Синюков Борис Прокопьевич: другие произведения.

Заключение. От Суда - к государству, идеологии, войне, терроризму или мирному вымиранию народов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я тут для ленивых изобрел новый способ подачи материала: введение и сразу же за ним - заключение. А для скрупудезных - сам роман, из которого можно извлекать собственное мнение.


Кривосудие Европейского Суда

(роман в письмах)

  

Часть IX

Заключение

От Суда к государству, идеологии, войне, терроризму

или мирному вымиранию народов

   "...отказ публичных властей от соблю­дения закона... создал ситуацию, которая оправдывается только необходимостью".

Дж. Бонелло, Судья Европейского Суда от Мальты

1. Позиционирование

  
   Я уже неоднократно писал в своих работах, что мое представление о развитии цивилизации на Земле встретит как сторонников, так и противников, но это - банальность: у всех есть сторонники и противники. Мое отличие состоит в том, что я собираю вокруг себя крайних сторонников и противников, их еще называют оголтелыми, каковые никогда в принципе не считают нужным находить общий язык, или даже вступать в непосредственную дискуссию.
   Поэтому мне плевать на то, как встречают мои работы на форумах, главное, что встречи есть.
   Вот, недавно меня назвал один жидом, хотя, насколько мне о своей родне известно, таковые в ней не значились, что, в свою очередь, не исключает, что за пределами моего знания евреи в моей родне встречались. Ибо моя концепция в том и состоит, что торговое племя - родня цивилизации на Земле в целом. И в первую очередь даже там (например, в японских самураях), где считается, что это невозможно, даже несмотря на то, что по-еврейски "сам" - небо, а "Ур" - свет, бог. Тем более что "урим и туммим" - свет и тьма, светлый шар и темный, какие раньше бросали в урну при голосовании академики, но раньше еврейских судей этого никто не делал.
   Другой форум мгновенно "потерял" мой пароль, хотя я его отлично помню, велел вписать Е-майл, обещая выслать новый пароль, но высылать не стал, завалив мою статью кучей дерьма персонального свойства, без какой бы-то ни было возможности ответить. Третий до сих пор яростно настаивает на том, что евреи получились из "гиперборейских" русских. Только не так прямо как я написал, а - через заимствования ими нашего языка.
   Что всем этим я хочу сказать? То, что в моей теории каждый найдет, чем полакомить свою изнывающую от незнания душу, и каждый - за что меня отправить на эшафот.
   А уж из этого следует очень важная мысль: хорошая теория немедленно никогда не находит сто процентов поклонников, а вот ловко всученная пропаганда - находит. И я даже не буду приводить примеров, их бессчетно найдется у каждого из вас. Лучше я истрачу эти строки на следствия.
   Первое. Новая теория не нравится потому, что есть в головах старая, притом не одна, а - дюжина, но никто не дает себе труда подсчитывать на бумажке, насколько больше новая теория объясняет фактов, необъясненных теориями старыми. Это - "феномен старого шлафрока", заношенного до полнейшего безобразия, но не заменяемого на новый шлафрок, который попусту пылится в шкафу. И только тогда, когда старый шлафрок уже не держится на плечах, индивид с большим недовольством облачается в новый шлафрок, находя в нем столько недостатков, что становится очевидным, его вообще нельзя носить. Но так как третьего шлафрока нет, и пока что не предвидится, так сказать, через колено, начинают его носить, постепенно превращая его в нового любимца. А ему вскоре наступает на пятки новая покупка любящей жены.
   Второе следствие. Во всех областях знаний всегда находится авторитет. Например, как академик Гинзбург в объявлении любых других наук, кроме собственной, лженауками. Или как Сталин в борьбе с вейсманизмом-морганизмом с помощью "единственно верной" лысенковщины. Или тот же самый Хрущев с мечтой о кукурузе на Новой земле. Авторитетам, особенно криминальным, всегда некогда ждать. Поэтому они подключают безграмотного матроса с ружьем, смершевца с пулеметом, а к ним в придачу - хитроумную гурьбу с перьями или микрофонами. И всех - на борьбу с лженаукой! С любой, какая авторитету не нравится. Или, боже упаси, подрывает его авторитет. Вскоре вся эта гурьба настолько проникается своей миссией, что попутно выдалбливает "апрельские тезисы" приятной авторитету науки, не вдаваясь в ее полный смысл, и с еще большим "основанием" вдалбливает "тезисы" всем остальным, без исключения. Отсюда - относительно свободное обращение идей, какое в России осталось только в Интернете, есть непременное условие вызревания новых теорий, хоть чуть-чуть лучше старых.
   Третье следствие. Только что упомянутая гурьба-орава недаром названа хитроумной. Ум у нее направлен к тому, как вместо науки представить нам ее тезисы в виде аксиом, а первая хитрость - чтобы эти аксиомы выглядели теоремами, якобы кем-то когда-то доказанными типа "ну кто же этого не знает?", примерно как формулу площади круга. Вторая хитрость в том, чтобы как можно меньше людей ознакомились с полной теорией, где каждое новое слово доказывается предыдущим, а на это, знаете, сколько надо бумаги? Третья хитрость в том, чтобы потом всем остальным, предлагающим новые теории, заявлять: а ну-ка, сформулируйте свою идею кратко. Те и формулируют, беспрестанно ссылаясь на большой труд, так как получаются сплошные лозунги, только возбуждающие аппетит к дополнительным вопросам, так как кажутся аксиомами, не вполне очевидными. Четвертая хитрость: все, за самым малым исключением, не любят длинных доказательств, и грех хитроумным этим не воспользоваться. Пятая хитрость - комплексная, использующая четыре уже объявленных: заставить соревноваться не теории, а их тезисы. При этом, тезисы прежней теории, выданные (см. выше) за якобы доказанные теоремы, воспринимаются плебсом как аксиомы, а тезисы новой теории как бы прилетели из туманности Андромеды, все так сомнительно: есть ли в природе сама эта туманность?
   Только заметьте, пожалуйста, на одно "умие" - целых пять хитростей. А я пойду дальше. Выхватывается какой-либо тезис новой теории, чаще же - его часть, и представляется в виде карикатуры на соответствующую "аксиому" старой теории, и ядовито так спрашивается: ну, каково? - И почти весь народ ржет. Он же никогда не читает никаких теорий, он обходится тезисами. Но есть же и так сказать, научная среда.
   А научная среда ведь не производит то, что ест. Она питается от правительств государств или от частных прибылей торгового племени. А кто девушку танцует, тот и музыку заказывает, не говоря уже об оплате счета. Хоть правительство, хоть торговое племя имеют в любой науке свой интерес, от атомной бомбы (пиз..ц - всему) до сбыта колготок из черт-те-чего. Ведь ни один еще ученый не сказал, что колготки вредны и не надо их носить "для красоты", только одни их впаривают дамам как посередь Сахары, так и Салехарда, а другие лечат от них, причем от способов оного - рябит в глазах. Но я, кажется, опять попал во второе следствие.
   Единственный комплекс наук, в которых есть некое подобие объективности, это физико-математические и другие "точные" науки, без объективности в которых атомной бомбы не создашь и не направишь ее, куда следует. Все остальные науки, в большей степени (история) или в меньшей (биология) - авторитарны. И, значит, не науки вовсе, а - "требуемое" представление о них для широких масс. И я не виноват, что меня на склоне лет заинтересовала история, на мой взгляд, - совершенно идиотская.
   Когда я практически все свои работы написал, мне выпал случай кое-что проверить из моей теории на практике. Примерно как раньше выдающиеся врачи проверяли способы изобретенных им лечений, прививая самые страшные болезни себе, а не соседу. Но так как история любого, специально поставленного эксперимента требует скрупулезного описания в назидание потомкам, у меня получился роман в письмах "Государство - людоед" о мельчайших подробностях шесть раз подряд повторенного эксперимента, что повышает его ценность.
   Но не только историю России я извлек из темноты. Я значительную часть моих работ посвятил возникновению и развитию демократии, которая у меня получилась из истинного Второзакония Моисея на Босфоре, и затем перекочевавшая из-за Козимо Медичи на север Западной Европы. И я перед ней благоговел, что усугублялось краткими моими посещениями 20 относительно демократических стран, от Европы до Японии и Австралии. А тут представилась возможность проверить людоедскую Русь западной демократией. Как же было отказаться от продолжения эксперимента? И этот эксперимент представлен вам со всеми подробностями в настоящем романе "Кривосудие Европейского Суда", точно так же скрупулезно, как и людоедская Русь.
   Конечно, я был разочарован, но не настолько как ниже упомянутые жалобщики в Европейский Суд, у которых предынфарктное состояние неизлечимо. Ведь я же на себе ставил эксперимент, разыгрывал роль. Но какой же Отелло после спектакля не идет ужинать с шампанским и поклонницами, не забывая, что завтра ему играть матроса Железняка. Именно поэтому я задумался, будто приготовляясь к следующему спектаклю. Только у меня получился анализ взаимопроникновения двух культур, так называемой азиаткой формации, которую проще называть людоедским правлением народом, и нынешней демократии, каковая в свою очередь, стала далеко уже не Моисеевой. Ее вполне можно назвать демо-людоедская формация, что звучит, признаюсь, несколько странно. Зато у нас в России ныне - тоже симбиоз, людоедо-демократия. Но давайте, по порядку.
  

2. Европейский Суд - технология зла

  
   Европейский Суд тем хорош для моего исследования, что он сгусток западной демократии, как нельзя лучше характеризующий всю систему. То есть, представляя вам Европейский Суд, я вызываю в вас общее представление о западной демократии.
   Начнем с введения в этот роман, я надеюсь, вы его читали. Вы сами видели, как нынешний Президент (по-нашему и по-китайски Председатель) Суда из кожи лезет, "совершенствуя" процесс, приближая его к людоедству, притом заметьте, процесс только начался в 1998 году, с объявления Суда не подконтрольным никому, а Судьи - пожизненные. И Вильдхабер успел уже перечеркнуть не только достижения своего предшественника высокочтимого Р. Рисдала, но и продолжает в том же духе (например, перечеркнув пункт 1 статьи 45 Конвенции) то, что я не захотел комментировать, хотя и есть, что по этому поводу сказать.
   Здесь пагубно влияют два фактора, известные с сотворения мира: "человек за рулем" и бесконтрольность, выражающаяся в понятии "не подконтролен никому". Бесконтрольность делает любого царя-государя людоедом, не замечающим своего людоедства. Недаром долгими мытарствами у всяких там королей часть власти на Западе, иногда и почти полностью, изъяты в пользу парламентов, то есть большего числа людей, эту власть осуществляющих.
   Но встречается в жизни "человек за рулем", который пытается подавить власть сообщества ему равных, примерно как владельцы русских "мигалок". Как следует из введения, Вильдхабер с этим справился сполна, ведь Судьи Тулькенс и Йебенс, к совести которых я обратился, промолчали. И если им нечего сказать мне в ответ, то совесть-то их обременена. Как ей не взыграть хотя бы у одного. И, если им запрещено общаться, то есть же и сам Суд, в котором они могли в тайне от меня взбунтоваться и потребовать исправить их собственную ошибку. А от кого идет этот страх? Не от меня же. Фактически Вильдхабер поставил себя вровень с нашими царями-президентами быть самым умным в Европейском Суде и на этой основе "советовать" судьям судить "как надо" ему, "человеку за рулем". Вкупе с независимостью Суда это просто Клондайк, как золота, так и амбиций.
   Теперь о сотворении мира, подвернувшемся мне выше случайно. Я давно раскопал в закоулках истории и рассказал вам, откуда Моисей почерпнул знания о частном праве и независимом суде, из Медины, само имя которой - посредник, как и медиана в треугольнике. Только заметьте, что Медина - старше Моисея, ибо он не учился бы в ней. Другими словами, суд придуман евреями прямо с сотворения мира, так как до них никакой писаной истории вообще не было.
   Ноэл Тед ("Пророчества Даниила о последнем времени. Часть 3. Суд над иудеями. История Стефана", "Самиздат" Библиотеки Мошкова) характеризует этот суд: "...имелся определённый порядок, предписывавший иудеям как нужно осуществлять судебное разбирательство". Этот порядок был установлен для того, чтобы:
   1) полностью исключить возможность осуждения невинного человека.
   2) Иудеи верили, что если суд выносил смертный приговор чаще, чем раз в 7 лет, то с судом что-то неладно.
   3) Целью заседания суда фактически являлось оправдание (насколько это возможно).
   4) Суд состоял из 71 члена, располагался полукругом, чтобы ни один судья не имел преимуществ в месте расположении.
   5) Самый новый член суда допрашивал свидетеля первым, так что никто не мог быть сбит со своего мнения мнением старейшины.
   6) Свидетели изолировались, чтобы ни один из них не мог подогнать свои показания под сказанное другим.
   7) В случае выявления факта ложных показаний, правила требовали немедленного освобождения обвиняемого.
   8) Суд должен был производиться в дневное время после совершения утреннего жертвоприношения и перед вечерней жертвой.
   9) Если не удавалось найти ни одного свидетеля, то признание вины самим обвиняемым не могло служить достаточным основанием для признания его виновным. Необходимо было иметь согласованные показания хотя бы двух свидетелей.
   10) Наконец, когда были выслушаны все свидетельские показания, суд должен был перейти в другое место для рассмотрения вопроса вины или невиновности и объявить приговор на следующий день. Это время отводилось для неторопливого обдумывания.
   11) Если же вдруг обвинительный приговор выносился единогласно, то это считалось действием толпы и обвиняемого следовало освободить.
   12) Когда на следующий день виновного наконец уводили для приведения приговора в исполнение, в суде выставляли человека с флагом. Если в любое время поступало новое свидетельство, флаг опускали, и человек верхом на лошади направлялся к месту исполнения приговора с заявлением о том, что появился новый свидетель. Тогда суд возобновлялся.
   13) Крайней мерой предосторожности служило обстоятельство: если кто-то смог привести новое юридическое основание, ведшее к приговору 'не виновен', этому человеку гарантировалось пожизненное членство в суде" (конец цитаты).
   Я в этой цитате заменил только слово "синедрион" на слово "суд", что мо мнению автора цитаты - синонимы. Повторяю, на этой цитате учился Моисей. А теперь давайте проанализируем в применении к Европейскому Суду. Я остановлюсь только на пунктах 1, 2, 4, 5, 10, 11, 12, хотя все они очень важны. Хотя бы пункт 9, который ни что иное как презумпция невиновности.
   Но начну я все же с пункта 12, где о флаге, но фактически о том, что никакое решение никакого суда, даже и из 71 судьи, не может считаться окончательным. Но вы же сами видели, что решение "тройки" окончательно, хотя и произвольно, за закрытыми дверями (непублично), при демонстративном нарушении пункта 1 статьи 45 Конвенции (решение должно быть мотивировано), и даже в прямом моем требовании о предоставлении мне мотивировки - отказано. Притом молча и издевательски, как будто Европейский Суд не понимает, о чем я его прошу.
   Перейдем к пункту 2. Здесь же главное не в смертном приговоре, а в - осудительном, что в России зовется "обвинительным уклоном" суда, каковой случается примерно в 9 из 10 случаев. И представьте себе, что Европейский Суд отклоняет без рассмотрения 999 жалоб из тысячи. Как тут не подумать наравне с древними евреями, что с Европейским Судом "что-то неладно"?
   И чтобы вы не заскучали перепрыгну в пункт 11, где единогласное решение судей считается за действие разъяренной, а потому - безумной, толпы. Но ведь 999 отвергнутых жалоб из тысячи как раз и принимаются единогласно Тройками Европейских Судей, иначе их ведь придется рассматривать и отвергать уже Семеркой Судей. А в Семерках что творится? Ведь то же самое, что следует из моего приложения 8 к письму г-ну Вильдхаберу, приведенному в предыдущем разделе романа.
   Пункт 4 древнего правила г-н Вильдхабер нарушает примерно как монарх, то и дело употребляя термин (см. "Регламент Суда") "практические инструкции, составленные председателем Суда". Как будто он не знает, что в древнем еврейском кодексе записано, повторю: "....располагался полукругом, чтобы ни один судья не имел преимуществ в месте расположения", даже в месте расположения, не говоря уже о том, чтобы он им "составлял инструкции". Мало того, г-н Вильдхабер организовал (см. Введение) в Европейском Суде "Бюро" - точную копию брежневского Политбюро ЦК КПСС. И как вообще тут быть с пунктом 5 древнееврейского регламента, декларирующего, чтобы "никто не мог быть сбит со своего мнения мнением старейшины".
   Посмотрите, как Европейский Суд выполняет древнее правило (пункт 10), что даже 71 судья не могли вынести приговор в тот день, когда слушания завершались, им вменялось не только "неторопливое обдумывание" до следующего дня, но даже и "другое место" для объявления своего решения. У меня в жалобе более 1200 листов сложнейшего текста, так как "слушания" в Тройке - заочные. Но Тройка не только мою жалобу в один день отвергла, но и "рассмотрела" и точно так же отвергла хотя бы еще одно дело, его можно найти в Интернете, но автор не давал мне разрешения на его обнародование. Заявляю только, что он получил точно такое же письмо от того же самого Кесады, от того же самого состава Тройки и в тот же самый день 29 апреля 2005 года. И я думаю, можно поискать по России еще отвергнутые дела в этот же день той же Тройкой. Ах, вы думаете, что "караул устал, а судьи - тоже люди"? А мне плевать. Должно быть одно из двух: или Суд закрыть, или обязать Судей судить "неторопливо". К этому я сейчас и обращусь.
   Пункт 1, на то он и первый, требует "полностью исключить возможность осуждения невиновного человека". И абсолютно нет никакой разницы в том, осуждают ли Судьи человека, или защищают его права человека. При защите прав человека должна в той же мере "полностью исключаться возможность" их не защиты, то есть, как осуждать, так и защищать надо в равной степени надежности. Я много представил Суду статей Конвенции, которые в моих правах нарушила Россия, отчего у меня и вышло 1200 страниц. Но нарушение статьи 1 Дополнительного протокола к Конвенции в отношении меня настолько очевидно, что в нем разберется без папы и мамы, не говоря уж о записных юристах, даже третьеклассник. А результат? - Пошел ты на х..!
   Как известно, все суды на Земле судят по специфическим законам, различным кодексам и по Конституциям. У Европейского Суда один закон - Европейская Конвенция и некоторым образом Всемирная декларация прав человека, так как сама Конвенция в своей преамбуле ее "принимает во внимание". Но Россия - наследница тоталитарного Советского Союза, судит по-царски, по-советски, и с этим никто не спорит, у нее имидж такой уже лет пятьсот. А вот Западная Европа - "колыбель демократии". Вот и представьте себе, что какой-нибудь захолустный суд в каком-нибудь захудалом уголке Европы отменил какой-либо закон своей страны. Невозможно? Но сам Европейский Суд отменил кое-что в Конвенции. Это ведь смешно до ужаса, да-да, я не оговорился, смешно до ужаса. Между тем, Европейский Суд именно это и сделал, он перестал применять требование пункта 1 статьи 45, как будто в Конвенции это не записано. Цитирую: "Постановления (разъясняю - Палаты-семерки и Большой палаты), а также решения (разъясняю - Комитета-тройки) о приемлемости или неприемлемости жалоб должны быть мотивированными".
   Но я же вам в каждом разделе повторяю в эпиграфе решение Комитета-тройки, и два раза привел его полный текст, из которого следует, что даже намека на мотивировку нет. И даже ссылка на статьи Конвенции по этому поводу не может быть принята за мотивировку. Так как за этими статьями стоит куча возможных причин, и использование такой "ссылки" на причины сравнимо со ссылкой на читальный зал библиотеки, где лежат подшивки старых газет лет за сто. Дескать поищи, там для тебя мотивировка где-то завалялась. Или это не смешно до ужаса?
   И если бы Европейский Суд как полноценный идиот этого не знал, тогда - другое дело. Но я же ему столько писем написал по этому поводу, где разжевывал ему это требование Конвенции как грудному ребенку.
   Только не говорите мне набивших оскомину советских слов типа "кое-где, местами, иногда, встречаются отдельные недостатки, у отдельных личностей..., не портящие общего..." и так далее. Ибо я сейчас злой, а шахтеры так виртуозно умеют материться, что вам будет и весело, и тошно. Этих отдельных личностей пусть регулярно отправляют на каторгу, и мне плевать, как они это будут делать, я же знаю - ответственен Европейский Суд, как контора, которой и я среди прочих плачу деньги.
   И не говорите мне: они не знали. Если я, горный инженер, раскопал регламент суда древних евреев, то Судьи Европейского Суда каждый день должны просыпаться с этой мыслью.
   Непоправимый вред Моисееву Правосудию в Западной Европе (см. мои другие работы) нанесло католичество Козимо Медичи, создавшего в ней государство по типу азиатского государства казаков-разбойников (там же). Для борьбы с ведьмами, а фактически в борьбе с западноевропейским матриархатом, с помощью "Маллеуса" была создана церковная прокуратура (там же), внедренная впоследствии в государство Медичи и в само Правосудие, сделав невозможным судить царей-королей и их свиту. Моисеевы "древние греки" с Босфора, убежавшие на север Западной Европы от католического государства Медичи и давшие Северу простор для научно-технического прогресса, в конечном итоге побороли и католичество, и принцип государства Медичи. Но слегка кривобокий суд, доставшийся им по наследству от Медичи, который, конечно, был лучше азиатского суда, но - хуже Суда Моисеева, - оставили таким, каков он есть. В основном для обслуживания владельцев больших денег. Таким суд и прибыл в Северную Америку, но всякий "сброд", попавший туда, включая первооснователей как самих Штатов после гражданской войны, так и уникального правосудия Северной Америки, создал государство нового типа, намного демократичнее государств Старого Света. Именно это и позволило Америке стать тем, чем она ныне является. А удел Западной Европы - догнивать. Недаром Европа пыжится с отвергнутой народами Общеевропейской Конституцией, сиречь - государством типа Российского, а всегда злобная к Европе Российская сатрапия поддерживает это начинание, правда, сквозь зубы. Но, возвращусь, так сказать, к своим баранам.
   Баранам всегда нужен лидер-козел, но я уже описал его во введении. Именно лидер-козел должен подчинить своей воле всех остальных баранов, чтоб они, не глядя, прыгали за вожаком в пропасть, когда ему заблагорассудится. Надо немного - постепенно научить "баранов" подстраивать под специфический Регламент свою совесть.
  
  

3. Европейский Суд для России - кривое зеркало демократии

   "Публичные власти несут такое же обязательство соблюдать закон, как и любое лицо. Ответственность государства, в действительности, на­много выше ответственности лиц..."
   Дж. Бонелло, Судья Европейского Суда от Мальты.
  
