йемена, не изменили своему уже генетическому стремлению к грамоте и знаниям, которое вдолбила в них насильно Тора, Библия или Талмуд, я уже и не знаю точно. Сладкая и безбедная жизнь, освобожденная от суматохи торговли, не могла не привести к всплеску знаний и культуры в высшем обществе. И это как заразная болезнь распространилась на все высшее общество, у которого мода на загнутые вверх носки сафьяновых сапог немедленно сменилась модой на всеобщую грамотность. Вот отсюда и следует такой высокий всплеск арабской культуры, а совсем не из Древнего Вавилона, которого, в общем-то, и не было. Что касается причин, из-за которых так иносказательно пришлось обнародовать историю Вавилонской башни, то сказать мне тут нечего. Может быть, цензура? Или стеснительность автора идеи мусульманской сверхдержавы, которая погибла на корню?
   В заключение этой части рассказа сообщу вам, что Ибн-Фадлан впервые правдиво написавший о древних жителях среднего течения Волги, и которых я по малограмотности считал арабами, как и наши русские историки, на самом деле были не совсем арабами, а евреями-торговцами, которые и приезжали к нам покупать молоденьких девушек, а не какую-то там пеньку и лыко (подробнее - в моей книге). Я это вывел из того, что подробнее ознакомившись с историей, понял, что приставка "ибн" совсем не обязательно арабская, а скорее и даже более - еврейская. Евреев с такой приставкой к фамилии пруд пруди в исторической литературе. Скорее это даже не приставка, а степень доктора наук. Но, я уже об этом, кажется, писал.
   Перехожу, наконец, к западной ветви йеменского племени торговцев. Хотя, если честно сказать, мне не очень нравится называть их йеменскими. В Йемене они только проявили себя впервые как торговцы, а сами-то они, как я уже говорил, с плато на границе нынешнего Йемена и Саудовской Аравии. Поэтому они скорее саудовцы, чем йеменцы. Когда-нибудь я рассмотрю этот вопрос подробнее. Итак, когда Яхве освобождал евреев от египетского рабства, он рассек Чермное море, а когда ввел их в Палестину, он же предварительно рассек воды Иордана, а потом опять сомкнул. Другими словами, Яхве топил врагов Израиля в воде. И вообще древние евреи поклонялись богу воды Ридии (Цома, 21а). Тут можно сделать следующие выводы:
      -- Чермное - это красное по-древнееврейски, а Красное море может быть только одно, и именно то, в котором красный цвет воде придают определенные водоросли в определенное время года. В других местах таких водорослей почти нет. Значит, Красное море имеет очень древнее название, и не менялось с тех пор. Но я привел в своей книге весьма веские основания считать евреями чернокожее племя торговцев из Йемена, торговавших через Красное море и Эфиопию с Африкой, и через Ормузский пролив - с Индией. И высказал геологическое соображение о том, что Красное море образовалось недавно, на людской памяти, а не миллионы лет назад. Все это подтверждается и прямыми записями евреев.
      -- Авторы послеморозовской новой хронологии отождествляют пролив Босфор с рекой Иордан. Это косвенно подтверждается тем, что во времена Великого потопа настоящее Черное море, когда оно еще соединялось с Каспийским, было полностью внутриконтинентальным озером, отделенным от Средиземного моря перешейком, который превратился в Босфор в результате падения крупного катастрофического метеорита, одновременно с образованием Атлантического океана и гибелью Атлантиды. Более подробно это сказано в моей книге. За это говорит также тот факт, что Черное море - фактически мертвое море с глубины 200 метров. И не впадай в него крупнейшие реки Дон, Дунай, Днепр и сотни малых рек Кавказа и Турции, оно напоминало бы Мертвое море в Аравии.
      -- Поклонение евреев водному богу Ридии также показывает, что торговое племя торговало, плавая вдоль настоящего Йемена до Индии и Африки. Мало того, "сухопутный" бог Яхве, топя врагов Израиля в воде, тоже перенял привычки морского бога Ридии.
