Скиба Сергей: другие произведения.

Жнец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 4.76*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [ТЕКСТ ПОЛНОСТЬЮ]Когда-то два мира соединялись великой сетью порталов. Затем по каким-то причинам сеть умерла. А миры остались - храня память друг о друге в виде легенд и преданий. Хотя возможно отдельные порталы ещё функционируют. В любом случае главному герою на это наплевать. Ему бы определится что происходит с собственным организмом. Почему кровь не свёртывается, а потихоньку испаряется? Почему и днём и ночью глаза видят одинаково? Друг криминалист обещает помощь и тоже оказывается втянут в непонятные дела творящиеся вокруг. Мир оказывается гораздо шире, а легенды частенько оборачиваются былинами. (не вычитано)


  -- Глава 1
   Последняя рюмка как всегда оказалась лишней. Не то что бы Сет часто выпивал, но когда приходилось участвовать в вечеринках, не хотелось выглядеть слабаком. Вот и теперь, ощущая дрожь в ногах и шум вместо мыслей, он пытался ровно ставить ноги на асфальтовую дорожку. Получалось... Правда, с трудом. Идти нужно было через парк, пользовавшийся дурной славой, однако делать крюк, что бы обойти его глупо, тем более в таком состоянии.
  -- Да Бог с ним. - Голос предательски хрипнул. - Хм... последняя рюмка точно была лишней.
   Сет свернул у фонаря в глубь парка. Это был последний фонарь, дальше дорожку освещало только сияние новой луны, оно было настолько слабым что парк, выглядевший при свете солнца достаточно ухоженно, теперь казался непроходимой чащей. Хотя было достаточно светло, что бы разобрать направление движения. Глаза и так уставшие после дневного напряжения, стали сдавать, высвечивая невероятные картины. Часто приходилось останавливаться и вглядываться в темноту. Через десять минут такой ходьбы шум в голове усилился. Сет присел на лавочку у тропинки, что бы перевести дух. Пейзаж, насколько можно назвать пейзажем тёмную стену деревьев вокруг, стал медленно вращаться.
  -- Фууу... Не стоило так набираться - разговор с самим собой всегда немного успокаивал.
  -- Да действительно - голос, раздавшийся рядом, показался Сету, как бы выразится точнее, несколько замогильным. Таким что мороз по коже идёт. Хотя при данных обстоятельствах, неудивительно.
   Незнакомец приблизился с другой стороны лавки и, не спрашивая разрешения, присел на край. Оба молчали. Сет потому что не знал что сказать, а незваный гость видимо по каким-то своим причинам. Так они просидели молча около пяти минут. Да о чём собственно разговаривать двум незнакомым людям ночью посреди шумящих листвой деревьев, городского парка. Немного сдвинувшись и слегка повернув голову, Сет попытался, насколько это было возможно в темноте, разглядеть незнакомца. Даже учитывая скудное освещение, лицо соседа показалось ему жутко бледным, как у мертвеца. Затем произошло необъяснимое. Мужчина резко развернулся, Сет готов был поклясться, что глаза его при этом сверкнули зелёным, как собачьи, если на них направить луч света и в следующее мгновение они сидели рядом, почти соприкасаясь. Бац! В глаза ударил ослепительный свет. Сет, силясь преодолеть опьянение, резко вскочил, пытаясь, отодвинутся, но затёкшие ноги не слушались и он, потеряв равновесие, рухнул на траву у дорожки. Огляделся и через несколько секунд понял, что слепящий свет вокруг распространяет солнце. По тому, как оно поднялось, над кронами деревьев можно было предположить, что уже часов одиннадцать дня.
  -- Чертовщина!
   Поднявшись, он попытался отряхнуть одежду, на которой толстым слоем лежала пыль. Хотя скорее даже не пыль, больше было похоже на пепел остающийся от выкуренной сигареты. Такой же лежал на лавке и под ней.
  -- Ничего не понимаю.
   Немного постояв в растерянности и заметив приближающегося прохожего, Сет резко повернулся и почти бегом ринулся в сторону дома.
   Только попав внутрь своей квартиры и закрыв оба замка, он позволил себе немного расслабиться и отдышатся. Сознание лихорадочно искало пояснений, но мозг, отягощенный похмельем, упрямо выдавал глупые мысли о грязных туфлях и жутком перегаре. Дело, однако, мог поправить холодный душ. Скинув плащ и зайдя в ванную комнату Сет, подошел к зеркалу и, взглянув на себя, обнаружил на шее следы крови. Запёкшиеся пятна испачкали воротник рубашки и пиджака, но ран и царапин не было. Приблизив лицо к зеркалу, он потёр пальцами место, где проходила шейная артерия. Что-то показалось ему странным, но что сообразить не удалось. Ну и ладно. Всё тело вдруг охватила жуткая усталость, принимать душ расхотелось. Наскоро умывшись и скинув кое-как одежду, он прошел в спальню и, не дойдя до кровати несколько шагов, отключился.
   Очнулся потому что опираться головой о ножку кровати, было не совсем удобно, к тому же шея в таком положении совсем затекла. Да и прохладно, чёрт возьми, на полу без одеяла. Во рту чувствовался металлический привкус и присутствие чего-то лишнего. Сет машинально сплюнул и уставился на обломки зубных пломб. Не то что бы он их никогда не видел, просто странно, как это выпали все три пломбы сразу. Доктор обещал, что держатся они, будут долго, а тут такое. Провёл языком по зубам и... Что такое!? Не обнаружил ни одного разрушенного зуба, все были целыми. Вроде и не было никаких походов к стоматологу. Совершенно идеальные челюсти. Ком подкатил к горлу, в ушах зашумело. В такие минуты, когда страх сковывает движения, а сердце бьётся в десять раз быстрее обычного, хочется кричать. Сет уже было хотел вскочить и бежать куда глаза глядят, но вдруг заметил что совершенно не чувствует биения своего сердца. Вот тут в пору было испугаться по настоящему. Он нащупал дрожащими пальцами своё запястье, пульса не было.
  -- Твою мать! - даже голос изменился, стал более грубым.
   Ком стянувший желудок напомнил о себе и стал двигаться к горлу. Сета стошнило, причём несколько раз. Он задрожал всем телом и снова отключился.
   Сколько времени прошло, оставалось только догадываться но, учитывая, что остатки вчерашнего ужина на полу и лице успели, как следует подсохнуть, часов не менее трёх. Левый глаз даже плохо открывался, шутка ли несколько часов пролежать в наспех пережёванном и сдобренном обильной порцией алкоголя винегрете. Сет поднялся и побрёл в ванную. Тело ломило, но умыться было просто необходимо. Ополоснувшись холодной водой, он поднял взгляд. Из рамки зеркала над раковиной на него смотрел молодой человек с бледноватым оттенком кожи и чёрными как смоль волосами. Черты лица заострились. В принципе ничего не изменилось кардинально, но в облике появился некий налёт мрачности средневековья. Это не выражалось в чём-то конкретно, а как бы прочитывалось между строк.
  -- Жутковато... - внезапная мысль оборвала фразу.
   А ведь он не включил светильник в ванной комнате и при этом, входя, машинально прикрыл за собой дверь. В маленькой комнатке не было окон. Однако Сет видел себя в зеркале чётко и ясно, только что освещение не шло от единого источника. Свет просто был и всё. Так иногда бывает в очень пасмурную погоду, когда солнце скрыто за пеленой облаков и кажется что свет везде, но в то же время идёт ниоткуда. Каждый предмет, стоящий на настенной полочке был прекрасно виден, но не отбрасывал тени.
   Сет вышел из ванной комнаты в узкий коридор и двинулся в кухню. За окном было светло, как днём и при этом на небосводе улыбчиво маячила всё та же новая луна. Ещё вчера при её свете он не мог чётко разглядеть асфальтовую дорожку под ногами, а теперь горизонт вырисовывался перед ним ясной чертой. Даже лесополоса за дальним домом, обычно кажущаяся тёмной полоской, ясно просматривалась.
   Понятно было одно. Произошло что-то из ряда вон выходящее. Что именно загадка. Конечно, соображения были, например превращение в вампира. Губы Сета непроизвольно изогнулись в ухмылке. Вампиры. Муть какая. К тому же он видел своё отражение в зеркале чего вроде бы не должно быть. Хотя знания о вампирах были почерпнуты им из художественной литературы и фильмов, а как оно там на самом деле кто его знает. Что вообще люди достоверно знают об этих невидимых кровопийцах, пожалуй, ничего. Да и всё это детские сказки на ночь.
   В конце концов, решив, что утро вечера мудренее отправился в спальню с целью прилечь, но вид пятен непонятного цвета у кровати, да и общее возбуждение надежды на спокойный и крепкий сон оставляли мало. Пришлось вернуться на кухню и заварить чай. К стати по идее вампиры не едят и не пьют ничего кроме крови. У них несварение желудка начинается. Отпив пару глотков чая и откусив от бутерброда с колбасой, Сет понял: либо фильмы лгут, либо вурдалак из него не ахти какой. Однако это не снимало с повестки дня других странностей. Взгляд упал на набор кухонных ножей, и так внезапно улучшившееся ночное зрение подсказало ещё одну идею. Взяв со стеллажа нож, он с силой полоснул им по ладони, но сразу же пожалел об этом. Руку пронзила резкая боль, заставившая с силой сжать пальцы в кулак. То что он хотел этим доказать, забылось, оставив место только осознанию своей глупости.
  -- Ну и идиот же я. Ещё бы горло себе перерезал. - В сердцах бросил он.
   И тут заметил, что по всем законам кровь, которая должна хлестать из раны, не то что бы не течёт, даже не капает сквозь пальцы. Было только больно и всего то. Сет разжал кулак. Пролегая почти через всю ладонь, красовался порез. Кровь тёмно-бурого цвета только чуть-чуть выступила по краям раны и напоминала тягучий кисель. Вот это, точно уже не лезло ни в какие ворота. Немного медицинского пластыря поверх и уже через несколько минут никакого дискомфорта не ощущалось. А ведь такие порезы должны болеть как минимум несколько часов и затем мешать двигать пальцами ещё пару недель. Однако ничего такого не было.
   В голове просто сотнями мелькали мысли одна другой страшнее. Простых пояснений не было. Весь его жизненный опыт говорил, что такого просто не может быть. Оставались только идеи из области фантастики, но так можно надумать чего угодно. От генетических мутаций до превращений в зомби и жутких болезней. Всё чаще Сет вспоминал встречу с незнакомцем в парке. Именно с неё всё и началось. Пытался припомнить детали, которые упустил или которые тогда казались ему несущественными, но в свете последних событий могущие оказаться важными. Пепел! То немногое что незнакомец оставил после себя.
   Найдя так и оставшийся лежать на полу у двери плащ. Сет внимательно его осмотрел и нашел в кармане немного сероватого порошка. Аккуратно собрал его в пластиковый пакет. Допил чай и поскольку на улице уже забрезжил рассвет, стал собираться. Как замечательно, что судьба одарила его знакомством с парнем из криминалистической лаборатории. Паша конечно человек со странностями. Хотя, учитывая специфику его работы не удивительно, но дело с ним иметь можно.
   Сборы отняли около полутора часов. Трехдневная небритость и тем паче трехдневная неумытость не способствует плодотворным беседам. Но когда с приготовлениями и подготовкой было окончено, Сет почувствовал себя намного лучше.
   Уже подходя к выходу из подъезда, в голове вдруг мелькнуло опасение. А вдруг он действительно вампир. Сейчас выйдет на солнечный свет и останутся от него, как в сказке, рожки да ножки. Сет быстро высунул руку в пластыре в дверной проём на яркий солнечный свет. Ничего страшного не произошло. Усмехнувшись и плюнув через плечо, он вышел во двор. Глаза слепило немного больше обычного, а в остальном ничего странного. Ещё раз ухмыльнувшись, и окинув взглядом близлежащие дома, ничем не отличающийся от других прохожих, молодой человек, отправился, энергично шагая к остановке троллейбуса.
  
  
  -- Глава 2
  
   Здание областной прокуратуры, где работал Паша, встретило Сета унылой серостью. Пришлось битый час ждать в вестибюле, пока дежурный созванивался с криминалистом и выписывал пропуск. Государственное учреждение МВД всё-таки.
   Паша очень удивился просьбе проверить состав порошка, но бутылка коньяка купленная по дороге была неплохим средством убеждения. Поэтому долго он не расспрашивал, а вытащил из сейфа стаканы и стал нарезать ломтиками лимон.
  -- Паха. Слышь? А что коньяк разве с лимоном пьют? Я думал с шоколадом. - Поинтересовался Сет.
  -- Не знаю как где, а у нас тут всё с лимоном пьют. Водку, коньяк, чай. Хотя чай редкость, денег на него не напасешься. Водку в основном. - Заулыбался Паша. - Это даже к лучшему, что ты пришел именно сейчас. Тут у меня новое оборудование поставили, проверю в работе. Скоро к нам из штатов легавые приедут для обмена опытом. Вот высокое начальство и расщедрилось. Раньше я бы этот порошок месяц проверял, а теперь за час разберёмся. Так, где ты его взял, говоришь?
  -- Ты мне сначала скажи что это, а я тебе потом скажу где.
  -- Даёшь. Поставь себя на моё место. Ну что мне думать, а? Хотя ты всегда был странным. Да к стати ты прошлый раз так и не рассказал что у тебя за имя такое Сет?
  -- Да это и не имя. Прозвище. Рубились часто в компьютерном клубе в стрелялки. Я себя так подписывал. Ещё это мой ник в просторах Интернета. Вот и приклеилось с тех времён.
  -- Фанат контра страйк. - Во время разговора Паша умудрялся наливать коньяк и размешивать порошок, принесённый Сетом, с какой-то жидкостью. Вставлять колбы в штативы. Нажимать кнопки на клавиатуре. Было видно, что он в этой лаборатории как рыба в воде.
  -- Да, было время. Хотя мы с ребятами и сейчас туда захаживаем иногда.
  -- Кому ты рассказываешь? Я же с вами был прошлый раз.
  -- Во, блин, точно! Ну что там, показало что?
  -- Какой ты быстрый я же сказал, как минимум час возится. Это тебе не контра. Тут высшее образование не всегда помогает. Наливай, давай, твоя очередь.
   Так вспоминая прошлые вечеринки и общих знакомых, парни постепенно подбирались к моменту, когда в бутылке осталось чуть более трети. Затем криминалистическая чудо машина извергла из динамиков что-то наподобие мышиного писка. Паша вскочил.
  -- Ну вот. Пошли глядеть, что ты за гадость мне притащил.
  -- Самому интересно.
  -- Хм. Чудный ты хлопец. Надеюсь, не наркоту приволок. - Он стал всматриваться в колонки цифр и знаков. Сет тоже попытался понять, что там высветило на дисплее, но видимо сказалось отсутствие высшего образования. Понятного было мало. Если быть честным, очень мало.
  -- Фига се. - В голосе Паши слышалось удивление. - Явно не наркота. Судя по составляющим, это... В общем, такое остаётся после кремации.
  -- Чего?
  -- Чего, чего. Человека если сжечь, похожий пепел получится. Но...
  -- Паха давай без драматических пауз. Будь проще и люди к тебе потянутся.
  -- Ладно. Очень похоже на человеческие останки после пожара, просто жутко как похоже. Однако не совсем. Есть отличия.
  -- Ты же мне толком ничего не сказал, эскулап. Выражайся точнее.
  -- Ты мне к стати тоже. Давай колись, откуда это у тебя.
   Они посмотрели друг другу в глаза. Пауза длилась секунды, затем Сет решился. Он рассказал все, что с ним произошло после вечеринки в пятницу. Про незнакомца в парке и всё остальное. Паша, конечно, позволил себе усомниться в рассказе. Особенно в моменте с порезанной ладонью. Пришлось отклеивать пластырь. На руке не было даже намёка на недавнюю рану. На полках в лаборатории было много разных инструментов. Сет выбрал скальпель и снова рассёк себе руку, причём на том же месте. История с не вытекающей кровью повторилась. Сказать, что криминалист был удивлён - это всё равно, что ничего не сказать. Он был просто шокирован. Но, прежде всего он был учёным и как любому учёному, ему хотелось добраться до сути явления.
  -- Так говоришь и пульса нет. Может, ты не там проверял.
  -- Ну конечно. Где пульс проверять я уж знаю. Сам глянь. - Сет протянул Паше руку.
  -- Мда. Действительно нет. Слушай, я тебя уже боюсь. Накинешься ещё, загрызёшь.
  -- Иди ты.
  -- Да ладно, шучу. Но я тебя теперь просто так не отпущу. Давай ещё по рюмке выпьем и проведём дополнительные тесты.
  -- Я тебе что, мышь подопытная?
  -- Мышь, не мышь. Я же тебя не в клетку сажу, а предлагаю проверить, что оно к чему, да как. Не хочешь не надо. Тебе самому, что ли неинтересно?
  -- Интересно. Но страшно.
  -- Мне, думаешь не страшно? Вдруг это заразно!? А я с тобой от одного лимона откусывал.
  -- Шутник блин.
  -- Я серьёзно. Это может быть редкой формой болезни или ещё чего. Я конечно не врач, но кой чего смыслю. Не попрёшься же ты в больницу, в самом деле.
  -- Да, в больницу... Ладно. Давай свои тесты. Предупреждаю, куски от себя отрезать не дам.
  -- Во. Узнаю боевого товарища. Вперёд по кочкам науки. Сначала проверим состав крови. При заболеваниях, прежде всего, изменяется именно он. Закати рукав. - Криминалист достал шприц и, надев иглу, осторожно воткнул его в вену на руке Сета. - Глянем на отклонения от нормы. Я конечно не патологоанатом, но определённый курс по этому делу изучал.
   Набрав два миллилитра крови в шприц, Паша выдавил пару капель на поддон микроскопа, но микроскоп не понадобился, чтобы заметить отклонения. Во-первых, цвет крови был заметно темнее, чем у любого человека. Во-вторых, вязкость выше и, в-третьих, при соприкосновении с воздухом она начала испарятся, хотя, должна была бы, свернутся.
  -- Думаю, дальнейшие эксперименты в этом направлении должного результата не принесут. - Учёный нахмурился. - Я и так вижу, что твоя кровь, не только на человеческую не похожа, а вообще нарушает общепринятые законы химии. Какого беса спрашивается, она испаряется, тем более с такой скоростью. - Говорил криминалист, разглядывая в окуляр микроскопа медленно исчезающее пятно.
  -- У меня спрашиваешь? Ты тут у нас с вышкой. Думай, давай.
  -- Думай. Я не знаю, что и думать. Тут вышка не поможет. Приветствуются смелые идеи, есть такие?
  -- Ну, я размышлял на досуге. Всё мистическая муть в голову лезет. Вампиризм там, чепуха, в общем.
  -- Может не такая уж и чепуха. Медицина, знаешь ли, наука неточная. Мало ли какие есть явления, о которых ей неизвестно. Да и то, что я успел разглядеть в микроскоп... это... эээ... В общем, я не только такого никогда не видел, такого быть не может в принципе. Не буду вдаваться в подробности тебе мало понятные, скажу только, что сейчас я готов поверить во что угодно. Хотя возможно, что всё вполне объяснимо с научной точки зрения. В общем, паниковать рано. Ты жив, чувствуешь себя неплохо, как я погляжу. Дышишь. Давай будем разбираться.
  -- Как разбираться? Откуда отталкиваться?
  -- Ну, я, как и ты в вампиров, верю мало, но всякие сказки на чём-то основываются. Предположим, ты превратился в существо, которое есть прототип древних легенд о вампирах. Я думаю, конечно, многое выдумки, но что-то правдивое должно же быть в этих легендах. Вот давай проверим что именно. Что ты вообще знаешь о вампирах?
  -- Ну, они боятся солнечного света, святой воды, распятий, чеснока, серебра...
  -- Серебра? А что ты думаешь, святая вода из себя представляет? Предположим, она становится "святой" после того как в ней определённое время побыло серебро. По крайней мере, мне знакомый семинарист так рассказывал.
  -- Начнём с серебра, значит? Солнечный свет, кстати, мне нипочём.
  -- Окей.
   Слава Богу, в лаборатории был почти весь набор таблицы Менделеева. Парни смешивали кровь Сета со всем, что попадалось под руку. Это заняло не один час. Трудность была только в том, что сама кровь на воздухе быстро "усыхала". К тому же запасы её в теле не безграничны. Приходилось действовать расторопно и в темпе. Что в принципе для криминалиста со стажем особого труда не составляло. Занятие настолько увлекло исследователей, что каждый раз, когда в комнату заходил очередной опер с уликой для исследования. Паша громко и гневно возмущался.
  -- Скока блин можно!? Я тут вам что? Один на всю область? Вон к Кириллу в пятый кабинет неси.
   Хотя некоторые образцы всё-таки приходилось принимать и оформлять. Это так же отнимало уйму времени. К вечеру выяснились некоторые детали. Например: при испарении кровь заметно нагревалась. Нитрат серебра заметно ускорял процесс испарения, а вот сок чеснока никаких эффектов не добавлял. Что вызвало возмущение криминалиста по поводу безалаберного расхода закуски.
   Поскольку коньяк закончился Паша достал из сейфа водку. Эксперименты стали принимать более смелый оборот. Порезав палец, Сет высыпал на ранку немного кристалликов нитрата серебра и сразу же взвыл от боли. На пальце образовался ожог.
  -- А вот такого быть не должно. Ик... - Авторитетно заявил Паша. - Максимум на коже должны оставаться тёмные пятна. Его используют в медицине для обеззараживания ран, в растворе конечно, но... Ик... Чтоб ожог.
  -- Я полагаю надо прекращать наши изыскания. - Пробормотал Сет. - Пока чего не вышло нехорошего. Я лучше завтра ещё зайду.
  -- Да и мне уже домой пора. Завтра я кстати выходной. Поразмышляю, на досуге в Интернете погляжу. Давай если что через пару дней встретимся.
  -- Окей.
   Они вышли на улицу, и поскольку им было в разные стороны то, пожелав друг другу спокойной ночи, расстались.
  
  
  
  -- Глава 3
  
   Дома Сет долго не мог уснуть. Спать не хотелось совершенно, хмель выветрился по дороге из прокуратуры. Оставалось лежать, тупо уставившись в телевизор. Как назло ничего интересного ночная программа телепередач не предусматривала. Бродить из комнаты в комнату быстро наскучило, зато появилось желание прогуляться по настоящему. Одевшись, Сет вышел на улицу и побрёл в сторону парка. Благо теперь освещение не играло никакой роли. Ночное зрение работало отменно. Удалось даже, не напрягаясь, прочесть с расстояния в полтора метра обрывок газеты, валявшийся на дорожке. Всего три дня назад он не смог бы этого сделать и при свете солнца. Это значило, что Сет не только стал прекрасно видеть в темноте, но и приобрёл просто орлиную зоркость.
   Очередной раз, поворачивая по причудливо изогнутым аллеям городского парка, парень нос к носу столкнулся с двумя подозрительными типами в спортивных костюмах. Они что-то в пол голоса обсуждали, но сразу замолкли при его появлении.
  -- Оба-на! Костян глянь. На ловца и зверь бежит. Подходи не бойся парняга. - Пробасил стоящий ближе к Сету верзила.
  -- Не пугай человека Хмырь. Он нам может новый мобильник несёт и денег, а ты сразу наехал. Давай братело показывай что принёс. - В тон ему заговорил второй.
   Отступать было некуда. Кричать глупо, глухой ночью в парке и собаки в одиночку боялись бродить. При ближайшем рассмотрении парни оказались спортивного телосложения, а значит, и бежать не имело смысла. Хмырь, который был немного ниже своего товарища, но заметно шире в плечах двинулся к Сету. Приблизившись на расстояние вытянутой руки, он без долгих разговоров размахнулся, явно метя кулаком в челюсть. Да так и застыл на месте. Не совсем застыл, он продолжал двигаться. Однако движения эти были настолько медлительны, что Сету не составляло особого труда, немного отодвинувшись в сторону избежать столкновения своего лица с чужим кулаком. Физиономия нападающего приняла несколько удивлённое выражение. Брови не спеша, поползли вверх, губы изогнулись. И все в той же небрежно-заторможенной манере. Это вызывало ухмылку. Костян при этом продолжал молча стоять в стороне, а его товарищ попытался повторить свой манёвр ещё несколько раз, только с различными вариациями. Пока Хмырь безуспешно размахивал руками, пытаясь настичь своего оппонента. Сету пришла в голову мысль дать сдачи, раз уж грабители попались такие нерасторопные. Чуть наклонившись, он проскользнул под рукой нападающего и что есть силы, врезал тому в подбородок. Раздался лёгкий хруст, и спортивный костюм вместе со своим обладателем плавно оторвался от земли. Воспарив, он так же медленно как пух из подушки стал оседать спиной на асфальт. Ещё секунда и Хмырь лежал без сознания, но с таким блаженным выражением на небритом лице, что Сету с трудом удалось сдержать хохот. Костян в это время достаточно прытко удалялся в чащу парка, с хрустом ломая кустарник. Делал он это настолько искусно, что становилось совершенно ясно: бежать от него действительно не имело смысла, догнал бы.
   Зашумел слабый ветерок. Окружающий мир вдруг зашевелился в привычном ритме, и только теперь стало понятно, что не грабители были неумелыми, а Сет двигался быстрее, чем обычно. Захотелось поскорее оказаться под защитой родных стен. Ноги сами заспешили к дому. По дороге он размышлял, что заставило его тело и сознание работать в ускоренном темпе. Замедлялся ход времени? Звучит маловероятно. Разгонялся метаболизм? Очень может быть, даже, скорее всего. Ведь случается, что в состоянии стресса у людей бывают похожие ощущения. Правда, чтоб настолько ускорялся, возможно, даже в тысячи раз. Решив, не мучиться и расспросить, потом об этом Пашу, Сет прибавил шагу и скоро оказался у родного микрорайона.
   Оставалось пройти ещё несколько переулков. Волнение после стычки с незнакомцами не проходило. Луна только набирала силу. Вдоль улиц светились неоновые огни реклам и вывесок ночных заведений. Решив немного успокоить нервы, Сет зашел в первую попавшуюся забегаловку и присел у края стойки бара. Заказал бокал пива и осмотрелся. Обычная кафешка, ничего особенного. Обитые деревянными панелями стены, помятый в некоторых местах подвесной потолок. Унылое, тусклое освещение. Он бывал тут и раньше. Однако сегодня что-то в окружающей обстановке заставляло его нервничать. Беглый осмотр ночных посетителей чуть не выбил из его руки бокал. За угловым столиком сидел знакомый спортивный костюм, причём в окружении пяти амбалов явно бандитского вида. Костян развалившись на стуле, в упор смотрел на свою неудавшуюся жертву и в пол голоса что-то говорил товарищам. Каждый из них, по крайней мере, один раз бросил косой взгляд в сторону бара.
   Вот невезение так невезение. Второй раз в течение пятнадцати минут наткнутся на неприятности. А в том, что неприятности будут, сомневаться не приходилось. Компания громил тем временем разделилась на два лагеря. Трое вышли на улицу по дороге бросая, хмурые, ничего хорошего не предвещавшие, взгляды на Сета. Трое осталось сидеть на месте, откровенно враждебно уставившись на него. Ну что прикажете делать? Можно конечно было просидеть в баре до утра. Скорее всего, братки не станут затевать разборку среди скопления людей. Но воодушевившись недавней победой, да и вообще всем случившимся за последнее время...
   Сет не спеша, поднялся, нарочно медленно поправил задравшуюся штанину и энергично, как можно быстрее, но так чтоб не выглядеть убегающим, направился к двери. На улице в нескольких шагах от выхода стояли трое приятелей. Они совершенно не ожидали столь раннего появления молодого человека и видимо были несказанно удивлены и обрадованы столь быстро наметившейся развязке конфликта. Особенно удивился парень стоявший ближе всех к выходу. Поскольку казавшаяся столь лёгкой жертва, вдруг не сбавляя шага, ловко взвилась высоко в воздух и заехала коленом ему прямо в отвисшую челюсть. Об остальных событиях троица долго спорила позже, но уже после выхода из больницы. Чётко сошлись только в одном: всё случилось настолько молниеносно, что почти никто ничего не успел осознать.
   Вторая половина команды, та, что сидела за столиком, чуть помедлив, так же устремилась к выходу. Костян, выходивший из бара последним, увидел четверых лежащих на асфальте друзей и щуплого парня который, немыслимо изогнувшись, отправлял в нокаут ещё одного нападающего. В голове не укладывалось, как такой заморыш смог так быстро уложить пятерых опытных бойцов. Однако расспрашивать его об этом Костян постеснялся. Да и ноги, приученные к быстрому бегу, утренними тренировками, уже несли его прочь от злополучного заведения.
   Впрочем, Сет был сам обескуражен столь лёгкой победой. Ещё выходя из дверного проема, он физически ощутил, как мир вокруг затормаживает своё движение. Тело видимо немного уступало в скорости мозгу, поэтому, но чувствовал напряжение в мышцах, как если бы двигался в густом киселе вместо воздуха, но это сковывало члены только отчасти, скорее придавая движениям уверенности чем, сдерживая их. Это даже не было дракой, просто избиение малолетних сопляков. Весь оборот событий внушал чувство собственного превосходства, поэтому Сет, совершенно не раздумывая, бросился вдогонку за удаляющейся фигурой.
   Убегающий спортивный костюм только и успел, что свернуть в ближайшую подворотню. Ему казалось что там, в темноте прижавшись к мусорному баку, удастся остаться незамеченным. Хрупкая надежда разрушалась по мере приближения торопливых шагов. Вот незадача всего несколько метров от главной дороги, а такая темень и это практически в центре города. Костян попытался на ощупь пробраться ещё дальше в глубь незнакомого двора, но мощный подзатыльник заставил его замереть на месте. Жуткий страх сковал мысли.
   Сначала Сет, хотел только как следует напугать обидчика. Он, прекрасно ориентируясь в темноте, видел застывшее выражение ужаса на лице человека в спортивном костюме. Но когда, взяв его за грудки, заглянул ему в глаза, то, повинуясь какому-то непонятному чувству, глубоко вдохнул. Вдохнул не лёгкими, заполняя их воздухом, а пустотой образовавшейся чуть выше солнечного сплетения. Вдохнул то, что определённо присутствовало внутри каждого человека - Жизненную силу. Дух, если хотите. Зыбкий, еле заметный, зеленоватый туман вышел из глаз, рта, носа, из пор на лице Костяна и устремился заполнять пустоту, ощущаемую Сетом тем яснее, чем более она заполнялась. Незадачливый грабитель обмяк, подогнул ноги и, выскользнув из держащих его рук, упал на землю. Сет отчётливо слышал, как сердце братка перестало биться, так же отчётливо как шум от проезжающих где-то за спиной автомобилей и буквально через секунду осознал биение у себя в груди. Он нащупал своё запястье и почувствовал размеренную пульсацию под кожей.
  -- Пульс блин!
  
  -- Глава 4
  
   Сет и Паша сидели на кухне, допивая по очередной чашке кофе. Первый долго рассказывал, второй внимательно слушал.
  -- Теперь Паха я чувствую весь свой организм.
  -- Ну, я тоже. Это все чувствуют, что тут такого?
  -- Нет, ты не понял. Ты вот слышишь, как твоё сердце бьётся?
  -- Ну.
  -- А как печень работает, слышишь?
   Паша отрицательно помотал головой.
  -- Вот. А я слышу. Более того, я это могу контролировать. Ты, например, рукой можешь шевелить, как захочешь правильно? А я могу сердце остановить. Да что там сердце. Я кровью могу шевелить.
  -- Не понял.
  -- Вот гляди.
   Сет взял с полочки нож выставил руку и слегка порезал запястье. Из ранки выступила несколько капель крови. Тонкой струйкой эти капли стали сползать вниз. Затем остановились и так же медленно проделали обратный путь и скрылись под кожей. Порез затянулся на глазах.
  -- Очуметь! - воскликнул криминалист - Регенерация это понятно, сердце останавливать про такое я тоже слышал. Но вот чтобы кровь возвращать в рану, это же жидкость. Чёрт. Как?
  -- Сам в шоке.
  -- А скажем на клеточном уровне или глубже... в генах?
  -- Страшно, сотворю ещё чего с собой. Сам понимаешь это не цацки. Я не специалист даже в анатомии, а в генетике так тем более. Да и как это делать представляю очень смутно. Свою кровь я вижу, а вот клетки нет, как ими в таком случае управлять?
  -- Да если быть честным в генетике пока ни один человек не специалист в достаточной мере, а вот то, что ты, возможно, можешь модифицировать генный код, пусть даже только в себе самом, открывает для науки просто гигантские перспективы. Тут нобелевской премией пахнет.
  -- Тут моей жизнью пахнет или смертью, а ему нобелевку подавай... Засранец.
  -- Ты же кладезь неизведанного, дай хоть помечтать.
  -- Ну, мечтай, мечтай, мечтатель... Да, как там моё дело?
  -- А нет никакого дела. Те бродяги, которым ты морды набил вообще в милицию не обращались. Да и не думаю, что такие личности в органы жаловаться пойдут. Труп найденный в подворотне это Костинский Константин Петрович, 32 года. Три судимости. Грабёж, вымогательство короче рецидивист со стажем. Патологоанатом, мой знакомый. Говорит, причина смерти ему непонятна, но в виду отсутствия внутренних и внешних повреждений, а так же каких либо ядовитых составов в организме смерть признана естественной.
  -- Ну, хоть что-то радует.
  -- Да что ты жалуешься всё? Что тебе не нравиться? Ты может теперь бессмертный как Кощей. - Заулыбался Паша.
  -- Не факт Паха, не факт. Может это кратковременное состояние. Потом бац! Покойник.
  -- Вот поэтому нужно проверить, не было ли таких случаев ранее. Я долго изучал статистику несчастных случаев по области и кое-чего нарыл. Знаешь, бывают автокатастрофы, где всё в лепёшку и куча трупов, а один кто-то без царапины.
  -- Везучий видимо.
  -- Согласен, везунчики бывают. Однако есть один индивид. У тебя в районе кстати проживает. С которым, такая бодяга, случалась три раза. Причём заметь, все три раза от госпитализации отказался, хотя был изрядно потрёпан.
  -- И что это доказывает?
  -- В принципе ничего но, знаешь, как наши менты работают? Проверяют версии. Ты же всё равно в отпуске вот и займись.
  -- Ты мне предлагаешь, заявиться к нему домой и прямо спросить, какого чёрта вы гражданин до сих пор живы? Может слежку устроить?
  -- Предлагаю встретить в переулке, вырубить и провести вскрытие.
   Оба дружно расхохотались. Но идея зацепила Сета. А учитывая что он уже четвёртый день не спал, совершенно не чувствовал усталости и действительно был в отпуске. Почему бы и не приглядеть за парнем, чем как говорится, чёрт не шутит. Друзья ещё немного поболтали о том, о сём. Паша, взяв у Сета кровь из вены, как он выразился для нужд науки уехал к себе, а хозяин дома открыл папку оставленную ему криминалистом. Ничего существенного в ней не было. Один листочек с фамилией и адресом. Ни фотографии, ни примет. Как там действует доблестная милиция? Для начала установить наблюдение, присмотреться. Потом по обстоятельствам.
  
  
  -- Глава 5
  
   Дом объекта наблюдения выходил окнами на злополучный городской парк. Присев на лавку недалеко от подъезда Сет стал разглядывать жизнь кипящую вокруг. Во дворе дома бегала ребятня. Взрослые входили и выходили из дома. Обычная тихая суета. Затем стало темнеть. Народу поубавилось. Зажглись фонари вдоль аллей парка. Как гирлянды загорались и тухли окна в наблюдаемом им доме и только три окна, которые особо интересовали наблюдателя оставались погруженными во мрак. За тот час, что он просидел на улице, ни единого изменения не произошло. Хозяина, скорее всего, нет на месте. Хотя это можно легко проверить. Зайти и позвонить в дверь. Если что сказать ошибся. Но лучше зря не светится. Взгляд Сета упал на таксофон, будка с которым одиноко стояла дальше по аллее. Как он сразу не додумался. Девушка из справочного бюро бодрым голоском из телефонной трубки сообщила, что по такому адресу действительно значится телефонный номер. Оставалось только позвонить на него. Абонент не отвечал. Не отвечал он ни через пол часа, ни через час.
  -- Что я делаю!? Тоже мне Шерлок Холмс. - Тихо вырвалось у Сета, когда он краем глаза заметил наручные часы.
   Сколько можно попросту тратить время на чепуху. Он решительно поднялся со скамейки и зашагал в подъезд. После первого же звонка дверь распахнулась, на пороге стоял невысокого роста старичок.
  -- Здравствуйте я корреспондент газеты "Московский Комсомолец". Разрешите задать вам несколько вопросов? - И чего я про "Комсомольца" то вспомнил. Его, наверное, в Украине и не печатают, спохватился Сет, но исправляться не стал. Дедушка, однако, никакого подвоха не усмотрел.
  -- Наконец то и о пенсионерах вспомнили! - Затараторил он - Входите, входите. Я только вашу газету и читаю.
   Значит, печатают всё-таки, ну и славненько. Хотя, было около десяти вечера, старик странности в этом не замечал, спокойно пропустив незнакомца внутрь. Двухкомнатная квартирка была завалена старыми газетами, тряпками и прочей рухлядью. Невооруженным взглядом заметно, что дед холостяк. Это хорошо, меньше свидетелей. Пока они шли на кухню, пенсионер-одиночка успел обругать правительство и принялся за бизнесменов. Говорил он много и без умолку, видать свободные уши ему попадались не часто. Сет несколько раз пытался вставить хоть слово, но хозяин только повышал гневность речи, глядя на эти потуги гостя. За десять минут, пока закипал чёрный от нагара чайник, его монолог докатился до второй мировой и товарища Сталина. Видимо последняя тема вызывала у деда особое уважение, и он позволил себе трёхсекундную паузу. Которой гость решил незамедлительно воспользоваться во избежание дальнейшего продолжения речи.
  -- Виталий Константинович - для солидности Сет вынул папку оставленную ему Пашей, держа её так, чтобы хозяин не видел содержания и ещё раз пробежал глазами и так уже заученный наизусть адрес - Наш отдел статистики ДТП обнаружил, что вы часто попадали в аварии на дорогах.
  -- Вот! Летают проклятые, никаких правил не соблюдают! Жаловаться без толку! Никто и слушать не хочет пенсионера! - Дед разъярился не на шутку, стал размахивать руками и сбил со стола хрустальную пепельницу, окурки разлетелись как осколки при взрыве - К начальнику ГАИ вообще не пускают! Везде нужно платить! Крохоборы! А медики что творят! Меня вот в прошлый раз жутко покалечило, я три дня с кровати не вставал! Но в больницу ни ногой, там же всё договорено, мигом пустят на органы! А что они в больничных картах пишут! Да во время войны ни один шифровальщик под страхом расстрела не смог бы прочесть их писанину! Нет у меня к ним доверия! Ни к кому нет! Только вот вашу газету читаю, правильно пишите, насущно и злободневно!
   Дальше Сет уже слушал невнимательно. Размышляя про себя: Ну, Паша удружил злодей, я тоже хорош. Дело, с три раза попавшим в аварию человеком, уже не казалась чем-то странным, бывают совпадения и круче. Теперь придётся выслушивать деда как минимум ещё минут сорок. Что ж он курит то такое? Боже. Хоть бы немного табака в кизяк добавлял. Даже глаза заслезились.
   С расчётами он не ошибся, пенсионера пришлось выслушивать ровно сорок минут, но это на кухне, потом ещё сорок в коридоре и десять уже стоя в лифте. Дед хватался руками за автоматические двери пытающиеся закрыться и говорил, говорил... Часто возникало желание вырубить старичка, но воспитание не позволяло. Наконец когда гостеприимный хозяин наклонился поправить сандалию, слетевшую в пылу объяснения, у дверей чудом получилось захлопнуться, и лифт уехал. Виталия Константиновича это видимо нисколько не смутило, так как его голос был слышен даже на первом этаже. Как его интересно соседи выдерживают.
   Двигаясь к дому, Сет вытащил мобильник и битый час выговаривал Паше какой он засранец, со всеми его идеями, мыслями и не пошел бы он туда, где, таким как он и подобает находиться в виду того, что Сет любезно просит его туда пойти. В общем, договорились на пятницу крепко выпить где-нибудь на нейтральной территории.
  
  -- Глава 6
   Придя, домой, наскоро перекусив и приняв душ, Сет уселся перед компьютером, играть в игру всех времён и народов - "контру". Его взгляд упал на значок соединения с Интернетом. Паша конечно парень умный, но надо же и самому потихоньку разбираться, что к чему. Сет запустил поисковик, ввёл в строку поиска "вампир", чуть подумал, добавил "немертвь". Выдало кучу разной дряни процентов на десять порнографического содержания. Так-с что тут у нас, ага:
   "Вампиры - из определенных источников - это "не мёртвые". Это демоны, встающие из своих могил. Обычно их называют вампиры-нусферату, что значит "человек, ставший вампиром". Питаются эти милые существа кровью людей, ну если людей нет приходиться довольствоваться, чем есть. С кровью вампиры выпивают душу людей, обретая тем самым бессмертие ".
   Это было самое умное, что удалось выудить. Немного побродив по бескрайним просторам Интернета, Сет добавил в поисковик слово "Вампиризм", после чего дела пошли веселее. Кучи ссылок на заумные статьи, длинной в триста страниц, интересовали мало. Правда попадалось и кое-что привлекающее внимание:
   "Оказывается, призраками, привидениями, вампирами или бесами становятся души самоубийц или людей, погибших в результате алкогольного или наркотического опьянения. Как же это происходит?".
   Смешно конечно, бывшие просторы СССР должны просто кишеть подобной живностью. Это же, сколько нариков и алкашей преставилось после развала огромной страны и пришедшего экономического кризиса. Учитывая, что они бессмертны и ничем не болеют, а значит, продолжают квасить - то каждый второй ханурик гипотетический вурдалак или как они там называются.
  -- Будем искать. - Вспомнилась фраза из любимого кинофильма.
   После чего нашлось это: "Вам никогда не приходило в голову, что рядом с вами живет вампир? Посмотрите внимательно вокруг. В сущности, вампиром может оказаться всякий. Бледноватый, вежливый парень из квартиры напротив. Ваш обаятельный начальник с проникновенным взглядом. Лет ему немало, но почему это он выглядит так молодо? Коллега по работе, всегда подтянутая, с превосходной фигурой, зачем-то старательно покрывающая лицо, густым слоем защитного крема, выходя из офиса".
   Мда, если их реально много и они сильны, зачем прячутся тогда? Геи уже давно не стесняются своих предпочтений, а диаспора вампиров прячется. К тому же если бы их было реально много, вездесущие папарацци уже давно бы сняли документальный фильм. После часа изучения вырисовались следующие приметы олицетворяющие Вампиризм:
   а) Боятся солнечного света.
   б) Ощущают непреодолимую жажду крови.
   в) Во много раз сильнее человека.
   Первые два пункта Сета уж точно не касались, а вот последний его заинтересовал. Ну, то, что он имеет мгновенную реакцию проверенно, но вот на счёт силы не уверен. Да чего тут гадать Сет встал, подошел к двери в спальню, дверь была, как и во всех новостройках фанерной, но достаточно крепкой. Он сосредоточился и со всей силы ударил в центр двери. Хлопок. Его кулак пробил насквозь фанеру и разворотил деревянные вставки, которые впились в кожу десятком заноз. Стало очень больно, да так что в глазах потемнело.
   Он сидел на кухне, вытягивая пинцетом деревянные щепки из кисти. С каждой следующей занозой, вздыхая и мысленно обзывая себя балбесом. Дверь в спальню зияла сквозной пробоиной диаметром сантиметров двадцать. Кто её теперь будет заделывать интересно.
  -- Не ты ли? - спросил Сет, глядя в своё отражение в зеркале.
   Отражение промолчало и снова сосредоточилось на отбитых костяшках пальцев. Впрочем, небольшие ранки затягивались прямо на глазах, стоило только извлечь из них занозу.
   Зато разрешился вопрос с силой. Раньше он не то, что пробить дверь насквозь краску с неё врядли ободрал бы.
  
  -- Глава 7
  -- Да бабуля. Конечно, помню... на днях приеду. Да я и собирался сразу в начале отпуска только дела свои хотел закончить. В субботу буду, после обеда - Сет отложил телефон.
   Совсем замотался со всеми этими непонятными проблемами. Забыл, что каждый отпуск он обязательно навещал свою бабушку и гостил у неё несколько дней. Жила она недалеко буквально в десяти километрах от города в маленькой деревушке. После смерти родителей это был его единственный родственник. Старушка много раз намеревалась его усыновить но, учитывая её возраст и доходы (да ещё старческие неврозы) попечительский совет не позволил ей даже оформить опекунство. Пришлось Сету до совершеннолетия маяться в детдомах. Бабушка его навещала не часто, на маленькую пенсию много не наездишь, но стабильно. Забывать или оставлять внука совсем без присмотра она не собиралась. Когда ему исполнилось восемнадцать Сет какое-то время (пока не нашел подходящую работу в городе) прожил с ней вместе и сейчас старался навещать бабушку чаще, да и денежные переводы посылал регулярно хотя и самому не всегда хватало.
   Придётся отложить дела насущные и обязательно съездить в гости. Долго гостить, конечно, он не собирался, но пару дней стоило уделить любимой родственнице.
   Утро субботы встретило его на автобусной станции пасмурным небом. Вот отчего так не хотелось вылезать из постели, первый раз за последнее время удалось уснуть. В такую погоду только дрыхнуть до обеда, но автобусы ходили в захудалую деревеньку не часто и следующий был только вечером. Микроавтобус ехал резво, но поскольку останавливался почти на каждой остановке, поездка тянулась и тянулась.
   Сет покинул душный салон только к обеду. Вокруг деревенский пейзаж. Разбитая сельская дорога и дворы, дворы, дворы... Бедность тут соседствовала с богатством. Вот полуразрушенная халупа, окруженная покосившимся забором непонятного цвета, а буквально в тридцати метрах двухэтажный дом, обшитый пластиком с торчащей из стены спутниковой антенной. Забор из железобетонных плит вокруг особняка делал его похожим на режимное здание. Не хватало только колючей проволоки и вышек по периметру. Причём буквально пол года назад этого строения тут не было. Несмотря на сравнительную близость к областному центру (десять километров конечно немало, но для загородной дачи на лето, не так уж и далеко, да и места тут живописные) бомонд селится тут, не спешил, да и средний класс тоже, а вот мелким дельцам давно пора уже было обратить на деревушку внимание. Глядишь, понастроят себе домики тут, а заодно может и дорогу починят, а может и газ протянут.
   Так за раздумьями Сет незаметно подошел к дому своей бабушки. Здоровенный старый пёс неизвестной масти (все, что осталось от некогда большого бабусиного хозяйства, годы здоровья ей не добавляли и постепенно держать живность, немолодой женщине, стало в тягость) поначалу залаял, но потом, принюхавшись, узнал хозяина. Сет потрепал его по холке и вошёл в дом. Бабулиной радости не было предела, она успела налепить внуку его любимых пельменей и уже доваривала первую партию оных. Кухня насквозь пропахла пельменным духом, у Сета автоматически стала выделяться слюна от таких ароматов. Так что как говорится: "С корабля на бал".
  -- Здравствуйте Степановна - всю жизнь, проработавшая в колхозе бухгалтером, Степановна заслужила у односельчан немалый авторитет и все называли её уважительно по отчеству. Так повелось, что и внук с детства подхватил такую привычку. По-другому её называть как-то и язык уже не поворачивался.
  -- Здравствуй внучек. Помой руки, переодевайся и за стол. Где штаны твои лежат, надеюсь, помнишь ещё.
  -- Конечно.
   За завтраком или правильнее будет, за обедом в неспешной беседе выяснилось: крыша протекает, сарайчик для угля развалился, а насос в колодце вместо того чтоб поливать огород планомерно высаживает предохранители на счётчике электроэнергии. Все эти мелкие недоразумения были решены в течение трёх часов, но сразу же нашлись другие, третьи, четвёртые и конца этому видно не было до самого вечера. Слава Богу, что ровно в двадцать ноль-ноль соседки Степановны имели обыкновение собираться у её двора на лавке для обсуждения насущных слухов и сплетен. Этот сбор означал окончания мучений Сета, поскольку в двадцать один ноль-ноль на деревне полагался отход ко сну. Естественно, что на следующий день всё начнётся по новой, но это будет завтра, а пока, стоило выйти вместе со Степановной. Некоторые новости, озвученные на таких собраниях, просто умиляли, и Сет никогда не отказывал себе в удовольствии послушать сплетниц.
   Где-то в то же время когда сплетничали бабульки, деревенская молодёжь начинала собираться на дискотеку. По одному, а иногда небольшими компаниями они проходили мимо лавки и естественно сразу же становились объектами для пристального внимания старых перечниц.
  -- Гляди Галкина дочка, как вырядилась, ну вся в мать пошла. Тоже видать в подоле принесёт.
  -- А кто это с ней под руку?
  -- Да Димки Поливанова сынок. Хороший хлопец, а связался с такой...
  -- ...
  -- Да Митрофанов ещё в прошлом годе с Полиной развёлся. Вывез всё хозяйство, ничего не оставил...
  -- Знатный жмот, тот ещё.
  -- ...
  -- А кудЫ ж она пойдёт то, с двумя то дитЯми, бедная, вот и терпит горемычная.
   Это могло бы тянуться часами, но заканчивалось всегда в девять вечера. Отход ко сну это на селе святое, а пока есть время... и разговор начинается сначала, но уже в других лицах и других временах. Скоро Сету наскучило однообразие кумушек. Сидя возле них, он заметил несколько знакомых, прошедших в сторону сельского дома культуры, вернее, бывшего дома культуры теперь предприимчивые односельчане Степановны устроили в здании небольшое, но довольно уютное кафе. Там можно было не только выпить-покушать, но и потанцевать, для этого имелся внушительных размеров вестибюль - наследие дома культуры имени Ленина. По крайней мере, обветшалое и уже было готовое рассыпаться здание, приобрело после перестройки под кафе более-менее презентабельный вид. Пожалуй, стоило догнать знакомых и присоединиться к ним. То, что они идут именно в кафешку сомнений не вызывало хотя бы потому что больше пойти было просто некуда.
  -- Степановна. Пойду я, пожалуй, прогуляюсь.
  -- Ага. Сходи внучек. Я дверь на ночь тогда не буду запирать, придёшь домой не забудь запереть.
  -- Понято.
   Догоняя парней, уже скрывшихся за поворотом, Сет лихорадочно вспоминал их имена. В лицо он помнил каждого, хотя друзьями их, конечно, назвать нельзя (несколько раз они отдыхали на природе вместе, да и познакомились в том же кафе, в которое, пожалуй, парни сейчас и направлялись), но вот с именами было хуже. Сету всегда трудно давалось запоминание имён новых знакомых. Вот напасть то и окликнуть их не получится, не кричать же "Эй вы!"? Неудобно получится. Сет попытался напрячь память, и в тот же миг что-то в мозгу щёлкнуло, зрение помутилось, и он ясно увидел картинку. Перед внутренним взором как видео запись стало прокручиваться воспоминание, знакомства с парнями.
  
