Синюков Борис Прокопьевич : другие произведения.

2. Иисус

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:


Иисус

1. Иуда

   Из предыдущего раздела вы, конечно, заметили, что иудаизм торговые еврейские племена сделали исключительно для себя, особенно Второзаконие, которое действительно и по сей день. Повторяю, не путайте его с "Первозаконием", которое по "дурости" исповедуют христиане. Поэтому рождение Иисуса Христа, хотя оно и было в действительности, им было ни к чему. Внимательные люди мне тотчас же зададут вполне законный вопрос: как так? У иудеев же существует между собой идентификация на базе поклонения богу Яхве, и Иисус для них - родня. Родня-то родня, конечно, но он же поднял в полном смысле восстание в своем монолитном коллективе, - отвечу я. Притом, захотел ниспровергнуть основы основ, Второзаконие, и снова перейти к "Первозаконию", в котором бог Яхве, конечно, почитался, но не исключительно, а параллельно с любовью к ближнему, "не укради", дескать, "почитай родителей", "не блудодействуй" и так далее. Но это же был уже пройденный этап, показавший свою неприемлемость для разрозненной жизни евреев среди чуждых им народов, за счет труда которых, "амхаарцев", "приземленных", евреям и завещал припеваючи жить Моисей.
   Дураком Иисус не был, тем более что Постников пишет о нем как "о высокообразованном ученом, членом соответствующих тайных орденов и (судя по евангельским рассказам) знал магию, алхимию и умел лечить нервных больных. Едва ли он мог достичь всего этого, не будучи богатого и знатного происхождения". Поэтому он прекрасно понимал, почему Моисей разбил первые скрижали с "Первозаконием" и "принес от бога Яхве" вторые, с Второзаконием. Понимал, но в то же время хотел сделать революцию, обреченную на провал среди собственного народа. В чистом виде такую идею понять невозможно. Поэтому "ученые" решили, что Христос хотел сделать "хорошо" всем людям на Земле, а своей родне, евреям - плохо. Но, тогда Иисус - полудурок. Рассмотрение этого вопроса я оставлю на потом, а пока спрошу: как бы поступили лично вы, если бы ваш родственничек начал раздавать ваше совместное наследство направо и налево, оставляя вас "без средств существования"? И как бы вы отнеслись к человеку, который бы пресек любым способом, я подчеркиваю, любым, действия полудурка - родственничка?
   Ответ у Постникова (Т.2): "Легенда об Иуде (Бытие, XXXVIII). Это довольно неприличная история о том, как сноха патриарха Иуды Фамарь притворилась проституткой, завлекла Иуду и родила от него двух близнецов. Интересно, что от этих близнецов ведут свое происхождение современные евреи-иудаисты. В частности, и генеалогия Иисуса Христа производится от легкомысленного приключения Иуды с вдовой собственных детей. Несмотря на все, библейский ловелас оценивается в Библии необычайно высоко и сравнивается с молодым львом (Бытие, II, 9). Примечательно, что имя евангельского Иуды Искариота тоже значит "Муж как лев" (АЙШ-К-АРИЕ). Два евангельских Иуды, Иуда - брат Иисуса и Иуда - предатель, являются раздвоением одной и той же личности. Теперь к ним прибавляется и Иуда Иаковлев. Но как же этот самый Иуда - предатель мог попасть, хотя и символически, в родоначальники самого евангельского Христа и притом таким недостойным даже и с точки зрения древнего человека способом: обещанием за это козленка вдове собственного сына-онаниста, которую он принял за проститутку? По Талмуду мать Иисуса тоже выставляется придорожной женщиной".
   "Неприличие истории" Постников может оставить при себе, он просто не знает, что в те времена инцест не считался каким-то выходящим из ряда вон обстоятельством. Это было даже менее стеснительно, чем высморкаться сегодня с помощью двух пальцев в фойе театра. На путаницу в этих внебрачных отношениях и стольких Иуд тоже не обращайте внимания, это много рассказов об одном и том же собрали в кучу, и каждый из рассказчиков что-нибудь, да забыл, и напутал. Обратите внимание лучше на то, что этот "половой лев" был "патриархом", то есть фактически преемником в каком-то колене Аарона - патриарха самого Моисея, "должность" очень высокая. Другими словами, Иисус из самого высшего иудейского общества. И Постникову можно было не приводить "косвенных" доказательств благородности Христа.
   Во вторых, обратите внимание на действительное "неприличие", о котором я сейчас скажу. Более или менее "приличное" библейское выражение "мать - придорожная женщина" в русском языке означает не что иное как "ё. твою мать". Эта "полилингва" имеется почти во всех других языках, разумеется, "индоевропейских" (я проверял), и является самым страшным оскорблением, которого и достоин в глазах иудеев отступник Христос. А Иуда - самым достойным человеком, "львом" во всех отношениях. Только они не знали тогда "устойчивого словосочетания" "во всех отношениях" и применяли самое "убойное" для них: "мужик-лев" по сравнению с "ананистом" звучавшее особенно "гордо". И вы посмотрите, как обеляют они снохолюбца? "Не узнал, видите ли. Она так "прикинулась проституткой", что, видя ее на дню раз по сорок, "не узнал".
   Я хочу сказать, что Библия, написанная, как известно евреями, совершенно адекватно относится к отщепенцу и предателю, Иисусу и - к обличителю, вернее, к внедренному в стан врага "разведчику" Иуде.
  
  
  

2. Личность Христа "не для печати"

