Синюков Борис Прокопьевич: другие произведения.

4. Вода и суша, инстинкт и интеллект

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


Вода и суша, инстинкт и интеллект

Введение

  
   Исходя из моего понимания Бога (см. статью "Бог"), все в мире постоянно и непрерывно взаимосвязано и взаимно обусловлено различными по принципу и величине взаимодействиями. От весьма значительных (почти строго детерминированных) до исчезающее малых (на пределе возможности обнаружения детерминизма). Но без связи и взаимодействия не остается никто и ничто, от галактик до нейтрино. И даже за пределами их в ту и другую сторону. Такие взаимодействия материи не могут возникать в стадии разбегания галактик (расширения Вселенной), в этой стадии они могут только постепенно исчезать для "инструментальных" измерений и наблюдений. В слово "инструментальные" я не вкладываю понятие, например, электроскоп, я вкладываю понятие любых каких-либо последствий этого взаимодействия, физических, химических, биологических и так далее почти до бесконечности.
   Но если есть разбегание галактик, то по принципу обратимости должно быть и "сбегание" галактик, чему доказательство - так называемые черные дыры, где атомы лежат на ядрах, никакого движения нет, и даже свет не может преодолеть взаимного притяжения этого сгустка материи и вырваться наружу. Это состояние есть очень хорошее состояние для начала и максимума всех известных и неизвестных взаимодействий. Но не само по себе это состояние меня интересует, этим пусть занимаются астрофизики. Меня интересует память как чисто механическое явление после взрыва черной дыры. То есть при переходе к новому расширению Вселенной, к новому разбеганию галактик.
   Если силы взаимодействия, возникшие и проявившие себя в черной дыре, не исчезают при расширении вселенной, а только квадратично теряют свой скаляр, то и память о них в каждой разбегающейся частичке должна каким-то образом сохраняться. То есть, каждая разбегающаяся из единого центра частичка любой величины, от новой звезды до нейтрино, должна с разным напряжением все это как бы помнить. Другими словами, память - это продолжающиеся взаимодействия, как бы далеко частички друг от друга не улетели. Ведь все равно они когда-нибудь встретятся вновь и "поговорят" об этом.
   С созданием миллионами штук за смешную цену компьютерных жестких дисков на 120 гигабайт, на любой из которых можно записать все книги на Земле, память перешла в абсолютно механический статус и так удалилась от памяти человека по совершенству, что приходится только руками развести. Стало совершенно очевидно, что механическая память, заключенная в кусочке неживой материи, бесконечно емче и совершеннее человеческой памяти. Но при этом надо заметить, что мы компьютерные диски по самой современной технологии делаем примерно так же грубо по сравнению с природой, как, если бы мы делали коронарное шунтирование топором. И это я пишу не для того, чтоб обидеть Intel. А для того, чтобы показать, что долговременная запись чего бы-то ни было природой даже на кусочке атома - вполне реальная штука. Это на тот случай, когда силы взаимодействия разбегающихся атомов и галактик станут недостаточны для принятия решений, так сказать, резерв на случай, когда указанные частицы перестанут друг друга "слышать".
   Теперь, что такое интеллект? Грубо говоря, это обработка информации, поступающей в логическую ячейку как извне, так и с жесткого диска. Когда логических ячеек много, то и между ними должна быть связь, причем связь иерархическая, иначе выйдет короткое замыкание. Но так как меня скорее интересует не сам интеллект, ибо он прост как германиевый процессор с виду, а - участие эмоций в этом деле.
   Что такое эмоция? Опять же, грубо говоря, это недостаток информации для принятия однозначного решения, в результате можно принять несколько решений, первенство среди которых сомнительно. Короче, это быть или не быть в самом простом случае, который несколько лет подряд мучил датского принца. Или топтание муравьев на месте, когда они потеряли свой след. В таком случае, если поставлено заранее какое-либо ограничение, например, не принимать сомнительных решений, логическая система дает сбой, она просто останавливается, "зависает", и ждет отмены задачи. В этом смысле принц датский - точная копия. Внутри-то у него эмоции есть, описанные Шекспиром, но наружу-то они не прорываются, не приводят к окончанию решения задачи на эмоциях, так как логически задача не решается.
   Поэтому, строго говоря, эмоция - это окончание решения задачи наобум, как, говорится, бог на душу положит. И именно поэтому эмоция является двигателем прогресса. Ибо лучше что-то делать, чем не делать ничего. Вселенная-то расширяется или сбегается и ждать никого не будет.
   Но эмоциональное окончание решения задачи, естественно, не лучший вид решения. Это решение с равной или какой-то иной вероятностью может привести как к жизни, так и к смерти, как задачи, так и ее последствий. Но на это существует статистика, каковую не люди придумали, она объективна как электрон или Антарктида, люди их только открыли. Поэтому, собственно, не эмоции в виде сомнений движут прогресс, а статистика приемлемости сомнений. И неприемлемые сомнения умирают, а жизнь остается, с включением в ее практику приемлемых сомнений. Другого-то пути все равно нет.
   В связи с этим представляются интересными соревновании Г. Каспарова с шахматными машинами. Я их называю соревнованиями команды одноногих с командой одноруких в волейбол. В современный хороший компьютер можно затолкать, все дебюты и эндшпили, все возможные промежуточные позиции, все правила игры, причем компьютер их будет вытаскивать из своей железной головы со скоростью в сотни гигагерц, что, разумеется, голове Г. Каспарова недоступно. Зато Каспарову доступно совершать самые идиотские ошибки, и не обязательно - преднамеренные. У шахматистов одни называются жертвами в надежде чего-нибудь там стабилизировать или поставить соперника в тупик своим идиотизмом. Другие - просто "зевком", что намного ближе к топтанию муравьев, потерявших дорогу, на одном и том же месте (см. файл "Фабр"). Чего не испорченная, не сломанная машина никогда делать не будет, так как в счете она никогда не ошибается в отличие от людей. Каждый раз в такой ситуации машина будет безжалостно брать глупые жертвы, и наказывать за зевки. А от неглупых жертв - отказываться. То есть, с другой стороны, железо и человек будут играть как профессионал с любителем, но из-за несопоставимости начальных условий получится, что их судит судья, не отличающий коня от слона. Поэтому ни победа, ни поражение тут совершенно не имеют никакого смысла.
   Поэтому машину надо поставить в условия, чтобы она засомневалась, встала в тупик и вынуждена была бы принять решение наобум. А Каспарову дать компьютер, чтоб он мог одним пальцем вызывать с его жестокого диска то, что извлекает без всякого пальца машина. Вот тогда условия соревнования будут адекватными, и будет интересно посмотреть, что у них их этого поединка выйдет. Кроме этого, нужны еще два дополнительных условия. Сыграть им надо будет не менее тысячи раз, а, может быть, и в тысячу или в миллион раз больше, чтоб несколько приблизиться к генеральной совокупности. И тогда понадобится третья машина, статистическая, которая будет принимать решение о естественном отборе: кто, Каспаров или первая, играющая машина, достойны продолжать свой род.
   Мало того, чтобы эксперимент считался достаточно чистым, надо запретить играть всему остальному человечеству в шахматы. Либо, заносить каждую новую партию на планете в два первых компьютера: в живой и в железный.
   Именно поэтому я настаиваю на той мысли, с которой начал настоящую статью, а память на жестком диске - это только дополнительное средство. И сама память - это тоже дополнительное средство, общение предпочтительнее.
  