  -- Саня.
  -- Вова.
  -- Олег.
  -- Очень приятно, меня все друзья Сет называют - каждому пришлось пожать руку.
   Саня был старшим и не только возрастом. В этой компании он был явным заправилой, даже рукопожатие его выдавало, сильное и уверенное. Вова или как он любил, чтоб его называли: "Вован" пытался показать себя более влиятельным, чем он есть, но даже в его движениях чувствовалась явная неуравновешенность и нервозность. На таких людей обычно не стоило полагаться. Такие приносят неприятности. Олег. Олег это... Ничего конкретного о нём понять было нельзя, молчание было его вторым именем. Молчание и задумчивый, упрямо-прямолинейный взгляд. Он мог уткнутся в одну точку и пол часа глядеть туда не моргая, а мог целый час без умолку рассказывать что-нибудь в основном о своей нелёгкой жизни. Хотя парнем был не плохим, работал ветеринаром местным, видимо работа накладывала свой отпечаток. Ребята были спокойной компанией, и проводить с ними свободное время было легко. Никакого напряжения и раздумий, расслабляйся, пей и веселись. Единственный минус смеяться над тупыми шуткам Сани, но они были не такими частыми и это было меньшим злом по сравнению с компанией себя самого. Пускай и любимого, но одинокого.
   Видение было таким чётким и явным, что Сет опешил и остановился, не понимая, где находится, там, в прошлом или тут в настоящем. Всё закончилось так же резко, как и началось. Тихая тёмная улица и мерное сияние звёздного неба над головой. Сет добавил шагу.
  -- Санек! - его вскрик отозвался лаем собак, проживающих в окрестных домах.
   Компания молодых людей впереди замедлила шаг и остановилась.
   Они уже практически час сидели за столиком в кафе. Пили пиво, заедали фисташками и вспоминали былые дни, а Сет всё находился под впечатлением своего неожиданного видения. Он пытался силой воли вызвать другие воспоминания или хотя бы повторить то, что видел, но ничего не получалось. Решив, в конце концов, поэкспериментировать в тишине и на свежую голову плюнул и отдался во власть наступающего опьянения.
  
  -- Глава 8
   Утром Сет застал Степановну, тихо пускающую слезу у окна. Оказалось недавно ей посчастливилось насобирать со своей скудной пенсии денег и приобрести маленького поросенка, который только-только стал набирать вес, но сегодня когда она зашла в сарай его кормить умудрившегося пропасть в неизвестном направлении. То-то вчера из сарая доносилась возня, когда Сет чинил проводку насоса, а он то думал, показалось. Оказывается, свин шумел.
  -- Ладно, Степановна не печальтесь, может ещё найдётся ваша пропажей поищем.
  -- Врядли. Сам он не смог бы уйти, видать злые люди помогли. А я же новый замок на сарай купила. Вот напасть. А ночью я во двор по надобности выходила, так заглядывала, Боренька на месте был. И...
   Остальное повествование потонуло в тихом всхлипе. Сет вздохнул и вышел во двор к сараю. Новый, действительно хороший амбарный замок был нетронут. При ближайшем рассмотрении оказалось, что трогать его и не нужно потому как кольца, вбитые в косяк и в дверь, за которые замок собственно и цеплялся, легко вынимались из давно рассохшегося дерева. Вставлялись кстати так же замечательно. В общем, ключ совершенно не нужен, выдернул колечко - бери что хочешь, потом поставил на место и все, как и было. Оставалось непонятным, почему это пёс не поднял тревогу.
  -- Охранник хренов - в сердцах сплюнул Сет, глянув на безмятежно дрыхнущего Бонифация (сокращённо Бонька).
   Подошел, пнул легонько барбоса ногой. Боня продолжал безмятежно посапывать, не помогли также крики и таскания за уши. Либо сон у пса воистину богатырский либо попросту опоили дворнягу и только тут Сет вдруг догляделся что клочок бумажки, прилипший к боку собаки вовсе не бумажка, а пластиковая пуля-шприц. Он видел такие у ребят из службы спасения, когда они отлавливали бродячих собак в городе. Естественно к пуле полагалось пневматическое ружье, которого поблизости видно не было и из этого следует, что оное ещё находится у хозяина, а пулю видать забирать побоялись, уж очень пёс суров на вид. Врядли в небольшой деревне много народу имеет такие ружья и патроны.
  -- Действительно у ветеринара сельского есть такая вещица, он из него быков усыпляет, когда кто попросит, а когда и собак бешеных - подтвердила Степановна. - Раньше участкового просили, чтоб застрелил, да сейчас, участковый поменялся и новый наотрез отказывается стрелять. Животных говорит, любит шибко, а пистолет у него не выпросишь, не положено говорит. Вот приходится ветеринару усыплять бычков перед убиением. А ещё раньше у нас мясник убоем занимался тому не усыплять, не застреливать не надобно было, только бутылку водки да кусок мяса за работу, да помер Пахомыч лет пять, как помер.
  -- Ясненько. Ветеринар это Олег, который через два переулка живёт?
  -- Он самый. Только врядли взялся бы такой тихий парень нехорошо шалить так.
  -- Вот пойду и спрошу - улыбнулся Сет - Да вы не переживайте Степановна спокойно поговорим и всё, если что не в порядке я за участковым схожу. Всё будет нормально.
   Олег сначала на все вопросы долго пялился сквозь пришедшего и нечленораздельно мычал. Потом мотнул головой, пригласил в дом и достал из холодильника два пива. Одну бутылку предложил гостю вторую почти залпом выпил сам. Минуты три его опухшая физиономия ещё корчилась гримасами и только затем, в глазах появилось осмысленное выражение. Сет повторил свой рассказ, начатый на пороге, ещё раз.
  -- Да... Здоровья я гляжу у тебя не меряно. Вчера с нами наравне выпивал, а сегодня как огурчик выглядишь. Везёт тебе. Мне вот теперь болеть до обеда как минимум. Ну да ладно. А на счёт ружья, было такое. Вот только... Видел новый дом с бетонным забором, недалеко от остановки автобусной?
  -- Ну, видел - Сет не спеша, потягивал пиво, смотрел в глаза Олегу и не замечал у того ни тени беспокойства, либо ничего не боится, либо нечего ему беспокоится.
  -- Так вот недавно заехал туда почти целый табор цыганский, нет дом конечно большой, но как такая толпа там умещается, ума не приложу - он умолк уставившись в выцветший ковёр лежащий на полу, и промолчал минуты две.
  -- Причём тут табор?
  -- Да вот притом. Цыгане, знаешь ли, народ наглый вороватый, любят сволочи скопом налетать. У них как у мушкетёров один за всех... В общем, повадились трое их молодых сопляков своего ротвейлера вечером выводить выгуливать и на прохожих натравливать... развлекаются скоты... ну я взял с собой ружьишко как-то вечерком засел у забора, да и подстрелил зверюгу усыпляющим зарядом, потом вышел, надавал оплеух засранцам. Через пол часа у моего дома весь табор, вышибли дверь, вломились, сильно не били, но пугали качественно, я чуть не обделался. Винтовку забрали и деньги, какие были.
  -- К участковому ходил?
  -- Ходил, да он сам их побаивается. Я говорит человек одинокий мне до пенсии всего два года, зачем мне проблемы лишние с такими соседями. Да и безнадёжное это дело цыган разрабатывать они своих не сдают, мушкетеры хреновы блин... А ты нетрезвый совсем, иди, проспись и забудь. Пришлось смириться.
  -- Да...
  -- Что да? Как ты вообще мог на меня подумать? Вы же меня после полуночи домой практически приволокли, какие кабанчики в таком состоянии? Да и уважают Степановну местные, к кому к кому, а к ней бы никто не полез.
  -- Я ж тебя ни в чём не обвинял, просто разузнал, что да к чему. Пули такие сам понимаешь, на дороге не валяются.
  -- Ладно, забыли. Что ещё по пивку? Обмоем невинно усопшего свинёнка.
  -- Нет, Олежка спасибо хочу быть трезвым, когда к цыганам пойду.
  -- Ты что с ума сошел?
  -- Да ладно я же не в драку лезть, попытка не пытка, может, возместят по-хорошему.
  -- Ну-ну. Разве что пенделями и подзатыльниками они тебе возместят. Не суйся ты, себе дороже.
  -- Посмотрим.
  -- Ну, как знаешь, я предупреждал.
  
  -- Глава 9
   Вернувшись домой, Сет первым делом полез на чердак и достал из потайного места свой старый школьный портфель. Когда-то давным-давно в детстве ему удалось выменять в интернате два кастета на пачку печенья. Кастеты были добротные, тяжелые и на тот момент слишком большие для его детских рук. Поэтому были благополучно спрятаны и надолго забыты. Ещё в портфеле был старый, потёртый журнал пошлого содержания, литровая баночка окурков (с таким трудом собранная во времена лихих девяностых годов) и разная памятная мелочь, типа фантиков от жвачек. Теперь это добро вызывало улыбку, а раньше было целым богатством для не балованного воспитанника интерната лишь пару раз в год забираемого бабулей на каникулы домой. Сет вздохнул, перебирая в руках своё былое богатство, затем взвесил в руках кастеты. Пальцы вошли в пазы как влитые, приятная тяжесть добавляла кулакам весомости. Широкие металлические кольца вокруг пальцев расширялись к наружной стороне, становясь прикрытием для костяшек. Такими штуками можно дробить кости челюстей как пенопласт.
  -- Мой размерчик.
   Сет спустился вниз и пару раз приложился кулаками в кастетах к старой яблоне росшей за домом, затем ударил в пол силы. Отколовшийся от ствола кусок своим размером внушал уверенность в завтрашнем дне.
  
   Кованные двух метровые ворота цыганской усадьбы ядовито зелёного цвета отдавали таким звонким гулом при ударе ботинком, что Сет даже встрепенулся. Смуглый парнишка лет десяти так быстро высунулся из-за приоткрытой калитки, будто давно стоял за ней, дожидаясь гостей.
  -- Чего тарабанишь придурок? Баро отдыхает после обеда, сделал тишину и смылся отсюда - говорил он с заметным акцентом, как и полагалось цыгану.
   Сет поначалу даже опешил, но начинать разговоры сразу с разборок не хотелось.
  -- Баро - это у вас старший тут?
  -- Пошел вон холоп!
   Этот нахал даже не стал закрывать калитку, хамил и при этом нагло смотрел в глаза человеку втрое старше и сильнее. Ничего не боятся сволочи, ну и ладно. Сет резким движением ухватил мальчугана за ухо, развернул и, придав ускоряющий толчок чуть ниже спины, прошел внутрь. Недалеко от дома прямо посреди двора стояла симпатичная беседка с кострищем для барбекю в центре. На вертеле дожаривались останки смутно похожие на поросячьи. Вокруг вальяжно расселись молодые парни лет по двадцать, двадцать пять. Восемь человек. Очень друг на друга похожие, видимо родственники. Они дружно подскочили и с воплями негодования кинулись к непрошеному гостю. Один при этом прихватил стул, двое бежавших следом, взяли со стола кухонные ножи. Клац. Время замедлило свой бег. Сет не спеша, стал надевать кастеты, размышляя, что может цыгане просто для него на одно лицо, а вовсе не родственники. Так же не спеша, он уклонился от удара стулом, перехватил руку стулоносца, крутанул его вокруг себя и с ускорением отправил в объятья ближайшего противника с ножом, тот на бегу не успел среагировать и почти до половины вогнал лезвие в плечо своему товарищу. Затем они в унисон вскрикнули, стукнувшись лбами, и стали падать. Третий бегущий, видимо решил всё-таки притормозить. Сет решился ему в этом помочь и спокойно приблизился вплотную к сопернику. Несильно двинул раскрытой ладонью в грудь. Нападавший стал двигаться в обратном направлении, причём преодолел в полёте метров семь. Только теперь остальные сидящие у костра стали подниматься со своих мест. Хотя, что значит только теперь. Это для Сета казалось, что прошло уже несколько минут, а для них всё случилось в считанные мгновения. Когда самый старший сын цыганского барона подскочил со своего стула, оказалось что все его братья уже лежат кто где, а наглый светлокожий парень с такими чёрными глазами что не различить зрачки, стоит рядом и мёртвой хваткой держит его за горло. В глазах ромала потемнело.
   В доме ситуация почти повторилась с той лишь разницей что нападали ещё и женщины, даже старушка сидевшая у телевизора резво по-молодецки подскочила норовя садануть своей палкой Сету по макушке. Пришлось отбиваться. Впрочем, женщин Сет старался не бить, только легонько отталкивать подальше. В особняке поднялась суматоха, мужчины вопили, дети плакали, женский пол галдел как толпа на рыночной площади. Всего в большой зале, куда ворвался Сет, было человек шесть, не считая женщин и детей. В общем, громадная комната была битком набита орущими ромалами. Затем распахнулась резная двустворчатая дверь, в залу картинно вошел упитанный мужик в красной шёлковой рубахе и с одноствольным охотничьим ружьём, нарочито медленно вскинул ствол. Не целясь, выстрелил, как говорится "от живота", было заметно, что стрелять он любит и что главное умеет. В боку Сета неприятно засаднило, затем боль собралась в тугой комок чуть ниже левой ключицы. Он глянул на рану, благо стрелял Баро (а это был, несомненно, он) не дробью, заряжено было видимо что-то вроде пули или как там, у охотников эти штуки называются. Аккуратная дырочка насквозь в левом плече, в неё свободно можно просунуть большой палец, но крови нет. Сет напрягся, края раны сошлись, оставив просто алый рубец. Жалко с рубашкой так не получится, а значит, Степановна будет ругаться из-за безвременно погибшей практически новой рубахи. С этими невесёлыми думами Сет вырвал у оторопевшего цыгана винтовку, придирчиво осмотрел резной приклад, цевьё украшенное серебром и ствол с гравировками, после чего легко согнул последний в дугу. В комнате воцарилась тишина. Баро резко развернулся и скрылся в повороте коридора, надрывно вопя и призывая какого-то владыку. Сет кинулся вдогонку, ещё выскочит гад через чёрный выход, лови его потом в огородах. Благо убегающий совершенно не скрывался, громко топая и с силой хлопая дверями, иначе Сет заблудился бы уже на втором повороте. Дом действительно был довольно большим и темным, сказывалось практически полное отсутствие окон, искусственное освещение было выключено, что впрочем, совершенно не мешало преследовать жертву ночное зрение и... Запах. Сет чувствовал запах убегающего, если бы его спросили он не смог бы объяснить как, но он нашел бы перепуганного цыгана с закрытыми глазами даже в лабиринте Минотавра. Обнаруживать в себе новые возможности почти каждый день всё-таки чертовски приятно. Сет потянул ноздрями воздух и почуял чёткий след.
   Свернув в очередном коридоре, он вошел в просторную комнату, обставленную в старинном стиле. Посредине стоя на коленях и упираясь лбом в пол, лежал цыганский барон. Над ним, возвышаясь во весь свой могучий рост, около метра с кепкой стоял сутулый, худой и совершенно лысый старик. Его кожа была буквально зеленоватого оттенка, даже скорее салатного. Старик улыбнулся, расправил плечи, не спеша, наступил цыгану на спину, после чего совершил такой молниеносный бросок, что Сет еле успел среагировать. Среагировать то успел, но поделать уже ничего не мог, поскольку острые и длинные клыки (Сет мог поклясться, что когда перед этим дед улыбнулся, клыков у него не было) уже впились ему в шею, разрывая артерию. Запахло палёной кожей, старик отскочил назад, низ лица у него дымил и слегка оплавился, будто плеснули кислотой. Он замер в метре от Сета, ошалело тараща глаза, затем медленно преклонил одно колено и, приложив правую руку к сердцу склонил голову. Левой в это время, умудряясь схватить всё ещё лежащего Баро за шиворот и толкнуть в сторону двери шепнув: "скройся собака".
  -- Нижайше прошу великого владыку простить мою невольную глупость. Я столько прожил затворником среди людей, что разучился видеть. Я Знахарь, Свободный, бывший лейтенант Каина.
  -- Э... Вольно. - Только и нашелся, что сказать Сет.
   Мысли его крутились тугим клубком неразберихи. Знахарь приподнял голову и удивлённо повёл бровью. Сзади скрипнула дверь, цыган выползая, услужливо её за собой захлопнул. Переминаясь с ноги на ногу, Сет неспешно осмотрел комнату. Камин несколько стульев, журнальный столик, кресло-каталка, стол с ноутбуком на нём и разбросанными явно старинными книгами ещё полка над столом заставленная такими же. Окна в комнате не было, огонь в камине создавал приятный полумрак с прыгающими тенями.
   Ну и что говорить этому явно необычному старичку. Стоять столбом тоже глупо. Сет медленно прошелся к камину и уселся в кресло, оно мерно закачалось. Зеленокожий внимательно следил исподлобья за гостем, его лицо стало совершенно спокойным. Владеть собой он явно умел и понять, что у него на уме возможным не представлялось. Знахарь встал широко открыл глаза, лишённые белков и зрачков, два чёрных, бездонных провала уставились перед собой. Затем он моргнул, и глаза стали самыми обычными, отливающая зеленью радужка прекрасно гармонировала с зеленоватой кожей. Нижняя его челюсть дымить перестала, но раны не пропали и сквозь разъеденную кожу были видны нижние зубы и часть кости. Внятно разговаривать, однако это ему не мешало.
  -- Я не совсем понимаю мой лорд... - начал старик и осёкся.
   Сет взглянул ему в глаза и тот сразу же отвёл взгляд, чуть опустив голову, явно опасаясь прогневить гостя. Поскольку толкового ничего в голову не приходило, а выдавать свою совершенную неосведомленность и полную растерянность раньше времени не хотелось, Сет решил потянуть время. Стал чинно расхаживать вдоль стен, медленно и, стараясь не выказывать интереса, рассматривал комнату, хотя и так уже достаточно насмотрелся, иногда искоса бросая безразличные взгляды на старика. Вечно конечно так продолжаться не могло, и долгое молчание могло выдать его, так же как и непродуманные слова, а поскольку пауза уже достаточно затянулась, медлить было больше нельзя, оставалось положиться на удачу и постараться не взболтнуть ничего лишнего.
  -- Цыган своих ты совсем распустил, нехорошо...
  -- Неужели своим глупым поведением эти глупые холуи нарушили законы маскарада мой лорд? - брови удивлённо изогнулись над зелёными глазами.
  -- Нет. - Не стоило сразу в чём-то обвинять старика, вдруг спросит, какой именно параграф закона нарушен, можно попасться, но и сразу оправдывать его не нужно может замолчать - Но благоразумия ради, они должны вести себя потише.
  -- Моя вина мой лорд. Видимо я слишком увлёкся своими исследованиями и совершенно выпустил из виду, что меня окружает, по сути, свора бродяг за которыми нужен глаз да глаз. Мне очень жаль, что всё зашло так далеко, и вы вынуждены были вмешаться.
   Лицо хозяина дома превратилось в маску глубокого раскаяния, вернее попыталось превратиться, поскольку отсутствие некоторых кусков кожи на нижней челюсти скорее делало его похожим на испуганного ребёнка. Старик снова умолк, нужно было срочно подыскивать тему для продолжения разговора. Что он там лепетал в начале? "бывший лейтенант Каина" это подразумевает, что Каина Сет должен знать если не в лицо то понаслышке, а вот самого Знахаря может и нет, раз лейтенант то он бывший. Пожалуй, тут можно было рискнуть.
  -- Знахарь... Знахарь... Что-то не припомню тебя.
  -- Неудивительно мой лорд, я всего лишь один из тринадцати старших слуг к тому же не самый первый.
  -- Тринадцати слуг?
   "Вот идиот, ляпнул как последний кретин, как пить дать поймет, что я незнаком ни с каким Каином" - подумал Сет. Однако это незнание не удивило хозяина комнаты.
  -- Мало кто помнит о тринадцати, такие мелочи мой лорд, тем более что прошло уже около тысячи лет.
   Что он мелет этот старикан? Какая тысяча лет? На вид ему не более шестидесяти. Неужели кто-нибудь вообще, даже учитывая последние наблюдения за собственным здоровьем, может прожить такую уйму лет? Но поскольку выдавать себя глупыми фразами не хотелось, Сет искоса взглянул на деда из-под поднятых бровей. Может многозначительная пауза заставит того говорить.
  -- Безусловно, я не так могущественен, как мог бы стать за такой период любой вампир, всё дело в проклятии, которое наложил на меня Каин в период опалы, мой лорд.
   Значит вампир, так вот откуда клыки и скорость атаки, которой позавидовал бы и молодой спецназовец. Хотя, что собственно Сет знает о вампирах, только то, что почерпнул из художественной литературы, не густо. Но в голове уже стало проясняться. Значит и он сам тоже вампир как минимум, непонятно только почему это старик так уважительно к нему обращается. Вроде у кровопийц, чем дольше живешь, тем ты сильнее. Значит, этот зелёный в своём развитии остановился предположительно эдак лет с тысячу назад и в этом видимо и есть проклятие, которым наградил его Каин. Но ведь до этого он этому самому Каину служил. Пусть даже недолго, но вампирского стажа должен иметь больше чем Сет в любом случае. Однако, укусив соперника, получил ожог. Значит, он слабее и должен подчинятся? Так можно много придумать чего угодно. Пожалуй, насчёт прояснения высказывание преждевременное, всё так же запутанно, как и было. Ну что прикажете делать?
   Первое: сознаться, что ничего не понимаешь в происходящем - это значит, доверится зеленокожему который может использовать такую ситуацию как заблагорассудится а, учитывая опять же познания о вампирах они должны быть все жуткие злюки и пройдохи.
   Второе: продолжать корчить из себя не Бог весть кого - это чревато разоблачением из-за недостатка информации. Практически то же самое что и первый вариант.
   Третье: погрозить пальцем, наказать следить за цыганами лучше и, не теряя лица покинуть помещение - это упустить, возможно, единственный шанс разобраться в происходящем.
   Пожалуй, из всех вариантов третий самый неподходящий. Жить, возможно, очень долго жить и совершенно не понимать что происходит, а потом и клясть себя за то, что упустил такую возможность. Ну, нет уж.
   Все эти размышления длились в голове Сета целую вечность, но часы, над камином отмеряя мгновенья, успели передвинуть секундную стрелку только два раза. Клац. Время пошло с нормальной скоростью. Он уже и сам не замечал когда переходил в этот свой транс, при котором секунды становились минутами. За каких то два удара сердца можно было бы передумать уйму мыслей но, к сожалению нельзя почерпнуть и крохи информации, а значит, придётся сдаваться. Ну и ладно, возможно не так страшен чёрт...
  
  
  -- Глава 10
  
   Они сидели в креслах возле камина, в котором догорали остатки дров, распространяя мягкие блики света. Сидели, друг напротив друга и Сет рассказывал свою историю. Когда он попросил Знахаря присесть тот сразу поник, видимо думая, что разговор пойдёт о его недосмотре за слугами, но по мере повествования его настроение менялось. Вначале на лице появилось облегчение, а затем и некая весёлость. Под конец он вообще открыл шкафчик в столе и достал початую бутылку вина и два бокала. Вампира явно забавляла эта история и, в конце концов, он покровительственным тоном заявил.
  -- С такими как вы, молодой человек, так приблизительно и должно получатся. - И с улыбкой добавил - Такая у вас "спящих" карма.
  -- "Спящих"?
  -- Что бы предвосхитить глупые вопросы начну с самого начала. На заре времён, ещё до великого потопа. Как написано в библии: "И сыны Божьи увидели, что дочери человеческие хороши и спускались на землю, и каждый брал себе в жены, какую хотел. Рождались от них нифилимы издревле славные создания. " Приблизительно так. Славными они, кстати, были не потому, что имели добрый характер, а потому что прославились огромной силой, непомерной живучестью и такой же злобой. Вседозволенность часто порождает зло. В принципе я полагаю, что и великий потоп понадобился Всевышнему, что бы избавится от этих моральных уродцев, а человеки просто попали под горячую руку. Как вы, наверное, знаете, если читали библию или смотрели телевизор (было на эту тему пару мультфильмов), во время потопа спаслись только Ной и его семья, у него было три сына и у каждого соответственно супруга. По преданию одна из этих женщин имела в роду нифилима. Господь либо не озаботился проверкой генеалогического древа, сей дамы, либо так и было задумано (Пути Его неисповедимы, как говорится), но зараза в виде нескольких генов проникла в послепотопный период. Естественно за тысячелетие человеческой истории кровь круто перемешалась исейчас практически невозможно определить, кто является носителем таких генов, предположительно это одна восьмая человечества. Немало, но к счастью основная масса таких людей являются носителями неактивного гена. Так вот легенды серафимов (есть такой рыцарский орден, когда-нибудь я вам о нём расскажу подробнее) говорят, что раз в сто лет рождается спящий, то есть человек с геном активным. Я понятно излагаю?
  -- Более чем.
  -- Сей индивид ничем не отличается от своих собратьев кроме одной маленькой детали: его кровь жутко ядовитая субстанция. Ядовита она, правда, только для вампиров. Достаточно одного маленького глотка и испившего буквально разъедает как кислотой. Что высейчас во всей красе и можете лицезреть на моём подбородке. - И Знахарь, неуклюже задрав голову, попытался выпить из бокала не пролив что, учитывая практически полное отсутствие нижней губы, дело не простое, но у него почти получилось надо сказать - Мне, правда, повезло, я успел всего лишь только прокусить кожу. Вашему давнишнему знакомому, с которым вы имели честь познакомиться в городском парке глубокой ночью, повезло значительно меньше. Думаю, та горстка пепла, что вы обнаружили под лавкой, собственно и всё что осталось от бедняги.
  -- А куда одежда делась?
  -- Ну, вы какое-то время были в беспамятстве, скорее всего, растащили бродяги. Вас видимо трогать побоялись. Но мы отклонились от темы. Так вот: Естественно, что во время укуса слюна кусающего попадает в рану, что вызывает определённую реакцию, а именно ген нифилизма (если так можно выразиться) переходит в гиперактивное состояние. Это буквально в считанные часы перестраивает структуру ДНК, и вы становитесь тем, кемсейчас и являетесь.
  -- Нифилимом?
  -- Спорное заявление. Пожалуй, нет. Берите выше. Скорее неким потомком Божьих сынов.
  -- Э... Ангелом что-ли?
  -- Хм... Да будет вам известно молодой человек, что практически все ангелы, спускавшиеся к человеческим девам, позднее приняли сторону сатаны и стали падшими или в простонародье демонами таких было около трети от общего числа. Так что скорее уж, вы фигура больше демоническая, чем ангельская. Хотя и это достаточно спорно. В разных источниках таких существ называют по всякому: похитители душ, лорды, жнецы. Всё дело в том, что вы можете впитывать дух непосредственно, а значит, очень быстро входите в силу и как следствие начинаете захват власти и...
  -- Впитывать дух?
  -- О... Это вообще отдельная тема. Человек, да будет вам известно, состоит из трёх составляющих - это тело, дух и душа. Как написано всё в той же библии: Вдохнул Господь в тело дыхание жизни и стал человек душою живою. Это "дыхание" и есть дух. Жизненная сила. Не задумывались, почему в ветхом завете запрещается, есть животных вместе с их кровью? Так и написано: "Плоти же с кровию её с душою её не ешьте". Запрет этот так же перенесён и на новый завет. В крови растворена жизненная сила существ, их дух. Проживая жизнь, человек растрачивает эту силу, наибольшая её концентрация у младенцев наименьшая у стариков и когда дух полностью выходит из тела наступает смерть. Аккумулировать эту энергию невозможно, по крайней мере, для простых смертных. Мы, вампиры, (в те времена видимо ещё простые смертные люди) одними из первых научились собирать дух. Полагаю изначально, первые опыты некромантов ставились на животных, но на их духе долго не протянешь, хотя и можно увеличить продолжительность жизни. Идеальное бессмертие может дать только людской дух, естественно выпитый прямо из тела, кровь, налитая в банку не является вместилищем духа. Выпивая около стакана человеческой крови в неделю можно жить практически вечно, выглядеть молодым и при этом становится год от года сильнее, быстрее, выносливее. - Знахарь встал и стал расхаживать по комнате с видом университетского ректора, заложив руки за спину - Для этого всего лишь необходимо прекратить растрачивать столь ценную энергию на удержание души в теле, то есть умереть. Именно поэтому нас наживают нежитью или живыми мертвецами.
  -- То есть, у вас нет души?
  -- А что такое, по-вашему, эта самая душа? - Тут вампир разошелся не на шутку, стал повышать голос и даже размахивать руками, эдакий оратор-патриот вампиризма. - Насколько я понимаю из фразы: "Вдохнул Господь в тело дыхание жизни и стал человек душою живою. " Душа есть не что иное, как соединение духа с телом и ничего больше. Тело как видите, присутствует, а уж резервом духа я располагаю, поверьте мне тоже не маленьким.
   Тут он остановился, как будто что-то вспомнил, сделал глубокий вдох и сел на своё место. Голос его опять приобрёл вкрадчивость и медлительность как в начале беседы. Знахарь вообще говорил медленно с расстановкой как уверенный в себе человек, вернее вампир, такого послушаешь и как-то подсознательно просыпается уважение к говорящему.
  -- Хотя с другой стороны теория о наличии души и не лишена смысла. Впрочем, это всё беседы теологического плана к нашей теме отношения не имеющие. Так вот... Наши предки научились аккумулировать дух, переваривая кровь жертв. Если не переусердствовать, то донор восстанавливает недостачу буквально в течение месяца. Вы же можете вытянуть дух из человека бескровно, напрямую. Причём донорами для вас могут служить даже вампиры, что даже предпочтительнее, поскольку в этом случае духа вы получаете во много раз больше. Именно поэтому вас называют повелителями и владыками. Честно говоря, создания моего ранга вас просто боятся.
  -- Есть ещё и ранги? Всё запутаннее, чем я думал.
  -- Деление конечно весьма условное. Низшие это "полукровки" - вновь обращённые из людей. Молодые и неопытные, слышащие зов хозяина, своего творца и вынужденные ему подчинятся. Они не способны творить себе подобных, хотя часто люди, выпитые ими до дна и соответственно умершие, становятся зомби. Вам знакомо это понятие?
  -- Ага. Ожившие мертвецы.
  -- Ну, скорее уж умершие живчики. Впрочем, это редкость к тому же срок их жизни недолог, быстрое разложение и уже явная смерть. Так... Если полукровка живёт достаточно долго и досыта питается, что в таком сочетании получается далеко не у всех, то наступает момент, когда он становится достаточно сильным и перестаёт слышать зов создателя. Эта фаза называется "свободный". Свободные и составляют основной костяк нашей расы. Сильные, быстрые и что немаловажно бессмертные создания. Хотя бессмертные сказано достаточно преувеличенно, скажем долгоживущие. Способные создавать себе в помощь полукровок. Это и есть квинтэссенция слова "вампир". Далее... Если свободный живёт достаточно долго...
  -- И хорошо питается... - вырвалось у Сета.
  -- Именно так молодой человек, именно так... Он становится "Хозяином". Просто однажды ты просыпаешься с ощущением собственного могущества - как говаривал Каин. Хозяева могут создавать свободных, минуя фазу полукровки, они сильны и часто мудры. Кто попало, как вы понимаете, просто не доживает до этого момента. Таких не много, меньше сотни.
  -- Я почему-то думал, что если вампир укусил человека, то человек становится...
  -- Вампиром? Полная чушь и домыслы. "Обращение" достаточно трудный ритуал, доступный даже не каждому свободному. Та толпа сброда, что вы видели во дворе, каждый укушен мною, по крайней мере, раз пять. Они производят впечатления вампиров?
  -- Ну, нет... и жертвы... они соглашаются добровольно?
  -- Не просто добровольно, они считают это привилегией. Дело в том, что наша слюна, попадающая в человеческую кровь, способствует открытию резервов. Казалось бы, вытягивая дух, мы приближаем смерть, а вот нет. Человеческий организм загадка, каким-то образом он вырабатывает недостающее, да ещё и с запасом. Вы видели Баро? Выглядит лет на сорок - сорок пять, а ведь ему уже семьдесят три года. Мой старейший слуга, весь табор это его дети, внуки, правнуки и праправнуки. Внушительно, не правда ли? Заметьте, они мне преданы как собаки, любого готовы за меня разорвать, а вы говорите жертвы. Скорее симбиоты.
  -- Понятно. А что происходит когда "хозяин" живёт достаточно долго и хорошо питается?
  -- Я рад, что вы снизошли до разумного диалога, молодой человек. Отвечаю: Хозяин становится вами мой дорогой лорд. Как видите право стать "жнецом" может быть не только врождённым, но и ещё честно заработанным. Правда, в истории, насколько мне известно, лиц заслуживших такое право можно перечесть по пальцам одной руки. Врождённые же лорды долго не живут. "Тихий Совет" не потерпит конкуренции, которая, безусловно, будет иметь место, если вы будете жить достаточно долго и...
  -- Хорошо питаться, это я уже понял, а что ещё за "Тихий Совет"?
  -- О... Это довольно молодая организация. В средние века, когда Вампиризм так сказать вошел в моду, численность свободных увеличилась, и соответственно возросло количество полукровок многие из которых, заметьте, просто купили свой статус. Людям всегда хотелось жить долго, а если есть спрос, то появится и предложение. Так вот эта невоспитанная и мало что понимающая орда стала вести себя с некоторой долей вседозволенности. Говоря кратко: творили что заблагорассудиться. Человеческой части населения это конечно стало не по нраву, учитывая некоторые тогдашние события, я бы даже сказал, невмоготу стало. Естественно разразилась буря в анналы истории вошедшая как "Охота на ведьм". Представьте себе: святая инквизиция, используя всего лишь крестьян и костры, вырезала под корень почти всю популяцию не только слабых неподготовленных к отпору полукровок, но и большую часть свободных, даже нескольких хозяев... Как вы понимаете становление "свободного" происходит на протяжении не одной сотни лет, это был удар, скосивший тогдашний костяк нашей расы под корень. Дажесейчас, ощущаются последствия... В спешном порядке был создан некий орган (позже получивший название "Тихий Совет") призванный спасти хотя бы то, что осталось. Не знаю уж, на какие ухищрения пошли члены новоиспечённого совета, но им удалось убедить человечество, что вампиров не существует вовсе. Впрочем, инквизиция буйствовала ещё достаточно долго, естественно пострадала масса совершенно невинных людей, и видимо это стало одной из причин превращения словосочетания "охота на ведьм" в имя нарицательное. Представьте, что смогут сделать сегодняшние политики, объединившись, если возникнет похожая ситуация. Имея бомбы, пушки и разрывные патроны. Тихий Совет создал свод правил названный Закон Маскарада - вампиры обязаны притворяться людьми и всячески скрываться.
  -- Я думал, вампиры неуязвимы...
  -- Заблуждение. Многие ткани действительно легко регенерируются, но есть определённые ограничения. Для среднестатистической особи выстрел в голову из дробовика одинаково смертелен, будь ты человек, животное или вампир. Что бы избежать ненужного словоблудия расскажите мне, что вы вообще знаете о вампирах.
  -- Ну, я читал "Дракула. Брема стокера".
  -- Сомнительное достижение... Простите старого дурака, мой лорд, давнишняя заскорузлая привычка вставлять свои пять копеек, продолжайте, пожалуйста - Быстро добавил Знахарь лукаво улыбаясь.
  -- Зачем ты называешь меня на "вы", не то что бы мне было неудобно, просто режет слух и очень похоже на издевательство.
  -- Прошу прощения. Речь не в коем случае не идёт об издевательстве, хотя признаю, некоторая доля иронии в моём обращении присутствует. Думаю, мы можем легко это исправить. - Лицо лысого старика обрело серьезность, хотя в глазах ещё таились искорки задорного ребёнка желающего игр и веселья. - Не пойми меня неверно. Я не хотел тебя обидеть. Просто очень редко выпадает такая замечательная возможность, как подтрунивать над существом, которое теоретически намного могущественнее тебя. Пусть даже в данный момент находится, так сказать, в твоей полной и безраздельной власти. Я имею в виду конечно информационный аспект дела. Давай забудем этот глупо неуместный клочок наших отношений и познакомимся заново.
  -- Было бы замечательно...
   Вампир поднялся и протянул руку. Сету, чтоб не обидеть старика, тоже пришлось встать и пожать её. Ладонь была совершенно холодной и мягкой, складывалось впечатление, что прикасаешься к руке покойника.
  -- Знахарь.
  -- Сет. - Почему-то вырвалось давно въевшееся и прилипшее, а значит зазубренное и почти родное. - Это кличка конечно...
  -- Клички, дорогой друг, удел псов. А у вас я полагаю прозвище, как и у меня впрочем.
  -- А... ну да.
  -- Своё, ты одобрил сам, а моё досталось мне в наказание. Очень любил на заре времён поэкспериментировать с науками, да исейчас, если честно балуюсь, за что так сказать и был заклеймен товарищами по службе. Поскольку времена были седые и тёмные.
  -- А имя у тебя есть?
  -- Нет. Вернее, если оно и было, я об этом ничего не знаю...
   Знахарь замолк, всматриваясь в потолок. Затем как будто что-то решив для себя, Отдёрнул таки свою руку, поскольку они так и стояли, сжимая рукопожатие, и уже стала ощущаться некоторая неловкость. Присели как по команде вместе и Сет что бы немного сгладить неловкость, взял свой бокал. Движение получилось дёрганным и неловким вино естественно плеснуло через край на пол, желая выровнять бокал, Сет пролил ещё немного напитка себе на штаны, после чего замер, глубоко вздохнул и улыбнулся. Заметив, что Знахарь тоже скалится безгубым ртом, он сел поудобнее и за весь вечер впервые расслабился. Вампир задрал голову и просто вылил своё вино себе в глотку, наконец, найдя оптимальный способ питья, затем откинулся на спинку кресла и стал рассказывать. Голос его зазвучал намного дружелюбнее, чем был за всю беседу.
  
