Синовац: другие произведения.

Чума

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Связь по mail: sinovaz@mail.ru
   -----------------------------------------------------------
  
   МАРК СИНОВАЦ
  
  
  
  
  
  
  
  
   Ч У М А
  
  
  
  
  
   Мелодрама
   Книга 3
  
  
  
  
  
  
  
   2005
  
  
  
  
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ.
  
   1. Иуда.
   2. Революция.
   3. Встреча.
   4. Возвращение.
   5. Пророк.
   6. Город подростков.
   7. Проповедь.
   8. Встреча.
   9. Жизнь пророка.
   10. Шоу.
   11. Посланник.
   12. Детство святой Гули.
   13. Борьба за независимость.
   14. Рассуждения Анны Павловны.
   15. Видения Анны Павловны
   16. Первое видение.
   17. Второе видение.
   18. Город мертвых.
   19. Третье Видение.
   20. Четвертое видение.
   21. Пятое видение.
   22. Обучение.
   23. Первая акция.
   24. Кошмар.
   25. Вторая акция.
   26. Эпилог.
  
  
  
  
  
   ВВЕДЕНИЕ.
  
   Как будто будет свет и слава,
   Удачный день и вдоволь хлеба,
   Как будто жизнь качнется вправо,
   Качнувшись влево. (И. Бродский)
  
   Темная птица продолжает свой полет и под ее крылом появляется удивительная картина. Абсолютный мрак в одно мгновение перед ней расступается, и мягкий свет заливает пространство. Он исходит ниоткуда, и существует сам по себе. Не видно ни солнца, ни звезд и ни каких иных источников энергии. Но воздух тёпл и ласково прикасается к ее телу.
   Перед ней зеленая равнина, и лишь в центре возвышается холм с одиноко растущим огромным деревом. Под ним на зеленом плетеном коврике сидит, скрестив под собой ноги, древний старик с длинной, редкой, седой бородой. Легкой ветерок слегка колышет ее, и волосы развеваются под его порывами словно сорванная с куста паутина. Кожа как тонкий пергамент обтягивает голый череп, образуя на лице глубокие складки. Старик размеренно что-то жует. На коленях у него лежит толстая книга в массивном кожаном переплете с золотыми застежками, которые осторожно поглаживают тонкие пальцы. В его глазах, кажется, нет жизни, так как зрачки закрыты белыми бельмами. Но он все видит, потому что он бог. Он все знает и предвидит. Знает куда летит птица и зачем. Знает что дерево, под которым сидит, является мировым деревом жизни. Его корни уходят глубоко в землю, достигая основания всего мироздания. Энергия, питающая всю вселенную, поднимается по ним к вершине, достигая каждой веточки. И каждый листочек на нем, это чья-то судьба и жизнь. Если листок отрывается и летит вниз к земле, то кто-то умирает и его душа возносится к престолу жующего жвачку бога. Во рту у него листья растения дающего людям забвение и новую неизвестную жизнь - наркотик позволяющий раздвинуть границы реальности.
   Мысли старика витают где-то далеко от него. Но они более реальны, чем он сам, являющийся только образом бесплотного духа. Он обозревает всю равнину перед собой. На ней растет множество деревьев и под каждым зеленые коврики, на которых, также поджав под себя ноги и уставившись отсутствующим взглядом в пространство, сидят праведники, без конца жующие погружающий в забвение наркотик. Рядом с ними танцуют красивые девушки и бегают, разнося напитки и фрукты, маленькие мальчики.
   Птица делает огромный круг над холмом, затем медленно опускается на вершину дерева жизни. Крыльями она задевает одну из веток, с которых срывается зеленый листочек. Он медленно начинает свое роковое падение к земле. Птица быстро подхватывает его клювом и снова взлетает, унося с собою чью-то судьбу.
   На застывшем лице старика появляется загадочная улыбка. Вскоре птица превращается в темную точку на светлом небе, а потом и она исчезает.
  
  
  
   ИУДА.
  
  
   Бахыт не отличался ни особым умом, ни общим образованием, которое создает иногда видимость интеллекта. Из консерватории он вынес только умение перебирать струны на гитаре. Но этого было вполне достаточно, чтобы выполнять роль подсадной утки в церкви лишившегося рассудка заезжего корейско-американского пресвитерианского миссионера. Да и этих навыков никто с него не требовал. То, что он был аборигеном, являлось в глазах Пака тем достоинством, которое перевешивает отсутствие, или неразвитость всех прочих качеств.
   Охотнику иногда приходится долго сидеть в засаде в ожидании, когда же рядом с ним опуститься стая уток, нагулявшая жир на местных прудах. Птицы перелетали с места на место в поисках корма, безопасности и общения с сородичами, причем последнее часто становилось решающим фактором в выборе нового места для отдыха. Этим обстоятельством часто пользовались умудренные опытом охотники, желающие попробовать их сочного мяса. На вбитый в берег колышек привязывалась на длинной леске прирученная, прикормленная с обрезанными крыльями утка. Она была рада возможности хоть на время освободиться из своей клетки и поплескаться в пруду, хлопая по воде остатками перьев и испуская радостные крики.
   Она показывала всем своим видом как ей здесь хорошо и приятно, и нет на свете другого иного места, где можно найти столько пищи, свободы и безопасности, как там, где она плавает. При виде летящей стаи своих диких сородичей, она начинала их энергично подзывать, показывая, что мечтает познакомиться с ними, просто не может без общения больше жить. Введенные в заблуждение, они садились, чтобы разделить с гостеприимной хозяйкой ее кров и пищу и обсудить все волнующие их новости. И тут из засады появлялся охотник - хозяин подсадной утки с ружьем, заряженным крупнокалиберной дробью. Не ожидавшие подобной встречи прилетевшие, отчаянно пытались спастись. Но их новая подруга продолжала их убеждать до последней секунды, что спешить не куда, как нет никакой и опасности. Нужно остаться и успокоиться и с терпением ожидать чем все закончится. Терпение - это главная добродетель. А это существо с ружьем вообще является их лучшим другом. Он возможно, дайте срок, всех накормит, как дал корм и ей самой, и некоторым даже предоставит кров - такую же замечательную клетку, как и у нее.
   Но здесь, прерывая все уговоры и заверения, раздается звук выстрела и стая не досчитывается нескольких своих членов. Их трупы падают рядом с подсадной уткой, которая все еще сохраняет полную безмятежность.
   - Во всем они были виноваты сами, разве я не советовала вести себя благоразумно?
   Вечером, когда хозяин будет жарить себе мясо из добытой дичи, он не оставит ее кормушку пустой. И уснет она сладко в своей клетке, и будет ей сниться следующая охота. Прилетит еще большая стая птиц, будет убито еще большее количество дичи, и хозяин даст ей еще большее количество корма и даже, может быть, нальет в поилку свежую родниковую воду. Милый человек ее хозяин, а если кому-то не нравятся его вкусы, то всем не угодишь и под каждого не подстроишься.
   Но аборигены, почему-то не бежали вслед за Бахытом в Церковь Пака, так как вид глупого, толстого, с налившимися на миссионерских хлебах боками и выпирающим животом, соотечественника ни у кого не внушал доверия, а только чувство брезгливости к неразборчивому в средствах и готовому на любую подлость, на любое предательство существу. Но Бахыта это не особенно волновало, так как в его кормушку по-прежнему щедрая рука хозяина продолжала сыпать корм в виде валюты и вещевых подачек.
   У местных уроженцев была уже своя вера, свой культ - вера их предков, отцов, матерей, бабушек и дедушек, которую Бахыт предал без колебаний. У них были культурные традиции и история. Ими они не намерены были торговать. Но в любом обществе всегда находятся мерзавцы, которые ради собственного временного благополучия не пожалеют и собственных родителей, а если понадобится и найдутся покупатели, то будут торговать и останками своих предков.
  
   Коренастый, с кривыми ногами и широкими скулами, он чем-то отдаленно напоминал своего хозяина, корейского миссионера Пака. Бахыт был карикатурным его подобием. По утверждениям некоторых мистиков, до своего современного существования душа человеческая проходит через ряд перевоплощений. И в этой жизни мы больше всего напоминаем то существо, которым были в предыдущей нашей жизни, в предыдущем воплощении.
   Если следовать этим соображениям, то, несомненно, Пак и многие его служители прыгали до своего нынешнего рождения по веткам, оглашая воздух дикими воплями где-нибудь в африканских, или индийских джунглях. Если бы поймав их, какие-нибудь любознательные зоологи стали бы распределять по клеткам в зоопарке свои новые экспонаты, в с соответствии с классификационным каталогом, то, несомненно, посадили бы всех в одном секторе - человекообразных обезьян, но в разных клетках, с разными подвиами.
   Если Пака отнесли бы, несомненно, к крупным приматам, то Бахыта, к их мелкой разновидности, или к мутировавшей, выродившейся форме. Скрещивание на уровне биологическом между подобными группами иногда еще возможно, но они сами никогда не идут на это, сознавая свою несхожесть и самобытность. Постепенно с течением времени, эти виды настолько далеко расходиться в разные стороны в результате дивергении, что невозможным становится и скрещивание. Но чудеса возможны и здесь.
   Так, жену Бахыта специалистам зоологам вообще трудно было бы правильно классифицировать. Маленькая, рахитичная, как будто после перенесенного туберкулеза, она напоминала скорее мартышку из южноамериканских тропиков. В результате болезни и неправильного развития, психика ее была сильно травмирована. Постоянные истерики и нервные срывы для Жулдыз были обычным явлением. Когда она не получала того что хотела, то падала на пол и выгибалась в истеричной дуге пугая до полусмерти окружающих. В детстве это всегда помогало, и она получала все желаемое. Но с возрастом, на ее концерты стали обращать все меньше внимания, родители от нее устали. Все остальные старались держаться от неуравновешенного создания подальше, кроме психиатров, которым это положено по долгу службы. Руки ее постоянно тряслись от мелкой дрожи, а при волнении она часто закусывала до крови свой язык и таращила глаза.
   Наступил такой час, что единственным свидетелем ее сцен стала она сама. Наблюдая за собой в зеркало и видя свое изображение, она дергалась, кривила губы, закатывала глаза и топала ногами, но и отражение также повторяло все ее движения, нисколько не проявляя сочувствия, а наоборот привлекая только к себе внимание. Кончалось тем, что она в полуобморочном состоянии впадала в глубокий ступор и не скоро собиралась с силами, чтобы доползти до кровати. И, свалившись на нее, лежала до тех пор, пока силы к ней снова не возвращались. Ей нужна была публика, зрители ежедневно разыгрываемых бурных сцен. Чтобы заработать себе денег на жизнь, Жулдыз ходила по различным клубам и предлагала там свой особый стриптиз номер. С учетом полного отсутствия у нее каких-либо данных и форм, ей чаще всего отказывали. Но иногда были и удачные дни, и она оставалась на один вечер, чтобы на следующий день снова продолжить свой обход. Номер ее заключался в раздевании, исполнении несложных движений с подергиванием всеми конечностями. Но то, что у нее в результате получалось, было похоже, скорее, на начавшуюся очередную истерику, чем на демонстрацию стриптиза. Однако у нее имелась своя изюминка в номере, то чего не было ни у одной артистки. Попрыгав по сцене и раздевшись, оголив то, что она считала почему-то привлекательным женским телом, Жулдыз предлагала на бис взять любую купюру, которую бы ей ни предложили, своими голыми ягодицами. Как правило, этот трюк ей всегда удавался, так как стремление завладеть деньгами было так велико, что, наверное, будь у нее хвост, то она доставала деньги бы и им. Но, к сожалению, хвост она оставила в предыдущей жизни, а в этой приходилось обходиться теми скудными ресурсами которые ей оставила природа.
   В академию Пака она пришла только в поисках подходящих кандидатов на вакантную вакансию мужа. Среди студентов никто оценил ее настойчивых знаков внимания. Вся нездоровая ее наследственность была написана у нее на лице, и никого не могла ввести в заблуждение. Но оставался один туповатый служитель с гипертрофированным мужским достоинством, с похабными разговорами дебильными шутками - Бахыт. Но выбора уже не было, приходилось брать последнюю, пусть и завалявшуюся, второсортную продукцию.
   Уцепившись за Бахыта, она сообразила, что это ее последний шанс в жизни устроить собственную судьбу, так как в отношении своей внешности она никогда не заблуждалась. И она с большим рвением взялась за выполнение своего плана. Зная склонность Бахыта к выпивке и женщинам, она решила использовать обе его эти слабости. Приобретя большое количество спиртного, Жулдыз начала настойчиво приглашать его к себе в гости. Бахыта не надо было долго уговаривать, согласился он сразу же, и в первый же день отправился на квартиру к не слишком привлекательной девице. Но ведь жить он с ней не собирался, а просто провести приятно время. Потом, первой своей жене он дал уже полный развод и сейчас мог себя ничем не стеснять.
   Единственное неудобство было то, что бывшая супруга подала на него в суд с требованием о выплате алиментов. Но, с учетом нерегулярных и нигде не фиксируемых заработков, денег ей придется ждать от него до пенсии. Собственные дети его совершенно не волновали, и он любил повторять, что не заботится же он о своих плевках, почему же должен думать и беспокоиться о детях.
   Жулдыз последнее обстоятельство не слишком заботило. Она вообще была не высокого мнения о мужчинах, и Бахыт не был исключением. О своих способностях добиваться желаемого она была высокого мнения. Поэтому считала, что сможет заставить мужа уделять больше внимания семье и самой себе. Ведь удалось ей без труда затащить его в гости, получится и все остальное. Начала она с напитков, выставив перед потенциальным супругом все имеющиеся у нее запасы спиртного. Когда он выпил уже достаточно, то Жулдыз приступила к основной программе обольщения, понимая, что на трезвую голову он ею не заинтересуется. Невеста показала, одуревшему от выпитого Бахыту, все чему только научилась, выступая в стриптиз клубах, дергая перед ним всеми своими рахитичными формами. Так как сравнивать было решительно не с чем, и глаза уже не различали четко предметов, то его представление вполне устроило. Продолжалось это предсвадебное веселье около двух недель. Когда, наконец, Бахыт окончательно протрезвел, то у него в памяти от прошедших дней остались только какие-то разноцветные блики, музыка, крики и звон очередных осушаемых до дна бокалов. Но здесь его ожидал большой и неожиданный сюрприз. Нечто отдаленно напоминающее женщину, с полным отсутствием форм на кривых маленьких ножках, показало ему свидетельство об их браке. Он был потрясен до глубины своей души, така как решительно не помнил, когда это могло служиться. Но Жулдыз торжественно размахивала перед его лицом злосчастной бумажкой, и сомневаться в реальности и законной силе происшедшего не приходилось.
   - Ты мой муж перед богом и людьми, - заявила она. - Теперь мы будем вместе в горе и радости до самой смерти. И только тут Бахыт, наконец, осознал до конца размер происшедшей с ним катастрофы. Мало того, супруга заявила, что беременна от него, так что в ближайшие несколько лет о разводе он может и не мечтать.
   Вскоре от этого брака появилось такое же рахитичное, психически не уравновешенное создание, как и мамаша. В силу своего возраста, она, по-видимому, хорошо помнила свое недавнее прошлое и не успела забыть, в отличии от собственных родителей, жизнь среди деревьев. Все привычки, ужимки, крики и прыжки у нее остались прежними. Но клеток в квартире Бахыта не было, да и зоологов систематиков способных теперь их классифицировать тоже. Поэтому все веселое семейство прыгало по ней как кому заблагорассудиться.
  
   Бахыт родился в селе. Его родители кроме ближайшего районного центра больше нигде не были, и их кругозор, поэтому был крайне ограничен. Вся их однообразная жизнь была связана с бесконечными сезонными работами по посадке, прополке, сбору урожая и переработки собранного. Небольшое подсобное хозяйство покрывало самые насущные потребности семьи, и все дети помогали родителям, посильно включаясь во все работы. Бахыт ничем не отличался от своих сверстников.
   Единственная странность, которая у него появилась уже в возрасте нескольких лет - это навязчивое желание показывать всем желающим и не желающим то, что обычно предпочитают тщательно скрывать. В детском возрасте это было даже забавно, когда на вопрос кто он мальчик и девочка он стягивал с себя штаны, чтобы никакого сомнения у тех кто его спрашивал не оставалось. Позже уже знакомые с его странностями дети часто кричали при виде Бахыта - дебил, покажи свой паспорт. Мальчик послушно и без лишних разговоров выполнял просьбу. Но, повзрослев, эта его милая привычка стала уже далеко не всем казаться такой безобидной как раньше. Теперь его уже никто не спрашивал о его половой принадлежности - ошибиться было даже при всем желании трудно. Туповатый, коренастый увалень напоминал кого угодно, только не девочку. Но он уже сам расстегивал ширинку, как только видел одиноко идущую девушку. При отсутствии таковой, мог то же самое проделать и перед любым человеком вне зависимости от его пола и возраста. Женщины, старухи, мужчины, мальчики и старики, все могли стать зрителями его маленького спектакля. От мужчин часто ему доставалось. Люди постарше начинали стыдить глупого оболтуса. Но он только глупо улыбался в ответ. Свое дело он сделал, получив удовлетворение от показа, а право уже публики и критики как реагировать - осмеять или одобрить. Артиста любой может незаслуженно обидеть. - Сами бы попробовали, - думал он.
   Но никто пробовать не захотел, поэтому все шишки и похвалы доставались ему. Лишь у некоторых девушек его опыты вызывали некоторый интерес, и они останавливались, чтобы обсудить друг с другом увиденное и сравнить с тем что наблюдали раньше. Эти его увлечения приводили к многочисленным случайным связям, и родителей все это крайне беспокоило. Поэтому они постарались быстрее женить рано повзрослевшего сына. Невеста нашлась быстро из числа тех, кому их сын оказал уже свои обычные услуги. Ей были безразличны все остальные качества Бахыта. Хозяйство у ее родственников крепкое, без особого труда их прокормит.
   У моллодых родились вскоре двое детей. Но непутевый муж, сразу после рождения второго ребенка, решил, что у него необыкновенный музыкальный дар, так как он может извлекать из гитары несколько нот и петь дурным голосом. Он поехал, несмотря на протесты жены, поступать в столичную консерваторию. Там его взяли на национальное отделение. В то время проводилась очередная компания по развитию культуры аборигенов, а так как желающих развиваться было недостаточно, то брали в институт всех подряд. Закончив учебу, Бахыту не захотелось возвращаться в колхоз. В столице было гораздо приятнее и чище жить. И девушек здесь было больше чем в деревне, и все они были гораздо опрятнее и культурнее деревенских. Но с работой возникли трудности.
   Ничему толком и институте не выучившись, Бахыт решил зарабатывать там, где только возможно. Как когда-то он решил, что этническая принадлежность может ему сослужить и сейчас хорошую службу если найти покупателя который готов за нее заплатить. И такой нашелся в лице заезжего миссионера Пака. У него были просто маниакальное гипертрофированное самомнение и раздутые амбиции. Себя он видел в роли царя и бога одновременно, которому должны все поклониться. Ему нужна была большая церковь, еще большие доходы, а для этого соответственно необходимо много людей. Поэтому он ухватился за Бахыта
   Подсадная утка была посажена в золотую клетку, ей дали много корма и осталось только призывно крякать, чтобы слетелись ее сородичи. Паку иногда самому было противно смотреть на лоснящиеся от проступающего жира щеки Бахыта.
   - Зажрался он основательно - думал миссионер и ждал настойчиво в засаде того часа, когда стая местных уток опуститься на прикормленное место. Тогда наступит его время. Зевать он не будет и выстрелит из всех стволов. Он уже чувствовал ощущение от победы и во рту вкус жареного мяса.
   Жулдыз знала о патологической странности мужа. Теперь будучи женат, Бахыт иногда по привычке расстегивал штаны и болтал тем, что там было перед лицом маленькой и тщедушной супруги. Первое время это вызывало у нее бурную истерику. Но со временем она поняла, что без этого он обойтись просто не может, и с необычайным, не свойственным для нее терпением, стала сносить эти его чудачества. И только когда ей было некогда, она торопила его и просила на сегодня стриптиз шоу закончить пораньше. С неохотой он тогда натягивал штаны. Какой артист убежит с легким сердцем со сцены до того, как закончится спектакль. Дочку тоже эти странности папы не волновали, она считала, что так ведут себя все папы на свете - простаивают со спущенными штанами и взглядом святого устремленным в потолок.
   - Бахыт, часто говорила Жулдыз ты хоть богу то свои сокровища не показывай, он и без того их видел.
   - А может и не видел, - думал Бахыт. Может ему как раз это и очень интересно, откуда жена может знать? Маленькая его дочь считала поэтому, что бог отца, наверное, отличался особой любознательностью.
   Став помощником у пастора Пака, Бахыт по настоянию своей жены, перестал буквально оголяться перед прихожанами, хотя такое желание у него постоянно и появлялось стоило ему только подняться на сцену и обнаружить большое количество народа. Ведь все смотрели на него и, наверное, хотели увидеть то, что он обычно всем показывал. Но, боясь истерик жены, он себя все же сдерживал. Но и здесь Бахыт наше выход, весь нерастраченный пыл он стал вкладывать в свои проповеди - долго и подробно рассказывая о своих посещениях отхожих мест. Как он совершает, то, что делают все и не считает это грехом. В одной из своих проповедей он как-то заметил, что однажды сделал для себя необыкновенное открытие, представив, что ведь и его наставник - корейский миссионер тоже посещает туалет и так же как он снимает свои штаны и делает то, что и он и все остальные делают в отхожих местах. Это его так потрясло, что он решил со всеми поделиться своим открытием, а также подробнее описать всю процедуру своих действий от начала до конца и сравнить ее с таковой у пастора Пака. Рассказывать об интимных и физиологических сторонах собственной жизни оказалось не менее захватывающе, чем показывать народу то, чем тебя наградила природа. Результат был тот же.
   Бахыт был на седьмом небе от счастья. А потом бежать к выходу, становясь вместе с Паком и пожимать выходящим прихожанам руки и улыбаться, это было вдвойне приятно. Никогда прежде за его поступки и маленькие спектакли ему никто не пожимал руки и не улыбался, а чаще пытались стукнуть чем-нибудь побольнее. Но теперь все по-другому.
   Но мысль осталась, крепко засев в глупой голове. Ему хотелось продолжать то, чем он занимался в детском и подростковом возрасте и перед этим большим собранием. А что если совместить оба действия, почему бы не рассказывать и одновременно не показывать. Когда-нибудь, когда он станет самостоятельным и не будет этой надоедливой опеки со стороны жены и корейского миссионера, он так и поступит. И спадут тогда все покровы, и он гордо будет стоять на сцене, подняв голову и спустив штаны. Тогда все увидят то, что еще не видели и услышат то, что не скоро забудут. А потом побегут привычно пожимать ему руку и хвалить, и хлопать в ладоши.
   Глава ассамблеи только морщился от подобных признаний своего ученика, но для местных аборигенов, наверное, больший уровень проповедей и не нужен. Для дураков нужен дурак, они его быстрее поймут и скорее за ним побегут. Себя он считал, безусловно, умным, просто воплощением неземной мудрости.
  
   Но события последних месяцев изменили расстановку сил в общине Пака. С исчезновением миссионера, власть и деньги все больше стала прибирать к рукам церковный бухгалтер - Светлана.
   Жулдыз не раз делала мужу категорические внушения и требовала, чтобы он проявил инициативу. Они должны полностью вытеснить конкурентку. Но сделать это было не так просто. Уже на первом самостоятельном богослужении Светлана не стала церемониться а, схватив первое, что подвернулось ей под руки - швабру выгнала незадачливого аборигена. Ей было наплевать на бредовые идеи Пака. Она понимала Бахыта и его желания лучшего его самого и сознавала, что кроме денег ему ничего не нужно. Поэтому и не колебалась не секунды, когда встал вопрос ребром - кто останется за хозяина.
   Как побитые собаки убегали они в тот день из церкви Пака. У Жулдыз тряслись привычно руки и голова, она брызгала слюной во все стороны и ругала наглую мерзавку посмевшую ее ударить, всеми знакомыми ей бранными словами.
   - Она ошибается, если думает, что это ей сойдет с рук. Я получу еще свое, думала она. - Но посмотрите на этого идиота - ее мужа. У него не хватило ни храбрости, ни ума, чтобы защитить собственную жену, и он допустил, чтобы ее безнаказанно избили. Мало того, когда колотили его самого, он даже не попытался защитится.
   Бахыт чувствовал, что на этот раз жена права и спорить с ней бесполезно и себе дороже. Он давно уже понял, что поторопился со вторым браком, и что если бы не его пьяный заход, то этого бы никогда не случилось. Бесконечные и бурные истерики жены последнее время стали его особенно раздражать, и он все чаще стал размышлять о разводе. Но так просто от этой истерички не отделаться, понимал он. Ему и так уже нужно по суду содержать первую свою семью. Жулдыз же сделает его существование еще более сложным. Так что он ничего от развода не выиграет. Видимо придется терпеть и ждать подходящего момента, чтобы избавиться от нее. А пока нужно искать что-то положительное и в своем нынешнем положении. Ведь есть же у жены свои достоинства. Например, Жулдыз позволяет ведь без лишних слов и ему иногда устраивать перед ней свои маленькие представления с раздеванием. Правда ей не нравиться когда он пользуется ее косметикой. Но это не страшно. Не трудно создать собственный резерв и пользоваться им.
   С каждой получки он теперь стал покупать себе то, что считал непременно улучшит его внешние данные - кремы, лосьоны, пудру, румяна и прочий косметический набор. Приобрел он также туфли на высоком каблуке, парик с потрясающими черными волосами, завитыми колечками. Чтобы совсем почувствовать себя неотразимым, он купил также разнообразную бижутерию и платье. Теперь, когда жены не было дома, он одевал на себя все свои наряды и вертелся перед зеркалом, мечтая чтобы кто-то оценил его несомненную привлекательность. Жена неодобрительно смотрела на все эти увлечения супруга, но не мешала ему таким образом себя реализовывать.
   Выбрав время, Бахыт однажды направился в клуб, где собирались транссексуалы и там его встретили весьма радушно. У него появились друзья. С ними он выпивал и жаловался на свою не очень удачную жизнь. Но завидовать в клубе было некому, практически у всех кто здесь собирались, были те же проблемы. После нескольких посещений к столику, за которым сидел Бахыт со своими друзьями, подсела хозяйка заведения, полногрудая женщина в возрасте с решительными манерами и властным грубым голосом.
   - Девочки, - предложила она, а не поможете мне здесь организовать маленькое шоу, чтобы клиенты не скучали. В обиде вы не останетесь, выпивкой за счет заведения я вас обеспечу. Друзья были в восторге. И после этого начались репетиции. Они решили поставить несколько номеров, главным из которых стал кордебалет. Но непослушные ноги не желали гнуться, и танцевать в такт у артисток тоже не получалось. Но терпение и время сделали свое дело. Вскоре получаться у них стало вполне сносно. Бахыт вместе с двумя своими приятелями стал иногда, в те вечера, когда просила хозяйка, веселить публику, выбегая на маленькую сцену дружно под музыку поднимая ноги. Все были довольны - вечно пьяные приятели бесплатной выпивкой, клиенты новым развлечением и хозяйка притоком публики.
   После позорного бегства появляться на собраниях они больше не решались. Но вскоре супруги узнали, что судьба снова сделала им подарок и ненавистная Светлана отправилась по собственной воле туда, куда хотели они вместе с Бахытом отправить ее насильно. И сейчас, наверное, уже наслаждалась обществом своего создателя. Обсудив свои шансы и перспективы, они решили в ближайшее воскресение снова возобновить рейд по захватуцерковного руководства. Один раз в жизни стоит тебе проявить инициативу - и всю жизнь мы будем жить безбедно, - убеждала Бахыта жена. Будь настоящим мужчиной. Пойми, не только то, что у тебя в штанах делает тебя главой семьи, но и то что в голове. Твоя жена и дочь смотрят сейчас не на то, что ты обычно всем показываешь, а на то, что отличает тебя от животных. Если ты и на этот раз останешься ни с чем, будешь дальше устраивать свои представления перед кем-нибудь другим, например перед пенсионерками на улице. На следующее утро они уже были готовы к триумфальному возвращению туда, откуда были недавно позорно выставлены.
  
  
  
   РЕВОЛЮЦИЯ.
  
