Сирин Кифа Василиус: другие произведения.

Русские сказки: Гражданская война сегодня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тематика Гражданской войны, неизжитого и доселе противостояния внутри нашего народа сделалась де факто жертвой "заговора молчания" современного российского общества. Гораздо более людей интересующихся историей занимают Великая Отечественная и Вторая Мировая войны. Это мало того, что несправедливо - это глупо. Как отражается Гражданская война в фантастике сегодня? На примере произведения Романа Злотникова "Русские сказки"

  
  
  Федеральный агент Айвен Круифф не любил работать с русскими. Возможно, повинны в этом были детские впечатления. Его мама считала, что забивать ребенку голову всякими лживыми, слезливыми сказочками означает поступать против воли Господа, давшего человеку разум и речь, а первейший долг родителей состоит в том, чтобы попытаться как можно раньше научить свое чадо отличать добро от зла. А потому, в перерыве между утренней молитвой и вечерним чтением Библии, она однажды рассказала ему о том, что когда-то давно русские казнили своего короля, а потом Бог их за это долго наказывал. До тех пор, пока они не выбрали себе нового.
  Так начинается книга "Русские сказки" Романа Злотникова. Ей я посвящу первый обзор из задуманной антологии фантастической литературы, в которой затрагивается тематика Гражданской войны в России, Белого движения.
  Тематика Гражданской войны, неизжитого и доселе противостояния внутри нашего народа сделалась де факто жертвой "заговора молчания" современного российского общества. Гораздо более людей интересующихся историей занимают Великая Отечественная и Вторая Мировая войны. Это мало того, что несправедливо - это глупо.
  Именно Гражданская война (и породившая её война Великая - Первая Мировая), её итоги определили историю России и мира в ХХ веке. Даже сегодня мы живём в мире, созданном в результате в том числе и этой войной. Мире, где итоги Великой и Гражданской войн предопределили запуск кровавой мясорубки Второй Великой войны. Мире, где значение некогда великих держав было нивелировано. Где сами великие державы, некогда суверенные национальные государства, самостоятельные центры силы превратились в безликие компоненты политических альянсов. Мире, где, противостояние этих политических альянсов далеко перешагнуло порог "нормальной конкуренции держав" и достигло почти эсхатологического накала "противостояния двух систем".
  Причём одна из этих систем возникла именно вследствие Гражданской войны в России.
  Даже сегодня мы живём и действуем в мире, созданном этой войной.
  И потому значение Первой Мировой и Гражданской войн в пользу Великой Отечественной забыто совершенно несправедливо.
  И забыто глупо.
  При всех коллизиях своих Великая Отечественная была всё же войной "простой". Вот - мы, вот - враги. Мы должны завалить их. Так думает большинство наших сограждан. Тех же, кто начинает нечто "пищать" о происходившем в рамках неё гражданском противоборстве придавливают взглядом, исполненным многопудового презрения: "фальсификатор".
  И, в общем, пренебрежение какими-то "оттенками", всегда имеющими быть в человеческой истории в данном случае почти оправдано: не смотрятся какие-то "течения", "Комитеты" и "вспомогательные туземные части" хиви на фоне сошедшихся в схватке гремящих сочленениями, полыхающими огнём и раскалённой сталью титанов планетарного масштаба.
  И потому Великая Отечественная была войной "простой".
  Гражданская же война - это война, невероятно сложная. Война, которая учит. Учит не "рвать врага Отечества и класть живот на алтарь" - этому примеров в нашей истории много выше крыши, ничего нового сюда Великая Отечественная не привнесла. (И вообще - она мало чего нового в плане "уроков истории" привнесла. Если не считать таковым уроком демонстрацию степени феерического раздолбайства, организационной импотенции и преступного самодурства, каковых может достигнуть политическое и военное руководство страны накануне и в начальный период военных действий).
  Гражданская война учит ВЫБОРУ. Выбору нравственному. Когда "нет равнодушных", когда нет иноземных жестоких завоевателей, когда все кругом говорят на одном с тобой языке и говорят, что "правда - с ними". В бледном подобии той ситуации мы оказались всего несколько лет назад, в разгар попытки организации "цветной революции" в 2011-2012-м годов. Соседняя с нами Украина полыхает в огне такого конфликта СЕЙЧАС.
  Может задумаемся: не ждёт ли и нас, в России, та же судьба?
  Как быть? Как себя вести?
  И не стоит ли обратиться к опыту наших предков? Чему учит Гражданская война?
  Гражданская война учит стойкости. Стойкости служения. Христиан, да и, подозреваю, верующих всех конфессий, переживших Гражданскую и её последствия, она научила тому, как надо следовать своей вере. Как нести себя через горнило проводимых властью массовых убийств, затмивших даже диоклетиановы гонения. И этот опыт, по счастью, сохраняется и распространяется - в Церкви. Служения, когда враги - свои.
  Гражданская война учит верности своему долгу.
  Но она же учит и предательству, подлости, показывает глубины ада, до которых может скатится человек - не на войне с внешним врагом, где оправдываются и топки Освенцима (уже оправдываются кое-кем, да) и американские бомбардировки Дрездена и советское "ни шагу назад". На войне внутренней.
  На войне, которая есть всего лишь продолжение жизни общества "иными средствами".
  Гражданская война должна вернуться в наше сознание.
  Можно сколько угодно заклинать Великую Отечественную словами: "Это не должно повториться никогда". Это глупо. "Повториться" этому или нет - от нас не зависит почти вовсе. Всё находится в руках политического и военного руководства государства и наших "стратегических партнёров". И в случае чего внешний враг не будет спрашивать нас - должно оно повториться или не должно.
  Не так с войной Гражданской. Её повторение зависит от нас с нами.
  И потому именно о Гражданской мы должны сказать, вне зависимости от того, "белые" мы, "красные", "зелёные" или "серо-буро-малиновые":
  - Это не должно повториться.
  
