Плехт Наталья: другие произведения.

Ск-6: Красный день календаря

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вампиры+СССР. На моей странице http://samlib.ru/editors/p/pleht_n/akdk.shtml

  Утренний звонок опередил будильник. Алексей, толком не проснувшись, глянул на знакомый код, поднес трубку к уху. Жена почти зашептала:
  - Разбудила? Прости. Я уборщицу уговорила меня к телефону пустить, пока администратора в холле нету. Как вы там? Дети не болеют?
  - Нормально все, - Алексей уселся, подкладывая подушку под спину. - Я сегодня дежурю. Детей к твоей маме отвезу.
  Упоминание тещи спустило курок. Алена разразилась залпом указаний: "Отвези ей осенние куртки, пусть постирает, и Колины ботинки, там сапожник рядом хороший, он прошьет, и не забудь пустые банки и баллоны!" Алексей сонно кивал, прислушиваясь к возне в детской. Уже вскочили. Уронили что-то, но пока не ревут.
  Он собрался выбраться из одеяла и отнести служебный телефон сыновьям - пусть с мамой поболтают. Заодно и фонтан приказов уймется, все равно сегодня перед дежурством банки теще никто не повезет. Планы разбил грохот перевернутого ведра - там, в далеком санатории. Алена пискнула: "Ой! Марьвасильна сейчас придет!" и быстро попрощалась. Дети подхватили эстафету - подрались и уронили стул. Алексей откашлялся, скомандовал:
  - Рота! Подъем! На умывание - стройся!
  Щелкнул пульт, телевизор, превозмогая помехи, показал картинки: беззвучно шевелящего губами диктора, пустую трибуну, оцепление вдоль улиц, по которым должны пройти демонстрация и парад. Утро седьмого ноября две тысячи семнадцатого года вступило в свои права. Страна готовилась отмечать столетие Великой Октябрьской Социалистической Революции. В такой день дежурить - сплошная нервотрепка. Особенно, если жена второй месяц кукует в санатории, восстанавливаясь после инфаркта, а детей надо впихнуть недовольной теще, потому что садик в праздник не работает.
  - Пап! Поставь песню про Чебурашку! - высунувшись из ванной со щеткой в зубах, неразборчиво потребовал младший. Старший подтвердил требование клокотанием - повадился горло полоскать, хоть бы не подавился.
  Алексею, поспешно нарезавшему колбасу, было не до утренних песен, но младший мог заканючить, перестать собираться - не за шиворот же его тогда к теще тащить? Поцарапанный диск спрятался в магнитолу, искусственно-детский голосок, трогательно картавя, затянул гимн РВСН: "Медленно лакеты уплывают вдаль, встречи с ними ты уже не жди..." Сыновья запрыгали, роняя полотенца на грязный пол ванной. Алексей тихо выругался, и, вместо изготовления завтрака, начал спасать недавно перестиранные банные принадлежности. Алена совсем нюх потеряла - какие тут банки? Рубашку, и то погладить времени нет! Из чистых и отутюженных осталась только одна - с коротким рукавом, усеянная лозунгом: "Даешь два миллиона тонн кубанского риса!" Алексей посмотрел на рисунок и решил: "Сойдет". Генерал в конторе просто так не появится, а если случится ЧП, неуставная рубашка всем по борту будет.
  Завтракали и одевались на бегу. Младший упрямо ухватил диск: "К бабе отвезу, пусть деда музыку послушает". Да пусть послушает - жалко, что ли? Вслед за гимном РВСН шла безвредная попса двух извечных соперниц советской эстрады - Аллы Пугачевой и Софии Ротару. Леонтьев еще мелькал. Некоторую опасность представляла песня "Старинные часы" с крамольным припевом: "Жизнь невозможно повернуть назад", но сомнительно, что теща или тесть вникнут, да еще и на работу настучат.