  
   Анна Павловна проснулось утром в необыкновенно приподнятом настроении. Последнее время она вообще редко впадала в состояние депрессии. Появилось интересное занятие - общение со сверстницами, и общее с ними увлечение - хоровое пение. У нее просто вообще не осталось времени для скуки. Но сегодня на душе было особенно легко. То ли причиной тому была чудесная погода, - не было ни изводившей ее летом жары, небо было чистым. Не видно было даже ни единой темной тучки на горизонте, которая способна была бы испортить удивительный день. И даже ветер стих. Значит, дождя сегодня, скорее всего не будет, и ничто не помешает их традиционному собранию.
   А возможно и приятный сон был тому причиной, - неясные воспоминания о котором еще оставались в ее памяти. В своих ночных грезах она снова была молода и красива, сильна, весела и счастлива. Да иначе и быть не может, когда тебе восемнадцать лет. В ее груди снова колотилось беспокойное и влюбчивое сердце, а в голове теснились всякие сумасбродные и шальные мысли. Она была готова на все, и жизнь впереди представлялась сплошным нескончаемым праздником с многоцветным салютом и веселыми застольями. Но праздник не может длиться вечно. Вот он для нее и закончился. Остались только одни воспоминания о минутах, в которые она чувствовала себя счастливой.
   Но может именно из-за этих минут и стоило жить?
   Прохладный ветерок слегка колыхал занавески на окнах и ласкал ее тело. Она полежала еще немного закрыв глаза и расслабившись, но, вспомнив, что ей нужно спешить на утреннею спевку к своим подругам, поднялась с постели. Анна Павловна покормила котенка, которого на днях подобрала на улице. Он так жалобно пищал в кустах, что она не могла пройти мимо. В конце концов, человек может о себе всегда позаботиться и, скорее всего, не умрет с голоду. Это же маленькое существо обречено на гибель, если ему не помогут. Серый, пушистый комочек не мог понять, куда делось тепло его матери, молоко, которое, стоило ему протянуть мордочку, само текло в рот. Никто его больше не ласкал, не облизывал. Мир из такого мягкого, приятного и любящего, превратился в одно мгновение в жесткий, холодный и суровый. Он, конечно, не мог знать что мать его уже сутки как лежит в канаве мертвая, сбитая проезжавшим мимо грузовиком.
   Машина, отбросив к обочине животное, даже не остановившись, а для него весь мир сразу перевернулся. Котенок остался один, такой же одинокий, как и Анна Павловна. Она помнила, как это плохо, грустно, тоскливо и безрадостно. Маленькое существо еще больше скрасило ее жизнь. Правда, санитарных норм, принятых у хозяйки, котенок признавать не хотел, и оправлялся там, где ему было в данный момент удобно. Это обстоятельство причиняло определенные неудобства, так как в квартире не пропадал теперь резкий, специфический запах характерный для общественных уборных. Анна Павловна пыталась приучить его к определенному месту, и даже принесла с улицы песок, который высыпала в найденную на балконе старую металлическую кастрюльку, поставленную у двери. Но котенка этот вариант, почему-то не устроил, или он просто не желал ограничивать своей свободы выбора. Поэтому все пока оставалось по-прежнему. Но эти небольшие неудобства многократно компенсировались живым и веселым нравом нового члена семьи. Он гонялся за ее ногами, и даже не оставлял в покое, когда она тихо дремала в кресле. Прыгая на колени, он будил ее, требуя ласк и игр. Жизнь Анны Павловны стала еще более разнообразной, динамичной и приятной. Тишина и покой годятся только для кладбища, а в жизни всегда должны происходить перемены. Потом, если есть на свете существо, которое нуждается в твоей заботе, значит, и смысл в твоей жизни тоже имеется.
   В заботе и внимании нуждаются даже боги, а оставленные своими почитателями, они тоже страдают и проливают горькие слезы.
   Наскоро перекусив и собравшись, Анна Павловна отправилась на встречу со своими подружками. Для многих из них эти, ставшие регулярными встречи с веселым времяпровождением, стали единственной отдушиной в тусклой и беспросветной жизни.
   Придя на собрание, от своих знакомых она узнала новости которые сильно взволновали ее. Нет над ними теперь прямого начальства, и никто больше не будет диктовать хористкам, что и как петь, и о чем разговаривать. Бог пресвитериан оказался очень гостеприимен, и решил, по-видимому, устроить со всеми своими служителями общее собрание в Царстве небесном. Вслед за сумасшедшим миссионером, туда же отправилась и бухгалтер, объявившая себя божьей матерью и спасительницей человечества. Но Анна Павловна понимала, что обретенную свободу можно легко потерять, если они не будут сохранять бдительность. У Пака были еще ученики готовые в любую минуту прибрать к рукам выгодное, доходное и так их привлекавшее место. Поэтому необходимо было, чтобы предотвратить возможные провокации, организовать постоянное дежурство. Она поставила на улице и у окон трех дежурных, которые должны были заранее предупредить всех остальных о приближающейся угрозе. И эти меры не оказались напрасными.
   Через некоторое время одна из дежурных увидела приближающуюся супружескую пару - Бахыта и Жулдыз. Муж держал в руке очередную, написанную накануне не слезая с унитаза проповедь, пересыпанную скабрезными шутками. Нет, этого они не должны допустить. Анна Павловна мобилизовала всех старушек. Бывшие комсомольские активистки вооружились чем смогли: тряпки, ложки, продукты питания, принесенные на собрание. Как только пара приблизилась Анна Павловна скомандовала
   - Огонь, - и в захватчиков полетело все заранее приготовленное. С учетом отсутствия предварительной тренировки, результат был не таким уж плохим. Не ожидавшая повторного нападения парочка, в секундном замешательстве замерла на месте. Но после того как яйцо брошенное удачно одной из метательниц попал Бахыту прямо в лоб, разбившись и оставив после себя желтое расплывающееся на глазах пятно, они как по команде развернулись и как это уже было однажды, пустились наутек. Причем впереди на этот раз был муж. Он забыл в ответственный момент о своей супруге и необходимости заботиться, защищать и быть вместе с ней в радости и горе. Он оставил ее так же, как и первую жену, долго не раздумывая, а подчиняясь природному инстинкту. Только в первом случае это был инстинкт размножения, а на этот раз - самосохранения. Одно дело получать удовольствие, а совсем другое, когда под угрозой находиться твоя собственная жизнь. Тем более что к этой истеричной, неуравновешенной особе он не питал никогда особых чувств. Далеко отставшей от быстро удаляющегося супруга жене досталось значительно больше. Между лопаток стукнула ее черствая булочка, принесенная Анной Павловной к чаю, а затем ее настигла и сумочка самой пожилой участницы хора. К несчастью для жертвы, она не была пуста, так как ее хозяйка жила придерживаясь принципа - все свое ношу с собой. Ей так часто приходилось слышать леденящие кровь истории об квартирных кражах, когда хозяева возвращались после короткого отсутствия в пустое жилище, что она сделала из этого свои выводы. Сумочка была заполнена всяким, на взгляд постороннего человека, хламом, но для ее владелицы бесценными сокровищами. В решающий момент хозяйка без колебаний решилась расстаться со своим имуществом, во имя торжества справедливости и будущего их собраний. Онатбросила ее с такой силой, что та полетела, как выпущенный из пушки снаряд, и, настигнув убегающую, сокрушила ее на землю. Это было той последней каплей, которая переполнила готовую давно перелиться через край бочку с бедами незадачливой и несостоявшейся пасторши. Дальше она уже убегала стоя на четвереньках и издавая какие то странные резкие крики, то ли стараясь позвать на помощь, то ли просто вспомнив свое обезьяне прошлое, когда можно было звуками напугать противника.
   Когда под вечер, когда они немного пришли в себя, и Бахыт по привычке решил заняться любимым делом чтобы отвести душу, Жулдыз, не долго думая, схватила то, что он ей показывал, и крепко сжала в руке. Чем больше он кричал от боли, тем сильнее она сжимала ладонь. Длинные накрашенные ногти глубоко впились в нежную плоть. Наконец-то она сделала то, о чем так долго мечтала. Теперь ты хорошо подумаешь, прежде чем снимать с себя перед кем-либо штаны, - удовлетворенно произнесла Жулдыз.
   Дочка, прыгая вокруг отца и во всем подражая своей матери, тоже била его своими кулачками и кричала, повторяя:
   - Не скоро, не скоро, не скоро.
   Когда его, наконец, оставили в покое, Бахыт, сидя у себя в комнате на кровати и глотая слезы, вдруг подумал:
   - Придушить бы этих мартышек и тогда он снова станет свободным и счастливым. Но он понимал, что никогда на это не решится.
  
   А вот Анна Павловна была по настоящему счастлива. Все ее подруги тоже ощутили необыкновенный подъем и прилив энергии. Они еще оказывается на что-то были способны и, сплотившись все вместе, одержали важную в их жизни победу. Теперь они окончательно свободны. Одна из престарелых революционерок костылем сбила вывеску со здания, на которой крупными буквами было написано - "Пресвитерианская церковь. Пастор Пак". Нет больше Сатаны с его непомерным честолюбием, сумасшедшими амбициями и жадностью. Его наиболее активные помощники разбежались и теперь они сами придумают название для своего собрания. Подошло бы название "Молодые душой", или "Счастливые святые". Ни одна из них не чувствовала себя грязной, греховной и падшей, как постоянно твердили им самозваные учителя.
   Всю жизнь я без перерывов и отдыха работала, заботилась о своей семье, любила, радовалась и страдала. Это все и есть моя жизнь. Одного в ней не было - страха и греха, так почему я должна бояться теперь. Нет у меня чувства вины и нет греха, как и у любой из моих подруг. У нас есть только наши счастливые воспоминания. Я счастлива, когда пою песни вместе с ними. И в песнях выражается наша душа, и через песни мы разговариваем с богом. Для этого не нужны дикие вопли, невнятные бормотания, запутанные формулы общения и никчемные ритуалы, цель которых только одна - выцеживание денег. Этого больше не будет, как и тех, кто стремится обобрать нас. Для них наше собрание навсегда будет закрыто.
   Подруги снова расселись за большим столом и запели: "Светит месяц, светит ясный". За эти последовало - "Как молоды мы были" и, наконец, из нового репертуара -
  
   Собака бывает кусачей только от жизни собачей
   Только от жизни, от жизни собачей собака бывает кусачей...
   Собака несчастная очень опасна, ведь ей не везет в этой жизни ужасно, Ужасно, как ей не везет.
   Прекрасна собака, сидящая в будке, у ней расцветают в душе незабудки, в желудке играет кларнет.
  
   Теперь у них был свой дом, была крыша, правда в желудках по прежнему пусто, но в душе, вопреки всему, зацвели незабудки, розы и гладиолусы. Заиграл кларнет и его поддержал целый огромный оркестр, исполнивший бравурную, бодрящую мелодию.
   - Жить стало лучше, жить стала веселее, - согласилась с вождем мирового пролетариата Анна Павловна.
  
  
  
   ВСТРЕЧА.
  
  
   Все происшедшее настолько вывело Бахыта из равновесия, что он сидел часами в одиночестве, уставившись в стенку перед собой. В голове не было ни единой мысли. Только обида за то, что его по достоинству никто до сих пор не оценил. Теперь не осталось у него больше надежды на реализацию своих фантазий. Не будет улыбок, рукопожатий и хвалить его тоже никто не станет. Потенциальных зрителей со слушателями он лишился. Теперь хоть на улицу выходи, чтобы устроить свой маленький концерт, но там тем более не стоит ему ожидать восторженного приема. Бахыт стал перебирать не реализованные еще им потенциальные возможности. Оставались еще крупные учреждения с большим количеством сотрудников. Если встать недалеко от двери в подходящее время, когда кончается рабочий день, то деваться выходящим будет не куда и он снова обретет потерянных зрителей. Подойдут институты, но здесь велик шанс, что бить будут. Молодежь излишне эмоциональна и энергична. Еще есть детские сады и школы. Дети более терпеливая и благодарная аудитория, но здесь могут вмешаться педагоги, родители и милиция, а попадать в кутузку ему не хотелось. Крупная слеза побежала по его щеке. Ну за что ему все эти испытания?
   - За что господи? - спросил он вслух, подняв глаза к небу, впрочем, не ожидая услышать никакого ответа, так как в пресвитерианском боге миссионера Пака он разочаровался. Он не спешил на помощь попавшим в беду его служителям и охотно допускал, чтобы они один за другим меняли свое постоянное место жительства на клинику для душевнобольных. Других богов он не знал, а, следовательно, надежды на то, что кто-нибудь из них откликнется не было. Но, несмотря на это, он снова повторил - За что?
   - А ты как будто не догадываешься, услышал он за спиной громкий голос. В комнате, кроме него, кто-то определенно еще был. Бахыт от неожиданности вздрогнул и обернулся. Рядом с ним стоял какой-то мужчина зверского вида в камуфляжной зеленой форме. Он держал в руке нож, которым выразительно проводил у своего горла, как будто желая на глазах у ошарашенного Бахыта свести счеты со своей, или с его жизнью.
   - Вот только маньяка мне сейчас не доставало, - подумал он. Нежданный гость, судя по виду, или серийный убийца, или грабитель. Но взять у меня не чего. Последние деньги забрала с собой жена, когда покидала квартиру, да и все ценное она тоже с собой прихватила. Поэтому здесь нечем поживиться. А моя жизнь, зачем она маньяку. Хотя может быть убивать ему просто доставляет удовольствие, как ему самому нравиться снимать штаны перед публикой. Искусство так сказать ради самого искусства.
   - Ты кто такой и что здесь делаешь? - спросил он мужчину.
   - Я посланник твоего бога, милостивого и справедливого. Того, кто жестоко карает своих недругов и предателей и награждает щедро верных и преданных.
   - Ну а я здесь причем? - все еще недоумевал Бахыт.
   - А кто предал веру своих предков, своего отца и матери? А главное, кто продал своего бога? Вот теперь пришел час расплаты. Я поступлю с тобой так, как мой бог поступает с предателями - то есть буду отрезать части твоего тела, по очереди, один за другим. Начну с фаланг твоих пальцев. Когда закончу, то отрежу уши, нос, кисти рук и так далее, пока ты не умрешь от шока, или не истечешь кровью.
   - Да я определенно не ошибся, это точно маньяк, - с сожалением подтвердил свою первоначальную догадку Бахыт. И смотрит он кровожадно и улыбается зловеще. Одна такая улыбка может убить без ножа. Таких типов постоянно показывали по новостям с криминальной хроникой.
   - Но я никого не предавал и не продавал, а если и предавал то не нарочно, само собой так получилось. Да и жить на что-то надо, добывать себе средства существования. Поэтому я и пошел в пресвитерианскую церковь, там был шанс неплохо устроиться. Но сейчас-то я с этим корейским миссионером навсегда распрощался и в церкви его мне делать нечего. С учетом изменившейся обстановки, я с удовольствием готов вернуться в отчий дом к родному богу, ведь он меня обязательно примет. Так как отец всегда принимает своего блудного сына и дает ему кров и пищу. А также выделяет часть своих сокровищ. В Писании об этом написано, я точно помню.
   - Вот я и вернулся, папа, - внезапно закричал Бахыт. - Где ты? Принимай своего маленького и неразумного сыночка. Я люблю тебя папа, хотя и не помню уже, как ты выглядишь.- Почувствовав, что жизнь его висит сейчас на волоске и от его поведения зависит будущее, Бахыт стал особенно активен и верещал как поросенок, которого собрались зарезать к рождеству.
   - Не ори, - сказал ему посланник. - Может быть, ты и готов вернуться, но твой отец еще хорошо подумает, достоин ли ты того, чтобы тебя принять обратно. Слишком уж скоро ты родителей себе меняешь. Поэтому не стоит ожидать, что каждый раз они будут бросаться тебе на шею. Ты уж определись окончательно, кто твой отец родной, а кто только названный.
   - Как я могу забыть своего настоящего отца? - взмутился Бахыт. - Папочка ты меня обижаешь. Твоего родного и любящего сыночка, который вернулся в твой дом навсегда.
   - Согласен ли ты тогда принять все его правила и условия и повиноваться беспрекословно?
   - Да согласен, - поспешил заверить его Бахыт, не узнав, что это за условия. Но обстоятельства не оставляли для него иного выхода. - Папа, я на все согласен, - снова закричал он, не обращая на предупреждение визитера и его совет вести себя поспокойнее, никакого внимания. Какое может быть тут спокойствие, когда решается его судьба?
   - Во-первых ты должен быть обрезан. Так как это основной признак который отличает последователей единого бога от всех остальных, кроме конечно иудеев, которые до конца еще так и не поняли смысла этого обряда. Бахыт привычно стянул штаны и показал обрезанный член посланнику.
   - У меня с этим все в порядке, - подобострастно заметил он при этом. Еще в детстве родители сделали обрезание.
   - Ну, это не твоя заслуга, но это уже не плохо, так как в противном случае мне пришлось бы проделать сейчас этот обряд самому. А мне этого не хотелась бы делать, слишком все твое хозяйство имеет мало привлекательный вид.
   Бахыт обиженно надул губы. Его единственное сокровище оскорбляли, а он даже не мог ничего в ответ сказать. Он оценивающе посмотрел вниз, нет, все в порядке, все в норме и не хуже чем у других.
   - Ну, застегни ширинку, здесь тебе не церковная кафедра, - сказал грубо террорист, и опять взмахнул ножом возле своей шеи, словно желая перерезать сонную артерию. Бахыт быстро повиновался, чтобы еще больше не раздражать вспыльчивого посетителя.
   - Ну, а молиться пять раз в день ты согласен? - спросил его гость.
   - Согласен, - не стал возражать Бахыт.
   - Тогда начинай сейчас же. Заодно и потренируешься. Гость достал из кармана зеленый платок, сложенный в несколько раз, развернул его. Тот оказался намного больше, чем представлялось вначале, наверно в этом был какой-то фокус. Гость разложил платок на полу и приказал Бахыту встать на колени. Кланяйся и повторяй:
   - Слава отцу всемогущему, богу единому и единственному во веки веков. И нет другого на свете бога кроме твоего родного племенного бога.
   Бахыт повторил слова и, склонив спину, поднял в верх противоположную часть тела. Поклон он немного не рассчитал, поэтому голова с размаху стукнулась об пол. Послышался глухой звук идущей то ли от деревянного покрытия, то ли от его головы.
   - Заставь дурака богу молиться, он и лоб расшибет, - заметил посланник. Бахыт замер в неудобной позе, опустив голову вниз и подняв свою толстую задницу вверх к потолку. В ягодицах у него был толстый запас жира и поэтому выглядели они вместе с ляжками как свиные окорока приготовленные для копчения.
   - Да еще один существенный момент, ты всегда прежде думай, куда поворачиваешься своим задом. Сейчас ты его показываешь как раз твоему богу, а он поверь, этой частью твоего тела не интересуется, вышел из того возраста, когда подобное могло его еще заинтересовать. А сейчас он о глупостях не думает и занят серьезными проблемами. Ему необходимо только твое поклонение, почтение и превозношение.
   Бахыт развернул с трудом свой корпус на коврике на сто восемьдесят градусов, и затем снова уткнулся с глухим громким звуком в деревянный пол. Нет, определенно звук исходил от дерева, а не одной из частей его тела. Теперь он сам осознал это совершенно ясно. Зад его смотрел на этот раз на ту стену, на которой висел портрет его жены с дочерью. Не слишком конечно вежливо, но с другой стороны жена только этого и заслужила, чтобы по пять раз в день он ей показывал свой зад. А ведь я с ней хотел по-хорошему и демонстрировал все самое лучшее что имел и продолжал бы это делать и дальше, если бы она не свихнулась. Ну, пусть сама на себя пеняет.
   - Признаешь ли ты своего бога единым, единственным и неповторимым? Снова спросил террорист.
   - Безусловно, да, - согласился чересчур, даже для посланника с его богатым опытом, покладистый прозелит.
   - У этого человека, - подумал он, - большое будущее мерзавца не имеющего никаких принципов и убеждений. И даже от тридцати серебряников за предательство ему не станет дурно. Он не лишит себя жизни, терзаемый муками раскаяния, как Иуда, так как совесть у него полностью отсутствует.
   - Готов ли ты ради него убивать неверных и быть самому убитым за веру? - продолжил посланник.
   - А нельзя ли обойтись как-нибудь без этого пункта, - спросил Бахыт, - так как начинать боевые действия против кого бы то ни было, он не был расположен. Да и воин из него никудышный. Последние события это наглядно показали.
   Нет, нельзя. Наш бог, суровый и безжалостный к неверным. Поэтому, чем больше ты их убьешь, тем скорее попадешь в рай для праведников и большую награду получишь. За каждого убитого по драгоценному камню - одного убьешь, получишь один камень, тысячу - у тебя будет целое состояние
   - Зачем мне состояние в раю? - подумал Бахыт, но спорить не стал.
   - А еще тебе нужно будет платить подати, десятины сборы во имя твоего бога.
   - Ну вот, - решил Бахыт и здесь все как всегда. Без подати и пожертвований не обходится.
   - Нет у меня никаких доходов и денег никаких нет, - заверил он посланника. Для убедительности Бахыт размашисто перекрестился.
   - Да ты что совсем рехнулся, Бахыт, что крестишься своему природному богу? Ты видимо забыл, с кем сейчас разговариваешь, и в приемной у какого бога сидишь. Ты бы еще гимны корейские запел. Хорошо запомни, твой бог подобного не любит. Его ты должен только восхвалять и отдавать свои деньги. А чтобы ты все свои средства, которые у тебя появятся не проедал, и что-то оставалось и на обязательный налог, твой бог установил тебе множество постов в которые ты не имеешь права есть, пить, курить и иметь отношения с женщинами.
   - Все веселее с каждой минутой, - решил Бахыт, - не зря я с самого начала решил не связываться с этим природным господом. Вначале запугивает, вытрясает все деньги, лишает еды, а затем и с женщинами запрещает иметь дело. Но сейчас, сидя под угрозой сверкающего лезвия, которое готово в любой момент вонзиться в его горло, выбирать не приходиться.
   - Я со всем согласен, - произнес он и стукнул лбом об пол в подтверждение своих слов.
   - Мне очень приятно, конечно, твое послушание, - произнес посланник, но ты должен доказать свою преданность и пройти путь пророка всевышнего, познать бога твоего и все его величие и своеобразие.
   Он схватил Бахыта левою рукою за волосы, а затем срезал их пучок с его головы. Бахыт при этом затрясся как осиновый лист на осеннем ветру и закрыл глаза, решив, что вот и пришел его смертный час.
   Затем вестник дунул на срезанные волосы и изо рта вместе с воздухом вылетела струйка огня, которая спалила в мгновение ока длинную прядь. Затем прозвучали громкие заклинания на непонятном языке, и в следующее мгновение Бахыт потерял свое сознание.
  
   Очнулся он лежащим на каменистом склоне невысокого холма. В глаза его ярко светило солнце, а по лбу текли капли пота.
   - Наверно перегрелся на солнце и у меня случился солнечный удар, - подумал он, вспомнив, что ему не следует надолго упускать из виду свою отару овец, которых он здесь пас. Но все овцы были в порядке, хотя не известно на какой срок он терял сознание. Бахыт не был теперь помощником корейского миссионера, а бедным подростком, пастухом у своего дяди.
  
  
  
  
   ВОЗВРАЩЕНИЕ.
  
  
   Наскоро собрав свои вещи и прихватив дочь, Жулдыз выскочила из квартиры и побежала по лестнице, твердо решив больше к мужу не возвращаться. Удовлетворять его странные фантазии ей решительно надоело и жить впроголодь тоже. Сейчас она уже хорошо понимала, что каких либо перспектив на улучшение материального положения, с потерей единственного источника дохода, семья окончательно лишилась. Нет, лучше она опять будет зарабатывать себе на жизнь, обходя различные увеселительные клубы. Своего номера она еще не забыла, но не станет кормить при этом своего прожорливого супруга. Пусть сам о себе позаботиться. Первое время можно остановиться у своей единственной подруги, с которой она познакомилась в одном из шоу-клубов. Та промышляла проституцией и не отказывала в своей дружбе никому. Только бы она не притащила к себе мужчину, - думала Жулдыз. Ну и что, что жены пастора с нее не получилось, но жизнь на этом еще не закончилась. Следует попробовать другой вариант, а пока вернуться к прежней профессии. В худшем случае, если ее старый номер не пойдет, можно будет присоединиться к подруге и постоять с ней на улице в поисках клиента который польститься на нее. Захваченная размышлениями, Жулдыз дошла до трамвайной остановки. Здесь уже собралась порядочная толпа народа. По-видимому, трамвая давно уже не было. Постояв немного, она, наконец, услышала долгожданный звук подъезжающего транспортного средства. Вначале загудели рельсы, а затем из-за поворота показались и сами трамвайные вагоны. Толпа заволновалась и ближе придвинулась к платформе. Маленькую Жулдыз с ее дочерью сразу же оттерли на периферию. Сообразив, что в ее положении шансов попасть в вагон у нее практически нет и придется еще стоять на платформе не известно сколько времени, Жулдыз решительно ринулась в самую гущу. Но тут-же была отброшена одним движением руки какого-то верзилы стоящего впереди нее. К подобному обращению с собой она не привыкла. А последнее время слишком часто с ней поступали предельно бесцеремонно. Она вся затряслась от этой наглости и бросилась с кулаками на обидчика. Дочь, помогая матери, привычно включилась в потасовку. Мужчине это видимо не понравилось и имел он, вероятно, не такой покладистый нрав как к Бахыта. Одним движением руки он оттолкнул от себя визжащую и норовившую его стукнуть сумасшедшую. Но своего удара видимо не рассчитал, так как оба злобных существа, отлетев на несколько метров, упали прямо под колеса подъезжающего трамвая. От дочки осталось только на рельсах большое кровавое пятно с непонятными отдельными фрагментами тела. Мать же лишилась правой руки и головы, которая отлетела на платформу и покатилась под ноги все еще толпящимся пассажирам.
   Маленький ее ротик все еще был искажен в гримасе ярости. Неожиданно для отступивших на несколько шагов от трупа людей, глаза у головы открылись, и губы ясно произнесли одно слово - ненавижу. Затем изо рта полилась кровь, и веки снова закрылись. Душа Жулдыз, прихватив с собой душу дочери, вернулась в родные экваториальные леса, чтобы продолжить свое существование в знакомом облике скачущих по ветвям хвостатых созданий.
  
  
  
   ПРОРОК.
  