  
   Постников (Т.2) приводит слова И.Т. Сендерленда: "Можно сказать без преувеличения, что ни одно писание Библии, ни даже псалмы, исполненные проклятий, или книги Иисуса Навина и Судей с их рассказами о разных жестокостях не содержат в себе столько чуждого учению Иисуса, сколько некоторые вещи, встречающиеся в этой странной книге (Апокалипсисе). Образ Христа, воспроизведенный в ней, безжалостный, разрушительный, мстительный, гораздо более соответствует изображению Нерона или сатаны". "Эта выступающая в облаках страшная фигура "сына человеческого", который говорит нам: "Я - альфа и омега" как Яхве у Исайи говорит себе: "я первый и я последний"". Но есть и такие слова, добавлю я: "Я есть альфа и омега, первый и последний", то есть противоречит только что сказанному, увеличивает себе "цену".
   "Какое отношение к "простому" Иисусу Евангелий имеют все эти различные фигуры?", - вопрошает сам себя уже А. Древс. "Несоответствие "апокалиптического" Христа с "евангельским" вызывало и продолжает вызывать бурные споры в среде ортодоксальных теологов и историков. Эти споры, не приводя ни к какому решению, лишь вскрыли всю противоречивость ортодоксально-традиционной точки зрения на Христа".
   "Вместе с тем, на вопрос, кто же, если не апостол Иоанн был автором Апокалипсиса, у историков никакого ответа нет. Кубланов М.М.: "... вопрос о том, кто написал Апокалипсис, в настоящее время не может считаться решенным". "Имеются две большие школы, объединенные лишь стремлением как можно сильнее оторвать Апокалипсис от остальных книг Нового завета. Гарнак и Фишер считают, что Апокалипсис был написан после всех книг Нового завета. "... большинство ученых Тюбингемской школы склоняются, что Апокалипсис является самым ранним сочинением Нового завета". "Лютер не признавал его ни апостольским, ни пророческим и объявил, что он не видит основания, по которому мог бы верить в его происхождение от святого духа". "Цвингли также не считал его библейским писанием, то есть не причислял его к каноническим".
   "О причинах почему все же Апокалипсис был включен в канон, у историков, по-видимому, нет даже гипотезы". По Постникову Апокалипсис написал Иоанн Златоуст, блестяще владеющий математикой и астрономией-астрологией, написал в Антиохии (Сирия). "... и все константинопольские священники, и окрестные епископы, и весь народ ... требуют единогласно, чтобы на место первосвященника посадили "помимо всех корыстолюбивых соискателей" не кого-нибудь, а опального, никогда ранее официально не признававшегося, оппозиционного пресвитера Иоанна, никогда ранее в Константинополе не бывшего". В общем, по Постникову это - Иисус Христос, которого по "требованию народа" вынужденно посадил император на константинопольский патриарший престол, а затем по всем правилам юриспруденции осудили судом и отправили в далекую ссылку, на пути в которую он и умер.
   Итак, что за вопросы поставлены? Вот они в концентрированном виде:
  -- до или после Евангелий написан Апокалипсис? Ответы прямо противоположны;
   - почему "апокалиптический" Христос противоположен "по любви" Христу "евангелическому"? Нет ответа;
   - кто написал Апокалипсис? Кто-нибудь от апостола Иоанна до самого Христа. Среди них может быть и тот, кто вообще не имеет отношения к Библии;
  -- зачем включили Апокалипсис в христианский канон? "Нет даже гипотезы".
   Как видите, ни на один вопрос однозначного ответа нет. Поэтому, может быть, ответ на вопрос, "полудурок" ли Христос, который я поставил выше, позволит приблизиться к решению предыдущих вопросов?
   Итак, Христос, будучи нерядовым членом правящей верхушки иудеев, решил отобрать привилегии у своих сограждан, чтобы дать их всем народам, всему человечеству. Этим он заслужил ненависть сограждан. Но все другие народы, все человечество так сказать, не знало еще о своих возможностях. Их надо было проповедовать. И Христу, как умному человеку, знавшему историю развития своего народа от "Первозакония" к Второзаконию, следовало бы пропагандировать среди всех и вся именно Второзаконие, чтобы оно было достоянием не только евреев, но и всего мира. "Отобрать привилегии своего народа" здесь надо понимать, естественно, фигурально: распространение "привилегии знать Второзаконие" на всех тем самым уравнивало бы евреев и всех остальных. Правила жизни у евреев бы остались, разумеется, но "евреями" стали бы все, а не только евреи.
   И наступило бы как раз 2000 лет назад современное общество западного типа, внедренное усилиями протестантов, в основном кальвинистов. На Бога бы перестали надеяться, просить у него то того, то сего, а надеялись бы только на свои собственные силы и смекалку. И было бы у них то же самое, что и у иудеев по Второзаконию: будьте одной семьей, но делайте то, что вам лично выгодно и не бойтесь Бога в своих делах, но отвечайте за дела свои только перед Законом. Бог же вам нужен только для того, чтобы быть едиными, самоопределяться, самоидентифицироваться в любви к нему.
   Но в том-то и суть, что это современное западное общество построено как раз вопреки тому, что постулировал Христос. И для этого 2000 лет потребовалось. Он обществу постулировал совсем другие правила: надеяться на Бога и он за них всех и каждого все решит, ни какой самодеятельности, никакого проявления личности как таковой, "шаг влево - шаг вправо считаю за побег, стреляю без предупреждения". Кальвинистам потребовалось отстранить от работы всех профессиональных священников и избирать их из наиболее преуспевающих граждан, чтобы они собственным примером учили новому и выкорчевывали старое, заскорузнувшее за 1500 лет.
   Кроме того, Христос прекрасно знал, что словесная шелуха "нравственных заповедей", которую бубнят день и ночь с амвона, слетает, как с луковицы, как только народ выходит из церкви. А вот Закон, не божий, а человеческий, и Неотвратимость наказания действуют гораздо успешнее. Иначе бы Моисей, которого он, может быть, даже видел, когда был совсем мальчишкой, не переписал знаменитые свои скрижали.
   Но Христос, заведомо зная о никчемности этих заповедей, использовал их в первую очередь, поставил их во главу угла своей пропаганды, которая была чрезвычайно интенсивной, нахрапистой, будто он начитался Маркса. Но он как умный человек прекрасно понимал, что все это очень понравится простому народу. Вон и Ленин на этом же самом поймал весь российский народ. Но именно российский, изнемогший в рабстве, а не западный, кое-что уже соображавший. Так и Христос ведь не к евреям пошел со своей пропагандой, а к безграмотным аборигенам, сквозь которые фильтровались евреи. Это первое.
   Второе. Он жизнь каждого предопределил и заставил поверить в царство божие, что особенно выпукло видно на примере мусульманства. А людям оставил только просить и кланяться. Но это, опять же, не очень бы привлекло народ, ведь были же и довольно самостоятельные личности, во все времена. Их он сразил "нравственными" заповедями, как позднее Маркс-Ленин - "всеобщей справедливостью", дескать, "земля - крестьянам, а фабрики - рабочим". Так что нравственные заповеди - краеугольный камень, а всемерное послушание - соус к котлете. Но именно этот "соус" - цель Христа, а вовсе не "нравственность". О действенности пропаганды нравственности он уже знал. А вот получив всемерное послушание, можно было строить империю. На идеологической основе. В каковой, по праву наиболее умственно развитых, власть получили бы евреи.
   Несомненно, Христос хотел не церковной власти, а императорской. Поэтому в Апокалипсисе семь церквей во главе с "ангелами" и ни одного патриарха, подчинение их всех непосредственно Христу, богу, а лучше "богу богов" или "шаху шахов". Тут бы надо перейти непосредственно к Апокалипсису, но потерплю.
   Лучше отмечу пока некоторую долю наигранности в нелюбви евреев к Христу. Она проглядывает в том, что о евреях перестали вообще говорить не только в Библии, но и в истории, вообще потеряли их родину. А чтобы не было сильно уж смешно, назначили им родиной Палестину. Но все равно смешно. И не только потому, что Палестина совсем не соответствует ни библейски, ни жизненно "стране обетованной", а потому, что, зная о каждом народе и стране все вплоть до обеденного меню фараонов и времени их укладывания еженощно в постель, ничего не знаем с некоторых пор про евреев. Они стали как бы фантомами. И как они оказались повсюду - тоже тайна. И заметьте, никто ее даже не пытается узнать. Как будто это никому не нужно.
   И последнее. Чисто логически надо признать, что евреям от Иисуса Христа была только одна сплошная польза, но отнюдь не вред. Евреи остались при своем Второзаконии, а всем остальным с помощью Христа под названием Второзакония подсунули "Первозаконие", которое заведомо вело в тупик, из которого их вытащил Моисей. И не только в тупик, как в свое время завело евреев, но и к подчинению "блуждающих во тьме" народов именно им, евреям, уже исповедующим то, к чему через 2000 лет с величайшим напряжением духовных сил придут народы. И то далеко не все, а только пока благополучный сегодня Запад.
  