  Перед выходом заартачился старший - захотел на демонстрацию. Алексей соблазнил его парадом по телевизору - "помнишь, как в прошлом году "Армату" показали? Ух!" - и быстро затолкал выводок в машину. По полупустым, местами перекрытым улицам, промчались с ветерком. Удостоверение позволяло проскакивать мимо гайцов, дети прыгали на заднем сиденье и дружно пели, на зданиях развевались государственные флаги, пункты добровольной сдачи крови сияли яркими вывесками - двери распахнуты, а народу никого. Завтра-то снова очереди выстроятся. А сегодня день подведения годовых итогов - после демонстрации и парада по Первому каналу покажут розыгрыш Всесоюзной Донорской лотереи. Один-единственный счастливчик получит шрам на шее и полное омоложение, трое - выиграют шанс скинуть с плеч десяток лет. Еще двадцать шесть везунчиков не получат молодости, но заработают иммунитет от болезней и замедление старения. Теща с тестем - и не только они - к телевизору прилипнут. Тоже ведь кровь сдают, копят билетики. Это Алексею, пока в отставку не уйдет, ловить нечего - военнослужащие ходили в донорские пункты раз в неделю, но в лотерее не участвовали. Выполняли долг по приказу. Зато имели шанс получить омоложение как государственную награду.
  К теще Алексей не зашел - посигналил, вытолкнул мелких к калитке частного дома, крикнул выглянувшему тестю: "Завтра утром заберу!" и погнал дребезжащий "Москвич-Пассат" на работу. Успел, прошмыгнул мимо прапора и бюста Дзержинского, уселся за стол в кабинете. Попадаться на каком-нибудь мелком нарушении - опоздании или неуставной рубашке - Алексею очень и очень не хотелось. Недавно перевелся - раз. Подал прошение о выделении сим-карты для жены - два. Приложил, конечно, справку о состоянии Аленкиного здоровья, справку, что детей двое... только проштрафившемуся отказ черкнут, не читая. А телефон нужен: десять минут разговора, и у детей половину капризов как рукой снимает.
  Кипятильник подогрел воду в стакане. Растворимый кофе поднял настроение. Заранее-то чего расстраиваться? Первая половина дня должна пройти спокойно - в ожидании розыгрыша лотереи народ обычно не бузил. Не сосчитать скольким гражданам хотелось стать единственным. Или третьим. Или двадцать шестым. Вот потом, когда запивали водкой ежегодное разочарование, начинали пункты громить и у обкома орать. Без жертв и разрушений не обходилось. В Ростове в прошлом году танки в город вводили, чтобы бунт подавить. Сам Алексей об этом только слышал - в Москве тогда служил. Но болтали в курилке много и всякого. Пока замполит не спалил.
  Жахнуло прямо во время демонстрации. Алексей в дежурке с мужиками чай пил, телевизор смотрел. Вяло обсуждали, что Леонид Ильич еще помолодел, хотя куда уж ему еще - и так в свои сто одиннадцать годков статный, румяный, чернобровый. Всех рассмотрели - и Крючкова, и Андропова, и товарища Суслова. Тоже молодых да бодрых, не скажешь, что кому под сотню, а кому уже за и сотню. Как и главам дружественных государств - вот, к примеру, улыбающийся товарищ Ким Ир Сен. Стоит на трибуне, глаза щурит, зубы скалит, юная жена под боком. Говорят, что пятнадцатая. Или семнадцатая. Все похожие, кто их разберет. И только перекинулись на Фиделя Кастро, как нагрянул генерал со свитой и объявил тревогу. Алексей съежился, пытаясь полностью скрыть неуставную рубашку под пиджаком, но генерал зацепил его взглядом, уточнил:
  - Ты - Буйков?
  Выслушал: "Так точно" и приказал:
  - Ко мне в кабинет. Звягинцев, примите обязанности.
  Совещались малым кругом: в святая святых допустили Алексея, аналитика, глав отделов ОТУ и безопасности на транспорте, командира спецотряда "Беркут" подполковника Огурцова и его заместителя майора Хренникова. И еще какого-то взмокшего и дергающегося гражданского в дорогом костюме и при галстуке. Генерал окинул собравшихся суровым взглядом, объявил:
  - Строго секретно. Без стенограммы. Чрезвычайная ситуация. Заслушаем показания Сергея Петровича Ложкина, директора привокзальной гостиницы "Железнодорожник".