  
   Бахыт сел на камень и достал из матерчатого мешочка кусок лепешки и с жадностью принялся за еду. Овцы мирно пощипывали перед ним траву, переходя с места на место. Запив хлеб квасом из глиняного небольшого кувшина, Бахыт стал мечтать о своем будущем. Он обязательно станет героем, царем, завоюет себе сердце самой красивой принцессы и тогда обязательно привлечет к ответу своего опекуна, который не очень церемонится со своим родственником. За малейшую оплошность Бахыт получал от дяди подзатыльники. Иногда ими дело не ограничивалось и воспитатель брался за прут которым сек брошенного на землю подростка до полуобморочного состояния.
   Бахыт не мог вспомнить, когда он последний раз хорошо поел, наверно, когда жил еще со своей покойной матерью. В 12 лет он уже был круглый сирота. Отец умер, когда Бахыт еще не родился и воспоминаний о нем у него никаких не осталось. А мать скончалась через шесть лет после этого. Несмотря на то, что жили они очень бедно, но мать старалась, чтобы ее сын не очень ощущал отсутствия в доме порой самого необходимого. На питание у них уходили практически все деньги, но мать умудрялась при этом, все таки, покупать ему иногда на базаре сладости. Но тяжелый труд и болезни скоро привели ее к смерти. И тогда на воспитание его взял предприимчивый дядя. Он не мог допустить, чтобы его объедали и заставлял отрабатывать каждый съеденный кусок.
   Однажды, когда, поскользнувшись, Бахыт случайно разбил кувшин с водой, дядя так стукнул его по голове, что сознание к нему вернулось только через несколько дней. С тех пор с ним стали происходили странные вещи. У него стали случаться припадки. Внезапно и без видимых внешних причин, его начинала бить дрожь, лицо бледнело и глаза закатывались. Со временем припадки только стали чаще и сильнее. Судороги сводили его тело и он падал с дикими криками и начинал биться о землю. Изо рта текла белая пена. Родственники не трогали его в такие моменты, выжидая, когда припадок пройдет сам собой.
   Чтобы не иметь под боком постоянно больного мальчика, его отсылали на пастбище с отарой овец. Здесь он часто и ночевал под открытым небом, или, найдя в горах походящую пещеру, перебирался в нее. Он полюбил одиночество и не стремился к общению с людьми. Когда хлеб кончался, он возвращался ненадолго домой, чтобы опять покинуть его. Овцы ему нравились больше людей, так-так от них было меньше неприятностей, они не могли хитрить, изворачиваться, все, что они чувствовали, было написано у них на мордах. А еще они считали его своим хозяином и защитником. И, преисполненный ответственностью, он отвечал животным тем, что они от него и ждали - заботой и любовью.
   Однажды к нему подошел оборванный человек в стоптанной обуви и в рваной одежде. Присев рядом с мальчиком, он заговорил с ним, спросив о родителях и доме. Бахыт поделился с ним своими съестными запасами и путник был преисполнен благодарности. Узнав, что перед ним сирота, которому приходиться самому шагать по ухабистой дороге жизни, он, казалось, расположился к нему от всей души. Странник рассказал любознательному ребенку о себе и своих странствиях по свету в качестве проповедника бога живого.
   Он рассказал мальчику о собственной вере в бога, который вывел свой народ из Египта и, сотворив при этом множество чудес, погубил войско фараона. Он рассказал ему о мудром Соломоне, который умел разговаривать даже с животными и знал всякую науку. Кроме мудрости возлюбивший его бог наградил царя несметным богатством и славой. Соломон собрал такое количество богатства, что его не где было складывать и серебро в его царстве стало равноценным простому каменю.
   - Поэтому, мальчик, хорошо запомни, - не проси в молитвах у бога золота, а попроси премудрости, которая является дочерью отца нашего небесного. И тогда, в приданное, ты получишь весь мир. Соломон был настолько мудр, что искать истины и правды приходили к нему не только люди, но и звери и духи. Ему не нужны были многочисленные свидетели, так как он умел читать мысли. Когда пришли к нему две женщины с просьбой определить, кому принадлежит ребенок, которого они не могли поделить, приказал царь принести ему меч и замахнулся, чтобы разрубить предмет спора пополам. И по любви матери, добровольно отказавшейся от своего требования, узнал, чей это младенец. Сидел Соломон на золотом троне украшенном золотыми львами. Они оживали, когда кто-то другой хотел сесть на него и набрасывались на нечестивца. Все животные служили ему. Даже черви, поедающие скалы, обтесывали по его желанию камни для строительства храма.
   Демоны покорялись его воле, так как владел царь особым перстнем, который был способен укротить их. И все они также принимали участие при возведении святого храма. Они добывали для него жемчуг со дна моря, строили здания, возводили плотины, изготовляли скульптуры, чаши и котлы. За непослушание Соломон заточал демонов в сосуды, а затем закрывал их ставя печать волшебным перстнем с шестиконечной звездой. Если тебе посчастливится найти такой сосуд и открыть его, сломав печать Соломона, то демон в благодарность, будет вечно твоим рабом, выполняя любые желания.
   Но Соломон возгордился своей властью и был за это наказан. Предводитель демонов украл у него волшебный перстень и забросил гордеца на край земли, а сам, приняв его облик, занял место царя. Долго странствовал Соломон по земле искупая свой грех. Он учился сам смирению и учил других, рассказывая свою историю.
   - Запомни мальчик, как бы высоко тебя не возвышал бог, он в любую минуту может сбросить тебя с высокого пьедестала. Поэтому лучше высоко не забираться, чтобы падать было не больно. Но пришел день, когда бог посчитал, что вину свою Соломон искупил полностью и вернул его снова в святой город на прежнее место. В этот же миг оборотень исчез. Рассказывают что демон уронил в море волшебный перстень и его проглотила огромная рыба, которую Соломон поймал и захотел съесть. У нее в желудке он нашел свое сокровище и обрел снова утраченную власть. И после этого он уже не преступал закона, а правил над миром мудро и справедливо. Он переносился по воздуху в любую точку земли и даже мог путешествовать во времени. Он узнал, что его главная гордость - священный храм будет разрушен, поэтому сделал под землей тайник, куда и перенес позже пророк Иеремия ковчег завета.
   - Я вижу, что и ты избран богом для особой миссии. Звезды, небо и ветер сказали мне об этом. Ты должен будешь пройти только тебе предназначенный путь. Тебя ждет слава, только не знаю, сможешь ли ты ею правильно распорядиться. Получишь ты и богатство, но будет ли оно праведным и пойдет ли тебе на пользу, затрудняюсь сказать. Будут в подчинении у тебя люди, но насколько мудро ты будешь ими управлять, бог знает. Но иногда вспоминай мой рассказ о Соломоне и тогда, может быть, это поможет тебе принимать в твоей жизни правильные решения.
   - А какой же грех совершил Соломон, - спросил странника Бахыт.
   - У него было множество жен и многих из них он брал неправедным путем, избавляясь от мешавших мужей. Женился он и на чужестранках, а затем поклонялся их богам, забыв бога, который даровал ему жизнь и все что он имел. Поэтому, мальчик, всегда довольствуйся малым. Излишество всегда губит человека, поверь моему опыту. Не стремись овладевать множеством женщин, так как сам попадешь под их власть, и будешь служить им. И не отказывайся от бога твоих предков ради того идола, который может быть и обещает тебе подарить весь мир, но принесет только смерть и бесчестье.
   И еще размышляй больше о своей жизни, как мудрый Соломон. Он многими часами стоял, опершись на посох, думал о жизни и мире его окружающем. Так что, когда он умер, этого даже никто не заметил, и только когда червь подточил посох на который он опирался, тело упало, и все наконец заметили что он мертв.
   Чти мальчик жизнь, которая тебя окружает и проявляется в малом, так, как почитал ее Соломон. Например, однажды, идя во главе своего войска, которое направлялось в поход на неприятеля, Соломон заметил беседующих между собой муравьев. Он понял их разговор и, чтобы не погубить их, изменил путь всему войску. Судьбы большого и малого связаны во вселенной. И в малом можно увидеть большое, как в капле воды - океан.
   И еще странник рассказал о пророке, которого бог послал на землю, чтобы он проповедовал любовь друг к другу милосердие и истинную веру. Но когда мучители схватили пророка и захотели его распять, мудрый и всесильный бог вырвал праведника из их рук и перенес на небо. Правда, некоторые рассказы проповедника у мальчика вызвали недоумение и, в конце концов, он просто запутался в тонкостях объяснений. Оказывается, единый бог не был един, а состоял из трех лиц с одной природой. У бога оказались дети, а также жена Мария, которая и родила ему сына от духа святого. То есть земного отца у пророка не было и вообще избранники божьи не могут родиться при посредничестве отца, так как естественный способ зачатия является греховным. Последнее обстоятельство Бахыта вообще привело в полную растерянность. Если все так, как говорит странник, то зачем богу было давать людям греховные органы? И если люди, стремясь не грешить, перестанут внезапно ими пользоваться, то что произойдет с человечеством? Оно, несомненно, прекратит свое существование. Бог, по его мнению, не мог людям дать того, что само по себе, по причине своего существования порождает грех. Если то, что человек имеет греховно, то тогда и жизнь теряет всякую привлекательность и смысл.
   Вместе с появлением припадков, у мальчика проявились и другие странности. ОН часами мог простоять на одном месте без движения, уставившись в одну точку, или, раздевшись в самом неподходящем месте, он стоял с глупым видом, не желая принять более достойный вид. За это ему всегда доставалось, но только до определенного возраста.
   Когда Бахыту исполнилось тринадцать, он стал замечать что отношение к нему окружающих стало меняться в явно благоприятную сторону. Женщины и девочки даже стали приносит ему всякие сладости и без всякого раздражения теперь принимали его странности. А затем все настойчиве приглашали его к заглянуть к ним на чашку чая. Чаепитие всегда заканчивалось раскрытыми в постели объятиями. Подросток никому не отказывал. Проявляли интерес и мужчины. Дядя перестал его колотить и, однажды, он завел его в палатку и тоже раскрыл ему свои объятия, в которые Бахыт упал без сопротивления. Предросток не давал отпора и не возражал против настойчивых домагательств. Так как ласка была предпочтительнее побоев. А все неудобства приставаний не были чересчур для него утомительны. Он стал реже уходить в горы с овцами и чаще оставаться в доме, пользуясь всеобщим вниманием. У него появилось свободное время, в которое он стал больше внимания уделять своей внешности, понимания, что все положительные перемены в жизни не в последнюю очередь связаны с ней. Женщины поделились с ним своей косметикой, благовониями, маслами. Дядя тоже стал привозить ему из своих поездок подарки в виде красивого пояса, новых туфель, а однажды подарил даже румяна, хотя у Бахыт в силе своей молодости пока в них особенно не нуждался. Теперь сидя часами перед зеркалом Бахыт подводил себе ресницы, подкрашивал ногти на руках и ногах, завивал волосы. Его чересчур свободная туника едва закрывала ему его причинные места.
   Новая жизнь требовала и нового стиля. Он учился по новому ходить и более раскованно себя вести, не стесняясь и зная себе цену. Теперь Бахыт стал продавать, или обменивать свое внимание. Соответственно у него появилось собственное имущество, своя одежда и украшения. Одеваться он любил в яркие цвета. И когда выходил из палатки, то многие не могли отвести глаз от напомаженного, надушенного, подрумяненного создания.
   Время шло быстро и, к сожалению, Бахыт стал замечать, что с возрастом он становиться все менее привлекателен для окружающих женщин и мужчин. Стал расти животик и фигура начала раздаваться во все стороны. И здесь любые косметические уловки уже не помогали, внимание к нему продолжало падать. Появились новые центры притяжения, более молодые и привлекательные. Поэтому он стал задумываться о своем будущем. Дядя уже не считал возможным далее содержать его у себя и недвусмысленно указывал на дверь. За годы пристального к нему внимания и любви Бахыт разучился работать, а желал только наслаждаться жизнью - есть пить и спать на чужих постелях.
   Поразмыслив, он решил найти для себя надежную пристань. Однажды на рынке он познакомился со старой торговкой. Она похоронила уже двух своих мужей и, с учетом возраста, а ей перевалило уже за сорок, шансов снова выйти замуж практически не оставалось. Насчет своей внешности женщина не обольщалась. Она могла быть привлекательной только лет двадцать назад, да и то не для всех мужчин. Торговка сразу заметила коренастого мужчину которому вероятно было за двадцать, когда он только первый раз появился на базаре От него пахло, как от цветочной клумбы, миррой, розовой водой и настойками неизвестных ей благоухающих трав, волосы были завиты и смазаны маслом. Фигура мужчины еще оставалась, на взгляд престарелой женщины, привлекательной. Торговка пригласила его к себе и хорошо накормила, затем предложила себя на десерт. Бахыт с готовностью сбросил свои одежды и приступил к выполнению своей основной работы. Видно было, что этим ему приходилось заниматься довольно часто. Вдова осталась довольна и предложила молодому человеку поселиться у нее навсегда. Ей трудно уже постоянно искать себе партнера для любовных утех и если он сделает ее жизнь приятной, то и она его ничем не обидит. Уже давно искавший подходящей возможности устроить свою судьбу, Бахыт немедленно согласился и даже настаивал на том, чтобы узаконить их отношения официально. Он понимал, что только это сделает его положение относительно устойчивым. Оказаться выброшенным через год, два из дома ему не хотелось. Молодость проходит, как цвет деревьев весной. И благоразумный пользуется тем, что дала ему природа, чтобы остальное время жизни ни в чем не нуждаться. Свадьба была богатой и вдова не пожалела денег. Жених больше напоминал накрашенную куклу. Невеста подарила ему к свадьбе золотые браслеты, которые Бахыт и одел на свои запястья. Правда его несколько смущала престарелая невеста, да и громкие разговоры о странной разнице в возрасте супружеской пары он уже неоднократно слышал у себя за спиной. Невеста годилась ему в матери, если не в бабушки. Но что значат слухи когда решается вопрос жизни. Молодость быстротечна, а деньги можно пустить в рост. А если еще и престарелая жена отправится к отцу небесному раньше него, что скорее всего так и произойдет, то с деньгами у него появятся хорошие перспективы на еще более приятную жизнь будущем. Но подсознательные комплексы видимо давали о себе знать, так как прекратившиеся на время приступы у Бахыта возобновились с еще большей силой. Все чаще стали случаться длительные припадки. Доктора прописали ему расслабляющие наркотики. И вот он уже сидел целыми днями и жевал листья галлюциногенных растений способных избавить человека от всяких забот и погрузить в мир грез. Но припадки от этого не уменьшились, а под влиянием постоянно присутствующего в крови наркотика стали даже сопровождаться яркими галлюцинациями. После приступа он мог часами рассказывать различные фантастические истории из мира своих припадочных видений. Ему часто являлись красивые девушки, которые танцевали перед ним и предлагали себя, молоденькие мальчики предлагавшие ему благоухающие свежие фрукты и чудесные яства. Если рай существует, думал Бахыт то, несомненно, это и есть он. Но не все видения были настолько приятны. Некоторые вызывали у него у него чувство ужаса.
   Он оказывался внезапно в необъятном дворце с множеством дверей и окон. Огромные залы с высокими потолками, хрустальными светильниками и мраморными колоннами подавляли всякого, кто случайно оказывался в них. Ему казалось, что только в сумасшедшей голове мог возникнуть проект подобного циклопического сооружения. Но хозяина не было видно, а только множество карликов суетилось вокруг него постоянно убирая, наводя чистоту и порядок во всем этом обширном хозяйстве. Но с ним никто не хотел разговаривать и отвечать на недоуменные вопросы. Карлики, пробегая мимо, словно он был неодушевленным предметом. После нескольких попыток он оставил свои попытки наладить хоть какое-то общение. У них были свои важные дела, от которых нельзя было оторваться ни на минуту.
   Наконец двери открылись, и в зал вошла огромная женщина с невероятными формами тела. Карлики, подбегая к ней, кланялись и называли ее всеобщей мамой. Она давала им указания, и они снова, еще быстрее чем прежде, убегали. У мамы было несколько грудей, огромный живот и три головы. Каждая голова имела большой рот, способный в одно мгновение проглотить Бахыта, нос, нависающий над телом, рыхлый и с широкими ноздрями. Она постоянно ими с шумом втягивала воздух, принюхиваясь к запахам вокруг. Маленькие уши похожие на ослиные. Они медленно поворачивались вокруг каждой из голов во всех направлениях, прислушиваясь к малейшему шороху. На головах у всеобщей мамочки росли темные густые волосы, заботливо заплетенные в тысячи косичек. В них, как он заметил, были искусно вплетены тысячи золотых нитей.
   - Любая женщина, даже если она огромная как бегемот, и безобразная как крокодил, всегда заботиться о своей внешности, - подумал Бахыт. А золотые нити он иногда и сам вплетал в свои волосы, когда хотел произвести на объект своей симпатии особо благоприятное впечатление.
   Она направилась прямо к нему и протянула длинные руки с толстыми пальцами, ногти на которых были аккуратно подстрижены и покрыты, синим лаком. Цвет лака он подсознательно не одобрил, так как свои ногти любил покрывать только розовым красителем. Он чувствовал, как ее руки шарили по его телу, раздевали. Затем они оторвали его от пола и прижали к обширному телу. Он буквально исчез среди ее огромных грудей.
   Каждая голова целовала его и, высунув язык, облизывала с ног до головы. Сердце у Бахыта замерло в груди и с каждой секундой ему казалось, что эта циклопическая женщина сейчас откусит ему или голову, или руку, так как они почти полностью временами исчезали в необъятной пасти. Обсосав его всего, большая мама отбросила Бахыта в сторону. Подбежавшие слуги потащили его по мраморному полу в комнату, где на огне стоял большой чан с пахучим веществом. Они забросили без лишних слов его в него. Горячая вода обожгла кожу, и дыхание перехватило от густых непереносимых испарений. Он подумал, что это, скорее всего, смесь каких то благовоний. Он тоже пользовался ими, но в гораздо меньших количествах. Но в этом гигантском мире все было чрезмерным и преувеличенным.
   Когда ему уже казалось, что жизнь скоро завершиться и смерть неминуема, карлики схватили его за руки и поволокли в комнату заполненную цветочными лепестками. Он буквально утонул в них и покрылся с головы до ног разноцветными листочками. Теперь он, по их мнению, полностью был готов к решающему испытанию. И вот открылись узорчатые двери, ведущие в спальню. На огромной кровати его уже поджидала хозяйка. Как только слуги бросили его на кровать, она снова прижала Бахыта к своему телу. При этом большая мама постоянно хохотала и пыталась толстыми пальцами попасть ему в глаз. Ее это занятие чрезвычайно забавляло, и занималась она им не из желания его помучить, а наоборот, стремясь развлечь странное создание. Добродушие буквально переливало у нее через край.
   Жизнь в замке продолжалось не один день и каждый раз все повторялось сначала. И вот в один из кошмарных дней у его хозяйки появились дети. Они рождались один за другим в огромном количестве и все были похожи на мартышек из другой уже забытой жизни. Они бегали как безумные по всем комнатам дворца, называли его своим папочкой, ласкались, а, потом, внезапно, как будто помешавшись, набросились и начали колотить папочку маленькими кулачками, щипать и бить всем, что попадалось под руки, с удовольствием слушая, как он издает горестные, страдальческие вопли. При этом они постоянно повторяли слова которые он однажды уже где то слышал:
   - Не скоро, не скоро, не скоро.
   - Что, не скоро? - не мог понять Бахыт, - то ли не скоро они перестанут его третировать, то ли не скоро к нему вернется разум.
   От своих детей он не мог нигде укрыться. Послушны они были только своей большой мамочке. Только ее грозный взгляд мог их успокоить. Но ей как видно не было дела до них, и заниматься воспитанием она не желала.
   Всеобщая мамочка любила покушать, и все приносимое карликами быстро исчезало в огромных глотках трех голов. В нескольких огромных кухнях дворца карлики безостановочно готовили все новые блюда.
   - Три головы конечно лучше, чем одна, - иногда думал Бахыт. - Можно сразу обдумывать три разные проблемы, и если одна голова спит, две другие могут бодрствовать. Но желудок у нее, судя по всему, был все таки один и головы, быстро проглотив принесенную пищу, на какое-то время насыщалась. После сытного обеда большая мамочка довольная, подолгу лежала, отдыхая, на постели.
   Ей не нужно было много трудиться, чтобы содержать себя. Все что она желала немедленно появлялось, стоило ей только подумать об этом. И дворец возник из ее головы, как и все что в нем было тоже. Это было несомненно не обычное существо, возможно и сам бог.
   Она всегда знала, где он находится и что делает, и как только у нее появлялось желание его видеть, слуги хватали его и волокли к ней. Настроение у всеобщей мамочки часто менялось. Когда оно портилось, то свое раздражение она срывала на собственных детях, внезапно вспоминая что совершенно не занимается их воспитание. Один за другим они летели в чаны с горячим раствором из пахучих трав, визжа и сопротивляясь. Но если настроение улучшалось, то три головы занимались творческой работой, придумывая все новые помещения, добавляемые к замку, галереи и залы и обставляя их в соответствии с причудами своей фантазии. С Бахытом она особенно не церемонилась и делала то, что считала пойдет ему на пользу. Она всегда знала, когда ему надо принять ванну, когда покушать, а когда следует идти в постель. Эта мелочная опека раздражала его, но деваться никуда от нее он не мог. На то она и была всеобщей мамочкой, чтобы заботиться обо всех созданиях.
   Когда Бахыт приходил в себя после подробных видений, с него лился пот и глаза бегали по сторонам от ужаса. Но, не спрашивая его согласия, следующий приступ приносил еще большие кошмары.
   - Возможно, у него появился пророческий дар, - думал Бахыт, или эти видения имеют какое-то отношение к его настоящему существованию. Жизнь с престарелой женой, безусловно, оказала на его психику большое влияние. Три сына родившихся у них умирали один за другим, и только дочери выживали. Вероятно, что его болезнь не была только приобретенной. Но как тогда он сам выжил? Несомненно, это забота бога. Наверное, он захотел, чтобы Бахыт выполнил на земле какую-то важную миссию, или ему понадобился новый пророк.
   У жены Бахыта была небольшая библиотека, но читать он так и не научился, и выяснить по книгам смысл своих видений не смог. Разобраться в хитросплетениях различных культов ему тоже так и не удалось.
   - Проще создать собственную религию, чем разбираться во всем этом бреде, - думалось Бахыту.- Возможно, те видения, которые мне являются и есть образы - предвестники нового культа, который примут все конфессии - иудеи, кочевники-язычники и христиане. А возможно и бесы его одолевают. Но отказаться от видений он не мог, да, наверное, в глубине души и не пожелал, даже если это и стало бы возможно. Они разнообразили его жизнь.
   Но иногда он устраивал своему телу отдых и в течении нескольких дней отказывался принимать пищу и пить воду. Иногда посты он растягивал до сорока дней. Приступы и видения на время отступали. Но когда фантастические образы долго не приходили, его охватывала тоска, и он помогал их приблизить, принимая наркотики. Прежде чем погрузиться в мир грез, он натирал свое тело благовониями, закутывался в плащ и затем уже погружался в мир иллюзий.
   Чтобы ему никто не мешал, Бахыт стал уходить из города на пустынный каменистый холм, где он нашел себе пещеру, в которой и укрывался от непогоды. Часами просиживал он неподвижно, находясь в состоянии прострации, и уставившись на какой-нибудь камень. Во время одного из таких созерцаний он услышал голос у себя в голове, который сказал ему, что он пророк нового культа, поклонения истинному и могучему богу.
   - Кто ты? - спросил он, и внезапно пещеру осветил столб огня, в котором он увидел фигуру человека. Сияющая фигура протянула руки к Бахыту и коснулась его. Испустив вопль, он побежал домой. Там он забежал в комнату, где отдыхала престарелая супруга, и запер дверь. Но фигура возникла внезапно посреди комнаты. Разбудив жену, он рассказал ей о своих видениях и посетовал на то, что, по-видимому, окончательно сошел с ума.
   - Успокойся, - сказала ему жена и подойди ко мне. Она подняла край халата с левого своего бедра, оголив его. А теперь прижмись к моему бедру, сказала она. Он прижался щекой к ее телу. Ну и что, по-прежнему ты видишь призрак?
   - Да сказал Бахыт, вижу, он продолжает протягивать ко мне свои руки и, наверное, хочет забрать с собой в мир духов. Защити меня.
   Не бойся, успокоила она его. Медленно подняв халат с правого своего бедра, она распорядилась, чтобы Бахыт прижался теперь к правому бедру, он сменил место и прижался к ней снова. Игра начинала определенно супруге нравиться все больше. Ну а теперь он все еще здесь, никуда не исчез? - поинтересовалась она.
   - Нет, он не исчез, а по-прежнему находится в комнате.
   - Ну, тогда прижмись всем телом к моему телу сказала жена и сбросила халат, полностью оголившись перед ним. Он прижался к ней, задрожал мелкой дрожью, а затем затих успокоенный.
   - Ну, а теперь он все еще не дает тебе покоя? - тихо спросила она, нагнувшись к мужу.
   - Нет, - сказал удовлетворенно Бахыт, теперь никого кроме тебя в комнате нет, и я хочу тебя.
   - Я догадалась об этом, - еле слышно и довольно промолвила супруга. Мужчина, что маленький ребенок и пока не прижмется к своей любимой мамочке, будет трястись от страха от любого шороха.
   - Ну, приди ко мне мой мальчик и успокойся.
  
   Утром, когда супруги уже проснулись и просто лежали рядом в постели, Бахыт спросил жену, как ей удалось вчера выгнать из комнаты призрак. Ну а ты разве не знал, что ангелы целомудренны и не выносят женской наготы. Поэтому, увидев меня он голой, он растерялся и исчез. Вот если бы это был сатана, то он был бы моему стриптизу только рад и не за что бы не покинул комнаты. А разве ангелы стеснялись Адама и Евы в раю? - подумал Бахыт, но ход рассуждений жены ему понравился. И он развил ее мысль.
   - Это означает, что если я по обыкновению сброшу с себя свои штаны, и покажу призраку то, что мне так иногда хочется всем показать, - ангел тоже удалиться?
   - Ну, несомненно, мой дурачок, - успокоила его жена и поцеловала вы лоб.
   Бахыт понял, что получил теперь действенное оружие в борьбе с непрошенными призраками.
  
  
  
   ГОРОД ПОДРОСТКОВ.
  
  
   Видения все чаще посещали Бахыта, и приближение их становилось заметно всем. Первой чувствовала, что на супруга "находит", его жена. Все тело мужа внезапно охватывала дрожь, и лицо покрывалось холодным потом. Видно было, что все мысли его покидали. Взгляд становился бессмысленным и застывшим. Глаза все больше напоминали стеклянные шарики, вставленные в глазницы фарфоровой куклы. Вскоре сознание полностью покидало склонившуюся на грудь отяжелевшую голову. Но голосовые связки у него существовали, казалось, сами по себе и вне связи со всем остальным телом. И когда Бахыт уже погружался в транс, он продолжал издавать странные звуки. Отдельные из них походили на рев влюбленного верблюда, или осла. В такие минуты жена, накинув на стонущего мужа плащ, оставляла его одного в комнате и, вплоть до окончания приступа, старалась в ней не появляться и его не тревожить.
   После того как Бахыт приходил в себя и разум к нему снова возвращался, он появлялся измученный, с красными глазами, помятым лицом и трясущимися руками, как алкоголик после длительной попойки. Жена наливала ему тогда вина, которое он, впрочем, недолюбливал и употреблял редко, предпочитая ему употребление наркотиков. Но после приступа это было ему необходимо, так как немного взбадривало и приводило порока в относительно нормальное состояние.
   Для него же самого все начиналось с появления посторонних звуков, например звона колокольчика. Когда он прекращался, то Бахыт начинал слышать голоса и видеть фантастические образы. Так было и в этот раз. После тревожных звуков, он услышал посторонние голоса, а затем увидел улицы большого города. Он стоял посреди центральной площади, от которой во все стороны расходились широкие проспекты. В городе он не увидел ни одного взрослого, или маленького ребенка, а только подростков лет двенадцати - четырнадцати.
   В их поведении не чувствовалось гостеприимства, а только скрытая угроза чужаку посмевшему вторгнуться в их закрытый мир. Замахав руками и закричав, они помчались за ним. Никогда Бахыт еще не бегал так быстро, как в этот раз. Он понял, что жизнь его зависит сейчас от резвости его ног. В глазах детей он прочел вынесенный себе смертный приговор. Как они его реализуют, этого видимо не знали пока и они сами. Но то, что подобное желание уже созрело в их головах, было совершенно очевидным.
   Пробежав несколько поворотов, он нырнул в подворотню, а затем спрыгнул в какую то яму. Шум погони затих в дали, видимо преследователи пропустили тот переулок, в который он свернул. Но Бахыт хорошо поднимал, что долго оставаться в своем укрытии он не сможет и рано или поздно до него доберутся.
   Но случилось это даже быстрее чем он ожидал. Через несколько минут, когда Бахыт только успел немного отдышаться и прийти в себя, он увидел, что над краем ямы появилась чья-то голова. Один из подростков решил заглянуть в нее и увидел беглеца. Вскоре вся огромная орущая толпа окружила его. Они вытащили его из укрытия и потащили в центр города, где размещалась городская управа. Вскоре он оказался посреди комнаты, в которой находилось несколько детей с особенно злыми выражениями лиц. Один из них спросил, кто он такой и что ему понадобилось в их городе.
   И так как ничего вразумительного Бахыт ответить не смог, то они решили, по видимому, что намерения у него определенно не дружеские. Человеку, у которого нет дурных замыслов, нечего скрывать. Поэтому, посовещавшись, ему вынесли приговор, который незамедлительно привели в исполнение. На площади выкопали большую яму и в нее втолкнули пленника. Затем ее засыпали землей, так что над ней осталась только одна одиноко торчащая голова. Затем мучители устроили соревнование на точность бросков камнями по живой мишени. После того, как несколько увесистых булыжников попали точно в цель, сознание у Бахыта отключилось, и он очнулся только ночью от каких то странных звуков. Он обнаружил, что и теперь его не оставили в покое. Перед его глазами бегали крупные серые крысы, которые, заинтересовавшись необычным предметом появившемся на месте их обычных прогулок, пытались его обследовать. Одна за другой, время от времени, они подбегали к нему и обнюхивали лицо, задевая его кожу своими усиками и при том возбужденно пищали. Крысы, по-видимому, не были голодны, и ни одна не пыталась попробовать исследуемый предмет на вкус. Но всю ночь Бахыт провел в напряжении, так как боялся уснуть и проснуться уже грызенным носом, или ушами.
   Утром мучения продолжились. Посчитав, по-видимому, что слишком мягко обошлись с подозрительным пришельцем, его откопали из земли и подтащили к сооруженному тут же на площади деревянному кресту, к которому и привязали пленника. В таком состоянии он еще провисел несколько дней. После чего его развязали и снова привели к суровым судьям. Они опять спросили его, не собирается ли он добавить что-либо к тому, что они уже от него слышали. И так как добавить было не чего, то они решили выбросить его за стены города. Что и было исполнено буквально. Подростки затащили его на высокую кирпичную стену, которой был окружен весь город, и так как сам он прыгать с нее отказался столкнули его вниз. Лишь счастливая случайность спасла Бахыта. Пролетев с десяток метров, он упал на растущее внизу дерево, которое и задержало падение. Но все равно удар был настолько силен, что видение оборвалось, и он снова очутился в своей комнате. Пролежав около получаса на своей кровати без движения, он пытался осмыслить все виденное.
  
  
  
   ПРОПОВЕДЬ.
  