Кое-что о происхождении жизни

  
   Жизнь, на мой взгляд, существует везде, в том числе и в космосе. Поэтому мне очень жаль тех огромных денег, которые сегодня человечество бестолково тратит на ее поиски на Марсе. На эти деньги можно было бы, как следует поискать ее истоки у нас дома, на Земле.
   Между тем, мы до сего дня практически не начали изучение происхождения жизни на Земле. Разве что отдельные фрагменты, как отдельные части картинки на кубиках, 90 процентов из которых утеряны, вернее, даже еще и не изготовлены на фабрике.
   Так как я изучаю в основном разум, то начал с обезьян, послушавшись Ч. Дарвина. Но потом оказалось, что люди со всем своим разумом вполне могли произойти от медведей, что прямо-таки утверждают дальневосточные айны. Правда и собаки с кошками не очень-то отстали от нас по уму. Тогда мне представилось, что вся цивилизация произошла от торгового племени, евреев, догадавшихся организовать вместо равноценного обмена прибыльную торговлю. Пришлось задаться вопросом, отчего это евреи так сильно и резко возросли в уме среди прочих млекопитающих? Но теория Поршнева, что от людоедства и поедания мозга, меня не удовлетворяла, так как сам мозг млекопитающих, включая человеческий мозг, не сильно рациональная с точки зрения конструкции штука. Тогда я решил перейти к насекомым, найдя, что обезьяны по разуму ничем не отличаются от людей. Насекомые меня поразили, так что к одноклеточным и простейшим я спускаться через миллионы лет не стал. Так как наука сама не знает, откуда взялись насекомые.
   Нет, чтобы уж совсем не знали, это я перегнул. Только надо перед этим сказать о методике. Всему земному миру известно от ученых, что жизнь произошла в морях, точнее - в воде, и это так широко и подробно расписано, что примерно половину можно вообще не читать, это как припев в песне, одна и та же мысль повторяется раз шесть. А вот о происхождении насекомых ученые вроде как сами воды в рот набрали. Сказав в разных местах пару слов о том, что все трахейнодышащие, в том числе и насекомые, произошли отнюдь не в воде, а на суше, в дальнейшие объяснения на этот счет они во всей "Жизни животных" не пускаются. Сказав эти несколько слов, они вновь направляют нас в воду, и там мы тонем вместе с ними в хаосе видов, типов, подклассов, классов и так далее. Начиная, естественно, с инфузории-туфельки. Больше о "сухопутном способе происхождения" не упоминается. Однако о методике я еще не закончил.
   Дело в том, что энциклопедия "Жизнь животных" на то и энциклопедия, чтобы представлять нам все последние сведения об этой самой жизни на год издания томов. А если еще что-то там у них, знатоков, не устаканилось в общественное мнение, то они обязаны давать все точки зрения, а мы уж сами выберем из них всех точки, приглянувшиеся нам лично. Я имею дело с изданием 1969 года, другого пока не было. За таковое простую перепечатку я, согласитесь, не должен считать.
   Энциклопедия же начинает с морских членистоногих трилобитов, каковые давным-давно вымерли, еще в девоне или карбоне. Вместо трилобитов появились, опять-таки в море, хелицеровые (членистоногие). У хелицеровых произошло обогащение яиц желтком, благодаря чему им не надо было проходить многие стадии с линькой, чтобы из рыбацкой лодки превратиться в атомный подводный крейсер - все эти стадии стали проходить в яйце. Потом хелицеровые подались на сушу. Хелицеровым на сушу переходить было нелегко, даже очень трудно. Но эта задача была решена хелицеровыми и они превратились в наземных хелицеровых, в пауков. Ученые, на время оставив сухопутных пауков в покое, вновь вернулись к хелицеровым: "Меростомовые - это древнейшие морские хелицеровые, дышащие жабрами. Они до сегодняшнего дня остались в море". Вернувшись вновь к сухопутным паукам, добавили как бы между пауками: "Родина трахейнодышащих, в первую очередь, насекомых, - суша, здесь они сформировались, достигли невиданного расцвета и господствуют по сей день". И после этих слов - опять к паукам: "Паукообразные, они же халицеровые после выхода из моря см. рис.". Рисунок я приводить не буду, так как некоторые из них снова вернулись в море, на суше им надоело. Потом перешли разом к скорпионам, клещам, которые - тоже пауки, видов каковых не перечесть. Однако у всех "прослеживается переход от водных к сухопутным".
   Потом ненавязчиво добавляют опять среди пауков: "В класс насекомых включают всех трахейнодышащих членистоногих, имеющих три пары ног". Но трахейнодышащие, бывает, дышат и всем телом. Тут есть еще скрыточелюстные и открыточелюстные. Пчелы-муравьи - открыточелюстные. "Подтип трахейнодышащих. Этот отряд включает только наземных членистоногих, таких как многоножки и насекомые. Многоножки не могут жить во вневлажном воздухе, им хорошо только под землей. Потом попривыкли и к сухим местам".
   Мне начала надоедать эта недоговоренность, тем боле, что вновь замелькало: "Пчелы, осы, муравьи относятся к наиболее высокоорганизованному подотряду насекомых, называемому жалящими перепончатокрылыми. Иной раз говорят, что общественные насекомые не наделены разумом, а человек наделен. Все это, конечно, верно, но нельзя подходить к насекомым с такой точки зрения. Они просто иные. Польский писатель С. Лем...", и тут я здорово разобиделся. Дело в том, что этот польский писатель, которого я очень люблю, - фантаст. А фантастам делать нечего в энциклопедиях. Если, конечно, это "Жизнь животных", а не "Жизнь фантастики".
   Другими словами, нас как бы подталкивают совершенно бездоказательно к тому, что хотя муравьи и произошли на суше, но место им - среди хелицеровых, вышедших из моря. Я против этого ничего не имею, но расскажите хотя бы на десятке страниц из тысяч, как все-таки происходила жизнь на сухой земле? Тем более что "из общего количества видов на Земле доля насекомых составляет 70 процентов, их около 2 миллионов".
   Я начал читать энциклопедию через лупу и вот что нашел: "В дальнейшем мы увидим, что по тем формам, которые приняла жизнь хелицеровых на суше, у них наблюдается много общего. Но если общие на­правления эволюции хелицеровых вы­рисовываются достаточно отчетливо, то этого нельзя сказать о филогенетических соотношениях группировок внутри под­типа. (Туда потом и попадут муравьи - мое). Накопившиеся результаты срав­нительного изучения современных форм и палеонтологические материалы все менее укладываются в традиционную классифи­кацию хелицеровых, и в последнее время не раз предпринимались попытки ее пе­ресмотра. Однако зоологи не пришли к единому мнению, и это вынуждает нас в настоящем издании придерживаться тра­диционного подразделения хелицеровых на два класса -- меростомовых (Ме-rostomata) и паукообразных (Arachnida).
   Вообще надо заметить, что отрасль зна­ния о хелицеровых-- арахнология дале­ко не так разработана, как, например, наука о насекомых -- энтомология. Отечественных руководств по общей арахнологии не суще­ствует; вопросы происхождения и эволюции хелицеровых затронуты в немногих спе­циальных работах. Иностранные руководст­ва в большинстве также специальны, а в трактовке некоторых общих вопросов не всегда совпадают с нашими представлениями.
   Желание придать по возможности эволю­ционное освещение материалу привело к необходимости научной постановки ряда проблем, при изложении, однако, в доста­точно доступной форме, требуемой настоя­щим изданием. Такими проблемами яви­лись происхождение хелицеровых, выход хелицеровых на сушу и различные пути эволюции паукообразных, сравнительное рассмотрение клещей как трех независимых отрядов и ряд других. При этом особенно существенной для нас была трактовка хе­лицеровых в трудах наших зоологов В. Н. Беклемишева и А. А. Зах­ваткина" (конец цитаты, выделение - мое).
   Во-первых, мои любимые осы, пчелы и муравьи, появившиеся на суше, находятся у авторов "ЖЖ" вперемешку с этими самыми хелицеровыми, вышедшими из воды. Во-вторых, если составители "ЖЖ" - честные люди, то их мнения несовпадающие должны быть выражены в упомянутых ими специальных изданиях, работах, а не в энциклопедии. Тем более что зоологи не пришли к общему мнению. В третьих, фантазии С. Лема столь же специальны, сколько и иностранные специальные руководства, так как он пишет о неких марсианских "сепульках", о каковых до него вообще никто не слышал на Земле. И уж фраза "не всегда совпадают с нашими представлениями" для технического писателя энциклопедии - профессиональное преступление. Энциклопедия - не стыдливый научный труд типа воспитательной монографии по хорошим манерам, это фотография достижений науки, где случайно в уголке вполне может оказаться голая баба. И ее не надо выскребать. Выскребешь - будет подделка.
   В четвертых, авторы без тени стыда и опаски научного суда пишут: "особенно существенной для нас была трактовка" имяреков. Но это либо взятка, либо самый низкий подхалимаж типа чего изволите в возможный ущерб истине с использованием служебного положения. Еще не хватало, чтоб авторы на каждой странице энциклопедии написали как на березе, скамейке или скале "В.Н.Б. и А.А.З. + Я = ЛЮБОВЬ", что ничего другого кроме: "Я - преданный бес лести" как написал Пушкин про "девиз" Аракчеева, не может означать.
   Так что, попробую добираться до истины самостоятельно.
   Общепринято, что "существует два пути развития, как только животные стали многоклеточными: 1) млекопитающие, 2) насекомые". Только мне эти признаки не нравятся. Они мне напоминают, примерно, как если бы кто-то написал, что существует всего два вида двигателей: самолетные и тракторные, забыв про все остальные, и не отразив главных свойств, например, водяные, паровые, внутреннего сгорания и электрические. И это ведь сделано не зря, нас хотят направить в тупик.
   Вот если было бы написано, что существуют два пути развития: сухопутный и водный, причем сухопутный значительно древнее, - тогда другое дело, есть простор для сопоставлений и анализа, заполненный сплошными реальными фактами, к которым я сейчас перейду. Еще С. Лем где-то откопал, что насекомые по сравнению с млекопитающими практически не содержат воды. Я забыл приведенные им цифры, но они - поразительные, примерно как общая влажность бочки, заполненной водой, и - влажность пустой бочки. И такое феноменальное различие в содержании воды в организме не может быть чистой случайностью. Но это только начало о воде.
   Муравьи определяют влажность воздуха с точностью до 0,5 процента, то есть легко различают относительную влажность воздуха, например, в 100 и 99,5 процента. Вы представляете, что это такое? Например, вы бы пришли на стадион, сели на трибуну, посмотрели на футбольное поле и заявили: 80-метровое поле короче на 40 сантиметров. Судья бы измерил и, действительно, короче. Судья тут же бы упал в обморок, а вы бы хитро улыбнулись. Но для муравья, потребляющего воду из воздуха, это не праздное дело, от этого зависит его жизнь, и он настойчиво ищет местечко, где повлажнее. Может ли до этого дойти, например, лягушка, хоть и миллион лет назад выскочив из пруда?
   В задней кишке муравья "производится всасывание переваренной пищи, но главное - воды". Вы представляете себе, чтобы вы, млекопитающее, как-нибудь хитро всасывали воду из своей прямой кишки? Вон американцы отказались пить регенерированную из мочи воду на орбите, теперь и нашим возят ее на ракетах. Но это же на орбите. А вы, состоящие на 80 процентов из воды, разве таким методом себя обеспечите? А вот муравей вполне обеспечивает, правда, не всегда. У него есть еще куча приспособлений.
   Например, "насекомые могут жить в пустыне, где вообще не бывает никогда дождей (Южная Африка), а единственная пища - приносимые ветрами за сотни километров остатки растений. Воду они получают биохимическим путем, окисляя углеводороды" этих самых "сухарей", принесенных к ним ветром километров за триста. Я уже писал в другой работе, что насекомые произошли на Земле еще тогда, когда никаких морей и океанов не было. И именно этот опыт позволял им получать воду из минералов, большинство из которых состоит из соли какого-либо металла какой-нибудь кислоты, но главное, умноженной на "n" молекул воды H2O. Так что бери и пей, если у тебя наготове биохимическая реакция.
   Третье приспособление муравьев - так называемые мальпигиевы сосуды. Это система, функция которой - отдаленно напоминающая функцию наших почек. Только выглядят они не так, они напоминают резиновую перчатку, у которой от 2 до 150 штук пальцев, а запястье направлено в кишку. Вот эти пальчики и собирают со всего муравьиного организма концентрированный раствор солей (мочевины), предназначенных для выброса наружу. Но воды так мало, что в этих самых пальчиках "перчатки" даже образуются кристаллы солей. Кристаллы, как известно, не текут, а лежат, и мы бы с вами растерялись. А муравьям хоть бы что: "иногда ствол этого дерева (по нашему перчатки) прирастает к кишечнику несколько выше входа его в кишечник, он всего лишь отделяется от кишечника мембраной, через которую вода из кишечника поступает в мальпигиевы сосуды". "Обеспечивает непрерывное промывание мальпигиева сосуда одним и тем же количеством воды". Ловко, не правда ли? То есть, в мальпигиевом сосуде - сплошная каменная соль лежит и никуда не двигается. Поэтому муравей устроил себе мембрану, чтобы высасывать из почти сухого дерьма в кишках остатки воды. Может быть, там у него еще и пресс установлен? Отжимать говно. Может быть, муравьи вообще образовались на Луне? Там как раз воды столько, чтобы так исхитряться в ее экономии.
   И, наконец: "От жизни на суше многие насекомые перешли к жизни в воде в карбоне (это геологический период такой, когда каменный уголь образовывался, миллионов 300 лет назад - мое), но вымерли. Настоящих морских насекомых очень мало, примерно10 видов". Добавлю, что примерно из 2,5 миллионов всех видов на Земле. Что касается пресной воды то в ней "живут только личинки", а "взрослые насекомые сразу же начинают летать".
   Так что же нам врут, что "жизнь произошла в воде", когда 70 процентов видов ее проявления на Земле имеют сугубо сухопутное происхождение. А в остальные 30 процентов входят кроме млекопитающих на земле и в воде (киты, дельфины) сумасшедшее количество морской фауны. Нет, я не буду спорить, что совершенно незначительная часть жизни произошла в воде. Только это имеет примерно такое же значение для жизни на Земле как для проигравшей футбольной команды счет 3 : 7.
  

