Сиринити Амелия: другие произведения.

Деревня падших

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В маленькой деревушке появляется все больше случаев одержимости демонами. И только Конрад, тот, кого сами небеса послали бороться с воплощениями зла, может понять в чем дело.

  
  Деревня выглядела пустой и заброшенной, словно люди уже давно покинули её. Под ногами росла трава цвета ржавчины, от которой прямо-таки веяло чем-то недобрым. Безлистые деревья переплетали свои сухие ветви, с которых безмолвно посматривали вороны. Ветхие домики с покосившимися крышами, казалось, вот-вот обвалятся: ветер проникал под доски, скрипел, шумел, грохотал, словно превращаясь в неистового зверя. Под ногами была грязь, в воздухе стоял смрад. Создавалось впечатление, что даже солнце не хотело смотреть на эту деревню, прячась за серыми, низко нависшими тучами. Обычно демоны не любили такие места - слишком здесь спокойно.
  Конрад оглянулся вокруг и прошептал про себя короткую молитву. Вокруг не было ни души, лишь пялящиеся с деревьев вороны да грязные почти до черноты свиньи в небольшом загончике - вот и вся жизнь, которая предстала его глазам.
  Он слез с лошади, и его сапог громко чавкнул, погружаясь в грязь. Конрад знал, где сейчас жители этого неприветливого посёлка. Он был здесь уже седьмой или восьмой раз - он и сам сбился со счета. Люди находились в небольшой церквушке, где священник читал молитвы над очередным одержимым, но он не способен был помочь бедняге.
  Конрад тяжело вздохнул, взял поводья и медленно пошагал по покрытой лужами деревенской улице.
  "Что привлекает сюда демонов? - раздумывал он. - Ведь таких деревень полно, почему именно здесь семь, то ли восемь случаев одержимости за последние две недели?"
  Никогда раньше Конраду не приходилось встречаться с подобным. Восемь вселений в год - норма для среднего или большого города, но восемь демонов за четырнадцать дней? Здесь? Что-то было в этой деревне. Что-то, что привлекало сюда нечисть, но что, Конрад не представлял.
  Все здесь было не так. Даже восседающие на заборе куры во главе с петухом выглядели так, словно болели. Птицы и животные сильнее чувствовали зло, чем люди, а воронов оно даже привлекало - вон сколько собралось. Каждое деревце было просто облеплено черными птицами.
  Церквушка была старой и совсем маленькой. Конрад посмотрел вверх и увидел двух воронов, важно восседающих на её кресте.
  "Раз уж они облюбовали святой крест, значит, здесь все очень плохо", - подумал Конрад.
  Он снял капюшон, провел рукой по густой черной бороде, перекрестился и вошел в церковь. Несколько десятков глаз, мужских, женских и детских, сразу же уставились на Конрада, медленно шагающего по скрипучему полу. Они часто видели его в последнее время, но он не был похож ни на кого из этих людей - величественная осанка, аккуратная борода, тёмно-зеленый плащ до пола. Некоторые люди, только завидев Конрада, покинули церковь. Они уже хорошо знали, что сейчас произойдет.
  На алтаре лежала девушка. Она корчилась, на её лице одна за другой появлялись гримасы, вены на шее пульсировали. Невысокий священник бормотал молитвы и обрызгивал девушку святой водой, но от этого ей становилось только хуже.
  "На этот раз демон предпочел девушку. До этого были только парни. Меняют вкусы, грязные твари", - подумал Конрад.
  - Всем покинуть церковь! - громко сказал он, и толпа направилась к выходу. - И вам тоже, святой отец.
  Священник молча кивнул и отправился вслед за народом, оставляя Конрада наедине с одержимой и демоном.
  Как только последний человек покинул храм, Конрад снял свой плащ, бросил его на пол и запер дверь. Он глубоко вздохнул, подошел к корчащейся на алтаре девушке и заглянул ей в глаза. Та сразу же зажмурилась и отвернулась, словно вид Конрада причинял ей немыслимую боль.
  - Взгляни мне в глаза, мерзкая тварь, - прошептал Конрад, схватив девушку за подбородок и резко повернув её лицо к себе. Совсем молодая, лет шестнадцати, а может, семнадцати, девушка скривилась, демонстрируя негодование.