  
   Бахыт давно уверился, что все видения он получает от бога, и являются они, несомненно, пророческими. Видимо в них господь желает его предупредить о тех трудностях, которые он встретит на своем пути и гонениях, которым будет подвергнут. Как бы не страшны были видения, но в них он все-таки сохранял свою жизнь и даже не разбился при падении с высокой стены. По-видимому, это свидетельство божьего провидения и постоянной о нем заботы. Необходимо немедленно сообщить супруге и всем родственникам о значении его образов. Жена, выслушав своего больного мужа, сразу же согласилось с ним. Он, несомненно, пророк со специальной миссией от бога, если так он в этом сам уверен. Родственникам она тоже посоветовала не перечить еще не пришедшему в себя после последнего "захода" супругу. Все они заходили в комнату отдыхающего посланца Бога и заверяли его в том, что никогда и не сомневались в его божественной миссии.
   - Нет другого великого пророка, кроме Бахыта. Он единственный, последний в ряду остальных и самый могущественный. Вначале Бахыт слушал их признания настороженно и с недоверием. Но потихоньку в сознании и у него стала укрепляться чувство уверенности в своем избранничестве. Особенно он уверился в истинности своих предположений после того, как не только родственники посетили его, но и слуги, должники его жены и даже несколько соседок пришли, чтобы прославить явление в мир великого пророка. Подруги жены явившись, с порога провозгласили, что никогда еще не встречали такого величественного и могучего пророка, как лежащий здесь в комнате на кровати муж их подруги Бахыт.
   - Как они правы, как проницательны, - думал Бахыт, - через них говорит, наверное, сам бог. - Я самый мудрый, самый красивый, могущественный и единственный пророк великого бога.
   Но мало называться пророком бога, нужно и пророчествовать от его имени, передавать его повеления. Нахальные родственники и многочисленные друзья каждый день при виде его задавали один и тот же вопрос:
   - Ну что нам сообщил сегодня великий бог, через своего последнего пророка? Вначале он решил разобраться, какому богу он поклоняется, как он выглядит из себя и на что похож. Так как ничто полезного в голову не приходило, сколько он не размышлял над этим вопросом, то пророк решил, что ни на что бог не похож, и ни с чем нельзя его сравнить. Это гениальное заключение он поспешил сообщить родственникам. Они были поражены необыкновенной глубиной откровения и пророк, вдохновленный их поддержкой, побежал снова в свою комнат ожидая новых озарений.
   Следующим откровением было то, что от приступающих к могучему и единственному богу не должны плохо пахнуть. Богу это не нравится, он любит только свежие, тонкие запахи. Поэтому необходимо предварительно обязательно помыться, но не в тазу или ванне. А поливая на себя воду, или на худой конец в открытом водоеме. Использовать воду можно только один раз, так как после использования она становиться нечистой. Плескаться в ванне, решил Бахыт все равно, что мыться в собственной грязи. После омовения нужно помазать себя благовонными маслами, накрасить ногти розовым лаком, как это делает он сам, привести волосы в порядок. Желательно завить их или заплести косичками как у всеобщей мамы. Не возбраняется вплетать в них украшения в виде золотых нитей и надевать на руки браслеты. Последнее откровение родственники и его последователи мужского пола почему то приняли без особого энтузиазма и, в частности, носить яркие одежды и подкрашивать губы наотрез отказались.
   - Погрязшая в грехах душа не может вместить во всей полноте слова божьего пророчества - подумал Бахыт, но настаивать не стал. Однако обязал упрямцев взамен браслетов и ярких платьев, промывать нос по утрам холодной водой. Так как согласно последнему откровению, в нем поселяются духи и подобная процедура позволяет их из носа выгнать. Духи вообще бояться воды, а холодной особенно. Прежде всего умываться холодной не нравилось самому Бахыту, значит и духам это тоже было не приятно. Не захотели красить ногти, за свою же строптивость будете мыть себе нос холодной водой по утрам.
   Но кроме родственников и подруг жены больше никто в его веру обращаться не хотел, верить в его пророчества и выгонять духов из носа по утрам отказывался. Поэтому, у Бахыта началась тяжелая депрессия и даже все настойчивее стали появляться мысли о самоубийстве, так как в его больное сознание потихоньку стал вкрадываться червь сомнения. А действительно ли все уверовавшие в него как в пророка, искренни. Он иногда слышал за своей спиной смех слуг и шепот соседок обождавших его новые откровения. Ему стало не приятно оставаться в доме, и он целыми днями стал бродить по окрестностям города, многократно взбираясь на ближайшую гору в желании броситься вниз. Зачем жить, если все тебя принимают за умалишенного? Но каждый раз в его голове звучал голос:
   - Бахыт, не обращай внимания на маловерных, ты великий и единственный пророк и равного тебе на свете нет.
   В очередной раз, взобравшись на гору в твердом намерении на этот раз покончить с собой, он увидел в небе светящуюся фигуру сидящую на золотом сверкающем троне. Попытки обычными средствами прогнать видение, не принесли никакого результата. И на спущенные штаны пророка призрак не обратил никакого внимания. Не испугался, не засмущался и не исчез. Потеряв самообладание, пророк побежал со всех ног домой к своей жене и с ужасом, сбиваясь и путаясь в словах, начиная по несколько раз с самого начала, рассказал ей о напугавших его видениях. Привычно уже супруга подняла свой подол и Бахыт нырнул под него, прижавшись лицом к теплому животу его спасительницы.
   - Ну что с тобой поделаешь, дурачок, успокойся. Здесь тебя никто не достанет. Но в этот раз в своей голове он услышал громкий голос, который настойчиво обращался к нему:
   - О спрятавшийся, сбрось свои покровы и выйди из убежища укрывающего тебя. Встань и проповедуй веру в твоего бога, терпи ради грядущей славы. Приди ко мне. Только очисть вначале себя и приведи в порядок.
   Бахыт вылез из под подола своей жены, умылся и пошел в свою комнату, чтобы наложить косметику и надушиться. Бог подтвердил его великую миссию и велел ему смело идти проповедовать. Жена с улыбкой проводила мужа, к которому, судя по всему, снова вернулось самообладание.
   - Что бы ты без меня делал? - подумала она. Но идею мужа идти на базарную площадь и там проповедовать она не поддержала. Одно дело родственники и соседки а совсем другое чужие люди, которые и обидеть могут.
   - Там я тебя не смогу защитить и спрятать под свой подол. - Но Бахыт был не преклонен. Тогда жена посоветовала позвать желающих к себе домой и, прежде чем проповедовать, хорошо покормить и напоить. Правда это большие расходы, но тогда будет шанс, что к речам хозяина гости отнесутся более благосклонно, чем на улице, где могут в сердцах и камнями закидать. Что делать если у тебя молодой муж, да и тот не вполне нормальный. За удовольствие нужно платить.
   И вот уже стали регулярно собираться у них все желающие хорошо покушать за чужой счет. Пока они ели, Бахыт рассказывал им о своих пророчествах. Но, почему-то, особого энтузиазма и доверия они ни у кого не вызывали. Мыться они не отказывались, а вот все остальное, в том числе выгонять духов из отверстий собственного тела по утрам, мазать маслом волосы и напомаживать щеки не хотели. А когда он говорил о сережках, бусах и браслетах, вообще закрывали свои уши.
   Гости посмеивались и просили еще рассказать сказок. Пророк приходил в неистовство и начинал оскорблять собравшихся, грозя им страшными муками в аду. Там никто им не предложит ни фиников, ни жареной курицы, как у них в доме. Будут они коптиться над пламенем, насаженные на вертела. А вертеть их будут черти.
   Так как угрозы помешанного, как правило, никого не пугали, то он в конце концов сбрасывал свой халат и вместо слов переходил к делу, показывая то, что всем и всегда привык демонстрировать с детства и то чего так боялись злые демоны. Затем убегал в свою комнату и жена оставалась с гостями одна, пытаясь сгладить неприятный эффект проповеди.
   Некоторые из пришедших говорили, отводившей глаза супруге, что не следует ей терпеть бредни мужа, потакая им, а нужно лечить его у хороших докторов и если у нее нет денег, то все соседи и родственники помогут. Им тоже тяжело смотреть как она мучается и какие расходы несет выполняя всякую прихоть больного мужа. Но престарелая супруга боялась потерять последнее утешение в жизни. Хоть дурной, но муж. А после лечения неизвестно еще, что из него получится и вообще выживет ли он. Так как медикам она не особенно доверяла, с их ножами для кровопускания и всякими подозрительными порошками, которые они сами никогда в жизни наверняка не пробовали, проверяя действие своих снадобий на своих пациентах. Нет, пусть все остается по-прежнему.
   От советов пригласить священника из храма, чтобы он попробовал изгнать злых духов из мужа, она тоже отмахивалась, вполне справедливо полагая, что это приведет к еще большим с ее стороны расходам, а результата никакого не принесет. Благовонные палочки она и сама может у себя в доме зажечь и молитву прочитать. И еще она знает самый лучший способ успокоить больного - спрятав его под юбку, или спросив одежды прижать его к своему телу. И тот и другой поразительно действенны. Мало того, оба метода терапии приносят огромное удовлетворение им обоим. Так стоит ли приглашать посторонних, которые не сделают большего, а только разрушат гармонию их отношений.
   Но не у всех соседей хватало терпения. Некоторые, не выдержав выходок последнего пророка, выливали под дверь дома с настырным одержимым свои помои, в надежде, что жене надоест их убирать, и она, наконец, возьмется за лечение своего безумного супруга.
   Но супруга решила пойти по другому пути и попросила мужа получить новые откровение у бога, такие которые будут приняты благосклонно всеми кто у них собирается. И тогда не придется их оскорблять и показывать им свое большое мужское достоинство. Ну, например, спроси у бога о том один ли он, или может все таки кто-то скрашивает на небесах его одиночество? Подумай хорошенько, приятно ли ему вечно сидеть холостяком, ведь тебе бы, например, такая жизнь не понравилась. Скажем, если бы не было рядом с тобой меня, что бы ты делал и у кого находил бы защиту и утешение?
   По совету жены Бахыт спросил при следующем своем мистическом "заходе", нет ли у бога жены и детей, а может быть еще родственники какие-нибудь имеются, или соседи, которые поддерживают его в тяжелые минуты.
   - А также, есть, - ответил ему Бог через ангела, - и жена и дочери, а может быть и соседи имеются. Но что касается последних, то это тебя не касается. Так как для тебя я единственный и единый бог. А относительно моего семейного положения, то, идя навстречу твоему чрезмерному любопытству, могу сообщить, что женат я на богине Аллат, которой покоряются все стихии неба. Она управляет погодой, насылает тучи. Дождь и гром также покорны ее воле. Восседает она в святилище, окруженная львами готовыми растерзать любого непокорного ее воле. Как только злые силы поднимают свои головы и восстают против существующего порядка, установленного навечно мной, то моя жена берет в руки копье, надевает шлем и смело вступает в сражение, всегда выходя из него победителем. Ей ты должен, как и мне, поклоняться и любить ее, иначе она может спалить твой дом молнией. И приносить жертвы ты тоже обязан. Дочери мои правят верхним и нижним мирами. Владычицей верхнего является Узза - всемогущая и вездесущая, милостивая и карающая, всезнающая и мудрая. А Манат - владычицой подземного царства смерти. В ее руках судьба каждого человека, да и всего мира. С ней ты обязательно познакомишься, когда придет твой смертный час. Она держит над твоей головой меч рока, готовый в любую секунду на нее опуститься. Она же будет охранять твой покой в могиле, куда ты сойдешь. И дочери мои также нуждаются в твоем внимании и жертвоприношениях. Ты должен, в знак почтения к моему семейству, регулярно закалывать молодого барашка и угощать всех желающих. Будь милостив и боги к тебе будут милосердны.
   Немного смущенный от того, что у единого и единственного бога вдруг оказалась большая и дружная семья нуждающаяся в поклонении, Бахыт, тем не менее, рассказал своим очередным гостям о новых откровениях. Видя очевидный прогресс в предсказаниях, все были этому довольны. Особенно сочли все похвальным пророчество о необходимости устраивать регулярные пиры для всех желающих.
   - Это он тебе правильно напророчил, - хвалили смущенного от всеобщего одобрения Бахыта. - Молодец, и дальше придерживайся того же курса.
   Но скоро жена убедилась, что родственников бога их ограниченному семейному бюджету никак не потянуть и если все пустить на самотек, то вскоре они сами пойдут по миру. Поэтому она еще раз посоветовала супругу побеседовать с его богом, может быть память того подвела, или просто пошутил. И правда, признался бог в следующем откровении, верно бес его попутал. Сейчас он и сам видит, что никого у него нет - ни жены, ни детей, а сам он вообще убежденный холостяк. Жена была удовлетворена и регулярные пиры в их доме закончились. Бог ее мужа был один, не любил роскошь и лишних трат и того же требовал от своих почитателей.
   Опять ему пришлось бродить в одиночестве в окрестностях города, подниматься на гору в попытках свести счеты с жизнью. Никто не желал слушать его новых пророчеств. Но когда он выходил в пустыню то видел, как вокруг него начинают собираться духи. И не имея больше других слушателей, он стал им рассказывать о своих видениях. Духи безоговорочно признали его пророком бога единого и все его откровения истинными. Их не смущали противоречия в его рассказах, но они никогда не называли их сказками. Наконец-то он обрел себе благодарную аудиторию.
  
  
  
   ВСТРЕЧА.
  
  
   Однажды когда Бахыт сидел в одиночестве в своей пещере погруженный в глубокий транс, свет внезапно померк и чья-то тень упала на него. Оторвав взгляд от каменной стены, он увидел, что у входа стоит старик с длинной бородой, опирающийся на посох. Он подошел к пророку и сел рядом с ним. На нем был дорогой, рссшитый золотом халат, а на шее на тяжелой цепи висел массивный медальон, вероятно символ его высокого общественного положения.
   Старик поздоровался и сказал, что давно уже ищет Бахыта, так как много слышал о нем и его пророчествах.
   - Ты проповедуешь бога, который выбрал тебя своим последним пророком, - сказал он. - У меня есть четырнадцать смелых людей, которые желали бы тебя послушать и принять твою веру. Но ты для этого должен будешь пойти со мной. Я хотел бы, чтобы ты жил вместе с нами, все твои желания будут удовлетворяться, и каждый будет только рад услужить посланнику великого бога.
   Бахыту было приятно слышать такие речи. Давно уже с ним никто не заговаривал и не желал слушать. Он без промедления согласился, и они отправились вместе в путь. Дорога вела далеко на север к развалинам старого города. Бахыт не знал, что там вообще кто-то живет. Но когда они, наконец, добрались до места, он увидел целый палаточный городок. Здесь были не только взрослые мужчины, но и женщины с детьми.
   - Я возглавляю эту общину, - сказал старик. Но у нас нет духовного руководителя, объединяющей идеи, которая превратила бы всех в единое целое - сплоченный коллектив, готовый к любым свершениям. А сейчас это только собрание индивидуалистов, которые думают только о своих интересах и о том, как бы получить побольше, и сбежать вовремя. Ты поможешь мне держать всю эту пеструю публику в подчинении, а я дам тебе верных почитателей. А в моем лице ты имеешь уже преданного почитателя.
   Когда все члены общины собрались вместе, Бахыт рассказал о своих ранних пророчествах. И о последней беседе с богом, их отцом небесным.
   - Когда я сидел как обычно в пещере, молясь и медитируя, - вспоминал он, - явился ангел с белыми крыльями и сверкающим мечом в руке и сказал мне, чтобы я вышел из своего убежища. Когда я повиновался, то прямо у входа увидел белоснежного зверя с человеческим лицом и телом лошади. Он напоминал кентавра, но только с крыльями и длинными ушами. Ангел посадил меня на спину зверя, и я понесся быстрее ветра над полями и лесами, перелетая через горы и моря. В мгновение ока я очутился в святом городе рядом с храмом. Здесь меня уже поджидали все пророки, которые были до меня. Они незамедлительно признали меня не только равным себе, но и своим руководителем. Я водил их за собой по городу, мы осматривали святые места и молились. Они слушались меня, воздавали хвалу. Потом мы сели обедать. Я преломил хлеб и раздал его всем. Потом принесли мне три чаши: с водой, молоком и вином. И я выбрал чашу с молоком, так как оно полезнее и хорошо помогает при запорах. Но другие пророки предпочли вино. После обеда мы подошли к дверям иерусалимского храма, к которым была спущена с неба лестница. По ней я вместе с ангелом, который явился мне в пещере, стал взбираться к богу на небеса.
   Достигнув первого неба, я увидел множество ангелов, которые радостно приветствовали нас и улыбались мне, называя великим пророком. Все ангелы были разделены на отряды, во главе которых стоял главный ангел. Ему подчинялось 12000 ангелов. Каждый из них имел под своим началом еще по 12000 духовных существ более низкого ранга. Ангел смерти открыл передо мной дверь ведущую в ад. Похожа она была на пасть дракона. Меня опалило нестерпимым пламенем и я увидел грешников которые мучались в этом пекле. Здесь были лжецы которые при жизни клеветали на других. Они там висели подвешенные железными крюками за язык. Лжесвидетели жарились над огнем на вертелах. Лжесвидетелям огненную лаву заливали черти прямо в рот, и огонь проникал в их внутренности, сжигая их. Ленивые, которые предпочитали в рабочее время нежиться в постелях, теперь лежали на ложах из огня. Женщины, сделавшие себе аборт вынуждены были кормить теперь грудью ядовитых змей. Все не верующие в меня как в пророка подвергались там особым мучениям. Их сжигали на медленном огне. Как только сгорала на них вся кожа, бог ее заменял на другую, чтобы они как следует были наказаны. Все грешники там были связаны цепями, и одежды на них сделаны из кипящей смолы и лица их покрывал огонь. Никого там не было, кто был бы весел. Все лица были мрачны и суровы. А когда грешники хотели пить, то черти им подавали крутой кипяток, который обжигал их глотки. Тем, кто ругал меня при жизни, приносили там гнойную воду и когда они ее выпивали, то все болезни разом овладевали их телами и приходила к ним смерть со всех сторон.
   Посреди ада увидел я дерево, на ветках которого растут необычные плоды - головы бесов, которые воют как сирены, перекрывая вопли грешников. Долго я стоял наслаждаясь увиденным зрелищем. Затем двери ада были снова заперты.
   На первом небе я встретился с нашими прародителями Адамом и Евой, которые рассказали мне о своей жизни в раю, когда грех еще не проник в мир. Были они наги и прекрасны, так как снова были очищены благодатью божьей. Затем я посетил рай и увидел там реки из чистой воды, молочные реки и из приятного на вкус вина, а также реки из меда. Растут здесь пальмы и гранаты и прочие фруктовые деревья полные плодов, которыми питаются праведники одетые в парчу. Они возлежат под ними на зеленых коврах расшитых великолепными узорами. Все праведники украшены драгоценными ожерельями, волосы на головах умащены благовонными маслами, щеки подрумянены и розовый лак покрывает ногти. Запах от них исходит тончайший, тогда как от грешников в аду шел страшный смрад и, естественно, украшениям и благовониям там уже не было места. Питались они в раю мясом птицы, каким только пожелают. Видел я на золотых подносах куропаток фазанов и рябчиков. А запивали мясо напитками из чаш из особого источника, с тончайшим вкусом, от которых никто не страдает головной болью и повышается потенция. Прекрасные юные девы, черноокие с тонкими как у серны талиями, всегда в распоряжении праведников и готовы в любое мгновение удовлетворить любые, из самых изощренных их фантазий. Они вступают с ними в интимные отношения бесконечно. И как только мужчины заканчивают, как сразу же снова восстанавливаются их силы и они готовы опять приступить к новым утехам.
   Мальчики, как рассыпанный жемчуг, обслуживают тех, кто был сочтен достойным войти в это благословенное место. И без всякой очереди сюда попадают те, кто принял меня за великого пророка, и признал моего бога за единственного бога. А затем я встретился с самим богом и разговаривал с ним. К сожалению, я не увидел его непосредственно, так как он сидел за бесчисленными занавесями и выходить отказывался, но голос его был слышен хорошо.
   Господь похвалил меня за служение, и пообещал дать мне из рая любое количество понравившихся мне гурий и мальчиков из обслуги. Затем мы с ним обсудили нашу стратегию и тактику на период мой деятельности на земле в качестве пророка. Мне было обещано, что всякий признающий меня пророком и последовавший за мной, станет ему дороже сына родного. То есть, извиняюсь, он сказал, что если бы у него был сын или дочь, то он любил бы их не меньше чем моих сторонников. Всем он даст чернооких дев в раю и место поближе к реке с вином. А все что для этого требуется, это каждый день по несколько раз хвалить его, преклоняясь и совершая многочисленные поклоны, обрезать себе крайнюю плоть и умереть за него и его пророка, если понадобиться.
   Все эти требования показались всем, кто его слушал, чрезмерными. Но Бахыт сказал, что бог настаивал, чтобы восхваляли они его по пятьдесят раз в день, и только длительными уговорами ему удалось убедить создателя, что пяти раз будет достаточно. Тот, в конце концов, согласился. На этом они и порешили.
   Затем я спустился по лестнице вниз к храму и здесь, попрощавшись со всеми бывшими до меня пророками, снова сел на гибрид лошади и человека и прискакал обратно к пещере. И теперь я стою перед вами и жду восторженных похвал и преклонения. Признаете вы меня пророком единого моего бога?
   Все посмотрели на своего предводителя и, как только он кивнул, закричали нестройными голосами, что, несомненно, признают. Если, конечно, и здесь на земле у них не будет переводиться вино, молоко и мед, ну и желательно денег побольше. Пророк им это пообещал. Помня, что пообещать это еще не значит выполнить. А надеется всегда полезно, это придает стимул в жизни.
   После обеда было устроено великое обрезание. Пророк облачился в мантию священника, которую разбойники сняли с какого то служителя храма, и подходили к пророку со спущенными штанами. Затем он кривым острым ножом отсекал им крайнюю плоть. Занятие ему понравилось, особенно то, как они кричали, после того как нож отсекал часть кожи, а затем прыгали и катались по земле под смех своих товарищей, до которых очередь еще не дошла. Когда все закончилось, Бахыт с сожалением посмотрел на нож, а также на предводителя, которого по разрешению бога Бахыт освободил от болезненной процедуры. Было сказано, что главарю обрезание в сердце сделал уже сам бог и в другом обряде он не нуждается. Спорить с пророком никто не стал. Они понимали, что это может быть чрезвычайно опасно.
   Затем Бахыт стал учить их молиться поворачиваясь по направлению к святому городу. Но так как никто определенно не мог указать точного направления, то Бахыту пришлось самому решить, где искомое место. Смотря, как они кладут поясные поклоны, он удовлетворенно думал, что новые его сторонники быстро учатся, не иначе как это работа самого создателя.
   Себе на жизнь новые его последователи добывали разбоем, грабя следующие мимо караваны с добром и убивая одиноких путников. Правда иногда, если добыча была богатая и настроение у них приподнятое, они проявляли благородство и оставляли ограбленным кусок хлеба и немного воды, чтобы они смогли добраться до какого-нибудь населенного пункта. Награбленное они привозили в лагерь, а затем распределяли его между собой. Бахыт вначале не знал, как к этому их занятию отнесется их бог. Но после того, как предводитель объяснил ему, что если у них не будет денег, золота и еды, то его последователи съедят своего же пророка и не побрезгуют. Бог видимо, с учетом ситуации, разрешил грабить и убивать, если это идет на пользу правоверной общине.
  
  
  
   ЖИЗНЬ ПРОРОКА.
  
  
   Жизнь в лагере разбойников пророку единого бога пришлась по душе. Он чувствовал, что здесь он имеет определенный авторитет. Никто его не называет сумасшедшим и не настаивает на лечении у авторитетных врачей. Никто не говорит, что в него вселились злые духи. С ним считаются при подготовке налетов, и во всем остальном не было никаких ограничений. Из награбленного Бахыту позволяли выбирать лучшие наряды из тончайшей материи, украшения, которых он в своей жизни не видел. В волосах у него теперь появилась золотая заколка из Греции, лицо покрыл слой белой египетской пудры, а ресницы были подведены китайской сурьмой. Мало того, он нашел специальные модные накладки для тела из Египта, которые позволяли более рельефно подчеркнуть некоторые части его тела. Накладки имелись различные, и он долго с ними экспериментировал, радуясь полученным результатам.
   Любые женщины были в его распоряжении. Когда в один из набегов, вместе с награбленным, в лагерь привезли несколько детей, ему среди них сразу понравилась девочка лет семи. Ее он сразу же решил взять себе в жены. В своем откровении бог одобрил его выбор и вообще разрешил в этом плане совершенно себя ничем не ограничивать, так как все запреты, которые имелись, действительны только для обычных смертных. Пророку же бога всевышнего все позволено. Девочка еще играла в куклы и таскала за собой повсюду деревянную лошадку и не очень понимала, чего от нее хочет этот взрослый дядя, который ведет себя довольно необычно. Например, так и норовит снять c себя штаны и остаться перед ней голышом. Может быть, это игра у него такая. Странный дядя был увешан бусами и браслетами и они потешно звенели, когда он ползал за ней по всей палатке, вертя своей голой, толстой задницей. Если внимательно присмотреться, дядя был не плохим, хоть немного и странным. Приносил ей всякие сладости и фрукты, а затем снова становился на колени.
   Временами он падал на землю и начинал дергаться всем телом. Но все взрослые, которые присутствовали при этом, всегда благоговейным шепотом говорили, что это пророк в экстазе находится и разговаривает с богом, а затем им всем передаст то, что слышал. Бог им скажет, как дальше жить и что делать.
   Девочка с непониманием слушала объяснения взрослых. Ну, как можно жить по советам такого неуравновешенного, страдающего падучей пророка. Но взрослым виднее. Скоро она уже перестала чему-либо удивляться. Сексуальные аппетиты у пророка росли с каждым днем. Он женился также на тридцатилетней вдове, которая призналась ему по секрету, что от покойного мужа у нее остался клад с несметными сокровищами, которые она выкопает из земли, где они сейчас спрятаны, только после своей свадьбы. Бахыт немедленно сделал ей предложение, и только после свадьбы жена призналась, что золота нет и в помине, а это всего лишь была ее маленькая шутка для привлечения потенциальных женихов. Рассерженный супруг захотел дать ей сразу развод, но жена заявила, что устроит ему такой скандал и расскажет такие подробности о его сексуальных пристрастиях, что его товарищи по банде будут смеяться над ним до конца его жизни. Договорились на том, что содержать ее Бахыт будет по-прежнему, но жить они вместе не станут. У него и более молодых и симпатичных претенденток хватает. Соглашение вполне устраивало и новую супругу. Растущие потребности пророка требовали постоянного притока новых денежных средств.
   После смерти престарелого предводителя банды, Бахыт был единогласно избран на его место. Росли доходы разбойников, все большее количество их прибегало к ним услышав о баснословных доходах членов шайки. Так как проходящие караваны были уже проинформированы о грабежах в этой части страны и предпочитали передвигаться по дорогам только во время священных праздников, в которые всякие боевые действия были категорически запрещены, Бахыт получил откровение, что ему грабить и в святые дни можно.
   Нападение на очередной караван они совершили ночью, все погонщики верблюдов и те, кто сопровождал караван, были безжалостно убиты. Разбойники захватили большую добычу не потеряв ни одного человека, так как никто не ожидал, что на них могут напасть в священный месяц. Из награбленного пятая часть была отдана Бахыту, а остальное поделено поровну.
   Следующее нападение которое возглавил сам Бахыт, было на огромный караван из тысячи груженных верблюдов с дорогими товарами. Отряд предводителя к этому времени уже включал больше 300 разбойников. Банда росла как на дрожжах. Караван был захвачен и опять пятую часть забрал себе Бахыт. Некоторые из его последователей, раздраженные большими аппетитами атамана, стали сомневаться в том, что пророк может участвовать в боевых походах и убивать пленных. На что Бахыт получил новое откровение, где все это ему разрешалось в отличие от пророков до него, так как он был величайшим из всех.
   Нрав его постепенно менялся в худшую сторону. Так он теперь вообще не мог терпеть никакую критику и решительно расправлялся с теми, кто сомневался в его избранности и получаемых откровениях. Так одного из сомневающихся он приказал сжечь живем на костре, а прах развеять по пустыне, но затем несколько смягчился и изменил приказ, повелев просто отрубить ему голову. Слава о его подвигах, удаче и смелости, а также безжалостности далеко разнеслись вокруг, и соседние банды или спешили заключить с ним союз, или вливались в его войско. С лидером наиболее крупной из них Бахыт даже породнился, женившись на его восемнадцатилетней дочери. Она вошла в его разросшийся гарем. К сожалению новая невеста обладала неистовым характером как и отец и крайне самолюбива. С ее появлением в гареме начались постоянные скандалы, в которые вовлекался и сам пророк.
   Если в банде был наведен порядок и послушание, то в городе, на который власть Бахыта не распространялось, далеко не все уважительно о нем и его откровениях отзывались. Особенно усердствовали поэты, которые писали в его адрес язвительные строки. Когда их сочинения попадали в его руки, он выходил из себя и требовал избавить его от этих писак. В качестве наемного убийцы, как правило, подбирался человек близкий к окружению поэта. Так, столетний популярный поэт был убит своим родственником, который прокрался среди ночи в его дом и во имя пророка Бахыта, заколол его мечом. Также была убита и не менее известная поэтесса - ее тоже зарезали среди ночи в собственной постели. Когда убийцы вернулись к пророку и доложили о выполнении своей миссии то Бахыт наградив их, сказал:
   - Вы помогли великому богу и его единственному истинному посланнику. - На следующий день после убийства все перепуганные родственники поэтов заявили о своей приверженности пророку. Бахыт осознал, что лучший путь к сердцу людей лежит через страх. Убей одного и к тебе примкнут десять человек. Он поблагодарил бога за подобное откровение. Вскоре этот опыт ему опять пригодился.
   В городе появился еще один писатель который позволил себе вольную шутку в адрес Бахыта. Колебаться тот не стал, а, впав в истерику, приказал немедленно убить писателя.
   - Делайте что угодно, лгите, обманывайте, подкупайте, но убейте этого гнусного сочинителя. - Несколько отправленных на задание человек, притворившись друзьями писателя, желающими поделиться с ним интересными сведениями, которые стали им случайно известны, выманили ничего не подозревающего человека из своего дома. Прикончили его, вырезали сердце и принесли его на следующее утро пророку. Чтобы порадовать его, положили кровавый подарок на один поднос с утренним чаем.
   Тщеславие и жажда мести Бахыта были удовлетворены полностью. Это было самое приятное в его жизни чаепитие. Кусок плоти, бившейся еще недавно в груди живого человека, теперь, в соответствии с его приказом, лежал перед ним, а тело его владельца валялось в канаве. Быть может сейчас его обгладывают голодные собаки.
   - Туда ему и дорога, со всеми следует так поступать, - думал счастливый пророк.
   Сторонники его говорили, что отрубят голову всякому не задумываясь, если он только того пожелает. Подобная решимость и непрекращающийся террор, сплачивал ряды его последователей, и умножали их количество с каждым днем. Постоянно шли поиски скрытых врагов, потенциальных предателей. Они выявлялись и немедленно, жестоко уничтожались.
   Бахыт часто вспоминал откровение со злыми подростками, которые мучили и издевались над ним. Бог хотел его предупредить, что с противниками надо расправляться заблаговременно и не жалеть никого, чтобы они потом тебя же не растерзали. Но не всегда грабительские походы пророка заканчивались успешно. Его сторонников интересовала прежде всего добыча, и поэтому, как только они ее видели, то совершенно теряли голову и отказывались подчиняться приказам. В одном из таких походов войны пророка, увидев обоз каравана, бросились грабить его не заметив вооруженный отряд всадников, который и обратил их в беспорядочное бегство. Самому пророку брошенный защитниками каравана камень попал в лицо и разбил его до крови. Пророк потерял два зуба и повредил нос. Когда он падал со своего верблюда, он еще и вывихнул себе ногу. Но сторонники вынесли покалеченного главаря из схватки.
   Подлечив раны, он снова захотел жениться. Взяв в жены на этот раз двадцатипятилетнюю красавицу. В приданое ей не слишком щедрый посланник бога подарил кровать с матрацем набитым пальмовыми листьями, котелок, чашку и ручную мельницу. Он считал, что для жизни ей этого вполне достаточно. Жены ревностно следили друг за другом, разделив внимание мужа строго поровну. Каждая жена имела право на пророка в определенный ей день. В походах его всегда сопровождала одна из них. Кому ехать с ним, жены разыгрывали по жребию.
   Женщины все более вольно вели себя в отсутствии супруга. Так младшая жена в одном из походов исчезла куда-то на целую ночь, а потом появилась утром в сопровождении молодого юноши. Но она заявила, что ни в чем не виновата, а всю ночь искала вместе с молодым человеком потерянное ожерелье. Пророк, мучимый ревностью обратился к богу за советом и тот убедил Бахыта, что жена невинна. После этого он повелел бить плетьми всякого, кто будет распространять дурные разговоры о его женах. Но чувство ревности в его душе осталось и кто знает, может сплетники были не так уж не правы. Всем своим женам уделить должного внимания он уже не мог.
   В очередном полученном откровении бог посоветовал ему одеть на всех женщин черные накидки, чтобы закрыть их от взоров мужчин. Его жены принадлежат только ему и никому другому. И разговаривать с посторонними они имеют право только через занавеску. Однажды два война из его отряда привели на суд к Бахыту одну симпатичную женщину, и попросили, чтобы он их рассудил. Она как они полагали принадлежала в качестве пленницы им обоим, но жить с ней хотел каждый из них сам. Предложение богатых родственников пленницы заплатить за нее выкуп они отвергли, так как ни за какие деньги теперь не желают расставаться с пленницей. И теперь, не зная что делать, пришли к пророку за советом. Бахыт посмотрел на предмет спора и вспомнил почти такую же историю случившуюся с мудрым Соломоном. Там правда не могли поделить ребенка. Но если он предложит разрубить ее пополам, то вряд ли хоть один парень вступиться, или откажется от своих прав. Священные истории не всегда годятся при решении реальных жизненных ситуаций. Девушка действительно была привлекательна. Почувствовав на себе внимательный взгляд пророка, она подмигнула ему своим черным глазом. Решение у пророка появилось мгновенно. Ни одному из вас она не достанется - принял он мудрое почти соломоново решение, я беру ее себе в жены. Ошеломленные его словами, войны удалились. А пророк уже размышлял о тех новых ощущениях, которые, возможно, подарит ему его новая супруга. И вообще со своими сторонниками он перестал особенно церемониться. Так захваченное в ходе грабительского рейда имущество подлежало разделу только в том случае, когда противник не хотел сдаваться, в противном случае, все забирал себе пророк. В поучениях он все чаще возвращался к теме войны, убийств и грабежей. " Сражайтесь на пути бога с теми, кто сражается с вами, убивайте их, где встретите, изгоняйте их, чтобы не было соблазна, так как соблазн хуже смерти". Убивайте неверных, если вы будете убиты в борьбе с ними, то попадете прямо в рай к вашему богу, и он позаботится о вас.
   Каждое подобное откровение давалось Бахыту с каждым днем все труднее. Приступы не скоро прекращались, и изо рта обильно лилась белая пена. В один из подобных дней, преследуемый демонами, он вбежал в палатку своей младшей жены, чтобы она спрятала его, как когда-то это делала первая жена, под своим подолом. Прижавшись к теплому молодому телу, муж в этот раз дергался особенно долго и только под утро затих. Забеспокоившись, жена подняла платье и увидела, что у пророка уже давно закатились глаза и выпал изо рта язык, а тело окоченело.
   Интересно, подумала жена, а сам пророк куда попадет за все свои фокусы, к тому богу о котором столько рассказывал, под тенистое дерево на зеленый коврик, или в огненное жерло ада, где находятся все те, кто считает что в жизни им одним все позволено?
  