Плюсы и минусы воды

  
   Неоспоримый факт, что значительно более древние холоднокровные насекомые, хотя и достигли огромного прогресса, но все же уступили пальму первенства теплокровным млекопитающим, которые первыми представили на рассмотрение Богу человека. И это тоже - неоспоримый факт, из которого, не сильно затрудняя интеллект, можно сказать, что теплокровные - победители. Однако, динозавры - тоже победили несколько десятков миллионов лет назад, заполонив всю Землю, а потом, раз - и - вымерли. Все до единого, а ведь и их отряд насчитывал столько видов, что я даже не намерен их тут считать.
   К тому же, надо иметь в виду, что насекомые настолько адаптировались и прекрасно живут от Антарктиды до берегов Ледовитого океана, практически победив всех своих врагов, что последние миллионы лет живут как бы в хорошем санатории, занимаясь исключительно искусством. А вот человек - вершина творения, хотя и растет по численности, до динозаврового взрыва ему так же далеко, как до Солнца. При этом у человека то и дело возникают планетарные проблемы в области здоровья, загрязнения окружающей среды вплоть до изменения климата в планетарном масштабе, и то и дело оказывается на краю пропасти, на дне которой - полное забвение и пища для палеонтологов. Конечно, человек сам во всем виноват, но и динозавры не безвинно вымерли. Именно поэтому результат сравнения, упомянутый выше, нельзя считать слишком уж обоснованным. Ибо пока что палеография и живая зоология показывают, что насекомые пережили птеродактилей, археоптерисов, бронтозавров и мамонтов и явно и небезуспешно намереваются нас пережить.
   Итак, какие возможности дает дополнительная, обильная вода в организме?
   Во-первых, лучшую среду для биохимических реакций, ибо такие реакции лучше организовать в пробирке, нежели, например, в булыжнике, в вяленой вобле или в полене дров. В таких условиях можно до бесконечности искать и применять все новые и новые катализаторы, водорастворимые витамины, разрывать и соединять аминокислоты и производить прочие чудеса органической химии на благо самому себе. Но рядом с этим преимуществом лежит и недостаток чисто электрический. Мы же знаем, что для хорошего управления всеми этими химическими чудесами надо много проводов, даже больше чем на электростанции. И все они постоянно находятся в воде. Например можно сравнить сложность и цену трансатлантического кабеля с деревенскими проводами на столбах. Мало того, наш мозг, а это сложнейший компьютер, должен тоже функционировать в воде, а вы же сами знаете, сколько раз, почти на каждой странице инструкции, производители электрических мясорубок предупреждают: "не мойте под струей воды! протирайте сухой тряпочкой". А струю воды не сравнить с речкой, на дне которой должна работать электромясорубка, называемая мозгом. Именно поэтому каждый наш нейрон в голове покоится в жире, примерно как обмотки электрического трансформатора в минеральном масле. Но обмоток в трансформаторе - три штуки, а нейронов в голове - миллиарды. Поэтому "сухие" насекомые здорово выигрывают и на изоляции, и на простоте изготовления своих проводов.
   Во-вторых, обилие воды дает возможность использовать водяное отопление организма, совершенно такое же, как в наших домах. Причем точно так же как и в домах, половина тепловой энергии тратится на обогревание улицы. Разумеется, требуется и бойлер, чтоб воду нагревать, а бойлер надо топить чем-то. В целом же, когда имеется такая система отопления, то волей или неволей организм приучается не экономить топливо, так что коэффициент его использования получается как у паровоза, 5 процентов. Именно поэтому мы готовы есть день и ночь, и вдобавок всегда запасаем жир, так, на всякий случай. То есть система становится сверх расточительной. Ибо я еще не сказал ничего о сердце, которое гоняет по трубам горячую воду, нагреваемую в печени.
   У насекомых же ничего этого нет, поэтому у них очень хорошая тепловая изоляция, а когда им становится слишком холодно зимой, они разогреваются просто движением, примерно как мы, выйдя в тулупе на мороз и ожидая трамвай, притопываем, приплясываем и прихлопываем рукавицами. Поэтому их потрясающей экономии можно позавидовать, и не только потому, что они раз в десять меньше нашего едят, но и потому, что любая интенсивно работающая машина во столько же раз быстрее изнашивается. И нам в своем организме то и дело приходится менять в своем организме детали. Но так как мы этого не замечаем и называем регенерацией тканей и клеток, которые все до единой заменяются через сколько-то там суток, то я вам вынужден напомнить, что хорошо поработавший автомобиль техники рекомендуют не ремонтировать, а менять. Так дешевле, но разве вы согласитесь менять себя на кого-то другого?
   Насекомые же ничего в своем организме от рождения до смерти не меняют и не ремонтируют, хотя и трансформируют в стадии куколки одни детали в другие, притом не покупая даже новой смазки, не говоря уже о новых гайках и болтах. То есть, при полном сохранении первоначального веса системы из червячка получается муха как из паровоза - электовоз. Мало того, они на эту трансформацию даже не тратят собственной энергии, они дожидаются лета и за счет солнца перерабатывают всю собственную конструкцию на совершенно новую. Притом, чем больше солнца, тем у них быстрее идет работа: "При повышении температуры на 10 градусов скорость развития личинки удваивается, а порог развития 6-10 градусов", примерно как у капусты и картошки.
   Разве может такой системе собственного жизнеобеспечения помешать какой-нибудь вселенский катаклизм? И я ведь еще не сказал вам, что по собственному желанию куколка "иногда при благоприятных температурах останавливает свое развитие осенью, ожидая весны (диапауза), тогда как раннелетние куколки этого не делают. Сигнал к диапаузе - долгота дня. У саранчи диапауза в стадии яйца, у долгоносика - в стадии личинки, у совки - в стадии куколки. У колорадского жука - взрослая стадия".
   То есть, на улице стоит осенняя жара, но куколка знает, что это обманчивая жара, скоро все равно снег выпадет, и поэтому она сама себе говорит: "Подожду весны. Вот долгота дня станет увеличиваться, тогда примусь за работу". Да, не мамонты. Хотя медведи зимой тоже спят, что роднит их не с морскими амебами, а все-таки с насекомыми.
   В третьих, если уж так много воды в организме и сердце гоняет ее для простого его обогрева как в батареях центрального отопления, то вполне возможно использовать этот "бесплатный" поток, например, для "калгона" или "антикипина" и прочих полезных веществ, что и делают на теплоэлектороцентралях, попросту ТЭЦ. И уж, если энергетики об этом догадались, то природа не могла упустить такой шанс.
   Но так как воды слишком много, вода загрязняется всякими присадками и добавками типа излишних водорастворимых витаминов, то, естественно, потребовался фильтр, примерно как масляный фильтр в системе промывки двигателя автомобиля - возникли почки. И опять же из принципа "чего жалеть дешевое?" теплокровными было решено: выбрасывать в окружающую среду слишком уж грязную воду. И отказаться от выше упомянутых мальпигиевых сосудов, которые, как вы помните, могли в ряде случаев работать на оборотном цикле воды, примерно как водяная система охлаждения двигателя с радиатором во главе.
   Вы, конечно, понимаете, что пример с радиатором - только принцип действия оборота, а не физико-химический принцип действия более совершенных мальпигиевых сосудов. В общем, возникло мочеиспускание наряду с традиционным испусканием твердой фазы отбросов, в просторечии - испражнений, каковыми обходятся насекомые из-за недостатка воды. Правда, еще птицы, но им для полета "аппарата тяжелее воздуха" надо экономить в весе, поэтому они и отказались от отдельной мочеиспускной системы.
   Но и после этого воды еще много оставалось. И теплокровные решили, что нечего путать кровеносную систему с лимфатической. У них задачи - несколько различные и в одном объеме (пробирке) якобы трудно совместимые. И создали лимфатическую систему практически автономную. Что все это, уже перечисленное - почти преступная расточительность, я уже не говорю, я лучше остановлюсь на насекомых.
   У насекомых - гемолимфа, в переводе с тарабарского на русский - кровелимфа. "Крове" она потому, что в ней есть эритроциты, а "лимфа" потому, что состоит из того, что требуется в лимфе теплокровных - поток гормонов. Другими словами, эти две системы из-за экономии воды объединены в одну систему.
   Более того, эритроциты используются, например, муравьями не как средство постоянной доставки к клеткам кислорода, а как банк кислорода, куда муравей его откладывает как трудовое сбережение. Вы чувствуете разницу между деньгами на повседневные покупки, которые тратите, не слишком задумываясь, и деньгами в банке? Про деньги, я думаю, чувствуете, только у млекопитающих такого запаса нет: сколько прибывает кислорода, столько и используется. То есть у теплокровных ни копейки в банке нет.
   Теперь надо представить, что вы, например, в одиночку тащите на себе железнодорожный рельс, эдак под тонну весом. Оно, конечно, вы его и с места не сдвинете, но представить-то можно. Как у вас заколотится сердце, снабжая ваши мышцы кислородом, как вы часто задышите! Примерно в таких же попытках на этих днях умер студент, до этого по 16 часов в сутки сидевший за столом, и направленный безмозглым майором бежать кросс под страхом наказания. А муравей, нимало не смущаясь, берет на плечо этот самый рельс, только уменьшенный пропорционально собственному весу, и спокойно несет его примерно как из Петербурга в Москву, дополнительно к трахеям подпитываясь запасенным кислородом из эритроцитов. Принесет, подышит, опять запасет кислород, а потом идет за другим рельсом.
   Когда ресурсов много и даются они почти даром, примерно как в России, велик соблазн что-нибудь "усовершенствовать", невзирая на закон природы, открытый в эру телевизоров и компьютеров: надежность системы из не резервируемых элементов равна произведению надежностей каждого элемента. Допустим у теплокровных десять элементов (фактически их неизмеримо больше) с надежностью каждого 0,9 (фактически она выше). Общая надежность системы составит 0,910 и, если я не ошибся в десятикратном умножении, то это будет 0,3. То есть из 10 часов требуемой работы система будет работать всего 3 часа, хотя каждый из элементов и способен проработать без поломок 9 часов из 10, а семь часов из десяти система будет сломана и слесаря (врачи, ветеринары) будут ее ремонтировать. Если, конечно, она поддается ремонту, что, скорее исключение из правила, нежели правило. И по упомянутому студенту это видно.
   Таким образом, бесплатные ресурсы - разврат сознания, недостаток их - его прогресс, а для слишком "безграмотных" - исхитрение по типу: исхитрился и сделал. Да, насекомые едят друг друга, включая и нас с вами, но ведь и теплокровные не отказываются от жареных собратьев. Или мы "венец творения" потому, что написали Красную книгу? Так это же глупость несусветная! Может быть, и у динозавров была Красная книга, только сильно ли это им помогло? Животные вымирают не от отсутствия Красной книги, а от слишком большого выпендрежа, по научному - снобизма, не желающего замечать того, что я только что написал.
   Обилие воды - не благо, а вред в смысле устойчивости теплокровных в суровой окружающей среде. Так может быть дело тут в интеллекте в общеупотребительном смысле этого слова, каковой мы присвоили исключительно себе на основе самопровозглашения венцами творения? Действительно, мы решаем на бумажке биквадратные уравнения, а весь остальной животный мир этого не делает. Так может быть, они решают те же самые уравнения вообще без бумажки, как у нас принято говорить, в уме? Но на эти вопросы пока рано отвечать. Надо кое-что добавить.
  