   Я, конечно, мог бы постепенно и неторопливо показать вам деградацию Европейского Суда, но мне нужны контрасты. Я думаю, и вам они помогут. Поэтому начну с показа вам двойного стандарта этого Суда, ставшего возможным с коренного переделывания г-ном Вильдхабером Регламента Суда. Наиболее ярко этот двойной стандарт можно показать на отношении Суда к делам западноевропейцев и - делам из России. Затем отношение Суда к западноевропейцам, так сказать, кондовым и некондиционным (например, к цыганам). Еще ярче это можно было бы показать, пристегнув сюда Турцию и Грецию, к которым Суд показушно суров, защищая их граждан. А вот к России - очень мягок, прямо сам готов расстелиться наподобие матраса, подложив под него нас с вами. Но это здорово удлинит и без того длинное послесловие, а вы и без меня знаете о суровости Европейского Суда к Турции и наплевательской снисходительности к сатрапам России.
   Подумав немного, я пришел к выводу, что таблицу с приложением 8 к письму г-ну Вильдхаберу вы скрупулезно изучать не будете. Тем более что я ее составлял, заранее готовясь к машинному переводу, так что мысли свои сильно упрощал, чтоб машина меня поняла. Пусть эта таблица останется неопровержимым доказательством того, что г-н Вильдхабер все знал до вас, и не пошевелил даже пальцем.
   Суть таблицы в том, что я, примерно за неделю, набрал столько доказательств двуличности Европейского Суда по отношению к россиянам и демократическим западноевропейцам, интеллигентно называемой "двойными стандартами", что это увидит каждый. Представьте, что этому делу я посвятил бы примерно год, а не неделю! Итак, начнем, только я таблицу преобразовал здесь в обычный, текст, в котором рассмотрю три российских дела на фоне кучи дел из стародемократических западных стран.
   1. У меня Россия de facto, "на условиях, не предусмотренных законом", отобрала собственность (квартиру и землю, на которой квартира стоит), Европейский Суд (состав Суда вы уже знаете) безоговорочно с этим согласился. У Герасимовой Россия de facto, "на условиях, не предусмотренных законом", отобрала собственность (квартиру и землю, на которой квартира стоит), Европейский Суд в составе Розакиса (Rozakis), Левится (Levits), Ботучаровой (Botoucharova), Ковлера (Kovler), Загребельского (Zagrebelsky), Штейнер (Steiner), Хаджиева (Hajiyev) заявил, что так и надо было сделать. Мы с Герасимовой проиграли.
   1.1. У Брумареску Румыния тоже de facto отобрала собственность. Евросудьи, поломав голову, выдали: Европейский Суд, "установив отчуждение de facto", не стал вдаваться в вопрос, преследовало ли отчуждение законную цель, и было ли оно соразмерным. Суд просто заявил, что "отчуждение de facto было несовместимым с правом заявителей беспрепятственно пользоваться своим имуществом". Румыния проиграла. Кроме того, для Запада Суд не устает повторять, что "в демократическом обществе, признающем принцип верховенства права, ни одно решение, которое является произ­вольным, ни при каких условиях не может считаться правомерным". Тот же принцип для Запада применяется и в отношении ст. 1 Протокола N 1.
   1.2. У Иатридиса Греция отобрала кусок земли. Евросуд тут же заявил, что невозвращение земли заявителю "явно" нарушило греческий закон, и тем самым, ст. 1 Дополнительного протокола". Греция проиграла. Евросуд не такой уж дурак, чтобы не понимать, что по пункту 1 он для нас, россиян узаконил произвол, "не предусмотренный законом". Поэтому с самым серьезным видом выдает за закон решение "местного главы" номер 638, бессовестно уточняя: "которое указало, что дом заявителя подлежит сносу, а жильцы переселению. Поэтому вмешательство было произведено в соответствии с законом". При этом Евросуд делает совсем идиотский вид, что не знает ни закона "Об основах федеральной жилищной политики", ни Конституции России. Согласно статье 6 упомянутого закона никто кроме собственника не может сносить свою жилищную собственность и объявлять чужую собственность "подлежащей сносу". Конституция же разрешает объявить государственную нужду для сноса чужой собственности в случае обращения в суд о принудительном сносе, но только это может сделать не какой-то там "местный глава", а само правительство России. Но ведь Правительство об этом не объявляло.
   1.3. У герцога Вестминстерского Великобритания тоже как бы отобрала собственность (Джеймс против Со­единенного Королевства), только это далеко не наше с Герасимовой дело. У нас отобрали все наше состояние, а у герцога - маленькую крошечку (разницу в цене) и он сразу же прибежал в Евросуд. Но для герцога был конкретный закон - Акт Великобритании 1967 года, в котором черным по белому было написано: заставить герцога продать свои дома чуть дешевле, так как выкупали их жильцы-арендаторы, в этих домах родившиеся и ремонтировавшие эти дома всю свою жизнь. Другими словами, герцогу просто не дали сверх меры нажиться на этом Акте, и Евросуд ничего для него не смог поделать: закон есть закон.
   1.4. У Иатридиса Греция тоже хотела кое-что из собственности изъять. Но могучий Евросуд тут же "подчеркнул, что первый вопрос, который необходимо ставить, это - правомерность, поскольку если вмешательство не было правомерным, оно не могло быть совместимым со ст. 1 Дополнительного протокола к Конвенции". Греция проиграла.
   1.5. Швеция не отобрала собственность у своих граждан Спорронг и Линнрот (домовладения в самом центре Стокгольма), она только обременила их, запретив перестраивать, чтобы не портить общий интерьер исторического места, на что была подана жалоба по статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции. "Основания, предусмотренные законом", у Швеции были. Поэтому Евросудьи, поломав свои головы, заявили, что "справедливое равновесие между потребностями в общих интересах (не перестраивать) и потребностью защиты прав индивидуума" (перестраивать) нарушено Швецией в пользу общества и в ущерб Спорронг и Линнрот, и обязали Швецию восстановить это равновесие. То есть, только тогда, когда существование соответствующего закона о конкретном вмешательстве в право несомненно, Евросуд начинает исследовать применение самого закона: есть ли справедливое равновесие между двумя интересами, государства и индивида? И, как видите, Евросуд встал на защиту Спорронг и Линнрот: "обременение (не говоря уже об уничтожении собственности) является чрезмерным".
   1.6. В моем с Герасимовой случае Россия, как отмечено в моем пункте 1, собственность даже не обременила, она ее - уничтожила, притом беззаконно. Поэтому Евросуду следовало, если бы он не был двуличным, заявить примерно как по пунктам 1.2, 1.3, 1.4. И на этом поставить точку. Но Евросуд двуличен, поэтому он не "заметил" того, что в аналогичных случаях замечал неукоснительно и, проигнорировав первостепенное требование законности, продолжает в деле Герасимовой: "Суд отмечает, что... справедливое равновесие должно быть определено между потребностями в общих интересах общества и потребностью защиты прав индивидуума (см. Sporrong и Lцnnroth против Швеции, решение от 23 сентября 1982 г., Номер 52, стр. 26, ї 69)". И решает вопреки делу Спорронг и Линнрот, что "справедливое равновесие" на стороне России, а не на стороне Герасимовой. Здесь два вывода, один вам уже ясен, а другой - не совсем. Дело в том, что это решение Палаты опубликовано, и каждый может, сравнив дела Спорронг-Лоннрот и Герасимовой, сказать: "что-то с этим Судом неладно". Именно поэтому мое дело, в котором нарушения Конвенции более вопиющи, не только не "подлежит публикации", но даже и "публичной мотивировке", чтобы не допустить позора и презрения к Суду как в деле Герасимовой. Доказываю.
   1.7. Европейский Суд в деле Герасимовой: "бесспорно, заявитель пострадала от вмешательства в ее право собственности, потому что ее право на старую квартиру было ограничено судебным решением, которое привело к "изъятию" собственности по смыслу... Статьи 1 Протокола Номер 1". По аналогии Суд должен был бы написать в деле Спорронг и Лоннрот следующее: Спорронг и Лоннрот пострадали от вмешательства Швеции, так как шведский суд ограничил их право собственности обременением, но этого слишком мало, надо бы шведскому суду вообще изъять у Спорронга и Лоннрот их собственность. И только в этом случае дела Герасимовой и Спорронг-Лоннрот стали бы однообразно преемственными. А так, как это совершено в деле Герасимовой - это есть разрешение двух идентичных дел в антагонистических решениях.
   1.8. В деле Герасимовой "Суд не соглашается с аргументом заяви­теля, что оспариваемое вмешательство не преследо­вало общественные интересы. Он полагает, что снос перенаселенного ветхого жилья и строительство новых современных жилых массивов, по всей Мо­скве было бесспорно в общественных интересах". Но это же вопиющий произвол Суда рассматривать второстепенное требование Конвенции, когда нарушено первостепенное требование - должно быть законное основание, какового не было. Во-вторых, у Герасимовой единственная собственность - квартира, то есть она - сравнительно бедный человек. А, например, герцог Вест­минстерский имел в своей собственности 2000 домов, и это далеко не вся его собственность. Противоположный же "общественный интерес" выра­жали относительно бедные арендаторы этих 2000 домов, вознамерившиеся по закону выкупить арендуемые и постоянно ремонтируемые за свой счет дома у очень богатого человека. Европейский Суд защитил общественный интерес многих бедных в некоторый ущерб интересу одного богатого. В деле же Герасимовой противоположный "общественный интерес" выражали не только относительно богатые покупатели квартир в доме, незаконно построенном на руинах квартиры г-жи Герасимовой, но и коммерческая фирма-строитель, построившая новый дом для получения прибыли. Таким образом, в деле Герасимовой Европейский Суд защитил многих богатых от "посягательств" беднячки Герасимовой, а в деле Джеймс против Со­единенного Королевства тот же самый Суд защитил 2000 бедняков от посягательств одного богача-герцога. Это не только двойной стандарт, но и - подлость. Насчет подлости я вынужден продолжить.
   1.9. Циничность Европейского Суда по отношению к г-же Герасимовой: "Суд отмечает, что изъятие собственности заявителя должно не только преследовать законную цель "в общественных интересах" как фактически, так и в принципе, но должна также быть и разумная связь соразмерности между применяемыми средствами и целью, которую надо реализовать (см. Lithgow и другие против Великобритании, решение от 8 июля 1986 г., Номер 102, ї 120). Или, другими словами, оценка справедливости равновесия может быть основана на отношениях предоставляемой компенсации оскорбленному заявителю. В этой связи, Суд также отмечает, что Статья 1 Протокола Номер 1 не гарантирует право на полную компенсацию во всех обстоятельствах, поскольку законные цели "в общественных интересах", преследуемые в рамках экономической реформы или преследующие достижение более высокой социальной справедливости, могут предусматривать меньшее возмещение, чем возмещение полной рыночной стоимости (см. Lithgow и другие против Великобритании, указанную выше, ї 121)". (Выделено мной).
   Это одна из самых подлых фраз Европейского Суда, поэтому я не буду торопиться.
   1.9.1. Причем здесь "предоставляемая Россией компенсация", написанная Судом примерно как богом, без каких-либо обоснований? Ведь прежде, чем написать компенсация, Суд должен был бы спросить себя: был ли закон? И ответив сам себе, что закона не было (о фальсификации закона я уже сказал в нескольких пунктах выше), ни о какой предоставленной Россией компенсации (с которой Герасимова не согласилась) Евросуд говорить не вправе. Евросуду, если он справедливый к россиянам, надо было повторить то же самое, что он сказал несколько раз подряд в отношении западноевропейских дел, приведенных выше, и назначить справедливое возмещение Герасимовой, предварительно обвинив Россию в произволе.
   1.9.2. Если вам неохота заглядывать вверх в поисках решений Суда в отношении западноевропейских дел, я приведу вам новое: "В деле Папамихалопулос против Греции, установив отчуждение de facto, Суд не стал вдаваться в вопрос, преследовало ли отчуждение законную цель, и было ли оно соразмерным. Суд просто заявил, что отчуждение de facto было "несовместимым с правом заявителей беспрепятственно пользоваться своим имуществом". А теперь перейду к "оскорбленному заявителю" Герасимовой.
   1.9.3. Европейский Суд ведь не Ваня-дурачок, хотя и хочет им казаться. О каком "равновесии" он лопочет, когда ему надо сперва сказать то, что он сказал в отношении Папамихалопулоса. И никакого "равновесия" сразу же не потребуется, тем более, - "меньшего возмещения". Ведь "равновесие", повторяю, рассматривается тогда, когда закон есть, отчуждение по нему состоялось, и теперь предстоит только уточнить, не обидело ли его применение одну из сторон? И, вообще говоря, нет нужды рассматривать "интересы общества", если собственность изъята незаконно. Зачем же тогда Евросудьи марают лишнюю бумагу? А теперь перейду к "меньшему возмещению", которое следовало бы назвать "частичным грабежом" бедной Герасимовой богатыми строительными олигархами, покровительствуемыми мэром Москвы, и их покупателями.
   1.9.4. Вначале о богатой ораблестроительной и самолетостроительной ком­пании", которая скрывается под именем Литгоу (Lithgow, наверное, ее адвокат). А то Европейский Суд в одной своей фразе дважды пугает Герасимову и нас с вами этим Литгоу. Так вот, правительство Великобритании издало закон о национализации этой богатенькой компании, а ее владельцы, используя свое богатство, тут же стали играть на повышение акций, и добились неплохого, продолжающегося успеха в этом деле. В правительстве Великобритании сидели тоже не дураки, поэтому обрезали это повышение на каком-то этапе и сказали: все, ребята, остановимся на такой-то дате, и дальнейшее повышение не будем учитывать. А то вы, пока мы бумаги пишем, за свою фирму можете потребовать весь земной шар. Богатенькая фирма разобиделась и пожаловалась в Страсбург в лице Литгоу, так это имя и застряло в анналах Европейского Суда. Страсбург, сопоставив все это в своих головах, написал, что он "не гарантирует какого-либо права на полную компенсацию при любых об­стоятельствах, поскольку законные цели, преследуемые в "интересах общества" при реализации экономической реформы или при реализа­ции мер, направленных на достижение большей социальной справед­ливости, могут допускать выплату возмещения в объеме меньшем, чем полная рыночная стоимость" (выделено мной). Другими словами, Суд согласился с тем, что ценам на акции Великобритания правильно поставила предел. Только позвольте мне напомнить вам еще раз о герцоге, владельце 2000 домов, чтоб вам легче было понять только что приведенную фразу. И заодно привести фразочку из Евросуда из уже представленного вам дела Спорронг и Лоннрот: "национальные власти должны первоначально оценить, имеется ли проблема, вызывающая озабоченность общества и требующая принятия мер, направленных на лишение собственности и установления порядка судебной защиты...". И на этом Суд не остановился в деле Литгоу, а еще раз разъяснил свою позицию: "размер компенсации может варьироваться в зависимости от характера собствен­ности и обстоятельств ее изъятия. Размер компенсации по делу о наци­онализации может отличаться от ее размера в отношении другого рода изъятий собственности". И еще раз добавил, что "он согласится с суждением законода­тельного органа по концепции "ши­рокого усмотрения государства" усло­вий компенсации, если только это суждение имеет ра­зумные основания" (выделено мной). Теперь, я думаю, вам понятно дело Литгоу, и я могу возвратиться к делу г-жи Герасимовой и моему собственному делу.
   1.9.5. Вначале перенесу сюда фразу Суда относительно бедной Герасимовой, чтоб вам не поднимать очей. "Законные цели "в общественных интересах", преследуемые в рамках экономической реформы или преследующие достижение более высокой социальной справедливости, могут предусматривать..." то же самое, что и для богатой "кораблестроительной и самолетостроительной компании" под псевдонимом Литгоу. Во-первых, "законных" целей нет, так как при применении нарушена статья 49-3 Жилищного кодекса РСФСР, Конституция и другие законы России. Во-вторых, "рамки экономической реформы", объявленные черт знает кем, никак не соответствуют формуле "он (Суд) согласится с суждением законода­тельного органа по концепции "ши­рокого усмотрения государства". В-третьих, о "более высокой социальной справедливости я уже сказал выше, здесь же добавлю, что Евросуд для Герасимовой посчитал "более высокой социальной справедливостью" прямое нарушение закона. В-четвертых, Евросуд прямо так и написал, что отобрать у нищего котомку, поделив ее содержимое на "весь народ" - есть "проблема, вызывающая озабоченность общества" примерно такая же, как в Англии насчет Литгоу или герцога. И именно этим в случае Герасимовой удовлетворяется "социальная справедливость". А как же иначе, ведь Евросуд не должен забывать своих же собственных слов из дела Спорронг и Лоннрот насчет того, что "национальные власти должны первоначально оценить, имеется ли проблема, вызывающая озабоченность общества и требующая принятия мер, направленных на лишение собственности...". Значит, "оценил" все это, притом сам и присудил беднячке Герасимовой "меньшее возмещение". В-пятых, только почему этот "самый справедливый в мире" Суд не вспомнил своих же собственных слов в деле Литгоу о "характере собствен­ности", об "обстоятельствах ее изъятия", о "другого рода изъятии собственности" и наконец "о наци­онализации". Ведь все эти понятия как раз и требовали от Суда не "широкого усмотрения", а более узкого, чтобы можно было отличить снятие последней рубахи с нищего от затрат миллионера на чаевые официанту. Только ради чего Европейский Суд идет на подтасовки, начиная со слепоты на прямое нарушение закона и превращая в идиотизм свои собственные слова? Неужто он воспринимает жалобы "от белой" и "от черной" расы по-разному? А вы как думаете?
   2. В связи с тем, чему я посвятил этот роман в письмах, немного дел рассмотрел Европейский Суд по существу из России, особенно о недвижимой собственности. Поэтому противопоставлять каждому российскому делу можно большую кучу западноевропейских дел, что, в свою очередь, ярко характеризует этот "Самый Справедливый в Мире". Второе из таких российских дел - дело Еманаковой против России (N 60408/00 (Судьи Розакис (ROZAKIS), Бака (BAKA), Бонелло (BONELLO), Стражничка (STRAZNICKA), Фишбах (FISCHBACH), Цаца-Николовска (TSATSA-NIKOLOVSKA), Ковлер (KOVLER). Сам Суд его характеризует так. "Отец заявителя был подвергнут репрессиям в 1929-1930 как богатый крестьянин ("кулак"). В 1930 все семейное имущество, включая двухэтажный дом в деревне Сорочинская, Оренбургской Области, было конфисковано. В 1989 отец заявителя реабилитирован посмертно. Конфискованный дом, сохранился, и используется Сорочинским Ветеринарным Колледжем, в качестве жилого дома. В различные даты три семейства, проживающие в доме, приватизировали свои квартиры и стали их собственниками". Старенькая уже г-жа Еманакова, дочь незаконно осужденного, пытается воспользоваться своим правом по реабилитации, которое предоставляет ей право реституции. Россия ей в этом изощренно препятствует.
   2.1. В настоящее время демократические государства Эстония, Латвия и Литва после освобождения немедленно приняли закон о реституции. В старых демократиях Европы аналог делу Еманаковой вообще трудно найти. Его можно найти только при переходных режимах. Таким является, например, в деле Греческие нефтеперерабатывающие заводы "Стрэн" и Стратиса Андреадиса про­тив Греции. Дело можно представить следующим образом: Андреадис заключил с Грецией контракт и затратил средства на его осуществление. Затем Правительство Греции контракт аннулировало, Андреадис подал иск о компенсации затрат. Арбитраж удовлетворил иск, но правительство Греции отменило это решение.
   2.2. Дело Еманаковой и дело Андеадиса протекали в аналогичных пространствах, так как в обоих случаях власть менялась с "черных" на "белых" полковников, но название цвета не имеет значения, они могут быть и другими, даже трехцветными. Но все же имущество Еманаковой имеет статус несколько выше, чем у Андреадиса. Смотрите сами. У Еманаковой физическое наличие имущества, принадлежность имущества, конфискация имущества в пользу государства и реабилитация реальны и несомненны. У Андреадиса физическое наличие имущества, принадлежность имущества установлена арбитражем. То есть, имущество Андредиса виртуально, даже иллюзорно по сравнению с имуществом Еманаковой.
   2.3. Тем не менее, Европейский Суд отказал Еманаковой в защите ее имущества статьей 1 Дополнительного протокола к Конвенции, а за Андреадисом признал это право и содрал с Греции в его пользу кучу денег. Замечу сразу же Андреадис - мультимиллионер и западноевропеец, а Еманакова - бедная старуха, живущая на нищенскую пенсию, и - россиянка, ставшая украинкой, так сказать, по месту жительства при развале СССР.
   2.4. Европейский Суд мотивировал свой отказ Еманаковой тем, что имущество конфисковано до вступления в силу Конвенции для России.
   2.5. А вот в деле Папамихапопулоса и других против Греции Греция вообще не признавала юрисдикцию Европейского Суда относительно индивидуальных жалоб своих граждан до 1985 года, то есть в период экспроприации собственности Папамихапопулоса в 1967 году. Однако Европейский Суд нашел выход: "... по этому поводу Правительство (Греции) не выдвинуло никаких предварительных возражений, а Суд не должен рассматривать данный вопрос ex officio". А так как Греция "не выдвинула", то Суд написал: жалобы заявителей относятся к ситуации, которая возникла давно и остается неизменной и в настоящее время". И удовлетворил жалобу Папамихапопулоса. Это почему же Евросуд не смог написать то же самое и для Еманаковой? Ведь и у нее "ситуация возникла давно", да такой и осталась. Правительство России тоже "не выдвинуло никаких предварительных возражений". Тем не менее, в деле Папамихапопулоса Европейский Суд по собственной инициативе "рассмотрел вопрос относительно ex officio", как будто Его об этом кто-то просил. И удовлетворил жалобу. А русскую бабку Еманакову послал на х..
   2.6. "Суд не может рассматривать жалобу (Еманаковой) на конфискацию также потому, что это выходит за пределы компетентности Суда ratione temporis" (термин, учитывающий "время за пределами"). Но, во-первых, Еманакова обжаловала не саму конфискацию 1929-30 годов, а последствия реабилитации отца в 1989 году (через год после наступления юрисдикции Евросуда в отношении России), поэтому ее право на реституцию возникло не в 1929-30, а в 1989 году. Во-вторых, право реституции конфискованного имущества в связи с реабилитацией является бесспорным, оно вытекает из самого акта реабилитации, поэтому это право вообще не надо доказывать в каком бы-то ни было суде, оно - объективно. В-третьих, сам Европейский Суд доказывает невозможность применения Им ratione temporis: "процедуры относительно ее требования о возврате ей дома - все еще окончательно не рассмотрены". Значит, ей должна быть предложена формула "неисчерпания внутренних средств правовой защиты". Но и этого Суд не может, так как "областной суд не может рассматривать дела по первой инстанции" и это решение получено Еманаковой 6 мая 1998 года, на следующий день после вступления Конвенции в силу для России.
   2.7. Труднопроизносимый Папамихапопулос, выигравший дело, у которого более неопределенная история права по сравнению с бабушкой Еманаковой, нам надоел. Так вот вам другое дело Лоизиду против Турции. Турция заявила, "что она (Лоизиду) не вправе заявлять требования, поскольку вмешательство в ее право собственности имело место до 1990 г, когда Турция признала юрисдикцию Европейского Суда. Суд напомнил, что он уже принял на вооружение понятие длящегося нарушения в своем решении по делу Папамихалопулос против Греции. Настоящее дело касалось длящегося нарушения при условии, что заявительница для целей ст. 1 по-прежнему могла считаться юридическим собственником земли. Суд нашел, что она могла считаться таковой и что конституционный "закон", принятый "Турецкой Республикой Северный Кипр", который имел целью лишить ее титула на ее собственность, не мог считаться действительным законом". Теперь вы видите, на какие юридические ухищрения идет Европейский Суд, чтобы защитить Лоизиду от Турции, а Еманакову больше чем сама Россия считает "врагом народа".
   2.8. "Что касается прав собственности заявителя (Еманаковой) после 5.05.1998, Суд отмечает, что соответствующие процедуры относительно ее требования о возврате ей дома - все еще окончательно не рассмотрены. Поэтому преждевременно оценивать наличие права собственности на него у заявителя, или степень нарушения этого права". Ладно, потерпим до следующего пункта.
   2.9. Из дела Папамихапопулоса и других против Греции: "Правительство оспаривало..., судебное разбирательство, начатое заявителями в 1977 г. еще не закончилось, и заявители сами несут ответственность за эту задер­жку, поскольку отказались способствовать подготовке экспертного заключе­ния, предписанного судом в 1979 г. Европейский Суд не разделил эту точку зрения... Турецкое правитель­ство не пыталось привести аргументы, оправдывающие вме­шательство, и потому нарушение ст. 1 Протокола N 1 имело место". Убедились? Только я на вашем месте обратил бы внимание даже не столько на это, сколько на то, что Турция сражается с Евросудом, доказывает свою "правоту", а Россия рта не раскрывает, как будто она дала взятку Евросудьям и добавила: "Вертитесь сами! Мне некогда возиться!", и поиграла растопыренными пальцами перед носом Евросуда как настоящий русский бандит. И Евросудьи завертелись, примерно как лагерные "шестерки".
   2.10. Вы, наверное, подумали: "Эх, куда хватил, лагерные шестерки! Разве можно? Статус Судьи?! Где уважение?" А вот оно где: "Суд повторяет (лично для Еманаковой), что Статья 1 Протокола Номер 1 гарантирует право беспрепятственного пользования имуществом. Однако она не гарантирует право приобретения имущества (Van der Mussele v. Бельгия, Постановление Суда от 23 ноября 1983, ї 48, Серии Номер 70). Ею не предусмотрена защита права на получение нового имущества". Ну, что, убедились? Или все же объяснять? Так как аналога из демократического запада тут никогда не найти. Во-первых, данное имущество принадлежит Еманаковой с рождения, вернее, с даты неправомерного убиения ее отца, посмертно реабилитированного. Поэтому никакого "нового" имущества она не приобретает, она просто должна вступить в наследство, а Россия ей не дает. И сам Евросуд именно это написал в преамбуле своего постановления, (см. мой пункт 2). Зачем же он тогда врет через несколько строчек? А чтоб запугать и сбить с толку латиницей "Van der Mussele v.." не столько ее, сколько нас с вами. Каковая пристегнута Судом к ситуации с Еманаковой примерно как монахиня-девственница - к бардаку. Вот теперь судите сами о честности этого Суда, имя которого мне противно писать с большой буквы. А я пока перейду к следующему российскому делу.
