Синовац: другие произведения.

Счастье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Связь по mail: sinovaz@mail.ru
   -----------------------------------------------------------
   МАРК СИНОВАЦ
  
  
  
  
   СЧАСТЬЕ.
  
   Философско-религиозные аспекты.
  
  
  
  
  
  
  
   2005
  
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ.
  
  
  Глава 1. Введение. Поиски счастья.
  Глава 2. Исторические параллели, теории и мифы.
  Глава 3. Счастье Диониса.
  Глава 4. От мифа к реальности. Новые поиски
   эликсира жизни.
  Глава 5. Альтернативные методы саморегуляции.
  Глава 6. Счастье орфиков.
  Глава 7. Религиозно-мистические представления об аде.
  Глава 8. Религиозно-мистические представления о рае и
   вечных благах.
  Глава 9. Счастье в наслаждении.
  Глава 10. Счастье философов.
   10.1. Сократ.
   10.2. Аристипп. Киники.
   10.3. Эпикур.
   10.4. Счастье Бентама. Утилитаристы.
  Глава 11. Счастье в вине.
  Глава 12. Счастье в еде.
  Глава 13. Счастье в общении.
  Глава 14. Счастье в понимании.
  Глава 15. Счастье в труде.
  Глава 16. Счастье в беспечности.
  Глава 17. Счастье в безумии.
  Глава 18. Счастье в нищете.
  Глава 19. Сектантское счастье.
  Глава 20. Счастье в разуме.
  Глава 21. Счастливы плачущие.
  Глава 22. Счастье в страдании.
  Глава 23. Два счастья. Два взгляда.
   23.1. Счастье Ирины.
   23.2. Женское счастье
  Глава 24. Счастье в саморазвитии.
  Глава 25. Мистический опыт и медитация.
  Глава 26. Контроль эмоций.
  
  
  
   Сделай же свою жизнь приятной, оставив всякую тревогу о ней. Никакое благо не принесет радости обладателю, если он в душе не готов его утратить, и всего безболезненней утратить то, о чем невозможно жалеть, утратив. ( Сенека. Письмо IV к Луцию ).
  
   ВВЕДЕНИЕ.
   Все мы стремимся к счастью и благополучию, как стремились к нему и все наши предки. Они задолго до нас задавали себе в разное время вопрос о смысле жизни. Все они строили планы на десятилетия вперед, но никто не планировал одного - умереть. Жизнь не может закончиться, ведь она так прекрасна и естественна. Мы помним себя всегда живыми и даже знаем, что когда-то были счастливы. Вот только это время чаще всего отодвигается ближе к нашему детству, когда мы были беспечны и любимы. Нам улыбались все, а если кто и не улыбался, то это было только редким исключением, темной маленькой тучкой на светлом небосклоне нашего существования. У нас все было впереди, целая огромная, бесконечная жизнь, которая приготовила столько приятных сюрпризов в будущем. Эта жизнь для нас, и ради нас. Она желает, просто требует, чтобы мы были обязательно счастливы.
   А в чем это счастье мы обязательно поймем со временем. Но время проходит, а счастья все нет, и мы не можем ответить на поставленный жизнью вопрос. Судорожно цепляемся за призрачные иллюзии - за деньги, семью, детей. Но и это все со временем ускользает из наших рук, и опять мы стоим одни в растерянности. Время ушло и надежд почти не осталось. Неужели обещанного жизнью подарка так и не будет, а может его принесет смерть, которая придет в последний миг нашей жизни с сухим букетиком полевых цветов? Она улыбнется каждому из нас, возьмет за руку и поведет с собой в райские сады счастья.
  
  
  
   Глава 1.
   ПОИСКИ СЧАСТЬЯ.
  
   Проблемы смысла, качества и ценности жизни, достижения счастья, или вечного блага, всегда волновали, и будут волновать любого разумного человека. Они относятся к числу экзистенциальных, вечных, до конца не разрешенных и не понятых, а вероятно и не разрешимых в будущем силами человеческого разума, несмотря все на многообразие существовавших и существующих школ, предложенных подходов, философских систем и методов, несмотря на титанические усилия лучших умов человечества.
   Проходили века и сменялись поколения, но вопросы человек задавал себе все те же - имеет ли его жизнь значение, как прожить ее наилучшим образом и как соотносится его жизнь с вечностью.
   Наиболее удовлетворительное приближение к решению этих извечных проблем можно найти, пожалуй, только в христианской философии, так как она, вобрав в себя все лучшие достижения античной мысли, предложила целостную мировоззренческую систему, не претендующую впрочем, на окончательную завершенность. То есть эта система открыта для дальнейшего развития, и эта открытость стала особенно заметна в последние десятилетия - значительно вырос интерес к ценностным проблемам человеческой жизни, наметилось взаимное сближение различных подходов, произошло осознание их взаимодополняемости, увеличилось количество публикаций в области христианской антропологии. Несомненно, все это связано с особенностями современного индустриального общества, возросшим темпом жизни, все новыми требованиями, предъявляемыми к человеку, его психике - ее устойчивости, уровню сопротивляемости к многообразным внешним стрессорным воздействиям.
   Окружающая человека среда все более усложняется, все более непростой становится проблема выбора. То есть человек уже выбирает не из двух альтернатив, как известный библейский осел, а из десятков, а порой и сотен вариантов. Все это стимулирует развитие христианской науки, необходимость ее соответствия запросом общества. К ней обращаются люди в надежде получить ответы на волнующие их вопросы. Ее достижения благотворно сказывается и на развитии психологии и психиатрии. Только обращаясь к достижениям христианской антропологии можно глубже понять природу человека, причину действенности существующих психоаналитических методов коррекции психосоматических заболеваний, их глубинные механизмы, помочь в разработке новых способов лечения.
   Можно отметить несомненный взаимный интерес как современной академической науки к традиционным христианским практикам исцеления человеческих душ, так и представителей христианской науки к достижениям современной физиологии высшей нервной деятельности, психологии и психиатрии. Не все проблемы человек может решить в кабинете психотерапевта, как и не во всех случаях может помочь священник. Несомненно, их кооперация необходима, но кооперация, основанная на понимании специфики и границ каждого из подходов. Это требует наличия соответствующих знаний, а, следовательно, диктует необходимость подготовки более грамотных специалистов в профильных учебных заведениях. Такой подход представляется наиболее перспективным, плодотворным и действенным.
   Важно преодолеть инерционность мышления, взаимное непонимание и недоверие, во имя общей цели - благополучия и здоровья как отдельного человека, так и всего общества. Проблема поиска и обретения счастья, это не проблема одного конкретного человека - это то, что волнует всех, все общество. Каждый шаг на пути приближающим нас к ее решению, будет шагом вперед в гармоничное, идеальное и благополучное общество, где все проблемы будут решаться на основе знания глубин человеческой психологии, потребностей личности, ее устремлений.
   Для того чтобы сделать шаг вперед, нам нужно хорошо представить себе весь пройденный путь, обобщить все достижения, проанализировать ошибки и неудачи в решении проблемы обретения всеобщего и личного блага. И если мы поймем, где человеческий разум претыкался раньше, то сможем избежать тех же трудностей при столкновении со сходными проблемами в дальнейшем. К сожалению, фактом является то, что история ничему не учит человека, он предпочитает постоянно ходить кругами, падая в одну и ту же яму и разбивая себе при этом голову. Бережное отношение ко всему культурному наследию человечества, тщательный анализ его, обогатит наш опыт, расширит знания и сделает более восприимчивыми к новым перспективным идеям.
   Человеческая фантазия, выразившаяся в мифах и легендах, сказках; религиозная культура, достижения философской мысли, ничто не должно быть отброшено, все является ценным и может оказаться полезным для продвижения вперед. Если цель ясна, методы определены, воля и настойчивость собраны воедино - то достижение результата, дело только времени.
  
  
  
  
   Глава 2.
  
   ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАРАЛЛЕЛИ, ТЕОРИИ И МИФЫ.
  
  
   "Счастье стоило нашим предкам целых потоков слез и крови. Для того чтобы благочестивые души испытывали ныне у подножия алтаря внутреннее утешение, которое дает им жизнь, понадобились целые века высокомерного принуждения, таинства жреческой политики, железные прутья, костры". (Э. Ренан)
  
  
   Как добиться того чтобы жизнь была качественной яркой полноценной счастливой. В разные исторические периоды развития человек отвечал на этот вопрос в соответствии со своей естественной природой, уровнем развития социальных отношений и, соответственно, характером нормативных правил и ограничений. Они были весьма разнообразны у разных народов и в разные исторические периоды. Но, как раз порой в освобождении от давящих оков общественных ограничений, человек видел порой свое благо, в личной неограниченной свободе находил свое счастье.
   На ранних стадиях общественного развития вечный вопрос о счастье и путях его достижения решался просто и сводился к удовлетворению естественных потребностей человека в еде, жилище безопасности и продолжении рода. Доступ к этим благам определялся социальным положением человека, его полом, возрастом и здоровьем. Соответственно, повышение статуса давало доступ к определенным привилегиям и большему количеству благ. Это то к чему стоило стремиться и чего стоило желать. Но достижение желаемых благ зачастую было обусловлено необходимостью прохождения через испытания связанные с физическими и нравственными страданиями. И только успешно прошедшие все испытания получали долгожданную награду.
   По всей видимости, возникновение подобных обрядов было обусловлено закреплением эмпирического знания, что никакое благо не дается без усилий, страданий и жертв, а последние и составляют непременный элемент всякого получаемого удовольствия. Достаточно вспомнить обряды инициаций, которые нередко носили изуверский характер и сопровождались нередко нанесением физических травм.
   Впрочем, эта практика не изжита в ряде примитивных племен и в наше время. Да и не только примитивных. Так достаточно внешне цивилизованные представители человеческого рода пытаются и в наш просвещенный век оправдывать обрезание, приводя кроме религиозных и псевдонаучные аргументы. Подобные же аргументы, несомненно, нашлись бы, если необходимо было оправдать в соответствии с требованиями религиозной обрядности вместо обрезания, скажем выбивание глаза, или удаление любого иного органа.
   Как известно, в человеке нет ничего лишнего, не полезного, - все гармонично, функционально и целесообразно. Все творение божье и человек не исключение, было создано совершенным и, по словам Господа, хорошим весьма. Необоснованное хирургическое вмешательство в структуру собственного тела, нарушение его целостности, какими бы аргументами оно не оправдывалось преступно по отношению к человеческой природе, или в соответствии с религиозной терминологией греховно. И вполне закономерно оно было заменено в христианстве крещением.
  
   " Ибо во Христе Иисусе не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью " ( Гал. 5.6). То обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога. (Рим. 2.29).
  
   Или более обстоятельно это же поясняет Кирилл Александрийский.
   " Обрезание бесполезно если мы отвергаем его духовный смысл. Если необходимо, чтобы люди подвергали себя обрезанию и если бог проклинает и порицает плоть, то почему с самого начала бог не создал людей такими, какими он желает их видеть? К этой первой причине бесполезности обрезания прибавим вторую: одном человеческом теле, не искаженном болезнями или уродством, нет ничего лишнего, ничего недостающего; все сделано природой разумно, совершенно и необходимо. И я думаю, что человеческое тело пострадало бы, если бы было лишено какой-нибудь одной из своих составных природных частей. Разве творец вселенной не знал, что полезно и благостно? Разве он не руководствовался этим, создавая человеческое тело, если все другие создания сотворены в совершенстве? Какова же польза обрезания? Быть может, скажут в защиту этого обычая то, что говорят евреи и некоторые идолопоклонники: говорят они, делается для того, чтобы содержать тело в чистоте и опрятности. Я не разделяю этого мнения. Я думаю, что обряд этот оскорбляет природу, которая не создала ничего лишнего и бесполезного. Наоборот, все, что кажется в ней порочным и бесчестным, необходимо и благочестиво; в особенности, если умерять плотские страсти; надо сносить все тяготы плоти и оставить крайнюю плоть на источнике рождения; ибо лучше вовсе закрыть этот ключ нечестивый, нежели осквернять природу вмешательством ножа. Природа телесная не возмущает разума". ( К. Александрийский ).
   Точка зрения Кирилла Александрийского полностью соответствует современным исследованиям, подтверждающим необоснованность аргументов выдвигаемых сторонниками изуверских практик, и тот вред который наносится человеку при этих операциях. Причины существования подобных предрассудков нужно искать не в области медицины и гигиены, а в особенностях социально-культурной структуры общества, исторических особенностей его развития, политико-религиозных целей, реализации которых и помогают, казалось бы, давно изжившие себя, обряды. Достаточно вспомнить ортодоксальные круги современного иудаизма, настаивающие на неукоснительном соблюдении заповедей, что по их представлению помогает реализации целей сионизма, росту национального сознания, обособления и государственного строительства.
   Наряду с инициацией существовали и другие ритуалы связанные, например, с вступлением члена общины в ряды воинов или причислением к касте жрецов. Они также редко обходились без обязательных физических и эмоциональных страданий и переживаний. В скандинавских народах воинские инициации сопровождались нанесением травм с помощью оружия и жертвоприношениями. Так, эти обряды нашли отражение в мифе о верховном боге - Одине. Один сам себя приносит в жертву, и висит девять дней пронзенный собственным копьем на мировом дереве Иггдрасиль.
   Колдовской обряд жертвоприношения заканчивается восстановлением сил при помощи священного меда. Этот напиток не только придает силы, но и погружает в экстаз и придает шаманское вдохновение. После смертных испытаний на дереве, Один также обретает мудрость.
   От великана Бульторна он получает магические руны. Само тело его становиться источником мудрости. Так великан Мимир пьет мед из источника, в котором спрятан глаз Одина и обретает мудрость. Таким образом, Один соединяет в себе образ племенного вождя и шамана, стоящих на вершине социальной лестницы. Очевидно, что жизнь всех членов этих примитивных сообществ была связана с подобными несущими страдания обрядами.
   Потеря же социального статуса в связи с болезнью или старостью не всегда приносила заслуженный покой и уважение, которое предоставляет своим членам современное общество. Физиологическая старость сопровождалась старостью социальной. Подобные изменения неизбежно сопровождались ограничениями в доступе к жизненно значимым благам, а иногда могли стоить человеку потерявшему свое положение и самой жизни.
   Окончание социальной жизни в первобытных обществах нередко сопровождалось смертью физической. Старики лишались всякой надежды на улучшение своего положения. Соответственно отношение к старости и болезням, как и к природным бедствиям, в обществе было резко отрицательным. Эти явления были одновременно как неизбежны, так и не желательны.
   У некоторых примитивных племен существовал обычай убивать людей до достижения физической старости и дряхлости, чтобы во-первых, они не страдали в этом мире и во-вторых, чтобы у них было здоровое крепкое тело в мире потустороннем и чтобы они могли там вести полноценное существование. Человеческая фантазия в отличие от реальной жизни с ее неразрешимыми противоречиями и проблемами не имеет границ, и приходит на помощь отказывающему служить разуму и здравому смыслу.
   В мифах реализовывалось то, что не возможно было в жизни. В отличие от простых людей мифологические герои всегда находили выход из безвыходных ситуаций, они неизменно отыскивали путь к источникам вечной молодости и здоровья, а соответственно и вечных благ. Примеры можно найти в преданиях и мифах, пожалуй, любого народа. Живая вода оживляла, возвращала силы и здоровье не одному герою и не в одном эпосе, вселяла надежду не в одно человеческое сердце.
   Подобным же собирательным хорошо известным образом может служить библейское дерево жизни, или менее известный пример - золотые яблоки матери-земли Геи в греческой мифологии, ее свадебный дар Гере - супруги Зевса и покровительнице героев. История этого мифа напоминает подобные мифы у славянских народов. Яблоки вечной молодости хранились на краю мира у берегов реки Океан. Геракл, убив стража яблок дракона Ладона, добыл их у нимф Гесперид.
   Вероятным развитием этого мифа является скандинавский миф о золотых молодильных яблоках, благодаря которым боги сами сохраняют вечную молодость. Обладательницей этих плодов была жена бога-скальда Браги. По требованию великана Тьяцци бог из асов Локки заманивает Идунн в лес и отдает ее во власть Тьяцци. Боги лишившись молодильных яблок стали седеть и стареть. По их требованию Локки возвращает Идунн вместе с ее драгоценными плодами в Асгард. Таким образом, к богам снова возвращается молодость, цветущий вид и бодрое настроение.
   В греческой мифологии пищей богов поддерживающей их бессмертие и вечную молодость служит амброзия (бессмертное). Боги северных народов не обрели еще к тому времени бессмертия и мало чем отличались в этом отношении от людей. Но их познания превышали человеческие, они обладали сведениями и предметами позволявшими им решать извечно встающие и перед человеком проблемы. Следовательно, в принципе эта проблема разрешима, пусть в перспективе и вначале не для всех это решение будет доступным. Если есть напиток, или яблоки дарующие вечную молодость и жизнь, богам, то найдутся и герои которые достанут их для людей. В сказках и мифах им всегда это удавалось.
   В русских сказках это даже не обязательно героическая фигура, совершающая смелые подвиги и поступки, недоступные обычному смертному, а человек обычный малозаметный, не отличающийся большими внешними достоинствами кроме внутренних - душевной мягкости и незлобивости - Иван-Царевич, Иван- дурак, или Емеля. Он терпеливо ждет своего счастья, выполняя только то, что его просят сделать, и всегда получая поддержку со стороны сказочных персонажей - сивки-бурки, змеи, пойманного вора.... Главное иметь терпение и веру, что тебе всегда помогут. И не стесняться просить - и будет дано просимое. Мир не без добрых людей, а там где откажут, или предадут люди - помогут звери.
   Интересно, что этот образ близок к христианскому идеалу восточной церкви: " Все, считающие себя достойными даров благодатных, ожидающие наград, видений и чудотворений, оказались в сетях врага, а все, шествующие в искреннем сознании своих грехов, своей слабости, своего ничтожества и недостоинства, полагаясь только на Бога, по любви щадящего их, недостойных, но кающихся, благополучно достигали пристани. " (Арх. Антоний).
   Иван добывает ветку с золотой сосны - символа мирового дерева, которая растет за тридевять земель, в тридесятом царстве с серебряными ветками на которых сидят птицы райские и поют песни царские да подле сосны стоят два колодца с живою и мертвой водой. Он может оказаться убитым, но возрождается с помощью живой воды, приобретает силу благодаря сильной воде и, наоборот, лишает змея его мощи вынудив его выпить бессильной воды. Он проходит через смерть, но восстает преображенным, он не имел ничего, но приобретает все мыслимые богатства, добывает жар-птицу - символ света, истины и правды.
   Источником мудрости, обновления жизненных и магических сил является в скандинавской мифологии мед поэзии. Мед поэзии был сделан карликами из крови убитого ими мудрого человека Квасира смешанной с пчелиным медом. Верховный бог Один завладел медом поэзии. Е.М. Мелитинский (1991) так излагает эту весьма занимательную историю: " Карлы зазвали к себе и убили великана Гиллинга и его жену. Чтобы откупиться от сына Гиллинга - Суттунга, цвергам пришлось отдать ему мед поэзии. Суттунг поставил свою дочь Гуннлед сторожить мед в скале Хнитбьерг (сталкивающиеся скалы). Один, стремясь завладеть медом поэзии, устроил так, что работники Бауги брата Суттунга, передрались из-за точила и поубивали друг друга, после чего Один поступил ( под именем Белверк, буквально злодей) вместо них в услужение к Бауги, испросив вместо платы за службу глоток меда. Так как Суттунг не принял договора, то Один-Бельверк достал бурав (расти) и заставил Бауги пробуравить скалу, за которой находились сосуды с медом, после чего пролез в обличии змеи в просверленную дыру, провел три ночи с Гуннлед, и, с ее разрешения, осушил тремя глотками все три сосуда с медом. Затем, привратившись в орла, Один улетел в Асгард, где выплюнул весь мед в чашу. Мед Суттунга Один отдал асам и "... тем людям, которые умеют слагать стихи"".
   На мифологические образы оказывала влияние и господствующая идеология. Известна обработка и приспособление к новым условиям шумерского мифа о Гильгамеше с подчеркиванием ограниченности его возможностей по сравнению с вечными и всесильными богами. В аркадском варианте достижение вечной жизни человеком не возможно, вечной является лишь помять о славных делах.
   После смерти своего друга, Гильгамеш потрясенный понесенной утратой и взволнованный вопросом о смертности человека совершает путешествие на край света, где находится переживший потоп герой Утнапиштим. Он единственный из людей обладает бессмертием. Пройдя путем бога солнца, преодолев окружающие обитаемый мир горы, переправившись через воды смерти он достигает, наконец, желанной цели. Утнапиштим объясняет герою, что получил дар вечной жизни от богов, но второй раз они ради смертного не соберутся. Но, тем не менее, поддавшись на уговоры своей жены, он открывает ему тайну цветка вечной молодости. Достав цветок, Гильгамеш решает разделить его со своим народом, но на обратном пути волшебное растение крадет змея, сбрасывает кожу и молодеет. Поэтому люди так и не обретают бессмертие.
   Несомненно, что своим происхождением эти мифы обязаны вечному стремлению человека к обладанию самими драгоценными благами - бессмертием и здоровьем. Ибо они в свою очередь служили гарантией сохранению всех достигнутых земных благ. И за это человек готов заплатить любую цену и пойти на любые испытания и жертвы. Но кому платить и куда идти?
   Известно завещание Александра Македонского в соответствии с которым его похоронили с выпущенной из гроба рукой, чтобы каждый мог видеть, что ничего из своих огромных богатств он не захватил с собой. Со смертью он потерял все свои завоевания, все свое влияние. Все что Александр имел, он, не колеблясь, отдал бы за одно яблоко жизни, или за цветок бессмертия.
  
   "Как вышел он нагим из утробы матери своей, таким и отходит, каким пришел, и ничего не возьмет от труда своего, что мог бы он понести в руке своей. И это тяжкий недуг: каким пришел он, таким и отходит. Какая же польза ему, что он трудился на ветер?" (Еккл. 5:14-15)
  
   К этому же мотиву возвращается греческая мифология в образе Асклепия, в нем показана неистребимость, как и бесплодность попыток человека к подчинению своему контролю основного врага человека - смерти. Научившись искусству врачевания у мудрого кентавра Хирона, Асклепий пришел к мысли воскрешать мертвых, за что и был убит разгневанным Зевсом. Боги всегда ревностно охраняли свои привилегии и секреты, и неохотно делились ими. Покушение на божественные атрибуты всегда наказывались.
   В вавилонской литературе второго тысячелетия до нашей эры появились зачатки философской мысли. Были предприняты первые попытки осмыслить ценность земных благ и причину человеческих страданий. В поэме "О невинном страдальце" эту причину усматривают в непостижимом замысле богов. А в известном " Диалоге между господином и рабом" показана недолговечность земных наслаждений, эфемерность почестей и роковая неизбежность всех уравнивающей смерти. Убив раба, переживет его господин только на три дня. Нужно ли следовать в таком случае требования добродетели? Не найти забвения ни в пиршестве, ни в любви к женщине, ни в жертвах, ни в помощи магии. " Подымись на холмы разрушенных городов, пройдись по развалинам древности и посмотри на черепа людей, живших давно и недавно: кто из них был злым и кто из них был добрым? "
  
  
  
  
   Глава 3.
  
   СЧАСТЬЕ ДИОНИСА
  
  
   Но один напиток богов человек все же получил. Напиток способный возвращать силы и придавать энергии, позволяющий входить в чертоги богов, отрываясь от скучной и безотрадной действительности. Вначале это было пиво, а затем после освоения культуры виноградарства и вино. Эти напитки связывались с природными силами способными сообщать божественное вдохновение. У земледельческих народов они использовались в ходе мистерий связанных с богами плодородия - с Дионисом, или Вакхом. Вакх был фракийским богом. Фракийцы стояли на более низкой ступни развития, чем греки, и последние относились к ним как к варварам. И возможно поэтому утверждение культа их бога в Греции происходило с трудом на протяжении 7 веков вплоть до 8-7 вв до н.э., когда культ Вакха-Диониса получил окончательное всеобщее признание. Новый бог потеснил культы местных богов, став повелителем плодоносящих сил земли, растительности, виноградарства и виноделия.
   Связь вина с древними религиозными мистериями закрепилась и дошла в ряде религиозных обрядов до наших дней, изменив, правда, свое смысловое наполнение.
   Учитывая данный исторический факт стоит ли удивляться казалось бы неразумному, не вполне благочестивому, на взгляд современного человека, поведению библейских патриархов. Хорошо известна библейская история Ноя. После окончания потопа
   " Ной начал возделывать землю и насадил виноградник; и выпил он вина, и опьянел, и лежал обнаженным в шатре своем. " (Быт. Гл.9:20-21).
  
   Но следует иметь в виду, что перед тем Бог даровал Ною землю и заключил с ним завет.
  
   "И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю [и обладайте ею]; да страшатся и да трепещут вас все звери земные, [и весь скот земной,] и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они; все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все". (Быт. Гл.9:1-3).
  
   Из чего можно заключить, что Ной, получив божий дар, воздал ему хвалу, отдав одновременно должное и традиции. Вино, полученное Ноем явилось частью обряда религиозного поклонения и свидетельством глубоко благочестивого поведения патриарха. Что же касается самой виноградной лозы, то, по мнению некоторых библейских комментаторов, оно было принесена на землю разоренную потопом из Эдема и является деревом познания добра и зла ( Псевдо Ионафанов таргум ). Если это так, то и вино является напитком позволяющим разобраться в том, что есть добро, а что зло. Отбросить заботы, забыть реальные проблемы и все что давит, разобщает, полюбить весь мир - это добро. Зло в таком случае, это все то, что видит вокруг себя протрезвевший почитатель напитка забвения.
   Интересна история бога вина в мифологии, связанная с именами Вакха и Диониса.
   Дионис - бог вина в греческой мифологии, являлся народным богом, в противоположность Аполлону - богу родовой аристократии, что нашло отражение и в особенностях его мифологической биографии. Мать Диониса Семела умерла испепеленная пламенем Зевса явившегося к ней во всем своем величии и силе. Дионис появился на свет недоношенным и был выношен в бедре своего отца Зевса. Воспитанный нимфами и найдя виноградную лозу, он долго скитается по миру посещая Египет, Сирию, Фригию, Индию. Где бы не появлялся, Дионис повсюду обучает людей виноградарству и виноделию. Его всегда окружают сатиры, вакханки, и менады. Они находятся в постоянном экстазе, или священном безумии. Увлекаемые звуками тимпанов за ними следуют люди, воздавая хвалу Вакху-Дионису. Спутники Диониса все разрушают на своем пути, убивают диких зверей, разрывая и поедая их в сыром виде. Жезлами, увитыми плющом из земли высекаются мед и молоко.
   Сытые, свободные и веселые все они предаются разгулу. Не даром Диониса называли освободителем. Он освобождал людей от повседневных забот, обязанностей, ограничений накладываемых культурой, обычаями и законами. Женщины забывали о своих семьях, мужчины о своем общественном положении. Все цепи опутывающие человека в его повседневной жизни разрывались и падали превращаясь в виноградные лозы, как это случилось и с самим Дионисом похищенном морскими разбойниками в период его странствования.
   Не удивительно, что подобные вакхические оргии встречали сопротивление со стороны властей, и их стремление запретить их. Но тяга человека к первобытному поведению, нерассудочным поступкам, подчинению своего поведения подсознательным импульсам неодолима. Поэтому все попытки ограничить экстатические оргии были безуспешны, что нашло отражение и в мифе. На своих врагов Дионис насылает безумие. Противники оргий (Ликург, Панфей) гибнут, растерзанные вакханками и животными.
  
  
  
  
   Глава 4.
  
   ОТ МИФА К РЕАЛЬНОСТИ. НОВЫЕ ПОИСКИ
   ЭЛИКСИРА ЖИЗНИ.
  
  
   Древние мистерии связанные с мифическими персонажами не ушли как кажется безвозвратно в прошлое. И мифы кажутся уже архаичными. Только не проблемы которые в них затрагиваются. Человек не охотно расстается со своими иллюзиями, даже если им не одна тысяча лет. Не приходится удивляться неразумному поведению людей на заре цивилизации, в исторический период, когда человек еще не далеко ушел от своих не отягощенных общественно-нормативными ограничениями предков. И в наше время можно встретить весьма похожее поведение. Единственное отличие - иной способ воздействия на разум, вместо вина - более крепкие напитки, наркотики, и прямая интердикция в практиках пятидесятников. Древние поведенческие архетипы крепко сидят в нашем подсознании.
   Распространившиеся в последнее десятилетие 20 века харизматические культы, по всей видимости, имеют ту же причину - неосознанное желание высвободить скованную всевозможными ограничениями эмоциональную энергию, сбросить надоевшие одежды культуры и цивилизации.
   Повышенная возбудимость, измененное состояние сознания, фиксированный взгляд, непроизвольные движения, немотивированные слезы, замедленная реакция на внешние раздражители и углубленное внимание к собственным ощущениям с последующим развитием состояния подобного абстиненции, то есть потребности в дополнительном стимулировании, повторении пережитых оргических ощущений - все это характерно для участников этих новых мистерий. В экстазе изменяется и речь человека, возвращаясь к своим архаичным, нечленораздельным формам - ангельская молитва. Глубокая психологическая перестройка затрагивает всю структуру человеческой личности, сказываясь и на последующем поведении человека. Спонтанное, импульсное, немотивированное, неразумное поведение характерно скорее животным, а не Номо sapiens.
   Вероятно, человеческая психика не всегда способна справиться с предъявляемыми ей современной цивилизацией требованиями и возврат к регрессивным формам поведения может быть закономерным явлением и иметь адаптивные, или охранительные функции. И в этом человеку приходит на помощь разнообразние вещества оказывающие психомодулирующее действие. Но следует всегда иметь в виду, что наряду с несомненной пользой приносимой ими при лечении ряда нервных расстройств и использовании в качестве анастетиков, многие из них могут представлять опасность, вызывая появление зависимость и тяжелых отдаленных поражений со стороны нервной системы.
   Уильям Джеймс в своей работе "Разнообразия Религиозного Опыта"довольно точно отметил, что "Власть алкоголя над человечеством несомненно происходит от его способности стимулировать мистические свойства человеческой натуры, обычно прибитые к земле холодными фактами и сухой критикой трезвого часа. Трезвость приуменьшает, разъединяет и говорит "нет". Опьянение расширяет, объединяет и говорит "да". На самом деле, оно - великий возбудитель функции да в человеке. Оно уводит своего приверженца от зябкой периферии вещей в сияющую сердцевину. На мгновение оно делает его единым с истиной. Не из простой извращенности люди стремятся к нему. Бедным и неграмотным оно заменяет симфонические концерты и литературу; и оно - часть более глубокой тайны и трагедии жизни; оно, своими дуновениями и проблесками являющее нам нечто, немедленно признаваемое нами отличным, должно удостоить столь многих из нас только лишь мимолетными ускользнувшими отрывками того, что в своем целом есть столь растлевающий яд. Опьяненное сознание - только кусочек мистического сознания, и наше общее мнение о нем должно найти свое место в нашем мнении об этом большем целом." (У. Джеймс).
   С психологической точки зрения эйфория является одним из главных побудительных стимулов алкоголизации и причиной ее продолжения. По характеру картина опьянения больше всего близка к симптоматике правополушарного функционального дефицита (задних и передних его отделов) (Т.А. Доброхотова), с преобладанием эмоционального компонента поведения над логическим.
   Широко распространенные в новое время явления алкоголизма и наркомании являются неизбежной данью индустриальной и социальной революции. Это бурно скачкообразное развитие несет как вред, так и несомненные блага, человеку. В отличие от новых религиозных культов, традиционные христианские конфессии располагают выработанными за тысячелетия методиками релаксации и катарсиса, и обращение к их опыту может значительно снизить остроту проблемы, хотя и не полностью ее снять.
   Не случайно католическая Церковь, избегая открытой конфронтации и непримиримости в оценках, стремиться взять под контроль харизматическое движение. При этом учитывается как специфика человеческой психологии, так и отдельные конструктивные особенности харизматических культов. Этот подход отличается от резких и порой непримиримых позиций отдельных представителей христианской ортодоксии. Хотя следует иметь в виду, что официальная Церковь всегда считалась с местными языческими культами и обрядами, и там где это было возможно, стремилась интегрировать их в христианскую культуру. Достаточно вспомнить видоизменение митраистского празднования рождения непобедимого бога-Солнца Митры, приуроченного к дням зимнего солнцестояния, ставшего в христианстве праздником Рождества христова, то есть днем рождения Сына божьего.
   По мнению Б. Рассела (1994): "Поклонник Вакха восстает против благоразумия. В физическом или духовном опьянении он вновь обретает уничтоженную благоразумием интенсивность чувства, мир предстает перед ним полным наслаждения и красоты, его воображение вдруг освобождается из тюрьмы повседневных забот. Культ Вакха породил так называемый "энтузиазм", этимологически означающий вселение бога в поклоняющегося ему человека, который верит в свое единство с богом. Этот элемент опьянения, некоторый отход, от благоразумия под влиянием страсти имеет место во многих величайших достижениях человечества. Жизнь была бы неинтересной без вакхического элемента, но его присутствие делает ее и опасной.
   Благоразумие против страсти - это конфликт, проходящий через всю историю человечества. И это не такой конфликт, при котором мы должны становиться целиком на сторону лишь одной из партий. Грубо говоря, трезвая цивилизация в сфере мышления тождественна науке. Но наука в чистом виде не удовлетворяет человека, люди нуждаются также в страсти, в искусстве и в религии. Наука может ограничить знание известными пределами, но она не должна и не может ставить пределы воображению". Бодрствующее сознание может помешать достижению мистического опыта. Оно жестко контролирует чувства и эмоции, отсекая все, что не укладывается в прокрустово ложе повседневного обыденного опыта, делая жизнь человека серой и беспросветной. Поэтому как считает О. Хаксли это не лучшая форма сознания "поскольку мистик превосходит свое обычное Я и свой обычный режим осознавания, он способен расширять свое видение, глубже вглядываться в непостижимое чудо существования. Мистический опыт ценен вдвойне; он ценен, поскольку дает переживающему его лучшее понимание самого себя и мира, и поскольку может помочь ему вести менее замкнутую на себя и более творческую жизнь."
   И, более того, в использовании препаратов изменяющих человеческую психику некоторые современные аналитики видят не только прошлое, но и будущее религии. Несмотря на спорность этого мнения, оно, безусловно, заслуживает внимание, как атавистическая форма возрождения древних и явно изживших себя культов. Трансформация сознания, по их мнению, необходима для беспрепятственного получения мистического опыта и духовного роста, а доступные и недорогие преобразователи ума приведут к тому, что достижение подобного опыта будет несложной и обыденной процедурой. Из средств достижения состояния эйфории и мистического знания в последнее время все большее внимание привлекает сильный галлюциногенный алкалоид мескалин содержащийся в американском кактусе пейота (Lophophora williamsii). Он давно уже применялся в религиозных церемониях индейцев. По сравнению с алкоголем он имеет ряд преимуществ - итог его использования менее разрушителен для человеческого здоровья, а достигаемый эффект мистического погружения более выражен. Он позволяет сравнительно легко снижать уровень сознательного контроля и погружаться в глубины бессознательного, расширяя границы восприятия. Подробные мистико - религиозные аспекты применения пейоты показаны в некоторых произведениях Карлоса Кастанеды.
   Произведения этого автора стали широко известны во всех странах, особенно это относится к последнему десятилетию. Это говорит об интересе общества к затрагиваемым им проблемам. Суть его философии заключается в следующем. Человек является частью целого и неосознанно стремиться к соединению с ним. Вместе с тем каждая личность неповторима и обладает свободой выбора своего пути к истине. Используемые индейцами галлюциногены служат одним из компонентов необходимых для самопознания и сомореализации человека по мере его продвижения по пути знания и единения с всеобщим. Они помогают " остановить мир", уйти от повседневной реальности и почувствовать присутствие смерти и иного мира, твою сопричастность этому мистическому миру. "..У нас есть только два выбора. Мы или принимаем все, как реальное, наверняка, или мы этого не делаем. Если мы следуем первому, то мы кончаем тем, что до смерти устаем от самих себя и от мира. Если мы последуем второму и сотрем личную историю, мы создадим туман вокруг нас, очень восхитительное и мистическое состояние, в котором никто не знает, откуда выскочит заяц, даже мы сами... До тех пор, пока ты чувствуешь, что ты являешься самой важной вещью в мире, ты не можешь в действительности воспринимать мир вокруг себя. Ты как лошадь с шорами. Все, что ты видишь, - это ты сам вне всего остального." Психотропные растения призваны"... помочь сцементировать, части того описания, которое я не был способен воспринять иначе. Поэтому, просто отсутствие у меня чувствительности вызывало необходимость их применения". ( Карлос Кастанеда).
   Проблема наркотиков стала для многих стран мира весьма актуальной ночиная с 60-х годов 20 века. Именно в этот период общество обратилось к поискам новых источников наслаждений. Многочисленные группы энтузиастов отправлялись в различные части земного шара в тайной надежде отыскать новый метод забвения. Переоценка традиционных ценностей свелась в основном к их отрицанию. Как раз в этот период времени К. Кастанеда написал свой первый роман. В дальнейшем, осознав свою ошибку, он перестал акцентировать внимание на проблеме использования галлюциногенов, и даже высказался об опасности и тупиковости этого пути развития для человека.
   Но некоторые сторонники методов химической медитации, вопреки здравому смыслу продолжают эксперименты. Еще одним нашедшим широкое применение в практике химической медитации средством является ЛСД (диэтиламидом лизергиновой кислоты) - производное псилоцибиновых грибов. Он и по настоящее время используется в практике шаманизма в различных странах всех континентов. Достижение состояния химической медитации при пероральном использовании растительных продуктов его содержащих по мнению Т. Маккенна не опасно.
   "Он опасен только в том случае, если вы боитесь умереть от удивления. Волна изумления, сопровождающая исчезновение границы между нашим миром и другой средой, о которой мы и не подозреваем, бывает настолько огромной, что, надвигаясь на нас, она сама по себе становится экстазом."
   И далее Т. Маккен дает описание собственных ощущений от применения препарата: "у меня возникало видение, будто я залетал в пространство, населенное веселыми, самопроизвольно изменяющимися механическими созданиями, похожими на гномов. Десятки этих дружелюбно настроенных фрактальных существ, напоминающих подскакивающие яйца Фаберже, окружали меня и учили утерянному языку истинной поэзии. Если судить по эмоциональному воздействию их эльфовского лепета, они, похоже, болтали на зримой, пятимерной разновидности экстатического ностратического языка. Вокруг меня, журча, лились ниспадающие зеркальные реки расплавленного смысла.
   Пристрастие к псилоцибину,... по-видимому, превратили меня в нечто вроде рупора воплощенного Логоса. Создавалось впечатление, будто моя собственная ничем не примечательная личность просто-напросто отключается и моими устами вещает глас Иного - внятный, настойчивый и решительный, - глас, стремящийся поведать миру о мощи психоделических измерений и том обещании, которое они в себе таят". ( Т. Маккен ) .
   Но отрицательный опыт, тоже является опытом. И учет всего негативного комплекса проблем связанных с наркотиками, позволил по новому взглянуть на некоторые явления происходящие в современной церковной жизни. В этой связи, интересны эффекты использования психотропных препаратов содержащих в качестве компонента ЛСД и их сходство с некоторыми аффективными расстройствами в среде адептов современных харизматических сект. В частности, и в том и другом случае отмечаются явления глоссолалии - психологическое состояние когда человек в эйфории и радости начинает издавать бессвязные и бессмысленные звуки. Эти звуки харизматы называют "говорением на иных языках". Однако, по данным американских религиоведов, это не что иное как "бессмысленные, но фонологически структурированные человеческие высказывания, которые не имеют систематического сходства ни с одним естественным языком, живым или мертвым" ( Саракаева Э. А).
   Явление глоссолалии достаточно древнее и является непременным атрибутом многих мистерий и культов. Шаманы в состоянии химической медитации древнегреческие пифии под влиянием затуманивающих сознание испарений издавали невнятные звуки. Фонемы произносимые в состоянии религиозного экстаза подобны таковым при шизофрении и имеют общее структурное свойство с языком верующего. Измененное состояние сознания, снижение уровня коркового контроля являются условием появления феномена глоссолалии. Это достигается в большинстве случаев не связанных с тяжелой патологией с самостоятельным или бессознательным введением себя в транс с последующим закреплением подобных форм поведения.
   Обстановка собрания, состояние массового психоза и крайней экзальтации приводит к торможению высших центров контроля у новообращенных, которые в эволюционном отношении относятся к позднейшим человеческим приобретением. Отключается разум, и на поверхность выходят атавистические ранние формы человеческого поведения. К числу последний принадлежит эхопраксия - подражание, имитация действий и звуков окружающих учителей. И какими бы дикими не были издаваемые звуки, и каким бы нелепым не было поведение пастора и служителей, наставник их рано или поздно повторит.
   Подобные отклонения в поведении наблюдаются при патологических нарушениях функций головного мозга и психики у людей, например у олигофренов, микроцефалов, у лиц с опухолевыми, травматическими поражениями. Так, так глубокие имбицилы, или олигофрены обладают феноменальными иммитационнымим способностями, именно так приспосабливаясь к окружающей их действительности. Имбицил старательно может мести пол перегоняя мусор с одного места на другое, но при этом тот чище не становится.
   Эхолалия при поражениях лобных, присущих человеку разумному долей головного мозга, описана профессором Поршневым. "Врач прикасается рукой к своему носу и больной зеркально повторяет то же движение. Врач говорит:
  "поднимите руку", но больной только повторяет эти слова "поднимите руку", не делая движения. Последний пример показывает, что в этот синдром непроизвольной автоматической имитативности входит как составная часть вокативно-речевая имитация: эхолалия.... В патологической и нормальной психологии человека исследования вскрыли "нижний этаж", хорошо прикрытый завершающей стадией эволюции: огромную силу и огромный диапазон автоматической имитативности. Мы имеем все основания приурочить время расцвета этого свойства высшей нервной деятельности к филогенетическому промежутку между антропоидами (высшими обезьянами) и современным человеком. (Б.Ф.Поршнев). Эхолалия характерна и для поведения детей на ранней доречевой стадии их развития. Таким образом, участники так называемых богослужений под влиянием интердикции возвращаются в своем состоянии на уровень развития высшей обезьяны, или грудного ребенка. Будьте как дети, говорит Христос. Хотя к этому случаю скорее подходит иное высказывание Христа: "...Берегитесь, чтобы кто не прельстил вас".(Мф. 24:10).
   В случае же ЛСД тот же эффект глоссолалии, который можно наблюдать в собраниях харизматов, достигается применением химических средств. Вот как описывает это явление Теренс Маккенна: " До вчерашнего вечера, когда, приняв девятнадцать грибов строфария, я возбудил эту звуковую волну и в течение нескольких секунд испытывал на себе ее действие, Теренс был единственным известным мне человеком, который утверждал, что способен издавать этот звук. Прошлой ночью, съев грибы, мы легли в гамаки и стали ждать. К этому времени неприятная тяжесть, которая обычно ненадолго разливается по телу в начале вызванных строфарией видений, совершенно прошла. Она сменилась, по крайней мере у меня, теплым приливом удовлетворения и приятного самочувствия, который, казалось, постепенно затухает где-то внутри. Такие ощущения бывали у меня и раньше - и после грибов, и сразу же после кайфа от приема ДМТ. Потом мы заговорили о людях, которые находятся на большом расстоянии от нас, и о том, можно ли попробовать связаться с ними через четвертое измерение: поскольку для шаманизма магическая связь на расстоянии, по-видимому, вполне обычное дело, такой поворот разговора не был для нас чем-то странным. Одно могу сказать совершенно определенно: в какой-то миг, близкий по времени к этой теме, я услышал безмерно далекий- и слабый звук. Он раздавался где-то между ушами и доносился не снаружи, а изнутри - это совершенно точно, каким бы невероятным это ни казалось, - причем на редкость отчетливо, хотя и на самом пределе человеческого слуха. То был звук, похожий на очень слабый сигнал радиоприемника, зудящего где-то вдали: сначала он напоминал перезвон колоколов, но, постепенно усиливаясь, превратился в электрическое пощелкивание, потрескивание, бульканье, шипение. Я попытался воспроизвести эти звуки голосом - просто эксперимента ради, издавая гортанное гудение и жужжание. И вдруг получилось, будто мой голос и этот звук намертво соединились: звук стал моим голосом, но он исходил из меня в таком искаженном виде, какой не способен принять ни один человеческий голос. Внезапно звук значительно усилился и теперь походил на стрекотанье гигантского насекомого. Вздымающаяся, пульсирующая волна гортанного гудения, которое стремительно усиливалось и набирало сокрушительную энергию по мере того, как я его издавал. Я мог бы продлить этот звук и дальше, за пределы краткого всплеска, но не стал - из-за энергии. Уверен, что скоро смогу вызывать этот звук, совсем не прибегая к триптамину или каким бы то ни было другим веществам. С каждым разом включаться становится все легче, и теперь я чувствую, что смогу воспроизвести его в любое время. Совершенно ясно, что звук представляет собой обучаемое действие, которое вызывается и стимулируется триптаминами, но, если его понять и освоить, можно обойтись и без триптаминов.
   ... Нечто вроде того, что обычно невидимая синтаксическая паутина, удерживающая вместе и язык, и весь мир, может отвердеть или изменить свой онтологический статус и стать видимой. Похоже, и вправду существует некое параллельное измерение мысли, где все состоит из видимой речи, что-то вроде соседнего мирка, населенного эльфами, которые сами воспевают себя в жизнь и приглашают всех встречных последовать их примеру. Он описывает состояние, вызываемое ДМТ, в котором возможны продолжительные всплески такой звуковой энергии, когда видишь, как звуковые уровни уплотняются и в конце концов материализуются, превращаясь в крошечных существ, похожих на заводных гномов, сделанных из материала, напоминающего стеклянистую пену, которая изливается из тела, рта и половых органов в течение всего времени, пока длится звук. Она пузырится, фосфоресцирует и не поддается описанию. Перед ней языковая метафора беспомощна, ибо на самом деле вещество это представляет собой запредельную для языка материю. Это речь, но состоит она не из слов; это речь, которая становится и является тем, о чем говорит. Она суть более совершенный первичный Логос. ".
   Однако, Т.Маккена отчетливо сознавал те причины, которые привели к появлению звуков, а также развившееся в результате злоупотребления практикой химической медитации болезненное состояние. У его брата как он пишет " наблюдались признаки отрешенности от мира, характерные для истинной шизофрении, мое же поведение больше подпадало под экстравертную, параноидальную форму. Совпадающий, или согласующийся характер переживаемого нами обоими расщепления личности: подразумевается, что хотя у нас обоих проявлялись симптомы разных форм шизофрении, тем не менее, фантазии, идеи и соображения, которые у нас возникали, были общими. Мой брат считал меня шаманом-мессией, принимающим разные ипостаси, я же воспринимал его как материализовавшийся корабль-разум, совершающий обратный путь через Вселенную."
   Здесь, безусловно, мы встречаем рациональное переосмыслении галлюциногенных фантазий и феноменов. Но, по всей видимости, именно это безграничное изменение возможностей восприятия и выход за пределы ограничений накладываемых стереотипными реакциями наших рецепторов и привлекает людей к психоделикам. В нормальном состоянии нам трудно представить, что мир может быть иным, чем-то, чем он нам представляется. Однако мир насекомого, или птицы безусловно отличается от привычного нам мира. И если бы нам представилась возможность взглянуть на него через их рецепторы мы были бы потрясены. Но если последнее невозможно, то вполне реально настроить так наш рецепторный аппарат и центральную нервную систему с помощью психотропных препаратов или суггестивных методов, что будет достигнут сходный эффект. И мы сможем видеть звуки, слышать цвета и осязать запахи. То есть сможем прорваться в иную реальность, в другой мир в котором мы будем счастливы. Но в окружении людей трезвомыслящих и не испытавших метафизических ощущений, не вышедших в астрал, мы непременно в конце концов окажемся на приеме у психиатра, который вряд ли по достоинству оценит наш новый дар, скажем иного языка, или иное видение.
   И еще одна параллель харизматических даров и ЛСД-зависимой шизофрении - это дар, который получает разум пророчества. Со временем он появляется у некоторых владеющих глоссолалией верующих. Не всегда эти пророчества носят безвредный характер. Так журнал "Христианин" в 1928 году сообщал о пятидесятниках Екатеринослава: "В некоторых районах пагубное учение ""трясунов" утихает и идет на низ, но в некоторых иных местах оно делает вспышки, как например в селе Романовке (около г. Каменского). Там дух сказал одной женщине, что они должны уехать сейчас на Сион. Несмотря на холодную зимнюю погоду, почти все бричками стали отъезжать в неизвестном направлении, бросив дома, хозяйство. Их, конечно, задержали местные власти, и при медицинском освидетельствовании нашли некоторых из них нервнорасстроеными, почти душевнобольными, и под надзором милиции вернули назад в Романовку. Двое из детей замерзли". И описание шизоидных пророчеств вызванных химиопрепаратами в описании Т.Маккены : " Деннис нарушил молчание, чтобы объявить нам: сегодня ночью во сне мы узнаем много нового, и все это закончится тем, что еще до утра наша связь с телами прекратится. Мы вновь водворимся в совершенные, истинные тела на борту звездолета, который ожидает нас над бассейном Амазонки, на геосинхронной орбите, на высоте двадцать две тысячи миль... эта "эсхатологическая истерия" была одной из главных и коренных перемен в моем сознании. Пройдут недели и годы, и мне доведется выслушать еще немало таких же испытующих "эго" пророчеств, множество сценариев того полного и бесповоротного эсхатологического преображения, которое суждено нашему миру. Как старозаветные пророки или эллинские алхимики, мы остро ощущали, что запутались в космической драме падения и искупления". Харизматы чувствуют присутствие духа святого с которым связываются божественные дары иных языков, исцеления и пророчеств. Братья Маккены также не одиноки: "Мы ощущали постоянное присутствие некоего невидимого просветленного существа, которое неизменно наблюдает за нами, а иногда и тихонько подталкивает, заставляя неуклонно приближаться к открытию". Харизматы едины в чувственном экстазе, их объединяют общие ощущения неземного блаженства, сопричастности к единому телу Христову, многоголосный хор причудливых звуков издаваемых множеством людей сливается в единую симфонию восхваления. Одно тело, одна душа, одни ощущения, одно счастливое будущее.
   Едины и химические мистики: "Иногда Денис прерывал мои раздумья, спрашивая, не мог ли бы я или Ив выкурить для него сигарету. Вопрос демонстрировал его уверенность в том, что в гиперпространстве топология всех человеческих тел непрерывна, поэтому он без всякого Труда может получить все, что захочет, прямо из наших тел".
   Человеческая история сделав очередную спираль повторяет на новом уровне уже пройденные некогда этапы, возвращаясь к казалось бы забытым формам поведения людей в мистических оргиях Диониса-Вакха."
   Определенно они выполняют определенную важную роль в человеческом обществе. Однако единой точки зрения на вред или пользу вызванной различными способами одержимости нет, как и на то могут ли они принести человеку счастье, а не только временное забвение. К числу тех кто относился к этим экстатическим состояниям положительно относится Сократ:
   " Если бы неистовство было попросту злом, то это было бы сказано правильно. Между тем величайшие для нас блага возникают от неистовства, правда, когда оно уделяется нам как божий дар. Прорицательница в Дельфах и жрицы в Додоне в состоянии неистовства сделали много хорошего для Эллады - и отдельным лицам и всему народу, а будучи в здравом рассудке, - мало или вовсе ничего.
  "...Неистовство, которое у людей от бога, прекраснее рассудительности, свойства человеческого... человек, охваченный им, удостаивался очищения и посвящения в таинства, становясь неприкосновенным на все времена для окружающих зол, освобождение от которых доставалось подлинно неистовым и одержимым.
  "(Сократ. Платон)
   Религиозные традиции и символы, как и традиционные и новые нейролептики помогают человеку проще адаптироваться во все более усложняющемся мире, и приспосабливаться к все новым требованиям современной жизни. Причем значение химических способов изменения сознания будет все возрастать, а роль традиций и символов ослабевать. Общество все более толерантно относится к своим членам принимающими нейролептики. Так Барух Ашлаг пишет: "Наркоманы, как правило, люди непритязательные, не мешающие, углубленные в свои внутренние наслаждения. Почему же мы не позволяем таким же, как мы, людям получать неопасные для общества наслаждения? Наркоманы, как правило, безработные. Мы не в состоянии предоставить им работу, как и еще большому числу членов нашего общества. Почему бы обществу не раздавать вместе с пособием по безработице и бесплатными обедами, также и бесплатный наркотик, чтобы не вынуждать этих людей продавать все, что имеют, оставлять без хлеба детей, идти на грабежи и убийства, являясь рабами наркотического голода? Почему бы не дать людям наслаждаться их непритязательным, спокойным видом наслаждения? Ведь это наслаждение достигается не за счет наших страданий, как в криминальных, уголовных и прочих проступках. Стоимость наркотика также не является существенной по сравнению с теми огромными средствами, которые общество тратит на борьбу с наркоманией." Такая точка зрения не является пока преобладающей, но число сторонников такого подхода постоянно увеличивается. Олдос Хаксли в своем прогнозе предсказывает, что препараты психотропного действия будут оценены в полной мере и получат более широкое распространение и применение в будущем социуме, "в конечном итоге они углубят духовную жизнь сообществ, в которых будут доступны... Тем мужчинам и женщинам, у которых уже был непосредственный опыт самотрансценденции в Иной Мир разума, в мир видения и единения с природой вещей, религия просто символов вряд ли принесет много удовлетворения. Внимательное чтение страницы из даже самой прекрасно написанной поваренной книги - не замена съедению обеда. Мы призваны "ПОПРОБОВАТЬ и увидеть, что Господь хорош"... Это знаменитое "возрождение религии", о котором столько людей говорят уже так давно, не произойдет в виде результата евангелических массовых сборищ или появления на телеэкране фотогеничных священнослужителей. Оно произойдет как результат биохимических открытий, которые сделают возможным для большего количества мужчин и женщин достижение радикальной самотрансценденции и более глубокое понимание природы вещей. И это возрождение религии будет в то же время революцией. Из деятельности, в основном имевшей дело с символами, религия трансформируется в деятельность, в основном имеющую дело с опытом и интуицией, - повседневный мистицизм, лежащий в основе и сообщающий значение повседневной рациональности, повседневным делам и обязанностям, повседневным человеческим отношениям."
   Сделать химическую эйфорию легкодоступной и недорогой и относительно безвредной вероятно будет несложно в ближайшем будущем, но для общества это может обернуться серьезными последствиями - застоем в развитии, а возможно и регрессом личным - умственным и общественным. |" Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною,"- предупреждает Писание. ( 1 Кор. 6:12 ).
   Новое общество может превратиться в общество неограниченной свободы для трансцедентирующей личности - удовлетворенной и счастливой, пребывающей в грезах и уверенной в обретении вечной и абсолютной истины, избавленной от забот и бед, а если и сталкивающаяся с ними, то взирающая на них хладнокровно. Ничто не сможет прервать безмятежного химического счастья адепта новой религии.
   Это не будет общество диктатуры, всеобщего контроля, предельно милитаризированное, как в романе Д.Оруэлла 1984, или параноидальное государство всеобщей гармонии Р. Брэдбери (451 по Фаренгейту). В реальности оно может стать обществом самоконтроля, мирного сосуществования и широкой демократии и как закономерный результат развития последней. Никто не может запретить человеку быть счастливым и использовать те методы, которые позволяют ему добиться этого блаженного состояния. Здравый смысл не станет ересью, он будет просто не востребован в условиях добровольной умственной капитуляции и погружении в мистические грезы. Это последовательное развитие мыслей Джефферсона "все люди сотворены равными, всех их создатель наделил определенными неотъемлемыми правами, к числу которых принадлежат жизнь, свобода и стремление к счастью. Дабы обеспечить эти права, учреждены среди людей правительства, берущие на себя справедливую власть с согласия подданных. Всякий раз, когда какая-либо форма правления становится губительной для этих целей, народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство..." Никакие преграды, воздвигаемые на пути стремления человечества к счастью, не устоят перед несокрушимым волевым напором равных и стремящихся к самореализации личностей. Но в чем найдет человечество счастье и истину, и не станет ли это обретение завершением человеческой истории, это покажет только будущее. Суррогат подобного же химического счастья получает и алкоголик выпивая очередной стакан спиртного.
   Религиозный опыт в дальнейшем стал более богатым, и позволил включить в практику разнообразные общественно приемлемые средства контроля сознания и достижения сходных с использованием алкоголя эффектов. Это привело к ограничению, или почти полному отказу от использования содержащих этанол продуктов в религиозной практике.
  
  
  
  
  
   Глава 5.
  
   АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ МЕТОДЫ
   САМОРЕГУЛЯЦИИ
  
  
   Среди таких методов можно назвать пост, "духовные упражнения" и медитации. Посты имеют давнюю историю - в примитивных обществах они были связаны со значимыми событиями в жизни индивидуума и сообщества - в частности инициациями. Физические испытания в этом случае сочетались с пищевыми запретами. Ранняя связь возникла между религиозными мистериями и постами. Так в древней славянской мифологии посты связаны главным образом с религиозными праздниками.
   "Почитайте вы три дня в неделе - среду, пятницу и воскресение. Почитайте великие праздники. В среду Велес с Бурей Ягой совещались, как им встретить Дажьбога Пepуновича, когда он за коровами следовал. Совещались в среду с Мареной Кощей, как убить им Дажьбога Пepуновича. Сам Пеpун с Росью встретился в пятницу, и родился великий и славный Дажьбог. Также в пятницу был пригвожден он Мареной и повешен на скалы в Кавказских горах. Также в пятницу Макошью-матушкой был предсказан Дажьбогу Великий Потоп. Потому подобает поститься всем людям среду каждую, каждую пятницу... Почитайте великий пост, от сожженья Марены и до свадьбы Живы. Берегитесь люди в это время Кривды, сохраняйте строго от съеденья
  чрево, руки от ограбления, от хулы уста. Почитайте яйца в честь яйца Кощея, что разбил Дажьбог наш, вызвав тем Потоп".
   Не соблюдение заповедей грозит неизбежными жесткими санкциями:
   " Коль не будете заповедь слушать - я раскрою небесные своды,
  и спущу горящие камни, и пролью кипящую воду! И пролью из небесной кузницы я расплавленное железо! Оком солнечным реки, моря иссушу, и болота тогда возгорятся, ручейки тогда приусохнут! Загорится тогда Мать Сыра Земля - от восхода до самого запада, от полудня гореть будет до ночи. Загорятся и горы с раздольями, загорятся и лесушки темные!И пролью я воду небесную, и сошлю на Матушку Землю Потоп, и водою вымою Землю я, как скорлупку яичную, как девицу и вдовушку. Разольются реки, расшумится море, и Потоп Вeликий скроет Землю Мать! Приклонюсь к Земле я - и не слышно будет горького рыданья! Коль не будете заповедь слушать - сотворю вам медное Небо, сотворю железную Землю. И от медного Неба росы не воздам, и плода от Земли не дарую! Поморю всех голодом я на Земле, все колодцы у вас приусохнут,и запасы у вас оскудеют. Погублю рабов и скотинушку, и не сможет носить вол свое ярмо! И не дам вам дождя, и не дам вам тепла. И не будет тогда на земле травы, на деревьях не будет тогда коры. Птиц не будет, летящих по воздуху, и зверей, что по лесу рыскают. Опустеет тогда Мать Сыра Земля!...
   Чады вы мои! Если вы сей закон не возлюбите, коль не будете праздновать праздники и поститься в посты не станете, напущу на вас гром и молнию, глад, и град, и тьму непроглядную! И придут от Черного моря звери страшные, звери лютые, волоса у них - до Сырой Земли, а на лапах у них когти острые. Поедят они вашу скотинушку, всех волов и коров, что пасутся в горах! Невеселая встанет година, и поднимется птица Обида, вступит девой на матушку Землю, лебедиными крыльями всплещет, и прогонит годы обилья. Вы начнете ковать крамолу, и про малое молвить - большое! говорить: се - мое, то - мое же! ... И придут языци неверные и прольют они вашу кровушку за неправду и беззаконие. Я на вас напущу стаи черных птиц, у которых клювы железные, и начнут те птицы летать, клевать. Вы нигде от птиц тех не скроетесь! Поспешите вы на могилы - ко усопшим своим родителям, и попросите их, чтоб пустили вас - вас не пустят к себе усопшие! Кто сему посланью не верит, тот кто скажет, что текст сей ложен - тот получит вечную муку, и в конце жизни - смерть ужасную, а не в Ирии жизнь счастливую.
   Чады вы Мои! Кто все эти законы возлюбит, будет Рода небесного славить, станет толком слова толковать Мои - от того отойдут все несчастия - он наследник небесного Ирия! Веруйте в Рода, в Свaрога, в три лика его - Пеpуна, Дажьбога, Стрибога! Возжигайте огонь Семаргла!" (Славянская мифология. Л.С.Ковтун. Афанасьев А.Н. Барсов. Е.В. Гильфердинг А.Ф...).
  