   В это время Бахыт находился уже в руках большой мамочки сидящей на своей широкой кровати в придуманном ею дворце. Она прижимала его к своему необъятному телу, так что он почти весь скрылся среди ее огромных грудей. Она покачивала его медленно и ее головы, раскачиваясь в такт движениям на толстых шеях, улыбались блаженными улыбками. Ноги и руки у пророка дергались в напрасной попытке освободиться. Ему не хватало воздуха, и он задыхался в этих огромных любящих объятиях.
   - Я спасу тебя, я защищу тебя от всех бед, но я и накажу тебя, если ты будешь непослушен, - шептала всеобщая мамочка и при этом почему-то громко смеялась. Наверное она тоже умела заглядывать в будущее.
  
  
  
   ШОУ.
  
  
   Бахыт очнулся сидя у себя в комнате на кресле. Никого больше рядом с ним не было. Исчез и призрак со своими неприятными требованиями и посланиями от племенного бога. Ладно, если ему так хочется, я признаю его своим господом, только угрожать больше не надо. А следует лучше побеспокоиться о своем служителе. Он вспомнил, что жена, забрав дочь, ушла от него. Определенно, что разочарование для Жулдыз было слишком велико, иначе она бы так просто не распорядилась плодами своих достижений. Но, вероятно, своего мужа она списала в пассив и решила начать поиски более подходящей партии.
   Однако это обстоятельство в целом не является таким уж плохим. Так как и сама женитьба не была для Бахыта желанной и особых чувств к жене он не никогда не испытывал. Но обычно быстро привыкаешь, приспосабливаясь в жизни ко всему и трудно потом с этим расстаешься. И в своем не завидном женатом положении Бахыт нашел, в конце концов, свои положительные стороны и теперь, когда этого всего он лишился, то был несколько растерян.
   У Бахыта было чувство, что он прожил уже целую жизнь. Какие-то неясные образы теснились у него в памяти. Ему казалось, что он имел успех, его уважали, он занимал какой-то важный пост. Хорошо если бы это было на самом деле, а не только в его фантазиях. Чтобы немного прийти в себя он подвинул свое кресло к столу, поставил перед собой небольшое зеркало и достал свой косметический набор. Заниматься собственной внешностью ему всегда нравилось. Это успокаивало и возвращало иногда пропавшее настроение. Сегодня он взял красную помаду с блесками и накрасил губы. На веки Бахыт нанес синюю тушь. Его внешность сразу изменилась. Она стала более броской и праздничной. Румяна освежили его лицо, а пудра скрыла окончательно следы усталости. Он одел на мочки ушей клипсы с большими, хотя и дешевыми розовыми камнями. Бахыт одел черный с длинными кудрявыми волосами парик. Бусы и кольца сделали его образ окончательно завешенным. Перед ним было изображение красивой не броской, без особых претензий, женщины желающей, чтобы на нее обратили внимание. Он одел синее платье с большим вырезом на бедре, колготки и туфли на высоком каблуке и, прихватив небольшую дамскую сумочку, вышел из квартиры. Бахыт направился в клуб транссексуалов, который иногда наведывался. Об этом его пристрастии не догадывалась даже жена, которая была в курсе остальных его странностей. Сейчас ему необходимо было общение, любая поддержка, от кого бы то ни было. В клубе было несколько человек и старый его приятель по кордебалету, которого все здесь называли толстая Берта. Это был тучный, уже не молодой и любящий выпить мужчина, одетый не менее вызывающе, чем сам Бахыт, которого здесь, впрочем, тоже знали не по его настоящему имени, а как черную Люси.
   - Привет Берта, - поздоровался он. - Как живешь.
   - Да все как обычно. Сердечко немного разве что пошаливает, а так терпеть можно. А у тебя все нормально, что-то вид у тебя не очень веселый?
   Бахыт поделился с приятелем своими проблемами. Единственно не стал он рассказывать о происшествии в пресвитерианской церкви и о своем оттуда позорном бегстве.
   - Ну, если только это, то тебе еще повезло. Меньше забот, теперь будешь жить в покое в свое удовольствие и хорошо подумаешь, прежде чем снова надевать себе хомут на шею. Видел твою жену и скажу тебе откровенно, что никогда она мне не была симпатична.
   - Да мне она и сама никогда не нравилась, - признался Бахыт.
   - Знаешь что, предложил Берт, переходи ко мне жить на квартиру, все легче будет и продукты покупать, убирать и готовить.
   Бахыт обещал подумать, но сейчас ему больше хотелось отдохнуть и прийти в себя от сбежавшей супруги. А для этого, наверное, полезно будет все-таки какое то время пожить одному. А потом он еще сможет вернуться к предложению приятеля. Зайдя в гримерную, они одели приобретенные специально для удачного номера хозяйкой заведения костюмы. Их головы украсили яркие разноцветные шапочки с огромными страусиными перьями. Платья с глубокими вырезами впереди, перчатки и колготки были просто великолепны. Настроение у Бахыта еще поднялось на несколько градусов. Вошла хозяйка и сообщила, что публика уже собралась и с нетерпением ждет их выступления. Нанеся последние штрихи на своей и того безупречной внешности, похлопав перед зеркалом своими длинными ресницами, Бахыт с подругой направились к сцене. В зале, где за столиками расположилось множество мужчин, раздались приветственные возгласы.
   - Меня снова любят и желают видеть - подумал Бахыт. Заиграла музыка усиленная мощными динамиками и они, взявшись за руки, весело, для начала подпрыгнув на месте, начали ритмично двигать ногами. Перья на головах артисток качались в такт музыки. Бахыт видел, как по потолку бежали разноцветные блики от разноцветных лампочек падая и на лица кричащих от восторга его поклонников. Это были его счастливые мгновение, время славы и признания.
   После исполнения своего номера, который пришлось повторить несколько раз по просьбе зрителей, Бахыт с приятелем спустились в зал и сели за столик. Официантка принесла вино и закуски. Приятель предложил ему выпить на пари, кто кого сможет перепить. Бахыт согласился и быстро захмелевшие артистки принялись опустошать стакан за стаканом. Первой упала на стол голова Берты, а затем отключился и Бахыт. Этот день для него кончился гораздо приятнее, чем начался.
   Проснулся он от того, что кто-то сильно тряс его за плечо. Открыв глаза, Бахыт увидел склонившееся над собой лицо хозяйки заведения. Она что-то пыталась ему объяснить. Наконец, собравшись с мыслями, он понял, что его просят подойти к телефону. Кто может ему звонить, ведь никто не знает что он здесь. Это самый большой секрет в его жизни. Взяв трубку он услышал незнакомый голос, который, уточнив что разговаривает именно с тем с кем нужно, сообщил Бахыту что звонят ему из больницы куда доставили женщину. В ее сумочке нашли документы и рекламную карточку с адресом этого заведения и его именем. Они спросили кем ему является пострадавшая? Узнав, что Жулдыз являлась его женой, они, выразив соболезнование, сообщили о ее смерти и необходимости приехать для опознания.
   - Значит, эта стерва знала, куда он ходит. Выследила все-таки. Ну, теперь она не будет за мной бегать, - злорадно подумал Бахыт.
   Даже не переодевшись, он вышел из клуба, остановил такси и поехал по указанному ему по телефону адресу. Когда из морозильника достали то, что осталось от его супруги он сразу ее узнал. Ошибиться было не возможно. Отдельно от тщедушного тела на клеенке лежала голова жены. На лице у нее застыла гримаса ненависти.
   - Подумать только, она и на том свете не стала добрее, - решил Бахыт, и спросил о своей дочери. То, что ему показали опознать он смог разве что по остаткам платья. Супруга прихватила с собой на том свет и дочку, с которой никогда не расставалась. Ну, что-же, там им будет вдвоем веселее. Потом перед ним высыпали все предметы, которые были с покойными. Бахыт сгреб все в сумку жены и, подписав все необходимые бумаги, закрыл для себя с облегчением эту страницу своей жизни. Поправив на себе платье и сбившийся на сторону парик, он, широкой походкой балансируя на высоких каблуках, вышел из помещения морга и под удивленные взгляды обслуживающего медицинского персонала вышел на улицу. Машину он решил не искать, а идти домой пешком, чтобы поразмыслить на свежем воздухе о том удачном обороте, который приняли его запутанные дела. Все само собой разрешалось, да так что забот у него больше не оставалось. Видимо все-таки мой новый бог обо мне действительно заботится. Подняв глаза к небу, он громко произнес:
   - Спасибо тебе, Господи.
   - Всегда, пожалуйста, - раздался, несколько грубоватый, видимо простуженный, голос с небес.
  
  
  
   ПОСЛАННИК.
  
  
   Вернувшись домой и открыв дверь, Бахыт заметил что у него снова гости. В комнате горел свет и на кресле перед включенным телевизором кто-то сидел. Войдя осторожно в комнату, он понял, что это являвшийся уже однажды к нему посланник бога. Сняв с уставших ног туфли с каблуками, он спросил у нежданного визитера, чем обязан его появлению. Тот не оборачиваясь, сказал Бахыту, что его бог верен своим обещаниям и выполняет все пожелания Бахыта, даже если они не были высказаны в слух. Разве не желал ты придушить жену и дочку. Желал. И вот они теперь уже никогда тебя не потревожат.
   - Но, - возразил Бахыт - как он считает, в этом деле можно было бы обойтись без излишней жестокости и сделать все культурно и чисто.
   - Культурно и чисто убивают только профессионалы киллеры. Твой бог вершит свои дела по-другому. У него важнее внешний эффект, а не заботиться о том, как бы не наследить и не оставить отпечатков пальцев. Его убийства всегда безукоризненны. Никто не скажет, что к этому может быть кто-то причастен, даже он сам. Вспомни Содом и Гоморру, казни Египетские, или более свежий пример из Писания - наказание Анания и Сапфиры за их жадность, когда они не захотели отдать богу то, что ему причитается от проданного имения. Кстати последний пример непосредственно тебя касается, так как у тебя имеется склонность к стяжательству.
   Ты же, при божьем наказании твоей жены и дочери, остался абсолютно не при чем. Скорбящий отец, оплакивающий своих безвременно погибших родственников, принимает соболезнования. Кстати, у тебя почему-то я не замечаю скорбного выражения и наряд не очень соответствует моменту. Не успели от тебя уйти жена с дочерью, ты уже побежал развлекаться с трансвеститами. Может быть ты и на похороны придешь в этом своем наряде и рядом с могилой станцуешь канкан?
   - Нет, сегодня это получилось совершенно случайно. Но впредь я буду, безусловно, более осторожен и платье сменю на черную тройку с галстуком.
   - Рад слышать. Кстати молиться ты не забывай. Твой бог ревнивый и требовательный и если он почувствует, что ты им пренебрегаешь, то он тобой основательно займется. Тогда, думаю, уже не обойдется просто отрезанной головой.
   Бахыт немедленно расстелил на полу перед телевизором зеленый коврик и упал на колени. Как только он первый раз стукнулся об пол головой, то вдруг вспомнил все, что с ним произошло в ином мире. Это была одновременно его и не его биография. Но воспоминания были как живые и относились только к нему самому.
   - Так, значит я пророк бога живого и единственного, - подумал он.
   - Вот именно, - словно услышав его мысли, сказал вестник - и господь не хочет чтобы ты этого забывал. Ты был и остаешься его пророком и должен выполнить его миссию на земле.
   - А в чем заключается это миссия? - поинтересовался Бахыт.
   - В том, чтобы все поверили в бога единого, отца всех народов и пришли к нему поклониться. Поэтому, в первую очередь, ты должен проповедовать и жить так как жил пророк бога великого.
   - Так как он жил, у меня определенно не получится. Меня никто серьезно не воспринимает, -сказал Бахыт
   - Получится, - успокоил его посланник - ты только вспомни, как начинал пророк. Его тоже никто не хотел вначале слушать, но затем он добился того, чтобы к его словам относились с большим почтением. Бахыт вспомнил методы которыми пророк добивался этих результатов и брезгливо передернул плечами. Убивать никого ему не хотелось и вселять в сердца людей ужас тоже.
   Бахыт прошел в ванную и включил воду. После тяжелого дня ему хотелось принять ванну с хвойным концентратом.
   Посланник не позволил ему этого сделать, закрыв кран и перекрыв воду.
   - Ты опять забыл Бахыт, что сейчас ты представитель своего бога, который должен жить строго по его откровениям. А согласно им ты не имеешь права мыться в стоячей воде, так как этим ты пачкаешь себя еще больше. Ты сам же говорил, что мыться в ванне все равно, что купаться в собственной грязи.
   - Я так действительно говорил? - с сомнением спросил Бахыт. Чего только не скажешь когда с головой не все в порядке. Что же мне тогда делать?
   - Просто прими душ, - сказал посланник. Теперь тебе можно мыться только в проточной воде, или в открытом водоеме.
   - А есть надеюсь мне можно?
   - Есть можно, но только не все. Свинину, например, есть категорически воспрещается, и мясо жертвенных животных посвященных другим богам тоже. Вообще лучше от мясного воздерживаться. Переходи на салаты, это намного полезнее. Да и их можно есть только не в день поста.
   - А поститься как часто? - уныло спросил Бахыт.
   - Чем чаще тем лучше. Пророк постился по 5, 10 и 40 дней. Любил пить молоко и почти не притрагивался к вину.
   - Да, - подумал Бахыт, - гастрономические пристрастия у меня тоже существенно изменились. Я так наоборот молоко недолюбливаю, а вино очень даже уважаю, так что жить без него не могу.
   -Это тебе только кажется, - возразил ему вестник бога, снова прочитав мысли. - На самом деле ты предпочитаешь молоко и в раю выберешь место поближе к молочному источнику.
   - Не дождешься, - опять подумал Бахыт, и стушевался, поняв, что и эту его мысль слышал террорист.
   - Ну а жениться мне здесь можно? - спросил Бахыт.- Насколько я помню, жен и невест у меня в той жизни было множество.
   - Жен бери сколько угодно, - разрешил, наконец, визитер. Но я думаю, ты при всем старании, едва ты найдешь двух, которые согласились бы добровольно за тебя выйти. Денег у тебя нет, умом тоже ты не блещешь и даже гигантом секса тебя назвать нельзя.
   - Не слишком то щедро для моего отца, он видимо хочет хорошо на мне сэкономить. Ну, хотя бы временно, какую-нибудь гурию из рая он мог бы мне, с учетом сложных жизненных обстоятельств, одолжить? - попросил у него Бахыт.
   - Ну, это можно устроить, - обещал ему гость. - Гурию, не гурию, но нечто подобное ты получишь. А вот, кстати, и она, сказал он, когда раздался звонок в дверь. Бахыт пошел открывать. На пороге стояла молодая девушка лет восемнадцати с черными волосами и стройным бюстом.
   - До гурии, конечно, ей далеко, подумал Бахыт, взглянув на крючковатый, несколько массивный нос пришедшей, но все остальное соответствует принятым стандартам. - Гурия? - спросил у нее Бахыт.
   - Нет, Гуля, - ответила она, - я хотела снять комнату и пришла по объявлению. Бахыт не помнил, чтобы он подобное объявление давал, но видимо здесь бог тоже ему посодействовал.
   Пригласив гостью войти, он, вернувшись в комнату, не обнаружил в ней посланника, который, по-видимому, счел свою миссию выполненной и не попрощавшись исчез.
  
  
  
   ДЕТСТВО СВЯТОЙ ГУЛИ.
  
  
   Гуля родилась в селе и, как она помнила, отец ее нигде и никогда не работал, а мать занималась домашним хозяйством и воспитанием детей. Как выражался отец, пусть работают дураки, он будет жить за счет них. И этих дураков находилось множество. Практически во всех сельских семьях имелись собственные слуги. Они были иных национальностей и разговаривали на непонятных языках. Но все они существовали только для того, объясняли родители, чтобы им самим жилось хорошо. Это не такие люди как они сами и вера у них другая, и бог другой, и культура. Они не молятся по пять раз в день единственному нашему богу, не разводят баранов и не одевают зеленых халатов. Поэтому сразу можно понять, что они предназначены создателем, чтобы работать на избранный им народ и обслуживать его.
   Но эту простую истину не все инородцы желали признавать. Некоторые из них пытались сопротивляться и убегали от своих законных хозяев. За это полагалось наказание. Отец выгонял на улицу всех остальных слуг, которых они содержали в подвале, и устраивал показательную разборку с провинившимися, чтобы другим было не повадно. В качестве мягких мер наказания применялись: отрезание ушей и носов, вырывание глаз, или отрезание пальцев. Причем резать отец предпочитал по одной фаланге. Инородцы кричали, плакали, но на это никто не обращал внимания. Гуля с матерью всегда ходили посмотреть на эти экзекуции.
   Отец ее всегда восхищал. Весь этот кричащий сброд был готов лизать ему пятки и делать все, что он пожелает. Иногда он предлагал и дочери поучаствовать в истязаниях. И восторженно хохотал, когда сообразительная девочка отрезала у воющего от боли раба какую-нибудь часть ее тела. Эти забавы она стала даже предпочитать своим игрушкам.
   Если слуга поднимал руку на своего господина, то за это полагалась смерть. Его могли повесить на ближайшем дереве, или отрубить голову. Один раз отец ей даже доверил стукнуть топором по шее, лежащего связанным на земле, окоченевшего от ужаса, с выпученными глазами провинившегося раба.
   Но ей очень не понравилось, когда голова, отлетев от удара, обрызгала кровью платье. Стукнув ногой мертвое тело, она пошла домой рассерженная. Количество слуг не сокращалось. Вначале использовали представителей иных национальностей проживавших в селе. Наиболее строптивых из них убивали, все имущество забирали себе, а остальных запирали в подвалах. Но когда местные ресурсы истощились, то повезли со всех даже отдаленных мест. Рабов хватали прямо на улицах, когда они беззаботно прогуливались, ни о чем не беспокоясь. Затем заталкивали в багажники, прятали в кузовах машин. Доставив на место, продавали на местном рынке, услугами которого пользовались все ее сельчане. Кормили их как собак, остатками хлеба со стола и прочими отбросами. Не слишком надежных, приковывали цепями к металлическим кольцам в цементном полу. Делали они все тяжелые и грязные работы в доме: копали ямы, строили постройки, чистили сараи и ухаживали за скотиной. Забава с отрезанием пальцев Гуле так понравилась, что отец разрешал ей в день рождения отрезать у любого из слуг любую часть их тела. Она чувствовала себя таким же героем как отец. Способной на такие же подвиги как он.
   Иногда отец выезжал с группой сельчан, как они выражались, на дело. Семье необходимы были деньги, и добыть их можно было только одним способом - ограбив магазин, или какого-нибудь инородца. Разве они не для того были предназначены. Отец ей говорил, что бог отдал все ей и ее сельчанам, а все остальные только пользуются их имуществом. Значит, вернуть его они имеют полное право. Да и просто обязаны это обязательно сделать. А если рабы будут сопротивляться их нужно убивать без всякого сожаления. Бог говорит, что за каждого убитого инородца верный ему получит в раю награду. Убивать нельзя только своего, преданного их богу. И то только до тех пор, пока он сохраняет верность его заповедям.
   За нарушение божьих законов виновного следовало забить камнями, или застрелить. Сельчане предпочитали последнее. Так, однажды, ей довелось присутствовать на процедуре наказания убившей своего мужа сельчанки. Он постоянно ее избивал и, не выдержавшая этого женщина, однажды схватила обрез своего недавно вернувшегося из очередного бандитского рейда супруга и застрелила его. Потом, отрезав голову, воткнула ее на кол перед воротами дома. Подобное самоуправство не понравилось подельникам ее мужа. Они пришли к женщине, выволокли ее на сельскую площадь и, когда все желающие посмотреть на казнь собрались, застрелили ее.
   В селе с каждым днем становилось все больше оружия. Охотничьи ружья сменили винтовки. Затем их в свою очередь сменили автоматы. Купить оружие можно было у тех же рабов, которые по глупости готовы были продать и свою родную мать, если им только хорошо заплатят. Не понимая, что завтра этого же продавца, поймав на улице, затолкнут в багажник, привезут домой к тем, кому он продавал оружие и им же его и прикончат. Жадность инородцев была потрясающей. Гуля видела, как голодные они бросались друг на друга в подвале, вырывая кусок брошенного хлеба. И всегда думали только о спасении собственной жизни. У них не было такой национальной сплоченности как у ее соплеменников, поэтому ими удобно было манипулировать.
   Мать часто ей рассказывала о героических подвигах некоторых из наиболее отличившихся сельчан. Так один из них захватил самолет с иноверцами, а затем сбежал с кучей денег, которые ему заплатили за освобождение заложников. Его фотографию она даже хранила в семейном альбоме, показывая ее восхищенной девушке. Несколько героев напали на родильный дом и там отстреливались до тех пор, пока им не привезли денег и не позволили спокойно уехать. Другие герои взрывали в автобусах самодельные бомбы и куски тел иноверцев, на радость их богу, разлетались в разные стороны. Любой способ убийства хорош, если он на пользу твоего народа и во исполнение заповедей господа.
   Иногда мать рассказывала ей и о самом боге, о его могуществе, беспредельности, справедливости и непримиримости к врагам. Рассказывала также о его пророке, последнем и самом великом из всех предыдущих пророков, и его подвигах. Ей нравилось, как после очередного убийства противников пророка, все его родственники сразу же принимали веру их могучего бога и начинали клясться в своей вечной верности и преданности. Только так и надо поступать с неверными. Они трусливы и глупы. К ним нельзя иначе относиться, так как другого языка, кроме языка силы и террора они не понимают.
   Гуля рано научилась стрелять из оружия, которого в доме всегда было множество. От детей никто его не думал прятать. Наоборот, родители даже поощряли интерес к орудиям смерти. Отец подолгу ей объяснял строение карабина, или автомата. Разбирал вместе с ней его и снова собирал. Занятие это было захватывающим. Но стрелять он считал девочке еще рано.
   - Подожди немного, придет и твое время и для тебя много неверных останется, всех мы не перестреляем. Но обещаниями сыт не будешь. И вот, когда отец бы на очередном рейде по добыванию денег, она взяла отцовский карабин, зарядила его и решила поучиться стрелять. Выйдя во двор, она увидела одного из рабов, который складывал в поленницу дрова. Прицелившись в него, она выстрелила. Но не удачно. Пуля даже не задела мишень. Раб заметался по двору, ища себе укрытия, и ее задача значительно усложнилась, так как попасть в движущуюся мишень намного сложнее чем в неподвижную. Тем более для новичка, которым она пока была. Заставить раба постоять спокойно она не могла, да и вряд ли бы он ее послушался. И тогда Гуля стала выпускать пулю за пулей, пока патроны у нее не кончились. Лишь один раз ей удалось задеть мишень. Пуля пробила рабу ногу, и он теперь ковылял по закрытому на засов, двору прихрамывая и истекая кровью. Отец, вернувшись из рейда, пожурил ее. Ведь рабы тоже денег стоят и не следует убивать просто так наиболее послушных из них. И лечить подстреленного слишком для них дорого. Поэтому отец взял свой нож, спустился в подвал, и перерезал горло раненому дочкой мужчине. Труп потом остальные слуги отволокут на овощное поле и там закопают. Так поступали со всеми убитыми. Это было неплохое удобрение для подкормки растений. Приобретать навоз слишком для семьи дорого. А так обходилось гораздо дешевле. Все их соседи давно уже внедрили подобную практику и добивались хороших результатов. Но, как показал опыт, слишком большое количество трупов тоже может повредить растениям. Поэтому нужно всегда и во всем соблюдать меру.
   У отца была красивая камуфляжная форма и фирменные иностранные ботинки, которые поставляли дружеские страны, где поклонение их богу было установлено давно. Они охотно помогали своим единоверцам, присылая не только одежду, но и продукты питания и даже рации и прочие важные предметы, способные пригодится в их войне с неверными. Иногда они, правда, просили присылать им для подтверждения успехов в борьбе с иноверцами видеокассеты, и тогда приходилось убивать с десяток слуг перед видеокамерой. Иногда рабов сажали в машину и, подложив под нее взрывчатку, взрывали. Это было особенно впечатляюще, и взглянуть на подобное зрелище приходила вся деревня. Чтобы показательное мероприятие не было излишне обременительно ни для кого, рабов выделяла каждая семья. Как правило, это были больные, слабые или с неуживчивым характером.
   Гуля считала свое детство вполне благополучным и счастливым. Но и счастливые времена рано или поздно заканчиваются. Видимо их бог захотел испытать веру своих последователей.
  
  
  
   БОРЬБА ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ.
  
  
   Ситуация изменилась, когда инородцы решили установить свои порядки в их селе.
   - Но бог этого никогда не позволит, - сказал отец. Все мужчины пойдут на священную войну и убьют всех неверных. Потому что с нами бог. А раз бог за нас, то кто против нас? Все мужчины и женщины села собрались вместе, танцевали весь день, пели воинственные песни. Дружно отбивая такт, и ритмически пританцовывая все чувствовали себя единым народом, непобедимым и мужественным. У нас есть бог и он наш предводитель. Инородцы должны или работать на нас, или погибнуть. Первая же машина с инородцами, которые вместо того чтобы послушно работать на народ божий желали установить свой неверный порядок, подорвалась на заложенной бойцами единого бога мине. Большинство из них погибло, а те, кто не умер сам, того прирезали ее односельчане.
   Подросшая Гуля, тоже взяла винтовку. Стреляла она уже не плохо и не одного раба уже отправила на овощное поле удобрять грядки. Солдаты бога устраивали засады, взрывали припаркованные рядом с казармами врага заминированные машины. Но неверные все-таки вошли в село и стали вмешиваться в сложившейся уклад жизни односельчан. Они устраивали рейды по домам, обыскивали подвалы и извлекали оттуда рабов. Их увозили из села. Но кто будет работать на полях, строить дома, удобрять растения своими телами? Нет, долой оккупантов. Гуля уже убила не одного солдата, и не было в селе мужчины, который бы остался в стороне от этой освободительной войны.
   Но постоянные потери заставили иноверцев формировать администрацию из местного населения. Были выбраны на посты руководителей самые уважаемые в селе люди. И местная милиция также стала формироваться из местных. Вот тогда ситуация стала понемногу меняться в лучшую сторону. Родственник никогда не предаст родственника. Этого иноверцы не знали, или не хотели знать. Потихоньку стали возвращаться прежние порядки. Не всех солдат противника теперь убивали. Некоторых запирали в подвалы, приковывали цепями к тем кольцам к которым раньше были прикованы рабы. Их использовали также на тяжелых работах. Они трудились главным образом по ночам, а также днем, когда не было поблизости от села иноверцев. Если пленник убегал, то с ним расправлялись прежними методами. А если его ловила местная милиция, то возвращала к тем хозяевам, от которых раб бежал, или убивала сама. Старейшины, посовещавшись, решили, что убивать неверных лучше подальше от села, чтобы их никто не тревожил.
   И бойцы, закаленные в боях, пошли по городам закладывая мины в поезда, электрички, на вокзалах, в театрах и больницах. Взрывы уносили все больше жизней. И бог радовался этой кровавой жертве. Глупые инородцы взамен присылали постоянно денег, строительные материалы, технику, продовольственную помощь. Кого бог хочет наказать, того лишает разума. Включая телевизор, Гуля каждый раз видела выступление президента неверных, который всегда спрашивал у собравшихся министров, а все ли деньги отправлены в очаг конфликта, и вся ли техника поступила туда, и все ли продукты питания для жителей пришли вовремя? Но не разу он почему-то не спросил, а что стало с его единоплеменниками, которые жили в этих районах, много ли их осталось в живых и где они сейчас проживают и есть ли у них крыша над головой, и не голодные ли они. И куда исчезают его солдаты и почему взрываются повсюду бомбы? Его это не волновало, или, как всегда, он делал вид, что его это не волнует. Ну, если неверных не интересует их собственная судьба, почему о них должны заботиться последователи единого бога? И правда, значит, созданы они для того, чтобы служить подкормкой для полей ее односельчан. Единоверцы из-за рубежа не оставляли их в беде. Они продолжали присылать помощь. По официальным каналам - гуманитарная помощь: вещи и продовольствие, а по неофициальным - деньги , оружие и наркотики. Сельская молодежь отправлялась за рубеж по туристическим путевкам и оседала в лагерях для подготовки бойцов единого бога, чтобы, вернувшись, продолжить борьбу. Поехала туда и Гуля. Она прошла как идеологическое, так и практическое обучение Она лучше узнала, как это замечательно служить их богу всей своей жизнью. Какие награды ожидают верных на небесах, и как плохо придется неверным.
   Она еще больше узнала о жизни и пророчествах истинного пророка. Его жизнь воистину была образцом для подражания. Ее научили тактике ведения подрывной деятельности. Она уже умела закладывать мины, взрывать автобусы и остановки с пассажирами, захватывать самолеты и направлять их в жилые дома и офисы, в которых неверные живут. Все это обучение ей поможет заслужить особое расположение у ее бога и стать таким же героическим солдатом, как и ее отец. Она теперь носила такую же камуфляжную форму как отец и разбиралась в автоматах не хуже его. Он определенно ею бы сейчас гордился. Но, к сожалению, он не дожил до счастливого дня и подорвал себя вместе с десятком больных в городской больнице. Местный священник сказал, что теперь он непременно попадет в рай. И, наверное, уже сейчас пьет вино из реки, в которой оно течет и ест мед из другой реки, а также спит с черноокими девами. Мать последнее сообщение не обрадовало. Она решила что нельзя отца оставлять одного и взорвала себя гранатой вместе с пассажирами автобуса, в который вошла. Теперь и она в раю, сообщил обрадованной родне священник. Она наслаждается вечным блаженством со своим мужем.
   И все из-за этих неверных, - думала Гуля, - она лишилась своих родителей. Не может быть им никакой пощады. Вернувшись домой, она вскоре получила задание выехать в город, и там готовиться к очередной акции. Она к этому была подготовлена и оправилась в путь. Обратив внимание на объявление о сдаче комнаты недорого, поехала по соответствующему адресу и встретилась с Бахытом. К ее радости он тоже был последователем ее бога. Теперь они вместе становились на свои зеленые коврики и молились богу, правильно расположившись в его строну. Правда некоторые странности в поведении хозяина квартиры она сразу же отметила, но не предала этому большого значения. Возможно, таким образом, он скрывает свое истинное лицо от подозрительных неверных. Да и не устанавливает для мужчин ее бог строгих ограничений в использовании косметики, или ношении женского белья. Это для женщин все более регламентировано. Пророк принял откровение, что они должны носить скрывающие их формы одежды и закрывать лицо. Значит так оно и правильно. И она убеждала других женщин, которым этот ограничивающий запрет не нравился, как это на самом деле хорошо и приятно повиноваться воле бога и носить то, что он повелел. Это и удобно и практично, а оденешь, и снимать не хочется. Женщины, правда, выслушивали все это с крайним недоверием. Им не верилось, что подобные скрывающие наряды могут быть удобны, да еще и служить украшением.
  