3. Апокалипсис

  
   Начну с цитаты из цитаты. М.М. Постников (Т.1) приводит цитату из Трельса - Лунда "Небо и мировоззрение в круговороте времен". (Одесса, 1921): "Первым неизбежным последствием звездочетства или астрологии было новое разделение времени по числу планет... каждая из них воздействует на свой определенный день. Таким образом, возникла новая неделя, состоявшая из семи дней, и имевшая применение только в астрологии. (...) В конце концов, она восторжествовала везде". Потом цитирует "Историю суеверия и волшебства" Леманна (М., 1900): "Считается, что наиболее древним был египетский вариант, в котором первым днем был день Сатурна (суббота по-английски и поныне называется Saturday), вторым - день Солнца, воскресение (англ. Sanday) ... Замечу, между прочим, что таким образом, астрологическая неделя начиналась с еврейской субботы.
   Я эту цитату привел потому, что Постников ходит вокруг да около на многих страницах, чтобы, наконец, сказать: "Среди всех библейских книг Апокалипсис был одним из первых...", то есть, окончательно встал на сторону Тюбингемской школы, и более того, назвал его автором Христа. И связано это с тем, что Апокалипсис почти целиком основывается на астрологии, которую, между тем, христианские иерархи ненавидят и считают дьявольской. Но это так, между прочим.
   Вообще говоря, сама астрология просто не могла бы возникнуть там, где почти круглогодично небо затянуто облаками, то есть в Европе, сильно зависящей в этом отношении от Гольфстрима. Самое хорошее место для ее возникновения - Аравия и Египет, там любоваться ночным небом можно круглогодично, особенно если принять во внимание отсутствие фотографии в те времена. Значит, евреям-торговцам астрология была доступна, а их обязательная грамота для всех мужчин (Талмуд или Тора, я сейчас уже и не помню) делала возможным кое-что записать и проанализировать в период даже и дневного досуга. И если уж они собрались писать Библию, то с первой же ее страницы они не могли не вставить туда интересные вещи, которыми до сих пор интересуется едва ли не большая часть населения Земли. Я это к тому говорю, что Апокалипсис не обязательно зависел от астрологии, вся Библия вообще зависела от астрологии. Поэтому не астрология определяет Апокалипсис, а сама потребность в нем. Любоваться звездами можно было даже до "Первозакония", ибо, любоваться и соображать - вещи разные. Поэтому я и привел в начале раздела 2.2 цитату про "альфу и омегу", которые заменили собой "я первый и я последний". Поэтому подчеркнул, что суббота сперва еврейский праздничный день, а потом уже - египетский, хотя Египет, как я уже сообщал, находился тогда в самой Аравии или Малой Азии. Поэтому одобряю Постникова за "удревнение" Апокалипсиса, хотя он и не пошел в этом деле последовательно до конца.
   В общем, у меня получается, что "Апокалипсис" (буду пока его брать в кавычки) как страшилка надобен был всем и всегда, с самого начала, как только люди начали соображать, в первую очередь - евреи. Разумеется, он тогда не назывался Апокалипсисом, но подобными страшилками полон Ветхий завет. А еще ранее он был просто в устном виде. Как у нас "бука" для детей. И астрологию к нему, даже в устном виде, подключали потому, что и, правда, в астрологии много интересного, например, гороскопы, которые довольно точно характеризуют людей по настоящий день. И гороскопы будущего тоже не лишены напрочь основания. Иначе бы их давно забыли и не составляли, и в первую очередь в Кремле. Там же одни умники.
   "Апокалипсис" и астрология - это как пара сапог, каждый из которой - очень недостаточен. Или как ножницы, которые в единственном числе просто не могут существовать. А теперь обратимся к самому Апокалипсису, теперь уже без кавычек. А на втором этапе - к насущной его необходимости в первоначальном и окончательном виде. "Глава его и волосы белы как белая волна, как снег", то есть седые, про Иисуса никак сказать нельзя, ибо он умер молодым, а на небе не старятся. Недаром разумный человек "архиепископ Кессарийский городит явную чушь: "хотя для нас он и новый, но он древний, или правильнее предвечный, ибо о сем свидетельствуют его власи белы". Скорее, это древний текст о едином главном боге, например Яхве, который переделали под Христа, да "волосы" упустили по небрежности, потом, по небрежности же, канонизированной.
   Канонизированная небрежность сквозит и в титуле "дубины" Апокалипсиса. То там стоит "Я первый и последний", то "альфа и омега", а то и оба "титула" разом. Мне-то понятно, что пока евреи только готовились или уже приступили к торговле, но еще грамота им не потребовалась на первом этапе, всеобъемлемость Яхве, естественно, выражалась в полном комплекте их счета. Когда появились первые их, еврейские, буквы, они не сразу даже догадались перейти в "титуле" на них. И только когда их буквы из-за многочисленных проникновений сквозь народы приобрели "греческий" оттенок, тогда только "альфа и омега" попали в Апокалипсис. Притом русский перевод Апокалипсиса радикально ставит все на место: Христос "есть альфа и омега, начало и конец", а Сендерленд, читая где-то в другом месте Апокалипсис, все еще стесняется: "Я - альфа и омега" как Яхве у Исайи говорит (о) себе: "я первый и я последний"". Чувствуете разницу?
   По недосмотру попало еще несколько фрагментов из ранней версии "страшилки", например, такие: "...которые говорят о себе, что они иудеи, но они не таковы...", "...попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицей...", на что тот же комментатор добавляет: "ереси, образно названной Иезавелью". Это можно продолжать, но зачем? Желающие могут сами найти в Апокалипсисе еще большие анахронизмы, которые не могли и присниться Христу, покуда он не стал претендентом на место не столько Бога, сколько императора.
   Вот об этом и поговорим. Но сначала поставлю точку. Страшилки служили иудеям, потом стали служить всем прочим, включая христиан и мусульман. Без них никак нельзя и нам, типа "хоть бы не было войны". Я уже говорил, что Христос создал семь церквей, по числу "божьх" дней в неделе, поставив себя над ними царем. Но совершенно же естественно, что Бога, как правило, почти без исключений, боятся и "слушаются" все. И совершенно "автоматически", даже тайно от всех, про себя так сказать. Чего нельзя сказать о царях. У царей подданные, особенно самого высокого ранга, то и дело "выпрягаются", что видно даже по сегодняшним газетам. И чем выше ранг, тем больнее сказывается "неповиновение", недаром опять-таки, ныне в России выстраивается новая "вертикаль" взамен развалившейся.
   Вот этой "вертикали" и посвящен Апокалипсис в основном, а народу - в частности, для особо грамотных. "Альфа и омега, первый и последний" подробно перечисляет: "церквам ("губерниям") Асии ("империи") Эфеса, Смирны, Пергама, Фиатира, Сардиса, Филадельфии, Лаодакии", как будто это постановление ЦК КПСС, а не Апокалипсис. Мало того, в одном лице этого "альфы и омеги" и праКГБ, ибо он на каждой почти странице повторяет, к месту и не к месту: "знаю твои дела...". При этом совсем персонально добавляет каждому своему наместнику: "вспомни, откуда ты ниспал и покайся...", ненавязчиво: "...впрочем, ты богат", "...ты живешь там, где престол сатаны", у тебя "умерщвлен верный свидетель мой Антипа". Можете продолжить изыскания сами, без меня, там этих перлов "гэбэшных" - уйма. "Альфа и омега, первый и последний" напрямую запугивает своих начальников "подразделений": "Я найду (наскочу) на тебя как тать (разбойник)", "и ты не узнаешь, в который час я найду на тебя". "Затворю", дескать, тебя так, что "никто не отворит". А как вам нравится: "Держи, что имеешь, дабы никто не восхитил венца твоего"? Или: "Побеждающего сделаю столпом..."
   Впрочем, не обходится и без увещеваний и даже не без некоторого панибратства, как хвалили раньше у нас "стахановца": "...придут и поклонятся перед ногами твоими, познают, что я возлюбил тебя"; "...то и я сохраню тебя от годины..."; "...дам сесть со мной на престоле моем, как и я сел с отцом моим на престоле его". Но это уж слишком..., заканчиваю. Хотя "материала" хватит на отдельную статью.
   Постников и без меня сказал, что Апокалипсис написал Христос. А вот почему написал, не объяснил. Во-первых, дело в том, что Иисус ведь не для евреев писал Апокалипсис, а для народов, сквозь которые евреи фильтровались, коих оказалась целая куча, хотя и упомянуты всего семь, для кабалистики. Поэтому Апокалипсис, прежде всего, циркулярное послание. Циркулярное послание с примерами негативных дел "отдельных руководителей" тем хорошо, что оно создает у каждого "губернатора" не только впечатление о самом себе, но и о всепроникновенности Иисусова "воинства плаща и кинжала", и что все они по отдельности, и всей кучей, у Иисуса под колпаком. Но сама необходимость у Иисуса в циркулярном послании показывает, что империя его не однородна, и то и дело приходится ожидать "ересей", если не прямой освободительной войны. И "циркулярка" хотя бы дает понять всем этим "прохиндеям" разом о том, что я сказал чуть выше.
   Во-вторых, сам принцип, на котором Иисус делал империю, не очень хорош, и Моисей это доказал своим вынужденным переходом от "Первозакония" к Второзаконию. Но другого принципа "объединения народов под одним скипетром" до сих пор не выдумали. А евреям надо было свободно передвигаться и равномерно размещаться "для кормления" по этой "пересеченной местности". Поэтому они не возражали, даже в душе приветствовали, хотя вслух и не выражали своей признательности Иисусу. Они же были умные, понимали, что вечно империи не могут на таком принципе существовать. Ну, думали они, поживем, сколько удастся, а потом попросим какого-нибудь другого Иисуса придумать что-нибудь новенькое, понадежнее, например, фашизм или коммунизм.
   Кажется, я ответил на все вопросы, выделенные в предыдущем разделе. В том числе и на вопрос: зачем включили Апокалипсис в христианский культ? Для острастки.
  