   В христианском культе пост занял значительное место и является обязательным как для мирян так и лиц духовного звания. В Уставе отшельнической жизни Антония Великого сказано: "Избери себе труд, и он, вместе с постом, молитвою и бдениями, избавит тебя от всех скверн, потому что телесный труд приносит чистоту сердца, а чистота сердца делает то, что душа приносит плод." Ему вторит Максим Исповедник "Все слова Господни содержат следующие четыре предмета: заповеди, догматы, угрозы, и обетования и мы ради их претерпеваем всякую строгость жития, как-то: посты, бдения, спанье на голой земле, лишения и труды в послушаниях, обиды, бесчестие, мучение, смерть, и тому подобное." Давая советы постящимся Дионисий Александрийский пишет: "Чрезмерно поспешающих, и прежде полуночи, хотя незадолго, престающих поститься не одобряем, как малодушных и невоздержных, как прекращающих течение немного не оконченное. Ибо, как говорит мудрый муж, немаловажно в жизни и то, если недостает немногого. А хотящих быть последними в разрешении поста, простирающихся до дальнейшего предела и терпящих до четвертой стражи, в которую Спаситель наш, ходя по морю, явился плавающим, одобряем, как мужественных и трудолюбивых. Не утесняем же много и тем, которые, по особенному своему побуждению, или по своей возможности, между тем и другим временем, успокаиваются от поста. Ибо и шесть постных дней не все равно и единообразно проводя, но одни, пребывая без пищи, пропускают все оные, другие же - два, иные - три, иные - четыре, а иные и ни одного. Потрудившимся совершенно в пребывании целых дней без пищи, потом утомившимся и едва не лишающимся всех сил, простительно скорее вкусить. Если же некоторые, не только не пропускавшие дней без пищи, но и не постившиеся или даже роскошествовавшие в четыре предыдущих дня, потом же дошедши до последних двух дней, и эти только два дня, пяток и субботу, проведши без пищи, полагают что нечто великое и светлое совершают, когда пребудут в посте до зари, - не думаю, чтобы таковые совершили подвиг, равный тем, которые большее число дней подвизались в посте."
   В христианстве имеются многочисленные посты. Так в православии это посты по средам и пятницам в течение всего года, в праздник воздвижения и усекновения главы Иоанна крестителя. Кроме того, имеются посты многодневные - успенский, рождественский, великий, петров. По продолжительности великий пост продолжается около 7 недель. Первая часть поста установлена в честь 40-летнего блуждания израильского народа по пустыне, 40 дневного поста Моисея перед получением заповедей божьих на горе Синай и 40-дневного поста Иисуса Христа в пустыне. Вторая часть великого поста установлена в память о страданиях Иисуса Христа. Рождественский пост продолжается 40 дней, успенский с 1 по 15 августа - 15 дней и петров пост с первого понедельника после духового дня и до 29 июня, дня праздника святых Петра и Павла.
   В настоящее время в христианском вероучении делаются иные акценты и понятие пост получает новое наполнение - главным становится не отказ от пищи, а духовное воздержание от искушений, воспитание угодного богу смирения и терпения.
   В исламе пост предписан в месяц рамадан и его условия включают в себя требования отказа в дневное время от утренней зари до вечернего заката от еды питья нельзя купаться курить принимать лекарства.
  
   Голодание во время поста приводит к биохимической перестройке организма, нарушениям психики, в частности возникновению эйфории, иногда тревожного состояния, депрессии. И.Бург правильно заметил, что пост оказывает влияние на всего человека, через тела достигая души. Пост "хотя и изнуряет наше тело, зато просветляет душу нашу и возвышает ее до престола Яхве." Недостаток питания, или полное отсутствие пищи, приводит к критической нехватке необходимых организму белков витаминов минеральных веществ требующихся для поддержания нормального метаболизма и восполнения неизбежных затрат пластического материала в процессе жизнедеятельности. В качестве компенсации организм переходит на внутренние запасы питательных веществ, за счет главным образом атрофии собственных тканей. А также переключается на режим энергосбережения. Голодание не одинаково сказывается на разных людях в зависимости от их пола, возраста, упитанности и состояния здоровья. В меньшей степени способны выдержать длительное голодание дети и мужчины, пожилые люди и женщины более устойчивы. При абсолютном голоде, когда в организм не поступает вода и пища, фатальный исход неизбежен через несколько дней. При полном голоде, когда вода в организм все же поступает, предельным сроком считается 65-70 суток. Выраженность нарушений обмена веществ при абсолютном голоде больше, чем при полном. Но при абсолютном голоде проще получить желаемый мистический опыт и достичь иного трасцедентного мира. Но при этом сохраняется и большая вероятность оттуда не вернуться в мир реальный. В первый период полного поста - примерно 2-4 дня организм приспосабливается к неблагоприятной ситуации. Негативные субъективные ощущения в этот период наиболее остры - повышен аппетит и моторная функция желудка, что может сопровождаться его спазмами. Происходит утилизация легко доступных пластических веществ из депо - гликогена из печени, жира из подкожной жировой клетчатки. Снижение массы тела происходит примерно 1 кг за сутки. Во второй период поста чувство голода ослабевает, аппетит пропадает, язык покрывается белым налетом, усиливается раздражительность, возникают головные боли и плохой сон, сменяющийся понижением возбудимости, вялостью и апатией. Это происходит за счет развития ацидоза., то есть изменения кислотно-щелочного равновесия организма в результате недостаточного выведения и окисления органических кислот ( бета-аминомасляной...). В моче появляется ацетон и ацетоуксусная кислота. Ощущается резкий запах ацетона изо рта и от кожи. Эти вещества в конечном итоге появляются в результате распада собственных тканей организма. Вначале 2-го периода основная энергия образуется за счет увеличенного окисления жира, а после их использования организм начинает расходовать собственные белки мышц и внутренних органов. Сначала расходуются белки менее жизненно важных тканей, и в последней стадии затрагивают мышцу сердца и центральную нервную систему. Малограмотные же адепты пользы голодания, чтобы убедить всех в своей правоте, утверждают буквально следующее: "Продержите человека, который хвастается, что он обладает совершенным здоровьем, полностью только на дистиллированной воде 5-6 дней. Его язык станет прогорклым с отвратительным запахом и белым налетом, его моча станет темной с сильным запахом. Это неопровержимо доказывает, что весь организм наполнен ненужными залеживающимися материалами, которые накопились в результате питания. Непрерывно накапливающийся гнилостный яд в организме - это скрытая неизвестная тайна, которая может проявиться неминуемой болезнью. Человек при этом ищет любые пути, чтобы избавиться от нее, кроме естественного - прекратить еду и голодать." (П. С. Брег. Чудо голодания).
   Непонимание того, что сам голод является причиной появления в организме токсичных продуктов распада собственных тканей, приводит и к неверным и просто вредным рекомендациям, способным лишь обострить возникшие проблемы.
   Накопление молочной кислоты в связи тяжелым поражением компенсационных систем организма приводит в начальный период к сужению сосудов гладкой мускулатуры и таким образом к снижению подвоза кислорода к клеткам. Кислородное голодание приводит у усилению процессов перекисного окисления нейрональных мембран и активности гидролитических ферментов. Кислородное голодание называется одной из причин появления галлюциногенных видений у лиц переживших состояние клинической смерти. В настоящее время имеются многочисленные публикации со свидетельствами подобного рода. Те, кто пережил подобного рода состояние вспоминают, что оно редко сопровождается неприятными ощущениями. Почти всегда присутствует видение света, а иногда и случаются встречи с существами из иного мира - родителями, ангелами и т.д. Вероятность получения сходных ощущений при голодании также достаточно велико.
  
   Дальнейшее увеличении концентрации молочной кислоты при продолжении голодания сопровождается блокированием действия катехоламинов на а- и в-рецепторы микроциркуляции и возникновением терминальной устойчивой вазодилятации. Пагубными для организма последствиями ацидоза являются миокардная токсичность, повышенная дегидратация клеток, прекращение действия энзимов синтеза и дегидрогенации и выделение лизосомальных гидролаз разрушающих клеточные и тканевые структуры. Изменение метаболизма тканей миокарда будет иметь следствием нарушение сердечной деятельности и ухудшение кровообращения с последующим нарастанием деструктивных процессов во всем организме. Усиление активности гидролаз в нервной ткани неизбежно приведет к перестройке механизмов высшей нервной деятельности и патологическим изменениям психических функций человека. Стойкость и глубина этих изменений будет целиком зависеть от длительности голодания. Чем раньше эксперимент с голодным самоистязанием будет закончен, тем больше будет шансов вернуться к нормальному состоянию и восстановить нарушенные функции организма.
   Последний период голодания является предагональным и длиться примерно 5-7 суток.
  В этот период отмечается отсутствие аппетита, угнетение центральной нервной системы, состояние апатии и слабости. Он заканчивается глубокой комой и смертью. Приобретенный в предшествующий период голодания мистический опыт становиться вечной реальностью.
   Нежелание считаться с реальными законами природы, накладываемыми ими ограничениями, в стремлении получить желаемые мистические ощущения, может привести к серьезным порой необратимым последствиям. "Творец утвердил такие законы природы в ясном виде для того, чтобы мы поняли, что для выживания необходимо прилагать усилия и соблюдать осторожность. "В духовном мире, где человек не чувствует последствий и не знает законов выживания, он должен понять в начале пути, что самый главный закон, который не обойдешь, как и законы природы нашего мира, это закон, что нельзя руководствоваться чувством наслаждения, что определяет пользу или вред в духовной жизни не наслаждение, а альтруизм, отдача... " (Барух Ашлаг).
   Так откуда же пришли к человеку беды и страдания мешающие наслаждаться радостями жизни? Согласно ранней греческой мифологии люди были изначально созданы богами беззащитными и нагими. Братьям Прометею и Эпиметею было поручено распределить способности между людьми и животными. И вся ответственность за убогое положение человека лежит на недалеком Эпиметее - которой был силен задним умом. Он истратил все способности к жизни на животных и Прометю пришлось исправлять промах своего брата. Он крадет для людей вместе с огнем умение Гефеста и Афины и дарует им тем самым блага прогресса. Прометей покровительствует человечеству, заботясь и об его полноценном питании. Он обманывает Зевса в Меконе при установлении жертвенного ритуала. В результате богам достаются в качестве пожертвования кости покрытые жиром, а людям лучшие куски мяса. Но его опять подводит недалекий Эпиметей. Несмотря на предостережение своего брата, он принимает в подарок от Зевса женщину созданную Афиной и Гефестом - Пандору. Она открывает врученный ей богами сосуд с всевозможными бедствиями и несчастьями, и они расползаются по всей земле. Одно только остается на дне сосуда - надежда, которой Пандора не позволила выйти, захлопнув крышку сосуда. Но Прометей, обладая даром предвидения, развил в людях стремление к постоянной деятельности и забвению горестей. Своего дара прорицания он не передал людям, так как знание своей ближайшей судьбы, которую нельзя изменить является не благом, а величайшим несчастьем. Интересно, что и боги в греческой мифологии не обладают этим атрибутом и вынуждены подчиняться року. И только мойры прядут нить жизни, назначая каждому еще до рождения его жребий, вращая мировое веретено и приближая будущее. Так что, не имея средств избавиться от многочисленных несчастий, болезней и смерти мы получили в утешение дар неведения. Что позволяет нам беззаботно радоваться жизни, браться за любое дело без оглядки на краткость и эфемерность нашей жизни. Эта безрассудная радость жизни и прорывается порой в безумном экстазе харизматических мистерий. Наша жизнь прекрасна, смерти и болезней нет, все заботы ушли, наши силы безграничны и нам доступно всё чего бы мы не пожелали.
  "Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы". (Мк. 16:17-18).
   Постепенно усилиями светских властей неконтролируемый и не поддающийся никакой регламентации культ Диониса стал уступать место более приемлемым культам, более цивилизованных богов. Дальнейшее развитие религиозно-философских взглядов происходило на основе аполоно-дионисовского синтеза и связано с орфизмом.
   Одной из возможных причин в необходимости реформы культа Вакха вероятно явился прогресс виноделия и внедрение в практику примитивный методов дистиллирования. Вино все более превращалось не напитком богов, а символом темных сил тяжелого и мрачного похмелья. Причем состояние хронического алкоголика никак не напоминало должный благочестивый и пристойный вид верного последователя божества. Хотя при хроническом. Легкая и приятная эйфория опьянения переходит в тяжелую депрессию с жуткими кошмарами. Иллюзии, галлюцинации, главным образом зрительные становятся постоянными, иногда теряется всякое представление о пространстве и времени. Наблюдая за массовыми признаками алкоголизации у ревностных и верных приверженцев культа в обществе не могло не возникнуть закономерной тревоги. Картина алкогольной психопатологии представшая и перед глазами древних греков, не отличалась от описаний нашего времени проведенных в наркологических стационарах. Так Т.А. Доброхотова сообщает, что больные постоянно "предпринимают действия, чтобы защитить себя от мнимой опасности, Внешне могут выглядеть суетливыми; напряженно присматриваются, прислушиваются, вскакивают, убегают, оглядываясь. При более тяжелых расстройствах сознания двигательное беспокойство может быть особенно выраженным и выглядит как менее целесообразное: больной вертит головой, переступает ногами, раздевается и тут же закрывает себя одеялом, потирает нос, губы, поглаживает и теребит одежду, будто счищает с нее грязь, сгибает и разгибает ноги... На все разговоры происходящие вокруг больного он реагировал то поворотом головы то выкриками. Отмечалась бредовая трактовка видимого и слышимого... Двигательному беспокойству сопутствовала резкая лабильность вазомоторов лица, гипергидроз ладоней, беспокойство взора, горизонтальный нистагм, патологические лицевые сикенезии, оживление сухожильных рефлексов с расширением зоны, тремор при выполнении координаторных проб, постоянство защитно-рефлексных реакций. Эта симптоматика свидетельствовала о значительном повышении активности стволовых структур мозга... Переживания больных сценоподобны, В событиях участвует больной чаще выглядящий как жертва происходящего. Больные сливаются с переживаниями различных событий. Последние могут быть нелепыми, фантастическими. Например, больной рассказывал, что его сначала разрубили пополам, вынули сердце, печень, а потом повезли на митинг в коляске. " При всей толерантности древнего общества к видениям провидцев, все же требовалось, чтобы их фантазии следовали определенной благоразумной логике. А при наличии чрезмерно большого количества злоупотребляющих алкоголем предсказателей общественному порядку грозила явная опасность. Необходимо было принятие превентивных мер способных при сохранении общих, привычных культовых форм, убрать элемент подрывающий общественное спокойствие - а именно ограничить употребление алкоголя. В то время никому бы не пришло в голову вводить сухой закон, или вырубать все виноградники. Проще было регламентировать попойки. Добиться, чтобы употребление алкогольных напитков происходило только во время сакральной церемонии и в строго ограниченных количествах. Остатки былого культа в иной форме надолго еще укоренились в религиозной и медицинской практике. Так в христианских монастырях запада пиво и вино столетиями использовались в качестве лечебного, тонизирующего средства. В монастырских лечебницах оно превращалось порой в основное средство исцеления от всех болезней. На каждого из пациентов в иные благополучные, урожайные времена приходилось до литра вина в сутки. Монастырские традиции виноделия и пивоварения настолько улучшили исходный продукт, что он превратился в некоторых странах с национальный символ. Например, многие знаменитые французские и вина и шампанское, баварское пиво - все это продукт и результат многолетних усилий католических монахов по улучшению божественного дара Вакха-Диониса.
   И еще один очень интересный симптом появляющийся у больных алкоголизмом (характерный для онейроидного варианта белой горячки).
  Он примечателен поразительным сходством с многочисленными случаями религиозного бреда, а именно переживание видимых событий не в реальном конкретном пространстве и времени, где алкоголик сейчас находится а в другом, нереальном. Подобный симптом появляется и в ряде других заболеваний нервной системы. У больных утрачивается пространственно-временная связь Рвется связь времен и психопат перемещается мгновенно через огромные пространства, попадая в другие земные города и фантастические бредовые, существующие только в его голове места. Так описывает этот симптом Т.А. Доброхотова: "Видно, что чувственные (зрительные, слуховые, тактильные и др.) представления событий, переживавшихся в психозе как происходящие не в реальном пространстве и времени, в самоописаниях больных выглядят внепространственными и вневременными вообще, и для самих больных отличаются свойствами, приближающими эти представления к сновидным. Поражает также множественность чувственных переживаний, приходящихся на единицу времени. При расспросах этих больных создавалось впечатление о неисчерпаемости психотических переживаний: сколько бы времени их не расспрашивать, изменяя оттенки вопросов, больные сообщали все новые подробности пережитых ими ощущений, представлений. При выходе их психоза больные, как правило, не способны локализовать свои переживания во времени и определить их длительность". Время сжималось и растягивалось, двигалось вниз и в других направлениях. Плоские пространственные объекты становились объемными, подвижными, нарисованные цветы оживали и выходили из картины, шевелясь под дуновением ветра. Как не вспомнить в связи с этим знаменитое ночное путешествие Мухаммеда на кое Бураке. Собственно говоря, это был не конь, а верховное животное с крыльями на ногах, среднее по размеру между ослом и мулом, белого цвета, длинной спиной и ушами. На этом животном пророк посетил несколько мест - Хеброн, Вифлеем, а затем достиг Иерусалима. Здесь он встретился с о своими предшественниками, пророками приходившими в мир до него - Ибрахима, Муссу, Ису и других. Они вместе молились. Затем ангелы рассекли грудь Мухаммеда, вынули сердце и очистили его. И затем понесли его на небеса для встречи с Аллахом. Здесь он получил указания от Аллаха об обязательных пяти молитвах в день, увидел дерево, венчающее мир, рай и ад, небесную Каабу. После этого он возвратился в Мекку и обнаружил, что постель его еще не остыла, а из опрокинутого кувшина не вылилась вода. То есть все это произошло в одно мгновение - время сжалось, практически остановилось и поток ярких впечатлений и переживаний потряс Мухаммеда. Правда многие жители Мекки не поверили ему. По всей видимости, ночное путешествие происходило не в разобранном виде и сердце ангелы после чистки вложили обратно в грудь, а не как в случае с бедным алкоголиком, который попал на митинг в частичном виде, разрубленный пополам да еще не на коне а в коляске. Причем сердцу и печени пришлось добираться до митинга вероятно самостоятельно. Но все остальное вполне соответствует древней традиции мгновенных путешествий последователей Вакха-Бахуса-Диониса.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 6.
  
   СЧАСТЬЕ ОРФИКОВ
  
  
   Орфизм значительно модернизировал культ Вакха-Диониса и он превратился в более стройную, упорядоченную религиозную систему. В соответствии с которой душа является вечной и способной к переселениям. Ее дальнейшая судьба полностью зависит от поведения человека на земле. В каждом имеется часть земного и небесного. Поведение в соответствии религиозными предписаниями и соблюдение обрядов очищения увеличивает небесную часть и уменьшает земную. У орфиков практиковалось вегетарианство. Употребление животной пищи возможно было только в ходе специальных обрядовых церемоний. Проходя через серию превращений, душа приближается к небесному совершенству и в конце концов сливается с Вакхом и становится им. В соответствии с оценкой Рассела: "Орфик не более "безмятежен", чем прежний поклонник Вакха. Для орфика жизнь в этом мире является страданием и скукой. Мы привязаны к колесу, которое, вращаясь, образует бесконечные циклы рождения и смерти. Наша истинная жизнь - на звездах, но мы прикованы к земле. Только путем очищения, самоотречения и аскетической жизни можем мы избежать этого круговорота и достигнуть, наконец, экстаза единения с Богом". Барнет обратил внимание на поразительное сходство орфизма и индийскими верованиями того же периода. Хотя о каком либо заимствовании здесь не может быть и речи. Далее он пишет о том, что слово "оргия" употреблявшееся орфиками соответствовало по своему значению современному слову "причастие". Оргия помогала душе в ее движении к высшему благу, позволяя очистить ее и прервать бесконечный круг перерождений. Они организовали религиозные сообщества подобные современным церквям. В них мог быть принят любой человек вне зависимости от пола, расы и общественного положения. Доступность транцедентного опыта вообще была характерна для греческих религиозных культов. Орфизм был значительным вкладом в будущее философско-религиозное мышление и образ жизни людей, формирование их мировоззрения.
   Существует мнение, что Орфей был реальной личностью - реформатором, пострадавшим в конце своей жизни от ревностных приверженцев ортодоксии. В другом варианте он предстает мифической фигурой - сыном фракийского речного бога Эагра, или Апполона и музы Каллиопы.
   Есть прекрасный, поэтический, чувственный миф об этом боге. От прекрасноголосой матери и отца - водителя муз Орфей унаследовал музыкальные таланты и прославился как непревзойденный певец и музыкант. Магической силе его искусства покорялись не только люди, но и боги. Природа замирала, прислушиваясь к звукам его голоса. Он принял участие в походе аргонавтов. Когда друзья плыли на корабле, Орфей играл на золотой кифаре. Из глубин моря выплывали рыбы и быстрые дельфины и очарованные чарующей песней Орфея плыли вслед за рассекавшим волны "Арго", послушно как стадо овец следует за своим пастухом. Сирены и волны моря покоряются его голосу. Женой Орфея стала прекрасная Эвридика. Они сильно любили и не мыслили жизни отдельно друг от друга. Однажды, когда Эвридика со своими подругами - нимфами водила хороводы и собирала весенние цветы в зеленой долине, ее укусила змея. Она упала на руки своих подруг и умерла. Орфей, услышав скорбный плачь нимф, поспешил в долину Он не примирился с жестокой потерей, и долго оплакивал свою жену. Вместе с ним плакала вся природа. Наконец, не в состоянии больше переносить горе, он отправляется в царство мертвых. Очарованный звуками кефары Орфея, перевозчик Харон переправляет его через воды Стикса. Все покорены его голосом: пес Аида Кербер, эриннии. Окруженный привлеченными волшебными звуками душами умерших, он идет к Аиду. Склонившись перед ним, он поет о красоте своей жены, о счастливых светлых днях проведенных вместе с ней, о горе и муках разбитой любви, о тьме спустившейся на землю после смерти Эвридики, о своей непреходящей тоске. Плакала Персефона - жена Аида, слушая его пение. Весь Аид замер очарованный. Стоящий в воде Тантал забыл о своей жажде, и перестал смотреть на соблазнительные плоды свисающие с веток деревьев. О скале грозящей обрушится на него. Сизиф остановился и сел задумавшись на свой камень который он вечно толкал в гору. Данаиды забыли о своих вечных обязанностях и перестали заливать воду в дырявый сосуд. Богиня мрака и ночных видений Геката не смогла сдержать слез, замолчала, и ее свора собак с которыми она вечно охотится среди мертвецов, могил и призраков преисподней. Из глаз страшных эриннии, закрывших свои кровавые пасти и опустивших зажженные факелы, потекли слезы, и змеи на их головах затихли. В самые темные уголки ада проникли звуки золотой кефары Орфея. Но вот она замолчала и глубоко тронутый Аид поклялся, что исполнит любое желание Орфея. Он взмолился отпустить с ним на землю Эвридику, которая умерла такой юной и полной сил. Жизнь коротка и вернется опять Эвридика в Аид. Но тогда уже вместе с ней последует и Орфей. Согласился Аид, но поставил одно условие что не должен смотреть Орфей на свою жену пока не вернется домой. Если оглянется он то покинет его Эвридика навсегда и вернется в царство мертвых. Вестник богов Гермес сопровождал их в пути. Они прошли все царство Аида, переправились через Стикс на ладье Херона. И вот уже стали подниматься по узкой тропинке ведущей круто вверх среди упавших камней к свету внешнего мира. Но тревога поселилась в сердце Орфея, родилось сомнение, а следует ли за ним Эвридика, не осталась ли она в царстве мертвых, справилась ли она с трудной дорогой. Все более тревожно прислушиваясь и ничего не слыша, так как нельзя услышать шаги бесплотных душ он не выдержав оборачивается. Видит рядом с собой тень Эвридики. Но протянутые руки ловят лишь пустоту. Призрачная тень его жены растворилась во мраке. Как камень замер в горе Орфей, казалось жизнь оставила его и радость больше никогда к нему не вернется. Но вот, он снова пошевелился, и шаг за шагом медленно пошел к назад к берегам Стикса. Но старый Харон на этот раз не внял его уговорам и отказался везти его снова. Семь дней и ночей провел Орфей на мрачных берегах и только на восьмой решил вернуться домой. Он отказался жениться повторно хотя многие девушки охотно стали бы его женами. Четыре года прошли с того дня как умерла Эвридика. По одной версии погиб Орфей из-за того что не почитал бога Вакха-Диониса, а величайшим богом считал Гелиоса называя его Апполоном, за что и послал последний вакханок убивших Орфея. По другой версии киконские женщины- вакханки были сильно раздосадованы безбрачным образом жизни прекрасного Орфея и во время своей оргии увидев его сидящем на невысоком холме с золотой кефарой в руках забросали камнями а затем, налетев словно стая хищных птиц, растерзали на части. Природа оплакивала смерть певца Плакали птицы, звери, лес, камни, деревья. Плакали скалы, все реки даже переполнились от слез. Дриады и нимфа одели черные одежды и распустили волосы. Музы собрали разбросанные вакханками части тела Орфея и погребли их. Голова Орфея, брошенная вместе с золотой кефарой в реку Гебр, поплыла по ее волнам к острову Лесбос, где ее принял опечаленный отец - Апполон. Она стала священной реликвией и долго еще пророчествовала , предсказывая будущее. Чарующие звуки с тех пор можно услышать на острове Лесбос. Кефару Орфея боги поместили в небесах, и стала она созвездием лиры. Стосковавшаяся за четыре года по любимой душа Орфея спустилась в Аид. Влюбленные, наконец, встретились заключив друг друга с объятиях, чтобы уже никогда больше не расставаться. С тех пор бродят они вместе рука об руку по сумрачным полям, не спуская друг с друга любящего взора. Теперь уже никакое зло не может коснуться их.
   Немногие сведения остались о культе орфиков, и среди них сведения полученные в ходе изучения найденных в гробницах того времени табличек. Так Рассел приводит текст двух из ни. В первой, так называемой петелийской табличке даются наставления душе умерших с советами как лучше добраться до царства мертвых и что необходимо говорить при этом чтобы доказать что ты достоин спасения:
  
   "Ты найдешь слева от дома Гадеса источник, Рядом с ним стоит белый кипарис.
  К этому источнику близко не подходи. Но ты найдешь другой около Озера Памяти,
  Холодные воды несущий, и перед ним стоит стража. Скажи: "Я дитя Земли и Звездного Неба, Но род мой только от Неба. Об этом вы знаете сами. И вот я, жаждой томим, погибаю. Дайте скорее Холодной воды, текущей из Озера Памяти"
   И сами они дадут тебе испить из святого источника, И после этого среди других героев ты место получишь...".
   Пить следует с источника памяти Мнемосины, чтобы ничего не забыть и обрести спасение. Если же душа выпьет из источника Леты, то она навсегда забудет свою прошедшую земную жизнь. С другой стороны вода источника забвения позволяет забыть о заботах и волнениях, но они терзают только живых. Поэтому, наверное, живые так часто прикладываются к напиткам, погружающим в блаженное забвение. Для души же умершего самое дорогое, что у нее остается это память о прожитом. И в еще одной табличке говорится: "Привет тебе, пережившему страдание... Из человека ты стал Богом". Наконец то цель человека достигнута, большего желать нечего.
  
   У орфиков употребление вина было строго регламентировано и допускалось только с целью получения мистических знаний, которые иначе не могут быть достигнуты. Идеи орфизма были в значительной степени развиты Пифагором, а затем оказали влияние на Платона и всю религиозную философию. Пифагор считал, что ""во-первых, душа,... бессмертна, во-вторых, что она переселяется в другие виды животных, в-третьих, что все, что некогда произошло, через определенные периоды [времени] происходит снова, а нового нет абсолютно ничего, и в [четвертых], что все живые существа... следует считать родственными друг другу" . Говорят, что Пифагор, подобно святому Франциску, произносил перед животными проповеди.
   Пифагор приписывал себе полубожественный характер и, по-видимому, говорил: "разумные живые существа подразделяются на [три вида]: люди, боги и существа, подобные Пифагору... Пифагор основал религию, главные положения которой состояли в учении о переселении душ [25] и греховности употребления в пищу бобов. Религия Пифагора нашла свое воплощение в особом религиозном ордене, который то тут, то там приобретал контроль над государством и устанавливал правление своих святых. Но те, которые не были возрождены новой верой, жаждали бобов и рано или поздно восставали. Вот некоторые предписания пифагорейского ордена:
  1. Воздерживайся от употребления в пищу бобов.
  2. Не поднимай то, что упало.
  3. Не прикасайся к белому петуху.
  4. Не ломай хлеба.
  5. Не шагай через перекладину.
  6. Не размешивай огонь железом.
  7. Не откусывай от целой булки.
  8. Не ощипывай венок.
  9. Не сиди на мерке в одну кварту.
  10. Сердца не ешь.
  11. Не ходи по большой дороге.
  12. Не дозволяй ласточкам жить под крышей.
  13. Вынимая горшок из огня, не оставляй следа его на золе, но помешай золу.
  14. Не смотрись в зеркало около огня.
  15. Когда встаешь с постели, сверни постельное белье и разгладь оставшиеся на нем следы твоего тела. " (Рассел ).
   Для современного человека не слишком ясен смысл многих заповедей Пифагора. Вероятно они имел главной целью сплотить общину на основании усвоения и исполнения однообразных правил и предписаний. Но при этом вполне понятен несомненно демократичный дух общин Пифагора, их ориентированность на духовные ценности и мистический опыт. Этика Пифагора резюмирована Барнетом.
   "Мы в этом мире странники, наше тело - гробница души, тем, не менее мы не должны пытаться в самоубийстве искать средства выхода из этого мира, ведь мы все в руках Бога, Он наш пастырь, и без Его приказания мы не имеем права покидать этот мир. Три сорта людей существует в этом мире, их можно сравнить с тремя категориями людей, приходящих на Олимпийские игры. Низший класс состоит из тех, кто приходит покупать и продавать, следующий, повыше, из тех, кто состязается. Но лучше всех, однако, те, кто приходит просто смотреть. Именно беспристрастная наука является, следовательно, важнейшим из всех прочих средством очищения; и человек, посвятивший себя науке, - настоящий философ, он наиболее полно освобождается от "круговорота рождения"
   Модернизированный Пифагором орфизм стал мощным стимулом для развития научных знаний и стремления к очищению через познание. Многие из его выводов подтвердившихся только через столетия, можно считать подлинным прозрением. Пифагор не разделял мистический опыт постижения божественного и рассудочный, эмоциональный и логический. Он постиг их единство и равную необходимость для спасения и получения вечных благ. В последующей истории мало кому удавалось приблизиться к такому пониманию. Только в Сократе пожалуй воплотился сам принцип единства духовного и разумного, в его жизни и философии познания самого себя. Реализация знаний на практике - задача человека, - умный не будет злым, он будет удовлетворенным и счастливым. Сосредоточенность Сократа, его внутренняя духовная мощь и собранность поражают воображение. В своем гармоничном единстве незаурядной познающей личности, тела, души и духа он был, безусловно, счастлив: ""Как-то утром он о чем-то задумался, и, погрузившись в свои мысли, застыл на месте, и, так как дело у него не шло на лад, он не прекращал своих поисков и все стоял и стоял. Наступил уже полдень, и люди, которым это бросалось в глаза, удивленно говорили друг другу, что Сократ с самого утра стоит на одном месте и о чем-то раздумывает. Наконец, вечером, уже поужинав, некоторые ионийцы, - дело было летом - вынесли свои подстилки на воздух, чтобы поспать в прохладе и заодно понаблюдать за Сократом, будет ли он стоять на том же месте и ночью. И оказалось, что он простоял там до рассвета и до восхода Солнца, а потом, помолившись Солнцу, ушел... Точно также и зимний холод - а зимы там жестокие - он переносил удивительно стойко, и однажды, когда стояла страшная стужа и другие либо вообще не выходили наружу, либо выходили, напялив на себя невесть сколько одежды и обуви, обмотав ноги войлоком и овчинами, он выходил в такую погоду в обычном своем плаще и босиком шагал по льду легче, чем другие обувшись. И воины косо глядели на него, думая, что он глумится над ними..." (Пир).
   Сократ доводит орфическую регламентацию употребления вина до полного отказа от него, а соответственно отказа той мистической эйфории, которое оно придает человеку. Вероятно ему достаточно было того состояния мистического блаженства постижения истины в которое он так легко погружал свой разум. "Сократ был равнодушен к вину, он мог при случае выпить больше, чем кто-либо другой, и никогда не быть пьяным. Сократ осуждал не употребление спиртного, но удовольствие, получаемое от него. Подобным образом философ не должен заботиться об утехах любви или о дорогом одеянии, о сандалиях или других украшениях для тела. Он должен заниматься только душой, а не телом: "...его заботы обращены не на тело, но почти целиком насколько возможно отвлечься от собственного тела - на душу"(Э.Рассел).
  В такой же степени можно сказать и об исихазме, там также, пусть и в несколько иной форме было достигнуто подобие пифагоровского единства души с разумом.
  Женщины в орфизме занимали особое, привилегированное место. И Пифагор считал женский пол более благочестивым. Современные феминистки с ним, конечно же, будут полностью согласны. Современное движение феминизма в религии во многом повторяет уже пройденный формы, доводя их до логического конца. Современные феминистские авторы уверены, что бога необходимо рассматривать, употребляя местоимения женского рода. А основные проявления греха являются мужскими по своей ориентации. Такие человеческие качества как гордость, честолюбие, чрезмерное самоуважение характерны в значительной части для мужчин. У современных женщин как раз другая проблема - недостаток самоуважения, честолюбия, гордости, пассивность в общественных делах .
   Оценивая религиозную жизнь греков, следует отметить исключительное жизнелюбие их древних культов, радостно-экстатический характер мистерий и религиозных праздников. Как считает Рассел: большинство из греков "... были людьми, обуреваемыми страстями, несчастливыми людьми, боровшимися с собой, влекомыми интеллектом по одному пути, а страстями по другому; они были наделены воображением, чтобы постигать небо, и своевольным притязанием, творящим ад. У них было правило "золотой середины", но в действительности они были невоздержанны во всем: в чистом мышлении, в поэзии, в религии, в грехе. Именно сочетание интеллекта и страсти делало их великими, пока они оставались таковыми, и никто не преобразовал бы так мир на все будущие времена, как они..."
   Божественное воодушевление, восторг, чувство экстаза переживаемые во время религиозных мистерий вызванные небесными спиртными напитками свидетельствовали, что человек это не только тело, но то что выше и больше, значительнее этого тела. Существует особый компонент, часть человека, способная существовать отдельно от тела воспаряя к высшим сферам, мгновенно перемещаясь в пространстве и преодолевая границы времени.
  "Религия континентальной Эллады, - говорит он, - и религия Ионии развивались в весьма различных направлениях. В частности, культ Диониса, пришедший из Фракии и лишь упоминаемый у Гомера, в зародыше содержал совершенно иной способ исследования отношения человека к миру. Было бы, конечно, ошибочно самим фракийцам приписывать какие-либо очень возвышенные взгляды; но не может быть сомнения, что греки видели в явлении экстаза подтверждение того, что душа представляет собой нечто большее, чем ничтожный двойник "я", и что только "вне тела" душа может проявить свою истинную природу... Новая религия - ибо в одном смысле она была новой, тогда как в другом - старой, как человечество, - достигла высшего пункта своего развития с основанием орфических общин. Насколько мы можем судить, первоначальной родиной их была Аттика, но затем с невероятной быстротой они распространились в других районах, особенно в Южной Италии и Сицилии. Эти общины представляли собой прежде всего ассоциации, в которых отправлялся культ Диониса; но они отличались двумя, новыми среди эллинов, чертами. Они смотрели на откровение как на источник религиозного авторитета и были созданы как специальные организации. Поэмы, содержащие их теологию, приписывали фракийскому Орфею. Он сам спускался в Гадес, а следовательно, являлся надежным проводником через опасности, которые окружают бестелесную душу в потустороннем мире" (Дж. Барнет).
  
  
  
  
  Глава 7.
  
  РЕЛИГИОЗНО-МИСТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ ОБ АДЕ.
  
  
   Представления о благах в течение длительного времени связывалось преимущественно с благами земными. Трудно было представить возможность дальнейшего благополучного и счастливого существования человека после его смерти и уничтожения тела. Почти все блага первобытные народы связывали с телом, и его утрата была равноценна личной катастрофе. И если тело предавалось земле, то куда же еще могла отправиться душа, кроме могилы, или темного, мрачного подземного царства мертвых, чтобы бродить там бесцельно и безрадостно?
   Именно таков Аид в греческой мифологии. Души умерших сопровождает в это печальное место вестник богов - Гермес. Он является посредником между двумя мирами - живых и мертвых и приходит к последним. Своим золотым магическим жезлом он усыпляет и пробуждает людей, доносит до них божественную волю. Обутый в золотые крылатые сандалии он показывает путь умершим в недра земли в подземные владения Аида на далеком западе, туда где угасает солнце погружаясь в реку Океан. Вход в обитель мертвых охраняет страшный трехголовый пес Цербер, тело его покрыто змеиными головами и там где падает его слюна вырастают цветы аконита. В Аиде текут подземные реки. Помогает мертвым переправиться через них мрачный старик Харон. В глубинах Аида - Тартаре залегают корни земли и моря. Медная стена и ночь тремя рядами окружает его. Если бросить медную наковальню с земли, то она долетела бы до Тартара за девять дней. Вряд ли человек стремился попасть в эти жуткие места, чтобы затем бродить в них в качестве слабого, бледного призрака своего полноценного земного Я. Все чувственные наслаждения остаются в мире живых и нет никакой надежды получить их снова. Но такая мрачная перспектива не могла устраивать человека и идея Аида со временем претерпела изменение. Появляется в Царстве мертвых место для праведников - Елисейские поля или Элизиум, а дерзким и хулителям богов остается одна дорога - отправиться в мрачный Тартар. Но вероятно и эта перспектива не слишком радовала живых.
   Так и в раннем иудаизме за пределами жизни человека не ожидало ничего приятного.
  "Живые знают, что умрут, а мертвые ничего не знают, и уже нет им воздаяния, потому что и память о них предана забвению, и любовь их и ненависть их и ревность их уже исчезли, и нет им более части во веки ни в чем, что делается под солнцем. Итак иди, ешь с весельем хлеб твой, и пей в радости сердца вино твое, когда Бог благоволит к делам твоим. Все, что может рука твоя делать, по силам делай; потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости "( Еккл.9:5-7,10). "Потому что участь сынов человеческих и участь животных - участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом, потому что все - суета! Все идет в одно место: все произошло из праха и все возвратится в прах "( Еккл.3:19-20). В этих примерах мы не видим для человека вообще никакого загробного будущего. Не лучше и идея низшего мира - Шеола.
   В Шеол отправлялись все умершие, а в исключительных случаях и живые ( например Корей). Шеол представлялся как страшное и ненасытное чудовище, поглощающее всех попавших в его челюсти. Души лишившись своей более сильной стороны - духа не могли уже продолжать полноценное существование. "Оставь, отступи от меня, чтобы я немного ободрился, прежде нежели отойду, - и уже не возвращусь, - в страну тьмы и сени смертной, в страну мрака, каков есть мрак тени смертной, где нет устройства, где темно, как самая тьма. "(Иов. 10:20-22). "
   В дальнейшем, с развитием образа, Шеол превратился в своеобразное чистилище для душ на их пути в рай, где они освобождались от злобы и нечистоты, в исключительных случаях проводя там больше года. Причем половину срока душа проводит в очистительном огне, а половину - во льду.
   Не нашел бы блаженства и человек попавший в царство мертвых Хель из скандинавской мифологии. Оно также находится в подземном мире, вход в который расположен под корнем дерева жизни и судьбы - ясенем Иггдрасиль, соединяющим девять миров, в том числе небо и землю. Управляет Царством мертвых свирепая и сутулая, безобразная - синяя наполовину а частью цвета мяса хозяйка Хель. Ее селения окружены высокими оградами. Рядом с воротами царства течет река, через которую переброшен мост, охраняемый девой Модгуд. Умершие влачат безотрадное существование в этих неприветливых местах.
  
  Видела дом далекий от солнца, на Береге Мертвых, дверью на север;
  падали капли яда сквозь дымник; из змей живых сплетен этот дом.
  Там она видела - шли чрез потоки поправшие клятвы, убийцы подлые....
  
  Нидхёгг там гложет трупы умерших".
   Младшая Эдда. "Прорицания вельвы".
  
   У ацтеков загробный мир, состоящий из девяти преисподен является царством вечной тьмы. Он находится на краю земли, и путь туда занимает у умершего 4 дня. Он управляется владыкой мертвых Миктлантекутли. И прежде чем достигнуть последнего прибежища мертвым приходится пройти 9 видов ада, выдержать магические судилища.
  Весьма красочное описание христианского ада имеется у Данте. По поводу этого довольно точно высказался А.Штейнзальц: "когда читаешь Данте, то описания ада намного живее, чем описания рая. Это странно, но верно. Точно так же, и в противном случае это было бы общее обсуждение вопросов нравственности, попытайтесь сравнить благословения и проклятия. Это верно по отношению к каждому языку: русскому, арабскому, ивриту... Когда начинаешь ругаться, то кажется, что в языке появляются новые красоты и новое творческое начало. Когда начинаешь благословлять, то благословений обычно так мало и они так мало вдохновляют..." Ад - это воронкообразная пропасть в земле с уступами - кругами Ада, на которых страдают грешники, мучимые бесами. Все реки Ада впадают в ледяное озеро Коцит. На дне Ада Люцифер в своих трех пастях терзает главных грешников. В преддверии Ада находится согласно католической традиции лимб, где находятся невинные души, которые не подвергаются наказаниям. Но муки душ в Аде сейчас ничто по сравнению с тем ужасом, который они испытают после воскресения и соединения с телами. Нетрудно понять, почему ад всегда оставался пугающей нежелательной альтернативой раю. Почему его образ так долго эксплуатировался. Он стимулировал членов общества придерживаться разрешенного законом образа поведения. Позволял усилить самоконтроль каждого верующего и боящегося божьих кар. Но человека мало испугать, нужно дать ему надежду, избавить от экзистенциальных страхов. И вот здесь как нельзя кстати появляется идея рая - как места куда следует стремиться и где будут обязательно реализованы все мечты личности. Но не у всех народов жизнь в царстве небесном является желаемым идеалом. Для индусов например желательным является достижение состояния вечного покоя, свободы и блаженства в нирване - угасании.
  
  
  
  
  
  Глава 8.
  
  РЕЛИГИОЗНО-МИСТИЧЕСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О
   РАЕ И ВЕЧНЫХ БЛАГАХ.
  
  
  
  
   "Души, называемые бессмертными, когда достигнут вершины, выходят наружу и останавливаются на небесном хребте; они стоят, небесный свод несет их в круговом движении, и они созерцают то, что за пределами неба. Занебесную область не воспел никто из здешних поэтов, да никогда и не воспоет по достоинству. Она же вот какова...: эту область занимает бесцветная, без очертания, неосязаемая сущность, подлинно существующая, зримая лишь кормчему души - уму; на нее-то и направлен истинный род знания...( Душа ) созерцает самое справедливость, созерцает рассудительность, созерцает знание - не то знание, которому присуще возникновение и которое как иное находится в ином, называемом нами сейчас существующим, но подлинное знание, содержащееся в
  подлинном бытии." Сократ)
  
   В скандинавской мифологии образ небесного царства для избранных - Вальхалла появляется в позднее царства Хель. Сюда попадают только павшие и отличившиеся в бою храбрые войны. Оно является жилищем радости и обителью блаженства. Здесь войны не лишаются земных благ, а напротив получают доступ к неиссякаемым чувственным удовольствиям. Это несомненно более приятное место чем греческий Аид, еврейский Шеол, или царство Хель. Войны пируют вместе с верховным богом Одином. Они пьют неиссякающее медовое молоко козы Хейдрун, едят бесконечное мясо вепря Сэхримнира. Его готовит в котле повар Андхримнир. Войны порой проносятся по небу следуя за своим предводителем Одином и живые могут видеть эти величественные картины. В свободное от пира время войны сражаются друг с другом, являя свою доблесть. Но раны полученные на этих турнирах моментально залечиваются.
  
  Эйнхерии все рубятся вечно
   в чертоге у Одина; в схватки вступают,
   а кончив сраженье,мирно пируют
   Дерево лучшее ясень Иггдрасиль,
   лучший струг - Скидбладнир,лучший ас - Один,
   лучший конь-Слейпнир; лучший мост - Бильрёст,
   скальд лучший - Браги и ястреб - Хаброк,
  а Гарм - лучший пес.
   Младшая Эдда. "Прорицания вельвы"
  
   Это образ чувственного рая для героев, победителей и воинов. Это небесное исполнение их самых сокровенных желаний. Но для человека современно попавшего в этот рай он показался бы адом.
   Иудо-христианско-мусульманский Рай или Парадиз является более утонченным и желанным для человека развитого и не воинственного. Христианская Церковь рассматривает рай как место вечного блаженства. Его можно увидеть только духовным зрением, так как оно находится в пространстве иного рода чем то, что нас окружает, вне координат нашей системы. Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его (1Кор. 2, 9). Ефрем Сирин увидел рай духовным оком.
  Куда приятнее этот образ земных реалий, куда полнее и совершение красоты и блага этих мест всего с чем только приходилось сталкиваться человеку. Здесь реализуется любая самая нереальная фантазия и облекаются в реальные формы земные надежды. За это стоит пострадать на земле - если награда будет так велика. Он так описывает эти места: "И увидел я, что страна наша есть темница, что пред взорами у меня - заключенные; и они плачут об этой темнице, когда должны выйти из нее... Веянием, исходящим из благословенной части рая, услаждается горечь нашей страны, изглаживается проклятие нашей земли. Едемом еще дышет наш изнемогающий мир, заматеревший в болезнях; им проповедуется, что нашей мертвенности послано врачевство жизни... Дивился я, что и дети плачут при исшествии своем из утробы, плачут, что из тьмы призывают их во свет, что из тесноты идут они в мир. Так смерть для мира сего есть образ рождения; плачут те, которых земля сия, матерь страданий, рождает для сада радостей... Невозможно и мысленно представить себе образ этого величественного и превознесенного сада, на вершине которого обитает слава Господня. У какого ума в состоянии будет око рассмотреть его, достанет сил исследовать его, и зоркости хотя достигнуть его взором? Богатство его непостижимо....Украсил и уразнообразил красоты рая исткавший их Художник; степень степени украшеннее в раю, и сколько одна над другою возвышается, столько же превосходит и красотою...Там видел я кущи праведников, которые источают из себя благовонные масти, разливают благоухание, убраны цветами, увенчаны вкусными плодами. Каково делание человека, такова и куща его; одна ниже своим убранством, другая сияет своею красотою; одна менее с виду, другая блистает славою...Прекрасно устройство его, блистательна каждая часть его, пространен рай для обитающих в нем, светлы чертоги его; источники его услаждают своим благоуханием, но когда изливаются они к нам, теряют свое благоухание на нашей земле; потому что получают вкус земной, пригодный для нашего пития....У края ограды рая - последние из сокровищ его, но и они превосходят богатством все сокровища вселенной. Как ни малы сокровища низших пределов его в сравнении с сокровищами страны горней, однако же блаженство у самой ограды его гораздо превосходнее и выше всех благ этой нами обитаемой юдоли....Умилосердись надо мною, Владыка рая, и если нет мне возможности войти в самый рай Твой, то помести меня, хотя снаружи, вблизи тех пажитей, которые в ограде его. Внутри его пусть будут трапеза для праведников, но плоды, произрастающие в ограде его, как крупицы и за пределы его да падают для грешников, чтобы и они были живы по благости Твоей...Все члены оковывает рай полнотою своих радостей, пленяет глаза своим убранством, слух - звуками, вкус и обоняние - яствами и благоуханиями. Благословен Призвавший в рай подвизавшихся во бдении и посте, чтобы за постничество свое насладились они утешением, упаслись на отрадных сих пажитях!...О, если бы вселиться нам, ежели не в этих обителях, то, по крайней мере, окрест их!...Прилепись духом к раю, о старость! Запах его возвратит тебе девство, дыхание его сделает тебя юною, он облечет тебя в лепоты, которыми прикроются нечистоты твои...Скачет в раю хромый, который не мог и ходить; по воздуху носится там увечный, который не двигался с места. И очи слепых, от матернего чрева алкавшие света и не зревшие его, восхищены райскою красотою, звуком райских цевниц возвеселен слух глухих...Кто с мудрой умеренностью воздерживался от вина, того преимущественно ожидают к себе райские виноградники, и каждая лоза простирает к нему свои грозди. А если он девственник; принимают его в чистые недра свои....Там нет ничего, что не служило бы на пользу; и былинки издают там приятное благоухание, и снеди в Едеме прекрасны. Кто вкушает их, тот юнеет, кто обоняет их, тот делается прекрасным...Нет там старости, потому что нет и смерти...Нет у них печали, потому что свободны от всяких страданий...Взирал я на эту страну и сидел, оплакивая себя и подобных мне. Миновались дни мои, протекли, как единый день; они утратились и исчезли; а я и не замечал....Если хочешь войти к древу жизни; оно ветви свои, как ступени, преклоняет к стопам твоим, призывает тебя на лоно свое, чтобы воссел ты на ложе ветвей его, готовых преклонить пред тобою хребет свой, объять и тесно сжать в обилии цветов и упокоить, как младенца на матернем лоне...Кто видел трапезу на ветвях сего древа? Целые ряды плодов всякого рода под руками вкушающего; по порядку один за другим сами приближаются к нему; плоды насыщают и утоляют его жажду, роса служит ему омовением, листы - чистым платом...Среди самого чистого воздуха стоят там твердо укоренившиеся деревья; внизу покрыты они цветами; вверху полны плодов; от зрелых плодов тучнеет их вершина, а нижние ветви все - в цветах. Кто когда слышал или видел, чтобы носилось над головою облако, подобно куще, в которой свод из плодов, и под ногами цветной стелется ковер? ...Едва оставляют тебя волны одного потока отрад; - манит к себе уже другой. Все исполнено там радости. Здесь вкушаешь плод, а там освежаешься питием; здесь омываешься чистою росою, а там умащаешься благовонною влагой; здесь обоняешь благоухание, а там слышишь услаждающую песнь...Попеременно веют там приятные ветры, и спешат услужить, подобно Марфе и Марии...Туда и сюда носятся пред праведниками ветры в раю; один навевает им пищу, другой изливает питие; дыхание одного есть тук, а веяние другого - благоухающая масть. Кто видел такие ветры, которые бы дыханием своим то насыщали как яствами, то служили питием, то орошали прохладой, то умащали...И самые угрюмые месяцы цветут там роскошною приятностью, потому что приятен воздух в соседстве с Едемом. Всякий месяц рассыпает цветы вокруг рая, чтоб во всякое врем готов был венец из цветов, которым бы увенчать ему хотя стопы рая, когда недостоин увенчать главу его... Бурным месяцам с их ветрами нет доступа в рай, где господствует мир и тишина...Пусть оба цветка близки друг к другу и каждый из них имеет свой цвет; если они соединены между собою, то дают от себя новый цвет; а если плоды их соединены, то производят новую красоту, и листья у них получают уже новый вид...В благословенной стране блаженства нет ни вредоносного холода, ни палящего зноя. Там пристань радостей, там собрание всяких утех; там обитель света и веселья; там раздаются повсюду звуки гуслей и цевниц..."
   По мнению православных теологов, души умерших прежде чем определится их участь проходят мытарства. То есть особого рода испытания которому подвергают их бесы, стараясь найти в них сходство с собою, свою греховность, свое падение и низвести их во ад. Суд божий определяет чего достойна душа - вечной жизни, или смерти. Каждый полк демонов, или мытарей специализируется на определенным виде греха. И по мере того как душа поднимается к небесам, все новые бесы принимают эстафету и взыскивают все новые прегрешения. Душа не может заблудится на пути к небесам, так как в пути ее сопровождают ангелы. Ее чувства не ослабевают, а напротив обостряются. Полностью сохраняются память, надежды, страхи, радости и скорби. Они становятся более чистыми после того как душа лишается телесной немощной оболочки. Соответственно качество существования не станет меньшим. Пройдя испытания достойные души спустя 40 дней окажутся в состоянии предвкушения вечной радости и блаженства. Согласно учения католической Церкви души умерших проходят чистилище где очищаются искупительным огнем и только затем попадают в рай. Но то блаженство которое они испытают не будет еще полным и совершенным. Во всей полноте они испытают его только после второго пришествия Христа, воскрешения мертвых и всеобщего суда. То есть тогда, когда души соединяться со своими воскресшими телами.
   Прекрасное видение предстоящего тогда блаженства дает Иоанн Златоуст: "Представь состояние той жизни, насколько возможно представить его себе: ибо вполне изобразить ее по достоинству не в состоянии никакое слово, но из того, что мы слышим, как бы из каких нибудь загадок, мы можем получить некоторое неясное о ней представление. Удаляться, говорит (Писание), болезнь, и печаль, и воздыхание (Ис. 35:10). Что же может быть блаженнее такой жизни? Не нужно там бояться ни бедности, ни болезни; не видно ни обижающего, ни обижаемого, ни раздражающего, ни раздражаемого, ни гневающегося, ни завидующего, ни распаляемого непристойною похотью, ни заботящегося о приобретении необходимого для жизни, ни мучимого желанием власти и господства: ибо вся буря наших страстей, затихнув, прекратится, и все будет в мире, веселии и радости, все тихо и спокойно, все день, и ясность, и свет, - свет не этот нынешний, но другой, который настолько светлее этого, насколько этот блистательнее светильничного. Свет там не помрачается ни ночью, ни от сгущения облаков; не жжет и не палит тел, потому что нет там ни ночи, ни вечера, ни холода, ни жара, ни другой какой перемены времен, но иное какое-то состояние, которое познают одни достойные; нет там ни старости, ни бедствий старости, но все тленное отброшено, так как повсюду господствует слава нетленная. А что всего важнее, это - непрерывное наслаждение общением со Христом, вместе с ангелами, с архангелами, с горними силами. Посмотри теперь на небо, и перейди мыслию к тому, что выше неба, представь преображение всей твари: она уже не останется такою, но будет гораздо прекраснее и светлее, и насколько золото блестящее олова, настолько тогдашнее устройство будет лучше настоящего, как и блаженный Павел говорит: яко и сама тварь освободится от работы истления (Рим. VIII, 21). Ныне она, как причастная тлению, терпит многое, что свойственно терпеть таким телам; но тогда, совлекшись всего этого, она представит нам нетленное благолепие. Так как она должна принять нетленные тела, то и сама преобразиться в лучшее состояние. Нигде не будет тогда раздора и борьбы, потому что велико согласие в лике святых, при всегдашнем единомыслии всех друг с другом. Не нужно там бояться ни диавола и демонских козней, ни грозы гееннской, ни смерти - ни этой нынешней, ни той, которая гораздо тяжелее этой; но всякий такой страх уничтожен."
   Каждый праведник получит бесконечное блаженство в соответствии со своими заслугами. Бог дарует любящим его жизнь вечную, радость, мир, покой, обилие благ которые и представить себе невозможно. И это не будет жизнью в застое, а вечным движением к новому и более совершенному постижению истины. То есть перед нашим духом должны вставать новые задачи, он должен стремиться к новым вершинам совершенного знания, все полнее познавая любовь божью. По мнению Л. Эббота (1990) будущая жизнь будет жизнью в условиях прогресса. " Там нам нужно будет усваивать новые уроки, вступать в новые сражения, приобретать новый опыт, оказывать новые услуги. Это будет не застойная жизнь, а жизнь полная деятельности, не монотонная, а полная изменения.
   Еще более чувственным образ рая предстает в исламе. Согласно преданию рай состоит из различных частей расположенных на определенных небесных сферах . Эти части носят названия сада вечности, эдемского сада, сада благодати, обиталища мира, места пребывания, возвышенного места.
  "...Вступившие в рай за свою деятельность возвеселятся; они и супруги их, в тени, возлягут на седалищах; там для них плоды и все, чего только потребуют" (36:55-57)."В нем реки из воды, не имеющей смрада; реки из молока, которого вкус не изменяется; реки из вина, приятного для пьющих; реки из меда очищенного" (47:16-17).
  Вошедшие в эти "сады эдемские... нарядятся там в запястья золотые, жемчужные; там одежда на них шелковая" (35:30).
  23(25). ... Для них там - супруги чистые, и они там будут пребывать вечно.
  17. ... И для них там всякие плоды и прощение от их Господа.
  11. Они приближенными будут к Богу,
  12. В садах услады
  13. Много первых (из далеко ушедших лет)* ,
  14. И лишь немногие из поздних лет* ,
  15. На ложах, золотом и камнями расшитых,
  16. Облокотясь на них и обратись лицом друг к другу,
  17. Со всех сторон благоприятствовать им будут
  Прекрасны отроки навечно (молодые),
  18. С бокалами, и чашами, и кувшинами,
  Наполненными проточною водою, (от которой)
  19. Ни боли головной, ни ослабления не будет,
  20. С плодами, что они (по вкусу) будут выбирать,
  ...25. Не будет там ни пустословья,
  И никакого побуждения ко злу.
  26. Звучать лишь будет: "Мир вам! Мир!"
  27. Собратья правой стороны - Кто ж этой стороны собратья?
  28. Им пребывать средь лотоса, лишенного шипов,
  29. И средь растущих гроздьями цветов акаций,
  30. Под далеко раскинувшейся тенью,
  31. На берегу текучих вод
  32. И средь плодов обильных,
  33. В которых нет (сезонного) предела. И нет запрета (потребленью),
  34. На возвышающихся ложах. (Cура 56. Неотвратимое событие).
  
   В рае прекрасный климат, там нет температурных перепадов, нет ни солнца, ни мороза, но вместо этого - много влаги и тени. В зеленых садах, в зеленых одеждах, на мягких коврах возлежат там праведники. Их украшают неимоверной красоты драгоценности - ожерелья из серебра. Они пьют из чаш чистые напитки, от которых никогда не заболит голова и не ослабеет тело. Праведникам не надо подниматься с лож, так как их обслуживают вечно юные, прекрасные, как рассыпанный жемчуг мальчики. Они услаждают их взор и делают всю необходимую работу. Мальчики подают им фрукты - какие бы они не пожелали, мясо птицы и подносят кубки из хрусталя и серебра с напитками. Черноокие девы - гурии, данные праведникам в жены услаждают их. Они прозрачны и благоуханны и созданы из шафрана, мускуса, амбры и камфары. На каждой, кроме имени Аллаха, написано и имя ее супруга. Если земные жены вели богопристойную жизнь, то они тоже могут сохранить свой статус и в раю. Гурии даются на срок соответствующий количеству благочестивых поступков праведников. Они вечно девственны, восстанавливая свою чистоту и девственность после утех. У них нет недостатков ни физических, ни духовных и любят они своих мужей беззаветно. Все праведники и их жены имеют один возраст - 33 года и никогда не стареют. "Истинно, - заключает Коран рай, - это есть великое блаженство! Ради подобного сему - да трудятся трудящиеся" (37:58-59).
   В иудаизме надежды на окончательное торжество справедливости, воздаяние и вечное благо связывается с приходом Мессии. В Аггаде можно обнаружить видение грядущих событий. Все враги Израиля будут побеждены, они будут раздавлены колесами колесницы Мессии. Две трети народов погибнет и оставшиеся принесут дары евреям, но те будут отвергнуты. Гои станут рабами и самый простой еврей будет владеть двумя тысячами восемьсот рабов. Все богатства мира перейдут евреям, сокровища же царя Мессии будут столь велики, что одни ключи для запирания их составят груз для трехсот вьючных животных. "После истребления христиан, глаза
  оставшихся просветятся: они попросят обрезания и одежду посвящения, мир будет населен исключительно евреями. Тогда земля будет производить без обработки пироги на меду, шерстяную одежду и такую чудную пшеницу, что каждое зерно будет равно размером двум почкам самого большого быка". (Ф. Бренье).
   Образы рая и благ ожидающих человека за пределами его земной жизни в решающей степени являются перенесением посюстороннего опыта в небесные сферы, земных представлений о благе на блага внеземные. Изменяется их качество, и количество. Не будет конца чувственным и духовным удовольствиям. Все о чем мечтал человек на земле и то что он не получил или получил в недостаточном количестве ожидает его как награда за терпение и веру в Царстве божьем. Но преобладающее число теологов предпочитает рассматривать все эти чувственные образы Рая в духовном аспекте, советуя верующим терпеливо ждать времени когда они станут истинными царями обновленной природы.
   " И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали, и моря уже нет. И я, Иоанн, увидел святой город Иерусалим, новый, сходящий от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. И услышал я громкий голос с неба, говорящий: се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их. И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло. И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны. И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой. И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святой Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы камню яспису кристалловидному. Стена его построена из ясписа, а город был чистое золото, подобен чистому стеклу... Основания стены города украшены всякими драгоценными камнями: основание первое яспис, второе сапфир, третье халкидон, четвертое смарагд, пятое сардоникс, шестое сердолик, седьмое хризолит, восьмое вирилл, девятое топаз, десятое хризопрас, одиннадцатое гиацинт, двенадцатое аметист. А двенадцать ворот - двенадцать жемчужин: каждые ворота были из одной жемчужины. Улица города - чистое золото, как прозрачное стекло. Храма же я не видел в нем, ибо Господь Бог Вседержитель - храм его, и Агнец. И город не имеет нужды ни в солнце, ни в луне для освещения своего, ибо слава Божья осветила его, и светильник его - Агнец. Спасенные народы будут ходить во свете его, и цари земные принесут в него славу и честь свою.
  Ворота его не будут запираться днем; а ночи там не будет. И принесут в него славу и честь народов. И не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни." (Откр.21: 1-27).
  