  
  
  
   РАССУЖДЕНИЯ АННЫ ПАВЛОВНЫ.
  
  
   Анна Павловна вернулась домой под вечер. У порога ее радостно встретил котенок, очевидно скучавший без хозяйки в пустой комнате. Она взяла его на руки и приласкала. Затем, приготовив себе ужин, включила телевизор. Передавали очередную серию затянувшееся латиноамериканского сериала. Она переключила канал и остановилась на передаче новостей. Ни одного дня не проходило без убийств, взрывов, террористических актов и военных конфликтов. Человечество будто сошло с ума и не желало жить спокойно. Показали школу захваченную какими-то зверского вида борцами за независимость.
   - Независимость от кого, или от чего? - подумала Анна Павловна.- От собственной совести. Или, скорее всего, бесконтрольность, возможность устанавливать свои удобные законы и жить по ним.
   Захватившие школу, сразу расстреляли мужчин. Их трупы беспорядочной грудой лежали у белой стены здания. Видимо они показались им более опасными, чем все остальные заложники. Всех оставшихся в живых детей и учителей согнали в спортивный зал и, заминировав его, стали выдвигать свои требования. Они были уже привычными: больше денег, обеспечение собственной безопасности и неприкосновенности.
   Но что интересно, как заметила Анна Павловна, террористами их называли только репортеры местных агентств. Все зарубежные средства массовой информации как будто выражали еле прикрытое сочувствие к этим, как они говорили, борцам за независимость, партизанам и революционерам. Видимо кому-то был выгоден творившийся хаос и беспредел. Разрушения в доме у соседа почему-то вызывали радость. А если его квартира вовсе сгорела и он лишился всего своего имущества, а может и самой жизни - так просто ликование. Название террорист и бандит появлялось только тогда, когда бомбы взрывались непосредственно в этих зарубежных странах.
   Появление крыс в собственном доме вызывает раздражение и ненависть. Но если они бегут к соседям, то появляется уже чувство глубокого удовлетворения. Эмиссары многочисленных террористических банд открывали повсюду свои представительства, которые они называли обществами развития национальной культуры, центрами возрождения. То есть появлялись вывески, которые позволяли политическим и правоохранительным органам страны их проживания закрывать глаза на истинную разрушительную деятельность подобных координационных центров.
   Так совсем недавно, как она помнила, взорвали несколько автобусов с пассажирами в Лондоне и потом долго местные средства массовой информации рассуждали об опасности террористической угрозы и бесчеловечном акте. Но то же самое за передами своей страны они же предпочитали именовать реализацией идей демократии и борьбой за независимость. Те преступники, которым удавалось выбраться за пределы страны, в которой они резали, убивали, взрывали, становились сразу же политическими беженцами, которых выдавать жертвам террора ни в коем случае не следовало. Особенно старалась радиостанция Свобода. Она с маниакальной настойчивостью призывала предоставить свободу бойцам, революционерам и партизанам. Нужно дать им возможность жить так, как они хотят. Не надо вмешиваться в их жизненный уклад. Они только заботиться об удобрении своих полей и о рабочих руках для своих хозяйств. Что в этом плохого. А если головы кому-то отрезают, то ведь не своим, а тем, кто не имеет права жить на их земле и дышать их воздухом. Да дом соседа горит и дети его гибнут, но ведь с моими детьми все в порядке и с моим домом подобного не случиться. В этом видимо были они совершенно уверены. И наверняка не допускали и мысли, что отрезанной головой могла быть их собственная голова. И подкормкой для полей борцов за независимость они тоже видимо себя не считали.
   - Порочная психология, порочных людей, - думала Анна Павловна. Бандит, разграбив дом вашего соседа, обязательно придет и к вам. Это время обязательно наступит, и тогда, как вы уже не кричите и не какими именами не называйте бандита, помощи ни от кого уже не получите.
   Между тем, захваченная школа была взорвана. И только единицы случайно оставшихся в живых разбегались в разные стороны, пытаясь спасти свою жизнь.
   - Это все политика неразумной местной администрации всему виной,- комментировали зарубежные обозреватели,- это она не дает борцам за независимость жить так, как им хочется.
   Сам хозяин дома виноват, что поставил на свои двери чересчур сильные запоры и грабитель вышел из себя, когда слишком долго возился в попытке их открыть. Сам хозяин виноват, что не сразу отдал напавшему на него все свое имущество. Сама хозяйка виновата, что не отдалась добровольно насильнику, который захотел над ней надругаться. Ведь у него появилось обыкновенное человеческое желание, которое следует обязательно удовлетворить. Не надо этому мешать. Вели бы себя тихо, не ставили бы на дверях запоров, то, глядишь, все бы и обошлось.
   А выдворять бандита за пределы того района, в котором он совершает свои подвиги и вовсе безнравственно. У волка должна быть собственная территория охоты. Что ему делать там, где нет овец? Овца не должна сопротивляться, ей следует спокойно подставлять свое горло под клыки хищника, так как такова правда жизни. Но вряд ли такое мнение разделяли ставшие такими овцами, прикованные к железным кольцам в цементном полу подвалов сторонниками независимости, потерявшие уже всякую надежду на спасение рабы. Они вряд ли слушали у себя в вонючих ямах радиостанцию Свобода.
   Мало того, у соседей ставили памятники и называли улицы именами наиболее прославившихся своей беспредельной жестокостью бандитов. К мемориальным доскам с их именами приносили цветы и слагали в их честь песни. Чем больше они убили, тем большим уважением пользовались. Вероятно, у них был свой бог, которому нравилось смотреть на насилие и радоваться ему. А может быть, они просто все незаметно для окружающих сошли с ума и превратились лишенных разума и совести таких же маньяков, как те которых они прославляют?
   Но их святой президент, - заметила Анна Павловна, - который так любит постоять со свечкой в руках перед иконой, подняв глаза к небу, ничего казалось, не замечает. Встречается и дружески пожимает руки этим свихнувшимся маньякам. И почему-то любит повторять, что все жертвы из районов национальных конфликтов уже выехали и проблем никаких соответственно не осталось. Никого нигде не притесняют, на цепь не сажают, лаять по-собачьи не заставляют и голов не отрезают.
   Ну, как не поверить ему. Достаточно только взглянуть в эти поднятые к небу голубые глаза под узким лобиком. Кто выехал, куда и кто остался, почему и как им живется, кого это волнует? Овцы сами должны о себе заботиться, у пастуха и без них забот хватает.
  
   Например, куда поедет сама Анна Павловна и где ее ждут. У нее порой денег не хватает на то, чтобы дожить до следующего месяца. А отправляться в путь в неизвестность равносильно смерти. И таких как она миллионы. Но кому интересна их жизнь и судьба. Старики должны умереть, это закон природы, - так видимо считают и чиновники, которые все никак не могут решить как им лучше поделить бюджетные деньги и средства полученные от продажи природных ресурсов. Только между собой. Только между собой и президентом, или между собой, президентом и стариками. Последнее соображение всегда находит меньше всего сторонников, ведь тем и так умирать, а чиновникам, как и бандитам, нужно жить и содержать свои немаленькие семьи. Не потому ли криминальные элементы так рвутся во власть, не оттого ли столько равнодушных лиц в правительстве.
   Анна Павловна выключила телевизор и погладила взобравшегося на ее колени котенка. Он заурчал довольно. Как мало нужно живому существу. Крыша над головой, сытный обед и немного внимания. И оно уже счастливо. Но тогда откуда эта ненависть, разделения, непомерная алчность и безразличие к чужой боли и страданиям, - подумала она. И если есть бог, то его должно все это волновать. А может и правда не один бог у людей, а у каждого свой, со своим характером, привычками и манерами. Бог маньяков и бог святых, бог влюбленных и бог ненавидящих, бог живых и бог мертвых . И если он есть в каждом, значит есть он и в ней. Его можно найти заглянув в себя.
   Она закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на этой мысли. Где то в глубинах ее самой обитал неведомый бог и она непременно хотела его найти и выяснить волнующие ее вопросы жизни. Но ее постоянно отвлекали, мешая сосредоточится, какие-то посторонние мысли. То она думала о том, что произошло сегодня на собрании престарелых хористок, то о том, что она будет готовить завтра, так как выбор продуктов питания был крайне ограничен.
   Но, понимая, что повседневные заботы мешают ей заняться основной проблемой, она усилием воли отбросила все кружащиеся как пчелы вокруг цветка посторонние мысли. Постепенно все звуки вокруг нее стихли и появился слабый свет, а затем и сверкающая неземным сиянием тропинка, начинающаяся прямо у ее ног и уходящая в неведомую даль. Поколебавшись немного, она ступила на нее и сделала первые несколько шагов. Идти оказалось легко и приятно, и вскоре она уже без опасений шагала вперед к ожидающей ее разгадке волнующего вопроса жизни.
  
  
  
   ВИДЕНИЯ АННЫ ПАВЛОВНЫ.
  
   ПЕРВОЕ ВИДЕНИЕ.
  
  
   От основной тропинки во все стороны расходились в обе стороны от нее тропинки поменьше.
   - Куда они ведут? - спрашивала себя Анна Павловна. -
   - Пока не пойдешь по одной из них никогда этого не узнаешь. Но излишнее любопытство может быть опасно.- Поколебавшись немного, она, наконец, решилась и сошла на одну из них. Пройдя несколько шагов, Анна Павловна оказалась в лесу. Таких огромных деревьев она еще никогда в своей жизни не встречала. Вершины их высоко поднимались в небо. Под ее ногами была мягкая подстилка из упавших листьев. Повсюду стояла удивительная тишина. Она пошла вперед между деревьями и вскоре впереди увидела сверкающую гладь реки. Она подошла к воде и опустила руки в прохладную воду. Умывшись и немного передохнув на берегу, Анна Павловна отправилась дальше вдоль берега и кромки леса. Здесь густой зеленый ковер свежей травы покрывал все освещенное пространство. Такое впечатление, что человека никогда в этих местах не было. Так как там где прошел человек всегда можно встретись долго не заживающие шрамы на теле природы. Но здесь все было в таком виде, в котором все видимо и сотворил в свое время творец. Дойдя до поворота реки, она осмотрелась. Дальше река сбегала с откоса. А там где она стояла, была небольшая полянка, покрытая удивительно красивыми голубыми цветами. Пройдя по ней, она внезапно ощутила, что ее одиночество закончилось. На поляне кроме нее еще кто-то был. Чей то пристальный взгляд она, казалось, ощущала всей своей кожей. Остановившись, Анна Павловна оглянулась. Там где она только что прошла и где, кроме травы и цветов больше ничего не было, теперь стояли три молодых человека. Были она высокие и симпатичные, с хорошо тренированными спортивными телами и рельефной мускулатурой. Одеты они были в синие легкие туники, такого же цвета, как и цветы на поляне.
   - Кто вы? - спросила Анна Павловна. - И почему появились так тихо, и вообще где я оказалась?
   - Вы находитесь там, куда хотели прийти. А мы те, кого вы искали.
   - Но я искала бога, произнесла она.
   - Если вы бога искали, Значит вы его и нашли.
   - А кто же из вас бог?
   - Все трое ответил один из них.
   Бог иллюзия. И мы так же иллюзорны как и ваша собственная мысли. Но мысль может при желании материализоваться в любой образ. И мы такая же реализация мысленных образов.
   - А у кого же голове могли возникнуть эти образы?
   - У бога - снова сказал один из мужчин. - Мы одновременно и иллюзия, но и реальность, выражение сущность божьей, его творческое, самопознающее начало. Мы создали все, что ты сейчас видишь вокруг себя, но в то же время и ты сама есть наше творение. Все сущее сотворил один из нас. Но в нем та же природа, что и в любом из нас. Поэтому можно считать, что творим мы все вместе. Но сохраняется все созданное уже тем, кого ты видишь слева от меня, он оберегает все живое и всему дает силу продолжать существование, но он же и ведет все к завершению. Нам известно настоящее прошлое и будущее любого творения. Мы знаем, когда оно родилось и каким образом должно покинуть этот мир. Тот мир, в котором ты сама живешь, есть такая же иллюзия как и то, что ты видишь вокруг себя. Это только реализация одной из возможностей. Мы знаем твое будущее. - сказал он и подошел к Анне Павловне вплотную. Он взял ее руку, повернул ладонью вверх и показал ей ее линию жизни. Она обрывалась, не доходя до указательного пальца. У тебя все это написано на ладони. Но я думаю, что точно узнать час своей смерти ты не захочешь.
   - Да это так, - согласилась Анна Павловна.
   - Мир несовершенен и это несовершенство пришло со временем, и не является свойством этого мира. И придет час, когда один из нас обновит все миры, и предстанут они тогда в первозданном великолепии.
   - Но я не могу всему этому поверить, - сказала Анна Павловна.- Вы не похожи на бога со всеми его сверхъестественными свойствами.
   - Ну, вот опять, - сказал бог. - Человек как всегда требует чудесных доказательств того, что следует ему принимать на веру. Но это не всем доступно. Хорошо ты увидишь лишь часть наших атрибутов. Двое мужчин - те, которые стояли все время молча, стали раздеваться, и Анна Павловна подумала, что не такие атрибуты она желала бы видеть. Скоро они предстали перед ней совершенно обнаженными. Но на этом раздевание не закончилось. Они сняли с себя волосы, носы, уши. Затем стянули кожу, отбросив конечности. За этим последовало все остальное, пока перед ней не оказалось только два висящих в воздухе над землей скелета по обе сторону оставшегося собранным ее собеседника. Он все также невозмутимо обратился к ней.
   - Как видите, это не сложно и, в принципе, доступно и вам. Но ваше сознание не в состоянии расстаться с привычной оболочкой, с которой оно уже срослось. Хотите, я вам помогу? - спросил он и, протянув свою руку, ухватил кисть Анны Павловны и легко оторвал ее.
   - Она с ужасом посмотрела на то место, где только что была часть ее тела. Крови не было. Как будто на этом месте никогда ничего и не было.
   - Ну а теперь вы не могли бы ее вернуть мне обратно? - спросила она.
   - Без проблем, это так же легко сделать, как и взять ее у вас - согласился череп. Он приставил оторванную кисть обратно, и она привычно заняла свое место. Вы должны понять, что ваши мысли важнее той внешней формы, в которую они облечены. Но потребуется время, прежде чем вы сможете это осознать.
   Идите дальше и не бойтесь потерять собственную оболочку, ничего не бойтесь, тогда возможно истина откроется вам сама. И выбирайте внимательно, так как выбор сделанный однажды, может оказаться окончательным, и вы навсегда останетесь с тем образом который сами же и выбрали. Два черепа со сверкающими глазами раскрыли свои челюсти, затем, громко щелкнув ими и таким образом видимо попрощавшись, медленно поднялись в воздух над их головами, сделали круг и быстро полетели над вершинами деревьев в направлении течения реки.
   Оставшийся с ней мужчина пошел по полянке и, нарвав букет цветов, преподнес его Анне Павловне.
   - Это вам от совершенного джентльмена, который есть одновременно и совершенный бог. Но, как и джентльмен может оказаться совершенно не тем, за кого вы его принимаете, так и бог вами выбранный, может оказаться совсем не тем чем представляется.- Затем он привычными движениями отбросил исчезнувшие тут же в воздухе части своего тела, и посмотрел внимательно пустыми светящимися глазницами на Анну Павловну. Повисев несколько мгновений над землей, он улетел в том же направлении, в котором исчезли и его товарищи. Анна Павловна подергала свою руку, но она была на своем месте и отрываться явно не желала. Возможно, я перегрелась на солнце подумала она, взглянув на небо. Но на нем не было ни тучки, ни самого солнца.
   - Странно, - подумала она, - солнца нет, а откуда тогда свет? - Но он исходил отовсюду, а не из одного определенного места. Анна Павловна вернулась к реке. В месте поворота она образовала большую отмель, полого спускавшуюся в воду.
   - Здесь прекрасное место для купания, - решила она, быстро скинула с себя одежду и вошла в воду. Вода была прозрачной и свежей. Она опустила руку на дно, покрытое мелим белым песком, и пропустила его через пальцы, он струйкой стекал с ее ладони. Когда она почти опустела, на ладони остался какой-то предмет сверкнувший как солнечный луч. Поднеся ладонь к лицу, она увидела на ней красивое золотое колечко с надписью на его поверхности. Буквы слагались перед ее глазами в слова, а затем и сам смысл всей фразы дошел до сознания Анны Павловны:
   "На память от любящего бога". Если это и сон, то весьма приятный и мне не хотелось бы просыпаться. Но откуда он мог знать, что я найду подарок, подумала она о совершенном мужчине, так как сделать подарок, по ее мнению, мог только он. Она одела кольцо на палец и продолжила плескаться дальше. Вдоволь накупавшись, Анна Павловна вернулась на берег и полежала немного на траве. У нее появилось такое ощущение, как будто молодость вернулась к ней вместе с силами, энергией и оптимизмом. Но она не вернется назад, пока все не узнает.
   - И о каких образах говорил этот совершенный мужчина, который на самом деле оказался летающим черепом и который в свою очередь уверял, что является на самом деле богом? Или он представился просто тем, кого я хотела видеть сама, но на самом деле он нечто другое? - подобные рассуждения совершенно сбили ее с толку и так ничего и не решив, она поднялась с травы, оделась и быстро пошла в обратном направлении.
   Скоро в лесу она увидела блестящую, словно сотканную из света тропинку, по которой попала в это странное место. Ступив на нее, она снова оказалась на центральной дороге, которая уходила в неизвестность. Пройдя еще немного и заметив одну узкую тропинку, круто сворачивающую в сторону, она уже без колебаний ступила на нее. Анна Павловна поняла, что каждая тропинка означает для нее новый шанс выяснить, наконец, истину.
  
  
  
   ВТОРОЕ ВИДЕНИЕ.
  
  
   Дорога, на которой оказалась теперь Анна Павловна, тянулась по пустынной местности, лишь время от времени встречались редкие деревья. Она была вымощена камнями, и идти по ней было не так приятно как по траве, или листьям в лесу. Поэтому, дойдя до первого же дерева растущего рядом с обочиной, она свернула к нему и, найдя небольшой камень, устроилась на нем.
   - Думаю, что на этот раз я куда-нибудь да попаду, так как все дороги должны куда-нибудь вести. - Внезапно она увидела что с веток деревьев спускается какая-то сверкающая масса, напоминающая фигуру человека.
   - Ну вот, кажется и здесь я не одна, - заключила она. Человеческая фигура сделалась несколько плотнее, и теперь можно было даже разглядеть лицо с зелеными как листья дерева глазами. Существо внимательно ее разглядывало.
   - По-видимому, не так много путников здесь бывает, - решила Анна Павловна. Увидев кольцо у нее на пальце, существо задрожало и отпрянуло в сторону.
   - Ну, что ты боишься, - сказала ему она, я тебя не съем, хотя и голодна. Вот если бы ты принес мне что-нибудь поесть, было бы просто великолепно. Существо исчезло, но через несколько мгновений снова вернулось, держа на протянутой руке три крупных плода кого-то неизвестного растения. Анна Павловна взяла их и, попробовав на вкус, убедилась, что они вполне съедобны и напоминают немного плод манго, сок которого она пила в молодости. Последнее время такое удовольствие ей стало не по карману. Поблагодарив за угощение, она снова обратилась к призраку.
   - Не встречал ли он здесь кого-то кроме нее похожего на бога? - Существо опять исчезло и долго не появлялось, так что она уже было решила, что на этот раз ждать возвращения напрасно. Но вскоре послышался топот, и она увидела на дороге две фигуры. Одна из них принадлежала знакомому призраку, а другая была пугающе странной. Огромное тело не имело конечностей и скакало само по себе как кенгуру. Но кенгуру без ног вряд ли смогло бы совершит хоть один из своих прыжков. Большая голова венчало яйцеобразное, толстое тело. На голове был огромный рот, который постоянно приоткрывался и из него высовывался розовый язык. Огромные глаза прикрывали массивные веки. Толстые щеки его спускались прямо к плечам.
   Вначале Анна Павловна испугалась и захотела убежать, но сразу же сообразила, что ее сил не хватит, чтобы скрыться от этого монстра, который определенно уже заметил ее и теперь не станет долго церемониться и проглотит с потрохами. Она закрыла свои глаза, чтобы не видеть неизбежного драматического конца. Но так как ровным счетом ничего не происходило, то открыла их снова. Чудовище вместе существом с дерева стояли и смотрели во все глаза на нее. Немного успокоившись и привыкнув к необычному зрелищу, она спросила незнакомца, кто он такой. И услышала уже знакомое:
   - Бог.
   - Чей бог? - решила уточнить Анна Павловна.
   - Твой, если захочешь меня им признать. А не захочешь признавать, то хотя бы усынови, так как матери я лишился и теперь остался без ее внимания и ласки. - Крупные слезы побежали из его глаз.
   - Какой-то на этот раз плаксивый и чувствительный бог мне попался. Да и к тому же мне в сыновья отчего-то набивается.
   - Нет, решительно сказала она, усыновить я тебя не могу, а вот насчет бога подумаю. А что ты вообще способен делать, кроме как скакать по дороге?
   - Ну, во-первых, могу есть,- сказал толстый бог.
   - Этого ты мог бы и не говорить, - подумала Анна Павловна, это и без того видно.
   - Я не требователен в еде. Могу проглотить любое существо, лишив его воли.
   - Ты и меня можешь лишить воли? - просила она.
   - Нет, - сказал толстый и большой бог,- тебя не могу, потому что у тебя надето на пальце кольцо власти, с помощью его ты можешь руководить и приказывать всем духам.
   - Как замечательно, восторженно воскликнула Анна Павловна.
   - Значит, и тебе я могу приказать?
   - Да все что угодно и в любое время.
   - Тогда слушайте, я хочу остаться сейчас одна. Не могли бы вы меня оставить, скажем, до утра, а там посмотрим, что будем делать дальше. Толстое существо тут же развернулось и ускакало в том направлении, откуда только что прибыло. А призрачное существо исчезло среди веток дерева. Анна Павловна легла под деревом и уснула. Во сне она снова разговаривала с совершенным мужчиной, который вел ее за руку по цветочному лугу и они вместе пели дуэтом один из любимых старушками на посиделках современных шлягеров:
   Парню сомненье уснуть не даёт,
   Уснуть не даёт всю ночь напролёт,
   Хочет он девушке сердце отдать,
   Как ему выбрать, не прогадать.
   Он при этом с томлением спрашивал Анну Павловну, повернув к ней свою красивую в черных кудряшках голову и моргая синими с длинными ресницами глазами:
   Девушка, девушка, дай мне ответ,
   Что же растёт, если дождика нет,
   Что же, ответь, может вечно гореть,
   Что же всерьёз может плакать без слёз?
   И она отвечала, прижавшись к его молодому и собранному телу всем своим помолодевшим и энергичным, жаждущим любви телом:
   Глупый парень, что за вопрос,
   Сердце одно может плакать без слёз,
   Камни растут, ни к чему им вода,
   И лишь любовь нам сияет всегда.
   Пусть всего лишь одну ночь он проведет с ней, а там может снова разобраться на части, если пожелает. Не случайно он подарил ей свое кольцо, которое может быть только обручальным, признанием в любви. Пусть тела наши призрачны и недолговечны, но любовь нам будет сиять реальным светом, и согревать своим теплом всегда.
   - Я буду ждать тебя, когда ты придешь ко мне, мой мальчик, - сказала Анна Павловна, когда открыла глаза и убедилась, что по-прежнему лежит в одиночестве под деревом.
   Полежав немного под впечатлением увиденного сна, она затем поднялась и посмотрела но дорогу, по ней уже спешил к дереву вчерашний гость с огромным телом и парализующим взглядом. Прискакав к ней, он отдышался и спросил:
   - Что она намерена делать дальше?
   - Я хотела бы знать, куда ведет эта дорога? - спросила она.
   - В город мертвых, - ответил прыгающий Бог.
   - Ну раз я туда все равно направляюсь и намерена дойти до конца, то не согласишься ли меня проводить?
   Бог был не против, а только обрадовался этому предложению. Он видимо давно уже страдал от одиночества. Они быстро пошли вперед.
  
  
  
   ГОРОД МЕРТВЫХ.
  
