Пустельга: другие произведения.

Ск-6: Провода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Былые страхи превратились в легенды, а они, как известно, любили, чтобы о них помнили.

  Пролог
  
Над круглым, как дамское зеркальце, озером стелился плотный туман. Тяжелая деревянная лодка с плеском села на воду, распугав спящих лягушек, на ночь попрятавшихся в камышовые заросли. Двое крепких мужчин в черных масках, держа под руки тощую девушку, выволокли ее на небольшую поляну и усадили на влажную траву. Та что-то невнятно промычала, но взгляда не подняла.
- Развяжи ее, - глухо скомандовал тот, что повыше, и перевел нервный, почти азартный взгляд с девушки на середину озера.
- Так она же будет кричать, - попытался возразить второй мужчина, неуверенно теребя в мозолистых ладонях конец широкой веревки, привязанной к носу лодки.
- А пусть кричит. Быстрее услышат, - длинноволосый мрачно хохотнул, брезгливо вытащив кляп изо рта девчонки. Коротко остриженные темные волосы взметнулись к небу, девушка оскалилась на своих похитителей и зубами вцепилась в руку, все еще придерживающую ее за плечи.
- Вот зар-р-раза! - зло выругался первый. Сжал кулаки, едва сдержав себя от удара - мерзавка определенно заслужила хорошую пощечину, заслужила еще до своего рождения, но ничего.
Он подождет. Будет терпелив и насладится тем, как она получит по заслугам. Нужно лишь немного подождать, еще немного.
Видя нерешительность товарища, длинноволосый смачно сплюнул в сторону и одним резким движением перерезал веревку ножом. В ответ на это девчонка всхлипнула, забитым взглядом всмотревшись в свои руки - по краю левого запястью стекала кровь, а кусок кожи, срезанный ножом, был безобразно отогнут.
Коротышка бездействовал. Он всеми силами уводил от девушки взгляд. Лишь изредка хмурил густые брови и качал головой.
- Ты бы поаккуратнее с ней. Вдруг, она не виновата.
- Это уже не нам решать.
Первый перевел безразличный взгляд на поскуливавшую девчонку. Глаза от земли та так больше и не поднимала и внешне походила на затравленного зверька, переставшего бороться за собственную жизнь.
- Готова доказать свою верность Городу?
- Отпустите меня, прошу вас...Я ничего не сделала, у меня семья, они без меня...Не смогут...
- В этом мы и хотим убедиться, милая, - преувеличенно ласково заверил ее высокорослый мужчина, приподнял пальцами узкий девичий подбородок, утер слезы, а затем грубо толкнул вглубь лодки. - Давай, Браг.
Зайдя по колено в воду, мужчины оттолкнули лодку от берега и тут же поспешили обратно. Никто не желал дольше положенного находиться в воде. Им с Брагом по долгу службы было необходимо контактировать с этой проклятой водицей, а будь его воля - он бы ни за какие деревянные монеты и близко к воде не подошел.
В этом городе было две проблемы - и с обеими он отважно боролся прямо сейчас.
- Не нужно...Это слишком большой срок...Я не протяну столько...Пожалуйста...
Зеленоватая вода, ворочая блестящими боками, сама утягивала лодку к середине озера, медленно, плавно толкала ее вперед, унося дальше от берега и невозможного теперь спасения.
- Я не умею плавать! - закричала девушка в отчаянии, прекрасно зная, что этот аргумент еще менее убедительный, чем прежние.
- Никто не умеет, - холодно отрезал первый и развернулся к озеру спиной, начав собирать оставшиеся на берегу девчачьи вещи в большой мешок. Наблюдать за дальнейшими событиями в его обязанности не входило.
- Разве мы не останемся с ней? - без особого энтузиазма поинтересовался второй. Как только девушка перестала быть их ответственностью, он стал заметно спокойнее.
- Ей не будет одиноко, поверь, - первый хмыкнул и стянул, наконец, душную черную маску. С шумным вдохом набрал в легкие побольше колючего предрассветного воздуха. - Ты все еще не уверен в правильности того, что мы делаем?
- Сложно верить в убийство, - недовольно пробурчал низкорослый.
- Тогда верь в Город. В него-то ты веришь?
- Да, но я все еще думаю, что можно обойтись без жертв.
- Пока ты думаешь, Город действует. И раз он усомнился в ней, значит, ее нужно проверить. Не забывай, что она будет в порядке, если ее намерения прочны, - первый сделал ударение на последнем слове и задумчиво почесал подбородок. - Мне ведь не нужно напоминать тебе, что ты должен молчать об этом?
- Нет. Я верен Городу и своей семье, - дрожащим, но хорошо отрепетированным голосом заявил второй.
- Вот и отлично. Теперь пойдем и промочим глотки, а то с этой работой сложно оставаться трезвым, - длинноволосый оскалился, и большая бородавка под его нижней губой, похожая на упитанную муху, оскалилась тоже.
На опустевший берег вновь вернулись мелкие лягушки, застыв в предвкушении теплых солнечных лучей.
Вода под лодкой забурлила, вспенилась и пошла рябью от центра к берегам. Девчонка заволновалась, обняла колени руками и зажмурила глаза. Смотреть за высокие потертые борта было страшно.
Где-то вдалеке пару раз ухнула сова. Солнце лениво карабкалось на небо, пронзая золотистыми лучами-стрелами туманные мешки.
Лодка в самом сердце спокойного озера была пуста.
  