   Но не всегда описание рая у одного народа способно найти соответствующий благожелательный отклик у другого. Чувственным и обусловленным условиями повседневной жизни местом является потусторонний мир у эскимосов. В нем нет длинных ночей, которые так тягостны для северных народов. Всегда светло и прекрасные условия для охоты - множество северных оленей, моржей, тюленей с их вкусным мясом, песцов - с их теплым мехом. К. Ламонт (1984) приводит свидетельство В. Кальвертона о беседе миссионеров с эскимосами о христианском рае. Миссионеры пытались объяснить все преимущества и красоты рая. " А тюлени? Вы ничего не говорите о тюленях!" - "Тюлени? Конечно нет. Что там делать тюленям? Зато у нас есть ангелы и архангелы, херувимы и серафимы, Власти и Силы, двенадцать апостолов, двадцать четыре старейшины". - " Это очень хорошо, но какие у вас есть животные? " - "Животных - никаких. Нет, впрочем, у нас есть Агнец, лев, орел, теленок...но нет вашего тюленя. У нас есть..." - "Хватит! В вашем небе нет тюленей, а небо без тюленей нам не подходит! " Этот рассказ не только подтверждает специфику ценностной ориентации каждого народа, что находит отражение в его фольклоре и образе мыслей, но и служит предостережением против попыток бездумного перенесения норм иной культурной среды на новую почву. Я думаю что и миссионеры не поняли бы эскимосов, если бы они попытались доказать что наилучшей пищей праведникам в раю служит строганина - сырое мороженое мясо. Понятие блага и вкусы у разных культур редко совпадать полностью. Поэтому понимание психологии иного народа и отдельного человека необходимо, для того чтобы тебя поняли, и ты сам возможно чему-то сам научился. Человечество едино, но не однообразно, оно величественно именно благодаря этой единичной уникальности каждого из своих членов и этнических групп.
  
  
  
  
   Глава 9.
  
   СЧАСТЬЕ В НАСЛАЖДЕНИИ.
  
  
   Если вам приходилось видеть медведей занимающихся ловлей рыбы в период нереста, то есть тогда когда ее много, то вы непременно заметили и то состояние блаженства и радости в костром они находились. Забота о пропитании их больше не волнует, опасность ниоткуда не может прийти, да и кто может представлять для них угрозу. И животные удовлетворенные и успокоенные полностью погружаются в радостную эйфорию. Они играют друг с другом, с рыбой, которая плещется в воде и которую больше не хочется есть. Они нежатся на солнце, подставляя свои бока его теплым и ласковым лучам. Они ведут себя беспечно как беззаботные и счастливые дети. Их поведение напоминает жизнь человека в райском саду. В то время Адам ощущал себя хозяином мира, которому всё служит и подчиняется, и осознавал свое единство с этим миром, понимал, что является неотъемлемой и необходимой частью всего сотворенного. Он получал наслаждение от изобилия плодов, от теплого и любящего прикосновения ветра, от послушных его воле и ласковых животных, от щебета птиц и все согревающей и всеобъемлющей любви бужей. Ему не было скучно, так как дана ему была жена, чтобы не оставаться ему вечно одному. Разделенная радость - это радость вдвойне. Он не страдал от болезней, он не заботился о завтрашнем дне, так как был уверен, что завтрашний день будет таким же приятным и счастливым как сегодняшний. Ему ничего не требовалось иметь, не нужны были одежды, так как не страдал он от холода, и стыдится себя самого ему было нечего. Не было у него тех фрейдистских комплексов, которые так испортили в дальнейшем человечество. И труд по возделыванию и устройству рая был ему приятен, так как скрашивал существование и приносил радость. А посреди рая росло дерево жизни как символ бесконечности этой счастливой жизни. Но вот времена изменились, и Адам покинул рай. С чем же он столкнулся теперь? С нуждой, голодом, болезнями и тяжкой обязанностью трудиться, чтобы хоть немного продлить своё безрадостное, безотрадное существование.
  
   "Жене сказал: умножая, умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою.
   Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей;
   терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою;
   в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься". (Быт. 3:16-19)
  
   С развитием общества труд перестал быть делом сугубо индивидуальным и приносить непосредственное наслаждение. Так чувство удовольствия отделилось от будничного и обязательного надо и обязан. То, что делается только для того, чтобы продлить свою жизнь, или для получения определенной отдаленной выгоды не может приносить удовольствия, к нему пропадает непосредственный интерес. Когда сытая кошка играет с мышкой, то для нее это не совершенствование навыков охоты, а развлечение, получение удовольствия. Но у голодного животного мгновенно пропадает желание развлекаться, и работают только рефлексы.
   Жесткая детерминированность поведения в ходе реализации стремления к решению локальной задачи убивает всякий не связанный с утилитарными потребностями интерес. Пропадает ощущение безмятежности, беззаботности и счастья. Описывая поведение антропоидов Г.Ф.Харлоу отмечает, что оно далеко не всегда определяется сиюминутными практическими целями. Так в эксперименте с группой шимпанзе обезьянам был дан необычный предмет, сразу привлекший их внимание - игрушку-головоломку с крышкой и многочисленными механическими запорами. Они были счастливы играть с ней в течение двенадцати дней, пытаясь разобраться с особенностями устройства и восхищаясь поразительными свойствами находки. Положительные эмоции переполняли их. Но как только в коробочку был положен виноград, то, справившись с препятствиями и открыв крышку, обезьяны тут же утратили к предмету их прежних забав всякий интерес и забросили его.
   Так же и человек быстро утрачивает интерес к тому, что в принципе может и должно приносить ему радость - предмету и процессу своего труда, только из-за его утилитарного назначения. О том, что духовные приоритеты должны превалировать у человека над материальными, говорит и Писание. Именно в этом случае, то есть в состоянии радостной беззаботности, труд начинает приносить удовлетворение, уверенность и покой.
   "Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что
  пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи и тело одежды? Взгляните на птиц небесных: они не сеют, не жнут, не собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?
   Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один
  локоть? Итак, не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться? Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам. Итак, не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы". (Мф. 6: 25 - 27, 31, 33- 34)
  
   Понимание того, что избавление от тревожащих забот может принести в жизнь радость блаженного забвения в эйфории чувственного наслаждения, пришло к человеку на заре цивилизации.
   Достаток давал доступ к досугу и всевозможным благам. Но имущественная независимость была у ограниченного числа людей, всем остальным приходилось искать простых радостей в редкие часы отдыха. Некоторые философские школы ориентировались полностью на тех, кто имел возможность и доступ к безграничным чувственным наслаждениям.
  
  
  
  
  
  Глава 10.
  
  СЧАСТЬЕ ФИЛОСОФОВ
  
  
  СОКРАТ.
  
   Сократ является выдающимся представителем просвещенного гедонизма. О прожил гармоничную жизнь без излишеств, но и без никчемных ограничений. Разумность в благах приносящих наслаждение было кредом его жизни. Разум считает он, должен вести человека по пути к его счастью. Одно лишь чувство не подкрепленное разумом не может дать правильного совета. Но люди чаще всего полагаются именно на него и терпят поражение, виня во всем наслаждения. "...Нередко бывает, что пища, питье и любовные утехи, будучи приятными, заставляют и тех, кто знает, что это дурно, все-таки предаваться им" Но удовольствия приносят только благо и в конечном счете делают человека счастливым. Причина всех возникающих проблем не наслаждения сами по себе, которые нельзя считать дурными, а их последствия - болезни, бедность, дурная репутация. Если бы не было этих последствий, то люди бы предавались им открыто и без всяких сомнений. В такой же степени человек принимает за благо участие в военных походах, физические упражнения, то есть то, что не приносит удовольствия, а только страдания, в надежде получить в будущем награды, должности, почет и уважение. Ради иллюзорного будущего блага он подвергает себя лишениям в настоящем и считает эти страдания благом.
   Человек стремиться к наслаждениям избегая страданий. Самой большой проблемой человека является его глупость, невежество, лень поразмыслить о последствиях поступков, предрассудки, привычки. Нельзя признать справедливым утверждение, что "будто нередко человек, зная, что зло есть зло, и имея возможность его не совершать, все-таки совершает его, влекомый и оглушенный наслаждениями, и будто он, зная благо, не хочет творить его, ради мимолетных наслаждений, пересиленный ими". "Когда мнение о благе разумно сказывается в поведении и своею силою берет верх, это называют рассудительностью. Влечение же,неразумно направленное на удовольствия и возобладавшее в нас свою властью,называется необузданностью."Человек разумный и всесторонне развитый всегда поразмыслит над последствиями сиюминутных благ и выберет правильную стратегию поведения. Такой человек соединяет в себе лучшие качества, являясь образцовым свободным гражданином. Естественное удовольствие - это удовольствие ограниченных людей, приводящее только к сиюминутным наслаждениям, с последующей за них расплатой. Разумное удовольствие является безопасным и долговременным. "Душа больше всего приобщилась к божественному - божественное же прекрасно, мудро, доблестно и так далее; этим вскармливаются и взращиваются крылья души, а от его противоположного - от безобразного, дурного - сна чахнет и гибнет".(Сократ.Платон)
  
   Но чтобы человек всегда выбирал разумное удовольствие его необходимо этому научить. Это должно стать целью всего воспитание. У души мудрого человека вырастают крылья, позволяющие достичь истинного знания. У нарушающих справедливость крылья слабеют.
  "Души жадно стремятся кверху, но это им не под силу, и они носятся по кругу в глубине, топчут друг друга, напирают, пытаясь опередить одна другую. И вот возникает смятение, борьба, от напряжения их бросает в пот. Возничим с ними не справиться, многие калечатся, у многих часто ломаются крылья. Несмотря на крайние усилия, всем им не достичь созерцания [подлинного] бытия, и, отойдя, они довольствуются мнимым пропитанием." Созерцая бытие, красоту земную в которой есть отблеск красоты небесной вечной душа возвышается и приходит в экстаз или неистовство, которое является лучшим его видом. Все остальные способы достижения блаженной эйфории Сократ считает вполне приемлемыми, допустимыми и полезными - вакхическое неистовство одержимых, неистовство пифий и т.д. Но эти формы не являются идеальными. Только разумное наслаждение созерцания является высшим благом для человека приносящим ему подлинное счастье. "Когда кто-нибудь смотрит на здешнюю красоту, припоминая при атом красоту истинную, он окрыляется, а окрылившись, стремится взлететь; но, еще не набрав сил, он наподобие птенца глядит вверх, пренебрегая тем, что внизу, - это и есть причина его неистового состояния. Из всех видов исступленности эта - наилучшая уже по самому своему происхождению, как для обладающего ею, так и для того, кто ее с ним разделяет. Причастный к такому неистовству любитель прекрасного называется влюбленным." (Сократ. Платон).
   Из последующей истории человечества мы видим, что оно не остановилось в поисках все новых форм достижения эйфории и получения мистического опыта. Наркотики, гипноз, множество алкогольных напитков - все было испробовано для достижения счастья. Эксперимент этот все еще не закончился. Хотя может быть не мешало бы оглянуться назад и вспомнить принцип разумного наслаждения Сократа.
   Человек разумный, философ живет, радуясь поученным знаниям, пренебрегая властью, похотью, богатством, к которым стремятся люди ограниченные. Это не безнравственное зло, считает Сократ, а заблуждение, предпочтение худшего и временного, лучшему и вечному. И Сократ всем этим к изумлению современников пренебрегал. Не владея практически ничем, он был тем не менее богаче многих. Но его богатство не было материальным. Досуг он считал богатством, поэтому ценил его и использовал все свободное время для развития своего ума и тела. Превосходя значительную часть своих современников умом, он, тем не менее, был удивительно кроток и незлобив и спокойно сносил оскорбления, не обращая на обидчиков внимания. "Если бы меня лягнул осел, разве стал бы я подавать на него в суд?" - сказал он удивленным ученикам. Одетый лишь в плащ и сандалии он говорил: "Сколько же есть вещей, без которых можно жить!".Он ел для того чтобы жить, о не жил для того чтобы есть. Сократ получал наслаждение от мышления, от общения, от созерцания. Беседуя с учениками и теми, кто стремился к знаниям, он говорил "Я знаю, что ничего не знаю". Познание процесс бесконечный и чем больше делаешь открытий, том больший горизонт манящих истин перед тобой открывается. Этим объясняется скромность философа. В этике Сократа высшей ценностью стали доблести всесторонне развитого, познающего самого себя, счастливого человека.
  
  
  
  АРИСТИПП.
  
   Аристипп разработал теорию благоденствия, главный смысл которой сводился к следованиям принципам радикального гедонизма. Аристипп был учеником Сократа и основателем киренской школы. Счастье говорил он, определяется суммой испытанных удовольствий. Если есть желание, то оно может и должно быть удовлетворено в наслаждении. Независимо от того, что является источником наслаждения, оно представляет из себя благо для человека, поэтому любое наслаждение является ценным. Чувственно воспринимаемые вещи являются реальными, считал он, но познать их не возможно. Ощущение это единственное чего можно достичь. Так ощущение боли, или наслаждения нельзя познать извне, а только изнутри. Мы не познаем звука и цвета, а только те ощущения, которые они у нас вызывают. Только на основании ощущения можно построить суждение. Добром можно назвать приятные ощущения, неприятные напротив являются злом. Естественно, что каждый стремиться уменьшить количество зла в своей жизни, то есть неприятных, раздражающих ощущений и увеличить размер добра - ощущений приятных. Счастья человека заключается в полученном удовольствии, наслаждении.
   Разумный человек согласно Аристиппу должен управлять своими ощущениями, стремиться к разумному наслаждению, которое составляет его высшее благо. Таким образом, счастье не в безграничном наслаждении, а в разумном, контролируемом. Наслаждаться нужно, не отягощая свой разум решением сложных проблем, которые только отвлекает от получаемой благодати. "К чему мне распутывать это хитросплетение, если, даже будучи запутанным, оно изрядно смущает меня?"- говорил он.
   Образ жизни Аристиппа был весьма своеобразен, и полностью соответствовал принципам его философии. Так одевался он в вызывающе яркие пурпурные одеяния. "Тиран Дионисий захотел подарить Платону сшитое по персидскому образцу, длинное, пестро окрашенное одеяние, пропитанное благовониями, но Платон отказался принять его, говоря, что, будучи мужчиной, он не хочет одеваться в женское платье. Аристипп же принял этот подарок, заявив, что никакой наряд не в состоянии затмить неподдельное мужество.
   Друзья Аристиппа упрекали его в трусости за то, что, когда Дионисий плюнул ему в лицо, он очень легко отнесся к этому. "Ведь терпят же рыбаки, - ответил он им, - и допускают, чтобы морские волны окатывали их с головы до ног, ради того, чтобы выловить какого-нибудь пескаря". Однажды, когда Диоген мыл для себя зелень к обеду, он увидел проходящего мимо Аристиппа и сказал ему: "Если бы ты умел довольствоваться зеленью, то не пресмыкался бы перед тираном", на что Аристипп ему ответил: "А если бы ты умел водиться с людьми, тебе не приходилось бы мыть себе зелень" ( М.Монтень ). Ходил он накрашенный и напомаженный всевозможными бальзамами и благовониями. На упреки же окружающих отвечал: "У лошади, если ее опрыснуть духами, через это ни одно, ведь, из лошадиных ее свойств не будет ослаблено; равным образом напомаженная собака не лишится ни одной из своих собачьих добродетелей: точно так же, продолжает он, и человек". Не отказывал себе в даже в тех удовольствиях, к которым общественная мораль относилась настороженно и требовала соблюдения внешних приличий. Юношам, увидевшим его входящим к гетере и начавшим стыдить, он сказал: "порок в том, чтобы не выходить отсюда, а не в том, чтобы сюда войти".
   Отмечают, что Аристипп легко приспосабливался к любому обороту и состоянию дел. Так Ф.Бэкон пишет об Аристиппе: "Дионисий не пожелал выслушать его, когда тот обратился к нему с какой-то просьбой, тогда Аристипп распростерся у его ног, как это делают перед богами в храмах. Дионисий, на этот раз выслушав его, удовлетворил его просьбу. Позднее некий защитник достоинства философии стал порицать Аристиппа за то, что он, бросившись в ноги тирану ради столь малого дела, оскорбил тем самым философию. Аристипп возразил ему, что "это не его вина, а Дионисия, ибо у того уши расположены на ногах".
   Он на деле последовательно в жизни утверждал принципы своей философии. Чувственные наслаждения извлекались из всего и цена которую за них приходилось платить была при этом не важна. Рассказывают, что когда Поликсен увидевший Аристиппа сидящим за роскошным столом в обществе гетер принялся его упрекать, тот ответил: "Что же ты ругаешься? - спросил Аристипп. - Как видно, не роскошь тебе претит, а расходы!".
   Монтень пишет "когда тиран Дионисий предоставил ему на выбор трех прекрасных женщин, Аристипп заявил, что выбирает всех трех и он не одобряет Париса за то, что тот отдал предпочтение одной из трех; но, приведя их к себе в дом, он отослал их обратно, не прикоснувшись к ним. Однажды, когда его слуга, который во время путешествия нес за ним деньги, выбился из сил из-за тяжести своей ноши, Аристипп приказал ему бросить все лишнее оставить только то, что он в состоянии нести"
   Из свидетельств современников и позднейших авторов видно, что Аристипп был человеком не гордым, коммуникабельным, добродушным. Если того требовали обстоятельства или интересы дела он мог и быть услужливым и гротескно подобострастным. Если он в чем либо нуждался, то не стеснялся просить об этом. Так когда ему не доставало мудрости - он обратился к Сократу. Не отказывая себе в удовольствиях, Аристипп жил по принципу разумной достаточности, понимая, что всякое удовольствие имеет и свою противоположную сторону.
  
   Иногда Аристипп был циничен, но вероятно это был не искренний, а напускной цинизм философа.
  "когда ему стали доказывать, что он должен любить своих детей хотя бы уже потому, что они родились от него, он начал плеваться, говоря, что эти плевки тоже его порождение и что мы порождаем также вшей и червей. А другой философ, которого Плутарх хотел примирить с братом, заявил: "Я не придаю большого значения тому обстоятельству, что мы оба вышли из одного и того же отверстия." (М.Монтень).
  
   Киренаик Феодор Атеист соглашается с Аристиппом, и вслед за ним утверждает, что счастье заключается только в хорошем настроении. Несомненно, что хорошее настроение и удовольствия являются благом для человека. Но в чем находить наслаждение, только ли чувственным оно может быть и как соотнести его с постоянными усилиями и страданиями неизбежно сопровождающими человека в жизни, как сделать наслаждения не привилегией избранных - эти и другие вопросы требовали дальнейшей разработки и внимания не найдя у Аристиппа и его последователей разумного решения. Исходя из своего учения об абсолютной ценности любых наслаждений, последователи Аристиппа стали считать условными принятые в обществе этические нормы, представления о дружбе, красоте, чести, справедливости. Все они, по их мнению, приобретают какую-то значимость только с учетом внутренних ощущений, того, что эти нормы приносят - боль или наслаждение. Так Феодор утверждал: ""Весьма разумно, - ...что человек взыскующий не выйдет жертвовать собою за отечество, ибо он не откажется от разумения ради пользы неразумных: отечество ему весь мир. Кража, блуд, святотатство - все это при случае допустимо, ибо по природе в этом ничего мерзкого нет, нужно только не считаться с обычным мнением об этих поступках, которое установлено только ради обуздания неразумных"" Первая часть утверждения весьма примечательна, так как содержит в себе зародыш идей глобализма и этики современного человека. В яркой форме эта мысль получила свое развитие в этике Л.Н. Толстого.
   "А я говорю вам: ублажай не одних земляков, но и чужих. Пускай чужие ни во что считают вас, пускай нападают, обижают, -- почитай их и угождай им. Только тогда вы будете настоящие сыны Отца вашего. Для него все равны. Если вы только к землякам хороши, то этак и все хороши к землякам, и от этого-то и бывают войны. А вы ко всем народам будьте равны, и вы будете сынами Бога. Все люди Его дети, стало быть все вам братья...
   И потому вот 5-е правило: К чужим народам соблюдайте то же, что я
  сказал вам соблюдать между собою. Вражеских народов нет, разных царств и царей нет, - все братья, все сыны одного Бога. Не делайте различия между людьми по народам и царствам.
   Так вот: I) Не сердитесь; 2) не забавляйтесь похотью блудной; 3) не клянитесь никому ни в чем; 4) не судите и не судитесь и 5) не делайте различия между разными народами; не знайте царей и царств.
   Вам сказано: "Люби своего русского, а презирай жида, немца, француза. А
  я говорю: Люби людей чужих народов, если даже они нападают на тебя, делай им добро. Бог один у немцев и у русских и всех любит; и вы будьте равными сынами его, так же добры будьте ко всем, как и он".
   (Л.Н.Толстой).
  Только у киренаиков основным стимулом для этого принципа является эгоизм и поиск наслаждений, Л.Н. Толстой же видит все человечество в единстве считает, что польза каждого есть польза всех.
   Но во второй части Феодор доводит свое учение до логического конца - не может быть иных ценностей кроме тех, что приносят личное наслаждение и как только надобность в объекте удовольствия пропала он может быть без сожаления отброшен: забыты друзья, отброшены всякие моральные условности в отношениях и законы. Неверная изначальная посылка доведенная до абсурда ставит под сомнение и все остальное учение киренаиков. Объявив мерой всех вещей приятные ощущения они исключили разум как необходимый элемент контроля.
  Но киренаики затронули серьезную проблему, самим своим учением показав вред однобокости в подходе к проблеме наслаждения и стимулировали внимание к ней.
  
  
  
  
  КИНИКИ.
  
  
   Таким же однобоким и радикальным как и у киренаиков был подход к идее ощущений киников.
   Киники основой счастья и добродетели считали отказ от всех чувственных удовольствий пренебрежение к общественным нормам, отказ от богатства, славы.
   Человек должен быть самодостаточен, отказываясь не только от неразумных, но и от разумных удовольствий. Все продукты культуры считали они отделяют человека от самого себя и должны быть отвергнуты. Нравственность не совместима с излишеством, полагали они, и довольствоваться следует только самым необходимым отвергая роскошь, излишество, изнеженность. "Я предпочитаю быть безумным, чем предаваться наслаждениям" (Д.Лаэртский). "Антисфен разрешает мудрому любить, как он того пожелает, и делать все, что бы он ни счел полезным, не связывая себя законами; ведь он прозорливее, чем они, и ему лучше ведомо, что есть настоящая добродетель. (М.Монтень). Антисфен был учеником Сократа и считается основателем этого учения. Ему принадлежит фраза "Человек должен запасать только то, что держится на воде и в случае кораблекрушения может вместе с ним вплавь добраться до берега" (Д.Лаэртский).
   Искренний и желчный однажды "Когда он принимал посвящение в орфические таинства и жрец говорил, что посвященные приобщатся в Аиде несчетным благам, он спросил жреца: "Почему же ты не умираешь?"( Д.Лаэртский). Он любил жизнь и когда умирал от чахотки его навестил Диоген который "принес с собою кинжал, и, когда Антисфен воскликнул: "Ах, кто избавит меня от страданий!", он показал ему кинжал и произнес: "Вот кто". - "Я сказал: от страданий, а не от жизни!" - возразил Антисфен"?"( Д.Лаэртский).
  
   Но более известен другой представитель школы киников - ученик Антисфена Диоген Синопский. Ему принадлежит слово "аскеза" (аскэсиз - усилие, тяжкий труд), обозначавшее упражнение в добродетели, тренировка души и тела в целях стойко переносить все лишения. То, что в дальнейшем вылилось в учение об умерщвлении плоти с отказом от земных благ. Последовательно придерживаясь своих принципов, Диоген, прославляя бедность жил в бочке около храма "Метроон", спал на плаще и ходил с сумой. В своем поведении он доходил до эксцентрического юродства. Не признавая рамок национальной и государственной ограниченности он называл себя гражданином мира ("космополитом"). Эта идея сближает его с позицией киренаика Феодора Атеиста. Философы часто ощущали ограниченность и неразумность толпы стремящейся к вражде разделению и обособлению. Истинный мыслитель выше всяких границ. Философы чувствовали свою принадлежность к единому человечеству. И как эта мысль выразилась в дальнейшем в православии - человеческая природа у людей одна. Как един бог в трех лицах, так и все люди едины по своей природе в личностной разнообразии. Такое понимание исключает любые войны, любую вражду, утверждая, что любовь является естественной формой существования единого человечества. Счастье человечества может быть достигнуто только в единстве и преодолении разделяющих барьеров.
  
  "Мне родина - не крепость и не дом,
  Мне вся земля обитель и приют,
  В котором - все, что нужно, чтобы жить"- написал киник Кратет.
  ( Д.Лаэртский)
  
   Киники не замыкались в тесном кругу своих странников, а шли в народ с разъяснением своих идей. Их можно было видеть повсюду - на берегу моря, в порту среди ящиков и снастей, в рыночной городской толпе. Они выступали с пылкими речами обличавшими излишества богатых, неразумность правителей, несправедливость распределения Зевсом жизненных благ. Так "Антисфен, посоветовав однажды афинянам распорядиться, чтобы их ослов применяли для пахоты так же, как лошадей, получил ответ, что эти животные для такой работы не годятся. "Все равно, - возразил он, - достаточно вам распорядиться. Ведь даже самые невежественные и неспособные люди, которые у вас командуют на войне, сразу же становятся подходящими для этого дела, как только вы их назначили"(М.Монтень. Д.Лаэртский). В бедности и возвращении к природе видели они единственный разумный выход и путь к счастью для человека. Они с сожалением смотрели на неразумную толпу стремящуюся только к удовлетворению своих потребностей и желаний и противопоставляли ей идеал философа, который, отказываясь от суетных благ, становился богаче всех неразумных.
   Но не всегда в своих поступках киники были последовательны. Так Диоген однажды, будучи в гостях у Платона стал топтать прекрасный ковер грязными ногами, приговаривая: "Попираю Платонову суетность". На что хозяин дома ответил: "Какую же ты обнаруживаешь спесь, Диоген, притворяясь таким смиренным". Несмотря на свою горячую любовь к людям, Диоген был к ним крайне беспощаден и не боялся шокировать окружающих своим поведением". Он иронически относился к ужасу, который охватывал его современников в театре во время рассказа о трапезе Фиеста или о кровосмесительной связи Эдипа со своей матерью; свою насмешку он объяснял тем, что в антропофагии, мол, нет ничего плохого, ибо мясо человека вовсе не занимает привилегированного положения к мясу других животных, и в кровосмесительной связи нет беды и не должно быть страдания, доказательством и поучительным примером чему могут послужить наши домашние животные... Однажды он подошел к ритору Анаксимену, который отличался тучностью, и сказал: "Удели нам, нищим, часть своего брюха, этим ты и себя облегчишь, и нам поможешь". ".(К.Г. Юнг). Но, несмотря на его цинизм, афиняне любили Диогена и когда подросток разбил его бочку, они высекли его и дали философу новую.
   Идея единения с природой доведенная у киников до крайности была по сути тем рациональны зерном, которое дало в дальнейшем всходы в многочисленных социальных и экологических теориях и призывах. Оторвавшись от естественной среды обитания в век передовых технологий, человек столкнулся с невиданными ранее опасностями химического, радиационного загрязнения, ростом раковых спровоцированных неблагоприятной внешней средой заболеваний и прочими прелестями цивилизации. Но неразумный отказ от культурных ценностей приведет не к росту счастья, а к окончательной катастрофе.
   Диоген говорил, что "никакой успех в жизни невозможен без упражнения; оно же все превозмогает. Если вместо бесполезных трудов мы предадимся тем, которые возложила на нас природа, мы должны достичь блаженной жизни; и только неразумие заставляет нас страдать. Само презрение к наслаждению благодаря привычке становится высшим наслаждением; и как люди, привыкшие к жизни, полной наслаждений, страдают в иной доле, так и люди, приучившие себя к иной доле, с наслаждением презирают самое наслаждение. Этому он и учил, это он и показывал собственным примером; поистине, это было "переоценкой ценностей", ибо природа была для него ценнее, чем обычай". (Д.Лаэртский).
   Демонстративный отказ киников от наслаждений составлял их счастье принципиальных мыслителей, но при этом ограничивал их интеллектуальное и духовное развитие. Самодостаточность сводилась к самоограничению. Дети оставленные в лесу и выросшие в природных условиях, при полном отсутствии благ человеческой культуры и общения, не становятся уже никогда полноценно развитыми людьми. Но если их оставить в покое в той среде, в контрой они выросли, они найдут там свое природные счастье. Поведение киников напоминает поведение капризного ребенка не желающего одеваться, есть манную кашу, или бросающего в сторону надоевший учебник, и который не в состоянии еще осознать что это для него благо.
  
  
  
  ЭПИКУР.
  
  
  "Хочешь смеяться - взгляни на меня: Эпикурова стада я поросенок; блестит моя шкура холеная жиром" (Гораций. Послания)
  
   В дальнейшем идеи Аристиппа о наслаждении как высшем благе использовал, видоизменив Эпикур. В отличие от киренаиков он иначе представлял наслаждение: "те не признают наслаждения в покое, а только в движении, Эпикур признает и то и другое наслаждение как души, так и тела ... "Наслаждение имеется в виду как то, которое в движении, так и то, которое в покое". А сам Эпикур в книге "О предпочтении" пишет так: "Наслаждения в покое - это безмятежность и безболезненность, наслаждения в движении радость и удовольствие". Другое его отличие от киренаиков: те полагают, что телесная боль хуже душевной, потому и преступники наказываются телесной казнью; Эпикур же считает худшей душевную боль, потому что тело мучится лишь бурями настоящего, а душа - и прошлого, и настоящего, и будущего. Точно так же и наслаждения душевные больше, чем телесные. В доказательство, что конечная цель есть наслаждение, он указывал, что все живые существа с самого рождения радуются наслаждению и уклоняются от страдания, делая это естественно и без участия разума. Стало быть, предоставленные самим себе, мы сторонимся боли; даже Геракл, снедаемый отравленным хитоном, кричит:
   ...Грыз и вопил, и стонам откликались
   Локриды горы и Евбеи скалы" (Д.Лаэртский)
  
   Это был необыкновенно талантливый и приятный в общении человек имевший свою школу с большим количеством учеников друзей и продолжателей. Но его учение и общественный успех приводили к появлению большого количества недоброжелателей и завистников обвинявших Эпикура во всех смертных грехах - разврате, ворожбе, подлости, обжорстве, прелюбодеянии, что ни в малейшей степени не соответствовало действительности. "Но все, кто такое пишут, не иначе как рехнулись. Муж этот имеет достаточно свидетелей своего несравненного ко всем благорасположения: и отечество, почтившее его медными статуями, и такое множество друзей, что число их не измерить целыми городами, и все ученики, прикованные к его учению, словно песнями Сирен,... и преемственность его продолжателей, вечно поддерживаемая в непрерывной смене учеников, между тем как все остальные школы едва ли уже не угасли, и благодарность его родителям, и благодетельность к братьям, и кротость к рабам,... и вся вообще его человечность к кому бы то ни было...Благочестие его перед богами и любовь его к отечеству несказанны. Скромность его доходила до такой крайности, что он даже не касался государственных дел. И хотя времена его для Эллады были очень тяжелыми, он прожил в ней всю жизнь, только два-три раза съездив в Ионию навестить друзей. Друзья сами съезжались к нему отовсюду и жили при нем в его саду (как пишет и Аполлодор); сад этот был куплен за 80 мин. И жизнь эта была скромной и неприхотливой, как заявляет Диокл в III книге "Обзора"; "кружки некрепкого вина было им вполне довольно, обычно же они пили воду". " (Д.Лаэртский). У Эпикура наслаждение, блаженство, как и у Аристиппа, представляет высшее благо. Существуют определенные потребности, и они должны удовлетворяться. Но жизнь его повседневная была весьма умеренной. Счастья можно добиться, достигая равновесного состояния, спокойствия души - атараксии, считал он. Это вытекает из самой природы человека. О наслаждении он пишет следующее:" "Для плоти пределы наслаждения бесконечны, и время для такого наслаждения нужно бесконечное. А мысль, постигнув пределы и конечную цель плоти и рассеяв страхи перед вечностью, этим самым уже приводит к совершенной жизни и в бесконечном времени не нуждается. При этом мысль ни наслаждений не чуждается, ни при исходе из жизни не ведет себя так, будто ей чего-то еще не хватило для счастья". Для Эпикура телесные ощущения составляют, несомненно, величайшее благо. Не случайно он считал, что душа находится в желудке. Где же еще она может находится, если желудок доставляет нам порой столько приятных ощущений, что мы забываем обо всех своих печалях погружаясь в сладостную дреме как только вкусно поедим? "Там трепещут страх и ужас, в этом же месте бурлят радости". ( Д. Лаэртский ).
  
   Что же мешает человеку достигнуть счастья? На это Эпикур отвечает - страх смерти и незнание естественных законов. Эти же причины порождают религию.
  Основной принцип - не навреди другому приводит, по мнению Эпикура, к заключению общественного договора, то есть соглашения между различными людьми жить в мире.
   "По отношению к тем животным, которые не могут заключать договора, чтобы не причинять и не терпеть вреда, нет ни справедливости, ни несправедливости,- точно так же, как и по отношению к тем народам, которые не могут или не хотят заключать договоры, чтобы не причинять и не терпеть вреда". "Справедливость не существует сама по себе; это - договор о том, чтобы не причинять и не терпеть вреда, заключенный при общении людей и всегда применительно к тем местам, где он заключается".
   Таким образом, и назначение государства заключается в обеспечении общественного договора - коллективного решения свободных личностей не вредить и не мешать друг другу, наслаждаться плотскими радостями в спокойном душевном состоянии. Но сама общественная работа не должна отвлекать человека и становиться желанной.
   " Мудрый человек согласно Эпикуру должен избегать общественной жизни, а стремиться к занятием философией. "Ни самый юный не бежит философии, ни самый старый не устает от нее"" Кто поступает иначе, тот как бы показывает этим, что пора счастливой жизни для него либо еще не настала, либо уже прошла." (М.Монтень). Частной жизни должен быть обеспечен покой. Страданий необходимо избегать, а если этого не удается, то есть способы их уменьшить. Для облегчения наших страданий, - говорит Эпикур, - следует избегать тягостных мыслей и думать о приятном. В наши дни этот совет Эпикура снова в моде. Его используют психологи и психотерапевты. Он является составной и неотъемлемой частью самовнушения. Подтверждается известная мысль, что все новое это хорошо забытое старое.
   Умер Эпикур счастливым несмотря на свое нездоровье и мучавшие его боли. Он нашел способ их побороть:" Я написал это в самый счастливый и вместе с тем последний день моей жизни, ощущая при этом такие боли в мочевом пузыре и в животе, что сильнее быть не может. И все же они возмещались наслаждением, которое я испытывал,
  вспоминая о своих сочинениях и речах." Перед смертью он погрузился в горячую ванну, выпил крепкого вина, попрощался с друзьями и умер. Умер он так же как и жил до последних минут наслаждаясь жизнью.
  
   "Счастливы будьте, друзья, и помните наши ученья! -
   Так, умирая, сказал милым друзьям Эпикур,
   В жаркую лег он купальню и чистым вином опьянился,
   И через это вошел в вечно холодный Аид" (Д.Лаэртский )
  
   Таким образом, подводя итог, можно сказать, что блаженная счастливая жизнь согласно Эпикуру это жизнь разумная, умеренная. Добродетели необходимы для наслаждений, как для здоровья требуются лекарства. Он пишет: "...нельзя жить сладко, не живя разумно, хорошо и праведно, и нельзя жить разумно, хорошо и праведно, не живя сладко: ведь все добродетели сродни сладкой жизни и сладкая жизнь не отделима от них. Кто, по-твоему, выше человека который и о богах мыслит благочестиво, и от страха перед смертью совершенно свободен, который размышлением постиг конечную цель природы, понял, что высшее благо исполнимо и достижимо, а высшее зло или недолго, или не тяжко, который смеется над судьбою, кем-то именуемой владычицей всего, и вместо этого утверждает, что иное происходит от неизбежности, иное по случаю, а иное зависит от нас..." (Д. Лаэртский). Для счастья достаточно не причинять друг другу того, что не хочешь чтобы сделали тебе. Не делайте друг другу зла и вам не сделают, не излишествуйте, подчиняя разуму наслаждения, не бойтесь смерти, сохраняйте душевный покой, забудьте тревоги и вы будете счастливы. Это духовное завещание Эпикура оставленное его потомкам.
  
  
  
  
   СЧАСТЬЕ БЕНТАМА. УТИЛИТАРИСТЫ
  
  
  "Удовольствие - это единственная вещь, которую желают. Поэтому удовольствие есть единственная желательная вещь". (Дж.С. Милль).
  
  
   Иеремия Бентам считается главой школы философского радикализма. Но на радикала он был не похож и в жизни был болезненно застенчив. Принцип "наибольшего счастья", как и "принцип ассоциации идей" составлял основу его этики. Ассоциация идей напоминает принцип условных рефлексов Павлова только в сфере не физиологической, а духовной. В области психологии это будет означать, что если ваша жена регулярно вам готовит любимые отбивные каждый раз вызывающие у вас приятную реакцию , то наступит день, когда и при отсутствии отбивных вы с таким же радостным чувством будете смотреть на вашу жену как когда на продукт ее творчества. Не случайно существует выражение, что путь к сердцу мужчины лежит через его желудок.
   Единственным добром согласно Бентаму является наслаждение, а злом - страдание. Как и греческие философы (например, Эпикур), он считал, что следует избегать крайностей, а удовольствия должны подчиняться разуму и быть умеренными. О соблазнах способных нарушить покой следует думать заранее. "Бороться с соблазнами легко только тогда, когда ты еще не подпал им. В суете и среди возбуждения соблазнов некогда искать средств противодействия нашим желаниям. Установи свои цели тогда, когда отсутствуют соблазны, когда ты один."( И. Бентам ).
   Каждый человек стремиться к счастью, но только индивидуальному, поэтому общество должно посредством законов регулировать сбалансированность общественных и личных интересов. То состояние является более предпочтительным, где добра или счастья (для Бентама это синонимы) больше всего. Моральность же определяется балансом удовольствий и страданий полученных в результате определенных действий. Морально то где баланс склоняется в сторону большей результирующей суммы удовольствий и где меньше страданий.
  Бентам высоко ценил мир, предпочитая его войне и хорошую погоду буре, полагая, что об этом лучше читать, взбадривая себя после хорошего завтрака, чем участвовать. Жертвовать во имя общественных интересов призывают те, кто хочет, чтобы жертвы эти приносились для их собственного блага.
   Б.Рассел замечает: "В системе Бентама есть один очень очевидный пробел. Если каждый человек гонится за собственным удовольствием, то как мы сможем гарантировать, что законодатель будет заботиться об удовольствии человечества в целом? Собственная инстинктивная благожелательность Бентама (которую ему не дали заметить его собственные психологические теории) скрыла от него эту проблему."
   Утилитаристы высоко ценили общественное счастье и благом считали то что способствует его увеличению.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 11.
  
  СЧАСТЬЕ В ВИНЕ.
  
  
  "Под стол холодных мудрецов,
   Мы полем овладеем;
   Под стол ученых дураков!
   Без них мы пить умеем." (A.C. Пушкин )
  
   Так отчего напился Ной, когда ковчег его причалил к берегу? От чего вообще пьют? Можно принять с ходу, с учетом религиозно-орфического элемента, как один из вариантов то объяснение, что выпил он с радости, чтобы войти в состояние мистического восторга-эйфории и воздать хвалу всевышнему за свое спасение. И это будет правильное объяснение, учитывая то обстоятельство, что люди традиционно прикладываются к бутылке в радостные моменты своей жизни. Пьют по праздникам и чтобы отметить выгодную сделку, просто тогда когда нельзя не выпить.
   Но святые отцы обращают внимание еще на одно немаловажное остоятельство - Ной пережил страшное потрясение. Стихийное бедствие едва не погубило его и его семью, умерли все сородичи, которые так долго насмехались над ним в период постройки ковчега, не желая верить в надвигающуюся опасность, чем весьма огорчали Ноя. То есть он, получив серьезную психологическую травму, находился в состоянии тяжелой депрессии.... Иное и менее достоверное объяснение поведению патриарха дает А.П. Лопухин: "Умеренное употребление винограда и виноградного сока представляет собой прекрасное и здоровое лечебное средство, та, что рассматриваемая с этой точки зрения культура Ноем винограда есть полезное и хорошее дело. Но допотопное человечество совершенно не было знакомо с нею и с употребление вина; впервые со всем этим пришлось познакомиться только Ною, и легко могло случиться, что он, не зная силы и действия вина, выпил его больше, чем бы это следовало, и впал в то состояние, которое описывает Писание. Самое выражение "начать " уже показывает, что он положил начало употреблению вина и подвергся опьянению по совершенному неведению и не знанию меры употребления вина". Но так ли все просто, и дело только в незнании и непонимании Ноя? Вполне понятно желание его многочисленных адвокатов из числа потомков и родственников представить случившееся в более благоприятном свете, с учетом норм современной морали. Но, во первых, двигавшие Ноем мотивы поведения уже позабылись, да и культурно-этическая обстановка была иной. И вместо оправдания такие аргументы только подводят патриарха под еще более жесткий приговор наших современников. Да и Ной не был первым и не остался последним в числе пьющих праведников. Достаточно вспомнить историю с Лотом и его дочерьми. Лот после своего чудесного спасения от кары божьей напился не потому, что не знал как может на него подействовать алкоголь, он прекрасно это понимал. Но пил, потому что следовало воздать Богу хвалу за сохранение жизни ему и его дочерям. И сказал Лот: "Вот, раб Твой обрел благоволение пред очами Твоими, и велика милость Твоя, которую Ты сделал со мною, что спас жизнь мою..." (Быт. 19:19). Довольно легкомысленное по современным меркам дальнейшее поведение Лота вполне укладывается к краткое - и жили они все вместе долго и счастливо.
   "И вышел Лот из Сигора и стал жить в горе, и с ним две дочери его, ибо он боялся жить в Сигоре. И жил в пещере, и с ним две дочери его. И сказала старшая младшей: отец наш стар, и нет человека на земле, который вошел бы к нам по обычаю всей земли; итак напоим отца нашего вином, и переспим с ним, и восставим от отца нашего племя. И напоили отца своего вином в ту ночь; и вошла старшая и спала с отцом своим [в ту ночь]; а он не знал, когда она легла и когда встала. На другой день старшая сказала младшей: вот, я спала вчера с отцом моим; напоим его вином и в эту ночь; и ты войди, спи с ним, и восставим от отца нашего племя.
   И напоили отца своего вином и в эту ночь; и вошла младшая и спала с ним; и он не знал, когда она легла и когда встала". ( Быт. 30:35 ).
  
   Не станем подробно комментировать ни этих событий, ни того, что произошло в последующем. Скажем только что гуляли не один день, веселились не обращая внимания ни на какие условности, и последствия затем сказались в потомках.
  
   "И сделались обе дочери Лотовы беременными от отца своего, и родила старшая сына, и нарекла ему имя: Моав [говоря: он от отца моего]. Он отец Моавитян доныне. И младшая также родила сына, и нарекла ему имя: Бен-Амми [говоря: он сын рода моего]. Он отец Аммонитян доныне". ( Быт. 19: 36-38). Безотносительно к этой истории можно привести замечание Ф.Г.Углова: "Даже небольшие дозы спиртных напитков отражаются на генетическом субстрате, что может привести к рождению дефективных потомков если не немедленно, то в последующих поколениях. ... Когда человек находится в алкогольном опьянении, все клетки его организма оказываются насыщенными этиловым ядом, в том числе и зародышевые клетки, из которых при слиянии мужской и женской клеток зарождается плод. Поврежденные алкоголем зародышевые клетки обуславливают начало дегенерации. Еще хуже, если и другая (женская) клетка при слиянии окажется алкоголизированной, в зародыше тогда произойдет как бы накаливание дегенеративных свойств, что особенно тяжело отражается на развитии плода. В свое время ученые подвергли статистической обработке материал, полученный в ходе всенародной переписи населения Швейцарии в 19000 году. В стране было выявлено девять тысяч идиотов. Анализ показал, что все они зачаты главным образом в течение двух коротких периодов года, а именно в период сбора винограда, и на масленице, когда люди больше всего пьют. При этом наибольшее число идиотов дали винодельческие кантоны Швейцарии. Подобные данные несколько раньше были получены во Франции. С тех пор учеными многих стран выполнены сотни исследований, подтвердивших неоспоримый факт: если зачатие произошло в период, когда один или особенно оба родителя находились в состоянии алкогольного опьянения, у них рождаются неполноценные дети с различными патологическими отклонениями, которые чаше и тяжелее проявляются в психической сфере: рождаются психопатами, эпилептиками, дебильными и т.д. ... У хронических алкоголиков дети так часто рождаются дегенеративными и идиотами, что вопрос о принудительной стерилизации алкоголиков ставился не раз в целом ряде стран, и он имеет под собой серьезное основание - защиту общества от деградации. "( Ф.Г.Углов ).
   Интересно, что и восстановление возможности к рождению здорового потомства у алкоголика происходит только через пять лет после абсолютного воздержания от алкоголя в любых формах. Интересно, не этим ли объясняется нелогичное, безумное, агрессивное, беспечное и недальновидное поведение людей на протяжении всей их кошмарной истории с небольшими только светлыми проблесками интеллекта, который тут же гасили демократические толпы олигофренов и идиотов. Сократа заставили выпить яд, чтобы навсегда он замолчал. Но остались как напоминание человеческой глупости его укоризненные слова и звучат они очень актуально и в наши дни. "Не шумите, мужи афиняне, исполните мою просьбу - не шуметь по поводу того, что я говорю, а слушать; слушать вам будет полезно, как я думаю. Я намерен сказать вам и еще кое-что, от чего вы, наверное, пожелаете кричать, только вы никоим образом этого не делайте. Будьте уверены, что если вы меня такого, как я есть, убьете, то вы больше повредите себе, нежели мне. Мне-то ведь не будет никакого вреда ни от Мелета, ни от Анита, да они и не могут мне повредить, потому что я не думаю, чтобы худшему было позволено вредить лучшему. Разумеется, он может убить, изгнать из отечества, отнять все права. Но ведь это он или еще кто-нибудь считает все подобное за великое зло, а я не считаю; гораздо же скорее считаю я злом именно то, что он теперь делает, замышляя несправедливо осудить человека на смерть. Таким образом, о мужи афиняне, я защищаюсь теперь совсем не ради себя, как это может казаться, а ради вас, чтобы вам, осудивши меня на смерть, не проглядеть дара, который вы получили от бога. В самом деле, если вы меня убьете, то вам нелегко будет найти еще такого человека, который, смешно сказать, приставлен к городу как овод к лошади, большой и благородной, но обленившейся от тучности и нуждающейся в том, чтобы ее подгоняли. В самом деле, мне кажется, что бог послал меня городу как такого, который целый день, не переставая, всюду садится и каждого из вас будит, уговаривает, упрекает. Другого такого вам нелегко будет найти, о мужи, а меня вы можете сохранить, если вы мне поверите. Но очень может статься, что вы, как люди, которых будят во время сна, ударите меня и с легкостью убьете, послушавшись Анита, и тогда всю остальную вашу жизнь проведете во сне, если только бог, жалея вас, не пошлет вам еще кого-нибудь."
   ( Платон ).
   Но человечество деградированное и пьяное не в состоянии проснуться и до настоящего времени, убивая, калеча, преследуя друг друга, и строя все новые разделяющие людей стены.
   Очевидно, что поведение Ноя и Лота полностью укладывается в известный афоризм - пьют с горя, пьют с радости. В нем заключается многовековой опыт человечества в общении с поднимающими настроение напитками. Собираются не просыхающие от бесконечных пьянок президенты в Беловежской пуще, и после очередной попойки принимают безумное решение о разделении единой стираны по этническому признаку. И опять кровь, насилие и конца этому не видно. Прыгают в националистическом угаре с розовыми тряпочками по площадям дети пьяных родителей, и такой же опухший и потерявший от неизвестной болезни человеческий облик их представитель и президент призывает к новым разделениям. Им обидно что остались еще трезвые, не говорящие с ними на одном наречии, сохранившие разум люди. Бей других спасай незалежную Украину, Бандера наш герой. Продолжается бесконечный пир во время чумы.
   Все, что в последствии приключилось с патриархом, вполне укладывается в понятие похмельного синдрома. Но вероятно до того как заснуть он провел немало приятных минут в общении с Бахусом и о своих ночных приключениях, по всей видимости, не хотел вспоминать. Алкоголь снимает центральные механизмы торможения и контроля, и разумный старец превращается в шаловливого и безответственного, счастливого ребенка. Весьма образно это действие вина описывает Ксенофонт. Кир желая послужить у царя виночерпием отказался сам от выпивки объяснив это следующим образом:" Я заметил большой беспорядок в вашем уме и в ваших действиях, вы делали то, что не простили бы такому дитяти как я : вы кричали все разом, не слушали друг друга, странно пели, и , не слушая того кто пел, клялись что он пел чудесно. Каждый из вас хвастал своей силой. Однако когда следовало встать для танцев, вы не только не в состоянии были танцевать в такт, но даже не могли твердо держаться на ногах. Ты забыл, что ты царь, а те забыли, что они твои подданные. Я тогда первый раз узнал, что можно злоупотреблять свободой речи, ибо вы не умолкали."
   И более позднее высказывание академика И.П. Павлова: "...Симптомы шаловливости дурашливости а также вспышки возбуждения с характером агрессивности которые встречаются у шизофреников... очень напоминают картину обыкновенного начального алкогольного опьянения.... Отсюда при алкогольном наркозе беспричинная т необычная шаловливость, плаксивость и веселость, то излишняя чувствительность, то слезы, то гневливость".
   Поэтому сыновья, явно знакомые с особенностями действия алкоголя на организм, увидев патриарха лежащим голым в своей палатке, не были удивлены. Но проснувшийся Ной был явно сконфужен и огорчен, что сказалась на его дальнейших решениях. Почему же он не ощущал никакого беспокойства и укоров совести в состоянии опьянения? Л.Н. Толстой объясняет это тем, что у пьяного в результате расстройства умственной деятельности совершенно пропадает чувство стыда и нравственного долга. То есть страдают те контролирующие механизмы, которые заставляют человека следовать нормам общественной морали и справедливости, подчиняться установленным правилам и законам, не позволяют совершать преступлений. И пьют не потому, что это приятно а только постольку поскольку желают снять давящий гнет ограничивающего и все регламентирующего сознания. " Трезвому совестно то, что не совестно пьяному. Этими словами высказана существенная основная причина, по которой люди прибегают к одурманивающим веществам. Люди прибегают к ним для того, чтобы не было совестно, после того как сделан поступок противный совести или для того чтобы вперед привести себя в состояние, в котором можно сделать поступок противный совести, порок которому влечет его животная природа. Трезвому совестно ехать к непотребным женщинам, совестно украсть, совестно убить. Пьяному ничего этого не совестно, и потому, если человек хочет сделать поступок, который совесть воспрещает ему, он одурманивается. Девять десятых преступлений совершаются так: для смелости выпить. Половина падений женщин происходит под влиянием вина. Почти все посещения непотребных домов совершаются в пьяном виде. Люди знают это свойство вина заглушать голос совести и сознательно употребляют его для этих целей. Мало того, что люди сами одурманиваются, чтобы заглушить свою совесть, - зная как действует вино, они, желая заставить других людей сделать поступок противный совести нарочно одурманивают их организуют одурманивание людей, чтобы лишить их совести. На войне солдат напаивают пьяными всегда, когда приходится драться в рукопашную. Все французские солдаты на севастопольских штурмах были напоены пьяными. Всем известны люди, спившиеся совсем вследствие преступлений мучивших их совесть. Все могут заметить, что безнравственно живущие люди более других склонны к одурманиванию. Разбойничьи воровские шайки, проститутки - не живут без вина.
   Одним словом, нельзя не понять того, что употребление одурманивающих веществ больших или малых размерах периодически или постоянно, в высшем или низшем кругу вызывается одной и той же причиной - потребностью заглушения голоса совести для того, чтобы не видеть разлада жизни с требованием сердца.. Всякий увидит одну постоянную черту отличающую людей предающихся одурманиванию от людей свободных от него: чем больше одурманивается человек тем он более нравственно неподвижен...Освобождение от этого нравственного зла будет эпохой в жизни человечества...(Л.Н.Толстой).
   Услышав эти слова Толстого, бедный патриарх уже переживший божью кару, вероятно, был бы совсем сражен и не подумал бы перекладывать свои ошибки на родственников. Не муки совести, не желание совершить злодеяние, или отправится в притон к непотребной женщине, двигали им, когда он сажал виноградник, готовил вино и пил его. А всего лишь желание воздать хвалу богу за спасение, и привести в порядок расшатанную нервную систему. Но мало кто способен понять истинные мотивы поступков божьего человека, а критиковать способны все кому не лень. И в родной семье не найти покоя уставшему от праведных дел человеку.
   Причина употребления алкоголя заключается в желании достичь состояния эйфории, избавится от проблем, забыть невзгоды и трудности жизни. В основном прибегают к этому средству люди, которые сами не в состоянии справится с о стрессовой ситуацией, то есть те кто имеем слабый тип нервной системы и чья воля совершенно подавлена. У людей с высоким интеллектом сопротивляемость неблагоприятным факторам выше чем у примитивных натур и соответственно выше волевой контроль поведения, меньше шанс прибегнуть к наркотикам для снятия возникшего напряжения. Поэтому в случае Ноя, следует признать, это был совершенно сознательный поступок волевой личности ориентированной на почитание бога, желающей исполнить принятый ритуал, войти в общений с Тем, кто даровал ему жизнь, а не безответственный порыв инфантильного, малодушного, неустойчивого алкоголика. Не сказано пили ли сыновья Ноя. Если и пили, то их молодые организмы быстрее справились с испытанием, чем организм престарелого родителя. Тем более не было причины для сплетен и злорадства.
  
   "Помнишь ли, мой брат по чаше,
   Как в отрадной тишине
   Мы топили горе наше
   В чистом, пенистом вине?
   Как, укрывшись молчаливо
   В нашем темном уголке,
   С Вакхом нежились лениво,
   Школьной стражи вдалеке? ...
   И бутылки вмиг разбиты,
   И бокалы все в окно -
   Всюду по полу разлиты
   Пунш и светлое вино....
   Хохот чистого веселья,
   Неподвижный, тусклый взор
   Изменяли час похмелья,
   Сладкой Вакха заговор.
   О друзья мои сердечны!
   Вам клянуся, за столом
   Всякой год в часы беспечны
   Поминать его вином...."
  (Пушкин А.С.)
  
   Эти строки пишет великий поэт, и если быть до конца последовательным, следует добавить с неустойчивой нервной системой. Но правильнее будет сделать иной вывод- то, что допустимо в молодые годы, в старости является вредным излишеством. То, что украшает жизнь в юности, становится тяжким бременем в зрелые годы и не приносит более былых наслаждений. У человека с возрастом разум все больше берет на себя контроль над поведением и эмоциями, вовремя предупреждая о последствиях излишеств. Юность часто безумна и в этом, наверное, ее прелесть. Старость разумна и в этом ее безопасность. Но в ней есть и свои привлекательные черты.
  
  "Пиры, любовницы, друзья
   Исчезли с легкими мечтами -
  Померкла молодость моя
   С ее неверными дарами...
   ...Но так и быть: простимся дружно,
  О юность легкая моя!
   Благодарю за наслажденья,
   За грусть, за милые мученья,
   За шум, за бури, за пиры,
  За все, за все твои дары;
  Благодарю тебя. Тобою,
   Среди тревог и в тишине,
  Я насладился... и вполне;
   Довольно! С ясною душою
   Пускаюсь ныне в новый путь
   От жизни прошлой отдохнуть". (А.С. Пушкин)
  
   У старости остается память о безумствах юности и страстное желание ее не утратить. А алкоголь как раз влияет процессы памяти. То есть страдает самое ценное, что остается у пожилого человека. Алкоголь берет на себя роль источника забвения в царстве мертвых, к которому душе ни в коем случае приближаться не следует, чтобы навечно не превратиться в беспамятную тень бесцельно блуждающую в долинах Аида. Память страдает уже при употреблении умеренных доз алкоголя, при утрате чувства меры развиваются более глубокие нарушения. Библейский патриарх не помнил, что с ним произошло пока ему не помогли и не напомнили братья Хама, озабоченные видимо проблемой наследства, или просто из желания на дурном примере показать перед отцом свое собственное нравственное превосходство.
   Процессы памяти страдают от вина не в одинаковой степени. В первую очередь алкоголь влияет на память краткосрочную. Забываются все предшествующие события, пропадает усвоенный опыт и полученные навыки. Вслед за этим затрагиваются и более глубокие структуры мозга, отвечающие за долговременную память. Одновременно слабеет способность к ассоциативному мышлению, способность контролировать речь, поведение. Вслед за корой головного мозга патологический процесс распространяется на мозжечок и подкорковые узлы. А в тяжелой стадии поражается продолговатый и спинной мозг. Становится заметным устойчивое во времени неадекватное поведение человека, вследствие развития старческого слабоумия. Интеллектуальный потенциал, память, все, что делает человека человеком, слабеет. И уже при жизни он может превратиться в мрачную бесцветную тень той личности, которой был до болезни. И пока она еще будет бродить среди живых, все вокруг нее будут страдать и в первую очередь дети. Не стану описывать судьбу Ханаана и оценивать меру справедливости наказания, будем считать что у Ноя с головой было все в порядке и он принял справедливое и разумное решение, прокляв всех потомков своего внука, который по малолетству и к вину то еще не притрагивался.
   В чем же причина вызываемых алкоголем нарушений? При алкоголизме уровень и выраженность патологических процессов у разных лиц не одинакова. И доза алкоголя вызывающая состояние тяжелого отравления у одного, может совершенно не отразится на самочувствии другого. Это в первую очередь связано с врожденными особенностями механизмов обеспечения устойчивость к этанолу, и активности ферментов отвечающих за распад продукта и в первую очередь алкогольдегидрогеназ. Но конечный итог излишнего пристрастия к возбуждающим напитком будет все равно один - алкогольное отравление с поражением нервных клеток - нейронов.
   Клиническая картина подобных состояний описана Ф.Г. Угловым. "Твердая мозговая оболочка напряжена, мягкая мозговая оболочка отечна, полнокровна, сосуды расширены, повсюду встречается множество мелких кист диаметром в Один-два миллиметра. Эти мелкие кисты образовались в местах кровоизлияний и некроза (омертвения) участков вещества мозга. ... В нервных клетках наступают изменения в протоплазме и в ядре, выраженные столь же резко, как и при отравлении другими сильными ядами. При этом клетки коры головного мозга страдают гораздо больше, чем клетки подкорковых частей, то есть алкоголь действует сильнее на клетки высших центров, чем низших. В головном мозге отмечается сильное переполнение кровью, нередко с разрывом сосудов в мозговых оболочках и на поверхности мозговых извилин... Описанные изменения в веществе головного мозга не обратимы. Они оставляют после себя глубокий след в виде выпадения мелких и мельчайших структур мозга, что неизбежно и неотвратимо сказывается на его функции. Но даже не в этом заключено главное зло алкоголя. У лиц употребляющих спиртные напитки, выявляются ранние склеивания эритроцитов - красных кровяных шариков. Если подобная картина имеет место в каких-то грубых тканях, например, в мышцах, то это может пройти незаметно. Но в мозге, где склеивание сильнее, так как там концентрации алкоголя выше, оно может привести и, как правило, приводит к тяжелым последствиям: в мельчайших капиллярах подводящим кровь к отдельным мозговым клеткам диаметр сосуда приближается к диаметру эритроцита. И при склеивании эритроциты закрывают просветы капилляров. Снабжение мозговой клетки кислородом прекращается. Такое кислородное голодание, если оно продолжиться 5-10 минут приводит к омертвению, то есть необратимой утрате мозговой клетки. А чем выше концентрация спирта в крови, тем сильнее процесс склеивания и тем больше мозговых клеток гибнет. Вскрытие "умеренно" пьющих людей показали, что в их мозге обнаруживаются целые "кладбища" из погибших корковых клеток. Эти "кладбища" олицетворяют собой то губительное и разрушающее действие, которое оказывает алкоголь на нервную систему человек5а. Изменения структуры головного мозга возникают уже через несколько лет после употребления алкоголя. Обследования двадцати пьющих людей показали уменьшение у них объема мозга, или как говорят, "сморщенный мозг". У всех были обнаружены явные признаки атрофии мозга. Изменениям подверглась, прежде всего, кора головного мозга, где происходит мыслительная деятельность, осуществляются функции памяти". (Ф.Г. Углов)
   Не один пьющий не считает себя алкоголиком, ни один не признается, что страдает болезненной зависимостью от спиртного. Алкоголика от так называемого "умеренно пьющего" отличает только количество выпитого. Каждый пьющий является потенциальным алкоголиком. Вместе с тем можно сказать, что каждый алкоголик является, в какой то мере мистиком, так как он постоянно погружается в мир иллюзий, а иногда общается с существами из неведомого мира.
   Уже на ранней стадии развития пристрастия, при употреблении небольших количеств алкоголя, проявляются все функциональные патологические изменения в организме, которые так резко дают о себе знать на далеко зашедших стадиях болезни. Нарушается деятельность центральной нервной системы, происходит паралич центров ответственных за логическое мышление, внимание, критический контроль. Человек становится мало восприимчив к убеждениям, чрезмерно чувствителен, склонен к легкомысленным поступкам. Притупляется чувство боли и опасности, ощущение усталости, соответственно возрастает и угроза травматизма. Но все это проза, реальность, мертвая данность фактов, к которым так редко прислушивается разум.
   Забылся изначальный религиозно-вакхический смысл употребления вина. Но осталась традиция, твердое убеждение, что иначе нельзя по настоящему расслабиться и обрести нужную форму, подходящее случаю настроение. Поэтому необходимо непременно во все торжественные случаи жизни употреблять спиртное - на свадьбе, или похоронах, разлуке, свидании, в горе и в радости.
  