   3. Дело Султанов против России, N 59344/00. (Судьи Коста (Коsта), Баррето (Barreto), Тюрмен (TЭrmen), Буткевич (Butkevych), Угрехелидзе (Ugrekhelidze), Ковлер (Kovler), Фура-Сандстром (Fura-SandstrЖm). Суть этого дела совершенно аналогична моему делу и делу Герасимовой, только речь идет не о многоквартирном доме. Итак, человек имеет в собственности дом на земельном участке и живет в нем с семьей. Городская власть хочет на этом месте построить что-то иное, поэтому подает иск в суд об изъятии в свою пользу дома, земельного участка и выселения семьи Султанова в муниципальное жилье на правах квартиросъемщика, уплатив ему столько компенсации, сколько сама пожелала. Семья Султанова не хочет этого произвола, но многочисленные российские суды отвергают все его жалобы. Отвергает их и Европейский Суд. Вот и все дело. Только имейте в виду, что по таким ситуациям, случающимся с западноевропейцами (см. пункты 1.1, 1.2, 1.4), Евросуд сразу же пишет нечто о de facto и что это дело не надо рассматривать дальше, и сразу же обязывает западную страну восстановить справедливость, уплатив обиженному, что положено. Но, так как с Султановым по каким-то необъяснимым причинам, наверное взяточным, по совести поступать не требуется, Евросуд так извертелся, как и проститутка не станет вертеться за любые деньги.
   3.1. Европейский Суд в своем решении разыгрывает многосерийную "мыльную оперу", начав со следствий, но не с причины, получает причину из следствий. Во-первых, Суд не задает себе самый первый и самый простой вопрос: было ли вмешательство в права собственности Султанова основано на законе? Потому, что тогда "мыльную оперу" вообще нельзя начинать. Но он ее начал.
   3.2. По статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции "Суд находит, по тем же самым соображениям, что приведены выше относительно Статьи 8 Конвенции, что эта часть жалобы явно не обоснована и должна также быть отклонена в соответствии со Статьей 35 її 3 и 4 Конвенции". Во-первых, отсюда видно переворачивание с ног на голову логически нормального хода исследования фактов. Логически нормально нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни, жилища) является следствием нарушения статьи 1 Дополнительного протокола к Конвенции (право на уважение собственности). А у Суда - наоборот, из права на уважение частной и семейной жизни вытекает право на уважение собственности. Как будто Суд не знает, с чего надо начинать. И начинает со следствия, а не с причины. Во-вторых, наличествует явное нежелание предварительно отвечать на вопрос: на каком основании отобрана собственность, так как только после этого наступает нарушение права на уважение частной и семейной жизни, жилища. Но, повторяю, вы же сами видите, что у Евросуда право на уважение собственности как бы вытекает из права на уважение частной и семейной жизни, жилища. И именно отказом в уважении частной и семейной жизни оправдывается изъятие собственности, то есть, уважение частной собственности подменяется уважением жилища. В-третьих, если бы Евросуд удосужился предварительно констатировать очевидное, что "изъятие собственности не основано на законе", нарушение права на частную и семейную жизнь (статьи 8) получилось бы автоматически. И не надо было бы разводить никакой иезуитской бодяги, которую я сейчас вам представлю.
   3.3. Право на уважение частной и семейной жизни, жилища (Статья 8 Конвенции) по сравнению с правом на уважение собственности (статья 1 Дополнительного протокола к Конвенции) предполагает более широкий (до бесконечности) спектр "неуважений". Ибо не уважать это право частной и семейной жизни можно, например, постучавшись без разрешения ночью в окно. Именно поэтому Европейский Суд начинает приводить доводы для отказа Султанову в защите Конвенцией со статьи 8. И уже из отказа по статье 8 без каких-либо дополнительных обоснований распространяет доводы отказа по статье 8 Конвенции на отказ по статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции. "По тем же самым соображениям...".
   3.4. Итак, посмотрим, чем обосновывается отказ в защите права на уважение частной и семейной жизни (статья 8)? "Суд отмечает, что заявитель жил в доме, из которого был выселен, будучи его законным собственником". Я думаю, вы согласитесь, что надо немедленно переходить к праву на уважение собственности (статья 1), так как невозможно представить, чтобы собственник "был выселен" из своей собственности до ее изъятия. Но Суд не переходит к статье 1, а продолжает накручивать несуразицу.
   3.5. "Поэтому его дом может быть расценен как его "жилище" по смыслу Статьи 8 Конвенции. Выселение заявителя внутренними судами составило вмешательство в его право уважать его жилище. Но это было сделано на основании внутреннего закона и очевидно преследовало цели эффективного использования городской земли в соответствии с Генеральным планом развития города и обеспечения безопасности заявителя и других жителей, принимая во внимание непригодность его дома для постоянного в нем проживания" (выделено мной).
   3.6. Во-первых, что за идиотизм "расценивать" собственный дом Султанова, в котором живет Султанов, только "как его жилище", оставляя в стороне его "личную и семейную жизнь", его "корреспонденцию"? Это ведь и без "расценивания" ясно как белый день. Но это нужно Суду, чтоб нагородить один идиотизм на другой идиотизм, запутать нас в куче глупостей и затем связать выселение не с правом собственности, а всего лишь с правом уважения жилища. Ибо не только право на уважение жилища попирается, но и на "личную и семейную жизнь", "корреспонденцию". И все это совершенно необходимо рассматривать в совокупности и в многочисленных составляющих, чего Суд не делает, упирая на жилище. Так не лучше ли сразу перейти к уважению собственности (статья1), которое все перечисленное и тысячи любых других "уважений" по статье 8 вберет в себя?
   3.7. Во-вторых, именно поэтому хитроумная Семерка Судей "выселение" и рассмотрела в первую очередь как нарушение "права уважать жилище". Но не рассмотрела в эту же секунду как право на уважение собственности. Ведь они сами только что написали, что Султанов "выселен" из своей законной собственности.
   3.8. В-третьих, пусть Судьи укажут хоть один "внутренний" или международный закон (закон не указан, но должен быть указан, ибо в противном случае это - беззаконие и произвол), по которому можно было бы выселить кого бы-то ни было, включая Султанова, из своей законной собственности без "его согласия". Даже если он решил в своей собственности покончить жизнь самоубийством. Главное, чтобы это самоубийство не влекло за собой показное воздействие на общественные нравы. Поэтому следующее выделенное слово "очевидно" - далеко не очевидно, если не сказать, что преступно неочевидно.
   3.9. В-четвертых, что скрывается за этим "очевидно"? Немало, надо сказать, а именно: эффективное использование городской земли". Но земля, на которой стоит дом Султанова, ему и принадлежит по праву собственности или долгосрочной аренды, и возникло это право очень давно. Во всяком случае, до возникновения нынешней власти. Например, смотри мои пункты 1.1, 1.2, 1.4, 1.5, 1.9.2. Но власть почему-то хочет не выкупить землю у Султанова по назначенной им цене, а хочет отобрать ее вместе с домом, кинув взамен подачку, размер которой сама и определит. Но я забежал вперед. Хотя тут же замечу что, оказывается, все-таки не на право уважения жилища посягает власть, а на право уважения собственности. То есть, попусту Европейский Суд из кожи лезет, доказывая неуважение жилища, коли это "неуважение" жилища все равно приводит к "изъятию" жилища (собственности).
   3.10. В-пятых, перейдем к эффективному использованию земли. На взгляд Султанова именно он использует свою землю эффективно, а власть думает, что именно она и только в будущем будет использовать ее более эффективно. Но это ведь не законная причина отнять землю. Притом Суд не рассматривал этот вопрос досконально, и не мог рассмотреть на основе всего лишь предположений власти о будущем. Почему тогда Суд пишет, что власть "очевидно преследовала цели эффективного использования земли"? Притом всего лишь для рассмотрения уважения жилища, как будто Султанов живет в чужом жилище. Но он же живет в собственном доме, стоящем на собственной земле. Все это просто кричит: рассмотрите право уважения собственности! Тщетно!
   3.11. Европейский Суд не имел никакого основания и права (вместо детального рассмотрения сравнительной "эффективности" использования городской земли Султановым либо властью) заявлять голыми словами, что власть гипотетически будет использовать землю "очевидно" эффективнее Султанова. Именно поэтому Суд написал, что, дескать, эта гипотетическая эффективность автоматически получится в наших головах, если Суд упомянет: "в соответствии с Генеральным планом". Вот и рассмотрим, что такое генеральный план с точки зрения права. Генеральный план ни что иное, как всего лишь намерения властей города, отвечающие будущей действительности примерно как древняя русская поговорка, почему-то приписываемая Черномырдину: "Хотели, как лучше - получилось, как всегда...", то есть плохо. Давайте подтвердим. Для составления властями генерального плана, прежде всего, необходимо закрепить по закону за властями участок земли, для которого этот генеральный план создается. Только тогда он станет законным генеральным планом из законности перехода к властям земли. Но, так как этот участок земли и сам дом на нем все еще принадлежат по праву Султанову, то право Султанова на его жилье совершенно очевидно. Так что в данном случае для Европейского Суда генеральный план властей для земли, принадлежащей Султанову, - пустая бумажка, никоим образом не имеющая статуса федерального закона. Но только (федеральный) закон, указанный в пункте 2 статьи 8 Конвенции, ("вмешательство, предусмотренное законом и необходимое в демократическом обществе...") может быть основой для обращения властей в суд с целью ограничить право Султанова на уважение его жилища. Я не могу себе представить, что Европейский Суд, как дитя, этого не понимает. Тогда зачем ссылается на генеральный план?
   3.12. Тот факт, что Европейский Суд пристегнул к генеральному плану еще и "безопасность Султанова", так как "его дом непригоден для проживания", в качестве причины для "неуважения его жилища", показывает, что Европейский Суд не слишком уверен в возможность отобрать у Султанова собственность, опираясь только на генеральный план. Но и "безопасность" не может быть основанием не уважать его жилище точно так же как и генеральный план. Ибо безопасность не навязывают бандиты. Эдак и я мог бы ворваться в Европейский Суд с пулеметом и, постреливая над головами Судей, сказать: "Господа Судьи, быстро выметайтесь отсюда! У вас тут слишком много вредного для здоровья пластика". Безопасность Султанова в своей собственности - его личное дело, к которой невозможно принудить решением суда, чтобы не оказаться в глупом положении (например, запретить Султанову пользоваться электробритвой, чтобы его не убило током). При этом Султанов не обращался к властям о своей безопасности из-за ветхости своего дома. Это же насилие для безопасности, причем не временное, а навсегда. При этом, надо бы задать себе вопрос: почему вдруг куча домов разной степени износа и именно на площадке, предусмотренной "генеральным планом", и именно одновременно, оказалась вдруг "непригодной для проживания"? Не раньше составления генерального плана. Дом - это ведь не скоропортящийся продукт наподобие вареной колбасы. Но этого простейшего вопроса Европейский Суд себе не задал.
   3.13. Европейский Суд прямо после точки в моем пункте 3.5 продолжает, как ни в чем не бывало: "Следовательно, Суд полагает, что вмешательство (в право уважения жилища - мое) преследовало законные цели в соответствии с параграфом 2 Статьи 8 Конвенции". Во-первых, мне не нравится слово "вмешательство", оно очень уж неконкретно. Мне понятно, что вмешательство "преследовало законные цели в соответствии с параграфом 2 Статьи 8 Конвенции", только какова природа и состав самого "вмешательства" - неизвестно, ибо скобки - мои. А к неизвестному по природе и составу "вмешательству" (может, это вмешательство в "свободу мысли, совести и религии") параграф 2 статьи 8 неприменим. Ибо никто не обязан догадываться, что Суд "подразумевает" под этим "вмешательством". Значит, неконкретная ссылка на параграф 2 статьи 8 незаконна. Хотя, вполне можно догадаться из предыдущих слов Суда (мой пункт 3.5), что "вмешательство" - есть вмешательство в право Султанова на уважение его жилища в виде "выселения" Султанова из этого "жилища", его законной собственности. Но, повторяю, никто не обязан догадываться, Суд обязан писать без дополнительных догадок с нашей стороны.
   3.14. Доказав один раз, что Суд неправомочно сослался на параграф 2 статьи 8, я могу доказать это же второй раз, рассмотрев сам текст параграфа 2. Он звучит: "Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в это право (на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции), за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц".
   3.15. Угрозы от "не выселения" Султанова для национальной безопасности нет. То же самое можно сказать и об общественном порядке, экономическом благосостоянии страны, предотвращения беспорядков или преступлений. Об охране своего здоровья Султанов не просил, а здоровью других лиц "не выселение" Султанова не угрожало. Тоже самое - о нравственности. Правам и свободам других лиц "не выселение" Султанова не угрожало потому, что он жил в своей собственности, а бомб у себя дома не изготовлял, что - предмет национальной безопасности или хотя бы - милиции, которая следит за беспорядками и преступлениями. Иначе это было бы рассмотрено другими судами, и Султанов бы жаловался в Европейский Суд не по защите своего права на собственность и права на уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции, а - на что-нибудь другое.
   3.16. И я все это рассказываю вам вовсе не потому, что мне надо сделать роман длиннее, а потому, что за представленным перечнем исключений стоит само пояснение сути слишком уж краткой формулы пункта-параграфа 1 этой же статьи, "уважение личной и семейной жизни, жилища и корреспонденции". Теперь и вы, я думаю, поняли, что статья 8 в целом предназначена для предотвращения проникновения в жилище любых нежелательных для хозяина "гостей", включая тех, что без кавычек. Поэтому по прямому своему назначению статья 8 применима: для воров, бандитов, нежелательных оппонентов, ну, и, разумеется, всяческих служб и спецслужб государства. Возьмем, например, судебного пристава-исполнителя, явившегося для описи имущества или того же самого выселения. Только он должен иметь при себе исполнительный лист с печатями и подписями, тогда никакая Конвенция никого, включая Султанова, не защитит согласно пункту 2 статьи 8. А к Султанову явился именно пристав, вооруженный печатями и подписями. Поэтому никому, включая Султанова, не придет в голову в первую очередь жаловаться в Европейский Суд именно на этот факт.
   3.17. Другое дело, когда жалоба на защиту статьей 8 сопряжена и вытекает из другой жалобы, например, на незаконное лишение имущества, защищенного, например, статьей 1 Дополнительного протокола к Конвенции. Тогда, жалуясь по статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции, Султанов дополняет свою жалобу жалобой на неправомерное внедрение в его жилище судебного пристава по статье 8, хотя бы и имевшего при себе все нужные печати и подписи. Ибо неправомерная основа по статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции влечет за собой неправомерность всех печатей и подписей судебного пристава-исполнителя. И Султанов именно так и сделал, пожаловался по статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции и пристегнул к этой жалобе жалобу по статье 8. И даже, если бы он сделал наоборот, пожаловался на статью 8, а уже к ней пристегнул статью 1 Дополнительного протокола к Конвенции, то Европейский Суд ведь не должен быть идиотом, он ведь обязан знать, что является первоосновой.
   3.18. Но все 7 Судей Европейского Суда, судившие Султанова, - простые уголовники, притом самой низкой воровской иерархии, вот их перечень: Kosta, Barreto, Turmen, Butkevych, Ugrekhelidze, Kovler, Fura-Sandstrom. Ибо, они не нашли ничего умнее, как наложить всей семеркой ко мне на стол столько говна, что я уже задыхаюсь, копаясь в нем. Именно на это они и рассчитывали, думая, что никто не вынесет запаха. Вынесу, и всем представлю в препарированном виде, в форме котлеток. Только поймите, пожалуйста, следующее. Европейский Суд не мог начинать рассматривать дело Султанова с жалобы по статье 8, ибо явившийся к Султанову пристав имел все печати и подписи для выдворения Султана из его законной собственности. Так что, где начал бы рассматривать эту статью Страсбургский Суд, тут бы и должен остановиться, только взглянув на эти печати, и, естественно, на решение суда, значащееся в исполнительном листе. А потом сказать Султанову: "Вы жаловались на статью 8, но тут все в порядке, так что - прощайте". Но Султанов жаловался и на статью 1 Дополнительного протокола к Конвенции о лишении его собственности. И я это не устану повторять. Вот поэтому-то изверги и продолжили вопреки элементарной логике якобы рассматривать статью 8, хотя все аргументы, приводимые ими, имеют отношение только к статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции, и только к ней.
   3.19. "Выселение заявителя, в соответствии с решением...суда... и определением Верховного Суда... базировалось на Генеральном плане развития города, на общественной потребности в строительстве гостиничного комплекса, на непригодности дома заявителя для постоянного проживания, и при условии предоставления ему другого жилого помещения и компенсации убытков".
   3.19.1. Во-первых, "выселение" из своей собственности может "базироваться" исключительно на прекращении этого права собственности. Поэтому ни генеральный план, ни общественные потребности в гостиничном комплексе, ни непригодность дома, ни насильственное представление другого жилого помещения, ни даже насильственная компенсация убытков не могут быть причиной выселения до тех самых пор, пока дом Султанова принадлежит ему. Но он же и принадлежит Султанову на этот самый момент, когда Судьи Евросуда пишут эти строки, еще даже не приступив к рассмотрению изъятия у него собственности по статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции.
   3.19.2. Во-вторых, все эти причины, на которых у Судей "базируется" выселение, гипотетически могут быть, но пока не являются причинами изъятия собственности. Поэтому я и не устаю повторять, что первым делом (и Суд это тоже не перестает повторять в отношении западноевропейцев, но не русских) надо рассмотреть, есть ли в наличии закон, по которому собственность можно отобрать? Поэтому "выселение" Султанова в действительности не "базируется" на несколько раз перечисленном перечне, а "базируется" на решении двух инстанций российских судов. Но ведь европейские Судьи даже не ставят под сомнение эти решения судов, они эти решения воспринимают как богом данные.
   3.19.3. В-третьих, выселение Султанова из своей собственности (не временно, а - навсегда) не относится к статье 8 Конвенции, выселение относится "к праву Султанова беспрепятственно пользоваться своим имуществом", к "вмешательству в право собственности" (статья 1 Дополнительного протокола к Конвенции). Временное выселение, к примеру, на три дня может "базироваться" на чем угодно. Например, на время ожидания террористического акта спецслужбами. Или на предписании врачей санитарной службы. Или даже на каком-нибудь ином "генеральном плане", когда, например, что-нибудь взрывают на "гостиничном комплексе", строительство которого не мешает дому заявителя в принципе, но мешает только на период взрыва. Поэтому три дня можно пожить и в "другом жилом помещении", например, в гостинице. Что касается "компенсации убытков", то при временном выселении на три дня это можно понять как бесплатное питание. Примерно так можно понимать обращение к статье 8 Конвенции в данном случае. Поэтому "базировать выселение" из своей собственности навсегда на генеральном плане, причем, не изъяв собственности, - абсурд. Здесь я ставлю жирную точку.
   3.19.4. С этой жирной точки связь со статьей 8 Конвенции вообще прекращается, начинается прямое действие статьи 1 Дополнительного протокола к Конвенции. Но Европейский Суд этого не замечает. Я же сказал, что он пишет "мыльную оперу", а не юридически обоснованный документ. Невозможно не знать, что статья 8 имеет в виду либо спорадические, либо одноразовые вмешательства без покушения на право собственности. Тогда в этой части постановления Суда не должно быть места для "предоставления нового, постоянного жилого помещения". Но эти же то ли олухи, то ли преступники именно эти слова написали.
   3.20. "Суд отмечает, что предоставленное заявителю на условиях договора социального найма жилое помещение, не ухудшило его условия проживания..., рыночная цена его нового жилого помещения оценивается выше, чем изъятый у него дом. Суд также отмечает, что заявитель получил компенсацию за снесенный дом, размер которой не кажется явно непропорциональным. Суд полагает, что доводы, на которых вышеупомянутые решения суда основаны, были достаточно убедительны, и что национальные власти действовали в пределах рамок усмотрения, предоставленных им в таких вопросах".
   3.20.1. Во-первых, неуважаемые Судьи Европейского Суда, причем здесь вся эта фраза, если вы рассматриваете не право на уважение собственности, а право на уважение частной и семейной жизни, которое может быть применено в смысле "выселения" не навсегда, а на определенный срок? Причем без какого-либо лишения собственности.
   3.20.2. Во-вторых, Султанов не согласился с вашей "рыночной ценой", установленной властями в одностороннем порядке, вот как (словами Суда): "местные власти создали комиссию для оценки..., комиссия оценила..., и местные власти утвердили оценку комиссии". Это же - произвол в оценке. Но и не забудьте, причем здесь вообще цена дома? Коли власть переселила Султанова по статье 8, не вмешиваясь в его право собственности, а только временно ограничивая его право на уважение жилья, например, от предполагаемого покушения террористов, чтоб они случайно не пристрелили Султанова, стреляя во власть.
   3.20.3. В-третьих, вместо слова "кажется", учитывая предыдущую ссылку, справедливый суд мог бы спросить у Султанова: согласен ли он был на зависимую от властей оценку и независимую от него самого? Притом надо же учесть цену не только самого дома, но и цену земельного участка, на котором стоит дом. Ибо этим участком Султанов владеет по праву, закрепленному за его прадедом, и сам Европейский Суд настаивает, что в доме из-за его старости опасно жить. Причем этот престижный земельный участок находится в самом центре города и цена его намного больше цены самого дома. Поэтому выделенные два слова "достаточно убедительны" я представляю себе примерно как слова барона Мюнхаузена. Конечно, если не обращать внимания на подлость Судей.
   3.20.4. Поэтому я вынужден еще раз повторить: это не может относиться к статье 8 Конвенции, так как относится к статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции. Но на то и дана бессовестность Судьям Европейского Суда. И они без тени смущения заканчивают: "Суд заключает, что вмешательство в права заявителя, гарантированные Статьей 8 Конвенции было пропорциональным, оправданным и, в конечном счете, необходимым. Из этого следует, что эта жалоба явно не обоснована и должна быть отклонена в соответствии со Статьей 35 її 3 и 4 Конвенции". Ура! - Виват! Господи! Прости их грешных!
   3.21. Теперь я просто хочу напомнить, как этот "самый справедливый в мире" Европейский Суд закончил тем, с чего надо бы начинать, да только не так абсолютно преступно: "По статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции Суд находит, по тем же самым соображениям, что приведены выше относительно Статьи 8 Конвенции, что эта часть жалобы (Султанова) явно не обоснована и должна также быть отклонена". И опять, Ура! Виват! И... прости Господи, "несмышленых"!
   Естественно, если бы Европейский Суд задал себе всего единственный вопрос, о котором я уже сказал несколько раз: основано ли вмешательство в права собственности Султанова на федеральном законе? не нужно бы было тратить столько бумаги, чтобы гора родила мышь. Не потребовалась бы "мыльная опера" вместо адекватного разуму постановления. В Российской Конституции четко сказано, что обращаться в суд с целью изъятия собственности можно только для государственной нужды. Невозможно представить, чтобы государственную нужду мог единолично объявить любой "представитель власти", например полицейский, "местный глава" или даже составитель "генерального плана" в небольшом городке. Это может сделать только Правительство России в полном своем составе. Для остальных по Конституции РФ - единственный путь - консенсус с собственником.
   Надо полагать, в Европейском Суде никогда не читали Конституции России.
   Но суть настоящего раздела не только в этом. Суть в двойном стандарте: для Запада и для России.
   а) Для заявителей с демократического Запада Европейский Суд начинает исследовать нарушение статьи 1 Дополнительного протокола к Конвенции с вопроса: есть ли закон? Для России - с вопроса: как выдать за закон произвольное решение любого "представителя власти" типа придорожного милиционера.
   б) Вторым вопросом для демократического Запада является: как бы не ошибиться? Чтобы из очерченного Судом круга не выпали какие-нибудь признаки и элементы собственности, которые следует учесть при защите собственности в целом? Для России вторым вопросом стоит: как несомненную собственность выдать за "новое приобретение, не гарантированное Конвенцией"? Как изъятие собственности выдать за неимоверно выгодное заявителю "переселение"? Чтобы не защищать его.
   в) Третьим вопросом для заявителей с Запада стоит: как не дать в обиду многоликую бедность, не дать ее сожрать малочисленному племени предприимчивых богачей? Чтобы бедность не стала еще беднее. Для России третьим вопросом стоит: как найти возможность применить к бедным "прецедент Литгоу (Lithgow)"? Чтобы бедные стали еще беднее.
  