  1 глава
  
Солнце, игриво проглядывая сквозь узорчатые шторы, в неторопливом танце ползло по комнате. Под своенравными порывами ветра створки окна несильно бились о стену. Мерный звук разносился по всему дому, оповещая его жителей о том, что осень пришла по расписанию и теперь просится внутрь.
Осень пришла, но к ней, как обычно, никто не был готов.
Появившись на кухне с закрытыми глазами, Роуз поставила чайник на плиту, достала коробку с крупой из шкафа и плюхнулась на стул. Тиканье часов смешивалось с шумом, доносящимся с улицы, с пыхтением танцующего щекастого чайника. Обыденность успокаивала и дарила ощущение безопасности.
Роуз родилась в этом доме, наизусть знала каждый его угол и изгиб. Роуз точно могла сказать, когда в помещении рядом с ней находился кто-то еще. И сейчас она явно ощущала чужое присутствие. Так явно, как если бы у нее наутро внезапно обнаружилась третья рука.
- Свободного утра, Берта. Спокойно спалось?
Лениво приоткрыв один глаз, девушка удовлетворенно ухмыльнулась, довольная своей интуицией - а на самом деле простой очевидностью, ведь по утрам к ней без приглашения могли наведаться всего три человека. И только от Берты всегда так маняще пахло цветочными сладостями. Многие бы учтиво заметили, что запах этот слишком легкомысленный для взрослой, для пожилой уже женщины. Но в этом была вся Берта - живущая воспоминаниями, цепляющаяся за давно ушедшую молодость, однако ничуть не сварливая или завистливая.
В этой женщине был свет. И его не нужно было искать - он был на поверхности, доступный и открытый для всех.
Задумчиво пожевав нижнюю губу, Берта с укором взглянула на свою юную соседку.
- Тише ты. Услышит если...Мало не покажется. Так что ты это...Оставь эти мысли.
Роуз лишь закатила глаза и отмахнулась, вгрызаясь в сочное яблоко, скатившееся с тарелки прямо ей в руки.
- Он и так все слышит. А значит знает, как я к этому отношусь. Если бы Он захотел, то я уже давно была бы мертва.
- Тьфу на тебя...Мой тоже все время так говорил, а теперь я из-за него маюсь ночами без сна, - недовольно пробурчала Берта, потирая поясницу. - Никакие мази не помогают. А все почему? Потому что болит душа!
В ответ на это девушка лишь хмыкнула, с веселым прищуром смотря на соседку.
- Берта, Григор умер пять лет назад. Если бы вы были связаны, как ты усердно любишь всем напоминать, то ты давно отправилась бы вслед за ним, - пожав плечами, Роуз поднялась с места и встала за плиту.
- Да как ты можешь! Мы с ним тридцать лет душа в душу жили, а ты...Ты... - женщина картинно махнула рукой и отвернулась к окну.
За цветастыми занавесками заливались песней птицы, а по улице торопливо плыли прохожие, опаздывающие на работу. На крыше соседнего дома грелся черный кот Олвин.
Обыденность царила повсюду и мешала серьезно воспринимать важные вещи. Даже если в тот момент они таковыми не казались.
- Могу, еще как могу. Я ж это не со зла. Я даже рада, что ты сейчас здесь, со мной. Встретиться с Григором ты всегда успеешь, а вот погулять на моей свадьбе сможешь только раз, - отчего-то грустно заметила Роуз, наблюдая, как надувались пузырьки в каше и сразу же лопались. Роуз очень не хотелось, чтобы ее счастье было подобно вот таким пузырькам. Чтобы зависело от каких-то ненадежных обстоятельств или подозрительных людей, готовых на всё ради Города. У нее только-только начало все налаживаться. И скоро все должно было стать еще лучше.
- Так ведь скоро уже. Успею, - с улыбкой пообещала женщина, присаживаясь за стол. - Успею ведь?
- Спина у тебя болит из-за работы в лавке. Необязательно оставаться дотемна каждый день, - словно не заметив предыдущего вопроса, продолжила Роуз, сняв с плиты котелок и разложив кашу по тарелкам.
Берта, приняв ее молчаливый отказ развивать тему, вздохнула и попыталась заглянуть Роуз в глаза, но та только дернула плечом да блекло улыбнулась в ответ.
Снаружи раздалось протяжное мяуканье.
Теперь пришлось вздохнуть уже Роуз. Она знала, что за этим последует.
Через пару минут скрежета когтей по черепице на стол беззастенчиво запрыгнул Олвин.
- Оли, наглая морда, ты как раз вовремя, - выложив в кошачью миску заготовленную еще с вечера рыбу, Роуз прошлась пальцами по гладкой шерсти кота, смотря на него со смесью любви и укора.
- Элаиз снова не ночевала дома?
- Она часто остается на вторую смену. Я ее не видела уже пару дней.
Кот, проигнорировав предложенную ему еду, спрыгнул к ногам Роуз и взвыл пуще прежнего. Девушка нахмурилась, но подняла животное на руки.
- Как там твой-то? Скоро вернется из лесу? Припозднился он в этот раз.
- Ты что-то путаешь, - Роуз смешно нахмурила брови. - Еще два дня и вернется. Куда он денется, - горько усмехнувшись, она почесала кота за ухом, но он все еще был напряжен. Когти, впившиеся ей в плечо, были лучшим тому доказательством.
- Скучаешь по нему?
- А чего скучать-то. Его нет всего неделю.
- Некоторым и меньший срок кажется невыносимым. Видела я как-то...На пятом дне девчонка слегла, да потом так и не поднялась, - тихо заметила Берта.
- Это некоторые. У меня свой порог. И я чувствую, что время еще есть, - жестко ответила Роуз, дрожавшая теперь в унисон с котом.
- Хорошо, это хорошо, - женщина кивнула. Страх в ее глазах мигал сигнальным огнем, но Роуз предпочитала не встречаться с Бертой взглядом. - А Доран как? Ему-то небось сложнее. Сходи хоть к нему, проведай.
- Ты же знаешь, он меня недолюбливает, - скривив губы и поменявшись в лице, проворчала девушка.
- Любливает или нет, а вы теперь уже семья. Ты первое время его мнением интересоваться еще будешь, а узы не будут. Повяжут накрепко и живи с этим, как хочешь.
- Ты - моя семья. Я от тебя никуда-никуда, веришь? - Роуз доверительно улыбнулась. - А с Дораном мы почти и не видимся. Не думаю, что за такое короткое время мы успели срастись.
- Ты, если не уверена, так сразу и скажи. Только толку от твоего решения сейчас мало будет. Раньше нужно было думать, когда начинала гулять со своим, - нравоучительно поведала Берта, заметив повисшее в комнате напряжение.
- Уверена я, уве-ре-на.
- Тогда сходи к Дорану. Я ему и трав новых насобирала...
В подтверждение своих слов женщина притянула к себе душистую корзинку и поставила у стола.
Кот от столь буйного запаха растительности весь взъерошился и зашипел - то ли на корзинку, то ли на Берту. То ли на них обеих.
- Тише Оли, тише, - Роуз неохотно опустила кота на пол. - Схожу, Берта. Только ради тебя и схожу.
- Вот это правильно, - уже у выхода женщина остановилась, держа спину неестественно прямо. - Запомни, дорогая. Нет ничего прочнее семейных уз.
Оставшись на кухне наедине с котом, Роуз впервые ощутила, насколько приторно сладкие у Берты духи.
  