  
   Однажды открыв глаза, я ничего не увидел. Затем понял, что имею знание о том, что могу видеть, но не имею знаний о том, что именно я могу видеть. Кажется, я немного закрутил, да? Ладно... Очнулся в полной темноте, совершенно ничего не помня. Вытянув руки, обнаружил, что лежу в замкнутом пространстве, напоминающем ящик и, напрягшись, попытался сдвинуть крышку, получилось. Она была жутко тяжелая, эта крышка, вырезанная из тёмного камня. Это был гроб, вернее саркофаг. Он стоял посреди огромного круглого зала, куполом уходящего в темноту. Факелы, приделанные к стенам на высоте человеческого роста, практически догорали, их умирающий свет не достигал вершины купола. Они... Тринадцать одинаковых саркофагов из чёрного мрамора, расположенных по окружности вокруг невысокого постамента в центре. На постаменте, испещренном множеством витиеватых символов, как демон ночи возвышался незнакомец. Тогда он казался мне воплощением могучей силы и безраздельной власти. Я был напуган, точнее мы все были напуганы, все тринадцать мертвецов одновременно вылезающих из своих мраморных утроб. Конечно же, мы не знали что мертвы, да мы вообще ничего не знали, и это делало двухметровую фигуру, с мышцами атлета, стоящую в позе уверенного в своих силах воина, Богом. Богом, по крайней мере, для нас ничтожных. В последствии Каин всегда старался поддерживать в нас непоколебимую уверенность в своём превосходстве над нами. Мы не могли ему не верить, поскольку не представляли, что может быть иначе. Мы были только слугами, призванными для служения и почитания. Владыка не стремился безраздельно властвовать над нами, предоставляя определённые свободы и поощрения, но наказания за неугодные поступки были страшны. По крайней мере, по началу. Это потом я понял, что отсечённая рука отрастёт снова, а выбитый глаз через несколько месяцев снова станет видеть. В начале же было просто жутко, я уж молчу про то, как это мучительно болезненно. Каждому было дано новое имя в соответствии с умениями или качествами. Моё мне досталось за тягу к составлению различных зелий и интерес к наукам сопутствующим этому.
   Мы стали Апостолами. Так нас называли те немногие, кто выживал после знакомства с нашей силой. Хотя это было много позже. В начале же было обучение. Обучение всему, что должен знать Свободный. Несколько веков, что хозяин натаскивал нас, мы менялись, становясь сильнее, быстрее и живучее. Естественно всех учили владеть оружием, а в последствии тактике, стратегии боя и основам командования армией. Пока не настал момент выполнять своё предназначение, уготованное нам создателем.сейчас мне даже смешно: мы именовались Свободными, хотя, по сути, были рабами Каина, неся его волю в окружающий мир. Воля его сводилась к одному: ВЛАСТЬ. Он хотел властвовать над всем и вся. Обладать миром или мирами, коли таковые существуют. И мы его верные генералы вели непобедимую армию Каина. Практически четыре сотни лет мы создавали бойцов полукровок и обучали их всему, что некогда преподал нам наш создатель. Земли вокруг Замка Заката опустели и пришли в упадок. Неплодородная почва и суровый климат и до этого не способствовали развитию региона, а уж после воцарения Каина почти все пахари переродились в нежить. Орала были перекованы в мечи.
   Когда численность армии возросла до пяти тысяч, в нынешнее время число смехотворно, но учитывая тогдашние реалии и качество воинов вампиров, это неимоверное количество. Возникли естественные неурядицы с питанием. Беря во внимание специфику потребностей кровопийц, выход тут один: движение в людские массы или попросту завоевание. Вот тогда-то мы и заслужили своё звание Кровавых Апостолов Заката. Реки крови и горы трупов.
   Столетняя война, а соответственно и более чем обильное питание, превратили наших полукровок в закалённых кровью и сталью бойцов. Северные пределы мира стали вотчиной тьмы и хаоса порождённой всевластием вампиров. Что такое для вечно живущих простой смертный - букашка. Слабый выдох натруженных лёгких. Ничто.
   Такое положение вещей естественно не могло продолжаться вечно. Когда влияние Каина стало распространяться в южные земли. Людские Князья, обычно разрозненные междоусобицами, стали объединяться перед лицом новой опасности. Но что они могли противопоставить мощной и мобильной армии, приходящей после заката и бесшумно пробирающейся внутрь укреплений и замков. Наутро солнце освещало только безлюдные пустые строения. Солнце. Только его лучи затормаживали продвижение наших войск. Сложно спрятать тысячное войско от неумолимо наступающего рассвета. Нет, мы не рассыпаемся в прах от одного прикосновения лучей светила, но пятнадцатиминутное пребывание вампира под прямыми солнечными лучами обеспечит ожоги четвёртой степени даже для самых стойких. Благо практически любой замок обычно изобилует подвальными помещениями. Там мы прятались днём как крысы и мечтали о возвращении в Северные пределы, местом которое смертные называли Сумрачные Земли, поскольку рассвет там не наступал никогда, а вечно царили утренние сумерки: Когда солнце вот-вот должно взойти и окончательно рассеять тьму. Такое "вот-вот" зависло там навечно, даруя раздолье нашей расе. Надо сказать, что пребывание наше в подвалах было не долгим, поскольку мы продвинулись на юг всего лишь до мест, где день продолжался несколько часов, но уже это сильно замедлило наше движение.
   "У Сета возникла уйма вопросов о местонахождении данных территорий, но Знахарь рассказывал с таким видом, видом человека раскрывающего нечто давно давящее и не дающее покоя. Такое что никому и никогда не было открыто. Перебивать его казалось немыслимым оскорблением".
   А затем исчез Тринадцатый. Впрочем, он всегда был самым невезучим. Пожалуй, одного его Каин наказывал больше раз, чем нас всех вместе взятых. Просто ходячая неприятность. Даже только переродившись, в зале призыва вылезая из саркофага, он умудрился срезать себе с руки, каменной крышкой, два пальца.
   Со своим отрядом он был послан на захват следующего замка и подготовки плацдарма для прибытия основных сил. Ничего выдающегося. Закат, наступление темноты, молниеносный марш-бросок (километров сорок не больше), преодоление стен и укреплений, быстрая резня, затем разведка подземелий, обычное задание. Даже я, не самый сильный из Апостолов, проделывал такое не один раз. Гонец должный прибыть с докладом об успехе ещё до конца ночи, не явился не в следующую ночь, не в после следующую. Разведчики, посылаемые нами каждую новую ночь, так же не возвращались. Естественно Каин послал на разведку Тень.
   Седьмой кто выбрался из каменного гроба наружу, был Тень. Замечательный разведчик, получивший своё прозвище по заслугам. Тихий как кошка и незаметный как капля воды в водопаде. Не очень хороший воин, но идеальный убийца и шпион. Он выбрался из саркофага седьмым и в седьмую ночь после пропажи Тринадцатого был послан в Замок Луга для проверки наших опасений.
   Этот замок, и окружающие его земли имели стратегическое значение. Именно это строение отвечало всем нашим требованиям для наилучшего ведения дальнейшей компании. Гигантские подземные катакомбы на которых он был построен были бы замечательной базой для размещения основных сил, а гористая местность со множеством естественных пещер идеальным укрытием для небольших карательных отрядов могущих укрепить наше влияние в округе. Каин собирался сделать его своей резиденцией и именно оттуда начинать крупномасштабное завоевание мира. Хм...
   Перед восьмым восходом солнца Тень вернулся. Ещё до конца седьмой ночи. Семёрка его счастливое число и именно этим числом был украшен его стяг, но в этот седьмой день вести были плохими. В замке Луг ярко всю ночь горели факелы, и он был полон народу. Смертные праздновали свою первую победу над нежитью. На стенах стоит тройной караул, а пьяные солдаты в тавернах шепчутся о скором походе, и что самое скверное Тень заметил в замке Перворожденных.
   Перворожденные или Светорожденные, Справедливые, Мирные - дошедшие до наших времён предания называют их ещё Эльфами. Великая и могущественная раса долгоживущих. Как людям удалось заполучить их в союзники, история умалчивает. Хотя лично я думаю, что эльфы как существа мудрые сами предложили людям помощь в деле постановки зарвавшейся нежити на положенное ей место.
   В любом случае Каина это не слишком испугало, скорее расстроило. От своих планов он в любом случае отказываться не собирался. Зато немного их подкорректировал и вместо обычного отряда в двести вампиров отправил на взятие Луга всю армию. На следующую ночь мы все были у стен. Нас естественно не ждали, поскольку на восходе Армия Зари сама должна была отправиться нам на встречу, но прихода нашего опасались. Отряды вампиров были замечены ещё на подходе, поприветствовать их вышли тысячи горящих ярко-алым пламенем стрел, а стрелять эльфы, надо сказать умеют. Так у стен замка Луг встретились закат и рассвет. Две армии, два полюса. Не буду подробно описывать дальнейшую схватку. Скажу только что впервые увидел, как сражается Перворожденный. Их сила и скорость ничуть не уступает вампирьим, а уж мастерство владения клинком, пожалуй, даже превосходит. Их воины с парными мечами - "танцующие лезвия", кажется, так их называли этих убийц. Я как завороженный смотрел, с какой грацией эти машины смерти прореживают наши ряды. Грандиозное зрелище надо признаться. Нашим закалённым в боях воинам, конечно, тоже было, что продемонстрировать противнику, но оказалось что нас почти в три раза меньше, да и их маги выдавали такое, о чём я со своим шаманством дажесейчас могу только мечтать.
   Именно тогда я начал понимать, что мир гораздо обширнее, чем мне казалось, в нём есть место для эльфов, драконов и магов, а Сумеречные земли (которые были для меня огромной вселенной) это лишь маленький клочок карты, который легко можно закрыть ладонью. Тогда у меня мелькнула мысль что может и Каин не всемогущий бог, а всего лишь один из нас. Хотя тогда подобное отдавало мне въедливым запахом ереси и стоило бы мне головы, если бы я упомянул это в слух. Подумать только, сколько всего превратилось за это время в легенды и сказки. Я рассказываю минувшее как мультфильм с элементами фэнтези и любой здравомыслящий, современный человек, услышав такое, только покрутит пальцем у виска. Да...
   В Замок Заката нас вернулось ровно четырнадцать. Каин, что обычно было ему несвойственно, не бросил своих Апостолов в бой. Мы наблюдали всё со стороны, находясь в резерве. Мы генералы и апостолы Каина и ещё один. Все звали его Клык. Он и до перерождения отличался завидной статью и силой, а уж после... Просто гигант, к тому же достаточно проворный и умелый воин. Но владыка приблизил его к себе, кстати, буквально за несколько лет до краха, скорее благодаря собачьей преданности Клыка, чем за физические данные. После смерти Тринадцатого, а теперь в его смерти уже не приходилось сомневаться, Клык занял его место. Хотя нет, не его. Тринадцатый был последним апостолом, а Клык стал первым. Остальные его завистливо недолюбливали, ещё бы: мало того, что простой полукровка, пробился в Свободные, так ещё помнил своё прошлое до перерождения (по этому поводу мы завидовали всем, поскольку своего прошлого не помнили только мы) и был поставлен над нами, апостолами, старшим - то есть стал правой рукой Каина. Невиданная удача, хотя надо признать вполне заслуженная.
   В последующий месяц в Закат вернулось ещё с полсотни наших воинов. Это всё что смогло уцелеть в битве. Некоторых посчитали мёртвыми, некоторые успели сбежать с поля боя, когда поняли неизбежность поражения. Последние, кстати, подошли к замку не намного позже нас.
   Но вернулись мы в никуда. Территория вокруг была опустошена и покинута даже животными. Земли Заката стали безжизненной пустыней, а вокруг практически на неделю пешего пути были только предрассветная серая мгла да ветер, завывающий в пустых коридорах и башнях поместий и замков, разорённых вампирами. Люди не спешили в них возвращаться. Да собственно и возвращаться было некому. Мы сами, своими клыками и когтями уничтожили всё живое в округе. Никто не выживал после нападений, а новые жильцы только плевались, услышав о северных пределах населённых нежитью. Единственные создания осмеливающиеся забредать далеко в глубь Сумеречных земель - воины Ордена Серафимов. Небольшие мобильные группы хорошо вооруженных и подготовленных к схваткам с нежитью людей, натасканных Перворожденными - маленький подарок эльфов младшим братьям. Они стали всё чаще прохаживаться по Сумраку, вылавливая и предавая огню все, что посмело остаться живым после смерти. Светорожденные научили их такому, что по эльфийским понятиям людям ни в коем случае знать не полагалось. Взамен взяв слово, что данные знания навсегда останутся внутри ордена, и будут использоваться только для борьбы с нежитью. Учитывая напыщенность и показное превосходство эльфов над всем и вся, а так же ревностное оберегание своих секретов, дело почти немыслимое. Видимо Каин умудрился напугать даже ничего не боящихся Перворожденных.
   Естественно, что Сумрак не ограничивался землями Заката. Вокруг проживали и другие кланы вампиров находящиеся в относительном мире с людьми. И если до этого они просто побаивались Каина, в виду своей малочисленности и слабости, сидели тихо и не показывали носа, довольствуясь лишь объедками с барского стола. То теперь осаждаемые Серафимами с одной стороны и сильным оттоком людских доноров с другой, стали предъявлять Каину определённые претензии. Кое-кто как я слышал, даже пытался вести переговоры с людьми но, судя по всему, это не увенчалось успехом.
   Круг сужался. Мы стали опасливо коситься по сторонам, находясь на поверхности, и переместились жить в замковые подземелья. Часто собирались вместе, обсуждая возможные дальнейшие действия, и с сожалением замечали, что нас становиться всё меньше. Кого-то забирали Серафимы, кто-то сбегал, ища лучшей доли. Мы не пытались искать бежавших, было не до того. Лишь Каин, удалившись в Зал Призыва, казалось, не замечал надвигающейся опасности. Ничего не изменилось в его поведении, он вёл себя так словно всё идёт по намеченному плану. Даже, пожалуй, был веселее обычного и постоянно пропадал в своей берлоге, проводя бесчисленные эксперименты, как мне казалось. Каин заставил нас перетянуть целую уйму ящиков в Зал Призыва, что в них он не распространялся, а спрашивать нам не полагалось, хотя лично мне было безумно интересно. Но навыки и привычки привитые нам с момента перерождения не оставляли даже возможности помыслить о каком либо непослушании либо проявлении излишней инициативы. "Создателю виднее, ибо он мудр. " - Это всё что приходило в наши головы при появлении спорных вопросов.
   Единственный кто не был подвержен слепой вере и безоговорочному подчинению Каину, как ни странно, был Клык. Клык, который то и пробился в верха только благодаря щенячьей преданности хозяину. Мало того, что он был умелым и сильным воином, оказалось в его черепе находиться что-то помимо пушечного мяса. Причём его ума хватало даже на то чтобы скрывать такие опасные вещи как проницательность и мудрость. Каин никогда не любил выскочек, а таковым был любой, кто выражал в его присутствии мысль более здравую, чем мысль создателя. Именно Клык зародил в наших душах зерно сомнений и как мы вначале считали - предательства. Ему удалось так убедить, никому не доверяющего, Каина в своей преданности, что тот допустил его в свой святая святых Зал Призыва. Там Клык, совершенно случайно, увидел открытую книгу.
   Надо сказать, что достаточно зрелые вампиры обладают фотографической памятью. Возможностью вспомнить всё виденное до мельчайших подробностей. Даже то, что было незамечено при изначальном осмотре, может быть тщательно изучено в последствии благодаря концентрации определённых сил и навыков.
   Так вот. Поднявшись в смотровую башню, возвышавшуюся над замком, вести очередной дозор (поскольку нас осталось слишком мало, эта обязанность так же была возложена и на апостолов), Клык маялся от безделья и занимался всем кроме естественно обзора прилегающих земель для выявления надвигающейся возможной опасности. Решив немного потренировать память, он досконально вспомнил открытые страницы книги и прочёл их. После чего немедленно покинул пост, собрал остальных апостолов в дальней келье, что, кстати, было непросто проделать незаметно, и сообщил, что жить нам остаётся трое суток.
   В книге описывался древний ритуал передачи духа от тринадцати вампиров одному единственному, вследствие которого этот единственный становился равным ангелам небесным, а остальные умирали. Приблизительно так. Ежу было понятно, кого приготовил Каин для жертв ритуала. Но честно признаюсь никого из нас тринадцати кроме Клыка эта перспектива не пугала. Мы были призваны для служения и почитания. Всю жизнь мы были рабами и слугами. Возможность послужить создателю ещё один последний раз наполняла наши сердца только гордостью. Клыку стоило немалых трудов убедить нас в том, что мы имеем право на жизнь не меньше чем Каин. Поначалу, правда мы скопом накинулись на него, связали, и уже было собрались препроводить его к хозяину, но он вымолил дать ему последнее слово. Впоследствии оказалось, что брат Клык весьма красноречив и умеет чертовски логично мыслить. Никогда бы не сказал этого до этой его пламенной речи. Вечно серьёзный до угрюмости, молчаливый и склонный к одиночеству он производил впечатление весьма посредственного, если не сказать тупого, исполнителя приказов. Он удивил нас всех, ещё больше мы удивили себя сами, вдруг осознав пределы своей так называемой свободы под крылом создателя. Мы, его верные рабы, уже давно заслужили право называться ему ровней и только вбитые в нас законы поведения не давали понять этого. К этому времени каждому из нас было около тысячи лет. Только распоследний дурак, переродившись во тьму Свободным вампиром, мог за это время остаться всего лишь - Свободным вампиром. Мы все давно стали Хозяевами, даже простое осознание этого факта освободило нас от вечного служения Каину. Мы уже отдали свой долг создателю.
   Однако нужно было обвыкнуться с вновь приобретённой свободой, тысячелетие рабства не может пройти бесследно, и предложение Клыка немедленно бежать было непреклонно отклонено, мы всё ещё верили в мудрость хозяина.
   В назначенный час, ровно через трое суток, в день зимнего солнцестояния Каин призвал нас к себе. Зал Призыва был всё так же велик и яркий свет только что зажженных факелов не рассеивал тьму, скрывающую потолок, что не мешало бы нам видеть все так же чётко, как при свете дня видит человек, если бы чуть выше колон окружающих алтарь не клубился тёмный непроглядный туман. Восьмиугольный постамент в центре зала был всё так же испещрен символами. Теперь я знал, что это руны силы, они часто попадались мне в моих изысканиях, я даже пытался использовать их в некоторых своих экспериментах, впрочем, не добившись больших успехов из-за недостатка информации. Каин видимо знал о них неизмеримо больше, но не спешил посвящать меня в эти знания, хотя, и видел во мне предрасположенность к тайным наукам. К старым рунам, видимым мною прошлый раз, добавилось много новых. Мы, конечно, бывали здесь много раз, но обычно алтарь был скрыт чёрным сукном, а нам предписывалось не отрывать взгляд от пола, находясь в зале. Как я уже говорил по окружности вокруг постамента вместо бывших здесь ранее саркофагов теперь стояли колонны. Каждая около двух метров в высоту и полметра в обхвате, с каждой свешивалась посеребрённая цепь, последнее звено которой было кандалами. На каждой был выбит знак, такие же знаки красовались на стягах дарованных каждому из нас Каином. Колонна каждого была отмечена и предназначалась только ему.
   Как гром среди ясного неба поразило меня понимание. Всё бывшее до этого: наше перерождение, обучение, последующая война, воспитавшая нас и позволившая нам войти в силу, поражение - лишившее нас верных полукровок, готовых гореть за нас в адском пламени и оставившее нас один на один с Каином, всё это лишь подготовка к ритуалу должному пройти сегодня. Тысячу лет создатель воспитывал и откармливал нас как свиней на убой. Но, чёрт возьми, такое упорство в достижении цели вызывало восхищение. Я поразился мудрости и терпению своего хозяина. Планировать что-либо это лишь часть дела, воплощение в жизнь всегда несоизмеримо труднее, тем паче растянувшееся на тысячу лет. Вся моя жизнь была лишь частью этого ритуала. Я был создан для его проведения и в последний миг не нашел в себе сил отказаться от замысла создателя. Когда остальные двенадцать апостолов бросились в бой, я преклонил колени и опустил голову перед владыкой воистину достойным быть равным небесным ангелам.
  
  
  
   Знахарь замолчал, глядя в пустоту перед собой. Хотя он видимо видел в этой пустоте нечто происходившее очень давно и бывшее ему дорогим. Прошло, наверное, минут пять, прежде чем Сет осмелился нарушить тишину, опустившуюся на комнату и прерываемую только тихим потрескиванием дров в камине.
  -- И что случилось потом? Судя по тому, что ты здесь вы победили.
  -- Мы проиграли. Каин стал Хозяином, задолго до того как мы появились, иначе у него бы просто не хватило сил на наше создание. Он был не только умелым бойцом, но и обладателем навыков магии крови, Доступной любому достигшему статуса Хозяина но, к сожалению, миновавшему нас, апостолов. Я думаю, Каин каким-то образом затормаживал наше развитие, преследуя свои давно задуманные цели.
  -- Он оставил тебя в живых в награду за то, что ты не напал на него?
  -- Нет, скорее в наказание. Он не умертвил никого из тринадцати. Он был настолько силен, что смог победить и при этом оставить нас в живых. Мы были просто детьми по сравнению с гигантом. Я, конечно, не видел самой схватки, но по тому насколько быстро она окончилась, могу судить, что ему не стоило бы больших усилий даже вырезать всех Перворожденных в замке Луг в одиночку. Единственное, почему он этого не сделал, было то, что таков был план.
  -- Так он вас отпустил.
  -- Ты был невнимателен, Каин не настолько великодушен. Он выбрал для нас наказание хуже, чем смерть. Наложил на меня заклятие, после которого моя кожа приобрела этот неестественный для вампира зеленоватый оттенок, а волосы рассыпались в прах. Я остаюсь таким же слабым как в день перерождения, сколько бы не пытался копить силы. Моим братьям досталась доля не лучше, они лежат в тех саркофагах, из которых вышли при перерождении, находясь в неестественном полусне. Лишенные возможности умереть или хотя бы уснуть и неспособные выбраться наружу. По сравнению с их участью мне просто повезло.
  -- Ты не пытался им помочь?
  -- За те тысячелетия многократных попыток исцелиться, я понял, что не могу помочь даже себе. Я заперт в своём проклятии. Да и не каждый вампир способен пройти врата, закрывающие Зал Призыва.
  -- Кажется, я начинаю догадываться, о чём ты хочешь попросить меня за свою помощь.
  -- Честно говоря, совершенно не собирался рассказывать тебе эту историю так скоро.
  -- Да, думаю, до того момента пока я окажусь достаточно силен, чтобы сразиться с Каином пройдёт не один день, но я рад, что ты оказал мне доверие сразу. Я...
  -- Сразиться с Каином?
   Знахарь разразился таким заливистым смехом, что кресло под ним чудом не затряслось вместе с телом владельца. Сету даже показалось, что оно таки немного сместилось это кресло, хотя весить должно было порядочно.
  -- Сразиться... Да ты с ума сошел друг мой. Да я бы и не стал просить о таком, даже если бы в этом была необходимость, это же самоубийство.
  -- То есть, необходимости нет? Он разве не охраняет больше свой зал?
  -- Ох, прости, я не рассказал конец истории. И ты сделал неправильные выводы. Уложив апостолов в саркофаги... Ума не приложу, почему он не провёл ритуал над нами насильно? Видимо для этого нужно согласие жертв, а может ещё что-то мне неизвестное, но он провёл обряд, выбрав тринадцать первых подвернувшихся вампиров из оставшейся армии. Не удивлюсь, если даже добровольцы нашлись. Естественно такая замена не могла быть адекватной, но подходящее время для ритуала выпадает раз в год, а воспитание новых апостолов и подавно долгий процесс. Поэтому Каин выбрал парней покрепче среди оставшихся и попытался довольствоваться малым. Не знаю, как всё прошло, но визуальных изменений я в нём не заметил, когда он вышвыривал меня через арку ворот. Никогда до этого я не замечал, что в зале есть какие либо двери кроме тех, в которые мы входили, но... Я вывалился в незнакомую пещеру, вход позади, захлопнулся. Немного пошатавшись по тоннелям, мне удалось выйти наружу. Как мне удалось не наткнуться после на отряды рыскающих повсюду Серафимов, сам не знаю, видимо повезло. Я брёл около недели, не разбирая дороги, пока не осел в каком-то селении, люди которого стали считать меня старым свихнувшимся шаманом. Всё-таки кое-что могу по мелочи - излечить недуг, принять роды. Времена, нравы и империи менялись, я искал средство исцеления и оставался на месте, чтобы не потерять места заключения своих братьев, ландшафт, знаешь ли, за эти годы порядком изменился. И вот я тут, разговариваю с тобой и нахожусь до сих пор в начале намеченного пути. Хотя благодаря твоему появлению теперь, по крайней мере, есть надежда.
  -- Чего-то я не возьму в толк...
  -- Если дослушаешь, возьмешь.
  -- Прости.
  -- Ничего. Так вот. Некоторое время Каин ещё проявлял активность в этих землях, а затем резко исчез. Это случилось буквально через год после моего изгнания, после очередного дня зимнего солнцестояния. Не знаю, может, он решил заменить качество жертв ритуала - количеством и двух обрядов хватило, может быть были другие причины. Он исчез, а я ждал его появления, но недолго - лет сто пятьдесят. Затем осмелел и сделал вылазку к замку. Замка конечно уже не существовало, даже руины стёрлись временем, но подземелья остались и арка ворот тоже. Мне удалось их открыть, однако входить в них я опасаюсь. Поскольку ни один из посланных мной внутрь разведчиков назад не вернулся, а их за эти тысячелетия было ой-ой-ой как много. Последний раз даже японский робот.
  -- Боже мой! Сколько тебе лет?
  -- Честно говоря, я сбился на второй тысяче, но по развитию я всё тот же свежеподнятый Свободный.
  -- Погоди-ка - Сета вдруг осенила догадка - так ты хочешь использовать меня как очередного разведчика? А если Каин всё ещё там и именно поэтому никто не вернулся? Сомнительное предприятие...
  -- Он всё ещё там и за это время ни разу не дал о себе знать? Чушь! Я думаю, ему не удалось проведение второго обряда, и он погиб, только этим можно объяснить его внезапное исчезновение. Дикая глупость несколько тысячелетий сидеть в катакомбах, для существа с такими амбициями как у него.
  -- Ну ладно, но тогда может после неправильного проведения обряда там царит что-то похуже, чем Каин? Раскалённая магма, серное озеро, Содом и Гоморра какая-нибудь. Да мало ли... - Сет поежился, когда представил, как он открывает ворота, а на него летит струя раскалённого пламени, а затем вдруг осознал нестыковку в рассказе Знахаря. - Постой. Ты говорил, что открыл ворота, а они ведь находятся прямо в Зале Призыва, я так понимаю?
  -- Совершенно верно. - Истлевшие губы вампира соорудили подобие доброжелательной улыбки.
  -- Какого же тогда просто не заглянуть во внутрь?
  -- Правильное наблюдение мой дорогой будущий лорд-правитель - подобие улыбки стало шире - Так и нужно мыслить. Я всё ждал, когда ты спросишь. Тут признаюсь, есть небольшая загвоздка. В дверном проёме клубиться непроглядная тьма наподобие той - что раньше окутывала потолок зала.
  -- Так может эта тьма и убивает всё живое и неживое тоже, раз даже робот не вернулся.
  -- А вот и нет. В один из дней я, было, чуть не решился сам исследовать зал, глупость с моей стороны, но иногда даже самая глубокая чаша терпения может переполниться - надоело жить в неизвестности. Здравый смысл вернулся ко мне вовремя, но я успел по локоть погрузить руки в этот чёрный туман как видишь ничего не случилось. Нет, я думаю, сама эта тьма безопасна, угрозу видимо представляет то, что она скрывает. И... - Знахарь немного повысил голос, когда заметил, что Сет собирается что-то возразить - Я не говорил, что робот не вернулся.
   Сет даже подпрыгнул от возмущения. Ну что за раздражающая манера утаивать важные сведения, а затем делать из собеседника дурака. Он уже хотел начать обличительную тираду, но Знахарь не дал ему этого сделать, продолжив говорить.
  -- Вижу, вижу твою реакцию, но поверь, ничего важного он из этого путешествия не вынес. Робот, эдакий маленький жук на гусеницах, имел очень простую программу: въехать вовнутрь и сразу же выехать назад. Естественно к нему прикреплена камера. В течение пяти секунд, что она работала в зале, ничего кроме помех эта камера не зафиксировала, а затем и вовсе сломалась. Я перебрал несколько вариантов аппаратуры, даже простой плёночный фотоаппарат и прибор - собирающий пробы воздуха. Робот курсирует туда и обратно достаточно часто, иногда я запускаю его чтобы просто понаблюдать саму процедуру (от скуки, в общем) и одно я знаю точно: зал сохранился. Он не засыпан и в нём нет ничего опасного. Робот протаскивал привязанную к нему веревку, по крайней мере, метров на десять во внутрь, прежде чем встречал препятствие, я думаю это одна из колонн находящихся в зале, и беспрепятственно возвращался обратно. Крыса в прицепленной к роботу клетке совершенно не пострадала. Уйму времени ломаю голову, почему не вернулся ни один человек или полукровка. Поскольку пропадают только существа наделённые интеллектом я подумал, что возможно нужен кто-то в чих жилах течёт что-то погуще обычной крови. Например, один из вампиров Хозяев, Каин же проходил.
  -- А может достаточно и свободного? Ты ведь однажды тоже прошел.
  -- Разумное замечание именно эта мысль чуть было не подтолкнула меня попробовать самому. Я упоминал этот случай. Однако при здравом размышлении я припомнил одну деталь, Каин проклял меня, после того как мы вышли. Сам понимаешь, на какие выводы это наталкивает.
  -- Тогда почему бы не попросить одного из свободных...
  -- Ну, нет! В моём теперешнем состоянии я не смогу контролировать такого порученца, а это чревато как минимум разглашением тайны, а то и попахивает вмешательством Тихого Совета. Такое внимание мне не к чему.
  -- А меня контролировать, значит, ты сможешь?
  -- А тебе самому не нужно такое внимание. Значит и мой контроль тоже не нужен. Здесь мы с тобой обоюдно заинтересованы.
  -- Угу. Единственное различие только в том, что я совершенно не заинтересован, вообще проникать в этот ваш Зал Призыва. На кой ляд мне это? Кроме конечно информации, которую ты можешь мне предоставить.
  -- А я и не прошу тебя туда проникать. Я рассказал тебе эту историю, чтобы с чего-то начать наше партнёрство. В надежде, что ты оценишь доверие, которое я тебе оказываю своим рассказом. Теперь не только я могу сдать тебя Тихому Совету, но и ты меня. Совет считает меня обычным Свободным, иначе давно бы прибрал к рукам моих братьев и меня. Мы в равных положениях. Это подтверждает мою добрую волю и показывает желание сотрудничать, а не использовать.
  -- О! Ну это...
  -- Надеюсь что так называемое тобой "это" - станет началом нашей дружбы.
  -- Мда... Я тоже, тем более что если, как говориться, хоть половина из того, что ты рассказал, правда...
  -- Ты сомневаешься в моих словах?
  -- Нет. Просто твой рассказ всё так переворачивает с ног на голову, всю историю человечества, а это несколько шокирует.
  -- Ну не настолько чтобы вся знаемая тобой история была неправдивой, просто взгляд с другой стороны не более. Да кстати солнце уже село не желаешь прогуляться? Тут не далеко.
   Закат действительно давно догорел и на небе во всю сияли звёзды. Пожалуй, только в деревенской местности, в отсутствие неоновых огней города, можно увидеть столько звёзд.
   В комнате с камином оказалась потайная дверь, прикрытая ковром. Знахарь поднял его, и они вышли в коридорчик, который в свою очередь заканчивался гаражом. Старик негромко вскрикнул и тот час из бокового прохода выскочил парень лет тридцати одетый в приличный костюм, ещё бы фуражку и галстук получился бы вылитый водитель английских лордов.
  -- Заводи свой тарантас Рад, проедемся к фабрике.
   Говоря это Знахарь уже открывал дверцу видавшего виды Опеля и махнул Сету рукой, приглашая внутрь. Автомобиль завёлся с пол оборота, и тихо урча, мягко тронулся. Ехал Рад потихоньку, даже несколько осторожничая. Всё же старые подружки бабули как всегда болтают лишнее, мол, гоняют цыгане по ночам на своей чёрной машине как угорелые спасу нет. Сет про себя улыбнулся. Старым деревенским сплетницам только дай открыть рот.
  -- Вот езжу на этой развалюхе, а ведь у меня в городской резиденции лимузин - Знахарь откинулся на спинку сиденья и, говоря, смотрел в боковое окно - но привык, знаешь ли, за эти годы к осторожности. Не гоже тут на лимузине ездить, да и дороги тут для него не очень.
   Автомобиль не разгонялся более шестидесяти километров в час, а уже через пятнадцать минут они были на месте. Небольшое серое, двухэтажное здание встретило их светящимися окнами.
  -- Пришлось тут для отвода глаз кирпичный заводик построить - улыбнулся Знахарь - однако оказалось что глина в здешнем карьере действительно хороша, кирпичи качественные выходят. Опять же и местные жители довольны и привози к катакомбам хоть фурами что угодно, а подозрений не вызовешь. Нам сюда.
   Он указал рукой в обход основного строения. Там прижимаясь к небольшому взгорку, находилось ещё одно строение, вернее даже не прижималось, а вросло в него. Задней стены не было видно, поскольку здание казалось, было засыпано возвышающимся над ним холмом. На крыльце вывеска гордо гласила: "Администрация". Внутри действительно всё выглядело как в офисе небольшой фирмы. Кабинеты с надписями: Директор, бухгалтер и прочие атрибуты административных зданий.
   Они вошли в серую, невзрачную дверь с рисунком швабры и ведра на облупившейся поверхности и, пройдя вниз один пролёт лестницы, оказались в невысоком зале без окон. Вдоль стен стояли стеллажи с инструментами и прочей ерундой сопутствующей автомастерским. Три человека в синих робах что-то негромко обсуждали, склонившись над чем-то лежащим на столе в углу. Завидев гостей, они поприветствовали зашедших кивками голов и вновь вернулись к своим делам. Знахарь увлёк Сета к дальней стене помещения, где в углублении был встроен подъёмник, достаточно большой для перевозки легкового автомобиля. Вниз он двинулся со скрипом и клацаньем, хотя двигался плавно. Внизу их встретил ещё один зал с шершавыми стенами явно естественного происхождения, скорее он напоминал небольшой грот. Единственная вещь явно сделанная руками мыслящего существа, кроме конечно доставившего их сюда подъёмника, была арка полукруглой формы, вырубленная в стене. Панели её, покрытые причудливыми знаками, слабо мерцали зеленоватым светом, а в проходе, который она открывала, плавала чёрная, непроглядная мгла, клубясь, будто дым от горящей автомобильной покрышки.
  -- Ну, вот собственно мы и на месте - нарушил вампир, царящую в зале, гнетущую тишину.
   Перед аркой, словно брошенная игрушка стоял миниатюрный гусеничный танк, только без башенной надстройки. Выглядывающие из-под кожуха шестерни и пружины в корне убивали мысль, о какой либо электронике могущей присутствовать в его чреве. Сет подошел ближе и рассмотрел ручку, приделанную сбоку, явно служащую для завода пружины. Как в детских игрушках.
  -- Ты же говорил японский робот - недоуменно повернулся он к Знахарю.
  -- Не надо думать, что я лгун - склоняясь над роботом, старик с явным усилием, игрушка видимо весила немало, перевернул его на бок - Вот взгляни.
   На днище, ближе к левой гусенице красовалась надпись: "Made in Japan". Ручка на боковой поверхности действительно служила для завода робота. Смешно конечно называть роботом самоходную игрушку, могущую двигаться только вперёд или назад. На задней панели маленького вездехода было несколько рычагов, посредством которых выставлялась дальность его движения вперёд, затем срабатывал механизм, и гусеницы крутились в обратную сторону. В движение его приводила пружина, которую естественно каждый раз нужно было заводить заново.
  -- Никакая электроника там не работает - говорил Знахарь - всё приходит в негодность, только прикоснувшись к чёрному туману. Пришлось изготовить, на заказ, этот анахронизм. Мороки конечно с ним много, но работает исправно.
  -- А ты говорил, прибор для пробы воздуха запускал.
  -- Верно, насос на такой же пружине и с резиновым мешком. Вездеход проехал внутрь насос закачал воздух в мешочек, а уже тут мы этот воздух проверяли на примеси ядовитых газов. Просто и безотказно.
   Они вернулись в цыганский особняк задолго до наступления рассвета. Попусту рисковать Знахарь не любил. Хотя его автомобиль и был оснащён специальными стеклами, не пропускающими ультрафиолет, ездить на нём днём вампир никогда не удосуживался. Совершая свои вылазки только с наступлением темноты. Лучше перестраховаться.
  -- Теперь Сет хотелось бы обсудить наши дальнейшие действия.
  -- Какие действия?
  -- Ты же не собираешься и дальше влачить своё жалкое людское существование, имея, таких друзей как я?
  -- Ну не знаю, а какое по твоему я должен влачить?
  -- В общем так. Для начала уволься с работы, продай квартиру. Отъезд твой не должен быть внезапным. Исчезни медленно. Распусти слух среди знакомых, что нашел местечко получше. Прописаться тебе будет лучше у своей бабули - не стоит нарушать паспортный режим. В ближайшие лет сорок твои документы могут нам пригодиться. Квартиру тоже продавай с умом, деньги конечно не большие, но ненужных подозрений вызывать не стоит.
  -- И чем же я буду заниматься? Торчать в твоей пещере?
  -- Нет, Учиться. Учиться всему, что должен знать, тот в кого в ближайшие века я собираюсь тебя превратить, похититель душ.
  
   В тот же день, лёжа в кровати, Сет размышлял. Он не спал уже трое суток. Видимо организму, перестроившемуся на новый лад, сон не нужен. Знахарю, он ничего не обещал, кроме разве что подумать. Но то, что они узнали друг о друге, вроде как, уже обязывало его принять предложение стать учеником вампира. В любом случае, возврата к старой жизни уже не будет. Существовать в одиночку, по крупицам собирая информацию о себе самом, и знать, что есть существо способное всё досконально разъяснить, глупо. Это понятно. Но и бросаться в объятия первого встречного, глупость не меньшая. Пусть даже его история и внушает доверие. Настолько насколько вообще может внушать доверие старая легенда. С другой стороны в душе уже зрело предчувствие великих событий, могущих случиться, согласись он на ученичество. Это как попасть в сказку. Разве не об этом мечтает каждый мальчишка, отходя ко сну? Стать частью, чего-то тайного и великого. Сет ещё долго придумывал плюсы и минусы двух вариантов выбора, но в глубине души знал, что сделал выбор ещё там, в доме Знахаря.
  
  
  -- Глава 11
  
   За окном смеркалось. В квартире было достаточно душно, и открытая форточка помогала мало из-за полного штиля на улице. Наполовину выпитая четвёртая чашка кофе успела остыть. Заняться практически нечем. Скукота. Телевизор, компьютер и кое-что из мебели Сет уже успел продать, а вот с квартирой не заладилось. Несколько покупателей приходили, но одних не устраивал район, других дом старой постройки. Цена вроде всех устраивала, но ответ был один и тот же: "Мы подумаем и вам перезвоним". В общем, делать было совершенно нечего и как назло в холодильнике закончилось практически всё, даже остывший кофе был последним.
  -- А не пройтись ли нам по магазинам - спросил Сет у своего отражения в окне кухни.
   Знахарь пояснил ему, что есть обычную пищу теперь необязательно, вампирам это вообще противопоказано, а ему - потомку ангелов небесных - в общем-то, можно. Только пользы от этого дела мало, лучше использовать естественный рацион - живых людей. Убивать их при этом не обязательно, после процедуры впитывания духа помнить жертвы ничего из последних часов жизни не будут. В общем, особо заморачиваться не стоит. Нашел тихое безлюдное место, высмотрел одинокого прохожего, стукнул по куполу для острастки и пользуйся. Через пару часов человек приходит в себя, глядь: лежит посреди улицы, ну упал, ну потерял сознание, очнулся всё на месте, ничего не пропало, с кем не бывает. А ещё лучше использовать для этого дела пьяниц, не очень приятно конечно, но возни меньше. На возражения типа: "Я стесняюсь" и "Мне их жалко всех" Знахарь строго сказал, что жалеть и стесняться можно сколько угодно, а делать это всё равно рано или поздно придётся.
  -- Такова твоя природа и лучше, если ты осознаешь это сразу, чем будешь забивать голову заумными плаксивыми отговорками. Я бы предложил потренироваться на ком-то из табора, но не хочу создавать у тебя обманчивую иллюзию лёгкости таких действий. Дай человеку рыбу, и он будет сыт один день - научи человека ловить рыбу и он будет сыт всегда. Считай это своим первым уроком.
   Лучшего места для засады, чем славно известный городской парк искать даже не стоило. Единственный минус близко от дома. С одной стороны, конечно, это хорошо, но вот с другой: вдруг увидит кто, а этот "кто" может оказаться соседом по лестничной клетке. Если сразу в милицию не позвонит, так начнёт слухи распространять. В другом районе меньше шансов быть замеченным кем-нибудь знакомым, а соответственно и быть опознанным в последствии. Хотя, скорее всего за один раз (а потом всё равно ведь переезжать), ничего страшного не случиться.
   Подбадривая себя такими рассуждениями, Сет слонялся по парку часа два и уже совсем отчаялся найти подходящую мишень. Ну не очень популярна эта местность для ночных прогулок в одиночку, даже парочки здесь предпочитают не появляться после захода солнца. Единственные прохожие встреченные им за это время - группа подвыпивших рабочих возвращающихся с производства, была слишком многочисленна (восемь человек) для тихой "трапезы", к тому же третьим с права в первом ряду идущих, был сосед по лестничной клетке. Вот уж действительно недобрый знак.
   Уже совсем было, собравшись возвращаться домой не соло нахлебавши, Сет наконец-то набрёл на долгожданную цель. Правда жертв было две и подошли они сами, но не возвращаться же, в самом деле, с пустыми руками. Да ребята и сами уходить явно не собирались а, подойдя ближе, разделились и обошли его с двух сторон, беря в клешни. По тому, как слаженно они действовали, Сет понял что, скорее всего это грабители. Ничего выдающегося парни собой не представляли: среднего роста и комплекции. На спортсменов похожи мало. Таких раскидать пара пустяков. Когда ближайший оказался рядом и резко дёрнулся, Сет сосредоточился и усилием воли ускорил реакции организма.
   Вылезать из-под одеяла совершенно не хотелось, но оно сбилось в комок и его не хватало, чтобы укрыть правую ногу. Нога порядком замёрзла. Было конечно не очень холодно, на дворе почти лето, да и форточки закрыты, но достаточно неуютно. Тем более что бедро было совершенно мокрое. Сет попытался разлепить веки. Со сна в мозгу слегка шумело. Он потряс головой, чтобы разогнать дремоту и левый глаз таки открылся, предлагая для обозрения ногу в брюках и туфле лежащую на тротуаре городского парка. Под правым боком плескалась неглубокая лужа, именно она вызывала неприятное чувство, что нога у бедра мокрая.
  -- Какого чёрта!?
   Сет уставился на запястье, где до недавнего времени были часы. Пошарил по карманам. Пропали мобильный телефон и кошелек, набитый деньгами, которые дал ему Знахарь:
  -- Это на первое время. Да не нужно делать такие глаза. Мы партнёры - Всё моё твоё. Тем более что когда ты войдешь в силу то сможешь снять с меня проклятье, а это намного дороже любых ценностей. Считай что я плачу тебе за лечение.
   Знал бы он, куда пошли эти деньги. Правый глаз всё отказывался открываться и Сет, ощупав его, обнаружил огромную гематому. После того как он понял, что случилось, сразу же заболела голова и рёбра (видимо ещё били, пока лежал без сознания). Незадачливый похититель душ кисло улыбнулся уголком рта. Поохотился, называется. Хорошо хоть ничего не сломано вроде. Остальное легко лечиться. Он попытался сосредоточиться и убрать опухоль на лице. В голове зашумело и будто трещиной, по черепу расползлась острая боль. Понятное дело, больше пробовать исцелиться не стоило. Сет медленно поднялся и поплёлся назад к дому, слава Богу, ключи от квартиры валялись рядом всё в той же луже. Грабителям незнающим его адреса они естественно не к чему. Он был так уверен в своих силах, что произошедшее ограбление, получившееся у его возможных жертв так легко, было шоком. Он в одиночку уложивший бригаду бандитов и разобравшийся с целым табором цыган был банально и быстро уложен двумя мелкими грабителями, позор. Вот Знахарь повеселиться, узнав эту историю. Идти было неприятно, кружилась голова, а до дома ведь ещё так далеко: целых пять минут ходьбы - жуть.
   Боль молотом стучавшая теперь уже в висках успокоилась только к утру. Идею заявить в милицию Сет отбросил сразу. Не хотелось привлекать ненужного внимания. Только после принятия холодного душа в голове прояснилось настолько, что стало возможным усилием воли снизить опухоль вокруг правого глаза. Синюшный оттенок кожи, правда, остался, но не настолько заметный, чтобы трудиться, сосредотачивая внимание на исцелении, когда в ушах всё ещё стоял гул, да и силы от таких действий быстро таяли - как будто бежишь стометровку на ускорение.
  
   По плану на сегодня было посещение знакомого криминалиста Паши. Только он знал часть истории Сета и мог непродуманным поведением вмешаться в "тихое исчезновение" подняв ненужный шум или вообще начав своё расследование. Любопытство сильная вещь, а его Паше было не занимать. Сет долго обдумывал стратегию поведения относительно старого приятеля. Что стоит ему говорить, а что нет. В конце концов, не придя ни к какому выводу, решил, что определиться на месте и вызвал такси. Благо, что он сообразил не таскать все деньги с собой, и большая их часть благополучно сохранилась, а значит, он мог позволить себе не трястись в троллейбусе. По дороге купил бутылку коньяка - не то пойло, что они пили в прошлый раз: пакетик чая на бутылку самогона, а настоящего дорогого коньяка.
   Что же всё-таки делать с Пашей? Рассказать ему всё? Либо, не поверит, и будет считать умалишенным, либо поверит и это в корне перевернёт его жизнь. Можно конечно придумать какую-нибудь историю из разряда: "всего теперь боюсь и уезжаю в деревню, чтоб никто не нашел" или "всё прошло и я теперь как все", но сомнительно, что криминалист на такое купится. Он всё-таки, какой никакой, а мент, да и логики, как и ума, ему не занимать. Всё поймет и, конечно же, полезет в бутылку - призывая во всём сознаться, а то и примется тайно шпионить, выискивая правду. Это превратит старого приятеля, если не во врага так в ненужного свидетеля, а зачем оно надо? Стоп. А пусть лучше он будет всезнающим союзником. Мало ли что на уме у Знахаря. Стелет то он конечно мягко да вот не положит ли жестко? Решено: Знахарю о Паше ни слова, а криминалисту рассказать всё как есть, пусть сам решает, что ему делать. Если начнёт на каждом углу кричать: "Помогите вурдалаки окружают!" дальше психлечебницы всё равно не добежит, примет всё спокойно и серьёзно (что, скорее всего и произойдёт) окажется достойным помощником и соратником с возможностью в будущем стать бессмертным. Что со счетов тоже сбрасывать не стоит, такая гипотетическая возможность окрылит кого угодно.
  
  
   Сказать, что Павел был сильно удивлён, было бы преувеличением. Да конечно его брови в некоторые моменты пока Сет рассказывал, доползали почти до середины лба, но никаких других признаков сильных переживаний не наблюдалось. Он был сосредоточен, а вопросов не задавал вообще, предпочитая просто молча слушать. Лишь когда повествование было окончено, а раскупоренная бутылка коньяка и наполненные рюмки так и остались нетронутыми, он залпом выпил свою порцию, включил вентилятор вытяжки установленный над печкой его домашней кухни и закурил, выдыхая дым в вентиляцию. После третьей затяжки снизойдя до вопроса:
  -- Ты ему веришь?
  -- В смысле в эту историю или вообще?
  -- Вообще.
  -- Не знаю. Пока его поведение никаких подозрений не вызывало.
  -- Это пока. Представь себе человека живущего достаточно долго, чтобы все его родственники умерли, и даже память о них стёрлась. Достаточно долго чтобы понять, что ничто под луной не вечно и обременённого только одной заботой: жить ещё дольше и лакать кровь вёдрами. Все рамки ограничивающие смертного индивида, ну там: честь, совесть, мораль - стираются, и остаётся только инстинкт самосохранения. Такой может выкинуть какой угодно фортель. Тем паче, что раз он не помнит своего существования до превращения, если таковое существование вообще было, это подразумевает полную чуждость человеческим чувствам и эмоциям. Что думаешь делать?
  -- Да пока ничего особенного: держать глаза и уши открытыми, а вот рот открывать поменьше.
  -- Самая лучшая стратегия я полагаю. Хотел тебе именно её и посоветовать, но раз ты сам додумался, то мог бы ещё и догадаться, что давно уже пора наливать по второй. - Паша лучезарно улыбнулся и прокашлялся. - В горле что-то пересохло. Кстати что ты ему рассказал обо мне и что думаешь говорить теперь?
  -- О тебе я не упоминал. - Сет немного помедлил, наливая коньяк. - И впредь тоже собираюсь помалкивать. Может, ты мне пригодишься как секретный козырь.
  -- Эт правильно, что не упоминал, а на счёт козыря посмотрим. Сам понимаешь не такие мы с тобой большие друзья, чтоб я за тебя и в огонь и в воду, но посильную помощь окажу. Если что нужно не стесняйся. Мне конечно чужие проблемы не к чему, своих хватает, но жуть как любопытно, что дальше будет.
  -- А не страшно?
  -- Бояться глупо. Ну, оказывается, мир полон вампиров, делов то, жили же до этого. Значит, и ещё поживем, если вести себя будем правильно. Поэтому номер мой из телефона сотри, выучи наизусть и сотри. Если надо будет встретиться, отправляй сообщение любого содержания. С точкой, если нужно срочно - значит в течение часа на вокзале у шестой платформы или с запятой - значит в ближайший четверг у меня на работе. Я для тебя открою спецпропуск на все четверги, так что с документом, удостоверяющим личность, приезжай.
  -- Гляжу ты опытный подпольщик.
  -- Опытный, не опытный. - Паша тщательно размазал остаток сигареты о пепельницу. - Может эта фигня нам и не пригодиться никогда, но подстраховаться не помешает. Я тут такого от следователей наслушался, жуть берёт. Лучше глупо и бесполезно играть в Штирлица, чем оказаться в тёмной подворотне с развороченным горлом.
  -- Согласен. - Сказал Сет, поднимая бутылку.
   Домой он отправился, когда стемнело и изрядно на подпитии. Немного подремал
   в такси в надежде что полегчает, однако не полегчало. Настроение осталось боевым - хотелось вернуться в парк и поискать тех двух уродов, завладевших его телефоном. Однако для начала решил всё-таки зайти домой выпить кофе и переодеться. Как часто бывает, человек разгоряченный алкоголем считает, что море ему по колено, а горы по плечо и совершенно не замечает что у него под ногами. На этот раз это был порог дверей подъезда. Споткнувшись, Сет неудачно попытался удержать равновесие и упал на четвереньки. Буквально на расстоянии вытянутой руки и его лица обнаружилась морда соседского ротвейлера.
   Надо сказать, собака была известна на весь квартал, соседи не однократно жаловались участковому, что её отпускают гулять без намордника, а иногда и без присмотра. Однако кроме сурового: "Разберёмся" от милиционера так ничего и не дождались. Оно и понятно когда хозяин собаки твой толи кум, толи сват. Вот и разгуливала эта злобная тварь, где заблагорассудиться и частенько в тёмное время суток. Телесных повреждений правда никому не причиняла, но пугала изрядно.
   Сет попытался подняться на ноги, но ротвейлер вдруг оскалился и угрожающе зарычал, подобрав задние лапы для прыжка. Он конечно и раньше порыкивал на прохожих, но скорее так - для проформы.сейчас же, шерсть на загривке стояла дыбом, а торчащие клыки и капающая из пасти слюна оставляли мало надежды, что собачка решила просто поиграть. Когда пёс прыгнул Сет, машинально выкинул руки, перед собой пытаясь защититься. По счастливой случайности ему удалось ухватиться за ошейник и челюсти с лязгом сомкнулись буквально в сантиметре от его носа. Ротвейлер попробовал вырваться для нового захода и замотал головой из стороны в сторону. Пальцы жнеца стали соскальзывать с ошейника. Времени на раздумья совершенно не оставалось, а пресловутое ускорение никак не желало включаться и тогда Сет из последних сил подтянул собачью морду поближе к себе и вдохнул, пытаясь проделать то же что и с одним из бандитов в подворотне. Буквально в ту же секунду пальцы соскользнули, но зеленоватое свечение уже разлилось перед его лицом. Пёс обмяк и, поскулив, завалился набок. Светящийся зеленоватый туман вышедший из его пасти благополучно исчез в глазах похитителя душ. Опьянение резко отпустило. Сет всё ещё чувствовал усталость и небольшие признаки похмелья, а вот идея прогулки в парк сразу же показалась совершенно глупой. Значит, трезвею, а это хорошо - подумалось ему.
  