  - Я, ангел Господень, приказываю тебе, сатанинскому отродью, смотри мне в глаза! - крикнул он.
  Девушка на алтаре затрепыхалась, словно пойманная птица, но путы надежно сдерживали её. Она скалилась, строила гримасы, но открывать глаза не спешила, и тогда Конрад заговорил на старом, давно забытом языке, знакомом только ангелам и их извечным противникам - демонам. Он шептал под нос непонятные слова, а воздух вокруг словно накалялся, становился жарче углей, вынутых из костра. На лице Конрада проступили бисерины пота, казалось, ему трудно говорить, но он продолжал.
  - Смотри мне в глаза, урод! - крикнул он, склонившись над девушкой.
  И демон открыл глаза. Два черных, как крыло ворона, вихря заплясали в зрачках одержимой. В них отражался огонь свечей вокруг, иконы на стенах, даже лицо Конрада.
  - Почему вы выбрали это место? - спросил Конрад. - Почему?
  Он мог сразу изгнать беса в преисподнюю, но ему нужно было знать. Он понимал, что девушка может умереть, но это не остановило его. Если он не расспросит демона о том, что здесь привлекает его сородичей, могут пострадать многие. Большинство всегда важнее меньшинства.
  - Наклонись, - прошипела одержимая, хитро улыбаясь Конраду.
  - Говори, здесь никого, кроме нас, нет, - ответил тот, понимая: раз демон не желает говорить в присутствии свидетелей, значит, причина действительно серьезная.
  - Склонись ко мне, - извиваясь, шипел демон. - Склонись же, Конрад! Сколько моих братьев ты отправил в преисподнюю? Ты же знаешь, что нас там ждет! Вечное чувство падения в бездну!
  - Тебя это тоже ожидает, не сомневайся, - Конрад схватил одержимую за ухо и сильно сжал. - Но сперва ты мне скажешь, что вас, грязные отродья, привлекает в этой деревне?
  - Наклонись же ко мне, ангел, - одержимая рассмеялась. Её громкий смех отразился от стен деревенской церквушки и наполнил гулом уши Конрада. Он поморщился, вздохнул, но все же склонился к демону.
  Рот девушки расплылся в улыбке до ушей. Одержимая высунула язык и мягко коснулась им уха Конрада.
  - Говори же, - еле сдерживая себя, пробурчал он.
  Она что-то шепнула ему. Тихо-тихо, что никто, даже сидевшая под полом мышь, не расслышал его слов.
  Конрад отпрянул назад, а его лицо исказила гримаса злобы. Он тяжело дышал, а его пальцы ухватились за висящий на шее крест.
  - Ты врешь, демон! - крикнул он.
  - Не хочешь, не верь мне, - ответила одержимая, соблазнительно облизывая губы, но Конрад уже не смотрел на демона. Он возвел глаза к иконе с изображением Иисуса, вздохнул.
  - Это не может быть правдой, так ведь? - прошептал он.
  - Так и оставишь меня лежать здесь, - одержимая широко улыбнулась. - Ну же, или освободи, или убей.
  Конрад повернулся к девушке, и его глаза наполнились злобой. Он подошел к ней, положил руку на её темноволосую голову, пробормотал про себя какие-то слова, и комната вмиг наполнилась ярким, всепоглощающим светом.
  Люди возле церкви переминаясь с ноги на ногу и, перешептываясь, ждали. Они обменивались негодующими взглядами, где-то закричал ребенок, и мать поспешила утешить малыша. Когда дверь открылась, толпа вопросительно уставилась на Конрада. Он выглядел измученным, казалось, даже стал меньше ростом, а по его лицу стекали капли пота.
  - Как она? - спросил священник.
  - Помогите ей, она слаба, - ответил Конрад.
  Толпа ринулась в церковь, чуть не сбив Конрада с ног.
  - Этого не может быть, Господи, - Конрад поднял взгляд к небу.
  
  ***
  
  Таверна выглядела полупустой, лишь несколько пьяниц-завсегдатаев громко разговаривали за длинным дубовым столом, в углу надрывался бард в смешной шапке, а немолодая служанка с измученным взглядом разносила напитки. В воздухе витал запах перегара и прокисшей браги.