4. Ислам, который к иудаизму ближе, чем к христианству,

но "произошел" с ним - одновременно

  
   Я давно уже убежден и показал в своих работах доказательства этой убежденности, что христианство и ислам - два сапога, пара. И "возникли" они одновременно, если не считать разницы в несколько десятков лет. Тех лет, которые потребовались так тщательно опекаемым "губернаторам" с помощью Апокалипсиса, чтобы втихаря, как говорится, создать свою секту. Не меняя, разумеется, основных принципов, а просто выставив себя реформатором и заставив народ, например, креститься тремя перстами вместо двух. И преодолев свой страх перед тем самым "альфой и омегой, первым и последним". Однако историки думают не согласно со мной, у них ислам всегда почему-то "младше". Наверное потому, что в исламе как будто нет Апокалипсиса, но всем ведь известно, насколько ислам жестко относится к "неверным".
   Постников (Т.3): "Обращает на себя внимание неожиданное появление этой культуры" (арабского ренессанса), быстрое развитие и внезапное исчезновение". Но, "сочинения, в которых арабские ученые значительно обогнали свой век, стали известны лишь значительно позже, уже после того, как европейские ученые независимо переоткрыли их результаты". (Например, арабские цифры, добавлю я, усмехаясь). Поэтому, "не был ли ислам при своем зарождении всего лишь одной из раннехристианских сект, в процессе дальнейшей эволюции начисто разошедшийся с евангельским христианством?" "Ибо Евангелия Корану знакомы". "Идеология и догматика Корана также сходны с библейскими. Важнейшее отличие состоит в отрицании троичности бога".
   Я чувствую сразу тут маленький подвох. Постников начал "городить" ислам от Евангелий, напрочь забыв, что тут же под боком у ислама искони существовал иудаизм. Если бы это был один пример, то можно было бы и промолчать. Но таких примеров - сотни. И это прямо говорит о том, что о евреях всячески стараются не вспоминать. Но общий тон одновременности ислама и христианства мне нравится. И если еще учесть, что так называемое несторианство, из которого "возникло" правоверие, а из последнего - православие, и все они использовали как эмблему на равных и крест, и полумесяц, притом "в одной упаковке", то я бы сказал на месте Постникова: ислам и христианство - производные иудаизма, разработанные иудеями специально для неиудеев. Притом еще до создания Евангелий и Корана. Евангелия же и Коран - это конечный этап Иисусовой революции, начатой с идеи перехода вновь на Первозаконие, продвинутой как следует отредактированным древним Апокалипсисом и развалившейся на два течения по смерти Христа. Подробности в книге и серии статей под общей рубрикой "Вчера".
   Однако Постников продолжает: "...получается, что территориальное единство Корана может быть обеспечено лишь книгопечатанием". "На позднюю составленность Корана указывает и запрещение в нем вина, тогда как, например, в сказках "1001 ночь" этого запрещения нет". Видите, Постников сильно хочет нас отклонить от только что самим им сказанного, аж в 15 век. А что касается вина, то Носовский и Фоменко приводят убедительные сведения, что этот сборник сказок вообще появился на свет в эпоху Возрождения. Кроме того, я доказал, что "русскую" водку придумали евреи, так как увидели, что с русским "горячим напитком" им не справиться, а лучше использовать его себе во благо, здорово удешевив его и почти бесплатно загнав "русичей" в кабалу. Запрет винопития в Коране надо искать не в Христе и христианстве, а в одном из преемников Христа, посчитавшем, что так будет лучше, так как на юге не так приучились еще выпивать как на севере. Оно и по скандинавам, и по немцам, и по финнам видно. А среди южных народов всегда и везде меньше пьяниц. У них у всех есть вещи "погорячее" вина - наркотики. Притом, начиная с Йемена и Эфиопии.
   Вообще Постников довольно часто забывает, что писал недавно. Может потому, что я "дергаю" цитаты из разных мест трехтомника в одну кучу? Вот: "Интересно, что Европа узнала о Коране очень поздно, о переводе Корана подумали лишь в XII веке". "Убеждение в существовании Магомета в VII веке ни на чем реальном не основано". "Мы видим, что реально биографии Магомета являются созданием XVI - XVII веков". Но он же уже сказал, что Коран без печатного станка невозможен.
   Сгруппирую следующий опус из Постникова. "Несмотря на длительное политическое существование Византии рядом с халифатом, объем византийских сообщений о внутренней жизни халифата, его культуре и религии удивительно мал. Особенно поражает почти полное отсутствие византийских сведений о магометанстве". "Вместо "мусульманин" и "магометанин" употребляются только "сарацин", "агарянин" и "эсмаэлит"". "А "агаряне" и "эсмаэлиты" восходят к Библии".
   Постников опять не уточняет, что именно к еврейскому Ветхому завету "восходят" агаряне и эсмаэлиты, и поэтому он дальше может сказать, вычеркивая из нашего сознания понятие иудей, о том, "что агаряне были вероисповедно близки к христианам не только объективно, но и субъективно, то есть, что они не отделяли себя от остальных христиан, ни большая масса других христианских сект не считала их веру нехристианской".
   И Постникову, по-видимому, наплевать, что Коран крайне оскорбительно трактует Христа и всю его родню, что в этой же книге он пишет о Христе как об изобретателе и внедрителе винопития. Он гнет свое: "... ни Византия, ни Западная Европа не видели в мусульманах представителей новой особой религии...". Кроме того, он не обращает совершенно никакого внимания, что к этому времени от Индонезии до Юга Франции идет сплошной пояс этих самых "агарян". А в Европе - только-только "возникают" первичные христианские секты, притом под руководством в основном женщин, представительниц и служительниц культа богинь-матерей, у которых боги-мужчины - простые прислужники. Другими словами, он захватил сразу время полного разделения христиан и магометан и строит на этом свои рассуждения. Заставив и нас поверить, что сперва "произошли" христиане, а потом от них "отделились" магометане. А дело тут в том, что сам принцип, на котором Христос хотел сделать революцию, вел к неминуемому расколу, что видно на примере, как христиан, так и магометан, буквально со дня основания начавших "почковаться". И сегодня не могут остановиться. А иудаизм, несмотря на демонстрацию нам историками его выдуманного сектанства, на самом деле монолитен как хороший кирпич.
   У меня невольно в связи с этим возникает подозрение, что Постников хочет нам рассказать, что "в огороде - бузина, а в Киеве - дядька". Или: "шила милому кисет, вышла - рукавичка". Вдобавок, он очень хочет довольно ясную концепцию Морозова о возникновении Библии "около Везувия" представить нам так, чтобы мы вообще ничего не поняли и запутались окончательно, вообще забыв о евреях. Поэтому и три тома его вышли как раз тогда, когда мы кое-что начали уже понимать. Не один он так думает. Например, как только в народе начала проявляться нелюбовь к евреям (Макашов), так сразу, судя по газетам и "ящику", оказалось, что чуть ли не все Герои Советского Союза, защитившие страну от германского фашизма, - евреи.
   Перейду в подтверждение своих подозрений к трактовке Постниковым арабов. "Намеченная выше теория постепенного формирования исламского вероучения (которую я назвал "в огороде бузиной, а в Киеве дядькой") имплицирует, что начало свое ислам (в форме агарянства) имел где угодно, но только не на Аравийском полуострове". И не только ислам здесь не мог "возникнуть". Вообще "зарождение какого-нибудь религиозно-культурного движения в географических и социально-экономических условиях древней Аравии представляется невероятным". Это он, я думаю, намекает на иудаизм, так как возникновение иудейской религии некоторые ученые полагают именно на юге Аравии и в Эфиопии, но такие же "постниковы" есть даже в "Британике", которая ныне издается в США, и поэтому "Британика" сообщает всем желающим, что "это не доказано". Я подробно рассмотрел этот вопрос в своей книге "Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории" и других своих работах, и полагаю, что иудаизм возник именно там, на основе "торговых" племен бывших бедуинов. И именно от тяжести жизни в этих песках, которые заставляют голову работать лучше, чем, например, в раю.
   Только мы с Постниковым понимаем слово "завоевание" по-разному, он - прямолинейно, а я - фигурально. Он говорит, что "отсталые" завоеватели (военные) быстро бы растворялись в более мощном культурном окружении, как какие-нибудь гунны среди римлян. А я говорю, что более умные "племена-торговцы" прочесывая более отсталые народы как гребень волосы, совершенно мирно "завоевали" первенство среди них.
   Джеймс Фрэзер - этот кладезь знаний об аборигенах всех континентов, очень удивлялся, что американские индейцы, живущие в самых благоприятных условиях, оказываются самыми отсталыми по сравнению с теми индейцами, которые живут в экстремальных условиях. Тогда я у него же самого выбрал народы, живущие "в раю", и народы, живущие "в аду", и разложил их по двум кучкам. Сомнения окончательно отпали. Это закон: в экстремальных условиях - люди умнее. Надо было только сделать величайшее открытие: превозмочь стыд и начать торговать, ведь торговля без обмана не бывает. А торговли не бывает без грамоты, хотя бы, что - почем? Ну, и расписки всякие, товарные векселя для начала. Тут бы мне надо еще раз перейти к древнееврейскому языку, его "огласовкам" из-за использования только согласных букв, и закончить на "индоевропейской семье языков", в которой на всех языках числительные и местоимения "я - ты", "мое - твое" пишутся одинаково, но надо же и Постникову дать слово. Тем более что он без крайней нужды про евреев никак не может вспомнить.
   До Постникова "все современные исследователи сходятся в том, что "арабская" культура была таковой лишь постольку, поскольку формой ее выражения был арабский язык, считающийся языком незначительного племени бедуинов. А распространение он получил потому, что на нем был написан Коран". Постников "телегу и лошадь" ставит на свое место: арабский язык "подобно латыни и еврейскому языку (библейскому) языку является искусственным, богослужебным языком агарянских сект, и подобно латыни на Западе, он стал со временем играть также роль международного языка науки. В отношении латыни этому способствовало распространение католицизма, а в отношении арабского языка - распространение ислама". Ставя "лошадь и телегу" на свои места, Постников совершенно, очевидно, забыл, что у него страниц эдак через полсотни говорилось о "происхождении" санскрита от европейской латыни. Это как же латынь "перепрыгнула" через ислам и арабский язык? Ведь все эти языки - "богослужебные". И вообще, зачем она "прыгала"? Опять "бузина и дядька". Впрочем и до Постникова - "бузина и дядька". Тем более что Постников, как говорится, ни к селу, ни к городу, замечает: "Кстати сказать, арабский язык Корана очень близок к еврейскому языку Библии, и гебраисты могут читать "по-арабски", а арабисты - "по-еврейски", но... "ссылка на эту близость для обоснования происхождения ислама из окрестностей Мекки совершенно несостоятельна". Как говорится: приехали... Больше тему языков Постников не развивает: наставил нам ловушек, завел как Сусанин "поляков" в дебри, и сам - в кусты...
   Но я об этом уже писал.
  