  -- Клиент на квартиру нашелся на следующий день. Цену, правда, пришлось немного сбавить, зато оформление он взял на себя. Это заняло ещё два дня. Теперь я совершенно свободен от движимого и недвижимого имущества и прописан у бабули. Наплёл ей разной чуши про новую работу. Так что лучше, если меня односельчане видеть не будут. Я как бы уехал, не очень далеко, но надолго. Обещал навещать чаще. Деньги отдал ей. Это ничего?
  -- Что прости? - Знахарь, вроде бы внимательно слушая, умудрялся одновременно еще, и витать в облаках.
  -- Ну что я деньги...
  -- На это счёт можешь никогда не волноваться, деньги для меня значения не имеют. Да и вообще ты зря переживаешь. Я был сильно удивлён твоим умением так легко переходить в состояние ускоренных реакций. Тебе удалось вызвать его дважды за один день и потом ещё раз тут при битве с табором - Знахарь лукаво улыбнулся - Одно это говорит о твоей неординарности. Такое состояние даже Каину не всегда давалось легко. Для этого нужны определённые психофизические навыки и подготовка, а ты так с бухты-барахты хочешь, чтобы всё время получалось. Так не бывает. Я думаю, легкость, с которой это удавалось тебе ранее, обусловлена стрессом при перерождении. Стресс прошел, организм восстановился и теперь нужны более мощные усилия. Со временем ты научишься этому. Что касается исцеления здесь тоже не всё так просто. О собаке вообще забудь. Многие молодые вампиры начинают с животных. Здесь ничего зазорного нет. Единственное что меня беспокоит это твоя, внезапно открывшаяся, беззащитность. Вот с ней мы начнём бороться в первую очередь. Пойдём.
   Они вышли из комнаты в коридор и спустились по лестнице в подвал. Затем вампир подошел к дальней стене толкнул один из кирпичей, которыми она была выложена, и открылся небольшой проход. Оба чудесно могли бы ориентироваться и в полной темноте, но Знахарь клацнул выключателем и комнату за проходом заполнил свет. Это было достаточно просторное помещение. Вдоль стен стояли металлические шкафы, а в центре манекен с вытянутой вперёд рукой сжимающей деревянное подобие меча.
  -- Вот собственно мы и на месте. Посмотри в шкафах, может что-нибудь понравиться.
   Сет стал по очереди открывать дверцы. За каждой были стеллажи с разным оружием от помпового дробовика до револьвера. В последнем шкафу были красиво уложены на подставках разнообразные мечи и сабли. Знахарь между тем начал преподавательским тоном:
  -- Убить кого-либо, не используя для этого определённые спецсредства достаточно трудно, а уж вампира так практически невозможно. Лучший способ - это разрушить мозг, именно этот орган восстанавливается хуже всего. Поэтому стрелять нужно всегда в голову. Попадания в другие части тела лишь на время задержат противника. Не хочу сказать, что сражаться придётся именно с вампирами, но если ты научишься убивать нас, то уж других существ опасаться тебе не стоит.
  -- А если пользоваться серебряными пулями?
  -- Это конечно существенно повысит убойную силу, но не жди, что любая нежить рассыпается в прах только от соприкосновения с серебром - это чушь. Замечание, однако, правильное и пули лучше действительно иметь серебряные. Данный металл обладает свойством наносить нам ожоги и если он остаётся в ране никакие усилия не излечат её, не говоря уже о том, что это чертовски болезненно. Я разработал специальные пули, имеющие мягкий легко ломающийся сердечник, покрытый серебряной рубашкой. Такие при попадании разлетаются в теле мелкими осколками. К сожалению, они практически бессильны против бронежилета, поэтому повторяю - стрелять нужно в голову. Вообще же куда результативнее дробовик или автоматическое оружие, а в идеале огнемёт. Однако все перечисленные мной виды оружия имеют ряд недостатков. Главным образом это неточность, чем мощнее агрегат - тем больше вероятность зацепить своих и ограниченнее боезапас. Также они запрещены к хранению и тем паче к ношению. Да и таскать с собою огнемёт занятие не из приятных. Другое дело холодное оружие.
   Знахарь шагал вдоль зала от стены к стене и смотрел себе под ноги, по мере рассказа кивая головой. Ни дать ни взять учитель географии в интернатской школе. Даже голос с назидательными нотками. При последних словах он остановился у дальнего шкафа и почти любовно, оглядев его содержимое, достал длинный самурайский меч.
  -- Катана. Тебе он может быть известен как меч самураев. Заточен с одной стороны, но благодаря легкому изгибу лезвия им одинаково удобно и колоть, и рубить, и резать, а благодаря удлинённой рукояти можно эффективнее использовать обратный хват меча. Кстати это также позволяет активнее и маневреннее действовать им при двойном хвате. Классический клинок руби-тяни, правой рукой направляешь рубящий удар, а левой тянешь меч на себя. Получается рубить и резать одновременно. Имея достаточный навык таким способом можно рассечь даже средневековые рыцарские доспехи. Да будет тебе известно, что изобретён он отнюдь не японцами, как принято думать. Первый такой клинок придумал и выковал мой брат Мечник. Сделал он это специально для меня, поскольку я всегда был достаточно нерасторопен в бою. Это потом уже к кому-то из японцев попали эскизы. Хотя это отдельная история.
  -- Мечник?
  -- Я говорил, что Каин дал нам имена, соответствующие занятиям или умениям каждого. Брат Мечник был отличным фехтовальщиком и талантливым кузнецом. Как-нибудь потом я расскажу тебе о каждом из апостолов.
   Знахарь прокашлялся и сделал несколько финтов мечом. Со стороны выглядело просто, быстро, но грациозно и красиво.
  -- Так вот... Боезапас естественно безграничен, точность поражения близка к стопроцентной, никаких осечек или непредвиденных неисправностей. Единственный недостаток любого холодного оружия - малый радиус действия, искупается он полной уверенностью в смерти цели, обусловленной наличием отсеченной головы или расчленённого тела. Ещё его можно преспокойно возить в багажнике или повесить на стену при этом не вступать в противоречия с законом. Жаль ношение запрещено. Ты, конечно, можешь выбрать любой понравившейся тебе клинок, но советую остановиться на катане, поскольку именно этим мечом я владею лучше всего а, следовательно, смогу обучить тебя более полно.
  -- Ну, катана, так катана. Мне такие тоже всегда нравились, как в фильмах у "нинзей".
  -- Так называемые тобой "ниньзи" - никогда не пользовались такими клинками. Поскольку всегда были просто убийцами. Убийце ни к чему таскать с собой такое длинное лезвие. Они имели ножи, которые были гораздо короче и назывались... Ммм... кажется танто.
  -- Кажется? Ты же говорил, что вампир может вспомнить все, что с ним происходило.
  -- Это так, но моё проклятье наградило меня так же и способностью забывать. Иногда мне даже кажется что я обычный человек. Хм. В начале девятнадцатого века я несколько лет провёл в Великобритании и достаточно неплохо научился говорить по-английски, а теперь не могу связать и двух слов. Видимо придётся учить язык заново. Смешно право.
   Сет в это время извлёк из шкафа ещё один самурайский меч и, обнажив его, сделал шутливый выпад в сторону Знахаря.
  -- Чудесно. Я смотрю, ты определился с выбором. Теперь верни клинок на место. Там за шкафом есть мешок с деревянными макетами, достань несколько.
   Макеты были точными копиями катан и даже весили столько же. Видимо, для того чтобы тренирующийся сразу привыкал действовать по настоящему.
   Они взяли по макету и встали друг против друга. В следующие пол часа Сет понял, что кажущийся слабым и болезненным Знахарь, видимо здорово притворяется. Деревянные клинки, конечно, были тупыми, но старый вампир слабо размахиваясь, умудрялся наносить такие удары, да ещё и в самые неожиданные места, что казалось, будто трещат кости. Он не совершал лишних движений и почти не двигался, но стоило только приблизиться на расстояние удара и ты уже на полу корчишься от боли. Ровно через тридцать две минуты Сет взмолился.
  -- Так, на сегодня тренировка окончена. Болит уже практически всё.
  -- Тренировка? - брови Знахаря вопросительно изогнулись, а на губах появилась улыбка - никакой тренировки не было. Я просто показывал, что может сделать умелый воин. Тренировки мы начнём завтра. Утром стрельбы, после обеда фехтование. А пока давай-ка я научу тебя правильно медитировать и сосредотачивать внимание. Садись.
  -- Куда садиться?
  -- На пол.
  
   В следующие две недели дни были похожи один на другой. Каждое утро слуга цыган выносил из тира практически ведро разнообразных стреляных гильз. Сет стрелял из всего, что было в арсенале. По мере нагревания одного ствола брал другой и палил, палил, палил по мишеням, пока не начинали дрожать руки.
   Оказалось скрытый подвал намного больше дома стоящего на поверхности. Под землёй находился не только достаточно длинный тир, были ещё небольшой бассейн и лаборатория. На вопрос, зачем ему две лаборатории Знахарь сказал что, во-первых, их три (две в доме и одна на кирпичном заводе), а во-вторых, именно в эту, подвальную, никто кроме него самого не входит. Впрочем, Сета он в неё всё-таки пригласил. Комната скорее была похожа на библиотеку старинных книг. Пыль, грязь и паутина, обильно покрывающие всё кроме письменного стола - подтверждали, что кроме старика в ней действительно никто не бывает, даже уборщик.
   После обеда фехтование. Знахарь не только отлично умел управляться с мечом он, что даже более важно, умел учить других этому, как оказалось, непростому делу. Тысячелетие создания и подготовки собственного войска - ценный опыт. Пусть номинально Армия Заката и принадлежала Каину всё же она была разбита на кланы и каждый апостол командовал своим сам.
   Вечером медитации. Поначалу было непонятно зачем часами просиживать в одной позе и пытаться, расслабившись вызвать состояние, которое то и описать толком никто тебе не может.
  -- Когда оно придёт, ты сам поймёшь - это всё чего можно было добиться от вампира.
   Пока на исходе второй недели это не случилось. Описать чувства омывающие разум, когда не ощущаешь тела, но чётко осознаешь, где находиться каждый орган и можешь вмешаться в любой процесс, протекающий в организме, действительно не просто. Это как склониться над картой с линейкой и карандашом, пытаясь проложить курс корабля. Для юнги это непосильная задача. Знахарь пытался помочь и направить, но поскольку опыт его пребывания в трансе такого рода, был чисто теоретическим - развёл руками.
  -- Этому, уж прости, ты должен научиться сам. Я думаю, твоя природа подтолкнёт тебя сама.
   К концу третьей недели, когда Сет уже просто физически не успевал заживлять все синяки, остающиеся после уроков фехтования и казалось хуже уже некуда. Знахарь нанял специалиста по рукопашному бою, и теперь они измывались над похитителем душ поочерёдно. Благо, что не нужно было заниматься физической подготовкой типа поднятия тяжестей и бега.
  -- Мышцы нежити не увеличиваются от физических нагрузок. Все занятия вырабатывают лишь необходимые навыки. Что бы стать сильнее, нужно питаться, а с этим у тебя пока глухо. Для дальнейшего совершенствования тебе необходимо заняться этим вплотную. Сегодня же вечером возьми машину и отправляйся в город. Назад можешь не спешить. Ждать я тебя буду только с победой - С этими словами ключи от Опеля перекочевали из рук в руки.
  -- Советы будут?
  -- Все советы я тебе уже дал, а сомнения и глупые моральные убеждения ты должен побороть сам.
   Сет садился за руль автомобиля с тяжелым чувством, что нужно сделать что-то отвратительное, но необходимое. Как ампутация конечности чтобы не умереть от гангрены. Всю дорогу до города он только и делал, что убеждал себя в том, что страшного ничего нет. Умертвлять кого-либо не обязательно, но то, что оба предыдущих случая закончились кончиной жертв, уверенности в благополучном исходе дела не внушали. Правда ни собаку, ни бандита Костяна особо жалко не было, но неприятная тяжесть на душе давила и мешала спокойно дышать.
   Древний вампир чудесно разбирался в тонкостях поглощения крови: сколько нужно выпить, чтобы человек потерял сознание, впал в кому или умер, но совершенно не знал, как впитывать дух живых. Субстанцию нематериальную, следовательно, не поддающуюся измерению. Да и о самом процессе имел только смутное представление. Придётся новоиспечённому похитителю душ действовать на свой страх и риск, без подсказок. Ещё Знахарь описал уйму способов, как захватить жертву: от явно агрессивного и запугивающего, до застающего врасплох и обманчивого, но одно дело знать всё в теории и совсем другое действовать на практике.
   Размышляя, что и как делать Сет приближался практически к въезду в город, когда фары высветили из мрака одинокую фигуру женщины на обочине. Одета она была, мягко говоря, вызывающе. Туфли на длинных каблуках, юбка короче некуда и вырез блузки оставляющий мало места для полёта фантазии - всё буквально кричало о нетрадиционном способе заработка. Дорожная проститутка. Внезапная мысль осенила потомка нифилимов. Как он раньше не додумался до такого, это же так просто. Лично он конечно раньше с такими женщинами дела не имел но, судя из газет, на дорогах работают только девочки из нижней касты ночных бабочек те, кому не осталось места в городе. Они обычно не имеют сутенёра и работают на свой страх и риск, а значит никаких свидетелей.
   Автомобиль резко затормозил и сдал назад. Женщина на обочине дороги казалось только, и ждала этого. Быстро подойдя, она открыла дверцу. И если яркий макияж только подтверждал подозрение о ее профессии, то слова сразу убили любые сомнения.
  -- Десять баксов час. Пятьдесят ночь.
  -- Садись.
  -- А денежки то у тебя есть мальчик? - Она произнесла это без издёвки, но с ехидной улыбкой.
   Сет не ответил, вынув из кармана, скрученные в толстый тугой рулончик деньги он помахал ими в воздухе. Ночная бабочка без разговоров уселась в машину. Дорога, ведущая в город, не была оживлённой магистралью. Проезжающего транспорта было немного. Да кого, в конце концов, заинтересует одинокий автомобиль, остановившийся на обочине. Тем более простоять он собирался всего несколько минут. Руководствуясь такими размышлениями, Сет решил действовать немедленно. Пока не ушла решимость или не стало жаль эту падшую женщину.
   Он взял её за подбородок и потянул к себе. Она резко отстранилась.
  -- Эй, не так быстро. Ты что собираешься сделать это прямо тут горячий мачо? Давай хоть отъедем немного дальше от дороги.
  -- Да нет. Просто купец есть, нужно же рассмотреть товар поближе.
  -- А... Ну смотри, смотри касатик.
   Вблизи проститутка выглядела потрёпанно и невзрачно. "Боевая раскраска" лишь подчеркивала, что красота ушла из этого лица и врядли уже вернётся. Отвратительный запах алкоголя и сигарет только усиливал неприязнь. Даже как-то легче стало, что придётся проделать это с человеком несколько не симпатичным.
   Сет опять взял женщину за подбородок притянул её лицо к своему и вдохнул. Через секунду, после того как зеленоватая дымка поползла к его глазам, женщина обмякла и стала заваливаться набок. Это было так легко просто вдыхать и чувствовать приятное чувство наполнения, что потребовались определённые усилия, чтобы остановиться и перестать черпать из неё дух. Впрочем, это ему удалось, и он сразу же схватил её руку, щупая пульс. Он был слабым, но размеренно постоянным. Оглянувшись в поисках других автомобилей, или возможных прохожих Сет вынул из кармана помятую сотенную купюру и вложил в чашку бюстгальтера проститутки. Не доллары конечно, но поскольку предлагаемыми услугами он не воспользовался, значит, сойдут и гривны. Выйдя из машины, он выволок бесчувственную проститутку наружу и как можно осторожнее оттащил подальше от проезжей части дороги. Ещё раз огляделся вокруг. Никого.
  
  -- Глава 11
  
  -- Ну что же, пожалуй, ты теперь не пропадёшь. Первый раз всегда самый трудный, последующие даются легче. - Сказал Знахарь, выслушав Сета.
  -- Ну, это не первый...
  -- Нет, нет. Предыдущие разы не в счёт они были вынужденными и делались под давлением обстоятельств, а этот первый осмысленный.
  -- Ну, если так, то ты прав.
  -- Думаю, нам следует отметить это событие. Кстати как ты себя чувствуешь?
  -- Нормально. Как и до этого. Только по началу, ну сразу после... Ну, ты понимаешь... Был такой подъем сил.
   Они шли, опускаясь по лестнице в сторону подвала. Вампир вёл своего друга в свою секретную лабораторию. С прошлого посещения здесь ничего не изменилось, всё те же пыль и паутина. Знахарь завалился в кресло у стола. Кивнул Сету на табурет напротив и вынул из одного из ящиков бутылку вина и грязные бокалы. Впрочем, степень их чистоты его не смутила и он, наскоро вытерев посуду полой халата, разлил напиток.
  -- За почин!
   Лицо старика полностью восстановилось и чуть выдающиеся клыки делали улыбку хищной. Сет, пригубив вино, задал давно вертящийся на языке вопрос.
  -- Слушай Знахарь, а если во время охоты я нарвусь на одного из вас?
  -- О! Будь спокоен, ты сразу же это почувствуешь по мощи духа. Да и в наших занятиях ты продвинулся достаточно, что бы дальше дело пошло быстрее и без моего участия, поэтому скоро у тебя откроется истинное зрение. Будешь различать вампиров "на глаз". Если же всё-таки ошибёшься, советую прикончить вурдалака. Такие свидетели тебе ни к чему. Желательно стереть в пыль. Я научу, чуть позже.
  -- Ладно, ну а если серафима встречу? Они же, наверное, защищаться умеют. Есть приметы, по которым я их узнавать могу?
  -- Я думал, это я словоохотлив. - Улыбнулся Знахарь, потягиваясь в кресле как кот и разглядывая, настенный светильник сквозь бокал с вином, но продолжил без особых колебаний - Серафимов давно нет. Они исчезли вместе с Каином очень давно.
  -- Каин исчез, Орден Серафимов исчез. Откуда ты знаешь? Может они притаились, как и ты, что бы однажды нанести удар.
  -- О нет, нет. Я вовсе не говорил, что притаился. Это обманчивое впечатление сложилось у тебя, потому что я живу достаточно уединённо, но это не мешает мне иметь разветвлённую сеть шпионов по всему миру.
  -- Прямо таки и по всему.
  -- Тебе никогда не казалось странным, что в век глобализации и развития информационных технологий, когда многие народы переплелись между собой достаточно тесно - только одна народность умудряется жить, везде стараясь ни с кем не вступать во взаимосвязь.
  -- Цыгане что ли? Погоди, ты хочешь сказать, что все цыгане в курсе и работают на тебя?
  -- Ну-ну. Конечно не все. Только избранные члены таборов знают о вампирах много, далеко не всё конечно. Работают? Хм. Скорее сотрудничают с нашей расой. Со всей расой не только со мной. Любой вампир знает что, придя в табор цыган, он может рассчитывать на полное их почтение и подчинение. За службу же с незапамятных времён мы передаём им определённые знания и умения. Каждый из них может отличить человека от вампира - это у них врождённое. Во многом благодаря этой их способности именно эта нация и была избрана для служения. К тому же они свободны от предрассудков остального человечества, практически не подчиняются властям и живут достаточно обособленно. Все новости и слухи рано или поздно попадают и ко мне. Медленно, но верно. Естественно такое положение вещей имеет и свои минусы - новости обо мне тоже разлетаются, и с этим ничего не поделаешь.
  -- То есть Тихий Совет рано или поздно узнает и о том, что ты приютил похитителя душ?
  -- Всенепременно. Именно для этого я представил тебя, моим подопечным, как нового ученика. Пока ты справляешься с отведённой тебе ролью.
  -- А твои занятия в недрах кирпичного завода?
  -- Не волнуйся. Я напустил такого туману, что остальное сообщество попросту считает меня свихнувшимся исследователем магии крови.
  -- Ты как-то обещал рассказать об этой магии.
   Знахарь вздохнул. Подлил вина в бокалы и с явной неохотой стал говорить.
  -- Как ты помнишь - дух жизни растворён в крови. Каждый становящийся Свободным вампир, накапливает его веками - Кровь изменяется, превращаясь в субстанцию более могущественную, чем та, что течёт в жилах человека. Руны Силы, написанные шариковой ручкой на листке бумаги - просто символы. Начертав же их кровью, даже простой человек может привести в движение определённые законы природы. Это всегда порождало разного рода шаманов и магов, истории о которых впрочем, сильно преувеличены. Человек слаб и век его короток. Другое дело существа подобные тебе и мне. Я говорил, что покажу, как превратить кого-либо в пепел, изволь.
   Взяв листок и обломок карандаша, Знахарь начертил на нём круг с несколькими пересекающимися линиями внутри.
  -- Запомни этот знак. Это руна тления. Прокуси или порежь свой палец и нарисуй её так, чтобы твоя кровь коснулась кожи любого существа. В зависимости от твоей силы - тело, а это должно быть именно бездыханное тело, либо разложиться за несколько часов до скелета, либо за несколько секунд сгорит в пепел.
  -- А если написать на живом?
  -- Каин однажды проделал такое на мне. Ощущения конечно не из приятных, но не смертельно. Однако мощь его была легендарной, и я не думаю, что нанеси такую руну мне ты, будут какие-либо последствия. Рун не так много. Лично я знаю двенадцать. Их можно комбинировать, создавая достаточно замысловатые плетения. Именно комбинации дают мощные эффекты, одиночные руны бесполезны. Только некоторые работают сами по себе, большинству требуется связка с другими рунами. Я пытался создавать определённые комбинации, но сейчас, я слишком слаб для этого. Научившись в достаточной мере управлять своей кровью, вампир может просто брызнуть несколько капель в противника и, образовав определённый символ, эти капли просто выжгут в том дыру с кулак или заставят его собственную кровь фонтаном вырваться из тела. Со стороны зрелище завораживающее, можешь мне поверить. Да я сам так умел. Всего, каких то несколько тысяч лет назад.
  
   Знахарь с грустью вздохнул и принялся наполнять опустевшие бокалы. Он выложил перед собой листы бумаги, на каждом была руна. Мысли его видимо блуждали где-то далеко. Мрачное освещение подземной комнаты напомнило Сету, как давно он не видел солнца. К счастью теперь появилась возможность чаще видеться с бабулей. Удалось основательно подладить ей дом, да и отопление паровое сделать. Сам конечно он этим теперь не занимался, всё делали наёмные работники. Пришлось, правда, наврать Степановне с три короба про новую работу. Иначе откуда такие деньги на ремонт. Но не рассказывать же ей правду, в самом деле.
   Старый вампир с зеленоватым оттенком кожи, между тем спохватившись, снова продолжил.
  -- Ладно. Расслабились и хватит. Пойдём, помашем мечами.
  
   Сет уже в третий раз, за последние пять минут оказался на полу сбитый с ног Знахарем.
   Тот стоял, медленно и грациозно помахивая деревянным клинком.
  -- Что-то ты сегодня совсем не хочешь работать, дорогой друг.
  -- Это от выпитого. В голове немного шумит.
  -- Так протрезвей и начинай оказывать сопротивление. Никакого удовольствия сражаться с таким противником.
  -- В каком смысле протрезветь?
  -- В прямом. Так. Сядь, расслабь тело и сосредоточь разум. Ну, как обычно. Когда войдёшь в транс, силой воли заставь свой организм выбросить лишнее. В данном случае алкоголь, но так можно избавляться и от действий различных ядов.
   С телом получилось сразу. Вот сосредоточиться заняло какое-то время. Выпитое вино туманило мысли. Но постепенно удалось и это. Ощутив, теперь уже, обычное чувство полёта и отсутствия тела Сет попытался проделать то, что советовал Знахарь. Он глубоко вдохнул и затем, медленно выдыхая, представил, как из организма выходят винные пары. В голове практически мгновенно прояснилось. А вот в воздухе жутко запахло свежим перегаром. Сет даже от неожиданности открыл глаза. Вампир стоял на расстоянии трёх метров. Размахивал перед лицом рукой, словно отгонял надоевшее насекомое. На его лице застыла гримаса отвращения.
  -- Ну и запах, сударь. Таким можно сбить с ног буйвола. Я естественно сдаюсь. А ты, закрой глаза и попытайся обозреть комнату. Не представляй её перед мысленным взором, а именно ощути, что находиться вокруг. Это не так трудно на самом деле.
  
   Сет не стал тратить время на бесплодные возражения. Для Знахаря, всё казалось не сложным, и убеждать его в обратном не имело смысла. В конце концов, почему бы не попытаться. Он закрыл глаза и попытался "увидеть" что его окружает. Комната, вдруг стала расплывчато проявляться вокруг. Это были лишь слабые намёки на определённые предметы обстановки, но достаточно яркие, чтобы определить, где что находиться. Резкая вспышка, длинной нитью, приблизилась к его сознанию. Сет, повинуясь инстинкту, попытался уклониться и в то же мгновенье услышал как, совсем рядом рассекая воздух, пронеслось нечто. Он открыл глаза и увидел улыбающегося Знахаря. Тот стоял рядом, в стойке после удара мечом, и улыбался. На его лбу тускло пульсировала алым светом сложная вязь рун.
  -- Ну вот. Я же говорил, что это не так сложно. Был, конечно, определённый риск. Тринадцатый апостол таким вот способом отхватил знатную оплеуху от Каина. Тебе повезло больше.
  -- Ясно. Есть вопрос. Ты же говорил, что слаб для составления плетений из рун.
  -- Это так.
  -- Но я только что отчётливо видел, как на твоём лице светилась комбинация, причём ни одной из рун, которые ты мне показывал, там не было.
  -- Это просто чудесно, мой лорд. Это означает, что в восприятии ты так же силён как Каин. Ни один Свободный, из тех, с которыми мне удалось пообщаться не смог разглядеть это клеймо. То, что ты видишь, моё проклятье оставленное мне моим создателем. Надеюсь, обретя силу, ты сможешь стереть его, и я послужу тебе в полную свою мощь.
   Знахарь стоял в пол оборота, держа деревянный меч опущенным. Сету подумалось, что было бы чертовски неприятно получить таким по голове. Возмутительные способы обучения у вампиров. Жаль в Комитете образования жалобу на такой способ научить видеть невидимое не примут.
  -- Кстати, ты видишь руны достаточно отчетливо, что бы зарисовать?
  -- Э ... Вообще то я их уже не вижу. Знаки просто мелькнули и сразу погасли.
  -- Надеюсь, ты их хотя бы запомнил?
  -- Ну ...
  -- Вспомни. Сосредоточься и вспомни немедленно. Это важно. - Голос Знахаря обрёл твёрдость, лицо излучало нетерпение.
   Сет поразился лёгкости и отчетливости, с которой ему удалось прокрутить в уме события произошедшие только что. Видимо для похитителя душ, главное сделать несколько первых шагов. Остальное даётся легче. Он полностью припомнил все мгновения последних минут. Просто, как перемотать фрагмент фильма и просмотреть заново. Заметил даже детали, которые до этого ускользали от его внимания, Такие как незакрытая дверца пятого шкафа, маслянистое пятно на полу. Но совершенно не мог разглядеть в своих воспоминаниях, руны на лбу Знахаря. Причудливая вязь знаков расплывалась розово-алым свечением и только оставляла за собой угасающий след при движении.
  -- Прости друг Знахарь. Ничем не могу тебе помочь. Рун я не помню.
  -- Что ж, так я и думал. Не всё так просто, но что я хочу от существа переродившегося месяц назад. Даже то, что ты их просто разглядел, уже великое достижение. Надежда есть.
   Они снова перешли в лабораторию. Стали допивать оставшееся вино и разглядывать разложенные на столе рисунки рун. Вампир пояснял значения каждой.
  -- Руна Сложения или Руна Взаимосвязи, как ещё её называют. Служит для связки отдельных знаков в плетения. Сама по себе бесполезна, но в сочетаниях с другими используется очень часто. Теперь эти четыре: земля, вода, огонь, воздух. Понятия не имею для чего они, и как работают, но упоминаются почти во всех источниках. Руна Исцеления. Налагается на раны. Полезная штука.
  -- Чем она интересно полезна? Я, например, лечу себя без всяких рун и доволен. - Алкоголь уже во второй раз за сегодня стал оказывать своё действие на Сета. При опьянении он становился более разговорчивым, чем обычно.
  -- Попробуй исцелить кого-нибудь помимо себя и обнаружишь что это достаточно проблематично без использования этой руны.
  -- Ну, если смотреть с этой стороны. Кстати, странно напиваться второй раз в течение получаса, не находишь?
  -- Я так часто делаю. Мне, знаешь ли, приятен сам процесс захмеления. Конечная стадия мне не интересна. Опьянение то немногое что осталось нам от людей. Пищу наш организм отвергает. Вот спиртное другое дело. Есть даже несколько клубов, где напивается исключительно нежить. Да! Я чуть не упустил из виду немаловажную деталь. - Знахарь даже подпрыгнул в кресле. - Тебе нужно засветиться перед Тихим Советом.
  -- То есть?
  -- Полагаю, мои наивернейшие слуги уже отнесли весть, куда следует, что у меня есть ученик. Если не желаешь, что бы тебя считали отребьем, а то и стали разбираться, кто ты такой и откуда взялся, нужно, так сказать, выйти в свет. Вампиры живут обособленно, и получить достойное уважение в их среде достаточно сложно. Хотя, нам оно и не нужно. Пусть хотя бы оставят в покое. Но, есть одно препятствие.
  -- Я так и знал, что ты это скажешь.
  -- Если ты хорошенько приглядишься истинным зрением, то заметишь, что мою кожу покрывает замысловатый рисунок. Можно сравнить его с вздувшимися венами.
  -- Пол часа мучаюсь, желая спросить, что это такое. Не хотелось тебя перебивать.
  -- Этот рисунок есть у всех вампиров, естественно кроме тебя, поскольку ты не вампир.
  -- И что будем делать?
  -- Нарисуй его на себе.
  -- Как?
  -- А это уже не знаю. Каин мог проявлять и убирать свой рисунок силой воли. Маскировался под человека. Думаю, и ты сможешь. Иди и пытайся, потому что, завтра нас ждёт выход в свет.
  -- Блин. Знахарь. Я понятия не имею, как это сделать, а ты хочешь, что бы завтра это уже было.
  -- Теряешь время лорд жнец.
   В голосе старого вампира появилось упрямство. Значит, дальше спорить бессмысленно. Сет залпом допил вино. Поднялся и, сосредоточившись, резко выдохнул винные пары, что бы протрезветь, а заодно и насолить Знахарю. Запах оставшийся в комнате отдавал прокисшей брагой.
   Лёжа в своей комнате погруженный в транс, он размышлял, как проделать фокус с рисунком на коже. Для обычных людей рисунок был невидим. Видимо вампиры воспринимают также и ультрафиолетовую часть спектра. Потом его осенило. Не нужно разбираться в хирургии, что бы заживить порез на пальце. В прошлый раз, когда у него болела голова, да так, что казалось, будто на плечах сидит бес с молотком и беспрестанно лупит по черепу, он просто пожелал смерти злобному монстру, и боль сразу отступила. Главное направить мысли в нужную сторону, а остальное организм сделает сам. Сет начал действовать. Было трудно постоянно думать о проявлении рисунка, внимание отвлекалось на посторонние размышления, но где-то за час ему удалось "разрисовать" левую руку до плеча. Посмотрев на руку и обычным зрением, и истинным, он убедился, что дело пошло на лад. Рисунок появлялся и исчезал, в зависимости от того каким зрением посмотреть. Оставалось только проделать процедуру над остальной кожей на теле, и он будет неотличим от обычного вампира.
   На закате следующего дня, Знахарь застал его, стоящего в одних плавках перед зеркалом и рассматривающего свою работу.
  -- Да. Мастер. Каин, конечно, делал это за пару минут, но ты тоже молодец. - И с улыбкой добавил. - Всё конечно покрывать рисунком не стоило. Хватило бы и в местах доступных для обозрения. Ты же не собираешься явиться в клуб в одних трусах, но зато теперь можешь хоть в бассейн хоть в баню. Никто и не заметит что ты не совсем вампир. Скажи, а под трусами, ты тоже разрисовал?
  -- Очень смешно. Лучше перестраховаться, чем потом попасться на такой мелочи и сожалеть.
  -- Да, ты прав, прости. Осталась небольшая проблема.
  -- Ну что ещё?
  -- Нежить называется нежитью, потому что мертва. Наша кровь холодна, а сердце не бьётся. Думаю, ты тоже не нуждаешься в подобных атрибутах. У тебя есть пульс только потому, что ты запустил его сам неосознанно. Сумеешь избавиться от такого рудимента?
  -- Почему ты не предупредил вчера? Я бы потренировался.
  -- Думал ты догадаешься сам.
  -- Как видишь, не догадался. Ладно, потренируюсь в машине.
  -- Одевайся. - Знахарь положил на постель пакет. - Жду в гараже.
   В пакете оказался неплохой чёрный костюм.
  
   Притворяться мёртвым оказалось просто. Организм давно перестроился и работал теперь совсем по другим законам. Главное чтобы в теле было присутствие определённого количества духа, а бьется сердце или нет, значения не имело.
   Опель мягко подкатил к одному из баров в центре города. Над входом мягко мерцала светящаяся вывеска: "Полуночник". По бокам двери стояли двое верзил в дорогих костюмах. Смуглая кожа и определённый тип лица выдавал в них цыган. Они даже не пошевелились когда вновь прибывшие вошли внутрь.
   Зал, открывавшийся взору, просто поражал размерами. Слабые светильники, понатыканные совершенно хаотично, практически не разгоняли темноты царившей тут. Находящимся внутри, это конечно совершенно не мешало. Лишь несколько барменов и официанток, были лишены, синеватых линий, покрывающих кожу вампиров. Но, даже не видя рисунка, можно было определить кто из присутствующих человек. Люди двигались по залу неуверенно, скорее, по памяти, чем видя, куда идут.
   Знахарь смело направился к одному из свободных столиков. Признаков еды в этом заведении не наблюдалось. Ну конечно, вампирам это ни к чему. Зато бар просто ломился от выбора спиртного. Они заказали, уже традиционную для их посиделок, бутылку вина. Сет нарушил молчание первым.
  -- Ну. Где тут регистрация, вновь-поступивших?
  -- Никакой регистрации. Там в центре, на возвышении. С прилизанной причёской.сейчас как раз что-то говорит, видишь?
   По дальней, от входа, стене вдоль всего зала тянулось возвышение, образовывающее как бы второй этаж внутри здания. Сидящим там было великолепно видно весь зал и находящихся в нём. Там стоял столик. Всего один, но достаточно большой, что бы за ним умещалось пятнадцать человек. Тот о ком говорил Знахарь сидел во главе этого стола. Выглядел он щеголевато, орлиный профиль, медленные манерные движения. Молодой столичный граф в глубинке, не иначе. Презрением к окружающим сквозило от него на километр.
  -- Француз. - Тихо проговорил Знахарь. - Он в этой области старшина Тихого Совета. Следователь, судья и палач в одном лице. Он уже заметил тебя и видел с кем ты пришел. Это всё что нужно. Теперь он знает, что есть новичок, и что за него отвечаю я.
   В это время к их столику подошла смазливая официантка и приятным голосом попросила присоединиться их к месье Французу. На лице Знахаря появилось удивлённое выражение но, тем не менее, он сразу поднялся и двинулся в сторону металлической лестницы. Сие, на вид, хлипкое сооружение поднималось на постамент, возвышающийся над полом. Высотой около трёх метров он был достаточно большим, но совершенно не огорожен какими либо перилами. Лестница так же была лишена этих мер безопасности. Сету было даже немного жутковато идти по ней.
   Когда они были, где-то на середине Знахарь повернул голову и в пол голоса проговорил.
  -- Не вздумай садиться. Встанешь у меня за спиной, у левого плеча. Не разговаривай и ни на кого не глазей.
  
   Француз кивнул вновь прибывшим и указал на стул не далеко от себя.
  -- Давно ты не появлялся Знахарь.
  -- Да как-то всё не досуг, знаешь ли.
  -- Вижу, сотворил себе нового помощника. - Хозяин стола вскользь взглянул на Сета. - Ну да это твоё личное дело. Я позвал тебя, потому что знаю, ты хорошо разбираешься в винах. Вот, почтенный Полуночник, хозяин этого трактира угостил нас этим напитком, но не желает сознаваться, как он называется. Вино де такое старое, что этикетка истлела, и название кануло в лету. Испробуй, сделай милость.
   Стоявший неподалёку официант быстро наполнил бокал и поставил перед Знахарем. Тот взболтнул содержимое, понюхал и отпил маленький глоток. Криво улыбнулся и глянул на Полуночника, с каменным лицом сидевшего тут же.
  -- Думаю, любезный хозяин трактира несколько слукавил, говоря, что этикетка истлела. Я пробовал это вино очень давно, но каксейчас помню, что подавалось оно из глиняного кувшина. Этикетки на нём просто не могло быть. Монахи старого маленького прихода на юге Франции называли его просто "вином" поскольку были мало образованы. Делали они его для себя и ограниченными партиями. Нужды придумывать название у них не было, как и бутылок для укупорки. Редкие остатки этого вина если и находятся, то обязательно в кувшинах и запечатаны воском. Могу только добавить что букет действительно замечательный. Напиток чудесен.
  -- Благодарю тебя Знахарь. Ты очень помог. Не смею тебя больше задерживать. Помни что ты всегда желанный гость в этих стенах.
  
   Садясь в машину, Знахарь зло сплюнул на тротуар. Даже дверцей хлопнул громче обычного. Сет недоумённо взглянул на него.
  -- В чём дело старый кровопийца? Вроде всё прошло как по маслу. Хотя я вообще не понимаю, зачем мы суда явились.
  -- Как по маслу!? Нет. Это всё очень странно. Думаешь, ему нужен мой совет? Да плевал он, как называется какое-то вино. Я несколько раз являлся суда с новыми полукровками. Никогда Француз не обращал на меня никакого внимания, а теперь решил совета спросить. Я первый раз и к лестнице этой подошел даже.
  -- Считаешь, он подозревает что-то?
  -- Подозревает? Не такое он существо, что бы на подозрения полагаться. Ему что-то известно. Либо о Зале Призыва, либо о тебе, либо что-то третье нам непонятное, а может и всё сразу. Он позвал меня, что бы посмотреть, что я буду делать после разговора с ним. Сто процентов за нами следят.
  -- Погоди, зачем эта паника. Нет ни одного шанса, что его интересовало вино или он просто время от времени зовёт к себе всех, что бы не расслаблялись так сказать?
  -- Ну...
  -- Почему бы ему просто не наведаться к тебе в гости? Раз он всё знает к чему эти игры?
  -- Пожалуй ты прав, я несколько перегнул палку. Но недооценивать Француза не стоит. Он веками выискивает всех, кто скрывает что-нибудь интересное для Тихого Совета. Тут он мастер.
  -- Тогда стоит вести себя, так же как и всё время до этого, на всякий случай. И кстати, почему бы тебе не проверить своих цыган? Если, предположим старшине всё известно, то кто-то из них разбирается в твоих делах намного лучше, чем положено. Даже учитывая, как ты выразился, туман тобой напущенный.
  -- Это мысль. Скажу Баро, пусть займется. По крайней мере, в нём я уверен полностью.
  
   Прошла ещё неделя. Ничего непредвиденного не случилось. Сет продолжал шлифовать своё умение в фехтовании. Ему теперь даже удавалось побеждать Знахаря. Правда, это случалось один раз из десяти, но прогресс определённо был. С рукопашной дела обстояли лучше, но только потому, что Сет в силу определённых причин был сильнее, а когда получалось ускориться, то и намного быстрее своего наставника. Приезжавший тренер хоть и знал, кого учит, но оставался простым человеком. Если ему и удавалось уложить похитителя душ на лопатки, то лишь благодаря профессионализму и большому опыту.
   Цыганский барон Баро пристально следил за каждым шагом своих родственников, используя камеры наблюдения, напичканные в доме и во дворе. Пока это не принесло никаких плодов. Возможно, Сет был прав, и Француз ничего не подозревал. Как бы то ни было, Знахарь практически перестал нервничать. Хотя было вообще странным, что столь долго прожившее существо может так легко поддаваться панике. Видимо проклятье Каина наложило отпечаток не только на его тело, но и на разум.
  