   Сват Иван, как пить мы станем,
   Непременно уж помянем
   Трех Матрен, Луку с Петром,
  Да Пахомовну потом.
   Мы живали с ними дружно,
   Уж как хочешь - будь что будь -
  Этих надо помянуть,
   Помянуть нам этих нужно.
   Поминать, так поминать,
   Начинать, так начинать,
   Лить, так лить, разлив разливом.
   Начинай-ка, сват, пора.
   Трех Матрен, Луку, Петра
   В первый раз помянем пивом,
  А Пахомовну потом
   Пирогами да вином (А.С. Пушкин)
  
   Традиционный компонент употребления вина играет, несомненно, важную роль во всеобщей алкоголизации. Задают себе люди вопрос, зачем они пьют, - пишет Л.Н. Толстой, и не могут сами на него ответить. Ведь они погибают сами и губят других. " И что же? И не вкусно вино и не питает, и не крепит, и не греет, и не помогает в делах, и вредно телу и душе - и все-таки столько людей его пьют, и что дальше, то больше. Зачем же люди пьют и губят себя и других людей?... " Все пьют и угощают, нельзя же и мне не пить и не угощать", отвечают на это многие и, живя среди пьяных, эти люди точно воображают, что все кругом пьют и угощают. Но ведь это не правда.... Не все пьют и угощают. Если бы все пили и угощали, то жизнь сделалась бы адом, но этого не может быть потому, что среди заблудших людей всегда были и всегда есть много разумных, и всегда были и теперь есть много и много миллионов людей непьющих и понимающих, что пить или не пить - дело не шуточное. Если сцепились рука с рукою люди пьющие и наступают на других людей и хотят споить весь мир, то пора и людям разумным понять, что и им нужно схватиться рука с рукою и бороться со злом, чтобы и их детей не споили заблудшие люди ". ( Л.Н. Толстой). Это слова человека трезвого и разумного, разум которого крепко держит поводья власти, не давая вырваться эмоциям. Человек, к которому относятся строки А.С. Пушкина:
  
   Мне кажется: на жизненном пиру
   Один с тоской явлюсь я, гость угрюмый,
   Явлюсь на час - и одинок умру.
  
   Отсюда видимо не покидающие Л.Н.Толстого мысли о смерти, его мощный разум подавил всякие эмоции, без которых жизнь сразу теряет свои краски, как радужные крылья мотылька блекнут в темноте ночи.
   Но при всем замечательном пафосе и величии мысли Л.Н. Толстого, следует признать, что, даже если и не понимает сам человек для чего пьет, причина все равно есть, пусть не осознанная, сидящая глубоко в подсознании. Тот дьявол, который протягивает руку из глубин его за бокалом вина, когда сознание этому противится и выдвигает массу аргументов против. У дьявола один аргумент - надо, это ты сам хорошо знаешь, говорит он, поверь моим словам. И человек послушно соглашается. И уходит непонятно куда безысходность и тоска. И этот бешеный темп жизни, и вечные проблемы и весь мир грязный, в копоте заводов, в лязге паровозов, в скрежете машин, в ненависти и вражде друг к другу людей одуревших от стресса и проблем, вдруг в одно мгновение преображается. И лица друзей улыбаются тебе радостно, и все желают тебе только самого хорошего и готовы свою жизнь положить за тебя, не то, что кошелек свой отдать. Что деньги - обычные пустые бумажки, которые не жалко выбросить, что мои вещи, мне не нужно ничего, разве только то, что прикрывает мою наготу. Что еда, завтрашний день сам о себе позаботиться. Главное у меня есть друзья, которые меня любят, главное я всех люблю. А если кто и сердится, так пускай, я его все равно люблю и не перестану любить. Нет больше приказов разума, нет его вечного надо. Утопим разум в бокалах, друзья, ведь жизнь так хороша и не нужен нам мрачный благоразумный тюремщик и да здравствует свобода.
   Сознание тонет в вине со своим вечным - нет. Мы говором - да, и в эйфории улетаем на крыльях подаренных Дионисом вверх к небесам, чтобы уже никогда не вернуться. Святой патриарх пьет вино, и трясет седой бородой радуясь как ребенок, его семья веселиться рядом с ним. Всем хорошо и все счастливы. А утро придет вместе с тяжелым похмельем - вот тогда уже и будем разбираться, кто виноват и кому следует какое наказание. Кому вечное проклятие, а кому весь мир в наследство.
  
   Оценки реальной картины последствия вакхической эйфории являются печальным напоминанием, что за все в жизни надо платить иногда и самой жизнью. Проходят тысячелетия, и человек продолжает пить вино, продолжает радоваться возникающему состоянию восторга, какой бы ценой за это не пришлось заплатить. У того же А.С. Пушкина есть также прекрасные строки.
  
  "Есть упоение в бою,
   И бездны мрачной на краю,
   И в разъяренном океане,
   Средь грозных волн и бурной тьмы
   И в аравийском урагане,
   И в дуновении Чумы.
   *
   Всё, всё, что гибелью грозит,
   Для сердца смертного таит
   Неизъяснимы наслажденья -
   Бессмертья, может быть, залог!
   И счастлив тот, кто средь волненья
   Их обретать и ведать мог.
   *
  И так - хвала тебе, Чума!
   Нам не страшна могилы тьма,
   Нас не смутит твое призванье!
   Бокалы пеним дружно мы,
   И Девы-Розы пьем дыханье -
   Быть может - - полное Чумы!"
  
   Наполним последний раз бокалы друзья и бросим вызов самой смерти.
   А может быть пригласим ее за наш стол, и пусть она выпьет с нами
   За наш вечный союз, за наше счастье.
  
   А кто не хочет умирать, пусть задаст себе вопрос, не почему он пьет, и не чем, в конце концов, это закончится, здесь то предельно все ясно, а что он будет делать, когда перестанет пить.
  
  
  
  
  
   Глава 12.
  
   СЧАСТЬЕ В ЕДЕ.
  
  
   Я знаю, что я ем (и что переварю).
   Не ведаю совсем, что я творю. (С. Дали )
  
   Чувство голода постоянно сопровождало человека на протяжении всей его истории. Оно подталкивало его к постоянной деятельности не давало самоуспокоится. И это происходило до тех пор, пока это чувство не бывало утолено и человек на время забывал о нем. В греческой мифологии царь Фессалии Эристихтон получил от богов в качестве наказания чувство неутолимого голода. Никакого количества еды не было достаточно, чтобы насытить жадного царя. На нее ушло все его состояние. Он бесконечно покупал все новые яства, но они только разжигали голод все больше и больше. И вот у царя не осталось ничего кроме дочери по имени Местра. Дочь обладала чудесным даром принимать любой облик и исчезать. Царь продает дочь и на вырученные деньги покупает себе еды, но ее как всегда не хватает. Дочь возвращается к нему меняя облик, но он снова ее продает. И опять мало ему вырученных средств. Свирепый голод мучает его и разъедает внутренности. И тогда царь не выдержав страданий, разорвал тело на части и съел самого себя. Этот миф имеет вполне реальную основу в человеческой природе. При отсутствии еды первые несколько дней любой человек невыносимо страдает от чувства голода, и стремиться любыми путями его утолить. По прошествии нескольких дней, ощущение голода пропадает, и организм начинает есть сам сам себя. Притупившееся чувство голода - это начало пути ведущего к смерти. Вначале потребляется гликоген печени, жировые отложения, затем белки и компоненты живых тканей и клеток. Разрушается мозг, съедая себя, разрушается и слабеет сердце, пожирающее собственные клетки. Голод приводит к тому, что голодающий становится похожим на обтянутый кожей скелет, мышцы и прочие ткани которого были съедены им самим. И, наконец, отмучавшись он умирает. Чтобы выжить и не допустить смерти, психология поставленного в критическое положение человека, может радикально измениться. Вначале он направляет свое внимание на предметы мало съедобные в благоприятных обстоятельствах. Затем, при более серьезной деформации психики, он способен переключить его на своего ближнего, который вдруг предстает желаемым и вполне съедобным блюдом, а при отсутствии ближнего и на самого себя. Эрисихтон сразу принялся есть самого себя. И в этом отношении он поступил более нравственно, чем многие наши соплеменники, с легкостью забывающие о морали, как только что-то начинает угрожать их собственной жизни. Опыт военных конфликтов, блокад городов, показал, что не все способны достойно переносить трудности. Но стоит ли говорить об экстремальных обстоятельствах жизни, когда то и дело появляются сообщения, что в кастрюле того или иного гурмана находят человеческие останки. Поэтому никогда нельзя точно сказать почему улыбается тебе твой сосед и приглашает на обед, может быть ему нравится цвет ваших глаз и тонкая душевная организация, или же он видит в вас главное блюда своего стола. Историю жуткую по своей реальности и одновременно запредельности рассказывает Стивен Кинг. Молодой хирург в результате кораблекрушения попадает на необитаемый остров. Страдая от голода и не желая умирать он используя свои специальные познания строения человеческого тела и хирургической анатомии, приступает к саморазделке и съедает свое тело.
  
   "...Еда. Я начал думать о всякой еде. Чесночный хлеб. Улитки. Омар. Сочные бараньи ребра. Первосортные яблоки. Жареный цыпленок. Огромный кусок торта и тарелка домашнего ванильного мороженого. Семга, копченая ветчина с ананасом. Колечки лука. Луковый соус с жареной картошкой охлажденный чай долгими долгими глотками, французское жаркое пальчики оближешь.... ( прилетела чайка ). ...Я схватил ее одной рукой за ногу, а второй взялся за ее несчастную шею и свернул ее. Звук ломающейся шеи доставил мне глубокое удовлетворение. Кушать подано, сударь. ( ампутировал себе ногу, съел. ).
  Нашел маленького паука. Сжал его между пальцами, прежде чем он успел убежать, и съел. Очень вкусный. Сочный. (Водоросли). Я отскреб их и съел. Мерзость ужасная. Вроде того, как ешь синтетическую занавеску. Отнял другую ногу у колена. ( сьел ). Нашел дохлую рыбу. Гнилую и вонючую. Съел ее тем не менее. Хотелось сблевать, но я не позволил себе. Обтянутый кожей череп. Интересно, сошел ли я с ума? Должно быть. Я превратился в монстра, в урода. Ниже паха ничего не осталось. Голова, прикрепленная к туловищу, которое тащится по песку на локтях. Вчера я отрезал уши. Левая рука моет правую и пусть твоя левая рука не знает о том что делает правая раз два три четыре пять вышел зайчик погулять... Какая разница, одна рука или другая. Мясо хорошее, хорошая еда, спасибо тебе Боже, ты добр к нам всегда. У пальцев вкус пальцев ничего особенного. Говорят, что человек - это то, что он ест. Ну что ж, если так, то я НИСКОЛЬКО НЕ ИЗМЕНИЛСЯ!" (С. Кинг)".
   Чем не царь Эрисихтон, который не справился с чувством голода и съел самого себя. Но подобные чрезмерно реальные ужасы в литературе предпочитают не описывать и острова на которые попадают потерпевшие кораблекрушения являют в собой в большей части образ земного рая к которому человек так стремится. Достаточно вспомнить изобильный необитаемый остров Робинзона Крузо из романа Даниэля Дефо. Или древнеегипетскую сказку о потерпевшем кораблекрушение, который попал на остров и нашел там " и фиги, и виноград, и всякие прекрасные овощи, и <нет такого яства, которого там бы не было". К сожалению, реальность не всегда оправдывает наши надежды.
   Писание нам говорит, что человек в раю был вегетарианцем и питался исключительно плодами деревьев. А разрешение на потребление мясных блюд получил от бога только после всемирного потопа.
  "И устроил Ной жертвенник Господу; и взял из всякого скота чистого и из всех птиц чистых и принес во всесожжение на жертвеннике. И благословил Бог Ноя и сынов его и сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю [и обладайте ею]; да страшатся и да трепещут вас все звери земные, [и весь скот земной,] и все птицы небесные, все, что движется на земле, и все рыбы морские: в ваши руки отданы они; все движущееся, что живет, будет вам в пищу; как зелень травную даю вам все; только плоти с душою ее, с кровью ее, не ешьте; Я взыщу и вашу кровь, в которой жизнь ваша, взыщу ее от всякого зверя, взыщу также душу человека от руки человека, от руки брата его". (Быт. 9: 1-5).
   То, что первые люди питались в основном растительной пищей, полностью соответствует представлениям современной науки. А вот что касается причин и перехода на пищу животного происхождения, то к единой точки зрения специалисты по истории и антропологии еще не пришли.
   Как известно, наиболее близкими к человеку по происхождению из числа антропоморфных обезьян являются шимпанзе. По их рациону можно примерно представить, чем питались наши предки. Так, по наблюдениям Дж. Лавик-Гудолл, диета шимпанзе состоит почти на 90 процентов из растений и включает в себя фрукты, ягоды, орехи, побеги, клубнику, сердцевину и кору деревьев, почки веток, корни, грибы. По свидетельству Л.А. Фирсова, обезьяны в природных условиях потребляют как голосеменные (ель, сосна, можжевельник), так и покрытосеменные растения. Изредка, листья папоротников. Разнообразнее всего в их рационе представлены семейства сложноцветных, злаков, розоцветных, бобовых и зонтичных. Они едят листья деревьев, обдирая их руками, скобля зубами лубяной слой, предварительно сняв руками, или зубами кору дерева, иногда они выгрызают изнутри снятую кору. Обезьяны всегда обращают внимание на внешний вид пищи. И если он не нравится, то она решительно отвергается. Например, растения с шершавой и опушенной кожицей вызывают подозрение. Но, стоит только кожицу снять, все колебания и сомнения тут же исчезают. Пользуются вниманием орехи лощины. Поедая их, скорлупок они не выплевывают. Как показали исследования, 24 вида растений поедаемых обезьянами, используются в питании и человеком. Обезьянам нравится горькая и вяжущая пища. 28 видов растений из потребляемых шимпанзе имеют выраженные лечебные свойства, и применяются в народной и официальной медицине.
   Таким образом, можно сделать вывод, что меню наших предков, как и у современных обезьян, являлось достаточно разнообразным и питательным. Оно включало растения обладающие большим содержанием витаминов ( в частности провитамина А), потребление которых обеспечивало быстрое заживление ран и ссадин и поддержание общего здоровья на достаточно высоком уровне. Подобное питание как доказано, оказывает положительное действие на все жизненно важные физиологические системы организма, в том числе работу желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы. Поэтому частичная правда в доводах сторонников вегетарианских диет есть. Но не вся. От питания исключительно растительной пищей человек отошел в незапамятные времена, когда его еще было невозможно назвать человеком разумным. И специфика его строения, и биохимия организма были связаны в эволюционном становлении с поеданием животных белков.
   Пытаясь подражать нашим предкам, и считая такое питание естественным, старовегетарианцы предпочитают употреблять в пищу продукты растительного происхождения только сырыми. Другие употребляют в жареном и вареном виде. Младовегетарианцы расширив свою диету, добавляют в нее еще молочные продукты и яйца. Исключая младовегетарианцев, все прочие диеты по данным современной науки являются не достаточными, так как в пище животного происхождения содержаться очень важные для жизнедеятельности человеческого организма сложные аминокислоты. Перегрузка же организма продуктами исключительно растительного происхождения, может привести к появлению ряда функциональных нарушений и даже развитию хронических заболеваний. Доказано, что растительный белок усваивается гораздо хуже животного (А.А Покровский). Несмотря на то, что растительная пища может покрыть все физиологические потребности организма, подобное питание может быть только временным. По данным профессора Поршнева только с появлением троглодитид рацион антропоидов расширился. Они сохраняли растительноядность, но стали включать с самого начала в свое меню пищу животного происхождения. Впрочем, не выступая в качестве конкурентов хищникам, а только тем птицам, насекомым и зверям которые поедали мертвые остатки животных. Они в основном занимались поисками и утилизацией тех того что оставалось после хищников. "Впрочем, и это было для высших приматов поразительно сложной адаптацией. Ни зубная система, ни ногти, так же как жевательные мышцы и пищеварительный аппарат, не были приспособлены к занятию именно этой экологической ниши. Овладеть костным и головным мозгом и пробить толстые кожные покровы помог лишь ароморфоз, хотя и восходящий к инстинкту разбивания камнями твердых оболочек у орехов, моллюсков, рептилий, проявляющийся тут и там в филогении обезьян.
   Троглодитиды стали высоко эффективными и специализированными раскалывателями, разбивателями, расчленителями крепких органических покровов с помощью еще более крепких и острых камней" (Б.Ф. Поршнев).
   Как и все обезьяны, троглодитиды не в состоянии были убивать других животных для того чтобы добывать себе пищу, так как у них отсутствовал соответствующий инстинкт. Необходимо было, чтобы из их среды выделилась группа животных обладавших такой способностью, так как кормовая база постоянно сокращалась. Это был период постоянных климатических катаклизмов, уничтожавших значительную часть флоры и фауны. "Выходом из противоречий оказалось лишь расщепление самого вида палеоантропов на два вида. От прежнего вида сравнительно быстро и бурно откололся новый, становившийся экологической противоположностью. Если палеоантропы не убивали никого кроме подобных себе, то неоантропы представили собой инверсию: по
  мере превращения в охотников они не убивали именно палеоантропов. Они сначала отличаются от прочих троглодитов тем, что не убивают этих прочих троглодитов. А много, много позже, отшнуровавшись от троглодитов, они уже не только убивали последних, как всяких иных животных, как "нелюдей", но и убивали подобных себе, то есть неоантропов, всякий раз с мотивом, что те - не вполне люди, скорее ближе к "нелюдям" (преступники, чужаки, иноверцы)." (Б.Ф. Поршнев). По мнению профессора Поршнева, именно палеантропы выделили из своей среды часть популяции, которая изначально предназначалась для внутреннего потребления. Эволюция этой части первоначального вида происходила под действием бессознательного отбора, как это практикуется и при отборе домашних животных. Основным признаком отбора служила степень внушаемости особей, которая была связана с неизбежным увеличением массы головного мозга. С геном, определяющим интеллект, связан ген отсутствия на теле волос. Именно этот признак и стал главным внешним признаком, на который был направлен отбор внушаемых особей. Большеголовые, обладали способностью убивать других животных, и тем самым обеспечивали питанием себя и хозяев-селекционеров. Но часть их популяции, в основном молодые особи мужского рода, по-прежнему съедались палеантропами. На определенной стадии развития, новый вид совершенно обособился и стал самостоятельным. Но длительное время эти два вида существовали вместе. И человек ставший разумным, по прежнему продолжал жертвовать часть своей популяции, часть молодняка, лесным чудовищам. Исчезли палеантропы, но обычай человеческих жертвоприношений только сравнительно недавно в исторический период был заменен на жертвы животными и плодами. И потом еще тысячи лет приятное благоухание сжигаемых туш поднималось к небесам, лаская чувства вымерших анторопоидов. Профессор Поршнев считает, что остатки прежних отношений можно найти и в современной культуре, в мифах и обрядах. То есть культура преобразует то, что осталось за порогом истории.Как пример можно привести многочисленные погребальные культы в котрых люди предпочитали прятать покойников, чтобы они не были сьедены.
   "...Исключением, которое, может быть, как раз восходит к интересующему нас перелому, является оставление покойников специально на поедание "дэвам" в древней дозороастрийской религии иранцев и в парсизме. Не выступают ли тут "дэвы" как преемники ископаемых палеоантропов? Пожалуй, то же можно подозревать и в обряде спускания покойника на плоту вниз по течению реки, в обряде оставления его на ветвях дерева, высоко в горах и т.п.Следы использования специально выращенной части популяции неоантропов в качестве кормовой базы палеоантропов сохранились,в так называемых обрядах инициации.
   Суть их состоит в том, что подростков, достигших половой зрелости (преимущественно мальчиков и в меньшей степени - девочек), выращенных в значительной изоляции от взрослого состава племени, подвергают довольно мучительным процедурам и даже частичному калечению, символизирующим умерщвление. Этот обряд совершается где-нибудь в лесу и выражает как бы принесение этих подростков в жертву и на съедение лесным чудовищам. Последние являются фантастическими замещениями некогда совсем не фантастических, а реальных пожирателей - палеоантропов, как и само действие являлось не спектаклем, а подлинным умерщвлением... Огромная часть сказочно-мифологического фольклора представляет собою позднее преобразование и переосмысление одного и того же исходного ядра: принесения в жертву чудовищу юношей и девушек или, точнее, этого акта, преобразованного уже в разные варианты обряда инициации." (Б.Ф. Поршнев).
   Несмотря на спорность некоторых положений теории антропогенеза предложенной академиком, в ней безусловно есть здравый элемент, позволяющий лучше понять определенные исторические факты. В частности, столь шокировавшие европейцев человеческие жертвы приносимые в огромных количествах до относительно недавнего времени американскими индейцами. Да и поведение самих европейцев в отношении местного "варварского" населения трудно назвать гуманным и проще объяснить с позиций теории профессора Поршнева.
   "И устроил Ной жертвенник Господу; и взял из всякого скота чистого и из всех птиц чистых и принес во всесожжение на жертвеннике. И обонял Господь приятное благоухание..."(Быт. 8:21).
   Так кто же обонял благоухание, и кому оно было приятно? Богу, или темному призраку из человеческого подсознания. Мрачному воплощению всех зол и бед человеческой истории.
  
   Менялось время, и менялись вкусы богов. И по сравнению с реальными земными кровожадными прототипами, боги небесные были заняты только нескончаемым пиром, поглощением многочисленных яств и весельем, не особенно терроризируя людей, хотя те и не всегда усердно приносили им жертвы. Так пируют в славянской мифологии Огнебог-Семаргл, Ураган--Стрибог, бог Пеpун-громовержец с Дивою, ясный Хорс с Зарей-Зареницею, Волх сын Змeя с прекрасной Лелею и Дажьбог сын Роси Пepуно-вич, Свaрог вместе с Ладою. И в чертогах хрустальных угощалются они яствами разными, наполняют чаши хмельной Сурьей. И садятся гости за златые столы, за златые столы, за камчаты скатерти - поднимают чаши одной рукой, выпивают единым духом. (Слав. мифология)
  Тот же мотив можно встретить и в скандинавской Младшой Эдде.
  Но сколько бы ни было людей в Вальгалле, всегда хватает им мяса вепря по имени Сэхримнир. Каждый день его варят, а к вечеру он снова цел. А что до твоих расспросов то, сдается мне, немного сыщется мудрецов, чтобы знали всю правду. Андхримнир - имя повара, а котел зовется Эльдхримнир. Так здесь о том сказано:
  
  Андхримнир варит Сэхримнира - вепря
  В Эльдхримнире мясо -дичину отличную:
  немногие ведают яства эйнхериев".
  
   Тогда Ганглери спросил: "А сам Один, ест ли он одну пищу с эйнхериями?". Высокий говорит: "Всю еду, что стоит у него на столе, он бросает двум волкам - они зовутся Гери и Фреки и не нужна ему никакая еда. Вино - вот ему и еда и питье. Так здесь говорится:
  
  Гери и Фреки кормит воинственный
  Ратей Отец; но вкушает он сам
  только вино, доспехами блещущий.
  
   (Младшая Эдда. Видение Гюльвы).
   Если отвлечься от не вызывающих аппетит гастрономических увлечений наших предков в период становления человека, то вкусы наших разумных современников могут только порадовать слух любого гурмана. Они мало отличаются от пиров небесных властителей. А в некоторых случаях и боги могли бы позавидовть человеческой гастрономической фантазии. Так к умеренным едокам можно отнести Карла Великого." Повседневный обед обычно готовился лишь из четырех блюд, не считая жаркого, которое охотники обыкновенно подавали на вертелах и которое Карл любил есть больше какого-либо другого кушанья. Во время трапезы он слушал или чтеца или какое-нибудь выступление. Читали [же] ему об истории и подвигах древних. ...В питье вина и прочих напитках он был так воздержан, что за обедом редко пил более трех раз...Летним днем, после обеда, он съедал какой-нибудь плод и пил [еще] один раз, [затем], сняв с себя всю одежду и обувь, оставался без всего словно ночью и в течение двух или трех часов отдыхал". ( Эйнхард ).
   Большинство же властителей мира не отличались подобной воздержанностью и предавались обжорству безо всяких ограничений. В античный период на греческих пирах подавали так много еды, а размеры желудков были так малы, что гостям приходилось периодически вставать из-за стола, чтобы их опорожнить, чтобы затем снова приняться за поглощение деликатесов. Но скоро врачи разобрались с вредным влиянием на здоровье чрезмерного потребления пищи, и постепенно в сознание большинства людей стала внедряться мысль о необходимости сбалансированного, умеренного питания. Как крайность этой позиции следует расценить полный отказ от пищи в течение длительного времени предписываемый в некоторых постах. В монашеской практике стал нормой сравнительно скудный рацион, не всегда обеспечивающий послушников разнообразным и достаточным питанием. Но в целом отношение людей к потребляемым продуктам питания стало более спокойным. И только эксцентричные личности, такие как например Сальвадора Дали не обращали внимания ни на какие запреты и ограничения, предаваясь разгулу чувств и не ограничивая себя ни в чем.
   "...В самом деле, я могу есть лишь то, что имеет явную и понятную форму. И если я терпеть не могу шпинат, то лишь из-за того, что он бесформен, как свобода. Противоположны шпинату краб, омар, рак. Я предпочитаю их, а больше всего люблю маленьких креветок. Они как бы воплощают великолепную философскую идею:носят костяк снаружи и берегут под ним нежную мякоть ... А какое наслаждение - с хрустом размалывать зубами головки мелких птиц(Заметьте, что птица способна и в ангелах пробудить каннибалов. В своей "Естественной магии" Лапорт дает рекомендации, как приготовить индюка, не забивая его, живьем. Высший изыск для гурмана!)? Да и возможно ли иным способом вкушать мозги?
   Челюсти - вот главный инструмент наших философских познаний. Что может быть более философским, чем высший миг, когда вы всасываете мозг из костей, хрустящих под вашими коренными зубами? Освобождая костный мозг от всех покро вов, вы кажетесь себе равным богу. Это брызжет вкус самой истины, мягкой и нагой, извлекаемый из костной скважины, - ухватив ее зубами, вы становитесь обладателем истины в первой инстанции!
   Да, стоит лишь раз нарушить свой собственный запрет не есть бесформенного - и не найдете ничего постыдного и позорного в том, чтобы употреблять в пищу нечто клейкое, вязкое, желеобразное, будь то липкий стеклянный глаз, или мозжечок птицы, или сперматозоидноподобный костный мозг, или вялое сладострастие устриц( Я неизменно отказываюсь есть бесформенную груду устриц, разделенных раковинами и поданных в суповой миске, пусть даже самых свежих в мире.). Но предвкушаю ваш вопрос: любите ли вы сыр камамбер и есть ли у него форма? Да, я обожаю камамбер в любом виде, начиная с его изготовления и заканчивая тем, что он невольно приобретает форму моих знаменитых мягких часов. Но, добавлю, если бы кому-то удалось придать камамберу форму шпината, по всей вероятности, я отказался бы от него наотрез.
   Прощу также не забывать: бекас с душком, выдержанный в крепком вине и поданный в собственном соку, как это модно в лучших парижских ресторанах, всегда остается для меня- в важной гастрономической сфере - символом наибольшей изысканности и подлинной цивилизованности. Стройные очертания ображенного бекаса на блюде поражают меня просто-таки рафаэлевскими пропорциями!" (С. Дали).
   Но пример Дали это крайний и не типичный случай, так как сам художник был не рядовым средним гражданином, а человеком отвергавшим все условности общества. Обычного человека, не думающего о еде, а занятого только выполнением текущих дел, нужно начинать снова учить чувствовать вкус и запах пищи, а не проглатывать ее. Получать эстетическое удовольствие от вида блюд и сервировки стола. Эстетика в потреблении способствует не только пищеварению, но и улучшению качества жизни, получаемому от нее удовлетворению. Ведь питание было всегда на протяжении всей истории неотъемлемо связано с человеком. И он получил в дар от природы богатейший набор рецепторов позволяющих наслаждаться жизнью По принципу доминанты в центральной нервной системе может быть только один центр возбуждения, все остальные неизбежно подавляются. Так если этим центром постоянно является только тот, который занят решением повседневных проблем, то рецепторы не будут работать в полную силу. Неизбежно придет утомление, разочарование от жизни не приносящей радости. Потеряет свое значение и та цель к которой человек так стремился на протяжении многих лет, не понимая, что все, что для него требуется находится вместе с ним. Много средств не нужно чтобы спокойно насладится вкусом, запахом и внешним видом пищи. Но вначале следует выбросит из головы все посторонние мысли сосредоточившись только на одном - желании получить удовольствие. И вы получите его.
  И жизнь ваша станет раем. Вы ощутите всем существом своим, поймете ту радость, с которой наслаждаются жизнью ангелы на небесах.
  И после пляски подошла пора
   Сладчайшей трапезы. Везде столы
   Возникли, там, где строем круговым
   Стояли сонмы; ангельская снедь
   Явилась вмиг; рубиновый нектар
   Плескался в тяжких чашах золотых,
   Алмазных и жемчужных,- дивный сок
   Бесценных гроздий эмпирейских лоз.
   В венцах цветочных, лежа на цветах,
   Бессмертьем радостно упоены,
  Вкушали Духи яства и питье
   В согласье чудном. Не грозила им
   Опасность пресыщенья, ибо там
   От крайностей - избыток бережет. (Мильтон).
  
  
  
  
   Глава 13.
  
   СЧАСТЬЕ В ОБЩЕНИИ.
  
  
  Ничто, так не сближает, как одиночество. Если доведется, послушайте как поет стая одиноких волков. Подвойте и вам станет лучше. ( С. Альтов )
  
  
   Красивым и одиноким был сотворен человек, и не было подруги у него и не было друга, с которым можно было бы разделить все печали и огорчения, тревоги и радости. Кто поддержал бы и похвалил, посмеялся бы вместе с тобой и поплакал. Пусть огорчений у первого человека было еще мало, но жизнь так длина, что не видно конца в вечности, и пугающе предсказуема, что одна эта пугающая мысль порождала сжимающую сердце тоску. Из земли был создан он, и земля стала ему домом родным. И все что росло на ней, и все живое подчинилось силе разума Адама, потому что он был самой землей, в которую бог вложил разум. Логосом земли, самопознающим себя и величественным в своей уникальности, венцом всего сотворенного. И всему он дал имена, и обо всех позаботился и стал возделывать рай и хранить его. Но не было радости у него, не ощущал он полноты жизни, так как не было Евы - в которой обрел бы он свою целостность, завершение жизни своей.
   Со времен Адама каждый человек ищет эту потребность в общении, чувствует свою неполноту и ущербность одинокой жизни. И это чувство толкает его вперед к поискам смысла и совершенства, к самопознанию и познанию окружающего мира, оно превращает его в вечного бродягу. Он страдает и ходит своими долгими, запутанными путями по дорогам судьбы и своего воображения. Иногда они приводят его к странным и опасным встречам, исход которых не известен ему самому. Где окажется человек - новый Адам в конце концов, на койке в сумасшедшем доме, на кладбище, в безымянной могиле, в больнице распухший от ошалевший от невыносимой боли или в райском саду с прекрасной Евой, где он будет бесконечно наслаждаться радостями жизни? Чем обернутся для него эти вечные поиски, это известно только мойрам - дочерям темной ночи, но они молчат и никому не открывают тайны.
   Адам с отчаянием, и мольбой взывает к Создателю с просьбой о помощи, не может он вечно жить в одиночестве, мечтать в одиночестве и беседовать самим с собой.
  
   "- Но что ты одиночеством зовешь?
   Земля и воздух разве не полны
   Живыми тварями и ты не властен
   Призвать созданья эти, приказав
  Тебя увеселять своей игрой?
   Ты их повадки знаешь, языки;
   Есть разум и у них, воспринимать
   Способный не презренно и судить.
   Вот с ними и общайся, ими правь;
   Твое обширно царство!"... (Д. Мильтон)
   - Отвечает ему дух божий. Но Адам безутешен и настойчив, как всегда настойчив человек, когда стремиться к поставленной цели, если убежден, что она то и сделает его, наконец, счастливым и что это и есть именно то, чего ему так не хватало для полноты жизни.
  
  Я ищу
  Общения, где я делить бы мог
  Духовные утехи; в этом - зверь
   Не соучастник мне; ведь жизнь мила
   Созданиям подобным, например,
   Со львицей - льву; Ты мудро сочетал
   Попарно их. Но трудно подружить
   Со зверем птицу и с пернатым рыбу,
   А с обезьяной не сойдется бык;
   Но в равную вступить с животным связь
   Всех менее способен Человек!" ( Д.Мильтон )
  
   Но бог же самодостаточен и не нуждается в спутнике и всегда находит в самом себе удовлетворение, убеждает Адама разум. Почему бы и тебе не успокоиться и не заняться самовыражением, энергию которого можно направить на обустройство сада и на заботу о его обитателях. И ты найдешь в этом удовлетворение, и ты забудешь о своем одиночестве. Или словами бога эти мысли первого человека выразил Мильтон:
  
  ... Но что же обо Мне
   Ты думаешь? Вполне ли Я блажен?
  Ведь Я во всей Вселенной одинок
  Извечно и не ведаю нигде
  Подобного и - менее всего -
   Мне равного. Но с кем же Я могу,
   Помимо тварей, сотворенных Мной,
  Общаться; ведь они намного ниже
  Творца, безмерно дальше отстоят,
   Чем от тебя все прочие создания ( Д.Мильтон ).
  
   Но чувства Адама были сильнее разума, с его холодной логикой и правильными, неоспоримыми выводами. Когда в голове возникает и пульсирует как сердце только одна мысль и одно желание, которое выражается в эмоциональном и простом, нелогичном - хочу, тогда разум умолкает и предоставляет событиям течь по непредсказуемому руслу судьбы. Или как проще выражается человек - куда кривая выведет. И Бог согласился с сердечными доводами Адама и эта цель - дать подругу, которая скрасила бы одиночество первого человека, как оказалось извечно содержалась в его мудром провидении.
  
  Должен Человек
   Подобных от подобного рождать,
   Свой образ множа, в особи одной
   Несовершенный, для чего любовь
  Взаимная и нежная приязнь
   Нужны. Что одиноким Человеку быть
   Нехорошо; не этих Я созданий,
   Которых видишь ты, определил
   В наперсники тебе; я их привел
   Для испытания, дабы узнать,
   Что подобающим считаешь ты.
   Но существо, которое теперь
  Я приведу, тебя обворожит;
   Оно - твой образ, истинную в нем
   Ты обретешь опору, самого
   Себя второго, всех желаний цель
   И сердца воплощенную мечту!" ( Д.Мильтон )
  
   Исполняется мечта. Страдающий Адам обретает, наконец, свою полноту и завершение, получает в дар от бога Еву - жену и спутницу жизни.
   Для этого Бог навел на него глубокий сон. И как поясняет писание, этот сон был не простым погружением в бессознательное состояние, а сном экстатическим. Впервые человека посетили неведомые грезы, впервые его душа ощутила, как прекрасны внеземные миры, как величественна вселенная и как велик и непознаваем бог. Она вступила непосредственно в мистическое прямое общение с Абсолютом, который зовется еще Мировым Духом или Сущим. Таким образом, первый экстаз ощутил Адам уже в раю и даровал его сам Создатель, любящий свое творение и желающий никогда не прерывать с душою живою прямого общения, несмотря ни на какие превратности жизни.
   Не знал человек еще о напитках дарующих мистическое забвение, не варил он пива и не делал вина. Все это потребовалось только тогда, когда связь с Создателем стала не такой простой, и много преград выросло между ними.
  
   И навел Бог экстатический сон на Адама и вынул у него ребро и сделал из него женщину - Еву.
  
  Мой левый бок
   Всевышний отворил, извлек ребро,
  Согретое сердечной теплотой
   И свежей кровью, что питает жизнь.
   Мгновенно плотью рана заросла
   Глубокая, всецело исцелясь.
   Он стал ребро перстами формовать,
   И вышло из Его творящих рук
   Создание, по виду - Человек,
   Но пола женского и красоты
   Столь сладостной, что все, до сей поры
   Прекраснейшее, виденное мной,
   Померкло или воплотилось в ней,
   В ее очах, обдавших сердце мне
   Отрадою, неведомой досель.
  Она одушевила целый мир
   Любовью и пленительностью нежной ( Д.Мильтон )
  
   Она была прекрасна и так же совершенна и умна, как и Адам. Это была первая женщина на земле, хотя в памяти Адама и поднимался иногда смутный образ из его грез, смутный и призрачный лик женщины, которая была его первой супругой. А может быть, это ему только приснилось, ведь грань между сном и прекрасной реальностью так не велика? Но как реально это видение, как укоризненно смотрит оно на своего супруга и шепчет непонятные, неразборчивые слова.
   Во сне или на яву, стояла с ним когда то рядом супруга сотворенная как и он сам из земли, и не был он тогда одинок - а был счастлив. И срывали они вместе вкусные фрукты с райских деревьев и бегали они наперегонки по лужайкам, усыпанным райскими цветами, и сидели бок о бок под раскидистым деревом жизни, радостные и счастливые и теплый тихий ветерок ласкал их прекрасные тела. А затем, слившись вместе, были они одно целое - одна единая плоть.
  
   Что предание говорит?
  - Прежде Евы была Лилит.
   Прежде Евы Лилит была -
   Та, что яблока не рвала.
   Не женой была, не женой,-
   Стороной прошла, стороной.
   Не из глины, не из ребра -
   Из рассветного серебра.
   Улыбнулась из тростника.
   И пропала на все века. ( В.Шефнер )
  
   Но все ли было так хорошо и так безоблачно в том сне? Память неохотно подсказывала - нет, ты захотел быть первым Адам, ты пожелал, чтобы жена тебе подчинялась, как подчинялись тебе все твари земные, чтобы она послушна была воле твоей и всегда делала то, что ты пожелаешь. Но жена возражала тебе и говорила и убеждала и сердилась на твое упрямство -"ведь равными мы были созданы из земли, Адам, и вместе являем целостного человека - владыку и хранителя мира. Не будь так тщеславен, не будь эгоистом, послушай меня". И память настойчиво и неумолимо напоминала - ты сам виноват Адам, что остался в одиночестве, что жена не смогла убедить тебя и улетела в иной, недоступный твоему мечтающему сознанию мир.
   Но, боже мой, какой мужчина будет долго думать о пускай и прекрасной женщине из грез, или из своей прошлой жизни, когда рядом с ним стоит прекрасное существо с темными, как глубокий омут глазами, длинными ресницами, и совершенными формами - плоть от плоти его, кровь от крови его, божественное создание, протягивающее к нему в любовном порыве руки свои. Прочь ненавистные воспоминания и вперед к новой и конечно счастливой совместной жизни. Всегда вдвоем в радости и горе, любви и в печали. Вот что шептал образ из его грез, понимает Адам - всегда вместе, навечно. Но...
  
   Кто там плачет в костре ночном,
  Косы рыжие разметав?
   Кто грустит в тростнике речном,
   Шелестит в осенних кустах?
   Кто из облака смотрит вниз,
  Затмевая красой луну?
   Кто из омута смотрит ввысь
   И заманивает в глубину?...
   Не женой была, не женой,-
   Стороной прошла, стороной...
   Никогда не придет Лилит,
  А забыть себя не велит.
  
   И вот душа Адама снова возликовала - нет больше вечного одиночества, нет беспросветной тоски, а есть только счастье в общении, во взаимопонимании и взаимной любви. И темные мойры улыбались и смеялись вместе с ним и радостно хлопали в ладоши, разделяя душевный восторг первого человека.
   Человек по своей природе является существом социальным, Он всегда стремится к общению и любви. Мало того, он заболевает, страдает его психика, появляются физические недуги, когда нет рядом существа, способного поддержать его. Он ощущает свою принадлежность к единому человечеству. И это чувство является врожденным, неотъемлемым, неистребимым. И появляется оно потому, что все человечество имеет одного прародителя -совершенного, и одновременно так тонко чувствующего свою не самодостаточность и стремящегося к общению - Адама. В Адаме мы все едины, в первопредке, откуда бы наука его не выводила. Он символ и залог этого единства.
   " Из глубин подсознания каждый раз поднимается это ощущение сопричастности к человечеству, ощущение того, что ни один человек, из тех, кто нас окружает, не является чужим, враждебным. И как только мы откроем ему навстречу нашу душу, он обязательно откликнется и станет нашим другом. Когда ребенок появляется на свет, он сразу тянется к матери, и в ее объятиях успокаивается, и чувствует себя счастливым, и защищенным. А когда он видит, особенно в первые пять месяцев своего существования, любого подходящего к нему человека, то радуется и тянется к нему, и улыбается, и пытается вступить в общение. Для него нет плохих - а есть только хорошие. Иначе и быть не может, иначе и жить не стоит. И только затем, по мере формирования разума, появляется избирательный подход, и ребенок начинает людей делить в зависимости от того, как они удовлетворяют его потребности, и кто из них может принести ему большую пользу. Но изначальное чувство всечеловеческого единства остается с ним навсегда, и руководит его поведением в самых критических обстоятельствах его жизни. " Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе: каждый человек есть часть Материка, часть cуши; и если волной снесет в море береговой утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит замок твой или друга твоего; смерть каждого человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе. Джон Донн" (Э.Хемингуэй).
   В православии есть ощущение этого всечеловеческого единства. Все люди имеют одну общую природу, так же как и единую природу имеет бог. Но бог един в троичности - в Отце, Сыне и Святом духе. Три лица Бога имеющих одну божественную природу с одной стороны, и множество лиц, индивидуальностей характеров в человечестве, объединенном единой человеческой природой. Воплотившись в Христе, Бог стал человеком. В нем встретились человеческая и божественная природа. Человечность приобщилась к божественности, стала сопричастна ей, получила доступ к тому, что составляло достояние одного только Бога, к его абсолютным атрибутам. Во Христе все люди стали сопричастны этой божественной природе.
  
   "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего
   Единородного, дабы всякий верующий в Него, не
   погиб, но имел жизнь вечную.
   Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы
   судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него". (Ин. 3:16 ).
  
   Каждому человеку открылся светлый путь в Небесные чертоги, доступ к неземному счастью. Это то, что называется в православии обожением. Дерзай, говорит тебе создатель у тебя есть разум, у тебя есть воля - для тебя нет ничего невозможного. Иди в мир, твори добро, ибо в этом воля моя. Из глубин подсознания выплыло и стало достоянием разума понимание единства человеческого рода, его единой природы, того что все люди не враги друг другу, а одно целое. Но одно целое не означает однообразия. Личностная уникальность каждого является достоянием и неоценимым сокровищем для всех. И спасение у нас одно на всех, и земля наш единый отчий дом. И нет больше границ, и нет государств и всякого разделения тоже нет. Нет русского, или немца, нет поляка, или татарина... - все братья и сестры, объединенные общей любовью божьей навечно. Поэтому и нет больше, и не может быть никакой вражды. И любой встречный может протянуть руку тебе в приветствии и сказать - здравствуй брат, я так давно тебя ждал, мне так одиноко и тоскливо было без тебя, мне так тебя не доставало. Поверь мне, я люблю тебя. А я только молча улыбнусь ему - но в моей улыбке будет сиять и согревать его искренняя любовь. И как дети, не различающие плохого и хорошего, приятного и не очень, полезного и бесполезного - мы пойдем дальше вместе обнявшись. Так же как Адам обнял супругу свою подаренную ему богом и заключил ее в свои горячие объятия, и стали они одной плотью навечно.
   Альберто Моравия замечает, что "одинок не тот, кто один, - одинок тот, кто чувствует себя одиноким". В каждом человеке заключается вcе человечество и даже если кто-либо попадает в пустыню, или на необитаемый остров, он и туда приносит целый мир, который в нем и с ним постоянно.
   Очень глубоко проблему единства людей преодолевающих в единстве свое одиночество понял и прочувствовал Л.Фейербах: " Бог как бог, как существо простое есть существо одинокое - абсолютное одиночество и самостоятельность, ибо одиноким может быть только то, что самостоятельно. Способность к одиночеству есть признак характера и мыслительной способности. Одиночество есть потребность мыслителя, общение - потребность сердца. Мыслить можно одному, любить надо непременно другого. В любви мы зависимы, так как она есть потребность в другом существе; мы самостоятельны только в одиночном акте мышления.
   Одиночество есть независимость, самодовольство... Одинокий человек принимает гораздо меньше участия в семейных горестях другого лица, чем тот, кто сам живет семейной жизнью. Поэтому бог-отец любит людей в сыне и ради сына. Любовь его к людям есть производная любовь от любви его к сыну... Так, безотрадное чувство пустоты и одиночества нуждается в боге, который для него есть общество, союз искренне любящих друг друга существ... продолжительное одиночество неизбежно влечет за собой чувство скуки и однообразия, то мы переходим от божественного существа к другим сознательным существам, и понятие личности, заключавшееся сначала в едином существе, распространяется на множество лиц.. Следовательно, даже и в блаженстве язычник сознает себя одиноким как индивид и потому нуждается в другом существе, себе подобном, нуждается в роде;.. Поэтому общение облагораживает и возвышает; в обществе человек невольно, без всякого притворства, держит себя иначе, чем в одиночестве.
  ". Ощущение скуки и однообразия появляется от отсутствия общения, от нехватки человеческого тепла, от реальной оторванности от человечества в его многообразии. Это множественность чувств, идей, мыслей обогащает и не дает замкнуться в себе. Всякая одинокая система по закону энтропии без притока поддерживающей ее энергии извне стремиться к саморазрушению и неизбежно приходит к пустоте, к нулю, или в случае с одиноким человеком, скуке, депрессии, ощущению бессмысленности и бесцельности жизни. И только открытые системы воспринимающие всю информацию, всю живительную энергию растут, развиваются и процветают. Так вот, для того чтобы преодолеть скуку, одиночество достаточно только сделать один шаг навстречу людям, начать делать для них добро, отдать им свою нерастраченную любовь. Л. Фейербах был зачарован силой заключенной в любви, ее огромными возможностями. Она как огромный вал цунами сметает на своем пути все условности и барьеры, отгораживающие людей друг от друга, преображая все и всех вокруг. Так же и Адам, ослепленный любовью к Еве, не замечал ее недостатков, так как они не имели значение или были очень незначительны как мелкие камешки на дне огромного фонтана его чувств любви и внимания к ее несомненным достоинствам, и тому счастью, которое она ему подарила. Недостатки Евы в этом единстве стали недостатками Адама, их общей болью и проблемой. Разделив любовь, они согласились разделить и связанные с ней жизненные трудности и проблемы.
   Или как пишет Л.Фейербах: "Любовь, особенно половая любовь, творит чудеса. Муж и жена взаимно исправляют и дополняют друг друга и, только соединившись, представляют собой род, то есть совершенного человека. Любовь немыслима вне рода. Любовь есть не что иное, как самоощущение рода, выраженное в половом различии. Реальность рода, служащая вообще только объектом разума, предметом мышления, становится в любви объектом чувства, истиной чувства, ибо в любви человек выражает недовольство своей индивидуальностью, постулирует существование другого как потребность сердца и причисляет другого к своему собственному существу, признает жизнь, связанную с ним любовью, жизнью истинно человеческой, соответствующей понятию человека, то есть рода. Личность недостаточна, несовершенна, слаба, беспомощна; а любовь сильна, совершенна, удовлетворена, спокойна, самодовольна, бесконечна, так как в любви самоощущение индивидуальности обращается в самоощущение совершенства рода. Но и дружба действует так же, как любовь, по крайней мере там, где она является истинной, искренней дружбой и носит характер религии, как это было у древних. Друзья дополняют друг друга; дружба есть залог добродетели, даже больше: она есть сама добродетель, но добродетель общественная. Дружба возможна только между людьми добродетельными, как говорили ещё древние. Но для нее не нужно совершенного сходства или равенства, а скорее она требует различия, так как дружба покоится на стремлении к пополнению себя. Благодаря другу человек дополняет то, чего ему недостает. Дружба искупает недостатки одного добродетелями другого. Друг испрашивает оправдания для друга перед богом. Как бы ни был порочен человек сам по себе, его хорошие задатки обнаруживаются в том, что он ведет дружбу с людьми достойными. Если я сам не могу быть совершенным существом, то я по крайней мере ценю добродетель и совершенство в других. Поэтому, если когда-нибудь бог пожелает судить меня за мои грехи, слабости и ошибки, я выставлю ему в качестве защитника и посредника добродетели моего друга. Бог оказался бы существом деспотическим и неразумным, если бы осудил меня за грехи, которые хотя я и совершил, но сам же осудил их, любя своих друзей, свободных от этих грехов. "
   Иоанн Иерусалимский высказался более лаконично: "Когда человек научится отдавать и делиться, Горькие дни одиночества будут сочтены".
   Почему же люди сейчас разделены, когда между ними нет казалось бы непреодолимого барьера. Почему они по прежнему одиноки? Если мы вернемся к сюжету с нашими прародителями, то столкнемся с порочным кругом. Разногласия и разделения, чувство одиночества, сознание отсутствия прежнего единства между первыми супругами появилось тогда, когда пала искушенная змеем Ева, а Ева пала потому, что оказалась одна - в одиночестве бродила она по райскому саду.
  
   Но Еву в одиночестве застать
   Стремился, хоть надеяться не смел
   На столь удачный случай; но внезапно,
   Сверх чаянья, сбылось, чего желал:
   Праматерь углядел. Совсем одна,
  Овеянная облаком густым
   Душистых запахов, среди сплошных
   Багряных роз, она, видна едва ( Д.Мильтон )
   Вообще одиночество по дружному мнению многих теологов является весьма опасным состоянием. Ибо именно в этом состоянии дьявол начинает искушать человека. И он остается один на один со страшной враждебной силой. И только сильные натуры, духовно зрелые и волевые способны преодолеть искус одиночества. Многие пророки уходили в пустыню, или замыкались в келье, чтобы испытать искушения одиночества и преодолев их и стать сильнее. Но далеко не все преодолевали искушения, многие ломались, приходили в отчаяние, сходили с ума и становились одержимыми.
   И в психиатрии к одиночеству пациентов весьма настороженное со стороны лечащего персонала отношение. Достаточно вспомнить курсы коллективной психотерапии в романе Кена Кизи "Над кукушкиным гнездом", которые заканчивались, правда, для некоторых пациентов кабинетом шоковой терапии: " Вы находитесь в этой больнице", - говорила медсестра, "...словно в сотый раз, - потому что доказали свою неспособность строиться в общество. Доктор и я считаем, что каждая минута, проведенная в обществе других пациентов, за некоторыми исключениями, действует благотворно, и наоборот, каждая минута, проведенная в одиночестве, в задумчивости, только увеличивает ваше отчуждение". В психотерапии часто непонимание истинных причин и механизмов развития болезни мозга ведет к появлению часто отрицающих друг друга методов лечения. Поэтому и на пользу или вред одиночества точки зрения отдельных научных корифеев нередко не сходились. Но их идеи между тем апробировались на пациентах.
   Но в религиозной отшельнической практике эти методы были испытаны на деле уже давно и неоднократно. Перед началом своего служения Христос удалился на 40 дней в пустыню, где был искушаем темной силой. И не имел он тогда никакого общения, и окружали его только дикие звери. Скалистый склон западного берега Мертвого моря в то время представлял собой унылое и безлюдное место. И здесь он был искушаем Сатаной, и победил его, и ангелы спустились и стали служить ему. Или есть еще более впечатляющие описания такого рода испытаний, которым добровольно подвергают себя духовные подвижники: " Они удаляются от мира, замыкаются в себе, предпочитают одиночество, поселяются в пустынях, пребывают в молчании, предаются молитвам, слезами орошают стопы Господни. С неумолчным плачем взывают к Богу, проводят ночи в бодрствовании, морят себя голодом, мучают жаждой, терпят холод и жару, ходят в шкурах, носят власяницу, втискивают себя в козлиные шкуры, питаются отрубями, довольствуются бобами, плодами деревьев, молодыми побегами и кореньями, горят любовью к Богу, носят великий траур по нашему народу, но утешают себя надеждой на небо; истязают себя скорбью и тоской, распинаются на кресте, претерпевают лишения и жажду. Преуспевают и совершенствуются, следуя истине, давая приют умозрению, молча проповедуя учение, вызывая во всех добрую зависть (История святого патриарха Саака (Армянские жития)). Но то, что подходит для отшельников и пророков, не годится как безусловный пример для подражания всем, и даже может быть категорически для большинства людей противопоказан. По данным профессора Поршнева изоляция и одиночество приводят к развитию галлюциногенных состояний.
   " Галлюцинации возникают у современных людей,
  между прочим, в условиях сенсорной изоляции, например, при длительном пребывании в сурдокамере. Другие галлюцинации, двигательные, возникают при моторной изоляции; самый крайний пример фантом движений ампутированной конечности" (Б.Ф. Поршнев). Вот и Ева не справилась с искушением, оказавшись в одиночестве. Быть может галлюцинаций испугалась. Хотя опытные мистики знают, что обращать внимание на галлюцинации не следует, и окажись они на ее месте, были бы более стойкими. Но у Евы опыта общения с духами не было никакого. Даже повеления божьи получала она не непосредственно, а через Адама. Послушала Ева воплотившегося в змея призрака, и пала. Это падение заключалось в том, что, вопреки запрету, она сама съела запретный плод, и мало того дала есть своему мужу. Если верно токование , что дерево познания на самом деле было виноградным кустом, то по всей видимости ягоды его перезрев забродили. Тогда не патриарх Ной, а Ева с Адамом в раю первыми познакомились с живительными и растормаживающими функциями вина. Это косвенно подтверждается нелогичным их последующим поведением. Прятаться от духа божья прикрывая свою наготу, и затем отпираться, перекладывая вину друг на друга, чем не безрассудное поведение. В здравом уме они бы не забыли что бог всеведущ. Таким образом, первых мистиков мы можем встретить уже в раю. И методы мистического погружения в трасцедентную реальность - одниночество и алкоголь также апробировали они первыми.
  
   "Я чувствую совсем иной исход -
   Отнюдь не смерть: удвоенную жизнь,
   Взор проясненный, множество надежд
   И новых наслаждений, дивный вкус,
   Столь тонкий, что приятное досель
   Мне пресным представляется теперь
  И грубым. По примеру моему
   Вкуси, Адам, свободно и развей
   На все четыре ветра смертный страх!"(Д.Мильтон )
   И вместо знания абсолютной истины они получили страдания, разделение и отчуждение. Ева перекладывает вину на Адама, а Адам на свою жену, а затем и на самого бога - сам виноват, что дал мне ее, да еще изделие оказалось не качественным. Но бог, будучи и творцом и судьей в одном лице, аргументы Адама оставил без внимания. Этот вечный вопрос кто виноват, стали задавать с тех пор друг другу люди. Только своей вины так и не захотел признавать никто. Одиночество с тех пор преследовало человечество, и было его бичом и наказанием, но вместе с тем и благословением.
   И даже Христос в конце своего служения, когда был с апостолами на Масличной горе, оказался в одиночестве. Ученики ничем не отличались от всех своих соплеменников, и не всегда можно было на них опереться в час испытаний. Они заснули несмотря на просьбы Учителя.
   " Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною. И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты И приходит к ученикам и находит их спящими, и говорит Петру: так ли не могли вы один час бодрствовать со Мною?"
   ( Мф. 26.38 - 40 )
   "Он видит своих врагов, ликующих вокруг него; он видит себя покинутым друзьями и любившими его; он чувствует, что божественная опора рассыпается под его ногами; и он выпивает последнюю каплю из чаши одиночества, изоляции, отсутствия контакта с людьми или Богом, пересекая пустоту, в которой висит его беспомощная душа. Тогда из сердца, которое чувствует себя отвергнутым даже Отцом, звучит крик: "Боже мой, Боже мой! Для чего ты меня оставил?". Для чего эта последняя проверка, последнее испытание, наиболее жестокая из всех иллюзий? Иллюзия, для умирающего Христа ближайшая из всех к божественному Сердцу. Потому что Сын должен знать себя, чтобы быть единым с Отцом, которого он ищет, он должен найти Бога не просто внутри себя, но как свою сокровенную сущность; только когда он знает, что Вечное - это он, и он - Вечное, тогда он не будет подвержен чувству разделения". ( Анни Безант )
   С тех пор разделенные и одинокие люди только тем и занимались, что искали свою потерянную половину, желали обрасти потерянное вселенское единство. Искали живого человека среди мертвых, свое единственное индивидуальное счастье. Одинокий и никому не нужный, или нужный, но только тем, кто ему безразличен, Эдичка, также бродил среди таких же одиноких людей в поисках к кому можно было бы прислониться и кому отдать свою любовь.
  
   " Я одинок, я на самом дне этого общества сейчас, да какой на дне, просто вне общества, вне людей. Сексуально я совсем сошел с ума, женщины меня не возбуждают, ... мой изнемог от непонимания, он болтается, потому что не знает, чего ему хотеть,а хозяин его болен.... ...В далеком, теперь уже незапамятном моем детстве я так же бродил по главной улице моего родного провинциального города и ждал, что кто-то встретится мне и возьмет, и приведет в другую жизнь. Кого я надеялся встретить? Мужчину? Женщину? Друга или любовь? О, я это себе представлял очень неконкретно, но ждал, трепетно ждал. Сколько было пустых вечеров, грустных и одиноких возвращений, страшных размышлений перед сном....
   ...И я хочу, чтоб равные и свободные люди, живущие со мной рядом, любили меня и ласкали меня, и не был бы я так жутко одинок - одинокое животное. Если я не погибну до этого каким-то образом, мало ли что бывает в этом мире - я обязательно буду счастливым." ( Э.Лимонов ).
   Если мы все не умрем, то будем обязательно счастливы. Но если и умрем, мы будем счастливы также. Нет смерти одного, есть смерть общая, и не живет каждый в одиночку, а есть жизнь всех, всего человечества обреченного на счастье.
  
   Как же справиться с отчуждением? К. Антарова предлагает, как и многие проповедники до нее уговаривали миллионы тех, кто их слушал на площадях и базарах, в Церквях и на кладбищах, на городских улицах и в сельских хатах - дарить свою любовь, в любой момент быть открытым другому, не замыкаться в себе. "Обласкайте каждого, кто войдет к вам. Если к вам пришел одинокий, отдайте ему всю любовь сердца, чтобы уходя он понял, что у него есть друг. Если придет скорбный, осветите ему жизнь
  вашей радостью. Если придет слабый, помогите ему знанием того нового
  смысла жизни, который вам открылся. И жизнь ваша станет благословением для людей. Ни в какие мрачные или трагические моменты жизни нельзя забывать самого главного: радости, что вы еще живы, что вы можете кому-то помочь, принеся человеку атмосферу мира и защиты". (К. Антарова).
   Но то ли люди настолько невосприимчивы к благим советам, то ли уговоры были не настолько убедительны, но продолжает ходить каждый по одиночке в поисках того, кто достоин его любви. Продолжает надеется, что его станут любить и подарят ему счастье за просто так, только за то что он есть, пусть такой не симпатичный внешне, но гармоничный и глубокий внутри. При этом он сам как человек разумный, за так никому ничего не даст, и не то что любви, но и доброго слова от него за просто так не дождешься.
   Все имеет свою цену и бесплатно не раздается. Отдай свое сокровище людям, и ты не останешься одинок, и ты будешь счастлив - говорит Господь. Подари мне весь мир - отвечает человек,- и ничего не требуй взамен.
   Но может быть, прислушаемся все-таки к голосу пророчества зовущего нас к единству и любви. Отречемся от самих себя для себя же, поможем тем, кто страдает, позволим желающим к нам прилепиться, отдадим им свою любовь и внимание. Забудем о границах нас разделяющих, снимем кордоны, и уберем пограничников, перестанем друг друга пугать и друг перед другом превозноситься. Поверим с надеждой друг другу.
  
   Я многим верил до исступленности,
   С такою надеждой, с такою любовью!
   И мне был сладок мой бред влюбленности,
   Огнем сожженный, залитый кровью.
  
   Как глухо в безднах, где одиночество,
   Где замер сумрак молочно-сизый...
   Но снова голос! зовут пророчества!
  На мутных высях чернеют ризы!
  
   "Брат, что ты видишь?" - Как отзвук молота,
   Как смех внемирный, мне отклик слышен:
  "В сиянии небо - вино и золото! -
   Как ярки дали! как вечер пышен!"
   (В. Брюсов "Андрею Белому")
  
   И собрались все люди вместе, и построили они Вавилонскую башню высотою до небес, и взошли на небо и стали как боги.
  
  
  
  Глава 14.
  СЧАСТЬЕ В ПОНИМАНИИ.
  