Блуждание во тьме

   Самый мощный поток гемолимфы у насекомых идет через аорту в голову, в мозг, о котором мы вообще ничего не знаем, он представляется нам как сгусток нервов (нервных клеток), исходящих из всех более или менее известных нам точек. Но сам по себе "мощный поток" говорит о важности этого "сгустка". В гемолимфе у насекомых есть фагоциты для противодействия микроорганизмам и более крупным многоклеточным паразитам. Точно как у нас, только у нас они - в кровеносной системе. Про лимфатическую систему я не знаю, да, вероятно, и ученые не слишком-то в этом вопросе разбираются. Другими словами, у нас с насекомыми есть точки соприкосновения сверх упомянутых уже эритроцитов.
   Впрочем, заглянем в энциклопедию насчет "сгустка": "Головной мозг - скопление нервных клеток, переходящий в брюшную нервную цепочку. Головной мозг состоит из "первичного" мозга, связанного с органами зрения, "вторичного", связанного с усиками, и "третичного", имеющего ветви к верхней губе и передней части кишечника. Ассоциативные клетки мозга связаны нервами с органами чувств. Вес головного мозга к телу у пчелы составляет 1/173, у жука-плавуна 1/420. На распознавание геометрических фигур пчел можно выдрессировать". Из других источников добавлю, что каждая из трех пара ног имеет свой собственный мозг без номера, но и жало должно иметь мозг как и прочие отдаленные и специфические части тела, связанные с "брюшной нервной цепочкой".Из какой-то газеты узнал дополнительно: "В нейроне человека находится одно ядро, в нейроне муравья - тридцать".
   Все это выглядит по "ЖЖ" примерно как описание автомобиля некоторыми женщинами. У них тоже автомобиль делится на три части: первичная, там где мотор, вторичная - салон и третичная - багажник. С такими знаниями насекомых, конечно, далеко не уйдешь в смысле обнаружения у них интеллекта. Но вот 30 ядер в нейроне - это, по-моему, очень важная штука, позволяющая муравьям по меньшей мере в тридцать раз больше запомнить по сравнению с нашим нейроном. А по большей мере, если учесть еще и связи между ядрами в нейроне, которые ученые когда-нибудь откроют, то вместо одного нейрона нам надо иметь их в 30 раз больше, и это только часть экономии. Вторая часть - каждый нейрон у муравьев должен быть маленьким компьютером, не затрудняющим работу остальных нейронов бесконечными обращениями, а выдающим только обработанную, конечную и во много раз сокращенную информацию. Примерно как "кэш" в железном компьютере, даже - лучше. О трудностях прокладки кабелей под водой я уже говорил.
   Из всего того, что в "ЖЖ" сказано о пищеварении у насекомых, мне особенно понравилось следующее. О том, что пищеварительная система, как и мозг "состоит из передней, средней и задней кишок" я умолчу, чтобы не рассмеяться. Очень важно, что у насекомых есть внешнее пищеварение. То есть, муравей отрыгивает например на кусок деревяшки что-то там изнутри себя и ждет, пока деревяшка сварится как в кастрюльке, но значительно меньше времени, за которые мы варим, например, щи. А потом употребляет "горяченькое" как мы любим, например, с барбекю. Чтоб русским было понятнее, это очень похоже на шашлык, за исключением дров, разумеется, тут без дров обходятся. Экономия значительная. К тому же известно, что ферменты у муравьев тоже имеются, только они лучше по качеству, чем у нас, так как "лучше перерабатывают клетчатку", из которой деревяшки в основном и состоят. Как и у нас, в кишках муравьев есть специальные бактерии и простейшие, помогающие жить, например, вырабатывать витамины.
   Но самое важное то, что, например, "тли (думаю, не они одни) усваивают азот из воздуха с помощью азотофиксирующих бактерий, так как питаются соками, в которых нет белков". Оно и взрослые муравьи, и пчелы, и осы тоже питаются соками, а тех же самых тлей исключительно используют для кормления своих личинок (все-таки протеин), не позволяя себе ими лакомиться. Поэтому азота им тоже взять негде. Но мы с вами со школы знаем, что насекомые чуть ли не на сто процентов состоят из хитина, поэтому я им и заинтересовался.
   Так вот, хитин - это цепочка из сложных структурных молекул органической химии и каждая эта цепочка может содержать до 2400 таких молекул, причем видов таких цепочек химики даже не могут никак сосчитать, так много их разновидностей. Так что нарисовали они в БСЭ всего одну такую цепочку, для примера, не забыв упомянуть, что они по составу атомов химических элементов однотипны, отличаются только формой структуры. Как отличаются друг от друга пирамиды из живых людей (особенно их любят китайцы) на спортивных стадионах: несколько тысяч человек маршируют, потом становятся друг другу на плечи, на колени и даже на головы, изображая собой примерно снеговые кристаллы разной структуры, но все - красивые. Каковые вы и без меня видели в школьных учебниках. Люди одни и те же, а "кристаллы" из них все - разные.
   Кроме этого, я сразу же заметил, что на один атом азота приходится штук двадцать-тридцать атомов углерода, водорода и кислорода, причем три последних атома - тоже в разных конфигурациях - Н, ОН, СН и так далее. Так что аналогия с физкультурно-спортивной пирамидой - полная: один наверху, остальные его всяко-разно изогнувшись и сплетясь руками и ногами - поддерживают.
   Короче, я сразу же понял, как трудно добывать азот из воздуха, примерно как мыть золото: на сто тон пустой породы - грамма два-три, от силы пять. Поэтому азотом так и дорожат производители хитина, как драгоценностью, которой в атмосфере вообще-то около трех четвертей. Встраивают по одному на золотое (25-молекулярное) колечко, как бриллиант. И это не может быть случайностью. А значит - сверхразумно по экономичности.
   Я хотя и не забывал и ранее про экономию, в том числе и воды как бесполезной субстанции в больших количествах, но сейчас перейду к ней вплотную. Например глаза. У теплокровных животных глаза различаются разве что по дальтонизму у отдельных видов, а так - они у всех одинаковы, только у коров - грустные, но это эмоция, а не строение, основанное на экономике. А разве плохо бы было, если бы, например, у ученых определенного рода они были бы как микроскоп, а у другого рода - как телескоп. У журналистов бы обладали наибольшей дальнозоркостью, а у вышивальщиц - близорукостью. Что касается политиков, то им вообще глаза не нужны, ибо они ими никогда не пользуются, называя черное - белым.
   У насекомых же на этот счет все рационально. Вот данные из "ЖЖ" и БСЭ. "Много различных видов слепых насекомых в пещерах, где вечная тьма. У рабочих муравьев от 1 до 6-9 фасеток, у самки - 200, а у самцов по 400 фасеток. У стрекоз 28000 фасеток, у мухи 4000. У личинок насекомых - простые глаза, иногда их до 30 штук, почти как фасеточный глаз. У простого глаза у каждого своя роговица, а у фасеточного глаза роговица на весь фасеточный глаз одна".
   Например, для муравья, специализированного на кормлении личинок и матки, одной фасетки вполне достаточно, чтобы не проносить ложку мимо рта. Для рабочих муравьев по доставке рельсов 6-9 фасеток тоже вполне достаточно, чтоб не спотыкался. Самке, я думаю, надо 200 фасеток, чтоб ее ненароком не отравили по недогляду однофасеточные да и вообще надо приглядывать за этой оравой. Самцу же 400 фасеток надо, чтоб не путали самок с самцами, и не было гомосексуализма. Я, правда, не знаю, зачем стрекозе столько много фасеток, но, судя по отсутствию вообще фасеток у подземных насекомых, это необходимо и ученые вот-вот откроют, зачем именно. Что касается мух, то вы и без меня знаете, что подкрасться к ним даже сзади невозможно, уследят.
   Вы думаете, я не знаю, зачем личинкам 30, притом простых глаз? Ошибаетесь, знаю, только пример у меня - в предыдущей статье, где я рассматриваю данные, добытые великим энтомологом Фабром. Там все до тонкостей описано как личинка, стоя вертикально, строит из всевозможной формы камней, какими ей представляются песчинки, себе кокон. При этом она сперва сортирует эти камушки по величине, угловатости, цвету и красоте и складывает вокруг себя в отдельные кучки. Потом принимается за работу. Фабр это сравнивает с кладкой дымовой трубы каменщиком, а я добавлю, что у куколки все-таки не кирпичи, а именно дикий, разновеликий и угловатый камень, но не только это. Я где-то читал, что поговорка "вылетел в трубу", то есть обанкротился, произошла именно от найма плохого каменщика. Он трубу построил, а она очень дорогая, а труба возьми да упади. Вот и вылетел в трубу наемщик. То есть каменщику нужен, как говорится, глаз да глаз. Заметьте также, что личинка толста и неповоротлива, неуклюжа, а вертеться ей надо вокруг своей оси при кладке так, что голова закружится. Вот именно для этого ей нужны не только простые глаза с разными диоптриями, но и куча глаз каждой модификации, чтоб не ворочать хотя бы головой, ибо у нее же нет даже шеи, чтоб ворочать головой. Ну и самой незачем вертеться волчком, она же толстая. И все это вместе дает колоссальный эффект в смысле экономии движения и потребляемой на это энергии. И я даже не упоминаю об измерении с помощью вычисления в уме расстояния, через угол зрения. У нее же нет отвеса, уровня и складного метра как у каменщика.
   Насекомые вообще экономят на самых незначительных мелочах, например, на собственной покраске. Я не говорю о муравьях, я говорю о бабочках и жуках, вы же сами знаете, какие они красивые и разноцветные, включая новомодный "металлик", который у людей стоит кучу денег. Рассудив, что таких денег на покраску тратить не стоит, насекомые изобрели "оптическую окраску за счет преломления света". Так что в темноте они как кошки все серые, а на свету - любо-дорого посмотреть.
   Химическое чувство основа жизни муравьев. Они чувствуют соленое, сладкое, горькое, кислое и так далее, может быть, нам неизвестные оттенки вкуса. Органы химического чувства разбросаны по всему телу. "Меченые самцы бабочки прилетели на запах самки за 11 километров". "Мухи лапками пробуют, сладок ли раствор?" При этом они "чувствуют концентрацию сахара в воде в 2000 раз меньшую, чем мы" с вами. "Таракан лапками ощущает изменение температуры в 1 градус Цельсия". Слух насекомого воспринимает не только звуковые колебания, но и любые колебания среды. "Насекомые - единственные из беспозвоночных различающие звуки". Причем "трудно провести грань между слухом и осязанием". "Полевой сверчок воспринимает сигнал при частоте 1500 Гц при амплитуде всего в 0,1 миллимикрона" (миллимикрон - одна миллионная миллиметра). Мало того, насекомые "способны ориентироваться по магнитному меридиану, улавливают воздействие электростатического поля". Вы заметили, я уже устал комментировать и просто перечисляю. Но кое-что все-таки придется объяснить.