  ***
  
Вечером, покончив с работой в аптекарской лавке, Роуз все-таки решилась заглянуть в дом Смотрителя.
Темный и неприветливый, он возвышался над городом вороньим крылом.
Заросший розовый сад выглядел жутко. С колючими кустарниками, пересохшими каменными фонтанами и хаотично растущими цветами он, скорее, напоминал кладбище.
В восковой дымке сумерек куст, усыпанный багрово-красными ягодами, казался окропленным свежей кровью. Оторвав пару горошин, Роуз зажала их между пальцев, почти почувствовав горячую пульсацию, исходящую от ягод.
Заходить в дом совершенно не хотелось.
В раздумьях ее взгляд случайно наткнулся на каменную фигуру, частично скрытую от внешнего мира плющом. На нее в упор смотрело существо с человеческим лицом и торсом, а вместо ног у него были волосатые копыта. Присмотревшись внимательнее, можно было заметить, что из-под каменных волос торчали небольшие рожки.
Смутившись от внезапного наблюдения, Роуз резко развернулась к фигуре спиной.
Сердце, дрогнув, упало в пятки.
Перед ней с недовольным видом возвышался хозяин дома.
Красные бусинки под давлением девичьих пальцев беспомощно сжались и лопнули, окрасив ладонь Роуз своей кровью. Ягоды были ядовиты.
- Тебе здесь не место, - угрюмо поприветствовал ее Доран.
- У вас тут довольно уютно, - ляпнув первое, что пришло в голову, ответила Роуз. Даже натянутая улыбка не хотела лезть на губы.
- Не говори ерунды. Здесь мрачно и холодно. Ты была здесь достаточное количество раз, чтобы понять это. Что тебе нужно, Роуз?
- Зашла вас проведать. Берта передала вам кое-что, - девушка взглядом указала на корзинку в левой руке. Правая слабо пощипывала. - Но я вижу, что вы в полном здравии, так что не стану мешать.
Роуз не любила неловкое молчание. Но еще больше она не любила бесполезные разговоры, а потому нахмурила брови, злясь на себя за то, что пришла.
Доран неприкрыто пялился на ее ладонь, вымазанную ягодным соком, словно это была настоящая кровь.
- Поблагодари ее от меня, - наконец, хрипло произнес он, пристально осмотрев девушку с головы до ног. - Только больше не приходи сюда без особой нужды. Лишние встречи нам ни к чему.
Роуз инстинктивно кивнула, внутренне полностью согласившись с услышанным - ей тоже не было ни радости, ни пользы от этих встреч. Однако, вслух сказала другое.
- Не забывайте, этот дом скоро станет и моим тоже.
- Или нет. Если Ивор одумается.
Роуз хотела бы рассмеяться ему в лицо, но на деле лишь криво усмехнулась. Он никогда не знал, чего хочет его сын, а узнав - так и не принял его выбор. Ей оставалось лишь пожалеть Дорана, но она не собиралась этого делать - ни сейчас, ни в дальнейшем.
- Вы не хуже меня знаете, чем ему это грозит. Да и мне тоже.
- Знаю. Но все еще надеюсь, что ты окажешься одной из этих бесчувственных, - с отвращением выплюнул он. Роуз вздрогнула, но не отступила.
- Они чувствуют.
- Что, прости?
- Вы слышали. Я сказала, что они чувствуют всё так же, как и остальные. Просто вольны делать, что хотят. Это же так...
- И ты одна из них? - грубо перебил ее Доран.
Ему не понравился этот блеск в ее глазах, когда она заговорила о тех, о ком говорить не принято.
- Что? Нет, конечно, - возмущенно фыркнув, Роуз резко побледнела. - Как вам в голову могло такое прийти! Мы с вашим сыном почти женаты, - она гневно сдула со лба налипшую темную прядь. - Я знаю, что вы относитесь ко мне предвзято с нашей первой встречи, но это уже слишком.
Сжимаемая влажной ладонью корзинка бесшумно опустилась на мягкую листву. Повисшие плетьми руки казались Роуз чужими. Но еще более чужим казался ей человек напротив. Человек, с которым ее рано или поздно свяжут узы, и она будет обязана думать о его желаниях.
Роуз сильно сомневалась, что Доран будет следовать правилам, одинаковым для всех. Роуз казалось, что его неприязнь к ней сильнее любых правил.
Молчание затянулось. Доран не спешил продолжать свои обвинения, но и верить ее словам не думал тоже. Он просто смотрел на нее, как тот каменный истукан, ставший свидетелем их беседы.
Если бы они не были знакомы вот уже год, Роуз решила бы, что он ее оценивает. Это было невозможно, потому как Доран давно пришел к выводу, что она не подходит его сыну. Не исключено, что теперь он решал, подходит ли она этому городу.
- Как скоро вернется Ивор? - вкрадчиво поинтересовался Доран. - Что-то он в этот раз запаздывает.
- И вы туда же, - вздохнув, Роуз устало потерла переносицу. - Он вернется через пару дней. Я даже дни отмечаю, поэтому...
- Разве ты не должна чувствовать его отсутствие? - нотки угрозы в его голосе не остались для нее незамеченными.
- Я и чувствую. В последние дни стало очень трудно дышать...И голова по ночам гудит, - Роуз отвела взгляд в сторону. Лгать она никогда особенно хорошо не умела. - Я делаю пометки, чтобы наверняка. Знаете, когда сильно ждешь, легко потеряться во времени.
- Знаю, - сухо подтвердил Доран и крепче стиснул зубы. - Только в этот раз ты все же ошиблась. Ивор должен был вернуться три дня назад.
Роуз открыла и снова закрыла рот, подняв ошарашенный взгляд на мужчину. Весь воздух словно вышибло из легких.
Она не ждала Ивора, как полагается ждать будущей жене, связанной по рукам и ногам - отчаянно, истерично, болезненно. И Доран это не просто видел - он знал первопричину ее нечувствительности. Но это не давало ему права вешать на нее клеймо, которое не смыть.
Так она думала. До этого момента.
Поднявшийся ветер играл с листьями, кружа их по всему саду. Пара желто-красных лодочек запуталась в ее волосах, но Роуз даже не шевельнулась, чтобы убрать их.
- Это невозможно. Я же отмечала...
- Вот, значит, как ты чувствуешь? Ивор пропадает неизвестно где, а ты по нему даже не тоскуешь? - зарычав от безысходности, Доран резко шагнул к ней, сжав руки в кулаки. Затем поднес ладонь к ее лицу, желая лишь одного - выдрать ее лживые голубые глаза, чтобы она больше никого не посмела ими одурманить.
Роуз, ожидавшей удара, невыносимо сильно хотелось закрыть глаза, но что-то в серых полукружиях напротив заставило ее лишь испуганно моргнуть.
Мужчина аккуратно вытащил застрявшие в темных волосах девушки листья и сжал их в ладони, перетерев в порошок.
- Что, если он не вернется никогда? Будешь столь же неумело изображать скорбь?
- Не в скорби дело, - ответила она тихо.
- Тем хуже для тебя, - отвернувшись, он зашагал прочь.
Диковинный мужчина-зверь смотрел на нее почти сочувственно, и только губы его насмешливо кривились.
Она должна была задыхаться от эмоций. Но Роуз не чувствовала ничего.
  