  "Вы думаете, окружающие не понимают, есть в вашем сердце злоба или нет?
  Прекрасно понимают. Потому видя, что во мне злобы нет, многие мне улыбаются."
  (Э. Лимонов )
  
  
   Счастье - это когда тебя понимают - говорит ставший широко известным афоризм. И был вначале один язык и одно наречие - и все люди хорошо понимали друг друга. Были ли они при этом счастливы? Нет, и в то время счастья не было. Быть может дело в знании помыслов, которые в глубине сердце каждого человека, то есть того, что не всегда выражается словами. Тоже, наверное, нет. Все что в сердце человеческом обязательно проявляется в его поступках и отражается на его лице. Больному, страдающему от невыносимых болей, и сознающему что жить осталось немного мало утешения от того, что все вокруг хорошо понимают его состояние и приводят к священника для исповеди и юриста для составления завещания.
   Одна милая учительница, необыкновенно общительная и жизнерадостная, заболев раком, замкнулась, и, когда понимание неизбежности развязки стало для нее очевидным, погрузилась в глубокую депрессию. Ее любовь к жизни, к этому миру и людям была так велика, а неизбежный конец представлялся таким несправедливым, неожиданным, внезапным, что винить в своих несчастьях она стала тех, кто продолжал ее любить, но оставался жить, а ей предстояло умереть. Несправедливость этого положения представлялась очевидной, а ощущение предательства и покинутости невыносимым. И умерла она обозленная на весь свет, перед тем бросив в огонь все свои фотографии, документы, вещи. Все, что могла уничтожить - уничтожила, а если бы хватило бы сил - то в огонь отправилось бы и все человечество.
   Эту деформированную психологию можно встретить у людей занимающих самые ответственные правительственные посты, у тех, кто обладает значительным влиянием, и гораздо большими возможностями отправить весь мир в адское пламя, чем у бедной учительницы. И только преобладание в обществе людей с дебильной, психопатической организацией делает возможным, чтобы они снова избирались и находились у власти. Одуревшая от бесконечных экспериментов толпа - плоды пьяного зачатия, потомки патриарха Лота, не могут уразуметь, почему жить так плохо, почему проблем так много, и строй они сменили, и старых дураков всех убрали, и новых выбрали, а жить лучше не стало. И взаимопонимания между ними не прибавилось, и любви не стало больше. А те, что рядом, за границей, за стеной которой мы от них отгородились, живут и ничего не меняют, и старым богам поклоняются, и все старые традиции чтят, и конституции не имеют, а живут припеваючи. А мы и конституцию новую написали, и гимн придумали и даже президента выбрали, а все по-прежнему, все как всегда. Не могут понять милые сограждане, что реализовали они на практике фантазии Салтыкова-Щедрина, и вождь у них такой же, как они глупец, и гимн у них - гимн страны-глупцов, и конституция - конституция города - Глупова. Поэтому нет, и не может быть никогда у них ни мира, не взаимопонимания. Поэтому и будут их всегда убивать, выселять, преследовать, калечить. Пока не останется на свете ни одного, и даже воспоминания ни единого доброго не сохраниться. А придет, может быть, однажды бывший сосед, а теперь хозяин всего их имущества и плюнет на заброшенную могилу, а то и этого не сделает, не заслужили. Следовательно, не в одном понимании счастье.
   Но когда есть взаимопонимание можно попытаться договориться о чем-то хорошем и полезном, о том, что может его принести.
   Вспомним библейскую историю о строительстве вавилонской башни. Один народ был объединен одним языком, имел единое управление и единую цель величественную цель - добраться до небес, где обитают боги, и жить с ними вместе, пользуясь всеми не доступными на земле благами. Такая смелая экспансия, дранг нах небо, получила наименование проекта вавилонская башня. Но, как всегда это бывает, когда внезапно вдруг возникает бредовая идея, появляется уверенность, что она то и принесет, наконец ускользавшее до сих пор счастье, перестают обращать внимание на все препятствия, все ограничения и доводы разума.
   Энтузиазм, возникающий при алкоголизме, сродни энтузиазму одержимого сверхидеей. А, как известно, пьяному и море по колено. Забыли они естественно спросить у богов, понравиться ли им такое нашествие безо всякого приглашения. Боги, почему-то был уверен человек, станут нашими будущими соседями по планируемому коммунальному общежитию. И если нам очень нужна их небесная квартира - то они потеснятся.
   И объединили все люди усилия для этой великой задачи, и стали строить башню до небес. " И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести". (Быт. 11: 3). Но Господь, видя их масштабные приготовления, и горячую решимость довести начатое дело до конца, сильно обеспокоился.
   "И сошел Господь посмотреть город и башню, которые строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они от того, что задумали делать; сойдем же и смешаем там язык их, так чтобы один не понимал речи другого. И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город [и башню]. Посему дано ему имя: Вавилон, ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их Господь по всей земле."(Быт. 11: 5-9)
   И прежде, чем достигнет башня врат
   Небесных башен, посмеется Бог
   Над зодчими, пошлет их языкам
  Различье, не оставит и следа
   Родной, природной речи, заменив
   Разноголосьем непонятных слов.
   Подымется немедля дикий шум
   Многоязычный; все начнут вопить,
  Но одному другого не понять,
   И каждый думать будет, что сосед
   Его дурачит. Наконец, взъярясь
   От крика и охрипнув, драчуны
   Побоище затеют меж собой. (Д.Мильтон)
   Так завершилось великое начинание, рухнул грандиозный проект, так и не был построен тысячелетний рейх, то есть Царство всеобщего благоденствия. Во все времена люди вели себя примерно одинаково. Вспомним вздорную старуху из сказки А.С. Пушкина, с ее вечной неудовлетворенностью тем, что она имела. Ей вечно чего-то не хватало. Она терзала своего старика, не давая ему покоя, требовала от рыбки золотой все большего и большего. И конца этому не видно было.
   ""Смилуйся, государыня рыбка!
   Что мне делать с проклятою бабой?
   Уж не хочет быть она царицей,
   Хочет быть владычицей морскою;
   Чтобы жить ей в Окияне море,
   Чтобы ты сама ей служила
   И была бы у ней на посылках." -
  Ничего не сказала рыбка,
   Лишь хвостом по воде плеснула
  И ушла в глубокое море.
   Долго у моря ждал он ответа,
   Не дождался, к старухе воротился -
   Глядь: опять перед ним землянка;
   На пороге сидит его старуха,
   А пред нею разбитое корыто.." (А.С. Пушкин)
   И не захотел бог жить с людьми вместе в одной коммунальной квартире, и смешал языки, и рассеялись они по земле, не понимая друг друга. И стал строить себе каждый свой собственный рейх, своими собственными силами, со своим собственным маленьким национальным счастьем.
   На каком же языке разговаривали первые люди? Относительно Адама, арабы твердо уверены, что разговаривал наш прародитель в раю только на арабском языке. На земле он пользовался главным образом арабским, иногда, но не часто сирийским, хотя знал, конечно, множество прочих языков. Таким образом, можно сделать из этого вывод, что изначальны языком людей был арабский. С этим утверждением категорически не согласится, думаю, не один еврей, для которых только иврит является языком данным богом. А если спросить мнение китайца, или русского, то у них тоже на этот счет будет свое суждение. Мне до сих пор приходится часто слышать, встречаясь с одним весьма образованным православным служителем, утверждение, что только славянский язык можно назвать божественным языком, только на нем и следует, поэтому читать Писание.
   Но как бы там ни было совершенно очевидно, что язык является средство коммуникации людей, способом сохранять их единство, позволяющим строить им планы и добиваться их воплощения. Язык является и средством государственного строительства. Он цементирует рыхлую массу разделенных традициями, условностями, религией, личностей и групп, в единый государственный монолит. Еще свежи в памяти воспоминания о создании государства Израиль в Палестине после окончания второй мировой войны. Быстро пришло понимание, что без возрождения практически забытого языка древних евреев, не сплотить во едино массу весьма разнородных людей приехавших на землю обетованную со всего света. Редко когда в истории человечества происходило подобное. Эмигранты и Африки, Европы, Азии, Америки, Австралии, отличающиеся друг от друга цветом, кожи, языками и традициями решили назвать себя евреями и построить одно на всех еврейское государство. Без единого языка это было сделать не возможно.
   "Я могу понять двух молодых людей, способных отыскать общий знаменатель своих отношений в невербальной сфере. Однако человеческое общество немыслимо без общего языка. Когда речь идет о десяти, тысяче или миллионе человек, недостаточно, чтобы они сказали друг другу: "ребята, давайте жить вместе!" Необходимо понять как, на какой основе и за счет чего будет достигнута общность. Ведь единство не создается за счет механического соединения во времени и пространстве. Правда, если как следует пере мешать индивидуумов в общем котле, многие из них, скорее всего, отыщут себе подобных и образуют с ними устойчивые этно-социальные сцепления. Однако это будет не общество, а хаотичный конгломерат подобществ, пестрая мозаика, лишенная внутреннего единства.
   Лишь на основе единой системы интеграции может сложиться действительно монолитное общество. Если такой системы нет - можно переместить с места на место миллионы людей безо всякого толка." ( А.Штейнзальц).
   И возрожденный как феникс из пепла иврит стал инструментом государственного строительства и, в конце концов, он выполнил поставленную перед ним историческую задачу. Государство было построено. Но это государство было заражено изначально опасной болезнью национализма, которая постепенно съедала его, и не давала нормально развиваться. Появилась и расцвела ксенофобия, непреодолимое желание делить всех людей на наших и чужих, хотя этот чужой вроде и за нас, но он все равно не наш, гой. Ортодоксальные иудеи приписали себе все заслуги по строительству общего дома, и стали писать законы, ограничивающие проникновение в этот дом чужаков. Все новые запоры сделали совместное жилище похожим на осажденную крепость, защитников которой с каждым днем становилось все меньше и меньше. А тем, кто хотел помочь, отказывали в разрешении во въезде, в праве жить в доме на том основании, что прибивать эти самозваные друзья к дверному косяку мезузу не хотят, и в синагогу идти не желают. Но почему-то упорно называют себя евреями, и активно продолжают навязывать свои услуги. И черный африканский еврей не торопится признать белого за своего соплеменника потому, что тот еврей не правильный. И мама у него не еврейка, и бабушка сомнительного происхождения. Многочисленные израильские посольства погрузились в изучение генеалогических древ претендентов на жительство. Об этой глупости говорил еще Бен-Гурион, считая, что евреем является не тот, кто по паспорту еврей, а тот, кто считает себя евреем. Сама история рассеяния и миграции народа так распорядилась, и нет смысла и морального права заниматься генной экспертизой. Но если желание есть, и уверенность в обладании высшим пониманием морали имеется, то никакие разумные доводы и соображения не будут услышаны. Избранные должны быть и предпочитаемыми, иначе какие же они избранные. Избирает бог, а кто как не ортодоксальные раввины знают кого он выбрал, а кого отверг. И вот в соответствии с принятым в современном Израиле законом, сейчас детям и самого отца-основателя государства отказали бы во въезде в страну. К сожалению, бежавшие от геноцида и ксенофобии, диких расправ и унижений, успокоившись и освоившись на новом месте, гонимые сами быстро переняли те же расистские приемы и методы расовой селекции.
   Существенным в этом примере является роль как объединяющего всех языка, так и сознания своей причастности к общей тысячелетней культуре. Это пример того, как будет развиваться, по-видимому, интеграция народов в единое целое сообщество. Не может быть единства и взаимопонимания без объединяющего всех одного языка. Прежде чем начать снова сооружать циклопическое сооружение общечеловеческого дома необходимо вначале заложить единый фундамент взаимопонимания.
   Интересно, что стремление человека к взаимопониманию и единству проявляется не только в межчеловеческих отношениях. Современный человек стремиться понять язык природы. То есть вернуть себе то состояние единства и понимания которое было у нашего прародителя в раю. Тогда приходили к Адаму все птицы и звери и он определял, что они из себя представляют, их сущность. Каждый получал свое имя. А дать имя, означает определить судьбу и назначение. Древнее поверье приписывало имени магические силы.
   И современный человек открывает двери дома своего и снова как прежде предстают перед ним обитатели земли, и он пытается понять и вступить с ними в диалог. Человек стремиться овладеть знаниями царя Соломона который согласно преданию понимал язык птиц и зверей. "И говорил он о деревах, от кедра, что в Ливане, до иссопа, вырастающего из стены; говорил и о животных, и о птицах, и о пресмыкающихся, и о рыбах.
   И приходили от всех народов послушать мудрости Соломона, от всех царей земных, которые слышали о мудрости его " (3 Цар. 4:33-34).
   Известный этолог, специалист по поведению животных склонен был принять это свидетельство за истину. "У меня есть все основания верить, что Соломон мог действительно беседовать с животными, и даже без помощи волшебного кольца, обладание которым приписывает ему легенда. Я сам могу делать то же самое, не прибегая к магии, черной, или какой либо иной... И не сколько не шучу. В том случае, если "сигнальный код" общественных видов животных вообще можно назвать языком, тогда человек, изучив его "словарь", сможет понимать животных..."(К. Лоренц). Многие животные обладают своим языком, который отличен от языка человека, но он является носителем информации, средства общения и с этой своей функцией справляется не хуже, чем язык человека. Он помогает в коммуникации между отдельными особями, координировать действия всего сообщества при совместных действиях, а также позволяет выражать свое состояние, чувства - тревоги, агрессии, страха, симпатии и любви. Например, язык обезьян-гамадрилов включает в себя около 20 сигналов различного значения. Это, прежде всего звуки и жесты. Одним своим взглядом вожак стаи может управлять всеми ее членами. Н.Пожарицкая пишет о своих наблюдениях: "Враждующие самки часто пользуются угрожающими взглядами во время беззвучных перебранок. Поморгают друг на друга, удовлетворят свою злость и разойдутся, не привлекая внимания вожака."( Н.Пожарицкая).
   Но, безусловно, наиболее примечательными являются попытки человека войти в прямой контакт с животными, наладить с ними взаимный диалог. В этом отношении больших успехов добились американские ученые-биологи Ален и Беатриса Гарднеры. Они предприняли успешную попытку научить человекообразных обезьян языку жестов глухонемых. Выбор средства общения объяснялся тем, что речевой аппарат шимпанзе, на которых проводились эксперименты, очень сильно отличается от человеческого. То есть они не способны повторять человеческие звуки. В природных условиях обезьяны пользуются в основном жестами, а к звукам прибегают лишь изредка. В результате усилий направленных на обучение обезьяны по имени Вашу языку жестов, она "...за первые семь месяцев обучения выучила четыре знака, в течение следующих семи месяцев - еще девять. А к концу второго года обучения, обезьяна стала понимать около шестидесяти знаков и тридцать четыре из них,( например, есть, идти, больше, вверх, пожалуйста, снаружи, внутри, торопиться, запах, слышать, собака, кошка и др.) правильно воспроизводила сама, и ежедневно ими пользовалась. Более того, когда словарь обезьяны составлял лишь десять знаков, она сообразила, что их можно соответствующим образом соединять, и начала сама без особых усилий строить двухсловные комбинации очень похожие по смыслу на те предложения, которые употребляет начинающий говорить ребенок.... Научивши же шимпанзе понимать человеческую речь, установив с ним двухстороннюю информационную связь, у обезьяны можно выработать множество самых различных понятий, навыков, обучить шимпанзе выполнению многих трудовых процедур не механически не рефлекторно, а сознательно осмысленно". (И.Б.Литинецкий). По данным А.Баллона, обезьяны в годовалом возрасте превосходят в практическом интеллекте такого же годовалого ребенка. У них больше моторной ловкости. И только когда ребенок начинает говорить, это соотношение сдвигается не в пользу обезьяны. А если обезьяна начинает говорить, то эта грань отодвигается еще на более поздние возрастные периоды индивидуального развития. Открытия современных ученых сделали грань между человеком и животными совсем призрачной, мы все более отходим от того одностороннего подхода и разделения, который господствовал на протяжении тысячелетий. И который так хорошо выразил Сенека в своих нравственных письмах к Луцилию. "А почему нет блага ни в дереве, ни в бессловесном животном? Потому что нет разума. Потому же нет блага и в младенце: ведь и у него разум еще отсутствует. Он придет к благу, только когда войдет в разум....У бессловесного животного бывает некое благо, некая добродетель, некое совершенство, но не благо, добродетель и совершенство в безусловном смысле. Они достаются на долю не только существам разумным, которым дано знать, почему, до какой степени и как. Поэтому благо есть только у того, у кого разум". (Сенека ) Теперь мы только понимает что нельзя так с ходу отказывать животным в наличии разума и добродетели. Механистический подход, как и антропоморфизм не являются правильными. Чувство единства, сопричастности и ответственности за все что происходит, живет и движется на планете, все в большей степени проникает в наше сознание.
   Мы вдруг внезапно обнаружили, что и у животных имеются социальные потребности, стремление к общению, к получению новых впечатлений. То есть их поведение не основано на одних только инстинктах. Их потребности не сугубо утилитарны. Они также желают быть понятыми и, прежде всего, себе подобными. А если подобного понимания они не находят и оказываются в одиночестве, то страдают и даже могут погибнуть. Так известный зоопсихолог Н.А. Тих пишет: "Необходимость в стадных объединениях, вызванная инстинктом самосохранения, привела к развитию самостоятельной потребности к жизни среди себе подобных, в общении с членами стада. У высших обезьян изоляция из привычной "социальной" среды в ряде случаев приводила животных к гибели."( Н.А. Тих). Причем, по свидетельству Конрада Лоренца, животные способны узнавать друг друга в лицо "персонально". Они избирают из себе подобных только тех, кто им симпатичен. Особенно это заметно при выборе брачного партнера. Многие читатели, пишет К.Лоренц, "особенно те которые немного знакомы с психологией... привыкли рассматривать животных в той или иной мере как грубую скотину и считать, что любовь и брак у этих созданий базируются на мотивах гораздо более плотских, нежели у человека. Это совершенно не справедливо в отношении тех животных, в жизни которых любовь и брак играют важную роль" (К. Лоренц).
   Подтверждение этому можно найти у известного натуралиста Джеральда Даррелла. "Еще до того как вы приведете молодых, так сказать к алтарю, он или она способны вдруг невзлюбить нареченного, и, если вы не будете начеку, либо жених, либо невеста может стать трупом задолго до начала медового месяца" (Д. Даррелл). И более того, показано, что животные ищут себе друга среди собратьев. То есть одни индивиды стремятся к другим, находят родственную душу и уже затем проводят большую часть времени вместе: играют вдвоем, защищают друг друга от сторонней агрессии. Общая же гармония же в животном обществе достигается существованием жесткой, как правило, возрастной, либо половой иерархии подчинения. Так в стаде горилл подобную иерархию исследовал Б. Шаллер. "Если в стаде находится больше одного самца с серебристой спиной, всегда существует отчетливо выраженный табель о рангах. Власть может например, выразится в требовании уступить дорогу на узком пути, или в том, что животное, низшее по рангу, прогоняют с насиженного местечка... Вразрез с общепринятым мнением, иерархия не вызывает раздоров и распрей, а, наоборот, поддерживает мир в группе, так как она отводит каждому члену группы определенное положение: каждое животное точно знает, какое место оно занимает по отношению к любому другому животному.... Подобие такой иерархии можно найти и в человеческой семье, когда отец является главою, а дети находятся в подчиненном положении и повинуются приказам старших." (Б. Шаллер).
   И все таки, почему не так просто бывает порой найти общий язык с человеком, даже когда и язык один. И животных мы начинаем понимать лучше, и они все более доверчиво к нам тянуться. Потому что видят в наших глазах, что нет в них злобы. Как Эдичка вдруг обнаружил, что если он начинает заглядывать по собачьи с любовью и преданностью в глаза людей в поисках к кому бы прислониться, кто подберет и обогреет его, то они не всегда дают ему пинка. А иногда и в самом деле бросают вкусный кусочек со своего стола. И он при этом бывает счастлив как маленький мальчик. "...Да, конечно, он мальчик, но если бы продолбить в голове дыру, вынуть ту часть мозга, которая заведует памятью - промыть и прочистить как следует, было бы роскошно. Вот тогда мальчик..." (Э.Лимонов).
   Мешает нам понимать друг друга, когда других причин нет, совместимость, или ее отсутствие. Несовместимость характеров, привычек, вкусов, все это может стать камнем преткновения в отношениях людей и сделать невыносимым их совместное существование. Когда становится проще перенести физические страдания, голод, холод и жажду чем сообщество нелюбимого человека. Так это состояние описывает Джек Лондон: " ... В маленькой хижине размером десять на двенадцать, вмещавшей две койки и стол, им было вдвоем чересчур тесно. Для каждого из них само присутствие другого было уже личным оскорблением, и время от времени, они впадали в угрюмое молчание, которое становилось все более длительным и глубоким, по мере того, как шли дни. Во время этих периодов молчания, они старались совершенно не замечать друг друга, но иногда не выдерживали, и позволяли себе искоса брошенный взгляд, или презрительную гримасу. И каждый в глубине души искренне удивлялся тому, что господь создал другого."(Д. Лондон).
   Но Бог создал нас всех, человечество едино, у всех нас одни общие предки, одни прародители, и одно будущее. Поэтому, что может нас серьезно разделить, неужели разные вкусы и характер? Когда мы начинаем видеть в другом человеке самого себя, то перестаем концентрировать свое внимание на его недостатках, и замечаем, а быть может даже преувеличиваем, достоинства. Рушатся многие разделяющие барьеры. Исчезает вражда, возникает взаимопонимание, крепнет дружба и любовь.
   Мы оберегаем природу, вешаем охранительные таблички. А кто на нас самих повесит такую табличку и напишет на ней - охраняется государством, национальное сокровище. А если сами напишем и повесим себе на грудь, то станут ли читать и уважать наши права, заботится о нас и любить? Будем оптимистами, если и язык животных мы узнали, то неужели друг друга не поймем? У нас нет иных сокровищ, кроме сокровищ нашей души, мы нищие духом, поэтому с радостью, и безо всякого сожаления, отдаем их такому же нищему и убогому как мы сами. И его лицо при этом озаряется в широкой улыбке.
   "Покамест нищие живут
   и на кладбище ветер свищет.
   Мы будем жить, а выйдет срок,
   то пусть земля нам будет пухом.
   И в жизни тот не одинок,
   Кто уважает нищих духом" (А. Иванов) .
  
  
  
  
  
  Глава 15.
  
  CЧАСТЬЕ В ТРУДЕ.
  
  
  Я считаю, что я подонок, отброс общества, нет во мне стыда и совести, потому она меня и не мучит, и работу я искать не собираюсь, я хочу получать ваши деньги до конца дней своих. (Э. Лимонов )
  
  
  
   Может ли в труде обрести человек счастье? И что такое вообще труд? И.П. Павлов считает, что трудом мы называем те усилия, которые прикладываем для достижения определенной поставленной цели.
   "Рефлекс цели имеет огромное жизненное значение, он есть основная форма жизненной энергии каждого из нас... Вся жизнь, все ее улучшения, вся ее культура делается рефлексом цели, делается только людьми, стремящимся к той или другой поставленной ими цели.. Наоборот, жизнь перестает привязывать к себе, как только исчезает цель..." (И.П. Павлов). Исходя из этого определения, самоценна цель, а не усилия по ее достижению и если можно было избежать этих усилий то можно, следовательно, обойтись без труда. Каждая цель чем-то мотивирована, то есть она имеет свои побудительные стимулы. А стимулы могут возникать под действием изменений в самом человеке - появление чувства голода, жажды. Это первичные мотивации. У человека присутствуют еще и высшие мотивы, диктуемые интеллектом. Любое усилие связано с определенными эмоциями - боли, страха, радости, восторга, отчаяния. Поэтому и труд может приносить как положительные эмоции, та и те, от которых человек спешит поскорее избавиться.
   Всегда в сознании людей присутствовало желание в идеале без особых усилий достигать поставленной приятной цели. И такая жизнь представлялась счастливой. Постоянно в подсознании существовало желание разделить труд и конечную цель. И по возможности все неприятные эмоции, связанные с усилиями, переложить на другого, самому же воспользоваться только конечным результатом труда. Это нашло отражение в фольклоре практически всех народов. Так у африканского писателя А. Тутуолы герой мифов наслаждается жизнью, потребляя вино, которое делает для него его работник - винарь. И вся его жизнь становится сплошным бесконечным блаженством, земным раем, без утомительных трудов по производству божественного напитка. "Я пробовал вино с утра до вечера и с вечера до ночи и с ночи до утра. А воду я и вовсе пить перестал, на воду у меня просто времени не хватало. Винарь без устали гнал вино - выгонял 150 бочонков за утро, но к двум часам дня я выпробывал их досуха, и тогда - это был очень работящий винарь - он приготовлял еще 75 бочонков, и я их пробовал до самого рассвета. Друзей у меня к тому времени завелось - несчитано, и все они помогали мне пробовать вино с раннего утра до позднего вечера. "( А. Тутуола ). Но, к сожалению, винарь вскоре свалился с пальмы и умер. Казалось бы, теперь пора бы взяться за труд, и приступить к изготовлению напитка самостоятельно. Ничуть не бывало. У несчастного пьяницы не осталось ни капли вина. Он уже не радовался так радостно как раньше. И друзья перестали приходить, как только убедились, что вина не осталось и приходить с тем, чтобы помогать пробовать не надо. И вот просидев неделю в тоске и отчаянии, он направляется вслед за винарем в город мертвых, где все покойники собираются прежде чем отправится на небо, чтобы вернуть обратно работника. Приложив неимоверные усилия, и преодолев многочисленные препятствия достигает он, наконец, поставленной цели. И снова в доме воцаряется веселье и счастье.
   Подобные же настроения и чаяния нашли свое отражение и в представлениях о грядущих посмертных блаженствах человека без забот и трудов в райских садах. В частности, в исламе прекрасные гурии, мальчики как жемчужины, подносят райские напитки возлегающим в прохладе тенистых деревьев праведникам. Вот оно счастье и отдохновение от утомительных и беспокойных земных трудов. Что может быть лучше вечного возлежания на мягких коврах, когда можно не пошевелив ни одним мускулом, не напрягаясь, получить все мыслимые чувственные удовольствия и немыслимые тоже. Что может принести труд - только болезни, раннюю старость и разочарование, считали многие философы.
   Эту точку зрения разделяет Эразм Ротердамский, ругающий в своих трудах труд физический и умственный: " Они преждевременно стареют от непосильных трудов, глохнут от криков, чахнут от грязи и смрада....Представьте себе человека, который все детство и юность свои провел в усвоении наук, который убил лучшую часть жизни на непрестанные бдения, заботы, труды, а в прочие годы не вкушал никаких наслаждений; неизменно бережливый, бедный, печальный, хмурый, к самому себе взыскательный и суровый, для других тягостный и ненавистный, бледнолицый, тощий, хилый, подслеповатый, преждевременно состарившийся и поседевший, он до срока расстается с жизнью. Впрочем, не все ли равно, когда он умрет - ведь он и не жил вовсе! Вот вам образ совершенного мудреца! Невежда и сам собою доволен, и другие им восторгаются, так зачем же стремиться к истинной учености, добываемой великими трудами, приносящей с собою робость и застенчивость и, наконец, ценимой столь немногими?!" ( Эразм Ротердамский). Труд удел глупых, а умные живут, наслаждаясь тем, что дает природа и плодами трудов работающих глупцов. При этом сам Эразм отличался необыкновенным трудолюбием, без устали выпуская все в свет все новые и новые свои труды и только смерть прервала его бурную деятельность.
   Поэтому вероятно не во всех своих выводах он был до конца искренен и последователен. И, по всей видимости, на его позицию оказало традиционное представление иудо-христианства на труд как на наказание. Идея связи труда с грехом и проклятием присутствует в Библии.
   Изгнанные из рая наши прародители получают грозное божественное повеление:
   " Адаму же сказал: за то, что ты послушал голоса жены твоей и ел от дерева, о котором Я заповедал тебе, сказав: не ешь от него, проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни твоей; терния и волчцы произрастит она тебе; и будешь питаться полевою травою; в поте лица твоего будешь есть хлеб, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься... Жене сказал: умножая умножу скорбь твою в беременности твоей; в болезни будешь рождать детей; и к мужу твоему влечение твое, и он будет господствовать над тобою". ( Быт. 3: 16-20).
   Августин считает такое наказание вполне справедливым и усилия бога по тому, чтобы труд не был в радость, а доставлял одни лишь неприятности и вредил здоровью оправданными. Для этого Бог и отдал повеление сорнякам расти на тех полях, которые Адам и его потомки станут возделывать. "Относительно же терний и волчцов возможен более простой ответ, так как слова: "Терние и волчцы произрастит она тебе" (Быт. 3. 18) сказаны человеку о земле уже после грехопадения. Но трудно утверждать, что они именно тогда и появились из земли, ибо в их семенах заключена многоразличная польза, а потому они могли существовать и независимо от наказания человека, Но что они начали расти именно на полях, возделывание которых было определено человеку в качестве наказания, думаю, имело значение, как увеличение этого наказания, тогда как в других местах они росли или как корм птиц и скотов, или для каких-либо нужд самого человека. Впрочем, сказанные слова можно понимать и так, что земля и раньше рождала волчцы и терния, но не для труда человека, а в пищу животным; для человека же, усугубляя тяготы его труда, она начала рождать их с того времени, с какого он, вследствие греха, начал обрабатывать землю. Причем они продолжали расти в тех же полях, что и прежде, но теперь уже для человека, как и сказано: "Произрастит она тебе", т. е. для тебя, для твоего труда начнет теперь рождать земля то, что раньше рождалось только как корм скоту."(Августин).
   Но существует и совсем другая точка зрения на действия создателя, согласно которой он вовсе не задался целью вредить людям, а в соответствии со своим замыслом, и по мудрому провидению, только помогал павшему, и погрязшему по своей вине в тяжких проблемах человечеству. Бог никогда не переставал любить людей. И труд изначально не был наказанием, а благословением, особым и бесценным даром.
  
  "Проклята Земля;
   Я должен хлеб свой добывать в трудах.
   Что за беда! Была бы хуже праздность.
  Меня поддержит труд и укрепит.
   Господня благость безо всяких просьб
   О нас промыслила: чтоб нам вреда
  Ни холод, ни жара не нанесли,
   Всевышний, недостойных пожалев,
   Своею дланью в день Суда одел"(Д. Мильтон)
   В раю первый человек наслаждался своими трудами. Вкладывая все усилия в возделывание и благоустройство ландшафта, заботясь о его обитателях, первый человек был по настоящему счастлив. Счастлив от о понимания того что является инструментом реализации божественной цели, счастлив от того что видит реальные благотворные плоды своих усилий и наконец счастлив просто от самого труда который приносил ему радость, заполнял его дни, не давал скучать и тем самым скрашивал и без того приятную жизнь.
  "Отныне и вовеки, предаваясь
   Обязанности милой: холить сад,
  Оберегать растенья и цветы.
   Вдвоем с тобой - мне сладок всякий труд".
  Должен Человек,
   Духовно иль телесно,- каждый день
   Трудиться; в этом истинный залог
   Его достоинства и знак вниманья
   Небесного ко всем его путям " (Д. Мильтон) .
  
   Труд был изначально благословением для человека, таковым он и остался. Те отрицательные эмоции, которые его иногда сопровождают, вызваны, прежде всего, не правильно поставленными целями, или выбранными для их разрешения способами. И сам прогресс человечества, средств труда, все более приближает его к изначальному пониманию и взгляду на труд как на благословение.
   И мы видим, что ценным вдвойне является совместный труд. Адам получил, как дар от бога Еву, чтобы не оставался он в одиночестве, и была у него помощница в трудах. Но и это очевидное положение вызывает явное раздражение у Августина. Он удивляется странному подарку, годному, по его мнению, разве только на то, чтобы воспроизводился род человеческий, но никак ни для других целей. Подарил бы уж лучше мужчину - все веселее и полезнее было бы.
   "А если жена сотворена не для рождения детей, то для чего? Если для того, чтобы вместе возделывать землю, то обработка земли еще не была таким трудом, чтобы была нужда в помощнике, но если бы и была, то помощником скорее был бы дан мужчина; то же можно сказать и об утешении, если допустить, что муж скучал от одиночества. Ибо в этом смысле гораздо сообразнее было бы жить вместе двум друзьям, нежели мужчине и женщине. А если им следовало жить вместе так, чтобы один приказывал, а другой повиновался, дабы враждебные воли не нарушали мира сожителей, то для поддержания мира достаточно было бы такого порядка, чтобы один был сотворен раньше, а другой позже, в особенности если младший был сотворен от старшего, как сотворена женщина. Разве только кто-нибудь скажет, что из ребра мужчины Бог мог сотворить только женщину, но никоим образом не мужчину? Поэтому я не нахожу, для какой помощи мужу была сотворена жена, если не иметь при этом в виду деторождения". (Августин).
   Цель соответствующая внутренним потребностям человека, не вступающая в противоречие с его мировоззрением и системой ценностей освещает как солнечный свет всю жизнь человека усилия по ее достижению всегда приносит только радость. И как бы не ругал труд Эразм, каждый день он забывался от счастья погружаясь в работу. И что бы не говорил спортсмен, художник, писатель, крестьянин о своих трудностях и заботах сопровождающих его труд, он занимается этой работой только потому, что она его удовлетворяет, только потому что он нашел в ней смысл своей жизни . Известно что усилия физические и умственные приводят к образованию химических веществ влияющих на центры удовольствия человеческого мозга, при этом все негативные возбуждения и желания подавляются. У человека доминирующей и все определяющей становится только все поглощающее ощущение радости когда за трудами своими забывается даже то что казалось и должно в первую очередь заботить - еда, комфорт, другие удовольствия. Все отбрасывается все становится второстепенным когда есть любимое дело и оно есть пусть и недостижимая цель. Но сами усилия себя оправдывают, то удовольствие, которое они приносят уже есть высшая награда, высшее благословение.
   Примером того, как гармонично и неразрывно связан труд со смыслом жизни, с ее содержанием, со всеми ее превратностями, могут послужить животные. Хотя и уверен Джон Мильтон, что "Животным же Создатель разрешил бездейственно слоняться и Творцу Отчета не давать", это мягко выражаясь, заблуждение. С ним не согласен и Ориген, считающий что следует людям многому научиться у братьев наших меньших," ...чтобы они, взирая на муравьев, делались более трудолюбивыми, становились более бдительными по отношению к полезным для них предметам, а, взирая на пчел, научились бы повиноваться властям и принимать участие в заботах, столь необходимых для благосостояния городов"( Ориген ).
  
   Нет больших тружеников, чем животные, безделье в их среде немыслимо, так как сама жизнь при этом теряет свой смысл. Классический пример тому организация труда в муравейнике, или в пчелином улье. Здесь есть четкое разделение функций. Каждый знает свое определенное место и свое дело. Все насекомые объединены единой задачей выживания, все подчинено ей. Нет недовольных, никто не находится в состоянии уныния, или грез о лучшей доле в ином муравейнике здесь, или на небесах. Жизнь для них это труд, а труд это радость жизни. Пчелы, добывающие мед, его же и потребляют, но при этом кормят всех остальных обитателей улья.
   Пчелиные матки без устали откладывают яйца, пчелы-стражи готовы в любую минуту отдать свою жизнь за то чтобы сохранить мир и порядок в улье, пчелы-кормилицы ухаживают за личинками, даже трутни и те готовятся к своей важной и единственной в жизни работе - размножению и после этого выполнив свою задачу, умирают. Все целесообразно, гармонично, все подчинено цели и все полно жизни.
   Пример организации жизни у общественных насекомых вдохновлял философов на создание гармоничной и приносящей всеобщее благо модели государства. Например, Платон в своем утопическом государстве предложил разделить всех граждан на три класса: простых людей, воинов и стражей. На вершине общественной пирамиды должны стоять стражи, они будут выполнять функции законодательной и исполнительной власти. Первый раз они будут избираться всеми гражданами, а затем эти прерогативы будут передаваться по наследству. В особых случаях, одаренный ребенок из других социальных групп может выдвигаться в стражники. Но это высокое положение можно утратить при несоответствующем поведении. Аристократия в виде стражей будет управлять бескорыстно. Воспитание детей будет направлено на то чтобы вырастить мужественных, ответственных, умеющих себя вести граждан. Допустимы только разрешенные учебники и книги, воспитывающие эти благородные качества. Няням и матерям следует запретить рассказывать не прошедшие цензуры сказки, дабы они не развращали молодежь. Смерть не является дурным делом если это смерть во имя отечества, следовательно, сказки в которых оплакивается смерть друга категорически запрещаются. Настоящий гражданин должен быть выше этих сантиментов и не боятся смерти. Громкий смех не позволителен, поэтому следует запретить Гомера с его "неистощимым смехом благословенных богов." Драматические постановки и пьесы также не желательны, так как в них играют мужчины подражающие отрицательным героям, а настоящий гражданин не должен подражать женщинам, рабам и вообще низшим. "Если же человек, обладающий умением перевоплощаться и подражать чему угодно, сам прибудет в наше государство, желая показать нам свои творения, мы преклонимся перед ним как перед чем-то священным, удивительным и приятным, но скажем, что такого человека у нас в государстве не существует, и что не дозволено здесь таким становиться, да и отошлем его в другое государство, умастив ему главу благовониями и увенчав шерстяной повязкой..."(Платон).
   Стражи будут довольствоваться малым: есть простую пищу, жить в скромных домах. Заботиться только о своем физическом и духовном развитии. Они не будут иметь частной собственности, но будут при этом счастливы. Так как очевидно, что не может быть не счастлив тот человек который отдает свой труд во благо общества. В утопии Платона не будет ни богатства, ни бедности. Поэтому и с соседями будут мирные отношения. Не сложно будет находить себе союзников, так как военная добыча никого интересовать не будет, все будут озабочены только счастьем города. Мужчины и женщины будут совершенно равноправны, так как нет никакого существенного отличия в способностях к управлению государством между ними. Пары будут подбираться на основе государственных интересов и целесообразности. Лучшие производители должны иметь больше детей. Последние не должны знать своих родителей и ко всем старшим относится, почтительно, видя в них своего возможного отца, или мать. Матери должны рожать в предпочтительном возрасте до сорока лет, а мужчины вступать в брак до 50. Аборт и детоубийство являются принудительными. Все женщины должны быть общими. В обществе должен главенствовать дух общности, поэтому частнособственнические чувства должны быть сведены к минимуму. Правительство должно иметь право на ложь и если необходимо обманывать людей для их же блага, так и не всякое лекарство является вкусным. Основной внедряемой ложью должна быть та, что, бог создал людей трех сортов; самые лучшие сделаны из золота, менее лучшие - из серебра и простая толпа - из меди и железа. Те кто создан из золота достойны занять место стражников, те кто из серебра - войнами, а кто из меди, те должны заниматься физическим трудом. При таком положении пропадает зависть, желание изменить свое положение в социальной структуре. Каждый трудится на своем месте и приносит пользу всем. К сожалению, подобные утопические проекты возникали в голове не одного Платона и некоторые из них пытались реализовать на практике. Общество Спарты, построенное по законам Ликурга, тому наглядный пример. Близка к платоновской и государственная модель третьего рейха. Реализация на практике платоновской утопии неизбежно привело бы к умственной деградации значительной части созданного на ее основе общества.
   Положительным моментов является то видение Платона, что не всякий труд должен вознаграждаться материально. Труд является, и должен быть самой наградой в гармонично, и справедливо устроенном обществе. Эта идея не была принята и отвергалась практически во всех последующих государственных моделях. Слишком велико было разъединение людей, слишком слабо сознание причастности к единому общему человеческому роду. Зато что такое - это мое, и то мое же каждый понимал очень хорошо. Хватательный рефлекс появляется одним из первых, и пропадает только со смертью человека. И только тогда рука разжимается и выпускает то, что бы она успела ухватить за всю жизнь. Такое же непонимание можно встретить и у отцов Церкви. Одно из типичных высказываний на этот счет можно встретить у Кирилла Иерусалимского. "Ибо ожидание награды укрепляет душу в доброй деятельности. Потому что всякий работник охотно переносит труды, когда предвидит за труды плату; а у тех, которые трудятся, не видя платы, прежде времени с телом изнемогает и душа. Воин в ожидании награды охотно идет на врагов; напротив никакой воин, находясь в службе у нерассудительного Царя, который не дает платы воинам за труды, не хочет умереть за него". (Кирилл Иерусалимский).
   Труд подневольный, труд не приносящий внутренней радости, труд раба, крепостного, рабочего у конвейера, безусловно, должен компенсироваться какими либо значимыми для работника благами: едой, деньгами, материальными ценностями. Но это не труд свободный, желанный, являющийся благословением. Рабочий у станка, получающий компенсацию за свои усилия в размере достаточном для восполнения его сил, это часть механизма, которая будет мечтать только о том времени, когда или механизм сломается, или ее за износом выбросят в утиль. То есть когда рабочий уйдет на пенсию. Подобный труд и является проклятием. Цель не может сводиться к смерти и вечному отдыху, целью может быть только сама жизнь. Как можно видеть в сообществе общественных насекомых, у них цель и жизнь слиты настолько, что нет времени размышлять о пенсии. Мать, отдающая свои силы, свою любовь детям, не думает о награде в будущем. Она счастлива сейчас, и уже получает свою награду. Писатель, пишущий книгу уже удовлетворен и счастлив от своей работы. А если он получит еще и вознаграждение за свой труд, что же, он будет этому только рад. Но не эта награда служила стимулом в его творчестве. Неужели бы сам Кирилл Иерусалимский бросил бы свое перо, как воин меч, в ожидании положенной за его труд награды? У великих мыслителей часто случается, что собственные теории отрываются от реальности, и перестают быть значимыми в жизни самого автора. Сознание разделяется, и дальше продолжают обе его части жить совершенно самостоятельно, игнорируя друг друга.
   Интеллект человека значительно выше мыслительных способностей животных. И каждый человек представляет собой неповторимую индивидуальность, имеющую право на свое развитие. Это развитие залог процветания всего общества. Тот разум, который так мешал Платону в его моделях, а также некоторым его последователям, и составляет залог обретения счастья не только избранными, но всеми. Не нужна будет ложь во спасение, потому что спасены будут все. Труд осознанный, труд с учетом личных задатков каждого, станет благословенным.
  Мы вред
  На пользу обернем; из бед и зол
   Составим счастье. Муки отстрадав,
  Преодолеем кару, и в раю,
  При помощи терпенья и труда,
   К покою, к благоденствию придем. (Д. Мильтон).
  
  
  
  
   Глава 16.
  
   СЧАСТЬЕ В БЕСПЕЧНОСТИ.
  
  
   Эх, пить будем, гулять будем,
   а смерть придет - помирать будем.
  
  
  
   Поведение современного человека определяется в основном принципами гедонизма, стремлением ко всему, что приносит наслаждение. Страдания, болезни, смерть - это зло которое если и невозможно окончательно устранить из жизни, но по возможности необходимо избегать. Но ни одно удовольствие не может приносить вечной радости. Первоначальные сильные ощущения притупляется, свежесть чувств проходит. То, что стимулировало раньше и украшало жизнь, перестает радовать. И человек, казалось бы, во всем благополучный погружается в депрессию. Необходимы все новые стимулы, или новый взгляд на старые, притупившиеся стимулы. На помощь приходят всевозможные тренинги. Такие, например, как тренинг наслаждения, аутогенной тренировки и так далее. Все они направлены на то чтобы вывести человека из состояния скуки, стресса, замкнутости, научить радоваться жизни, всем самым незначительным ее проявлениям, находить хорошее и в самых неблагоприятных обстоятельствах, приводить свою психику в состояние уравновешенности и блаженного довольства.
   Психика современного человека сильно деформирована. Нормальное общение заменено общением с телевизором, или компьютером, который становится для человек ближайшим безответным другом, тем, кто постоянно говорит, не обращая ни на кого внимания, о своем и с которым можно беседовать, игнорируя в свою очередь его присутствие. Его особо не интересуют телепередачи - необходим фон позволяющий заполнить внутреннею пустоту. В.Ефимов описывает психологию обывателя: " ...обращает он внимание лишь на то, что вызывает особенную неприязнь - например, сильно надоевший рекламный клип. Если он и выскажет свое мнение, то это будет брюзжание. Не способен воспринять сложную сюжетную линию или какое-нибудь протяженное по времени построение сюжета, поскольку внимание его постоянно соскальзывает, отключается. Особенно восприимчив к чернухе, плохим новостям, мрачным предсказаниям. Уловив в потоке информации какую-нибудь мысль, любит с ней поспорить, вовсю пользуясь безответностью телевизора. Со временем телезритель-обыватель настолько привыкает к общению с "ящиком", что переносит эту манеру коммуникации и на людей. Когда встречаются два таких человека, они очень мило беседуют, не слыша друг друга. Похожего эффекта можно добиться, поставив напротив друг друга два работающих телевизора." ( В.Ефимов )
   Это поведение стало всеобщим, породив легкомысленное отношение к межличностным связям, взаимной ответственности и собственным обязанностям. Если раздражает жена, надоедают дети, которых не удается моментально как телевизор "выключить" - подойдет немедленный развод, не устраивает скучная работа, или старые друзья - необходимо "переключится на другой канал", бросив работу и порвав надоевшие связи. Но на другом канале не обязательно будет интересная, или вообще какая-либо передача. Но у людей с нестабильной психикой нередко желание выключить раздражающий его объект реализуется немедленно. И вот мы слышим об участившихся внутрисемейных драмах: убивающих или наносящих друг другу тяжелые травмы супругах, детях совершающих подобные же преступления. В головах у людей стерлась грань между реальностью, где ничего нельзя вернуть назад и иллюзией, где можно все повторить и переиграть сюжет.
   В наши дни и профессиональные психотерапевты, священнослужители, то есть те, кому сам долг велел слушать и слышать, порой воспринимают только самих себя, отвечают только на свои мысли и решают свои проблемы. Надоевшие прихожане и пациенты со своими вечными проблемами воспринимаются как персонажи скучного сериала. Так И. Влахос в "Православной психотерапии" советует священникам отвлечься от собственных проблем, от того, что сейчас занимает мысли, от бесконечного внутреннего диалога и попытаться сосредоточиться на том, что говорит собеседник. "При этом необходимо обладать как минимум одним, но довольно редким качеством: умением слушать. Очень часто человеку нужно прежде всего не обменяться мнениями, а выговориться, "излить душу." Вообще человек устроен так, что ему гораздо интереснее говорить на те темы, которые интересны ему, и мало кто заботится о том, насколько они интересны собеседникам.... В повседневном общении большинство людей почти не способны проявлять искренний интерес к партнеру по общению как к личности, представляющей уникальную и неповторимую ценность в очах Божьих. Как правило, нам что-то нужно друг от друга, и это заслоняет все остальное." При этом надо всегда помнить, что психология пришедшего к батюшке мало чем отличается от его собственной, оба они продукты современного общества, и он не горит желанием выслушивать все что тот будет говорить, а стремится только выговориться "выключив звук" у собеседника. Поэтому И.Влахос советует меньше вмешиваться в разговор со своими оценками:" Для этого лучше меньше перебивать его, прерывать или сбивать с мысли. Как один из наиболее действенных методов следующий: во время беседы батюшка способствует тому, чтобы человек высказался как можно полнее, показывая ему, что его слушают и понимают, но делает это максимально нейтрально - кивком головы, междометиями, короткими позитивными репликами: "Да-да...," "Я понимаю...," "Угу...." Без таких одобряющих сигналов собеседнику говорить трудно". Полное молчание может быть в конечном итоге неправильно истолковано, а однообразные междометия начать и раздражать. Вот здесь и поможет совет слушать то, что говорит "телевизор ". Следует время от времени вставлять фразы, показывающие, что священник не был полностью погружен в самосозерцание. "Этим целям прежде всего служит перефразирование - повторение мысли собеседника своими словами в концентрированном виде: "Если я правильно понял, то...," "Иными словами, вы полагаете...." Чтобы не перебивать говорящего, сбивая его с мысли и раздражая, перефразировать нужно, дождавшись паузы".( И. Влахос). Но это требует внимания и сосредоточенности, чтобы правильно повторить услышанное, иначе в случае неудачи это может привести к отрицательным для взаимопонимания результатам. И совсем будет неплохо, если священнику удастся не только повторить сказанное ему, но и скопировать жесты и движения говорящего, приспособиться к ритму его дыхания." ... Процессу более глубокого понимания может отчасти способствовать наблюдение и частичное следование жестикуляции человека, его манере выражать свои мысли, подойти под ритм его дыхания..." Рядом поставленные телевизоры не слушают друг друга, не обращают друг на друга внимания, ну а двигаться и повторять движения друг друга - этого им тем более не дано, и эта функция в них не заложена. Так что разговор приобретет более живой и человечный характер. И еще один совет - не допускать чтобы человек со своими комплексами проблемами и заботами стал обузой, не повис на священнике. "Безусловно, жить, душевно "повиснув" на другом человеке, в данном случае на священнике, гораздо легче, чем самому преодолевать груз внутренних конфликтов и душевной неуравновешенности". Из искренних советов Влахоса видно, как сложна, тяжела и утомительна беседа для пастора. Все таки придется по видимому в конце-концов надоевший телевизор выключить. Тогда стоило ли его вообще включать? Нужно ли было начинать беседу?
   Лев Николаевич Толстой любил беседовать с православными священниками, слишком много у него возникало вопросов на которые он не мог найти ответ, слишком много непонятного, того что не в состоянии был постигнуть его разум. Но удивительно, что его собеседники неизменно жаловались после бесед на свое крайнее утомление, не привыкли они общаться, разучились думать, и настойчивость Толстого их только раздражала, хотелось прервать утомительный разговор и уйти снова в покой и уединение. Ясно, что для них тягостны были эти встречи, как и со всеми, кто лишал их покоя, нарушали созерцательную жизнь, вводили в нее чувство тревоги и смятения. Привычным же состоянием была обломовская мечтательность, которая и составляла саму жизнь.
  
   "Лежанье у Ильи Ильича не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием". ( И.А. Гончаров ).
   И такое состояние не привилегия только некоторых священнослужителей, такое впечатление порой складывается, что большая часть наших любимых сограждан живет как во сне, гуляет и веселится как во сне, напивается до бесчувствия, чтобы продлить сон, а если случится умереть, то лучше чтобы это тоже прошло как то незаметно во сне. Страшно общаться друг с другом не во сне, страшно жить не во сне, просыпаться и задавать себе неприятные вопросы.
  
   "...Обломов тихо погрузился в молчание и задумчивость. Эта задумчивость
  была не сон и не бдение: он беспечно пустил мысли бродить по воле, не
  сосредоточивая их ни на чем, покойно слушал мерное биение сердца и изредка
  ровно мигал, как человек, ни на что не устремляющий глаз. Он впал в
  неопределенное, загадочное состояние, род галлюцинации... Грезится ему, что он достиг той обетованной земли, где текут реки меду и молока, где едят незаработанный хлеб, ходят в золоте и серебре...". (И.А. Гончаров).
  
   Как это лениво, хорошо и приятно. Теплый ветерок нежно прикасается к твоей коже, лаская и успокаивая, Что мальчики с бокалами нектара обслуживающие праведников в раю, целые реки молока и меда несут сами к тебе свои восхитительные воды. Никто тебя не тревожит - ешь, пьешь и спишь, иногда только пробуждаясь, чтобы взглянуть на окружающее и вкусить благ временных. Вот она счастливая и сложившаяся жизнь.
  
   "...Задумчиво глядя, как тихо и покойно утопает в пожаре зари
  вечернее солнце, наконец решит, что жизнь его не только сложилась, но и
  создана, даже предназначена была так просто, немудрено, чтоб выразить
  возможность идеально покойной стороны человеческого бытия". (И.А. Гончаров).
  
   Бывает побеспоконый чем то непонятным и пришедшим извне, от человека ли мятущегося и бесконечно задающего неудобные вопросы, или из глубин собственного подсознания, разум вдруг тоже начинает от чего то тревожится, спрашивая - не пропустил ли ты что то самое главное в жизни, то, что составляет ее смысл, но потом снова успокаивается и засыпает.
  
   " А если закипит еще у него воображение, восстанут забытые воспоминания, неисполненные мечты, если в совести зашевелятся упреки за прожитую так, а не иначе жизнь - он спит непокойно, просыпается, вскакивает с постели, иногда плачет холодными слезами безнадежности по светлом, навсегда угаснувшем идеале жизни, как плачут по дорогом усопшем, с горьким чувством сознания, что не довольно сделали для него при жизни...". (И.А. Гончаров).
  
   Может и правда не стоит задавать неудобных вопросов, только тревожащих и отвлекающих нас от безмятежного и ленивого времяпровождения, не стоит общаться, любить. Успокоится, закрыть глаза, и уснуть быть может навсегда.
  
   " На ближайшем кладбище под скромной урной покоится тело его, между кустов, в затишье. Ветви сирени, посаженные дружеской рукой, дремлют над могилой да безмятежно пахнет полынь. Кажется, сам ангел тишины охраняет сон его". (И.А. Гончаров).
  
  
  Глава 17.
  
  СЧАСТЬЕ В БЕЗУМИИ.
  
  
  "Не забывайте, что я - поэт и потому думаю, что каждый должен бросить все свои дела и заняться чтением моих стихов" (Гейне)
  
  
   Долгое время в психиатрической практике, для лечения больных тяжелыми формами депрессии, широко применялся метод лоботомии. Суть его заключается в том, что проводящие пути мозга иссекаются хирургическим путем. Человек утрачивает при этом часть своих прежних способностей, как правило, те, которые связаны с интеллектом. Пережив болезненные манипуляции с вскрытием черепной коробки и вивисекцией, больной, после тяжелого реабилитационного периода, выздоравливает. Вчерашние невротики становятся образцовыми гражданами образцового государства. Идеальным себя считает любое государство, а вот граждане не всегда оправдывают возлагаемые на них надежды. И размышляют слишком много, и всегда всем недовольны, а главное не счастливы. А ведь, сколько хорошего для них делается - не видят, не понимают, волнуются, и постоянно предъявляют претензии. Достается и близким.
   Так Лабмрозо замечает: " Все, кому выпадало на долю редкое счастье жить в обществе гениальных людей, поражались их способностью перетолковывать в дурную сторону каждый поступок окружающих, видеть всюду преследования и во всем находить повод к глубокой, бесконечной меланхолии. Эта способность обусловливается именно более сильным развитием умственных сил, благодаря которым даровитый человек более способен находить истину и в то же время легче придумывает ложные доводы в подтверждение основательности своего мучительного заблуждения". (К. Ламброзо ).
   Но после хирургического вмешательства все меняется. Страдавшие до операции депрессией, после нее просто преображаются. Их поведение становится адекватным. Социальные нормы и ограничения, которые они прежде не замечали и легко преступали, приобретают в их глазах непререкаемый авторитет абсолютной истины. Близкие и родные из последних людей, на которых стоило бы обращать внимание, сразу превращаются как в сказке, по одному взмаху волшебной палочки, в милых и благожелательных ангелочков, готовых всегда прийти каждому нуждающемуся на помощь. Хорошее и благодушное настроение возвращается и больше не покидает их до самой смерти. Использование химиопрепаратов, психотропных средств никогда не приводило к столь скорому и радикальному эффекту. Все довольны. Пациент, ранее доставлявший всем столько беспокойства, просто не понимал, чего он лишился. И какой вообще ему резон огорчатся - ведь жизнь так прекрасна. Близкие, избавившись от лишних хлопот и тревог, тем более были счастливы. В современной общественной структуре подобная лоботомированная личность удобна всем, и является идеалом образцового гражданина - вечно счастливого, и всегда благодушного, послушного и внушаемого. Это розовая мечта любого правительства, в любой стране, в любое время.
   Дальнейшее развитие фармакологии и появление мощных нейролептиков привело к тому, что стали предпочитать более недорогие и щадящие методы воздействия на психику. Хотя спутница лоботомии - шоковая терапия долго еще оставалась любимым инструментом лечения больных с нервными расстройствами. Тоже метод достаточно действенный, хотя и не такой эффективный как первый. Мощный разряд тока, конвульсии пациента и прекрасный результат - довольная жизнью личность качается целыми днями из стороны в сторону прижавшись к стенке, погруженная в грезы, воображая себя в них одинокой березой в чистом поле. В целом неплохо, но могло быть и лучше. Счастливые граждане, которым психиатрия подарила свою заботу и внимание, чувствовали себя как кастрированные коты у добрых хозяев. И еды хватает, живут припеваючи, катаются как сыр в масле, и заботливого внимания хоть отбавляй. Можно спать на кресле сутками на пролет, просыпаясь только для того, чтобы поесть и снова заснуть. И лишь иногда промелькнет в памяти как тень воспоминание об иной беспокойной, полной неустройства и тревоги жизни. Холеные, жирные, всем довольные, и вечно счастливые, никогда не жалеющие о том, что потеряли.
   У Карлоса Кастанеды есть поучительная история о двух котятах найденных одной женщиной почти мертвыми в сушилке прачечной. Она привела их в нормальное состояние, вернула им жизнь, кастрировала, "... и путем отличного кормления и заботы вырастила их в двух гигантских котов - черного и рыжего.
   Два года спустя она продала свой дом. Поскольку она не могла взять
  своих котов с собой и неспособна была найти для них другой дом, все, что
  она могла сделать в подобных обстоятельствах - это отнести их в
  ветеринарную лечебницу, чтобы их усыпили.
   Я помогал ей отвозить их...Когда мы наконец прибыли к ветлечебнице, она взяла черного кота первого и, держа его в руках ни слова не говоря, вышла из машины. Кот играл с ней, трогая ее слегка лапкой.... пошел, играя и облизывая руки несущие его к его року?... пошел к своей смерти доверчиво, полный своих кошачих суждений. Я взглянул на Макса. Он сидел позади. Движение моей головы, должно быть испугало его, потому что он нырнул под сиденье водителя. .... Кот лежал в углублении пола машины. Он, казалось, был очень возбужден. Дыхание его было ускоренным, он взглянул на меня. Наши глаза встретились и захватывающее ощущение завладело мной. Что-то охватило мое тело, какая-то тревога, отчаяние, или может быть раздражение из-за того, что я участвую в происходящем.
   Я чувствовал необходимость объяснить максу, что это было решением
  моей подруги, и я только помогаю ей. Кот продолжал смотреть на меня, как бы понимая мои слова. Тело мое ощутило странный толчок, и я автоматически открыл дверцу машины. "Беги, макс, беги! - сказал я коту. Он выпрыгнул из машины и промчался через улицу, стелясь телом по земле, как настоящая кошка. Противоположная сторона улицы была пустой. Там не стояло автомашин, и я мог видеть, как макс бежит по улице вдоль тротуара. Он добежал до угла большого бульвара, а затем нырнул в водосточное отверстие канализационного люка... Мне казалось, а может я видел, отчаянный блеск в глазах Макса, когда он взглянул на меня, прежде чем выпрыгнуть из машины, и я верил в то, что на какой-то момент это кастрированное, перекормленное и бесполезное животное-игрушка стало котом".( К. Кастанеда ).
   Это своеобразная иллюзия утраченного шанса на полноценную жизнь. Но, у Кастанеды один кот все же попытался вырваться из сжавших его челюстей неумолимого рока, и получить еще один шанс. Кастрированный, отвыкший от самостоятельного существования, потерявший необходимые для выживания навыки и инстинкты, он, конечно же, обречен на смерть в сырых и темных канализационных путях. Это была одиночная вспышка животного рефлекса, идущего из глубин подсознания. Рефлекса, заставляющего существо цепляться за жизнь изо всех оставшихся сил. Этот рефлекс жизни в значительной степени атрофирован у современного цивилизованного человека. Хотя он вроде и счастлив, потеряв свое мужское достоинство, утратив разум после лоботомии, но у него постоянно остается еще иная альтернатива, так как подсознание еще не задето грубым вмешательством скальпеля.
   Но может быть все же прав тот кот, который смирился со своей печальной участью и спокойно смотрит в глаза смерти? Жизнь закончилась, и ничего в ней уже не изменить. Засов печи крематория открыт, и летит его оплывшая жиром тушка в огонь. Все, что от него осталось - горстка черного пепла, брошенная в мусорный бак. Пепла, которому не понадобится больше ни теплого кресла, ни молока с ветчиной. Его сон продлиться уже вечно без пробуждения. Быть может это и есть счастье?
  Есть люди, которые добровольно отказываются от того, чем наградила их природа, чтобы они были счастливы, полагая, что лучше ее понимают, в чем состоит их благо.
   И в результате, одни отказываются от всего что имеют, другие стремятся взять все что возможно, даже то, что не требуется для нормальной, здоровой, полноценной жизни. И те и другие уподобляются счастливому кастрированному, разжиревшему коту. Аскетические практики самоограничения, вплоть до лишения тела самого необходимого для жизни, как и избыточное потребление с пресыщением и утратой интереса к жизни - все это является симптомами по сути одной и той же болезни, называемой безумием.
   Кто из двух животных более безумен? Тот, кто предпочел смерть перспективе отказаться от достатка и комфорта, или тот кто выбрал пусть короткую, полную страданий, жизнь полноценного животного? Вообще что такое безумие? По мнению профессора Поршнева, " психическое заболевание не установлено, пока нет ненормального поведения. Что же такое ненормальное поведение в самом широком обобщении?
  Это не те или иные действия, а невозможность их корректировать извне, т. е. привести в соответствие с требованиями среды или отдельных людей" (Б.Ф.Поршнев). Следовательно, ненормальность с точки зрения психологии это не внушаемость. Нормальный человек является комфортным, общительным, внушаемым. Он не замыкается в себе, легко идет на контакт и ведет себя в соответствии с принятыми в обществе нормами морали. Эту норму представляет человек статистически усредненный. Легко поддающиеся интердикции, они становятся потребителями бесконечных рекламных благ, которые сами же и производят. Люди выдающиеся, являются заведомо отклонением от стандарта. Часто их поведение эпатажно, вызывающе, и провоцирует окружающих, не привычных к эксцессам, на конфликт. В крайнем случае, при далеко зашедшей болезни, поведение признанных гениев может иметь выраженный антисоциальный, криминальный характер. Достаточно вспомнить воспоминания Сальвадора Дали о счастливых моментах своей бурной жизни.
   "Мне пять лет. Весна в деревне близ Барселоны, в Камбриле. Я гуляю в поле вместе с маленьким, беленьким и кудрявым мальчиком, он младше меня и, значит, я за него в ответе. Он едет на трехколесном велосипеде, а я иду пешком, подталкивая его сзади рукой. Мы проезжаем мост, у которого еще не достроены перила. Оглядевшись и заметив, что нас никто не видит, я грубо толкаю ребенка в пустоту. Он падает с высоты в четыре метра на уступи. Затем я бегу домой сообщать новость. И все часы пополудни полные крови тазы то и дело выносят из комнаты, где ребенку предстоит лежать в постели больше недели".
   И далее воспоминание из более зрелого возраста, когда его попросили выступить на собрании с речью. Не долго размышляя, что бы сказать, он повинуясь внезапно появившемуся импульсу пришел к решению. "Кровь прилила к моей голове и, вскинув руку вызывающим жестом, я закричал во всю силу легких: - Да здравствует Германия! Да здравствует Россия!"(С. Дали). При соответствующем лечении справится с заболеванием у Дали было бы вполне возможно, но это был бы уже не прежний художник, а лоботомированная, приятная, послушная личность. Мир навсегда бы утратил своеобразного художника. Эту закономерность, то есть связь гениальности с безумием люди поняли еще на заре современной истории. Так, Аристотель свидетельствовал, что "многие индивидуумы делаются поэтами, пророками или прорицателями и что Марк Сиракузский писал довольно хорошие стихи, пока был маньяком, но, выздоровев, совершено утратил эту способность. ...Замечено, что знаменитые поэты, политики и художники были частью меланхолики и помешанные, частью - мизантропы, как Беллерофонт. Даже и в настоящее время мы видим то же самое в Сократе, Эмпедокле, Платоне и других, и всего сильнее в поэтах. Люди с холодной, изобильной кровью (букв. желчь) бывают робки и ограниченны, а люди с горячей кровью - подвижны, остроумны и болтливы". То же мнение можно встретить у Платона. "Бред совсем не есть болезнь, а, напротив, величайшее из благ, даруемых нам богами; под влиянием бреда дельфийские и додонские прорицательницы оказали тысячи услуг гражданам Греции, тогда как в обыкновенном состоянии они приносили мало пользы или же совсем оказывались бесполезными. Много раз случалось, что когда боги посылали народам эпидемии, то кто-нибудь из смертных впадал в священный бред и, делаясь под влиянием его пророком, указывал лекарство против этих болезней. Особый род бреда, возбуждаемого музами, вызывает в простой и непорочной душе человека способность выражать в прекрасной поэтической форме подвиги героев, что содействует просвещению будущих поколений."
  " И еще один не менее убедительный пример оценки своего реального состояния великим поэтом Гейне. "Очень может быть, что моя болезнь (болезнь спинного мозга) придала моим последним произведениям какой-то ненормальный оттенок...
   Мое умственное возбуждение есть скорее результат болезни, чем гениальности - чтоб хотя немного утишить мои страдания, я сочинял стихи. В эти ужасные ночи, обезумев от боли, бедная голова моя мечется из стороны в сторону и заставляет звенеть с жестокой веселостью бубенчики изношенного дурацкого колпака". ( Гейне ).
   Ч.Ламброзо в своей работе "Гениальность и сумасшествие", приведя глубокий анализ множества фактов, подтверждающих неразрывную связь гениальности с сумасшествием, сделал вывод: "Таким образом, величайшие идеи мыслителей, подготовленные, так сказать, уже полученными впечатлениями и в высшей степени чувствительной организацией субъекта, родятся внезапно и развиваются настолько же бессознательно, как и необдуманные поступки помешанных. Этой же бессознательностью объясняется непоколебимость убеждений в людях, усвоивших себе фанатически известные убеждения. Но как только прошел момент экстаза, возбуждения, гений превращается в обыкновенного человека или падает еще ниже, так как отсутствие равномерности (равновесия) есть один из признаков гениальной натуры". ( Ч. Ламброзо ).
   Счастливы ли потерявшие разум поэты, или ученые, не имеющие представления о реальности вокруг них и времени суток, занимаясь годами и десятилетиями решением волнующих их вопросов? Несомненно, да. Это вопрос еще о связи гениальности с трудом. Труд безумца - благословенный труд. Одержимый не нуждается в оплате своей работы, так как он уже получил ее - а именно ощутил удовлетворение, испытал радость в процессе труда. Во имя своей цели они готовы даже пожертвовать всем что имеют, не думая тем более о материальной выгоде.
  Христос говорит, если "...не будете как дети, не войдете в Царство Небесное". (Мф. 18:3). По своей психологии и поведению гении похожи на детей. Их не заботит, что они будут есть, где спать. Они как птицы небесные живут только сегодняшним днем. Живут как Адам в раю, с твердой уверенностью, что весь мир вокруг них должен крутиться, а если это не происходит, и миром они остаются не оценены и не востребованы - то тихо умирают в клиниках для душевнобольных, или в голодном одиночестве. Даже признанные гении порой заканчивают свою жизнь так же. Примером тому Свифт. "Старость, как известно, осуществляет мечты юности; пример - Свифт: в молодости он построил дом для умалишенных, а на старости лет и сам поселился в нем" (С. Кьеркегор ).
  