5. Напраслина на Христа

   Как вы, надеюсь, заметили, я не очень-то преклоняюсь перед Христом. Он нагородил больше своей мамаши, о которой Коран восклицает: О, Мариам, сестра Харуна (Аарона), ты сотворила неслыханное...". Но и напраслину на него Постникову не хочу позволить. Постников (Т.2): "Какой вид эта религия первоначально имела в руках Иисуса, Великого царя:
      -- Великий царь ввел в обрядность какой-то новый элемент, отвергаемый староверами, ааронцами (выделено мной), но с энтузиазмом воспринятый широкими массами верующих. Этот элемент произвел такое впечатление, что Великого царя начали приравнивать к Богу.
      -- Великий царь основал литургию (от слов "литэ" - общее моление и "оргия" - таинственное жертвоприношение), главной составной частью которой был обряд причащения хлебом и вином. Нет никаких оснований считать, что его литургия дошла до нас в первозданном виде. Напрооив, следует ожидать, что она много раз существенно видоизменялась. В частности, совершенно неизвестно, сколько хлеба и вина употреблял Великий царь в своей литургии.
      -- Винодельческий процесс является весьма тонкой и нетривиальной операцией, априорное существование которой ниоткуда не следует, и которую надо было открыть. У нас нет никаких оснований считать, что винодельческая культура была известна ранее IV века н.э.; с другой стороны, ясно, что человек, впервые открывший этот процесс, произвел гигантский переворот в жизни общества.
      -- Действие вина на человека должно было казаться людям, впервые с ним столкнувшимся, чем-то чудесным и сверхестественным, вселением в тело нового духа, непосредственным соприкосновением с божеством. Недаром "дух", "душа" и "спирт" пишутся одинаково - spiritus.
      -- По этой причине человек, изобретший вино, или, по крайней мере, применивший его к религиозным целям, должен был считаться всеми окружающими особо близким к Богу, сыном Бога и даже самим Богом.
   Все это делает очень правдоподобной гипотезу Морозова, который полагает, что основным новшеством Иисуса было введение употребления вина во время церковной службы. Вакх-Дионис - это лишь другая интерпретация Иисуса Христа. Знаменателен также евангельский рассказ о превращении Иисусом воды в вино в Кане Галилейской. Св. Иероним утверждает, что, согласно полученному от апостолов преданию, настанет день, когда будет произрастать виноград, каждый куст которого будет иметь десять тысяч лоз, каждая лоза - десять тысяч отпрысков, каждый отпрыск - десять тысяч ветвей, на каждой ветке будет по десять тысяч кистей, состоящих каждая из десяти тысяч ягод, которые дадут двадцать пять мер вина. И когда святой захочет сорвать ягоды с одной кисти, соседняя кисть воскликнет: "Я - наилучшая, возьми меня и возблагодари Бога..."
   В 1873 году был найден "Дидах": "Благодарим тебя, отец наш, за святой виноград Давида, отрока твоего, который ты явил нам через Иисуса, отрока твоего". Логическим следствием введения в богослужение культа вина является превращением его в вакхическую оргию. В сообщениях самых ортодоксальных церковных деятелей можно найти явные указания на то, что до церковной революции XI века вакханалии были неотъемлемым элементом христианского культа". Конец цитаты.
   Начну с "весьма тонкой и нетривиальной операции" виноделия. Южноамериканские обезьяны, не говоря уже о святом Иерониме Галилейском, только забыл какой вид так как "В мире животных" это видел, не едят какие-то плоды сахаристые вполне спелые, а выкладывают их на солнышко и ждут, когда они забродят. А потом едят, правда, слегка морщась, так как не забродившие, они вкуснее. По телевизору они морщатся так же, как и мы, выпивая. А потом веселятся, да так, что с веток падают. Чего с трезвыми обезьянами никогда не случается. Потом, естественно, засыпают, как мы с вами, в очень неудобной позе. Так что Постников сильно преувеличивает трудности изобретения вина. Другое дело водка. Тут - да, технология тонкая, не сразу сообразишь, большие знания нужны и практика. Недаром, когда русское правительство решило устранить евреев от изготовления водки, и уже написало указ, потом его само же отменило: до приобретения опыта русскими мастеровыми. Я об этом даже специальную статью написал, чтобы представить евреев по поводу "русской" водки более выпукло, вернее, справедливо. С Иисуса Христа эту напраслину я снимаю.
   Что касается введения им же "причастия" вином допьяна, то это - тоже ерунда. Уж если обезьяны выпивают, то людям, хотя и первобытным, сам бог велел как говорится. Притом бог еще прежний, вернее богиня-мать, например, еще одна из первых, Кибела, Гея или Афродита. Этим и привлекали в храмы всегда, и доходило до того спьяна, что пьяные мужики себя оскопляли "в честь" богини, и бегали по улице, показывая, и брызгая кровью во все стороны. Кстати и у нас скопец - это каженник по-русски (Даль). А "скоп", как известно, смотрю тоже, откуда и телескоп. И вы теперь подумайте. Было так весело и хорошо в храме, даже выпив, можно было "погрешить" более серьезно, с женщинами, притом совершенно открыто. А тут является Христос со своей всеобщей любовью и Апокалипсисом подмышкой, и запрещает. Да его же поперли бы первые христиане из храма почище, чем Пилат с "фарисеями и книжниками". Так что пришлось смириться и принять "правила игры", и только постепенно, уже при Козимо Медичи, собравшем Ферраро-Флорентийский собор, борьба приняла форму знаменитого "Маллеуса" - жечь этих "ведьм" беспощадно. Отучили.
   И не вино продвинуло учение Христа, а как раз - Апокалипсис. Хотя и вино для некоторых народов, никогда не имевших дело со спиртом, вещь почище героина, который раз попробовал и - пропал.
   Что касается "происхождения" ислама, правоверия, православия и католичества, это у меня - в других работах.
  