  Дергающийся гражданский поправил узел галстука и сделал невероятное заявление:
  - Около часа назад к нам в гостиницу заселился вампир.
  Огурцов хмыкнул, Хренников скривился. Алексей постарался сохранить невозмутимое выражение лица. Теоретически, вампир к людям выйти мог - как-то же они из своего мира сюда проходили. До подписания договора о сотрудничестве и государственной монополизации на распределение квот оздоровления и омоложения вампирской кровью. Практически... зачем вампирам среди людей разгуливать, когда к ним кровь железнодорожными составами каждый день из Люблино-Сортировочного отправляют?
  Слова директора гостиницы подкрепляла видеозапись. Некто, в черном балахоне с капюшоном, скрывающим лицо, подошел к стойке и потребовал номер. Не голос - шипение с присвистом. "Документы, пожалуйста". "Вот тебе документы". И - клочья тумана и летучие мыши. Тощие, ударяющиеся о стены, до смерти напугавшие охранника и администраторшу.
  - В данный момент наш... гость отдыхает в служебном люксе. Велел разбудить в шесть часов вечера. Я провожал его к двери, уточнил цель поездки, сказал, что мы всячески поспособствуем... - директор провел по лбу измятым платком. - Он ответил, что хочет осмотреть вокзал. От еды, напитков и сауны отказался.
  - Может, заезжий фокусник развлекается? - всматриваясь в мышей, спросил Огурцов.
  Генерал одобрительно кивнул:
  - Может быть. Проверяем фокусников.
  - Не знаю, - директор спрятал платок в карман, передернулся. - От него холодом тянет, как... как от заплесневевшего погреба. И пахнет так же. А руки серые, с черными ногтями.
  - Косплей, - щегольнул красивым иностранным термином Огурцов. - Это когда шибздики всякие в колдунов и сверхчеловеков переодеваются, глаза подводят и ногти красят. Похоже на этого... Хрен, мы детей недавно в кино водили, как его?..
  - Гарри Поттер, товарищ подполковник?
  - Точно! Там хмыри в балахонах были. Назывались... на ментов слово похоже.
  - А холод, а запах?
  - А что холод? Не лето на дворе. А уж запах...
  Огурцов хохотнул так заразительно, что даже генерал слегка улыбнулся. В дверь постучали. Майор Звягинцев занес пачку факсов. Генерал перебрал бумаги, проговаривая вслух:
  - Ростовское управление... за подписью полковника Жердева, состав труппы гастролирующего цирка установлен, иллюзионисты находятся в гостинице под наблюдением оперативников. Ставропольский край. За подписью майора Шмеленко. Гастролирующих трупп в крае нет, проводится работа по установлению местонахождения иллюзионистов, состоящих в штатах Домов Культуры. Конечно, приехать он мог откуда угодно... список проходящих поездов получили?
  - Так точно, товарищ генерал! - отчитался аналитик. - Взяли временной интервал за час до входа в гостиницу, по данным МВД и транспортной милиции объект на вокзале замечен не был, если бы осматривал пути и здание, попался на глаза или камера зафиксировала. За час на вокзал прибыл электропоезд из Минвод, останавливались два фирменных поезда "Москва - Сочи" и "Минск - Тбилиси". С опозданием прибыли составы из Брянска и Киева и четыре пригородные электрички.
  - Откуда угодно, - повторил генерал. - Мог приехать рано утром, погулять и закутаться в свой балахон за елками у входа в гостиницу. Видеонаблюдение за фасадом не ведется. Это версия номер один. "Шутник". Подождем ответы из соседних областей и союзных республик. Вдруг найдется наш фокусник. Версия два. "Гость". В этом случае мы обязаны...
  Все дружно вытянули шеи - хотелось узнать служебные инструкции.
