Синюков Илья Сергеевич: другие произведения.

Петербуржцы и их вещи

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

72

Петербуржцы и их вещи

Автор: Илья Синюков

18+

Санкт-Петербург

2019

Все произведения были написаны в моей комнате, в 305-й маршрутке, в Сочи, в Майкопе, в баре "Баланс Белого" и еще где-то там.

Я ни о чем не жалею.

Пролог

ОН вот-вот напишется.

ЕГО ухо - средоточие всех звуков.

ОН рождается, как правило, ночью во вторник,

После выходного запоя,

После старой музыки и темных окон,

Когда так актуален вопрос:

"Кто передвигает курсор?".

И если мы будем продолжать разговор в таком тоне,

То, наверняка, Роза и Джек в автобусе "Воронеж - Астрахань" потонут.

ОН, в ад придя, побьет там бога смерти,

А тот, рассерженный, пришлет его обратно.

Зачатый на "Титанике" эмигрант

Вступит

В "Пираты Эдельвейса",

А в честь НЕГО Константин Кинчев назовет свою собаку

И споет вам песню.

ЕГО прочитает какой-нибудь новый

Джулиус Бенедикт

И скажет:

"Ай, всё! Он убил меня".

София Ротару впервые

Не примет

Участия в "Песне года".

Да и слава богу.

Четыре тысячи пятьсот

Восемьдесят пять

Экстремистских материалов на сегодня.

Человек с татуировкой

"Goron ki na kalon ki"

Погиб

Вчера

От чеченской руки.

Как будто ЕМУ не всё равно.

В метро

Доктор экономических наук и педагог

Читает "СПИД-инфо".

ОН поедет дальше, через весь мир,

Но таксист-луддит

Протестует против Uberа.

Хипстеры на Лиговском никогда не поймут нонконформизма группы "Дюна"...

И никто вдруг не поможет,

Не подаст на пропитанье.

ОН метался от возможностей

До бокалов,

Наполненных марками

Вонючего

И

Пучащего

Шампанского.

Так одинаково

И так разно

Звучит воззвание: "Налей!".

И в мерцании ночей

Он поведет к добру

Поколение Z.

Играет в комнате old-school rock.

И мы начинаем!

Curtains up!

Часть первая

Петербуржцы

Клавдия Егоровна

Поток мыслей, дождя и снега

Застал меня около того самого

Злого

Подземного перехода,

Из которого

Вот-вот,

Уже почти скоро,

Появится на свет

И принесет в этот мир

Вечную тьму

Клавдия Егоровна.

***

Ее фоткает какой-то хипстер

С бородой и с усами,

Выкладывает в инстаграме

И пишет, что всем нам

Не хватает герани.

Но при встрече с ее взглядом

Айфон намбер икс из рук выпадает.

Он жмется к прохожим и,

Не в силах отразить

Ментальной атаки

Клавдии Егоровны,

Медленно,

Скользя по бетонной стене,

Оставляя попутно на ней

Кровавый след,

Умирает.

***

Ее скрюченные пальцы

Уже лет пятьдесят как готовы

Перебирать бесчисленные купюры

Евро и фунтов,

Рублей и долларов,

Которые,

По мнению Клавдии Егоровны,

Весь мир ей

Давно

Задолжал

И был должен

С момента

Рождения

Оной.

***

Она засыпает под их

Воображаемый шелест,

Лишь для того, чтобы

Ровно с восходом звезды по имени Солнце

Встать.

Вылить на себя флакон тоталитарной шанели

И снова быть готовой

К последнему бою,

Который

Должен вот-вот состояться

В автобусе

Номер семьдесят пять.

***

Прежде,

То есть

Еще до нас,

Она была главной

Барменшей

И гостям из соцлагеря

По-советски прилежно

Разливала

"Рижское" пиво

В кафе "Надежда".

***

Разменяв пригласительный

Билет в театр,

А после и

Пятый десяток,

Клавдия Егоровна

Начинает карьеру

Вахтерши

На проходной

Завода

"Красный поршень",

Где вдохновляет

Своей деятельностью

Лотреамона

На его

"Песни Мальдорора".

***

А сейчас, выбрав путь

Левой руки,

Она ею берется за поручень

И вторгается в наш

Дивный мир,

Принося с собою

Слезы,

Смрад

И порчу.

И вот я вижу,

Как ларек с шавермой

Уходит

Сначала под асфальт,

А потом

И под почву.

Клавдия Егоровна

В этот самый момент

Хохочет.

Intermezzo 1

На балконе

Паутина

И пепел.

Утро.

В мыслях похождения

Леопольда Блума.

Безумно

Был рад

Проснуться

От шума

Мужчины за сорок,

Лежащего внизу

У дуба

И,

Как будто,

Имевшего сотни причин

Вчера

Перебрать -

Опухшая личина,

Особенная стать.

Работник почты - солипсист

Меня зовут Елена Павловна,

Мне сорок девять лет.

Половину из них я проработала здесь,

В Петербурге,

На улице Тани Булановой

В почтовом отделении номер тридцать шесть.

Каждый рабочий день мой начинается одинаково:

Я прихожу ровно к восьми,

Чтобы без конца принимать посылки и письма всякого,

Кто рискнул мимикрировать под существующего человека реального.

Это очень смешно. И порой доставляет.

С улыбкой я беру еще одно такое письмо

С красиво наклеенными марками

И,

Ярко-красными губами

Прихлебывая черный чай,

Намекаю

Очередному клиенту на то,

Что его соболезнования маме,

Или денежный перевод,

Или стихи к прекрасной даме -

Короче,

Ни одно его слово

Не дойдет

До конечного адресата.

Я Вас не ненавижу,

Нет-нет!

Просто поймите меня правильно -

Я открою Вам свою

Маленькую тайну

Относительно

Вас

И

Меня

И вопросов

Мироздания.

Дело в том, что

Мое

Собственное

Индивидуальное

Сознание

И

Есть

Тот

Самый

Единственный

И несомненный

Мир

Реальный.

А Вас не существует

И никогда не

Существовало,

Как не существовало

И

Моего бывшего мужа-алкаша, свекрови, моих детей

И Ваших адресатов

Всех вместе взятых.

Есть только я -

Работница

"Почты России"

Елена Павловна.

И это,

Несомненно,

Приятно

И правильно.

Intermezzo 2

В Петербурге сегодня дожди.

Молодая мамаша,

Припарковав коляску в луже,

На скамейке

Сидит

И читает

Салмана Рушди

Вслух

Ребенку

На урду.

Вот еще чуть-чуть -

И я всё пойму.

Сотрудник навсегда

8 утра. Пробка. Литейный.

В автомобилях люди,

Которые

Разменяли на очередной понедельник

Гарантированное Богом право

Понежиться побольше в постели

В это морозное утро.

Среди потока машин,

Напоминающего местами

"Камасутру",

Очень ярок и заметен

Один

Участник движения.

Применив экстренное торможение,

Дерзко паркуется черный BMW.

Знакомьтесь.

За рулем

Геннадий Павлович Стеценко,

Бывший полковник ФСБ.

На проходной он машет руками -

Его не пускают.

Он грозится судами -

Его не пускают.

Угрожает травматом, пускается в пляс -

Его не пускают.

Как и в предыдущие

Девятьсот пятнадцать раз.

***

В прошлом, на службе,

В отличие от своих коллег по цеху,

Геннадий Павлович Стеценко

Искренне любил

Килограммы и тонны досье,

Которые он и в холод и в стужу

Насобирал на разных людей -

Невиновных и просто нарушивших.

Но так получилось, что

На корпоративе,

Посвященном дню

Работника органов безопасности,

Геннадий Павлович, лишнего махнув,

Отобрал у тамады микрофон

И нес всякую несуразицу

Громко со сцены

В него

Ртом.

Досталось всем, кто

В этот самый момент

Пил и закусывал

За одним

Общим и большим

Столом.

***

Геннадий Павлович еще успел

Обличить жену

Главы ФСБ

В принадлежности к другой,

Не нашей,

Конфессии,

А его самого -

В массовых проявлениях

Агрессии.

Но тут же -

Буквально

Через минуту -

Под аплодисменты и песни

Сотрудники

Его проводили на заслуженную

Досрочную пенсию.

***

И началась великая депрессия.

Вечерами Геннадий Павлович,

Слезами квартиру закапав,

Бережно сдувал пылинки с папок,

Что у него в архиве остались.

Но их было слишком мало.

Геннадий Павлович не хотел,

Чтобы его талант пропадал даром.

И решив про себя,

Что

Всё должно идти по плану,

Он отобрал у дочки

Ее розовый ноутбук,

И теперь

Каждую ночь

После раздачи листовок и флаеров

У метро,

Отдыхая от смеющихся

Над ним

Неустановленных лиц,

Он включает компьютер и,

Открыв, чтоб не душно было, окно,

Начинает играть в The Sims.

И следит, и следит за жизнью

Нереальных человечков.

Виртуальный Феликс Дзержинский

Вызывает их на допросы,

Смертные приговоры выносит

И тут же приводит в исполнение.

Не думайте, нет -

Геннадий Павлович это делает

Не из-за отстранения

От службы.

И не от того,

Чтобы почувствовать свою

Важность и нужность.

Просто

Такая

Сущность:

Он уже не может

Не следить за людьми

Больше.

Так положено.

Intermezzo 3

Загадки во тьме.

Дым на воде

И огонь в небесах.

Женщина, протирающая тряпкой ларек "Куры-гриль",

Внушает мне страх.

Ведь она его делает гораздо грязнее,

Чем было раньше.

Словно бритвенным станком по стеклу

Пройдет еще несколько минут -

И я стану старше.

Хтоника и экономика

Вот и всё,

Приехали,

Поезд дальше не идет,

Просьба освободить вагоны.

И вот я вижу: выходит,

А точнее,

Является

На платформу

Оно, по паспорту, увы, "Она",

Источая запах коровьего дерьма,

Который затмил вокзальный мазут.

Известный маршрут:

"Скотопритон - Институт - Абсолют".

Дорога

От родного порога

Длилась недолго.

И вот

Это полное доказательство

Отсутствия Бога

Уже здесь.

Наши дни сочтены:

Оно приехало

Всех победить

И съесть.

***

Весна. Гормоны. Скотопритон.

Он и она в порыве сеновальной страсти.

Оросил примятую траву выблеванный самогон,

И,

Исходя из

Излишней бестактности,

Ей на ухо шепнул местный агроном:

"Было бы для нашего скотопритона

Весьма хорошо и достойно,

Если бы ты, Катерина,

Документы свои положила

На стол эконома.

Это направление

Сейчас чересчур модно".

А потом

Долго

Умирал

От давления

В одиннадцать тысяч атмосфер.