  Конрад прошелся по скрипучему, присыпанному песком полу, на ходу снимая капюшон, и уселся за свободный стол. Он посмотрел в окно, за которым ярко светило октябрьское солнце, подозвал служанку, заказал кружку пива и помолился про себя. Выглядел он спокойным, он вообще всегда, даже в разгар неприятностей выглядел так, будто ничего не случилось, но сейчас в его глазах читалось волнение, а пальцы нервно постукивали по столешнице. Служанка принесла пиво, он положил на стол монету и пригубил пенный напиток.
  Бросив взгляд на дверь, Конрад наконец-то увидел того, кого ожидал. Невысокий, слегка полноватый, начинающий лысеть мужчина молча прошел по залу, окинул взглядом окружающих и уселся рядом с Конрадом.
  - Конрад, старина, надеюсь, ты еще живешь под этим именем, - улыбнулся он.
  - Да, Дункан, мне оно нравится, - коротко ответил Конрад.
  - И все так же пьешь?
  - Пей, но не упивайся, - вздохнул Конрад и отпил пива.
  - Решил проведать меня? - с лица Дункана не сходила улыбка.
  - Вообще-то я по делу, - ответил Конрад.
  - Ты же знаешь, - Дункан завертелся, словно сидел на спине ежа, - я использовал свое право на десятилетний отпуск. Мне осталось еще пять лет, и я не хочу слышать ни о силах зла, ни об их приспешниках.
  - Почему же ты не вернулся на небеса, а, Дункан? - Конрад посмотрел на собеседника исподлобья.
  - А мне здесь нравится, - ответил тот.
  - Надеюсь, ты еще не нагрешил столько, чтобы тебя навсегда оставили здесь, - Конрад подпер ладонью подбородок. - Вижу, что ты страдаешь чревоугодием. Совсем свое материальное тело довел, на штаны тебе, наверное, двойную меру материи надо.
  Дункан стыдливо опустил глаза и уставился на стол.
  - Ладно, Дункан, не мое это дело, - сказал Конрад. - Пусть наверху с тобой разбираются. Мне вообще-то совет нужен.
  - Ты же знаешь, что я не при делах, - затараторил Дункан.
  - Хватит играть в дурачка, - Конрад посмотрел собеседнику в глаза, и тот моментально посерьезнел. - Мы оба знаем, что ты один из старших ангелов, находящихся на Земле. Имя Асмодей тебе о чем-либо говорит?
  - Один из главных демонов, олицетворяет похоть.
  - Он может воплотиться в человеке? - спросил Конрад, не отрывая взгляда от глаз Дункана.
  - Вообще-то да, только человек должен подойти ему, - вздохнул Дункан, - то есть сам должен быть злобным и похотливым. Высший демон - это тебе не обычные бесы, с которыми ты имеешь дело каждый день. Если он воплотиться здесь, то человек сам не будет подозревать о том, что он одержим, и другие не заподозрят. Его не так просто обнаружить. Нужно наблюдать, смотреть, ждать, когда он сам себя выявит. Скажем, Пифон выберет себе место, где много вранья, скажем, королевский двор. Абаддон может воплотиться на войне, а Асмодей выберет, - Дункан глубоко вздохнул, - ну, к примеру, бордель.
  - Небольшая деревушка подходит?
  - Деревушка?
  - Да, - кивнул Конрад. - В нескольких десятках миль отсюда. Восемь вселений бесов за две недели. Последнего я допросил. Он сказал лишь одно слово - "Асмодей".
  - Одержимый хоть выжил?
  - Выжила, она поправится, - Конрад сделал глоток пива. - Все прежние были юношами, теперь вот девушка.
  - Асмодей действует так, - Дункан вытер пот с высоченного лба, - он сближается с кем-то, совокупляется, наставляет на путь порока, тем самым открывая бесам путь в тело человека. Ему все равно, какого пола его жертва. Он неразборчив.
  - Но раз большинство жертв мужчины, разумнее предположить, что он вселился в женщину.
  - Да, - кивнул Дункан, - но дело не в этом. Езжай туда, наблюдай, расспрашивай, но даже если ты вычислишь Асмодея, изгнать его не так просто. Зависит от того, насколько он укоренился. Его оболочка сама может не подозревать, что стала вместилищем для демона, и тогда у тебя останется только один выход...
  - Убить оболочку, - Конрад на миг зажмурился и прошептал что-то про себя.