  - Я обязан известить Москву и дожидаться указаний, - поправился генерал. - Сергей Петрович, можете быть свободны. Вас отвезут на рабочее место. Храните молчание и выполняйте указания наших сотрудников. Они заменят персонал и займутся техническим обеспечением операции.
  Когда за директором гостиницы закрылась дверь, генерал ослабил галстук и достал пепельницу из верхнего ящика стола. Заговорил доверительно, понизив голос:
  - Случай, как вы понимаете, неординарный. Инструкций на случай незапланированного контакта с союзниками у нас нет. А самое главное - не хотелось бы попасть впросак и побеспокоить вышестоящих товарищей из-за фокусника. В связи с этим... Буйков, вас перевели из андроповского батальона?
  - Так точно, товарищ генерал! - вытянулся на стуле Алексей - уже понял, зачем понадобился.
  - Вы видели вампиров?
  - Три раза, - не запнувшись, отрапортовал он. - Когда в составе подразделения проверял вагоны прямо в тоннеле-переходе. Охрана с их стороны стояла. Возле светящейся линии.
  - Какие впечатления? Запах, холод?
  - Там, в тоннеле, всегда холодно, товарищ генерал. А запах... Да, погребом заплесневелым несет, - внезапное безрассудство подтолкнуло к словам. - Ну, это-то вы и сами знаете.
  Генерал коснулся двух белых шрамов на шее, прикурил тонкую сигарету и раздраженно ответил:
  - Ни черта я не знаю, не спрашивал бы! Думаешь, кто-то подходит и кусает? Завели в палату, пустили усыпляющий газ. Через сутки, после обследования, выпустили. Засекречено все от и до, чтобы ни лишнего взгляда, ни лишнего звука.
  Огурцов поднял руку, дождавшись генеральского кивка, спросил у Алексея:
  - Так ты силовик?
  - Служил в группе быстрого реагирования в Люблино-Сортировочном, выходил на охрану первого и третьего периметра контрольно-пропускной зоны.
  - Расскажи, что там. Чего нам опасаться?
  Алексей пожал плечами:
  - Проникновения и опасаться. Там три огороженных зоны. По периметру крупнокалиберные пулеметы. И минометная батарея рядом базируется. Составы одновременно идут, туда и сюда. Тоннель так работает, в одну сторону не получится. Оттуда пустые рефрижераторы, туда - с кровью. Задача групп быстрого реагирования - проверять, чтоб к вампирам никто не уехал, и чтоб от них никто не прибыл. Те, кому положено, через малый тоннель на Курском вокзале добираются. А в грузовом составе может быть только несанкционированное проникновение.
  - Нарушителей везде хватает. И какие инструкции? В случае обнаружения?
  - Открывать огонь, стараясь причинить максимальное повреждение противнику. Выстрелы подают сигнал. Если с той стороны ответят и скажут, что перебежчиков заберут - стрелять до их прихода. Если не ответят, через десять минут открывается пулеметный огонь. Потом - минометный залп, а потом территорию зальют быстротвердеющей смолой.
  - Это еще зачем?
  - Вампиры регенерируют быстро. И - вроде бы - если их на клочья разорвать, эти клочья друг к другу сползаются. Притягиваются. Как намагниченные. Вот смолой все и заливают. Чтоб не сползлись.
  - Вместе с группой быстрого реагирования? - уточнил Огурцов.
  - Ну да. Потому там год за три и идет. Но проникновений, их, считай, нету. Одно в восемьдесят шестом было, второе в восемьдесят восьмом. Третье - в девяносто пятом. Больше двадцати лет тишина.
  - Наладили, значит, профилактику среди нарушителей.
  - Хватит лясы точить. Слушаем мою команду, - генерал вдавил окурок в пепельницу. - Ты, Буйков, поедешь в гостиницу. Постучишь в дверь, посмотришь на гостя. Понюхаешь. Вы, двое...
  Огурцов с Хренниковым изобразили служебное рвение.