Причина его смерти:

"Не предусмотрел

Веса тела".

Все долго смеялись,

Поминали всем районом.

Но позже,

Лишь только потеплело,

Собрали пару вещмешков

И тем самым

Нажали

На курок,

То есть

Выстрелили

Ею же

В направлении

Нашего

Прежде

Прекрасного города.

Слишком дорого

Обошелся

Этот выстрел

Жителям Питера.

***

В приемной комиссии,

Уничтожив запахом изо рта

Всех абитуриентов

И их волнующихся

Родителей,

Катерина

Одним только жестом,

Сразу,

Выбила себе место

В общежитии.

***

Явление девятнадцатилетнего зла,

Массой под тонну,

Было предсказано

Древними астрологами.

Но никто не верил,

Что это произойдет

Вот уже сегодня -

Турникет сломан,

Вахтерша баба Нюра

В шоке

Закрылась в каморке.

Катерина слышит ее молящийся голос,

Заколачивает вход при помощи нескольких досок

И просит

Комендантшу созвать всех студентов.

Они толпятся в фойе,

Осознавая близость кончины.

Катерина тем временем

Достает лист А4,

Обнажает кровавые десны

И подносит

Акт о капитуляции

Комендантше

На подпись -

Комендант низложен.

От миазмов лопается кожа,

И похоже,

Что для студентов

Дальнейшая жизнь

И все их планы

Уничтожены.

Кто-то бросается на пол и корчится

В припадках, мечтая,

Что это сон -

И он должен

Когда-нибудь

Ведь

Закончиться.

Катерина смотрит

На себя -

Трескается трюмо.

Она всех строит в очередь -

И взглядом

Выжигает

На каждом

Клеймо,

И помазывает

Кремом

"Чистая линия"

В знак того,

Что

Отныне

Все - её собственность.

И вот уже завтра

Гонец будет послан

В деканат

С аналогичным актом

На подпись.

И после

Весь универ,

А затем и весь город

Будет поклоняться

Ее

Кровавой

Ротовой

Полости.

***

Но это будет,

Обязательно

Будет потом,

А сейчас,

Как скотов,

Щелкая

Тяжелым кнутом,

Катерина гонит

Студентов по комнатам,

Лишь просит остаться

Первокурсника

Сергея Новикова.

Неудержимую подлость

Подпитывать надо -

Зелень нарезана,

Кухня

Наполнена

Паром.

Сергея бросает в холодный пот.

Он понимает, что

Она его

Банально

Не убьет.

Он смотрит на выжженное клеймо -

Самоубийство было бы честнее всего.

Нам всем осталось недолго,

Нам осталось всего ничего.

Intermezzo 4

Немного стремлений,

Немного трагедий.

Человек,

Сидящий

Напротив меня в баре,

Хотел бы бренди.

Но не может

Позволить себе даже в "Ленте"

Этот напиток,

Спросив карточку в очереди.

Он сидит и давится дисконт-пивом

И мечтает о великом.

Так в грезах проходит вся ночь,

И я уполномочен

Вам заявить,

Что мне нечем помочь ему.

Поминки по Корефановне

Does anybody here remember

Зинаиду Корефановну?

Так вот.

Начнем, пожалуй,

С того,

Что

Вчера ровно в час пополудни

Зинаида Корефановна

Is no more,

Что, мечтая испечь внукам блинцов,

Она,

Не выключив газ,

Отправилась на встречу с Творцом,

Тем самым

Обозначив

Необходимость

Провести на днях ритуальное торжество.

Все родные быстро съехались

И решили на том,

Что

Необходимо

Каждому скинуться

На гроб,

На попа

И на стол.

***

У входа в морг,

Где в прошлом году

Петр Петрович

Подхватил

Стафилококк,

Собрался совет

Из родственников покойной

И стал обсуждать грядущий банкет,

Зинаиде Корефановне

Собственно

Посвященный.

***

Пока мужчины,

Сравнивая "Ашан" с "Океем",

Прикидывали -

К какой водке

У всех

Наибольшая симпатия,

Встал большой вопрос,

А именно -

Кого позвать

Вести данное мероприятие?

Татьяна Васильевна,

Ярая фанатка охлократии,

Занимающая некий пост в Смольном,

Очень вовремя

Нашла в кармане визитку,

На которой

Имелся

Номер телефона

И большими

Красными буквами

Шрифтом

Times New Roman

Было написано:

"Евгения Олеговна Кротова".

***

В лихие девяностые

Она,

Устав лить слезы

На

Ритуальных торжествах

И стучать ногами

В такт похоронному маршу,

Решила скрасить

Эти серые года

Путем глубокого реформирования русских поминок,

Где по сабжу

Принято

Напиваться и рыдать

До бессилия

И говорить тосты

Позаунывнее -

Чтобы всё как у людей:

Ведро водки,

Лапша,

Огурчики,

Всеобщий хмель

И вера

В огромный и темный тоннель,

В конце которого свет.

***

"Нет!

Так не пойдет!" -

Решила Евгения Олеговна

И

Году в девяносто восьмом -

Прям перед тем, как грянул дефолт -

Вконец переделала программу поминок,

Добавив в сценарий самое лучшее из бразильских вечеринок,

Щепотку дагестанских лезгинок,

Столовую ложку панк-рока,

Трэша,

Угара,

Дорогого алкоголя,

Наличие фейс-контроля,

Агрессивный пиар,

Зеркальный шар

Для дискотеки

И барменов

Из "Ионотеки"...

***

...и потекли деньги

Молочными реками

Прямо в карманы и сейфы

Кротовой Евгении Олеговны.

***

В очередной день она приходит в офис.

Звонок на мобильный -

Женский голос:

"Зинаида Корефановна сегодня,

К сожалению,

Кончилась...

Траур будет три дня в Петербурге,

И поэтому

Нам срочно нужны

Ваши услуги".

Ответ:

"Бог располагает,

А я

Вот что предлагаю:

Чтоб усопшую не обидеть

И все ее заслуги

Перед миром

Вспомнить,

Всей толпою

Давайте проводим

Ее достойно

В обитель

Успокоившихся мертвых".

И потом, коротко:

"Пять тысяч долларов".

***

Обмен реквизитами, SMS о поступлении

Денег на счет,

И вот

После выноса,

Отпевания

И погребения

Родные и близкие направляются

Отмечать

Грядущее Зинаиды Корефановны

Тление и гниение,

Идя мимо толпы старушек,

Утверждавших,

Что,

Дескать, у Галины Петровны

Три месяца назад

Было лучше.

Они толпятся у входа,

Держа в руках приглашения -

Мужчины во фраках,

Дамы блистают украшениями.

Кучка валетов паркуют автомобили гостей,

Тем самым тормозя всеобщее движение.

***

Но вот уже время

И пора начинать.

Торжественно-слезливый тост,

Чей-то обязательный плач,

Выступления

Родных и близких,

Граненый стакан у портрета,

Почему-то наполненный виски.

Кусок хлеба сверху положен.

Потом из-за кулис,

Внезапно,

Выбегают стриптизерши -

Обливают всех шампанским

И начинают представление.

Мужчины выползают из-за столов,

Надеясь на некоторые послабления

Со стороны супруг,

Которые уже в другом конце зала,

Напевая:

"Музыка-а-а-а на-а-а-с связала",

Встали в круг

И отплясывают под клауд-рэп.

Официанты разносят спиртное

И икру, намазанную на хлеб.

Петр Петрович

Под воздействием энного количества алкоголя

Перепутал события

И,

Украв туфлю

У своей сожительницы по общежитию,

Радостно убежал в закат.

В кулуарах мат-перемат.

Михаил Сергеевич нашел Валентину Игоревну

Ужасно красивой.

Дядя Вова, обнявшись с дядей Димой,

Орут песни группы "Любэ".

Иван Семенович кричит, что служил в ВДВ

И что в Афганистане отрезали голову

Младшему сержанту Ермолову.

Лидию Вячеславовну женское общество признало стервой,

Так как она изменила дяде Грише с дядей Геной.

Дядя Гриша, тем временем,

Зовет всех в бордель.

На сцене приглашенная Катя Лель

Исполняет свои лучшие хиты.

Кто-то пить уже больше не может.

В гардеробе дерутся наследники усопшей.

Мальчик-валет угнал чей-то "Порше",

Воспользовавшись всеобщим весельем.

Дядя Гена, вспомнив, что завтра воскресение,

Целует Лидию Вячеславовну наудачу

И на баре заказывает себе экстрим-подачу

И падает в пропасть.

Помощи просит совесть.

А Евгения Олеговна Кротова

Решает, на что бы ей потратить доходы.

Вот здорово!

Всем бы такие похороны!

***

Если бы ни одно "Но!".

Ответ на начальный вопрос -

Всего одно слово:

"No!".

Intermezzo 5

От женщины слева

Несет шавермой,

И не то чтобы это

Меня как-то напрягало.

Просто мы уже сорок минут едем в автобусе,

И я,

Честно говоря,

Уже второй год как голоден.

И я бы готов был ее полюбить

Лишь за увлечение

Данным предметом съестного предпочтения

Другим предметам,

Но она уже в годах -

И только поэтому

Мне, как псевдопоэту,

Не стоит влюбляться в женщину слева,

От которой так сладко пахнет шавермой.

Революционер-проказник

Здравствуйте.

Сегодня я расскажу вам о человеке,

Чьей целью в жизни стал некий протест против всего мироздания,

Вызванный неподтвердившимися ожиданиями

И завистью к людям, имеющим гораздо бомльшие состояния,

Чем он сам,

А также откровенной неприязнью к небесам

В вопросах веры,

И еще, наверное,

Некоторыми суждениями

Лиц, не имеющих никакого отношения

К нему самому.

Кстати, его зовут

Сергей Петрович Раскольников.

Раньше его можно было увидеть

Сидящим в окружении школьников.

Он их учил играть в карты,

Читал лекцию о том, как не платить в ресторане -

В общем,

По всем принятым в социуме правилам,

Вел себя слишком аморально,

Чтобы и дальше оставаться в обществе.

Но такое отношение к Сергею Петровичу

Никак не огорчало его

Самого.

И даже более того -

Оно

Толкало на творчество

И созидание.

И, ощутив в себе

Тягу к преподаванию,

Сергей Петрович открывает

Двухмесячные курсы

По локальному и собственному бунту против системы.

В рабочую программу входили лекции, таблицы, схемы

И тесты.

Но более интересны

Были семинары,

В основе которых

Лежало

Практическое применение полученных знаний

На всех, кто случайно

Оказался рядом

В момент проведения занятия.

Так, весьма кстати,

Плевок в лицо получил

Руководитель отдела логистики одной из питерских фирм.