  - Здесь главное - не ошибиться, - добавил Дункан. - Асмодей - хитрая тварь. Он будет по-человечески смотреть тебе в глаза, умолять, просить пощадить. Твоя рука должна быть крепка. Но если ты ошибешься... Ты знаешь, что может случиться. И знаешь, что ты должен сделать.
  - Знаю, - Конрад вздохнул и одним махом допил свое пиво. - Тебе приходилось иметь дело с высшими демонами?
  - Один раз, но нас тогда было пятеро. Тогда ангелов на земле вообще было больше, потом наверху решили, что нас слишком много, и большую часть отозвали на небеса. Впятером проще определиться, чем в одиночку.
  - Что же, спасибо, Дункан, - Конрад легонько похлопал собеседника по плечу. - И брось чревоугодничать и прикидываться дурачком. То, что ты временно не при делах, не означает, что ты перестал быть ангелом.
  После этих слов Конрад вышел на холодную улицу небольшого городка, осмотрелся, словно решая, куда ему идти дальше, и поднял взгляд к небу.
  
  ***
  
  В деревне светало. Красное солнце игриво выглядывало из-за горизонта, во всю орали петухи, люди лениво выходили из домов, выносили еду для скота. Где-то громко лаяла собака, орал, словно взбесившись, кот. День обещал быть хорошим, погожим. Даже вороны, облюбовавшие деревья и важно смотревшие на происходящее, казались Конраду не такими мрачными, как обычно, да и запах отличался от того, что царил здесь во время последнего визита Конрада. Вместо свиного дерьма пахло скошенным сеном.
  Конрад осмотрелся вокруг. Все казалось обычным, как и должно быть в деревне. Женщина кормила кур, мужчина набирал воду из колодца, двое детей бегали вокруг приземистого сарая, откуда-то из глубины деревни доносился стук молотка. Всё было так, как и должно быть, но Конрад не сомневался - Асмодей где-то здесь, среди этих людей. Кем он может быть? Тем мужчиной? Или той женщина? А может, вон той? Кем угодно. А потому нужно было поговорить с кем-то из местных.
  Привязав коня на лужайке, Конрад направился к церкви, местные провожали его заинтересованными и испуганными взглядами. Наверное, каждый из них успел подумать, что раз он здесь, значит, бес снова проник в деревню. И в ком-то из этих людей сидел Асмодей. Демон знал, кто такой Конрад, демон мог атаковать в любой момент, а вот ангел не представлял, с какой стороны может последовать удар.
  В свете утреннего солнца маленькая церквушка выглядела еще старше, чем раньше: потрескавшееся дерево, полусгнившая дверь, покосившийся крест на верхушке...
  "Как можно не ухаживать за храмом Господним?", - подумал Конрад, входя внутрь. Он оглядел полутемное помещение, в которое через небольшие витражные окошки еле проникали разноцветные лучики света, рисуя на полу причудливые узоры.
  Священник возился у алтаря, готовясь к вечерней службе.
  - Доброе утро, святой отец, - поприветствовал его Конрад. Священник обернулся, и на его полноватом лице промелькнула тень страха.
  - Но у нас больше нет одержимых, - пробормотал он.
  - Исповедуйте меня, святой отец, - сказал Конрад.
  - Что же, тогда прошу пройти за мной, - священник медленно двинулся к исповедальне.
  Исповедальня была совсем маленькой, в ней пахло гнилыми досками и гарью.
  - Расскажи, раб божий, чем грешен ты, - начал священник.
  - Я ангел Господень, - сказал Конрад.
  - Здесь не место для вранья и глумления, - отрезал священник.
  - Потому я и выбрал именно это место, - ответил Конрад. - Вы должны мне поверить. Сотни ангелов были направлены на землю, чтобы препятствовать проникновению сюда темных сил, и сейчас вы должны мне помочь, - при этих словах фигура Конрада слегка засветилась. - Демоны - это падшие души людей и ангелов. Когда они становятся демонами, их мировосприятие меняется, - объяснял Конрад священнику - тот смотрела на него, открыв рот и выпучив глаза от удивления. - В нашем мире есть высота, ширина и длина. В мире демонов есть только одно измерение - высота, а высота без ширины и длины означает бездну. Они пребывают в вечном падении, и единственная возможность для них избавиться от этого - проникнуть в наш мир. Я подозреваю, что в этой деревне находится очень сильный демон по имени Асмодей. Именно он призывает сюда бесов. Он может быть кем угодно, даже вами, но к кому-то мне нужно было обратиться. Мне нужен хорошо знакомый с местными человек, чтобы выявить демона.