   Вторая часть евреев, пошедших в противоположную сторону, в Африку, несколько замешкалась в пути, в поисках племен, средь которых можно было с выгодой для себя затесаться на правах торговцев. По Красному морю плавать было совершенно незачем, пробовали. Там почти на тысячу километров по обоим берегам сплошная безводная пустыня, еще хуже, чем на их исторической родине. Поплыли, было, по Голубому Нилу, но не встретили взаимопонимания, и возвратились в Эфиопию с целью поднакопить силенок. Но задержались, пока основывали государство Аксум, пока приобщали понемногу к торговле местные племена, оказавшиеся сущими обезьянами по развитию, то да се, а время шло. Потом попробовали двинуться в джунгли прямо на запад, но и здесь обезьяны еще не превратились в людей, и торговать отказывались. Зато все время пытались съесть торговцев. После долгих попыток все же кое с кем удалось наладить контакт, оказалось, что тут много золота, серебра, но климат совершенно невыносимый, очень уж влажный. Тут не только внедряться на постоянное место жительства невозможно, но и в командировку ездить весьма опасно. Чуть что - съедят. Списались с помощью глиняных табличек с родиной. Оттуда не только ответ пришел, но и прислали инструкторов с повозкой глиняных табличек по новой вере для аборигенов, называемой ислам. Однако многим евреям эта вера не понравилась, уж очень сильно, хотя и понарошку, она напирала на равенство и братство для народа, хотя покорность народа правительству они одобрили. Она, эта религия, была какая-то кособокая, неопределенная. Или инструкторы забыли им сообщить, или они и сами этого не знали еще, но западным евреям не сообщили, что надо внедряться не столько в торговлю, сколько в элиту общества тех стран, племен и народов, для организации торговли среди которых они прибыли.
   Еврейское общество раскололось, одна часть с энтузиазмом стала внедрять мусульманство, которое почти иудаизм, другая часть оставалась приверженцами своей древней религии: обманывай всех и каждого на своем пути, делай себе жизнь красивой, не ввязывайся в местные дворцовые перевороты. Может, на этой стадии и происходили так называемые иудейские войны, когда израильтяне с иудеями воевали, идеологически, конечно, а не в форме кровавой настоящей войны, как сообщают нам историки. Притом историки даже место перепутали, направив нас на поиски этой войны в Малую Азию. Хотя, может быть, и специально нас дезориентировали себе на потеху. Приверженцы ислама по второму разу направились на Запад Африки, и, в конце концов, усилия их увенчались успехом: ислам достиг Атлантики и даже переплыл Гибралтар, правда, ненадолго. Ислам в Африке внедрялся легко, тем почти обезьянам, которые в те времена там находились, было все равно, они в этом все равно ничего не понимали, им и коммунизм легко прививался много лет спустя. Собственно, как и нам с вами.
   Наконец, евреям, они же ньюмусульмане, надоела несговорчивость египетских фараонов. Скопив много золота из Эфиопии, но особенно из Центральной Африки, да кое-что оставалось еще от йеменских запасов, евреи двинулись в путь вниз по Нилу. По обеим его сторонам на тысячу километров вообще не было жизни, так что волей или неволей пришлось плыть по этой единственной североафриканской артерии, больше никак не добраться до племен в Средиземноморье, о которых они были немало наслышаны. Торговли там по слухам не было, да и в самом Египте торговли тоже не было, фараон забирал все себе, на представительские расходы. Точно так же как тысячу лет, и по сей день, делают в России, которой тогда еще не было. Все это у меня описано в книге, здесь же кое-что просто добавлю. Собственно иудеи и иудеи-мусульмане, на время, перестав ссориться по поводу идеологии, двинулись по Нилу делать общее дело, приобщать египтян к торговле, так как сменить там власть они даже не надеялись. Потому и договорились. По-моему им даже удалось сменить власть, вернее, не сам принцип власти, а царскую династию. Вот тогда-то и стал Египет процветать на ниве искусства и наук древнеегипетских. Народ же египетский, собственно египтяне, даже и не знали, что фараоном у них теперь еврей, так как в их жизни ничего не изменилось. Науки и искусства процветали "наверху", точно так же как и за Красным морем, в Персии и Двуречье. Но между Востоком и Западом, естественно, всякие связи прервались. Сама древняя их родина забыла, вернее, перестала существовать на той идеологической основе, с которой торговое племя начало свой поход. Она стала мусульманской глубинкой, поставлявшей кому надо мирру и ладан, и немного кофе. Вот поэтому-то мы и не знаем сегодня, откуда евреи родом.