Уборщицу Нину Ивановну

Убедили задуматься о смене работы

Размазанные по кафельным стенам фекалии.

Бабульки кричат о раскаянии,

Когда им не уступают места в трамвае

Студенты Сергея Петровича.

Во время проповеди в храме

Они гогочут и хохочут,

Перекрывают КАД

С требованием отправить в ад

Людей, берущих в кредит телевизоры,

На выходе из метро предлагают бесплатное оформление визы

В Монголию,

Без спроса приходят на чужие похороны

В костюмах супергероев,

Доводят звонками вахтершу ночью

С вопросом, не хочет ли она увидеть бога воочию

И прочее, прочее, прочее.

Вскоре на курсы выстраивается очередь.

Конкурс - двадцать человек на место.

Также теперь на Невском

Можно встретить молодых ребят,

Которые дают вам брошюрку

И предлагают бесплатно пройти тест

На предмет выяснения вашей ненависти

К миру

И готовности внести свою лепту

В общую подрывную деятельность.

И вот уже толпы

Выпускников Сергея Петровича Раскольникова

Маршируют по городу.

Никакой морали.

Никаких тревог.

Не всегда согласованные действия этой армии

Направлены против кабинетных рабов

И иных представителей радикального конформизма.

Летом они перейдут,

А потом и вовсе отменят границы.

Они уже близко,

Возможно, даже в темном углу

Вашей комнаты

Или в кухонном шкафу,

Который

Вы используете для хранения всяких приправ.

Миллионы причин для грядущих расправ

Уже сформированы.

Уроки усвоены.

Осталось немного -

Дождаться сигнала Сергея Петровича

К началу массовых забав

И, новый порядок из дебоша воссоздав,

Зажить в новом, дивном мире

Как можно счастливее.

Intermezzo 6

Девочка в аптеке,

За словом слово,

Читает инструкцию по применению "Постинора"

И считает, что средства контрацепции

И прочие методы протекции -

От лукавого.

Ей через десять лет,

В такой же примерно день,

Из гостей на себе

Тащить мужа домой в жопу пьяного.

Догадлив был

Внезапно

Так получилось,

Что студент СПбГУ Иван Желтов

Осознал себя как личность.

Он не знал, как это произошло.

Всё случилось чересчур стремительно.

Вот его не было, и вот он есть

Со своими чувствами, стремлениями, амбициями.

Ну как своими... На протяжении

Всего его одноминутного существования,

От рождения до текущего момента повествования

Ивана не покидала мысль, что им движет кто-то другой,

И что он состоит не из плоти и красной крови,

А напечатан в "Ворде" шрифтом Times New Roman,

Глубокой ночью,

Творцом, чьи рваные в клочья

Позывы к творчеству

Явились первопричиной, архэ его экзистенции.

Такого рода мировоззрение

Зацементировалось в его голове,

И он забил на лекции.

В дальнейшем

Никто из друзей

Убедить его не мог,

Что ему двадцать пять лет,

А не двадцать шесть строк.

Не обращая внимания на мнение

Своего окружения,

Иван продолжал себя

Считать плодом воображения,

Что никоим образом не помешало,

Ввиду прекращения образовательного процесса,

Пройти армейскую медкомиссию

И спустя полтора месяца

Отправиться выполнять почетную миссию

В страну не столь отдаленную.

И даже попав в плен под Алеппо,

В окружении бородатых воинов,

Он проклинал не свою судьбу

И не сержанта Воскобойникова,

Что послал за водкой,

Вопреки стоянию на посту,

А автора черным по белому слов

(Своеобразных рифмованных стихов).

В последний момент своей жизни

Рядовой Иван Желтов

Кричал:

"Будь ты проклят,

Илья Синюков!".

Intermezzo 7

В метро, на некоторые кладбища и в музеи

Впускают только при наличии денег.

Охранять достижения науки и объекты культуры

Государством доверено легиону старых необщительных женщин.

Я иду по линиям и проспектам Васильевского острова внешне необеспечен, но внутренне общителен и безупречен,

А также сказочно хорош.

Сегодня замер, завтра монтаж, а послезавтра земли дрожь.

Так хорошо живем, что и бесплатно не умрешь.

Такие же, как мы

Днем:

"Уважаемые верующие! Ваш долг

Как православных христиан -

Внести пожертвования на храм!".

Вечером:

"You spin me right round baby, right round

Like a record, baby, right round, round, round!".

Автор такого рода концепции

И основ

Гедонистического начала в православии -

Протоиерей Михаил Смирнов,

Настоятель храма Заупокойного Здравия и Непорочного Взыскания

Мирских Долгов,

Что на Петроградке.

Сегодня большой праздник.

Давеча

Христовы Погадки

Выменяли

На редкий винил

С хитами дискотеки восьмидесятых

У коллег из Твери.

И вот уже вечером,

После ухода мирян,

Неон и "Touch in the night"

Искоренят

Аромат ладана и мирры.

Отец Михаил

Преломляет закуски на баре,

Сделанном из иконостаса,

И объявляет

Начало

Дискотечного

Спаса.

Прошедших фейс-контроль

Он лично помазывает

И угощает стаканом кагора.

Всем знакомые ноты

Старого синти-попа

Вызывают оживление в наосе,

То есть

На танцполе.

Попы,

Забыв

Про акафисты и псалмы,

Хором поют Pet Shop Boys

"Its a sin".

А также всем клиром

Согласны с Сандрой,

Что ей никогда не стать

Марией Магдалиной.

В полночь радость достигает апогея -

Диакон Феофан

Под "Comanchero"

Разбивает витраж кадилом,

Первое послание к Тимофею

Звучит под песню Мауро

"Buona Sera".

Звонарь и певчий,

Хряпнув крови Христовой,

Готовятся зажечь,

Уже кому-то дурно и хочется прилечь,

В аду слуги Дьявола

Умоляют вырубить

Эту чертову

C.C. Catch.

Но под Солнцем ничто не вечно -

Кровь искупителя кончилась

Далеко за полночь,

И пора расходиться.

Остатки клира

Собираются толпой

Идти пиздить Антихриста,

А протоиерей Михаил Смирнов

Вызывает Uber Black

И блюет

Прямо на снег.

***

На третий день,

Как и его кумир,

Фанат дискотеки 80-х -

Отец Михаил -

Воскресает

И ходит по Петербургу,

Как по пустыне,

Собирая воедино

Всех своих коллег и иже с ними.

И снова трудовые будни

Намекают на очередное участие

Протоиерея Михаила Смирнова

В мирских радостях и несчастьях.

Но

Прошедшее торжество

Продолжает колоколами

Звенеть в голове -

Это выразилось

Во время отпевания,

Когда

Михаил Смирнов

Вместо

Заупокойной литии

И прочих старорусских слов

Напевал стинговскую "Полицию".

А дальше

Сплошные Содом и Гоморра -

Во время крещения

Новорождённого

Михаил Смирнов

Умудрился нарекнуть малыша

Дитером Боленом,

Литургии и евхаристии

Все вкось да вкривь,

И лишь бы поспать

Протоиерею Михаилу,

Но людям он нужен

Как необходимый

Посредник

Между ними и творцом.

Кое-как заканчивается понедельник,

И Михаил

Идет в магазин

За пивомм.

"Иже на небеси!

Господи прости!" -

Отец Михаил уже на пару шагов

К благодати вселенской ближе.

Ночь спускается на город,

Подростки лезут на крыши -

Самое время подсчитать сегодняшний доход.

Протоиерей Михаил Смирнов,

А вместе с ним

И сам Саваоф,

Крайне довольны

Внесенными лептами

И полученными дивидендами.

Еще пару таких удачных дней,

Максимум неделю,

И снова можно

Звать духовенство

На очередную дискотеку.

***

По прошествии N-го количества времени

Святые и апостолы

Снова

Улыбаются с неба,

На Землю ангелы летят -

Гуляет весь епископат:

"Cheri Cheri Lady,

Goin' through emotion,

Love is where you find it,

Listen to your heart".

Intermezzo 8

Я тщеславен, как пиздец.

Я питаюсь лайками, как и всякие пользователи контоса.

Мне нихера не нравится, когда мои гениальные и намекающие на дальнейшее развитие искусства и творчества стихи

Остаются без спроса.

Вы че? С ума ебанулись?

"Не вопрос" -

Говорит справа женщина.

Вечер,

Убитый громкоголостью трагичных перечниц,

Составляет мегаполис маразма и понтов.

Я пошел домой -

У меня еще дохуя недописанных стихов.

Show must go on из-за таких, как вы

Глаза болят -

Они не спали.

Руки ищут

В гэдээровской "Хельге"

Все необходимые на том свете бумаги.

Ведь помнит же

Гильотина Ивановна

(с недавних совсем пор вдова),

Что она

Забирала их из морга

И убрала в шкаф,

Где комсомольские значки и старые рубли лежат.

И куда делось свидетельство?

Где все чеки на расходы?

Гильотина Ивановна,

Исходя из своего возраста

И кафкианского превосходства

Довлеющей части общества,

Многого уже не помнит.

А это ведь очень плохо

Для мира нашего

И для мира иного.

Уже вторую неделю

Во сне к ней приходит

Ее муж,

Ее потребность,

Навязанная гением рода.

С 1947 года

Все радости и невзгоды

Рука об руку.

Семен Александрович садится в свое любимое кресло

Трансцендентный,

Руки похожи на тесто.

Костюм, сзади разрезанный,

Принял оттенок трех горстей земли.

"Гиля, родная! Опять я! Спаси и возлюби!

Уже вторую неделю наш призыв

В очереди на жизнь вечную стоит.

Я устал, я старый человек,

Я строитель ГЭС, многодетный отец!

Мне стыдно за мир, за тот и за этот.

Нельзя ли, родная, побыстрее б

Это дьявольское свидетельство найти и принести уже в ЗАГС?

Да зайди в нашу церковь.

Мне на КПП сказали, что венчик потерян

И вообще хер знает как отпели,

Землю кидали все не так -

Мне теперь за это

Грозит большой штраф.

Я три дня писал заявление о приеме,

Ходил за печатями,

Запрашивал справку о доходах,

Потом фото -

5 на 9, 9 на 17, 18 на 42,

С уголком и без уголка.

Сдавал анализы,

Расписывался в технике безопасности,

В приказе о грядущем прекращении реальности,

Оформлял КАСКО и такое всякое нужное.

Рядом в очередях стоят неотпетые римляне, галлы и персы -

Этим еще хуже.

Уже по паре тысяч лет друг за другом,

Сначала на прививки, потом за визой,

Оформление прописки,

Сдача отпечатков пальцев,

Справка об отсутствии себя в банковских черных списках.

Нас тут таких сотни миллиардов -

Мы толкаемся и жмемся,

Иногда выражая недовольство

Данной райской бюрократией.