  - Да, да, конечно, - затараторил священник. - Чем я могу помочь?
  - Асмодей ведет распутный образ жизни. Он не может без этого. Скажите мне, был ли кто-то, кто мог бы сношаться со всеми жертвами бесов?
  - У нас нет таких, все честные, добропорядочные, трудолюбивые...
  - Я понимаю, что вы хотите видеть в людях только добро, - сказал Конрад. - Я тоже хочу, но демон где-то здесь, среди вас, и мне необходимо его отыскать, иначе может случиться беда. Вам необходимо рассказать мне о местных и о том, кто мог бы вести разгульный образ жизни. Понимаете, святой отец, Асмодей не может вселиться в первого встречного. Это должен быть грешник и плут.
  - Я... - священник запнулся. - Я не представляю, кто это. Поговорите с жертвами бесов, которых вы освободили, они-то точно знают.
  - Изгнанный бес всегда забирает частичку памяти своей жертвы, - объяснил Конрад. - Не думаю, что кто-то из них что-то вспомнит.
  - Кажется, я догадываюсь, - вздохнул священник. - Но нет, это же невозможно...
  - Все возможно, - твердо сказал Конрад. - Демоном может быть кто угодно. Если честно, я даже в вас не уверен и, затеяв этот разговор, пошел на риск. Так что говорите все, что думаете.
  - Юлиана...
  - Кто она? - спросил Конрад.
  - Обычная женщина, живет на северной окраине деревни. Она общалась с жертвами бесов до того, как они...
  - ...стали одержимыми?
  Священник закивал.
  - Что же, я понаблюдаю за ней, - сказал Конрад. - Прости мне мои грехи, святой отец.
  - Ты грешен?
  - Иногда приходится идти на всякое ради того, чтоб не допустить вторжения нечистой силы на землю, - ответил Конрад.
  Cпустя несколько минут он вышел из церкви и обратил взор к небу.
  
  ***
  
  Конрад провел в деревне несколько недель. Все это время он незримо наблюдал и за Юлианой, и за остальными жителями. Он запоминал, а иногда даже записывал, кто как себя ведет, кто с кем в каких отношениях, помечал праздники и скандалы, ссоры и перемирия. Он искал, кто из местных жителей не вписывается в систему, кто может быть оболочкой Асмодея. Ни одного вселения демонов за это время не было. Еще бы! Асмодей - мерзкая тварь, но далеко не тупая. Не станет он призывать бесов, пока рядом бродит ангел.
  Подозрения Конрада перескакивали с одного человека на другого: ему то казалось, что демона здесь вообще нет, то что каждый является в какой-то степени одержимым. У демона было преимущество - он знал, кто такой Конрад, поэтому ангел решил обратить это преимущество себе на пользу. Он регулярно, прикидываясь беспечным, прогуливался по деревне, ожидая, что Асмодей не упустит возможности напасть, но тот не нападал. Выжидал, тоже наблюдал за ангелом. Конрад иногда прямо чувствовал на себе его взгляд, отчего ангелу казалось, что в этой битве ему не победить.
  Он мог бы позвать на помощь других ангелов, но не делал этого. Во-первых, демон поймет, что игра стала неравной, и ускользнет, а тогда поди найди его. Во-вторых, Конрад желал сам изгнать Асмодея, доказать, прежде всего самому себе, что он может справиться.
  В тот вечер, как и обычно, Конрад направился на прогулку по деревне. "Последний шанс", - думал он. Если сегодня его подозрения не подтвердятся, то он уедет отсюда и свяжется с кем-нибудь другим, может, даже с херувимами.
  Он вышел из церкви, где жил всё это время, вдохнул морозный воздух, оглянулся. Дождливая осень успела смениться ранней зимой, и землю присыпало легким снежком. По небу медленно проплывали низкие серые тучи, среди которых время от времени проглядывала хозяйка ночных небес - луна. Конрад накинул капюшон и, скрипя сапогами по заснеженной земле, направился вниз по улице. Он всматривался, вслушивался, нет ли чего подозрительного, но все было как обычно. Даже слишком обычно.