  

4. Европейский Суд - политический

   "Вывод Европейского Суда в пользу публичных властей и в ущерб лицу является, я полагаю, тревожным событием. Суд по правам чело­века, установив, что власти, находясь явно на противоположной стороне от "верховенства права", действовали "на основании закона", создал даже более серьезное нарушение признанной этической шкалы ценностей".
   Дж. Бонелло, Судья Европейского Суда от Мальты
  
   "Заявитель является цыганкой..."
   Европейский Суд

   Нельзя сказать, чтобы я был в восторге от цыган, впрочем, как и от евреев - по моим данным их ближайших родственников. Мне чукчи, татары и пр. - гораздо ближе по менталитету. Но это абсолютно не значит, что цыган и евреев надо судить строже, чем чукчей, татар и англичан за одни и те же дела. И я это говорю со всей искренностью. При этом надо всегда помнить, что цыгане - меньшинство, права которых должны защищаться с повышенной ответственностью по сравнению с титульной нацией. Именно поэтому я выбрал три дела, два - цыганские и одно - оленеводов саами, с тем, чтобы сравнить их с делами титульных наций и в целом, с западноевропейцами. И распространить это сравнение для Запада и Востока в целом, чтобы показать вам несомненно, что западные меньшинства уравниваются Европейским Судом с недостойными Европы россиянами. И обе эти, указанные "категории" граждан недостойны быть судимыми наравне с титульными западноевропейцами. Для "недочеловеков" (термин фашизма и нацизма) "русских", цыган и бедных лесных дикарей саами вполне допустим не закон, а полнейший произвол Европейского Суда.
   1. Дело Бакли (BUCKLEY) против Соединенного Королевства, Решение Суда от 25 сентября 1996. . Бакли, цыганка, в 1988 г. разместила свои фургоны на участке земли, принадлежащем ее сестре, для которого имелось разрешение властей размещать цыганские дома-фургоны до 1995 г. Бакли выкупила часть этой земли и в 1989 г. обратилась с просьбой о разрешении разместить фургоны на своем участке. Ей было в этом отказано, так как: а) имеется другое место; b) фургоны Бакли изменят сельский ландшафт и генеральный план застройки и с) дорога к участку не позволяет разъехаться двум автомобилям. Бакли опротестовала в министерстве это решение, и министр назначил инспектора для заключения по ее протесту. "Независимый" инспектор пришел к выводу, отметив заслонение фургона другими постройками, что он вдается в отрытый сельский ландшафт и дорога слишком узка, и, в общем, согласился с отказом в разрешении, так как это не соответствует генеральному плану, министр согласился, Бакли на него в суд не подала. Но власти на Бакли подали в суд и ее трижды оштрафовали. Затем был издан закон, по которому несанкционированная разбивка лагеря становилась уголовным преступлением. Бакли вновь попросила разрешения и ей вновь отказали, министр послал другого инспектора. Инспектор написал, что дорога к участку расширена цыганкой, она же высадила кустарник, и теперь ее фургон стал незаметным. Но все равно "нарушает открытый характер ландшафта", хотя на участке и "поддерживается чистота, он достаточно просторен и благоустроен". Но так как поблизости есть другой участок, на котором Бакли, оставаясь в том же районе, могла бы разместить фургоны, а ее дети - посещать местную школу - отказать. И плевать, что участок, на котором она настаивает - ее собственность. Министр утвердил. Тогда Бакли обратилась в суд с иском к министру и местные власти тут же нашли ей другой участок в семистах метрах, только "было известно, что на этом участке имели место акты насилия и вандализма". Так что Бакли "не отреагировала на это предложение", тем более что она - не миллионер, чтоб скупать все участки подряд. Бакли пожаловалась в Страсбург, что "ее семейной жизни наносят ущерб, препятствуя ей с семьей на собственной земле вести традиционный для цыган образ жизни в фургонах".
   Самый Справедливый в Мире Европейский Суд постановил следующее:
   1.1. Вначале он объявил, что "он обладает юрисдикцией для рассмотрения жалобы...", как будто он уже не рассматривал жалоб гомосексуалистов "титульной нации" по этой же самой статье 8. Как будто он не рассматривал и не удовлетворил жалобу Джиллоу против Соединен­ного Королевства в принципе аналогичного свойства, задав себе вопрос: является ли право собственности достаточным, чтобы создать жилище? И сам себе ответил, что семья Джиллоу, владевшая, но не проживавшая в своем доме в течение 19 лет, может, тем не менее, называть этот дом своим жилищем в смысле ст. 8. Такой вывод ос­новывался на том, что, несмотря на длительное отсутствие, заяви­тели всегда намеревались вернуться, и у них сохранялись непре­рывные достаточные связи со своей собственностью, в такой степе­ни, чтобы ее можно было рассматривать как их жилище. Только замечу, что если бы Джиллоу возили с собой свой дом как цыганка, оставляя пустовать свой земельный участок 19 лет, То аналогия была бы полной. И еще спрошу: как Судьи залезли в мозги к Джиллоу, чтоб 19 лет подряд знать, что они "всегда намеревались вернуться"? Но они же не цыгане, они же англосаксы.
   1.2. Затем, "учтя, что Бакли приобрела землю с целью поселиться на ней; жила на ней почти непрерывно с 1988 г. и не имела другого местожительства, данное дело касается нарушения ее права на неприкосновенность жилища". А вот "касается ли оно также ее права на уважение ее личной и семейной жизни"? то "нет необходимости его рассматривать". И я бы так подумал, если бы не факт, что на предложенном Бакли участке "имели место акты насилия и вандализма" и она не герцог Вестминстерский и даже не "чукча" Абрамович чтоб, семь раз не пересчитывая деньги в своем кошельке, купить 2000 участков под дома.
   1.3. Затем Суд, как бы забыв, когда (1989) и зачем Бакли покупала себе землю, хитроумно обошел более позднее требование закона "о строго целевом отводе земель", ибо закон "вошел в силу уже после того, как Бакли получила предписание о выселении" со своего участка. И у Суда вышло, что закон "о строго целевом отводе земель" вроде бы как обратной силы не имеет. Хотя дураку понятно, что этот закон всего лишь подтверждает очевидное: земля приобретается с заранее намечаемой целью. И цель Бакли была, чтоб жить на этой земле, Суд ведь сам об этом сказал несколькими строками выше. Поэтому ранее совершенная Бакли покупка земли автоматически подпадает под новый закон. Тогда, зачем же бодяга эта? Затем, чтоб выставить Бакли круглой дурочкой, вроде бы она покупала землю не для "строго целевого" использования под свое жилье, а чтоб чертополох там выращивать. И, если бы Суд не сделал этот хитрый финт, ему бы пришлось признать, что осуществлению "строгой цели" Бакли препятствуют британские власти. И самое главное, что отсюда бы воспоследовало, что не надо рассматривать равновесие между личными целями Бакли и общественными интересами. Но вы же сами знаете, что никто в Европе не хочет жить рядом с цыганами. Причем основания для этого - веские, но недоказуемые для абстрактного и абсолютного применения во всех случаях жизни наперед, в перспективу. Поэтому "абстракция" не должна иметь никакого значения для Суда, если в конкретном деле Бакли нет конкретных доказательств, что жить рядом с нею невозможно. Иначе это будет дискриминация по национальности, на что есть своя статья 14 в Конвенции.
   1.4. В представленных выше делах Султанова и Герасимовой Европейский Суд ведь тоже проигнорировал закон, чтобы начать бодягу насчет равновесия прав личности и общества. Только он там вначале лил свою бодягу, чтоб потом воскликнуть: нет, ни Султанову, ни Герасимовой. Здесь же Суд берет прямо быка за рога, а только потом уж начинает лить бодягу, задним числом оправдывая свой произвол. Вот как это у него вышло: "предпринятые меры (изгнание Бакли со своей собственности - мое) преследуют законную цель поддержания общественного порядка, экономического благосостояния страны, охраны здоровья и защиты прав и свобод других лиц". Чего же она, "цыганский враг английского народа" наделала? А вот чего:
   1.4.1. "Бакли была предоставлена возможность на месте показать участок независимому квалифицированному эксперту (инспектору), - и, следовательно, предусмотренная законодательством процедура предоставляла ей достаточные процессуальные гарантии для защиты ее прав, гарантированных ст. 8". И Европейский Суд не виноват, что "независимый квалифицированный эксперт (инспектор)" - отказал Бакли. Несмотря на "расширение ею дороги, высадку кустарника, поддержание чистоты и благоустройство" и даже что "теперь ее фургон стал незаметным". Почему же именно? А потому, что "незаметный" фургон "все равно нарушает открытый характер ландшафта". И еще потому, что "поблизости есть другой участок", на котором хотя и "имели место акты насилия и вандализма", но она же - цыганка, а не титульный англосакс. И Европейскому Суду нет дела до того, что государственный инспектор по самой своей сути не может быть в принципе "независимым экспертом", коль скоро речь идет о споре между государством и личностью. Именно поэтому несовместимые понятия эксперт и инспектор Европейский Суд стыдливо отождествил в скобочках. А Суду бы надо позвать действительно независимого эксперта, например, из Германии.
   1.4.2. "У Бакли была возможность прибегнуть к судебному контролю административных решений, но она отказалась от этого, следуя совету, что это бесперспективно". Во-первых, Европейский Суд и без Бакли знает, что это бесперспективно, так как я еще не закончил это Заключение и собираюсь привести подробности другого "цыганского" дела, где эта бесперспективность будет доказана самим Европейским Судом. Во-вторых, в точно таком же случае в Турции, только "громким" по сравнению со случаем Бакли, Европейский Суд прекрасно обошелся без подобной апелляции к "бесперспективному" турецкому суду. Так что пока бодяга Европейского Суда подтверждает, что она - бодяга. Только имейте в виду, пожалуйста, что я в пункте 1.3 уже доказал, что не надо рассматривать равновесие между личными целями Бакли и общественными интересами, коль скоро ее земля была предназначена конкретно для жилья. Ибо это сейчас нам потребуется.
   1.4.3. "Как инспектор, так и министр... учитывали, как желание Бакли остаться жить в фургонах на своей земле, так и общественный интерес, состоящий в соблюдении генерального плана застройки". Зря стараетесь, это уже не имеет значения. Но они продолжают стараться.
   1.4.4. "Хотя предложенный Бакли... альтернативный участок, не устраивал ее..., ст. 8 не предоставляет права выбирать место жительства на основе индивидуальных предпочтений, не учитывая общественных интересов". Это, с одной стороны - "в огороде - бузина, а в Киеве - дядька". С другой стороны, это одно и то же, что купившему путевку в Сочи предложить за двойные деньги отдохнуть в Магадане, так как "общественный интерес" сочинцев, продающих путевки, и магаданцев, у которых путевки вообще никто не покупает, тоже надо учитывать. Сочинцам и без отдыхающих тесно на узком пляже, а в Магадане "отдыхающему" можно предоставить 10 квадратных километров каждому.
   1.5. Я, наверное, остановлюсь. Так как Европейский Суд совсем уж начинает мелочиться. Типа "наложенные на Бакли штрафы были относительно небольшими", а то я начну вновь про герцога и Абрамовича, не дав Суду закончить сакраментальной фразы: "таким образом, ст. 8 не была нарушена", хотя вдогонку Суд еще раз оправдался, чувствовал, как кошка чье мясо съела. "Доводы властей... были существенными и достаточными для оправдания нарушения права Бакли на неприкосновенность ее жилища, а средства, использованные для того, чтобы добиться реализации указанных выше законных целей, нельзя рассматривать как несоразмерные этим целям". Другими словами, изгнание Бакли со своей собственности "преследовало законную цель поддержания общественного порядка, экономического благосостояния страны, охраны здоровья и защиты прав и свобод других лиц". Да, действительно Бакли - "цыганский враг английского народа". А Султанов с Герасимовой (см. выше и сравни), - просто враги народа, но им не привыкать.
   1.6. Наверное, Европейские Судьи чувствовали, примерно как кошки землетрясение, чем именно я закончу предыдущий пункт, поэтому приписали: "Боже упаси, никакой дискриминации!" Только у них это вышло - длиннее. "Принимая во внимание сказанное, очевидное отсутствие стремления использовать какие-либо санкции или причинить ущерб Бакли на том основании, что она пыталась вести традиционный образ жизни цыган, и национальную политику, направленную на то, чтобы дать цыганам возможность удовлетворять свои потребности, нет оснований соглашаться с Бакли, что она стала жертвой дискриминации. Таким образом, не было нарушения статьи 14, взятой совместно со статьей 8".
   Четырьмя годами ранее, в 1992 году, Европейский Суд отвечал сам себе на вопрос: образует ли жилище нежилая недвижимость (офис)? Согласитесь, эдак понятие "жилище", если надо, можно расширять до бесконечности и цыганский фургон займет в этом перечне первое место. В деле Нимитц против Германии Нимитц по профессии адвокат, в офисе которого был произведен обыск, в жалобе утверждал, что фактом проведения обыска было нарушено право на уважение его жилища и корреспонденции. Суд подытожил: "Если говорить в общем, то толкование слова "жилище" как охватывающего служебные помещения, более созвучно с предметом и целью статьи 8".
   Я вовсе не хочу отождествлять немецкого адвоката с цыганкой. Я хочу дать вам понять, что статья 8 настолько растяжимая, что исполняет функции лучше всякой резины. Поэтому из нее можно извлечь все, что хочешь, до диаметрально противоположного. И именно поэтому как в деле Бакли, так и в выше рассмотренных делах Султанова и Герасимовой Европейский Суд изначально игнорировал вопрос нарушения права на уважение собственности и выводил "не нарушение" права собственности из "не нарушения" статьи 8. В итоге Европейский Суд не может даже как следует прикинуться дураком.
   Что мешало Европейскому Суду начать рассмотрение дела Бакли с нарушения ее права собственности, даже если она к этому и не обращалась? Риторический этот вопрос я задал для перехода ко второму "цыганскому" делу против UK, в котором о нарушении права собственности прямо просят Судей Европейского Суда, но они все равно, с завидной настойчивостью и постоянством начинает рассматривать дело со статьи 8. Поэтому, когда дело начинают с этой статьи, заранее можно сказать, что изначально Судьи Европейского Суда решили отказать, а потом только подбирают соответствующие глупые слова.
   2. Дело Чепмен (Chapmen) против Соединенного Королевства (Жалоба 27238/95), разрешенное 18 января 2001 под председательством Вильдхабера Большой Палатой (Вильдхабер, Коста, Ридруэхо, Бонелло, Курис, Тюрмен, Тулькенс, Стражничка, Лоренсен, Фишбах, Буткевич, Касадеваль, Грев, Бака, Ботучарова, Угрехилидзе, Шиманн) и это очень важно, так как выше Большой Палаты ничего нет, и именно она характеризует Европейский Суд в целом несравненно лучше, чем его "тройки" и "семерки". Скользкое решение, которое хотят выдать за объективное, требует нескончаемой длинноты, чтоб не столько обосновать решение, сколько запутать его понимание. Поэтому я его очищу от шелухи и представлю вам как новорожденного, голеньким, вы уж сами сличайте, оно ведь опубликовано. Добавлю только, что против второй цыганки Великобритания собрала 6 человек, включая двух королевских адвокатов, цыганка же выставила четырех человек, включая одного королевского адвоката. Из этого вы должны понять, учитывая, что дело рассматривала Большая Палата, что это дело политическое, а не по защите прав человека. Политика же состояла в том, как везде и всегда водится, чтобы всякая мелочь пузатая не путалась под ногами и не качала власти свои права. Примерно как в России.
   Заявитель является цыганкой и этим все сказано, см. в пункт 1, так что я не буду повторяться о кочевом образе жизни, а перейду прямо к делу. Она была занесена в список для постоянного места на проживание, но этого места власти не предлагали, "выселяя" с помощью полиции как только она остановит свой фургон. Обучение детей постоянно прерыва­лось. В 1985 году заявитель купила земельный участок. Она утверждала, что должностное лицо Совета графства сказало ей, что если она купит участок земли, ей будет позволено на нем проживать. Власти Соединенного Королевства заявили, что нет никакого письмен­ного свидетельства дачи такого обещания. Россиянам такая практика словесных обещаний и последующих отказов на них должна быть знакомой. И вы вообще представляете себе, чтобы чиновник, у которого вы сидите не приеме, каждое свое обещание подкреплял бумажкой?
   Заявитель, живя на своей собственной земле, подала в 1986 г заявление о разрешении на землеустройство (вспомните, Е. Суд принимал постановление в 2001 году). Окружной совет отказал и направил предупреждение о выселении. Чепмен подала жалобу. Мне даже стыдно продолжать, см. выше, но придется, по возможности кратко: 1987 - инспектор - отклонение просьбы - утверждение министром, по­скольку участок находился в городском "зеленом поясе", отчего национальные и местные интересы землеустройства превалируют над цыганскими потребностями.
   Заявитель еще раз подала заявление, теперь о строительстве одноэтажного дома на участке. И опять заявление было отклонено. Я это для того упомянул, что просьба об "одноэтажном доме" выйдет боком Чепмен, хотя должно уравнять ее с прочими англосаксами. Далее Евросуд разводит такую бодягу, цитируя Хертфордширские бумаги, чтоб "труднее отгадать", что становится тошно до изнеможения. Главное в этой нескончаемой веренице слов то, что участок Чепмен находится в зоне городского "зеленого пояса", ландшафт этот настолько ценен, примерно как Елисейские поля в английской Тьмутаракани, что никакого цыганского духа не потерпит.
   Только прошу заметить, Европейский Суд цитирует длиннющую и никчемную бумагу, составленную властями, в которой каждое второе слово - "зеленый пояс". Как будто Суд не знает, что власти в конечном итоге, но ниже по тексту, сами же и аннулируют смысл этой бумаги, дескать "цыгане стремятся узаконить существующие поселения на их соб­ственной земле". А это, в свою очередь, "равносильно наложению на Соединенное Королевство" и всю остальную Европу "обязанности предоставить цыганам адекватное число мест" (я бы только заменил слово "предоставить" каким-либо иным, ибо и Бакли, и Чепмен "купили" землю). И самое страшное предположение, каковое Суд обязан пропустить мимо своих ушей именно как предположение): "Статья 8 Конвенции станет толковаться как налагающая на Европу далеко идущее позитивное обяза­тельство". Вы только задумайтесь. Если вам кто-то продаст, например, кусок хлеба... и прочитайте еще раз насчет "далеко идущего позитивного обязательства". Сообразили? Я доволен. Поэтому Суд втолковывает то, что ни под каким видом втолковывать не имеет права, ибо это - политика, а вовсе не правосудие. Притом политика грязная, дискриминирующая и заставляющая цыган покупать землю, которую заведомо запрещено использовать.
   И еще вы одного не знаете, особенно россияне, считающие большим урбанистическим шиком жить в "хрущобах". Все мигранты с Ближнего Востока, Африки и нашего родного СНГ, приехавший в Европу на заработки, теснятся в таких же многоэтажных "хрущобах" западного типа, которые поприличней наших. Только средний класс в Западной Европе уже давно живет в индивидуальных домах с цветастым палисадничком, лужайкой для гольфа и скульптурками из гипса по периметру. А цыгане со своей генетической любовью к свежему воздуху сделались для англосаксов в этом смысле ненужными конкурентами. Отсюда политика и призванный ее "решать" Европейский Суд, вместо правосудия. Однако продолжу.
   "Отец заявителя, которому 90 лет и который страдает от старческого слабоумия, в настоящее время проживает с ней, поскольку он нуждается в постоянном уходе, и ухаживать за ним больше некому. Он еженедельно ходит к врачу на уколы. Заявитель, которая находится в тяжелом состоя­нии после утраты своих сына и внука в 1993 году, страдает от депрессии и сердечных заболеваний. Ее муж лечится у врача и в больнице от артрита. Дети заявителя, ранее проживавшие на земельном участке, уехали от нее".
   И эту несчастную бабу, гоняли по всей Англии как гоняют бомжей на московских вокзалах, вынудили купить кусочек земли, но и с купленной земли прогнали. Так что я не буду переписывать на десятке страниц английские принципы землеустройства и "политику в отношении зон "зеленого пояса", где и вы бросаете консервные банки и бутылки. Они вас только отвлекут от понимания сути проблемы. А что цыганке Европейский Суд откажет по всем заявленным позициям вы, я думаю, уже догадались. Только добавлю несколько слов о "зеленом поясе", который фигурирует наподобие иконы, "бесценной" ценности. Если этот "пояс" таков, то национализируйте или муниципализируйте его и не продавайте первым встречным. А, если продали, то будьте добры уважать частную собственность, вы же сами написали это в Конвенции. Это же абсолютно то же самое как, если бы Абрамовичу продали вместе с "Челси" "Биг Бен", а потом запретили бы смотреть на его циферблат, даже издали.
   Далее следует столь же длинный закон "о местах остановок фургонов" 1968 года, не касающийся "путешествующих артистов", но написанный специально для цыган. Но я и его не буду цитировать, скажу только, что он посвящен слову "нельзя", и он не имеет ни малейшего отношения к проблеме права на защиту собственности, которую должен рассматривать Европейский Суд, но он все равно ее не будет рассматривать. А вот о "докладе Криппса" кое-что скажу.
   "К середине 70-х годов XX века стало ясно, что количество мест, которые должны быть выделены..., не­адекватно, что несанкционированное устройство лагерей вело к образо­ванию ряда социальных проблем. В феврале 1976 года правительство попросило Криппса провести исследование действия Закона 1968 года. Криппс установил, что примерно 40 000 цыган прожи­вают в Англии и Уэльсе. Он признал, что шесть с половиной лет спустя после вступления в силу Закона его положения действуют лишь в отношении одной четверти (10 000) цыганских семей, у которых нет своего места про­живания. Три четверти из них (7500) все еще не имеют возможности найти законное жилище... Лишь когда они переезжают по дорогам, то остаются в рамках закона: как только они останавливаются на ночь, у них нет иной альтерна­тивы, кроме как нарушить закон" (выделено мной).
   Затем для того, чтобы "Доклад Криппса" не мозолил глаза, на его основе начали писать циркуляры 28/77, 57/78, вылившиеся в конечном счете в закон "об уголовной юстиции и охране общественного порядка" 1994 года, главной особенностью которого стало то, что цыган можно было выселять из любого места, включая их собственную землю, если местные власти не дадут на ней жить по причине охраны "зеленого пояса". Потом последовали новые циркуляры, 1/94, 18/94. Главное в одном: вызывается государственный инспектор под видом "независимого эксперта" и - см. выше. Добавлю только статистики: "до 1992 года из 624 заявлений успешно поданных оказалось 35 процентов, но с тех пор снизились". "К 2000 году из 13134 цыганских фургонов уже 299 фургонов располагались на землях самих цыган". С этим, я думаю, надо было кончать. Одной Бакли было мало. Вернее, она стала забываться. Надо было освежить цыганам память. Европейский Суд - "шестерка"!
   А тут еще грянула "Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств" Совета Европы. А какие еще там "меньшинства", которые брезгуют западноевропейскими коммуналками? Европейский Суд добросовестно переписал эту "Рамочную конвенцию" в свое постановление, противопоставил ей самого себя и фактически отменил ее своим постановлением. Неужто это правосудие? Неужто это не политика?
   Но цыгане наступали по всему западноевропейскому фронту. Появились "Рекомендация 1203 (1993) Парламентской Ассамблеи по вопросу цыган", из которых следовало, что "гарантии равенства прав, равенства возможностей, равного обращения и меры по улучшению положения цыган сделают возможным возрождение цы­ганского языка и культуры, таким образом, обогащая культурное разнообра­зие Европы". В 1998 году Европейская Комиссия по борьбе с расизмом и нетер­пимостью приняла Рекомендацию N 3 об общей политике -- Борьба с расизмом и нетерпимостью в отношении цыган. Рекомендация включала в частности правила, касающиеся проживания и землеустройства в городах, разрешались таким образом, чтобы не препятствовать образу жизни этих лиц". Далее следуют Европейский Союз, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).
   Вильдхабер всю эту кучу обязательных для правительств Европы международных постановлений аккуратно, слово в слово переписывает в постановление Большой Палаты Европейского Суда, чтоб все они соседствовали с бедной, измученной и больной цыганкой, осмелившейся купить кусок земли для постройки себе домика. Чтоб крикнуть ей на всю Европу: Стоп, цыганское отродье! Назад!! Живьем закопаю!!! А твои международные бумаги - в печку! Ишь, разбаловались тут всякие Правозащитники! Все аннулирую!!". И, если это все-таки не политика, а именно правосудие, то, как хотите, так и думайте.
   "Стоп, - думаю уже я сам себе, - а, на хрена все это нужно?" Ведь больная английская цыганка, с больным мужем и еще более больным отцом на шее, дети испарились, внук погиб, а она как лев борется с Вильдхабером, наняла кучу королевских адвокатов, а Англия наняла еще больше против нее. Да хватило бы одной "Тройки", чтоб отшить эту старую дуру как меня, тоже старого дурака. В чем проблема-то? Вон, из России каждый год поступает к Вильдхаберу по 30 тысяч заявлений, от которых волосы - дыбом, а в ответ что? Бумажка в пол-листика: отказать и не смейте больше напоминать, что вы существуете!
   Вот я и решил, что цыганка даже и не знает, что она "подала" в Европейский Суд, за нее подали и бодаются как "теленок с дубом". И именно для этого Вильдхабер переписал в свое постановление все общеевропейские бумаги, чтоб дезавуировать их одним махом. И вы же уже, надеюсь, прочитали хоть треть, из того, что я написал по своему делу, там же сплошной ужас и шесть "внутренних" судов по одному и тому же основанию, между теми же сторонами и о том же предмете. А в самой жалобе в Евросуд 1200 страниц и нет такой статьи в Конвенции, которая бы была не нарушена. И что? - Бумажка в полстраницы. А тут Вильдхабер выхватил из рук "Тройки" "цыганку" и прямиком в Большую Палату, минуя "Малую" ("Семерку"), и пишет, пишет, пишет, все бумаги европейские переписал к себе в тетрадку. Зачем бы это при таком-то среднем отношении? - Так политика же, а не правосудие. Недаром Вильдхабер только и делает, что "встречается с главами государств и национальных судов по их просьбе". Сам ведь сказал корреспонденту, за язык не тянули.
   Хотел подробно проанализировать и это постановление Суда, вот смеху бы было, только зачем? Ведь второй раз придется описывать то же самое, что случилось с Бакли. Притом по тем же самым причинам рассмотрения дел задом наперед, и с одинаковым финалом. Поэтому сокращу-ка я раз в десять, и скажу только самое главное. "Европейская Комиссия 18 голосами против 9 установила, что отсутствует нарушение статьи 8", главное здесь 18 : 9, так как не просто врать. "Европейский Суд счел, что хотя он формально не обязан следовать своим предыдущим решениям, но будет...", это о том, что надо "продублировать Бакли". Затем следует длиннющая бодяга, чтоб доказать недоказуемое про "зеленый пояс", который святее папы римского и столь же легко преодолевается деньгами, а не законами.
   Затем идет восклицание как в цирке - "Оп", что действие GB-властей "представляют собой вмешательство в право на уважение частной, семейной жизни и неприкосновенность жилища по смыслу пункта 1 Статьи 8 Конвенции", ибо избежать этих слов абсолютно нельзя.
   А затем наводится тень на плетень абсолютно ненужными рассуждениями, так как не рассматривается защита собственности: "Было ли вмешательство (в право охраны жилища вместо права охраны собственности) произведено на основании закона?" - Естественно, было. "Преследовало ли вмешательство законную цель?" Безусловно, - только законную и никакую иную. Только "закон" фигурирует в виде государственных "инспекторов", временно переквалифицированных государством в "независимых экспертов".
   "Было ли вмешательство "необходимо в демократическом обществе"? - Конечно, "в частности, когда цыгане теперь стремятся узаконить существующие поселения на их соб­ственной земле" и стремятся к тому, что "место их житель­ства имеет больший вес, чем общие интересы". При этом по сравнению с делом Бакли, в котором просто указано, что не требуется вникать в решение властей о качестве экспертизы охраны "зеленого пояса", достаточно того, что она выполнена по законной процедуре, в этом деле нагорожено столько слов, что забыто главное.
   Если Суд доверяет экспертизе чиновника, то почему у цыган такие трудности с получением как общественных мест, так и собственных, это ведь связано с чиновничеством? Значит, с чиновничьей экспертизой что-то не так? Значит, чиновничество (государство) заодно с деревенским общественным мнением по поводу пресловутого "зеленого пояса"? Двое против одной цыганки? Но у Суда есть возможность самому назначить независимую экспертизу, например, из Швеции. Но вместо этого Суд переписывает от корки до корки заключение двух составляющих одной стороны, связанных общим интересом, против одной цыганки. Где же справедливость? Потому я и не переписал сюда всю эту бодягу.
   Потом - о широких и узких "рамках усмотрения" на нескольких страницах, главный смысл которых в том, что как бы цыгане не поломали статью 14 Конвенции ("повлечет серьезные проблемы"), если цыганам разрешить "устанавливать свои фургоны", где им вздумается. Ибо тогда, дескать, "нецыгане" здорово пострадают. Как будто "нецыгане" живут в фургонах. И как будто сам Европейский Суд уже не "поломал" статью 14 Конвенции в отношении цыган по сравнению с нецыганами. Ведь нет ни одного дела в Европейском Суде от "титульной" нации о том, что им запрещают строить дом на своей земле и вообще выгоняют со своей земли, а от "цыган это дело уже - пятое, и еще больше ожидают своего разрешения" (см. ниже).
   Затем Европейский Суд, уже слегка свихнувшись, написал: "Важно напомнить, что Статья 8 Конвенции не содержит форму­лировки права на обеспечение жилищем", как будто этого никто не знал ранее. Уж куда важнее! Примерно так же, как важно знать, "что черного щенка не отмоешь добела". Куда важнее знать, что затерялось как бы между строк: "было бы уместно предоставить широкие пре­делы усмотрения национальным властям". Вот это и следовало доказать, перечеркнув все общеевропейские бумаги, столь тщательно переписанные в решение "вильдхаберова суда".
   Запрятав только что упомянутую фразу, примерно как иголку в стог сена, Европейский Суд продолжил наваливать в уже склоняющийся набок стог сена навильник за навильником. Самым, пожалуй, значимым было: "...заявитель в действительности не хотела более вести кочевой образ жизни. Она проживала на своем земельном участке с 1986 по 1990 год, а также с 1992 года по настоящее время. Таким образом, данное дело как таковое не касается ведения традиционного кочевого образа жизни цыган".
   Помните, что цыганка хотела построить домик вместо фургона? А я сказал, что ей еще отольется это пожелание? Видите, отлилось. Только это одно и то же, что приковать дикого медведя к столбу и сказать: глядите, он в лес не хочет! Ибо, "инспекторы - высококвалифи­цированные и независимые" и цыганский фургон "сильно изменит тихий деревенский характер земель­ного участка, который находился в зоне зеленого пояса и зоне высокой ландшафтной ценности". И это так же смешно как намерение цыганки спилить голубые ели у кремлевской стены или вспахать бульдозером Елисейские поля.
   Наконец, анекдотическая альтернатива "стрижено - брито" все же закончилась потоплением жены, точнее, цыганки, которой и без Европейского Суда жилось несладко: "Таким образом, нарушение Статьи 8 Конвенции отсутствует".
   И Европейский Суд плавно перешел к нарушению Конвенции по охране права собственности. О, этот "анализ" занял места раз в триста меньше по сравнению с анализом статьи 8: "По тем же основаниям, приведенным относительно Статьи 8 Кон­венции, Европейский Суд признал, что вмешательство в право заявителя на беспрепятственное пользование ее имуществом было соразмерным, и спра­ведливый баланс был соблюден в соответствии со Статьей 1 Протокола N 1 к Конвенции. Следовательно, нарушение данного положения отсутствует".
   Меня здорово подмывает самым подробным образом вновь процитировать многочисленные постановления Европейского Суда. По действительной защите собственности разных "титульных" заявителей по всей Европе, остановившись, в особенности, на почти высасывании из собственного пальца "обид" этого же права, например как в деле Спорронг и Лоннрот и куче других дел, греческих, румынских и турецких. Но я же уже указал на них в начале этого Послесловия. Да и затягивать его уже стыдно.
   Предполагаемое же нарушение статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) я вообще опускаю. Во-первых, потому, что статья 6, по мнению Европейского Суда, не нарушена, во-вторых, потому, что как же об этом может судить Суд, походя Конвенцию нарушающий? Но резюме приведу: "Таким образом, в настоящем деле нарушение пункта 1 Статьи 6 Конвенции отсутствует". Цыганку же судили, еще раз повторю, "высококвалифи­цированные и независимые инспекторы".
   Что касается нарушения статьи 14 (запрет дискриминации), то тут еще проще. Вы же еще не забыли, наверное, что цыгане сами собрались дискриминировать англосаксов. А, если забыли, загляните через несколько абзацев вверх - увидите. Там еще в скобочках стоит: "повлечет серьезные проблемы". Поэтому нет ничего удивительного: "Таким образом, в настоящем деле нарушение Статьи 14 Конвен­ции отсутствует".