   "Насекомые чернотелки на севере дневные, а на юге - ночные". Они потому так и названы, значит на юге днем им очень жарко, примерно как нам в черной рубахе. А на севере они ночью спят под одеялом, а днем разгуливают в своих черных рубахах на солнышке, чтобы немного согреться. И это не мелочь, мелочь впереди, хотя я в этом не совсем уверен. Мы делаем бочки для своих продуктов, заготовленных на зиму, солим их, чтобы не протухли. И все равно до 40 процентов заготовленных впрок продуктов у нас пропадает. Так что колоссальные затраты на бочки, засолку и хранение более чем наполовину - сизифов труд. Муравьи и тут нашли чрезвычайно остроумный, бесплатный и 100-процентно надежный метод - ни грамма отходов. Они просто попросили часть своего племени стать - бочонками для меда, и немаленькими бочонками, каждый из таких муравьев способен прокормить своим содержимым 100 особей в течение месяца! При этом предусмотрительные муравьиные ученые сделали так, что сами муравьи-бочонки не могут бесконтрольно есть содержащийся в них мед: ученые муравьи приделали им специальный клапан, до которого их руки-лапки не дотягиваются. Опустошившись к весне, бочонки идут таскать, например, рельсы.
   Единственно, что ученые-муравьи не предусмотрели в видах экономии хитина и сил в лапках бочонков - это то, что муравьи, прицепившись лапками к потолку, иногда от усталости посередь зимы падают на пол и хитиновая одежка их разрывается, мед вытекает и тут - хоть плачь, хоть не плачь. Горю уже не поможешь. Но я думаю, что и эту проблему они решат, если уж не решили, пока я пишу эту статью. Или соломки настелют, или порекомендуют держаться не за потолок, а хотя бы за стену, поближе к полу.
   Или вот что учудили, тоже из экономии, каковая у них стала просто болезнью, манией. "Личинки некоторых мух живут в горячих источниках". Оно конечно не по всей Земле есть горячие источники, тем не менее, пропадать добру не стоит. Можно не тратить энергию на реформацию структуры в стадии куколки из червячка во взрослое насекомое. И насекомые не замедлили этим воспользоваться, естественно, где такие условия есть. А то, что температура очень сильно влияет на скорость процесса создания из червяка живого насекомого - смотри выше.
   Энциклопедии сообщают: "Почти все насекомые раздельнополы", и эта информация очень важна в смысле совершенства животного. Дело в том, что разнополость - ключ к наиболее быстрым мутациям, дающим пищу естественному отбору (подробности в других моих работах или в теории Геодекяна, если вы ее найдете). Здесь же я хочу сказать несколько слов о некоей особенности строения нашего с вами тела, как и тел остальных теплокровных животных. Каковых не замечается в строении, например, муравьев. Впрочем, они очень маленькие, чтобы эту особенность отчетливо заметить мне лично, а энтомологам, видимо, недосуг.
   От пупка до промежности у нас с вами идет как бы первородный какой-то шов, неизменно повторяющийся из поколения в поколение. Верхняя же половина, если не считать разницы в полноте груди мужчины и женщины, теплокровных практически этого "шва" не имеет. Поэтому невольно возникает мысль, что когда-то, совсем недавно, иначе бы эти следы "шва" не сохранились, мужчина и женщина были в нижней части своего тела - одним организмом, "разветвлявшимся" в верхней своей половине. Эта "сумасшедшая" идея, тем не менее, дает простор для дальнейших мыслей, а что касается "сумасшествия", то вспомните хотя бы теорию относительности, еще сто лет назад она считалась абсолютно сумасшедшей, время было - абсолютным.
   Вода предопределяет принцип деления клеток и многоклеточных, вплоть до человека на более ранней стадии. Суша же, судя по хитину, этой штуки деления не знает, она знает только рост цепочки, превращающейся в конечном итоге в простыню или ее клочки. Поэтому на суше и в воде мы имеем совершенно разные формы жизни. При этом такие два способа организации жизни находят свое подтверждение в физической химии. Вода стремится диссоциировать все в ней находящееся, то есть разделить на составные части. Но так чтобы они не теряли свои связи навсегда, чуть случайно сблизились - вновь срослись. На суше же такое невозможно, каждой ранее совместной частице надо приделывать ноги. И это уже будет не случайное столкновение, а преднамеренная ходьба навстречу друг к другу. Что, кстати, и показывают своим строением первичные насекомые - многоножки. Но это позже, когда ножки у многоножки вырастут. На первых же порах не остается другого выхода, как пристраивать к себе все, что случайно встретится, в том числе и азот из воздуха в хитин. Но встречи такие нечасты, даже очень редки, что вырабатывает консерватизм. В воде же эти случайные встречи настолько часты, беспорядочны и даже черт с богом (явная несовместимость) то и дело встречаются, что вошло в правило все со всем соединять. И так же легко разъединять. Именно поэтому у жизни в воде развернулись необъятные перспективы для физико-химических, а затем и биологических экспериментов, невзирая на затраты и низкий КПД. Консерватизм же и чрезмерная экономия у жизни на сухой земле - прямое следствие трудности войти в контакт. Именно поэтому у насекомых, я думаю, развилась такая гигантская система различных видов и количеств глаз. Но мы забыли о сросшихся мужчине и женщине.
   Плавать им в таком виде, я думаю, было неплохо, тем более что это не мужчина и женщина были, а всего лишь процесс деторождения методом деления, как у амебы: сперва вырастал отросток, увеличивался в размере, а потом вообще случайно, при цунами отрывался и начинал собственную жизнь. Но сперва, конечно, немного поболтавшись около родителя на пуповине. Из этого факта можно делать дальнейшие выводы. Но сперва надо уточнить, где раньше произойдет этот разрыв: в воде или на суше? В смысле, где дольше родитель и чадо могут просуществовать вместе, соединенные хотя бы пуповиной? Разумеется, в воде, на суше пуповина здорово мешает. Дополнительно надо предположить, что не сразу животные "выходили на сушу" как это принято в учебниках. Гораздо предпочтительнее, чтобы существовала какая-то переходная фаза типа земноводного существа, дышащего как жабрами, так и легкими, которые друг от друга не сильно принципиально отличаются, у них гораздо больше общего, чем, например, у них и трахейных систем насекомого. Мне напомнят, что в камнях, хранящих историю Земли, таких гибридов, соединенных пуповиной, не найдено. А я отвечу, что пусть хорошенько поищут. В таком соединенном виде по сравнению с разъединенным животные существуют из общей продолжительности их жизни очень мало времени, все-таки неудобно же так жить. Поэтому из сотни найденных отпечатков только один может принадлежать соединенным, остальные - несоединенным нашим предкам. Так что искать надо, ибо у меня из этого и дальше последуют выводы.
   Первый вывод - маленький: я вижу возможность начала деления на мужскую и женскую особь именно в состоянии двойного организма. Они хотя и одинаковые, но противоречия в них должны возрастать, примерно как у двух родных братьев или сестер, как у отцов и детей. В конечном итоге гермафродитизм может превратиться в половой принцип. В воде это гораздо легче, а значит быстрее, чем на суше у насекомых. При этом повторное совокупление в водной диссоциирующей среде осуществить довольно просто. И уже сформировавшиеся полы вступают в контакт как незнакомые ранее особи. Именно в этом как бы случайное преимущество, которое дает простор для дальнейшего совершенствования и естественного отбора лучших вариантов. В этом же может создаться предпосылка для регулирования будущего пола дитя. У растений и насекомых этот путь был несравненно дольше и на принципе опыления. Поэтому прогресс водных животных должен пойти значительно быстрее.
   Второй вывод состоит в следующем. Если сравнить, какую часть своей жизни насекомые и теплокровные посвящают воспитанию своего потомства, причем слово воспитание я понимаю как просто совместную, близкую жизнь, то окажется, что эти два изначальных сгустка живой материи диаметрально противоположны. Общение насекомого со своим потомством ограничивается внутриутробным общением с зарождения яйца до его снесения. Больше они не увидят, точнее даже, не почувствуют себя вместе никогда. Другое дело теплокровные, млекопитающие. В амебном совместном житье это может продолжаться до половины жизни. Потом это им надоедает и в конечном итоге время это уменьшается. Например, у низших обезьян это время составляет треть жизни, у приматов и медведей - четверть жизни, (см. мои другие работы) а у людей, желающих дать своим детям высшее образование, снова возрастает. Хотя в среднем по популяции падает, слесаря и токаря ее уменьшают, особенно уменьшают свинари и дояры, они уже с 12-15 лет самостоятельны и могут даже кормить семью.
   То есть, у теплокровных знания передаются от родителей к детям. И довольно долго, и это называется интеллектом в традиционном понимании. Но знания родителей неодинаковы, поэтому происходит расслоение, беспрерывно наследуемое, так сказать, из уст в уста. И я специально на этом заканчиваю, не обращая вашего внимания на инстинкт, до которого пока не дошла очередь.
   У насекомых же все свои знания вид, а знания эти безмерно велики, (см. предыдущую статью) родитель должен передать лишь яичку, точнее его желтку. И гусеница из яичка, потом куколка и, наконец, взрослая особь должны весь этот комплекс знаний нести в себе как эстафетную палочку в полном смысле этого слова, а по компьютерному смыслу как жесткий диск, на котором записано все, что следует. Это и называется у нас с вами инстинктом. То есть, особи ничего якобы не надо соображать, все у нее заложено в виде пресловутого инстинкта. А яичко - миллиметр и кроме инстинкта туда маме надо положить и то, из чего червячок получится, то есть материал. Но тогда прекратится развитие и совершенствование, но оно идет, так как я уже доказал сколь огромен и сложен объем записанных на жесткий диск знаний. И он не может быть получен за один раз, грубо говоря, в одном поколении. Значит, надо признать, что совершенствование шло. А если оно шло, то каждое поколение добавляет туда свою частицу знаний. А если добавляет, то и производит это знание, то есть мыслит.
   "Пчелы могут передавать друг другу индивидуальный опыт, например, азимут между направлением к солнцу и направлением к обильным цветам. У муравьев тоже есть целый ряд жестов, которые служат сигналами: дай пищи, опасность и пр.". "Между гнездами колонии муравьев происходит постоянный обмен молодью и рабочими. Если он прекращается, гнезда становятся враждующими". "При высокой скученности личинок саранчи возникает стадная фаза, а при развитии в разряженной популяции - одиночная, причем с отличием во внешнем виде. В стадной фазе плодовитость уменьшается до 300 яичек, тогда как в разряженной популяции она составляет 1000-1200 яичек. При этом личинки разряженной саранчи умеют голодать", что не отражается на их здоровье, добавлю я.
   Все эти разрозненные фразы, накопанные мной в разных книжках, плюс то, что я уже сказал в предыдущей статье, никоим образом не может быть предопределено в виде инстинкта, записанного в какой-то бесконечно малой частичке желтка. То есть, несомненно, что насекомые думают совершенно так же, как и мы с вами. Правда, по сравнению с нами - немного иначе. У них не хватает воображения и сомнений как у датского принца. С другой стороны, у теплокровных есть тоже инстинкты, например феномен чукчи, который я рассмотрел в предыдущей статье. То есть, интеллект и инстинкт настолько сближаются, что их трудно отличить друг от друга.
  