   В греческой мифологии большинство героев рано или поздно теряли рассудок, при этом доставляя массу неприятностей окружающим. Потерявший разум Геракл убивает своих детей, Бротей сойдя с ума бросается в огонь, для Беллерофонта его нелады с разумом заканчиваются падением с вершины Олимпа на землю, где он хромой и слепой скитаемся до самой смерти. Герой ведущий себя всегда рационально даже немного подозрителен, так как это не соответствует правде жизни. Разум не толкает на приключения и подвиги, а заставляет сидеть под крышей дома, строить дом, воспитывать детей. Разум подавляет эмоции, а без них нет сказки и мифа. Жизнь разумного также слишком суха и правильна. Его характер, как правило, отравляет жизнь всем, кто попадается на пути.
   Достаточно вспомнить хрестоматийный пример двух неординарных личностей - Льва Николаевича Толстого и Александра Сергеевича Пушкина. Один - воплощение трезвого ума, стальной, бескомпромиссной воли и логики. Везде и во всем ищущий и находящий смысл, целесообразность и организованность. Единственный беспорядок, который отравлял его логичные построения, был алогизм существования смерти с ее стремлением к разрушению и уничтожению всего в мгновение ока, всего, что так долго и с трудом создавалось. Я не могу, не должен умереть - постоянно говорил Толстому голос его разума, это противоречит логике, но чувства захиревшие рядом с мощным интеллектом, при этом молчали. И он до самой смерти, так и остался в недоумении стоять перед этим неразрешимым вопросом.
   И другой - воплощение энергии, ничем не сдерживаемых эмоций, неожиданных решений и нелогичного, порой абсурдного поведения. Не боящийся смерти, живущий так, как будто жизнь сегодня кончается. Как мотылек он летел к солнцу, пока хватало сил, пока жизнь еще теплилась в его тщедушном тельце. Толстой вел жизнь трезвую и правильную, писал длинные правильные статьи с обличением пороков, клеймя и разоблачая разврат, бескультурье и упадок нравственности. При этом родные рядом с ним не сияли от радости: бесконечные ссоры с женой, непонимание, неповиновение, не желание родственников жить так как он приписал, - все это отравляло семейную обстановку и делало ее порой невыносимой. И, в конце концов, он сам бежал из своего дома.
   И на другом полюсе Пушкин - душа компании, любящий веселые пиры, не отвергающий ничего из того, что бог нам дал для счастья, ревнующий и прощающий, приходящий в экстаз и уныние, верный и преданный друг, окруженный толпой почитателей. Умерший рано, но проживший счастливую жизнь пусть не разумного, эмоционального, одержимого человека. Две судьбы - два типа личности. Эмоции гениев подавляют разум. Разум мыслителя отбрасывает эмоции. Но именно они делают жизнь яркой и полной, голый же разум иссушает ее. Возможно ли сохранить баланс и не утратить счастья?
   Потеряв разум человек не обязательно впадает в уныние. Наоборот более счастливого лица порой трудно отыскать: олигофрен радостно сворачивает шею цыпленку, одержимый писатель изнемогает от блаженства, заканчивая очередной том своих произведений, который возможно сведет его в могилу, ученый с восторгом взрывает в лаборатории динамитную шашку - все они счастливы.
  
   "Пульс слабый и неровный, кожа бледная, холодная, голова горячая, воспаленная, глаза блестящие, налитые кровью, беспокойные, бегающие по сторонам". Счастлив.
   (Ревелье-Парат о состоянии здоровья Тассо)
  
  
  
  Глава 18.
  
   СЧАСТЬЕ В НИЩЕТЕ.
  
  
  Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие. (Мф. 19: 21-24).
  
  
  
   Нищета бывает разная - нищета вынужденная и нищета добровольная. Вынужденная возникает из за нарушения основных принципов взаимоотношения людей - когда один человек старается составить свое благополучие за счет труда ближнего. Голод и безысходность толкает неизбежно людей на занятие тем, что не соответствует их внутренним потребностям, что им не интересно, от чего им тоскливо, и что съедает без остатка их жизнь и здоровье. То есть заниматься не благодарным трудом, не благословенным, не тем, в котором каждый должен видеть и находить смысл и радость своей жизни. А трудом вынужденным, соответствующим определению труда как наказания. Труда в поте, изнурении, не приносящего ни радости, ни здоровья. Такой труд в соответствии с требованиями справедливости должен быть оплачен. Страдания и неудобства им причиняемые, жизнь и силы им отнятые, должны быть компенсированы.
   Но в истории человечества подобное случалось редко. И более того, отказываясь что либо платить, людей низводили до положения рабов. Когда под страхом наказания они вынуждены были работать, отдавая все созданное безвозмездно. И это стремление воспользоваться чужим трудом безо всякой компенсации не ушло в область предания, а живо и поныне. Достаточно вспомнить закрытый только сравнительно недавно официальный ранок рабов в Чечне. Людей украденных и вывезенных в багажниках автомобилей со всей страны везли в это место. Их выставляли на продажу, оценивали и продавли, меняли как скот. А затем держали на цепи в подвалах, ямах, сараях. Кормили как животных и избивали при малейших признаках не довольства. Это стало обыденным и привычным явлением. Мало тех, кто бы не знал, еще меньше тех, кто бы этого явления не одобрял. Произошла чудовищная деформация сознания, и люди за короткий промежуток времени с высот требований современной морали и достижений в понимании личностной неприкосновенности и ценности, упали до уровня представлений о допустимом пещерного человека. Когда только свой, член стада, группы, общины считался достойным внимания и неприкосновенным. Все остальные определялись простым понятием - чужой, враг, которого нужно было или убить, чтобы съесть, или использовать на трудных и вредных работах. Понимание ценности личности было вытеснено чувством стадности и осознанием того, что только принадлежность к этому, пусть даже криминализированному сообществу, согласие с его законами дает право надеется на получение части благ. В стадах первобытных людей даже старикам, женщинам и детям не принимавшим участия в удачной охоте, доставалась часть добычи. Главное чтобы тебя приняли за своего.
   История показывает, что в этом отношении мы не далеко ушли от наших предков. Может ли быть доволен, чтобы не говорить счастлив человек оказавшийся волей случая в таких условиях, ставший рабом вопреки своему желанию, и вынужденный работать, чтобы только над ним не издевались, чтобы только не умереть? Ответ ясен - однозначно нет.
   Или иная, более благоприятная ситуация, когда человек добровольно дает себя посадить на цепь - труд рабочего у конвейера, и всякий монотонный, подневольный, не творческий труд не для себя, только ради получения вознаграждения. Оно может быть недостаточным, не покрывающим затраченных усилий и не обеспечивающим элементарные жизненные потребности. Трудящиеся остаются нищими, без радости бесконечно вынужденные приниматься за дело, не способное принести достаток ни им самим, ни их семьям. Они вынуждены бесконечно вращать колесо тяжелого жернова в котрый постепенно затягивается и перемалывается все их жизнь. Или если вспомнить "Фабрику" Блока:
  
   " В соседнем доме окна жолты...
   Они войдут и разбредутся
   Навалят на спину кули
   И в жолтых окнах засмеются
   Что этих нищих провели... (А. Блок).
  
   Но у тех, кто встает к станку, взваливает на свою спину кули, все равно есть свобода выбора. Есть возможность сбросить тяжелый мешок и остаться с тем, что они имели до того - то есть ни с чем, с самим собой, со своими мыслями и надеждами, и с верой. Но так способны поступить люди достаточно сильные, волевые. Часто это те, кто не желает изменять своему жизненному призванию, поступаться убеждениями и ронять человеческое достоинство, чем бы это для них не закончилось. Это удел в первую очередь оказавшейся в бедственном положении интеллигенции.
   "...Идя на работу, возвращаясь с работы, я чувствовал себя таким
  нищим, одним из тех, кого провели. Моя родная русская литература не давала мне стать простым человеком и жить спокойно, а вот ..., она дергала меня за красную куртку басбоя и высокомерно и справедливо поучала: "Как тебе не стыдно, Эдичка, ведь ты же русский поэт, это каста, дорогой, это мундир, ты уронил честь мундира, ты должен уйти отсюда. Лучше нищим, лучше как жил в конце февраля - нищим бродягой". (Э. Лимонов).
   И снова вперед, в беспросветную нищету, бродить по чужим, серым, безрадостным улицам, ночевать на скамейке в парке, или в метро, мокнуть под холодным дождем, голодать, но при этом чувствовать себя свободным, независимым и счастливым. В настоящее время подобная форма жизни стала даже обычной, принятой и нормальной для многих. Они сделали свой свободный выбор - и выбор этот заключается в добровольной нищете.
   Одним из целой армии таких нищих добровольных бродяг является Юрий Пиотровский. Он путешествует по Европе без денег, вещей и еды. Спит на лестничных клетках в подъездах жилых домов, в общежитиях для бездомных, в католических монастырях. При этом он замечает, что самыми неприветливыми и негостеприимными являются, почему-то монахи. Они всегда смотрели на него подозрительно и больше чем на одну ночь у себя не оставляли. "А ведь я, во-первых, - путник, а, во-вторых, - близкий им, казалось бы, по духу человек". ( Ю. Пиотровский). Попав в чужой город, советует он, не нужно нервничать и размышлять где переночевать. Часов в 10-11 следует поехать в центр, где побольше приличных домов. Затем пройтись по улице поочередно толкая двери в надежде найти незапертую. И как только такая дверь найдена, необходимо сразу подняться на верхний этаж. Собрать коврики, которые лежат у входных дверей, постелить на них газеты, и спокойно располагаться на ночлег - тепло и уютно. В немецких и австрийских домах лестничные площадки довольно чистые, поэтому запачкаться вам не грозит. Утром следует только пораньше проснуться, чтобы не потревожить хозяев и не забыть положить коврики на место. Не следует особо нервничать, когда вас застанут лежащим на коврике перед дверью. Люди бывают разные - немцы большей частью реагируют достаточно спокойно. "Один мужчина средних лет спросил, не голоден ли я. Вообще-то я был сыт, но решил посмотреть, какая будет реакция, и я сказал, что от чашечки чая не откажусь. Через некоторое время он появился на площадке с подносом, на котором стояли кофейник, молочник, чашка и высилась горка бутербродов, а также лежала накрахмаленная салфетка. С аппетитом поужинав, я позвонил к нему в дверь и с благодарностью вернул поднос с посудой, а он пожелал мне доброй ночи."
  (Ю. Пиотровский).
   Но, конечно же, не всегда прием бывает таким теплым, бывает и полицию вызову. Об одном подобном типичном случае встречи со стражами порядка он рассказывает: "они проверили мои документы, установили личность по компьютеру, а потом спросили: "Скажите, пожалуйста, а в России можно спать в чужом подъезде?" И я им с гордостью ответил, что в России можно все! Тогда они мне объяснили, что в Германии этого делать ни в коем случае не следует. Причем, весьма тактично, без каких-либо угроз или оскорблений. А потом попросили покинуть дом. Тогда я поинтересовался, можно ли мне переночевать в полиции? Они, естественно, замахали руками, мол, нет-нет."
  ( Ю. Пиотровский).
   Для людей подобных Пиотровскому нищета способ, стиль жизни который их вполне устраивает и от которого они не собираются добровольно отказываться. Однажды Юрий зашел в туалет закусочной "Макдональдс" чтобы умыться и побриться. Но здесь его не вежливо встретила уборщица. " Она закричала: "Что вы делаете?! Это не парикмахерская!" Я ей культурно отвечаю: "Извините, но ведь очереди в туалет никакой. И вообще у вас еще пусто. А на парикмахерскую у меня нет денег". Она мне тут же начала мораль читать: "Вы должны работать! Безобразие!" Вот в этом-то: "Ты должен работать, чтобы зарабатывать" - как раз и заключается главное отличие западного мировоззрения от восточного..." ( Ю. Пиотровский). Так что мировоззрение у каждого свое и понимание счастливой жизни тоже разное.
  
   Есть еще нищета природная, от отсутствия здравого смысла, понимания, в соответствии с поговоркой, кого бог хочет наказать, того лишает разума. Такого рода нищие иначе жить не могут не потому, что не хотят, а как говориться, так на роду у них написано. И желали бы они жить по царски, да во дворец не пускают. А чтобы самому о себе позаботиться для этого разум требуется, а вот с ним то и проблема. О таких нищих много и охотно пишет Достоевский.
   " Действительно, везде в народе нашем, при какой бы то ни было обстановке, при каких бы то ни было условиях, всегда есть и будут существовать некоторые странные личности, смирные и нередко очень неленивые, но которым уж так судьбой предназначено на веки вечные оставаться нищими. Они всегда бобыли, они всегда неряхи, они всегда смотрят какими-то забитыми и чем-то удрученными и вечно состоят у кого-нибудь на помычке, у кого-нибудь на посылках, обыкновенно у гуляк или внезапно разбогатевших и возвысившихся. Всякий почин, всякая инициатива - для них горе и тягость. Они как будто и родились с тем условием, чтоб ничего не начинать самим и только прислуживать, жить не своей волей, плясать по чужой дудке; их назначение - исполнять одно чужое. В довершение всего никакие обстоятельства, никакие перевороты не могут их обогатить. Они всегда нищие. Я заметил, что такие личности водятся и не в одном народе, а во всех обществах, сословиях, партиях, журналах и ассоциациях". (Ф. М. Достоевский).
   Это вечный персонаж русских сказок мечтающий на печи о несметных богатствах. Но это может быть и не обязательно человек не имеющий ничего, как у Достоевского, а весьма состоятельный, но нищета у него иная, духовная. Недалекий и посредственный он, понимая свои недостатки, и боясь упустить подвернувшийся шанс, хватает все что попадает ему под руки - звания, должности, материальные блага. Он знает только одно, что они позволят ему и дальше спокойно лежать на печи, витая в наркотических грезах и ничего не делать. Пример, ставший скандально известным, это не просыхающий от бесконечных пьянок, забросивший работу, президент Ельцин. Но единственное, что он не выпускал никогда из рук, ядерный чемоданчик, символ власти, позволяющей вести подобный образ жизни. И даже лежа на операционном столе, он крепко держал его. И только тогда, когда дали наркоз, и глупое сознание отключилось, рука разжалась, и символ власти выпал из нее. Глупая нищета не позволяет увидеть выхода из проблем, которые жизнь так охотно нам подбрасывает. И одни продолжают нищать материально и духовно, а другие, более удачливые только духовно. Те из них, кто обнищал материально, часто собираются возле православных храмов прося милостыню. Но это не добрые нищие. Если пройти мимо, стараясь не замечать, отворачивая в сторону глаза, или дать не дай бог мало, с точки зрения просящего, то он может еще и догнать, костылем ударить, и потребовать больше. Не имеешь ты права проходить просто так мимо инвалида войны и труда, дать обязан.
   Но беспросветность и бессмысленность своей жизни осознают и те, кто ничего не имеет и те, кто имеет слишком много. Все они не счастливы.
  
   Но, та нищета, о которой говорит Христос, это нищета добровольная, осмысленная не просто ради нищеты, а во имя обретения высшего смысла жизни. Или как сказал Майстер Экхарт " Люди должны думать не столько о том, что они должны делать, сколько о том, каковы они суть".(М. Экхарт).
   Наше время считается временем индустриального прогресса и изобилия материальных благ. Великие надежды были связаны с техническим прогрессом, появилось вера, что вместе с ним мы неизбежно войдем в период всеобщего процветания и достатка, обретя, наконец, удовлетворение и успокоившись от терзавших нас забот. Эта вера превратилась в новую религию, материальные блага стали идолом, которому стали охотно поклоняться.
   "Триединство неограниченного производства, абсолютной свободы и безбрежного счастья составило ядро новой религии - Прогресса, и новый Земной Град Прогресса должен был заменить Град Божий. Нет ничего удивительного в том, что эта новая религия дала ее приверженцам жизненную силу, энергию и надежду." ( Э. Фромм) .
   Но вскоре пришло разочарование и понимание, что счастье не достигнуто, что все надежды оказались обманом. Человек стал более зависим и менее свободен, зависим от государства, индустрии, средств информации, рекламы. Все стараются манипулировать нашим сознанием. Альберт Швейцер высказался о создавшейся ситуации следующим образом. Необходимо "отважиться взглянуть в лицо сложившемуся положению... Человек превратился в сверхчеловека... Но сверхчеловек, наделенный сверхчеловеческой силой, еще не поднялся до уровня сверхчеловеческого разума. Чем больше растет его мощь, тем беднее он становится... Наша совесть должна пробудиться от сознания того, что чем больше мы превращаемся в сверхлюдей, тем бесчеловечнее мы становимся". (А. Швейцер). Абсолютно верное замечание - возросшее количество материальных благ сделало человека только беднее духовно, и чем больше он получает, тем беднее, несчастнее становится. Счастья идущего, как казалось, рука об руку с прогрессом, не прибавляется. Следование только требованием гедонизма является тупиковым путем, и он был уже апробирован в истории.
   Каждый человек включен в определенную социальную систему отношений. Он занимает отведенную ему потребительскую нишу. Определенный порядок регламентирует всю его сознательную жизнь, начиная с колыбели и кончая смертным часом. Всегда ясно, что будет на обед, в который час нужно садится на электричку и отправляться на работу, в который час засыпать, и даже когда и как предстоит умереть, тоже подробно расписано. Все, что выходит за этот жестко очерченный жизненный круг, современный человек не замечает, а если и замечает, то отмахивается.
   Один мужчина, находившийся в башне Всемирного торгового центра во время атаки террористов, рассказал, что смотрел в окно, когда подлетал самолет, видел, как он приближается, но не пошевелился, не попробовал спастись, так как до последней секунды не мог поверить в реальность происходящего. Это был, казалось отрывок из очередного голливудского фильма ужасов. Но реальность грубо вмешалась в устроенный быт тысяч людей. Сознание опасности пришло тогда, когда катастрпофа уже произошла и башни рухнули. Люди часто бывают ленивы и не стремятся изменить что то в своей жизни, даже если приближающаяся опасность вполне осознается. Они не пошевелят пальцем, если это только может стоить потери хоть части имеющихся благ, и грозит сломать заведенный раз и навсегда порядок.
   Эрих Фромм приводит рассказ Артура Кестлера о событии, пришедшем с ним во время Гражданской войны в Испании. " Кестлер находился на комфортабельной вилле своего друга, когда поступило сообщение о наступлении войск Франко; не было сомнений, что вилла будет захвачена еще до рассвета и тогда Кестлера, скорее всего, расстреляют. Он мог бы спастись бегством, но ночь была дождливой и холодной, а в доме было тепло и уютно, и он решил остаться. Не одна неделя прошла, прежде чем его чудом удалось спасти из плена благодаря усилиям друзей-журналистов. Тот же тип поведения характерен для людей, которые скорее рискнут умереть "своей смертью", чем пройти медицинское обследование, в результате которого может быть поставлен диагноз опасного заболевания, требующего серьезного хирургического вмешательства." (Э. Фромм).
   Основной опасной болезнью современного общества является гипертрофированное чувство потребительства. Оно растет беспрерывно, начиная с детского возраста, когда ребенку достаточно съесть вещь чтобы ее присвоить, и кончая периодом, когда эта форма присвоения становится не приемлемой. Дома, машины, яхты и другое движимое и недвижимое имущество уже съесть не возможно, а удержать в своей собственности хочется. В потреблении материальных благ теряется всякая мера. По словам Э.Фромма, "потреблению присущи противоречивые свойства: с одной стороны, оно ослабляет ощущение тревоги и беспокойства, поскольку то, чем человек обладает, не может быть у него отобрано; но, с другой стороны, оно вынуждает его потреблять все больше и больше, так как всякое потребление вскоре перестает приносить удовлетворение. Современные потребители могут определять себя с помощью следующей формулы: я есть то, чем я обладаю и что я потребляю".(Э. Фромм).
   Если нет сознательного контроля, то вещи постепенно овладевают самим хозяином и начинают диктовать свою волю. Они больше не приносят удовлетворения, не приносят радости, а только все новые заботы по обеспечению их сохранности, целостности и функциональности. Реклама, нацеленная на разжигание потребительского чувства, навязывает человеку все больше ненужных вещей, а технический прогресс постоянно расширяет структуру возможного потребления. Современный человек сводит весь смысл своего существования к обладанию, качество бытия для него теряет свою значимость. Он не подвергает сомнению осмысленность своего существования, даже если оно приносит только тоску и разочарование.
   " При ориентации на обладание нет живой связи между мной и тем, чем я владею. И объект моего обладания, и я превратились в вещи, и я обладаю объектом, поскольку у меня есть сила, чтобы сделать его моим. Но здесь имеет место и обратная связь: объект обладает мной, потому что мое чувство идентичности, то есть психическое здоровье основывается на моем обладании объектом (и как можно большим числом вещей). Такой способ существования устанавливается не посредством живого, продуктивного процесса между субъектом и объектом; он превращает в вещи и субъект, и объект. Связь между ними смертоносна, а не животворна". (Э. Фромм).
   Человек превращается в существо легко манипулируемое, зависимое, слабое, безвольное, не способное осмыслить свое бедственное положение, а тем более изменить его. Единственный выход из этого положения - разорвать порочную связь между человеком и окружающим его миром вещей. А это возможно только через осознание приоритета внутреннего бытийного существования над внешним. Душа человека не может оставаться в покое, она обязана расти и развиваться, только тогда человек будет счастлив.
  "Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее. Ибо что пользы человеку приобресть весь мир, а себя самого погубить, или повредить себе?" (Лук. 9. 24-25).
  
  
   Глава 19.
  
  
   СЕКТАНТСКОЕ СЧАСТЬЕ.
  
  
  "...Ищу ли я религиозную секту, проповедующую любовь, любовь людей друг к другу, во что бы то ни стало - любовь.
  Милый мой, где ты найдешь ее, такую любовь? Милый мой, где ты найдешь ее, эту секту, где тебя изласкают, положат голову на колени - спи, милый, усталый, спи. Нет в мире такой секты. .... Где теперь такая секта? Почему не обступят меня ее ласковые обитатели? Балерина шутливо станет на голову, Паскалино взъерошит мои волосы, а Джордж поцелует мое колено. "Ты пришел к нам, ты устал, вот вино и хлеб - и мы умоем ноги твои - усталый и бедный, и будь с нами сколько захочешь, и мы не уйдем от тебя на службу завтра, как папа и мама, как жена и как дети - в школу. Мы будем с тобой долгое счастливое время, и может быть, потом, это случается редко, ты уйдешь, когда захочешь, и мелькнут наши старые здания в твоем глазу..." Братство и любовь людей - вот о чем я мечтал, вот что хотел встретить. Нелегко отыскать все это - и хожу я уже полгода, а сколько буду ходить
   еще... Бог знает, сколько..." (Э.Лимонов).
  
  
  
  
   Первое мое знакомство с корейской пресвитерианской сектой произошло, когда привлеченный размещенным в газете объявлением о наборе в духовную академию, я отправился по указанному адресу. Академия размещалась в квартире жилого дома. Поднявшись на нужный этаж, я после минутного колебания позвонил. Дверь открыла немолодая уже кореянка с испугано бегающим взглядом и красными воспаленными глазами. Секунду только посмотрев на меня, она сделала неопределенный взмах рукою, по всей видимости, приглашая войти, и, дернувши нервно плечами, быстро удалилась.
   Пройдя в комнату, я увидел корейского пастора - мужчину лет пятидесяти облаченного в длинную черную сутану с широкими рукавами. Он протянул и пожал мне руку, широко улыбнувшись, при этом обнажив все свои 32 неровных зуба. Затем, уже учась в академии, мне довелось видеть, как отрабатывалось это ритуальное рукопожатие и улыбка любви. Они составляли важную часть учебной программы. Студенты один за другим подходили к корейскому наставнику, протягивая руки, улыбаясь и заглядывая в глаза. И опять новый подход, и опять рукопожатие, улыбка, взгляд, и так повторялось до тех пор, пока эти жесты не будут отработаны до автоматизма. Ведь этот ритуал, главное свидетельство твоей христианской любви к людям. Впрочем, как только он исполнен, о последних можно сразу забыть.
   Корейский пастор в своем черном одеянии выглядел нелепо, и видимо сам это понимал. Лицо его носило ярко выраженные признаки атавизма: резко скошенный лоб, широкие массивные скулы и глубоко посаженные под тяжелыми надбровными дугами глаза. Но это не было доброе лицо имбицила, или по собачьи ласковое олигофрена. Тяжелый взгляд его почему то напомнил мне виденного в городском зоопарке самца шимпанзе. Он с таким же выражением зло и явно неодобрительно смотрел на проходящих мимо клетки надоевших посетителей, время от времени с явным удовольствием сплевывая в их сторону.
   Вот только черной рясы на нем не было.
   Пастор сел в кресло, рядом поспешно пристроилась встретившая меня в прихожей переводчица. С минуту помолчав, явно изучая пришедшего, он вдруг внезапно закатил глаза и громко закричал что то по-корейски.
   - Молитва, разговор с богом, - тихо пояснила переводчица, и также закрыв глаза, тонким визгливым голосом поддержала наставника. Вопли становились все громче, лишь на мгновение смолкая, чтобы снова возобновится с новой силой. Лицевые мышцы молящихся неестественно напряглись и лихорадочно подергивались. Господи, подумал я, куда меня занесло, надеюсь, эта встреча хорошо закончится. Крики все не прекращались, а становились только громче и надрывнее, теперь в них появились новые оттенки - какие то всхлипывающие, стонущие и лающие звуки, напоминающие одновременно вой койотов и брачные крики влюбленных верблюдов. Голова пастора стала все больше подергиваться, следом за ней пришли в движение руки, на губах появилась белая пена.
   Через пятнадцать минут, доведя себя до состояния неистовства, он вдруг дернулся всем телом, крики внезапно оборвались, и в комнате повисла тяжелая, тягостная тишина. Обведя мутным взглядом и словно не узнавая присутствующих, он, наконец, остановил его на мне, и так долго сидел разглядывая, по всей видимости, изучая, неодобрительно кривя при этом губы. Вероятно, мне не удалось скрыть от него своей неодобрительной реакции на все происходящее.
   Затем он внезапно вскочил и, резко повернувшись к переводчице, что то громко закричал по корейски. Женщина испуганно опустив голову и сжавшись всем телом, как будто желая немедленно провалиться сквозь землю, слушала его. Потом из ее глаз потекли слезы и, наконец, зарыдав навзрыд, она вскочила со стула и выбежала из комнаты. За ней последовал и пастор, громко хлопнув входной дверью.
   Оставшись в одиночестве, я несколько ошарашенный случившимся, минут десять еще просидел, не зная как ко всему этому отнестись, а также в напрасной надежде, что кто-то, возможно, еще появится в опустевшей квартире с разъяснениями. Но, так никого и не дождавшись, покинул духовную академию.
   И только много позже, изучив основы протестантской теологии, мне стал понятен смысл происшедшего. Пастор исполнился духа святого, все остальные нет, это и привело его в состояние праведного гнева. Такое состояние, как оказалось, является для наставника вполне обычным, и как позже мне объяснила переводчица, лучше никому не знать, что он при этом кричит на корейском и какими словами пользуется. Но было понятно и без перевода, о каких словах идет речь. Эти выражения в переводе не нуждаются, и хорошо известны всем, являясь особо любимыми в нетрезвых мужских компаниях, и в среде созревающих подростков, встречаясь в изобилии на стенах любого общественного туалета.
   Полученное впечатление было ярким и надолго запомнилось, верно отразив специфику корейских миссионерских сект, психологию и культуру их адептов.
  
   И еще одно более позднее впечатление об общественной благотворительной деятельности корейских сект. Для того чтобы привлечь людей в церковь, особенно активная работа сектантами проводится среди детей, в твердой уверенности, что за ними обязательно последуют и родители. Для реализации этой цели не жалеют никаких средств.
   И вот очередной летний заезд в санаторий. Десятки собранных на улице детишек погружены в автобусы, которые вереницей направляются в сектантский рай. Воспитатели беспрерывно распевают однообразные отупляющие гимны с бесконечным повторением одной темы избрания, смерти, воскресения и спасения. Крики аллилуйя, мы спасены, разносятся далеко от автобуса, пугая случайных прохожих. И вот все добираются, наконец, на место, и после обустройства и завтрака начинается шабаш. Всех детей собирают в зале, разбивая на небольшие группы, к каждой из которых прилагается наставник.
   После небольшой разминки, в виде вступительной молитвы пастора-хозяина, в которой он долго и громко что то сердито пытается объяснить богу, начинается основная часть. Экзальтированные ведущие один за другим без перерыва выбегают на сцену, постепенно приводя себя в невменяемое состояние, истерически выкрикивая бессмысленные фразы и конвульсивно дергаясь. Аллилуйя кричит один, слава Христу вторит другой. Гимны чередуются молитвами, то есть теми же громкими криками возбужденных до крайности мужчин и женщин.
   Дети сбиты с толку, растеряны, некоторые в испуге плачут. Наставники настойчиво демонстрируют им, как следует себя вести, подражая очередным уже очумелым, и мало что соображающим ведущим. После небольшой проповеди корейского пастора, которая также не обходится без обязательных криков с призывами к богу и духу святому, все повторяется с самого начала. Доведя детей до состояния полной прострации и подавив способность слабого и не развитого еще рассудка к трезвой оценке происходящего, их рассаживают на полу и под руководством сектантов приступают к изгнанию злых духов. Визги и страшные крики заполняют зал. Некоторые из экзарсистов катаются и бьются в истерике, иногда вдруг вскакивая и картинно поднимая к потолку руки, чтобы затем снова упасть. Другие ползают на коленях рыдая и смеясь попеременно. С перерывами на обед и ужин это мероприятие длится до самого вечера. И так несколько дней оздоровительного заезда.
   Уверенно можно сказать, что такого приключения дети уже никогда не забудут, и станут долго еще удивлять родителей своими неожиданными и странными выходками.
  
  
   Преодолеть отчужденность дать человеку ощущение комфорта, общения, счастья берутся многочисленные секты. Но декларируемые цели, как правило, скрывают подлинные диктуемые рыночной экономикой задачи. Если есть спрос на общение и положительные эмоции - будет и предложение. Но далеко не всегда услуги оказываются доброкачественными. Достаточно посмотреть на многочисленные миссионерские секты, и особенность их деятельности. Например, значительная часть современных корейских пасторов-миссионеров представляют из-себя люмпенизированную часть корейского общества.
   Многие из них росли в необеспеченных семьях, без какой либо надежды на хорошее образование и приличное будущее. Многие длительное время являлись пациентами психиатрических клиник. С грузом психологических проблем, накопленных за годы беспросветной нищеты, получив бесплатное поверхностное образование в миссионерских семинариях, они устремились за границу к богатым берегам Америки. Разросшаяся корейская диаспора Лос-Анжелеса не в состоянии была интегрировать всю эту массу ищущих теплого места бродяг. И значительная их часть ринулась дальше, оседая в разбросанных по всему миру корейских диаспорах. Собирая паству, образуя церкви, которые должны кормить их самих и многочисленных родственников, алчные, наглые и беспринципные они разнесли повсюду бациллы бескультурья, примитивного, искаженного, с налетом восточного мистицизма христианства. Им безразличны христианские традиции страны проживания, ее культурные ценности. Вся усвоенная ими структура межличностного общения сводится к рукопожатиям с обязательными рекламными улыбками. Вся мораль и доктрина - к вольно толкуемым библейским строкам с обязательным императивным требованием десятин - даваемых богу, воплощенному в корейском пастыре, его жене и детях. Чтение библии заменяет всё христианское и культурное наследие. Примитивное морализаторство, неадекватное, нуждающееся в психиатрической коррекции поведение, все это характерно для корейских пасторов. Церкви ими образуемые являются недоброкачественным заменителем требуемого обществом продукта - полноценного, бескорыстного общения, любви и взаимопонимания.
   Обыденным явлением в таких сектах являются нервные срывы, истерии, пароноидальное, шизоизное поведение служителей и прихожан, копирующих поведение Учителя. Постоянно образуются не один, а несколько центров истерического резонирования, от которых кругами как волны от брошенного в воду камня расходятся патологические влияния, захватывая всех рядом присутствующих. И вот уже вся община напоминает открытый для свободного посещения сумасшедший дом. Случайно зашедший человек не увидит в нем медицинского персонала и вероятно подумает, что врачи вместе с санитарами, верно бежали от греха подальше, но почему они не оставили на дверях предупреждающую об опасности вывеску? Одно больное животное может заразить всю стаю и стать причиной гибели всех. Одна больная чумой крыса могла стать в недалеком прошлом причиной гибели в портовых городах миллионов. Один или несколько психически больных или одержимых людей становятся причиной гибели десятков, а то и тысяч человек. Стоит только вспомнить волнующую всех проблему терроризма. От подобного предостерегал еще апостол Павел, говоря, что в настоящей Церкви все должно быть благопристойно и чинно.
   "...Иначе войдут к вам незнающие или неверующие, то не скажут ли, что вы беснуетесь?"(1 Кор. 14:23). Но секты - это продукт общества основанного на товарно-денежных отношениях и деньги становятся решающим аргументом в их существовании. К сожалению, к оценке качества этого общественного продукта не привлекается должного внимания тех государственных структур, которые должны непосредственно его контролировать. Прежде всего, это касается органов здравоохранения и охраны порядка. Мало того подобные секты делятся как дизентерийные палочки в организме, приближая развитие болезни. Так корейские секты особенно активны в открытии собственных семинарий и духовных академий. Но человек обычно терпит, не обращая внимание на температуру до тех пор, пока у него не появится диарея и только тогда начинает принимать антибиотики.
   У людей всегда имеются внутренние предпосылки психопатологического характера, для развития которых необходим лишь провоцирующий фактор. Такими факторами могут послужить неблагоприятные социально-экономические условия, конфликты. В особенности к их воздействию чувствительны лица с психопатической конституцией. Именно такие люди в первую очередь оказываются в сектах ища в них защиту и поддержку от тревожащих их внешних воздействий. Но вместо этого они попадают в деструктивную среду, которая сама становится дополнительным провоцирующим фактором для формирования патологических реакций, психопатических отклонений с параноидной и шизоидной симптоматикой, реактивных психозов и неврастений. По оценке Х.Менга " Вследствие анормальных психических реакций данные лица и их семьи не были в состоянии справиться с трудной социальной ситуацией и преодолеть ее, так что возникал порочный круг между нервным состоянием больного и деструктивным воздействием на него". В этом особая опасность сект.
   У них нет того относительно жесткого контроля соответствия поместной Церкви догме, и верности служителей выверенным за тысячелетия традициям который присутствует в традиционных конфессиях. Безусловно, что там не так весело как в компании заезжих миссионеров-шизофреников, не так интересно как у миссионеров-параноиков, но зато за состояние собственной психики можно быть вполне спокойным, и за сохранность своих финансов тоже. Однако свобода выбора есть у каждого. Двигаться по сложному пути постепенного духовного роста или получить все сразу и сейчас, оторваться на полную катушку с последующим возможно визитом в клинику для душевнобольных.
   Вспоминается реальный случай, прошедший в пресвитерианской духовной Академии, когда служитель божий, который одновременно был и студентом, хотел выбросить в окошко служительницу божью, только потому, что она его раздражала (синдром телевизора). Дело было на 9 этаже высотного дома. Его с трудом успокоили, хотя до реализации задуманного оставалось приложить еще только последнее усилие. Служительница сама оказалась вредной, истеричной и не сговорчивой, и прыгать добровольно наотрез отказалась. Академию он все-таки закончил, а затем с дипломом магистра богословия благополучно переселился на постоянное место жительства в психиатрическую больницу. Перед этим он еще успел совершить несколько подвигов - попытался разбить о стенку голову своей супруги, также служащей Церкви и выпускницы той же академии и досрочно прекратить существование своей матери. И только их упорное совместное сопротивление сорвали и эти грандиозные планы. Другая служительница той же Церкви получила откровение от Бога, что ее родители должны в ближайшее же время досрочно умереть. Она сообщила эту весть живым будущим покойникам, вызвала телеграммой всех родственников и приготовила всё к похоронам. Но родители в нужный момент не оправдали всеобщего ожидания, и умирать в назначенный час отказались. Пророческий дар у дочери проявился вместе с глоссолалией и видениями. Еще одна пожилая дьяконесса Церкви попыталась повеситься, чтобы приблизить скорее Царство небесное. При этом все это проходило на фоне постоянных нервных срывов у страдающего тяжелой формой паранойи пастора, одновременно и ректора означенной духовной Академии. Регулярные собрание служителей божьих превращались в подобие встречи бешеных майских котов и сопровождались дикими криками, немыслимыми поступками, пением духовных гимнов, с взаимными оскорблениями и молитвами.
   Это только единичные, вполне рядовые в повседневной жизни Алма-атинской "Первой пресвитерианской Церкви" случаи. Причем название миссионерских церквей практически никогда не соответствует содержанию. Не верь глазам своим и не верь своим ушам. Не следует думать, что если есть первая церковь, то должна быть и вторая. Несмотря на обилие аналогичных сект ни одна из них не хочет быть второй, а только первой. В больном сознании не найдешь логики. Не являются они и пресвитерианскими, так как только харизматическое видение шизоидной личности пастора-хозяина определяет и догматику. Если бросить несколько пауков в одну банку и крепко ее закрыть, то в ходе смертельной схватки выживет только один наиболее агрессивный и кровожадный, примерно ту же картину можно наблюдать во взаимоотношениях корейских пасторов - они не терпят друг друга, используя все средства в борьбе за выживание и жизненное пространство. Двойственность отношения христиан к спиртным напиткам и достигаемой с их помощью эйфории и состояния иллюзорного счастья, у сектантов достигает уровня шизоидного расщепления сознания, разрываемого на части силой запретного соблазна. Не слишком грамотные и не проявляющие интереса к мнению авторитетов они постоянно попадают в капканы логических тупиков. Так я приведу наставление одного преподавателя пресвитерианской корейской-миссионерской духовной академии будущим пасторам, как одновременно соблюсти закон и не дать согрешить прихожанам, при этом, однако, не лишив маленьких радостей жизни себя самого: " Пастор не должен появляться на людях пьяным. Но следует при этом помнить Писание. Так Иисус говорил, я буду пить виноградное вино только у отца, а здесь не буду. Поэтому и Пастор в Церкви не должен пить. А если пьет, то это не он сам делает, а бес его заставляет, сатана овладевает им. Нужно каждый день побеждать сатану. Достаточно сказать себе, что Иисус не выпьет больше, вот и я сейчас кончаю и больше не буду. А победивших оденет бог в белые одежды праведности. Но если все-таки выпьем, то и это не страшно, в этом случае мы можем всегда сказать, что наш Иисус тоже пил. Но следует помнить, что мы тем самым можем соблазнить других - поэтому лучше не надо. Но если рядом никого нет, ты один на один с самим собой, то тогда можно и выпить. Конечно, попросив вначале, чтобы бог очистил вино, в нем много чего нехорошего может быть. Помолиться и, сказав - благослови это вино господи, пусть благодать твоя будет со мной, выпить. Но если кто тебя увидит, то может соблазниться. Поэтому ему говорим - пить не надо, и пьем дома одни. С ним же мы пьем только фанту и спрайт. А то будут потом вспоминать - кто что пил". Очевидно не трудно предугадать, чем могут закончится эти одинокие попойки. Чтобы дать представление о теологическом уровне учителей этих академий и той базе, на которой строятся многочисленные сектантские церкви, претендующие на то чтобы дать нуждающимся счастье, я приведу дальше рассуждения пресвитерианского философа: " Человек должен быть непорочен, чтобы стать пастором. Если глаз у человека выбит или допустим хромой, разве сможет он своим видом явить славу Божью. А пастор всем своим видом должен являть славу и совершенство господа.
  А какая слава божья может быть у хромого? Скажут видящие его: скажи, что же бог с тобой сделал? Как можешь ты воспевать и хвалить его, когда он так обделил, так обидел тебя?
   Пастор не должен болеть, а если болеет, тоже не является слава божья. Если я болею то это моя проблема, раз я распялся на кресте с Христом, то и болеть не должен. И если человек заболевает, то это означает, что им овладел дьявол, то есть он порочен.
   Так я на одном богослужении читал проповедь и в ней сказал, что как ковчег спас Ноя, так и Христос нас спасает. Когда я вернулся после службы домой, то у меня сильно разболелись зубы. Я долго мучился и даже кричал. А затем стал размышлять, за что же мне такое испытание. И, наконец, вспомнил, что сравнил в проповеди Иисуса с деревяшкой. Вот он и обиделся. То есть я получил по зубам от бога. Затем покаялся - всё и прошло. Когда у нас проблемы со здоровьем всегда надо верить, что господь сможет нам помочь. Так у одного человека, который случайно попал в обувной магазин, не было ног, а ботинки ему так понравились. Он помолился господу и попросил помочь ему. Внезапно явлена была слава божья и у него сразу выросли ноги. И еще один известный проповедник исцелил глухую женщину - подошел к ней улице, помолился, вложил пальцы ей в уши и исцелил. Так что Богу нет ничего невозможного.
   Требования к будущим пасторам у Бога очень жесткие. Пастор должен быть во всем безупречен. Одной жены муж. И даже если жена у него умерла - то второй раз жениться он не может - пусть остается один, на то значит воля божья.
   Пастор должен быть благовоспитанным и вести себя культурно. Он не должен сморкаться, иначе сразу же упадет его авторитет. Каждым своим шагом он должен являть Славу Христа. Если например я сделал самолет, а потом поехал на самокате, то сам себя унизил.
   Пастор не должен драться. И детей пороть тоже не должен. Он должен только духом работать, связывать сатану именем Иисуса Христа. И вы знаете, хорошо помогает. Если ребенок начинает капризничать, родителей не слушает, то как скажешь ему - я связываю тебя сатана, отойди от меня сатана - то он сразу затихает, успокаивается. С ним как с собакой нужно разговаривать.
   Христос обнищал, чтобы мы обогатились. И поэтому я стал проповедовать обогащение прихожан. У меня есть и специальная молитва для процветания бизнеса.
   Богу не ничего невозможного и он помогает любящем его. Так я прочитал в воспоминаниях проповедника Копленда, как бог его нежданно благословил. Он купил бросовую землю, и в ней нашли нефть, газ и золото. Копленд сразу обогатился. Нужно каждый день провозглашать свое обогащение. Встав утром провозгласить, позавтракав - провозгласить, проводив детей в школу - провозгласить и так далее, пока не получишь требуемого. Можно просить и у людей, но только ради господа, и он о вас позаботится. Деньги можно брать, но не занимать, так как писание учит нас - не оставайтесь никому должны, кроме взаимной любви. Ради Иисуса я могу просить и на коленях, но лучше все-таки перед человеком на колени не становиться, иначе это будет уже поклонением. Деньги нужны пастору, но господь при этом должен оставаться главным в его жизни. Если мы пасем стадо, то должны иметь молоко от стада. Не заграждай рот у вола молотящего. Нужно питаться и от благовествования. Так став пастором, я начал посещать прихожан и они меня так хорошо кормили, что я начал быстро поправляться. Не было дня, чтобы меня не покормили и не дали подарков. Обязательно получаешь от бога подарки - деньги, украшения и многое другое.
   И за молитву можно брать деньги. Иногда приходят по 1О, 20 человек в день и просят помолиться, как же не брать платы. И в своих просьбах нужно быть настойчивыми. Однажды я где то прочитал что есть такие войны молитвы. Они молятся пока не будет результата. Я тоже стал молиться пока результат не появится. Например, у человека заболели зубы, он звонит и жалуется тебе. Тогда я начинаю за него молиться. Затем через 15 минут звоню ему и спрашиваю, есть ли результат? Если нет, то снова молюсь и звоню - результат есть? И так до тех пор, пока он не скажет, что прошло уже. И просить нужно конкретную сумму и тогда обязательно получишь неожиданным образом. Так однажды нам нужно было 700 долларов США. Мы помолились и получили с избытком - неожиданно мне передали конверт с деньгами. Если мы настойчиво просим, то дух святой, наконец, спохватывается - да, да, надо помочь. Иногда и меня самого внезапно осеняет, что этому человеку нужно обязательно помочь. Даешь ему деньги. А оказывается, что ему столько и было нужно, именно столько он и просил у Бога.
   Меня можно в любое время беспокоить. Бог сутками работает. Однажды ночью меня разбудил звонок - звонили знакомые супруги, они поссорились и захотели развестись. Я приехал, помолился, они и помирились.
   Мои успехи на ниве проповедования не изменили меня. Я остался таким же простым и доступным, как и раньше. Если человек возгордился и начинает считать себя важной фигурой, то это означает, что им овладел дьявол. Никакая он не фигура и даже не важная птица. Мы до того как пришли к Христу, постоянно чего-то хотели, теперь стали духовными творениями, с богом разговариваем, безгрешные. Но наша душа постоянно сопротивляется. Два человека в нас начинают спорить и нужно, чтобы божий человек обязательно победил. И дело строительства церкви очень ответственное и непростое. Неуютно, страшно становится, когда начинаешь богослужение, а в зале никого нет. Кажется, валом повалят, а они не идут. Тогда и правда руки опускаются. Но я не теряю присутствия духа, молюсь, и господь дает мне новые силы. Человек создание слабое и пастор не исключение, может пасть, но должен обязательно подняться и продолжать свое дело. Так есть видеопленка с записью одного интервью с женщиной, которая побывала в аду, а затем вернулась обратно, так и мы всегда должны возвращаться, как не глубоко бы не было наше падение. И здесь очень важна духовная подготовка. Нужно постоянно общаться с богом, жить с ним. И внимательно слушать, что он скажет. " Чадо мое, что же ты меня огорчаешь?"- постоянно спрашивает нас Господь. Нужно молиться, спрашивая совета и принося покаяние за свои прегрешения. И это трагедия, если ответы на свои молитвы не получаешь. Когда я начинал свою работу в церкви, то меня неизменно охватывало волнение, неуверенность перед проповедью. Пел я глухо, а вот сейчас мне даже приходиться отходить от микрофона подальше, так как голос у меня окреп. В чем же секрет? Люди поработали, покушали - вот и появились у них силы. Так и мы кормимся словом божьим, дух свой кормим. Когда мы накормили духа - то сила у нас появляется. У моей супруги проблемы с церковным хором были. Хор пел как муха в консерватории. Они стали подпитывать дух святой, много молиться - и дело пошло на лад. Жертву хвалы нужно петь чистыми устами и опоздавших супруга перестала пускать на спевку. Одно слово в библии также может дать очень много для укрепления нашего духа.
   Пастор связан с Богом и получает откровения непосредственно от него, а затем планирует свою работу в соответствии с этими откровениями. А прихожане связаны с Богом через пастора, они не профессионалы и живут с мирскими идеями. То есть они не дотягивают до пастора в своем понимании. Я представитель бога и всегда настаиваю на своём. Со мной нельзя спорить, так как мое мнение это мнение бога. Я тружусь на его ниве.
   Но учить и делать дела божьи нужно только в любви, мы должны вначале любить, а затем действовать. Я этому и прихожан своих учу. Так, случай у меня был. Женщина привела своего мужа и дочку на богослужение. Дочку специально отпустили на два часа с работы - она в инофирме работает, и они немного опоздали и не успели к началу службы. А одна прихожанка им и говорит: " Уматывайте отсюда, убирайтесь и можете больше не появляться". На что супруга и отвечает: " И это называется церковь Любовь Христа." Я всегда много размышляю об откровения Господа, писание читаю. Что же не знаю по теологии, то домысливаю. Слово божье проникает до разделения мозгов и там работает, прошибает их. Но можно читать, повторять слово, но не рождаться. Некоторые люди делают это на всякий случай. А рожденный сразу меняется в лице.
  И еще для пастора важно не реагировать на чужие слова. Нужно быть как скала, ей все равно что бы не говорили. Так однажды одна из прихожанок моей церкви сказала: " Я в нем разочаровалась - он говорит то одно, то другое." Но я на это никак не прореагировал. Быть твердым мне помогает молитвенная жизнь. Как только я просыпаюсь, то сразу молюсь. У меня и список есть за что молиться. Пою обязательно три хвалы перед молитвой - как в церкви, так и дома. Затем мы с женой причащаемся.
  Кто для нас Иисус? Если брат, то у Бога есть два сына единородных, или двуродных, что маловероятно. Христос для нас бог и спаситель. Человек работает и кушает, работает и кушает, а для чего живет неизвестно. Непонятно нам это. Цель осталась у бога, поэтому мы ее и не знаем. Я конечно не бог, но его представитель, с которым не спорят. Думаю что цель нашей жизни получение вечной жизни. Поэтому все, что мы делаем на земле, служит достижению этой цели".
   Совершенно ясно, что усвоившие азы этой философии стали на твердый путь ведущий к безумию, а не к счастью. А может быть как раз в безумии счастье?
  В секты идут за исцелением - физическим и духовным, чтобы преодолеть чувство одиночества и оставленности, за счастьем.
   Упоминавшийся выше наставник и проповедник в одном лице тоже был любителем исцелений и воскрешений. Часто он рассказывал о том, как воскресил умершую по телефону. Помолился - она и воскресла. Осталось только непонятным звонила пастору сама покойница, или номер целителя ей помогли набрать. Семья наставника была отягощена наследственными болезнями и случаи шизофрении были в ней регулярными. От тяжелого, продолжительного нервного расстройства умерла у него дочь. В течение развития болезни, долгое время отец настойчиво пробовал лечить ее молитвами, не допуская врачей. Истощенная из-за отказа от еды, и отсутствия необходимых лекарств, в глубокой депрессии от тягостной окружающей ее психологической атмосферы, она наконец умирает. Обеспокоенные неприятными запахами соседи только через несколько дней вызвали милицию, которая и обнаружила, что отец вместе со своей потерявшей разум супругой всё это время не прекращал попыток именем Христа воскресить дочь. Этот пастор и сейчас продолжает успешную деятельность, собирая на свои целительные сеансы-богослужения сотни прихожан. А. Зайбель привел статистические данные о 350 случаях исцеления на подобных же службах:
  - 39 человек умерло в течение 6 месяцев от исцеленной болезни,
  - 5 стали душевнобольными,
  - З01 засвидетельствовали, что они не получили никакой пользы от исцеления,
  - у остальных 5 появились новые психологические проблемы.
  
   Начав со слов Э.. Лимонова о напрасном поиске счастья в сектах, хочется закончить его же словами - воплем души разочарованного, не нашедшего счастья человека, стоящего в одиночестве и брошенности перед этим бездушным, алчным, безрадостным миром, где прикрываясь красивыми фразами и желанием тебе помочь - насилуют твою душу, обчищают карманы. А потом изнасилованного, обесчещенного, голого и окровавленного бросают на камни - ползи если сможешь, иди куда хочешь, если ноги тебя еще держат, или умирай если сил больше нет.
  
  "Я ... вас всех, ... в рот ...! - говорю я и вытираю слезы
   кулаком. Может быть, я адресую эти слова билдингам вокруг. Я не знаю.
   Я ... вас всех, ... в рот суки! Идите вы все на ...! -- шепчу я". (Э.Лимонов)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 20.
  
   СЧАСТЬЕ В РАЗУМЕ.
  
  
  "Мы
  можем делать, что мы хотим, но мы не можем хотеть, что мы хотим".
   (парадокс свободы воли)
  
  
  
   Всегда ли мы поступаем разумно и живем в соответствии со строгой логикой?
   Каждый человек на собственном опыте каждый день убеждается, что нет. Иногда эмоции берут верх, разум отбрасывается в сторону, и совершаются поступки, которые в нормальном состоянии никто никогда бы не совершил, и за которые потом приходится расплачиваться. Но потеря разумного контроля в юридической практике не освобождает от наказания, хотя и может смягчить конечный приговор суда.
   " Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю?" (Рим. 7:18-19).
   Подобное неразумное поведению приводит к множеству конфликтов - от разлада с самим собой, до кризиса отношений с социальным окружением. Муж любя, бьет свою жену, подросток обижает понравившуюся ему девочку и так далее.
   За свои неразумные поступки платить приходится иногда и всю жизнь. Разум является своеобразным цербером не дающим вырваться из ада подсознания всему темному, страшному, нерациональному и крайне опасному. Но иногда хочется, чтобы разум замолчал, заснул. Появляется стремление к нелогическому поведению. Это может произойти, когда человек желает снять накопившееся эмоциональное напряжение, улучшить свои отношения с окружающими. Но это бывает трудно сделать до тех пор, пока не спит разум. Он дает бесконечные оценки и советы - сравнивает собеседника с уже имеющимися в памяти шаблонами и образами, причем далеко не всегда эти ассоциации способны улучшить реальный образ делового, или дружеского партнера. Предостерегает от опрометчивых слов, от неверных действий. Так что в такой обстановке, когда друг против друга за столом оказываются два спущенных с цепи цербера, результат по-видимому может быть один - хорошо если они не вцепятся друг другу в горло. И вот для того чтобы убрать мешающую преграду на столе появляется бутылка вина, или иного расслабляющего напитка. Брешь в стене пробита, контроль ослаблен, все окружающее начинает окрашиваться в розовые тона, и блаженное состояние беспечности успокаивает и поднимает настроение.
  
   Пророчица Сибилла усыпила Цербера когда Эней спускался в царство мертвых бросив псу лепешку со снотворной травой. А Геракл связал его, едва не задушив. Так же иногда мы расправляемся со своим разумом, когда желаем от него избавится. Но, в конце концов, он снова занимает свое положенное место и начинает опять охранять наши интересы и предостерегать от безумных поступков. Разум является нашим не только стражем, но и судьей. Он не только предостерегает, но и дает оценку соответствия поступков морально-этическому кодексу, заложенному в нас. И в случае его нарушения подключает судебного исполнителя - совесть, которая не успокаивается, пока наши действия не скорректированы в соответствии с требованиями разума.
  
   В современной психологии, стараясь объяснить нелогичное, не рациональное поведение человека, причину часто находят в детских комплексах и стереотипах заложенных еще в малосознательный период развития человека. Или причину видят в суггестивном воздействии средств массовой информации. Но независимо от оценок и расходящихся мнений, неоспоримым фактом остается то, что мы ведем порой себе в прямом противоречии с собственными интересами. По мнению Ефимова: "каждый из нас отрабатывает некоторые программы, модели поведения, подобно тому, как при ходьбе никто не в состоянии обдумывать сокращение и расслабление каждой мышцы. Цели же, которые мы называем себе и окружающим в качестве объяснения своих поступков являются не более чем "рационализациями", то есть разумно и прилично выглядящими объяснениями поступков, истинные мотивы которых скрыты от нашего сознания". (В.Ефимов).
  
   А если мы и ведем себя достаточно разумно, то всегда ли это рациональное поведение и трезвая логика приносит нам только благо? И опять ответ будет отрицателен. "Мы живем в век философии, наук и разума. Кажется, что все науки соединились, чтобы осветить нам путь в этом лабиринте человеческой жизни. Огромные библиотеки открыты для всех, везде гимназии, школы, университеты дают нам с детства возможность воспользоваться мудростью людей, проявившейся в продолжение тысячелетий. Все, казалось бы, содействует образованию нашего
  ума и утверждению разума. Что же, стали ли мы лучше или мудрее от всего этого? Лучше ли мы знаем путь и назначение нашего призвания? Лучше ли мы знаем, в чем наши обязанности и, главное, благо жизни? Что приобрели мы от всего этого тщетного знания, кроме вражды, ненависти, неизвестности и сомнений"? (Ж. Руссо).
   Не редко именно излишне разумное поведение становится не помощником, а обузой в жизни. Разум из охранника и судьи, при отсутствии в свою очередь за ним контроля, способен превратится в диктатора или жестокого надсмотрщика, который постоянно подгоняет нас ударом своего хлыста, как только ему начинает казаться, что раб опять ленится, или сбавляет темп работы. Подчинившись этим приказам, человек способен превратиться в трудоголика, который крутится и работает без перерыва и остановки до тех пор, пока тело его обессилев не выдержит и он не падает замертво. Все помнят образ загнанных лошадей О'Генри, которых, как правило, пристреливают. В нашем случае, вместо спускового крючка и пули служит сосудистый криз с инфарктом или инсультом. В немецком фольклоре есть рассказ о сыне, который ничего в своей жизни не мог успеть, и ноги его уже буквально подкашивались от бесконечных забот, голова болела от несделанных дел, сон пропал, и здоровья тоже не стало. И вот он возвращается к отцу из города в деревню. Отец встречает его, поражая своим цветущим и радостным видом. И на вопрос сына как ему удается сохранять здоровье и не утратить оптимизма, тот отвечает, - "ты думаешь на несколько дел вперед. Не сделав одно, уже планируешь и выполняешь в своей голове другое. Я же когда ем - только ем, когда сплю - то только сплю, и больше ни о чем в этот момент не думаю". Это прекрасный образец двух форм поведения - разумного и логического сына, и не разумного отца. Но в конечном итоге более разумным оказывается именно не разумное, на первый взгляд, поведение. Оно то и приносит и здоровье, и счастье, и благополучие.
  
   "Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом" (1 Кор. 3:18-19). Апостол здесь говорит о мудрости мира этого, которая часто оказывается суетной перед мудростью более высокого порядка. А суетность повседневной жизни и нашего сознания зачастую не позволяет нам увидеть, в чем действительно состоит для нас истинное благо.
  