  2 глава
  
Лес выжидал. Высокие могучие деревья, цветущие поляны, склоны гор, поросшие колючими травами, ледяные ручьи - всё было готово к тому, чтобы поймать нерадивого путника в свои сети.
Лес помнил. Корни ворочались под мягкой землей, переговаривались, сплетались сильнее и крепче, впитывали свою злость вместе с дождевой водой.
Лес негодовал. Люди теперь не позволяли себе многого. Но их все еще было слишком много на Его территории и...Он слишком долго молчал.
- Нет смысла отрицать, что мы заблудились, - молодой паренек присвистнул, покрепче перехватив мешок, полный свалявшейся листвы.
День клонился к вечеру, а они так и не вернулись на свою тропу.
- Мы идем правильной дорогой. Это лес, старый затейник, с нами играет.
Пожилой мужчина шутливо погрозил пальцем высокомерным, вздернувшим носы к небу деревьям, смачно цокнул языком и покачал головой.
- Мы не выйдем отсюда, покуда он нам не разрешит.
- И когда ему надоест? - раздраженно спросил парень.
- Когда мы пообещаем, что больше сюда не вернемся.
- Ты это серьезно? Это же наш хлеб.
- Вполне. Но даже в этом случае, не думаю, что он согласится.
- Тогда чего же ему надо? Запутать нас до смерти? - тряхнув светловолосой челкой, лезшей в глаза, парень недовольно поджал губы.
Перспектива остаться здесь еще на одну ночь больше не казалось ему частью увлекательного приключения. То, что раньше было интересной работой, приносившей неплохой доход, сейчас напоминало затянувшийся кошмар.
На пути им не встретился ни один лесник.
- Давно...Когда-то очень давно здесь были поселения, были школы и мастерские, был даже небольшой местный театр, - начал старик неспешно, потерев свою бороду. - Городок был маленький, совсем незаметный на карте, однако его торговым связям позавидовал бы любой более крупный сосед. Все дело было в редкой породе дерева, что водилась в здешних лесах...Ну, ты знаешь.
Телега, ехавшая впереди и заполненная бревнами доверху, позволяла увидеть, как ярко в закатных лучах сверкала кора.
- Более того, - продолжил он, - ее было так много, что материал на продажу едва успевали подготавливать. Все шло так удачно, что со временем местные жители совсем перестали заниматься привычным ремеслом, приносящим доход куда меньший, чем деревянные монеты. Перестали заготавливать на зиму запасы, выращивать скот, ухаживать за полями. Мир сузился до вырубки деревьев и их продажи.
Старик помолчал немного, достал из нагрудного кармана пучок трав и бросил в рот. Горькая смесь терлась о десны и жгла горло, но очень здорово освежала. Парнишка внимательно слушал.
- После двух лет торговли лес заметно поредел. Жители, успевшие почувствовать себя королями природы, не были готовы к тому, что их золотое русло внезапно пересохнет. Новых деревьев не сажали, а старых осталось лишь на год с небольшим безбедной жизни.
Парню история не нравилась. Он с малых лет ходил в этот лес, но еще ни разу не слышал ничего подобного. Быть может, старик просто рассказывал сказки, стараясь хоть чем-то занять время?
- Тогда-то все и началось. Пока на городской площади люди решали, что им делать дальше, сама природа все решила за них.
Словно в ожидании подтверждения своих слов пожилой лесник вскинул голову к небу, всмотревшись в пухлые бока серых туч.
Ответа не было. Небо хмурилось. Птицы молчали вот уже третий день.
- Начались дожди. Настоящие, продолжительные ливни, которые наполнили пересохшие озера, запустили реки и в конце концов затопили все деревни...В какой-то момент в лесах начали пропадать люди. Тонули ли они в болотах или просто терялись - никто не знал. Выяснилось, что все многим хуже, далеко не сразу. А точнее - тогда, когда было уже слишком поздно.
Старик замолчал. Он слышал эту историю от своего отца, а тот от своего. Мальчишка делал вид, что слышит ее впервые. Может, так оно и было. Но лучше ему сейчас обо всем узнать, чем когда кто-то из их команды бесследно пропадет в этом мертвом лесу. Храни их, Город.
- Компания молодых охотников, возвратившись из леса с мелкой добычей, на самой окраине леса наткнулась на жуткое зрелище - несколько иссушенных тел пропавших горожан были плотно обвиты корнями деревьев, вцепившихся в них - в прямом смысле - намертво...
Старик смущенно кашлянул. Он не хотел пугать парня, но недоверие, смешанное со страхом, плескалось в юных глазах слишком явно.
- Так вот...Весть об этом облетела не только все близлежащие деревушки, но и крупные города. И тогда эту местность с их хваленой древесиной начали избегать. Никому не хотелось делать деньги на чужой крови, и уж тем более никто не желал пасть жертвой фазорнов.
- Кого? - хрипло уточнил парень.
- Деревья-чудовища. Тоже не слышал?
Тот шумно сглотнул и отрицательно мотнул головой.
И чему только отец его учит, задался вопросом старик. Невесту домой привел, а историю города слышит впервые. Что же он детям своим рассказывать-то будет.
Хотя, пожалуй, если они отсюда выберутся, пусть рассказывает, что хочет.
- Что там было-то...Ах, верно, верно...Жители деревень разъехались кто куда. Те же, кто остался, бедствовали и добровольно становились узниками своих же домов. О том, чтобы выбраться в лес или к реке, не шло и речи.
- Это поэтому мы сейчас избегаем озер?
- Отчасти. Плавать давно никто не умеет, да оказалось это не особенно и нужно, - старик задумался. - Ты вот ведь не умеешь же?
- Пробовал, - хмуро пробурчал парень, с силой дернув за упругую веточку, преградившую ему путь.
- Лучше бы не надо, - со смехом посоветовал старик, но глаза его оставались серьезными. - Что ж...На этом всё и закончилось бы: люди умерли, дома загнили, а история со временем забыла бы о том, какие странности творились в этих краях. Но однажды в город забрел один предприимчивый торговец, решивший, что сможет исправить бедственное положение. Ему, разумеется, никто не поверил. Чужака всеми правдами и неправдами гнали из города, пока не стало поздно, но тот к всеобщему ужасу отправился прямиком в затопленный лес. Люди тогда решили, что ушел и ладно, глупцов не вразумишь и город не спасешь...
Остановившись, старик сплюнул на землю остатки горькой травы, задумчиво осмотрел мальчишку, прищурив глаза в окружении глубокой сетки морщин.
- А через неделю он вернулся. Сказал, что обо всем договорился, и лесные чудовища их больше не побеспокоят. С тех пор минул месяц. Чужак обустраивался, выбрал себе один из пустующих домов, занялся ремонтом. Все разговоры были только о нем. Но никто так и не решался выбраться за безопасные пределы своих жилищ. Постепенно вода ушла, а незнакомец придумал, как доказать всем желающим, что в их лесах больше нечего бояться - собрал небольшую группу храбрецов и отправился к болотам.
Телега впереди резко затормозила. Динк - ровесник светловолосого - бодро спрыгнул на землю, успокаивающе погладил лошадей по боку, наказав им оставаться на месте.
- Я сейчас! - крикнул он товарищам, скрывшись в кустах. - Проверю, есть ли там дорога!
Так и не получив ответа, парень все-таки не выдержал:
- Ну, так что было дальше?
Старик отсутствующим взглядом всматривался в лес. И лишь после того, как его несдержанно дернули за рукав потрепанной рубахи, он неохотно разлепил сухие губы.
- А что дальше-то...Их возвращения никто не ждал. А когда группа вернулась в полном составе, жители вздохнули полной грудью. Город начал свое существование. О всех бедах со временем забыли, как и о том, кто этот город спас. Былые страхи превратились в легенды, а они, как известно, любят, чтобы о них помнили.
Брови лесника нависли над его лицом подобно обрывистой скале.
- Знаешь, как говорят, Ивор? Любая сделка имеет свой срок годности. И чужак-основатель об этом прекрасно знал.
Из-за кустов раздался полузадушенный вскрик. Спотыкаясь, к ним выбежал Динк - весь растрепанный, с глазами, горевшими любопытством.
- Озеро! Там целое озеро, представляете! Мы можем искупаться, дядя Аглак? Мы уже столько не мылись, что ко мне даже мошкара не липнет! Что же будет, если Анка увидит меня таким...И в дом ведь не пустит!
Его спутники переглянулись. Ни один из них не разделял энтузиазма более молодого товарища.
- Не думаю, что это хорошая идея, друг... - осторожно начал Ивор, но Динк лишь резво махнул рукой и вновь скрылся за зеленой изгородью.
Сорвавшись вслед за ним, Ивор ринулся в кусты, пока старик привязывал лошадей к дереву. За кустами обнаружилась небольшая поляна, за которой раскинулось озеро. Широкое, круглое, оно никак не могло оказаться на их дороге просто потому, что его здесь никогда не было.
Вот дерево с пятью отметинами - его, Ивора работа. Отмечал еще в первые свои походы.
Вот старые обломки лодки на берегу - лягушачий приют и хорошее место для отдыха.
А в середине озера - дерево. Высокое и раскидистое, с лохматыми ветвями и пушистыми на вид иголками. Чужое дерево, пришедшее сюда вместе с озером.
И Динк, успевший залезть по пояс в воду и теперь кравшийся по самому краю озера.
Как и все, плавать он не умел.
- Брось, Динк, вылезай! - с отчаянием крикнул Ивор, затормозивший у кромки воды.
Страх сковал его ноги, мешая полезть вслед за другом. Перед глазами рябью проносились страшные картинки из рассказанного стариком - тонны воды, цепкие лапы корней, высокая фигура в темной мантии и маске.
Удушье, удушье, удушье.
Круги на воде расходились от центра к берегам. В голове Ивора они трое уже давно были мертвы.
- Не смей лезть за ним, - предостерегающе рявкнул появившийся из-за кустов Аглак.
- Но он же утонет! Или чего хуже...
Ивор сжал в пальцах собственные волосы и взвыл от нахлынувших эмоций.
- Это его выбор, - внезапно жестко произнес старик, подойдя ближе. Ивор отступил назад, невольно зайдя в воду.
Тонкий вскрик разорвал зудящую тишину леса на сотни кусков.
Динк, беспомощно хлопая ладонями по воде, тонул. Он не смотрел в их сторону, но Ивору не нужно было видеть его глаза, чтобы знать, что ему нужна помощь. Избегая страха в своей голове, Ивор забрался глубже и неуклюже барахтался в воде. Даже в теории он не знал, как плавать. Скользкая вода облепляла все его тело, мешая дышать.
Динк, заглотнув последний глоток воздуха, скрылся под водой.
Ивор отчаянно пытался отыскать друга или то, что его, возможно, удерживало, но безуспешно. На берегу надрывался Аглак.
- Я спасу тебя, спасу...Только потерпи...
Набрав в легкие воздуха, Ивор нырнул и дернулся вперед, вразнобой двигая конечностями. Глаза жгло солью и песком. Вода оказалась мутнее, чем он думал. Рассмотреть что-либо в этой дымке не представлялось возможным. Впрочем, кое-что он все-таки видел. Мимо него проплыл косяк маленьких рыб, заставив его испуганно отшатнуться. В илистое дно вросли металлические кольца и трубки, покрытые ржавчиной, гладкие камни и водоросли. Много водорослей.
Впереди что-то мелькнуло. Темные отростки чего-то огромного вились в разные стороны, не прекращая двигаться ни на секунду. Решив, что в этих водорослях мог увязнуть Динк, Ивор направился к ним. Вынырнул, захватил губами воздух и, вцепившись руками за корешки на дне, стал продвигаться вперед. Внезапно один из отростков больно хлестнул его по плечу, заставив вскрикнуть и тем самым потерять ценный воздух. Затем последовал шлепок по лицу. И еще один в спину.
Ивор, уже не видя ничего, вынырнул наружу, но что-то вцепилось в его ногу и резко потянуло вниз. Он ушел под воду, не успев вскрикнуть. Ухватившись ладонями за пережавшую его водоросль, Ивор попытался ее стянуть, а когда не вышло, достал из кармана нож и попросту перерезал травяную присоску. Вместе с ней он порезал и свою ладонь, но времени сожалеть об этом не было - вода, впитав его кровь, сама вытолкнула его наружу и гулким течением понесла к берегу.
  