  - ...проинструктируете отряд, оцепите гостиницу. Будем действовать по обстоятельствам. Геннадий Григорьевич, поддерживайте связь с транспортной милицией, укрепите патрули на вокзале нашими сотрудниками.
  Безопасник транспорта кивнул.
  - И проследите, чтоб цыган с запасных путей убрали. А то, судя по донесениям, устроили там стоянку табора. Костры жгут. Мало ли... вдруг гостя на экскурсию вести придется?
  Из кабинета перебрались в курилку. Алексей хотел сразу в гараж - генерал распорядился служебную машину взять - но Огурец с Хреном обговорить мелочи потянули. Первым делом спросили, почему из батальона перевелся. Алексей объяснил: жена с инфарктом свалилась. С двумя детьми в батальоне никто держать не стал. Спасибо, нашлось место в здешнем управлении. Переехали в квартиру Алениной бабки, а за сыновьями теща присматривает, из садика забирает, если на службе задерживают. Алене в санатории еще двадцать три дня отдыхать. И потом напрягаться нельзя. Никак не обойтись без тещи.
  - Ясно все с тобой, - вздохнул Огурец. - Мужики тебе броник дадут. И... это... не лезь, мы с вампиром сами разберемся.
  - Предложите перекусить?
  - Что за дурь? Оно того не стоит. Получить вечную молодость и мотать вечное пожизненное на рудниках? Не, это не к нам. Если кто из мужиков забалует, я ему первый прикладом по голове. Чтоб мозги на место встали. Живем в служебных квартирах. Семье что, на улицу идти? Детям как объяснять потом, за что папашу закатали?
  Алексей вдруг представил череду лет - даже без рудников: службу изо дня в день, дряхлеющую жену, детей, выглядящих, как ровесники, неотвратимо стареющих... Содрогнулся, помотал головой, отгоняя кошмар.
  - И в андроповский батальон ни за что бы не пошел. В гробу я видал так служить! - разгорячился Огурец. - Одно дело - война, другое - когда свои вперемешку с упырями положат.
  - Да тебя и не позовут, - утешил Хрен и достал из кармана алюминиевую фляжку.
  Алексей от предложенного глотка отказался, спустился в подземный гараж. Там его встретил недовольный прапор, которому пришлось оторваться от телевизора. Представительской машины Алексею не обломилось - получил потрепанный "Жигуль" с усиленным мотором. Расписался в ведомости, краем уха прослушал инструктаж, выгнал машину на улицу и решил до поездки в гостиницу сбегать за пирожками. По случаю праздничного дня буфет в конторе не работал, а обедать вокзальной снедью мешал инстинкт самосохранения.
  Булочная с кафетерием была в двух кварталах, там-то Алексея звонок сотого и достал.
  - Немедленно возвращайся в управу, "Набат"!
  Пока бежал, одна мысль в голове крутилась - что-то вампир натворил уже. Хорошо, что подходить близко не придется. Плохо, что не удастся выслужиться, не будет Алене телефона. Алексей забежал на задний двор, столкнулся со спецназовцами. К Огурцу с Хреном добавилась Горчица - спокойная тетка-снайпер, часто выступавшая с лекциями политинформации.
  - Что?
  - Похоже, еще и теракт наклевывается. Кто-то машиной генеральский выезд заблокировал. Битая "восьмерка", номера в общесоюзной базе не числятся. Собака возле багажника села.
  - Праздник удался, - улыбнулась Горчица. - Глянь, бежит!
  - Эвакуируется! - сквозь смех поправил ее Огурец и забрал у Хрена фляжку.
  Генерал со свитой поспешно пересекали стоянку. И Алексей, и спецназовцы неминуемо попались им на глаза, тут же и огребли:
  - А вы что застыли? Приказа не было?
  Алексей, прижимая к себе пакет с пирожками, помчался к машине: сначала, по привычке, к своему "Москвичу", потом, чертыхнувшись - разыскивать казенное имущество. Там-то его и ждал сюрприз. Пришлось прорываться через оцепление, показывать удостоверение, открывать багажник. На место происшествия вызвали прапора из гаража - тот излучал уже не недовольство, а чистейшую ненависть к сослуживцам, оторвавшим его от трансляции розыгрыша лотереи. Одновременно с прапором подоспел генерал, решивший поучаствовать в трагикомедии.