  
   Долгое время им никто не попадался на пути. Но вот они увидели, наконец, большую процессию голых мужчин и женщин. Они распевали гимны и скакали от радости. У Анны Павловны сразу же поднялось настроение, все-таки, какое то человеческое общество. Идти с толстым богом было ей не очень весело, тем более что он постоянно жаловался на чувство голода и даже выразил желание съесть ее, если она не будет слишком возражать.
   Естественно, что она стала возражать. Послужить кому-то в качестве закуски об этом она мечтала в последнюю очередь. Поравнявшись с процессией, Анна спросила семенившую позади всех старушку, почему их так много и куда они направляются.
   Она с готовностью ответила, что идут они в царство небесное, о наступлении которого было объявлено заблаговременно.
   - Странно, что я об этом ничего не слышала, - поразилась Анна Павловна. Она давно уже подозревала, что по телевизионным новостям сообщают далеко не все вести и не самые свежие. В основном показывают различные теракты и замечания президента по поводу успешного развития экономики и прогрессе во всех областях жизни. Но видел все эти улучшения видимо только он сам и его окружение, да еще сотня, две парламентариев. Выглядели, во всяком случае, они на экране очень благополучно. А вот про конец света в новостях ничего не сообщали.
   - А у вас есть здесь какое-то руководство, или идете вы сами по себе?
   - Руководство наше нас бросило и решило в царство небесное не торопиться, а еще немного помучиться на земле, - вступила в разговор энергичная женщина лет сорока. - Но им лучше знать, что делать.
   - А почему вы все раздетые?
   - А зачем нам в царстве небесном одежда? Там все равны и свободны. Нет там комплексов стыда и прятать друг от друга тоже нечего. Там вечная любовь всех ко всем и со всеми.
   - Как это хорошо, - решила Анна Павловна. - Я бы и сама с вами пошла, но торопиться надо. Но может когда-нибудь я и присоединюсь к вам в вашем царстве небесном. А с богом к вам можно?
   - К нам всем, и с кем угодно можно, было бы желание.
   Анна Павловна подумала о своем собранном и совершенном женихе, который возможно согласиться составить ей компанию в царстве небесном харизматов, когда придет ее час.
   - А мне с вами тоже можно? - с надеждой спросил толстый и большой бог.
   - Пожалуйста, - ответила женщина. Но только тебе там будет скучно без соответствующих нужных органов, а во-вторых, там придется питаться только фруктами.
   Бог сразу погрустнел и перестал настаивать. К сожалению, его такой рай не устраивал. Обойтись без живых существ к обеду он не мог, а мертвыми питаться не привык, да и не приспособлен он для этого. Они перегнали процессию, и пошли дальше. Еще примерно через час показалась окраина города. Анна Павловна и ее спутник увидели большие белые дома и ровные дороги, которые шли к центру города. По улицам ходило множество людей странной наружности. Многие из них были покалечены, некоторые выглядели как зомби с фильма ужасов. Но их никто не трогал и они спокойно прошли к центру города. Затем зашли в огромное, судя по всему административное, здание. Поднявшись по широкой лестнице, они оказались перед большой дверью, открыв которую увидели большую комнату с широким столом посередине. За ним сидела на кресле женщина с синей кокетливой шапочкой на голове.
   - Галина, - представилась она, - главный администратор города мертвых.
   Она осведомилась о цели их прихода и сказала, что никого кроме мертвых здесь нет, боги сюда редко заглядывают, особенно такие, - она выразительно посмотрела в сторону огромного бога. Затем Галина предложила взглянуть на планы перспективного развития города. Он постоянно растет и все большее количество жителей к ним прибывает. Некоторые, правда, отправляются дальше на поиски своего рая. Но многие и остаются. Мы никому не отказываем. Даже поступило предложение открыть собственную церковь. Она хлопнула в ладоши, и в комнату вошел пастор Пак собственной персоной. Анна Павловна чуть от неожиданности не упала. Но Пак сделал вид, что ее не узнал.
   - Он сам вызвался, сославшись на свой огромный опыт по организации церквей на земле. Он умеет даже подавать всем руку и улыбаться. Но к счастью я успела познакомиться на земле со спецификой его работы и думаю, что этот вариант нам не подойдет, так как весь наш контингент отсюда разбежится, как только дать хоть какую-то власть этому господину.
   Я очень хороший пастор, миссионер. Добро пожаловать в мою церковь, - произнес Пак и улыбнулся кривой улыбкой. Явно чувствовалось долгое отсутствие практики. Улыбался он только прихожанам собственной церкви, а тех, кто себя считал бы таковыми, он давно уже не видел. Последние члены его Церкви на земле вместо благодарности за проповеди, придушили самого его подушкой. Он посмотрел зло на стоявших у стола. Не заметно было, чтобы они желали признавать в нем своего посредника и наставника. А это круглое существо только и глядит на меня облизываясь.
   - Можешь успокоиться, нельзя меня есть, мертвые не съедобны, - подумал он. А толстый бог в это время и правда размышлял, не попробовать ли ему сменить свои гастрономические пристрастия, тогда он смог бы присоединиться к веселой компании харизматов. Может быть, начать с этого заносчивого и явно недалекого типа?
   - Вы обязаны дать мне разрешение на организацию церкви, - заявил вдруг Пак придвинувшись к Галине. Иначе вам несдобровать, я здесь вам устрою вторую Хиросиму.
   - Ну что за отвратительный тип, - подумал толстый бог, открыл рот и проглотил нахального проповедника непонятно какого бога. - Да, вкус отвратительный, - подумал он, это тебе не толстая жирная курочка, а скорее напоминает протухшую колбасу. Нет, видимо рано еще мне переходить на покойников.
   Затем главный администратор решила им показать то, что составляло особую гордость ее администрации и являлось реализацией ее собственной идеи. Медицинский центр города мертвы.
   - Вы не представляете, в каком плохом состоянии к нам приходят иногда наши граждане. И некому до сих пор было помочь им в этом несчастье. Да и что далеко ходить, я сама не выглядела так привлекательно, как сейчас. Падение с девятого этажа совсем меня не украсило. Она провела их в одно из огромных зданий рядом с административным корпусом. В одном из залов над столами склонилось несколько человек. На них лежали пациенты и некоторые действительно выглядели ужасающе, с разбитыми головами и оторванными конечностями.
   - Это еще не самые худшие случаи, - уверила их администратор. Потом большая проблема у нас была с инструментами и препаратами необходимыми хотя бы для наведения внешнего лоска. Я кругом посылала своих агентов, и они приносили, откуда это было только возможно, все необходимое. Поэтому все, что вы видите, - она показала на стеклянные шкафы, стоящие вдоль стен в которых находились все добытые сокровища, - является нашей гордостью. Затем обучить персонал тоже было не просто. Такого рода специалистов очень мало и на земле и они не так часто попадают к нам, как бы этого не хотелось. Поэтому пришлось обходиться собственными силами.
   На ближайшем к ним столе закончили пришивать почти оторванную голову к туловищу и раскладывали различные косметические средства, для того чтобы сделать швы менее заметными.
   - Можете себе представить как нам благодарны пациенты, которым пришлось бы, в противном случае, в жутком виде вечно бродить по улицам города. А так они выглядят не хуже живых.
   С последним соображением, Анна Павловна не могла согласиться, но вежливо промолчала. Зачем расстраивать гостеприимных хозяев.
   - И знаете, - сказала Галина, - в некотором отношении у нас даже лучше чем на земле. Так мне, например, приходилось приводить себя в порядок в вокзальном туалете. Здесь же это совершенно исключено. Любой из пришедших для нас дорог и никому мы не откажем в помощи.
   - Но ведь все они, - сказала Анна Павловна могут ведь уйти из вашего города и отправиться в свой рай, где им дадут новое тело, которое не будет подвержено тлению и болезням и будут они там наслаждаться в этих своих телах вечно.
   - Ну во-первых, не всякий попадает в рай. Не все имеют о нем ясное представление. А у некоторых такая каша в голове, что никакому богу не разобраться чего они хотят. А потом многие просто боятся изменять то, что они имеют, кто знает, что они получат взамен и ведь это уже будет навсегда. Поэтому предпочитают синицу в руках, чем журавля в небе и остаются здесь. И поверьте, мало кто из них меняет потом свое решение. Но мы никого не держим - двери открыты. Вернее и дверей то никаких нет, вы и сами в этом убедились.
   - А как вы поступаете со строптивыми и непослушными, ведь такие явно тоже попадаются? Как обеспечиваете в городе порядок? Ведь даже мы видели, на примере этого ненормального миссионера, что проблемы у вас время от времени возникают.
   - У нас есть и своя полиция. Ее просто не заметно, так как формы они никакой не носят. Набор туда строго добровольный. И поверьте находиться много желающих послужить общине. Но, главным образом мы, конечно же, выбираем из тех, кто имел уже опыт подобной работы - полицейских, охранников. Они очень быстро усмиряют бунтарей, так что даже не приходиться применять особенно крутых мер. Но самым неприятным наказанием может быть изгнание из города. До этого никогда еще не доходило, достаточно оказывалось и обычных мер воздействий.
   - Вы потрясающий администратор, - похвалила Галину Анна Павловна. И я верю, что вы добьетесь еще большего.
   Галина благодарно улыбнулась. - Да планы у нас большие. Сейчас остро стоит проблема досуга. Но я думаю, что мы ее также решим.
   - А откуда все эти здания и кто их построил? - поинтересовалась Анна Павловна.
   - Это подарок от бога созидающего, - сказала Галина. Есть проблемы, с которыми мы не можем справиться самостоятельно. В этих случаях стараемся найти того, кто в состоянии их решить.
   Галина проводила их к окраине города. За ними увязалась большая толпа мертвых. Они с любопытством смотрели на необычных гостей, но не проявляли при этом никакой агрессивности.
   - Если повнимательнее присмотреться, то не такие уж они и страшные. А некоторые так просто излучают обаяние. - Она посмотрела на Галину с ее кокетливо сдвинутой на бок голубой шапочке. - Если у меня когда-нибудь появятся средства, куплю и себе такую же, - подумала она.
   Возвращались они по той же дороге, по которой пришли, иногда отдыхая под редко встречающимися деревьями. Толстый бог весело прыгал рядом с ней. Он немного подкрепился, съев миссионера, и поэтому настроение его немного поднялось. Потом он нашел себе пусть не поклонника, но приятеля, друга. Анна Павловна не боялась его и вела с ним вполне дружеские беседы.
   - А нельзя ли мне и дальше сопровождать вас? - спросил он свою спутницу.
   Она не возражала. Если у него других дел больше нет, то он ей не помешает. Время от времени большой бог куда-то исчезал. Как он объяснил, ему нужно было поохотиться, так как большое тело требует большого внимания и еще большего количества пищи. Но в нем помещается большое любящее и благодарное сердце.
   Достигнув того места, с которого она начала свое путешествие, Анна Павловна со своим спутником ступили на сверкающую тропинку и тут же оказались на основной дороге.
  
  
  
  
   ТРЕТЬЕ ВИДЕНИЕ.
  
  
   Свернув на следующую тропику, Анна Павловна попала в удивительнее место. Ряды пальм и еще каких-то экзотических плодовых деревьев, которых она не видела даже на картинках, с широкими листьями и сочными плодами уходили в даль. Под ногами из земли выбивалась струйка прозрачной воды. Ручеек струился между деревьями и исчезал в густой траве. Она наклонилась и зачерпнула ладонью воду. Она оказалась прохладной и чистой. Выпив несколько глотков, Анна Павловна решила, что ей не мешало бы немного подкрепиться, и сорвала несколько плодов с разных деревьев. Вкус никоторых из них напоминал земные плоды, но встречались и такие, которые ей даже сравнить было не с чем. Но все они были вполне съедобны и могли бы украсить любой праздничный стол. Вот бы прихватить несколько из них и удивить своих подружек на собрании. Но, решив не отягощать себя лишним грузом, она довольствовалась тем, что уже имела. Не известно, сколько еще придется идти, да и в руках их не понесешь, а сумки у нее не было.
   Пройдя немного, она заметила еще один ручеек. Цвет его был необычно белый.
   - Если это и вода, - подумала она, то с какой-то странной примесью. Зачерпнув ладонью странную жидкость и поднеся ее к лицу, она втянула воздух носом и почувствовала знакомый запах молока. - Странно, я уже не маленькая и немного представляю себе откуда берется молоко и хлеб. Совершенно точно, что они не текут ручьями и не растут на деревьях. Для того чтобы убедиться, что жидкость и вправду является молоком, она отпила немного и сомнения ее рассеялись. Странное место и странные в нем растут деревья и текут ручьи. Я не удивлюсь, что теперь встречу речей с вином. И она не ошиблась. Вскоре они обнаружили и вино, выбивающееся из земли веселой розовой струйкой. Здесь конечно мне стоило бы задержаться подольше и думаю, что на моем месте так поступил бы каждый. Так как покидать этот оазис было бы чистым безумием. Она вспомнила свои голодные дни, когда она радовалась, если находила корочку сушеного хлеба к обеду. И так жила не одна она.
   - Нет, мне нужно идти дальше, только тогда я смогу во всем разобраться. - Она зашагала вперед. Местность не была необитаемой. Во всяком случае, она слышала голоса птиц и вскоре наткнулась на красивого фазана с золотистым оперением. Он совершенно не испугался их. И замер на месте, когда большой бог взглянул на него своим парализующим взглядом. Через секунду от него не осталось и перышка. Бог облизнулся и сказал, что такой восхитительной птицы он не ел уже со времени, когда была жива его мамочка которая для него ничего не жалела и клала на его розовый язычок всякие вкусные деликатесы.
   - А как ты лишился своей матери? - спросила его Анна Павловна.
   - Это грустная история и мне ее не хотелось бы вспоминать, - ответил Бог. - Она упала в пропасть и разбилась о камни, у нее не было ни малейшего шанса спастись. А ведь как она любила своего сыночка и никогда бы не захотела добровольно его оставить в одиночестве.
   Анна Павловна посочувствовала богу и сказала, что прыгать в пропасть со стороны его матери было крайне неосмотрительно и ни к чему хорошему это привести не могло.
   Он только поморгал своими большими глазами, из которых скатилась большая слезинка, и ничего не ответил.
   - Да, дети всегда остаются детьми, - подумала она, - даже когда вырастают и становятся богами. Ее спутник, перегнав ее, отправился на разведку и вскоре вернулся и рассказал, что оазис скоро закончится, а дальше начинается большая равнина с отдельными деревьями.
   Зашагав быстрее, скоро они вышли к ней. Казалось, ей уже следовало бы привыкнуть к всевозможным необычным видениям, но это было не так. То, что предстало перед ней, было некой сюрреалистической картиной из воображения художника не слишком заботящегося о том, чтобы его фантазии хоть отдаленно соответствовали бы реальности. Ручейки из оазисов, сливаясь вместе, образовывали три полноводные реки несущие свои воды по равнине. Белая, розовая и прозрачная вода текла в них величественным потоком. По берегам ее, заполняя все оставшееся пространство, стояли отдельные деревья. Под каждым деревом она увидела лежащего на зеленом коврике мужчину. Многие из них были не одни. С ними на ковриках были еще свободно одетые девушки, которые развлекали, как могли разомлевших в неге мужчин. Когда одни, видимо устав, уходили, им на смену сразу же приходили другие. Тут же бегали с подносами на которых громоздилась гора фруктов и всевозможной дичи молодые, лет восьми - десяти мальчики. Они иногда тоже подсаживались к мужчинам, чтобы составит им компанию.
   - Что за бредовая картина и в чьей голове она могла родиться, - подумала Анна Павловна, направляясь к ближайшему пикнику на природе. Она заметила, что все мужчины одеты в пестрые одежды из бархата и шелка немыслимых расцветок, способных поразить любую земную модницу. Лица их покрывал густой слой грима, губы ярко накрашены, брови подведены черным красителем, щеки нарумянены, а волосы обильно смазаны каким то маслом. Когда она подошла совсем близко, то убедилась что и аромат от них идет как от цветочной клумбы. Многие из них были наполовину обнажены, причем не прикрытой оставалась именно нижняя половина тела, которая и доставляла ее владельцу наибольшее наслаждение. Непрекращающийся конвейер удовольствия работал безостановочно.
   Интересно, они здесь когда-нибудь делают перерыв в своих занятиях и занимаются чем-нибудь другим, ведь лежать так вечно это очень утомительно. Тут ее за лодыжку ухватила чья-то рука. Это лежащий на коврике праведник схватил приглянувшуюся ему красавицу.
   - Отцепись бесстыдник, девушек с мальчиками тебе мало, так еще за пожилых женщин хватаешься, - сказала она с раздражением и вырвала свою ногу из цепких пальцев. Судя по обиженному, огорченному лицу праведника она поняла, что он никак не ожидал отказа, так как в раю это вообще не мыслимо. И вообще ему видимо просто захотелось разнообразия.
   - Я с тобой потом полежу, если время у меня будет и если желание у тебя к тому времени не пропадет - пообещала она ему и пошла дальше. Вскоре она убедилась, что ей следует держаться подальше от похотливых мужчин. Здесь она пользовалась у всех неизменным успехом. Однообразие видимо быстро приедается. И еще она обратила внимание, что не было ни одного одинакового коврика. Все они были расшиты разнообразными и весьма необычными узорами.
   - Я не отказалась бы такой коврик постелить у себя в гостиной, - подумала Анна Павловна. Но свободных ковриков не было видно, а отобрать его у праведника она бы никогда не решилась. Но где-то они их получают, не приносят же с собой. Значит должен быть какой-то центр раздачи, или административный корпус. Но сколько они не шли, картина везде была однообразной - лежащие под деревьями полуголые мужчины и снующие между ними с озабоченными лицами девушки и мальчики. Интересно, что других возрастов я не вижу. Нет, например, девочек, или зрелых женщин, да и пожилых мужчин не видно. Это явно упущение. Может они здесь особой популярностью не пользуются. Но нет, по глазам мужчин она видела, что они желали разнообразия.
   - Ну, с этими вопросами вам не ко мне вам следует обращаться, наверняка у вас есть здесь кто-то, кто отвечает за все это хозяйство, - подумала она.
   Она заметила, что куда-то пропал большой бог. Странно, но он надолго никогда от нее не отходил. Поискав его глазами, она, наконец, обнаружила своего спутника пристроившегося на одном коврике с разомлевшим мужчиной. Бог поглощал жаркое, которое не успевала подносить к нему на золотых с тонкой чеканкой подносах местная обслуга. Кажется, он тоже, наконец, нашел свое райское место. Но девушки бога явно не интересовали, хотя они и старались всеми способами привлечь его внимание. У бога видимо проснулся зверский аппетит, или во время путешествия с ней он не доедал. Если не считать мертвого проповедника, то вероятно никакой более крупной добычи он так и не встретил. Она вспомнила историю, прочитанную ею в детстве, о греческом царе Эристихтоне который получил в качестве наказания от богов чувство неутолимого голода. Царь ел постоянно, но никакое количество еды не могло его насытить. На покупку ее ушло все его состояние. И вот он продал даже собственную дочь, чтобы приобрести себе продуктов. У дочери имелся дар принимать любой облик, и благодаря нему она убегала от своих новых хозяев и возвращалась к отцу, который снова ее продавал. Но закончилось все это тем, что мучимый чувством неутолимого голода царь съел самого себя. По видимому эта печальная участь ее спутнику здесь не грозит, так как поставки продуктов кажется здесь бесперебойные и конвейер чувственных удовольствий никогда не останавливается. Но видимо и чувство голода у большого бога не было безразмерным, так как, вскоре, проглотив очередного цыпленка, он соскочил с коврика и поскакал за ней. Дальше они уже шли не задерживаясь.
   Пройдя около получаса, они увидели впереди себя высокий одиноко стоящий холм и решили подняться на него. Склон был пологий и поэтому идти было не трудно. Поднявшись на вершину, они увидели там под единственным огромным деревом одинокого старика сидящего на таком же, как и виденные ранее, зеленом расшитом коврике. Он был необыкновенно стар и небрит. Длинная, жиденькая, белая борода спускалась до самой земли. Глаза его ничего не видели, так на зрачках были белые бельма. Кожа его была тонкая, желтоватого, нездорового оттенка. Большие уши покрывали белые как на бороде тонкие волоски, и голову украшала блестящая плешь. Он постоянно что-то жевал. На нем был белый халат, также расшитый причудливым узором.
   - Почему-то про тебя все забыли и оставили одного, - подумала Анна Павловна. - Ни тебе девочек с мальчиками, ни разнообразных закусок. Нет, в этих местах не все так безупречно, как ей показалось с самого начала. Она подошла к старику и заговорила с ним, но он никак на это не отреагировал, а также размеренно продолжал жевать свою жвачку. Он, видимо, не только был слеп, но и глух. Она спросила у большого бога, не знает ли он кто это и что он здесь делает в одиночестве?
   Тот ответил, что знает. - Это бог единственный, у которого нет ни родни, ни жены, ни сына. Один как перст. Он чаще всего укрывается за многочисленными занавесками, но иногда является в этом своем обличии. Наверное, не хочет своих поклонников пугать своим видом. Анна Павловна посочувствовала одинокому богу. Сироты вообще у нее вызывали глубокое чувство симпатии и желание помочь. В этом суровом мире итак все непросто, а если у тебя нет никакой поддержки и не с кем словом перемолвиться, то такой жизни никто не позавидует. Взять бы его с собой на наши старушечьи посиделки, все ему веселее было. Да и что не говори он все-таки мужчина, хоть и немного подержанный, но у них в женской компании и на него бы обращали внимание. Она поделилась своими соображениями с большим богом.
   - Нет, - сказал тот, - старик никуда не пойдет, так как он хранитель всего, что здесь есть и создатель мира и если он оставит его, то начнется в мире его фантазии хаос. Он также присматривает за порядком у нас на земле и руководит своими сторонниками. Почитатели единого бога совершают постоянно на земле во имя его всевозможные подвиги - например, взрывают автобусы, электрички, выпускают ядовитый газ и захватывают самолеты.
   - Ах, так это оказывается ты во всем виноват, старый хрыч, - произнесла взволнованно она и подошла вплотную к сидящему поджав под себя ноги единому богу. - То же нашел себе развлечение. Как не включишь послушать новости, так один бесконечный террор.
   - Нельзя губить людей - сказала она внушительно и постучала кольцом, надетым на палец, по его блестящей лысине.
   - Нельзя ничего разрушать, - снова постучала она.- Всякая жизнь ценна, или ты уже совсем в маразм впал и этого не понимаешь. - Старик все также продолжал, не останавливаясь и не обращая на нее внимания двигать своими челюстями. Последний раз, стукнув по его голове, она посоветовала ему заняться каким либо полезным делом, ну например, разводить цветы, или рисовать какие-нибудь картины. Вот она знает, например, одного очень хорошего художника, тоже бога, как и он, который способен без красок и холста только с помощью подручных средств нарисовать настоящий шедевр. Один из них даже есть у них в том здании, в котором они регулярно собираются на свои посиделки. Если не умеешь, то мог бы у него поучиться. А то только разрушаешь то, что другие до тебя построили, сам то, наверное, забыл за давностью лет, как все это делается.
   - Может мне его проглотить, посоветовал ей большой бог, думаю, что место в желудке у меня еще найдется. Нет, сказала Анна Павловна, хватит убийств. Потом всегда есть надежда, что разумный человек может исправиться, если дать ему еще один шанс. Может и для этого старого хрыча не все еще потеряно, и он, глядишь, возьмется за ум на склоне лет и сделает что-нибудь полезное. Может быть он чудит от одиночества и чувства брошенности. Ты сам вспомни, как ты переживал, когда лишился своей единственной мамочки.
   - Да. Согласился большой бог, это для меня была большая трагедия и я тоже мог лишиться разума. Но природная крепость и здоровье победили.
   - Ну вот видишь, - сказала она, - Но не всем так везет как тебе и не у всех здоровая наследственность. У некоторых имеется и предрасположенность к психозам и безумству, особенно с возрастом. Поэтому давай оставим его покое, пусть еще немного подумает над своим поведением.
   - Слышишь, ты старый проказник, сказала она обращаясь к старику и на прощание дружески его еще раз хлопнула ладонью по лысине. Раздался звонкий звук, от которого у нее немного поднялось настроение.
   Спускаться было намного легче, чем подниматься и ноги сами их несли под гору. Дойдя до молочной реки, Анна Павловна скинула с себя платье и зашла в нее. Когда еще придется ей искупаться в чистом молоке. Попробовав его на вкус, она убедилось, что оно, к тому-же, не обезжиренное, которое обычно приходится покупать в магазине.
   - Из такого молока можно получить превосходное масло и первосортную сметану, - решила она. Отхлебнув еще немного приятной жидкости и искупавшись, она выбежала не берег и, прихватив платье, побежала к реке с прозрачной водой, чтобы ополоснуться. В реке с вином она купаться не стала, сочтя это уже излишеством. Но идти по берегу, любуясь розовыми водами, было приятно. Праведников они по-прежнему обходили.
   - Может быть, я еще пожалею, - подумала Анна Павловна, что не задержалась здесь подольше и не утешила ни одного из них. Нет, им и без меня хватает развлечений, а у меня жених имеется. Она бросила взгляд на золотое колечко на своем пальце. Редко в ее жизни встречались подобные мужчины.
   Теперь они уже без происшествий добрались до тропинки, по которой пришли в рай единого и единственного бога, не имеющего жены, детей и родственников.
   - Да и друзей у него тоже видимо никогда не было, - размышляла Анна Павловна, вот он и обозлился на весь излишне благополучный на его взгляд свет. Позавидовал чьей-то любви, дружбе, комфорту и покою, которых он никогда не имел. Она спросила большого бога, не желает ли он здесь еще задержаться, так как голодать, по крайней мере, в этом месте не будет. Но тот отказался и заявил, что желает следовать с ней дальше. Порешив на этом, они сделали шаг, и пошли по своей тропинке в неизвестность.
  
  
  
   ЧЕТВЕРТОЕ ВИДЕНИЕ.
  
  
   Теперь на основной тропинке попадалось не много ответвлений. И на одно из них Анна Павловна решила свернуть. Она была неутомима в своих поисках истины. Но может и правда, что истина относительна и зависит от человека, который ее ищет. Каждый находит всегда то, что больше соответствует его душевному настрою, воображению и морали. Может быть, это истина и есть. Но, во всяком случае, то, что она видела до сих пор, ее ни в малейшей степени не устроило. Обитель бога единого и единственного может и покажется привлекательной, но только тем, кто ждет наслаждений чувственных, а не духовных, общения на уровне эмоций, а не интеллектуального развития. Для таких существ как ее спутник - большой бог, возможно и найдется то, чем они будут удовлетворены и не станут стремиться искать чего-то большего. От добра добра не ищут. И если тебе оказано хоть малейшая толика внимания и сочувствия, пускай хоть в городе мертвых, ты скорее всего в нем останешься навсегда и не будешь искать иных возможностей существования для себя.
   - Разве я не веду себя так же как они, - подумала Анна Павловна. Разве меня полностью устраивает та жизнь, которой я живу. Нехватка денег, вечное недоедание, одиночество. И разве я не понимаю, что мир разнообразен и если я приложу немного усилий, моя жизнь может кардинально измениться. Но в том то и дело, что этих усилий я прикладывать не хочу. Или не могу, что одно и то же. Во мне сильна сила инерции. Мне кажется, что можно потерять то малое, что я уже имею. Поэтому страшно идти дальше, страшно быть самостоятельным и принимать решения за которые отвечать будешь ты сам. И не на кого переложить будет ответственность. Рядом с тобой не будет, как в раю у согрешившей Евы - Адама , или у Адама - Евы. И ты не скажешь, тому, кто должен тебя наказать за совершенную оплошность, что это другой виноват, а не я. Поэтому лучше никого не судить, а взглянуть на собственную жизнь, так ли уж она безупречна, и во всем ли ты сам прав?
   - А ты заметил, какое странное дерево росло на вершине того холма, на котором сидел старик. Такого огромного ствола нет ни у одного земного дерева и листья у него большие, значительно больше, чем любой лист на земле.
   - Это мировое дерево, - ответил ей большой бог. - Оно соединяет все миры: верхний, нижний и тот, в котором мы живем. Ствол его - это то, что объединяет всех людей вмесите. А листья - это их судьбы и жизнь. Один ствол питает всех и дает жизнь каждому. А стволу лист дает стимул к существованию. Без листьев ствол быстро засохнет. Но и оторвавшись от ствола лист, прекращает свое существование. Ствол это общая природа всех людей связанных воедино. Каждый из листочков тянется к солнцу, свету и без них не может существовать. Но сам его рост и развитие зависят от того, насколько глубоко уходят корни дерева в глубь почвы. И чем дальше они достают, тем больше питательных веществ получает растение, и тем больше шансов у каждого листочка достичь своей цели. Листья умирают, но на смену им приходят новые. И так бесконечно. Но при этом ствол дерева тянется все выше и выше к небу.- И придет день, когда вершина его будет в небесах всегда, вместе с листьями которые тогда на ней появятся.
   - Интересно есть ли там мой листочек и крепко ли он держится на своем черешке, не собирается ли слететь вниз, к земле?
   - И когда листочек падает, - продолжал свой рассказ большой бог, тогда посланник божий, ангел смерти прилетает к человеку который должен умереть, и вырывает его душу из тела. Но он может быть и более милосерден к праведнику, и дать ему возможность уладить все свои незаконченные дела, а затем проводить душу к создателю. Иногда это может происходить во сне и тогда смерть придет в образе садовника, который возделывает свой сад жизни и смерти. В любой момент он может вырвать растение, которое ему не по нраву, или слабое, больное, не способное дать цвет.
   - Только бы он не слишком торопился и дал ей самой еще порадоваться жизни, - подумала Анна Павловна. -
   - Жизнь так быстро промелькнула, что я как будто и не жила, а только готовилась начать жить по настоящему.
  
   Теперь дорога, по которой они шли, больше была похожа на деревенский тракт. Она вилась между невысокими холмами. По обе стороны от нее все пространство заросло невысоким кустарником с редкими, хилыми деревцами. Изредка какие-то животные, больше похожие на зайцев, выскакивали на нее из кустов. Многие из них тут же становились добычей большого бога. Он довольно облизывался и, казалось, доволен тем местом в котором они оказались. Небо над ними было темно голубого, не естественного цвета. Дул слабый теплый ветерок. Анна Павловна сняла туфли, чтобы ноги не очень уставали и дальше пошла босая, держа их в руках. Земля была мягкая и удивительно приятно было идти по ней. Она вспомнила, что также бегала в детстве рядом с домом босая и счастливая. Интересно, сохранился ли тот дом, в котором прошло мое детство, - подумала она. С тех пор семья их часто переезжала с места на место. Отец у нее был военнослужащий и никогда долго на одном месте не задерживался. Только выйдя в отставку, они смогли окончательно обосноваться в городе. Она вспомнила, что рядом с домом, где прошло самое раннее ее детство, была огромная копна сена. В нее дети забирались, строя из соломы себе убежище. Это была их крепость, их собственный дом, в который никто из взрослых не мог войти. И этот запах который она сейчас чувствовала, напоминал ей те ощущения и запахи которые окружали ее в детстве.
   Встретив небольшую полянку, они свернули на нее и расположились на отдых. Она легла на траву и закрыла глаза. Скоро Анна Павловна незаметно для себя уснула и оказалась опять на полянке у излучины реки. Но у нее уже не было тела, рук и ног. Она превратилась в такой же череп со светящимися глазами, как и те с которыми она там разговаривала. Она парила над водой, делая большие круги и пытаясь собраться с мыслями. Затем, вспомнив направление, в котором исчезли ее собеседники, она полетела вслед за ними. Лес под ней становился все гуще и темней. Деревья поднимались все выше и под ними не было уже света. Вскоре она заметила огромную гору с большим количеством пещер и из каждой на не смотрели светящиеся глаза, такие же, какие она имела сейчас и сама. Это были такие же черепа как и ее недавние собеседники. Они вылетели навстречу радостно кружась над ней и приветливо щелкая челюстями. Из толпы вылетел вперед один из них и сказал, что все они рады ее видеть, что теперь они будут жить вместе долго и счастливо и ничто не помешает им любит друг друга. Он показал ей одну из больших пещер. Она была уютная и отделана изнутри не хуже самой современной квартиры.
   - А иногда мы будем снова собираться и в гулять по лесу, - обещал он ей, - собирать цветы и петь вместе чудесные песни, которым ты меня научишь. Она уже хотела ответить согласием, но все эта идиллия оборвалась и она, проснувшись, открыла глаза.
   - Сон, всего лишь сон, - с досадой подумала Анна Павловна. - Ну почему все хорошее оказывается в конце сном, а все дурное, от которого хочешь избавиться, все кошмары, реальностью? Большой бог, судя по всему, не нуждался в отдыхе и никогда не засыпал. Он по-прежнему весело прыгал вокруг нее.
   - Ну что же, нужно двигаться дальше, - сказала Анна Павловна. Они поднялась и пошла вперед к еле виднеющимся впереди каким-то строениям. Когда они подошли, то увидели, что это были маленькие уютные, зеленые от покрывавшей их травы и мха домики с маленьким оконцами. В них жили люди небольшого роста, похожие на карликов. Они занимались своим хозяйством, возделывали огороды, подметали, готовили. Жизнь крохотного селения не стояла на месте. Одеты, правда, они были, на взгляд Анны Павловны, несколько однообразно. Мужчины, в костюмы серого цветы. У женщин были такого же цвета юбки и белые кофточки. Правда у некоторых на голове она увидела цветные ленты, вплетенные в волоса. Но это было, пожалуй, единственным их украшением. Карлики собрались вокруг гостей, с удивлением их разглядывая, а затем повели дальше по деревенской дороге. Скоро они подошли к огромному строению. Его циклопические размеры казались просто фантастическими, особенно на фоне крошечных людей, которые их сюда привели. Они подошли к громадным металлическим воротам и постучали в них. Створки медленно стали открываться, а затем, после того как образовался достаточный проход, они все вместе вошли внутрь. Анна Павловна с ее спутником очутились в зале похожем на залы средневековых замков. Правда там она не встречала огромных колонн и потолки были гораздо ниже. С них свисали хрустальные люстры, которые отражались в блестящем без единого темного пятнышка полу. Здесь также сновали карлики. Видимо они и поддерживали здесь надлежащий прядок и чистоту. Не останавливаясь, все они пошли дальше. Открылись еще одни двери и за ними они увидели огромную спальню с кроватью посередине, на которой спало какое-то существо. Когда они вошли и дверь за ними закрылась, существо проснулось и встало на ноги. Что это была женщина, в этом не было никакого сомнения, но, определенно, не человек. Три головы, большие глаза, рот и длинные руки на огромной теле, все это больше напоминало создание из потустороннего мира.
   Женщина также с интересом смотрела на них, пытаясь видимо понять, каких еще существ к ней занесло.
  