  ***
  
- Эй, парень,ты как? - взволнованно спросил старик, подложив ему под голову мягкую листву.
Ивор с усилием разлепил глаза и принялся кашлять. Голова раскалывалась от боли, а тело горело так, будто его весь день прижигали огнем.
- Ты отключился уже на берегу, но каким-то образом смог доплыть. Доплыть, парень! Ты же не умеешь...
Аглак разглядывал его так пристально, будто он вернулся другим человеком.
Впрочем, именно так он себя и ощущал.
- Что произошло? - Ивор едва ворочал языком.
- Это ты нам скажи. Барахтался в воде, дергался, как припадочный.
- Меня что-то держало. Вцепилось, жглось. Я не мог выбраться.
- Это ты сильно головой ударился о камни, верно. Я бы с берега увидел, будь там что. Вода-то прозрачная, - старик указал рукой в сторону озера.
Нехотя Ивор повернул голову и нахмурился. Вода просматривалась до самого дна даже в середине озера.
- Значит, показалось, - вздрогнув, Ивор начал подниматься.
Он подумает обо всем этом позже. Когда вернется домой. Когда будет обнимать Роуз. Хотя, нет. Он не будет думать об этом вовсе. Просто больше никогда не полезет в воду. Ни за что не полезет, точно.
- Прости. Это все из-за меня, - тихо обронил Динк, сидевший поодаль с поникшей головой.
Ивор замер, словно ему влепили пощечину. Снова. Жгучую и влажную. Как тогда, под водой.
- Тебя же утянуло под воду.
Динк невесело усмехнулся.
- Нет. Я нырял за лягушкой...Вот, смотри, - Динк приглашающе раскрыл ладони, показав небольшую каменную фигурку.
- Идиот, - Ивор устало выдохнул, глядя в спокойные глаза озера.
Тело по-прежнему горело, но никаких следов ожогов не было. Ивор знал это ощущение лишь по рассказам. Знал, что дальше будет только хуже.
Ивор скучал по Роуз.
  