  Вот такое получилось объёмное "вступление" к антологии. :)
  
  "Русские сказки" Романа Злотникова оказались одной из первых ласточек альтернативной истории в российской фантастике и как бы не самой первой среди тех, что были посвящены именно Гражданской войне. (Первой было "Око силы" Андрея Валентинова.)
  Парадоксально, однако при всём при этом книга альтернативной историей формально не является.
  Ну посудите сами. Отдалённое будущее. "Посольская" орбитальная станция межзвёздной державы на орбите планеты, населённой замкнувшимся на самое себя тоталитарным обществомпо типа нашей Северной Кореи. На станцию под видом учёного социолога прибывает кадровый разведчик иной межзвёздной державы. Появляются новые действующие лица - элитный модифицированный десантник спецназовец с квадратной челюстью Иван Р. Голицын. Начало для космической оперы, а не для "альтернативки"! Пускай и греет сердце патриота то, что станция принадлежит Российской Империи, причём управляемой Императором, а не каким-нибудь шизанутым на почве чувства собственного величия рейхсканцлером.
  Необычным для патриота, конечно, окажется то, что помянутый "кадровый разведчик иной межзвёздной державы" - американец и вполне себе положительный персонаж.
  Далее следует высадка наших героев на планету: всё вполне официально, по согласованию со здешним планетарным правительством (очень большом согласовании, поелику оное правительство скорбно умом на почве поиска врагов и т.п., чем в принципе славятся такие государства). Но - никакого экстрима из серии "не давайте им пощады" или "насекомых хватит на всех". Во время этой высадки и происходит ПЕРЕНОС.
  Здесь проявляется первая необычность книги. Современные "писатели руками" редко заморачиваются обоснованием "переносов". Случаи же, когда обоснование выглядит логично (при всех фантастических допусках) и при том не вступает в вопиющее противоречие со здравым смыслом вовсе можно по пальцам пересчитать. В "Русских сказках" автор сумел не только сделаться одним из первооткрывателей темы Гражданской войны в альтернативной истории. Он сделал такое обоснование, да ещё и использовал его в дальнейшем развитии сюжета для некоторых пояснений и небольшой интриги. Нынешним патриотичным вьюношам с красными звёздами в очах расти и расти... Пикантности сравнению добавляет то, что написано произведение, пардон, лет двадцать назад.
  Делайте выводы, г-да и товарищи читатели.
  Но - я отвлёкся.
  Итак. Голуэя - так называлась планета - готовилась к возможному отражению внешней агрессии. Идея сама по себе вполне разумная, но в исполнении тоталитарного параноидального государства оно приняло "несколько" чрезмерные формы. Голуэйцы создали нечто подобное космическому аналогу нашего земного ядерного оружия. (Причём сделали его самым мощным в галактике. Ну, это примерно как если бы та же пресловутая КНДР забабахала сейчас "Кузькину мать" на 50 Мт.) В момент, когда герои готовились приземлиться, оружие сработало прямо на поверхности планеты со всеми для оной вытекающими последствиями.
  Так герои попадают в прошлое Голуэи.
  И прошлое это до боли напоминает прошлое Земли.
  Таким необычным способом Автор решил несколько дистанцироваться от возможных обвинений в "неисторизме", "незнании матчасти" и т.п., что вполне могло произойти. (И, кстати, произошло, когда автор позднее написал повесть "Элита элит", действие которой разворачивается как раз таки в годы Великой Отечественной.)
  Здесь есть своя "Россия", своя "Германия", своя "Англия". Идёт война и на дворе - "1917-й год" этого мира. Суверен - Коней II - уже отрёкся. Пришедшее ему на смену правительство "осенистов" во главе с князем Эйгеном ещё не спустило все полимеры. Обыватели, осеняя себя "святым кругом", готовятся к худшему. И худшее малыми робкими шажками уже вступает в жизнь общества. Общества, которое в будущем захватило весь мир и создало на ней "Северную Корею" планетарного масштаба.
  Аналогии - прозрачны.
  