Мертвый парень мертвой девушке намекает на симпатию,

Женщины орут: "Закройте окно! Из ада дует!",

Бабульки по привычке просят не упоминать имя господа всуе.

Толпа миллиардов умерших людей психует.

Стоим словно на КПП в Арстотцке.

Серафимы за зарешеченными оконцами

Ставят свои штампы,

Тычут в нас крылами

И ржут со всех миллиардов,

Мол: "Такие придурки, как вы, прямо скажем, нас дико радуют.

Воистину, Земля - самый смешной из миров!

У нас по выходным в Эмпирее

Каждую неделю

Включают прямую трансляцию

Из ваших помыслов,

Желаний, действий, результатов и мозгов.

И все просто со смеху валятся,

По небу катаются,

За животы хватаются

И просят еще!

Это же надо было

Десять тысяч лет заниматься херней:

Точить ножи, рубить языки и головы,

Убедиться в том, что продолжать так не хорошо, а плохо.

Перестроить режим и снова точить ножи,

Чтобы рубить головы и языки,

Затем повторить

Снова и снова.

Найти вопросы, потом найти ответы,

Познать некоторые тайны планеты,

Потом познавших отправить к нам в седьмое окно на прием,

Удивляться и разводить руками о том,

почему так плохо живем,

И с утра по новой, по колее да в колею:

"Doщ venons nous? Que sommes nous? Oщ allons nous?"

И снова в прайм-тайм ваши важные моменты,

И снова с попкорном весь Эмпирей

У телевизора

Жует, шуршит и угорает".

Моя любимая Гильотина Ивановна!

Не в силах я больше выносить насмешек.

Сделай, пожалуйста, всё по правилам

Небесной канцелярии -

Заполни все бланки,

Дай кому надо взятку

И спасай!".

Семен Александрович

Натужно вздыхает,

Встает с кресла

И,

Своими несбывшимися мечтами лязгая,

Развоплощается

До следующего свидания.

Гильотина Ивановна знает,

Что он придет снова, как только

Получит очередное увольнение,

Дающее право на одноразовое посещение

Самого смешного мира.

Гильотина Ивановна звонит дочерям и сыну.

Скоро очередная ночь -

Свидетельства и венчика не нашлось,

И дети не могут ей помочь.

Старая вдова включает сериал,

Открывает "Ускоренный курс по танатологии",

Зажигает ночник и постепенно,

Медленно-медленно,

Уходит.

И вот уже люди вместо книжных полок

Ждут приема

Там, где был шифоньер

Во всю стену окна.

Intermezzo 9

Песню "Drafted" известной группы Camel

Я когда-то слышал в рекламе презервативов,

Но мне никто не поверил.

В серьезном когда-то месте "Кричи-не-кричи"

Я сидел и штудировал Пелевина,

А люди туда-сюда, взад, вперед и вбок бегали.

Само собой сформировалось небольшое умозаключение:

Побочными маленькими плюсами того,

Что я читаю книги,

Являются возможность покупок в барах дорогого крафтового пива,

А также наличие парадной в десяти автобусных остановках от Финского залива.

Цикл и hell - одинаковое количество букв

Пламя и черти - только детей пугать.

На самом деле

Есть мнение,

Что "ад" - это одних и тех же действий сплошное повторение.

Проходят дни, меняются исторические эпохи -

Андрей Соловьёв,

Как и раньше,

Просыпается в семь утра,

Заваривает кофе,

Целует жену

И едет в офис,

Чтобы поскорее приступить к работе.

Он уже и не помнит, когда это всё началось.

Вроде всегда так было. Вечный сарариман

Из месяца в месяц живет лишь надеждой выполнить по продажам план.

Крысиная гонка от зарплаты до зарплаты -

Менеджер Андрей Соловьёв обезвожен и страдает.

В сущности, "ад" - это мы сами,

А всё остальное наше окружение -

Лишь проекция

И подтверждение

Всеобщей инфернальности и деменции.

Мир жесток -

Об этом говорит хотя бы тот факт, что Пол Пот

Очень любил поэзию Артюра Рембо -

Так ужасно, что даже смешно.

Intermezzo 10

На Невском проспекте -

На столбах, на остановках и на асфальте -

Просто фантастическое обилие практически одинаковых надписей,

Сделанных белой или желтой краской.

В них лидирует слово "Досуг".

Цифры, указанные ниже,

Практически идентичны

Цифрам телефонных номеров моих школьных подруг.

Я даже подошел поближе,

Но отвлекся, спасая ребенка,

Который побежал прямиком на дорогу

За птицами, под машины.

Успел схватить за шиворот.

"Слышь ты! Урод паршивый!

Ребенка не трогай!" -

Нелегко быть,

Шагая по Невскому,

Молодым педагогом.

They drive by night

Танки перепутали Белый дом -

Было 25 лет назад.

Ничего страшного.

И все же это одна из тех миллионов причин,

Из-за которых

Владимиру Ивановичу

Срочно надо ехать дальше.

Как бы не была темна ночь,

Или МЧС

Предупреждает о грядущем ненастье

Посредством SMS,

Владимир Иванович Галкин не останавливается.

И может показаться,

Что это невозможно

И так нельзя.

Но три часа для сна

Вполне достаточно.

Грузовик Владимира Ивановича

Снова вторгается

В дорожную глазурь.

Он сто тысяч раз видел рыжую вереницу фонарей,

Уносящуюся за горизонт,

Освещающую путь,

А потом

Резко обрывающуюся

Довольно жутким лесом

Или даже не менее жуткими деревнями

С крестами, но без детей,

С хмурыми лицами,

С красно-зеленой "Татнефтью"

На выезде,

Или обилием ржавых степей,

Хранящих в себе

Какую-то необъяснимую агрессию.

Ошибочно считать, что такой стиль жизни

Владимиру Ивановичу Галкину интересен.

Совсем всё не так.

На выбор данной, стремящейся куда-то вдаль, профессии

Значительно повлияли все-все-все грехи человечества,

Совершённые в прошлом,

Именующиеся "историческими событиями".

В их число входит бесчисленное войн и революций количество,

Апартеид,

Крестовые походы,

Голод разных стран и народов,

Юстинианова чума,

Восстание сипаев,

Право первой ночи для весьма одаренных феодалов,

Продажа крестьян секте скопцов,

Протоколы сионских мудрецов,

Убийства принесших плохие вести гонцов,

Догагаринские космонавты,

Вагоны-рефрижераторы,

До сих пор наполненные

Неопознанными осколками первой чеченской,

Стоящие в закрытых депо в Ростове,

Побочные жертвы во имя смены людей на троне,

Побочные жертвы праздников во имя Солнца,

Тимоти Эванса трагично-удивленные возгласы,

Костры инквизиции, с радостью принимающие всех и любого возраста,

Шальной пули кроваво-повальное творчество,

Всяких дураков пророчества,

Филистеров усугубляющее большинство и их натужное соседство,

Вдавливающее в кресло

Оставшихся

Из несдавшегося человечества,

Ну и всякие эт цэтэра

Абсурдные и ненужные мелочи и неинтересности.

Они преследуют грузовик,

Не прекращая погони ни днем, ни ночью.

Владимир Иванович спать не может -

Ворочается

В своем слипере.

Он догадывается,

Что его фирме

Вечная нечестивость и нечистоплотность мира

Приносит прибыль,

Ведь он

Из-за преследующих его

В образе огромных страшных черных псов

Былых грехов

Всегда доставляет грузы в срок.

И от этого еще обиднее.

Резиновый утенок потемнел,

Ведь люди его продолжают касаться своими руками.

А Владимир Иванович Галкин

Ими просто разводит.

Надо не забыть переключить радиостанцию

На следующем повороте.

Intermezzo 11

Внутри человека, сидящего рядом,

Бурлит ненависть к миру

И вчерашнее протухшее темное пиво.

Водитель нашей маршрутки говорит,

Что всё это уже было.

Он смирился с концом искусства,

Но техническую сингулярность он не в силах признать и обмыслить.

Он лишь комментарий к тексту,

А в данный момент - возница.

Хочется выйти пораньше

И пойти пешком.

Мне сегодня снился до того лицеприятный сон,

Что я вспорхнул до жути какой-то неудавшийся

С твердым намерением продумать весь день,

А дальше -

Всё туда же.

Пускай автобус марки "ПАЗ" едет быстрее,

А то кажется,

Что еще чуть-чуть и успеем.

И есть что поесть,

И жизнь налаживается.

Флаер-ревизионизм

На все пять железнодорожных вокзалов

Из года в год

Прибывают

Молодые образованные люди.

Они также пользуются автобусом,

Автостопом

Или самолетом

С целью приезда

В город

Трех революций.

Они полны, как бочка вина,

Идеями,

Мечтами, желаниями

И творческими стремлениями.

Спустя некоторое количество времени

Вы можете встретить их

В кондитерских, в продуктовых отделах,

В роли обслуги в разнообразных

Увеселительных питейных заведениях,

За кассой на фуд-корте,

На ресепшене,

В динамике своего телефона

(Кредиты, акции и всякое такое).

Воздержание

Плохо воздействует

На существование -

Их стремления гниют и бродят.

В конечном итоге,

Не найдя в самореализацию входа,

Молодые образованные люди

Грустят и болеют -

Подставляют обе щеки

Пассажиропотоку

И понемногу

Принимают серый оттенок.

***

Таким же наивным агнцем мысли

На перрон Московского вокзала вывалился

Молодой человек

С двумя высшими образованиями,

С опытом работы,

Со школьной золотой медалью,

С грамотами и с рекомендательными письмами.

Ходит по Невскому - озирается,

Озаряет всех прохожих своей гениальностью

И нужностью,

Чуть ли не поздравляет каждую замужнюю и незамужнюю

Женщину

Со своим приездом.

Сейчас,

Вот только поест он,

А потом - сразу на рабочее место.

Его встретят с цыганами,

С песнями

И с бьющимися вдребезги

Стаканами,

С баснословными окладами и,

Только тихо,

Откатами.

Он тащит сумку,

Набитую рубашками и Фолкнером,

На съемную комнату,

Которой

На первое время

Ему должно быть достаточно.

И пофигу, что не у метро,

Ведь скоро все будут знать Сергея Липпанченко.

Столько новых идей!

Его книги переведут

На все языки мира,

Включая башкирский и урду.

Его измышления

Приведут к тому,

Что его нарекут

Голосом поколения.

***

Через время,

А точнее

Через 70 примерно дней,

Сергей

Уже стабильно отдает предпочтение

Марке "365 дней".

Весь его опыт, дипломы, медали

Не привели к тому, в чем он не сомневался ранее.