  3 глава
  
Городская площадь гудела, как коробка, наполненная жуками. Люди на каменной мостовой были подобны рассыпанному гороху - закатывались в лавки, отскакивали от мелких карманников и варились в повседневных заботах под музыку уличных бродяг.
После неприятной встречи с Дораном Роуз не спала всю ночь - перед глазами в томной дымке то появлялась, то исчезала искаженная болью фигура Ивора. Его печальное лицо преследовало ее всюду, чего не бывало прежде никогда. Роуз чувствовала вину, и у этой вины был горький вкус, ничем не вымывавшийся из горла, внутренностей, головы.
Кто-то больно наступил ей на ногу.
Ойкнув, Роуз крепче прижала к себе сумку и сама чуть не впечаталась в сплошную стену из спин. Люди о чем-то усиленно шептались, но никто не смел сдвинуться с места. Роуз поднялась на носки, попытавшись высмотреть поверх голов, что происходит там, впереди, но безуспешно.
Обреченно вздохнув и приготовившись к давке, девушка протиснулась в маслянистую массу галдящих тел.
- Я же говорил, что это произойдет.
- Да ну нет, не может такого быть...Дай посмотреть...И правда!
- Она была одной из них, точно тебе говорю.
- Ох, неужели началось снова? А ведь и двадцати лет не прошло...Какой позор!
Голоса давили сверху и подпрыгивали с самой земли. Голоса сомневались, возмущались, сочувствовали. Голоса сливались в один сплошной гул, центром которого являлся страх.
Люди вокруг боялись, и Роуз начало чудиться, что она боится тоже.
Так и не добравшись до края толпы, Роуз остановилась, решив, наконец, задать вопрос. Вибрации, исходившие от людей, оседали на языке кислой пленкой. Страшно хотелось пить.
- Что там произошло?
Рядом стоявшая женщина случайно пихнула ее локтем в бок и подозрительно покосилась, казалось, и не думая извиняться.
- Нашли тело какой-то девки. Говорят, это Его рук дело... - загадочно прошептала женщина, сильно округлив и без того выпученные глаза.
- Она мертва? Где ее нашли? - обратилась Роуз скорее к толпе, нежели адресовав свои вопросы кому-то конкретно.
Ее глазастая соседка упрямо молчала, совсем не замечая Роуз.
- Лесники нашли ее недалеко отсюда, - ответил ей басистый голос.
По правое плечо от нее стоял высокий мужчина. Выглядел он отстраненно - его явно не привлекало событие местного масштаба. Однако, в глазах его притаилась тоска.
Роуз отчего-то подумалось, что он не осуждал незнакомую девушку. Мертвую девушку.
Внезапно от по-летнему жаркого солнца повеяло холодом. Вспомнилась пропавшая Элаиз.
Втайне Роуз, конечно, надеялась, что та объявится сегодня на работе, но уверенности не было. Она прекрасно помнила, чем они с Элли занимались долгих два года. Помнила, что Элли сказала ей, когда они виделись в последний раз. Роуз знала, что это не может закончиться хорошо, но все равно надеялась.
- Ее...Убили?
Собственный голос показался чужим.
- Задушили.
- Вы были знакомы с ней?
Вопрос был задан из вежливости, но Роуз тут же о нем пожалела. Она не знала этого мужчину, но каким-то образом знала ответ. Он читался в его глазах и сгорбленных плечах. Мужчине не нужно было отвечать, но он все же ответил.
- Дочь... - его голос надломился. - Улва - моя дочь.
Роуз вздрогнула, как отпущенная струна. Толпа двинулась вперед, отрезав ее от скорбящего мужчины. Сил оборачиваться не было.
Когда спины перед ней вдоволь насмотрелись и разбрелись по своим делам, потеряв интерес к произошедшему, перед Роуз предстала жуткая картина. На помосте, наспех сколоченном из свежих досок, лежало тело девушки, одетое лишь в тонкое белое платье, доходившее ей до пят. Темные волосы и тонкие губы придавали ей схожесть с Элаиз, но это была не она.
Впрочем, легче от этого не становилось. Никаких видимых следов удушения не было - бледная кожа, россыпь родинок на щеках и смирение, застывшее в распахнутых глазах, которые никто не удосужился прикрыть. Зато отчетливо виднелся след от ладони на левом плече. Белый, слегка размытый, словно оставивший его вымазал руку в муке.
Роуз никогда прежде не видела такие отметины. Мертвецов она не видела тоже. Но про отметину знала, как знал и весь город.
След означал, что девчонку пометили. Что она опасна и более того - заразна.
Из всего этого следовал лишь один выход.
Роуз думала, что старые традиции остались в прошлом, но стража, отгонявшая толпу зевак в сторону, говорила об обратном.
- Посторонись! Всем отойти! На десять метров, ну!
Живая волна послушно ринулась назад, не посмев перечить. Никто не хотел оказаться на месте отмеченной.
Девушку полагалось сжечь. И, по всей видимости, мешать этому никто не собирался. Напротив, люди готовились смотреть. Люди хотели убедиться, что зараза сгорит дотла, что не перекинется на чей-нибудь дом. Иначе придется сжечь и его тоже.
Роуз оставаться не собиралась. Стараясь не обращать внимания на шепотки за своей спиной, она осторожно накрыла глаза девушки своей ладонью, обронив тихое "прости". Роуз просила прощения за то, что с ней собирались сделать все эти люди. Она прекрасно понимала, что в любой момент может оказаться на месте этой девушки. Быть может, не сегодня, и не завтра, и даже не через несколько лет. Но возможность - возможность пасть во благо Города была всегда.
  