  - Почему номера в базе нет?
  - А с чего ему быть? - искренне удивился прапор. - Это же служебная машина!
  Генерал помянул семь нянек и одноглазое дитя, прапор, не растерявшись, переадресовал претензии к своему непосредственному начальству. Служебный спаниель сорвался с поводка, впрыгнул в багажник, долго обнюхивал резиновый коврик и помочился - под дружные ругательства собравшихся.
  Суматоха отвлекла, до гостиницы Алексей добрался без лишних мыслей. Возле входа получил заколку для галстука - привет из фургончика прослушки, и бронежилет. От щедрот Огурца.
  - Цыгане слиняли, гнать не пришлось, - обдавая водочным свежаком, сообщил Хрен. - Лопотали "смерть пришла". Ты поосторожней там.
  Осторожничали до темноты: Алексей четыре раза стучал в дверь, из номера ни шороха, ни звука не доносилось. Предложение о штурме генерал отклонил - к глубокому разочарованию Огурца.
  Клочья тумана поползли по коридору в начале седьмого. Алексей, измаявшийся под весом бронежилета, шагнул к предполагаемому вампиру с облегчением - "сколько уже можно ждать?" Представился гидом из краевого турбюро, предложил сопровождение при осмотре достопримечательностей. Удостоился тканевого кивка - объект не подал голоса, затрудняя идентификацию - пошел следом, держась за плечом. От объекта тянуло знакомой вонью: плесенью, сырой печенкой, немножко помойкой. Выйдя на улицу, Алексей знаками сообщил засевшему в елках Хрену: "Похоже, да". На привокзальной площади пришлось ускориться - объект шустро двинулся к пешеходному мосту над путями, поднялся, застыл под табличкой: "Не стоять! Не курить!" Долго вглядывался в товарные составы, словно ждал посылку в платформе с лесом или цистерне с нефтепродуктами.
   "Может, еще один тоннель решили открыть и он место присматривает?"
  Догадку подтверждали действия: объект дошел до ступеней, спустился, нырнул в пролом ограды, подбирая полы балахона, и побрел по запасным путям, спотыкаясь о шпалы. Алексей надеялся, что спецназовцы держат их в поле зрения. Горчица наверняка засела в диспетчерской будке, с которой весь вокзал как на ладони. Сориентирует боевых товарищей.
  - Дай руку!
  Сомнений не осталось - вампир. На записи на помехи можно погрешить, а вживую это шипение с присвистом ни с чем не спутаешь. Алексей знал, как часовые с другой стороны перекликаются, в тоннеле звуки отлично слышно.
  - Дай руку!
  Прежде чем выполнить приказ, Алексей поправил булавку - разговор записывается, будет оправдание, что не сам напросился. Черный ноготь удивительно легко рассек ладонь, словно ножом полоснули. Линии жизни, здоровья и прочей удачи скрылись под потеками крови. Кап-кап - сорвалось на заляпанную мазутом шпалу. Накатила дурнота, рельсы перед глазами поплыли... нет, не перед глазами. Земля пришла в движение, воздух уплотнился, выстроил опоры для плит перекрытия. Из материализовавшегося тоннеля-перехода повеяло сырым холодом. Одинокая платформа с железным ломом поплыла на вампирскую сторону. Оттуда, взамен, появилась дрезина без пассажиров, на которой стоял мерцающий куб.
  Вампир бесцеремонно ухватил Алексея за запястье, заставил ударить окровавленными пальцами по кубу. Стекло развалилось с тихим звоном, являя взору странную скрутку из косичек-веревок, пересохших лозин и тусклых бусин.
  - Рви! - потребовал вампир.
  Алексей, сопротивляясь дурноте, спросил:
  - Что это?