  Где-то неподалёку лаял дворовой пёс, из леса донесся волчий вой. Анна громко ругала в очередной раз напившегося мужа, несколько ребятишек пытались вылепить снеговика, из хлева слышалось мычание коровы. Всё как всегда.
  Конрад посматривал в окна, не происходит ли там чего сверхъестественного, ощущал энергию и настроение людей, но не замечал ничего, что могло бы указать на присутствие демона.
  "Может, бес обманул меня, и здесь нет никакого Асмодея?" - думал Конрад, но что-то в этой деревне было не так. Он чувствовал это всем своим естеством, каждой клеточкой тела. И тут он ощутил...
  Огромный выброс энергии в доме рядом с ним. Телесной энергии. Конечно, это могли быть муж с женой... Конрад подошел ближе. Заглянуть в окно не позволяла штора, но он чувствовал, что там, внутри, четверо, и каждый из них излучал эту энергию. Асмодей!
  Дом принадлежал священнику. Неужели он?!
  Конрад бросился к двери, открыл её сильным толчком, вбежал внутрь, и все его сомнения рассеялись: нагой священник лежал на кровати, а рядом с ним сидели три женщины и ласкали его тело.
  - Асмодей! - крикнул Конрад, выставил руку вперед, пробубнил под нос какие-то слова, и женщины медленно закрыли глаза, погружаясь в сон. Священник сперва не понял, что произошло, вскочил с кровати, но тут же встретился взглядом с Конрадом.
  - Ты нашел меня, ангел, - криво усмехнулся он. - Так и знал, что рано или поздно это произойдет. Не беспокойся, Конрад, в мире множество людей, готовых принять меня в свое тело, но я не отправлюсь в преисподнюю по собственной воле. Тебе придется убить мою оболочку, - священник набросил на себя длинную рубашку. - Может, договоримся, а? Ты меня отпустишь, а я скажу тебе, куда собирается воплотиться сам Сатана. Ты же знаешь, мы готовы предавать друг друга. Вся суть наша - предательство и ложь.
  - Не замыливай мне глаза, дьявольское отродье, я не заключаю договоров с нечистой силой, - рука Конрада окуталась белесым свечением, потянулась к священнику, и тот упал на кровать.
  Единственное, что не мог понять Конрад, - того, как Асмодей смог склонить семерых мужчин к мужеложству, но чтобы демон мог вселиться в человека, тому не обязательно быть похотливым, просто Асмодей чаще выбирал именно таких. Воровство, зависть, ненависть ничем не хуже.
  - Изыди! - крикнул Конрад, положив руку на голову священника. Он забормотал что-то себе под нос и в тот же миг окутался светом. По комнате пробежал легкий ветерок, всколыхнул занавески на окнах и тоненькие язычки свечного пламени.
  - Я не уйду, ангел, - ответил священник. - Тебе придется убить этого человека. И я все еще предлагаю тебе сделку.
  Конрад понимал, что демон не мог вселиться в человека праведного, расположенного к Богу, что и до Асмодея этот поп был грешником. Он развратничал, поглощал невероятное количество вина, а может, за ним числились и большие прегрешения, но Всевышний дает каждому шанс на искупление, насколько бы грешен тот ни был, а убийство любого человека, даже самого неправедного, проклинающего имя Господне, есть самый большой грех.
  Но отпустить демона Конрад тоже не мог. Что бы сейчас ни говорил ему Асмодей, на какие бы ухищрения он ни шел, отпускать его нельзя, иначе пострадает намного больше людей. Большинство всегда важнее меньшинства.
  - Заклинаю тебя последний раз, изыди! - крикнул Конрад, вглядываясь в сумасшедшие глаза священника. - Тебе не место в этом мире, уходи в преисподнюю, тварь!
  - Тебе придется убить его! - протянул священник. - Я не уйду!
  Конрад должен был это сделать. Согрешить самому, чтобы уберечь от греха других, чтобы не дать адской твари бродить среди людей, подбивая их на грехопадение... Но почему демон не противодействует? Такой дух, как Асмодей, мог бы дать бой ангелу.