Итоги голосования:

   - 10 против 7, что нарушение Статьи 8 Конвенции отсутствует;
   - единогласно, что нарушение Статьи 1 Протокола N 1 (Дополнительного протокола) к Конвенции (защита собственности) отсутствует;
   - единогласно, что нарушение Статьи 6 Конвенции (справедливое судебное разбирательство) от­сутствует;
   - единогласно, что нарушение Статьи 14 Конвенции (запрет дискриминации) от­сутствует.
  
   Теперь мне надо сказать несколько слов, помня, что я уже рассматривал древнееврейский судебный регламент и, особенно, правило голосования, согласно которому, если голосование единогласное, то суд недействителен, так как сли вдруг обвинительный приговор выносился единогласно, то это считалось действием толпы и обвиняемого следовало освободить".
   Никто не был и не должен быть при голосовании. Тем не менее, нам важно знать, почему подозрительная единогласность по трем вопросам соседствует со слишком подозрительным разнобоем (с разницей в три голоса) - по четвертому? Придется вспомнить несколько моментов.
   Во-первых, защита цыганки, обратилась к Суду по защите права, как на уважение частной и семейной жизни, так и на уважение собственности. И вдруг на Суде заявила, что если вопрос по защите права на уважение частной и семейной жизни будет решен положительно, то нет нужды рассматривать вопрос по защите собственности. Это противоестественно и может быть оправдано только тем, что имелись какие-то контакты Суда с защитой потерпевшей. Ибо никогда поймавший за руку вора в своем кармане, не отсчитает половину денег и не скажет: возьми, мне не надо.
   Во-вторых, отказ по праву на уважение собственности позволил клеркам Суда готовить "болванку" Постановления исключительно в отношении права на уважение частной и семейной жизни (статье 8). И вы сами это видели.
   В-третьих, я уже несколько раз обосновал, что рассматривать дела по статье 8 по сравнению с правом собственности (статья 1) предпочтительнее, если есть потребность запутать дело и в этих дебрях (как Иван Сусанин) отказать двум цыганкам, Султанову и Герасимовой. Так как по статье 1 это сделать почти невозможно, прямо не нарушая Конвенцию.
   В-четвертых, из Особого мнения Судей, которые я представлю ниже, следует, что Судьи постоянно ссылаются на параграфы уже готового Постановления, то есть это Постановление уже было в практически готовом виде еще до начала голосования, и посвящено оно на 99 процентов статье 8. Что еще больше "оправдывает" упомянутое обращение к Суду "глупых" или обманутых адвокатов цыганки.
   В-пятых, из предыдущего видна большая подготовительная работа Председателя Суда, не относящаяся к его обязанностям "организатора судебного процесса", он его должен организовывать не по существу решения Суда, а всего лишь по техническому удобству осуществления. Чтоб, например, бумага была на столах, и переводчики сидели на своих местах. Но из уже упомянутого следует, что Председатель был озабочен не только о карандашах. Кстати, вы помните о правиле древнееврейского суда насчет полукруга, "чтобы ни один судья не имел преимуществ в месте расположения, и самый новый член суда допрашивал свидетеля первым, чтобы старейшие не могли его сбить столку своими мнениями". А мы что видим?
   В-шестых, я могу себе представить следующее. Представим, что голосование идет по порядку так, как это обозначено пунктами: по статье 8, по статье 1, статьям 6 и 14. По первому голосованию голоса разделились практически поровну, а по всем остальным голосованиям - завидное единогласие, по которому "суд надо отменить, а преступника отпустить на свободу". Нелогично ведь? Гораздо логичнее предположить, что кто-то предлжил: давайте голосовать в обратном порядке, а когда вернемся к первому пункту, тут все наши разногласия и получат свое консолидированное разрешение. Тем более что нам ведь не цыганку надо спасать, а - создать прецедент. Поэтому в принципе безразлично, будут все четыре нарушения Конвенции фигурировать, или всего одно. Только и в этом гипотетическом предложении - хитрость. Главное же в том, чтобы с порога единогласно отвергнуть нарушение права собственности и ломать дрова по "легко разворачиваемой" в любую сторону статье 8. Иначе нельзя объяснить именно такое голосование, какое нам представил Европейский Суд.
   В-седьмых, - самое главное. Случился какой-то толчок, направивший примерно 3-5 голосов, а может и больше, в другую (от подразумеваемой всеми) сторону. Толчков без толкателя не бывает. И - общая обескураженность по 8 статье: легче представить, что больную, бездомную, обремененную больными отцом и мужем, цыганку решили ни за что расстрелять.
   И около половины Большой Палаты слегка одурела. Примерно как, придя во Дворец Правосудия, вдруг одновременно не обнаружила кошельков в кармане. Ведь не всегда же судьи в меньшинстве пишут свои особые мнения, особенно групповые, и в придачу - частные. И это притом еще, что по остальным трем вопросам - не столько полнейшее, сколько сумасбродное единогласие. Вообще-то эта штука называется административный ресурс, по части которого, как следует из Введения к роману, Л. Вильдхабер - большой мастак.
   Теперь я предложу вашему вниманию два особых мнения, групповое и частное, без купюр. Только, прошу вас, обратите внимание на два момента, на обескураженность и на большое старание, хотя это плохо удается, обойти вопрос защиты собственности, проголосованной единогласно. Остальное я добавлю позже.
  