  -- Глава 12
   Они стояли у входа в Зал Призыва. Он был не активен и казался просто аркой выдолбленной на поверхности цельной скалы. Через равные промежутки по всей длине арки были плоские круги, синеватого оттенка, величиной с ладонь.
  -- Четыре таблички. - Говорил Знахарь, указывая на них. Вампир прокусил себе указательный палец правой руки и стал чертить символы. - На этих поверхностях и нужно нанести руны земли, воды, огня и воздуха. Порядок нанесения значения не имеет, но кровь должна быть обязательно вампирьей.
  -- А как ты догадался, как открывается эта дверь?
  -- Никак. Честно говоря, просто видел, как это делает Каин. Остальное было просто. Что бы закрыть вход достаточно стереть или нарушить один из символов.
   Когда он закончил рисовать, арка покрылась инеем и засветилась еле заметным призрачным сиянием. Казавшаяся цельной скала внутри двери растрескалась, выпуская из разломов чёрный туман. Он заклубился, став непроницаемым. Сет просунул внутрь руку. На расстоянии, куда он мог дотянуться, пальцы не встречали препятствий.
  -- Послушай Знахарь, а если там уже ничего нет. Я имею в виду, что зал мог частично разрушиться, а твои названные братья погибнуть. Мы можем найти там только пыль и разрушенные колонны.
  -- Тогда я хочу убедиться в этом. Что бы потом не мучила совесть.
  -- Совесть? - у Сета вырвался смешок. - Я думал совесть просто человеческий предрассудок.
  -- Ты прав мой друг. В конечном счете, я делаю это что бы исцелиться. Это будет намного легче, если апостолы живы. Если же нет, то есть ещё надежда что уцелела библиотека.
  -- Тысячи лет. Какая к чёрту библиотека?
  -- Там не обычные книги. Им было несколько тысячелетий ещё тогда когда они впервые попали к Каину. Если не случилось никакой вселенской катастрофы или создатель не забрал их с собой в бездну, они целы. В любом случае нужно цепляться за всё. В моём положении глупо пренебрегать возможностями, даже такими призрачными. Да и любопытство гложет. Тебе разве не интересно, что там?
  -- Есть немного.
   Сет ещё раз запустил руку в чёрный туман, трогая края прохода. Стена была толщиной сантиметров тридцать. С той стороны по периметру двери нащупывался резной барельеф видимо такая же резная арка, как и с этой.
  -- Мда. Как ты, при таком количестве работников на верху, умудряешься прятать дверь от Тихого Совета?
  -- Если однажды у меня и был кратковременный приступ паники не стоит считать, что я лишен здравого смысла. Нужно быть достаточно глупым, что бы что-то прятать от них. Они знают о проходе и даже присутствовали здесь. Просто я утаил часть информации не сказав, что знаю, что находиться за дверью и того, что могу открыть её.
  -- Совет предлагал помощь в исследованиях?
  -- Не предлагал, а просто настаивал на ней. Люди Француза бывали тут очень часто. Однако после нескольких лет бесплодных попыток их пыл резко охладел, и я снова остался один на один с аркой. Признаться их потуги выглядели жалко. Некоторые предлагали просто взорвать дверь.
  -- И?
  -- Я убеждал их, что от взрыва помещение за проходом может завалить. Француз поразмыслив, вот уж ума ему не занимать, предложил для начала просверлить шпур и оглядеть помещение с помощи мобильной видео камеры, просунутой внутрь.
  -- Получилось?
  -- Отчасти. Сам процесс сверления достаточно прост но, высверлив шпур, глубиной десять метров мы не обнаружили ничего кроме цельной скалы.
  -- Что? Я же просовывал туда руку. Сантиметров тридцать не более до зала.
  -- Если бы всё было так просто, я бы давно был внутри. Боюсь эта дверь что-то вроде портала. Мы пользовались таким в Замке Заката. Вместо ворот перед стенами был портал, он перебрасывал нас внутрь замка. Каин рассказывал, что такие порталы весьма распространены, но работают на малом расстоянии, не больше тысячи шагов.
  -- Значит зал где-то в радиусе пятисот метров? Может если копать в разных направлениях, можно найти его и без этой арки.
  -- Такие работы будут весьма накладными и главное очень заметными. Я не могу себе позволить такое явное расшифровывание своих намерений. Уж лучше ещё тысячу лет разгадывать тайну арки, чем так просто отдать зал в руки Тихого Совета. Француз терпит меня только потому, что я постоянно пытаюсь открыть эту дверь. Открой я её и сразу же стану ненужным балластом. Тем более если там обнаружиться что-то ценное.
   Внезапно возле подъемника запищало. Знахарь откинул брезент, висящий на стене. За ним обнаружилась небольшая ниша. Стол, стул и ноутбук все, что там было. Вампир нажал какие-то кнопки, появилось изображение. Перекошенное лицо Баро. Он что-то пытался говорить. Знахарь включил звук.
  -- Я виноват владыка. - Голос цыгана был напряжен и невнятен. - Мой племянник предал тебя. Он привёл в дом других, они перевернули всё верх дном. Мне удалось ускользнуть, и я сразу же связался с тобой. Они всё знают.
  -- Откуда? Даже ты не знаешь всего. - Вампир сохранял невозмутимость. - Как же твой племянник мог что-то рассказать?
  -- Сегодня воспользовавшись его отсутствием я осмотрел его комнату и нашел несколько устройств для прослушивания. Я глупый человек не стал сразу тебя беспокоить. Сам решил разобраться с ним. Но он приехал домой с другими. Что мне теперь делать владыка?
  -- Попытайся задержать их сколько сможешь. Мне нужно время.
  -- Боюсь слишком поздно. Часть их уже выехала к вам. Спасайтесь вла...
   Связь оборвалась. Знахарь ещё несколько секунд продолжал пялиться в монитор. Затем нажал несколько клавиш, экран разделился на четыре части, каждая показывала изображение с установленных на заводе камер. На той, что была в офисе было видно, как по комнатам легко и слаженно двигаются фигуры в чёрном. Их быстрые и чёткие движения не оставляли ни каких сомнений в сущности нападавших. Вампиры. Сет насчитал как минимум пятерых.
  -- Чёрт! Они уже внутри. Теперь нам не выбраться отсюда.
   Знахарь подбежал к подъемнику и вырвал кабель из щитка управления.
  -- Это их немного задержит, но не надолго.
  -- Что теперь будет?
  -- Я, конечно, мог бы как-нибудь выкрутиться, не первый раз, но твоё присутствие сводит всё на "нет". Как только они разберутся кто ты, нам обоим конец. Это при условии, что они ещё не знают этого.
  -- А если знают?
  -- Тогда лучше нам зарезаться самим.
   На их головами послышалась возня и крик.
  -- Послушай Сет, есть только одна возможность. - Затараторил Знахарь, кивая в сторону арки. - Там ты, возможно, умрешь, но здесь умрёшь точно. Выбор за тобой. Полагаю, у тебя есть секунд тридцать, прежде чем они разберутся с подъёмником.
   Сет без слов подошел к проходу и стал выводить на арке руны.
  -- Не забудь закрыть за мной, старый пройдоха. Если я выживу и узнаю, что ты всё это подстроил что бы заманить меня в твой долбаный зал, вернусь обязательно.
  -- Ты главное не очень спеши, дай мне урезонить Француза и я сам тебе открою. Далеко от арки не отходи. Старайся ничего не трогать и никуда не лезть. Открою, как только смогу убедить их, что глупый племянник всё напутал. Если в течение трёх суток вестей не будет, значит, я умер. И ...
   Проход открылся. У Сета было стойкое чувство, что его подставляют, но проверять его означало рисковать жизнью. Хотя риск, конечно, был в любом случае. Если и подставляют, то, что мешает им после неудачной попытки просто втолкнуть его в злополучный проход? Лучше уж пойти самому. Будь что будет. По опыту, зная, что чем дольше стоишь над обрывом, тем труднее потом прыгнуть в воду, Сет шагнул в портал сразу, не задумываясь. Даже не дослушал, что там ещё говорил Знахарь.
   На плечи навалилась огромная тяжесть. Дыхание перехватило, ноги подкосились. Стало непонятно где верх, где низ. В лицо ударило что-то твердое и грязное. Он открыл глаза и увидел что это пол, покрытый толстым слоем слежавшейся пыли. На тело обрушилась неимоверная усталость. Хотелось просто закрыть глаза и уснуть, но пыль клубами поднявшаяся в воздух забила ноздри и глотку, не давая продохнуть. Сет с трудом поднялся на четвереньки. Прокашлялся. Эхо гулко откликнулось, режа слух. Арка за спиной перестала мерцать и клубящийся чёрным туманом проход, превратился в глухую стену шлифованного камня. Впереди стояли колонны, окружая невысокий пьедестал. Если на нём и были выбиты руны их покрывал толстый слой пыли. Напротив каждой колонны в стене была выдолблена ниша со статуей внутри. Статуи изображали полуразложившиеся фигуры воинов в ржавых доспехах.
   Заметив краем глаза, деревянные стол со стулом, недалеко от арки, Сет поковылял к ним, при каждом шаге подымая клубы пыли. При легчайшем прикосновении оба предмета рассыпались в прах. Дальше ходить сил не было, пришлось усесться на пол, опершись спиной о стену. Глаза слипались, в голове стучало.
   С трудом, разлепив веки, жнец посмотрел на наручные часы. Электронный циферблат зиял пустотой. Но, судя по тому, что самочувствие улучшилось, он всё-таки какое-то время был в отключке. Загадка только в том, как долго. Поднявшись на ноги, Сет немного размялся и решил осмотреться.
   В зале кроме арки, в которую он прошел, была ещё одна дверь и коридор. Дверь казалась деревянной, но на стук отзывалась как камень. Либо какое-нибудь каменное дерево, либо искусно отесанный под дерево камень. В любом случае на потуги открыть её дверь не откликалась. Сет упёрся ногами в стену и потянул изо всех сил, безрезультатно, даже скрипа не издала. Ну и ладно.
   С коридором было проще. Где-то через пять метров он был просто засыпан камнями и мусором. Если будет свободное время завал можно разобрать. Стоя возле нагромождения камней, Сет вдруг явственно почувствовал запах свежего воздуха. Весь зал пропах сыростью и мышами, а здесь ощущалась прохладная вечерняя свежесть. Видимо до поверхности не так уж и далеко. Непонятно почему Знахарь не обнаружил входа снаружи. Хотя полностью прочесал местность вокруг завода. Видимо всё как всегда не так просто как кажется.
   Взгляд похитителя душ остановился на одной из статуй. Он подошел ближе. Мохнатая от пыли паутина густо покрывала изваяние но, даже не смотря на это было видно, что фигура изображает не совсем человека. Скорее это был полуистлевший труп. Зомби в ржавых доспехах. Сет попытался тронуть нагрудник, одетый на статуе, но с ним случилось то же что и со стулом. Доспех рассыпался и увлёк за собой все, что ещё оставалось на теле. Осталась голая мумия с кое-где торчащими костьми. Только на талии осталась цепь. Опоясывая статую, как ремень для брюк, она просто уходила в глухую стену. После прикосновения оказалось, что цепь совершенно не пострадала от влияния времени и если стереть пыль, то блестит как новая.
   Арка портала, в другом конце зала выглядела безжизненно. Даже если предположить что Сет проспал несколько часов, было ещё слишком рано возвращаться. Не хотелось бы, выйдя с той стороны, попасть в лапы Тихого Совета. Возможно, Знахарь всё ещё находиться у арки, пытаясь уговорить вампиров Француза, что произошло досадное недоразумение. Вот смеху будет, если в этот момент появиться Сет.
  -- Здравствуйте. Я жнец или похититель душ, кому как нравиться. Прошу любить и жаловать.
   Кислая улыбка озарила лицо. По крайней мере, он жив и силы стали возвращаться в измученное тело. Придётся сидеть тут неизвестно сколько. Что бы хоть чем-то заняться стал бродить по залу. Подёргал ещё несколько раз каменную дверь, но с тем де успехом, что и в прошлом. Видимо, заперто изнутри.
   Сделав ещё круг по залу, он снова оказался лицом к лицу со статуей. Преодолевая брезгливость, провёл ладонью по ноге изваяния. Нога оказалась холодной, но мягкой на ощупь. Какой же он болван. Это вовсе не статуи. Это и есть апостолы, проклятые и прикованные к стенам своим создателем. Как эта на первый взгляд простая мысль сразу не пришла в голову. Знахарь же ясно всё объяснял. Сет толкнул руку мумии, безжизненно повисшую вдоль тела. Рука поддалась напору, легко сдвинувшись с места. Он попытался потянуть цепь, сковывавшую спящего вампира затем потряс его за плечо. Что же делать? Не целовать же апостола как в сказке о спящей красавице, в самом деле. Разве что ...
   Сет вынул из кармана зажигалку, отломал металлическую окантовку, скрывающую кремень. Пользуясь ею как лезвием, полоснул по пальцу на руке. Сосредоточился и начертил, своей выступившей кровью, на груди проклятого руну исцеления. Видимо, одно дело наносить такую руну на царапину и совсем другое пытаться исцелить тяжкую болезнь. В первом случае не ощущалось никаких последствий, а вот во втором. Второе новоиспечённый жрец никогда не делал, поэтому был несказанно удивлен, когда силы стали быстро покидать его тело. Почти сразу на него обрушилась неимоверная тяжесть, как после прохода через арку. В глазах потемнело.
   На этот раз пробуждение было мучительным. Затёкшие члены не желали повиноваться. Чтобы просто поднять веки понадобились значительные усилия. Даже дыхание и сердцебиение прекратились. Впрочем, он давно не нуждался в них и делал это скорее машинально, чем от особой надобности. Но сам факт клинической смерти изрядно пугал.
   Взгляд стал понемногу проясняться. Проявилось изображение воина вампира в каменной нише. Сет, тупо уставившись перед собой, целую вечность не мог понять, что изменилось в фигуре апостола. Пока челюсти фигуры не шевельнулись в очередной раз.
  -- Кто ты?
   Голос раздавался не то в голове не то где-то вдали. Просто тихий шепот как шорох листьев на ветру. Сет попытался ответить, но не смог даже подвигать языком.
   Он снова открыл глаза, хотя не припоминал, чтобы он их закрывал. Вроде стало немного легче. По крайней мере, веки подчинялись усилиям и послушно моргали. То, скрывая, то вновь открывая для взгляда статую апостола. Плоти на теле мумии теперь было больше и кости не торчали сквозь неё как раньше. Но кожа оставалась сухой и бесцветной, плотно обтягивая скелет.
   Когда туман перед глазами окончательно рассеялся, Сету удалось кое-как принять сидячее положение.
  -- Кто ты? - Наверное, в сотый раз, повторял свой вопрос прикованный вампир.
   Тупо оглядевшись и не найдя никого к кому бы ещё мог обращаться проклятый, Сет решил ответить.
  -- Жнец. - Голос хрипел и дрожал.
  -- Можно было догадаться. Кто ещё способен пробудить вампира после тысячелетней спячки? Твоя сила поражает.
  -- Оказывается её не так много, как я полагал.
  -- Зачем же ты потратил её на меня? Я почти уже умер. Видимо Каин послал тебя продолжить мои мучения. Что он обещал тебе за это?
  -- Я пришел помочь вам. Знахарь ...
  -- Знахарь!? Это прохвост ещё жив? Впрочем, не удивительно. Он всегда был достаточно скользким. Но я весьма невежлив со своим спасителем. Меня зовут Клык, и я клянусь служить тебе вечно. Либо пока ты или смерть, не решите, что мой долг оплачен. Теперь, когда формальности соблюдены, я был бы намного полезней, если бы ты снял с меня цепь.
  -- Я не знаю как.
  -- Узнаю руку брата Знахаря. Уговорить жнеца спасти нас, но не объяснить, как это сделать. Вот уж любитель держать в запасе козырную карту. Теперь, по крайней мере, я знаю, что тебе можно доверять. Посланник Каина не сознался бы, что не знает этого.
  -- Честно говоря, моё появление тут было незапланированным. Мы собирались повременить с этим пару столетий, но обстоятельства ... - Сет закатил глаза. - Я даже разбудил тебя чисто случайно. Знай, я, чего мне это будет стоить, я бы сто раз подумал.
  -- Все беды этого мира от непродуманных действий. Ну да ладно. Ключ от цепей в библиотеке. Вон та большая дверь напротив. Каин оставил его там, прежде чем завалить выход. По его мнению, это должно было доставлять нам дополнительные муки. Знать что ключ рядом, но быть не в состоянии им воспользоваться.
  -- А где, кстати, сам виновник "торжества"?
  -- Века назад он вышел через арку за твоей спиной и больше не появлялся.
  -- Через портал? Но его там нет. Знахарь говорит что он ...
  -- Всё это мы сможем обсудить, когда я и мои братья будем свободны. Прости мне мою поспешность, но я слишком долго был прикован к этой келье. Теперь, когда свобода так близко, каждая секунда кажется вечностью.
  -- Понимаю, но есть небольшая проблема. Дверь эта не открывается.
  -- Жаль, что остальные апостолы не могут говорить, слишком ослабленные временем, проведенным в заключении. Но они всё чувствуют. Ты знатно потешил нас, пытаясь войти в библиотеку. Будь у меня больше сил, я бы долго хохотал над этим. Попробуй толкать дверь внутрь.
   Хорошо, что вход в библиотеку был за спиной. По крайней мере, Клык не видел лица, с которым похититель душ шел к двери. Она действительно поддалась, не сразу и со скрипом, но поддалась. Учитывая, каким ослабленнымсейчас чувствовал себя Сет, открылась она достаточно легко. Однако путешествие в другой конец зала, в конец измотало жнеца, толком не рассмотрев комнату, в которой оказался, он вынужден был присесть прямо на пол.
   Открыв глаза, Сет не сразу понял, где находиться. Маленькая квадратной формы комнатка была заставлена стеллажами с книгами. У него уже входило в привычку постоянно терять сознание. Буквально недавно он мог несколько суток не спать вообще, а теперь отключался каждые пол часа. Хотя теперь сил после отдыха не прибавилось, и он ощущал себя так же разбито, как и до этого.
   Зачем он вообще зашел сюда? Ключ. Только один предмет тут отличался от остальных. То есть не был книгой. Это заковыристый металлический обломок, напоминающий револьвер без рукояти и парящий в воздухе над каменной чашей в середине комнаты. Рука немного онемела, когда жнец брал его.
   Он вернулся в зал и осмотрел цепь, сковывавшую вампира. Естественно даже намёка на замок не было. Сет вопросительно взглянул на Клыка.
  -- На колонне напротив моей кельи. - В голосе ожившей мумии вроде бы проявились нотки издёвки, но Сет списал это на усталость.
   На колонне ничего подходящего тоже не обнаружилось. Похититель душ обошел её вокруг придирчиво рассматривая замысловатые рисунки но ничего куда можно было бы вставить ключ не нашлось.
  -- Попытайся воспользоваться третьим глазом. Зачем-то же природа наградила им тебя. - Теперь издёвка была уже явной.
   Жнец сморгнул, так было проще сосредоточиться. По углублениям, покрывающим колонну замысловатой вязью, шли линии силы, образовывавшие руны. Эти линии как светящиеся нити обвивались вокруг камня. Некоторые устремлялись в нишу и опутывали цепь. По всему залу было то же. Видимо так и работает магия рун, опутывая своей энергией - то к чему прикасается. Почему-то раньше Сету не приходила в голову мысль взглянуть на работу той же Руны исцеления внутренним зрением. Видимо зря - выглядело красиво и главное познавательно.
   Извиваясь и преломляясь, рисунок вычерчивал на колонне место сосредоточения сил, форма которого подозрительно напоминала торец ключа. Оставалось только приложить оный. Что жнец незамедлительно и проделал, сразу же услышав за спиной звон рассыпающейся на звенья цепи. Он обернулся и увидел, что Клык с глухим рыком стремительно обрушивается на него с верху, но ничего поделать уже не успел, и был сбит с ног. Сет запоздало сообразил, что знаком с этим существом всего несколько часов, половину из которых провёл в беспамятстве. Когда его голова уже билась о пол в ней была только одна мысль: какой же я болван, так глупо подставиться. Вампир, оказавшись сверху, скатился в сторону.
  -- Прошу прощения. Оказывается, стоять на ногах достаточно сложный процесс. Надеюсь, я тебе ничего не сломал? В нашем положении переломы непозволительная роскошь.
  -- Да вроде цел. - Промямлил Сет, отползая и в тайне надеясь, что Клык не заметил его лица во время падения. Скорее всего, его выражение говорило само за себя, а очень не хотелось выказывать испуг перед новым знакомым.
   Они добрались до подножья колонны одновременно и опёрлись каждый со своей стороны, переводя дух. Тишина длилась долго, встрепенулся жнец только когда почувствовал что стал засыпать.
  -- Давно не чувствовал усталости. Даже стал понемногу забывать, что это такое.
  -- У меня как раз наоборот. Мне кажется, что усталость неотъемлема от меня - как дополнительный орган. Нужно найти пищу иначе мы умрём здесь от истощения.
  -- А как вы выживали до сих пор?
  -- Колонны поддерживают в нас жизнь. Но мне это теперь не грозит. Да и сила колонн уже на исходе. Видишь тьму, что вьётся у самого верха купола? Это энергия Зала Вызова. Когда наше заточение начиналось, этот чётный туман был немного выше колонн и закрывал весь купол. Каин часто приносил жертвы, на этом алтаре, наращивая мощь зала. Теперь это лишь отголосок былой славы.
  -- А сколько вампир способен прожить без пищи?
  -- Знахарь не рассказал тебе даже этого? Вот уж любитель тайн и недомолвок. Перестав питаться, примерно через месяц появляется жажда. Через пол года начинает разлагаться тело. Ещё через пол года смерть. Это конечно приблизительное время. У полукровок всё происходит быстрее у хозяев медленнее, но конец один. Время, конечно, ещё есть, однако чем больше мышц затронуто разложением, тем труднее двигаться, а соответственно и добывать пропитание. Чем скорее мы выберемся наружу, тем больше шансов остаться в живых.
  -- Можно просто дождаться пока Знахарь откроет портал и ...
  -- Ты вытащил меня из оков, что бы убить? Лучше уж просто выпей из меня оставшийся дух. Перспектива полуматериальным идиотом бродить по астралу, вдохновляет мало. Хотя думаю, тебя ждёт та же участь. Даже Каин не рисковал проходить арку в ослабленном состоянии.
  -- То есть единственный выход отрыть коридор?
  -- Получается так.
  -- Тогда чего сидим?
   Казавшаяся, в общем-то, простой, процедура разбора завала обещала затянуться надолго. Им приходилось подолгу отдыхать после перетаскивания очередного камня. Делали они это скорее по привычке, поскольку никакого облегчения отдых не приносил. Только монотонность работы кое-как отвлекала от навалившейся усталости. Временами Сету казалось, что всё это ему сниться и стоит открыть глаза над головой окажется родной подвесной потолок. Пару раз он бил себя по щекам, но это протрезвляло разум лишь на минуту или две.
   Через несколько часов, а может лет или веков работы под самым потолком образовался просвет, из которого засквозил свежий воздух. Расширение его до размеров подходящего лаза пошло уже веселее. Наконец Клык нырнул в эту нору, и Сет двинулся за ним. Нагромождение камней перекрывших коридор оказалось не таким уж и большим, десяток шагов может и меньше. Дальше тянулся уже чистый коридор.
  -- Каин видимо планировал вернуться, раз не уничтожил проход полностью. - Предположил Клык и резко схватив за плечё, своего спасителя, оттолкнул назад. - Смотри под ноги.
  -- Что? - Сет недоумённо уставился на пол.
   Единственная странность заключалась только в том, что чуть дальше места, где он стоял, пыль уже не устилала весь коридор, будто недавно тут прошлись веником.
  -- Послушай жнец. Если хочешь прожить достаточно долго, привыкай смотреть третьим глазом постоянно.
   Вздохнув и преодолев сонливость, Сет сосредоточил волю, "включая" истинное зрение. На расстоянии вытянутой руки по полу тянулась светящаяся нить. Именно за ней и начиналась полоса подозрительной чистоты, а при ближайшем рассмотрении было заметно, что пол в разных местах выщерблин, словно каток после хоккейного матча дворовой ребятни.
  -- Постой тут. - Клык исчез в оставленном за спиной лазе.
   Через минуту он снова вернулся, сжимая в ладони мелкого крысёнка. Со словами: "Никогда не любил грызунов" он бросил его на пол и наподдал босой ногой под зад, видимо для придания ускорения. Маленький комок шерсти не прокатился и метра за светящуюся черту, когда прямо из стены вышел, нет, выплыл темный силуэт рыцаря в чёрных доспехах. Не имея ног, он просто висел в центре коридора, сжимая в руках громадную секиру. Эдакий летающий полудоспех. Удар. Пол украсился очередной отметиной, а "крыс" отправился в Валгаллу, как и подобает доблестным воинам, павшим на поле брани.
  -- Нарушитель границы уничтожен, хозяин. - Пробурчал рыцарь и снова скрылся в стене.
  -- Проклятый Каин! - Голос Клыка выражал злобу и безысходность. - Нам никогда не выбраться отсюда.
  -- Что это было? - Сет несколько подался назад при появлении рыцаря, сонливость растворилась, неожиданности всегда бодрят особенно неприятные неожиданности.
  -- Падшая душа. Некоторым людям неймётся пожить подольше. Они готовы продать не только родственников и друзей, но и тело и душу. Некроманты часто пользуются такими глупцами и создают из них безмозглых демонов вроде этого. Обещая вечную жизнь, заключают людской дух в рунную оболочку. Такое создание не может умереть само и его трудно убить, но разума в нём не больше чем у крысы, которую он пристукнул. Ритуал сотворения Падшей Души подразумевает полное согласие жертвы. Душа умирающего должна устремиться к рунному сосуду вместо того, что бы раствориться в спокойствии. Пойманных таким образом можно научить лишь простейшим действиям, например, охранять границу или уничтожить цель. Освободиться они могут - только выполнив предначертание. Пока существует эта линия на полу, страж будет охранять её. Ни у тебя, ни у меня не достанет сил сражаться с ним даже, будь мы в хорошей форме.
  -- И что нам делать?
  -- Понятия не имею. Но легче будет проделать новый коридор в обход черты, чем шагнуть вперёд. Даже если нам удастся проскользнуть, страж будет преследовать нарушителей вечно.
  -- А если мы разделимся?
  -- Не знаю, переловит по очереди. Если ты надеешься, что я пересеку линию первым, он погонится за мной, а ты пройдёшь незамеченным то выбрось эту мысль из головы. Скорее всего, страж связан с чертой и почувствует, когда её проходят. Только приказ создателя имеет власть над Падшей Душой.
  -- Может спросить у него, ну, у нее, что вообще приказал ей создатель?
  -- Это и так ясно: охранять границу. Да и как ты спросишь? Нет, тут тупик.
   Клык сел на пол, прислонившись к стене. Сет последовал его примеру.
  -- Слушай, а что ты там говорил о: "Буду служить вечно" и "формальности соблюдены"? Клятва верности что ли?
  -- Честно говоря, эти слова ни к чему меня не обязывают, как ты понимаешь, но это разрешение для тебя поставить на мне клеймо.
  -- Это как?
  -- Я так понимаю ты один из спящих. Чему Знахарь вообще тебя обучил, если ты задаёшь такие вопросы?
  -- Ну ...
   Сет рассказал свою историю. Это заняло достаточно много времени. Падший Страж ещё дважды выходил из стены, пристукивая очередную крысу и забирая их останки с собой. Клык слушал не перебивая, вопросов не задавал совсем. Под конец Сету показалось, что апостол уснул с открытыми глазами, но когда он замолк, тот стал говорить.
  -- Знахарь видимо боялся говорить тебе всё, а может просто отложил на потом. Вот уж на ком оставить клеймо стоит в первую очередь. Каин никогда ему не доверял.
  -- Так что за клеймо?
  -- Полукровка слышит зов хозяина, потому что носит в себе часть его крови. Свободный давая обет служения Хозяину, позволяет поставить на себе клеймо, по которому тот может найти своего слугу. Выплесни часть своего существа вместе с кровью, мне на кожу и всегда будешь знать, где искать меня. Стереть такой знак я смогу, только если стану сильнее тебя.
   Сначала Сет хотел спросить, как именно это проделать, но по лицу вампира понял, что тот сам смутно представляет процедуру. Оставалось, как всегда, просто попробовать. Он расслабился и скользнул в транс. С каждым разом это получалось быстрее и легче. На этот раз, осматривая тело, он различил тонкие нити энергий, оплетающие всё его существо. Третий глаз, как называл его Клык, был всё ещё активен. Видимо не стоит его вообще закрывать. Нитей было неимоверное количество, они оплетали своей вязью каждую клетку организма, разобраться в этом бедламе было невозможно. Существовала только одна закономерность, все они тянулись в область солнечного сплетения, образовывая там клубок похожий на светящуюся сферу. Если конечно к тьме можно употребить слово - светящийся. Нити и сфера были тьмой - такой темной, что сам чёрный цвет по сравнению с ними был ярок. Может это и есть душа? Тёмная душа жнеца. Сет вытянул руку и коснулся плеча вампира. Из центра сферы он послал часть своей силы к Клыку. Громкое шипение, запах палёной плоти и дикий вскрик. Это заставило жнеца резко открыть глаза. Клык лежал на боку, зажимая плечё ладонью. Из под его пальцев подымался дымок.
  -- Ты с ума сошел! Я, конечно, понимаю, это твоё право, но можно же было предупредить для начала. Эх, чувствую, намаюсь я с тобой.
  -- Прости. Просто попробовать хотел, а получилось ...
  -- Замечательно всё получилось, но было бы ещё лучше, если бы к третьему глазу ты ещё и ум подключал.
  -- Я же сказал, прости.
  -- Тьма простит. Да я не в претензии, просто отвык от боли и этот падший дух ещё. Нужно крепко подумать о следующих шагах.
   Клык вскочил, настолько быстро насколько позволяло его почти мумифицировавшееся тело, и заковылял к лазу. Бормоча себе под нос заковыристые проклятья.
   Оставшись в одиночестве, Сет наблюдал, как очередной грызун пытается пробраться через черту. Откуда тут столько крыс интересно? Чем они тут питаются? Зачем страж забирает останки? Жрёт их что ли?
  -- Эй, падшая душа! - Крикнул он в темноту коридора. Тишина. - Страж!
  -- Страж охранять черту. Переступивший черту - нарушитель. Уничтожить нарушителя. - Послышалось из стены.
   Демон выплыл в центр коридора и, остановившись у линии на полу, скрестил на груди руки, удерживая секиру. За забралом шлема тускло светилось два красных огонька.
  -- Страж охранять черту. Переступивший черту - нарушитель. Уничтожить нарушителя. - Повторил он.
   Сет готов был поклясться, что при этом падший въёдливо его разглядывает, готовясь к атаке. Даже мороз по коже пробежал, а ноги сами отступили на несколько шагов назад. Впрочем, на этом всё и закончилось. Страж ещё некоторое время тупо смотрел перед собой, а затем медленно развернулся и исчез в стене.
  -- Страж! - Сет вздрогнул от звуков собственного голоса.
   Звать демона ещё раз он совсем не собирался, и был несказанно удивлен, когда маленький озорник оставшийся ещё с детдомовских времён, мальчишеская привычка всех подкалывать, заставил его снова крикнуть. Вот уж привычка - вторая натура. Впрочем, самого стража это нисколько не смутило. Он снова появился из своего укрытия и как заведённый проговорил те же слова.
   Когда Сет проделывал эту процедуру десятый или двенадцатый раз на его плечё неожиданно легла холодная рука.
  -- Развлекаешься?
   Только то, что голос был знакомым, удержало жнеца от перепрыгивания черты, сбивания с ног падшего духа и спринта по незнакомому коридору. Ну и, пожалуй, ещё смутное сомнение в том, что удастся вообще повалить на пол безногое, висящее под потолком и закованное в чёрную броню существо. Однако испустить гулкий вопль вперемешку с ругательствами (да такими что некоторые были услышаны им самим впервые) не смогли помешать никакие усилия воли.
  -- Признаться, ты меня несколько оглушил владыка. - Нарочито спокойно проговорил Клык. - Но думаю падшую душу такими воплями не пронять. Как тебе удалось вызвать его? Магия?
  -- Какая магия, блин. - Сет нервно вздохнул. - Позвал просто, да и всё.
  -- Как позвал?
  -- Да сказал "страж" он и вышел.
  -- Хм... Страж!
   Никакого эффекта. Тишину коридора нарушала только возня очередного грызуна подбирающегося к черте. Вампир позвал ещё несколько раз. Возня у завала прекратилась, а вот падший дух выходить почему-то отказывался.
  -- Попробуй снова ты. - Попросил Клык.
   Сет вызвал демона тринадцатый раз. Всё произошло, так как и до этого. То, что осталось от бровей Клыка, удивлённо приподнялось.
  -- Ты понимаешь, что он говорит?
  -- Страж охранять черту. Переступивший черту - нарушитель. Уничтожить нарушителя. Всегда одно и тоже. Ну, ты же слышал.
  -- Слышал, но для меня, его слова только невнятное бормотание, как впрочем, и твои когда ты его зовешь.
  -- Чё?
  -- На каком языке, по-твоему, я говорю?
  -- На русском.
  -- Полагаю, акцента ты не слышишь?
  -- Нет. Чисто говоришь.
   Сет только теперь задумался, каким это образом существо, тысячелетия проведшее в заточении умудряется говорить на вполне современном языке. Тем более, неузнаваемо изменившимся только за последнее столетие.
  -- Поскольку ты понимаешь и меня и стража, а мы с ним только тебя. Полагаю у тебя редкий дар говорить не с ушами, а с разумом.
  -- Телепатия?
  -- Каин называл это - драконий язык. Только эти крылатые твари да пожалуй, Перворожденные владеют им. Дракону ведь нельзя солгать, как ты знаешь.
  -- Не знаю.сейчас, они не водятся.
  -- Ого, что же могло уничтожить столь могучее племя?
  -- Наверное, время.
  -- Да. Время - достойный противник. - Клык на секунду задумался. - Что ещё ты говорил падшему?
  -- Ничего.
  -- Так говори. Эти твари безмозглы так же как и безжалостны. Возможно, удастся обмануть его или хотя бы что-либо выведать.
  -- Страж! - Сет снова обращался к коридорной стене, чувствуя себя совершенно глупо. Ну, о чём скажите можно разговаривать с собакой охраняющей дом? Хотя собаку, по крайней мере, можно соблазнить куском колбасы, а что предлагать демону? В голове всплывала только сказка "О попе и его работнике Балде" там главный герой помниться дурил мелкого беса, подлавливая на словах.
  -- Страж охранять черту. Переступивший черту - нарушитель. Уничтожить нарушителя. - Словно заевшая пластинка бормотал падший дух.
  -- А перелетевший черту тоже нарушитель? - Честно говоря, Сет спросил это, повинуясь скорее глупому желанию поиздеваться над умалишенным, чем какому-то логическому выводу или предположению.
  -- Страж охранять ... - демон замялся, показалось, он даже моргнул, а может просто забрало шлема, на миг, закрыло красные глаза. - Переступивший черту... Лететь нет... Переступивший нарушитель. Уничтожить нарушителя.
  -- Интересно это было разрешение перелетать или он просто с мысли сбился? - Спросил Сет вампира, переведя ему ответ стража.
  -- "Лететь нет" - может означать, что здесь летать вообще запрещено и будет наказываться. Я знаю только что падшие точно следуют словам хозяина. Если Каин приказал ему убивать только перешагнувших вполне может оказаться что проползших это не касается, но проверять я бы не рискнул.
  -- Слушай Клык. Ты ведь мой слуга там и всё такое. Могу я тебе приказать перепрыгнуть...
  -- Конечно, можешь владыка, но не забывай, что клеймо лишь маяк открывающий, где я нахожусь, оно не делает меня рабом. Я, конечно, благодарен тебе за свободу, но если ты сделал это только для того что бы убить меня окончательно, тебе придётся сделать это собственноручно. Демон тебе не поможет. И кстати, я буду сопротивляться. К тому же здесь слишком много крыс для того, что бы рисковать собственной головой.
  -- Ай, точно, о крысах я как-то сразу не подумал.
  -- Именно это в тебе и пугает.
   Клык снова скрылся за нагромождением камней. Вынес очередную крысу и на этот раз, не опуская на пол, метнул грызуна в даль. Обречённый писк эхом отразился от стен. В десяти шагах за чертой коридор делал поворот. Крыса, ударившись в стену, видимо стала искать убежища в знакомых местах, опрометью ринулась назад за черту. Страж нагнал её в метре от завала, по пути опрокинув на спину замешкавшегося вампира, зарубил и, забрав останки, скрылся.
  -- Похоже, первый блин вышел комом. - Прокомментировал наблюдающий эту сцену Сет. - То ли он её убил, потому что она улетела туда, то ли за то, что вернулась. Неясно. Может всё-таки, сам попробуешь?
   Клык молча вернулся в лаз и появился через несколько минут с новой жертвой. Скрутил ей шею и бросил за черту. Тушка тихо плюхнулась у поворота. Жнец скептически повертел головой.
  -- Возможно, мёртвые не являются нарушителями. Они же уже уничтожены. Давай тащи ещё одну.
  -- Мать тьма. - Зло пробормотал вампир, но послушно полез.
   Следующую крысу они просто связали оторванным от рубахи Сета лоскутом. Она упала рядом со своим погибшим собратом и сразу стала пытаться, высвободится. Но главное было в том, что страж совершенно не проявлял к ней интереса.
   Конечно одно дело пролетевшая мимо связанная крыса и совсем другое двое двуногих созданий. Как поведёт себя страж в таком случае, было не ясно. Да и как устроить перелёт? Будет ли считаться перелётом прыжок? Сет пытался спрашивать у стража, но кроме заученной фразы тот ничего больше не говорил. Завязался спор, вернее даже не спор, а неспешное обсуждение обстоятельств и возможных действий. Выводы казались неутешительными: даже если через черту пройдёт вампир и страж не станет его трогать, это ничего не означает. Мало ли чего у падшего в голове. Может, есть ещё какие-то обстоятельства или признаки, по которым можно пересекать черту свободно. В общем, сколько не перебрасывай крыс, а всё равно самому идти страшно тем более первым.
   Когда идеи и предложения иссякли, осталось, просто молча сидеть, прислонившись к стене коридора. Через какое-то время Сет нарушил молчание, крысиная возня под завалом стала действовать на нервы.
  -- Одного не пойму. Как меня угораздило вообще тут оказаться. Какого дьявола Тихому совету понадобилось нападать на имение Знахаря? До этого они вполне мило сотрудничали и вдруг. Заметь не просто пришли проверить, а именно организованно напали. Пусть предатель наплёл им что угодно, но идти на крайние меры из-за показаний какого-то цыгана... глупость. Да и Баро рассказывал всё как-то неуверенно, будто придумывал всё на ходу. Может, Знахарь меня всё-таки подставил?
  -- Видимо о тебе донёс тот вампир, что инициировал тебя.
  -- Он же испепелился...
  -- Не будь наивным, даже если он выпил достаточно твоей крови чтобы умереть, должны были остаться части тела. Скорее всего, он повредил лицо, шею, максимум грудину и руки, если касался твоей раны, клык даю, он выжил.
  -- Но Знахарь говорил...
  -- Знахарь, Знахарь... Я уже сказал тебе своё мнение по поводу этого проныры.
  -- Значит подставил. Вот засранец, ну доберусь я до него.
   Жнец вздохнул, осматривая стены коридора и черту, мерно пульсирующую тусклым светом. Вампир тоже несколько минут пялился на неё и вдруг резко вскочил и бросился вперёд. Прыгнул как молодая лань, пролетев метров, пять, не меньше и, приземлившись без остановки, скрылся за поворотом коридора. Сет ещё несколько минут с отвисшей челюстью вглядывался в изгиб прохода, где исчез Клык, всё было тихо. Страж не подавал признаков недовольства, а вампир назад так и не вернулся, видимо побаиваясь. Крысы снова затеяли свою бесконечную перепалку между камнями. Что же они всё-таки тут жрут эти грызуны, друг друга что-ли? Именно с этой мыслью жнец перепрыгивал через светящуюся линию на полу. Помедлил, резонно предположив, что если уж страж захочет его убить - то всё равно догонит, но поскольку тот явно предпочитал отсиживаться в стене прошел дальше.
   Коридор сделал ещё несколько поворотов и закончился небольшим лазом на уровне колена. Лаз, вернее нора, была явно естественного происхождения. Балки некогда державшие ворота или двери упали, сложившись, крест на крест - получился треугольный ход. Поворотов и ответвлений до этого места не было, значит, Клык явно пролез именно тут. Сет, не раздумывая, полез внутрь, через несколько шагов оказавшись на свободе.
   Снаружи царил вечерний сумрак, хотя может и утренний, солнца не было видно и определить точно не представлялось возможным. Вокруг, насколько хватало глаз, раскинулось поле хаотично разбросанных камней, от совсем маленьких до валунов размером с хорошую лошадь. Клык лежал, прижавшись к земле в десяти шагах от лаза, теперь выглядевшего незаметной трещиной у основания невысокой, два человеческих роста, скалы. Буквально в трехстах шагах далее горел костер, и вампир сосредоточил своё внимание на людях сидевших вокруг огня. Сет присел рядом и ещё раз огляделся вокруг. Где деревня? Где возделанные поля, дороги и лесополосы? Может, портал перебросил его несколько дальше, чем предполагалось изначально?
  -- Где это мы интересно?
  -- В Сумеречных землях, этот цвет неба я не перепутаю ни с каким другим, уж поверь мне. Больше меня интересует другой вопрос: какой тьмой занесло сюда отряд Серафимов что греется у костра? Время конечно не пощадило замок Заката, даже развалин не осталось, но что бы в самом сердце сумрака Серафимы...
  -- Какие Серафимы? Колхозники, наверное, какие-нибудь выпивают или охотники обмывают добычу.
  -- Не знаю о ком, тысейчас говорил, но надеюсь, что тебя натолкнуло на эту мысль их снаряжение.
   Жнец присмотрелся к людям у огня. Семеро. Двое в стальных нагрудниках с длинными широкими ножами у пояса и четверо в бежевых кожаных доспехах. Недалеко опертые о камень стояли два длинных лука, а вокруг костра бегала пара псов светлой масти. Может Толкиенисты какие-то? Одна из собак остановилась, задрав голову к небу, явно косясь в сторону прятавшихся. Сет пригнулся ниже, на всякий случай. Чуть поодаль стоял ещё один воин, закованный в доспехи, напоминающие рыцарские, он стоял, опёршись на длинный, воткнутый остриём в землю меч и что-то высматривал вдали.
  -- Я навидался таких отрядов в достатке. Хотя не совсем таких. - Зашептал Клык. - Те двое в нагрудниках - Пилигримы или идущие по следу. Это их луки и их псы. Стреляют эти выродки не хуже Перворожденных, а уж если такая псина встанет на твой след оторваться почти невозможно. Нам повезло, что мы с подветренной стороны.
  -- А другие?
  -- Послушники - ученики стремящиеся вступить в орден Серафимов. Только десятая часть из них проходит все испытания, но даже просто недолго побыть учеником серафимов большая честь для людей. Странно, что такой слабый отряд забрёл так далеко. Видимо слава Сумеречных земель изрядно потускнела. В любом случае даже два пилигрима слишком много для нас. Псы чуют нежить издалека, а стреляют пилигримы быстро и метко. Лучше обойдём их по широкой дуге, пока ветер не поменялся.
  -- А рыцарь?
  -- Кто?
  -- Ну, тот в доспехах.
  -- А вот это ангел, он то, как раз самый опасный из них.
   Сету ничего не оставалось, как двинуться за уползающим между камней вампиром. Через какое-то время они уже двигались просто пригнувшись. Клык уверенно пробирался вперёд только изредка бросая взгляды на звёзды, тускло светящиеся в небе. Что касается жнеца, тот уже через две минуты не мог бы точно сказать, откуда они начали свой путь. В ответ на все вопросы вампир только шипел, прикладывая палец к губам. Приходилось просто тихо следовать за ним.
   Когда казалось, прошло уже несколько часов в безостановочном движении неизвестно куда, Сет ощутил смутное беспокойство. Небо. Оно оставалось всё таким же предрассветно серым, не темнея и не светлея. Если до этого ещё можно было надеяться на то, что они находятся где-то недалеко от бабушкиной деревни, то теперь жнец всё больше убеждался что это не так.
   Вампир поднялся в полный рост, давая понять, что можно уже не таиться.
  -- Клык, а ты сможешь найти вход в Зал Призыва?
  -- Да что тут искать? - Он неопределённо махнул рукой вправо. - Четыре полёта стрелы туда, а там сразу будет заметно.
  -- Ага. - Сет глянул в предложенную сторону. Хотя можно было и не смотреть, всё вокруг было однообразно. Оставьсейчас его тут одного, и он будет ходить кругами до второго пришествия. - А куда идём?
  -- К Бархатному лесу. Это единственное место, где люди поселятся в первую очередь. Значит там, и найдём пищу.
   Жнец хотел задать ещё несколько вопросов, но подумал что это будет уместнее если они не найдут этот, как его там, Бархатный лес. В душе ещё теплилась надежда, что где-то рядом деревня, город или хотя бы асфальтированная дорога со снующими по ней автомобилями. Вот уж он посмеется тогда над Клыком с его "Серафимами" и прочими "идущими по следу".
  -- Глава 13
   Ноги уже начинали гудеть. Сет совершенно сбился с чувства времени и направления. Чудилось, что он всю жизнь бредёт среди камней, глядя в спину шагающего вампира. Как назло ничего созданного человеческими руками не встречалось, зато на горизонте появилась тёмная полоска, по мере приближения действительно оказавшаяся опушкой леса. Жнец окончательно потерял присутствие духа.
  -- Это он. - Клык казалось, наоборот повеселел, попав в знакомые места. - Теперь обнаружить жильё дело быстрое.
  -- Быстрое?
  -- Есть всего несколько мест, где растут эти лесные гиганты. - Вампир похлопал по стволу ближайшего дерева. Оно было неимоверно высоким, с прямым, как шпиль башни стволом и совершенно чёрной корой, обрамлённое тёмно-зелёной кроной. Листья ковром укрывающие землю имели бархатистую поверхность и размерами не уступали лопухам. - Только их древесина не уступает в прочности металлу. Конечно, она трудна в обработке, а уж завалить такое деревце и вовсе занятие не из лёгких. Обычно лесорубы селятся на краю леса целыми семьями, по месяцу обрабатывая каждый ствол. Так и живут по пол года. Затем собирают из заготовок большую подводу на колёсах и двигаются к городу. Их место тут же занимает другая семья. Так что без еды не останемся. Почистим несколько лесопилен, наберёмся сил и назад к порталу.
   Только теперь жнец понял, что застрял тут надолго. Это сколько времени пройдет, прежде чем Клык восстановиться? Еще нужно не попасться на глаза лесорубам и серафимам, если конечно это действительно были они.
   Вампир между тем продолжал всё дальше углубляться в чащу. Буквально через несколько минут в стороне послышались тупые удары.
  -- Вот и добыча.
   Глаза Клыка блеснули в глубине красным огоньком, и он ринулся в направлении звука.
   На поляне вокруг свежесрубленного дерева сновали три человека с громадными топорами. Мерно и степенно очищающие упавший ствол дерева от лишних веток. Дело шло медленно, даже отростки толщиной в палец не желали отсекаться с первого удара. Мужчины выглядели устало и были полностью сосредоточены на работе, поэтому заметили "гостей" только когда Клык ударом в висок сбил с ног ближайшего дровосека.
  -- Что за?
  -- Мертвецы! - Крик эхом разошелся по округе.
   Второй мужик, стоящий возле вампира, размахнулся топором, метя нежити в голову. Сет тем временем занялся третьим. Занялся, конечно, звучит несколько преувеличено, поскольку тот, испустив вопль, кинулся бежать. Пришлось гнаться, проявляя чудеса эквилибристики. Упавшая листва долго сохраняла свежесть и, лопаясь под ногами, выпускала сок. Бежать было скользко. Дровосек видимо привычный к этому делу, сразу же оторвался от преследователя, затерявшись в кустах. Его выдавало только громкое сопение вперемешку с ругательствами и хлёсткие звуки раздвигаемых веток. Так продолжалось несколько минут пока жнец, пытаясь обогнуть очередное препятствие, не поскользнулся, распластавшись между двумя торчащими из земли корнями. Всё бы ничего, но правая нога прочно запуталась в низком колючем кустарнике. Пришлось еще пару минут выпутываться. За это время беглец успел удрать на достаточное расстояние, что бы его перестало быть слышно. Читать следы Сета в интернате не учили, соответственно гнаться дальше смысла не имело. Оставалось вернуться, вот только куда? Жнец оглянулся, почесав в затылке. По идее раздавленная его ногами листва должна была чётко выделяться, показывая, откуда он прибежал. Однако легче было найти чёрную кошку в темноте, чем свои же только что оставленные следы. Помыкавшись, туда сюда он понял что заблудился. Хотел даже звать на помощь, но это было бы довольно стыдно. К тому же вдруг его обнаружат ещё какие-нибудь дровосеки, а выглядел Сет действительно как мертвец, и сие обнаружение было чревато нехорошими последствиями.
   Оставалось внимательнее поискать свои следы. Когда он нагнулся, трогая руками примятую листву (как будто это могло помочь, если даже на вид она ничем не отличалась от непримятой), над лесом прозвучал дикий вопль. Такой мог испустить только жутко напуганный человек. Что могло напугать людей, постоянно живущих в лесной глуши как не появление вампира. Видимо Клык орудует. Сет опрометью бросился на звук. Пришлось, правда, изрядно поплутать, но крики время от времени повторялись, направляя в нужную сторону.
   На небольшой просеке сгрудились несколько обмазанных глиной строений, больше похожих на сараи для скотины, чем дом человека. Домики так живописно вписывались в чащу леса, что жнец выбежал на середину двора, прежде чем понял, что достиг цели. Только одно здание более менее походило на человеческое жильё. Длинный серый барак с несколькими тускло светящимися окнами. У крыльца лежала пара растерзанных тел забрызганных кровью. Внезапно дверь барака слетела с петель и, пролетев несколько шагов, разлетелась на доски, ударившись о землю. Из проёма появился Клык. Бурые пятна почти полностью покрывали его нагое тело. От вампира валил пар, будто он выходил из бани. Кровь быстро впитывалась в его кожу, обновляя и восстанавливая её. Это был уже не тот мумифицированный доходяга, которого Сет встретил в зале призыва. Вампир стал выше ростом и выглядел теперь более похожим на человека. Левой рукой он тащил за собой маленькое тельце ребёнка. Девочка не сопротивлялась, позволяя как куклу тянуть себя по полу.
  -- Ты всех их убил? - Голос Сета дрожал.
  -- Надеюсь что да. - Теперь было заметно, почему у вампира такое прозвище, кривая улыбка обнажила только один выступающий над губой длинный клык. - Трое лесорубов в лесу, судя по возрасту: отец и два сына. Здесь были мать и две невестки, ну парочка детишек. Вот кстати одно.
   Клык дёрнул рукой и маленькое создание, пролетев дугой, шмякнулось у ног жнеца. Ребёнок не издал ни звука. Из бездонных голубых глаз градом катили слёзы. У Сета мурашки побежали по загривку.
  -- Я спрашиваю не о том. Какого чёрта ты устроил тут бойню!? Можно было сделать всё тихо, не привлекая внимания и без ненужных смертей! Дебил!
  -- Тень тьмы! Я и забыл что тебе всего несколько месяцев от роду жнец. Ты всё ещё считаешь себя человеком? Очнись! Либо мы забираем их жизни либо они укорачивают наше посмертие. Если будешь играть в великодушие, долго не протянешь. Сколько по твоему нужно времени, чтобы набраться сил и при этом не привлекать внимания? Пол года, год? У тебя есть это время жнец? Долго тебе удастся бегать от пилигримских псов по лесу, кишащему серафимами? У нас с тобой только один метод - внезапность и скорость. Или послушники серафимов станут сдавать экзамены, снося наши головы. Выпей это дитя и садись медитируй распределяя дух. Нечего изображать благородного рыцаря, ты хищник и либо будешь жить хищником, либо превратишься в падаль - выбирать тебе жнец.
   Клык резко развернулся и снова скрылся в бараке. Сет взглянул в глаза девочки, осознавая, какая пропасть теперь отделяет его от прошлой жизни. Если несейчас, то позже ему всё равно придётся убивать невинных ради выживания. На душе стало мерзко. Стоит ли влачить столь жуткое существование. Скольких отцов, братьев и сыновей потребует его жизнь в качестве жертвы? Одно дело убивать врага в бою и совсем другое - хладнокровно отнять душу ребёнка. Он поднял девочку, усадив её себе на колени.
  -- Не плачь маленькая, всё будет хорошо.
  -- Будет... - согласился ребёнок.
   В маленькой ручонке что-то блеснуло и с размаху впилось жнецу в глаз, заставив зарычать от боли.
  -- Твою мать!
  -- Чтоб ты сдох проклятый ублюдок!
   Мелкая фурия проворно вывернулась и попыталась ткнуть Сета и в другой глаз. Он инстинктивно вскинул руку защищаясь. Маленький посеребрённый стилет насквозь пронзил ладонь, на мгновенье, парализовав руку ниже плеча. Девочка продолжала грязно ругаться, смело, размахивая своим маленьким оружием перед лицом опешившего жнеца. Тот поначалу пятился назад глупо глазея на нахалку уцелевшим глазом. Затем перехватил очередной замах, легко приподнял нападающую над землёй и приблизил её лицо к своему. Вдох разошелся по телу приятной прохладой, освежая уставшие мышцы. Когда дух девочки зеленоватой дымкой скрылся в глотке жнеца, её тельце обмякло, а в остекленевших глазах застыла злобная ненависть. Сет медленно уложил труп на землю и поскольку тот продолжал яростно пялиться ненавидящим взглядом в небо опустел ему веки. Усталость отпустила мышцы, словно он хорошо отдохнул, а вот и без того плохое настроение стало ещё хуже. Он проделал всё очень быстро, инстинктивно, скорее защищаясь, чем нападая, изначально даже не собираясь причинять девочке вред. Отчего же такое чувство, словно он совершил нечто мерзкое и отвратительное намеренно? Если бы он стал копаться в чувствах, обуревающих егосейчас, ещё хоть несколько минут, возможно, просто сошел бы с ума или впал в депрессию, но этому помешал Клык, снова появившийся снаружи. Теперь на вампире красовались чьи-то сапоги с заправленными в них кожаными штанами и почти белая свободного кроя рубаха явно ему великоватая, довершал картину длинный тёмно зелёный плащ с капюшоном.
  -- У меня плохие новости. - Говоря, Клык попытался смахнуть с рубашки бурое пятно, но только ещё больше его размазал. - Похоже, серафимы тут гостили. Оставили припасы и кое-что из амуниции. Думаю лошадей тоже... Жаль нельзя ими воспользоваться, кони у них как собаки. В том смысле, что слушаются только хозяев. Значит, они сюда вернуться и скоро. Но, думаю, мы успеем навестить ещё пару лесопилок.
   Увидев на лице Сета угрюмое выражение, вампир подошел ближе и заговорил таким голосом, словно сообщал великую тайну.
  -- Прошу прощения мой лорд, что позволил себе несколько вспыльчивый тон, это мне совсем не свойственно. Жажда, томившая меня почти тысячу лет, после освобождения стала совсем нестерпимой, застилая мои глаза кровавой пеленой. В лесу, увидев у спиленного дерева людей, я больше не смог себя контролировать.
  -- Так поэтому ты как полоумный ринулся в драку?
  -- Именно так. Услышав же в близи, шум человеческого жилища, обнаружил, что ноги несут меня туда сами, против моей воли, хотя разумнее было помочь тебе в поимке третьего дровосека. Мне стыдно, что я не помог тебе в схватке с ним.
  -- Схватке? Ну, в общем-то, он как бы того, удрал...
  -- Что!? Мать тьма!
  -- А чего ты ждал? Я в лесу то был ... не был никогда я в лесу, вот. Заблудился, пока туда сюда...
  -- Это ведь даже не лес, скорее роща, её насквозь можно за утро пройти. Как здесь можно заблудиться? Ладно, в любом случае это уже не имеет значения. Прыткий лесоруб, скорее всего уже на пол пути к отряду серафимов. Значит, поиски других лесопилен отменяются. Надо уносить ноги и прямо теперь. Надеюсь, у нас хватит сил пройти портал Каина, хотя шансы мизерны, но псы пилигримов разыщут наш след быстро, а как только ангел их отряда оповестит свой орден о нападении, на нас откроют настоящую охоту.
  -- Оповестит орден?
  -- Ангелы умеют общаться на расстоянии. Как только лесоруб примчится к стоянке отряда, Орден серафимов узнает, что в лесу видели немертвь, а вот когда их отряд прибудет к лесопилке и обнаружит весь этот беспорядок. - Клык окинул взглядом тела убитых им людей. - Через несколько ночей сюда набежит целая армия. За это время нам нужно запутать след и вернуться в зал. Было бы совсем замечательно ещё и подкрепиться по дороге.
  -- Сколько тебе нужно крови для полного... эээ... насыщения?
  -- Чувствую я себя уже достаточно хорошо, но до былой силы ещё далеко.
  -- Я думал вампиры накапливают кровь постепенно, а не сразу выпивая целые семьи.
  -- Это так, но я уже порядком перерос фазу "свободного" и достаточно долго испытывал голод. Моё телосейчас как бездонный колодец. Но не будем терять времени, каждая секунда теперь дорога, идём.
   Они углубились в чащу леса. Здесь было не так много деревьев, как показалось Сету изначально. Все они были одного вида и, похоже, даже одного возраста, молодняка было совсем мало. Повсюду росли однообразные колючие кусты с жидкой и мелкой листвой, их иглы цепко впивались в штанины, быстро превратив брюки ниже колен в лохмотья. Клыка от такой участи защищали высокие сапоги, а плащ он смотал в "трубочку" и перебросил через плечо.
  -- Этот лес с севера граничит с землями Заката. То каменистое плато, с которого мы вышли к лесу имеет практически правильно круглую форму. В центре этого каменного поля и стоял некогда Закат. - Начал вампир учительским тоном. - Беда в том, что с севера на юг протекает Безымянная, частично омывая с востока земли заката и практически обнимая лес своим руслом оставляя нам только один путь - на юго-запад. Серафимам это известно, так же как и нам, следовательно, они двинуться на перехват.
  -- А почему не пойти в другую сторону? Перейдём реку пару раз, может, собьём собак со следа.
  -- Не может, а точно собьём. Никто, зайдя в Безымянную, хотя бы по пояс, никогда не возвращался назад. Нас даже искать перестанут. Вода в этой реке расправиться с нами быстрее сабель серафимов. Нет, у нас есть только один способ уйти. Заставить погоню думать, что мы скрылись в Империале. Никакие другие уловки не сработают против "идущих по следу".
  -- Что-то не нравиться мне как ты произнёс это - "Империал".
  -- Когда узнаешь об этом месте больше, тебе это понравиться ещё меньше.
  -- Идти ещё долго?
  -- Ночь и полночи.
  -- Тогда рассказывай.
  -- Империал. - Клык произносил название с ударением на первый слог. - Загадочное место. Некогда столица великой империи предтечей. Мне о них известно мало, не люблю прошлое. Знахарь знает их историю лучше. Знаю только, что они были задолго до появления людей, возможно даже раньше Перворожденных, хотя последние и отрицают это. Всё в истории мира временно и империя предтечей была не исключением, она пала, как и многие после неё. Остался только мёртвый город, ранее бывший столицей. Если спросить любого старожила об этом городе, он ответит, что город был всегда. Ни войны, ни катаклизмы, ни даже всепоглощающее время не смогли стереть его. Он стоит, как и веками до этого, печальным напоминанием о судьбе всех великих империй. Никто оставшийся внутри стен на ночь не доживает до утра.
  -- Тут же вечные сумерки.
  -- Только вблизи земель Заката. Империал находиться на границе этих земель, утро там наступает. Правда день продолжается недолго, именно это останавливает любых исследователей, стремящихся изучить город. С наступлением темноты что-то происходит и на утро в городе не остаётся никого, кто посмел остаться там на ночлег. Каин, во время войны, пытался сделать город своим форпостом, мы оставляли там боевые группы, готовые к любым передрягам, но все они просто исчезали к утру.
  -- Вампиры ходили там днём?
  -- Пробирались скрываясь в тени специальных плащей. Ты же не думал, что можно вести большую войну используя только ночи? Солнце опасно, но и от его взгляда можно укрыться. В общем, потеряв несколько отрядов, Каин отказался от мысли использовать Империал и нацелился на Замок Луга, Знахарь рассказывал, чем это закончилось.
  -- Может Империала уже не существует, как и Заката?
  -- Нет, нет. Это вечный город. Его стены не разрушаются, а улицы не заметает грязью. Есть легенда говорящая, что это пуп мира, если падут стены Империала, рухнет и всё сущее. Видимо боги присматривают за порядком внутри города. - Клык улыбнулся одними глазами, с видом будто и сам не верит в то, о чём говорит. - Я видел много загадочных вещей и почти все из них оказались - надувательством, дымом и зеркалами, но Империал это что-то действительно чудесное. Он тебе понравиться. Главное не пропустить момент, когда солнце опуститься за горизонт.
   И они шли и шли. Невозможность определять время, хотя бы по солнцу, удручала жнеца. Кроссовки, в которые он был обут, постепенно превращались в решето, разрываемые колючками кустов. Ноги выше коленей страшно саднили, будто исцарапанные бешеным котом. Сет не истекал кровью только потому, что постоянно контролировал ранки силой воли, на заживление он перестал отвлекаться почти сразу, поскольку это не имело смысла, на месте зажившего шрама через пару минут появлялись три новых. Решив, что лучше будет после похода сразу исцелить их все, он просто запретил крови вытекать из тела.
  -- Клык, ты же говорил, что этот лес можно пройти за одно утро. Мне кажется, мы идём достаточно долго, что бы он уже два раза закончился.
  -- Это потому что мы идём вдоль, он длинный, но узкий.
  -- А почему не выйти из него и не пойти тоже вдоль, только не по лесу, а рядом? Или мы путаем следы?
  -- От пилигримов бесполезно путать след, а чем тебе не нравиться ходьба внутри?
  -- Вот этим. - Сет указал на палец ноги, торчащий в прорехе кроссовка.
  -- Ну, так нужно было взять ещё одни сапоги в лесопильне.
  -- И почему же мы этого не сделали?
  -- Я себе взял.
  -- А о других тебя заботиться не учили?
  -- Нет. Зачем задавать такие вопросы существу изначально созданному для вечного одиночества. Вампиры заботятся только о себе, лишь иногда подчиняясь воле более сильного. По-настоящему великий лидер может собрать под своё командование армию немертви, но если хоть на мгновение кто-либо усомниться в его силе, то сразу сбежит от командира. Только Каину удалось держать в повиновении громадное войско, ибо он понял, что мы не в состоянии объединиться даже чтобы дать отпор угнетателю, а по одиночке он мог расправиться с любым из нас.
  -- Зачем ты тогда мне помогаешь? Я для тебя только обуза.
  -- Ты мне нужен, что бы освободить апостолов и ради этого я готов послужить тебе даже несколько веков.
  -- Зачем освобождать, если ты одиночка? Ты перечишь сам себе.
  -- Восстав против Каина, мы заключили союз между собой. Для вампира, конечно, это звучит дико, но это так. Мне удалось убедить остальных апостолов что, только подчинившись общему делу, мы сможем по настоящему стать свободными. Они чуть не казнили меня, пока мне удалось вбить в их сознание эту простую истину. Только задумайся: существо, прожившее тысячу лет, веками копившее силы и мудрость не может понять такой малости. Такими видимо нас создала вселенная, что бы мы не расплодились и не пожрали всё вокруг. Вампиры всегда проигрывают войны только по одной причине - мы не можем петь хором. Получив реальное бессмертие, получаешь ещё и вечное одиночество. Только осознание конечности бытия заставляет существ сбиваться в стаи. Для нас это невозможно.
  -- Но ты же был человеком.
  -- Только это и позволило мне понять все, о чём я говорил, но боюсь, через какое-то время я снова стану вечным одиночкой. Не обольщайся, со временем, тебя ждёт та же участь. Это лишь вопрос времени.
   Клык замолчал, задумавшись о чём-то своём. Однако раздумья не мешали ему сноровисто проскальзывать между кустами и ветками, почти не сбавляя темпа. Сету приходилось труднее, лес явно на него ополчился и каждая иголка кустарника и травинка, торчащая из земли, стремились если не подставить подножку, то хотя бы зацепиться за одежду. Ветки деревьев вообще поступали подло, постоянно появляясь со стороны левого, слепого глаза и хлёстко лупя по лицу. Клык даже не пытался придерживать ветви, когда сгибал их своими плечами, а Сет шёл слишком близко к нему чтобы успевать увёртываться от ударов. О том же что можно идти вне леса вампир, казалось, вообще забыл.
   Когда жнец уже стал тихо сатанеть и придумывать планы жестокой и кровавой расправы над вампиром лес резко кончился, и они оказались на равнине редко утыканной небольшими холмами. Трава, ковром покрывающая землю, была здесь густой и совсем низкой, чуть выше щиколоток торчащих из дырок в обуви Сета. Она имела бледно серый цвет, кое-где правда виднелись пятна салатного. Такой цвет травы видимо обуславливало отсутствие солнца. Непонятно только почему в лесу растения зелёные, там ведь тоже не бывает рассвета. Сет решил не морочить голову вопросами без ответов, и коротко бросив вдогонку Клыку короткое, "Привал" завалился на спину. Жнец не удосужился проверить, расслышал ли вампир его или нет, остановился или пошел дальше, он просто лёг, закрыл уцелевший глаз и расслабился, скользнув в транс. Состояние организма в целом было удовлетворительное, неглубокие порезы на ногах удалось быстро залечить, а вот с глазом дела обстояли неважно. Стилет насквозь пронзил глазное яблоко ещё и обуглив края раны частицами серебра. Всё конечно поправимо, но повозиться придётся пару недель. Вот ведь подстава, девчонка казалась такой напуганной и жалкой, а ведь вполне могла и вовсе лишить жнеца зрения, а то и убить. Хотя всё равно жутко, что пришлось отнять жизнь у ребёнка. В любом случае исправлять содеянное поздно, оставалось только пообещать себе, что подобное не должно повториться никогда и ни за что. Это конечно не успокоило грызущую душу жнеца совесть но, по крайней мере, позволило немного её отвлечь.
   Он снова сосредоточился на больном зрении, поправляя энергетические линии идущие к повреждённому глазу. Каждая тёмная нить, оборванная стилетом, исправлялась с трудом. Видимо положение хуже, чем ему показалось в самом начале, и лечиться придётся дольше. Сет трудился над восстановлением глаза, пока нити перед внутренним взором не стали двоиться, а попытки сосредоточения не начали вызывать головную боль. На этом он решил прекратить исцеление и открыл глаза, то есть глаз.
   Клык сидел на траве в нескольких шагах, молча, глядя на жнеца. Заметив, что тот очнулся, вампир поднялся.
  -- Думаю, нам стоит торопиться. Время не ждёт.
   Идти по траве было намного легче. Скорость идущих увеличилась. По мере продвижения всё чаще в массе серой травы стали попадаться светло зелёные, а затем и зелёные островки. Кое-где стал попадаться невысокий кустарник. Несмотря что со времени как они вышли из Зала Призыва, отдыхать им ещё не приходилось, Сет совершенно не чувствовал усталости. Накапливалось лишь раздражение и желание заняться чем-нибудь кроме бесконечного блуждания, к тому же неизвестно где. Всё больше жнец задавался вопросом: куда же он, собственно говоря, попал. Учитывая, что Клык достаточно легко ориентируется в этих местах - существуют они давно. Почему же до этого Сет о них ничего не слышал? Снова вопросы и ни одного ответа.
  -- Послушай Клык. Я немного рассказывал тебе о местах, из которых я родом. То где мы находимсясейчас, совершенно не вяжется с тем, откуда я пришел. Тебе не кажется странным, что за века твоего заточения мир вокруг совершенно не изменился?
  -- Ну почему же не изменился? Изменился. Серафимы разгуливают по развалинам Заката, даже не подозревая об этом.
  -- Да я не о том. Тысяча лет - громадный срок. Люди давно придумали автомобили и самолёты, какого чёрта серафимы ходят с луками? Им полагается ездить на танках и мочить нежить огнеметами.
  -- Как можно "намочить" что-то тем, что метает огонь или я неправильно понял - "огнемёт"?
  -- Правильно, только "мочить" - это убивать и ...
  -- Я внимательно слушал твой рассказ и честно говоря, был несколько удивлен, что вижу вокруг лишь старые развалины вместо тех новых городов, что ты описывал. Однако считаю глупым размышлять о том, чего не могу понять. Нам стоит сосредоточиться на сиюминутных надобностях. Оторваться от погони, набраться сил и проникнуть за арку ворот Зала Призыва, а там думаю, Знахарь разъяснит недостающее.
  -- Да, но раз уж мы всё равно просто идём, можно же и поразмышлять в слух...
  -- Разве что после того как оторвёмся от погони - Мрачно сказал Клык, указывая назад.
   Сет оглянулся. Они как раз находились на вершине очередного холма, поэтому местность вокруг просматривалась замечательно. На самой границе видимости можно было различить далёкие фигурки преследователей.
  -- Они нас пока не видят, тьма наш друг, но скоро псы учуют наше присутствие, нужно бежать.
  -- Я как-то и забыл что тут темно. Как обычные люди вообще ориентируются здесь? Те же лесорубы, я не заметил у них факелов.
  -- Не так уж здесь и темно, по крайней мере, не настолько что бы ходить на ощупь, а серафимы уж точно видят не намного хуже своих собак. Бежим.
  -- Глава 14
   Время даже не тянулось, оно, словно остановилось. Сету вспомнилось, что в сказках иногда говорилась фраза: "Долго ли коротко ли шли, добры молодцы". Это как нельзя лучше подходилосейчас к ним. Сколько они уже бегут? Если раньше, в бытность свою человеком, жнец мог хотя бы по усталости отсчитывать проходящие часы, то теперь и этого был лишен. Когда он переступил арку в пещере Знахаря? Неделю назад, а может месяц? Казалось, это было всего несколько минут назад, но события, произошедшие за последнее время, не могли занять так мало.
   Клык на бегу сорвал с плеча скрученный плащ и, расправив его, накинул на плечи, замотавшись с ног до головы, став похожим на жреца какого-нибудь культа. Из глубины накинутого ему на голову капюшона не было видно даже носа.
   Небо стало стремительно светлеть. На горизонте показалось нечто напоминающее куриное яйцо, воткнутое тупым концом в землю. Это странное видение то появлялось, то исчезало, если путники спускались с очередного холма. Но с каждым покорением нового холма было заметно, что оно приближается. Конечно "яйцо" стояло на месте. Это бегущие всё ближе подходили к цели своего пути.
   Несмотря на то, что Клык задал достаточно резвый темп, серафимы их нагоняли. С такого расстояния уже даже было видно почему. Их отряд был верхом. Прислушавшись можно было различить далёкий лай собак, учуявших добычу.
  -- А почему мы не разогнали их лошадей на лесопилке?
  -- Потому же почему не взяли ещё одну пару сапог.
  -- То есть мы тупицы.
   Вампир не ответил, хотя Сет в принципе и не ждал ответа, поскольку произнёс последнюю фразу скорее как утверждение.
   Погоня между тем уже сумела заметить беглецов и собаки с лая перешли на истошный вой. Клык ускорил бег.
   До Империала было уже рукой подать. Скала, имеющая почти правильную форму яйца, была окружена снизу стеной. По мере приближения становилось заметно, что стена достигает половины высоты скалы, но не идёт вокруг неё, а лишь пристроена с одной стороны как подкова, упираясь торцами в скальную породу. Где-то посередине этой подковы стояли, немного приоткрытые, ворота. Вампир бежал именно к ним.
   Когда от ворот их отделяло меньше сотни шагов, а от погони не больше двухсот в небе засияло солнце. Оно не взошло над горизонтом, как и подобает светилу, а резко проявилось почти в самом зените, расплескав по раскинувшейся долине свои сжигающие нежить лучи. Даже, несмотря на накинутый плащ и тень от близкой стены Империала вампиру видимо досталось от этих лучей. Он злобно не то зарычал, не то заскулил и, не сбавляя темпа, ворвался в просвет между створками ворот. Сет тоже не стал раздумывать, поскольку топот копыт раздавался очень близко.
   Внутри, огороженного стеной двора, оказалось только свободное пространство, вымощенное светло-серым камнем. Никаких домов и построек только огромная площадь размером с три футбольных поля. Лишь в самой стене скалы, в которую и упиралась эта площадь, был вырублен замок. Сет представил, каких титанических усилий видимо потребовалось от древних рабочих, чтобы выдолбить в скале такое громадное строение. Впрочем, разглядывать его долго было совсем некогда, Клык на всей скорости нёсся к замку, а жнец старался хотя бы не отставать.
   Через пару минут они юркнули в настежь распахнутую дверь замка. Впереди был громадный прямоугольный зал без окон. Да и откуда им взяться, если замок полностью находился в утробе яйцевидной скалы. Колонны, поддерживающие свод зала, пол, потолок, стены - всё было из серого темного камня, такого же, как и скала снаружи. Каждый метр камня был покрыт резьбой. Кое-где в виде картин непонятного содержания, а где и просто узорами. Только пол был девственно чист, прямо отполирован. Смотрелось внушительно и красиво, хоть красота эта и была несколько мрачноватой. Совершенно отсутствовали признаки цивилизации, впрочем, и запустения тоже. Никакого мусора, пыли, грязи. В каждой колонне на массивном древке, наискосок висел стяг. Они были разными по цвету и содержанию, но схожи одним - выглядели так, словно их только принесли из прачечной. У дальней стены на возвышении стоял высокий трон из дерева, обитого красной кожей, судя по размерам, сидеть в нём должен был исполин в два человеческих роста. За каждой колонной, в стене были проходы, видимо ведущие в другие помещения.
   Клык сбросил капюшон, подошел к ближайшей колонне, взбежал по ней вверх, ухватился за древко флага и, сделав сальто, спрыгнул на пол вместе с флагом, проделав всё так, словно всю жизнь этим и занимался. Он оторвал полотнище от деревянной палки, на которой то крепилось, и уверенно направился в первый левый от входа коридор, за колонной.
   Сет украдкой всё ещё поглядывал в сторону выхода, ожидая погони. Заметив это, вампир заговорил.
  -- Сомневаюсь, что они осмелятся.
  -- Что?
  -- Зайти даже за ворота стен, а не то, что разгуливать внутри замка.
  -- Зачем же мы как полоумные бежали через всю площадь?
  -- Солнце. - Многозначительно сказал Клык, скрываясь в боковом коридоре.
   В темноте прохода была лишь маленькая комнатка, в центре которой возвышалась винтовая лестница без перил. Подниматься по ней было страшновато но, увидев, что вампир проворно полез вверх, Сет решил не отставать, чтоб не заблудиться, как это было в лесу. Лестница закончилась коротким коридором ведущим наружу. Там сияло солнце, и Клык, остановившись, присел у стены недалеко от выхода, на расстоянии, достаточном чтобы солнечные лучи не попали на него.
  -- Придётся немного подождать, пока тень скалы не накроет эту часть здания.
   Вампир опёрся о стену и стал руками разрывать флаг на полоски толщиной в ладонь после чего, по очереди привязывал их одну к другой, получалась вполне длинная полоса ткани. Сет догадался, что Клык хочет спуститься со стены, используя эту импровизированную верёвку. На счёт безопасности такого спуска жнец предпочитал даже не думать. Скорее всего, Клык знает что делает, иначе он просто бы не прожил достаточно долго, что бы стать апостолом. Вампир молчал и нервно кутался в плащ, хотя сидел в густой тени. Видимо пребывание в этом замке не доставляло ему особого удовольствия.
   А вот Сету было глубоко наплевать на ультрафиолет. Он спокойно вышел наружу и огляделся. Это был выход на крепостные стены города. Толщиной стены были, пожалуй, метров десять и состояли из кусков всё того же тёмно-серого камня. Наверное, выдалбливая замок внутри скалы, хозяева использовали отколотые куски для постройки этих оборонительных сооружений. Жнец выглянул в одну из узких бойниц открывающих обзору окрестные земли.
  -- Высоко. С десятиэтажку не меньше. Слушай Клык, а ты мог бы просто спрыгнуть вниз? Ты же бессмертное создание и всё такое.
  -- Я был тут раньше. Странно второй раз разрывать на полоски тот же стяг что и прошлый раз. - Вампир оскалил единственный клык, видимо это означало усмешку, но со стороны смотрелось довольно зловеще. - Тогда моя верёвка оказалась недостаточно прочной, я пролетел до земли треть высоты этих стен. Как видишь, приземление не убило меня, сомневаюсь, что оно убило бы меня, упади я и с самой верхушки, но тогда я сломал ногу и пару рёбер. Дальнейшее путешествие до лагеря показалось мне сомнительным удовольствием, а ведь наши войска находились совсем рядом.
  -- Так ты уже был здесь?
  -- Да. Из-за глупой оплошности меня загнал суда отряд перворожденных. Входить внутрь они не стали. Мне же ничего не оставалось, как ждать смерти с наступлением темноты и я решил изучить окрестности. Обнаружил вот в этом месте стык стены со скалой, который образует закуток, не просматривающийся от ворот. Сделал из вот этого самого стяга верёвку и на закате спустился вниз.
  -- А скоро наступит ночь? Не хотелось бы быть здесь, когда стемнеет.
  -- День на таком расстоянии от сумеречных земель равен где-то четырём факелам. (Факел - палка, конец которой обёрнут ветошью, пропитанной смолой определённого сорта деревьев, горит около получаса.)
  -- То есть время побродить и посмотреть замок у меня есть?
  -- Избегай длинных спусков. Под городом такие катакомбы, что в них можно бродить вечность, а заблудиться очень просто.
   Говоря всё это, Клык ни на секунду не прекращал своего занятия - то есть разрывал стяг, связывал лоскуты, нервничал, подёргивая плечами, и кутался в плащ. Сету подумалось, что древние воины, которым принадлежало это знамя, переворачиваются в гробах, глядя на это глумление над их святыней. Однако говорить об этом вампиру не стал, а спустился по лестнице в большой зал, выбрал ближайший проход и побрёл туда, надеясь, что идеальная память жреца всегда подскажет ему дорогу назад.
   Строение внутри скалы ничем не отличалось от земных средневековых замков. Множество коридоров, лестниц, переходов, гобеленов и мозаик на стенах. Разве только полное отсутствие окон и каминов делали его особенным. Если с каминами всё было более-менее понятно - видимо тут достаточно мягкий климат, то с окнами сложнее. Предположим, что мифические предтечи отлично видели в темноте, но вот как проветривались все эти помещения, сырости внутри совсем не ощущалось. А если к хозяевам заглядывали гости, пользовались свечами и факелами? Ни того, ни другого Сет не видел ни в одной комнате, хотя множество других мелочей находились на своих местах. Стулья, столы, гардины вдоль стен и засланные постели в спальнях. Всё это выглядело если не новым то, по крайней мере, чистым и свежим. Судя по обстановке бывшие жильцы мало чем отличались от людей. Даже туалетные комнаты в замке попадались, а вот окна и вентиляция - нет.
   Сет задумался, как бы чувствовал себя обычный человек, попади он в это место. Он "выключил" зрение жнеца и обнаружил, что может совершенно свободно ориентироваться и без него, поскольку стены и потолок прекрасно пропускают солнечный свет. Ну не совсем что бы прекрасно, в комнатах всё же царил полумрак, но отдельные лучи просачивались сквозь толщу скалы, создавая просто нереальные световые эффекты, при этом поверхность стен оставалась совершенно не прозрачной. Так вот почему Клык всё время кутается в плащ, видимо солнце достаёт его и здесь, причиняя неудобства.
   Двоякая эта штука - "истинное зрение жнеца". С одной стороны открывает то чего не видно, а с другой скрывает. Видимо всё полезно в меру решил Сет и стал осматриваться дальше. Он бродил по замку достаточно бесцельно. Натыкаясь на крутые спуски или лестницы вниз - поворачивал назад, помня наставления вампира. Хотя связь, соединяющая душу жнеца с клеймом на плече Клыка, крепла. Сам не понимая как, Сет, бродя по извилистым коридорам, мог точно определить направление, где находился вампир. Поэтому бояться, что заблудиться перестал.
   Однообразные интерьеры комнат уже порядком утомили его, когда жнец наткнулся на широкую лестницу ведущую вверх. Он поднялся по ней и опешил, увидев, что верхняя часть скалы полностью выдолблена изнутри, образуя огромный купол над всеми комнатами замка. Всё пространство этого гигантского чердака было заполнено механизмами из тускло светящегося металла. Это было похоже на парк аттракционов: чаши и длинные балки, подвешенные на цепях. Цепи в свою очередь завивались в сложную систему блоков и лебёдок. Зачем именно нужна вся эта механизированная гирлянда, оставалось только догадываться. Из всего, что видел жнец, только в этом месте царили запустение и разруха. Многие цепи были оборваны, на балках и чашах толстым слоем лежала пыль, а несколько даже валялись ниже, непосредственно на плоских крышах нижних комнат. Сет немного поглазел на это безобразие и спустился вниз.
   Пожалуй, он проплутал коридорами уже около часа, значит два факела свободного времени, уже сгорели. Стоило возвращаться к Клыку, а то вдруг всё-таки удастся заблудиться по дороге, тогда есть шанс не успеть к сроку и глупо пропасть без вести после захода солнца. Жнец ощущал примерное направление движения, а поскольку многие коридоры по нескольку раз пересекались, решил вернуться, найдя путь покороче.
   Не прошло и нескольких минут, как он попал в зал, где раньше не был. Вот ведь - ищешь что-нибудь интересное, получается, только бродить кругами, а решишь срезать путь, сразу натыкаешься на интересности.
   Сет огляделся: посреди зала стоял огромный круглый стол, его поверхность была покрыта незнакомыми символами и знаками, а в середине горкой возвышалась кучка пепла или пыли. В дальней, от входа, стене имелись три громадных окна, от пола до потолка, они были ничем не закрыты, и в помещении гулял слабый ветер. Жнец приблизился к столу, знаки были чем-то похожи на руны, но ни одной знакомой среди них не было. Глупое любопытство заставило его потрогать пепел в центре стола. Для этого пришлось опереться о его край и вдруг знаки под ладонью засветились, а пепел взмыл в воздух. Сет резко отпрянул. Всё сразу же пришло в прежнее состояние. Тогда он осторожно снова прикоснулся к знакам. От прикосновений по вырезанным на столе рунам стали разбегаться голубоватые сполохи. Мелкие частички из кучки на столе снова пришли в движение то, что эти частички совсем не пепел было видно по металлическим отблескам во время их полёта. Эти тёмно-серые точки некоторое время вихрем покружились над поверхностью стола и вдруг сложились в чёткое трёхмерное изображение города. Таким Империал, пожалуй, выглядел с высоты птичьего полёта.
  -- Ничего себе. - Вырвалось у Сета. - Прямо высокие технологии.
   Он провёл пальцем вдоль линий рун, изображение города завращалось вместе с этим движением.
  -- Круто.
   Небольшие эксперименты показали, что можно увеличивать и уменьшать изображение, а так же посмотреть на яйцевидную скалу в разрезе и, причём поэтажно.
  -- Сет! - Голос Клыка раздался совсем рядом но, оглянувшись, жнец никого не увидел.
   Он вдруг понял, что надолго заигрался новой игрушкой и лучше поторопиться, близиться закат. После первого же шага к двери под ногой что-то зазвенело. Это оказался клинок, напоминающий танто или малую катану - короткий меч самураев. Только гарда на лезвии отсутствовала, и сталь была слегка зеленоватой. Как это он раньше не заметил клинка валяющегося под ногами, видимо увлёкся столом. Сет поднял меч и бегом помчался туда, где как подсказывало ему чутьё, находился Клык.
   На всю дорогу ушло не более десяти минут. Вампир заканчивал сооружать свою верёвку, отрывая последние лоскуты. Сет протянул ему клинок.
  -- Вот возьми, этим будет легче.
   Вместо благодарности Клык вдруг резко зашипел как мартовский кот, готовящийся к драке.
  -- Убери эту штуку от моего лица. - Голос его, однако, звучал вполне спокойно. - И лучше верни его туда, где взял. Это самый отвратительный подарок, который можно преподнести кому-либо.
  -- В смысле? По-моему меч, как меч. - С этими словами жнец хотел пальцами провести по лезвию, с тупой стороны клинка конечно, но Клык вдруг повысил голос.
  -- Стоп! Не стоит этого делать. Присмотрись к нему внимательнее, что ты видишь?
   Сет приблизил танто к глазу, что бы лучше разглядеть его. По дымчато-серой стали клинка, расползались мелкие капли зеленоватой жидкости. Казалось лезвие, просто запотело, как стекло, если подышать на него. Именно из-за этих мелких капелек клинок и казался зеленоватым.
  -- Это яд?
  -- Это не просто яд. Вернее не совсем... Хм. Есть немало мечей имеющих собственное имя и считающихся проклятыми, но этот, пожалуй, переплюнул всех. Я наслушался о нём от брата Мечника. Это - Ненависть. Та клейкая жидкость, что покрывает его сталь - слёзы ненависти. Кажется так. Лезвие нельзя вытереть или просушить другим способом, через время слёзы снова проступают. Просто прикоснувшись к этой субстанции, ощущаешь дикую боль. Я уж не говорю, если этим клинком порезаться. Проткни им врага, и он будет дня три корчиться в жутких муках, пока умрёт, это если нанесённая рана смертельна, конечно, а если нет то и дольше. Таких раненных обычно добивают товарищи, из милосердия.
  -- Замечательная штука, оставлю себе, недругов пугать.
  -- Бывшие владельцы, кстати, погибали все как один от своего же меча. Это в основном и обусловило дурную славу. Дело в том, что ножен для Ненависти не существует, "слёзы" разъедают любые ножны буквально за несколько факелов. Будешь постоянно носить обнаженный клинок в руках? Предупреждаю: некоторые создания воспринимают такое поведение как вызов.
  -- Не знаю, ну... - Сет задумался, но выбрасывать меч было жалко. - Пока поношу, а потом придумаю что-нибудь.
  -- Ничего кроме неприятностей это не принесёт, поверь мне. Хотя. На время, думаю, можно оставить его. Если придётся биться с серафимами, лучшего оружия не придумать. Надеюсь, Знахарь хорошо обучил тебя, и ты не поранишь во время битвы сам себя. И ещё: держи эту штуку от меня подальше, она не делает разницы между нежитью и живыми. Пожалуй, ею даже можно попытаться убить падшую душу, поджидающую нас в Зале Призыва. Хотя точно не скажу, Мечник может знать больше.
   Клык бросил моток связанных лоскутов Сету.
  -- Привяжи у крайней бойницы. Только старайся не высовываться. Серафимы вполне могут обходить стены дозором.
   Жнец накинул петлю на зубец стены и затянул потуже. Высунулся в бойницу. Вдоль стены никого живого не наблюдалось.
  -- Сбросить верёвку вниз?
  -- Пока не стоит. Могут заметить. Жди. Ночь скоро наступит.
   Сет положил Ненависть в окошко бойницы и стал разглядывать горизонт. Солнце скрылось так же быстро, как и появилось утром. Вот оно было почти в зените и вдруг потускнело и померкло. Тени резко удлинились и заполнили всё пространство вокруг. Темнота опустилась на город и прилегающие земли практически мгновенно.
   Клык пулей вылетел из своего убежища, вырвал из рук жнеца моток и просто выпрыгнул вместе с ним за стену. Это произошло так быстро, что Сет даже не успел сориентироваться, а вампир уже споро спускался вниз, ловко скользя от узла к узлу верёвки. Выдержит ли она двоих, жнец задумался только тогда, когда под ногами оказалась пустота. Спускаться и одновременно удерживать Ненависть в руке, пытаясь не прикоснуться к лезвию, было то ещё "удовольствие". Куски стяга из грубой и прочной ткани жалобно трещали, пытаясь вырваться из ладоней. Преодолев треть пути, Сет мысленно обозвал себя ослом и выбросил клинок вниз. Спуск сразу же стал намного легче. По крайней мере, не приходилось с опаской следить за снующим перед глазом мечём. Правда, где-то у земли раздался недовольный сдавленный возглас Клыка, но это были уже мелочи. Если бы меч попал в него, вопли должны были быть солиднее.
   Жнец поднял взгляд к вершине крепостной стены, две трети расстояния было уже преодолено, когда из бойницы высунулась маленькая ухмыляющаяся рожица, и рукам вдруг стало непривычно легко, а камни, облицовывающие стену, замелькали перед лицом. Он с ужасом понял что падает, а до земли ещё далеко. Тело само сгруппировалось перед ударом, ноги спружинили перенося тяжесть удара в сторону, Сет перекатился по земле, как это делают десантники, и проворно вскочил. В позвоночнике, конечно, гудело, но в целом он даже не набил синяков. Можно смело записываться в "ямакаси".
   Ненависть картинно торчала из земли у самой стены, а вампир, не теряя времени, пригнувшись, бежал вдоль скалы, увеличивая расстояние между собой и серафимами. Сет, стараясь не шуметь, двинулся следом. Он ещё несколько раз поглядывал на бойницу, из которой как ему показалось, кто-то выглядывал, но там было пусто.
   Путники удалились от Империала и по широкой дуге обогнули возможное место встречи с погоней. Вернее это Клык отходил и огибал, руководствуясь какими-то своими соображениями, Сет же потерял направление уже через пол факела, это стало входить в привычку - просто следовать за вампиром. Жнец пытался ориентироваться, глядя на небо, но незнакомые созвездия только запутывали его ещё больше и, в конце концов, он плюнул на это неблагодарное занятие. Только поскорее бы добраться до Заката и пройти через арку, а там он выскажет Знахарю всё что думает о его: "Я всё улажу, только подожди и никуда не лезь". Зачем вообще было трогать апостола?сейчас бы уже, наверное, сидел в своей комнате и пил кофе. Всё-таки основную массу неприятностей Сет всегда обеспечивал себе сам, без посторонней помощи.
   Оказавшаяся перед самым носом спина вампира заставила его резко затормозить. Жнец снова поймал себя на том, что не смог бы точно сказать, сколько они шли - час или день. И это не слабо нервировало.
   Клык между тем стоял у самой границы рощи, стеной возвышающейся перед ними, поглядывая то в небо, то по сторонам.
  -- А вот этого здесь не было.
  -- Клык что ж ты хочешь? Ты отсутствовал тысячу лет. За это время горы вырастают не то, что деревья. Пойдём так, будто здесь пусто и всё.
  -- Не нравиться мне эта роща. Деревья тут слишком зелёные.
  -- Надеюсь, ты шутишь? Я тут давеча падал с третьего этажа, за мной гонится стая инквизиторов, а ему деревья слишком зелёные.
   Даже учитывая телепатический дар жнеца, Клык мало, что понял из дальнейшей тирады. Впрочем, те несколько предложений, что сказал ему Сет, смысловой нагрузки не несли.
  -- Хотя ладно. Не будем ругаться. Что ещё по твоему не так в этом лесу кроме цвета?
  -- От него, прямо разит перворожденными. Нежити в этом лесу долго не протянуть.
  -- Что будем делать?
  -- Нужно подумать.
  -- Ладно, ты - думать, я - отдыхать. Встретимся через пару факелов.
   С этими словами сет повалился на траву и, закрыв глаза, привычно скользнул внутрь своего тела.
  -- Глава 15
   Мелкие царапины и порезы интересовали его мало. Он сразу обратил своё внимание на больной глаз. Некоторые нити восстановились, видимо организм постепенно справлялся с болезнью сам, но многие были оборваны и неправильно переплетены, в чём именно заключалась эта неправильность, жнец не знал, но чутьё подсказывало ему, где именно нужно вмешиваться в процесс исцеления. Сет занимался исправлением этих неприятностей, пока перед мысленным взором не стало двоиться. Усталость нарушала сосредоточение. Он открыл глаза. Теперь они открывались оба, но видел, к сожалению только один. Хотя даже то, что больной глаз открывался, внушало надежду, что постепенно зрение вернется.
   Клык, сгорбившись, сидел, задумчиво глядя на жнеца.
  -- Есть идея.
  -- Это замечательно, какая именно?
  -- Ты ведь не нежить, ну в полном смысле этого слова.
  -- И?
  -- Можешь заставить сердце биться, а лёгкие дышать. Даже я, зная, что ты жнец не смогу отличить тебя от живого человека. Пожалуй, перворожденные тоже не заметят разницы. - Клык задумчиво поскрёб подбородок.
  -- Ну и?
  -- Я смог бы сбить собак пилигримов со следа, если бы был один.
  -- Я думал мы уже сбили их со следа.
  -- Вполне возможно, но перестраховаться не мешает. Предлагаю следующий план: Ты становишься живым и идёшь через эту рощу к Безымянной реке, затем вдоль её вод пока не выйдешь на земли Заката, а там я тебя встречу.
  -- А если серафимы тоже разделяться на две группы?
  -- Зачем им преследовать живого? Они охотятся на нежить. Клянусь, они последуют за мной, а там уж моё дело.
  -- А почему нельзя пойти вместе?
  -- Я умею прятать запах своих следов, а ты? В любом случае ты оставишь за собой след, будешь ты при этом живым или мёртвым не важно. След останется, и они пойдут по нему, даже если исчезнет мой след. А так наш след раздвоиться, они, несомненно, последуют за мной. Ты сможешь уйти в глубь леса и затеряться. Пока серафимы будут гнаться за мной, твой след остынет, и они не смогут обнаружить его вторично. Река тут недалеко, долго тебе плутать не придётся. Если что - ты всегда сможешь найти меня по клейму.
  -- А если я встречу эльфов?
  -- Скорее всего, так и будет. У тебя ведь есть меч. Скажешь, что старейшины твоей деревни послали тебя утопить эту гадость в мёртвой реке, поскольку она принесла вашей деревне много горя. Старайся выглядеть дурачком, эльфам это импонирует. К тому же они всегда сочувственно относились к людям.
  -- Мне этот план не нравиться. Сложные планы редко удаются, а в этом очень много подвохов и места для случайностей.
  -- Есть мысли лучше?
  -- Вместе идти к Закату и поскорее убраться через портал. Думаю, серафимы ещё какое-то время будут ждать нас у Империала. Мы успеем проскочить.
  -- Они перестали ждать сразу после захода солнца. Мы для них мертвы, теперь они движутся к своему лагерю и могут случайно наткнуться на наш свежий след и проследить, куда мы направимся. Ведь идти нам придётся через те же места, где мы встречались с ними до этого. А если следовать моему плану, то мы выйдем со стороны Безымянной - это сведёт риск обнаружения Зала Призыва к минимуму. Не забывай, что там мои братья, и сейчас они беззащитны. Не стоит так явно показывать врагу наше убежище.
   В принципе Сету было важнее просто проникнуть через портал домой, чем безопасность кучки мумий прикованных к колоннам но, похоже, вампир будет стоять на своём. Оставалось только согласиться с ним, тем более что со временем всё равно захочется вернуться сюда и всё исследовать более тщательно, не хотелось бы при этом нарваться на поджидающих у портала серафимов. А уж если те найдут способ сами перебираться на другую сторону... Такая перспектива пугала.
  -- Ну, хорошо Клык, ты меня убедил.
  -- Если меня не будет у земель Заката, жди.
  -- А если тебя поймают и убьют?
  -- Ты почувствуешь через клеймо.
  -- Да, но как я потом один выберусь к залу?
  -- Если нас убьют обоих, ты уж точно туда не доберешься. С эльфами у тебя больше шансов, чем с серафимами, поверь моему опыту.
  -- Что ж мне то везет то так последнее время, а?
   Жнец повернулся и стал пробираться сквозь непроходимую чащу эльфийского леса. Впрочем, непроходимой она казалась только снаружи, пройдя несколько метров внутри, он уже чувствовал себя как в городском паре. Деревья, конечно, не росли тут рядами, но выглядели ухоженно и благородно. Трава, ковром устилающая всю поверхность, была практически одинакового роста, чем напоминала постриженный газон. И ещё: все растения действительно были удивительного изумрудного цвета, словно сошли с картины, не зря значит, Клык всполошился. Ни одной засохшей ветки или увядшей травинки - неестественная живая красота.
   Идти по этому парку было одно удовольствие. Ни тебе бьющих по лицу веток, ни торчащих из земли корней.
   Сет остановился и позволил глазам видеть обычным взором. Оказывается, лес мягко сиял светлым изумрудным, лазурным, голубым, синим. Дневной свет никогда не касался этого леса, но наткнуться на что-нибудь в темноте здесь было попросту невозможно, так всё сияло и переливалось, словно разноцветные фосфоресцирующие игрушки.
   Интересно вампиры тоже могут видеть в разных ракурсах, как и он, или только так как жнец видит внутренним взором? Ранее Сету не приходило в голову задать такой вопрос Знахарю или Клыку, теперь же задавать его было некому. Хотя, судя по тому, что для Клыка эта роща была всего лишь "слишком зелёной" он врядли видел это дивное свечение, исходящее от этого места, иначе заметил бы его издали. Видимо у вампиров тоже есть свои слабости, впрочем, как и у любого живого существа, пусть даже "номинально" живого.
   Ориентироваться по звезде, на которую показал ему Клык, не представлялось возможным, поскольку сияние вокруг просто затмевало небо. Сет шел наугад, предположив, что данная рощица не намного шире Бархатного леса, так что так или иначе он через пару факелов всё равно упрётся в реку. По реке следовало двигаться против течения, а там уже Бархатный лес и Закат. Возможно, даже удастся перекусить парой лесорубов. Главное не устраивать бойни как это сделал Клык в прошлый раз. Никто не должен умереть. Сет стал раздумывать как бы лучше обстряпать это дельце и что говорить возможным лесорубам что бы не вызвать подозрений.
   По дороге ему встретилось плодовое дерево с красивыми похожими на вишни ягодами. Жнец машинально сорвал несколько и стал пробовать их, не останавливаясь и думая свою архиважную думу.
   Смотрел он себе на пальцы, торчащие из разорванных кроссовок, и именно поэтому не наступил на ногу босому верзиле, который стоял поперёк дороги. От неожиданности жнец чуть не пырнул его остриём сжимаемой в руке Ненависти. К счастью всё обошлось, иначе остальные эльфы, а их было пятеро, скорее всего, просто разобрали бы его по кусочкам. Впрочем, вырвавшийся из глотки Сета полу-крик - полу-всхлип всё таки разбрызгал немного ягодного сока на колени возвышающемуся перед ним перворожденному.
  -- Профу профениья. - С набитым ртом говорить не совсем удобно.
   Он спохватился, резко отскочил назад, выплюнул в кусты остатки ягод и встал на одно колено. Про себя, думая, что заповедь Клыка казаться дурачком выполнена по полной программе, причём без особого напряжения.
  -- Прошу прощения перворожденные лорды зари. - Сет спрятал руку с Ненавистью за спину. - Я проходил мимо и видимо немного заблудился.
  -- И куда же ты проходил мимо младший? - Голос стоящего впереди был певучим и мягким.
  -- Старейшины моей деревни послали меня выбросить это - жнец вытащил руку из-за спины и продемонстрировал Ненависть эльфам, тоже глупейший поступок, учитывая, что, но только что её спрятал. - В воды мёртвой реки на востоке. Он принёс нам много горя этот меч.
  -- И что же такого плохого сотворил этот клинок, что ты отправился в такую даль?
  -- Ну... Э... Я не знаю... - Сет во всю проклинал Клыка - заставившего его оказаться в таком положении, себя - что не позаботился сочинить ответы заранее и на ходу старался придумать историю по правдоподобнее. - Старейшины... Они просто сказали, что нужно избавиться от проклятого меча и всё. Они мудрые люди и мне выпала большая честь послужить деревне. Вот. Я долго шёл и заблудился. И... Вот.
   Жнец судорожно соображал, что бы ещё такое сказать. В голову ничего не приходило, неловкая пауза затянулась. Он бросил беглый взгляд на перворожденных. Четверо стояли чуть в стороне, надменно насмешливо разглядывая незваного гостя. Преградивший же путь держался грациозно и прямо, его губы трогала лёгкая улыбка. Самый маленький из них был на голову выше Сета. Они были стройными и подтянутыми. В их янтарных глазах отражалось сияние леса, волосы были седыми с зеленоватым отливом, а уши длинными и остроконечными. Одеты эльфы были в простые облегающие штаны и рубахи из тонкого и по виду нежного материала зелёного цвета. Сет глубоко вдохнул.
  -- Разрешите ли вы мне продолжить свой путь или я должен вернуться и поискать другую дорогу, что бы не нарушать вашего покоя, мудрейшие?
  -- Возможно, парень не так глуп, как кажется на первый взгляд капитан Диграсса. - Жнец уловил изменившуюся интонацию в голосе эльфа, видимо он говорилсейчас на другом языке. - Может, стоит показать ему дорогу, что бы он не ходил по роще кругами целый месяц и не распугивал животных?
  -- Отведём его в лагерь и накормим. Пусть Шинтисса поговорит с ним. Может хоть это подымет старику настроение. Он так сдал за последние месяцы.
  -- Послушай младший. - Интонация голоса эльфа снова стала прежней. - Думаю тебе лучше отдохнуть от дороги. Мы позаботимся о тебе. Следуй за нами и ничего не бойся.
   Оказалось, что эльфийская деревня буквально в двух шагах от места, где Сет встретил дозорных. Дома или скорее хижины состояли из живых ветвей деревьев и кустов, причудливо переплетавшихся друг с другом. Высокий кустарник, росший монолитной стеной, заменял деревне ограду. Присмотревшись, жрец заметил, что под его листвой прячется множество длинных и острых иголок. Сет тронул одну из веток. Иглы на ней были длинной в ладонь и толщиной у основания в палец, кончик же иглы был так тонок, что терялся из виду. Такой забор не преодолеешь с наскока, шансы запутаться в нём и понатыкать в себе дырок - выше, чем, если бы тут была протянута колючая проволока.
   Через всю деревню мирно протекал ручей, живописно вписываясь в антураж живых строений. Несколько детей встретившихся на пути спокойно играли в какие-то тихие игры, свойственного людским поселениям шума и гама тут не было вовсе. Те немногие эльфы, что находились в деревне, не выказывали никакой заинтересованности приходом гостя, лишь величественно кивая проходящим мимо сородичам и удостаивая жнеца только беглым взглядом.
   Процессия остановилась у большого, в два этажа, строения состоящего из нескольких стоящих рядом деревьев. Вскоре из дверного проёма показался хозяин. Сет совершенно не мог отличить одного эльфа от другого, разве только по росту но, учитывая количество окружающих его перворожденных, которые к тому же постоянно передвигались, перемешиваясь друг с другом, он точно не сказал бы, кто именно его сюда привел, и не сменились ли они на других по дороге. Единственный кто хоть как-то отличался от остальных, был эльф вышедший из здания. Это отличие бросалось в глаза блеском лысого черепа. Безволосость придавала чертам Шинтиссы змеиный вид. Казалось, если он откроет рот, оттуда обязательно высунется длинный раздвоенный на конце язык. Естественно этого не произошло, язык был самым обыкновенным.
  -- Приветствую тебя человек. Диграсса оповестил меня о твоём появлении. Признаться давно мы не принимали гостей. С тех самых пор как запретили серафимам появляться в нашей роще. Надеюсь, ты не один из них? - Шинтисса пристально глянул в глаза жнецу.
  -- Нет, нет, что вы. Туда принимают только доблестных воинов, я всего лишь деревенский парень и...
  -- Отлично. - Хорошо, что эльф решил перебить его, поскольку Сету никак не удавалось придумать, что врать о роде своих занятий. Назовешься свинопасом, а здесь может, никогда и не слышали о свиньях. Поэтому он радостно умолк предоставляя слово перворожденному. - Капитану воинов Диграссе всё кажется, что я слишком много времени провожу в обители духов, и он всячески пытается развлечь меня, как и подобает настоящему другу. К сожалению иногда это приводит к тому, что наши гости вместо отдыха и пищи вынуждены терпеть компанию старого и скучного шамана. Слишком многословного, что бы слушать его на пустой желудок.
   Капитан с шаманом обменялись понимающими взглядами. Видимо один подтрунивал над другим, но их лица оставались при этом совершенно бесстрастными. Впрочем, капитан сразу же поспешил исправить свою оплошность, начав раздавать короткие команды. Сета отвели к другой хижине, предложили помыться и дали другую одежду и обувь, такую же, как и у остальных обитателей рощи, то есть пришлось одеть слишком большую рубаху слишком длинные штаны и идти босиком. Благо, что было достаточно тепло, потому что огня в селении видно не было и согреться, судя по всему тут негде. Сет поймал себя на том, что судит как обычный человек, а ведь всё это время он и так бегал по подземельям и лесу, практически босым и нагим, не ел нормальной пищи и совершенно не спал всё это время. Стоило позволить своему сердцу биться, как тело само напоминало о необходимых удобствах, таких как тёплый очаг, например. Хотя, пожалуй, в данных обстоятельствах это было даже на пользу - немного вспомнить человеческие привычки. Может лучше получиться притворяться человеком. Боже! Словосочетание то, какое: "притворяться человеком", всего пол года назад такое выражение показалось бы Сету глупостью, а теперь он думает такими вот фразами - жизнь оказывается непредсказуемая штука, хотя смерть видимо тоже. Он ещё так и не решил для себя, жив он всё-таки или мёртв.
   Следуя за очередным провожатым, жнец оказался на большой уютной поляне, в центре которой стоял горящий куст. Языки желтого пламени неподвижно застыли на ветвях этого растения, поэтому свет, исходящий от него был ровным как от лампочки и в то же время мягкий как от костра. По периметру поляны был неровно выложен круг из брёвен. Эльфы пользовались этими брёвнами как сиденьями, диванами, столами некоторые их дети даже как трамплинами для прыжков друг через друга. Здесь царила атмосфера веселья и радости. Мелодичные голоса окружающих не перекрикивали друг друга как на городских рынках, а мягко сплетались в приятный обволакивающий гул водопада. Кто-то ел диковинно выглядящие плоды, кто-то дремал, эльфята резвились, в общем, никакой организации - каждый занят своим делом.
   Всё это время Сету приходилось таскать с собой Ненависть, и даже не столько, потому что он боялся оставить её без присмотра, сколько потому что её просто некуда было пристроить. Зная из художественной литературы, как трепетно эльфы относятся к растениям и животным, он боялся положить отравленный клинок в траву, а голой земли вокруг совсем не было. Воткнуть же ядовитое лезвие в какое-нибудь дерево и вовсе бы было святотатством. Оказывается, отсутствие ножен может жутко усложнить жизнь. Представьте странного тихого парня вышедшего на пляж в разгар сезона со штуковиной очень похожей на автомат Калашникова и вы поймёте что чувствовал жнец пробираясь между сидящими и лежащими эльфами и представляя себе как он выглядит. Впрочем, окружающие никаких признаков паники не проявляли, да и вообще практически не обращали внимания на гостя.
   Его усадили между капитаном воинов Диграссой и шаманом Шинтиссой, которые, улыбнувшись гостю, продолжали степенно беседовать о чём-то своем, рассчитывая, что тот не понимает языка. Жнецу стоило немалых усилий не разубедить их в этом каким-нибудь жестом или выражением на лице.
  -- Думаешь, он понимает, что наносит нам оскорбление, носясь с обнаженным клинком по роще, друг Диграсса?
  -- Меня больше интересует, что он предпримет, если мы предложим ему выспаться под нашей опекой. Будет спать с вытянутой рукой? Как считаешь друг Шинтисса?
  -- У меня есть несколько предположений, но после предыдущего спора. - Шаман провёл ладонью по лысому черепу. - Боюсь мне больше нечего ставить на кон, друг Диграсса. Именно поэтому я оставлю свои соображения при себе, и тебе не удастся втянуть меня в ещё одну глупую дискуссию.
  -- Я всего лишь хотел поинтересоваться твоим мнением мудрый шаман.
   Они беседовали ещё некоторое время в течении которого Сет упрямо корчил глупое выражение лица и улыбался. Ничего конкретного в их разговоре не было. Каждый пытался мягко подшучивать над оппонентом, но во фразах слышалось глубокое уважение друг к другу.
   Подошла молодая эльфийка и положила перед ними громадный лист какого-то растения по форме напоминающий лодку. Лист был наполнен ягодами и фруктами, а может и овощами, поскольку Сет не видел раньше ничего подобного, то ручаться не брался. Хозяева "стола" одновременно сделали гостю приглашающий жест. Естественно есть с ядовитым мечем в руке было бы неудобно, а возможно и неприлично. Нужно было что-то делать.
   Взвесив все за и против, Сет просто воткнул клинок в лежащее рядом сухое бревно являющееся частью разложенного круга и, бросив взгляд на эльфов, принялся за еду. Эльфы молча переглянулись, и Шинтисса спросил.
  -- Скажи младший, что заставило тебя выбрать для отравленного лезвия именно это место и время?
  -- Это единственное неживое, что мне удалось найти в вашей роще. Не хотелось причинять вреда растениям.
  -- Хм. Похоже он больший перворожденный, чем некоторые из наших братьев.
   Сет самодовольно улыбнулся раньше, чем понял, что капитан Диграсса говорил на эльфийском, поэтому схватил первый попавшийся плод из листа перед собой и начал, чавкая, есть, стремясь придать лицу выражение сельского дурачка. Эльфы казалось, не заметили его маленькой оплошности.
  -- Ясень? - Капитан по прежнему говорил на своём языке, но теперь Сету удавалось делать вид, что он не понимает ни слова.
  -- Он ещё недостаточно крепок.
  -- Думаешь это опасно?
  -- Мой долг заботиться о его безопасности как твой о безопасности наших братьев. Лучше перестраховаться.
  -- Мы соблюдём все меры предосторожности.
  -- Ты ещё слишком молод Диграсса, что бы ... да и никому не дано видеть будущее.
   Если до этого их разговор был странным и свитым из недомолвок и намеков, то дальше вообще пошла полная чушь. Было только понятно, что они о чём-то спорят. Зато у жнеца отпала проблема притворяться непонимающим, потому что он действительно перестал понимать, о чём идёт речь. Наконец дискуссия прекратилась, кто именно вышел победителем, не стоило даже гадать, в поведении эльфов ничего не изменилось. Хотя даже понаблюдав за перворожденными несколько факелов, становилось ясно, что их чувства никогда не отражаются на их лицах. Подчёркнутое холодное дружелюбие, словно маска застыло в чертах этих созданий.
   Эльфы замолчали, терпеливо дожидаясь пока Сет, закончит трапезу. Как только им показалось, что это произошло, сразу же поступило предложение прогуляться по роще. Всё это было несколько странно, гулять с набитым желудком, но отказываться было не вежливо, да и выглядеть отказ мог подозрительно.
   Петляя между строений деревни, их троица скоро вышла к ручью и двинулась вверх по течению. Затем они достигли небольшой лужи, из которой собственно ручей и начинался. Скорее всего, на дне этого маленького водоёма был родник. Это место чем-то неуловимым выделялось среди окружающего пейзажа. То ли этому способствовало, то, что прямо у воды росло только одно единственное чахлое деревце, то ли потому что остальные деревья окружали поляну с водоёмом правильным кольцом. Чувствовалась вокруг какая-то невероятная мощь и сила. Сет подошел к воде ближе. Слабый порыв ветра колыхнул редкую крону деревца и один из листочков прикоснулся к его плечу.
   Рубаха была велика и постоянно сползала с одного плеча на другое, оголяя кожу. Именно к голой коже и прикоснулся лист. Распространяя тепло, по всему телу пробежала волна. Сет вдруг понял, что это и есть тот самый ясень, о котором говорили эльфы. Это не просто растение это центр и сердце рощи. Корни этого тщедушного на вид ростка оплетали всё вокруг и чувствовали все, что происходит в их пределах.
   Растение даже умело говорить. Конечно, на своём удивительном языке, но Сет понял, что оно предлагает дружбу. Отказать этому чистому как родник существу было невозможно. Жнец согласился прежде, чем осознал своё согласие. Как только он осознал, что согласен, лист оторвался от ветки и впился ему в кожу, просачиваясь внутрь. Это не вызывало никаких ощущений а через миг на плече остался только силуэт, словно голографическая картинка или мастерски нанесённая татуировка.
   Шум в ушах стих, зрение прояснилось, а состояние опьянения и эйфории ушло. Сет понял, что всё это происходило с ним, только когда все эти чувства отступили, и он снова оказался на поляне у небольшой лужицы с чахлым деревцем.
  -- Убей его Диграсса.
   Услышав за спиной звук выдвигаемого из ножен меча, Сет очень пожалел, что оставил Ненависть торчать в бревне, у которого они обедали. Хотя даже если бы она и была у него в руке, врядли он бы успел что-то предпринять стоя к врагу спиной, но и сдаваться без боя было глупо. Жнец резко пригнулся и прыгнул вперед, перекатившись и разворачиваясь лицом к нападавшему.
   А нападавший в это время в развалку стоял у родника, и казалось совершенно не намеревался нападать. По крайней мере, ничего похожего на оружие у него не было. К тому же оба эльфа довольно улыбались, непонятно чему радуясь.
  -- Я же говорил Шинтисса, что он понимает язык.
  -- Ну, это стало ясным почти сразу. Меня больше интересует поведение Ясеня. Он не так силён, что бы разбрасываться листьями направо и налево.
  -- Великий шаман не понимает? Я поражен. - Естественно на лице капитана никакого удивления не было и в помине, только лукавая улыбка. - Предполагаю, что наш маленький друг просто не то чем пытается казаться. Двигался он только что совсем не так как подобает сельскому свинопасу.
  -- Да и понимать наш язык удовольствие малодоступное необразованной деревенщине. - Поддержал Диграссу шаман.
   Сет понял, что глупо попался на уловку перворожденных и его инкогнито раскрыто. Становилось ясно, что о свиньях тут вполне осведомлены, но помочь это знание ему уже не сможет. Нужно срочно придумывать новую легенду и желательно как можно правдоподобнее. Идею рассказать всю правду жнец отбросил сразу. По уверениям Клыка эльфы ненавидят нежить - признаться, что он один из них значит подписать себе смертный приговор. Придумывать небылицы на ходу - нарваться на ещё одно разоблачение. Есть только один способ себя не выдать - не говорить вообще ничего, но вот как это сделать, если вопросы будут задаваться настойчиво? Воспользоваться пятой поправкой к конституции США?
   Оба перворожденных изучали Сета внимательными взглядами. Казалось, что их янтарные глаза проникают в сами мысли и чувства жнеца. Он даже испугался, что они уже всё поняли и размышляют теперь, как поступить с наглой нежитью. Хотя погодите он ведь совсем не нежить. Он можно сказать потомок небесных ангелов воплоти. К тому же только что подружился с их Ясенем. То, что Ясень существо живое и одухотворённое сомнению даже не подвергалось. А то, что эльфы говорили о нём, наводило на мысль, что к мнению этого кустика тут прислушиваются.
   Сет выпрямил спину и стал говорить на чистейшем наречии перворожденных.
  -- Ясень обещал мне дружбу.
   Он ясно ощутил, что говорит совсем на другом языке совсем отличном от того, что использовал в общении с Клыком только когда стал выговаривать первое слово. Даже по невозмутимым лицам эльфов было заметно, что их удивило полное отсутствие, какого либо акцента в его выговоре. Впрочем, это удивление длилось лишь одно мгновение, после чего лица перворожденных снова стали похожи на маски.
  -- Мы и не собирались причинять тебе вреда, "выбранный Ясенем". - Сказал шаман. - Но объяснить нам кое-что ты просто обязан.
  -- Глава 16
   Они сидели в уютной комнатке свитой из веток и листьев. Всё те же ветки образовывали вдоль стен извилистые полки стеллажей просто ломящихся от свёрнутых свитков. В комнате было достаточно светло, потому что каждый листок, растущий из тонких стен, светился бело-изумрудным светом. Шаман заканчивал свой рассказ, а жнец силился переварить услышанное.
   Оказывается эльфы - великие лорды зари и перворожденные дети солнца, обитающие ныне в огромных белокаменных замках и обладающие невероятными познаниями в магических науках, на заре времён жили совсем не так как ныне. Их городами были рощи, в центре которых гигантским исполином обязательно возвышался дух леса принявший облик дерева. Вместо магии - древнее шаманство, вместо стальных доспехов и мечей - короткие отравленные клинки и луки, вместо напыщенности и превосходства - дружелюбие, миролюбивость и мудрость природы.
   Сет наслушался таких высокопарных речей ещё в детстве от директора сиротского приюта. Разлюбезный Николай Иванович любил блеснуть эрудицией, витиевато наставляя воспитанников на путь добра и человеколюбия что, правда, не мешало ему приглашать на ночь к себе в кабинет особенно смазливых старшеклассниц. Потому статья, по которой он попал за решетку, была совсем не престижной и, по словам некоторых беспризорников, судьба его ожидала незавидная. Поэтому жнец старался пропускать мимо ушей многословные увещевания шамана, пытаясь выделять только зёрна фактов.
   Факты же говорили, что этот клан перворожденных пытался вернуться в прошлое, ушедшее и почти забытое современниками. Это было собрание чудаков-единомышленников верящих, что истинное счастье в единении с природой. Они ушли от сытой и обеспеченной жизни в надежде воссоздать старые традиции. Их группа была малочисленна и слаба, вследствие чего не воспринималась в серьёз другими представителями их расы. Что-то вроде движения "хиппи" в шестидесятых годах, только без наркотиков и разврата. Безусловно, начинание доброе, но как считал Сет обречённое на провал, как и любая утопия, если бы не одно маленькое "НО" - Ясень. Это чахлое на вид растение на самом деле обладало невиданной мощью, дажесейчас, будучи только ростком. Правда только в пределах, куда достигали его корни, но в необозримом будущем по мере взросления Ясень мог бы стать сильным союзником или врагом.
   Жнец очень нуждался в союзниках пусть даже пока слабых. Враги же, как показывал опыт, имеют обыкновение появляться сами по себе, для этого даже не обязательно затевать ссору - достаточно просто существовать. Однако, даже не смотря на это, раскрывать свою историю жнецу не хотелось. Дружба дружбой, а осторожность не помешает никогда, тем более что подружился то он с Ясенем, а перед ним сидели эльфы. Что взбредёт им в голову ещё лет эдак через триста только Богу известно.
  -- Дух леса выбрал тебя своим опекуном. - Тем временем продолжал Шинтисса. - Значит ты наш брат. Нам всё равно кто ты и откуда, поскольку Ясень видит помыслы и желания. Если он находит разумным сотрудничать с тобой нам остается только радоваться его выбору, хотя хотелось бы узнать о тебе больше. История с выбрасыванием Ненависти в Безымянную, как ты понимаешь, кажется нам теперь несколько неубедительной. Впрочем, сама задумка неплоха.
  -- Только реализация её в жизнь немного подкачала. - Вставил Диграсса, улыбаясь только уголками губ.
  -- Честно говоря, идея не моя, знакомый вампир подсказал. - Сет решил, что лучшая ложь - полуправда, есть смысл поведать часть истории, что бы, если что-либо выплывет не показаться обманщиком. - Он сейчас любезно сбивает со следа толпу серафимов, которые за мной гоняться.
  -- Думаю, мы можем легко остановить погоню, поручившись за тебя перед Орденом, если ты, конечно, не совершил ничего предосудительного.
  -- Ну... - Вводить в заблуждение эльфов оказалось не таким простым делом, как Сет планировал, а врать он всё-таки опасался. - Они считают, что я устроил бойню в селении лесорубов в Бархатном лесу.
  -- А это сделал ты? - Диграсса слегка напрягся, задавая этот вопрос, его глаза блеснули холодом.
  -- Это сделал вампир, который помогает мне уйти от погони.
  -- Но это же бессмыслица. - Шинтисса явно возмутился. - Он помогает тебе уйти, хотя должен спасаться сам. Мысейчас же оповестим серафимов об истинном положении дел...
  -- Нет. - Твёрдо проговорил Сет.
  -- Нет?
  -- По причинам, которые я не могу вам открыть, это не моя тайна, этот убийца мне нужен живым и по возможности невредимым. Я прошу вас не вмешиваться.
  -- Хорошо оставим это на твоей совести брат. Надеюсь, ты знаешь что делаешь.
   Самое смешное то, что жнец говорил почти правду и при этом перворожденные понимали её по своему. Пока получалось накормить волков, оставив в живых овец. Главное что бы это получалось и далее, а для этого стоило перевести разговор в другое русло.
  -- Мне нравиться думать что знаю. Как я уже говорил - это не моя тайна и я пока хотел бы оставить её тайной. Что касается меня то, как вы уже поняли я не совсем человек.
  -- Жнец. - Утвердительно сказал Шинтисса.
  -- Это так заметно? Вампир уверял меня, что перворожденные никогда не догадаться.
  -- И он совершенно прав. Я только высказал предположение. Есть всего несколько учёных допускающих возможность вашего существования. Официальная наука энергий отрицает это. Я не беру в расчет магов людей - эти готовы верить во что угодно, а имею в виду только эльфийский социум. Ты, безусловно, согласишься, что найдётся мало существ разбирающихся в магии, так как мы. В бытность свою адептом науки энергий я подымал вопрос о возможности перерождения вампиров в высших существ, к сожалению, мой голос не был услышан. Впрочем, как и многие разумные голоса. Это ещё одна из причин, по которой я, вернее мы решили отделиться от нашей костенеющей расы. - Увидев на лице капитана скептическое выражение, шаман поспешил закончить свою разросшуюся речь. - Скажи, сколько времени тебе понадобилось для перерождения в жнеца? Ты начал с полукровки или сразу восстал свободным? Я думаю, это заняло не одно тысячелетие, ты должен быть достаточно известным, если прожил так долго?
  -- Если ты перестанешь постоянно спрашивать я, может быть, смогу ответить.
  -- О! Прости... - Эльф умолк, вопросительно глядя на Сета.
  -- Мне понадобилось несколько дней. Я жнец по рождению уже около полугода и никогда не был вампиром.
   Диграсса громко выдохнул, расслабляя руки, которые почему-то были у него за спиной. Сет только теперь заметил, что пока шаман говорил, капитан эльфов напрягся, словно перед прыжком, а сам шаман творил руками замысловатые пассы. Это не было простым разминанием рук, как казалось в начале, эльф рисовал в воздухе руны. Сет перешел на истинное зрение и заметил быстро исчезающую ауру вокруг себя, Шинтисса его проверял.
  -- Могу я взглянуть на ваше оружие капитан или вы всё ещё намерены пустить его в ход? Просто интересно, чем пользуются перворожденные для убийств невинных жнецов. - Сет поднял руки и обезоруживающе улыбнулся.
  -- Я же говорил что парень не дурак Шинтисса, моя интуиция никогда меня не подводила.
   Капитан извлёк, откуда-то ссади, небольшой меч и передал его Сету лезвием вперёд. По форме это была точная копия Ненависти, только рукоять была зелёного цвета, а на лезвии тускло светилось несколько рун. Жнец повертел меч в руках и вернул его капитану, так же как тот передавал его. В последствии он узнал, что передавать эльфу меч лезвием к себе было оскорблением, поскольку это символизировало неуважение к оппоненту как к фехтовальщику.
  -- Ещё раз прошу прощения за наше поведение. - Сказал Шинтисса. - Теперь, просканировав тебя, я уверен в выборе Ясеня. Сам понимаешь - если бы ты оказался вампиром, даже в прошлом, это означало бы что твои руки по локоть в крови невинных. Такого союзника мы не можем себе позволить. Нежить должна лежать в земле.
  -- Понимаю. - Пробубнил Сет, похвалив себя за то, что сразу отделил выбор Ясеня от выбора эльфов и не рассказал им всю историю с самого начала, с остроухими нужно быть осторожным. - А этот клинок, это ведь...
  -- Ненависть. - Сказал Диграсса.
  -- Я думал он существует в единственном экземпляре.
  -- Вообще-то он входит в стандартное вооружение "танцующих с клинками". - Продолжил капитан. - Только тот, что у тебя, очень древний, я таких даже не видел раньше. Где ты его взял?
  -- В Империале.
  -- Ого! - Воскликнул Шинтисса. - Всего за пол года ты успел насолить ордену, побывать в городе предтечей и подружиться с вампиром?
  -- Нет. Это заняло гораздо меньше времени. Наверное, около недели.
  -- Великий Ясень! С таким размахом тебе долго не протянуть.
  -- Поэтому я ищу как можно больше друзей.
  -- В этом деле нужно придерживаться определённых правил. Обретая друзей среди нежити, ты автоматически обретаешь могущественных врагов среди людей и эльфов, имей это в виду.
  -- Я учту.
  -- Итак. Какие же планы у тебя на будущее?
  -- Пока, минимальные - остаться в живых.
  