   "Что мудрость вовсе не заключена
   В глубоком понимании вещей
   Туманных, отвлеченных и от нас
   Далеких, но в познании того,
   Что повседневно видим пред собой,
  Все остальное - суета сует,
   Дым, сумасбродство дерзкое; от них
   Невежество родится, темнота,
   Незрелость рассуждений о делах
   Наиближайших, важных и туман
   Блужданий безысходных. Низойдем
   С высот, в скромнейший пустимся полет
   И о предметах будем говорить
  Подручных". (Д. Мильтон)
  
  
   Так что же является разумом, и что мы понимаем под этим понятием? Если с рассудком связывают обычно понятийное мышление, способность оперировать понятиями, то разум является творческой деятельностью, которая опирается на рассудок и позволяет раскрывать суть явлений. Опираясь на разум, мышление способно творить новое и не обычное, то что выходит за привычные рамки знания. Разум позволяет также открывать божественное и бесконечное.
   Разум в соответствии с современными научными данными
   развивается у человека вместе с его речью. Его развитие шло от усвоения трафаретных значений определенных понятий, до оперирования ими и способности к самостоятельному мышлению. Но человек по прежнему порой предпочитает навязанные ему штампы утомительному самостоятельному мышлению, сопоставлению, анализу. Эта атавистическая форма мышления проявляется и при определенных заболеваниях головного мозга. В этом случае особенно ярко проявляются ранние формы доразумного человеческого поведения. Больные слепо начинают копировать жесты, слова окружающих, не вкладывая в них никого смысла.
   "Потекут столетия и тысячелетия развития человеческого ума. Одним из
  сопутствующих проявлений этого процесса станет постепенное уменьшение роли "формул" в мышлении и поведении индивидов. Чем глубже в прошлое, тем более мы видим человека запеленутым в речевые и образные штампы и трафареты, в формулы оценок и поведения, в формулы житейской мудрости, практического рассудка, верований. Он разгружен от необходимости думать: почти на всякий случай жизни, почти на всякий вопрос есть изречение, пословица, цитата, стих, пропись, обобщенный художественный образ. Каждая такая формула применима ко многим конкретным значениям. Надо только уметь вспомнить подходящую. Но ведь тем самым можно и выбирать среди них! Можно сталкивать
  одну формулу с другой и тем расшатывать их непререкаемость. Так развивается пользование "своим умом". (Б.Ф.Поршнев).
  
   Является ли наше подсознание всегда не логичным и не разумным, и все ли плохо, что из него поднимается на поверхность и становится доступным сознательному анализу? В многочисленных исследованиях показано, что в подсознании идет обработка полученной информации и порой интуиция может быть весьма полезна. Появляющееся иногда предчувствие, это также плод работы нашего подсознания. И если не отмахнуться от него как от надоедливого и бесполезного насекомого, а довериться интуиции, то это может помочь нам в решении сложных жизненных проблем, подсказать искомое решение, а иногда и уберечь от больших неприятностей.
   Владимир Ефимов приводит пример снов, которые также связаны с работой нашего подсознания. Хорошо знакомо выражение вещие сны, и оно не является предрассудком, а вполне объяснимо с позиций современной психологии. "Два компаньона договорились об основании совместного предприятия. Вскоре после этого одному из них приснилось, что второй его обкрадывает. Он, однако, не придал значения этому сну, решив, что таким
  образом проявляются его необоснованные подозрения. Но спустя год сон
  осуществился почти буквально - компаньон действительно оказался вором.
  На уровне подсознания человек часто оказывается мудрее, наблюдательнее чем на сознательном, логическом уровне. На наши чувства, решения и поступки влияет общественное мнение, воспитание, представления о том, какими должны или не должны быть те или иные вещи. Но подсознание фиксирует все детали с непосредственностью дикаря или ребенка. Мы подавляем в себе это природное существо и оно может сообщить о себе только неясными тревогами и предчувствиями. Это днем. А ночью мозг, освобожденный от необходимости управлять телом ради его насущных нужд, начинает создавать собственные мифы, сказки и притчи, в которых и проявляются его тайные дневные
  наблюдения". ( В. Ефимов).
  
   Разум, или премудрость всегда расценивали как атрибут божий и его драгоценный дар. Премудрость ценилась превыше всяких сокровищ. Достаточно вспомнить библейский пример царя Соломона. Он не стал просить у бога богатства, а попросил то, что бог охотнее всего дает ищущим и стремящимся к нему - здравый ум, ясную мысль, чтобы Соломон всегда мог находить истину и решать все по справедливости.
   На первом же судебном заседании мудрость царя проявилась во всей своей мощи и глубине. Сделав вид, что желает разрубить младенца на которого претендовали две женщины, он узнает, кто их них является его настоящей матерью. Благодаря своему уму, Соломон собрал огромные сокровища, сказал три тысячи притчей и около тысячи песен, описал свойства всех растений зверей и птиц. Как видим истинная премудрость не остается в нищете и безвестности. Она же позволила Соломону узнать устройство мира, начало, конец и середину времен, все сокровенное и явное. В соответствии с агадой, на суд царя приходили все звери, птицы и рыбы, и даже умершие из подземного царства. Так, пришел к нему потомок Каина с двумя головами и потребовал выделить себе двойную долю наследства, но Соломон приказал лить воду на одну из голов, а закричали при этом обе. Так он установил, что душа в чудовище одна. Но со временем царь возгордился своей властью и стал поступать не разумно нарушая заповеди божьи, предаваясь похоти, и поклоняясь идолам своих многочисленных жен и наложниц.
  " Сходя с ума по женщинам и необузданно предаваясь удовлетворению своих половых влечений, царь не только не удовлетворялся одними туземными женщинами, но брал себе в жены множество иностранок, сидонянок, тириянок, амманитянок и идумеянок и тем нарушал Моисеевы постановления, в силу которых было запрещено сожитие с иноземными женщинами. Между тем Соломон, в угоду этим женщинам и из любви к ним, стал поклоняться и их богам, что как раз было предусмотрено законодателем, который по этой-то именно причине и запретил вступать в брак с иностранками, чтобы евреи не отстали от своих родных обычаев, предавшись чужеземным, и не стали почитать богов своих жен, оставляя поклонение своему собственному Богу. Однако Соломон, втянувшись в безрассудное удовлетворение своих страстей, уже более не обращал на это внимание. Взяв себе в жены, кроме дочери царя египетского, еще семьдесят жен и дочерей владетельных князей и родовитых людей, а также держа при себе до трехсот наложниц". (И. Флавий). Неразумное поведение людей разумных тоже, к сожалению, достаточно известный факт. И в наши дни можно встретить достаточно тому примеров. С возрастом разум человека слабеет и ему все сложнее становится принимать разумные, взвешенные решения. Но замечено, что у людей постоянно занимающихся интеллектуальной работой, умственные способности могут сохранятся почти в неизменном виде до глубокой старости, продолжая радовать его обладателя и делать его жизнь яркой и полноценной.
  Человек потерявший разум неизбежно пожинает плоды своего безумия и тогда ужас поселяется в его сердце, исчезает покой и приходит нищета.
  "За то и я посмеюсь вашей погибели; порадуюсь, когда придет на вас ужас; когда придет на вас ужас, как буря, и беда, как вихрь, принесется на вас; когда постигнет вас скорбь и теснота. Тогда будут звать меня, и я не услышу; с утра будут искать меня, и не найдут меня. За то, что они возненавидели знание и не избрали для себя страха Господня, не приняли совета моего, презрели все обличения мои; за то и будут они вкушать от плодов путей своих и насыщаться от помыслов их. Потому что упорство невежд убьет их, и беспечность глупцов погубит их, а слушающий меня будет жить безопасно и спокойно, не страшась зла'."
  (Притч. 1:26-33).
   Разумное поведение в историческом плане чаще связывалось с аристократией, а затем и интеллигенцией. Но в наше время эта граница практически расплылась и стала не такой четкой и заметной. И мало того, современный человек мало соответствует тому понятию интеллигент - то есть человек знающий, и всесторонне образованный, которое существовало в девятнадцатом веке. Для Даля интеллигент, это не только умственно, но и человек нравственно образованный. Современную же разумную прослойку общества Солженицын назвал образованщиной. "Рабочий класс, что он чрезмерно законопослушен, безразличен к духовной жизни, утонул в мещанской идеологии, весь ушел а материальные заботы, получение квартир, покупку безвкусной мебели (уж какую продают), в карты, домино, телевизоры и пьянку, - то на много ли выше поднялась обраэованщина, даже и столичная? Более дорогая мебель, концерты более высокого уровня и коньяк вместо водки? А хоккей по телевизору - тот же самый". (А.И. Cолженицын).
   То есть главная проблема нашего времени недостаток, дефицит духовности, отсутствие ценностной ориентации личности, или, иначе говоря, паралич сердца и ума. Подлинное знание заменяется информацией об определенном наборе сведений. Не способность анализировать, осмысливать и делать самостоятельные выводы при неразвитом, а иногда и атрофированном нравственном чувстве превращает многих людей в неполноценных калек, даже не способных по настоящему осознать своего положения.
   Но только гармоничное развитие ума и сердца, соблюдение разумного баланса между разумом и чувством, может сделать нас счастливыми.
  
   "Господи, дай мне душевный покой,
   чтобы принимать то, чего я не могу изменить,
   мужество - изменять то, что могу,
   и мудрость - всегда отличать одно от другого".
  
   (К. Воннегут)
  
  
  
  
  
   Глава 21.
  
   СЧАСТЛИВЫ ПЛАЧУЩИЕ
  
  
   Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
   ...Блаженны плачущие ныне, ибо воссмеетесь.
   (Мф.5:4; Лк. 6:21)
  
  
   Личностное отношение человека к себе и к окружающей его действительности составляет основу эмоций. Любая деятельность неразрывно связана с тем или иными эмоциональным состоянием. Эмоции возникают при удовлетворении любых жизненных потребностей, в том числе и при умственной деятельности. Определенный эмоциональный тонус необходим и для поддержания оптимального уровня жизненных функций организма.
   Эмоции сопровождают чувство голода и насыщения, жажды и ее утоления, любви и самосохранения. Они свойственны всем животным. Но у человека имеются еще и эмоции связанные с его социальными потребностями - интеллектуальными, моральными, эстетическими. Удовлетворенные положительные и не удовлетворенные отрицательные эмоции составляют обязательный элемент жизни, ее смысл и основу. При их отсутствии пропадает сам стимул к жизни. Если насущная потребность остается не удовлетворенной, или вредный, раздражающий фактор не устранен, то неизбежно проявляются отрицательные эмоции имеющие приспособительное значение. Не все ожидания человека оказываются оправданными и результатом столкновения с неприятной и неожиданной реальностью также приводит к проявлению отрицательных чувств.
   У человека это состояние одновременно сопровождается плачем и слезами, что редко встретишь в животном мире. Но все же слезы текут и у тех, кто не имеет сложной организации, даже не обладает нервной системой - у растений. Все живое стремиться к жизни, желает избежать боли и страданий. Пораненное растение, с поврежденной корой плачет, и слезы его текут иногда многими днями и месяцами. Например, так плачут некоторые виды тропических пальм и агав. Слезы предохраняют организм от инфекции и содержат антибактериоцидные вещества, защищают глаза человека, или рану растения от высыхания, тем самым они даруют жизнь. Растения не только способны страдать, но и чувствуют настроение человека. На внимательное, мягкое, заботливое отношение они непременно отзываются. У людей сварливых, черствых и раздражительных редко встретишь и здоровые комнатные растения. И мало того в народном фольклоре растениям издавна приписывались способности к сопереживанию. Так в Восточной Европе ива получила даже название печаль-дерева. Считалось, что оно ""(не только сочувствует боли, хвори человека, но еще и "отбирает" все это у больного. Надо только помнить заговор:
  
   Печаль-дерево, печаль-дерево! К тебе иду.
   Поплакать с тобой, Разделить твою беду.
   И ты мою беду раздели, Боль уйми,
   Сердце успокой,
   Болезни в речке утопи,
   Здоровье верни. ( С. Ильина).
  
   Человек все больше чувствует свое единство со всем окружающим его миром. К нему медленно возвращается утраченное за тысячелетия развития восприятие вселенской целостности и своей зависимости от природы. Он все чаще обращается к окружающему его миру в поисках сочувствия, защиты и поддержки.
   Учитывая сказанное можно сделать вывод, что плач и слезы, радость и смех - две стороны одной медали, и как день сменяется ночью, так и за днями счастья приходят дни печали. Но могут ли принести слезы блаженство? Они способны утешить, успокоить, но вывести человека из состояния стресса. И каждый на себе это испытал хоть один раз в своей жизни. Упавшему малышу нужно обязательно поплакать, чтобы успокоиться. Но могут ли слезы радовать?
  
   У Семена Альтова есть рассказ, в котором хорошо видна социальна и психологическая роль плача. Он помогает и как метод катарсиса и как способ межличностного общения. "- Дедушка! Тепло, солнышко, а вы плачете в такую погоду! Что случилось?
   -Мне намедни семьдесят пять стукнуло, помирать надо, и тут вспомнил:
  ни разу в жизни толком не плакал! Времени не было! Выходит, так и помру, не плакамши! А люди говорят: поплачешь - легче делается! Вот я и плачу вторые сутки без перерыва за все, что было!
   -И как плачется?
   -Не говори, милая! До чего ж оно сладко-то! И я, дурак старый, в этом всю
  жизнь себе отказывал! Уж чего-чего, а слез можно было позволить в волюшку! Ты не поверишь: душа слезами отмывается, дышать легче! Плакал бы раньше каждый день понемножку, так, может, сейчас и пятидесяти еще не было! Обидно до слез!
   -Дедушка, можно я с вами поплачу! Уж больно заразительно вы это делаете! Я не буду мешать, я тихонечко.
   -Вот те раз! Такая молодая и плачет! Тебе-то что плакать, вся жизнь
  впереди!
   -Оттого и плачу! Как подумаю, что с нами будет, дурно делается!
  (Всхлипывает.)
   -Господи! Такая молодая и плачет! Да что ж это за жизнь! (Рыдают вдвоем.)
  Останавливается прохожий.
   -Что случилось?
   -Видишь, люди плачут. Горе у нас. Ступай себе.
   -А почему это я не могу посочувствовать чужому горю! Извините! Как раз
  полчаса делать нечего, так хоть поплачу с людьми, а то всю жизнь один как
  перст! Ни выпить не с кем, ни всплакнуть! Сирота я, сиротинушка! (Плачут
  втроем) .
   Останавливается экскурсионный автобус. Кто-то спрашивает: "Что это у вас люди на улицах плачут?" Экскурсовод объясняет: "Руководство города пошло навстречу гражданам. Выделило участок в центре города. Теперь каждый может плакать тут о чем угодно! Это любимое место отдыха горожан"". (C.Альтов).
   Утешением является понимание временности огорчений, того, что иногда нужно и пострадать, чтобы затем долго с тобой оставалась радость. Женщина хорошо знает, на какие страдания она себя обрекает в беременности и еще большие при родах. И этот риск иногда может быть для нее смертельным. Но боль, слезы, плохое самочувствие заканчивается рождением ребенка. И тогда уже слезы радости текут по ее щекам. И она будет долго еще счастлива после этого, выкармливая ребенка, наблюдая за его развитием, первыми шагами и первыми словами. Об этом говорит и Христос, добавляя, "Так и вы теперь имеете печаль; но Я увижу вас опять, и возрадуется сердце ваше, и радости вашей никто не отнимет у вас". (Ин. 16:21) . Проходит чувство неопределенности, сомнения. Все отрицательные эмоции исчезают когда достигается столь желанная цель. Полученное порой даже превосходит ожидаемое и вот тогда наступает время веселья. Но нужно понять и принять истину, что всему свое время. И если мы спокойно принимаем неизбежное страдание, то за ним последует такая же неизбежная радость.
   "Всему свое время, и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать; время насаждать, и время вырывать посаженное; время убивать, и время врачевать; время разрушать, и время строить; время плакать, и время смеяться; время сетовать, и время плясать; время разбрасывать камни, и время собирать камни; время обнимать, и время уклоняться от объятий; время искать, и время терять; время сберегать, и время бросать; время раздирать, и время сшивать; время молчать, и время говорить; время любить, и время ненавидеть; время войне, и время миру.
  (Еккл. 3: 1-8). Следует верить, что радость которая неизбежно наступит, никто у нас уже не сможет отнять, и она останется с нами уже навсегда.
  А если нет, то тогда еще поплачем и подождет, но она придет обязательно.
  
   Способность плакать заложена в нас от рождения, это первый крик который издает человек появляясь на свет, а иногда это и последняя реакция умирающего, у которого текут слезы из глаз не переставая, слезы страха, отчаяния, надежды и веры. Всем подхящим к нему, ребенок протягивает свои руки улыбаясь, но стоит заговорить с ним обычным голосом, так как мы общаемся друг с другом, или с диспетчером по телефону, то малыш заплачет. Подсознательно он ждет совсем другого обращения, иной интонации. И плач будет продолжаться до тех пор, пока вы не вспомните как нужно разговаривать с маленькими детьми и не смените тона. Плач и слезы для ребенка естественная реакция на неожиданное и угождающее поведение взрослого. " Отношения между свирепым выражением лица и страданиями, могущими следовать за восприятием этого выражения, столь же мало известны сознанию ребенка, как мало известно молодой птице, только что покинувшей свое гнездо, отношение между возможностью смерти и видом приближающегося к ней человека, и конечно, в том или другом случае ощущаемая тревога зависит от полуустановившегося нервного аппарата. Почему этот полуустановившийся нервный аппарат обнаруживает свое присутствие у человеческих существ уже в такую раннюю пору? Просто потому, что в прошедшей опытности рас улыбки и ласковые тоны голоса у окружающих были обычными спутниками приятных чувствований, а страдания разного вида, непосредственные и более или менее отдаленные, постоянно ассоциировались с впечатлениями, получаемыми от нахмуренных бровей, стиснутых зубов и грубого голоса. Но чтоб найти начало этой связи, мы должны спуститься гораздо глубже, чем история человеческого рода. Внешние признаки звука, возбуждающие в ребенке неопределенный страх, указывают на опасность, но указывают потому, что они - физиологические спутники разрушительного действия; некоторые из них общи человеку и низшим млекопитающим, а потому и понимаются животными, как доказывает нам каждый щенок". (Г. Спенсер).
   И эта врожденная реакция может надолго закрепиться в подсознании, и будет проявляться даже тогда, когда не приносит никакого быстрого результата. Одно дело когда плачет малыш, тут же получая соску и бутылочку с молоком, а если ему грустно, то и погремушку. И совсем другое дело когда плачет взрослый мужчина от того, что у него что то не получается с работой, или проблемы в семье, или он не добился желанной цели. В этом случае плачь не поможет вне зависимости от того времени сколько он будет продолжаться. И заветную игрушку сильно повзрослевший мальчик не получит, и утешить его никто не прибежит весело размахивая погремушкой. И даже наоборот, все только смотреть будут на него неодобрительно. Мужчинам плакать не полагается.
   И еще один аспект плача заметил Платон. Плачь и радость могут прекрасно уживаться друг с другом и даже быть взаимозависимыми. Так актер Ион говорит: " Знаю, и очень хорошо: я каждый раз вижу сверху, с возвышения, как зрители плачут и испуганно глядят, пораженные тем, что я говорю. Ведь я должен внимательно следить за ними: если я заставлю их плакать, то сам, получая деньги, буду смеяться, а если заставлю смеяться, сам буду плакать, лишившись денег". (Платон). Но в этих словах есть еще один важный момент оценки искренности чувств. Тот же ребенок, который вначале плачет от боли, или крайней необходимости, быстро обнаруживает, что его плач является мощным средством удовлетворения всех его желаний, и как только он это осознает, то начинает активно его использовать по всякому удобному случаю. Плач и слезы у актера притворные и разыгрываемая комедия тут же прекращается, как только будет достигнут результат. Иногда подобная игра превращается в профессию. И актер в любой момент по заказу зрителей может разразится потоком слез с фальшивыми эмоциями. Это единственный случай, когда этот детский навык находит себе применение и становится источником стабильного дохода. Фальшивые эмоции меняются на настоящие деньги.
   Этот талант используется как профессионально, так и в любительском исполнении, на поминках, похоронах и прочих обрядах требующих его наличия. Слезы меняются на деньги, а при отсутствии последних остаются при их владельце.
  
   Как помрем без пенья под ветряный звон,
   Понесут нас в церковь на мирской канон.
   Некому поплакать, некому кадить,
   Есть ли им охота даром приходить.
   Только ветер резвый, озорник такой,
   Запоет разлуку вместо упокой. (С. Есенин).
  
   В Евангелиях показано совсем иное отношение к смерти, и обрядовым действиям ее сопровождающим, в частности к слезам и плачу. Христос превращает смерть в обычный сон от которого последует пробуждение, так как он дарует жизнь вечную, иссушает слезы и прогоняет грусть. Он несет в мир радость новой духовной жизни, поэтому и возмущается плачу иудеев на похоронах Лазаря. "Эти "плачущие" иудеи в истории Лазаря играют ту же роль, какую играло шумное сборище свирельщиков в истории дочери Иаира: они олицетворяют собой староиудейский и языческий взгляд на смерть, противоположный христианскому новому воззрению. Но Христос евангелиста Иоанна стоит на несравненно высшей точке зрения, чем синоптический Христос, и это сказывается во всем его поведении. Синоптический Христос признает шумливое изъявление скорби плакальщиков неуместным и потому велит им выйти вон из комнаты умершей; в рассказе же Иоанна собравшиеся иудеи не шумят, а только плачут, и Мария плачет вместе с ними, но Иисус не говорит им ласково, как говорил вдове Наинской: "Не плачьте!" Напротив, он в сердце своем возмущается их плачем и стенанием. Для нас не подлежит сомнению, что возмущаться Иисусу тут было нечего, если бы он встал на человеческую точку зрения, но из евангельского рассказа явствует, что Иисус как раз возмущался плачем Марии и иудеев. (378) Его, Христа - Логоса, возмущало то, что окружающие его люди, не исключая и Марии, оплакивают смерть Лазаря в присутствии его, воплощенного начала жизни; такое ослепление людей, такое непонимание того, что представляет собой он, присутствующий Христос, возбуждает в нем негодование, а вслед за тем и скорбь; Иисус, идя вместе с прочими ко гробу Лазаря, по словам евангелиста, прослезился, но то были не слезы об усопшем Лазаре, которого он шел воскрешать; а если некоторые из присутствующих иудеев и подумали, что Иисус скорбит о смерти друга Лазаря, то это - одно из тех "недоразумений", которые четвертый евангелист может приписывать иудеям в их встречах и беседах с Иисусом (11:36). Во всей евангельской истории мы вообще находим еще лишь один случай, когда прослезился Иисус, а именно в рассказе Луки (19:41) о том, как Иисус оплакивал грядущую судьбу Иерусалима, не подозревавшего, какие бедствия постигнут его за то, что он не познал даже испытания, которому он был подвергнут свыше; таким периодом испытания для иудейского народа был период земной жизни и служения Иисуса, завершившийся чудесным воскрешением Лазаря, но иудеи за весь этот период не уверовали в Иисуса и не признали его. Поэтому Христос и прослезился, шествуя ко гробу Лазаря." (Д. Ф. Штраус)
  
   И как уже было сказано, плакать можно от счастья, умиления, когда тебе хорошо и положительные эмоции переполняют и просятся наружу.
  Приятное воспоминание, рождение ребенка, долгожданная встреча - все может быть для этого поводом. "Может быть, я буду плакать, вспоминая о чем-то потерянном, чего на самом деле и не жалко, но почему не поплакать, если ты счастлива". (В. Аксенов). Слезы радости нередко посещают тех кто верит в близкое уже счастье. "Бог не требует, братия, и не желает, чтобы человек плакал от болезни сердца, но чтобы от любви к нему радовался душевным смехом. Отыми грех, и излишни будут болезненные слезы чувственным очам; ибо когда нет раны, то не нужен и пластырь. У Адама прежде преступления не было слез, как не будет их и по воскресении, когда грех упразднится; ибо тогда отбежит болезнь, печаль и воздыхание (Исаии 35, 10)". (Иоанн Лествичник). То есть придет время, и не будет уже слез, и печали уже не будет, а станет человек только радоваться как Адам в райском саду. А в этом мире следует запастись только терпением и плакать без стеснения в радости и горе, в одиночестве и всем вместе. Можно это чувство конечно притупить, изгнать и превратиться в каменных истуканов наслаждающихся своим одиночеством и бесстрастием, но даже коровы плачут от боли огорчения, неужели же мы хуже коров? А над чем поплакать мы всегда найдем, русская душа любит всплакнуть и погрустить.
   А иная взбаламошенная душа плачет, навзрыд читая Троцкого, или восхищаясь безумными выходками Валерии Новодворской. Ну как не восхищаться и не плакать над подвигами этой перманентной революционерки, живущей только ради борьбы неважно с чем, или кем: государством, КГБ, соседкой по коммунальной кухне, русскими, немцами, со счастливыми и благополучными, а также с нищими и больными, кто под руку ненароком подвернется. И что, что диагноз шизофрения, зато огонь в груди и ветер шумит в голове. Получив книгу Троцкого "История русской революции" Эдуард Лимонов написал: " Над некоторыми страницами, где описывались вооруженные народные шествия, я буду рыдать, и шептать в своей каморке: "Неужели у меня этого никогда не будет!" Плакать от восторга зависти и надежды над толстой трехтомной книгой, над нашей русской революцией. "Неужели у меня этого никогда не будет!" " (Э. Лимонов). Будет обязательно будет, и борьба будет, и тюрьма и снова борьба и психиатрическая клиника тоже будет. Всему свое время.
   Но это слезы радости безумца. А человеку разумному следует избегать бед и страданий в жизни, и не создавать самому себе обстановку Освенцима, в котором избавлением покажется путь в крематорий.
   "Как большие, так и малые неудачи составляют основной элемент нашей жизни; это следует постоянно иметь в виду, не изливаясь, однако, ...- в жалобах на бесчисленные бедствия человеческой жизни, не терзаясь ими, а тем паче не взывая к Господу по поводу укуса блохи; следует, напротив, обратить усиленное внимание на предупреждение и предотвращение неудач, - грозят ли они со стороны людей или вещей - и настолько изощриться в этом, чтобы подобно хитрой лисе, суметь избежать всяких, и крупных и мелких ошибок, являющихся в большинстве случаев
  скрытой неумелостью... Ничто не даст нам больше силы к тому, чтобы спокойно перенести свалившуюся беду, как убеждение в следующей истине ...: "Все, что совершается, с самого великого до самого ничтожного, - совершается необходимо". Человек умеет скоро мириться с неизбежной
  Необходимостью". (Артур Шопенгауэр).
   Разный бывает плачь: счастливых и влюбленных, нервнобольных, потерявших надежду, обозленных, голодных и холодных, одиноких, плач притворный, Но радость у всех будет одна большая, светлая, и искренняя.
  
  
   "Люби меня, припоминай и плачь.
   Все плачущие не равны ль пред богом.
   Прощай, прощай! Меня ведет палач
   По голубым предутренним дорогам". (А. Ахматова).
  
  
  
   Глава 22.
  
   СЧАСТЬЕ В СТРАДАНИИ.
  
  
   "Nur das Leiden ja hebt uber Dich selbst Dich hinaus".
   "Только страдание возвышает тебя над тобою самим" (нем.) (А. Шопенгауэр)
  
  
  
  
   Когда внезапно боль врывается в нашу жизнь, то заканчивается безмятежное существование, и все мысли сосредотачиваются на этом ощущении. И желание, которое нас преследует сводится только к одному - устранить источник боли, чего бы это не стоило. Если болит зуб, то идут к стоматологу зная, что причиняемые им страдания могут оказаться еще больше, чем те которые мы испытываем в данный момент, но есть надежда, что позже боль пройдет и мы снова возвратимся к спокойному существованию.
   Боль это сигнал о неблагополоучии и необходимости срочного вмешательства. Боль появляющаяся во внутренних органах требуют проведения тщательного обследования и если болезнь обнаружена, то и лечения. Сама этиология слова болезнь говорит и непременном наличии боли ее сопровождающей. Хотя это далеко не всегда происходит именно так. Иногда и при отсутствии явных неприятных ощущений патологический процесс может прогрессировать. Примером этому может служить склерозирование сосудов, с нарушением местного кровообращения и микроинфарктами.
   Как же появляется это неприятное, гнетущее, запредельное и невыносимое ощущение, требующее от нас немедленных действий? В процессе эволюции боль возникает на ранней стадии развития жизни. И, пожалуй, только одноклеточные и простейшие ее не испытывают. Хотя неприятные ощущения, вероятно, появляются даже у инфузории попавшей в губительную для нее среду. Во всяком случае, они спешат поскорее убраться туда, где нет раздражающего ее фактора. С появлением центральной нервной системы механизмы, обеспечивающие сохранение жизни совершенствуются, и реакция на угрозу благополучию особи становится незамедлительной.
  Рука отдергивается от раскаленного утюга еще до того, как мы осознаем опасность ожога. По одним представлениям боль возникает за счет раздражения особых болевых рецепторов, от которых по проводящим путям сигнал достигает головного мозга и воспринимается как чувство боли.
   Согласно другим представлениям, сильное, превышающее определенный порог раздражение любых рецепторов вызывает это ощущение. Информация от них поступает через задние (чувствительные) корешки в спинной мозг, а затем и в кору больших полушарий. В реакцию распознавания боли вовлекаются многие отделы мозга: ретикулярная формация, лимбическая система, гипоталамус. От коры больших полушарий зависит, как воспринимается боль, определяется ее величина и модальность.
   Восприятие боли весьма субъективно и зависит от эмоционального состояния, типа высшей нервной деятельности, самочувствия, настроя. То, что у одного человека вызывает ощущение непереносимой боли, другим может восприниматься как просто неприятное раздражение. Мотивация может полностью изменить отношение к боли и сделать ее вполне переносимой. Известно, что условный раздражитель, с которым боль ассоциировалась, может приводить к ее появлению вне зависимости от раздражения непосредственно болевых рецепторов. Так, если больному каузалгией завязать глаза, то он спокойно отнесется к прикосновениям к больной конечности, но с открытыми глазами эти же прикосновения будут вызывать у него чувство непереносимой боли. О том, как влияет отношение к страданиям к их восприятию писал Мишель Монтень: " Мы ощущаем гораздо сильнее надрез, сделанный бритвой хирурга, чем десяток ранений шпагою, полученных нами в пылу сражения. Боли при родовых схватках и врачами и самим богом считаются необыкновенно мучительными, и мы обставляем это событие всевозможными церемониями, а, между тем, существуют народы, которые не ставят их ни во что. Я уже не говорю о спартанских женщинах; напомню лишь о швейцарках, женах наших наемников-пехотинцев. Чем отличается их образ жизни после родов? Разве только тем, что, шагая вслед за мужьями, сегодня иная из них несет ребенка у себя на шее, тогда как вчера еще носила его в своем чреве. ... Простой мальчишка-спартанец, украв лисицу и спрятав ее у себя под плащом, допустил, чтобы она прогрызла ему живот, лишь бы не выдать себя (ведь они, как известно, гораздо больше боялись проявить неловкость при краже, чем мы - наказания за нее). Другой, кадя благовониями во время заклания жертвы и выронив из кадильницы уголек, упавший ему за рукав, допустил, чтобы он прожег ему тело до самой кости, опасаясь нарушить происходившее таинство. В той же Спарте можно было увидеть
  множество мальчиков семилетнего возраста, которые, подвергаясь, согласно принятому в этой стране обычаю, испытанию доблести, не менялись даже в лице, когда их засекали до смерти. Цицерон видел разделившихся на группы детей, которые дрались, пуская в ход кулаки, ноги и даже зубы, пока не падали без сознания, так и не признав себя побежденными. Кому не известна история Муция Сцеволы, который, пробравшись в неприятельский лагерь, чтобы убить вражеского военачальника, и потерпев неудачу, решил все же добиться своего и освободить родину, прибегнув к весьма необыкновенному средству? С этой целью он не только признался Порсенне - тому царю, которого собирался убить, - в своем первоначальном намерении, но еще добавил, что в римском лагере есть немало его единомышленников, людей такой же закалки, как он, поклявшихся совершить то же самое. И, чтобы показать, какова же эта закалка, он, попросив принести жаровню, положил на нее свою руку и смотрел спокойно, как она пеклась и поджаривалась, до тех пор, пока царь, придя в ужас, не повелел сам унести жаровню. Ну а тот, который не пожелал прервать чтение книги, пока его резали? А тот, который не переставал шутить и смеяться над пытками, которым его подвергали, вследствие чего распалившаяся жестокость его палачей и все изощренные муки, какие только они в состоянии были для него придумать, лишь служили к его торжеству? Это был, правда, философ. Ну так что ж? В таком случае, вот вам гладиатор Цезаря, который лишь смеялся, когда бередили или растравляли его раны. Сколько могли бы мы привести еще других примеров презрения к боли! "( М. Монтень).
   Из этих примеров видно, что чувство боли субъективно и может контролироваться. У людей внушаемых можно вербально добиться полного снятия болевого симптома. Так, одно время широко освещались в прессе и по телевидению хирургические операции проведенные без анестезии, а только после суггестивного воздействия. Гипноз может если не снять полностью, то значительно притупить болевые ощущения. Люди с волевой конституцией способны развить в себе устойчивость к боли и достигают в этом больших успехов.
  Всем хорошо помнятся подвиги голливудских и советских героев попавших в сложную ситуацию, их презрение к боли и нечеловеческая стойкость. И это
  не только кинематографические фантазии.
   Такая же ситуация возникает в случае нравственных страданий. Чувство боли, непереносимое и гложущее возникает при потере близких, при совершении поступков в которых мы раскаиваемся, но последствия причиненного вреда кажутся не устранимыми. Боль нравственная по своей силе и длительности может не уступать боли физической. Но здесь опять же главную роль имеет наше отношение к травмирующей ситуации, способность переключить внимание на иной объект интереса. Можно иначе осмыслить все что произошло и причинило страдания, посмотреть на все со стороны, или ретроспективно. Так, например, Виктор Франкл делиться своим опытом разрешения таких ситуаций. "Именно в тех случаях, когда человек сталкивается с невыносимой и неизбежной ситуацией, когда он имеет дело с судьбой, которую невозможно изменить, например, с неизлечимой болезнью, стихийным бедствием или утратой близкого, ему дается шанс осуществить высшую ценность, постичь глубочайший смысл, смысл страдания. Ибо самое важное - это наше отношение к страданию, отношение, благодаря которому мы принимаем это страдание, берем его на себя. ... Однажды пожилой врач консультировался у меня по поводу тяжелой депрессии. Он не мог пережить потерю своей жены, которая умерла два года назад и которую он любил больше всего на свете. Но как я мог ему помочь? Что мне было ему сказать? Я отказался от каких-либо бесед и просто спросил его: "Скажите, доктор, что было бы, если бы вы умерли первым, а ваша жена вас пережила?". - "О! - сказал он, - для нее это было бы невыносимо; как бы она страдала!". На что я заметил: "Видите, доктор, какие вы причинили бы ей страдания своей смертью; ваше горе есть плата за то, что этого не произошло". Он не сказал больше ни слова, лишь пожал мне руку и тихо покинул кабинет. Страдание каким-то образом перестает быть страданием после того, как обнаруживается его смысл, - такой, например, как смысл жертвенности. Разумеется, это не было терапией в собственном смысле слова, так как, во-первых, его отчаяние не было болезнью, и, во-вторых, я не мог изменить его судьбу, возвратить ему супругу. Но в тот момент я сумел так изменить его отношение к своей неотвратимой судьбе, что он смог увидеть в своем страдании смысл". (Виктор Франкл). И в этом случае сознание оказалось главным средством избавления от страданий. Если человек не в состоянии самостоятельно справиться с болевыми ощущениями, то здесь ему может помочь психоаналитик, психиатр, или священник, в зависимости от изначальных установок личности и степени ее доверия к тем, или иным специалистам. Необходимость управления чувством боли диктуется тем, что в затяжных случаях, или когда болевой порог сильно превышен может произойти истощение нервных центров и развиться шок, или коллапс, что представляет смертельную опасность для организма. Поэтому, не ограничиваясь суггестивными методами воздействия, в медицине разработано и используется широкий набор анестезирующих химиопрепаратов. Они позволяют купировать боль и предотвратить развитие угрожающих жизни состояний.
   Сознание позволяющее контролировать боль, может и совершенно извращать ее биологическое назначение. Это чувство перестает у человека служить сигналом опасности, а становится ритуалом, средством борьбы со скукой и способом получать наслаждение. Скучающий разум ищет выхода и находит его в страданиях.
  "Как, однако, скука... ужасно скучна! Более верного или сильного определения я не знаю: равное выражается лишь равным. Если бы нашлось выражение более сильное, оно бы нарушило эту всеподавляющую косность. Я лежу пластом, ничего не делаю. Куда ни погляжу - везде пустота: живу в пустоте, дышу пустотой. И даже боли не ощущаю. Прометею хоть коршун печень клевал, на Локи хоть яд беспрерывно капал, - все же было хоть какое-нибудь разнообразие, хоть и однообразное. Для меня же и страдание потеряло свою сладость. Посулите мне все блага или все муки земные - я не повернусь даже на другой бок ради получения одних или во избежание других. Я медленно умираю". (С. Кьеркегор).
   Стремление найти удовольствие в жизни, избавится от скуки, может проявляться в любой форме: в потребности к риску, в садизме, мазохизме. Подобного поведения в животном мире невозможно встретить, хотя и человеческая фантазия издавна описывала жизнь в природе в кровавых красках. Но такие представления не соответствуют действительности и это убедительно показали исследования этологов - то есть специалистов по поведению животных. Салли Кэрригер отмечает, что животные никогда не убивают ради удовольствия, или бессмысленно. "В большинстве случаев смерть жертвы наступает так быстро, что эта жертва, то есть объект охоты, не успевает ощутить страха, или мучений. Сокол-сапсан бросается с неба со скоростью двести сорок километров в час, поэтому панический страх еще не успевает охватить птицу-жертву. ... Игра кошки с мышью всего лишь игра, при которой охотник готов проглотить свою жертву только после того, как мгновенно ее убьет. Пятнистые тюлени поступают точно также с пингвинами, но они это делают лишь тогда, когда не испытывают голода... Преследование жертвы носит у животных нейтральный, то есть беззлобный характер. Выдуманное человеком определение кровожадность не означает ничего иного, кроме тупой боли в пустом желудке... Растения лишены чувствительности, но в каждой протоплазме заключено импульсивное стремление к своему завершению, и съеденный кроликом лютик точно также лишен возможности достичь зрелости, как и кролик, съеденный ястребом... Живые существа, обитающие на нашей планете, становятся чьей-либо добычей". (С. Кэрригер). Животные не испытывают потребности к той изуверской жестокости которую порой демонстрирует человек по отношению к живым существам. Смерть жертвы является необходимой для выживания хищника. А ее страдания служат только инстинкту самосохранения, стремлению избежать фатального конца и не доставляют никому удовольствия.
   Имеет смысл теперь привести обрядовые действия сопровождающие убийство животного человеком, например забоя скота в иудаизме, чтобы понять насколько сильно человек оторвался от живой природы с ее целесообразностью и разумностью всякого поведения. "При мне производился убой овец, телят и годовалых бычков...Бросалось в глаза, что я вижу не убой скота, а какое-то священнодействие... библейское жертвоприношение. Передо мной были не просто мясники, а священнослужители, роли которых были строго распределены. Главная роль принадлежала резнику, вооруженному колющим орудием; ему помогали ряд прислужников: они держали убойный скот, поддерживая его в стоячем положении, другие... зажимали животному рот, третьи собирали кровь в жертвенные сосуды;.. наконец, четвертые держали священные книги, по которым читались молитвы и производилось ритуальное священнодействие... Убой скота поражал жестокостью и изуверством... Резник, вооруженный в одной руке длинным, в пол-аршина ножом с узким лезвием,.. в другой длинным, вершков шести шилом, спокойно, медленно, рассчитано наносил животному глубокие колющие раны, действуя попеременно названными орудиями. При этом каждый удар проверялся по книге, которую мальчик держал раскрытой перед резником... Первые удары производились животному в голову, затем в шею... Животное вздрагивало, пробовало вырваться, пыталось мычать, но было бессильно: ноги были связаны, кроме того, его плотно держали трое дюжих прислужников, четвертый же зажимал рот... получались лишь глухие, задушенные, хриплые звуки. Каждый удар сопровождался струйкой крови,... из одних ран она слегка сочилась, тогда как из других она давала целый фонтан... Затем наступила пауза, несомненно, короткая, но мне она показалась вечностью; в этот промежуток времени вытачивалась кровь... По окончании следовали дальнейшие, также рассчитанные, спокойные удары, прерывавшиеся чтением молитв. Эти уколы давали уже очень мало крови или вовсе не давали ее... По нанесении этих ударов, животное переворачивали на спину, причем ему наносился последний, заключительный удар..." (Розанов В.В.) . По мнению Салли Кэрригер, подобное поведение человека связано с комплексом самооправдания, который появился у человека, когда он начал убивать животных в поисках более сытной, нежели растительная, пищи. Вначале у него возникло ощущение вины перед жертвами. "Однако несколько позже ему на помощь пришла общественная психологическая увертка, состоящая в том, что убийство животных совершается в результате вражды с ними. Вскоре человек включил в свою языческую веру ритуал возложения собственных грехов на козу, корову, быка или цыпленка, и тогда их можно было приносить в жертву". (С. Кэрригер). На войне как на войне, и с пленными нечего церемонится. Но пытать и мучить то зачем? Во время описанного Розановым обряда забоя скота важно было добиться сильного истечения крови, что возможно только если животное находится в полном сознании, то есть испытывает максимальное страдание. Этот ужас и изуверство прерывает только смерть.
   Человек не только причиняет страдания, но может получать удовольствие, наблюдая их.
  И это становится для него потребностью, страстью, от которых он ни за что не откажется. Такой случай описывает А.Ф.Лосев в воспоминаниях о свеем детстве. Было оно счастливым и безоблачным, если не считать знакомства с садистом Мишкой. "Ничего был ребенок, да вот только имел одну странную привычку, я бы сказал даже, страсть. Бывало, как заведется у них в доме щенок или котенок, то его любимым занятием было выдергивать волоски у этих животных и ломать им лапки. Ломать - не в шутку, а всерьез. Бедные животные пищали и выли на весь двор и оставались калеками... Однажды после непродолжительной игры в мяч Мишка вдруг сказал:
   - Сегодня у меня на очереди Сток, - прибавил он с некоторой нежностью в голосе. А Сток была милая собачка, подросшая уже настолько, что ей решили дать кличку. Все же это был пока еще по своей комплекции какой-то цыпленок, и Мишка с такими справлялся без всякого труда... Он уже направился к собачнику, где было несколько щенят. Но тут я заметил в его руках вдруг откуда-то взявшиеся клещи. Я до сих пор не знаю, зачем он их взял. Сток был еще хилой, цыплячьего вида собачкой, и... никаких специальных инструментов еще не требовалось...
   Еще и до сих пор слышу этот жалкий визг щенят, которые оставались калеками на всю жизнь и которые уже не могли бегать или ходить, а как-то мучительно ползали на сломанных лапах, доставляя себе боль при каждом малейшем движении. Этот визг стоит у меня в душе целую жизнь; и еще не было у меня такой радости и такого счастья, чтобы я смог целиком его забыть или чем-то заставить молчать. Когда я слышу на улице собачий стон или вой, вся эта картина Мишкиных занятий возникает у меня в сознании, как будто бы это было только вчера; и тело у меня начинает трястись от гнева, ужаса, тоски, отчаяния, бессилия и возмущения так же, как тогда у собачника".( А.Ф.Лосев).
   И не только причинение другим боли и страданий может доставлять удовольствие, но и боль от наносимых собственному телу физических повреждений тоже может стать в извращенном сознании источником радости и наслаждения. Индийская практика самоистязания и калечения, с протыканием частей тела спицами, гвоздями, иголками, хождением по раскаленным углям и стеклу, религиозные культы с самобичеванием, это только малая часть психопатологии разбуженного эволюцией сознания антропоида. Подобное никогда не придет в голову ни одному следующему жестким требованиям своих инстинктов животному. Любые подобного рода психические отклонения в природе элиминируются.
   Особенности садистского и мазохистского мышления описаны Пауло Коэльо в романе "Одиннадцать минут". " "Боль и страдание плохо вяжутся с наслаждением", - подумала Мария, хотя ей отчаянно хотелось, чтобы одно было неотделимо от другого - и тогда горький жизненный опыт стал бы отрадным и светлым воспоминанием.
   - Видишь эту реку, это озеро, эти дома, этот храм? Пятьсот лет назад все это было примерно таким же, как сейчас.
   Вот только город был совершенно пуст: неизвестная болезнь свирепствовала в Европе, и никто не знал, отчего умирает такое множество людей. Ее стали называть моровой язвой, Божьей карой, постигшей мир за грехи населявших его.
   И тогда нашлись такие, кто решился пожертвовать собой ради остального человечества. Они выбрали то, чего больше всего боялись, - физическую боль. И стали днем и ночью ходить по этим мостам, улицам и площадям, хлеща себя бичами, стегая цепями. Они страдали во имя Божье и в страдании славили Бога. И вскоре поняли, что терзать свою плоть им приятнее, чем выпекать хлеб, пахать землю, кормить скотину. Боль доставляла уже не страдание, а наслаждение - поскольку они сознавали, что избавляют род людской от грехов. Боль превратилась в ликование, в ощущение полноты жизни, в блаженство.
   - Я и себя тоже спрашиваю. Маркиз де Сад утверждал, что человек может познать свою суть, лишь дойдя до последней черты. Для этого нам требуется все наше мужество - и только так мы учимся чему-то.
   Когда начальник унижает своего подчиненного или муж - жену, то это либо всего лишь трусость, либо попытка отомстить жизни. Эти люди не осмеливаются заглянуть вглубь своей души и потому никогда не узнают, откуда проистекает желание выпустить на волю дикого хищного зверя, и не поймут, что секс, боль, любовь ставят человека на грань человеческого.
   И лишь тот, кто побывал на этой грани, знает жизнь. Все прочее - просто времяпрепровождение, повторение одной и той же задачи. Не подойдя к краю, не заглянув в бездну, человек состарится и умрет, так и не узнав, что делал он в этом мире". (Пауло Коэльо).
   Чем же объясняется подобное парадоксальное, не нормальное с точки зрения законов природы поведение человека? Прежде всего, особенностями биохимии человеческого мозга. При возникновении боли выделяется серотонин воздействующий на серотонинчувствительные рецепторы в центральной нервной системе, с последующим запуском физиологических механизмов стрессовых вегетативных реакций. В качестве противовеса организм начинает вырабатывать эндорфины, снижающие болевые реакции и в больших количествах даже приводящих к появлению приятных ощущений. Ради того чтобы стимулировать выработку мозгом доставляющих ему удовольствие веществ, человек способен решиться и на осознанное причинение себе страданий, зная что они принесут ему впоследствии избыточные приятные ощущения. Повторение один раз достигнутого чувства эндорфинового блаженства закрепляет в центральной нервной системе все сопутствующие ему действия. Патологическая форма поведения становится привычной. Человек начинает себя вести как обезьяна которой в центр головного мозга ведущий чувством удовольствия введены электроды. Она бесконечно, до самоистощения продолжает жать на рычаг, замыкающий электрическую цепь. Получаемое наслаждение становится ценнее самой жизни со всем положительным, что ее сопровождает.
   В различных философских и религиозных школах и учениях отношение к боли и страданиям порой диаметрально противоположно. В этом сказалось двойственность тех чувств которые они способны вызвать - как резко негативную реакцию побуждающую прекратить страдание, так и желание претерпев его получить заслуженное бесконечное блаженство.
   В буддизме основой учения являются четыре благородные истины, провозглашенные Буддой в самом начале своей проповеднической деятельности. " Согласно им, существование человека неразрывно связано со страданием. Рождение, болезнь, старость, смерть, встреча с неприятным и расставание с приятным, невозможность достичь желаемого - это все ведет к страданию (1). Причиной страдания является жажда (тршна), ведущая через радости и страсти к перерождению, рождению вновь (2). Устранение причин страдания заключается в устранении этой жажды (3). Путь, ведущий к устранению страданий,- благой восьмеричный путь - заключается в следующем: правильное суждение, правильное решение, правильная речь, правильная жизнь, правильное стремление,
  правильное внимание и правильное сосредоточение. Отвергается как жизнь, посвященная чувственным удовольствиям, так и путь аскезы и самоистязания". (История философии. Пер. с чеш. И. И. Богута). "Утверждается, что причиной страданий является человеческая форма. Если объект соответствует этой форме, то человек испытывает удовольствие, если не соответствует, то человек испытывает страдание, причем количество страданий и удовольствий одинаково для любого человека в любой среде. Иногда временно возможно перевешивание страданий или удовольствий за счет среды или попадания в какую-то новую ситуацию: например, в тюрьму, или резкое увеличение жизненного уровня, при эмиграции в штаты. Но это временно, потом это все компенсируется, и как говорили древние греки, царь и нищий испытывают одинаковое количество страданий, как ощущений. Это, в частности, еще зависит от уровня самооценки, от требований, предъявляемых к окружающей среде: у царя требования выше, чем у нищего, а в результате удовольствия царя и страдания царя такие же, как у нищего. Так что это закон. Поэтому можно даже развлекаться на эту тему - стремиться к страданиям, все равно это ничего не изменит". ( С. СТЕПАНОВ).
   Таким образом, согласно учению буддизма удовольствия, как и страдания, должны быть добровольно, осознанно устранены из жизни человека. Только это и принесет ему благо.
  Христианство же, напротив, уделяет страданиям большое место в своем учении. Вполне справедливо эту религию называют религией страдания. Христос воплощает в себе все человеческие муки. Страдания появляются на земле вместе с человеком, как результат нарушения им воли Бога. Они в соответствии с проклятием сопровождают человечество на протяжении всей его истории. Но бог воплощается в Христе, чтобы взять на себя все страдания и претерпев на кресте смертные муки, принести в мир спасение и прощение. "Бог берет на Себя полную ответственность за создание мира, человека, за свободу, которую Он ему дает, и за все те последствия, к которым эта свобода приводит: страдание, смерть, ужас, который мы часто творим. Говорил я и о том, что оправдание Бога (если так можно выразиться, ведя речь о Боге) в том, что Он Сам становится человеком. В лице Господа Иисуса Христа входит в мир Бог, облекшись плотью, соединившись с нами всей человеческой судьбой и неся на Себе все последствия данной нам Им же Самим свободы". (А. Сурожский).
   В современной психиатрии страдание не всегда рассматривается как патологическое явление. Следует по видимому различать страдание как результат жизненной неудовлетворенности, стимулирующее человека на поиски смысла жизни и способствующее его духовному росту, и страдание как результат болезни. Но в обоих случаях страдание не может стать самоцелью. Это только симптом неблагополучия. Если страдание начинает приносить удовольствие, это первый признак психического заболевания. Не случайно ни в одной религии не обещают человеку в качестве награды вечные страдания. Наоборот окончательное избавление от них. Нет вечного рая для садистов и мазохистов. Все страдающие в конце времен утешаться.
   " И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло". (Откр. 21:4)
  
  
  
  
  Глава 23.
  
   ДВА СЧАСТЬЯ. ДВА ВЗГЛЯДА.
  
   СЧАСТЬЕ ИРИНЫ.
  
   "Я стою у ресторана, замуж поздно сдохнуть рано".
   (Э. Радзинский).
  
   Яркие огни, ресторанный шум, громкие голоса возбужденных людей и бесконечное веселье, Праздник не прекращается кажется ни на минуту. Народ гуляет, народ расслабляется. Как когда-то в незапамятные времена бежала толпа пьяных до потери сознания, безумных вакханок в леса и луга,
  чтобы избавится от всех забот и тревог этого слишком правильного мира. Они гонялись за животными, устраивали дикие оргии, пели громкие песни у костра, на котором жарилось на вертелах сочное, истекающее жиром мясо разорванных на части животных. Так и сейчас желая избавиться от тревог, отдохнуть и оторваться на полную катушку, бегут в ресторан.
   Нет больше костров, но есть светомузыка. Нет больше диких плясок голых и пьяных женщин, но зато выбегают на сцену под бодрые звуки канкана толстушки. Яркие наряды, платья с широкими разрезами оголяющие полные бедра, налитые жизнью и призывно выставленные груди. Ноги дородных красавиц высоко поднимаются вверх и одновременно в ритме музыки дружно опускаются заставляя вздрагивать весь ресторан. Стены трясутся и кажется готовы рухнуть, упав на веселых зрителей и танцующих женщин.
   Раскрасневшиеся лица и искрящиеся глаза делают их похожими на сошедших на землю богинь, или же сильно располневших речных нимф. Музыка продолжает играть, проникая во все предметы и заставляя их вибрировать и раскачиваться - подпрыгивают рюмки и бокалы, звенят вилки и ложки и даже блюда с экзотической снедью не остаются в покое. Всем весело, и все желают присоединиться к этому вакхическому дикому танцу. И каждый раз за этими богинями радости и веселья можно увидеть энергичную, полногрудую женщину с округлым лицом под копной черных завитых волос. Это мамаша Кураж - Ирина, а это ее девочки, ее кормилицы. Она и организатор и вдохновитель, она постоянно убеждает и подхлестывает, вытирает слезы своим уставшим артисткам и смеется вместе с ними.
   - Девочки - на сцену, милые вперед - кричит она, как только один танец заканчивается. Перерыва не может быть, веселье должно продолжаться. И так изо дня в день, без конца. И даже придя домой, и стерев салфеткой с лица косметику, она не прекращает своей работы. Звонок за звонком, новые заказы, переговоры с артистами и друзьями. Это ее жизнь - это шоу бизнес. И, кажется, останови ее, и она в то же мгновение умрет, так как в движении и работе смысл всей жизни. Не может она остановиться, как и не собирается умирать, не получите такого подарка, друзья, придется вам видимо еще подождать. Ей много лет, сколько - догадайтесь сами, если сможете, от нее вы этого никогда не узнаете, и в жизни кажется уже было все: подруги и мужья, браки и разводы, любовь и ненависть, успехи и не удачи. Не было только одного - разочарования. Ей не знакомо это чувство, а знает она только одно - уверенность в том, что для нее нет ничего не возможного.
   Зажав в пальцах папиросу и время от времени втягивая в себя терпкий дым, она думает о программе на завтра, о костюмах и репетициях и одновременно ведет свою бесконечную телефонную беседу, нервно потягивая мелкими глотками сладкое вино из бокала.
   Она счастлива, это ее жизнь. - Вредно пить? - переспрашивает Ирина, и тут же рассмеявшись, заявляет - вредно жить. Важно не сколько лет ты благоразумно существуешь, а как, то есть качество жизни. Можно запереть себя в четырех стенах и сохнуть год от года погруженный в грезы о так и не прожитой жизни, а можно брать от нее все возможное, даже если это и сведет тебя раньше времени в могилу.
   И вот снова горят огни ресторана, и выбегают на сцену толстые артистки, а сзади них, как всегда раздается властный, решительный и чуть хрипловатый голос их доброй, сварливой, нежной и одновременно грубой мамы - Иры,
   - Вперед девочки, выше ножки. Гремит музыка и жизнь продолжается.
  
  
  
  
  
  
   ЖЕНСКОЕ СЧАСТЬЕ.
  
  
   "Помолись о нищей, о потерянной,
   О моей живой душе".
   (А. Ахматова)
  
  
   Между жилыми домами, воле баков с отходами, недалеко от трансформаторной будки, на земле стоит часть старого дивана. Куда делись от него ножки и спинка никто не знает, да это и не важно, никому не интересно. Может на растопку пошли, а может и на дачу кто-то из хозяйственных жильцов утащил. Главное, что на оставшейся части, продавленной и покрытой старым куском клеенки, можно неплохо устроиться. Ближе к земле, ближе к природе. Мягко, удобно, и полезно для здоровья, как медики говорят. Советуют, то ли голыми ногами вставать для оздоровления на землю, то ли еще каким местом к ней прижаться, детали впрочем, не существенны, важен сам принцип. Одним словом, наука рекомендует. Особенно если еще и холодной водой при этом обливаться.
   С наукой не привыкли спорить и две расположившиеся на диване женщины странного вида. Прикрытые какими то серыми то ли от грязи, то ли от времени, местами порванными тряпками, с воспаленными одутловатыми, красными лицами, они сидят, высоко задрав подолы. На многочисленных прохожих, женщины не обращают никакого внимания, как и последние, впрочем, делают вид, что ничего не замечают. Одним словом, науку подруги уважают, когда-то в школе все-таки учились, как же, помнят. Закон притяжения, например, - что-то там к чему-то всегда притягивается, и от чего-то отталкивается, или стихотворение Пушкина могут в любой момент рассказать, только не спеши, на минутку остановись послушать, папироску дай. Ну, нет папиросы то хотя бы рубль.
   " Я помню чудное мгновение, когда наконец явился ты. Как мимолетное видение. Явился одним словом подлец, а где гулял не известно". Литература, поэзия любовь, мать твою. Науку и литературу они уважают. Вот поэтому и на земле живут, и ледяной водой обливаются, особенно поздней осенью, когда холодные дожди идут не переставая. Тогда бредут они одиноко по улице, по раскисшей земле, до костей промокшие и замершие в поисках убежища. Найти постоянное укрытие становится все труднее с каждым годом. Двери в подъездах все чаще стали закрывать и кодовые замки устанавливать.
   Но подруги и здесь не растерялись. Если замок не новый и хорошенько к нему присмотреться, то можно увидеть по налипшей грязи, или стершимся цифрам какие кнопки чаще всего жители дома нажимают. А если еще повезет, и подвал не будет закрыт, то найдется место, где отогреться и подсохнуть.
   - Катька, почеши спинку, просит одна, у меня там, наверное, чирий вскочил.
   - Вторая, запустив своей подруге руку под толстую кофту, старательно чешит, посмеиваясь.
   - Это тебя вши кусают, Юлька. У тебя здесь их тысячи. И в самом деле, вши давно стали их добрыми соседями, они любят подруг, и не оставят их ни при каких обстоятельствах, не предадут до самой смерти, а если таковая случится, то переберутся на соседнее теплое еще тело. "Божьими жемчужинами" называли вшей не любившие мыться монахи. И подруги к ним относятся так же привычно и спокойно. Насекомые, как голод и холод, никогда не дают людям успокоиться. И кусая время от времени, возвращают задремавшее было сознание к жизни, к реальности. Зима прошла, с ее холодами, поисками тепла в канализационных шахтах и подвалах, где можно было согреться, прижавшись к теплой трубе отопления.
   Весна дала еще один очередной шанс жизни. Женщины любят проводить своими загрубевшими руками, с толстыми пальцами деформированными артритом, по молодой недавно появившейся травке. А ведь были и они молоды, не целованы, не тронуты, и также как эта трава стремиться сейчас к солнцу, тянулись они к теплу человеческому. И жизнь им обещала столько прекрасного. А теперь увяли, поблекли, растолстели, обрюзгли, стали похожи на высохший прошлогодний куст, для которого все в прошлом. Однако чудо произошло. Бывает и высохшее дерево расцветает. Весеннее солнце растопило их заледеневшие сердца, они ожили, забились быстрее, разгоняя кровь по склерозированым сосудам.
   А все таки жизнь так хороша, как приятно греет теплое весеннее солнце, как восхитительно разливается по телу мутная жидкость с запахом алкоголя, из бутылки которую вчера принес подругам зашедший на огонек бомж. Хоть и ничего у него уже давно не работает, но все равно - мужчина, одним словом кавалер, а как приятно нежданное внимание. И старый безмозглый, больной кот начинает кричать весной, что же говорить о человеке, пусть и постаревшем и опустившимся, но с солидным багажом воспоминаний о более приятных временах и встречах.
   Приковылял на уже не гнущихся ногах, культурно выпил с дамами по глоточку из горлышка, а затем вежливо удалился, оставив недопитый сосуд. А ведь знал, что пустая бутылка денег стоит.
   Растроганные женщины даже поцеловали его на прощание и долго смотрели вслед медленно уходящему кавалеру, вытирающему грязной рукой, оставленные на его щеках толстыми слюнявыми губами, знаки внимания.
   Они здесь живут уже много лет. Это их дом родной, в котором и умереть не жалко. Возле них куча собранных вчера в мусорных баках объедков, груда каких то тряпок. Это их имущество. Все что сейчас не надето, но завтра может пригодиться. От помойки постоянно идет густой запах разложения, гнили и бог знает еще чего. Им пропахло все вокруг и от женщин он тоже распространяется; получше, чем запах от французских духов. И стойкость его выше любых заграничных образцов парфюмерии. Особенно если никогда не мыться. Документов у них никаких нет, но милицию это не интересует, так как связываться с бомжами не хотят, и возить к себе в отделение решительно отказываются. Вот от них то и не дождаться никаких знаков внимания опытным и зрелым женщинам в самом соку. Даже ручкой не помашут проезжая мимо.
   - Мужчина, не найдется ли прикурить, - обращается одна из дам к случайному прохожему. Он ничего не ответив, только ускоряет шаг и быстро удаляется. Нет, решительно не осталось настоящих мужчин на свете, не считая вчерашнего, с бутылкой. И огонька даже не одолжат, вместе с папироской.
   Захмелевшие женщины сидят обнявшись. Ой, подруга - жизнь то какая чудесная, счастье то какое и умирать не хочется.
   - А зачем умирать, живи и радуйся, вот только дышать мне в лицо перегаром не надо, не люблю. А может нам к соседу перебраться на ближайшую помойку, он нам и диван перетащит? И заживем тогда весело все вместе, и будем жить так долго и счастливо.
   - А почему бы и нет? Людям всем вместе держаться надо, любить друг друга, вот тогда и царство небесное на земле установится, и слез уже не будет, ни болезней, ни печали, все равны и на всех одно счастье.
  