  "Он хочет, чтобы я согрешил, - промелькнула мысль в голове Конрада. - Он понимает, что даже если уничтожит меня, рано или поздно его поймают другие ангелы. А заставить ангела согрешить - это и будет его победой". Но у него не было выбора. Как бы ни поступил Конрад сейчас, он проиграл. Он проиграл, но главное, чтобы победили другие - люди, ради которых он борется со злом. Его поражение ничего не стоит.
  Трясущаяся рука Конрада легла на узорную рукоять кинжала. Внутри ангела все еще бушевали две стихии. Они сталкивались друг с другом, заставляя язычки пламени трепетать, а пол - уходить из-под ног. Конрад не хотел грешить, но если не согрешит он сам, то демон заставит сделать это множество других.
  Рука с кинжалом поднялась вверх. Освященное и благословенное оружие было способно убить того, кто находился перед ним, не дать ему продолжить существование в виде нежити, но что-то останавливало Конрада. Словно кто-то держал его за руку, заставляя её дрожать, не позволяя опуститься.
  - Ну же, ангел! - крикнул священник. - Делай то, что должен! Ты так или иначе проиграл! - демон словно читал мысли Конрада и подталкивал его ко греху.
  Огоньки отразились в глазах Конрада. Он больше не слушал священника. Он мысленно молился. Молился об отпущении грехов - прошлых, нынешних и будущих. К сожалению, ангелы тоже могли грешить, но сделать это им было гораздо сложнее, чем людям, и Конрад всегда в глубине души боялся, что этот момент наступит, что ему придется сделать выбор: или его душа, или души тех, кого он защищает. Время пришло.
  Рука Конрада замерла, и кинжал нашел горло священника. Удар - и брызги крови разлетелись во все стороны.
  Священник все еще был жив. Он поднял голову, скользнул по лицу Конрада умирающим взглядом.
  - Ты проиграл, ангел, - сказал он, и глаза его закрылись.
  Конрад стоял над ложем, на котором покоился труп священника, и чувствовал, как его покидают силы.
  - Нет, не может быть. Это невозможно, - шептал он. - Он не был одержим! Я убил обычного человека!
  С трудом волоча ноги, Конрад вышел на улицу. Его уже ждали. Ждала вся деревня: мужчины и женщины, старики и дети. В руках их горели факелы, а в глазах зияла пустота.
  С каждой секундой силы покидали Конрада. Он хотел бы убить себя, но не мог. Конрад упал на колени и поднял взгляд к небу.
  
  ***
  
  Конрад лежал на столе и смотрел в потолок. Его лицо освещало пламя сотен свечей, неподалеку кто-то что-то шептал, воняло горелым.
  Ангел не мог подняться. Силы покинули его. Он совершил самый страшный грех - убийство и теперь мог лишь каяться. Его уверенность, его желание помочь людям обратили против него эти хитрые мрази - демоны.
  Священник предлагал! Как велит обычай, он предлагал отступиться от греха! Он сказал, что расскажет ему, где воплотится Сатана, но Конрад был слеп, чтобы увидеть это, и глух, чтобы услышать.
  Теперь Конрад понял всё. Картина стала ясной, как день. Не было никакого Асмодея! Жители деревни сами призывали демонов, чтоб привлечь внимание ангела. В этом состоял их план. Они призывали тварей из преисподней, чтоб Конрад заинтересовался. Заманивали его, а потом обманом заставили согрешить.
  Они сами решили служить дьяволу! Они отринули Господа, все до единого. Мужчины, женщины, дети - все! Священник добровольно притворился одержимым и пошел на смерть ради того, чтобы призвать в мир отца лжи, и тело согрешившего ангела как нельзя лучше подходило врагу всего сущего.
  Над Конрадом склонилось несколько лиц, а несколько рук коснулись его тела. Грешники призывали в этот мир Сатану. Конрад молился. Он изо всех сил пытался не допустить порабощения себя силами зла, но он согрешил, а значит, его защита ослабла.
  - Прощаю вас! Прощаю вас всех! - из последних сил крикнул он. - Да пребудет с вами Бог! Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа! Аминь!
  Конрад напрягся и закрыл глаза. Он чувствовал, как в его разум проникают чужие мысли. Злобные, греховные, богопротивные.
  Он больше не мог смотреть в небо.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"