  
  Знамо дело читателя ожидает масса захватывающих приключений героев-землян и лихо закрученный сюжет. Прошу не забывать, что произведение - приключенческое. Авантюрно-приключенческое я бы даже сказал. =)
  Вместе с тем книга хотя и насыщена "погонями, драками" и прочей развлекательной атрибутикой, не ею единою жива.
  Герои в ней действуют. Не столько следуют за событиями. Не столько косят врагов сотнями направо и налево. Рискуя пройти по грани того, что именуется иностранным словом "спойлер" скажу только: они работают с людьми. С теми, какие им подвернулись. И делают это ярко. =)
  Но, повторюсь, книга остаётся авантюрно-приключенческой.
  А могло ли оно быть иным, коли героям "посчастливилось" оказаться свидетелями зари нового невыразимо прекрасного мира?))
  
  Невыразимо прекрасный мир в самом деле прекрасен и невыразим. Автор не питает никаких иллюзий касаемо пыльных шлемов, сущности подобных режимов и любит психологически сочные персонажи и сюжеты. Думаю, опыт работы в нашем славном МВД добавил ему немало жизненного опыта соответствующего рода.)) Перед нами пройдёт галерея персонажей, каждый - со своим уникальным характером. Персонажи будут взаимодействовать друг с другом, сравниваться. По этому описанию видна полная отмороженность "соратников", делающая их даже чем-то привлекательными - сказывается, очевидно, пресловутое обаяние зла, которое столь бездарно показал в своём фильме Михаил Казаков.
  Из ряда "соратников", конечно, наиболее впечатляет соратник Птоцкий, организатор революционной армии. =)
  На башне броневика стоял высокий худой мужчина в длиннополом кожаном пальто, с остроконечной бородкой и поблескивавшим в свете фар стальным пенсне на носу. Он сделал шаг вперед, ища, как видно, устойчивое положение, медленно обвел взглядом притихшую площадь и, кривя губы в некоем подобии улыбки, надрывным тоном заговорил:
  - Сограждане, революция в опасности! Недобитые силы реакции подняли кровавый мятеж. Доблестные революционные солдаты, истекая кровью, сдерживают наступление злобных прихвостней бесноватого генерала. Я обращаюсь ко всем - к тем, кто может носить оружие, и к тем, кто по каким-то причинам уже этого не может, - нам нужны добровольцы. Комитет действия проводит мобилизацию на фронт и на строительство оборонительных сооружений. Если вам дорого дело революции - вступайте в ряды Гвардии вооруженной защиты свободы!
  ...
  "Соратник" казался совершенно лишенным плоти скелетом, обтянутым рыхлой, землистой, синюшного цвета кожей. Тонкие губы, несмотря на все усилия, не могли закрыть крупные, выпирающие вперед зубы. Но первое, что сразу же притягивало взгляд любого, были глаза. Крупные, навыкате, они горели таким яростным огнем, что всякий, на ком они останавливались хотя бы на миг, тут же покрывался холодным потом, лихорадочно пытаясь вспомнить, где и в чем он мог провиниться. Взгляд "соратника" мимоходом задержался на профессоре, тот обмер и торопливо опустил глаза, чувствуя, что вот-вот потеряет сознание.
  
  
  Птоцкий разъезжает в личном бронированном вагоне и охраняется "личной гвардией" состоящей из "марьятов". =)
  