Совместное особое мнение

судей А. Пастора Ридруехо, Дж. Бонелло, Ф. Тюлькенс, В.Стражнички,

П. Лоренсена, М. Фишбаха и И. Касадеваля

   1. Мы сожалеем, но не можем разделить мнение большинства, что в на­стоящем деле отсутствовало нарушение Статьи 8 Конвенции. Данное дело является одним из пяти, рассмотренных Европейским Судом и касающихся проблем, с которыми сталкиваются цыгане в Соединенном Королевстве. Еще большее число ожидает своего рассмотрения. Все дела раскрывают труд­ности и давление, оказываемое на уязвимую группу общества. Хотя жалобы на землеустройство и принудительные меры, предпринимаемые в отноше­нии цыганских семей, которые занимали свою собственную землю без раз­решения на землеустройство, имели прецеденты в деле "Бакли против Со­единенного Королевства", в котором сделан вывод об отсутствии нару­шений, мы считаем, что это не обязывает Европейский Суд, первостепенной задачей которого является эффективное претворение в жизнь Конвенцион­ной системы защиты прав человека. Мы должны уделить внимание изучению изменения условий в Договаривающихся Государствах и признать возникаю­щий консенсус в Европе относительно стандартов, которые должны соблюдаться. Мы хотели бы отметить, что дело "Бакли против Соединенного Ко­ролевства" было рассмотрено Палатой Европейского Суда четыре года назад, до реформ, проведенных в соответствии с Протоколом N 11 к Конвенции. Вывод об отсутствии нарушения был признан шестью голосами против трех. Европейский Суд в настоящем составе, заседая Большой Палатой из сем­надцати судей, обязан пересмотреть подход, принятый в деле "Бакли против Соединенного Королевства", в свете настоящих условий и доводов, пред­ставленных сторонами, и при необходимости адаптировать этот подход, чтобы придать практическое значение правам, гарантируемым Конвенцией.
   2. Мы согласны с большинством относительно объема прав по Ста­тье 8 Конвенции, который затронут в настоящем деле (см. її 73--74 По­становления). Традиционный образ жизни, посредством которого заяви­тель осуществляла свое право на неприкосновенность жилища, а также на уважение ее личной и семейной жизни, влечет защиту согласно дан­ному положению. Мы также согласны с большинством, что имело место вмешательство в пользование заявителем этими правами по Статье 8 Кон­венции. Однако мы хотели бы напомнить, что хотя важнейшей целью Статьи 8 Конвенции является защита лица от произвольных действий публичных властей, при определенных условиях могут существовать по­зитивные обязательства, неотъемлемые от эффективного "уважения лич­ной и семейной жизни и жилища". Граница между позитивными и нега­тивными обязательствами государства не подлежит сама по себе точному определению, и, действительно, в отдельных делах, таких, как настоящее, эти обязательства могут совпадать. Тем не менее применимые принципы остаются теми же самыми. В обоих случаях следует принимать во внима­ние соблюдение справедливого баланса между расходящимися интереса­ми лица и общества в целом; и в обоих случаях государство пользуется определенными пределами усмотрения (см., среди прочих прецедентов, Постановление Европейского Суда по делу "Кроон и другие против Ни­дерландов" (Kroon and Others v. Netherlands) от 27 октября 1994 г., Series А, N 297-С, р. 56, ї 31; Решение Европейского Суда по делу "Мардзари против Италии" (Marzari v. Italy) от 4 мая 1999 г., жалоба N 36448/97). Хотя, таким образом, не имеет смысла рассматривать влияние мер, пред­принятых в отношении заявителя по смыслу пункта 2 Статьи 8 Конвен­ции, мы считаем, такое рассмотрение должно учитывать, что позитивные обязательства могут возникнуть и что власти могут путем бездействия не соблюсти баланс между интересами лица цыганской национальности и общества.
   3. Наше принципиальное расхождение с позицией большинства лежит в его выводе о том, что вмешательство было "необходимо в демократическом обществе". Мы допускаем, что рассмотрение вопроса о целях землеустрой­ства при конкретном использовании земельного участка -- не совсем та задача, разрешать которую призван Европейский Суд (см. ї 92 Постановле­ния). Если вопрос касается землеустройства в сельской местности или гра­достроительства, что ранее Европейский Суд уже отмечал, это относится к осуществлению дискреционного разрешения при осуществлении политики, принятой в интересах общества (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Бакли против Соединенного Королевства", р. 1292, ї 75, и упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда по делу "Брайан против Соединенного Королевства", ї 47). Нашей задачей, действительно, не является подмена нашим собственным мнением того, что было бы наилучшей политикой в сфере землеустройства или наиболее надлежащими индивидуальными мерами в делах о землеустройстве, которые включают в себя множество факторов.
   В деле "Бакли против Соединенного Королевства" (см. упоминавшееся выше Постановление Европейского Суда, р. 1292, ї 75) было указано, что, в принципе, национальные власти по вышеуказанным причинам пользуются широкими пределами усмотрения при выборе и исполнении политики зем­леустройства. Однако, по нашему мнению, это утверждение не может авто­матически применяться к каждому делу, касающемуся сферы землеустрой­ства. Конвенция всегда должна толковаться и применяться в свете последних обстоятельств (см. Постановление Европейского Суда по делу "Косей против Соединенного Королевства" (Cossey v. United Kingdom) от 27 сентяб­ря 1990 г., Series A, N 184, р. 17, ї 42). Существует консенсус среди госу­дарств -- членов Совета Европы, признающий особые потребности нацио­нальных меньшинств и обязательство по защите их безопасности, самооп­ределения и образа жизни (см. її 55--67 Постановления, в частности, Ра­мочную конвенцию о защите национальных меньшинств) в целях защиты не только самих интересов национальных меньшинств, но и культурного разнообразия всего общества. Подобного рода консенсус включает в себя признание того, что защита прав национальных меньшинств, таких, как цыгане, требует, чтобы Договаривающиеся Государства не только воздержа­лись от осуществления политики или практики, которая бы дискриминиро­вала цыган, но и при необходимости предпринимали эффективные меры, улучшающие их положение с помощью, например, законодательства или специальных программ. Таким образом, мы не можем согласиться с мнением большинства, что этот консенсус недостаточно конкретен, или с выводом, согласно которому сложность противоборствующих интересов сводит роль Европейского Суда к строго надзорной (см. її 93--94 Постановления). По нашему мнению, это не отражает прямо признанную необходимость в защите эффективного использования цыганами своих прав и сохраняет их уязви­мость как национального меньшинства, потребности и ценности которого отличаются от потребностей и ценностей всего остального общества. Влия­ние землеустройства и принудительных мер на пользование цыганами пра­вом на уважение их жилища, частной и семейной жизни, таким образом, распространяется на вопросы окружающей среды. Принимая во внимание потенциальную сложность вмешательства, которое запрещает цыганам вести их образ жизни в конкретной местности, мы считаем, что если органы зем­леустройства не установили, что у цыган имеется иное законное место, куда, можно было бы разумно ожидать, они переедут, должны существовать бес­спорные причины для принятия подобных мер, как в настоящем деле.
   4. В настоящем деле важность рассматриваемого вопроса для заявителя, несомненно, ясна. Заявитель и ее семья долгие годы вели кочевой образ жизни, останавливаясь на временных и неразрешенных местах, и при этом их постоянно выселяли полиция и местные власти. В целях сохранения здоровья семьи и получения детьми образования заявитель предприняла усилия по покупке земли, на которой она могла бы безопасно разместить свои фургоны. Однако ей было отказано в разрешении на землеустройство, и от нее потребовали покинуть участок. Заявителя дважды штрафовали, и она уехала со своего участка. Однако вернулась, поскольку ее семья посто­янно переселялась с места на место. Она с семьей оставались на своей земле, подвергаясь угрозам применения дальнейших принудительных мер. Заяви­тель находилась в уязвимом и незащищенном положении. Как мы полагаем, в ходе процедур по землеустройству было установлено, что нет таких мест, куда заявитель могла бы переехать, ни в округе, ни во всем графстве. Власти Соединенного Королевства указывали на участки в других местах графства и утверждали, что заявитель могла поискать участок за пределами графства. Однако совершенно ясно, что, несмотря на статис­тику, на которую ссылались власти Соединенного Королевства (см. ї 53 Постановления), тем не менее имеется значительная нехватка официальных законных мест, доступных для цыган, во всем округе, и нельзя принимать как абсолютно верное, что свободные участки существовали и были доступ­ны где-либо еще. Также совершенно ясно, что законодательство и политика по землеустройству, которые были приняты на протяжении последних 50 лет, существенно сократили количество земель, на которых цыгане могут законно размещать свои фургоны, ведя кочевой образ жизни. Согласно само­му новому законодательству, Закону об уголовной юстиции и охране обще­ственного порядка 1994 года, незаконные поселенцы -- лица, которые раз­мещают свои фургоны на шоссе, на занятых без разрешения владельцев землях или на любой иной незанятой земле, -- совершают преступление, если они не выполняют предписания покинуть эти земли.
   Власти Соединенного Королевства отметили, что заявление заявителя о предоставлении ей разрешения на землеустройство для строительства одно­этажного домика должно приниматься во внимание как проявление того, что ее потребности в жилье -- не настолько важный вопрос. Мы не убеждены в приемлемости такого довода. Заявитель подала заявление на строительство одноэтажного домика после того, как ее заявление о размещении фургонов было оставлено без удовлетворения и когда она столкнулась с грозящим ей выселением с ее земли. Тот факт, что она проявила желание поселиться на земле на долгое время, не приуменьшает тяжесть вмешательства. Давление, оказываемое на исторически кочевой образ жизни цыган законодательством с 1960 года и до сих пор, заставило многих цыган принять решение найти безопасные долговременные места для размещения своих фургонов на своей собственной земле, сохраняя возможность сезонно, время от времени пере­езжать. Действительно, можно отметить, что официальная политика не­сколько десятилетий поощряла поиск и приобретение цыганами их собст­венных, частных земельных участков (см. її 38-40 и 46 Постановления).
   Однако заявитель, принимая подобный образ жизни для семьи, не получила разрешения на землеустройство для размещения фургонов на своей земле. Более того, данный земельный участок находился в зоне "зеленого пояса". Инспекторы, которые проводили расследование по по­воду землеустройства, установили: несмотря на то, что участок был вы­чищен, улучшен и экранизирован, его занятие значительно ухудшает тихий характер сельской местности, который зона "зеленого пояса" долж­на защищать от ухудшения. Данный вывод для нас не вызвал споров.
   Далее, власти Соединенного Королевства придали особое значение га­рантиям, предоставленным при процедурах землеустройства, подчеркнув, что интересы заявителя были надлежащим образом справедливо учтены ин­спекторами при вынесении ими решений, согласно которым интересы ох­раны окружающей среды перевешивают интересы заявителя. Мы отмечаем, однако, что инспекторы по землеустройству вынесли свои решения, прини­мая во внимание применимые законы и инструкции по землеустройству. Это показывает, что имела место общая презумпция недопущения несоответст­вующих изменений в зоне "зеленого пояса", что места проживания цыган не рассматриваются как надлежащие изменения в зоне "зеленого пояса" и что требуются особые обстоятельства для оправдания такого ненадлежащего изменения. Учитывая тот факт, что в настоящем деле были признаны недо­ступность заявителю иных мест для размещения ее фургонов и проведение ею работы по очистке и экранизированию участка, мы считаем, бремя до­казывания наличия особых обстоятельств, возложенное на заявителя, явля­ется чрезмерно тяжелым, если не неподъемным. Соответственно, мы не убеждены, что рамки землеустройства могли дать большее, чем ограниченное или символическое значение интересов заявителя, общественным интересам при сохранении культурного разнообразия посредством защиты традицион­ного этнического образа жизни.
   Таким образом, мы сравнили тяжесть вмешательства в права заявителя с доводами о защите окружающей среды, которые были выдвинуты против занятия земельного участка. Хотя последние не слишком важны, они, по нашему мнению, носят такой характер или выражены до такой степени, что могут раскрывать "довлеющие социальные потребности" при сравнении с тем, что имело значение для заявителя. В процедурах землеустройства ничто не указывало на то, что существовали места, куда бы можно было разумно ожидать, заявитель переместит свои фургоны. Местные власти нарушили свою обязанность создать адекватные условия для цыган в данной местности в 1985 году и были обязаны соблюсти распоряжение министра природных ресурсов выполнить свою законную обязанность, и с тех пор не наблюдается никаких конкретных улучшений ситуации. В данных обстоятельствах мы приходим к выводу, что меры по землеустройству и принудительные меры превысили пределы усмотрения, предоставленные национальным властям, и были несоразмерными преследуемой законной цели защиты окружающей среды. Таким образом, они не могут рассматриваться как необходимые в демократическом обществе.
   5. Делая такой вывод, мы учитывали то, что, как предупреждали власти Соединенного Королевства, это может быть равносильно исключению цыган из механизма осуществления землеустройства и предоставлению им carte blanche для поселения везде, где они пожелают. Длительное ук­лонение местных властей от создания посредством инструкций по земле­устройству эффективных условий для цыган прослеживается на протяже­нии всей истории осуществления мер в отношении как общественных, так и частных мест проживания цыган (см. її 36-37, 46 и 49 Постанов­ления). На национальном уровне признаны сложности положения цыган в результате "терпимого отношения" к несанкционированным местам их остановок и их уязвимость, которую затрагивают местные власти при осуществлении своих "драконовских" исполнительных полномочий (см. її 47-48 Постановления). Это показывает, что власти уже хорошо осведомлены о том, что законодательные и политические рамки не удов­летворяют на практике потребности цыганского меньшинства и что эф­фективность политики оставления вопросов о создании условий для цыган на усмотрение местных властей ограничена (см. її 49-52 Поста­новления). Сложности проблемы упомянуты выше, и мы не можем пред­лагать какое-либо решение для Соединенного Королевства. Однако, по нашему мнению, несоразмерно предпринимать шаги по выселению цы­ганских семей из их домов на их собственной земле при обстоятельствах, когда не доказано наличие других законных мест, наверняка доступных для них (см., mutatis mutandis, упоминавшееся выше Постановление Ев­ропейского Суда по делу "Бакли против Соединенного Королевства", р. 281, ї 26 и р. 1294, ї 81, в котором предполагаемое наличие проблемы вандализма, имевшее место на разрешенной территории, расположенной в 700 метрах от земли заявителя, не было рассмотрено как представляющее собой особую угрозу здоровью и безопасности его семьи). Соответствен­но, именно власти должны предпринять такие меры, которые они сочтут соразмерными для обеспечения того, чтобы система землеустройства обеспечивала эффективное уважение жилища, частной и семейной жизни цыган, таких, как заявитель.
   6. Ссылка большинства на предполагаемую свободу цыган размещать свои фургоны на любых разрешенных участках (см. ї 97 Постановления) игнорирует реальность, что цыгане не приветствуются на частных участ­ках, которые в любом случае часто непомерно дорогие. Они не имеют возможности и использовать такие частные жилые участки для сезонного или временного проезда. Власти по землеустройству сами признают, что единственным практичным выбором для цыган являются общественные места или частные, которыми владеют цыгане. Вопрос о конкретных пред­почтениях относительно размещения или условий без реалистичного учета их собственных средств не зависит от цыган (см. ї 112 Постанов­ления). Выбор, им предоставленный, как в настоящем деле, крайне огра­ничен, если вообще существует.
   7. Мы также рассмотрели вопрос с учетом или обоснованностью ут­верждения, содержащегося в ї 99 Постановления, в том смысле, что Ста­тья 8 Конвенции не признает право на обеспечение жилищем. В данном деле заявитель имела дом в своем фургоне на своей земле, но ей препят­ствуют в нем проживать. Более того, в прецедентном праве Европейского Суда нет ничего о том, что право на обеспечение жильем полностью находится вне сферы применения Статьи 8 Конвенции. Европейский Суд признал, что могут существовать обстоятельства, когда отказ властей предпринять меры, разрешающие жилищные проблемы, мог поднять во­прос согласно Статье 8 Конвенции -- см., например упоминавшееся выше Решение Европейского Суда по делу "Мардзари против Италии", в кото­ром Европейский Суд установил, что отказ властей предоставить помощь в поиске жилища лицу, страдающему от тяжелой болезни, может при определенных обстоятельствах ставить вопрос влияния такого отказа на уважение частной жизни лица. Следовательно, обязательства государства возникают тогда, когда существует прямая непосредственная связь между мерами, обжалуемыми заявителем, и его частной жизнью (см. Постанов­ление Европейского Суда по делу "Ботта против Италии" (Botta v. Italy) от 24 февраля 1998 г., Reports 1998-I, р. 422, її 33--34).
   8. Наконец, мы не можем согласиться с мнением, выраженным боль­шинством, в соответствии с которым предоставление защиты цыганам со­гласно Статье 8 Конвенции в отношении незаконного проживания в фурго­нах на собственной земле поднимает вопрос по Статье 14 Конвенции о том, что законы о землеустройстве продолжают препятствовать лицам устанавли­вать дома на своих землях в той же местности (см. ї 95 Постановления). Такой подход игнорирует факт, ранее признанный большинством, что в настоящем деле образ жизни заявителя как цыганки расширяет сферу при­менения Статьи 8 Конвенции, которая совершенно не обязательно должна касаться дела лица, проживающего в обычном доме, и которая может под­лежать незначительным ограничениям. Ситуация вряд ли является анало­гичной. Напротив, может возникнуть дискриминация, если государства без объективного и обоснованного оправдания не обращаются по-разному с лицами, положение которых значительно различается (см. Постановление Европейского Суда по делу "Тлимменос против Греции" (Thlimmenos v. Greece), жалоба N 34369/97, ECHR 2000-IV, ї 44).
   9.В заключение мы хотели бы напомнить, что в настоящем деле от­сутствует необходимый вывод о нарушении, согласно которому цыгане могут свободно селиться на любых участках в стране. Если было доказано, что имеются иные места, доступные для них, значит баланс между инте­ресами защиты экологической ценности земли и интересами цыганской семьи, проживающей на ней, все более склоняется к первым. Законода­тельство и политика Соединенного Королевства в данной сфере давно признали цель обеспечения особых потребностей цыган. Бездомные имеют право согласно национальному законодательству на обеспечение их жилищем (см. ї 54 Постановления). Наше мнение, согласно которому Статья 8 Конвенции налагает позитивное обязательство на власти по обеспечению того, чтобы цыгане имели практичную и эффективную воз­можность пользоваться своим правом на уважение жилища и частной и семейной жизни в соответствии с их традиционным образом жизни, не является потрясающим новшеством.
   10. Мы приходим к выводу, что имело место нарушение Статьи 8 Конвенции.
   11. Мы голосовали за отсутствие нарушения Статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции, поскольку в свете наших твердых убеждений в том, что при обстоятельствах настоящего дела имело место нарушение Статьи 8 Конвен­ции, отдельный вопрос, который должен быть рассмотрен, не возникает.
  
   Во-первых, Вы сами видите из пункта 11 Совместного особого мнения, что, если бы голосование шло не задом наперед, то "особисты" голосовали бы за нарушение права собственности - тоже.
   Во-вторых, обескураженность видна? Хотя бы из пункта 11, а более тонкая из пунктов 9, 8, впрочем, я могу так все пункты перечислить.
   В-третьих, статья 8 столь путано представлена в самом Постановлении Суда, что несогласие "несогласных" становится вообще трудно понимаемым, если не сказать, что его совсем невозможно понять, так как почти не делается акцентов, на основании которых судьи не согласны.
   В-четвертых, невооруженным взглядом видно, что каждый из "несогласных" вставлял свои "пять копеек" в этот текст, одни чтоб сгладить несогласие, другие чтобы обострить, и в целом получился вполне понятным и определенным только пункт 10. Остальное представлено с такими перманентными шатаниями в оговорках (из стороны в сторону), что сразу видно, что их так скверно обманули, что назвать истинную причину нельзя (сговор и единогласие), а злость и разочарование все равно как-то проявить надо.
   В-пятых, в пункте 1 представлена интересная статистика: Данное дело является одним из пяти, рассмотренных Европейским Судом и касающихся проблем, с которыми сталкиваются цыгане в Соединенном Королевстве. Еще большее число ожидает своего рассмотрения (я упоминал об этом выше). Это прямо относится к дискриминации, уже - Европейским Судом. И тут я вновь должен напомнить о рассмотренных выше делах из России, и себя туда же включить, и вообще-то 99,9 процента отвергнутых Европейским Судом жалоб.
   В-шестых, предыдущий мой пункт еще более усиливается фразой из пункта 1 Особого мнения: "Вывод об отсутствии нарушения был признан шестью голосами против трех. Европейский Суд в настоящем составе, заседая Большой Палатой из сем­надцати судей, обязан пересмотреть подход, принятый в деле Бакли...". И здесь звучит, как обида, так и запоздалое сожаление.
   В-седьмых, косноязычие длиннющего пункта 3, еще более длинного и более косноязычного пункта 4 говорит лишь об одном, горьком сожалении, что "несогласные" Судьи не проголосовали за то, что право собственности нарушено. Ибо что такое "землеустройство"? Это право распоряжаться своей собственностью, землей, на которое надо получить "разрешение" от совершенно драконовских властей, притом это касается только цыган, так как сравнительных данных относительно "титульных" англосаксов нет. Но они же уже единогласно проголосовали, что право собственности не нарушено, именно отсюда косноязычие, когда вполне конкретное понятие статьи 1 Дополнительного протокола к Конвенции "владеть, пользоваться и распоряжаться" своей землей стыдливо начало называться "землеустройством". При этом, припомните, пожалуйста, как настойчиво, глупо и бездоказательно Суд в своем Постановлении старается констатировать недоказуемое: что "целевое выделение земли" по вполне конкретному закону цыганки и только цыганки не касается.
   А теперь приведу короткое конкретное и четкое Отдельное мнение Судьи Дж Бонелло. Он благодаря своему присоединению к Общему отдельному мнению (скорее просительному, чем юридическому) развязал себе руки относительно права собственности по статье 1 Дополнительного протокола к Конвенции и мог обрушить на Европейский Суд весь свой гнев. Один этот гнев знающего дело человека перечеркивает как суть Постановления Европейского Суда, так и прецедент этим Постановлением созданный.

Отдельное мнение

судьи Дж. Бонелло (Мальта)

   1. Я голосовал за признание наличия нарушения Статьи 8 Конвенции по причинам, изложенным в совместном особом мнении, которое я разделяю.
   2. Я согласен, хотя и с большим нежеланием, с мнением, с которым согласилось как большинство, так и меньшинство, о том, что меры, ко­торым подвергалась заявитель, были предприняты "на основании зако­на". Сложно избежать, я полагаю, такого вывода в свете прецедентного права Конвенции. Я предлагаю, чтобы Европейский Суд смотрел вне пределов этого мнения.
   3. Любые меры, которые препятствуют осуществлению основных прав, должны уважать принцип законности: ограничение должно налагаться в соответствии с законом. На мой взгляд, при правильном прочтении Ста­тьи 8 Конвенции в настоящем деле мог и, наверное, должен был бы быть сделан другой вывод.
   4. Власти явно находятся вне закона начиная с того времени, как заяви­тель взяла закон в свои руки. Статья 6 Закона о местах остановок фургонов 1968 года (до тех пор, пока он не был заменен Законом об уголовной юстиции и охране общественного порядка 1994 года -- см. ї 42 Постановления) на­кладывала законное обязательство на местные власти, "насколько это необ­ходимо обеспечивать жильем цыган, проживающих или останавливающихся в их местности". Действительно, признано, что местные власти нарушили свое обязательство по обеспечению адекватных условий для цыган в данной местности в 1985 году и проигнорировали директиву министра природных ресурсов с требованием выполнить свои законные обязанности.
   5. Я полагаю, публичным властям, которые нарушили свое законное обязательство, должно быть позволено доказать, что они действуют "на ос­новании закона". Классическая конституциональная доктрина "чистых рук" препятствует тем, кто противостоит праву, требовать правовой защиты.
   6. Публичные власти несут такое же обязательство соблюдать закон, как и любое лицо. Ответственность государства, в действительности, на­много выше ответственности лиц, относящихся к уязвимым категориям, которых фактически заставили не соблюдать закон, чтобы сохранить воз­можность осуществлять их основное право на уважение частной и семей­ной жизни, -- лиц, которые нарушают закон в результате предшествую­щего этому бездействия публичных властей.
   7. В настоящем деле, как публичные власти, так и лицо, несомненно, нарушили границы закона. Но именно отказ публичных властей от соблю­дения закона ускорил и повлек последовавший подобный отказ лица. Отказ властей создал ситуацию, которая оправдывается только необходимостью. Почему Суд по правам человека должен с большим состраданием относиться к сильному, совершившему далеко идущее нарушение закона, чем к слабому, вынужденному совершить такое, до сих пор доходчиво не объяснено.
   8. Мы сталкиваемся с ситуацией, в которой лицо "вовлечено" в нару­шение закона, поскольку публичные власти защищали свое собственное нарушение. Вывод Европейского Суда в пользу последних и в ущерб первому является, я полагаю, тревожным событием. Суд по правам чело­века, установив, что власти, находясь явно на противоположной стороне от "верховенства права", действовали "на основании закона", создал даже более серьезное нарушение признанной этической шкалы ценностей".
  