   Через какое-то время двое эльфов прогуливались по поляне вокруг Ясеня и неспешно беседовали.
  -- Всё же кое-чего я понять не могу Шинтисса. - Тихо говорил капитан.
  -- Чего же, друг Диграсса?
  -- Перерождение вампира в жнеца - это ведь только теория, неподкрепленная никакими доказательствами. Ты сам в ней не уверен, так?
  -- Ты совершенно прав.
  -- Я не оспариваю твоей мудрости, но не могу взять в толк, почему ты ни мгновения не сомневался, когда он сказал что является жнецом по рождению? Это ведь ещё больший миф, чем перерождение из вампира.
  -- На самом деле как раз наоборот. Некоторые старые манускрипты упоминают о таких существах, а вот информации о "переродившихся" нет.
  -- То есть этот младший родился демоном?
  -- Думаю, не стоит думать о нём как о "младшем". Он не человек. Его предки бороздили своими крыльями это небо, задолго до того как на землю из солнечного луча ступил первый эльф. Демон ты или ангел - это лишь слова, намечающие твой жизненный путь. Я только знаю, что наш подопечный никогда не был мёртвым, значит он не нежить.
  -- Ты увидел это, взглянув на него "оком правды"?
  -- Да.
  -- Что ещё ты увидел мудрейший?
  -- За его спиной стоит ТЬМА, но выбор Ясеня даёт понять, что зла в его намерениях нет.
  -- Пока, нет. - Холодно сказал капитан.
  -- Оставить положение вещей таким, каково оносейчас, в наших силах Диграсса. Нужно попытаться воспитать в этом звере добро. К тому же я считаю, что это начало пророчества предтечей: "И придёт новая тьма и окрепнет. И вернётся старая тьма. И тьма сойдётся с тьмою. И тьма победит".
  -- Это новый воин тьмы? - Тон Диграссы стал сомневающимся.
  -- Я полагаю что да.
  -- Даже если и так. В пророчестве не ясно, какая именно сторона одержит верх. Это может быть и Каин.
  -- Не упоминай при мне его имени. - Зашипел Шинтисса.
  -- Прости мудрейший.
  -- В любом случае между ними будет война. Кто бы не победил, он ослабнет, а дальше уж наш черёд наносить удар. Пошли в Александрию вестника, пусть отзовут серафимов из сумеречных земель.
  -- Исполнено мудрейший.
  -- Кстати чем занимается наш юный друг?
  -- Наблюдает как сержант обучает детей обращаться с клинками.
  -- Стоит немного помочь жнецу, его ожидает трудный путь. Покажи ему несколько движений, и ради Ясеня, достань ножны, пока он никого не поранил.
  