   Наконец, она видимо удовлетворила свое любопытство и засмеялась. Анна Павловна спросила у большого бога, кто это такая и чего можно от нее ждать? Тот ответил, что это всеобщая мать и о них она позаботится. Ее любовь так же велика, как и тело. Она заботиться о всех существах которые к ней случайно забредают. И больше всего любви она уделяет тем, кто больше всего в ней нуждается. Руки всеобщей матери потянулись к большому богу. Она схватила его осторожно, но вместе с тем крепко и прижала к своему огромному телу. Видимо он нуждался в ее заботе больше чем Анна Павловна. Ей понравился его большой рот и она все пыталась своим пальцем попасть в него.
   - Большая, но глупая, - подумала Анна Павловна. Но это всегда так почему-то бывает. Чем умнее человек становиться, тем хитрее и злее. Мозг иссушает тело, делая его похожим на высушенную мумию. И чем тоньше становится тело, тем больше злоба, зависть и раздражение. Люди от рождения не отличающиеся большим умом, обладают, как правило, покладистым характером и не страдают дистрофией.
   По приказу всеобщей матери карлики принесли еду и предложили ее Анне Павловне. Она с удовольствием покушала, наблюдая при этом, как большое любящее создание кормит большого бога. Она брала огромные куски мяча с приносимых карликами блюд и клала их в рот своему подопечному. Тому оставалось только глотать то, что ему предлагалось. Но не видно было, что это ему не нравиться.
   - Может о таком внимании он и мечтал всю свою сознательную жизнь? - Потом карлики проводили ее в другую спальню, где тоже имелась кровать поменьше размерами, чем в первой. Анна Павловна была вполне удовлетворена обстановкой. Здесь имелся даже камин, в котором весело потрескивали горящие дрова. Единственно, чего ей не доставало, это привычного телевизора и кресла перед ним. Но ничего, жили же люди раньше и без этих удобств и не жаловались. В смежной небольшой комнате она нашла даже бассейн, заполненный до краев чистой водой. Посчитав, что это как раз то, чего ей сейчас больше всего хотелось бы, она, быстро раздевшись, бросилась в воду. Когда Анна Павловна, освежившись, выходила из бассейна, вошла всеобщая мать вместе с большим богом, которого она, наконец, поставила на пол. Он сказал, что их хозяйка предлагает им остаться здесь навсегда. Все желания наши она будут удовлетворять немедленно как ее собственные. Ей не хотелось бы нас отпускать, так как без ее забот с нами обязательно случится какое-нибудь несчастье, а здесь мы будем под ее защитой и покровительством. Всеобщая мама при этих словах большого бога широко улыбнулась, как бы подтверждая все сказанное им.
   - А почему она сама не говорит? - спросила своего спутника Анна Павловна, а передает свои слова через тебя.
   - Ну во-первых, она тоже бог, голос которого смертные создания не могут слышать без того чтобы не умереть. Она же этого не желает. А во-вторых, как богу ей положено передавать свою волю через посредников. Я ее понимаю потому, что мы с ней имеем одну природу. Но тебе этого не дано.
   - Но ведь я же слышу и понимаю тебя и со мной ничего не случается.
   - Ну, это от того, - сказал большой бог, - что родила меня земная женщина, богородица. Я одновременно обладаю и человеческими и божественными свойствами. Ты слышишь меня когда я говорю человеческим голосом, но с богами я разговариваю на понятном и доступном им языке.
   - Передай всеобщей матери, что я благодарю ее за теплый прием и любовь ко мне, но я еще не завершила всех своих дел на земле. Но, может быть, мы с ней еще когда-нибудь еще увидимся.
   - Она очень на это рассчитывает, - сказал ее спутник. - Но мне не хотелось бы оставлять замка. Я считаю, что нигде мне не будет так хорошо как здесь. Много еды, еще больше любви и заботы. Я наконец обрел свою мамочку, которая не оставит меня уже никогда. Поэтому я хотел бы вас оставить.
   Анна Павловна успокоила большого бога, сказав, что дальнейший свой путь она может пройти и в одиночестве, тем более что она чувствует, что ее путешествие близиться к концу, когда им все равно пришлось бы неизбежно расстаться. Она даже рада за него и не будет беспокоиться, зная, что за ним есть кому присмотреть.
   Прожив в замке всеобщей мамочке несколько дней, Анна Павловна поняла, что пора уже уходить. Она простилась с хозяйкой, которая подарила ей большую голубую жемчужину.
   - Если положить ее в стакан с водой, - сказал большой бог, - то через минуту в ней будет прекрасное вино, которое поможет тебе справиться с грустью, или чувством одиночества, и поднять настроение. И тогда ты вспомнишь любовь всеобщей мамочки.
   Он проводил ее до самой тропинке и там они распрощались.
   - Вспоминайте иногда и обо мне, - попросил ее бывший спутник, - и, всякий раз, когда вы меня вспомните, я почувствую это, и буду знать, что кому-то на этом свете не безразличен. Анна Павловна пообещала не забывать его, и пошла быстро по сверкающей тропинке. Выйдя на центральную дорогу, она уже решила никуда не сворачивать, а идти постоянно вперед.
  
  
   ПЯТОЕ ВИДЕНИЕ.
  
  
   Сверкающая дорога, все более расширяясь на горизонте, сливалась с таким же светящимся и искрящимся небом. Без страха Анна Павловна шла вперед и яркий, неземной свет, казалось, как лучи радиации, проникал через ее тело. Интенсивность света увеличивалась с каждым ее шагом и с каждой секундой.
   Как будто возрастало напряжение тока подаваемого на спираль лампы накаливания. Но здесь не было видимого источника света, он был повсюду. И само тело ее стало меняться. Исчезал прижимающий к земле вес. Перестали болеть натруженные ноги, распрямилась спина, и зрение стало таким же ясным как в годы ее молодости. Она, казалось, освобождалась от материальной оболочки, облекаясь в легкое, духовное тело. Ее мысли поднялись выше всех земных забот, выше всего этого мира. Все проблемы и радости, фантазии и надежды - все осталось внизу, все было вытеснено эти ярким очищающим светом. Она почувствовало насколько все земное, все, что было до сих пор, чуждо теперь для нее, насколько не соответствует ее природе. Как шелуха слетели с нее заботы. И все чувства ее стали чистыми и прозрачными как родниковая вода в райском саду.
   Она поняла, насколько проста сама и чиста, также как солнечный свет. Она казалось, сама стала тем зеркалом, в котором отразился весь мир. У нее открылось видение и понимание всего сущего.
   - Бог во мне, или я в нем? А может быть я и есть бог, - подумала Анна Павловна.
   До чего мелкими и нелепыми показались ей все эти беснующиеся на сотнях сцен, кафедр, самозваные посредники бога. Одетые в мантии, рясы, совершающие нелепые обряды, якобы соединяющие человека с богом. Рассуждающие о том, чего не состоянии понять. Воющие дикими голосами и бормочущие заклинания и молитвы. Сумасшедшие в сумасшедшем мире. Дикими, бредовыми показались ей фантазии и представления, которыми заполняют себе головы миллионы людей.
   - Очнитесь, загляните в себя, и вы увидите бога, - хотелось ей закричать на весь свет. Но голоса у нее не было, да и никто не услышал бы ее.
   - Пока вы не очистите свои души и разум от грязи и бреда, который их заполняет, никакой свет и никакая истина не в состоянии будет проникнуть в них. Вы не услышите не только бога, но и не поймете самих себя.
   В душе у нее установилась тишина и мир. Но, внезапно, она поняла, что уже не одна, и в безмолвии до ее слуха донесся тихий голос зовущий ее.
   - Ты должна вернуться, - обращался он к ней, - твой земной путь еще не пройден и своего назначения ты еще не исполнила. Она почувствовала на своих плечах прикосновение чьих-то невидимых рук и увидела в самом центре ослепительного сияния чье-то лицо. Его губы шептали ей те слова, которые звучали в ее голове.
   - Но я не хочу возвращаться, - сказала она, - я нашла то, что так дорого искала.
   - То что ты нашла, теперь никуда от тебя не уйдет и навсегда останется с тобой. Теперь ты знаешь путь по которому в любой момент сможешь вернуться. А сейчас тебя ждет своя судьба, - прозвучало в ее голове настойчивое требование.
   - Хорошо я согласна, - со вздохом печали произнесла она. И как только она это сказала, постепенно тепло и свет стали уходить, в тело снова вернулась тяжесть и неприятные болезненные ощущения. Мысли потеряли ясность и с трудом уже ворочались в ее голове. И она почувствовала от этого невыразимую грусть.
   Анна Павловна как будто вынырнула на морскую поверхность из глубины, в которой так долго находилась. Она открыла глаза и с удивлением убедилась, что сидит в своем кресле перед телевизором, а на коленях у нее спит котенок. Неужели я спала и это мне все только приснилось? - подумала она. Затем поднесла руки к лицу и увидела на своем указательном пальце блестящее золотое кольцо с надписью "На память от любящего бога".
  
  
  
  
   ОБУЧЕНИЕ.
  
  
   Все больше времени стал уделять Бахыт своей боевой и моральной подготовке к тем свершениям, которые потребует от него единый и единственный бог. И наставницей во всех этих сложных вопросах стала для него его новая квартирантка Гуля. У нее оказался богатый запас знаний о взрывчатых веществах, об оружии, обо всем, что несет смерть и разрушение. Но перед началом практических уроков они долго молились. Теперь он не пропускал ни единого поклонения богу, по несколько раз в день становясь вместе с Гулей на колени на зеленый коврик расшитый замысловатым узором. Когда ее не было, он молился один. Теперь Бахыт уверенно поворачивался в ту сторону, в которой предположительно был бог, а задом к неверным и фотографии покойной жены и дочери. Он уже не обращал внимания на боль от ударов лбом об пол во время обязательных поклонов, и ломота в спине его тоже не смущала. Его бог любит боль.
   Поклонники единого бога любили, собираясь толпами на улицах, истязать себя плетьми, вгонять иголки в тело и делать на коже разрезы. Богу нравится, когда течет кровь, и люди воют, корчатся и кричат от невыносимых страданий. Если понадобится, они и убьют себя во славу своего бога. Но вначале они истребят всех неверных, которые не хотят ему поклоняться. Бахыт также стал ощущать удовольствие от боли, которую причинял сам себе.
   И все яснее он вспоминал все, что произошло с ним, когда он нес свое служение в качестве пророка единого бога. Начиная с детских лет, когда он понял, что избран быть единственным и последним пророком великого бога, и днем свой смерти, когда лежал он у ног своей жены прижавшись щекой под ее платьем к молодому и теплому телу. Чем четче вырисовывалась у него вся картина жизненного пути пройденного им, тем лучше он понимал, чего лишился и не имеет в этой жизни. Нет ни почета, ни уважения, нет признания и денег тоже нет.
   А разве не мне отдал бог все имущество неверных, которым они пользуются и не собираясь его возвращать истинному владельцу. Не я ли раньше раccылал письма всем неверным и сообщал им, что посланнику единого и единственного бога принадлежат все дорогие одежды их, и все рабы их, и все лошади, и все оружие - кроме того что не потребуется посланнику единого бога и посланникам посланника бога. После этого они свободны от налогов. А если не послушаются меня, так я истреблю весь их народ. И боясь меня, они отдавали все что имели. Да и что им нужно в обители бога нашего? Там они получат компенсацию за то, что потеряли здесь.
   А сейчас никто меня не боится и поэтому не спешит мне поклониться и воздать честь. Он вспомнил все обиды, которые ему нанесли люди, когда не хотели смотреть его маленькие представления, и когда не желали слушать его проповедей. Ничего скоро вы сами побежите ко мне и будете умолять, чтобы я вам показал то, от чего вы вчера отворачивались и сказал то, от чего вы затыкали свои уши. И жены тоже не будут больше пренебрегать мною, а, как и прежде, будут икать моего расположения и ссориться между собой за право войти ко мне.
   Необходимо снова возвращаться к прежним методам устрашения и террора, которые были так эффективны на протяжении многих столетий. Гибли сотни тысяч, но разве не приходили к богу, устрашаясь, миллионы. И разве не обретали мученики, погибшие выполняя приказы убивать отступников и неверных, вечного мира и покоя в раю рядом со своим богом? Наслаждаясь тишиной и чувственными удовольствиями в окружении множества прекрасных поклонниц.
   После молитв и чтения собственных откровений, полученных ранее от бога, они долго просиживали, изучая свойства различных типов взрывчатых веществ и особенности детонаторов. Гуля объясняла где и как взрывчатку лучше подкладывать, чтобы большее количество было жертв. И как ее пронести на место операции, чтобы тебя не заметили. А также, каким образом незаметно потом скрыться, чтобы не смогли обнаружить и задержать. Потом они переходили к изучению строения стрелкового оружия. Бахыт видел, как загораются глаза его учительницы, когда она рассказывает о строении карабина.
   После очередной своей отлучки, она принесла в квартиру полученные от верных сторонников их бога, с которыми она установила тесную связь, взрывчатку и оружие. Теперь обучение стало более наглядным. Гуля вспоминала о боевых операциях, в которых сама принимала участие и о том, сколько человек убила. Она смеялась над глупостью неверных, которые судят и сажают в тюрьму своих собственных солдат, которые пытаются защитить свои жизни и не позволяют себе спокойно перерезать глотки.
   - Наш бог за нас, - говорила она Бахыту, - и он лишает разума тех, с кем мы боремся. И весь мир за нас. Неверные сами скрывают нас у себя и предоставляют убежище, продают друг друга, думая, что до них не дойдет очередь и за услугу они будут помилованы. И сами отстраивают наши дома и кормят нас и одевают. Нет, все они погибнут, если не примут нашего бога - сильного и грозного, карающего и милостивого.
   Бахыт все больше проникался ее энтузиазмом и пониманием того, что их час уже пробил, и пора действовать настала. Теперь становясь на молитву, он просил бога о помощи в их борьбе, стремлении уничтожить всех неверных и помочь вернуть ему все, что он потерял и того, что по закону принадлежит ему.
   - Мне принадлежат все одежды ваши и дома и драгоценности и жены и девочки. И мальчики ваши тоже принадлежат мне. И как только вы погибнете, я верну себе мое имущество и помочусь на ваши могилы.
  
  
  
  
   ПЕРВАЯ АКЦИЯ.
  
  
   В этот день Бахыт проснулся, когда солнце еще не встало. Он подошел к окну и долго смотрел на темный небосвод. Там, в этих глубинах вселенной существовал его бог, который надеялся на него и ждал когда он, наконец, приступит к реализации его воли. Все люди должны быть приведены к поклонению единому и истинному богу. И тогда наступит эра всеобщей гармонии и порядка. Весь мир встанет на колени, каждый на свой расшитый зеленый коврик и поклониться своему творцу и хозяину. Он принесет свое имущество в храм, и сложит его у ног пророка Бахыта, и будет прославлять также и его. Потом опуститься с неба лестница, по которой он поднимется к небесам. И здесь он встретит всех пророков, которые были до него. Они также будут прославлять его и восхищаться беспримерными подвигами, совершенными им по утверждению истинной веры. Затем он снова заглянет в ад, и насладиться мучениями тех, кто не принял его учения. Впереди его ожидает вечное блаженство в обители бога, где он постоянно будет находиться в его присутствии и ощущать на себе строгий и взыскательный взгляд.
   Встала Гуля и подошла к Бахыту.
   - Сегодня нам предстоят большие свершения, которыми будут гордиться все праведники. Мы выполним волю бога и покажем неверным кто в этом мире истинный хозяин, - сказала она. - Затем они опустились на колени и долго молились за успех предстоящей операции. Девушка привела часовые механизмы двух бомб, которые она достала из своего рюкзака, в боевую готовность. Времени у них должно хватить, чтобы укрыться в безопасном для себя месте. Чтобы не произошло никакого срыва в реализации плана, они решили подстраховаться и заложить сразу два устройства. В случае отказа одного, второе должно сработать и, детонировав, разнести намеченную цель на куски.
   Бахыт решил, что ему необходимо сегодня надеть свой маскарадный костюм. Он сильно накрасился, натянул парик и платье и, преобразившись, стал ждать пока не будет готова девушка. Бомбы они положили в два пластиковых пакета. Каждый из них взял по одному из них. Затем они вышли из квартиры и направились к автобусной остановке. Вскоре подъехал автобус как всегда переполненный в эти утренние часы. Все торопились на работу. Они вошли в разные двери. Бахыт протиснулся в задний салон, а Гуля постаралась пробраться ближе к креслу водителя. Когда автобус тронулся, они осторожно опустили свои пакеты на пол, прислонив к ножкам сидений. На следующей остановке бойцы единого бога покинули салон и направились в сторону дома. Через десять минут в отдалении раздался звук взрыва, и клубы черного дыма поднялись над городом.
   - Ну вот, несколько неверных отправились в ад, а мы заслужили награду от нашего создателя, - сказала Гуля и запрыгала на месте от радости. Бахыт тоже ощутил торжественность этого момента. Он, наконец, выполнил повеление бога. Но это только начало долгого и трудного пути, и ему не следует сейчас расслабляться. Они продолжили свой путь, обсуждая подробности следующих подвигов во славу бога.
  
  
  
  
   КОШМАР.
  
  
   Бахыт спал следующую ночь очень беспокойно. Ему снились кошмары. Он провалился в какую-то темную бездонную пропасть и бесконечно летел вниз ожидая в каждую секунду приближение смерти. Ее холодное дыхание сковало его трепещущее от страха тело. Наконец падение прекратилось, мрак рассеялся и он увидел, что стоит на широкой дороге ведущей в неизвестность. Вдруг на ней появилась толпа людей, быстро приближаясь к нему. Женщины и мужчины, старики и дети все шли молча и решительно. Подойдя ближе, толпа остановилась, и одна из женщин указав на него пальцем, вдруг страшно закричала:
   - Это он, убийца. И вся толпа понеслась на него. Бахыт понял, что это видимо те, кого он лишил жизни накануне - пассажиры автобуса, которые стали жертвой теракта. Смерть пришла к ним нежданно, и мгновение назад строившие на предстоящий день планы люди, оказались заброшенными в то место, куда они не спешили попасть - на дорогу ведущую к городу мертвых. Бахыт побежал изо всех сил, пытаясь скрыться от разъяренных мертвецов. Его сердце выпрыгивало из груди и дыхание каждую минуту срывалось, ноги подкашивались и ему казалось, что еще мгновение и он упадет. Но толпа была неутомима. Они видели перед собой виновника всех их несчастий и желали только одного - расправиться с ним. Справедливость должна восторжествовать. Наконец, когда расстояние между ними значительно сократилось, одна молодая девушка с залитым кровью лицом бросила в его направлении свою сумочку и она, ударив ему в спину, сбила Бахыта с ног. Падая на землю, он подумал, что подобное с ним, или с его женой, кажется, уже случалось. И память услужливо восстановила перед глазами картину держащих оборону рассерженных старушек из церковного хора. Они тоже швыряли в него с супругой, чем придется. Ну почему мне всегда так не везет, вечные гонения, неприятия, преследования?
   - За что? - промелькнула мысль. После этого над его головой замелькали руки и ноги и все снова погрузилось в мрак. Но кошмар не заканчивался. Открыв глаза, он обнаружил, что лежит не в своей постели, а в какой то тесной и душной камере. Проведя руками по сторонам, он с ужасом обнаружил, что выхода нет. Голова его находилась на жесткой подушке, а тело было покрыто тонкой простыней. Постепенно ужасная мысль оформилась в его голове. Он понял, что находится в гробу. Неужели он умер, и его похоронили? Нет, не может этого быть.
   - Я живой, - захотел крикнуть он, но слова застряли в горле, и из него послышалось только жалкое сипение. Попытка приподнять крышку не увенчалась успехом. И сколько он не колотил в нее и сколько не напрягался, пытаясь сдвинуть, все его усилия оставались бесполезными. Похоже, что его уже закопали, и он находится глубоко под землей. Через некоторое время неизбежно погибнет, и теперь уже будет соответствовать тому месту, в котором находится.
   - Но впереди тебя ждет рай, - говорил ему разум, - так стоит ли так стараться спасти свою жизнь. Тем более что это совершенно бесполезно. Но он не желал слушать голоса разума и все настойчивее колотил о стенки гроба. Но вдруг, внезапно крышка отскочила в сторону, и над ним снова вспыхнул свет
   - Спасен, я спасен, - закричал Бахыт и выскочил из этого ужасного деревянного ящика, в который его кто-то заботливо поместил. Но кошмар продолжался. Гроб стоял на столе в огромном, знакомом ему уже зале и перед ним на огромной койке сидела, тараща глаза всех своих трех голов, всеобщая мамочка. Она была явно рассержена и смотрела на него грозно и осуждающе. Рядом с ней прыгало какое то существо без конечностей и с большой головой. Оно внезапно остановилось перед ним и сказало, что всеобщая мамочка чрезвычайно рассержена и что его необходимо обязательно наказать. Лишать жизни другие существа не имеет права даже тот, кто их сотворил, тем более такое мелкое и зловредное существо как он.
   - Я не мелкое существо, а пророк единственного и единого бога, - хотел сказать Бахыт, но осекся под грозным, неумолимым взглядом всеобщей мамочки. Подбежали карлики и поволокли его в другую комнату в которой уже кипел котел с какой то маслянистой жидкостью. Без лишних слов они бросили его в него. Чудовищная боль пронзила его мозг. Он закричал и захотел вылезти из этого раскаленного ада. Но карлики постоянно его толкали обратно. Несмотря на невыносимые мучения, смерть не приходила и он подумал, что, наверное, случайно попал в ад. А это не карлики, а бесы которые мучают его. Густые клубы пара поднимались к потолку и мешали дышать. Время от времени какой нибудь из карликов бросал в котел какие-то неизвестные растения, видимо приправы. От них вокруг распространялся резкий запах и дышать становилось еще труднее.
   Наконец, кажется, мучители были удовлетворены и его вытащили из кипящего варева. Они обтерли его полотенцем и намазали тело какой-то пахучей жидкостью. Видимо, их хозяйка бала любительница ароматических составов и никакой меры в их использовании не признавала.
   Его снова отвели к спальне и подтащили к постели всеобщей мамочки. Она осторожно взяла его своими руками за туловище и оторвала от пола. Подняв пророка вверх, она, вдруг, впервые за все время, произнесла несколько слов гортанным и глухим голосом:
   - Мамочка любит своего большого сына и не станет ему предлагать непрожаренные продукты. Нелепое существо с большой головой и телом открыло свой рот и высунуло розовый язык, на который мамочка и положила свое угощение. Большой бог захлопнул свою пасть и проглотил Бахыта.
   - Вкус как у жирного цыпленка, которым меня угощали в детстве, - с довольной улыбкой сказал он облизываясь.
   - Я всегда держу свое слово, и такие деликатесы ты будешь получать регулярно, - обещала она. - И никогда не пожалеешь что остался со мной
   Бахыт же снова погрузился во тьму - абсолютную, мертвую.
  
  
  
   ВТОРАЯ АКЦИЯ.
  
  
   Бахыт долго не мог прийти в себя от ночных кошмаров. Проснулся он весь в поту, настолько реально казалось все, что он пережил.
   - Но бог, его могучий бог, конечно, его защитит и не допустим того, чтобы с ним поступили подобным образом, - подумал он. Стоя на коленях на зеленом коврике, он думал о грозном боге сидящем за множеством занавесок и строящем планы мести всему греховному и недостойному его человечеству. Придет когда нибудь момент и изольет он на землю огонь и серу и настигнет тогда всех ужасная смерть. И тогда, наверное, откроются все покрывала скрывающие лицо грозного бога, и он предстанет во всем своем величии перед своими почитателями.
   - Будь послушен воле своего Господа, - услышал Бахыт в голове громкий голос. И ничего не бойся. Твой бог хранит тебя от всяких бед и ведет своими путями в землю обетованную. Но ты должен закончить свою миссию и реализовать последнюю в твоей земной жизни волю твоего создателя. Земля должна содрогнуться, а сердца неверных наполниться страхом от твоего последнего свершения.
   Его соседка с раннего утра поехала в аэровокзал и приобрела два билета на самолет, отлетающий в какой-то отдаленный город, расположенный на краю страны. На этот раз подготовка к очередной акции была особенно тщательной. Заранее обсуждались все детали предстоящих действий и роль каждого из них. Гуля должна была пронести в самолет взрывное устройство, а Бахыт прорваться в кабину пилотов. Они хотели захватить его, чтобы потом диктовать свои условия правительству неверных. В случае неудачи, можно было бы взорвать самолет, направив его на какой нибудь населенный пункт. Взрывчатку не должны были заметить поисковые сканеры аэропорта, так как это была одна из современных, не поддающихся обнаружению ее форм.
   Многие государства, которые придерживались откровений единого бога, весь свой научный потенциал и ресурсы направляли на поиски новых и эффективных средств уничтожения неверных в других государствах. И иногда они добивались в этой своей работе значительных успехов. Переправляя свои изделия борцам за веру во всем мире, они постоянно подпитывали огонь террора в печи священной войны.
   Все их опасения и волнения оказались напрасными, и опасная пара без особых проблем прошла предпосадочную проверку багажа. Как и предполагала девушка, взрывчатка не была обнаружена устаревшим прибором, отставшим от темпов прогресса взрывчатых веществ, которые он должен был обнаруживать. Уже сидя на креслах в салоне самолета, Бахыт со страхом подумал, а что бы случилось, если бы на них обратили внимание? Но видимо их бог был с ними. Взлетев, самолет набрал высоту и лег на заданный курс. Через минут десять Гуля приступила к действиям, и передала стюардессе записку для пилотов с известием, что у нее в руках бомба и что самолет с этой минуты переходит под контроль воинов единого бога. Бахыт, выхватив нож, тут же побежал в кабину пилотов которые не успели еще предпринять никаких защитных действий. Бахыт объяснил им, что салон заминирован и в случае сопротивления все пассажиры, и они вместе с ними неизбежно погибнут. Он приказал развернуть самолет и лететь обратно к городу. Затем они изложат свои требования. Пилоты подчинились, и самолет медленно стал менять направление полета.
   Но здесь, по-видимому, стюардесса решила проявить инициативу и заметив в руках у террористки сумочку с предполагаемой бомбой она решила вырвать ее из рук. Но реакция Гули была лучше и натренированными движениями она мгновенно привела взрыватель в действие. Прогремел взрыв, и самолет сильно встряхнуло. В стенке салона образовалось огромное отверстие, в которое вместе с воздухом летели сорвавшиеся вещи и люди. Лайнер стал стремительно терять высоту, приближаясь к земле. Пилоты судорожно пытались восстановить нарушенное управление, но видимо все их попытки оставались тщетными.
   Душа Бахыта затрепетала от страха и предчувствия надвигающейся катастрофы. Его мечты о мировом господстве не реализовались, но место в раю единого бога ему обеспечено. Он представил, с какой радостью будет встречен ангелами, праведниками и самим богом в его обители.
   Все, что пожелал его господин, было в точности исполнено, и раб теперь ожидал своей заслуженной награды. Только бы самолет не упал за чертой города, - подумал он в последнее мгновение своей жизни.
  
  
  
  
   ЭПИЛОГ.
  
  
   Вечная тишина никогда не покидала эту равнину, ничто здесь и не изменилось. Все также три полноводные реки несли свои прозрачные, белые и красные воды. На холме под деревом по-прежнему сидел, пождав под себя ноги, дряхлый старик с желтой как старинный папирус кожей. Жиденькая бородка все также развевалась под редкими порывами ветра. Вокруг него с дерева, как осенью во время листопада, кружились, стремясь к земле, листья. Один из них упал ему на блестящую плешь, но он этого даже не почувствовал. Его губы все также размеренно продолжали двигаться.
   Но вдруг что-то новое появилось в выражении застывшего лица, будто какая-то тень прошла по нему. Однако на небе не было ни тучки и солнца самого тоже не было, так как свет был повсюду. Значит, и тени не откуда было взяться. В белых, невидящих глазах появились огоньки яркого пламени. Челюсти старика перестали двигаться. Он напрягся так, что на шее появились старческие жилы, и выплюнул на землю перед собой сгусток крови, она растеклась во все стороны и быстро впиталась в землю. В эту же секунду в ином мире самолет с сотней пассажиров и членами экипажа рухнул на жилой квартал города. Столб огня и обломков разлетелся в разные стороны. Куски человеческих тел, вперемешку с трупами собак и кошек усеяли место крушения. Беда уровняла всех. И кровь сотен, бывших несколько мгновений назад живыми, существ смешалась в огромных темно-красных лужах.
   Анна Павловна стояла на пустынной улице, и смотрела на поднимавшийся в центре города столб дыма и всполохи пламени.
   - Нет, зря я, наверное, не позволила большому богу съесть этого выжившего из ума, старого идиота. Горбатого только могила исправит, как и его почитателей тоже. Демократия полезна только в обществе разумных людей. Безумцам необходимы не выборы, а смирительная рубашка, койка в клинике для душевнобольных, по два кубика снотворного каждому и уход, с постоянным наблюдением со стороны разумных врачей и сильных санитаров.
   Дым не успел еще рассеяться над местом катастрофы, ставшим для многих братской могилой, а Бахыт уже расстилал свой зеленый коврик под одним из свободных деревьев в раю, забыв о своих жертвах, которым не было места в царстве его сурового бога. К нему подбежала одна из гурий, желая услужить своему новому господину. И Бахыт, впервые за много дней, наконец, снял свои штаны и показал удивленному духовному созданию то, что было единственной его гордостью и утешением.
   Это был его рай и его счастье.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   147
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"