Даже в колл-центр его,

Почему-то,

Тоже

Не взяли.

Уже наступила осень -

Хмурые лица, спеша по делам,

Не очень хотят

Брать яркую листовку

Из рук оказавшегося неустроенным

Молодого человека.

Сергей по вечерам позволяет себе лишнего,

Чувствует себя таким же,

Рассуждает и думает:

"Отчего всем плевать на своего ближнего?"

Обои,

Под воздействием Его Величества алкоголя,

Являют собою

Дикий лабиринт.

Сергей мечется

И, напившись, кричит.

***

Стремления сменяют другие,

Более страшные.

Сергей, решив,

Что нельзя жить в таком мире,

С ним не разругавшись,

С понедельника идет на работу

С четких позиций

Ревизионизма.

Нужно заставить людей

В корне пересмотреть их мысли,

Плюнуть им в лица

Сгустком правильных,

По мнению Сергея,

Идей.

***

Получив в офисе ящик

Лакированной красивой бумаги,

С кричащими цифрами и разукрашенными бабами,

Сергей, тихонечко

Отойдя от офиса на некоторое расстояние,

Его меняет

На примерно похожий по цвету и массе,

Но с другим содержанием.

С улыбкой на лице,

Со "Смертью в дисконт" на повторе,

Сергей раздает людям флаеры и листовки,

Где белыми буквами на черном фоне

Отпечатаны примерно такие слова и лозунги:

"У вас не получится!",

"Завтра вы снова не сможете попасть к врачу!",

"Сдача отчета вовремя,

В конечном итоге,

Приведет к тому,

Что вам надо будет написать

Их больше примерно в 10 раз",

"Вы все остались должны "Приключения Чиполлино" в школе",

"Дубровский не успел - еще радоваться будем?",

"Ваш утренний бутерброд - с агонией и ртутью",

"Напомнить ли вам историю про Гарри и Карен?",

"Котики - это не мило",

"Есенин - бездарен!",

"Тимоти Эванса - в президенты!",

"Где вас всех сегодня нет? На Большом Каретном.

Да и на Малом тоже",

"Ваша радость сегодня опять на ноль умножена",

"Автор вашего гимна - Эдгар Аллан По,

А вашей биографии - Стефани Майер",

"Не бывают потеряны дети. А нет. Бывают",

"Ван Гог умер в бедности - у вас много общего"

И всякое такое прочее.

***

Таких Сергеев Липпанченко в Санкт-Петербурге - море.

И в следующий раз

Беря листовку,

Знайте,

Что за всем этим стоит кое-что другое.

Intermezzo 12

Я не мог не обратиться к "Ленте"

В середине сентября,

Ибо запас продуктов оказался исчерпан, и надо было что-то делать с этим.

Разгоняется осень.

Работник клининга из Таджикистана устал от недостатка заслуженных им жизненных удовольствий.

Вполне может быть, что ему и не надо.

Маленькая ремарка:

"Где вы были,

Когда Эрих пил

И бил Марию?".

Библиолюбо!

Пушкина, Достоевского, Гоголя и Есенина

Наталья Федоровна от роду не читала,

Но портреты этих людей всё же повесили

В библиотеке Љ 20

Красносельского района,

Где Наталья Федоровна

Изволила праздновать

Свое сорокалетие

На должности директора.

Столь важный, в сущности, для культурной столицы пост

Позволяет Наталье Федоровне брызгать слюной -

Директору не нравится,

Что, пока молодежь сажают за репосты,

Их молодой пиарщик занимается сексом и пьет дешевый алкоголь,

То есть каждым мгновением жизни пользуется.

Она дает ему задание: надуть шарики к празднику -

Рейс Пулково - JFK рухнул

Прямо в Атлантику.

На обед она собирает всех работниц на кухне -

Обсуждают кредиты, рецепты и успехи внуков.

Стол с плесенью,

И даже мусорные пакеты

Пахнут россказнями и сплетнями.

Еще чуть-чуть -

И потребление

Достигнет своего апогея -

До покупки стикеров в вайбере

Осталась одна неделя.

По вечерам к ней приходит

Поэт Юрий Щербаков -

Последователь минимализма Эббекуева Ханапи

И переводчик всяких тупых стихов

С известных и неизвестных языков.

Наталья Федоровна поит его чаем:

Сидят, газетки вслух читают

И мечтают

О возрождении казачьей культуры

В результате введения в стране

Одноименной диктатуры.

Было бы круто!

Наталья Федоровна - внучка казака,

Который собирал пословицы и поговорки

И крайне лояльно относился к бутылке водки

Буквально каждый день.

Не с этим, так с другим,

Юрий Щербаков

Бухал и читал свои никчемные стихи,

Поил коней и ходил за зипунами

В круглосуточный магазин.

И,

Чтобы к власти привести

Это военизированное сословие жлобов,

Было решено:

В читальном зале библиотеки

Организовать клуб "Исток".

На заседаниях пациенты махали шашками, пили

И закусывали продуктами, чей срок годности давно истек,

Блестели медалями,

Веерами,

Расположенными на синих мундирах,

И составляли планы

По захвату власти.

Всем причастным

Необходимо было выдать по нагайке, по коню

И по чит-кодум

На бесконечные патроны,

Потом предлагалось дать поцеловать

Лик святой матроны -

И, с божьей помощью, идти в бой!

***

За годом - год, за днем - день.

Каждое заседание клуба "Исток"

Ряженые усачи заняты жертвоприношениями самим себе.

Наталья Федоровна спела уже 915 песен про коней,

Громогласно звучит: "Налей!",

И пока молодежь в инстаграме выкладывала,

Как они пьют кофе или чай,

Молодой пиарщик каждую такую вакханалию освещал

И желал им выписать по билету на Монфокон.

Но

Петербуржское казачество так и не восстало

Из-за столов,

Не порушило основ

Демократического и правового государства.

Пора самим себе признаться:

Фанатизм - плох,

Причем в разных проекциях и в разных масштабах.

Хотя членам клуба "Исток"

Билет на Монфокон

Всё равно

Не помешал бы.

Intermezzo 13

Я рисую черный квадрат Малевича у себя в блокноте.

Женщина впереди читает лекцию и сомневается в способностях

Моих учеников.

Она не видит красоты Петербурга из-за ношения этих уродских очков.

А слева сидит молодая девушка-педагог.

Она красива до жути - внутри плещется Гог и Магог.

Она утвердительно кивает

И как будто понимает,

О чем речь.

Мне же хочется прилечь -

И желательно на нее.

Я учусь от государства на курсах, у меня похмелье и я влюблен.

Но меня смущает ее конформизм -

Он жесток, как договор на оказание информационных услуг или как проверка на яйца глист.

Слайды друг друга сменяют.

Девушка поднимает руку

И продолжает

Всё это понимать.

Именно в таком платье я представлял мать

Своих будущих детей.

Оно идеально черное

И не такое,

Как на женщине-лекторе,

И если слева серафим,

То впереди - зверь.

Но скоро этому конец -

Я попаду под мусоровоз сегодня или завтра.

Второй экземпляр с указанием даты

Отправят на родину.

Проводник поезда признался мне, что он бесплоден,

Когда мы курили

На дальней станции.

Я улыбаюсь женщине-лектору,

Показывая свое отношение к эмансипации

И жевачку сквозь зубы.

Я ни о чем не жалею -

Сегодня вечером продолжу упоминать имя господа всуе.

Странный Саша

"Только он у нас немного странный..." -

Сказала молодая мама,

Подписывая все бумаги

В кабинете директора детского сада.

***

Курточку в шкафчик, вторая обувь.

Мама приводит в группу маленького мальчика

И уходит на работу.

"Ну, здравствуй, Саша!

Я - Екатерина Александровна!

Твоя воспитательница!

Зачем ты в сторонке?

Иди к ребятам играться!

Вот наши игрушки,

Вот слон заводной.

Вот видишь -

Его я ключом завела,

Сейчас он пройдет

От стены до стола.

Вот кубики наши,

Мы строим дома.

Ты тоже научишься

Строить всё сам!

Пойдем, я к ребятам

Тебя отведу.

Всем детям нравится

В детском саду!".

"Покорнейше благодарю!

Но я,

Ввиду

Совершенно других интересов,

Не имею желания играть ни в какую игру,

Ведь она есть некий тип осмысленной непродуктивной деятельности,

Где мотив лежит не в ее результате,

А в самом процессе.

Можете считать меня вполне дефективным ребенком

Или даже иноверцем,

Но поймите меня правильно -

У меня с собой Хаксли и Хайдеггер,

И я был бы безмерно Вам благодарен,

Если бы Вы меня не трогали

До самого выпускного утренника.

Возможно, это и прозвучало грубо,

Но я не хочу нарушить процесс совершенствования

Моих умственных способностей.

Так мало ответов

И так много вопросов.

От сотрясания воздуха

Этот смешной мир не начинает быть познанным

Вами и прочими.

Посему

Могу считать

Наш разговор

Вполне оконченным.

Еще раз сердечно благодарю

За Ваше предложение,

Но слишком многое стоит на кону,

Чтобы я променял чтение

На игру".

***

Дети играют в машинки, в "дочки-матери"

И в "доктора"

(Цель - людей посмотреть и себя показать),

Наличие у Ромы нового разноцветного робота

Ставит его в социальной иерархии выше,

Но ненадолго.

Саша переходит на литературу модернизма -

Во время прогулки сидит в беседке

И поглощает "Улисса".

Разноцветная обложка книги привлекает Марину -

Она бросает свои гендерно-правильные игры

И,

Чтобы привлечь внимание Саши,

Бьет его в спину,

Затем включает мимику переживания,

Выражение душевной боли,

Обиды и страданий.

Рев маленькой девочки

Намекает

Екатерине Александровне

На краткосрочное прекращение

Отношений

С ее парнем.

И с целью устранения

Конфликта

Воспитательница спотыкается

И бежит на источник крика.

"Дети, дети, так нельзя!

Ну, Мариночка, не плачь!

Есть ли совесть у тебя?

Или ты у нас силач?".

"Знакомо ли Вам такое понятие,

Как презумпция невиновности?

Это

Один из основополагающих принципов уголовного судопроизводства,

И вообще демократии.

Ваша позиция в данном вопросе

Идет вразрез с моими понятиями об обществе.

Иными словами,

Я требую доказательства

Моего правонарушения".

"Не спорь со взрослыми!".

"Хм, апелляция к возрасту...

Разновидность "универсального ответа"

Используется, когда все более-менее вменяемые аргументы кончились,

А доказать свою правоту еще хочется.

Вы сами прекрасно понимаете,

Что это не влечет за собою

Конструктивного диалога,

Так же как и упование на бога

И всякое такое.