  Вампир прошипел какое-то длинное слово. Звучание ударило по нервам - словно где-то сирену воздушной тревоги включили, и она выла и выла, нагнетая страх.
  - Рви, живо!
  Рука медленно потянулась к скрутке. Вампир забормотал:
  - Тупая добыча! Блютсанг завязал клятву покорности на вашу кровь, заставил жрать стылое пойло из пакетов. Будь он проклят, древнейший и могущественный, лишивший нас охоты! Кровь должна быть сладкой от страха, лучше меньше да лучше - за год перебьем, потом другие найдутся.
  Алексей понимал не слова - смысл шипения. Боролся с собой, пытаясь отдернуть руку. Гадал, сообразит ли прослушка, что на путях творится что-то неладное? Или так и будут наблюдать, как он рвет колдовскую скрутку, открывая вампирам сезон охоты.
  Чары разорвал крик Огурца:
  - Буй, лягай!
  Алексей повалился на шпалы, успев полюбоваться на дивное зрелище - меткий выстрел практически снес вампирскую голову с шеи. Кровища хлынула фонтаном, на дрезину полетели ошметки кожи, позвонки. Обезглавленное тело покачнулось, ухватило скрутку. Раздались близкие выстрелы - равномерно, под счет.
  - Три! Класс!
  - Четыре!
  - Пять! Хорошо пошла!
  Алексей приподнял голову. Огурец с Хреном методично расстреливали вампира, метя в суставы, отрывая конечности, громко радуясь тому, что им удалось испытать "Гюрзу" и бронебойные пули на относительно живой мишени. Горчица - вряд ли кто-то еще - не отставала, работала над корпусом, превращая тело в фарш. Из-за товарного вагона вынырнула троица в балаклавах, насадила баллоны на монтажные пистолеты, принялась заливать пеной шевелящиеся куски плоти.
  - Почему не смолой? - спросил Огурец.
  - Прапор из АХО сказал - эпоксидку с отвердителем смешивать надо, мороки много. А нитролак толстым слоем два часа будет сохнуть. Выдал пену.
  - Ну и нормально, - пряча пистолет в кобуру, отметил Хрен. - Работает же! Смотри, ногти побелели.
  Отстреленную кисть запенили, из твердеющей массы только пальцы и скрутка торчали.
  - Что он болтал? - тронул ботинком скрутку Огурец.
  - Поохотиться хотел, - ответил Алексей.
  - Не по адресу приехал, - оскалился Хрен и достал фляжку.
  - Хватит жрать, сначала перед генералом отчитаться надо, - фляжка перекочевала в карман Огурца. - Так, живо, взяли по куску и разложили в разные вагоны. Закапываем в гравий, топим в мазуте - как угодно, лишь бы на глазах не маячили и разъехались кто куда.
  - Так точно!
  Алексей успел выхватить запененную кисть со скруткой, указал Огурцу на дрезину:
  - Она сама не уедет. Вернуть надо.
  - Стерегут плохо, - нахмурился тот. - Но и за своих не поручусь. Могут прощелкать. Вертай.
  Ком со скруткой лег на окровавленные осколки куба. Огурец дополнил композицию монтажным пистолетом и баллоном пены, со словами: "От нашего стола вашему столу". Дрезина бесшумно поплыла по рельсам, из тоннеля выехала платформа с железным ломом. Дрогнула земля. Тоннель исчез, растворился в воздухе. Порез на ладони Алексея затянулся, и следа не осталось.
  - Где вампир? - заорал с моста генерал.
  - Уехал! - прокричал в ответ Огурец. - Посмотрел на пейзаж, говорит: "Да у вас тут ни рыбалки, ни охоты!" Прыгнул в вагон и тю-тю.
  - Какая охота, что ты несешь? - генерал спускался, перепрыгивая через ступеньки. - Отчитываться надо! В Москву кто-то настучал! У меня телефон разрывается. Что я им скажу? Уехал?
  Огурец подтащил Алексея к ступенькам и они, не сговариваясь, начали теснить генерала обратно на мост.