   И, наконец, Урсула Килкэли и Е.А. Чефранова пишут в своей работе "Право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции": "Если установлено, что данные констатирующей части состав­ляют понятие "жилище" в смысле ст. 8, то следующие отсюда воз­можности защиты могут быть разнообразны.... Однако, если у некоторого лица есть возможность осуществлять право собственности в отношении своего жилища, всякое наруше­ние этого права будет составлять предмет рассмотрения в рамках статьи 1 Дополнительного протокола, гарантирующей права мирного осуществ­ления владением".
   Я думаю, что указанные авторы не хуже Судей Европейского Суда знают, что пишут. Особенно доктор Урсула Килкэли - преподаватель права университет­ского колледжа Корка в Ирландии. Она - специалист по во­просам детей, семьи и Европейской конвенции. Она является автором книги, в которой анализируются более 600 касающихся детей дел, рассмат­ривавшихся Европейской Комиссией и Европейским Судом в Страс­бурге. Она также принимала участие в рассмотрении Комитетом ООН по правам ребенка отчетов, представленных Ирландией и Велико­британией.
   Теперь вы видите, что из себя представляет Европейский Суд. Так сказать, без маски, на которой вы все так и стремитесь написать, судя по газетам, "самый справедливый суд в мире". И, представьте, я этому Суду писал, что Конституционный Суд России строит из себя дурака http://www.borsin1.narod.ru/ , рассматривая и отвергая дела келейно, не публикуя своих отказных определений. Нашел, кому жаловаться. Евросуд не только не публикует и решает келейно, он даже не обосновывает своих отказов. Примерно как ресторанный швейцар, определяя недостойных по рылу.
   3. Дело Лансман (LANSMAN) и другие против Финляндии. Финляндия мной выбрана по двум причинам. Во-первых, потому, что мы все русские фактически финны, чудь "белоглазая". Во-вторых, потому, что с освобождением от российского рабства в 1918 и особенно после победы Маннергейма в 1939 над самим товарищем Сталиным финны шагнули так далеко в демократии и научно-техническом прогрессе, что коррупции там вовсе ныне нет. Во всяком случае, они на самом лучшем месте в мире. И одна лишь "Nokia" не даст соврать, не говоря уж о финской мебели, бумаге и так далее. Тем не менее, как и во всем остальном мире, включая уже рассмотренную Англию, даже здесь исстрадавшийся под Россией финский капитал не бережет свои национальные меньшинства. Так что пример - показательный.
   "Заявители, саами, занимались разведением северных оленей, но, чтобы выжить, вели и иную хозяйственную деятельность (включая лесоразработки). Они входят в комитет скотоводов того района, в части которого служба лесного хозяйства Финляндии планировала проведение лесоразработок и прокладку дорог.
   Как правило, эта служба стремится согласовывать интересы лесного хозяйства и оленеводства, и во время встречи с комитетом скотоводов в 1993 г. внесла поправки в планы хозяйственной деятельности. На этой встрече высказывалось мнение, как в поддержку заявителей, так и против них. Сам комитет никаких заявлений, направленных против службы лесного хозяйства, не делал, однако заявители утверждали, что на встрече служба лесного хозяйства, фактически, информировала скотоводов о своих планах, а не консультировалась с ними.
   Среди других осуществляющихся или намечаемых в районе видов хозяйственной деятельности - добыча камня из карьеров и горные работы, что, как утверждают заявители, также вредит оленеводству. Верховный суд временно приостановил лесоразработки. Но после того как суды низшей инстанции пришли к выводу, что отрицательное воздействие лесоразработок на оленеводство будет незначительным и ограниченным во времени, сам верховный суд вынес решение, что последствия лесоразработок не лишат заявителей их права пользоваться своей культурой, и отменил свой запрет.
   Заявители утверждали, что после окончания лесоразработок районы становятся недоступными для оленей, из-за чего приходится проводить много дополнительных работ и нести добавочные расходы. Однако их главное беспокойство вызывали долговременные последствия лесоразработок, в особенности отсутствие лишайника для корма оленей зимой, когда появляющаяся ледяная корка не дает оленям выкапывать лишайник из-под снега. (Наст образуется на вырубках от действия солнца, чего в лесу не случается - мое).
   Заявители жаловались на осуществление лесоразработок и прокладку дорог, так как запрет был снят. Комитет (ныне отмененный орган, функции которого переданы Европейскому Суду - мое), руководствуясь пункт 86 Правил процедуры, обратился с просьбой к Финляндии воздержаться от мер, способных нанести непоправимый ущерб окружающей среде, которая имеет жизненно важное значение для их культуры и будущности. Финская сторона возражала против просьбы как несоответствующей ситуации, но обязалась не планировать в районе новых лесоразработок и сократить на двадцать пять процентов их текущий объем. Комитет признал сообщение допустимым и отменил просьбу о временных мерах защиты. Финская сторона признала, что саами составляют этническое сообщество в смысле положений ст. 27 и что оленеводство охватывается понятием "культура".
   Комитет постановил что 1) заявители принадлежат к меньшинству в смысле положений ст. 27, и оленеводство составляет существенный элемент их культуры; 2) на последнее заключение не влияет то обстоятельство, что некоторые из них для получения дополнительного дохода занимаются и другими видами хозяйственной деятельности; 3) так как a) хотя порядок консультаций и не удовлетворял заявителей и взаимодействие сторон в ходе этих консультаций могло быть шире, власти, решая вопрос о наиболее целесообразных мерах по ведению лесного хозяйства (т.е. выборе методов лесоразработок, районов лесоразработок и строительства дорог), все же стремились найти баланс между интересами заявителей и общими экономическими интересами района, b) комитет [скотоводов] не выразил отрицательного отношения к планам лесоразработок, c) стороны не пришли к согласию относительно долговременных последствий ведущихся и планируемых лесоразработок и d) внутригосударственные суды уделяли специальное внимание тому, чтобы из их решений не воспоследовало ущемление прав, защищаемых ст. 27, - имеющиеся доказательства не дают оснований для вывода, что планы лесоразработок приведут к ущемлению прав, защищаемых данной статьей, или что внутригосударственные суды неверно толковали или применяли положения данной статьи в свете имеющихся в их распоряжении фактов; 4) дальнейшие лесоразработки, хотя они и будут сопряжены для заявителей и других скотоводов с дополнительными работами и добавочными расходами, по-видимому, не угрожают выживанию оленеводства; 5) финская сторона должна иметь в виду, что разные виды деятельности, сами по себе не составляющие нарушения ст. 27, способны в совокупности подрывать право народа саами пользоваться своей культурой.
   Из комментария авторов: "Можно привести доводы в пользу того, что при разрешении подобных дел следует опираться не на опровергающие друг друга доводы сторон, а на независимую экспертизу". Это как раз те слова, которые я написал выше, по делу цыганки Чепмен, когда настаивал на рассмотрении в первую очередь нарушения права собственности. Но не это важно в данном случае. Важнее - другое.
   Народ саами живет в своей собственной тайге с сотворения мира, примерно как две цыганки пыталась жить на своем купленном земельном участке, как денежные мешки, скупившие полпланеты, делают что хотят на огороженной земле, пропустив по ограде электрический ток и поставив по углам пулеметы. Как Герасимова, Султанов и Еманакова и, собственно, как я, купившие, построившие или получившие в наследство дома и квартиры и планировавшие в них умереть.
   Только я бы все же обратил внимание на разницу между земельной собственностью купленной и земельной собственностью с сотворения мира. Но вы, мои любимые россияне, с генетически модифицированными за прошедшие века мозгами, вряд ли поймете меня с налету. Кстати, не только россияне, но и все честные народы между всеми четырьмя океанами.
   Поэтому начну-ка я новый, совсем уж заключительный раздельчик.
  
  

5. От Суда - к государству, идеологии, войне, терроризму

или мирному вымиранию народов

  
   "...публичным властям, которые нарушили свое законное обязательство, должно быть позволено доказать, что они действуют "на ос­новании закона". Классическая конституциональная доктрина "чистых рук" препятствует тем, кто противостоит праву, требовать правовой защиты. Публичные власти несут такое же обязательство соблюдать закон, как и любое лицо. Ответственность государства, в действительности, на­много выше ответственности лиц, относящихся к уязвимым категориям...".
   Дж. Бонелло, Судья Европейского Суда от Мальты.
  