  ***
  
В лавку Роуз добралась лишь еще спустя час.
Ивет, дежурившая сегодня, буднично ей кивнула и продолжила обслуживать посетителя. В помещении уютно пахло травами и чернилами. Вдохнув такой родной успокаивающий аромат, Роуз поднялась на второй этаж в свою маленькую лабораторию, окна которой выходили на Деревянную площадь. В комнате было пусто - ни следа Элаиз, ни ее запаха, ни мелочей, свидетельствовавших о ее присутствии.
Часы на стене мелодично отстукивали час дня. Элаиз всегда их выключала. Говорила, что они мешают ей сосредоточиться на работе. А работать действительно было над чем.
Повесив сумку на край стула, Роуз судорожно выдохнула, только сейчас заметив на краю стола сложенный вдвое пергамент. И как она не увидела его сразу? Элаиз любила оставлять ей записки. Любила играть с ней.
В какое-то мгновение надежда внутри Роуз подавилась воздухом.
А в следующее уже сама Роуз забыла, как дышать.
Почерк не принадлежал Элаиз - он был чужим, холодным, угрожающим. Буквенная вязь начала расплываться перед глазами, а Роуз все смотрела, не моргая.
"Ты следующая."
Всего два слова, но их хватило для того, чтобы вывести ее из равновесия.
Кого имел в виду автор записки? Кто был первой? Та девушка на площади, Элаиз...Кто?
Выпустив пергамент из рук, Роуз с диким взглядом рванула к шкафчику на стене, запиравшемуся на ключ. Выудив тот из потайного ящичка в оконной раме, Роуз распахнула дверцу шкафчика, со звоном поставила небольшую коробку, полную склянок, на стол. Пересчитала. Не хватало двух флаконов. Один в их последнюю встречу выпила Элли. А второй...
Дырявя невидящим взглядом стену, Роуз осела на пол. Из раскрытого окна доносились крики с улицы, а стены небольшой лавки дрожали от проезжающей мимо телеги.
В комнате пахло гарью.
  