   Наблюдая за тем, как грациозно движутся эльфийские подростки, плавно двигая короткими деревяшками, имитирующими ножи, Сет просто сгорал от зависти. Знахарь, конечно, многому его научил, но перворожденные не просто делали выпады и ставили блоки, они танцевали, парили над землёй. Одно движение плавно и незаметно переходило в другое так гармонично и четко, что дух захватывало.
  -- Да. Джедаи отдыхают.
  -- Что, прости? - Жнец не заметил, как капитан стражи Диграсса оказался рядом.
  -- Просто мысли в слух.
  -- Вижу тебе интересно фехтование.
  -- Ещё как.
  -- Я мог бы показать тебе несколько способов работы с Ненавистью. Конечно, полное обучение займёт не один год, но кое-чему можно научиться и за несколько факелов.
  -- Я был бы очень признателен тебе за науку Диграсса.
  -- Тогда покажи мне, что ты уже умеешь.
   Капитан вручил жнецу сук, отдалённо напоминающий короткую катану, и стал в стойку. Сет сделал несколько пробных выпадов. После чего стал яростно атаковать всеми известными ему способами. Несмотря на то что перворожденный всегда стоял рядом и почти не сопротивлялся, деревяшка лишь рассекала воздух совсем рядом с ним, так ни разу и не прикоснувшись к телу эльфа. Сет уже стал подумывать, что Диграсса и вовсе бестелесный дух настолько близко клинок пролетал мимо, не встречая никакого сопротивления, когда капитан вдруг сделал неуловимое движение и сбил жнеца с ног.
  -- Ну что ж. Определённые навыки у тебя уже имеются. Могу дать несколько советов. Во-первых, не держи клинок обратным хватом, для начинающего воина это чревато возможностью задеть самого себя. Такое оружие как Ненависть не прощает промахов даже своему владельцу. Будешь использовать его так, когда наберешься опыта. Во-вторых...
   Перворожденный стал объяснять и показывать и снова объяснять. Ничего сложного в том, чему он обучал Сета, не было. Многое тот знал и сам, различия заключались лишь в определённых позах и напряжении или расслаблении определённых групп мышц, слегка изменённом наклоне лезвия при атаке, перенесении точки опоры на другую ногу, даже замены выдоха на вдох при ударах. Однако использование этих маленьких хитростей совершенно меняло стиль боя. Сет просто физически ощущал, как меняется скорость, и сила удара, если делать, так как говорит капитан. И ещё у него было одно большое преимущество, перед другими учениками: проделав движение один раз, его тело навсегда запоминало последовательность действий. Нужда в повторении начисто отсутствовала. Даже Диграссу несколько обескуражило, что Сет, за каких то четыре факела умудрился запомнить и главное идеально воспроизвести столько финтов, сколько иные подопечные капитана учили месяцами.
   Напоследок эльф преподнес жнецу ножны для Ненависти и объяснил причину, по которой эти клинки снискали дурную славу. Лезвие короткого меча не было цельным. Дымчатая сталь клинка, с помощью специальных условий ковки, была испещрена множественными отверстиями и углублениями. В сердцевине же лезвия была небольшая пустота. После кузнечных работ клинок на неделю помещали в ядовитый мох выращиваемый перворожденными. Мох врастал в лезвие и навсегда оставался опасным гостем меча, питаясь влагой оседающей на нём и кровью жертв. Яд, выделяемей этим растением оправданно считался одной из самых жутких субстанций - вызывая неимоверные приступы боли при соприкосновении с нервными окончаниями жертвы. Впрочем, многие рассказы о жутких смертях от него, были просто сказками, яд не являлся смертельным.
  -- Достаточно просто протереть рану сухой тканью и боль утихнет, а вот водой промывать не следует, сделаешь только хуже. Многие обжигаются именно на этом заблуждении вот и повод окрестить клинки проклятыми. - Улыбаясь, рассказывал Диграсса. - Что касается ножен, то для Ненависти их действительно не существует. Яд разъедает практически все материалы, а изготавливать ножны из дымчатой стали слишком дорогое удовольствие. Поэтому, как только те ножны, что я тебе дал, сменят цвет с чёрного на серый избавься от них. Мы подарим тебе новые.
  -- И надолго их хватит.
  -- Обычно хватает на год, может чуть больше.
  
   В поселении светорожденных спали по очереди, поэтому основная масса народа постоянно циркулировала по округе, от этого казалось, будто в роще вообще никогда не спят. Сет же был слишком возбуждён новыми открытиями, что бы тратить драгоценное время на сон. Нужно было скорее двигаться к Клыку, пока тот не натворил проблем. Хотя конечно хотелось задержаться у эльфов подольше, узнать их получше, да и потренироваться с Диграссой тоже. Всё это Сет пообещал себе проделать позже. Если конечно провидению будет угодно что бы это - "позже" наступило.
   Он уже привык к однообразному освещению, но вот потеря чувства времени несколько выбивала из колеи. Он считал время по приёмам пищи в роще эльфов. Дело конечно глупое, но лучше это чем вообще ничего.
   После пятого приёма пищи жнец попрощался с гостеприимными хозяевами и продолжил свой путь. Диграсса провёл его до самой реки и пожелал удачи. Видимо с таким же отсутствующим выражением на лице он и проклинал своих врагов и встречал друзей. Ох уж эти остроухие со своими лицами - масками. Никогда не знаешь что у них на уме. Первые несколько минут Сет даже не оглядывался, боясь увидеть нацеленную в спину стрелу. Мало ли что там решили между собой перворожденные. Хотя захоти они его убить, скорее всего, убили бы прямо в роще. Сет припомнил разговор у Ясеня. А ведь если бы даже на секунду Шинтиссе показалось, что жнец опасен, верный капитан шамана перерезал бы ему горло прямо на полянке у ручья. Дикие нравы.
   Роща Ясеня между тем осталась позади, изумрудные травы сменились гигантами Бархатного леса. Сет мимо воли стал задумываться, как там поживает Клык. Клеймо на вампире воспринималось жнецом как частичка самого себя оставленная дома, она не давала почувствовать, насколько далеко находится Клык, но направление движения можно было ощутить легко.
   Он прибавил шагу и даже стал насвистывать себе под нос незамысловатую мелодию. Чего, собственно говоря, раскисать, если дела вроде налаживаются. Ещё парочка дней и можно будет обнять любимую бабушку, а заодно дать волшебный "пендель" Знахарю, если конечно его не линчевал Тихий Совет. Хотя, может и не было никакого предательства и нападения. Может старый вампир - пройдоха сам всё подстроил, чтоб загнать Сета в портал. "Добровольно - принудительно" так сказать. В любом случае как минимум подзатыльник Знахарь заслужил.
   Под ноги то и дело стали попадаться корни и сухие ветки. Сет, конечно, забрал свои кроссовки из рощи, выглядели те жалко но, по крайней мере, защищали ступни ног. Штаны, подаренные эльфами, не смотря на свою кажущуюся дряхлость, держались молодцом, плавно скользя по острым веткам. Старые джинсы, пожалуй, уже украсились бы дюжиной новых дыр. В лесу царила необычайная тишина. Видимо вблизи мёртвой реки птицы и звери предпочитали не селиться. Сама река была спокойной, ни один всплеск не нарушил её мутных чёрных вод за всё время движения жнеца.
   Сет тем временем чувствовал, что Клык находиться немного в стороне от того направления, по которому протекает речка. Наверное, русло здесь выгибалось дугой. Идти лишнее расстояние по лесу полному колючего кустарника не хотелось. Он без раздумий решил срезать путь, ориентируясь на клеймо вампира как на компас.
   Буквально через сотню шагов от Безымянной бурлила лесная жизнь. В ветвях раздавались переливчатые трели, а между деревьев суетливо сновали рыжие белки. Грызуны вели себя совершенно бесцеремонно, пробегая практически рядом с путником и всем своим видом показывая, что хозяева тут они.
   Сет так увлекся, разглядывая хвостатых красавиц, что чуть не вступил в костер, разложенный посреди небольшой прогалинки. Всё-таки к дикой жизни он приспособлен мало, ну как скажите можно не заметить огонь в ночном лесу, пока тот не окажется перед самым носом. Жнец был неприятно удивлён своей рассеянности. Ещё больше удивления было на лицах трёх здоровенных амбалов жарящих нанизанные на прутики грибы. Рядом с каждым прямо на земле лежало по здоровенному ножу напоминающему мачете. Мелькнула мысль, что эти парни совсем не лесорубы, раз таскают с собой такие штуки. Впрочем, удивление здоровяков довольно скоро сменилось весёлостью.
  -- Что ж ты друг шляешься по дебрям совсем один и без торбы. Честным людям гляди и разжиться то у тебя нечем. - Начал самый бородатый мужик. - Ладно, уж снимай хоть рубаху и то прибыль.
  -- Да она вам только на пол плеча налезет товарищ. - Промямлил жнец.
  -- Это да. - Легко согласился мужик, поглаживая бороду. - Ну да я её на обмотки разорву мои вишь прохудились совсем.
   С этими словами он приподнял ногу, обутую в истёртый лапоть. Обмотки под лаптем действительно поизносились, но жертвовать своей рубахой ради удовольствия разбойника Сету совсем не хотелось. Да и врядли его оставят в покое пока совсем не разденут. Жнец уже хотел быстро ретироваться в чащу, но вдруг обнаружил, что остальные двое бродяг уже обступили его с боков и глупо скалясь, поигрывают ножами.
  -- Люди добрые отпустите Христа ради, нет у меня ничего, оставьте хоть одежду. - Заскулил Сет, медленно переводя руку ближе к рукояти Ненависти.
  -- Христа чего? - Бородатый приподнял брови. - Да ну тебя. Кончайте его хлопцы, глядите только рубаху мою не заляпайте, уши оторву.
   Поскольку словесные переговоры к успеху не привели, пришлось изменить тактику, начав агрессивные переговоры. Неуловимым движением Сет обнажил клинок и скользнул на шаг вперёд, пытаясь делать движения плавными, как учил Диграсса. При этом он расставил руки, словно совершал танцевальное па. Ненависть как-то сама собой прогулялась по груди нападавшего стоящего справа. Это даже не было ударом просто скользящее прикосновение.
   До этого Сет не пользовался клинком по его прямому назначению, резать фрукты отравленным лезвием тоже было глупо, поэтому о том насколько оно острое жнец не имел ни малейшего понятия. Предполагал только что меч давно не использовали, а значит, он утратил свою остроту. Хотя, судя по воплям раненого разбойника, наносить особых увечий и не нужно - яд делал своё дело.
   За спиной жнеца послышался звук рассекаемого воздуха. Второй "хлопец" тоже вступил в схватку, естественно Сет уже отсутствовал на линии удара. Он легко развернулся и провёл Ненавистью снизу вверх по руке сжимающей мачете. Отравленное лезвие легко вспороло кожу и мясо, до самой кости. При всей его старости меч таки был очень острым. Потоком хлынула кровь. Второй разбойник дико завыл от боли.
   Драться Ненавистью одно удовольствие. Стоит только один раз вскользь задеть противника и тот сразу же выбывает из схватки ошеломленный болевым шоком. Двое уже лежали с округлившимися от ужаса глазами. Остался только бородатый, но он ещё даже не опустил ногу, до сих пор демонстрируя порванную обмотку под лаптем. Пока он пытался исправить свою оплошность и привести себя в боевое состояние, хватаясь за свой широкий нож, Сет уже стоял на одном колене и прижимал свой клинок к мохнатой бороде. Предводитель бандитов замер, губы его мелко дрожали. Он силился что-то сказать, но не мог, видимо от страха.
   Взгляды охотника и жертвы встретились. Глаза жнеца засияли зелёным пламенем. Он вдохнул, дух бородатого человека потоком заструился в его глотку и стал прохладной волной разливаться по телу.
   Вместе с нахлынувшей энергией и силой прошло чувство насыщения. Сет даже не подозревал, что голоден, пока не осознал, что уже сыт. Бандит был здоровым малым, о таких мужиках обычно говорят: "Косая сажень в плечах". Жизненного духа в нём было много, но и этот источник скоро иссяк.
   Не смотря на сытость, жнец уяснил, что место для нового вливания духа в нём ещё найдется, и оглянулся на визжащих от боли раненых. Вопли на прогалине стихли.
  
  -- Глава 17
   Сет стремительно бежал сквозь лесную чащу, ловко уклоняясь от нависающих ветвей. Не приходилось даже смотреть под ноги, те сами без труда находили подходящую опору. Он обогнал уже вторую белку, мчащуюся по своим делам в том же направлении что и жнец. Он ощущал, не просто видел, а именно ощущал все, что находилось в пределах ста шагов вокруг. Каждое дерево и каждый сук на нём. Каждую птицу, что пролетала мимо. Это ощущение и чувство необычайной лёгкости и силы наполняющее его до краёв, не давали Сету идти простым шагом. Он летел сквозь Бархатный лес.
   Огромные деревья вокруг скоро сменились знакомым каменистым плато. Жнец побежал немного медленнее, стараясь создавать как можно меньше шума. Вдруг Клыку не удалось оторваться от серафимов. Если таковые вообще преследовали их, учитывая как ловко, беглецы облапошили их у Империала.
   Несмотря на то, что вампир обещал ждать на опушке леса, его там не было, а клеймо чётко указывало куда-то вглубь земель Заката. Сет же чуял в себе столько сил что решил особо не переживать из-за изменений плана и смело двинулся вперёд.сейчас, он был готов встретиться и сразиться даже со всеми серафимами сразу. Эти соображения, конечно, не помешали ему перейти на шаг, что бы шуметь ещё меньше. Свежо ещё было воспоминание о поисках жертв в городском парке. После которого пришлось покупать новый телефон.
   Время снова остановилось. Монотонный пейзаж вокруг навевал тоску и уныние. Только надежда что скоро он окажется дома, поторапливала жнеца поскорее разыскать Клыка. Клеймо подсказывало, что он уже поблизости.
   Однако прошло немало нудных факелов пока взгляд Сета, совершенно случайно, не упёрся в знакомое нагромождение валунов. Между камнями было до боли родная расщелина. Жнец, только увидев ее, разобрался, что уже битый час ходит кругами, настолько всё вокруг было однообразно. Сплюнув через левое плечо, он уверенно юркнул в темноту прохода.
   Пройдя обветшалые коридоры, не забыв перепрыгнуть через светящуюся линию, Сет наконец-то оказался в Зале Призыва. Клык сидел сразу возле разобранного завала, одетый в (немного забрызганные бурыми пятнами) бежевые кожаные доспехи. Они подозрительно смахивали на те, что жнец видел на послушниках серафимов.
  -- Признаться, я уж думал, ты будешь кружить наверху до утра.
  -- Ты же говорил что тут вечная ночь.
  -- В том то и загвоздка. - Заулыбался вампир. - Хотел было, выйти тебя встретить, да эти стали дергаться.
   Клык кивнул в сторону двух связанных по рукам и ногам людей лежащих у стены. Оба были только в нательном белье и рубахах. Самого молодого украшал большой кровоподтёк в пол лица. Тот же что был старше, всё время пытался освободиться и мычал, видимо торчащий из его рта кляп из грязной тряпки мешал внятно говорить.
  -- Наглость современных серафимов меня просто поражает. - Продолжил вампир. - Мало того, что они бесстрашно разгуливают по нашим землям, они ещё совершенно не обучают своих воинов. Тот отряд, что мы с тобой видели тут неподалёку, так и продолжил безмятежно греться у костра. Ещё и разбрелись по округе. Никакой дисциплины. Когда я вернулся и увидел эту картину просто не смог удержаться от знакомства.
  -- Ясно. - Резюмировал Сет. - А остальные где?
  -- Всё ещё продолжают греться. Я их аккуратно вокруг огнища рассадил. Издали - как живые смотрятся.
  -- Ты в одиночку уложил семерых серафимов?
  -- И заметь, без оружия.
  -- А как же твоё: "Такой отряд слишком силён для нас двоих"?
  -- Я же сказал: совершенно не обучают своих воинов. Я ещё понимаю послушники - ученики есть ученики, но ангел. Пока я рвал пилигримов забывших луки в своём лагере (уже нонсенс), этот могучий воин находился меньше чем в пятидесяти шагах. Он стоял, опёршись на свой меч, и даже не слышал лая псов. Чем ты думаешь, он был занят? Дремал. Стоя! Я даже постеснялся его будить. Выпил сонного. Потом переловил послушников. Двоих вот оставил для допроса.
  -- Много удалось выведать?
  -- Ничего.
  -- Слабовато. - Скептически сказал Сет.
  -- Сам попробуй.
   Сет подошел к лежащим людям. Юнец был без сознания. Пожалуй, этотсейчас ничего путного не расскажет. Жнец выдернул тряпку изо рта второго пленника. Кляп, оказалось, скрывает роскошные рыжие усы. Человек не дожидаясь вопросов, стал громко высказывать наболевшее.
  -- Да падёт солнце на ваши тёмные головы. Да выжжет очищающий огонь его проклятые ваши сердца. Распадитесь пеплом. Развейтесь по ветру. Уйдите в могилу, в которой и есть место ваше. Свет святой серафимов даст мне силу, и не убоюсь. Ярость небесная изольется над вами, и сгинете. Прок...
   Сет вставил кляп обратно и с надеждой взглянул на другого пленника. Тот не подавал признаков жизни. Клык, заметив взгляды жнеца, усмехнулся.
  -- Не рассчитывай. Та же самая ахинея. Знают они её наизусть и если освободить обоих, читают синхронно. Кстати повествование достаточно длинное. Я тут послушал, как минимум факел ребята не повторялись, потом начали заново. Всё слово в слово.
  -- Ну, вот видишь, а ты говоришь, их ничему не учат в ордене. - Сет ещё раз осмотрел синяк на лице потерявшего сознание человека. - Смотрю, бить пробовал.
  -- Пробовал. Не помогло. Ещё громче орут или теряют сознание. - Клык кивнул на молодого пленника.
  -- Да я вижу. У нас это называется - зомбирование. Когда людей доводят до такого состояния, что они готовы и в огонь и в воду за идею идти.
  -- А у нас - вера.
  -- Тоже неплохо. - Улыбнулся жнец. - Что будем с ними делать?
  -- Нужно допросить их. Это очень важно. Нельзя находиться в тылу врага совершенно не зная, что он из себя представляет.
  -- Мы же вроде как собирались в гости к Знахарю. Форму ты восстановил, я тоже, нас ничего тут не держит.
  -- Но теперь нас ничего отсюда и не гонит. Ты же понимаешь, что мне придётся, сюда вернутся и неважно с тобой или без тебя. Когда я вернусь, я хочу что бы у меня было как можно больше информации об этом месте. Когда-нибудь и тебе захочется тут побывать и ...
  -- Ладно, ладно. - Перебил вампира жнец. - Не начинай ныть. Я понял твою мысль. Как будем допрашивать?
  -- Гляжу пребывание в лесу с остроухими, добавило тебе уверенности.
  -- Дело не только в остроухих.
  -- Что с тобой приключилось за это время?
   Сет коротко рассказал свою историю, опустив некоторые детали естественно. Вообще пребывание в этих землях за короткое время отучило его доверять, кому бы то ни было кроме себя любимого. Надеяться можно только на себя. Нельзя верить даже маленьким детям. В памяти опять всплыла сцена с выкалыванием глаза. На душе снова стало мерзко от пронзительного взгляда детских глаз. В кого он стал превращаться? Что с ним станет через сотню лет, если ужесейчас, он, не задумываясь, пожертвовал чужой жизнью? С бандитами всё ясно эти заслужили свою участь, но ребёнок.
   Мысли пролетели быстро, оставив на сердце тяжесть. Клык сидел молча, видимо ждал продолжение истории. Жнец тихо выругался и сплюнул в угол.
  -- Так что будем делать?
  -- Нужен специалист по допросам. - Вампир ответил так быстро, будто только и ждал этого вопроса.
  -- И я так полагаю, этот специалист прикован к одной из колонн в зале?
  -- Совершенно верно.
  -- Почему же ты до сих пор не освободил его?
  -- Потому что не могу прикоснуться к ключу. - Клык продемонстрировал обугленные до кости ладони.
  -- Ладно, веди.
   Клык шел по кругу, внимательно присматриваясь к каждой фигуре в нишах. Сет тем временем успел подобрать по дороге ключ и вытереть его об штанину. Ключ был обильно обсыпан пеплом.
  -- Смотрю, ты неоднократно пытался его поднять.
  -- Да. Все эти годы я считал, что Каин оставил его здесь, чтобы поиздеваться над нами. Мол, глядите как он близко. Оказывается, его просто мало кто может взять в руку, создатель не беспокоился о его безопасности.
  -- Это всё очень интересно Клык, но мы делаем уже второй круг по залу, ты не можешь узнать кого ищешь?
  -- Конечно, могу. - Возмутился вампир. - Просто мне подумалось, а стоит ли освобождать именно её?
  -- У вас ещё и сёстры? Хм.
  -- Единственная. Тень тоже умеет допрашивать, но Кат - это великий профессионал. С другой стороны с братом Тенью меньше проблем. - Клык взглянул в другой конец зала где лежали пленные, усатый вовсю пытался освободиться несмотря на то что они с жнецом это видели. - Да. Эти ребята, пожалуй, заслуживают лучшего специалиста.
   Вампир остановился у одной из мумий и кивнул. Чем этот полутруп отличался от других, Сету было не понятно. Видимо у Клыка были какие-то свои способы опознавания.
   Поначалу жнец хотел проделать тоже, что при освобождении Клыка, но резко передумал. Не хватало ещё отключиться тут при вампире. Лучше немного подумать. Сет попросил Клыка покинуть зал и в задумчивости остановился у мумии. Затем прижал ключ к сплетению линий на колонне. Раздался металлический лязг, цепь упала. За цепью вывалился и труп. Жнец подхватил его на руки. Высохшее тело оказалось очень лёгким.
   Внутренне зрение показало, что после освобождения последние крохи энергии, что ещё были в этом организме, покидают его. Действовать необходимо быстро. Сет сосредоточился и протянул руку, с его ладони выступили капли крови. Когда они собрались в небольшую лужицу, при этом, продолжая держаться на руке, Сет вложил в них силу и руну исцеления.
   Капли крови причудливо переплелись в полёте и на высохшую кожу мумии, упала уже полностью прорисованная руна, как медальон. Поскольку Сет не прикасался к телу вампирши, в неё влилась только та сила, которую сет вложил в саму руну. Кровь мгновенно впиталась, оставив после себя пятнышко молодой розовой кожи.
   Тело не пошевелилось, но цвет его кожи стал стремительно меняться с пепельно-серого на серо-желтый. По какому-то наитию жнец сосредоточился и добавил лежащей на полу мумии ещё и своё клеймо на плечо. В любом случае это придётся проделать чуть позже, если он хочет держать вампиров в повиновении. Ну, или хотя бы в подобии повиновения. На будущее он отметил себе проделывать этот ритуал даже до освобождения, предосторожности никогда не бывают лишними, даже если кажутся таковыми.
   Кат открыла глаза и уставилась в потолок. Клык говорил что вампиры, находясь в своём заключении, прекрасно чувствуют что происходит вокруг, значит объяснять ей ничего не нужно. Тело, неуклюже поднявшееся с пыльного пола, выглядело намного хуже, чем в своё время свежеподнятый Клык. Видимо сказался недостаток энергии духа. Клыку то по своему неумению жнецу пришлось передать почти всё имеющееся, а Кат этого не досталось.
   Она поднялась, при этом остатки одежды пылью разлетелись в стороны и медленно хромая, поплелась в сторону пленников. Молча приблизилась к молодому человеку встала на колени и, наклонившись, вонзила в него клыки. Второй пленник выпучил глаза и взвыл, насколько это позволял ему кляп во рту.
  -- Видишь? Психологическое устрашение. - Ухмыльнулся Клык, кивая на Кат. -сейчас второй всё расскажет как миленький.
   Леди вампир тем временем продолжала жадно трудиться над юношей передвинув его ближе к товарищу, наверное что бы эффект запугивания был лучше.
  -- Может не стоит высушивать его полностью? - Это замечание Клыка осталось незамеченным Кат, она продолжала своё дело, жадно урча.
  -- Клык, а что вампиры могут полностью высосать всю кровь из тела?
  -- Ну не досуха конечно. Много остается в капиллярах и других мелких сосудах, но процентов семьдесят удается выпить даже молодым полукровкам. Более высшим вампирам достаточно воспользоваться магией крови и в теле не останется ни капли. Кровь жертвы слушает наши приказы так же как тебя твоя кровь. Видел, что ты проделал над Кат, это было виртуозно.
  -- Я же сказал тебе покинуть зал.
  -- Но ты не говорил, что нельзя заглядывать внутрь, я был в коридоре - приказ не нарушен мой лорд. - Вампир растянул кривую ухмылку, как всегда в таких случаях, стало заметно его единственный клык.
   Открыто спорить с Клыком Сет пока не решался, но поставить на место вампира, безусловно, нужно. Только сначала, пожалуй, стоило бы определить его силу. Иначе можно угодить на такое место самому.
   Размышления жнеца прервала Кат. Она оторвалась от уже безжизненного тела юноши, немного пошатываясь, приблизилась ко второму пленнику и вынула кляп. Коридоры и зал огласились дикими воплями. Теперь рыжеусому послушнику было не до чтения боевых мантр и проклятий. На его лице застыл ужас. Вампирша теперь уже выглядевшая несколько лучше (стало заметно, чем мужчины отличаются от женщин) приподняла его за волосы и впилась в шею.
   Сет вопросительно взглянул на Клыка. Тот скорчил гримасу и махнул рукой - мол, всё в порядке сестра разберётся. Сестра тем временем останавливаться явно не собиралась. От её тела стал распространяться пар или скорее лёгкий туман, кожа на глазах разглаживалась, волосы темнели. Фигура обрела приличествующие женщинам формы и изгибы. Пленник притих, а ещё через мгновение было ясно, что он уже и не дышит.
   Леди вампир встала с колен, поднявшись в полный рост. Стройные ноги покатые бёдра, осиная талия, плоский живот, высокая подтянутая грудь, копна ярко рыжих волос и глаза лишенные белков и радужки - кроваво красные глаза светились яростным напряжением.
   Сет почувствовал, как напряглась какая-то часть его естества, будто душили что-то ему близкое. Он не сразу понял, в чём дело. Раздалось шипение, и легкий вскрик Кат, а с её плеча поднялся дымок и разнёсся лёгкий запах палёной кожи. Она пыталась избавиться от клейма, но жнец чуял, что клеймо осталось на месте - он был сильнее.
  -- Ну и ладно. - Как ни в чём не бывало, сказала рыжая вампирша. - Пусть будет.
   Она наклонилась и проворно освободила от нательного белья теперь уже мёртвых пленников. Примерила, скептически помотала головой, но всё-таки натянула рубаху и штаны на голое тело.
  -- Ты не торопился Клык. - Голос у неё был низкий с хрипотцой, это придавало ему вкрадчивости.
  -- Зато ты поторопилась. Это были пленники для допроса.
  -- Ничего, поймаешь новых, братец, это у тебя всегда хорошо получалось. Не могла же я предстать перед нашим лордом в таком жалком виде.
  -- И сразу попыталась стереть клеймо. - Встрял Сет.
  -- Ну, ты же не думаешь, что я буду служить жалкому вампиришке, чьё клеймо мне удалось бы стереть так просто. Я должна удостовериться, что ты достоин.
  -- Разумно. - Подхватил Клык. - Я, пожалуй, тоже попробую. - Но, увидев лицо Сета, добавил. - Позже.
  -- Ну, раз мы расставили все точки над "и". Пленников у нас нет и где их искать пока не ясно. Делать тут нам совершенно нечего. Предлагаю ретироваться к Знахарю. - Предложил жнец.
  -- Этот предатель ещё жив? - в Голосе Кат сквозило возмущение.
  -- Не такой уж он и предатель. Благодаря ему мы оказались на свободе. Это он... ну, скажем "уговорил" Сета освободить нас.
  -- Освободить? Ты не заметил? Или у тебя на плече не такое же клеймо как у меня? Мы снова в рабстве, маленький братик. Ничего не изменилось, из огня да в полымя. - Кат бросила взгляд в сторону жнеца.
   Сет понял, что это своего рода вызов. Если он не укрепит своего положения сейчас, потом это будет намного сложнее, если вообще возможно. Рыжая бестия в любом случае попытается сбросить хозяина. Прецедент то уже был. Не удалось с Каином, может получиться с Сетом. Нужно погасить такие мысли в зародыше. Вампиры не остановятся на пустых угрозах. Лучший способ для них уйти из-под "гнёта" ликвидировать "угнетателя". Перспектива соединения этих двоих ещё и со Знахарем заставила жнеца несколько пересмотреть свою позицию.
  -- Полагаю уже то, что я позволяю вам так со мной разговаривать и терплю ваши дурацкие выходки, должно показать, что свобода ваша значительно расширилась по сравнению с длиной цепи, на которой вы сидели.
   Сет плавным движением, как учил Диграсса, скользнул влево, обнажая Ненависть и принимая стойку "танцующих с клинками". Острое отравленное лезвие мягко очертило полукруг. Надо признать у Сета самого захватило дух от того, как ловко у него получилось принять стойку. В глазах Клыка и Кат он увидел подтверждение своей уверенности. Вампиры, лично участвовавшие в сражениях с "танцующими клинками", несколько опешили. Давняя война была их последним воспоминанием и свежи ещё были те события для их памяти. Оба предпочли не делать резких движений. Сет продолжил:
  -- Но если такая свобода вам не по нутру я могу избавить вас от неё. Прямо сейчас и здесь. - Он сделал маленький шаг вперёд.
   Это конечно было рискованно. Сет не сомневался, что оба вампира не раз сражались и в худших ситуациях, чем эта. К тому же считать серьёзным преимуществом клинок, которого сам опасаешься. Хорошо, что эти двое не знают его слабостей, нужно "ковать железо" пока они считают его "тёмной лошадкой". Может побояться связываться. По их растерянным лицам и взглядам друг на друга жнец понял, что не ошибся. Вампиры колебались. Главное не перегибать палку, чтобы схватка не показалась им единственным выходом.
  -- Ну? Что будем делать братва?
  -- Остынь приятель. - Миролюбиво заговорил Клык. - Не думал, что пара неудачных шуток выведет тебя из себя. Что касается меня, я добровольно позволил поставить клеймо. До этого ты даже не знал об их существовании. А Кат всегда будет вести себя вызывающе. Она пробует на прочность каждого кто находиться в пределах видимости. Так что или убей её тут же или привыкай.
   Клык махнул рукой и удалился в главный зал. Кат, передёрнув плечами, игривой походкой направилась вслед за ним. Сет ещё немного постоял в боевой стойке последовал за ними.
   В библиотеке Зала Призыва царил небольшой беспорядок. Некоторые книги были хаотично разбросаны. Часть комнаты была очищена от пыли и Клык, усевшись на пол, листал увесистый фолиант.
  -- Как я и думал Каин перепрятал самое ценное, но кое-что он всё-таки оставил. Полагаю, с помощью этого тома мне удастся немного восстановить уровень тьмы над колоннами. Это даст нам некоторое время для освобождения братьев.
  -- А использование магии не будет слишком заметным со стороны? Нам не придётся сдерживать армию разъяренных серафимов заметивших неладное? - Поинтересовался Сет.
  -- Определённый риск, конечно, есть, тем более что для ритуала восстановления нужны жертвы, но боюсь выбор у нас не богатый. Будь тут Знахарь, он бы нашел способ лучше. Я же с трудом разбираю эти письмена.
  -- Пусть Сет притащит этого предателя сюда. - Вставила Кат.
  -- Он не перенесёт дорогу, а мёртвый он нам ни к чему.
  -- Есть идея. - Сет подошел ближе. - Клык запомнит книгу, и вы будете готовиться к восстановлению, а я заберу её и передам Знахарю, пускай подумает там. Если не вернусь через три дня, начинайте праздник без меня. Справитесь?
  -- Безусловно, мой лорд. - Заулыбался Клык.
  -- И прекрати называть меня "мой лорд", раздражает.
  -- Как скажешь Сет.
   Клыку понадобилось около факела, чтобы пролистать фолиант. Он не читал содержимое, но каждая страница отпечатывалась в мозгу вампира навсегда. Просто вспомнив нужную, он мог вызвать её в памяти и прочесть.
   За то время что вампир ждал, пока Сет вернётся от остроухих, он не только умудрился уничтожить отряд серафимов, но ещё и перелопатил половину библиотеки Каина, выискивая нужную информацию. По приблизительным подсчётам тьма оставшаяся над колоннами будет питать заключённых апостолов ещё около месяца. Освобождение Клыка и Кат увеличили это время, но не на много. Следовало торопиться иначе скоро от грозных апостолов останутся только кучки пепла и пыли.
   Сет не стал задумываться стоит ли вообще освобождать этих кровожадных созданий, которые, безусловно, принесут в этот мир зло. Причина такого отношения была проста: полное незнание, где же именно он находиться. В прошлом? В будущем? На другой планете? В другом измерении? Где? Единственное что он осознавал твёрдо: нужно вернуться домой и крепко потрясти Знахаря. Возможно, этот мир только плод воображения и пройдя через портал, Сет проснётся в своей постели, тогда и освобождать никого не придётся. Дальнейшие планы следовало обдумывать только после выяснения этого маленького, но очень противного обстоятельства. Сет решил сосредоточиться на более насущных проблемах.
  -- Глава 18
   Книга в тёмном металлическом переплёте оказалась на удивление лёгкой. Жнец уже наносил последнюю руну на арку портала, когда Клык принёс её и протянул ему.
  -- Поторопись жнец. Если у меня ничего не получится, ты останешься последней надеждой апостолов. Мы конечно не ангелы, но раз по каким-то стечениям обстоятельств мы были созданы, значит, наше существование имеет какую-то цель и природный смысл. И...
  -- Клык. Не нужно читать мне проповеди. Говори прямо.
  -- Я чувствую, ты ещё не принял решения, как будешь поступать.
  -- Ты прав. - Не стал кривить душой жнец. - Но разговоры подобного толка никогда меня не убеждали, так что оставь своё красноречие для жертв, которых будешь искать вокруг Заката. Что бы я не решил, обещаю проделать это как можно быстрее.
  -- Ну и на этом спасибо.
  -- Удачи вампир.
  -- Удачи жнец.
   По арке забегали серебристые молнии. Внутри прохода стал клубиться чёрный туман. Портал открылся. Хоть Сет и проходил его раньше опасения на счёт своей безопасности не покидали его. Вдруг эта дверь ведёт не назад, а ещё дальше в неизвестное или вообще в никуда. Хотя неизвестность, пожалуй, всегда пугает больше, поэтому медлить жнец не стал, сразу шагнув в непроглядную мглу портала.
   Знакомые ощущения перехода снова навалились на тело. Теперь переносить тяжесть и потерю ориентации в пространстве было легче. Толи потому что Сет был сильнее, чем раньше, напитанный духом лесных бандитов толи, потому что знал чего ожидать. Он даже не споткнулся, выйдя на другую сторону. Просто остановился и дождался когда чувства придут в норму. Потоки духа в организме значительно уменьшились, но усталости не ощущалось. Вполне работоспособное состояние.
   Жнец огляделся. Он чудесно помнил эту комнату. Подъемник у дальней стены и ниша с мониторами для наблюдения за поверхностью. В помещении никого не было.
   Сет прислушался к окружающим звукам. Тишина. Если здесь и была драка или разборка её следы тщательно убрали. Либо Знахарь убедил Тихий Совет в ошибке либо никакой Тихий Совет вовсе не преследовал его. Оставалось только выяснить, что именно из этого произошло. Явиться к Знахарю и надавить на него? Тихо проследить за ним, и не спеша выяснить? Времени на долгую слежку нет. Да и не умеет Сет качественно следить, тем более делать это в самом логове Знахаря. Значит, остается только один вариант. Только проделать его желательно неожиданно.
   Жнец подтянулся на одном из канатов служивших направляющими балками для подъемника. Тихонько выбрался наверх и осторожно огляделся. Верхний зал был пуст. Лампы под потолком не горели, видимо обслуживающий персонал отдыхает. Сет припомнил, где находились камеры наблюдения, и выбрал оптимальный путь к двери. К сожалению, пройти саму дверь, не засветившись в объективе, не представлялось возможным, две камеры были направлены прямо на нее, причём как снаружи, так и изнутри.
   Все работники конечно не раз видели Сета и знали что он "свой" но, безусловно, доложат Знахарю, как только заметят гостя. Это в планы жнеца не входило. К тому же теперь на местах бывших служащих могли находиться члены Тихого Совета, что тоже не следовало упускать из виду. Взгляд жнеца упал на вешалку, с синим комбинезоном.
   Из незаметной обшарпанной двери с рисунком ведра и швабры вышел молодой человек в синей робе и вразвалочку направился по лестнице на второй этаж. Сигнализация не заработала, всё было тихо и обыденно. Никто даже не поинтересовался, что делал этот человек в верхнем зале, и почему он делал это, не включив освещения. Как и никто не заметил, куда он делся со второго этажа здания.
  