  
  
  
   Глава 24.
  
  СЧАСТЬЕ В САМОРАЗВИТИИ.
  
  Саморазвитие представляет собой такую же, как и деторождение, если не более достойную
  человека цель жизни (Т. Абеляр).
  
  
   Следующая существующая возможность разнообразить повседневную жизнь, избавиться от скуки и найти друзей - это всевозможные курсы и тренинги. Уже упоминавшийся тренинг наслаждения позволяет человеку по новому ощутить прелести жизни, кардинально не меняя ее. Не все блага в этой жизни нам доступны, но мы можем научиться правильно распоряжаться тем, что имеем.
  Нет людей, у которых не было бы ничего. Человек напоминает часто лягушку умирающую рядом с множеством насекомых только потому, что они неподвижны. Она не может понять, что они съедобны, так как еда в ее представлении это только то, что двигается. Так же и человек из-за своего непонимания не может правильно распорядится богатствами своего тела. Все имеют свободный доступ к основным радостям жизни - воздуху, воде, солнцу, пище. Мы обладаем прекрасным рецепторным аппаратом, который и существует для того чтобы мы могли доступными благами наслаждаться. Рецепторы доставляют нам поток ощущений, который анализирует мозг, усиливая значимые из них и тормозя в данный момент незначимые. Из множества ощущений получаемых нами достаточно назвать кожные, тактильные, давления, температуры, боли, осязания, слуховые, зрительные, вкусовые, обонятельные, ощущения положения тела в пространстве и движения. И кроме них существует так тревожащие нас ощущения голода, жажды, боли. Органы чувств постоянно взаимодействуют друг с другом, при этом меняется их значимость и модальность. В любимом человеке для нас все прекрасно и его образ, и голос, и цвет глаз, и запах, которые возможно в других людях воспринимаются иначе. Причем эти ощущения можно бесконечно развивать. Например, известно, что у слепоглухих чрезвычайно обостряется чувство вибрации, которое может заменить отсутствующий слух. Такие люди могут воспринимать речь человека, только положив на его горло руку, ощущать приближение автомобиля или человека. При отсутствии зрения, обостряется осязание, которое берет на себя значительную часть функций зрения ( К. Гехт ). Известны примеры слепоглухих добившихся значительных успехов и социально-значимого положения в обществе. Поэтому тренировка чувств, мобилизация психофизиологического потенциала может дать человеку совершенно иные, более насыщенные и необычные жизненные ощущения.
   Каждая минута жизни может доставить величайшее счастье, если мы правильно ею распорядимся и будем ответственно относится к естественному своему достоянию. Время лукаво, потерянного не вернешь и второй жизни нам никто не подарит. Жизнь продолжается, и мы должны радоваться лежа, или стоя, работая и отдыхая, дома и в гостях. Радость - это здоровье. Тренинг наслаждения относится к методам психотерапии на основе поведенческого (бихевиорального) и асимптоматического подхода. Подкрепление является центральным методом этого подхода. Как правило, система воспитания базируется на двух походах подкрепления и запрета, наказания. С возрастом значение положительного подкрепления все более возрастает, тогда как запреты и ограничения теряют свою эффективность. Любой императивный запрет приводит к противоположной реакции. Всем известно, что нет более верного способа привлечь внимание к определенному действию, чем его запретить. Если вы видите дырку в заборе в которую категорически нельзя смотреть, то вы в нее обязательно загляните. Внутренние запреты не пить, не курить, не есть много, также мало эффективны, а зачастую даже контрпродуктивны. И.Влахос пишет о вреде императивных запретов: " В одной книге по психотерапии мне встретилась дивная советская фраза, приведенная в качестве положительного (!) примера: "Больной, вы должны верить, что выздоровление придет!" Ничего себе, подкрепленьице, когда вас так пригвоздили! Кроме того, "должны" вызовет сопротивление, а возможный Приход Выздоровления - опять же некая внешняя, не зависящая от вас сила, никак не мотивирующая вас выздоравливаться.
   Очень многие команды себе и окружающим мы отдаем таким же образом, открытым еще Ходжой Насреддином: "Не думай об обезьяне." Понятно, что на самом деле такой призыв является командой думать о ней. Чтобы понять смысл предложения "Не думай об обезьяне," нужно расшифровать символы-слова, представив их конкретными образами, т.е. сделать как раз то, что запрещено: подумать об обезьяне. Приказание: "Не веди себя скованно" сковывает ребенка; предупреждение: "Вы только не волнуйтесь, пожалуйста" заставляет человека нервничать в ожидании плохого известия и т.д.
   Родительское программирование, закладывающее основы жизненного сценария, также чаще всего основывается на негативных командах типа "Нельзя это делать". Разрешение (ничего общего с вседозволенностью) - могучий фактор достижения позитивных результатов.
  В свое время в нашем издательстве работал начальником отдела продаж, взятый на это место, по нашей неопытности, сверхинтеллигентный человек, который, приходя к потенциальному оптовому покупателю, начинал с вопросительных (просительных) оборотов: "Вас не заинтересует?" или "Вы не хотите?" получая, конечно, ответы "Не заинтересует" и "Не хотим." Если вы не хотите, чтобы вас соединили с нужным человеком, начните телефонный разговор с его секретаршей с фразы: "Не могли бы вы соединить меня?" Если хотите, чтобы ваш ребенок не делал чего-то, лучший путь потерпеть фиаско- сказать ему: "Не делай этого." Во всяком случае, когда он будет идти по узкому карнизу высоко над землей, лучше молчать, чем кричать: "Не упади вниз!" потому что программировать можно только позитивно, разрешая, а не запрещая. Доступ к словам мы в обоих случаях получаем одинаковый, представляя себе одно и то же действие, а не два разных, т.е. не падай - падай. Иначе говоря, если вы хотите, чтобы человек не смотрел вниз, ему нужно сказать: "Смотри вверх!""
   Если человеку, например, запретить ходить в деструктивную секту, так как мы понимаем что результат для его психики будет разрушителен, он обязательно туда пойдет. Запретный плод сладок. Я вспоминаю, что в детстве родители нам категорически запрещали ходить на стрельбище расположенное недалеко от нашего дома. Но мы туда с приятелями все равно вопреки запрету постоянно бегали. Так как во первых, там можно было найти стрелянные гильзы, во вторых - если повезет наткнуться на целые патроны, а если расковырять патрон, то можно добыть и пороху, а если зажечь порох да еще в подходящем месте то можно получить необыкновенно яркие впечатления. Сейчас только я понимаю, что это чудо что никто из детей не погиб. Лучше преждевременно рассказать на наглядных примерах, скажем пациентов психиатрических клиник, чем обернулось для них длительное общение с сектантами. Как это не парадоксально, но польза метода положительного подкрепления первыми была понята именно адептами многочисленных сект. И не только понята, но и использована на практике с целью привлечения и удержания в них прозелитов и людей случайно туда попавших. Если вы попадете на любое сектантское собрание, то убедитесь что значительное часть времени отведена на свидетельства о благодати полученной тем или иным счастливчиком. Эти свидетельства являются обязательными и должны убедить самого рассказывающего, и всех присутствующих о падающих на них с неба каждый божий день подарках и получаемой защите в связи с их членством именно в данной общине. Так как свидетельства приходится рассказывать регулярно, то скоро фантазия истощается, и примеры перестают быть убедительными без притока новых сил и лиц. Так мне не раз приходилось слышать рассказ одной милой служительницы корейской миссионерской церкви живущей в городе об ее регулярных встречах со стаей злобных голодных волков, которые также регулярно разбегались в разные стороны, стоило ей только помолиться. Видимо волки своих не трогают, или скорее чужих не принимают в свою стаю, поэтому и убегают.
   Но эта практика должна совершенно осознанно использоваться не только проходимцами желающими решить свои проблемы, но и в благих целях каждым человеком. Положительный настрой необходим всем, в любых обстоятельствах и для любого дела. Видеть в своей жизни хорошее, в событиях не слишком приятных позитивный момент - это заложить основу для своего же счастья. Самоподкрепление самый мощный способ обеспечить себе хорошее настроение. Не мешает время от времени говорить себе, что я самый красивый, умный, удачливый, Пусть этого никто больше вокруг не видит - это их проблема. Не понимают, какого гения они не замечают, какого общения лишаются, какую красоту не оценивают. Ну и прекрасно - не придется делиться, и все это богатство достанется только вам самим. Начав с самоподкрепления, можно смело переходить к положительному подкреплению окружающих.
   " Положительное же подкрепление и связанные с ним положительные эмоции приводят к развитию, приобретению новых навыков и формирует инициативу в социальных контактах и качество, которое позже было названо психологами мотивацией достижения" (Б.Ф. Скиннер). Рут Гордон так высказался о своей работе: "Актер должен получать комплименты. Если мне приходится долго обходиться без комплиментов, я хвалю себя сам, и это хорошо хотя бы потому, что при этом я уверен в искренности".
  
  
  
  
  
   Глава 25.
  
   МИСТИЧЕСКИЙ ОПЫТ И МЕДИТАЦИЯ.
  
  
   Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть (Лук.17:21)
  
  
  
   Особое внимание к интровертивным способностям психики объясняется их ролью в получении религиозного мистического опыта и широким возможностям использования этих способностей в психиатрической практике. Новое осмысление интровертивных методов позволило не только возродить древние практики, но и разработать новые.
   Методы медитации используемые различными философскими и религиозными школами имеют как общие черты, так и отличные, свойственные только им. Сходными являются наиболее общие механизмы релаксации, отличными основные идеи и цели.
  Так для йоги - это освобождение от сковывающих пут материального существования, развитие способностей к самоизменению и овладению особой йогической силой способной изменять естественный миропорядок. Это достигается через подчинение функций и отправлений тела (управление дыханием, температурой, пищеварением, сердечно-сосудистой деятельностью и т.д.), фиксированием в определенном положении тела, созерцанием фиксированного объекта, состоянием транса и равновесно-сосредоточенного состояния психики. Психические процессы в конечной стадии приобретают необратимый характер. Существенным элементом достижения психофизиологической перестройки организма является в йоге контроль дыхания. Нервная система чрезвычайно чувствительна к нехватке или избытку кислорода и это ее свойство давно было известно человеку. Мозг потребляет в 20 раз больше кислорода чем мышечная ткань. При незначительном весе - примерно около 2 процентов веса тела, мозг потребляет ¼ часть всего кислорода потребляемого организмом (Е.Романцев). Мозг не имеет каких либо запасов глюкозы и существует только за счет ее постоянного поступления извне. Кислород и расходуется главным образом для окисления глюкозы и образования макроэргического соединения - АТФ. Дыхание нервных клеток и соответственно образование энергии резко затормаживается при снижении поступления глюкозы, что может происходить при голодании. И только при увеличении ее концентрации нервные клетки опять возрождаются к активной жизни. То же самое, но в еще более выраженной форме происходит и при колебаниях с поступлением кислорода. Мыслительный процесс сопровождается усиленным расходом, как кислорода, так и глюкозы, поэтому ясное сознание возможно только в помещении с высоким содержанием кислорода. Разные люди по разному переносят нехватку кислорода. Особенно тяжело переносят нехватку кислорода дети у которых до половины всего кислорода расходуется мозгом. (Е.Романцев). Поэтому любые упражнения, где затрагивается процесс дыхания должны учитывать индивидуальные особенности человека и под контролем.
  Легкость, с которой можно контролировать дыхание, а соответственно и поступление кислорода к мозгу, быстрота достижения желаемого эффекта, привела к широкому распространению этого метода изменения сознания в различных мистических практиках и религиозных культах. По данным С. Грофа: "первоначальная форма крещения, практиковавшаяся ессеями, состояла в насильственном погружении инициируемого в воду, что, как правило, приводило человека на грань смерти от удушья. Эта грубая процедура, таким образом, вызывала убедительное переживание смерти и рождения, лишь отдаленным отголоском чего является современная процедура обрызгивания водой и произнесения молитвы. В других школах неофиты подвергались окуриванию дымом до полусмерти, удушению, у них пережималась сонная артерия". Стресс после перенесения обряда ритуального удушения оставляет глубокий след в психике человека и делает воспоминания об этих событиях незабываемыми. И если христианство отказалось от наиболее грубых способов вмешательства в физиологические процессы организма, то в йоге они сохранились. Вот как выглядят эти медитационные упражнения: " Даже после непродолќжительных тренировок занимающийся может без особого труда науќчиться частично заменять кислородное дыхание праническим, т. е. "психическим дыханием" йогов. Вдохи и выдохи должны быть глубокими, соответствуя полному йоговскому дыханию. Примерно через 4-5 минут упражнения попробуйте сократить интенсивность дыхания и представить, как прана через нос и чуть приоткрытый рот впитывается легкими, когда обычное дыхание замиќрает. Когда возникнет чувство нехватки кислорода, возобновите дыхаќтельные движения легких. Кислородное физиологическое дыхание становится все реже и реже. Вы чувствуете, что вам хватает кислорода и без дыхательных движений, вы дышите не кислородом, а правой. Если ощущается недоќстаток кислорода, вы делаете несколько редких дополнительных дыхаќтельных движений легкими, но такая потребность исчезает постепенно благодаря насыщению организма правой ".
   Использование этой практики в совокупности с другими приемами йоги позволяет легко погружаться в транс и в конечном итоге достигать состояния махасаматхи - неразличения познающего, познаваемого и процесса познания. В целом этот опыт системного контроля является уникальным и свидетельствует о возможности сознательного управления всеми физиологическими и биохимическими процессами в организме. Йог способен произвольно изменять уровень тканевого метаболизма и потребления кислорода, вводить себя в транс путем остановки потока психической деятельности. Нейроны чрезвычайно чувствительны к колебаниям кислорода - как в сторону уменьшения, так и увеличения. Запасов кислорода в организме хватает всего на 10 секунд. И прекращение поступления его с током крови к тканям может привести к катастрофе. И увлечение практиками манипулирования процессом дыхания может привести и к серьезным последствиям для здоровья. Из медицинской практики реанимации известно что нервная система способны выдержать кислородное голодание не превышающее 5-6 мин. Затем развиваются процессы необратимого деструктивного изменения структуры нейронов и их гибели. Превышение 5 мин периода кислородного голодания оборачивается тем что человек прекращает полноценное сознательное существование и превращается в живой труп, продолжающий только вегетативную жизнь. Объекту познания становится безразличным субъект познания и сам процесс познания. И если это и есть состояние махасамадхи, то оно с полным основанием можно полагать является достигнутым. Умирание происходит частичное, но не наступает и полного воскрешения. Ессеи вероятно на практике убедились, что неофиты после водного крещения могут повести себя неожиданно и неадекватно, если служитель чересчур увлекается и забывает о времени. Можно ли считать, что люди потерявшие способность сознательного мышления достигли высшего блага? Вероятно, в какой то степени да, поскольку нет, наверное, более счастливых на земле людей чем олигофрены с их вечно приподнятым настроением и счастливой улыбкой, и не заметно что людям, ведущим растительное существование в условиях клиник их жизнь чем то не нравиться. Другое дело, что они превращаются в серьезную обузу для окружающих, вынужденных брать на себя все заботы о поддержании жизни и уходу за погруженным в блаженную махасамадху человеком.
   Однако в йоге имеются элементы которые сближают ее с другими практиками мистического погружения. В частности с исихазмом (от греч. hesychia - покой, - безмолвие, отрешенность).
   Безусловно, человек не может и не должен постоянно оставаться в одиночестве. Потребности нормального духовного развития требуют обязательного его активного включения в разнообразные социальное отношения. Поэтому человек являясь существом общественным стремиться к общению, нахождению взаимопонимания и сотрудничеству с себе подобными. Это стремление заложено в нем от рождения. В результате образуются семьи, возникают дружеские контакты, формируются коллективы, объединенные общими интересами. На более высоком уровне образуются племена, народности и государства. Численность включенных в общение людей в современном обществе не имеет предела.
   Одновременно следует иметь в виду, что увеличение численности людей неизменно приводит к возникновению проблем и появлению сложных конфликтов, природа которых заложена глубоко в психологической структуре личности. Человек составляет неотъемлемую часть природы, и многое в его поведении имеет соответствующие параллели с поведением высших животных. Если для социальных насекомых увеличение численности их сообщества не имеет, как правило, отрицательных последствий, а является стимулом для образования новой колонии. Например, в разросшимся улье пчелы меняют режим питания личинок, и начинают выкармливать новых самок, а уже после их появления улей делится без особых конфликтов. С увеличением организации, усложнением структуры нервной системы, поведение животных ведущих общественный образ жизни соответственно усложняется. Вместе с инстинктом заставляющим животных объединятся в группы, появляется не менее мощный инстинкт отчуждения, отталкивания друг от друга. Включение того или иного механизма поведения зависит от численности сообщества. То есть существует определенный барьер, критический уровень, переходя который характер реакций резко меняется. На смену толерантности и любви, дружеских игр и взаимных знаков внимания приходят отношения неприязни и агрессии. И дело здесь не в недостатке корма. Это явление наблюдается и при изобильном питании. Оно в основном связано с размером территории проживания и численностью особей.
   Проведенные Салли Кэрригер научные исследования, продемонстрировали особенности подобного поведения у леммингов. " Раньше все участники подопытной группы отлично обращались друг с другом, что проявлялось в совместных играх и развлечениях. Три - четыре лемминга спали в одном гнезде, и вообще все шло отлично вплоть до определенного максимума численности животных ( разного для различных по размеру вивариев) . Но стоило только увеличить численность леммингов в виварии на несколько животных или даже на одно, как для большинства из них жизнь становилась нестерпимой. Вместо того чтобы устраивать дружеские потасовки, они становились на задние лапы и пытались схватить противника за глотку своими оскаленными клыками. Как только я удаляла лишних животных, злобность исчезала. Поэтому я сделала вывод, что избыток животных на определенной площади был настолько нестерпим для них, что они пытались как то исправить создавшиеся положение". ( С. Кэрригер).
   У других животных при увеличении их численности изменяются социальные взаимоотношения в группе. Возникает весьма своеобразное явление, называемое простазией. Как образец, хорошо иллюстрирующий подобные связи, часто приводят поведение кур в курятнике. У птиц при определенной их численности формируется жестко закрепленная иерархическая структура, когда одна вышестоящая курица начинает клевать и третировать всех остальных. Следующая за ней преследует нижестоящих, и так вплоть до той особи, которую клюют все, а она оказывается в состоянии одинокого изгоя. Подобные же отношения, возникающие только уже в человеческом сообществе, описаны Солженицыным в его работах посвященных особенностям функционирования ГУЛАГа. Иерархические отношения возникают между заключенными в лагерях, камерах, то есть в местах принудительного скопления большого количества людей. В таких группах обязательно оказывается один вожак, как правило, имеющий обильное криминальное прошлое, а на другой стороне всеми презираемые и вечно третируемые опущенные. Даже места их обитания, как правило, расположены в самом низу, под нижними нарами, рядом с местами общего пользования. Да и не только в среде заключенных. Бесконечно критикуемые и все равно неистребимые армейские порядки дедовщины тоже яркий тому пример.
   Салли Кэрригер обращает внимание на поведение жителя города стремящегося выехать для отдыха подальше от крупных населенных пунктов и скоплений людей на природу, чтобы завести себе одиноко расположенный, окруженный зеленью особняк в деревенской глуши. Но вскоре такой счастливчик вдруг обнаруживает, что его одинокий дом окружен множеством других построек. Стремление жить в тиши на природе появилось не только у него одного, а оказалось всеобщим.
   Желание остаться в одиночестве является не менее мощным инстинктом, чем тот, что собирает людей вместе. Он имеет охранительную для психики роль, защищая ее от чрезмерных стрессов и социального перенапряжения. По мнению профессора Поршнева именно этот инстинкт заставлял первого человека расселяться, осваивая все новые места обитания, а не количество пищи в местах его обитания. Отдельные человеческие группы стремились как можно дальше разойтись друг от друга. И только когда предел расселения был достигнут, дальнейшее увеличение численности людей привела к появлению вторичной волны расселения направленной в противоположную сторону. И эта обратная волна уже приводила к возникновению кровавых конфликтов и войн. Если третируемое в стаде животное может в любой момент покинуть своих собратьев и отправиться в более спокойное место, то у современного человека выбор более ограничен. Но с развитием психики, появлением сознания, у него имеется и более широкий, чем у животных набор возможностей к
  разумному решению социальных проблем. Человек может остаться в одиночестве и, не покидая коллектив. Многочисленные методы релаксации, медитации призваны помочь в разрешении трудных
  социальных проблем и предотвратить развитие невротических реакций.
  Этой же цели служит древняя религиозная практика безмолвия, или исихазма.
  
   Исихазм это и учение, и одновременно практическое руководство для самопознания и единения себя с богом. Не нужно далеко ходить и совершать немыслимые подвиги, для того чтобы обрести жизнь вечную. Эта жизнь обретается в каждом человеке, в глубинах его сущности, в сердце его. В поисках божественной сути нужно начать движение вовнутрь себя к роднику с живой водой. И тот, кто достигнет этого исцеляющего и оживляющего источника обретет вечную радость и блаженство. Тело человека, освященное божественным светом, преобразится. По мнению И. Сирина молчание - это таинство будущего века. Мистическое соединение с богом возможно и в этом соединении содержится суть всей христианской теории, и смысл жизни человека: "Бог стал человеком для того, чтобы человек мог стать богом". И достичь Бога можно на пути апофатического - отрицательного богословия. Оно является по мнению учителей восточной церкви единственно возможным и совершенным способом богопознания. Отрицая все познаваемое можно приблизится к Неведомому. И практика исихазма, включающая 1) очищение (катарсис), 2) просветление (фотисмос) и 3) целеобретение (телейосис), приходит здесь на помощь ищущему истину. "Бог, как благая Причина всего сущего, велеречив и вместе с тем немногословен и даже бессловесен, поскольку Он запределен всему сущему и существует вне слов и мышления; ясно же и истинно открывается Он только тем, кто, отвратившись от всего как чистого, так и нечистого и пройдя все ступени божественных совершенств, оставляет все божественные звуки, озарения, небесные глаголы и вступает во Мрак, где, как сказано в Писании (3) воистину пребывает Тот, Кто запределен всему сущему." (Дионисий Ареопагит). С научной точки зрения в молчании заключается колоссальная, пока еще не всеми к сожалению, осознаваемая польза. " Молчание может быть двоякого рода. Одно отвечает доречевому уровню. Это животное молчание. Другое перерыв, тормоз в речевом общении. Такое молчание второго рода было гигантским приобретением человечества. Оно тоже принадлежит к механизмам отказа от непосредственного выполнения суггестии, но и от парирования ее эхолалией или квазиэхолалией. Молчание генерализованное торможение речевой функции: тут уж нет подобия даже "неэквивалентного обмена", ибо в обмен не дается вообще ничего. Но это "ничего" весьма весомо. Во-первых, оно есть пауза разграничитель звуковых комплексов и тем самым фактор превращения неопределенно длительных звучаний
  в слова. Во-вторых, молчание в ответ на словесный раздражитель есть
  промежуточное звено к ответу действием, движением, но теперь предварительно пропущенным сквозь нейродинамическое сито дифференцирования словесных раздражителей. В-третьих, ответ молчанием есть первый шаг становления "внутреннего мира". Пока длится молчание, оно составляет оболочку для интериоризованных, внешне не проявляющихся реакций, будь то по речевому или
  неречевому типу. Следовательно, молчание это ворота к мышлению" (Б.Ф. Поршнев).
  Как и в учении йогов в исихазме достигается мистическое соединение с объектом познания. Таковым объектом является Бог, целью служит богопознание и обожение. На первом этапе - очищении, душа созерцает бога и освобождается от всего, что ее загрязняет. "Только сердце, очищенное от страстей, способно к особому изумлению при созерцании непостижимости Бога. При этом изумлении ум радостно молчит, обессиленный величием созерцаемого". (архимандрит Софроний). На втором этапе душа встречается с божественным светом и на последнем происходит обожение как души, так и тела. Человек обретает дары духа святого, в частности дар учительства.
  Э.Андерхилл дает еще более подробное подразделение мистического пути, выделяя Пять основных этапов: (1) пробуждение (Awakening), или обращение (Conversion); (2) самопознание (Self-knowledge), или очищение (Purgation); (3) озарение (Illumination); (4) отвержение себя (Surrender), или глухая ночь (Dark Night); (5) единение (Union).
   Мистический опыт необходим, так как он дает возможность преодолеть ограниченность нашего разума в постижении трансцендентного. Разум непрерывно строит вавилонскую башню наших представлений о Боге, которые в большей части оказываются ложными. "Богослов-рационалист строит свою систему, подобно тому как архитектор строит дворец или храм, пользуясь эмпирическими и метафизическими понятиями в качестве строительного материала и заботясь не столько о соответствии своего идеального построения действительной истине бытия, сколько о великолепии и гармонической целостности своего произведения в его логическом аспекте. Порождения рассудка бывают автору дороги так же, как матери дорого дитя, порождение ее чрева. Свое творчество он любит, как самого себя, ибо отождествляется с ним, замыкаясь в своей сфере. В таких случаях никакое человеческое вмешательство извне не в силах помочь, и если сам он не отречется от своего мнимого богатства, то никогда не достигнет чистой молитвы и истинного созерцания"(архимандрит Софроний).
   Ложное основание постройки делает всю ее неустойчивой и все наши усилия мы направляем на то чтобы это наше сооружение не рухнуло погребя под собой остатки нашего здравого смысла. По словам Г.Нисского: " всякое приложимое к Богу понятие есть призрак, обманчивый образ, идол. Понятия, которые мы составляем по своему естественному мнению и разумению, которые обоснованы каким-нибудь умозрительным представлением, вместо того, чтобы открывать нам Бога, создают только Его идолы ." В определенный момент надо набраться смелости и стать атеистом по отношению к нашим представления. И как только башня наших ложных понятий рухнет, мы должны направить наши усилия не в сторону создания новых строений, а устремиться к собственному обожению и соединению с Богом. Как отметил П.Полонский: "...вся конкретизация Божественного - это на самом деле смещение в сторону идолопоклонства. И всякая конкретизация обязательно примитивна (идолопоклонство). Поэтому ее нужно время от времени разрушать, поэтому время от времени возникает атеизм и разрушает нашу конкретизацию Божественного. В этом его положительное влияние на религию, потому что он помогает религии, требуя от нее перейти на новый этап, где конкретизации будет меньше. Следовательно, атеизм просто необходим религии, потому что, грубо говоря, атеизм разрушает примитивную форму религии и в этом его необычайно полезная задача: "санитар леса". Потому что атеизм начинает высмеивать примитивные религиозные взгляды..."
   Если атеизм разрушает наши ложные представления о боге, то исихазм является методом воссоздания нашего мировоззрения на основе апофатического богословия. Нашу новую религию вбирающую в себя мистический опыт познания Бога можно по определению П.Полонского назвать постатеистической: " Пост - это не после того, как. Пост значит, что начальная энергия толчка, давшая силу некоему течению, исчерпалась, и уже не может двигать его вперед, силы кончились, а потому нужен новый толчок, который вбирает в себя положительные элементы, накопленные предыдущим уровнем. Это называется пост. Иными словами, пост - это похороны чего-нибудь с торжественным заколачиванием гвоздиков в гроб, но при этом с оставшимся наследством этого. "Пост" означает, что предыдущее не отрицается, предыдущее используется в качестве нового пола, бывший потолок становится новым полом. Это обязательно, с одной стороны, элемент отрицания, потому что на прежнем этаже жить уже невозможно, а с другой стороны, мы не хотим от этого отказываться, наоборот, мы строим стены на предыдущем этаже. Мы его как бы отрицаем положительно. Пост - это позитивное отрицание. Поэтому религия постатеизма это религия, включающая в себя положительное наследие атеизма. " Правильный образ божий мы создаем, только находясь в нем самом, это и есть наше новое видение, наша религия постатеизма. Однако мы имеем наследство и им является догматическое наследие христианской церкви, которое ни в коем случае не вступает в противоречие с новым опытом, а осмысливается в соответствии с ним. Но то что мы теперь положительно говорим описывая Бога, не есть Бог а только то, что к нему относится и не исчерпывает его.
   Г.Палама выразился так: "Пресущественная природа Божья не может быть ни выражена словом, ни охвачена мыслью или зрением, ибо удалена от всех вещей и более чем непознаваема, будучи носима непостижимыми силами небесных духов, непознаваема и неизреченна для всех и навсегда. Нет имени, ни в сем веке, ни в будущем, чтобы ее назвать, ни слова - найденного душою и выраженного языком, нет какого-нибудь чувственного или сверхчувственного касания, нет образа, могущего бы дать о ней какое-нибудь сведение кроме совершенной непознаваемости, которую мы исповедуем, отрицая все, что существует и может иметь имя. Никто не может назвать ее сущностью или природой в собственном смысле слова, если он действительно стремится к Истине, которая превыше всякой истины." По мнению В. Лосского разум отказывается от составления новых понятий о боге, а полагается на мистический опыт, при этом катафатическое богословие дает нам не понятия, а только образы, ступени для последующего созерцания:" На каждой ступени этого восхождения, приближаясь к более высоким образам или идеям, мы должны остерегаться того, чтобы не создавать из них понятий - "идолов Бога". Тогда только мы можем созерцать саму Божественную красоту, видеть Бога постольку, поскольку Он становится видимым в творении. Спекулятивное мышление постепенно уступает место созерцанию, познание все более и более стирается опытом, ибо, устраняя пленяющие ум понятия, апофатизм на каждой ступени положительного богословия открывает безграничные горизонты созерцанию".
   Исихазм является психосоматическим методом подвижничества, в котором участвует весь человек, включая душу и тело. В нем объектом сосредоточения внимания является сердце. Сосредоточившись на сердце ум заботиться только на отсечении помыслов. Чтобы избежать рассеяния внимания в исихазме обращалось внимание на изначальное положение головы и тела. В йоге чтобы прийти к равновесно-сосредоточенному состоянию тело также фиксируется в определенной позе - асана. Г. Палама советует следующий способ" "...взором же не бродить здесь и там, но утвердить его, как на некоем основании, на своей груди или пупке, и расточающуюся вовне силу ума сердечного вновь направлять внутрь с помощью такого положения тела...". Этот способ несомненно разумен, так как позволяет отвлечься от внешних раздражителей, сосредоточив взгляд на одной точке.
   Григорий Синаит призывает при этом к терпению, так как труд мысленной сосредоточенной молитвы не является простым:" "Молись по большей части на скамье, чтобы потрудиться, а изредка, по временам, и на ложе, чтобы отдохнуть. Твое сидение должно совершаться в терпении, ради сказавшего: в молитве терпяще (Рим. 12:12), и не следует вскоре подниматься из-за многотрудной боли, умного взывания ума и непрестанного пригвождения; ибо, как говорит пророк, болезни прияша мя аки раждающую (Ис. 21:3). Но, склонившись вниз и ум собрав в сердце, если оно открыто, призывай Господа Иисуса на помощь. Испытывая же боль в плечах и часто в голове, перенеси это трудолюбиво и рачительно, взыскуя в сердце Господа. Ибо Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11:12): Сам Господь показал истинный пример усердия в этом и в таковых трудах. Ибо от терпения и постоянства во всем рождаются труды тела и души ".
   Б. Ш. Раджниш говоря о медитации (...Или молчаливая медитация) замечает, что простое сидение может уже стать медитацией. Но нужно быть полностью в этом сидении, не делая ничего ни умом ни телом. "Очень легко сидеть, когда вы делаете еще что-то, но как только вы просто сидите и ничего не делаете, это становится проблемой. Каждый фибр вашего тела начинает двигаться внутри: каждая вена, каждый мускул начинает двигаться. Вы начинаете чувствовать легкую дрожь. Вы почувствуете множество мест в своем теле, которых вы не чувствовали никогда раньше. И чем больше вы будете стараться просто сидеть, тем больше движения вы будете чувствовать внутри. Поэтому сидение будет полезно только, если прежде вы сделали другие вещи. Можно просто гулять: это легче. Можно просто танцевать: это даже еще легче. А после того, как вы сделали другие, более легкие вещи - тогда вы можете сидеть.... В бешеном танце вы осознаете молчащую точку внутри себя, сидя в молчании, вы осознаете свое безумие. Сознание всегда направлено на противоположное. " Поэтому прежде чем успокоится в сидении он советует не подавлять то что хочет ваш ум, так как подавленная часть, над которой совершается насилие - более подлинная, а оторваться в сумасшедшей деятельности, чтобы эта часть вас найдя выход больше не мешала в тихой и сосредоточенной медитации. "Злитесь без того человека, на которого вам хочется злиться. Плачьте, не подыскивая для этого причин. Смейтесь, просто смейтесь, без чего-либо такого, над чем смеетесь. Тогда вы можете просто выбросить все накопленное. Просто выбросить это! И как только вы узнали, как это делать, вы сняли с себя все бремя прошлого".
   В практике исихазма подобное немыслимо. Действительно когда ум соединяется с сердцем его сфера видения значительно расширяется и он замечает все что происходит и внутри - в сфере подсознания и извне идущие искущения. И.Влахос отмечает, что "Пребывая внутри сердца, ум усматривает в окружении его появляющиеся образы и мысли, исходящие из сферы космического бытия и пытающиеся овладеть сердцем и умом человека. В форме помысла, то есть мысли, связанной с тем или иным образом, является энергия того или иного духа. Натиск идущих извне помыслов чрезвычайно силен, и, чтобы ослабить его, монах вынуждается в течение всего дня не допускать ни единого страстного взирания, не позволять себе пристрастия ни к чему." Внутри человека погруженного в мистическую сосредоточенность не бывает полного покоя. Ветры желаний усиливаясь могут переходить в бури, непрерывно терзающие человека, особенно неопытного в противостоянии соблазнам. Воздействия которые оказываются на душу человека называются в православии помыслами и прилогами. Помыслы поднимаются изнутри самого человека, а прилоги - это мысли пришедшие извне. Они приходят от духов зла стремящихся к падению человека. Но он может и должен им противостать. До тех пор пока крепость сопротивления искушениям удерживается - человек не грешит. Он должен свободно направить свою волю к добру, к богу. И тогда можно достичь обожения - единения с Богом и стяжание таких божественных атрибутов как "бессмертие, блаженство и сверхчеловеческая полнота и интенсивность жизни" (Минин Л. Мистическое богословие).
   В исихазме, как и в йоге, существует практика контроля дыхания. Григорий Синаит советует: "Удерживай и выдох, чтобы не дышать свободно, ибо дыхание, исходящее из сердца, помрачает ум и рассеивает мысль, изгоняя ум оттуда [из сердца]".
   "Ведомо тебе, что дыхание наше, коим дышим, есть втягивание в себя и выпускание из себя воздуха. Орган, служащий к сему, суть легкие, которые облегчают сердце и, проводя через себя воздух, обдают им и сердце. Таким образом, дыхание есть естественный путь к сердцу. Итак, собрав ум свой к себе, введи его в путь дыхания, коим воздух доходит до сердца, и вместе с сим вдыхаемым воздухом понудь его сойти в сердце и там остаться. Приучи же его, брате, не скоро оттуда выходить: ибо в начале он очень скучает в этом внутреннем заключении и тесноте, когда же привыкнет, то не любит наоборот кружиться во вне, потому что ему там не невесело и не нерадостно..." (Никифор Исихаст).
   И в данном случае задержка дыхания приводит к кислородному голоданию нейронов и изменению биохимии головного мозга сопровождающееся психологическими феноменами, появлением эйфории, приподнятого настроения и тяги к повторению подобно рода ощущений.
   Подобные практики не могли не вызвать к себе настороженного отношения и прямого противодействия. При этом отрицалось полезность и соответствие канонам всех прочих элементов исихазма. Афонские монахи, пишет Варлаам Калабрийский, "посвятили меня в свои чудовищные и абсурдные верования, описывать которые унизительно для человека, обладающего хоть каким-то интеллектом или хоть малой каплей здравого смысла, - верования, являющиеся следствием ошибочных убеждений и пылкого воображения. Они сообщили мне об удивительном разлучении и воссоединении разума и души, о связи души с демоном, о различии между красным и белым светом, о разумных входах и выходах, производимых ноздрями при дыхании, о заслонах вокруг пупа и, наконец, о видении душой нашего Господа, каковое видение осязаемым образом и во полной сердечной уверенности происходит внутри пупа. (Послание 5, к Игнатию. - Протоиерей Иоанн Мейендорф. Введение в святоотеческое богословие"
   В острой полемике учение исихастов нередко искажалось. Антиисихастские настроения были настолько сильны, что эта ситуация потребовала даже созыва собора для решения проблемы. Собравшийся в 1351 г. Собор принял окончательное решение о воцерковлении исихазма.
   Состояние единения согласно Э. Андерхиллу является конечной целью мистических исканий и проявляется в появлении ощущения радости и равновесия в духовной жизни. Мистик в достигнув состояния обожения как правило добровольно прерывает свою одинокую жизнь. Он становится неиссякаемым источником поддержки, силы и энергии для окружающих. Его жизнь становится творческой, яркой и плодотворной. Закономерным является уход духовного подвижника от мира и после завершения мистического пути его возвращение как посланника нового мира. Среди тех на кого практика исихазма оказала преображающее влияние, людей чей вклад в духовную культуру, несомненен, деятельных пастырей и мыслителей, можно назвать основателя Печерского монастыря в Киеве Антония, Григория Паламы, ,Сергия Радонежского, митрополита киевского Киприана, Нила Сорского. Значительное влияние исихазм оказал и на русское исскуство (иконы "Христос в силах" ("сила" - рус. пер. греч. "energeia").
   "Подобное сочетание ухода и возвращения, напоминающее о чередовании сокращений и расслаблений сердечной мышцы, знаменует собой подлинный идеал христианского мистицизма... Мы видим св. Павла, который внезапно был обезоружен и связан Единственно Прекрасным и не скрылся для того, чтобы наслаждаться видением Реальности, но принялся в одиночку воздвигать Вселенскую Церковь. Мы видим св. Жанну д'Арк, простую крестьянскую девушку, которая покинула загон для овец, чтобы возглавить французскую армию. Мы спрашиваем, как могут случаться столь невероятные события, и получаем ее ответ: "Так мне велели голоса". Толчок, могучий и непреодолимый импульс пришел из сверхчувственного мира, новые силы преисполнили ее, и она сама не знала, как это стало возможным и почему. Она обрела единение с Бесконечной Жизнью и стала Ее проявлением..."(Э. Андерхилл).
   Достижения современной психиатрии подтверждают реальную эффективность мистического пути. Релаксация сама по себе вызывает появление приятных ощущений, улучшает самочувствие и настроение. Этот метод может быть достаточно эффективен и при нарушениях психики. Так есть подтверждение о положительном использовании метода релаксации при лечении депрессивных состояний. психолог Райнер Лутц успешно применил этот метод при лучении пациентов университетской клиники." Лутц же настаивал на том, что приятные ощущения, связанные с релаксацией, помогут депрессивным больным вспомнить приятные моменты их жизни, улучшат их эмоциональное состояние. Руководство клиники решило пойти на эксперимент, и эксперимент удался"( В. Ромек ). Настолько же удачно этот метод получения удовольствия от спокойствия и отсутствия инициативы был использован психологом Штойером " в лечении молодых людей, которым недавно был поставлен диагноз "шизофрения". Этот опыт дал положительные результаты, и с тех пор тренинг наслаждения получил очень широкое распространение. Его используют в терапии алкоголизма, депрессии, сексуальных расстройств, неуверенности в себе, применяют в общесоматических клиниках для облегчения мучений людей, страдающих от невыносимых болей, для безнадежно больных" (В. Ромек). Использование в психолитической ЛСД-терапии метода контролируемого погружения в глубины подсознания, дало положительный результат и на здоровых пациентах. Как и достигшие стадии обожения мистики, все они получили новый мощный стимул к деятельной жизни, свободной от подсознательных болезненных комплексов. Молчаливая внутренняя сосредоточенность, отвлечение от внешних раздражителей полезны и для здоровья и для гармонизации нарушенных социальных связей:
  
   В дремучем лесу то ли век, то ли два жила молчаливая птица -
   сова.
   Чем больше она молчала, тем больше она замечала.
   Чем больше она замечала, тем крепче она молчала.
   так может быть стоит и нам поучиться у этой неглупой и
   опытной птицы?
   (Английское стихотворение в изложении В. Ефимова)
   Замечательный пример аскетизма достойный подражания.
   Аскетическая монашеская практика, исихастская психотехника направленная на обожение человека в новом современном ее осмыслении может помочь в обретении полноты и интенсивности жизни, в решении проблем цивилизации связанных с возросшим темпом жизни и запредельными стрессовыми нагрузками. "Душа исцеляется при помощи добродетелей, но, исцелившись, соединяется с Богом в созерцании, к которому приводит безмолвный образ жизни." (И.Влахос).
  
  
  Глава 26.
  
  КОНТРОЛЬ ЭМОЦИЙ.
  
  "Никогда не следует выходить из ситуации с чувством гнева, ревности или отчаяния. Если вы хотите навсегда распрощаться с неприятной ситуацией и никогда больше в нее не попадать, вам нужно найти способ принять ее с благодарностью. Вы должны выйти из нее в состоянии счастья."( Ш.Гэннон).
  
   Все что нас волнует, вызывает эмоции. То есть мы так или иначе отвечаем на внешние раздражители. - радуемся или плачем испытываем страх или удовольствие. Эмоции составляю неотъемлемую часть нашей жизни. Простейшими эмоциями являются ответные наши реакции на информацию доставляемую нашему мозгу органами чувств - нас волнует вкус пищи, тревожит появление боли температура в помещении где мы находимся тоже не оставляет равнодушной.
   Если ощущения нам доставляют удовольствие, то мы стараемся их сохранить и по возможности усилить, продлить наслаждение. И наоборот всего, что нам не нравится, мы избегаем. Если холодно - то включаем обогреватель, если жарко - то открываем окно. Одним словом мы стремимся к комфорту - получению максимального удовольствия от всего, что нас окружает.
   "Эмоции возникают там, где разум и тело соединяются" (Экхарт Толле). Как считает профессор Поршнев, эмоции в высшем понимании мы находим только у человека, и появились они на сравнительно поздней стадии эволюционного развития антропоидов. " В строго научном смысле у
  животных нет эмоций. Просто у них в качестве неадекватного рефлекса (следовательно, тормозной доминанты) нередко фигурируют подкорковые комплексы, являющиеся по природе более или менее хаотичными, разлитыми, мало концентрированными, вовлекающими те или иные группы вегетативных компонентов. Это люди, наблюдатели, по аналогии с собой трактуют их как эмоции. Такой взгляд, отрицающий явление эмоций у животных, необходим, если мы, с другой стороны, восходя к истоку эмоций у человека, обнаруживаем у него вначале не "эмоции" во множественном числе, но единую универсальную эмоцию.
   Лишь с развитием неоантропов эмоция подыскивает "резоны" и
  соответственно разветвляется: эмоции поляризуются на положительные и отрицательные, расчленяются по модальностям, наконец, получают детальную нюансировку. Ничего этого, очевидно, нельзя мыслить у эмоции в архетипе она не имеет физиологической привязки к таким-то именно реакциям и их стимулам, как и абсурд не имеет в архетипе "содержания". Конкретные дипластии могут быть бесконечно разнообразными, но существенно только то, что это дипласти" (Б.Ф.Поршнев).
   Всегда ли можно легко справляться с проблемами и достигать желаемого, то есть получению только положительных эмоций? Каждый по своему опыту знает что нет. Избежать отрицательны эмоций, того, что раздражает, мешает, иногда, или вернее довольно часто не удается. Если ситуация становится критической и мы не в состоянии с ней справится, в действие вступают особые эволюционно закрепленные механизмы - развивается состояние аффекта, то есть эмоциональное состояние страстного бурного кратковременного по времени переживания, с выраженными масштабными измнеиями различных функций организма." Нарушается координация движений, изменяется пульс и дыхание, происходит спазм периферических кровеносных сосудов, нормальное течение психических процессов. Может наступить помрачение или сужение сознания, нарушение механизмов восприятия и мышления. К числу аффективных состояний можно отнести гнев, ужас, ярость. Проблеме аффективных расстройств в истории человечества всегда уделялось повышенное внимание. Это нашло свое отражение в практике аскетизма и контроля эмоций. Для Платона гнев, не внемлющий уговорам, ярость, дерзость, боязнь - это опаснейшие состояния , впрочем как и надежда. Причину их существования он видит в душе человеческой. "...Человек имеет две души: одну бессмертную и другую - смертную; одну - созданную Богом и другую - созданную другими [младшими - прим. пер.] богами. Души обладают чувствами - любовью, страхом и гневом; если они одерживают верх над этими чувствами, то они ведут праведную жизнь, если нет - неправедную. Если человек проживет хорошо всю жизнь, то после своей смерти он будет вечно и счастливо жить на своей звезде. Если же он будет жить плохо, то при своем втором рождении будет женщиной. Если, будучи женщиной, он (или она) будет продолжать дурно вести себя, то превратится в животное, и также превращения будут продолжаться до тех пор, пока его разум не одержит победу." Древние мистики были уверены, что сознание человека может как эволюционировать становиться более развитым, высокоорганизованным, утонченным, так и деградировать, терять все свои высшие положительные достижения. Деградирует же она у человека впадающего в гнев (С. Гроф).
   Техника йоги позволяла достигать эмоционально-равновесного состояния путем специальных упражнений позволяющих регулировать состояние психики и психофизиологии. В этом случае достижение духовного освобождения сопровождается необратимым изменением психических процессов с приобретением психикой свойств гомеостатической системы. В некоторых комментариях к практике йоги вполне осознается трудность поставленной задачи и существует терпимое отношение к эмоциональным проявлениям на ранних этапах тренировок.
   "Практика принципа "сноси оскорбления, сноси несправедливость" поможет вам достичь цели. Но это не так просто. Какое - нибудь одно слово может так повлиять на вас, что вы будете постоянно впадать в гнев. Вы будете моментально терять самообладание. Вы знаете, что сердиться нехорошо, однако, когда приходит время проверки вашего смирения, когда кто-то критикует или бранит вас, вы постоянно будете терять самообладание. Это майя. Чтобы защитить себя от этого зла, необходима неусыпная бдительность". (Высшая йога).
   Как же сохранять эту бдительность? И если контроль потерян то как минимизировать последствия потери самообладания и надо ли вообще с ними бороться?
   " Мы накопили так много злости благодаря событиям, которые были всего лишь моментальными. Никто не может быть постоянно злым, если злость не была подавлена. Гнев - это моментальное состояние, которое приходит и уходит. Если он выражен, то вы уже не злитесь. Поэтому, что касается меня, то я позволил бы ребенку злиться по-настоящему. Будьте злым, будьте глубоко в этом, не подавляйте свой гнев...Тогда, конечно, возникают проблемы. Если сказать: "Будь зол", то вы будете злиться на кого-то. Но ребенка можно направить. Ему можно дать подушку и сказать: "Будь зол на подушку, бей подушку". С самого начала ребенка можно воспитать так, что его гнев будет просто обойден. Ему можно дать какую-нибудь вещь, он может швырять ее до тех пор, пока не пройдет его гнев. За несколько секунд, несколько минут он рассеет свой гнев, и гнев не будет накапливаться в нем...Вы накопили гнев, секс, насилие, жадность - все, что угодно! И теперь все накопленное стало безумием в вас. И если вы начинаете с любой подавляющей медитации (например, с "только сидения"), вы подавляете все это, вы не позволяете ему высвободиться. Поэтому я начинаю с катарсиса. Пусть сначала все подавленное будет выброшено в воздух. И когда вы можете выбросить свой гнев в воздух, вы стали взрослым". (Ошо).
   Гнев является одним из наиболее распространенных аффективных проявлений. Иоанн Дамаскин определяет это чувство следующим образом: "Гнев есть кипение крови вокруг сердца, происходящее от испарения или возмущения желчи, поэтому по-гречески гнев называется также χολη и χολος, что значит желчь. Иногда гнев соединяется с желанием мщения; ибо, будучи обижены или считая себя обиженными, мы гневаемся, так что в этом случае образуется чувство, смешанное из влечения и гнева...Выделяя... Существует три вида гнева: раздражение - называемое также χολη и χολος - злоба и мстительность. Раздражением называется гнев, начинающийся и возбуждающийся. Злобою - гнев длительный, или злопамятство; по-гречески такой гнев называется μηνις - от μενειν - оставаться, пребывать и μνησικακια - от μνημη παραδιδοσθαι - держаться в памяти. Мстительность есть гнев, выжидающий случай для мщения. По-гречески такой гнев называется κοτος, от κεισθαι - лежать"
   В данном определении стерлась грань между раздражением, негативными эмоциями на стрессорные воздействия и собственно аффективным кратковременным расстройством Так что современное понятие гнева конкретизировано и уточнено. Это обстоятельство необходимо обязательно иметь в виду когда мы оперируем понятием гнев и пытаемся определить отношение к нему в различных историко-культурных средах. В истории можно встретить два поляризованных взгляда на гнев, первый - признание его нежелательности и губительности для человека и второй, выразителем которого является Ницше - его полезности и желательности. "Христианство должно быть осуждено за отрицание ценности "гордости, пафоса расстояния, великой ответственности, бьющей через край жизнерадостности, прекрасной звероподобности, инстинктов войны и завоевания, обожествления страсти, мести, гнева, чувственности, риска и знания". Все это вещи хороши, и все их христианство объявляет плохими".(Ницше). Еще более ярко и поэтично эту мысль выразил Шекспир в Короле Генрихе Шестом:"
  
   Должны вы подражать повадке тигра.
   Кровь разожгите, напрягите мышцы,
   Свой нрав прикройте бешенства личиной!
   Глазам придайте разъяренный блеск -
   Пускай, как пушки, смотрят из глазниц...
   Сцепите зубы и раздуйте ноздри,
   Дыханье придержите; словно лук,
   Дух напрягите. - Рыцари, вперед!"
  
   Третья точка зрения пытается соединить две предыдущие и использует ситуационный подход. В христианстве отношение к гневу зависит от его направленности. св. Августин заявляет, что страсти, волнующие души христиан, могут побуждать их к добродетели; гнев или сострадание per se (сами по себе - лат.) не должны предаваться осуждению, но прежде следует выяснить. какая причина вызывает эти страсти. С ним солидарен Иоанн Дамаскин
   "Гнев служит разуму и является защитником желания. Так, когда мы желаем исполнить какое-либо дело и кто-нибудь нам в этом препятствует, - мы гневаемся на него, как подвергающиеся несправедливости, ибо для разума людей, охраняющих свое естественное право, такое препятствие, очевидно, должно быть признано достойным негодования". Так на что же все таки стоит направлять гнев, если он не подлежит постоянному контролю и осуждению? Достаточно точно проясняет этот вопрос Э.Ротердамский, советующий гневаться "... на порок, а не на человека. Но чем более ты от природы склонен к этому пороку, тем тщательнее защищай себя от него, раз и навсегда напиши в глубине своей души правило: никогда ничего не говорить и не делать в гневе; нисколько не доверяй себе в возбуждении. Держи под подозрением все, что диктует тебе душевный порыв, даже если это честное. Хорошо бы тебе помнить, что между сумасшедшим и безумствующим во гневе ничуть не больше разницы, чем между кратковременным безумием и постоянным".
   Однако подобное примирительное отношение к эмоции разрушительной, калечащей человека и его ближних, беспокоило многих христиан. Вызывали крайнее недоумение слова Христа, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит Суду. Проповедь Мессии это проповедь мира и вечного блага в единении с богом. В ней не могло быть слова которое сводило бы столь ясную и чистую заповедь на нет.
  Вы слышали, что сказано древним: не убивай; кто же убьет, подлежит суду (Исход, XX, 13.). А я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рак(" -- подлежит синедриону, а кто скажет "безумный", подлежит геенне огненной (23). Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя (24), оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде помирись с братом твоим и тогда приди и принеси дар твой (25). Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге и не ввергли бы тебя в темницу (26). Истинно говорю: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта". (Матф., V, 21-26). Л.Н. Толстой разрешил эту проблему. "Не гневайся напрасно. Христос велит прощать всем, прощать без конца; сам прощает и запрещает Петру гневаться на Малха, когда Петр защищает своего ведомого на распятие учителя, казалось бы, не напрасно. И тот же Христос говорит в поучение всем людям: не гневайся напрасно и тем самым позволяет гневаться поделом, не напрасно. Христос проповедует мир всем простым людям, и вдруг, как бы оговариваясь в том, что это не относится до всех случаев, а есть случаи, когда можно гневаться на брата - вставляет слово "напрасно".
   И в толкованиях объясняется, что бывает гнев благовременный. Но кто же судья тому, говорил я, когда гнев благовременный? Я не видал еще людей гневающихся, которые бы не считали, что гнев их благовременный. Все считают, что гнев из законен и полезен..." Толстой в процессе тщательного исследования обнаружил, что "большинство списков Евангелий и цитат отцов не имеют вовсе слова напрасно". То есть эта вставка появилась в Евангелиях только в пятом веке." И вот вместо туманных, подлежащих толкованиям и произволу, неопределенных и неважных выражений открылась мне со стиха 21-28-го простая, ясная и определенная первая заповедь Христа: живи в мире со всеми людьми, никогда своего гнева на людей не считай справедливым. Ни одного, никакого человека не считай и не называй пропащим или безумным, ст. 22. И не только своего гнева не признавай не напрасным, но чужого гнева на себя не признавай напрасным, и потому: если есть человек, который сердится на тебя, хоть и напрасно, то, прежде чем молиться, поди и уничтожь это враждебное чувство, ст. 23, 24. Вперед старайся уничтожить вражду между собою и людьми, чтобы вражда не разгорелась и не погубила тебя, ст. 25, 26."
   Разумность подобных комментариев очевидна и соответствует христианской этике и современным взглядам на разрушительность аффектов. Гнев не может решить ни одной сложной ситуации, а только принести временное облегчение, снять раздражение, чтобы затем принести беды и страдания.
   Человеческая слабость в борьбе с чрезмерными эмоциями приводит к неизбежному самооправданию и стремлению избавиться от всех категорических императивных предписаний. Всегда хочется иметь открытый черный ход в который беспрепятственно бы входили разрушительные соблазны, вытесненные в подсознание. В восточной мистике важным элементом борьбы с искушениями является отсечение прилогов. Чтобы успешно противостоять развитию негативной эмоции необходимо начинать борьбу с самыми ранними проявлениями вызывающей ее мысли. Не концентрировать на ней внимание, не развивать ее, не связывать с ней никаких положительных или отрицательных ассоциаций. Только так можно прийти к равновесному состоянию необходимому для богопознания. Где разделение и гнев, там Бог не обитает. (И. Антиохийский). Таким образом можно и не допустить появления гнева. И если удастся так себя контролировать то не понадобятся никакая канализация гнева.
   Евагрий Понтийский эту мысль выразил следующим образом: "Есть восемь основных помыслов, которыми объемлются все [другие] помыслы. Первый помысел - чревоугодия, а за ним [следует] помысел блуда; третий - сребролюбия; четвертый - печали; пятый - гнева; шестой - уныния; седьмой - тщеславия, а восьмой - гордыни. От нас не зависит то, чтобы все эти помыслы досаждали или, наоборот, не тревожили нас; однако от нас зависит то, чтобы они задерживались или, наоборот, не задерживались в нас, чтобы они приводили или не приводили в движение страсти"
   В иудейской молитве есть такое обращение к Богу: " Сделай так, чтобы не гневаться мне на другого". Гнев - прямое проявление эгоизма. В иудаизме это серьезнейшая проблема: ""Сердящийся подобен совершающему идолопоклонство", потому что во всех прегрешениях есть всего один грех - наслаждение, но не гордость, ведь не может человек гордиться тем, что не может преодолеть свою слабость в наслаждению. В гневе же человек не только наслаждается гневом, но еще и гордится тем, что сердится, зная, что прав, иначе бы не гордился ".
   Реализуясь на фоне интенсивных вегетативных реакций, гнев является запускающим механизмом многих заболеваний. Так вызванные психическими стрессорами аффекты играют важную роль в возникновении распространенных заболеваний сердечно-сосудистой системы - гипертонии, коронарной недостаточности. Гнев как разорвавшийся снаряд поражает всех вокруг, оставляя не менее серьезные последствия, порой непоправимо, неблагоприятно влияя на межличностный отношения. По точной оценке Луизы Хей:
   "Психологическими причинами, вызывающими большинство недугов тела, являются придирчивость, гнев, обида и сознание вины. Если, к примеру, человек занимается критикой достаточно долго, то у него часто появляќются такие заболевания, как артрит. Гнев вызывает недуги, от которых организм как бы вскипает, сгорает, инфиќцируется. Надолго затаенная обида разлагает, пожирает тело и в конечном счете ведет к образованию опухолей и развитию раковых заболеваний. Чувство вины всегда заставляет искать наказания и приводит к боли. Намного же легче выбросить из головы эти негативные мысли-стереотипы еще тогда, когда мы здоровы, чем пытаться исќкоренить их после возникновения заболевания, когда вы в панике и уже появилась угроза попасть под нож хиќрурга".
   Тот факт, что отрицательные эмоции, аффективные расстройства приводят к болезням, но не решают проблем их вызвавших доказан и в научных экспериментах на животных. Так один из подобных опытов описан Л.А.Фирсовым. Исследования проводились на человекообразных обезьянах, а именно шимпанзе. "Впервые это обнаружилось у Боя на эксперименте, во время которого он не мог найти решения задачи с открыванием проблемного ящика. Вначале Бой применил весь присущий ему набор силовых приемов, потом он бросился в сторону зазевавшегося сотрудника киногруппы. После некоторого затишья Бой обнаружил усевшуюся на соседнем дереве крупную бабочку и попытался сбить ее мощным ударом палки. Все это, однако, никак не продвигало самого решения. Попытавшись еще раз овладеть баночкой с компотом, Бой улегся возле установки и стал на наших глазах бледнеть и расчесывать кожу живота, груди и крестца, покрывшуюся крупными папулами. Возле Боя не было ни одной обезьяны, что может указывать на страх, котрый они пережили, глядя на страдания боя, либо на имевшую место агрессию Боя по отношению к другим обезьянам, что и послужило причиной крапивницы"
   И еще, почему гнев не желателен? Не только из на их отрицательного влияния на психофизиологию человека, но и из за возможный отдаленных последствий. Следы гнева фиксируются в памяти, образуя аффективные комплексы. И как только ситуация сходное с той которая однажды вызвала чрезмерные эмоции повторяется, то следы старых переживаний активизируются. В дальнейшем при повторении переживаний, проявление аффекта будет более эффективным. То есть происходит аккумуляция, суммирование следов предыдущих реакций. Поведение человека приобретает выраженные патологические формы. Он все быстрее и легче воспроизводит закрепившуюся форму поведения, с разрушительными для него самого и его окружающих последствиями. Поэтому направление гнева на другой объект временно снимет раздражение в безопасной для окружающих форме, но оставит поведенческий след в сознании. Закрепившееся форма поведения с легкостью будет воспроизведена в дальнейшем и тогда не будет никакой гарантии того, что подушка в нужный момент окажется на своем месте. Направленное во вне раздражение не причинит большого вреда здоровью невротика, и даже поможет ему улучшить свое самочувствие, чего не скажешь о тех кому "посчастливилось" стать объектом его внимания. Так по данным С. Вольфа один пациент психиатрической клиники, избив своего сводного брата, снизил кровяное давление на 40 мл. рт. ст. и значительно поднял свое настроение.
  
   Чувства можно и нужно воспитывать. Если мы научимся владеть собой, то будем способны справляться с многочисленными эмоционально-стрессорными факторами и преодолевать их негативное воздействие. Не всегда возможно избежать отрицательных эмоций, но можно связать их с положительными, такими как радость, воодушевление. Но нужно учитывать индивидуальный фактор в подходе к оценке значимости эмоций. То, что является стрессом для одного человека, для другого с иной конституцией может оказаться стимулирующим фактором. Эффективным путем является и борьба с ранними проблесками мыслей вызывающих негативные эмоции.
   По мнению К. Гехта, "Стрессовые ситуации и отрицательные эмоции должны быть парализованы деловой ситуацией, способствующей возникновению положительных эмоций. При таких условиях любое тяжелое переживание уже в момент своего возникновения становится сигналом для создания нового комплекса нейтрализующего неприятное переживание."
   Творческий труд правильное формирование чувств в детстве наличие оптимистической обстановки помогают справляться с самыми сложными ситуациями. Необходим постоянный самоконтроль, который включает в себя сочетание таких качеств как прощение терпение,, воздержание от оскорблений, беспристрастие, правдивость, искренность, контроль чувств, одаренность, мягкость, скромность, постоянство, терпимость, свобода от гнева, удовлетворенность, мягкость речи, доброта, свобода от злобы.
  "Наша цель - проќжить счастливую жизнь без болезней, наслаждаясь при этом приятной компанией в виде собственной персоны. Любовь растворяет гнев, любовь заставляет забыть об обидах, любовь разгоняет страх, любовь создает безопасќность. Если в основе вашей жизни лежит полнокровная любовь к себе, то все в вашей жизни должно быть легким, гармоничќным, здоро-ќ вым, процветающим и радостным". (Луиза Хей).
   Безусловно, что, познав самого себя, мы не станем более счастливыми до тех пор, пока не откроемся обновленные навстречу друг другу. Все что мы узнали о себе, все, что мы достигли и поняли, должно стать стимулом для нашего дальнейшего развития. А двигаться вперед, радоваться новым достижениям мы не можем в одиночестве. Достижение одного - это достижение всех, радость вдвоем - это двойная радость. Мы обязаны быть счастливы в нашем земном доме, поддерживая мир и порядок в нем, и тогда когда придет срок, то будем так же счастливы в бесконечном и ожидающем нас доме отца нашего небесного.
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"