  4 глава
  
В кабинете Смотрителя ощущалось загнанное отчаяние.
Очередным художественным взмахом руки отправив жалобные листы в мусорное ведро, Доран откинулся на спинку стула и прикрыл глаза. Город вновь начал жить по своим правилам, не считаясь с мнением жителей. Но Город не убивал без причины, с Городом Доран мог договориться, а вот с безумными фанатиками - нет. После случившегося на площади все ждали от него справедливого решения. Или вдохновляющей речи. Ждали хоть чего-нибудь. Однако, работать в такой обстановке не получалось. Принимать важные решения - тоже.
- Мы не можем оставить подобный инцидент без внимания, Смотритель.
- Что ты предлагаешь, Клод? Объявить поиски убийцы? Так я уже сейчас могу сказать, что мы его не найдем.
- Но можно хотя бы попробовать...Там же был след человеческой руки, значит...
Доран поднял раздраженный взгляд на своего помощника. Мальчишка не понимал и сотой доли того, что происходило прямо у него под носом. Не понимал и поэтому был все еще жив.
А еще он был чертовски прав - люди ожидали возмездия, хотя пока об этом никто не кричал, стоя под его окнами.
- Двадцать лет затишья. Хочешь знать, какими они были?
Мальчишка уверенно кивнул.
Красные от усталости глаза Смотрителя глядели поверхностно, не вникая в суть происходящего, но в глубине их, прячась за угольными зрачками, таилась мысль. И Клоду было этого достаточно, чтобы продолжать верно служить своему делу и Городу.
- Убийства никогда не прекращались, - в стенах Главного Здания низкий голос Дорана звучал непозволительно откровенно. - Просто прежде они не выносились на всеобщее обозрение. Понимаешь, Клод? Люди пропадали всегда. И будут пропадать дальше. Только это не Город берет с нас плату. Это кто-то еще, действующий в своих личных целях.
Мужчина натянуто улыбнулся, а затем и вовсе рассмеялся. Правда, смех его был больше похож на волчий вой. С каждым новом вдохом Доран все больше наполнялся гневом и безысходностью, чувствуя, как кости грозят прорвать кожу и выбраться наружу.
- Раз вы точно знаете, что это произойдет снова, то можно устроить ловушку. Можно ведь?
Клод смотрел решительно и храбро. С его еще детской наивностью и надеждой, горевшей в глазах, не шли в помощники Смотрителя. С таким набором хорошо было искать свое призвание в мире и быть героем - спасать несправедливо обиженных, влюблять в себя дам и чем там еще промышляли нынче герои.
Доран не знал, каково это - быть сильным и верить в добро, даже когда оно неоднократно поворачивалось к тебе спиной. Всю свою жизнь Доран был трусом. Боялся отца, боялся насмешек сверстников и собственных неудач, боялся влюбляться, боялся быть отцом. Страх преследовал его всю жизнь, и даже сейчас Доран боялся.
Но Клод не был виноват в его проблемах. Клод был умным, надежным и верным. И он не мог ему ничем помочь.
- Я обещаю подумать над этим. А пока мне нужно подготовить речь.
- Может, мне остаться?
- Не стоит. Просто проследи, чтобы мне никто не мешал.
Парнишка понимающе кивнул и выскользнул в коридор.
На кабинет тут же наползла тишина, а вместе с ней от стен начали отлепляться тени. Кружа над Смотрителем, они выбирали момент поудобнее, чтобы накинуться на него разом и присосаться к той жизненной силе, что потоками еще текла под бледной кожей. Тени не боялись ни закатного солнца, лучами обтиравшегося о широкие окна, как домашний кот, ни шуршавшей под полом мыши. Мрачные мысли Дорана были слишком лакомым кусочком, чтобы отступать, но нервный стук в дверь все же заставил их повременить с ужином.
В дверном проеме показалась кудрявая голова Клода с полным сомнения взглядом.
- Смотритель, тут к вам...
Договорить ему не дали. Бесцеремонно отодвинув Клода в сторону, в кабинет протиснулась женщина и захлопнула за собой дверь, оставив главного помощника Смотрителя в недоумении.
Доран нахмурился.
Они не виделись слишком давно - вот так, лицом к лицу, видя насквозь гнилое нутро друг друга. Он мог бы даже сказать, что скучал по этому ощущению, но все еще слишком хорошо помнил, чем обернулась их последняя встреча.
Эта женщина была его личным пламенем, языки которого снова и снова съедали построенный им дом.
- Зачем ты пришла?
- Хотела лично убедиться, что ты получил мой подарок. И, судя по всему, ты им не воспользовался. Ужасно выглядишь.
Выразив притворное сочувствие, она вольготно уселась в гостевое кресло. Мысленно Доран отметил, что после ее ухода стоит его заменить.
- Давай ближе к делу, Берта. У меня и без тебя куча проблем, - беззлобно рявкнул он.
Еще никогда прежде Доран не чувствовал себя так некомфортно в своем собственном кабинете. Под ее приторным взглядом он вновь ощущал себя подростком, не способным принять даже самое простое решение.
- И когда это я стала для тебя проблемой, милый?
- Когда начала угрожать моей семье, - Доран опасно сузил глаза.
- Может, стоит научить тебя отличать вежливость от угрозы? Эта твоя работа на тебя плохо влияет...
Берта с откровенным пренебрежением осматривала его кабинет, но осуждения в ее голосе не было. Только развлечение и расчетливость.
- Перестань паясничать. Зачем ты подослала ко мне Роуз?
- Я волновалась за тебя. И, как теперь вижу, не зря, - Берта выразительно взглянула на мужчину перед собой. - Перестань бояться, Доран. Город чувствует твой страх, и это негативно отражается на всех его жителях.
- Но не на тебе, да? - зло выплюнул он.
- О чем ты?
- Брось, ты выглядишь так, словно только вчера выскочила замуж и тебя ждет долгая и счастливая семейная жизнь.
Доран никогда не знал, сколько лет Берте на самом деле. Но когда они только познакомились, она выглядела старше его лет на десять.
- Ты никогда не умел делать женщине комплименты, милый, но так уж и быть, я приму этот вульгарный способ сказать мне, что я хорошо сохранилась.
Хохотнув, женщина кокетливо подмигнула. Ее длинные волосы лоснились черным.
- Скажи, это все твои травы? Ты выглядишь едва ли не ровесницей Роуз.
Несколько секунд Доран, не моргая, завороженно разглядывал молодящуюся женщину, попав под ее влияние. Ее смуглая кожа сияла, призывая прикоснуться, а в зеленых глазах золотом поблескивали ответы на все вопросы, которые он так страстно желал получить.
Внезапно на смену ее мнимой красоте пришел огонь. С невероятной скоростью пожирая ее тело, пламя кричало женским голосом, и внутри у Дорана все кричало тоже.
Мужчина недовольно тряхнул головой, отогнав от себя искусственно созданный образ, словно ночной кошмар. К счастью, на эти ее фокусы у него давно выработался иммунитет.
- Хотя, нет, не отвечай. Просто уходи.
- Если бы ты не игнорировал мои подарки, то сейчас выглядел бы не хуже. Возможно, чуть старше Ивора или...
- Говори, что тебе нужно или уходи, Берта.
- Ладно-ладно. Я просто хотела убедиться, что ты чувствуешь изменения.
Женщина медово ухмыльнулась, в знак примирения подняв ладони в воздух.
- Я чувствую лишь раздражение и бесконечную усталость. Перестань играть со мной в игры. Ты знаешь что-то об Иворе?
- Хм...Странно. Я была уверена, что ты знаешь.
Она беззастенчиво провоцировала его. Знала, где у него болело сильнее всего, и давила так, что у него едва хватало терпения оставаться спокойным.
Доран медленно поднялся с места, стиснув пальцами край стола.
- Что с ним? Это твоих рук дело?
Если у нее в глазах плясали огоньки, то в его серой радужке спала вечная мерзлота. Его фирменный ледяной взгляд мог пугать юного Клода, но Берту...Ее он подстегивал полыхать еще ярче.
- Успокойся, милый. Я к этому никак не причастна. Твой мальчик сам нарвался на неприятности, - почти пропела она, закинув ногу на ногу. - Уж не знаю, что именно он натворил, но теперь он в общей копилке Города. Связан, как и мы все. Его молодое сердечко так пульсирует...Тук-тук, бам-бабах...Так всегда бывает, когда узы вторгаются во взрослый организм.
Доран застыл, отчаянно надеясь, что ему послышалось. Сбывался его страшный сон, а он ровным счетом не мог ничего поделать. Берта могла врать. Это не впервые, но что-то ему подсказывало, что сейчас она говорит серьезно.
- Этого не может быть. Он всегда был осторожен.
Обойдя стол, Доран уперся ладонями в подлокотники кресла и навис над женщиной. - Признайся, это были твои люди?
- Ну, что ты. Мои мальчики действуют другими методами.
Берта ничуть не смутилась оказавшегося к ней вплотную разозленного мужчины. Наоборот, она почувствовала себя еще увереннее, чем прежде. И наглее тоже.
- Ты лучше подумай, как со всем справляется Ивор. Сколько они с Роуз не виделись, а?
В глазах Дорана промелькнуло понимание. Он не хотел верить в то, что произошло, но о возможных последствиях он знал слишком хорошо, чтобы не брать их в расчет.
- Его начало к ней тянуть? Сейчас? Невозможно. Она же...
- Что? Неужели у тебя есть сомнения на ее счет?
Доран молчал. Он и сам не знал, что с ней не так. И Берта, вероятно, заметила это еще раньше него. Но согласиться с ней значило дать ей повод действовать самостоятельно, а этого он допустить не мог.
- Нет, конечно нет. Но если его к ней тянет, то у него мало времени...Времени нет совсем!
Он отошел к окну, почти забыв про присутствие Берты в комнате.
Решение проблемы давно вспыхивало красным, но он не хотел признавать его единственно верным. В конце концов он сдался.
- Я должен увидеться с ней.
- Делай, что хочешь. Но если я узнаю, что девчонка каким-то образом обходит существующие границы, то я лично позабочусь о том, чтобы это исправить.
Жесткий тон женщины вырвал его из представлений о том, какой будет эта его встреча с Роуз. Вспомнив, как о Берте отзывалась сама девушка, Доран нахмурился.
- Мне казалось, что вы с ней подруги.
Теперь женщина откровенно хохотала. Она никогда не переставала поражаться наивности мужчины. Хотя, она предпочитала называть вещи своими именами, и в данном случае это была обычная глупость.
- Я всего лишь присматриваю за ней. Присматриваю за всем городом. Кому-то же нужно это делать, раз ты не справляешься.
Озорно подмигнув, она поднялась с места и направилась к выходу, всем свои видом показывая, что разговор окончен.
- Не смей трогать ее, Берта. Я сам разберусь со своей семьей.
- О, как это проникновенно. Когда-то я тебе даже поверила бы. Только вся правда в том, что ты ни в чем не можешь разобраться.
Доран смотрел на нее устало и безразлично. Все выпады Берты в его сторону были идеально выверены и совершенны в своем исполнении, но уже давно не задевали так, как прежде. Немного жалили его уязвленное самолюбие, да и только. У него было о ком переживать и заботиться, а Берта была одна. Доран понимал, что она всеми силами добивалась одиночества и для него. Быть может, все ее усилия и имели бы смысл, только она не учла кое-чего - о Доране заботились тоже. В этот раз его было кому защитить. Был человек, который в него верил.
Все, что Дорану нужно было сделать - это суметь не потерять его.
Берта уже собиралась закрыть за собой дверь, когда хриплый, но уверенный голос остановил ее.
- Я все еще Смотритель этого города.
- Это только пока.
Женщина даже не усмехнулась. В полутьме кабинета ее черные глаза смеялись за нее.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | К.Амарант "Будь моей игрушкой" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | М.Анастасия "Хороший ректор - мертвый ректор" (Любовное фэнтези) | | Лаэндэл "Заханд. Финал" (Боевое фэнтези) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | CaseyLiss "Случайная ведьма или Университет Заговоров и других Пакостей" (Любовное фэнтези) | | А.Калинин "Рабыня для чудовища" (Проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"