6. Каким был средневековый западно-христианский культ,

и когда это было?

   Этот раздельчик почти целиком - цитата (Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко. "Русь и Рим", т.1, "Издательство АСТ", М., 1999. С. 166 - 171). Может быть, поэтому Постников "разошелся" с этими авторами, и вдогонку к ним издал свой "более ранний" труд в трех томах после их публикаций? Похоже на то, что практически всеми забытого Морозова, понадобилось "обновить", но не переизданием его многотомного труда "Христос", а именно "интерпретировать" Морозова на злобу дня. Злобой же дня, несомненно, явились многочисленные сочинения упомянутых авторов, получившие большой резонанс, в коих "искажается" кое-что. Я не в восторге от некоторых "интерпретаций" истории этими авторами, например, тем, что всем миром владела когда-то Россия, но это не мешает мне соглашаться с ними по другим вопросам, где я вижу хорошую логику. Большую цитату я позволю себе прерывать в нужном мне месте и комментировать.
   Итак, "Что мы знаем сегодня о западноевропейском мона­шестве средних веков? Открываем, например, книгу Александра Парадисиса "Жизнь и деятельность Балтазара Коссы "Папа Иоанн XXIII" (Минск, 1980). "От отшельнической и благочестивой жизни монас­тырей первых веков христианства не осталось и следа, разложение церкви и нравов в них достигло невероят­ных размеров... Не способствовала строгости нравов и одежда монахинь, подчеркивавшая их природную кра­соту и стройность... Почти все монастыри Италии, -- пишет Родоканаки, -- принимали мужчин-посетите­лей..." О жизни монастырей в Венеции мы узнаем не только от Казановы. Сан Дидье пишет: "Ничто в Вене­ции не вызывало такого интереса, как монастыри". Были там частыми посетителями и вельможи. И так как все монахини красивы и стройны, ни одна не остава­лась без любовника. А забота надзирательниц о нравах выражалась в том, что они помогали монахиням нахо­дить более искусные способы встреч с любовниками и покрывать их... Во многих монастырях были устроены театры, и разрешалось давать представления, но играть в них могли только монахини... Не отличались выдержан­ностью и монахини Генуи. В одном из папских указов с прискорбием отмечалось: "Сестры из монастырей свя­того Филиппа и святого Иакова бродят по улицам Генуи, совершают непристойные поступки, которые диктует им их необузданная фантазия...".
   Прерву цитату, чтобы напомнить об оперных кастратах. Оперные композиторы не сами их придумали. Композиторы не выдумывают голосов, они просто используют в своих произведениях существующие в природе голоса, мужские и женские. И церковные композиторы тоже голосов не выдумывают, а пользуются теми, какие есть. Но если, например, в церковном представлении потребовалось вывести какого-либо пророка с довольно громовым голосом, иначе он не был бы пророком, а в этих представлениях "разрешалось играть только монахиням", то надо было искать монахиню хотя бы с контральто. И такую монахиню можно было найти. Ангельских же детских голосов среди монахинь было - пруд пруди. Но грянула революция Медичи, и всех монахинь из церквей поперли. Отныне в католической церкви могли петь только мужчины, в том числе и ангельскими голосами. Вот тогда-то и потребовались кастраты в церквах, так как кастрация - это менее болезненная и более гуманная замена оскопления, широко распространенного в культе богинь-матерей. При оскоплении мужчина хочет, но не может, нечем. При кастрации он даже не хочет.
   Продолжаю цитировать: "Новая западноевропейская евангелическая церковь XIV--XVI веков преследовала этот вакхически-христи­анский культ: "Распущенность монахинь в болонском монастыре Иоанна Крестителя была настолько велика, что власти были вынуждены разогнать всех монахинь, а монастырь закрыть. Монахини из монастыря святого Леонарда были отданы под надзор в монастырь святого Лаврентия, строгими и жестокими правилами снискав­шего себе славу "палача" монахинь... Число монахинь, преследуемых правосудием за распутство, росло с каж­дым днем. Каждый болонский монастырь имел кличку: "монастырь куколок", "монастырь сплетниц", "монас­тырь кающихся Магдалин", "монастырь бесстыдниц", "монастырь Мессалин"... Известный гуманист Понтано рассказывал, что в Валенсии испанцы свободно прони­кали в женские монастыри и что трудно провести грань между этими святыми обителями и домами, пользую­щимися дурной репутацией".
   Остановимся на минуту и задумаемся.
   Мы столкнулись с вопросом: каков был западноев­ропейский христианский культ до XIII--XIV веков н.э.? Похож ли он на нынешний? Сегодня нас уверя­ют, что до ХIV- ХVI веков "духовенство проводило время в вакханалиях". Мы слышали о разнузданном разврате, которому якобы предавались многие средне­вековые монахи, исказившие первоначально чистые идеалы христианства. Непредвзятое изучение средневе­ковых документов показывает, что этот культ практи­чески совпадал с тем, что мы сегодня считаем "язычес­ким, вакхическим, античным культом". Морозов при­вел множество свидетельств того, что, например, офи­циальная проституция была неотъемлемой частью сре­дневекового христианского богослужения в Западной Европе. Не исключено, что все эти "следы античности" кажутся сегодня странными лишь потому, что вступают в противоречие со скалигеровскои хронологией. Изме­нив хронологию, мы устраним кажущееся противоре­чие. Остановимся на этой проблеме подробнее.
   По-видимому, западноевропейский христианский культ в средние века совпадал с "античным", вакхичес­ким культом. В скалигеровскои истории сохранилось много следов того богослужения. Например, сегодня считается, что средневековое папство и монашество по­грязло в разврате (знаменитые "агапы" -- "влюбленные ночи", "вечери любви" были посвящены не дружеским возлияниям, а вакхическим оргиям). Конечно, уничто­жить вакхический культ было не просто, борьбе с ним церковь посвятила многие годы. В дальнейшем к этому, в частности, была призвана инквизиция. Знаменитые средневековые описания "дьявольских шабашей" имеют своими прообразами все те же "агапы" -- вакханалии, но превращенные уже (с точки зрения реформаторов церкви XIV--XVI веков) в "дело рук дьявола".
   Несмотря на успех реформаторства (не путать с Реформацией, а понимать как Возрождение, хотя это вовсе не возрождение, а простое силовое преодоление матриархата - примечание мое), вакхический христианский культ еще долго держался в Западной Ев­ропе. Вот, например, книга Шампфлери "История ка­рикатуры в средние века". Обычно карикатура исполь­зует реальные черты для того, чтобы, исказив их, обра­тить на них особое внимание.
   Шампфлери писал: "Странные увеселения (с точки зрения современной истории. -- Авт.) происходили в соборах и монастырях при больших праздниках церкви в средние века и в эпоху Возрождения. Не только низ­шее духовенство участвует в веселых плясках и песнях, особенно на Пасхе и Рождестве, но даже и главнейшие церковные сановники. Монахи мужских монастырей плясали тогда с монашенками соседних женских, и епископы присоединялись к их веселью". И далее Шампфлери, как самый скромный образец, выдавая его за карикатуру (!), приводит изображение ужина монахов "и их возлюбленных" из Библии XIV века (из Библии!), хранящейся под N 166 в Парижской национальной библиотеке. На миниатюре изображена типичная вакхическая ситуация: один из монахов на переднем плане предается любовным забавам с мона­шенкой, на заднем плане повторяется то же самое в массовом масштабе. Число такого рода "карикатур" в средневековых текстах и Библиях довольно велико. Кстати, папа Пий II (1405--1464), например, является автором эро­тических произведений и крайне непристойной (по со­временным понятиям) комедии "Христос". Упомянем и о знаменитой "Песни Песней", включенной в библей­ский канон и также пронизанной откровенной эроти­кой (трактуемой современными теологами как "иноска­зание"). (Замечу от себя в скобках, что папа Пий II - ровесник Козимо Медичи).