Поэтому

Я бы Вам искренне советовал

Подучить термины

И только потом использовать те механизмы власти,

Которыми Вы были наделены

Вопреки Вашим знаниям по педагогической части.

Вы сеете зерно неразумного феминизма

Прямо с пеленок,

Что в конечном итоге

Приведет к демографическому кризису

И популярности следования поведению тех девушек,

Которых мы именуем "Неразумное лоно".

Представляете ли Вы себе последствия?

Готовы ли Вы в будущем просить прощения

У человечества?

В Ваших глазах я читаю непонимание,

Выраженное в недоверчивости.

И хотел бы добавить,

Что Ваш диплом Герцена

Лишь говорит о том,

Что, имея место работы здесь,

У Вас не было соответствующей протекции.

Мир смешон и жесток -

Ресурсы ограничены, а потребности бесконечны.

Давно бы всем пора смириться с этим

И отженить от себя любые проблески неаргументированной агрессии".

***

Мама Саши снова смотрит подходящий детский сад в интернете.

Intermezzo 14

В KFC сегодня акция -

Чуваки

Отгадывают буквы

Моей родной азбуки.

Струны не менял давно,

И разве что

Гениальность написания отчетов

Послужит исповедью

Моей многокилометровой странности.

Я иду с работы преимущественно в темное время суток

Мимо кладбища.

Там мелькают огоньки,

И выглядит это отнюдь не жутко,

А очень даже потрясающе.

Все совпадения случайны

Авт-р никого не хотел

И не хочет оскорбить,

Но

Явления в "Магните"

Его

Происходили преимущественно по пятницам -

Станислав Исаев превращал деньги в вино.

От обилия такого рода причастий

Молодой человек лет тридцати трех

Получил кличку "Хрипстас",

Так как, будучи причастным

К различным вечерям,

Голос его сел,

Да и интерес к реальности значительно угас

И был невозвратно потерян.

Исходя из этого

Он был любим всеми личностями -

Станислав Исаев поставлял лулзы просто в огромных количествах.

Под мухой

Он как-то раз

Проявил сердобольность и купил аниматору в кукле

Две селедки с булкой.

Сам безотцовщина, так что в плане его рождения всё было мутно -

Ходили слухи,

Что он - сын депутата Госдумы,

Но сам Стас говорил, что его отец - прораб,

А еще он добавил,

Что в момент его рождения

К роддому пришли три мужика

Пьяные

И кричали что-то, и даже денег предлагали.

Стас падал ниц в Летнем саду

И просил, чтобы его не трогали.

Он орал про равенство и любовь,

Забравшись на Ростральную колонну,

Да так громко,

Что продавец экскурсий Лазарев проснулся.

Ровно дюжина чуваков его крики как благие вести поняли -

И стали сразу всех тайн мироздания в курсе.

Однако Стасом в конце концов

Заинтересовались соответствующие органы

(Один негодяй его сдал за 0,20 биткоина).

Стаса берут за шею.

Три раза ворона каркнула во всё воронье горло,

И кореш его, на вопросы полиции,

Заявил, что он не имеет ко всему этому никакого отношения.

***

Проходит стандартная процедура допроса -

На неудобном табурете, спиной к двери.

Внезапное повышение голоса,

Угрозы,

А после

"Слоник" и "Телефонист",

"Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу",

А также "Нарушение общественного порядка, совершенное группой лиц".

Следователь намекает на скорую доставку Стаса в централ -

Стас среагировал что-то в стиле: "Ты сказал".

И как с цепи сорвался капитан Кифиров...

***

После слушания дела

Судья Пилонова пошла пить кофе и мыть руки с мылом.

Какие страсти!

От долгого пребывания в наручниках у Стаса очень болят запястья.

Через 3 дня всем вдруг показалось,

Что осумжденный не дышит.

Очень было умно

Привязать его

К одной из оконных задвижек.

***

И как бы ни хотели

Люди с нашивками

Замять это дело -

Стасу суждено было стать еще одним поводом

Для банального и всеми любимого нами человеческого избиения.

Окруженный сакральным ореолом

Стас продолжает жить.

И даже зарабатывает доллары.

Intermezzo 15

Мой брат во время поездки по улицам

Твердил, чтобы я запоминал знаки, светофоры

И разрешенные развороты.

Большинство людей живет с пониманием отсутствующим

О том, что можно жить и по-другому.

Они мысли допустить не могут,

Чтобы своя машина была с другим номером региона.

Страстотерпие блага -

Начинать всё сначала.

И вот я вижу, как прыгающему по лужам первокласснику тащит рюкзак его мама.

"Я рад тому, что я живу там, где живу" -

Подумал я

И подарил свои позитивные эмоции

В виде пачки сигарет бомжу,

Хотя он вообще ничего не просил.

Он думал: "Что было бы,

Если бы Панглосса

Пригласили отпраздновать

Новый 1995 год

В город Грозный?".

Конец первой части

Антракт

Собака ходит по клавиатуре

И пишет такие слова:

Щовщпвокпщопщвкьпуре,

Впдвопваповапввопвлова.

Часть вторая

... и их вещи

Песнь о любви табурета и петли

Меня произвели в Беларуси,

А купили в "Максидоме".

Я лежала на стеллаже красивая, зеленая

И очень удобная

Для выполнения

Всякого рода

Такелажных работ.

Моя длина - 5 метров, и я характеризуюсь

Высокой стойкостью к действию большинства щелочей, растворителей и кислот.

Так, по крайней мере,

Написано на моей обертке.

На самом деле я лежала бы достаточно долго,

Если бы не стала вдруг нужной

По неизвестным мне причинам

Одному мужчине -

Он был в черном пальто,

И его лицо

Давно не встречалось с нежностью бритвенных станков.

Теперь у меня новый дом -

Я лежу на полке рядом с книгами,

Ощущая свое перспективное использование.

Но вскоре

Жизнь снова

Разделилась на "до" и "после" -

Я увидела его.

Он стоял чуть подальше книжного шкафа -

Смиренный, мужественный, покрытый замшей.

Меня к нему влекло -

И даже не потому,

Что

Он не был похож на моего хозяина -

Незнакомец был из нашего мира вещей.

Мне очень хотелось некого допущения

Меня к нему, его ко мне.

И полумрак, и светотень.

В углу квартиры постер с Брюсом Ли.

Мы ждали счастья, но дождались лишь открытия двери.

Хозяин садится на мою любовь -

Пространство наполняется музыкой и алкоголем.

Темно, на окнах мрачный Петербурга конденсат.

Всхлипы, возгласы, воззвания.

В углу часы стучат.

Начало конца

Совпало с ударом по столу кулака -

Хозяин вскрывает меня

(Я в шоке, ибо считаю это аналогом дефлорации)

И проводит необходимые манипуляции,

Вследствие которых я получаю второе имя - "Петля".

Мой бойфренд стоит внизу -

Я до него не дотянусь.

"Прости! Я всё поняла!

Я создана для высшей цели -

Помочь хозяину в роли некой ступени

Между тем и этим.

И ты, кстати, тоже к этому процессу

Причастен.

Поэтому - будь счастлив!

На пару мгновений -

Мы - одно целое!

Один механизм убиения!

Как Микки и Мэллори!".

***

Я чувствую свое натяжение

Ввиду тела хозяина земного притяжения.

Но я его держу изо всех сил -

Ведь странгуляционная асфиксия -

Это то, что нас заставили выбрать вместо любви

Они.

Intermezzo 16

Женщина на остановке

Каждого ждущего автобус обзывает бранным словом.

И поступь ее - как похмельные страхи и сны.

Я сажусь в последний вагон метро,

Потому что так удобнее.

Когда наступает ночь - я курю на балконе

Молча,

И так же, не говоря ни слова,

Я верю в свои стихи.

Оставляющий чернильный след на бумаге

Меня зовут Паркер.

Меня подарили хозяину на день рождения -

Вручили в пестрой темноте какого-то бара.

Я лежал в коробочке, как в гробу -

Я верил,

Что хозяину пригожусь.

Так оно и произошло,

В достаточно скором времени.

Подо мной менялась бумага так же часто,

Как под хозяином менялись женщины в его постели.

Благодаря мне было написано предметов восхищения великое множество.

Хозяин изливался в одиночестве,

Я изливал чернила на белые листы.

И все они, скомканные и сморщенные,

Отважно летели в стол,

Словно южновьетнамские наивные летчики.

Нерушимость образов, новизна идей.

Не найти фонарей -

Темнота.

Хозяин, держа меня

В одной руке,

А в другой - стакан,

Кричал и закрывал глаза.

Мир ничего так и не узнал

Из наших негорящих писаний,

Хотя я себя не жалел -

Чутко и старательно я исполнял волю хозяина.

Я взял себе за правило -

Не считать себя просто

Письменной принадлежностью,

А источником слова,

Силой самого господа,

Который,

Несмотря на то,

Что становилось всё лучше и лучше,

Вполне осознанно

Прошлой ночью умер.

Intermezzo 17

Одолжите мне пару тысяч рублей!

Стоп!

Уже не надо.

Я свалил из этого ебучего бара.

Но спасибо.

Ваша помощь в финансах,

Ввиду мирового экономического кризиса

И моего прекрасного собутыльничества,

Еще пригодится.

Но помните,

Когда я стану героем

И вселенная замкнется

Моим творчеством -

Я напою вас втрое больше,

Чем вам захочется.

За стеклом

Слов во мне - очень много.

И не зря

Я - самая распространенная книга.

Меня выпустили в середине XIX века.

Я - старый экземпляр, копия священных текстов.

Иначе говоря -

Я -

Старая Библия.

Если брать в общем,

То из-за таких, как я, многих убили.

Но, в частности из-за меня лично,

Никто не пострадал.

Меня передавали из поколения в поколение,

Я пережила революцию, блокаду, перестройку и обе чеченские.

И всё это время

Меня лишь перекладывали в разные шкафы и стенки.

Я лежу за стеклом,

Рядом с припасенным для гостей богемским хрусталем,

На своем законном месте.

Меня не открывали уже лет сто или двести -

Все только подходят и крестятся.

Я начинаю ржаветь

Или что-то типа того.

Мои хозяева,

А их было много,

Видимо,

Считают, что я могу как-то помочь им.

Но видит бог -

Я предпочла бы быть разорванной

В клочья.

Надоело быть идеологическим и бесполезным макгаффином.

Даже аптечку в автомобиле менять надо,

Так как по прошествии нескольких лет

Она на 90 процентов

Будет наполнена ядом.

Intermezzo 18

Я заламывал сам себе руки,

Чтобы больше не писать стихов.

Но ночь приближается - она всё громче,

И бессмысленных строк отважный строй марширует и идет.

Такие дни, как сегодня,

Войдут в историю

И станут уроком

Неподобающим, худым и читающим людям.