Источник разума, который намного хуже инстинкта

   Во-первых, доказано, что насекомые и млекопитающие имеют как разум, так и инстинкт, притом произошли они в разных средах. Инстинкт совершенно невообразимого объема знаний передается через совершенно невообразимо малую частичку материи. Кроме как в хромосомах все это никуда не записать. И на это чудо, по-моему, ученые не хотят обращать внимания. Иногда кажется, что наши так сказать чисто интеллектуальные знания, все достижения человечества, - бесконечно малая часть от инстинкта. А через пять минут подумаешь, что инстинкт человека - только малая часть от его накопленных интеллектуальных знаний. То есть, нет прибора для измерения и сопоставления. Таким измерительным прибором, я думаю, надо считать ресурсы и их экономию.
   Насекомые произошли на суше, им нипочем радиация и вообще они будут жить вечно. Но они существуют на пределе возможного в смысле ресурсов, они совершеннее чего бы-то ни было на Земле. Значит, они могут жить и в космосе и вообще чуть ли не на поверхности Солнца, там, говорят, не выше 6000 градусов. Потому я и думаю, что предки насекомых - это жители Вселенной. И пусть биологи смеются, сколько им влезет. Именно насекомые хранят всекосмический инстинкт, подкрепляемый и несколько видоизмененный условиями Земли. Но дальше, как бы не было обидно, они развиваться не могут, они на вершине прогресса и именно потому, что сильно экономят, даже на эмоциях. Оговорюсь для шибко въедливых математиков, чтоб они из-за мелочи не отбросили целиком эту мысль. Конечно, насекомые не достигли максимума, ибо самого максимума в этой функции нет, это так называемая кривая сатурации, которая никогда не достигнет своей асимптоты, хотя неуклонно и приближается к ней.
   Но насекомые точно так же как и мы с вами имеют паразитов, которых они сделали точно так же как и мы часть из них своими помощниками в жизни. Но простейшие эти не могут жить одни в космосе, в насекомых - другое дело. И даже если насекомое превратится в ледышку при минус 273 градусах по Цельсию, эта совместная жизнь только замерзнет, заснет, но не прекратится. И как только эта совместная жизнь оттает, так сразу же и возобновится. То есть, я думаю, что именно такой симбиоз - есть основа жизни во Вселенной. А думать, как известно, не запретишь. Хотя и еще добавлю: не насекомые перешли жить в воду, дав начало водной жизни, а их нахлебники, простейшие. И там им показалось - хорошо. То есть, насекомые пошли купаться, и часть своих нахлебников потеряли в воде.
   Главный же вывод из этого, что насекомые в связи с изложенной экономией, которой сами положили себе предел развития, никогда не станут разумными людьми. Ибо разум - не сумма знаний, каковая у них на сегодняшний день больше нашей, а именно сомнение, заставляющее поступать наобум. Но об этом я уже писал. И на этом с насекомыми закончим. Добавить разве, что насекомые попадают в упомянутые черные дыры и так там сжимаются, что весь их миллионами лет накопленный инстинкт превращается в математическую точку. С этим они к нам и возвращаются при взрыве.
   С теплокровными начну разбираться именно с того, что воспитание потомства у них неразрывно связано со значительной частью собственной жизни. У насекомых общаются только взрослые особи, живущие максимум два месяца, притом только между собой, но не со своими детьми. Их дети появятся только месяцев через 10 после смерти родителей. Поэтому-то у насекомых и появился такой сложный социум, когда людей вообще не было на Земле. Фу ты черт, никак не могу отстать от насекомых.
   Несомненно, на первом этапе у теплокровных преобладал тоже инстинкт, но потом дело стало меняться, постепенно, конечно. Я не считал точно, сколько потребуется поколений, чтобы наука родителей стала преобладать в сознании и, прежде всего, в создании этого самого сознания. "Ты - мой ребенок" и "я - твое дитя" простые мысли для нас нынешних, когда-то были великим достижением самосознания. С этого оно, собственно, началось. Знаменитая советская поговорка "ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак", только несколько в другом формате (мать - дитя, дитя-мать - дитя), родилась, я думаю в это самое время. Ибо это есть смысл старшинства, обучения и послушания. И, естественно, накопления знаний от живого поколения матерей к живому поколению детей и даже - от живых бабушек. Отцов я тут не считаю, они, как и у муравьев, не имеют никакого значения (подробности в других работах). Но и от мертвых прабабушек - тоже, через живых. Дальнейшее, я думаю, вам и без меня ясно, еще немного и торговое племя выдумает прибыльную торговлю, а там уже недалеко и до всеобщего просвещения и прогресса и даже до открытия электрона. Об этом у меня полно других работ. К этому можно только добавить, что материны наставления вступили в противоречие с инстинктом. Но так как у матери всегда был наготове подзатыльник, а у инстинкта - ничего, то инстинкт стал стремительно проигрывать интеллекту. Хотя кое-что и сегодня от него осталось.
   Но тут возникла закавыка, она у меня уже описана в статье "Почему ныне из обезьян не происходят люди", но нелишне повторить. Главное в этой закавыке то, что общая продолжительность жизни - первостепенный фактор. Чем она длиннее, тем больше накапливается знаний и опыта. Но, так как относительная величина времени совместного жительства матери и детей практически постоянна (загляните для интереса в "ЖЖ"), то ребенок приобретает больше у долгоживущих родителей.
   Но и длинная жизнь - не панацея. Важна ее интенсивность, притом в том смысле, какую я хочу жизни придать. Травоядные живут дольше хищников, но разве это жизнь? Они же не разгибая шеи питаются день-деньской, им некогда даже взглянуть на небо. А когда не едят, то - спят или пережевывают жвачку, что тоже - продолжение питания. Уж очень скудная у них еда. Хищники живут довольно разнообразной жизнью, но при обилии травоядных им и в голову не придет о чем-нибудь подумать, притом им надо много спать чтобы всегда быть в форме. А жизнь-то у них - пшик, короткая. И какие такие теоремы они передадут потомству? Видите, сколько видов теплокровных мы уже отсекли от научно-технического прогресса?
   Но у нас есть еще и всеядные, или собиратели. Это самая перспективная группа в смысле продвижения к разуму. Подробности на этот счет у меня - в других работах, здесь же остановлюсь вкратце на том, что насекомые имеют так сказать раздельное питание, к чему и нас, людей, призывают некоторые ученые. У части млекопитающих (травоядные, плотоядные) существует монопитание, а у части, включая человека, свинью и медведя, питание смешенное (всеядные). Что ближе лежит, то и съел. Хотя, если мясо лежит даже дальше, начинают именно с него, а уж потом с отвращением переходят к траве. Даже волки, которые к траве переходят в последнюю очередь, когда нет не только свежего мяса, но и - дохлятины, которую они все же едят, морщась от запаха. О раздельном питании здесь речь можно вести только как о случайном событии, тогда как у насекомых оно строго детерминировано. Личинки травоядных насекомых питаются смесью углеводов и растительного белка, взрослые особи - только углеводами. Личинки плотоядных насекомых питаются животным белком, взрослые особи - тоже углеводами. Но так как личинка и взрослая особь - это одно и то же животное, разделенное стадией куколки, которая вообще 10 месяцев ничего не ест, то раздельное питание - закон, не подлежащий случайностям стечения обстоятельств.
   Вообще говоря, истинное раздельное питание у насекомых ставит некую преграду совершенствованию интеллекта: чего зря думать, когда предопределено? А вот у всеядных, не знающих детерминированного раздельного питания, все время на уме: где б достать кусочек мяса? Хотя трава и не даст им вымереть. Поэтому и говорят, что бытие определяет сознание. Бытие разнообразно - разнообразно и сознание. А разнообразие дает пищу естественному отбору.
  