   Большая часть того, что я собираюсь здесь кратко сказать, чтобы последовательность мысли не прерывались, более развернуто представлено в других моих многочисленных работах, например, на сайте http://www.borsin1.narod.ru/ или в "Самиздате" Библиотеки Мошкова по адресу http://zhurnal.lib.ru/s/sinjukow_b_p/. Поэтому иногда буду краток. Там же, где встретятся необходимые мысли, ранее мной не рассмотренные, я их постараюсь растолковать подробнее именно здесь.
   Настоящая часть работы, собственно говоря, Заключение к моему роману в письмах, но я решил его в том числе опубликовать отдельно от романа, точно так же как и Введение к роману. Ибо я решил, что роман мой и длинен, и нуден из-за необходимости исчерпывающих доказательств, хотя и красноречив по фабуле. Так что не очень много найдется читателей его осилить целиком, хотя отдельные главы и будут прочитаны с удовольствием, доходящим до переедания.
   Итак, в предыдущем раздельчике я остановился на просьбе к вам почувствовать разницу между земельной собственностью купленной и земельной собственностью от сотворения мира. Прежде всего, то, что куплено с тем же успехом может быть, и завоевано, и украдено, но об этом - потом, а сейчас - о собственности с сотворения мира.
   Так как ни один народ на Земле, исключая цыган и евреев, полностью никогда не "переселялся", не внедрялся в другие народы в полном своем составе, я вынужден сделать вывод о том что именно то место на Земле, где данный народ сотворил Бог, это и есть его земельная собственность, абсолютная и несомненная. Ибо купленная собственность - предмет и понятие, внедренные в наше сознание и право торговым племенем. И в ряде случаев из-за незнания текущей и будущей конъюнктуры покупка может быть осуществлена обманом за миллионную долю истинной цены, что не должно охраняться законом. Ия уже не говорю о завоевании земли, тоже идущем от торгового племени, от его разбойной части.
   Только я имею в виду в понятии народ не русских там или французов, не германцев или англичан и тем более арабов на пол-Земли, а, например, таких как саами и даже меньше по площади, например как народ Сан-Марино. Таких народов на Земле многие тысячи, почти как песчинок в ведре. Казаки-разбойники эти песчинки многократно завоевывали, перезавоевывали, купцы покупали, перекупали вместе с их землей, а потом вновь резали на части, образовывая и преобразовывая государства, расширяя и сужая, например, до Люксембурга. В результате ныне нет ни одного "малого" народа, каковой и есть истинный народ на Земле, не оказавшегося разрезанным напополам по обе стороны какой-нибудь границы.
   Именно поэтому "малый" я взял в кавычки, что это и есть народ в исконном понятии, а тот народ, который принято называть без прилагательного, например тех же русских или французов, по сути, никоим образом народом не является. Это русская коммуналка, базар, солдатская казарма, тюрьма или просто студенческое общежитие, куда силой различных обстоятельств загнали кучу народов и дали ей незаконное имя народ. Все это делается очень просто: заставить выучить общий язык, примерно как создать общую очередь в туалет коммуналки, уравнять цены на базаре, выдолбить армейский устав или "правила внутреннего распорядка" в тюрьме или общежитии. То есть, сила - разом на всех и - дело в шляпе.
   Теперь надо бы пояснить, как именно это получилось. Если вести дело от самой дальней нашей родни - насекомых, то это у меня уже описано в статье-аннотации "Логическая история цивилизации на Земле - предельно кратко". Поэтому здесь я могу начать примерно с середины. Когда евреи в Йемене придумали прибыльную торговлю и двинулись лучами на все четыре стороны внедряться в попадающиеся народы, попутно изобретя афразийское дерево языков с веточкой индоевропейской семьи, письменность, торговые правила и торговый суд, и даже торговый менталитет "не обманешь - не продашь".
   На радиальных торговых путях постепенно образовывались города, каковые ни одному народу не нужны в естественном народа виде. По городам образовались округи, тяготеющие к определенному городу, но весь торговый маршрут-луч от города к городу, например, от Баскунчака до Кореи и Японии, или от Индии до Гибралтара, держало в голове только торговое племя. И ему было невыгодно, чтобы народы, тяготеющие к определенному городу, знали, что? где? сколько? в действительности стоит в начале и конце полного, слегка кривоватого луча-пути. Иначе прибыли не получишь. Так что изобретать государства, к которым мне надо уже переходить, не имело абсолютно никакого смысла. Гораздо логичнее, чтоб представители окрестных к городу народов приходили в город и покупали, что приглянулось, вдесятеро дороже, не зная истинной цены, так как диковинка привезена торговым племенем якобы аж из-под будущего Владивостока или из самой Индии, а на самом деле - из соседнего города.
   Но, прежде чем начинать живописать государства, мне надо сказать несколько слов о войне, ибо историки врут о ее истоках слишком уж нелогично. Дескать, какой-нибудь местный дикарь-вожак мог догадаться присоединять "земли с народом", чтоб самому легче и вкуснее жить, принуждая свой народ числом так в тысячу или даже меньше складывать свои головы на "алтарь отечества". Дураков таких нет, даже в то время, а заставить их всех разом - нечем. Нужен не малый повод, чтоб народ по настоящему взбеленился. Конечно, между двумя народами стычки были, наподобие пьяной драки на свадьбе по причине слишком уж некрасивой новой родни, а в те времена - по причине хорошей рыбной ловли или урожайного кедрача на границе двух народов. Но только вы не найдете случая, чтобы драка на свадьбе или около рыбного омута продолжалась вечно, максимум минут двадцать, а потом непременно или расходятся в разные стороны (от омута), или переходят к взаимопониманию и обниманию (на свадьбе, так как выпить еще есть). В результате новая родня становится красивее, а омут или кедрач всегда договариваются использовать поочередно или разом, в один, строго назначенный день, с противоположных концов. И это я сказал о граничащих народах. Что же тогда можно придумать о народах, которые надо "покорять" за пределами ближайших соседей? И где на это взять силы среди своего народа, так как "покоренные" соседи, "взятые в армию", будут не воевать, а симулировать.
   И если вы мне не верите, то посмотрите сами на себя и на своих соседей по домам, дачам, подъездам и даже по одной лестничной площадке. Кое-кто из вас либо ненавидит, либо дружит семьями, а многие вообще дрались, но не вечно же эта драка продолжается? Самое большее, чем все это заканчивается, - косые взгляды, отсутствие "здрасьте" при полном остальном добрососедстве. Вы ведь даже вытащите утопающего в общем пруду ребенка соседа-врага. И после этого даже вполне дружески выпьете, что, в свою очередь, не помешает вам вновь слегка подраться, или же вражда внезапно перейдет в нерушимую дружбу.
   Или вот такой пример. Взрослеющие дети, живущие на одной улице (одного народа), организуют сообщество, которому не нравится другой народ, живущий на соседней улице. Далее известно - стычки, разбитые носы и даже мелкий грабеж. Только, во-первых, это не их выдумка, а наука из сказок про казаков-разбойников. Во-вторых, взрослая и большая часть каждой из улиц не принимает никакого участия в этих походах, а сами пацаны, повзрослев, женятся на соседках из другого "народа". Так что войны между народами (вы еще не забыли, что такое народ в моем понимании?) о ту пору просто бессмысленны.
   Но у меня еще недостаточно сведений, чтоб направить ваши мозги к образованию государств. Например, вы не знаете, как образовались казаки-разбойники, каковые были в любой веси и во все времена, начиная с торговых, только назывались по всей Земле короче - каз, кази, кас, хаз и что-то еще около этого. И еще одно - эти сообщества никогда не возникали средь глубинок народов, например, посередь Сахары, тундры, тайги, сельвы, джунглей и так далее. Они всегда концентрировались около больших дорог, каковые все до одной исключительно - торговые. И всегда и везде эти банды возглавляли представители торгового племени. У русских, включая Илью Муромца, Соловья-разбойника и прочих мелких Добрыней и Поповичей, Ерусланов Лазаревичей и даже Евпатиев Львовичей Коловратов, всегда называли "евреинами" (см. мои другие работы). "Солдаты" же в таких бандах всегда были "местные" как ныне говорят, то есть завербованные сверх интеллектуальным "богом" по знаниям и умениям. Особенно - по "древнеиндийским" фокусам со стоящей вертикально веревке, отчего сразу и безоговорочно абориген-солдат бы навечно предан командиру. Даже сегодня от таких хитрых веревок почти поголовно впадают в ступор.
   Я, пожалуй, не буду здесь рассказывать, как командиры образовывались и отщеплялись от торгового племени, для этого у меня есть другие работы, в том числе и упомянутая, "предельно краткая". Скажу только, что первым был изгнанник Каин. И лучше сразу перейду к стратегии и тактике, приведшей к государствам.
   На первых порах никакой стратегии не было, была одна сплошная тактика: узнал объем товара, время, место на торговом пути, напал, забрал, кое-что спрятал, остальное проел, полеживая в кайфе. Потом все сначала. И все это - в одной округе, ненамного вдалеке от города, а еще лучше - между городами, в неудобном и "несчастливом" для торговцев месте. Например, между Бухарой и Самаркандом, около Самары, в низовьях Дона, на порогах Днепра. Потом дело дошло до походов "за зипунами", примерно как поход Стеньки Разина в Персию, когда "брали" на время подряд несколько городов и, ретировались с полными карманами и "персидской княжной". Иногда даже не возвращались из похода, как Александр Македонский, складывали свои головы на полпути. Но это тоже - не стратегия. - тоже тактика, только поболее и подолее Стенькиной. Разные там Ахемениды, Селевкиды, Навуходоносоры и прочая, прочая, включая донских казаков-разбойников во главе с Иваном Калитой и Дмитрием Донским - полная копия. И посвящать всю историю от корки и до корки только бандитам - роскошь (http://www.borsin1.narod.ru/p134).
   Стратегия наступила тогда, когда торговое племя догадалось не только скупать "излишки" у народов и перепродавать их по удесятеренной цене другим народам, и точно так же - вспять, но и производить кое-что, наладило в посадах своих городов, так сказать, товарное производство. Это у меня тоже описано в других работах (http://www.borsin1.narod.ru/p133), так что перехожу конкретно к стратегии. Вообще-то она проста как мыльный пузырь - взять город надолго, лучше - навсегда, обложить торговцев налогом и пусть все движется, как двигалось. Разбойные "солдаты" станут полицией, чтоб чернь не возникала, и торговцы не забывали, кто в доме хозяин, а сам генералиссимус заляжет в гарем под псевдонимом царя-богатыря. Вот и вся долгосрочная стратегия. Это уже Ахемениды, Селевкиды и т.д. до бесконечности.
   Я специально не останавливаюсь на религии, чтоб не затемнять образование города-государства, хотя религия, любая, - дополнительный ключик к сердцам народа, он у меня все еще именно тот, которого я вам представил в самом начале. Но и религии я уже столько раз рассмотрел, что мне уже скучно, обратитесь к другим моим работам. Скажу только, что союз разбоя, перешедшего в мирный грабеж налогами, и любой церкви - это то, что нужно. Иначе бы этот союз когда-нибудь прекратился, не дожив до наших дней, но он же жив-здоров по-прежнему, даже при нацизме и коммунизме, которые - тоже религия.
   На такой стратегии городов-государств можно было прожить прямиком до наших дней. Но одни генералиссимусы залеживались в гаремах и драли налогов больше, чем народ и торговцы могли им дать, не перемерев. Другие, напротив, экономили как Иван Калита, ковали и покупали оружие для будущих стратегических планов "объединения русских земель", и в этих трех словах - вся стратегия, притом мировая. Так как и у упомянутых "селевкидов" была точно такая же стратегия. И у "воинов ислама" - тоже. И даже у древних египтян с их военной конной хунтой, забыл, как она называется.
   Объединив ближайшие народы под "своей рукой", первым делом внедрялось одноязычие, основа у которого торговые слова плюс с бору по сосенке, затем принимались за усредненную религию и так далее, но на самом первом месте стоял фискал, сиречь налоговый инспектор по-нынешнему. Из-за одной для всех налоговой инспекции у кучки народов рождалось одноязычие, только все равно люди из разных городов едва понимали друг друга, например, как сегодня в слишком "длинной" Италии. Так рождались "нации", русские, итальянцы, французы и так далее, и вообще вся индоевропейская семья, не отрываясь от афразийского дерева.
   Дурак был бы тот генералиссимус, кто, глядя на соседей, не попытался бы присоединить к своей уже нации еще кусочек "земли" вместе с горсткой народов, отобранных у соседей. И вскоре промежуточных, ничейных народов не стало. И генералиссимусы из бывших казаков-разбойников грозно глянули друг другу в очи и даже стукнулись лбами. Все, присоединять уже было некого, надо было воевать друг с другом. Только ведь, зачем? Я ведь только что доказывал, что народы (не путать с "нациями") между собой не воевали.
   Чтобы долго не объяснять, отправлю-ка я вас в наши дни, к бандитским группировкам, Измайловским, Солнцевским и т.д. Я думаю, вы и без меня разберетесь в причинах их войн, затихших именно с 2000 по 2005 год, когда пик был в разгар демократии Ельцина. И затихших именно потому, что самая большая и сильная группировка КГБ-ФСБ-МВД-МО-НС-НП-ФПС-АП и "прослушка" (забыл ее аббревиатуру) под руководством подполковника одержала верх и всех себе подчинила. Сейчас тишь и гладь и божья благодать, хотя грабеж и поборы ваши не уменьшились, а все увеличиваются.
   Затем наступает эра империй, это когда длинная, только что приведенная аббревиатура распадается на куски из-за внутренних противоречий ("жадность фраера сгубила"). А на мировой арене возникают и лопаются как пузыри на воде десятки империй под условным названием "селевкиды", ибо я ими в отличие от историков нисколько не интересуюсь. Эдак можно все сплетни и анекдоты собрать и тешиться ими. Я предпочитаю заглядывать вглубь причин: торговля - разбой - государства разбойные - еще более разбойные империи - наши дни - "единая и неделимая" империя по всей Земле.
   Перейду-ка я лучше к Суду, а то все мои данные болтаются без дела. И начну с того, что Российский Суд, "самый справедливый в мире", практически ничем сегодня не отличается от Европейского Суда, тоже "самого справедливого в мире". Но так было не всегда. Были времена, когда европейский суд был немного лучше азиатского. Но самым лучшим суд был в Медине, на своей исконной родине, исключительно для торговцев, которые его и создали. Я, собственно, с него и начал это Заключение.
   Потом его сымитировали разбойники, но только чисто внешне, примерно как "потемкинская деревня" с декорацией фасада на фанере, за которым - пустота, хотя я и не верю в эти деревни как в быль. Но образ шибко подходит. Азиатский суд - это суд папы-мамы и вождя-силача над своими детьми и "детьми". И это - осуществленная мечта разбойника: не судить, но наказывать, выполняя свою волю вместо справедливости. А воля, в свою очередь, примерно как сумасшедшая проститутка, никогда не скажешь наперед, чем дело кончится. Конечно, с взрослением генералиссимусов кафтан их все более и более напоминал Алмазный фонд Кремля, а под ним - все та же грязная суть. Он и сегодня этот суд такой же, так что об этом - хватит.
   С западным судом - сложнее. Во времена, когда вся Западная Европа поголовно сидела еще на деревьях, на Волге и Урале и даже на Днепре казаки-разбойники уже создали кучу государств. И я уж не говорю о Китае, Японии, Индии, Месопотамии, Египте, Кавказе и даже Гибралтаре - везде разбойники в царях-государях, воюют между собой беспрерывно и суд - соответствующий, азиатский. Торговое же племя после довольно длительных мытарств хитроумно продолжало использовать свой суд (государство в государстве), с которого я начал это Заключение. И тут родился Моисей, я думаю - в Медине.
   Тут я затороплюсь, так как это все у меня описано раз двадцать. Моисей надумал отделить суд от церкви. Ибо разжиревшие генералиссимусы обленились судить, и передали это дело "святым головам", каковые всегда держали за волосы, не давая их стричь. Моисей понимал, что перебороть столько генералиссимусов, "святых" отцов и одурманенный пропагандой народ он не в состоянии. Поэтому он со своими "египтянами-греками-эллинами" и двинулся в Западную Европу, так сказать, на чистый лист. Чтобы снять народ с веток и вразумить. Но надо было вначале создать предпосылки, в основном денежные. Так он оказался на Босфоре, пустом как Эдем при лепке Адама из глины.
   Через лет так 50, максимум 100, не только Босфор, но и все Средиземноморье опередило все азиатские сатрапии во главе с генералиссимусами по научно-техническому прогрессу и искусствам примерно как самолет обгоняет телегу. Вот что такое независимый суд, отделенный как от церкви, так и от генералиссимусов, но я уже этот период столько раз описал, что уже не могу, пожалуйте по указанным адресам. Но Моисей не вечен, и вскоре эллины тоже обленились, а весь азиатский мир, особенно Великая Армения на востоке и столь же Великий Арагон на западе, объединили усилия во главе с генералиссимусом-банкиром Козимо Медичи, взяли Босфор-Константинополь в блокадное кольцо примерно как при обороне Ленинграда. В результате из него все до одного "греки" еврейских кровей точно так же как и из Ленинграда эвакуировались. Только не в Сибирь как ленинградцы, а на север Западной Европы. В кармане же у каждого было Второзаконие Моисея, в Декалоге которого не было ни единой моральной заповеди. Ибо нахрена там мораль, коли есть независимый суд.
   Вскоре, напуганные эвакуацией "греки" так засуетились на севере Западной Европы, что прогресс попер уже на второй космической скорости. Они едва успевали стаскивать за ноги северо-европейские народы с деревьев и обучать, примерно как грамоте россиян при только что раненом Каплан Ленине: "мы - не рабы, рабы - не мы!". Хотя это и был конец 15 - начало 17 века.
   Но я забыл сказать о католичестве Козимо Медичи. Из Италии, Армении и Испании оно тоже заспешило на север и так там перемешалось с "греческими" ценностями, что получился симбиоз азиатчины с европейщиной, на нынешнем Европейском Суде это здорово видно.
   Но прежде, если уж я сказал о католичестве, то и о Христе надо сказать пару слов. Прибыл он в Царьград не из Палестины, а все-таки из Великой Армении, она же начиналась прямо от стен Царьграда. С единственной целью побороть Моисеево Второзаконие и впарить византийским "грекам" заношенное до дыр Первозаконие, где мораль и литургия как мухи с котлетами, вперемешку и, естественно, право - тоже: между генералиссимусами и церковью. И хотя Христа тут же распяли и сбросили в Босфор, следы кое-какие остались. Например, до сих пор во всем христианстве Второзаконием считается Первозаконие. Но это уже - проделки генералиссимусов и "римских" пап-банкиров из Флоренции, Турина и даже из Арагона, но никак не из Рима, который в ту пору был простой деревушкой, подобно деревушке Эль-Кудс времен Наполеона, тут же переименованной в Иерусалим.
   Католичество плюс эллинизм в одном флаконе. Что еще о нем можно сказать? Правда, эллинизма больше на севере, а католицизма - на юге, на Альпах 50 х 50. Однако и "греки" не дремали, переучивая народ в реформацию, кальвинизм и просвещение. Но недаром Моисей стремился в чистые от религий и генералиссимусов места, переучивать - себе дороже. Так и стоит по сей день Западная Европа хромая да еще и нараскоряку, склоняясь попеременно то в эллинизм, то в азиатчину. На нынешнем Европейском Суде это здорово заметно, отчего я и вынужден был написать это Послесловие.
   Все европейские войны, я имею в виду достоверные, начиная с Наполеона, а не "столетнюю" и "алой и белой роз" - суть проникновение в эллинизм казаков-разбойников в виде генералиссимусов, первый из которых Козимо Медичи, державший на веревочке как собачек католических попов. Иной раз собачки даже выпрягались и кусали своих начальников, потому что не поймешь, папа он, генералиссимус или банкир? (См. мои другие работы). Иногда было не понять, кто же царствует в западноевропейских государствах, папы и попы или все же короли и императоры? А в это время торговцы-эллины, ставшие западноевропейской финансово-промышленной элитой, поняли тоже - надо прибирать к своим рукам европейские суды, возводить против генералиссимусов, как стену - магдебургское право. И суд постепенно сближался с азиатским, хотя он до сих пор и является несколько лучшим, но совсем немного. Вот тот осколок этого суда, что переплыл Атлантику, обосновавшись в нынешних Штатах, кажется, более эллинистическим, поживем - увидим.
   Теперь пора возвращаться к народу саами и прочим народам, имеющим номинально, но не на практике, собственные земли, в радиусе примерно 50 километров, иногда - немного более.
   Но вначале надо несколько слов сказать о нынешних западноевропейских государствах. Образовывались они на сплошных компромиссах между эллинизмом и людоедством, то есть между истинным Второзаконием и Первозаконием, выдаваемым за Второзаконие. А еще точней, между генералиссимусами и эллинами-греками-евреями. Другими словами, в Западной Европе по сравнению со всем остальным миром (где твердо царствовали разбойники под флагом Первозакония) происходили компромисс за компромиссом (см. мои другие работы) между древнейшим разбоем и столь же древнейшим законом. В результате получилась Западная Европа, какая сегодня есть. Разве что добавить еще, что Альпы разделяют Западную Европу на две части лучше Великой китайской стены: к северу - одно, а к югу от Альп - совершенно другое. Во всех отношениях, включая суды.
   Никак не могу перейти к крошечному народу саами. Государства не пускают. Ведь Восток и Запад должны беспрестанно воевать, хотя они несколько и сблизили свои позиции, как показано в предыдущем абзаце. Потому и не было крестовых походов со времен Наполеона, да-да, Наполеона. Зато время от времени появлялись генералиссимусы, начитавшиеся книжек о "селевкидах".
   Окончательное сближение произошло тогда, когда было провозглашены в 1945 году "единость" - "неделимость" и "нерушимость границ" в одном флаконе. Эти три несуразнейшие штуки как будто навсегда установили статус-кво: вы там у себя живите, как хотите, и мы тоже - как хотим. Все, и генералиссимусы-разбойники, и "полугреки"-"полуэллины"-"полусатрапы" остались довольны. Началось "совершенствование" внутреннего устройства государств, в обеих частях - по-своему. Но, так как самодовольство почему-то отражается на плодоношении (читайте Дж. Дж. Фрезера и меня), пол-Востока переехало жить на Запад. И, обжившись, недовольное, потребовало вернуть им привычную среду обитания, людоедскую. Они в ней чувствовали себя уютнее. В результате от эллинизма в Западной Европе не осталось почти ничего, в том числе и в судах.
   "Совершенствование" внутреннего управления в Западной Европе, главным образом, коснулось двух его составляющих: на-хрена нам цыгане, потерявшие качество из-за скрещиваний, евреи и, заодно всякие там мелкие сошки-народы типа саами? Они ведь просто мешают жить "титульной нации", собранной с бору по сосенке и объязыченной на общий лад. Восток этот тезис полностью поддержал, начав например гнобить курдов. В результате Востоку под бок подсунули Израиль, (см. мои другие работы), так как с евреями еще никогда не удавалось справиться с помощью "изгнаний", "пленений, "гетто", "черносотенщины" и даже "холокоста". Думаю, хитроумные европейцы скоро подыщут непыльное место цыганам. Ну, а саами сами помрут (каламбура не хотел), ишь, нашлись, такие-сякие, подавай им охрану их культуры. Вон шорцы, телеуты и еще десятков пять таких же как саами народов в России сами покончили с собой, оппившись водкой и взяв свою культуру вместе с собой в гробы, и ничего, мир даже не чихнул.
   Вторая составляющая "совершенствования" внутреннего управления западного государства - "цельнотянутая" из людоедства по вышеуказанной причине, как бы ее ловчее назвать, она ведь комплексная? Ну, назовем ее тем же понятием, что и в людоедстве. Чем больше "земель" с населяющими ее как тараканы избу народами "под единой, сильной рукой", то есть однотипным, жестким управлением, тем - лучше. Эта хитрость для того, что очень уж обидно было смотреть как ловко и просто подавляют личность на Востоке. Подавлять точно так же, конечно, нельзя - демократия ведь все же, но "если очень хочется, то - можно", что-нибудь наподобие. Подкрадывались к воплощению этой идеи неторопливо: общий рынок, общий совет министров и так далее, а потом вдруг заторопились - общая конституция. И мигом получили по морде. Кстати, не от "нации" в целом, я думаю, а именно от народов каждой отдельной "нации". Но это не имеет никакого значения, все равно додавят, я в этом не сомневаюсь. Тогда Восток и Запад так усреднится, что отличия найти можно будет только через лупу, а кто же в лупу постоянно глядит?
   В результате государство как сила так укрепится, окончательно поборов индивидов, что на народы ему точно так же плевать, как и на индивидов. Ибо "малый" народ это просто кучка индивидов, мешающая западному государству-бандиту идти к своему светлому будущему, рука об руку с государством-бандитом восточным.
   Именно это страшно. И не только потому, что индивидам и народам уже нет и права, и места, но и потому, что государства - порождение бандитов и не могут не воевать. До тех самых пор, пока не останется "единое и неделимое" на всей Земле.
   А еще страшней то, что, став относительно "единым и неделимым", государство пуще прежнего закрутит гайки и индивидам, и народам. До такого состояния, которое вы сами видите в хлевах, коровниках и овчарнях. И даже в Сухумском заповеднике обезьян, где они как бы живут на воле, но уйти никуда не могут: справа море, слева снежные горы, а впереди и сзади стены наподобие Берлинской, с которой сшибают одним выстрелом. Конечно, из государства можно, наконец, теперь уезжать. Но уж вы, пожалуйста, подсчитайте в уме, сколько этим правом пользуется? Примерно 2,5 - 3 процента, а евреев среди них примерно 2 - 2,5 процента. Так что это "право" народов не касается.
   Итак, государство мы рассмотрели, новую "демократическую" идеологию государства - тоже. Только вам надо иметь в виду, что я не читал ни единой работы по анархизму, кроме, естественно, словарей. Я это объяснил в специальной статье, представленной, где указано выше. "Мирного вымирания народов" слегка коснулись (подробнее - в других моих работах), ибо, что еще большее можно сказать о саами, чем сказано в приведенном решении Комиссии - предшественнице Европейского Суда. Остался - терроризм.
   С терроризмом ныне связывают единственно - "радикальный исламизм", "исламский радикализм" и так далее, "тогда как еще 100 лет назад с терроризмом связывали единственно - анархизм. И это без всяких дополнительных умозрений доказывает, что восточный и западный типы государств нашли общий язык. И доказывает еще, что терроризм - это просто пугало, какое ставят на огородах, а пугало, в свою очередь, это - просто имитация для глупых птичек.
   При этом наблюдается самый совершенный идиотизм. Запад говорит: "Радикально-исламский терроризм". Подключается "Немытая": "Это - государственный терроризм", намекая на родину убитого Хаттаба, и так как треть своей страны - исламская, и будто не сама "Немытая" устроила государственный терроризм в Чечне. Восток отвечает, встав лицом к Западу: "Да, согласны, только уберите слово исламский, а то как-то неудобно, ведь мы - друзья и думаем совершенно одинаково о государстве. А вам, - поворачиваясь к "Немытой", - лучше бы не упоминать государство, ибо наши многонациональные и многоконфессиональные избиратели не поймут". Запад поддакивает: "Конечно, причем тут государство, это же святое. Так, отдельные отщепенцы, группочки в государстве". Короче, скоро будет война, мировая, третья. Так что бандитское государство, несмотря на всеобщую договоренность, и с этой стороны - глупее глупого. Но так уж вдолбили в ваши головы, что государство - это святое-пресвятое. Наподобие табу на инцест у дикарей и пресвятой девы Марии из средних веков, или "пролетариев всех стран" - чуток попозже.
   Между тем, взрывают вовсе не абстрактные террористы, а борцы, каковых никоим образом нельзя отождествлять с казаками-разбойниками. У борцов другого (конституционного, то есть удостоверенного государством) выхода просто нет, нет и точка. Вы только вглядитесь попристальнее: в Северной Ирландии терроризм - "республиканский", в Шри-Ланке - тамильский, в Японии - "асахарский", в прежнем Ираке - курдский, в Турции - разновидность упомянутого. В России - несколько терроризмов: бандитский, армейский, гэбэшный, чеченский, ингушский, несколько дагестанских и т.д. В Израиле - палестнский, в Палестине - израильский, а в Америке - чистейший еврейско-отщепенский, то есть "бен-ладеновский", ибо родина его Йемен - истинная прародина евреев, и к тому же он позвонил в Израиль и сказал: к такому-то часу уберите евреев из Башен, я их взрывать буду.
   Итак, борцы, и другого выхода у них нет. И причем тут тогда "международный терроризм"? Разве что он - по всему миру? Но силы-то совершенно разные и не связанные друг с другом. Несмотря на все неуклюжие потуги их как-нибудь связать в наших головах. Только, сдается мне, что терроризм этот - народный, причем разом в двух смыслах этого слова. То есть всеобщий и осуществляемый "малыми" народами. Вот, как только саамы взорвут чего-нибудь в знак протеста, так всем сразу станет понятным, откуда ноги растут.
   Повторяю, я сроду не читал анархистов и не знаю, чем они обосновывают демонтаж государства как системы. Но уж то, что я сам извлек вот из этих рассуждений и многих других, упомянутых в моих работах, очевидно выходит, что люди начинают понимать то, с чего я начал этот раздел, о собственности на землю купленной или завоеванной и собственности на землю от сотворения мира. Например, как сами палестинцы, так и их ближайшие народы-соседи прекрасно знают, что евреев на этом самом месте в округе Иерусалима (палестинской деревушки Эль-Кудс) никогда не "сотворял" ни один бог и не один дьявол. И они произвол "демократического Запада" воспринимают точно так же, как вы восприняли бы бродягу, явившегося к вам в дом и сказавшему вам: "Отныне я здесь буду жить, мне здесь нравится, а международный президент не возражает".
   Конечно, будущее за концепцией не государств, а народов, будь их хоть многие тысячи, а не сотни как сейчас. Но сперва самые "современные" государства навоюются всласть. И сегодня это только середина процесса, одно сверхгосударство катится к закату, другое тут же занимает его место, конца-краю я пока не вижу. Но за это время изничтожат всех саамито собирательный смысл) и это самое ужасное несмотря на всю политическую трескотню насчет самобытности и уникальности их культур. Это примерно то же самое, что занесение в "красные" книги "исчезающих" видов растений и животных, толку - ноль. Например, из этих красных книг сегодня даже отстреливают животных, боясь "птичьего" гриппа. Каких-нибудь африканских "саами" отстреляют по какой-нибудь аналогичной причине, например, из-за СПИДа.
   Никто не станет спорить, что Перво- и Второзаконие создали евреи. И именно последствия их я рассмотрел: разойдясь, они вновь сближаются.
   Терпеть не могу окончательно заношенное слово парадигма, оно мне напоминает марку унитаза. Применяю его в первый и последний раз в жизни, чтоб показать, что имеющиеся в наличии "парадигмы", например, "С-РПНР-Р" (расшифровывать не буду, стыдно), не стоят выеденного яйца.
   Я вот тут недавно отправил на несколько форумов свою обобщающую работу "Логическая история цивилизации на Земле - предельно кратко", чтобы привлечь внимание к своим более полным работам. (http://www.historica.ru/index.php?showtopic=3773, http://newchrono.ru/prcv/index1.htm, http://phorum.icelord.net/list.php?f=12, http://countries.ru/forum/viewtopic.php?p=12255, http://humanities.edu.ru/db/forums/78813 ). Так вот, на все эти публикации немедленно получил эту самую "парадигму". Пришлось отвечать:
   1. Наша дискуссия свелась к политике, но я политикой не занимаюсь. Политика, естественно, должна опираться на идеологию, чтоб объединять сердца. Ваша идеология С-РПНР-Р мне представляется придуманной, не историчной. Но это не имеет значения, так как с годами и веками она вполне может стать приемлемой, примерно как регулярно кушать три раза в день, а не тогда, когда достанешь что-нибудь поесть. Только мне в мои 70 о Вашей идеологии как-то поздно думать. И тем более, пропагандировать ее.
   2. Что касается "двух куполов" с перспективой "третьего", то тут Вы, к сожалению, правы. Я это тоже весьма остро умозрительно ощущаю, повторю: ощущаю, но ощущения к "делу" не подошьешь. Поэтому нужно весьма серьезное статистическое исследование, которому можно поверить потому, что оно цифровое. Например, каким движимым и недвижимым имуществом владеют, пользуются и распоряжаются еврейские диаспоры основных стран? Но эту статистику почти невозможно получить. Я сказал почти. Поэтому, оставив пока в стороне С-РПНР-Р (она (он) и без подпитки пока проживет), я бы на Вашем месте с цифрами в руках доказал, что "два купола" уже есть, вот они, миленькие! И за Вами без всякой (го) С-РПНР-Р пойдет примерно миллиарда 4 приверженцев.
   3. Но, но и но! История показывает, что сколько бы ни пленяли, ни изгоняли, ни "черносотенщили" и не загоняли в гетто евреев во всех известных странах и во всех прошедших веках, дело это - дохлое. Они только крепчают, примерно как не пренебрегающий тренировками спортсмен.
   4. Именно поэтому я в своих работах и пришел к выводу, что единственный выход перебороть евреев - научиться у них стратегии и тактике выживания в неблагоприятной окружающей среде. И их же оружием их победить, без единой капли крови, ибо нас все-таки больше. То есть, не отобрать у них банки силой, но уменьем приращивать свой собственный капитал.
   5. Но это невыносимо трудно и длительно. Надо сперва заставить наших детей, чтоб все имели высшее образование, как евреи. Надо выбросить из своих голов, как евреи, что есть лучшая жизнь за пределами этой жизни. То есть надо получить все свое в текущей жизни. Что бог ни в той, ни в этой жизни ничего не даст и просить его об этом - бессмысленно, нас ведь уже 6 миллиардов, где же ему набрать для всех нас столько благ?
   6. Но, пренебрегая началом моего пункта 5, мы хотим получить все сразу, революционно, и это - глупее всего. Ибо, сколько революций ни было на Земле, все они, без исключения, приводят к тому, с чего начинали. Взгляните на великую французскую революцию, на немецкую перед Гитлером, и мы, например, еще и в 2006 году не пришли к тому, что ели и пили в 1986 году. И по какой цене.
   7. Поэтому из Вашей теории С-РПНР-Р я бы выбросил все как бы богом данное в ней изначально, а вместо этой фактически мечты заложил бы вполне здравые мои мысли на счет учиться, учиться и учиться, одновременно практикуясь, практикуясь и практикуясь. Но начинать, естественно, надо с шпионить, шпионить и шпионить за евреями. Чтоб знать, чему учиться. В целом же это называется динамично жить, не ожидая от Христа бесплатной манны небесной и прочих штучек с неба.
   Ровно через два часа я получил "ответ", в котором никакого ответа не было ни на только что прочитанное вами, ни на основную мою статью. В "ответе" была следующая глава "парадигмы", представленная не мне, естественно, а моим читателям. Ни я, ни мои мысли авторам "парадигмы" не были уже нужны, им нужны были мои читатели, случайно подвернувшаяся трибуна.
   По наглости обращения с человеком это здорово напоминает мне Европейский Суд по Правам Человека.
   Так что я заканчиваю свою жизнь большим, дремучим (как сказал Юрий Афанасьев) пессимистом.
  
   09.02.06.
  
   Но я забыл сказать самое главное, оптимистическое, пессимизм заел. Дело в том, что только на моем, сравнительно недолгом веку, индивиды здорово научились обходиться без правосудия. Но это не относится ни к саами, ни к чукчам, например. Они до сих пор и, наверное до полного вымирания, останутся верны генетической совести (http://www.borsin1.narod.ru/p4), чего нельзя сказать, например, о москвичах и вообще об урбанизированных индивидах. Что является прямым следствием городов и довлеющих над ними казаков-разбойников с генералиссимусами и церковниками во главе. Масса индивидов настолько стала пластичной и находчивой, что ей теперь не страшны ни церковь, ни генералиссимус, ни прокуратура, ни суд. Немного досаждают лишь государственные чиновники, в основном местные, мелкие сошки. Но они покупаются и сравнительно недорого, во всяком случае, не дороже судебно-адвокатских расходов и нескончаемых страданий-апелляций. Поэтому новому поколению, поколению моих детей-внуков суды вообще не нужны, вместе с гражданским и процессуальным кодексами. Гораздо беззаботней, повторяю, все это купить у чиновников.
   Государства же в лице своих чиновников, наоборот, в одностороннем порядке то и дело возбуждает дела против своих граждан на основе частного права, в результате частное право стало, как и гражданское, приватизированным государством на предмет предъявления его своим гражданам, но - не наоборот. И если не дать взятку чиновникам, процесс индивиду не выиграть никогда. Но я ведь уже сказал, что чиновники покупаются и оптом, и в розницу, и стоит их покупка не особенно дорого, примерно как любой налог, например, как на "добавленную стоимость". Поэтому нельзя прийти к иному выводу, что это ведь государства, жалеющие денег на зарплату своим чиновникам, пускают их на подножный корм. И новому поколению все это известно, и не сильно заботит его, так как, во-первых, изменить этого нельзя, а откупиться - на здоровье. Полнейший консенсус между властью и индивидами. Именно поэтому им очень нравится президент Путин. Лишь бы не Сталин.
   А что же Европейский Суд? А Европейский Суд без устали решает мелкие вопросы, отбрасывая от своей двери пинком вопросы крупные. До атомов он расчленяет, например, дело по замене имени на камне, на кладбище. И почти всегда решает: заменить. Или когда суд одной из Высоких сторон-государств принял какое-нибудь плевое решение типа отдать своему гражданину 100 рублей, так как он ранее взял у этого гражданина 1000 и забыл эти 100 рублей отдать, то Европейский Суд годика так через 4-5 заставит Высокую договаривающуюся сторону отдать эти 100 рублей плюс столько же - морального ущербу.
   Так что сверх новое поколение от нынешнего нового поколения будет жить в полнейшем довольстве, примерно как пчелы или муравьи: ты - солдат, я царица, а остальные - рабочие и крестьяне. А мы, старики, вымрем вполне "естественной" смертью, примерно как чукчи, шорцы или саами.
  
   11 февраля 2006.
  
  
  
   34
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Eo-one "Самый лучший день"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"