   Между тем евреи-иудаисты и евреи-мусульмане вновь вернулись к своим идеологическим распрям, обострившимся в виду того, что евреи-мусульмане не подпускали и близко к фараонскому дворцу евреев-иудеев. Вот на этом месте надо бы заглянуть в Ветхий завет и посмотреть, что там написано насчет Моисея. А там сплошные непонятности, скороговорки и недоговорки. Во-первых, там сказано, что евреев взяли в плен, очень давно, притом в Палестине. Насчет этого я сразу подумал, что это сплошная липа. Даже сегодня ходить за пленными в Палестину из Египта очень накладно: сплошная безводная пустыня почти на тысячу верст. А сейчас ведь есть и самолеты, и автомобили, и даже корабли-атомоходы, не говоря об абсолютно автономных подводных лодках, делающих пресную воду из морской воды, а воздух - из нее же. И сколько же надо истратить денег, чтобы привезти из Палестины, ну, например, 10 тысяч рабов? Которых надо еще поймать, прежде чем везти, да еще и подраться с ними перед этим. А ведь рабов в Египте оказалось много, а размножаться в неволе они должны еще хуже, чем в зоопарке. В зоопарке хоть работать не заставляют, но радуются каждому случаю размножения как дети, найдя завалившийся под диван мячик. Поэтому, в размножение из двух особей еврейских, взятых в плен, я тоже не поверил. Остается признать, что пленные евреи не совсем пленные, а скорее обездоленные сородичи правящей элиты, как я только что сообщил.
   Во-вторых, где это видано, чтобы раба, даже самого умного как Моисей, то и дело приглашали на совещание в Кремль, вернее, в фараонский дворец? Там что, своих умников мало? По нашему Кремлю этого, по крайней мере, не видно. Да и в американский "кремль" чернь всякую пускают только на экскурсию.
   В третьих, где это видано, чтобы какой-нибудь раб собирал войско ввиду правительства, когда это правительство не совсем уверено, куда он его направит: на само правительство, или завоевывать Сибирь для этого правительства? Ведь и Ермак Тимофеевич собирал свое войско не на Красной площади, а по закоулкам Московской Руси, и завоевывал Сибирь не по указке нашего царя, а как извинительный жест к царю после того, как пограбил его подданных. А тут египетский фараон допустил набор параллельной армии, да еще и раздумывает, насчет того, отпустить ее для завоеваний, или оставить ее дома для собственной погибели. Нестыковочка, как говорят советские криминалисты.
   Взвесив все это и еще кое-что помельче, я и пришел к выводу, что истые иудеи, которым не дали как следует развернуться в Египте, во главе с Моисеем, которого принципиально, по его мировоззрению, никогда не допускали во дворец фараона, крадучись создали консорциум по торговым делам Средиземноморья, и вполне легально выбыли из столицы. Тем более что фараон с придворными, залюбовавшись на голых танцовщиц по примеру "закрасноморских" шах-ин-шахов, и не думал заниматься Средиземноморской торговлей. Ему и без торговли было хорошо, вместе со своей братией. Зачем торговать, когда и без торговли, управляя покорным народом на основе новой исламской религии и отбирая у него все, что можно отобрать, хорошо живется?
   Но обо всем этом все скоро забыли, я имею в виду историков тех времен. Вернее, даже не так. Кто в те времена умел писать? Только элита, состоящая из евреев. А зачем им рассказывать правду о себе, о своих методах? Лучше сказать, что так угодно богу, теперь уже даже и не Яхве, а Аллаху. Притом, может быть, древние историки и сказали нечто, близкое к действительности, но печатного станка ведь еще не было, чтобы зафиксировать события во множестве экземпляров, отчего при наличии печатного станка и возникла довольно глупая поговорка, что рукописи не горят. Их же рукописи каждый следующий царь велел переписывать по своему усмотрению и своему "пониманию" событий, например, как товарищ Сталин. Да мало ли их было сталиных? И Наполеон переписывал. И Гитлер. Да и прямо сегодня переписывают историю Китай, Украина и еще штук двадцать стран. Почему же фараонам не переписывать? Притом в единственном экземпляре.
   А Библия? Это же тоже историческая книга, не более того, хотя и несколько своеобразная. Но тогда ведь и рассуждали так, не слишком заботясь о логике, которой тогда еще и не было в наличии. Притом заметьте, что Библия-то должна быть у всех одинаковая, ведь ее канонизировали и запретили изменять. И что же мы видим? А мы видим православную Библию, католическую Библию, и еще десятка два экзотических Библий, если не больше, например мормонскую. И они же все различаются, и не какими-нибудь строчками-абзацами, а целыми разделами. В одной Библии такой-то раздел есть, в другой - его нет, в одной написано одно, а в другой - наоборот, противоположное. То есть, у нас в наличии имеется несколько десятков версий Библии, очень часто трактующих события по-разному. Ну и представьте себе, чтобы, например, "Война и мир" Толстого была бы написана в тридцати вариантах, не согласующихся между собой, и все бы они принадлежали перу Толстого, как Коран - пророку Магомету.