  Соратник Птоцкий питал слабость к иноземцам, и большая часть его автобронеотряда была укомплектована представителями марьятского, кайчеоского и иного зарубежного пролетариата. Впрочем, ходили упорные слухи, что довольно существенная часть его бойцов к пролетариату не имеет ни малейшего отношения.
  Показаны и "белые". Да - честные, да - благородные в массе своей (примеры "оборотной стороны" белых также в наличии, хотя и небольшом - на радость советским патриотам и коммунистам). Но невыразимо устаревшие. Очень малоадекватные предложенным обстоятельствам. Один советский патриот назвал пренебрежительно деятельность борцов с большевизмом "белым лузерством". Что-то рациональное в этом крайне обидной характеристике есть. И оно неплохо показано в книге.
  Они не понимают - с ЧЕМ им пришлось столкнуться. Не умеют действовать в обстановке хаоса и краха. Опутанные идеалистическими или устаревшими нормами и традициями. И от неумения соответствовать новым вызовам впадающие в крайности агрессии:
  Здесь, в кругу своих, не стесненные присутствием дам и генерала, офицеры уже не старались сдерживаться, а потому разговор велся довольно жестко. Некоторым не понравилось сравнение со стаей, кто-то ставил во главу угла альтруизм и пассионарность истинных героев, а ротмистр оказался приверженцем самых жестоких мер.
  - Надо каленым железом выжечь всю скверну... Надо вешать и расстреливать без пощады, по малейшему подозрению...
  Майор, до того момента молча слушавший спорщиков, не поддаваясь на их попытки вызвать его на откровенность, вдруг негромко, с усмешкой сказал:
  - Я думаю, что, если, не дай бог, возобладает подобный подход, вы окажетесь одним из тех, кого Комитеты действия должны будут благодарить за свою безусловную победу.
  И ведь в конечном итоге "Комитеты" оказались неблагодарны. А ведь должны были поставить памятник отморозкам типа Унгерна.
  Автор с тонким цинизмом проходится по чувствам либералов, почвенников, монархистов (хотя и сам монархист). С цинизмом особым он проходится по чувствам красных всех мастей, идеалистам, видящим в общественных и межгосударственных отношениях несколько более высокие вещи, чем там присутствуют.
  - Не принимайте все это так близко к сердцу, - добродушно усмехнулся Айвен.
  - Нет, но вы слышали, что он говорит о западных демократиях? Это же просто возмутительно!
  - Ну почему же? Мне кажется, он абсолютно прав.
  Пантюше осекся, в изумлении уставившись на Круиффа.
  - Как? Вы ТОЖЕ?!
  Айвен качнул головой.
  - Я всего лишь реалист. Империя была слишком сильным конкурентом, и ее разрушение объективно способствовало тому, что на тарелке появился лишний кусок пирога, причем довольно большой и вкусный. С нефтью, углем, железной рудой, дешевой рабочей силой и, что особенно приятно, уже кое-какой созданной инфраструктурой. Надо быть полным идиотом, чтобы не воспользоваться возможностью прибрать все это к рукам.
  
  Словосочетания "агенты влияния" и "формирование мировоззрения" - обычные в его лексиконе. Сколь актуально смотрятся, например, такие строки:
  
  Айвен принял правила игры и постарался, наоборот, в некотором смысле перетянуть молодого Сэймина на свою сторону. И похоже, это ему в какой-то мере удалось. Конечно, ни о каком тайном договоре или чем-то подобном не могло быть и речи. Но в сознании молодого человека его авторитет по меньшей мере сравнялся с авторитетом его достойного дядюшки, возможно даже и несколько превысил его. А перспектива участия в столь захватывающем приключении, как спасение царственных особ, просто не могла не захватить воображение молодого аристократа. Так что теперь, как надеялся Круифф, молодой человек, принимая решения, будет руководствоваться не только и даже не столько инструкциями дяди, сколько этими двумя факторами. Как это ни покажется кому-то забавным, но именно такое изменение психологических установок и составляло основную задачу агентурной работы любой разведки двадцать третьего земного века в отношении представителей высшего слоя общества зарубежного государства. При работе с представителями интеллектуальной, финансовой и властной элиты ни одна разведка больше не опускалась до банальной вербовки агентов. Наиболее эффективным, дешевым и безопасным методом была именно коррекция мировоззрения. Человек незаметно для самого себя превращался в "агента влияния", активного союзника и проводника необходимой политической линии, причем абсолютно бесплатно, не испытывая нравственных мук, поскольку поступал в строгом соответствии с собственными убеждениями и при этом будучи застрахованным от любого обвинения в измене, поскольку ни о каких связях с резидентами речи не шло, так же как и о постановке и выполнении прямых задач или получении какой-либо финансовой, технической или другой помощи и поддержки. Однако государства и корпорации двадцать третьего века имели - и достаточно совершенные - технологии защиты от подобных действий противников и конкурентов, в отличие от того, что имело место здесь и сейчас.
  
  
  Не грех бы и нам такими средствами обзавестись. ;)
  Эта книга стала событием своего времени и актуализировала идею в среде далёкой от подобных мыслей.
  И вновь подняла воспоминания о Гражданской войне. На понятном для нас, постсоветских людей материале, понятным нам языком, на понятных нам ценностях.
  Мы с волнением в сердце смотрели за тем, как главные герои пройдут эту чужую для них, но такую близкую для нас Гражданскую войну и решат - что с нею делать и делать ли что-нибудь вообще.
  Похожий выбор встаёт и перед нами сегодня.
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | М.Чёрная "Академия погодной магии" (Приключенческое фэнтези) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | Ю.Эллисон "Хранитель" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Приключенческое фэнтези) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | К.Демина "Леди и некромант. Часть 2. Тени прошлого" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"