   Подобные иллюстрации, в том числе и в Библии, возможны лишь в том случае, если они рисуют обыч­ный образ жизни западноевропейского средневекового духовенства, факт, который всеми признается нормаль­ным; а если бы художник сделал это с целью порица­ния обычаев, уже переставших одобряться при новой идеологии, то, отмечал Н. А. Морозов, он и изобразил бы эту пирушку в какой-нибудь отвратительной форме, с чертями, влекущими грешников в ад, с уродливыми последствиями болезней. Вместо этого многие средне­вековые Библии иллюстрированы не только изображе­ниями вакханалий, но и "античными рисунками": ви­ноградные гроздья, по которым взбираются ангелы, не­отличимые от античных амуров и т. д.
   Еще якобы в VII в. н. э. собор в Шалоне на Саоне запрещает петь женщинам в церквах неприличные песни. Епископ Григорий Турский (VI век) протестует против монашеских маскарадов в Пуатье, носивших разнузданный характер. Шампфлери пишет: "Только в 1212 году Парижский собор запретил монашенкам уст­раивать "безумные праздники" в такой форме: "от бе­зумных праздников, где принимают фаллос, повсюду воздерживаться, и это мы тем сильнее запрещаем мона­хам и монахиням". Запрещения мало помогали. Так, в 1245 году обновленческий епископ Одон, посетив руанские монастыри, сообщал, что монахини в массовых масштабах предаются там, на праздниках непристойным удовольствиям. Из всего этого видно, с каким трудом (и как поздно) изживало новое евангелическое папство глубоко укоренившийся вакхический культ.
   "Не раз, -- замечает Шампфлери, -- когда я иссле­довал старинные соборы, стараясь найти секрет сби­вающей с толку, непристойной их орнаментации, все мои объяснения казались мне самому толкованиями на книгу, написанную на каком-то чуждом мне языке... Что подумать, например, о странной скульптуре, поме­щенной в тени под колонной подземной залы средне­векового кафедрального собора в Бурже?" Скульптура эта представляет собой выступающие из колонны в страстной позе ягодицы человека, выполненные тща­тельно и экспрессивно. Скульптура помещена в месте, удобном для любовных игр. Как могли терпеть такую скульптуру постоянно пользовавшиеся этим храмом монахи и прихожане, ранее того времени, как эта скульптура стала сохраняться в виде пережитка давно минувших дней? Попытки объяснить такие скульптуры и изображе­ния (а их сохранилось немало!) тем, что они являются "карикатурами", высеченными в камне, в священных храмах, на тех, кто в них служит, - несерьезны".
   Н. А. Морозов писал: "Но избыток стыдливости ли­шает нас важных научных знаний. Новейшие историки, умалчивая о христианских изображениях половых орга­нов в некоторых помещениях старинных храмов, набра­сывают покрывало на мысль того, кто захотел бы сопо­ставить памятники классической древности с памятни­ками средних веков. Серьезные книги о культе фаллоса с помощью серьезных рисунков осветили бы ярко этот предмет и обнаружили бы мировоззрение тех, кто и в средние века не мог еще отделаться от языческих куль­тов".
   Все эти упоминаемые здесь изображения никак не являются издевательством над церковью, а имеют такое же чисто пригласительное значение (до развертывания широких репрессий новой евангелической церкви про­тив прежнего культа), как и изображения кружек с пе­нящимся пивом на дверях пивных. Практически неот­личимы от этих христианских скульптур и рисунков знаменитые порнографические изображения "античности", обнаруженные, например, в Помпеях. И опять-таки, "стыдливость" препятствует ознаком­лению широкой научной общественности с этими многочисленными изображениями. Оказывается, "те из картин, которые представляют какие-нибудь резко эро­тические и неблагопристойные сцены, столь любимые древними (добавим -- и в средние века. - Авт.), со­храняются под замком... Кто-то тайком... ночью со­скоблил ножом непристойные фрески... В последнее время все помпейские картины и изваяния, несовмест­ные с современными понятиями о приличии, хранятся в секретном отделении бурбонского музея". В Помпее обнаружены дома, над входами в которые, прикреплены каменные фаллосы. Эротические скульптуры западноевропейского хрис­тианского культа имеются на капителях кафедрального собора в Магдебурге, на стенах знаменитого храма Нотр-Дам в Париже XII века и т. д.
   В археологии средневекового Рима хорошо известно, что здания практически всех основных римских христи­анских церквей возведены "на развалинах" прежних языческих храмов, причем эти якобы "предшествующие языческие святилища", были примерно того же назначе­ния и даже того же названия, что и христианские ("более поздние") храмы. По-видимому, объявив свое вакхическое прошлое (продолжавшееся вплоть до XIV-- XV веков н. э.) "ошибочным", западноевропейская христианская церковь, перейдя в XV--XVI веках в новую, более строгую фазу, просто переименовала свои языческо-вакхические храмы" (конец цитаты).
   Я недаром привел такой длинный отрывок из книги упомянутых авторов. Он показывает неразрывную связь христианства и дохристианства по "методике" привлечения народа в храмы. Но так как ни для кого нет сомнений, что дохристианский культ - многобожие, то и не должно быть сомнений в том, что Христос использовал "низменные страсти народа", и именно они, страсти, а не его "нагорные проповеди" и "исцеления", дали ход распространению христианства. И Христос это прекрасно понимал.
   Рассмотрим даты, но не абсолютные их величины, так как они лживые, а разницу меду ними. Христос родился в нулевом году и умер в 33 году новой эры. От "культа" языческого многобожия христианская церковь "освободилась" в 15 - 16 веках. Что же выходит? 1500 лет христианская церковь стояла нараскоряку? Сколько существовало "вечное" учение Маркса в форме руководства к действию, считая от знаменитого Манифеста 1847 года? Всего 150 лет, сегодня этого Манифеста нет даже в Большом энциклопедическом словаре 1997 года издания. И это в России, которая 70 лет жила под властью коммунистов.
   И что такое "первичное христианство" с непрерывно действующим этим, выше обрисованным, "культом", растянувшееся на 1500 лет, до первого издания "Маллеуса" в 1486 году и в период его 28 изданий до 1600 года? Это же дурость несусветная. Маркс умер в 1883 году, а уже в 1917, через 34 года, Ленин осуществил его идею. И не потребовалось 1500 лет "промежуточного этапа", чтобы был одновременно и капитализм и социализм. Поэтому у меня нет сомнения, что христианство доскакало до Западной Европы как раз перед Козимо Медичи, а уже он и его наследники "поправили" христианство Маллеусом.
   Но и так не может быть, чтобы христианство скакало "из Сирии" до Флоренции около 1400 лет, так как Ферраро-Флорентийский собор Медичи организовал в 1438 году, а уже в 1486 году вовсю печатали Маллеус. Где оно было? Что так долго задержалось? И Христос ведь помер уже тоже около 1400 лет назад. А если христианство доскакало раньше, несмотря на указанный "собор", то не могли же все оргии, да оргии "раннехристианские" продолжаться, целых 1400 лет, пока за их искоренение не взялся Медичи? Да, к тому же, и не слышно особо об оргиях в самой Сирии. Как они там-то с этими оргиями справились? Или их там вовсе не было? И в Константинополе, и в Греции, где христианство вроде бы "пышно цвело".
   И вино, "изобретенное" Христом по Постникову. К нему же тоже можно применить все эти вопросы, как и к "раннехристианским оргиям". Оргии-то, как известно, без вина не бывают, надо же прежде "расслабиться", чтобы оргии начинать. Это только в порнофильмах герои трезвые, они же "на работе". Попробуйте русского, да и любого иностранного, мужика заставить принять участие не только в оргиях, а даже проститутку "снять" на трезвую голову. В общем, не могло христианство болтаться, черт знает где, до того как попало в Западную Европу. А в Западной Европе оно точно оказалось где-то перед Ферраро-Флорентийским собором, не намного раньше, и не намного позже. А, судя по учению Маркса, этому "ненамного" не больше 50 лет. Так что и Иисуса Христа мы не можем отправлять в туманную даль времен, "доисторическую". Ну, лет на сто назад до Ферраро-Флорентийского собора его еще можно направить, но не более, ибо за сто лет почти все забывается, притом при такой письменности, без гласных букв. И не надо забывать, что научно-технический прогресс взвивается по слишком уж крутой экспоненте. От паровоза и парохода до сегодняшней микроэлектроники и прочих современных чудес, включая сотовую видеосвязь, всего ведь сто лет прошло, чувствуете, "кручу" этой функции? А тут 6000 лет - и все почти "горизонтально". И ислам, как родной брат христианства и оба они - от иудаизма, не должен далеко ускакать назад в глубь веков.