И вновь - вода

  
   Вода структурирована, как сама жизнь. Хотя замечено, что даже лед течет, притом не только с гор, но и просто яма, вырытая во льду на Крайнем Севере, постепенно сама собой, невидимо для глаза (как раскрывается бутон цветка в кино) затягивается при сорокаградусном морозе. Но я все же начал о структуре. По одним (из десятков аналогичных) данным науки 912 молекул воды образуют супермолекулу, которая имеет какие-то причины держаться структурированной (организованной) кучкой. Примерно три миллиона таких "кучек" (супермолекул), опять же объединяются в более крупную структуру - ячейку воды в полмикрона в поперечнике, каковую ученые якобы даже рассмотрели в микроскоп.
   Это примерно то же самое, что выстроить солдат на плацу: 30 солдат - взвод, 3 взвода - рота, 3 роты - полк. Взвод стоит в каре 5х6, потом промежуток и опять 5х6 еще два раза, в целом это рота. Потом промежуток побольше, и еще две роты, в целом - полк. Само собой разумеется, взвод в каре стоит локоть к локтю и лицом в предыдущий затылок, поэтому связь внутри взвода крепкая, это чувствуется даже по запаху пота. И степеней свободы у такого каре - четыре, не считая вверх и вниз (в рай и в ад). Они равным образом по командам "прямо", направо", "налево" и "кругом" могут шагать на все четыре стороны плотной группой наподобие вышеупомянутой супермолекулы.
   У роты - другая особенность: у центрального взвода всего две степени свободы, вперед и назад, а направо и налево путь заблокирован соседними взводами. У крайних же взводов - по три степени свободы, им мешает двигаться только один центральный взвод. И это немаловажно, так как взводы неравноценны по своим возможностям. Крайним атомам-солдатам очень хочется, чтоб рядом кто-нибудь стоял, чтоб чувствовать локоть, а это есть напряжение. Впрочем, крайние солдаты хотят в серединку, если уж слева или справа никого нет. И это тоже - напряжение. Я пока не говорю, в каких именно физических или моральных силах оно выражается.
   Пристраиваем к крайнему взводу первой роты крайний взвод второй роты. Положение крайнего взвода вроде бы выравнивается, только не совсем: расстояние между крайними взводами двух соседних рот больше, чем между взводами в середине роты, а мы знаем, что сила уменьшается пропорционально квадрату расстояния, то есть очень быстро. Именно поэтому полк уже не такая крепкая структура, не только как взвод, но даже и рота. О дивизии и армии я даже и не говорю. Дивизия тоже хочет ощущать локоть соседней дивизии, да кто же ей позволит? То есть, вода это примерно как армия со слабыми связями в своих подразделениях, причем с уменьшением величины структур связь внутри них возрастает.
   И я ведь совершенно ничего не говорил об индивидуальных чертах каждого солдата, каковых столько, сколько солдат на Земле во все прошедшие века.
   Почему я взял такой вроде бы дурацкий пример интерпретации, когда требуется просто рассказать о структуре воды?
   Да потому, что ее никто пока не знает (В.Ф. Дерпгольц). Знают только, что при определенных условиях (давлении 5,1 атмосферы, температуре минус 56 градусов и совершенно без всяких примесей) вода может находиться одновременно в парообразном, жидком и твердом состояниях. При этом одних только модификаций льда будет шесть штук, одни из которых тонут в воде, другие - плавают, а третьи при давлении 2,3 х 10 -3 мм ртутного столба и температуре минус 173 градуса будут иметь плотность, примерно равную плотности гнейса (2,3 г/см 3). Вы же помните, что у воды плотность единица?
   Даже просто структуру молекулы чистой воды никто достоверно не знает, и на этот счет есть около десятка гипотез. Кроме того, по данным В.Ф. Дерпгольца совершенно чистую H2O можно получить в самых современных лабораториях лишь на несколько секунд, а обычная вода из крана, например, при 3 и 5 градусах Цельсия имеет одинаковый объем, что совершенно невероятно для всех других веществ. Все другие вещества линейно увеличиваются в объеме при нагревании, то есть снижается плотность. У воды же максимальная плотность в 1 г/см3 - при 4 градусах Цельсия, а как при увеличении, так и при снижении температуры в диапазоне минус 10 - плюс 20 градусов плотность квадратично уменьшается, составляя при крайних значениях этого диапазона одинаковую величину 0,9982 г/см3.
   Дальше - больше. Например, теллур (Te), селен (Se), сера (S) и кислород (O) находятся в группе VIа периодической системы Менделеева. Поэтому химические соединения их с водородом должно иметь общие закономерности. Для H2Te, H2Se, H2S так оно и есть, чем больше относительная молекулярная масса, тем выше точка кипения и замерзания. Согласно этой общей для Te, Se, S закономерности точка замерзания Н2О должна была бы находиться между минус 90 и минус 120оС, а в действительности она приходится на 00С. Точка кипения должна бы находиться в диапазоне 75-1000С, а она попадает на крайнее значение. И вообще "сам факт существования воды в обычных для земной поверхности термодинамических условиях, - пишет Дерпгольц, - во всех трех фазах (твердой, жидкой и газообразной) делает это вещество крайне удивительным и необыкновенным", ибо все остальные вещества на Земле находятся только в каком-нибудь одном агрегатном состоянии, изредка - в двух, но в трех - никогда.
   У воды очень высокая скрытая теплота плавления - 80 кал/г, тогда как у железа - 6, серы - 9,5, свинца - 5,5. Скрытая теплота парообразования у воды (539 кал/г) тоже очень высока, так как 1/3 этой энергии достаточно, чтобы превратить в пар спирт, и 1/8, чтобы жидкую ртуть сделать парообразной. Удельная теплоемкость воды не только в 5-30 раз выше, чем у других веществ (исключая водород и аммиак). Так у спирта и глицерина в три раза ниже, у железа - в 10 раз, у платины - в 33 раза. Но и вообще аномальна у насыщенного водяного пара, при всех температурах и давлениях всегда - отрицательная. Что Дерпгольц называет "поразительным и малопонятным". У воды аномальна дисперсия в области электрических и световых лучей.
   Одно только действие магнитного поля при вспышках на Солнце на воду, причем в сотни и тысячи раз более низкое, чем в технологических облучателях (электромагнитные катушки) ускоряют коагуляцию, образование соли не на стенках, а в объеме раствора. Изменение смачиваемости, ускорение и усиление абсорбции, ускорение растворения твердых тел, изменение концентрации газов и так далее. И я даже ведь не упомянул, что природная вода состоит из 18 изотопных модификаций водорода и кислорода. Но и это еще не все. Только модификации одной так называемой легкой воды (обычной, без дейтерия и трития и разновидностей изотопов кислорода) составляют: перекись водорода Н2О3, перигидроксил НО2, заряженная молекула Н2О+, гидрооксоний Н3О+, экситон Н2О-, гидроксил ОН- , гидроксил-моногидрат Н3О2, поливодород Н2О3, гиперводород Н2О4.
   То есть, вода неисчерпаемо сложна и многообразна как сама Вселенная. Но и так аномальна, как во Вселенной ни для чего другого просто недопустимо. И я потому вновь вернулся к воде, что кроме недостатков, изложенных выше и не перекрываемых ее преимуществами, у водных животных в отличие от насекомых раскрываются необозримые перспективы мутаций на основе самого излишнего содержания воды в организме. Например, сама бесконечно многообразная и изменчивая структура воды, в которую можно встраивать все что хочешь, делает материал для естественного отбора бесконечно разнообразным.
   Но не только в разнообразии материала для естественного отбора дело. Сама частная так сказать жизнь отдельного животного от рождения до смерти протекает в непрекращающихся модификациях. В результате долгая жизнь животного может дать жизнь дочерним животным с совершенно различными от помета к помету генетическими предпосылками. Между тем как у насекомых может совершенствоваться только один хитин, и как говорится шаг влево, шаг вправо от него - побег, можно стрелять, прекращать "самовольство".
   Именно в этом кроется и сила, и слабость человека. Он всегда больной или полубольной, здоровых среди людей нет в отличие от большинства насекомых. А если физически здоров как бык, то умственно до старости - ребенок. Но не ради этого я затеял разговор о неимоверной сложности воды. Вода - только предпосылка, чтобы рассмотреть соотношение между разумом и инстинктом в связи с различиями в индивидуальном и массовом сознании.
  