  - Тоже мне, проблема! Скажете, что не было никакого вампира. Вариант "Шутник". Я вам пяток косплееров с признательными показаниями доставлю, никто не подкопается.
  - А если вампир вернется?
  - Не вернется, товарищ генерал, - успокоил Огурец. - Ему здесь не понравилось.
  - Отвечаешь?
  - Зуб даю, - ухмыльнулся тот и вынул из кармана фляжку.
  Выпили. Закурили. По мосту пошли неспешно, любуясь семафорами. Возле будки диспетчера подождали Горчицу, собиравшую гильзы. Внизу, на платформах, суетились люди, тащили чемоданы, как трудолюбивые муравьи.
  - Ты прошение подавал, чтоб жене симку выделили? - неожиданно спросил у Алексея генерал.
  - Так точно! Она в санатории. Врачи говорят - ей каждый год ездить надо будет. А там администратор к телефону не подпускает. Нам бы сотовый...
  - Завтра получишь. Не дело это, что мать с детьми поговорить не может.
  Сбивчивую благодарность заглушили гулкие хлопки. Вдалеке, над рекой, разорвались первые залпы салюта. Грозди огоньков отозвались вспышками теплой радости: завтра, если никакое ЧП не случится, сыновья увидят Алену, а потом будут болтать с ней каждый вечер - главное не забывать денег на счет положить. Удивительно, что генерал такую мелочь заметил и запомнил. Спасибо, что разрешил.
  На привокзальной площади разделились, потом собрались у входа в гостиницу.
  - На сегодня все свободны, - объявил Огурцов. - Генерал домой поехал. В городе обстановка стабильная.
  - Как вы думаете, ничего не случится, если я машину в гараж завтра верну? - спросил Алексей. - Я тогда сейчас сыновей у тещи сразу заберу и домой. А завтра с ними подъеду, получу телефон, и к жене в санаторий на своей машине рвану.
  - Да кому она нужна эта рухлядь? Переживут до завтра.
  Попрощались. Огурец с Хреном и Горчицей пошли к служебному автобусу. Алексей вернул заколку-передатчик в фургон прослушки, погнал машину по темным улицам знакомым маршрутом. Теща всполошилась: "Что случилось?", попыталась накормить ужином. Алексей вспомнил, что в бардачке так и лежат пирожки с ливером, от еды отказался, но баллон компота и банку огурцов взял. Теща правильные огурцы катает - с хреном и горчицей.
  Обрадованные сыновья собрались за десять минут. Служебную машину осмотрели с презрением, младший сказал: "Фу, мятая!"
  - Зато мотор от мерса. Зверь! - похвастался Алексей.
  - А магнитола есть?
  - Есть.
  Пришлось слушать навязший в зубах гимн пополам с жалобами: "А бабушка сказала, что у нас неправильный Чебурашка и неправильный голубой вагон!"
  - Все у нас правильное, - успокоил сыновей Алексей. Хотел рассказать о телефоне, и тут же прикусил язык - не надо радовать заранее. Вдруг генерал забудет. Или просьбу отложат из-за праздников. Когда выдадут, тогда газировкой и обмоем. А пока...
  Чебурашка обещал: "Все, что после этого останется, мы погрузим в голубой вагон". Платформы, контейнеры и цистерны разъезжались в разные стороны, развозили запененные куски вампирской плоти, лишая тело надежды на посмертное воссоединение. Оперативники краевых и областных городов, потратившие праздник на наблюдение за иллюзионистами, покидали посты и расходились по домам, выполняя приказы вышестоящего начальства. В тусклом мире, где ветер и вода пропитаны запахом тухлой печенки, древнейший и могущественный Блютсанг карал охранников, у которых из-под носа умыкнули венец покорности. Куски разорванной плоти слипались в изуродованные вопящие тела. Блютсанг поигрывал баллоном монтажной пены.
   Красный день календаря подходил к концу.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Оболенская "С Новым годом, вы уволены!" (Современный любовный роман) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | С.Шавлюк "Песня волка" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"