   Вот теперь надо снова вернуться к евреям, забыв о древнем Вавилоне, Египте, Византии и прочих "империях", включая Римскую, вернее, не собственно о них, а об их хронологическом "начале". Все это надо приблизить к христианству Ферраро-Флорентийского собора, ибо его дата - точная. Я думаю, что 500 лет, от силы 1000, на эти все дела хватит, включая Моисея. А теперь назовите мне страну, где нет евреев? Сколько времени им потребовалось, чтобы прочесать все народы и почти равномерно (до 5 процентов) в них расселиться? Для наглядности обращу ваше внимание на время расселения по планете других народов, начав с японцев. Ровно 150 лет назад ни одного японца не было за пределами Японии. И в самой Японии не было ни одного иностранца, исключая голландскую факторию. Возьмем китайцев. В Юго-восточную Азию они попали раньше, а в Европе и Америке они появились практически одновременно тоже лет 200 назад, не более. А сегодня китайские ресторанчики разбросаны по планете едва ли не чаще, чем "Макдоналдсы". И сами "Макдоналдсы" всего за 50 лет "завоевали" весь мир, хотя они и не нация. Итальянцы в массовом порядке начали "осваивать" Европу за Альпами фактически после Второй мировой войны, а арабы - уже после итальянцев. Сегодня сами видите, сколько их в Северной Европе. То же самое с африканцами. Вот в это самое время самый пик их расселения по планете и наблюдается. Да, что я говорю? Ведь во всей России из всех африканцев до 1975 года был всего один Поль Робсон, да и тот - из Америки. Да и на неделю всего. Я, конечно, не считаю Пушкина.
   Я хочу сказать, что для расселения народов не надо много времени и даже самолетов, хватит кораблей, кое-каких дорог, и лошадей. И совершенно не надо войн, я это отмечаю особо. А то вы подумаете, что вторую мировую войну я употребил как причину расселения. Она выполнила у меня только роль даты, которую почти все помнят. Значит, евреям не надо было тысяч лет, чтобы освоить все континенты. Им надо было времени для этого даже гораздо меньше, чем прочим народам. Потому, что все прочие народы устраивают в любой другой стране свои колонии, места своего почти поголовного сосредоточения. Им, видите ли, так жить легче, не изучая чужой язык, как следует и, не перенимая "чужие" правила бытового поведения. А евреев, наоборот, загоняли в гетто, насильно сосредотачивая их в кучу, что им, представьте, не нравилось. Ибо жалобами на "еврейские" гетто полна литература. А так как этими жалобами полна не только еврейская литература, а именно "общенародная" литература той страны, где они проживали, то совершенно очевидно, что почти вся литература данной страны принадлежала евреям. Или Ремарк, Фейхтвангер, жившие в Германии, не евреи?
   Я уже писал о желании евреев расселиться среди чужого народа более равномерно и причине этого. Но это не говорит о том, что евреи так же равномерно готовы заселить, например, Гренландию. Тяготение их к теплым краям известно. Например, в России им больше всего нравится жить не только в теплых краях (в Средней Азии тоже тепло), но желательно поближе и к морю: Крым, Одесса. Хотя и в Харькове их чуть ли не треть. Просто их никому в стране не хочется считать. А как считать начинают, они тотчас же меняют фамилии. Но я не для этого начал этот абзац, а для того, чтобы перейти к Италии - колыбели католичества. Это тоже очень теплая страна, почти такая же как их историческая родина, которую я все-таки нашел, несмотря на их сопротивление. Но главное, вокруг - море, точно так же как на их исторической родине - прибрежном пляже Йемена. И где бы ни родился Христос, на берегу Персидского залива, в самом Йемене или на берегу Эфиопии, которая была Эритрея и Аксум в те времена, его "ученики" должны были добраться в первую очередь именно до Италии, по пути "освоив" Грецию и берега Малой Азии. "Освоению" подлежали также и по тем же правилам прибрежья Пиренейского полуострова, вообще вся прибрежная черта Средиземного моря, а также Франции и, разумеется, Англии, так как там климат даже мягче французского. Германия и север Европы они оставили на последнюю очередь, притом для неудачников. Потом, правда, лет через 100 - 200 все это выровнялось некоторым образом, уже по конъюнктуре торговли и банков, коими они искони занимались. Особенно хорош был остров Мальта. Я даже думаю, что когда-то "сапог" в этом самом месте соединялся с Африкой, и где-то здесь находился Карфаген, но потом затонул. Вот что значит еврейская любовь к воде, о которой я упоминал выше, в разделе "Яхве и море".
   Вот поэтому-то я и предполагаю, что ислам родился несколько раньше, как раз настолько, чтобы успеть "покорить" перед тем как развалиться на христианство и, собственно, ислам, самым мирным образом то, что и сегодня им покоренным остается. Но, несомненно также, что сделал все это именно Христос, несмотря на то, что ислам ныне не считает его "своим". Ибо и в исламе "простому народу" следует соблюдать "Первозаконие" и надеяться на лучшее "там", а не "здесь". О причинах развала я уже говорил, здесь же только замечу второй раз, что ислам более первичен, чем христианство. Об этом говорит монолитность исламской религиозной империи от Индонезии до Гибралтара в рамках государств светских. Только не надо не только говорить, но даже и думать о том, что это произведено силой оружия, ибо это абсолютно фантастично.
   Внутреннее противоречие идеологии, на которой построена империя Христа в форме ислама, не могло не вызвать сектанства после смерти Христа, во главе христианских сект которых стали его "ученики". Но так как основа этих сект все же было Первозаконие, выдернутое из небытия в иудаизме, то и христианские секты здорово походили друг на друга. Христианские же сектанты, в свою очередь, заставили разделиться единый ранее ислам на секты, так как борьба с ними исламистов велась не всеобщая, а местными силами государств ислама, ну, и возник идеологический разнобой, сперва в методах борьбы, а потом и в сути учения этих сект. Но, в общем, ни христианские, ни исламские секты друг от друга не ушли слишком далеко, "Первозаконие" и Апокалипсис не пустили.
   А потом уже на правах главных грамотеев мира евреи все это описали, но уже так, как им это было выгодно. Но ни разу, за редким исключением и ошибками "пера или палочки", не упоминая себя. Вот так мы их и потеряли в веках, хотя все это было совсем недавно.
   Поэтому эта работа почти полностью посвящена "забытой" роли еврейства и иудаизма, неразделимых от начала и до скончания веков. Даже француз Эрнест Ренан, почетный академик Петербургской академии наук (с 1860 г.), не мог их отыскать, несмотря на то, что жил почти в те самые "библейские" времена, и умозрительно "добрался" в старину не только до "римского" императора Марка Аврелия, но и до самого Христа. Или и он был "французским" евреем?
   В каждой своей работе, где я только касаюсь евреев, я не устаю замечать, что я восхищаюсь этим народом, давшим миру почти все: торговлю, грамоту, кредитную систему, идеологию как таковую, науки, культуру и до сего дня стоящим "впереди планеты всей" в этих вопросах. Но не люблю их. И нелюбовь моя к ним не от того, что они плохие, а от зависти к их целеустремленности, организованности и жажде сделать свою жизнь лучше. Велико Второзаконие, которое надо еще понять большинству населения Земли.
  
   31.01.02
  
  
   1
  
  
   12
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"