Инстинкт и разум, покоряемые массовым сознанием, и

разум, покоривший массовое сознание

   Инстинкт - это тот же самый разум, только собственное "Я" в нем не имеет почти никакого значения. Собственное "Я" у насекомых нужно только для набора индивидуального опыта с единственной целью - тут же передать его сообществу в его полное распоряжение. Именно поэтому у более высших насекомых сообщество (социум) так развито и принимает все решения. Как? Пусть подумают узкие специалисты. Для меня же вполне хватит конечного результата: организация жизни насекомых строго предопределена и совершенствуется не в отдельных индивидуумах, а - в сообществе в целом. При этом сам состав видов насекомых (три четверти от всех видов на Земле) и выживаемость насекомых в природе несравнимы с выживаемостью и видами, например, человека. Они на порядок - выше.
   Я уже писал, что сообщество насекомым нужно потому, и они его достигли, что, во-первых, единая жизнь у них разорвана стадией куколки, и две трети ее - почти мертвый сон. Во-вторых, стадия личинки - только еда стройматериала и строительство себя и домика, чтобы было, где заснуть. В третьих, стадия взрослого насекомого - одна шестая жизни и предназначена для совокупления, заготовки кормов для личинки и общения среди себе подобных. При этом мама никогда не увидит своего малыша, она помрет, едва успев снести яичко. А папа помрет еще раньше, едва успев сделать приятное маме. Но так как на все это требуется одна шестая жизни, то на общение взрослых особей между собой едва ли будет больше одной двенадцатой жизни, округленно - десятая часть. Поэтому единственный выход - социум. Именно он несет в себе разум, передаваемый всем особям в виде готового, жесткого диска с записью. И это называется инстинкт. Именно потому, что собственное "Я" в нем не участвует.
   Но и человек несет в себе слабые остатки инстинкта, я их часто называю синдромом чукчи, без карты, компаса и часов, не имея ни единого ориентира, идущего туда, куда ему нужно. Отсюда я делаю вывод о том, что первичны все-таки насекомые, а значит, жизнь произошла не в воде, а - на суше, где в любом камне на Земле вода есть, только в очень ограниченном количестве. Поэтому совершенствование насекомых не останавливается, только оно идет без участия "Я", за счет социума и его массового сознания, каковое в человеке тоже отчетливо видно. Но оно индивидов в их массе сильно оглупляет.
   Сейчас я хотел бы напомнить о той структуре воды, о которой я писал выше, плотность которой примерно равна плотности гнейса, и существует она в космическом холоде. К этой воде я, пожалуй, прибавлю сведения о том, что в космосе могут образовываться и существовать минеральные мембраны, примерно такие, как в живой клетке. И выполнять ту же самую роль ситечка для избранных атомов. На этом основании я делаю вывод, что для синтеза белка не обязательно нужны моря и океаны. Единственное условие, чтобы вода все-таки присутствовала бы, хотя бы в минимальных количествах и хотя бы в одной из ее бесчисленных форм.
   После этого мне ничего не остается, как обратиться к растениям, ибо, когда говорят о живой клетке, не делают различия между клетками животного и растения. В них обеих - живые клетки. Тем более что ученые до сих пор никак не договорятся о том: растения или животные обыкновенные грибы? Но вот что интересно. У человека - 35 тысяч генов в геноме, у червяка - 20 тысяч, а у растений генов значительно больше, чем у человека. Поэтому не надо думать, что венец творения слишком уж далеко ушел от обыкновенного червяка, а то ученые, еще ничего не посчитав, самонадеянно думали, что генов у человека 70 тысяч. Посчитали и, как говорится, прослезились. Но не в этом же дело, я вовсе не хотел оскорбить человечество. Дело в том, что у растений генов - больше. Значит, у растения не только больше выживаемость, так как на каждый катаклизм есть свой ген, без катаклизма - спящий, но и более длинная история приспособления.
   Кроме того, хотя в растениях примерно столько же воды, как и в человеке (иногда больше, 98%), тем не менее, столько воды растениям не нужно, ибо "в процессе фотосинтеза используется лишь ничтожная часть поступающей в растение воды". Конечный результат фотосинтеза нуклеиновые кислоты и белки, в том числе и хитин грибов, точно такой же, как у насекомых, главнейшая, но меньшая часть которого - атмосферный азот. При этом вновь образовавшиеся белки при отмирании растений вновь разлагаются на составные части бактериями и служат пищей вновь вырастающим растениям и животным. "В биологическом круговороте веществ особое место принадлежит азоту". "Безхлорофильные растения доводят мертвую растительную массу до полного разложения. Растительный мир в целом можно рассматривать как автономную природную систему, внутренне противоречивую (созидающие органическое вещество и разрушающие его растения), саму себя поддерживающую".
   Таким образом, растения, как и насекомые, произошли отнюдь не в океане, а на относительно сухой земле и нынешнее обилие воды им служит тем же самым, что и теплокровным, хотя они вполне могут обойтись и без излишков волы точно так, как насекомые. И с теми же самыми последствиями. Поэтому я должен себя спросить, есть ли интеллект у растений? Весь человеческий опыт показывает, что - есть. Некоторые люди даже умеют разговаривать с растениями. Тогда я должен уточнить, что одиночных растений почти не существует, почти все они живут колониями, как трава. И, надо полагать, что собственного "Я" у них тоже почти что нет. Хотя не в такой степени как у насекомых, ибо мама и детка часто растут рядом, например, деревья. А вот жизнь травы более напоминает жизнь насекомого, когда мама никогда не видит своего дитя. Значит вся информация, какая только потребуется для жизни, передается семенем, в том числе и массовое сознание.
   Вы, я думаю, на слово мне не поверите. Тогда я вам приведу пример, только что увиденный по телевизору. В Австралии есть осы, самки у которых бескрылые, а самцы - крылаты. Как и большинство ос, оплодотворенная самка строит свое гнездо в земле и сносит там свое яичко. Но прежде надо оплодотвориться. Бескрылая самка взбирается по стеблю на самый верх любимой орхидеи, чтоб ее было видно, и начинает испускать специальный аромат, привлекающий самцов. Самец немедленно подлетает и делает свое дело совершенно как у людей, а сама орхидея все это "видит", хотя она и растение. И ей, естественно, тоже надо опыляться, грубее - совокупляться на расстоянии. Не долго думая, орхидея выращивает на своей макушке отросток - точную копию взобравшейся туда бескрылой самки осы. По ТВ это показали и действительно - не отличишь. Мало того, орхидея откуда-то из себя достает точно такой же запах и начинает его испускать. Самец является немедленно и начинает ползать по упомянутому отростку, подыскивая то любимое место, ради которого он и прилетел. Но не находит и, несколько смущенный этим, старается все же найти, задерживаясь на отростке гораздо дольше, чем это было бы с живой осой - его подружкой. По ТВ это здорово заметно. Наконец весь измазавшись в пыльце, самец улетает, естественно, на другую орхидею, где его может ждать удача, но может быть и снова - обман. Но хитроумным орхидеям - плевать, главное, что они опылились.
   В этом примере все: и интеллект растений, и массовое сознание. Здесь нет только привычного нам "Я", кричащего благим матом: "Я сказал, я сделал, я придумал, и на этом не остановлюсь! И вообще я - лучший!" И если интеллект отличается от инстинкта только понятием "Я", то зря ученые для их обозначения выдумали разные термины. И без того сегодня простому смертному совершенно невозможно читать научные книги по "соседним" наукам, ибо из всех слов публикации простой смертный понимает только предлоги, артикли и знаки препинания, все остальное - термины, понятные нескольким сотням человек из пяти миллиардов. И все это делается преднамеренно, чтобы дурость авторов не была видна.
   Судя по людям, массовое сознание - это самая незначительная часть интеллекта, созданная индивидами, но оно присуще всем. Поэтому компоненты массового сознания принято считать всеми без исключения учеными весьма примитивными. Я это рассматривал в других своих работах, поэтому подробно останавливаться на этом здесь не буду. Главное - все, что непонятно любому из толпы или не принимается абсолютно всеми, из массового сознания выбрасывается как совершенно ненужный его компонент. Иначе людей не объединить поголовно. Именно поэтому массовое сознание примитивно в целом. Лучшие образцы остаются невостребованными толпой и отвергаются, вернее, отторгаются.
   Таким образом, получается, что вся живая природа, за исключением человека, живущая массовым сознанием, записанным на жесткий диск, передаваемый наследственностью, более устойчива, нежели венец творения. На жесткий диск попадает только то немногое из необозримых вершин интеллекта, что принято большинством, и это большинство - устойчиво к превратностям окружающей среды. Те пики интеллекта, которые не воспринимаются большинством вида, остаются уделом отщепенцев - мутантов, и дальнейшая их судьба проблематична при естественном отборе: вымрут или создадут из себя новый, более совершенный вид.
   Между тем, исходный вид продолжает карабкаться к вершине, но предельно осторожно, принимая на свой жесткий диск только совершенно очевидные нововведения, не допуская ни малейшего риска. Именно поэтому до сих пор, преспокойно и уверенно живут древнейшие представители некоторых видов, но и даже микроскопа они не изобрели, чтоб поглядеть на самих себя внимательнее. (См. мою статью о так называемых "живых мешках").
   Нельзя сказать, чтоб первобытные люди были очень уж умны. Они намного глупее, например, современных медведей. Посмотрите хотя бы на этот счет мои другие статьи, например, про обезьян, медведей, австралийских аборигенов и американских праиндейцев, не попавших под влияние евреев в Центральной Америке. Поэтому я серьезно считаю, что именно евреи сделали из первобытного человека современных людей. Только не надо считать, что первобытный человек куда-то путешествовал, например, через Берингов пролив в Америку, ибо это - глупость. Первобытный человек образовался везде и сразу, притом не только из обезьян, но и из медведей, и так далее. Что же было к этому толчком?
   Я думаю, что постепенный отказ от подчиненности массовому сознанию. С одновременным повышением статуса своего собственного "Я", не согласного с подчиненностью толпе. Вообще-то о массовом сознании человека, собственном "Я", "Оно", ограниченными всякими разными штуками, можно почитать Ле Бона и Зигмунда Фрейда, поэтому я остановлюсь на тех животных, которые ближе всего подошли к этому рубежу. И главное, я буду брать к учету только всеядных (собирателей), ибо о моноядных я уже сказал - они не годятся для таких высот.
   Ни об одном муравье никогда нельзя сказать, что он ищет какую-то свою личную выгоду, он на 100 процентов подчинен выгоде сообщества в целом. И он будет делать не то, что ему нравится, а то, что нужно сообществу. Между тем Ле Бон пишет о людях: "Личная выгода является едва ли не единственной побудительной причиной у изолированного индивида, однако у массы она преобладает весьма редко". Но и саму массу он понимает не как незыблемую массу муравьев в муравейнике, а как - человеческую массу недолговечного рода, "которая быстро скучивается из разнородных индивидов, объединяемых каким-нибудь преходящим интересом". Значит, "Я" равняется эгоистической "личной выгоде", ибо "эго" - "Я", а все вокруг - недостойные. И это совершенно невозможно представить у муравья.
   Обилие воды, я даже считаю, что оно наступившее, кроме пренебрежения к строжайшей экономии воды и прочим недостаткам этого обилия, позволило не так строго выполнять предписания сообщества, ранее совершенно неукоснительные, и дало простор совершенно фантастическим возможностям модификаций и уклонений от правил на "жестком диске". И эгоизм стал возможен. А мы ведь только что читали об эгоизме австралийской орхидеи, без зазрения совести обманывавшей бедного и охочего самца осы. То есть, эгоизм сдерживался у насекомых самой невозможностью осуществления и подчинения своих желаний желаниям социума, а тут - получил простор. И пошло - поехало.
   Если вы мне скажете, что орхидея на иерархической лестнице ниже человека, а эгоизм уже имеет, то я отвечу вам, что и генов у нее побольше, чем у человека. Притом эгоизм у орхидеи социальный, а у человека - индивидуальный. Муравьи-рабовладельцы тоже эгоисты, но тоже - социальные.
   Ни один из видов млекопитающих и даже холоднокровных рыб не имеет социума в том понимании, какое мы должны вкладывать в понятие социума у насекомых. Социум у насекомых - это основа жизни вида, а социум у всех остальных "высших" - это, например, как участие в демонстрации или сидение в душном кинотеатре, то есть можно участвовать, а можно и - нет. Социум в этом случае просто - умозрительная выгода данного индивида, совершенно не обязательная для него. Например, в демонстрациях участвуют, чтоб начальство заметило и выдвинуло, или просто - за деньги. Кино в кинотеатре можно посмотреть и одному, но это - слишком дорого. Каждая селедка в косяке селедок в море тоже имеет какую-то личную выгоду, до которой я добираться не буду, я лишь сошлюсь на то, что кузнец, бондарь и сапожник, например, это - выгода каждого для организации самой деревни, но можно жить и одному как сыч. То же самое можно сказать и о стаях перелетных птиц, летящих клином, где каждой птице, кроме вожака, выгодно, чтобы перед ней рассекали плотный воздух. А вожаку выгодно иметь престиж вместо глупо растраченных сил. Косяку диких лошадей, вернее каждой лошади, выгодно встать в кружок, обернуться задними ногами к волку, а в середину кружка спрятать несмышленых жеребят. И только царь зверей этой выгоды не ищет и, естественно, бродит один.
   Посмотрим, кто же чаще всего пытается встать на задние ноги и лапы? Уж не лошади ли? Хотя и лошади - тоже, но это от избытка чувств. Хотя и это - тоже знак. Об обезьянах я говорить не буду, с их попытками прямохождения и без меня вам все уши прожужжали. Но вот всеядные медведи на речных порогах часами стоят на задних лапах посередь реки и ловят передними лапами (чуть не написал руками) прямо в воздухе рыбу, запрыгивающую на порог. Притом среди них есть такие, которые только делают вид, что ловят, а сами - поглядывают на соседей и, пользуясь правом сильного, тут же отбирают пойманное. Тоже "руками". И вообще медведи большинство работ (например, сбор ягод и грибов, "пчеловодство", строительство берлоги) выполняют исключительно "руками". И даже всеядные собаки то и дело норовят встать на задние лапы или "послужить", или кость придерживают, чего отродясь не делают плотоядные кошки, большие и маленькие. Даже слишком неудобные куски они "употребляют" без малейшего участия передних лап, только пастью.
   Наконец, наступает очередь "снежного" человека в самых разнообразных модификациях и по всей Земле абсолютно. Первобытные люди не дадут мне соврать. Потом наступает пора евреев, но об этом я уже столько написал, что не знаю, что же я здесь еще могу добавить.
   А, вспомнил! Надо сказать о генах и о том, почему ныне ни из каких животных люди не получаются, прямо на наших с вами глазах. На второй вопрос я уже ответил в статье "Почему ныне из обезьян не происходят люди", а о генах сейчас скажу.
   Во-первых, вы заметили, что у человека по сравнению с животными ненамного больше генов и даже меньше, чем у растений? Значит все те совершенства, которых достиг человек, не слишком-то и большие совершенства. И даже принципиально обратимые, ибо они пока не закреплены навечно в программе выработки специфического "белка ума" и поддерживаются только образованием.
   Во-вторых, та огромная куча генов, которая наличествует в геноме любого представителя флоры и фауны, любому из индивидов данного вида повседневно, так сказать, совершенно не нужна. Большинство генов вообще - "спящие". Поэтому они выполняют всего лишь роль страховки фирмы Ллойд от потерь кораблекрушения. Именно поэтому в нас все еще сохраняются про запас способности, например, без компаса ходить по бескрайней и безориентирной тундре, а кому этого не надо, те гены - спят. Поэтому мы все еще немного чувствуем друг друга на расстоянии, будто находимся все еще в социуме по примеру муравьев. И так далее 20 тысяч раз. И все это нам все меньше и меньше нужно. Мы ведь уже слишком умные. Всеми силами стараемся не заглядывать на наш жесткий диск инстинкта, все решаем чистейшим разумом с упором на эгоизм. Жалко только, что большинство даже не подозревает, что в организме у нас - страховка почти от всех превратностей судьбы.
   В третьих, не надо сильно обольщаться страховкой. Мы настолько вольны экспериментировать сегодня, и так широко пользуемся этим правом, что стало очевидно: ко многим нашим выкрутасам наш генетический аппарат не успевает приспосабливаться. Мы сильно забегаем вперед, рассчитывая на антибиотики и вообще, черт знает, на что еще. Между тем, повторяю, генов у нас лишних по сравнению с червяком пока не слишком много и совершенно недостаточно, чтобы лихачить как знаменитый "человек-паук". Он ведь все равно рано или поздно разобьется, так как гена против его выкрутас пока нет.
   В четвертых, не забывайте о предельно рационалистической системе пользования ресурсами у насекомых.
   В пятых, вы и без меня привыкли говорить, что вся жизнь природы едина, и довольно часто это повторяете. Беда в том, что при произнесении этих слов большинство вообще не задумывается над смыслом того, что он говорит. Это звучит примерно как русское "о кей", ибо даже американцы не знают, что это такое, и я вынужден был это им объяснять в большом куске специальной статьи.
   И, наконец, я не претендую на исчерпание предмета в связи с окончательным и бесповоротным установлением истины. Я просто размышляю на мотивы и, надеюсь, что это кому-нибудь поможет.
  
   28.07.04.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   16
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ш.Лаут "Чёрный вестник"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 6. Старая империя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) М.Эльденберт "Парящая для дракона"(Любовное фэнтези) Kerry "Копейка"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"