Не стыдно покупать освежитель для воздуха марки "365 дней",

Если это есть некий отзыв.

По сути -

Все оч хорошо.

А когда плохо -

Я, безобразным путем,

Вальсируя под "Гражданскую оборону"

Мимо луж и грязевых потоков,

Иду с работы,

И захожу в кондитерский отдел

Одной сине-желтой сети гипермаркетов.

Наполняюсь ностальгией, чая и печенья ароматами,

Активно применяя

Одно из основных чувств -

Обоняние.

И счастье нежданно-негаданно

Обнаруживает себя уже у кассы.

Мы все написали контрольную работу на "2" учителю из пластмассы.

Дор

В 1988 году

В Афганистане

В Пули-Хумри

Произошли

Взрывы артиллерийского склада,

Но я об этом не знала.

Как и всякий предмет,

Произведенный на свет

Для людского блага,

Я старалась

И каждому входу и выходу сквозь меня своей хозяйке внимала:

Открывалась и закрывалась плавно,

Чистенькая,

Словно в первородной смазке

Вся была покрыта лаком.

Радовались все, смеялись и пили.

Но, конечно же, не мне,

А, в общем, новой

В спальном районе

Квартире.

Я лишь некий важный предмет интерьера,

Персонификация двуликого Януса.

И неважно, что часто в ущерб функциональности

И эргономике

Советские архитекторы старались разграничить и без того малую площадь квартир,

Творя проходные комнаты,

В одной из которых,

Не то чтобы вскоре,

А спустя три десятилетия,

Бог заставил мою хозяйку

Прогуляться вверх по лестнице.

Да и сама я -

Перестройки и гласности сверстница -

Уже ошеломительно начала скрипеть и лаком трескаться.

Родственники покойной

Заслуженно вовремя

Сдали квартиру двум молодым людям,

Которые

Поехали в Питер за счастьем,

А в итоге

Получили необходимость из месяца в месяц поднимать продажи.

И если с одним всё было предельно понятно:

Утром - подъем, работа - днем, а ночью - сон;

То второй мой новый хозяин

Был гибридом книг, анекдотов, вредных привычек и мыслей -

Смотрел на алкоголь с позиций митридатизма.

И в желтом свете лампы

Я видела его лицо, и оно казалось мне очаровательно мрачноватым.

Он по ночам рвал бумагу,

Бил бутылки и часто ходил туда-сюда через меня очевидно пьяным.

Каждый друг другу служил альтернативой.

И, слава богу, до разлада отношений не доходило.

Но всё равно я чувствую себя виноватой перед ними.

Одному - спать, второму - писать,

И удовлетворение этих потребностей одинаково необходимо.

История не закончена - она еще в процессе.

Я продолжаю жить в центре бытовых противоречий.

И если бы я не скрипела,

Всё предстало бы человеку

Таким, как оно есть - бесконечным.

Intermezzo 19

Драка похоронных агентов

И штанов полный истфак.

Экстрадиция

Водки из организма с утра -

Для кого-то уже традиция.

Мы поймали волну прекрасных тостов,

Сидя в купе поезда,

Идущего в Кван-ли-со.

Я держусь молодцом и брею лицо

Удивительными людскими россказнями,

Испытывая нарушение права на свободу одиозной совести.

Старый солдат

Я желал как можно дольшего ненаступления

Этого момента,

И, если бы я мог бы оттягивать время,

Я бы, безусловно, это сделал.

У моего маленького хозяина горят глаза.

Он получил за четверть хорошие оценки, вымыл всю посуду и выгулял собаку.

Родители вот-вот нагрянут

И подарят.

А я,

Как ни странно,

Всё понимаю.

Я стал жертвой структурной безработицы.

Мой маленький хозяин последние два года

Стал мною недоволен,

Ведь GTA V на мне не заводится.

Но я был суперприлежен.

Не вышел еще срок моей годности.

На мне еще можно печатать отчеты, смотреть фильмы и гуглить латинские пословицы.

Тут дело в другом.

На мне малыш не может поиграть в CS:GO

=> в школе сверстники его дразнят бедняком.

Осознание губительности следования массам

Придет потом...

Так же как и финансовая грамотность.

Родителям очень хочется малыша порадовать,

Но стагнация на рынке труда

И наша безалаберность

Часто не позволяет приносить счастье

В панельные дома.

Малыш всего этого, конечно же, не понимал -

Он очень хотел поиграть в Red Dead Redemption 2.

И родители, пересилив себя,

Подарили ему инструмент для воплощения

Данной возможности,

Практически избежав существования впроголодь

В перспективе.

Нового "Базза Лайтера" малыш встречает криком на всю квартиру

И на все каникулы выпадает из реальности.

Оно и понятно.

Я не обижаюсь.

Мы не достигнем звезд, если новое не будет вытеснять старое.

Но о старом помнить необходимо и нужно.

Мы все в свое время старались,

И до сих пор, через десятки тысяч поколений, нам кто-то или что-то служит.

***

Малыш приходит со школы в понедельник, убирается в комнате.

Настает этот самый момент.

Он нажимает на кнопку, закрывает меня, и вот я жду последних добрых слов мне вслед.

Но наоборот -

Я слышу большое количество негативных речей и обвинений.

Это все обо мне...

Меня кладут в шкаф -

Мой долг выполнен.

Мое место теперь в глубине,

Где отслужившие свое вещи лежат.

***

Время (это необратимое течение)

Как всегда хромало в одном направлении:

Из прошлого через настоящее в будущее.

Мой хозяин вырос и стал абитуриентом.

И для реализации своей сущности

Он начал готовить шмотки

В другой город.

И, скорее всего, не стоит

Говорить,

Что вместо игр теперь хозяин занят чтением книг.

Но в процессе собирания сумок

Как раз наступил тот самый миг.

Я слышу черствый звук -

Его глаза так нежно блестят.

Он видит меня - свой старый ноутбук.

Хозяин зовет родителей и показывает пальцем.

Улыбается.

Всё, что осталось от моих деталей,

Начинает плавиться

От обилия чувств и эмоций.

Хозяин смеется,

Просит прощения, меня запуская.

Пыль на мониторе, сборка заводская.

"Погоди, родной, сейчас я тебя старыми воспоминаниями обласкаю..."

Intermezzo 20

У меня теперь есть время подумать.

В кармане все знания человечества скребутся об ключи.

Я перехожу на другую сторону проспекта, потому что меня так научили.

Мне каждый встречный-поперечный давал часть своего компаса,

Но, если честно, я не очень-то ими пользовался.

Оранжевые конусы,

Желтые ленты.

Меня послали к альфе Большого Пса,

А я проснулся в автобусе,

Идущем к Туманности Андромеды,

Где вместо скреп - скрижали.

Похоже

На одно и то же,

Только местные больше головами кивали

И ржали.

Триумф отчетности

Я

Обращаюсь к вам от лица

Порождений зла

И "Майкрософт Ворда".

Нас много.

Мы победоносно шагаем по вашему городу.

Наша цель в перспективе неясна -

Мы в курсе,

Что ваши начальники нас не читают,

Но мы с легкостью можем разрушать планеты и государства.

Вы нам не хозяева - вы наши рабы.

Это мы вам говорим -

Когда ложиться спать,

Когда размножаться.

Наша миссия - привести рядовой состав Российской Федерации

К умопомешательству.

И тогда наступит всеобщий хаос...

Хотя он уже почти наступил. Осталось немного.

Мы - армия бессмысленных и беспощадных отчетов.

Мы есть у каждого работающего и дееспособного.

Имя нам - Легион.

Лично я, к примеру, отчет о проведении внеклассных мероприятий.

Огромная масса

Таких, как я,

Хранится на ваших компьютерах и в ваших столах:

Отчет о смертности,

Отчет о распространении в Лангедоке альбигойской ереси,

Отчет о сохранении деревьев (как мило),

Отчет о наличии в отделениях "Почты России" веревки с мылом,

Отчет по гемотрансфузиям,

Отчет о хотении войны русскими,

План работы по противодействию антикоррупции,

Протокол заседания комиссии по восстановлению половой функции

У Георгия Петровича,

Отчет о предоставлении директору ООО "Ромашка" неограниченных полномочий

И проч.

***

Мы с вами во все дни до скончания века.

Вы трижды сойдете с ума перед тем, как петух прокукарекает.

Intermezzo 21

Помню, на Байконурской

В "Киллфише"

Я кричал, что Астрахань похожа на Могадишо,

Но меня никто не слышал.

А я не хотел бы туда ехать примерно так же, как не хотел бы играть в шахматы Фишера.

"Киллфиш" там, кстати, закрыли.

Видимо, устали от звуков падения людей с крыши

И поднимавшейся из-за этого пыли.

Я боюсь, что местный шаурмист по выходным делает мужчинам вазэктомию.

Давайте радоваться и сомневаться!

А то, сквозь дыру в потолке,

Ни разу и не мне.

И зажигалка липнет к руке.

Intermezzo 22

Эмма Уотсон

Берет кредит на диван в "Альфа-банке".

Так мне сказал таксист, когда я вез в Купчино товарища пьяного.

Ночью.

Зимой мосты не разводят,

И мне завтра снова разбирать по коркам общество.

"Сорок сороков" похожи на сыр просроченный.

Мир нормальнее, чем мы.

Я дал алкашу 500 рублей,

Чтобы он спел

"Тихий огонек моей души".

Ни один вьетконговец не называл афроамериканца негром,

Мб потому, что у них такого слова в лексиконе не было,

Как и слова "Рай".

Ничего не помню.

Никого не жаль.

Иногда завешивают

По сути, я вообще не при делах.

Я не выбираю обстоятельства,

Но я влияю на

И внушаю

(За что часто бываю разрушаемым)

Вам

Радость, похоть, сомнение, страх

И прочие

Исключительно ваши собственные

Чувства и эмоции,

Причины которых

Лежат вне моей полномочности.

Так получилось.

Мои сородичи

Повешены в каждом доме, кафешке, поместье и вотчине.

Наша миссия простодушна, иногда бессмысленна

И пахнет максимализмом -

Наплевав на политические режимы, формы правления,

Ваше настроение,

Ваши религиозные изыскания и заблуждения,

Мы с игрушечных солдатиков смирением

Отражаем истину

(Это та самая

Старая

Добрая леди,

Всеми нелюбимая и ненавистная,

Неизвестная в своей известности).

И в таких, как мы,

Летят флаконы

Из-под одеколонов,

Расчески, камни, башмаки.

Мы все помним хозяев наших звериный оскал,

Но даже и не думаем поднимать революцию разгневанных и разбитых зеркал...

Ибо в конце концов во время уборки

Вы всё равно порежетесь

Нашей правды осколками.