   Однако надо возвращаться к моисееву торговому воинству. За подробностями завоевания средиземноморья и строительстве таможни на Босфоре под именем Византия отправляю к своей книге, здесь же сообщу лишь пунктирно его и его наследника Иисуса Навина деяния. Никакой Византии не было. Просто стоял на Босфоре город Царь-град, Константинополь, он же потом Стамбул, окруженный тремя рядами стен. Через пролив была протянута цепь, один конец которой наматывался на ворот внутри этих стен, тем самым, закрывая или открывая судам путь. За проход судов с солью и лесом брали пошлину, жили богато. Потом этот город разграбил Козимо Медичи, увез все, но главное - рукописные книги, на основе которых создал "неоплатонизм", а на основе последнего - католичество. По-моему, он тоже был еврей, так как был первым банкиром.
   Но не одну Византию, то есть практически всего один город Византий, создали евреи. Это был последний их пункт. Параллельно и немного ранее торговцы осваивали восточные берега Средиземного моря, в том числе и город Библ, которому многие приписывают создание Библии, и я в том числе (смотри мою книгу "Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории"). Другими словами, евреи, которые стали древними греками, облюбовали исключительно все теплые берега Средиземного моря, особенно его юго-восточные берега. Здесь они в удобных местах, в естественных бухтах, основали торговые города, в том числе и на Адриатике. Города-гавани от остальной суши отделялись стенами, и евреи даже не очень хорошо знали, кто там живет у них за стенами. Просто с континента приезжали разные люди, аборигены этих мест, привозили товары на продажу и покупали сами, что им было нужно, а затем растворялись в глубине своей земли. Евреи ими особенно не интересовались. Зато сами аборигены оценили ум, торговую хватку и прочие достоинства торговцев, особенно их грамоту. И надо сказать, что все эти свойства торговцев, накопленные в их поколениях, пока они достигли этих мест из Йемена, делали их намного выше во всех отношениях окружающих племен, которые всегда оставались в дураках при торговле. Это, естественно, им не нравилось, отсюда зависть, обида, возникающие только тогда, когда торговое дело уже сделано, и после драки, как говорится, кулаками не машут. Вот их время от времени и "изгоняли", но они быстренько возвращались, ибо без них было еще хуже жить: всегда возникало затоваривание одним продуктом при самой острой нехватке всех других.
   Разумеется, евреи-византийцы под псевдонимом древних греков и евреи-турки встречались кое-где, например, в Трапезунде, в Хазарском каганате или даже в самом Византии. Но они делали вид, что не узнали друг друга. Хотя, как сказать? У меня на этот счет есть цитата из Новой хронологии земных цивилизаций Валянского и Калюжного: "Известна бронзовая итальянская медаль 1481 года (1453 год - взятие Константинополя "турками" - мое) с изображением султана Магомета II и надписью "Sultani Mohammeth Octhomani VGVLI. Bizantii Inperatoris", что значит: Султан Магомет Оттоманский, император Византии. Далее: "Тело погибшего при штурме города Константина (XI, византийского - мое) было с почетом погребено, и по некоторым свидетельствам, над его могилой была зажжена по распоряжению нового турецкого правительства неугасимая лампада". Так захватчики не делают, а "захваченные" не выбивают медали в честь захватчиков.
   Просто турки решили, что пошлину на Босфоре теперь будут брать сами, обойдутся без евреев. Хотя самих евреев никто не выгонял, так же как и христиан, то есть "греков". "Православные религиозные учреждения сохранились и продолжали службы. (Они и сегодня продолжают, добавлю я). Личность патриарха, епископов и священников признавались неприкосновенными, все духовные лица освобождались от податей". Я же говорю, что только таможню турки взяли под свой контроль. Но евреи, простите, "греки", обиделись и разбежались по всей Европе, в том числе организовывать новую веру - католическую. Евреи бы и этот факт отметили в истории на правах первейших грамотеев, как очередные гонения на евреев, но они уже назвали себя "греками", неудобно было. Тем более что "греческий" язык в ту пору понимали на Апеннинах и стар, и млад. Ведь все церковные службы велись, и книги были написаны, по-гречески. Латынь-то "возникла" много позднее. Почему только, никто из историков не говорит. Сегодня ведь его, язык "греческий", на Апеннинах не понимают.
   А я знаю, почему. Потому, что Козимо Медичи как раз в эту пору "выкупил" у Магомета II все "греческие" рукописи и создал Платоновскую академию (подробности в книге), которая быстренько переписала всю мировую историю. Потом посадили католических священников Скалигера и Петавиуса за пюпитры и они, так же быстренько, составили под новую историю новую хронологию, которой, кстати, был очень недоволен Исаак Ньютон, и сильно ее поправил. Но "общественность" в ту пору об этом так и не узнала.
   Вот, кажется, и вся тайна Аравийского (Арабийского) полуострова.
  
   30.04.01
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
   14
  
  
  
  

Оценка: 3.06*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"