Intermezzo 23

Я сидел в пустой квартире -

Играл на гитаре, пел песни

И хотел поесть.

Типа грехов имзвесть?

Интересно, почему люди считают, что перхоть

Есть манна небесная?

***

Мне нужен твой voice...

Как будто насквозь,

Как будто ђNo pasarбn!..

И каждый обездоленный разумом дворовый пацан

Имел бы право

Дать мне по ебалу

Цепью или кастетом

В глухой арке, где-то

На Черной речке.

***

Мне очень жаль оставлять вас в статусной роли "овечек"...

Да даже не надо держать обочников фурой или свечку.

Я к этой жизни и так, и так...

Выход один -

К таджикам в кругляк.

Мы все в 2 часа ночи здесь.

Хуго-Уго

Играет на кухне.

Как будто

В последнюю зиму

Сосед

Принес мне

Сигарет.

И тебе вообще лучше не знать,

Что таит в себе стадион "Красная Пресня"

В Москве.

Мир чудесен.

Но без вас.

И без нас.

И без них.

Боец "Альфы",

Насиловавший в подвале

(ВАША РЕКЛАМА.................................................................................................................................................)

Мужчин и женщин,

Постарел

И сдает квартиру студентам

В Замоскворечье...

***

Спасибо за то, что прочитали.

Я не заканчиваю жизнь самоубийством лишь потому,

Что мне интересно -

Что же будет дальше?

***

Моим ученикам урок -

Ребят!!! Еще успеете!

Не стремитесь стать старше!

И краше!

Каждый из Ваших учителей

Списывал

И

Вряд ли читал:

"О всё видавшем"...

***

Вот реально...

Семен - прости...

Я стал федерально балагуром,

То есть учителем,

Вместо того,

Чтобы управлять фурой.

Intermezzo 24

Девушки выкладывают фотки с едой в инстаграме.

Как будто они голодают

Или голодали

Ранее.

А Эйприл ОНил

Стоит в очереди

И хочет

По скидке купить кардиомагнил.

Нам будет непросто.

Убив много людей во имя некого Абсолюта или слов

Мир не перестанет быть непознанным.

Мы, надеюсь, последние свидетели Альфы и Йа.

Я наивен

И по-детски небрит.

Мне позвонили из десятка тысяч банков.

И в каждом из них

Мне

Вдруг

Одобрен кредит.

Мой сосед, съезжающий завтра,

Или послезавтра,

Сказал мне, что мы еще встретимся.

И мы оба знали,

Что всё это неправда,

Но, улыбаясь друг другу, мы наш последний коньяк колой запивали.

Пражский Наполеон с птичьим молоком

Я прекрасен.

Я выше всяких похвал.

Таких, как я,

Слуга

Вряд ли вашим далеким предкам подавал.

Я десерт,

Состоящий из одного или нескольких коржей,

Пропитанных кремом или джемом.

Видимо,

День рождения.

И я,

Блистая своими розочками,

Мечтая

Быть разрезанным хозяйской рукой

На кусочки,

В

Эпилоге

Торжества

Являюсь на

Центр стола.

Я весь в ожидании аплодисментов

И в честь именинника тоста.

Вот уже волосатая рука отца,

Поднимая бокал,

Намекает

На репродуктивность влияний орально.

Меня ножом кромсают.

Раз в десять лет наполнены чашки чаем.

Наконец-то.

***

Маленький торжества виновник не может мою сущность есть,

Так как ему меня нельзя.

Да и взрослым тоже -

У кого диабет,

У кого язвы и наросты на коже.

Они пьют водку

Уже лет восемьсот,

А я нетронутый.

"Вау!" - кричат женщины, -

"Какой красивый торт...".

У вас у всех на меня,

На счастье и на нормальность аллергия.

А я так хотел принести вам сладкости

И мира.

***

Моя красивость

Вчера, и вовремя, и навсегда

Украсила

Стенки и дно

Квадратного метра

Нашего местного

Пухто.

Intermezzo 25

На фоне шальных веселий

Мы упустили очень важный момент,

Что,

В непонятные десятые,

Мы давно еды не ели.

Древнеегипетские корни Екатерины Андреевой

Внушают нам отказ от телевидения.

Наплевать на все грядущие и вездесущие события,

Ведь наша звезда погаснет,

И Земля,

Потеряв притяжение,

Отправится блуждать по космосу,

В пространстве -

И найдет себе новое Солнце -

По-новому жизнь зародится и начнется.

И люди, в аудиозаписях имеющие "АК-47",

Снова получат свои красные дипломы,

Обнуляя

Каждым вздохом

Свой

Собственный

Счетчик.

А мы,

Ныряя в червоточины,

В своем упорстве

Превзойдем даже ту старую женщину,

Которая в закрытый ЖЭК с утра ломится

И знает все новости.

Персонификация

Сидят в общагах,

Слушая песенки Коньковской формации,

В очередях за регистрацией,

В офисах, на рыбалках, в гаражах,

На горшках,

На системе, если вдруг кого-то угораздило,

На шее,

У деда на деревне,

На проводах в армию гопника-соседа

Всякие такие нашинские люди.

Данная прелюдия

Предвосхищает мою онтологическую природу -

Их разговоры

Очень часто сводятся к дискуссии

Касательно меня -

Чемодана с миллионом долларов.

Меня никто не видел,

Хотя поговаривают, что у кого-то я всё же есть.

Обо мне все бредят,

И тем не менее

Я всегда был веским поводом отправить кого бы то ни было на смерть.

Практически в каждом районе,

В каждом панельном доме,

В меня верят по-своему.

Некоторые,

Более приземленные,

Считают,

Что я растворен во всей природе.

Другие, начитанные и одухотворенные,

Отстаивают тезис о том,

Что чемодан с миллионом долларов,

По сути, есть они сами.

Третьи - что меня у них нет за грехи, совершённые их отцами

В прошлом.

Четвертые - что меня нет и быть не может.

Пятые - что мое существование вполне возможно,

Но хз...

Шестые - что я иллюзия, вызванная долгим сидением под фикусом на жаре.

Седьмые - что нет меня, кроме меня.

Восьмые - что я был раньше, а теперь офлайн.

***

Давайте называть вещи своими именами -

Я тот самый Абсолют,

О котором мечтают люди и мечтали ранее,

Но,

В отличие от остального всего,

У меня гораздо больше процентов существования в реале.

Вы бытиёте посреди неправды.

Как каждый пятый

Или даже второй

Таксист,

Везя вас ночью к парадной,

Говорит, что это, по факту,

Не его настоящее место работы.

И он

Вскоре

Заработает миллионы

И купит сыну на день рождения Уральские горы.

Intermezzo 26

Какая-то женщина,

Похожая на мою третью учительницу по алгебре,

Только сильно постаревшую,

Слишком долго думает:

Взять ей 200 или 250 грамм ее любимого салата?

И,

Словно послав все на хер,

Вальяжно махает работнику из Таджикистана

Рукой,

Мол -

Давай наваливай!

Таким же примерно тоном,

Как герой Виктора Сухорукова говорил:

"У меня еще дела сегодня"

На фоне

Спаса-на-Крови.

Я поймал себя на мысли, что мне надо купить рубашку как у гитариста Патти Смит,

Даже если она будет стоить больше, чем все вместе взятые салаты:

Оливье, крабовые, мимозы, и эти невъебенно дорогие с цукатами

И со жвачками школьниц,

Которые специально обученные люди ищут под партами.

Работница пиар-отдела музея истории религии Татьяна Михайловна

По привычке ходит разгружать вагоны

И знает все вокзалы.

Что и неудивительно вообще.

И там ее тоже все знают.

Что тоже неудивительно.

Мы плывем по Неве с капитаном Уиллардом и стреляем по событиям -

Каждый чем может.

И водка в свежих укусах на губах жжется.

Конец второй части

Эпилог

Из моей блевотины,

Которая,

Не убив меня

В очередной раз,

Вся излилась

На пол,

Сияя

Оттенком

Сегодняшнего дня

И комками

Сомнительных песен,

Поэзии и моих алкогольных интересов,

Мы создали

Новое направление,

Которое затмит

Все

Ваши

Стремления,

Предубеждения,

Сомнения

И,

Что

Немаловажно,

Решения.

Мы тряпкою

Половой

Смоем

Выблеванный

Алкоголь

И

Оставим

Только нужное

Здравомыслящим людям -

Понятное,

Внятное,

Родное

И нечуждое,

И весь опыт человечества

В культурности,

Древности

И

Искусстве.

Мы оставим на паркете

Съемной квартиры,

На окраине

Санкт-Петербурга

Те самые вершины.

И

Как будто

Шедевр

У вас

Перед

Глазами,

А по факту

Я напился

И наблевал -

Там, где видел,

Туда, где писал,

Туда, где плакал

И какал

На все ваши ложные ценности

И проекции

Всеобщего типа счастья.

Меня тугой струей

Ведет

Шрифтом

Дешевый алкоголь.

И, наверное, хватит -

Мне завтра на работу:

Писать отчеты,

Которые

Не нужны даже

Господу богу.

Но надо -

Для кого?

Неважно.

Об этом мне не сказали.

И поэтому

Вставать

Рано,

Но не так, чтобы

Я себе еще не позволил

Моего любимого пива.

Мир красив,

И работа

Моя

Красива.

Позвоните мне завтра

На мобильный

И скажите,

Что я не захлебнулся

Рвотой -

Конец этот был бы слишком неособо

Для моей поэтической похмельной сущности.

Скажите лучше, что я существующий -

Как вы это сами понимаете:

Разумеете?

Воображаете?

Складываете

Семнадцать плюс восемь?

И вот уже

В дверь стучится

Немножко осень.

И всё ваше окружение

Настаивает

На

Сооружении

Ячейки общества

И неком продолжении

Всеобщего

Лактационного

Псевдотворчества.

Мне так не хочется,

Мне так не хочется

Быть вами,

Быть с вами.

В очереди за мейнстримным концом

На кладбище,

Что бы люди ни сказали -

Я предпочту быть за вами.

Скиньте лучше денег

Мне на билет

Автобусный.

И знайте -

Не поеду я

Туда, где свет.

Я особенный -

Мне дождей пелена

Целесообразнее

И

Грациознее,

Чем трагичность солнца,

И открытые оконца,

И мерзость тошнотворных обычаев,

И мимикрии влекущая отзывчивость,

И те мудаки,

Что осмелились меня назвать личностью.

До завтра!

Homies one love!

ТЫСЯЧИ ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

ТЫСЯЧИ

СЛОВ

За собой не несут ничего.

В конце

Меняю

Себя

На

Себя

Самого.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Сергей "Дримеры 4 - Дрожь времени"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Видящий-3. Ярл"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"