   Дорога к дому Знахаря оказалась несколько длиннее, чем предполагал жнец. Раньше он всегда проделывал её на автомобиле с шофером, пешком же добираться пришлось значительно дольше. Когда он оказался у высокого забора на востоке уже разгорался рассвет.
   Осведомленность о расположении скрытых камер напичканных во дворе и здесь сослужила ему хорошую службу. Сет был почти уверен, что добрался до ворот гаража незамеченным. Скрип открываемой двери совершенно не нарушил сна охранника, удобно развалившегося на стуле. Будить его жнец, конечно, не стал, тихо проскользнув мимо. Затем, передумав, вернулся и, склонившись над дремавшим человеком, вобрал в себя часть его духа. Беспокойное сопение охранника перешло в тихое размеренное дыхание глубоко спящего. Поток силы быстро пополнил резервы Сета, заодно обездвижив беспечного цыгана.
   Дом встретил жнеца тишиной и мраком, тут практически не было окон, а в такое раннее время домочадцы ещё нежились в постелях. Единственное не нуждающееся в сне существо находилось в своём кабинете. Знахарь проводил там почти всё свободное время, и Сет, не раздумывая, направился туда.
   Всё проделанное до этого момента имело только одну цель - застать вампира врасплох. Возможно, это было глупым, но жнец хотел произвести на Знахаря впечатление, появившись внезапно. Чтобы у старика не возникало иллюзий относительно своей личной безопасности. Пусть думает, что у его молодого ученика в случае чего найдутся длинные когти. Может это так же добавит сговорчивости вампиру.
   Поскольку скрываться дальше не имело смысла, Сет уже достиг всего, чего хотел он, резко распахнул дверь и просто ворвался в кабинет, на ходу обнажив Ненависть.
   Знахарь прожил достаточно долго, чтобы ничему не удивляться, но недостаточно, для того чтобы ничего не бояться. Он сходу оценил обстановку и не дал оглушившему его удивлению перейти во вскрик. Однако жнец удовлетворённо успел заметить короткий период паники на лице вампира, это придало ему решимости.
  -- Не ждал? - Сет с угрозой в голосе поднёс клинок к самому горлу Знахаря.
  -- Почему же? - Сбивчивый тон вампира быстро обрёл невозмутимость. - Я прождал у арки почти неделю, но силы мои не безграничны, пришлось вернуться для отдыха. Но после, я сразу же собирался...
  -- Что ты там собирался,сейчас меня волнует в последнюю очередь. Больше мне интересно, почему ты скрыл, что пространство за порталом чуточку больше границ Зала Призыва.
  -- Не понимаю о чём ты.
  -- Не зли меня Знахарь. В гневе я неприятен.
   Отравленное лезвие подвинулось ещё ближе к зеленоватой коже вампира.
  -- Видел такие клинки раньше Знахарь? Остроухие говорят, что они не делают разницы между живыми и мёртвыми.
  -- Остроух... Послушай Сет если ты всё мне объяснишь я смогу правильно ответить на все твои вопросы.
  -- Мне не нужны правильные ответы вампир. Мне нужна, правда! Где находиться Зал Призыва!?
  -- За аркой.
  -- Не играй со мной вампир. Это был твой последний непонравившийся мне ответ.
  -- Ладно, ладно. - Знахарь пытался отодвинуться от почти прикасающегося к его шее клинка, но его спина уже и так упиралась в стену. - После перехода, меня несколько удивило резкое изменение ландшафта. К тому же полное отсутствие серафимов и упоминания о них. Много других нестыковок. Я предполагал, что портал перебрасывает намного дальше, чем на пятьсот шагов. Не хотел говорить тебе, чтобы не испугать. К тому же это были только теории и ...
  -- Знахарь.
  -- В последствии, я изучил проблему тщательнее. - Скороговоркой заговорил вампир. - Это может быть далёкое прошлое, поскольку в преданиях человечества встречаются вещи и события из моего мира, но ... Я не знаю Сет, клянусь Тьмой, не знаю. Желание направить тебя за портал, отчасти и было продиктовано возможностью приоткрыть завесу тайны.
  -- Значит, никакого Тихого Совета нет. Ты всё подстроил, чтобы заманить меня в портал?
  -- Не будь ребёнком. Тихий Совет реален. Они действительно что-то пронюхали, мне стоило немалых усилий убедить их том, что произошло недоразумение. Пришлось сказать, что я сумел открыть врата. Правда, я сумел уговорить Француза не входить в них. Может, пересядем в кресла и выпьем вина. - Знахарь махнул рукой в сторону стола. - Разговаривать в такой позе не совсем удобно.
   Сет только на миг оторвал взгляд от вампира, чтобы проследить за его движением, как тот схватил с полки колбу с бордовой жидкостью и разбил похитителю душ о голову.
  
   Очнулся жнец, сидя в кресле. Руки и ноги были свободны. Ненависть покоилась у него на коленях, а Знахарь, улыбаясь, сидел напротив и пил вино из бокала. Раздражение и обида ушли из души Сета, оставив после себя только спокойную рассудительность. Раз вампир не сделал ему ничего плохого, пока он был без сознания, да ещё и оружие оставил, значит опасаться нечего. Видимо пришло время для мирного диалога. Жнец вопросительно вскинул брови. Знахарь заговорил.
  -- Полагаю что твоё внезапное появление это некая демонстрация силы. Признаюсь, ты меня удивил. Но как ты понимаешь, я тоже не так прост, как кажется.
  -- Что это было? - Сет потёр голову, волосы были влажными.
  -- Так, маленький фокус.
  -- Ну, хорошо вампир. Один - один. Ничья. Твой ход.
  -- Ты появился в довольно взвинченном состоянии. Теперь надеюсь, мы можем поговорить спокойно? Где ты был всё это время? Я открывал портал несколько раз.
  -- Оказывается, чтобы вернуться, нужно быть в хорошей форме, а я прибыл на место совершенно обессиленным. Пришлось крутиться.
  -- Апостолы живы?
  -- Живы, живы. Я разбудил Клыка и Кат. Ты не говорил, что среди вас есть сестра.
  -- Честно говоря, как раз её то я будить и не собирался. Не знаю, как Каин терпел эту ведьму. Ну, раз ты посчитал нужным...
  -- Клык посчитал.
  -- А-а. Она всегда ему нравилась. Значит, тебе недоставало сил, чтобы вернуться, но хватило, чтобы освободить двух апостолов? - В голосе Знахаря послышался сарказм.
  -- Как оказалось, запорталье несколько больше чем подвал Заката. В нём уместились Бархатный лес, Безымянная река и даже целые Сумеречные земли. Широкое поле для деятельности, не правда ли? - В тон ему отозвался Сет.
  -- Тьма. До боли родные названия. Это всё на месте? Ничего не изменилось?
  -- От Заката не осталось даже руин, единственная уцелевшая часть - Зал Призыва, но Сумеречные земли так же пустынны, как и раньше. Каин и апостолы знатно потрудились, разоряя округу.
  -- Да, пленных мы не брали. Почему не пришли Клык и Кат?
  -- Остались прикрывать твоих братьев. Жить, прикованным к колоннам, осталось меньше месяца, а бродящие в округе серафимы не те охранники, на которых можно положиться. - Усмехнулся жнец.
  -- Мать тьма. - Знахарь указал на фолиант в металлическом переплёте лежащий на столе. - Я тут стал разбираться в книге, что ты принёс. Клык надоумил захватить?
  -- Ага.
  -- Что именно я должен сделать с её помощью?
  -- Для начала ответить на мои вопросы. Так, где ты говоришь находиться Зал Призыва?
  -- Не знаю. Тьма. Не знаю. - Знахарь прикусил ноготь мизинца. - Я проходил портал лишь однажды и до этого даже не подозревал о его существовании. У меня, конечно, есть определённые мысли, но дальше бездоказательных теорий дело не продвинулось. В существование параллельных миров я не верю. Единственное разумное объяснение - другая планета или иное время. Хотя в машину времени мне тоже не очень вериться.
  -- Значит я теперь астронавт? - Лицо жнеца озарила улыбка, как-то в детстве он мечтал стать космонавтом.
  -- Вполне возможно.
   Возникла пауза, каждый задумался о чём-то своём. Сет подхватил со стола бокал с вином и стал медленно потягивать напиток.
   В принципе ничто не обязывает его помогать этим ходячим трупам. Они и так прожили намного больше отпущенного им Господом срока и в аду им ставят прогулы, но осиное гнездо он уже разворошил. Клык теперь не успокоиться пока не освободит всех апостолов, да и Знахарь не будет сидеть, сложа руки. Можно конечно их всех убить и спрятаться, но чем тогда он лучше вампиров? К тому же Тихий Совет может заинтересовать безвременная кончина Знахаря. О портале совету известно, а значит, начнут копать. Не воевать же со всеми вампирами на земле. Может действительно лучше помочь и заодно попытаться немного "очеловечить" этих монстров. Существа они разумные неприятности им ни к чему. Глядишь получиться сделать их ещё более миролюбивыми. И главное не устраиваться же ему на работу в самом то деле. Возврата к прежней жизни уже не будет, а тут неизведанное, приключения. Лёгкие деньги, в конце концов.
  -- Энергии колонн осталось очень мало, возможно на несколько недель. Если освободить апостола, то без поддержки колонны он быстро умрёт. Я не могу исцелить всех и сразу - силёнок маловато. Если освобождать по очереди то до конца месяца успею, ну может троих - пятерых не больше. Это если удастся хорошенько подкрепиться что, учитывая реалии нынешнего Заката практически невозможно. - Спокойно заговорил жнец. - Клык вычитал в книге способ пополнения энергии, но верно ли он понял, что делать и получиться ли у него это вообще - большой вопрос. Пришлось тянуть этот "манускрипт" тебе, может ты, что придумаешь.
  -- Значит у меня чертовски мало времени.
   Знахарь подвинул кресло к столу и стал листать книгу. Через несколько минут он уже начал что-то бубнить себе под нос и кусать ноготь мизинца. Что показывало высокую степень задумчивости. Если старик чем-то заинтересовывался, то резко переставал обращать внимание на окружающий мир. Сет видел такое уже не один раз и готов был спорить, что пырни он,сейчас вампира в бок отравленным клинком тот даже не вздрогнет. Пришлось тихонько ретироваться из кабинета.
   В комнате Сета, отведённой ему Знахарем, обстановка совершенно не изменилась. Пыль была вытерта, а постель заправлена чистым бельём. В шкафу висел выстиранный спортивный костюм. Было заметно, что хозяина здесь ждали.
   Жнец, окинув скептическим взглядом, синий комбинезон с пятнами бордового цвета принял душ и переоделся в чистое. Настроение улучшилось. Приятно снова почувствовать блага цивилизации.
   Завалившись на постель Сет, расслабился и скользнул в транс. Тёмные нити энергии, тянущиеся к повреждённому глазу, практически восстановились. Понадобилась лишь лёгкая корректировка. Буквально через пол часа жнец чудесно видел двумя глазами. Правда задетое стилетом веко иногда нервно подергивалось, но это, скорее всего, быстро пройдёт само. Сет попытался "взглянуть" на организм в целом и вдруг впал с состояние эйфории подобное тому, в котором он был, когда бежал по Бархатному лесу сразу после стычки с лесными разбойниками.
   Он ощутил внутреннее пространство комнат вокруг. "Увидел" каждого цыгана находящегося в доме, вампира склонившегося над книгой и даже крыс в подвале. Кстати охранник гаража всё ещё мирно посапывал. Повинуясь наитию, жнец попытался разбудить его. Представляя, что говорит спящему человеку в самое ухо.
  -- Проснись!
   Цыган открыл глаза и стал ошалело оглядываться по сторонам.
  -- Встать!
   Охранник повиновался, подскочив, словно ему в мягкое место воткнули шило. И тут жнеца понесло.
  -- Закрой глаза! Открой глаза! Встать! Сесть! Встать!
   Закончилось действо приказом снять штаны и помочиться на ворота гаража. А чтобы увериться, что всё это Сету не привиделось, он быстро вскочил и помчался в гаражное помещение. Цыган, как ни в чём не бывало, стоял спиной к внутренней двери и деловито орошал ворота золотистой струёй.
  -- Ты что творишь засранец!? - Заорал Сет будто бы "случайно" обнаружив непотребство.
   Охранник вздрогнул и резко обернулся, продолжая сжимать орудие орошения в руках. При этом выражение лица у него было такое, словно это орошали его, а не гаражные ворота. Он стал что-то мямлить в оправдание, одновременно пытаясь застегнуть молнию на брюках.
  -- Что б я такого больше не видел! - Рявкнул жнец и быстро вышел.
   Интересно можно ли проделывать такие вещи с вампирами? Сету очень хотелосьсейчас же опробовать метод на Знахаре, но он вовремя одумался. Стоило сохранить эту новую маленькую способность в тайне. Небольшое секретное оружие никогда не повредит. Охранник гаража "ненароком" застуканный при совершении постыдного "преступления" врядли бдеть трепаться, а для опытов на вампирах лучше найти кого-нибудь другого. Что-то подсказывало Сету, что скоро в кандидатах недостатка не будет.
  
   Степановна встретила внука с распростертыми объятьями. Долго вычитывала, что не звонил и не отвечал на звонки. Пришлось соврать, что трудился в такой глуши, что мобильник там не работает, а вызов был срочным, и вырваться не было никакой возможности. Клятвенно обещал не пропадать больше без предупреждения.
   Приятно было заметить что Знахарь не оставил старушку в одиночестве. Двор был заново заасфальтирован, а дом подвергся тщательной реставрации.
   Выглядела бабуля намного лучше и всё благодаря заграничному лекарству. Его передал Николай Иванович (так ей представился Знахарь) начальник любимого внука. Золотой человек, правда, очень занятой. Вырывался с работы буквально на минутку, всегда глубоким вечером после захода солнца и быстро проведав Степановну, сразу же уезжал, всегда отказываясь от угощения. Что налил Знахарь в бутылочку с лекарством, Сет даже не стал спрашивать. Наверняка какое-нибудь своё "волшебное" зелье. Да это и не важно главное бабушкино здоровье поправилось.
  
   Знахарь изучал принесённый Сетом фолиант уже трое суток. Без выходных и перерывов. Он даже позу менял редко. Если бы не глухонемая горничная убирающая его кабинет (это единственный цыган, которому позволялось входить внутрь) скорее всего он даже припал бы пылью. Жнец же, один раз заглянув в книгу, увидел там лишь набор совершенно незнакомых закорючек, на этом его помощь в изучении ограничилась.
   От безделья он, было, сунулся упражняться в фехтовании с прежним тренером, но быстро уяснил, что по сравнению с Диграссой тот просто мальчик. Манера боя Сета так изменилась, что наставник не мог приспособиться к ней и постоянно проигрывал ученику. Учиться на противнике слабее себя жнецу не хотелось. Поэтому он полностью сосредоточился на огнестрельном оружии. Как было бы замечательно, если бы в Бархатном лесу у него было с собой такое оружие. Да никакие серафимы не страшны такому воину. Вынул ствол и всех мордой в пол. Красота.
   После недолгих размышлений выбор его пал на пистолеты. Поскольку Сет собирался таскать оружие повсюду с собой (Знахарь обещал достать разрешение) то другого варианта просто не существовало.
   Вдоволь наигравшись разными моделями, жнец остановился на австрийском "Глок 17". Габариты близки к габаритам пистолета ПМ, при этом "Глок" в 1.2 раза легче него, в полтора раза мощнее, и более чем в два раза превосходит по ёмкости магазина. Имеет большую дульную энергию, за счёт чего пуля имеет высокое останавливающее и пробивное действие.
   Стрелял Сет посредственно, поэтому решил компенсировать недостаток точности количеством выстрелов, а магазин в семнадцать девятимиллиметровых патронов очень располагал к этому. Да и сам вид пистолета ему нравился - мелочь конечно, а приятно.
  
   К концу третей ночи жнец выйдя из тира, обнаружил Знахаря в своей комнате. Тот как всегда был с неизменным бокалом вина в руке. Значит период обдумывания, окончен.
  -- Что нарыл? - Мимоходом бросил жнец, направляясь к одёжному шкафу.
  -- Да, в общем, ничего существенного. Книга не представляет особой информационной ценности. Там описаны только общие принципы системы замка Закат. Думаю, самые ценные тексты Каин укрыл, а эту писанину оставил как ненужное барахло.
  -- Значит, ничего не получится?
  -- Почему же? Просто теперь вся надежда на Клыка с его пополнением энергии. Ритуал описан достаточно обширно. Есть, конечно, "подводные камни", но о них я составил Клыку письмо. Так что проблем не возникнет. Сложность только с необходимыми жертвами обряда. Ты говорил, земли Сумрака пусты?
  -- Ну не то чтобы совсем пусты, но живых там очень мало.
  -- Для начала достаточно даже зверья. В любом случае это уже проблемы Клыка. Главное отправить ему письмо, чтобы он не совершил ошибок в ритуале жертвоприношений. Так он сможет обновлять тёмный туман над колоннами сколь угодно долго. А ты не спеша, сможешь освободить братьев.
  -- Это хорошо. Только я ещё не решил, буду ли освобождать их. - Сет конечно уже принял решение, но хотелось поторговаться. - Зачем мне это?
  -- Но я полагал, что мы уже договорились или вечная признательность апостолов для тебя пустой звук? Ты станешь владыкой самого могущественного клана вампиров в истории мира, а спрашиваешь зачем?
  -- Ты слишком настойчиво умалчиваешь о "клейме хозяина", чтобы говорить о твоей признательности Знахарь.
  -- Ах, ты об этом. - Скорчив на лице гримасу наивности, улыбнулся вампир.
  -- Только не говори, что забыл об этой мелочи.
  -- Нет, но я никогда не ставил такого клейма. Для управления полукровками оно ненужно, а хозяином я никогда не был. Поэтому я не стал забивать тебе голову вещами, о которых сам имею достаточно призрачное представление.
  -- Клык тоже никогда не был хозяином, но не стал скрывать...
  -- Не забывай, что ты освободил его от тысячелетнего заточения. Я же был свободен и до встречи с тобой. Чувствуешь разницу? - Перебил Сета Знахарь.
  -- Но...
  -- Но ради моих братьев я готов пойти и на такую жертву. Можешь поставить на мне клеймо, прямосейчас, только не играй в обиженную невинность. Удовлетворён?
  -- Вполне. - Выпалил жнец.
   Он поднялся и, сосредоточившись, прикоснулся ладонью к плечу вампира. Решив сразу покончить с этой неприятной темой. Всё равно рано или поздно такой диалог бы состоялся, разрешить его в самом начале было лучшим решением.
  
   Было неизвестно, как продвинулись за это время дела у Клыка. Не начал ли он уже совершать обряды, допуская неизбежные ошибки. Поэтому действовать решили немедленно.
   Сет отправился на склад и собрал все, что может пригодиться в путешествии. Пару катан, несколько прочных верёвок, комбинезоны, не пропускающие ультрафиолет для вампиров и смену одежды для себя, он бережно сложил в увесистую длинную сумку. Приглянувшийся "Глок" занял место в наплечной кобуре. На ногах красовались высокие армейские ботинки "берцы" - замена хлипким кроссовкам.
   Уже через час они со Знахарем стояли у арки портала. Вампир возился с табличками активации, Сет со скучающим видом поправлял ножны Ненависти, прикреплённые к спине так, что рукоять была чуть выше пояса. Меч располагался остриём вверх, так он был менее заметен и легко извлекался. Была, конечно, опасность пораниться, резко выхватывая клинок, но жнец предпочитал не заглядывать так далеко в будущее.
   Когда зеленокожий апостол закончил активацию и собирался уже что-то сказать, Сет опередил его едким замечанием.
  -- Давай только без прощальных соплей Знахарь. Сделаю что смогу.
  -- Удачи. - Пожал плечами вампир.
   Жнец шагнул в тёмный туман прохода. В этот раз перемещение прошло совсем легко. Не было даже чувства тяжести на плечах. Сет вышел с другой стороны, совершенно не потеряв ориентации и не ощутив ухода силы. В зале перед ним стоял Знахарь, и недоумённо вскинув брови, таращился на похитителя душ. Оглядев подъемник, тихо гудящие мониторы скрытых камер в нише и знакомые стены пещеры портала Сет развернулся на сто восемьдесят градусов и снова шагнул в арку. История повторилась. Только теперь лицо Знахаря выражало недовольство.
  -- Прикалываешься?
  -- Я...
  -- Ты говорил нужно много сил для прохода через портал, а сам шныряешь туда сюда как перо по бумаге. - Обличительно произнёс апостол. - Решил выкаблучиваться передо мной? Лучше трать силы на дело.
  -- Всё плохо Знахарь. Я возвращаюсь назад автоматически. Шагаю в Зал Призыва, а попадаю сюда. Что-то меня не пускает.
  -- А-а. Тогда извини, погорячился. Попробуй оставить все, что набрал со склада. Может это какая-нибудь система безопасности.
   Сет бросил сумку у стены с сожалением расстался с пистолетом и снова шагнул в арку. Теперь Знахарь, глядя, как Сет появился пещере, грыз ноготь мизинца. Жнец молча разулся, снял куртку, штаны и рубаху. Оставшись в одних трусах, нырнул в чёрный туман и вышел назад. Вампир поднял бровь.
  -- Трусы не сниму. - Заявил похититель душ.
  -- Боюсь, даже если снимешь, не поможет.
  
   В течение нескольких часов они обсуждали проблему, пытаясь найти ошибку в своих действиях. Восстановили в памяти все предшествующие первому переходу события. Ничего не помогало.
   Отправленный в проход робот с сумкой из склада и письмом от Знахаря вернулся назад пустым и с нацарапанной на крышке надписью: "спасибо за посылку". Значит, портал работает. Однако пропускать жнеца он отказывался, каждый раз возвращая его назад.
   Исчерпав запас идей, они вынуждены были вернуться назад в дом. Вампир не любил находиться за его пределами после восхода солнца. Разместившись в кабинете долгоживущие существа, раскупорили ещё одну бутылку вина из нескончаемых запасов погреба.
  -- Ну и что теперь? - Спросил Сет, неторопливо вытягивая ноги к огню камина.
  -- Есть два варианта. Первый: проводить опыты - этим я занимаюсь последнюю тысячу лет, и как ты видишь, особых успехов не добился. Второй: добыть информацию о портале из определённых источников.
  -- Каких источников? - Удивился жнец.
  -- В прошлом вампиры были достаточно сильны. Даже ещё до того как Каин выкинул меня сюда на Земле была сложившаяся структура кланов и чёткая иерархия подчинения. Верховный клан обладал огромными знаниями. Существовало собрание рукописей, включающее в себя всю мудрость долгоживущего народа. В средние века, когда инквизиторы зашагали по нашим головам, они естественно захватывали всё, что только могли. Вся библиотека попала к ним. Если и есть какая-то информация о порталах, она может быть только в этих архивах.
  -- Предлагаешь вернуться в прошлое и допросить несколько инквизиторов?
  -- Зачем же? Достаточно наведаться в их орденсейчас. Такие вещи как знания никто не станет выбрасывать на помойку, даже если не сможет разобраться в письменах.
  -- Святая инквизиция существует и ныне?
  -- Полагаешь, организация способная разгромить конгломерат вампиров и унаследовавшая их знания, после успешной компании, была просто расформирована?
  -- Ты же говорил, что инквизиция это толпа крестьян с вилами, факелами и во главе с попом, а вампиры слишком разобщены, чтобы давать организованный отпор. - Возразил Сет.
  -- Вампиры действительно разобщены, но всё же подчиняются сильнейшим представителям своей расы. Инквизиция же просто старалась действовать чужими руками, однако если была нужда, показывала и свои настоящие когти. Простая толпа народу никогда бы не смогла уничтожить Хозяина. Это делали профессиональные убийцы Ватикана.
  -- Ватикана?!
  -- В античности территория Ватикана была не заселена, так как в Древнем Риме это место считалось святым. В 326 году, после прихода христианства, над предполагаемой гробницей святого Петра была воздвигнута базилика Константина, с тех пор это место стало заселяться. Конечно, изначально это был не тот Ватикан, каким мы знаем его в нынешнее время, но основы закладывались уже тогда. Из его стен вышла инквизиция и именно его стенами прикрывается теперь.
  -- Боже! Можно подумать Земля вселенский рай для разных тайных обществ и сказочных народов. - Воскликнул Сет.
  -- Учёные предполагают, что человек произошел двести тысяч лет назад, а всего за каких-то две тысячи лет после рождества Христова человечество сумело построить такую передовую цивилизацию. Чем, по-твоему, оно занималось всё предыдущее время, лазило по деревьям? Человечество развивалось, порождая высокоразвитые культуры.
  -- И где онисейчас?
  -- Представь, что случиться третья мировая война естественно с использованием ядерного оружия. Понятно, что четвёртая мировая это будут камни и палки.
  -- Но есть же секретные бункеры, где спрячутся правительства и ...
  -- И именно с таким бункером мысейчас, и имеем дело.
  -- Ладно, оставим это. - Примирительно сказал жнец, побаиваясь перспективы долго слушать размышления Знахаря. - Почему же ты раньше не воспользовался возможностью узнать о порталах.
  -- Потому что возможность эта зыбкая. Папская жандармерия различает нежить ещё на подлёте к Риму, а в её рядах есть такие воины, что дадут сто очков форы любому серафиму. Вампир там просто не выживет и получаса. Я посылал нескольких наёмников из людей, но связь с ними быстро обрывалась.
  -- Ты меня просто обнадёживаешь Знахарь. Осталось только пойти и взять.
  -- Да дело сложное, однако, время у нас есть. Притворившись человеком, ты можешь пристроиться туда и добыть интересующую нас информацию. Учитывая твои способности, это будет не так уж невозможно.
  -- Может ты и прав.
  -- Ясейчас же свяжусь со своими людьми в Риме, они помогут. Ещё займусь подготовкой документов. Ты пока практикуйся вести себя как человек. Со знанием языка я так вижу, проблем не возникнет.
  -- Откуда ...
  -- Меня всё мучил вопрос, как ты общался с Клыком. Так что последние два часа я разговаривал с тобой на латыни. Поздравляю, акцента я не услышал.
   Сет понял, что беспокоило его всё это время. Знахарь разговаривал не так как обычно. Толькосейчас, до жнеца дошло, что язык разговора изменился, а он этого даже не заметил. Стал автоматически отвечать на языке, который использовал оппонент.
  -- Если не хочешь неприятностей в будущем пытайся прислушиваться к изменениям в тонах бесед. В Риме тебе это особенно пригодиться. Там тысячи гостей из разных уголков планеты и у каждого свой диалект. Будет, мягко говоря, странным, если ты сможешь понимать всех. - Улыбнулся вампир.
  -- Глава 19
   О Ватикане жнец знал только то, что там живёт папа римский. Знахарь не стал загружать Сета лишней информацией намекнув, что лучше будет, если тот станет выглядеть "лопухом". Больше шансов, что примут в охрану. Местные начальники не любят любознательных наёмников сующих нос не в своё дело. Чем меньше Сета будут волновать подробности, тем лучше.
   Документы оформились в течение двух дней. Пригодились связи Знахаря. Оказывается, он приторговывал "лекарствами" среди нужных людей. Часто эти люди были обличены немалой властью. Знание некоторых рецептов зелий из библиотеки Каина служили вампиру сильным подспорьем в его долгой жизни. Многие зелья он изменил и улучшил, многие придумал сам. Воссоздать эти препараты не смог бы ни один химик, чем вампир и пользовался, заводя нужные знакомства. Единственная трудность держать происходящее в тайне от Тихого Совета пока это ему удавалось.
  
   Отправившись в аэропорт на такси, Сет всё время чувствовал холодок за спиной, словно от лёгкого ветерка. Ему никак не удавалось избавиться от этого чувства, хотелось постоянно оглядываться назад, а спокойно сидеть в автомобиле казалось неуютным делом. Поэтому он вышел, не проехав и половины пути, расплатился с водителем и юркнул в ближайший супермаркет, краем глаза замечая как из остановившейся возле его такси машины, выходит смуглый человек цыганской наружности и устремляется следом. Не иначе Знахарь приставил слежку. В чём смысл? Можно было встретить жнеца в аэропорту и убедиться в его отъезде. В охране он не нуждался тем более в такой слабой. Сет стал блуждать между стеллажами магазина, резко меняя направления движения и скорость. Народу было много, поэтому уже через пять минут он увидел преследователя стоящего между полок с домашней химией и растерянно озирающегося по сторонам. Потерял цель дружок? Сразу видно - любитель. Настоящий профессионал ждал бы у касс, всё равно выйти другим путём из супермаркета невозможно. Жнец проскользнул к выходу почти за самой спиной преследователя, тихонько хихикая себе под нос. Вот лопух, попадёт теперь тебе от Знахаря. Всё-таки Бархатный лес кое-чему научил Сета.
   А может в аэропорту его тоже встречают? Только за то, что старый вампир приставил тайный хвост - его следовало наказать. Жнец решительно повернул в сторону остановки маршрутных такси идущих к железнодорожному вокзалу и достав мобильный телефон отправил сообщение с точкой в конце.
   Как Паша и обещал, в течение часа он появился у шестой платформы. Подходить к Сету не стал, хотя было видно, что заметил его. Криминалист несколько минут постоял у отбывающего поезда помахал кому-то рукой и спокойно стал уходить. Жнец двинулся следом.
   Они сидели в уютном маленьком кафе недалеко от вокзала. Сет тихо рассказывал последние события. Павел как всегда слушал не перебивая.
  -- М - да. Дела. Ну, на счёт Знахаря мне сразу было понятно - он тебя водит за нос с самого начала и отказываться от этого своего поведения не намерен. Нужно быть полным кретином, чтобы даже за неделю только "догадываться" что попал не совсем в то место, из которого вышел. Уверен, он понял, куда забросил его Каин с первого взгляда. Интересно следил ли он за тобой раньше или стал делать это, толькосейчас?
  -- Какая разница?
  -- Большая. Если следил с самого начала, то знает обо мне.
  -- Вот за это я с тобой и общаюсь. - Выдохнул Сет и мельком оглядел окружающих людей. Преследователя среди них не было.
  -- В смысле? - Приподнял брови криминалист.
  -- Ты замечаешь детали. То до чего я додумываюсь только постфактум, ты выхватываешь на лету.
  -- Тогда тебе следует знать моё мнение: Эльфы тебя тоже "разводят".
  -- То есть?
  -- Ну, я так понимаю, все наши сказки и легенды имеют под собой некие основания, а я, знаешь ли, очень увлекаюсь фентези. Всё что я читал о Перворожденных просто кричит, о том, что они не могли не понять с кем имеют дело. Слишком долго живут и слишком много при этом думают. - Улыбнулся Паша. - Их на мякине не провести. Интересно, Клык настолько наивен, что бы не знать об этом или намеренно сдал тебя им?
  -- Тебя послушать так меня словно ребёнка обманывают на каждом шагу.
  -- Такова жизнь. Ты пешка, почти перешагнувшая на последнюю клетку поля, и каждый хотел бы сделать тебя своей фигурой. Каждый стремиться предоставлять тебе как можно меньше информации иначе ты можешь превратиться во вполне самодостаточного ферзя, а ведь намного приятнее иметь прямолинейную и легко управляемую ладью. Да проверить это легко. Если апостолы решили тебя просто использовать, то долго держать тебя в команде, им смысла нет. Ты можешь войти в силу и избавиться от тебя потом, будет труднее, поэтому, скорее всего они тебя поторопят с пробуждением остальных братьев.
  -- Каким образом?
  -- Придумают какой-нибудь повод, уж поверь мне.
  -- Чёрт! - В сердцах вырвалось у жнеца.
  -- Вот я и говорю: Дела. - Грустно протянул Павел. - Но как ты сам понимаешь, кроме советов помочь я тебе ничем не могу. Не та весовая категория.
  -- С твоими мозгами и моей финансовой помощью категорию можно и поднять.
  -- Думаю, Знахарь следит и за твоими финансами.
  -- Да пошел он, ничто не помешает мне снять уйму наличных - их то отследить невозможно. Будем исходить из худшего Паша - вампир о тебе знает.
  -- А я прямое нарушение законов Тихого Совета (ТС).
  -- Именно так. Пока я на его стороне всё будет в порядке, но не дай Бог что-то пойдёт не так... Я тебя в это втянул, мне и вытаскивать.
  -- Предлагаешь исчезнуть?
  -- Хочешь рискнуть, и оставит всё как есть?
  -- Даже не знаю.
  -- Да чего тут знать то?
  -- Давай не будем торопиться приятель. Я поговорю с парой знакомых, они за мной присмотрят, если заметят "хвост" тогда буду сматываться лады?
  -- Лады. - Сет вынул из кармана пластиковую карту. - Вот возьми. Тут пятьдесят тысяч. Если снимешь отсюда деньги, мне придёт из банка сообщение на мобильник, буду знать что ты в бегах.
  -- Хорошо.
  -- Учти у знахаря обширные связи.
  -- Учту.
  -- Два дня тебе на раздумье.
  -- У меня друзья такие "опера" со стажем, что слежку за пять минут засекут. Я уже вечером буду знать, есть она или нет. При условии, что за мной следят постоянно конечно. Кроме моей шкуры терять мне нечего, так что не переживай. Будет нужно, исчезну очень быстро.
  
   Прямого рейса Украина - Ватикан, к сожалению, не существовало в связи с отсутствием пассажирского аэропорта в этой маленькой стране. Впрочем, город Рим, в котором она собственно и находиться таким недостатком не страдает. У сета было несколько забронированных билетов. Лететь предстояло с пересадками. К сожалению, сразу он об этом не подумал и теперь запоздало понял, что не сев в первый самолёт он опоздал на все остальные рейсы. К счастью при наличии у вас дорогого костюма и фразы "Цена не имеет значения" авиакомпании способны совершать чудеса. Уже через три дня Сет сидел в самолете, приземляющемся в Риме (хотя мог быть здесь уже полтора дня, да чего уж жалеть, зато с Пашей переговорил). Практически, ничего не зная о месте, в которое прилетел. Знахарю пришлось долго убеждать его что так и надо.
   Рим встретил гостя духотой. Отключать реакции организма на жару было нельзя. Ещё папские жандармы засекут. Приходилось потеть и мучиться.
   В аэропорту его встречал низкого роста цыган с табличкой, на которой было криво написано: "Сет" чёрным маркером. Жнец подошел ближе и убедился что на обратной стороне таблички его фотография. Цыган тем временем блуждал по залу аэропорта потерянным взглядом. Несколько раз этот взгляд скользил по фигуре жнеца, но никакой реакции не последовало. Было заметно, что парень ждёт не первый час, хотя скорее не первый день. Круги под глазами, взъерошенная причёска и въевшийся запах кофе. Сет остановился прямо перед низкорослым ромалом, однако тот продолжал упрямо пялиться сквозь жнеца выискивая кого-то в толпе прибывших.
  -- Кхм... Ждёшь кого?
  -- Скузи? - Взгляд парня сфокусировался на жнеце.
  -- Ждёшь кого? - Сет немного "напряг" речевые центры мозга, выговаривая эти слова, и выговор встречающего сразу же изменился.
  -- О, простите! - Последовала вымученная улыбка. - Встречаю вас уже третий день, почти не спал и голова совершенно не работает. Простите. Прошу за мной. Сюда, пожалуйста.
   Цыган суетливо засеменил через зал аэропорта, увлекая за собой Сета. В Италии парень видимо жил с детства его манера двигаться и разговаривать была тому подтверждением. Пройдя сотню шагов, он десять раз повторил "извините" и "спасибо" разным людям, встречающимся по дороге к выходу. Жнец в это время тренировался "не понимать языка" мысленно сосредотачиваясь и расслабляясь. Отключать драконий язык оказалось нудной работой, требующей постоянного внимания. Стоило немного рассредоточиться и вместо итальянских "скузи" и "граце" от цыгана слышались родные русские. Сет уж не знал радоваться тут или огорчаться.
   Только оказавшись в ждущем их автомобиле, жнец вынул мобильный телефон с международным роумингом из кармана и включил его. Все три дня пока он добирался до Рима, телефон был выключен.
   Сразу же пришло около двадцати сообщений "вам звонили" все с телефона Знахаря (переживал бедняга, улыбнулся Сет) и два о снятии наличных с пластиковой карты - Паша видимо решил всё-таки бежать.
   Жнец набрал номер вампира. Трубку подняли сразу, будто держали телефон в руке.
  -- Сет! - Затараторил Знахарь. - Где ты?
  -- В Италии конечно. Бедняга встречающий валится с ног от усталости, что некем было заменить парня?
  -- Толковых людей мало. Но где ты был тень тьмы?! - Я тут себе все волосы вырвал от беспокойства!
  -- Сочувствую. - Спокойно улыбнулся жнец, вспоминая совершенно лысый череп вампира. - За мной следили, я решил сбросить "хвост".
  -- Я думал ты умнее - это были мои люди. На всякий случай для подстраховки послал. Вдруг ТС тебя ведёт.
  -- Понятно - что твои, но я был уверен в этом только на девяносто девять процентов, вот и решил подстраховаться. Вдруг ТС меня ведёт. - В тон Знахарю ответил Сет.
   Он нарочно не включал мобильный и не только для того, что бы позлить вампира - это отвлекло Знахаря от Паши, а поскольку тот таки снял деньги... Оставалось, наедятся, что немного шумихи сыграло ему на руку.
   Знахарь замолчал, уловив в словах Сета издёвку.
  -- Хорошо мой лорд. - Угрюмо ответил телефон. - Один - один.
  -- Один - один было в прошлый раз Знахарь это уже два - два. Постарайся больше не подымать счёт - я могу огорчиться.
  -- Как скажешь Сет. Ладно, давай о деле, международные разговоры жрут уйму денег. Я тут разработал небольшую операцию по внедрению тебя в штат папских жандармов. Франческо посвятит тебя в детали. Если что-нибудь будет нужно, обращайся к нему. Он способный малый.
  
   Комната, в которую предоставили Сету, была не большой, но достаточно уютной. Окно выходило на узкую улочку, вечно наполненную шумом и криками. Впрочем, начерно тонированные стёкла не открывались из-за отсутствия форточек (видимо комната была приспособлена для проживания вампиров) поэтому особых неудобств от гама на улице не ощущалось. Непонятно только зачем приспосабливать жильё под вампира, если нежити хода в этот город нет. Наверное, подручные Знахаря просто перестарались.
   После однодневного пребывания в гостях стало ясно, что кормить гостя тоже не будут. Мелкое неудобство для жнеца, но обидно.
   В полдень явился Франческо. Несколько посвежевший и повеселевший. Теперь он сыпал свои "граци" и "скузи" через слово, может он и был цыганом по рождению, но вёл себя как настоящий киношный итальянец, постоянно размахивая руками и болтая без умолку.
   Парень привёз кучу коробок, стал вынимать их содержимое и ставить на стол. Постепенно эта куча превратилась в компьютер с веб-камерой, микрофоном и модемом для доступа в Интернет.
  -- Хозяин приказал ввести вас в курс дела мой лорд. - Франческо продолжал втыкать провода в разъемы, но когда говорил, лицо поворачивал к Сету, по всей вероятности что бы не показаться неучтивым. - Если позволите, начну с небольшой предыстории, так будет более понятно остальное. Считается что в 1970 году папа Павел VI реформировал вооруженные силы Ватикана оставив из четырёх видов войск только Швейцарскую гвардию. В 2002 году Иоанн Павел II восстановил жандармерию. На самом же деле Палатинская гвардия вовсе не была расформирована, её ещё называют Дворцовой гвардией, и она чинно продолжала нести караул внутри стен, только переместилась несколько ниже.
  -- В подвалы?
  -- Именно! - Цыган взмахнул руками, сбив со стола веб-камеру. - Эти воины подчиняются непосредственно Камерленго Святой Римской церкви - это одна из высших придворных должностей при Святом Престоле. Должность Камерленго имеет светские административные функции. Камерленго возглавляет Апостолическую Палату. Генеральный Администратор папского Двора и суперинтендант собственности и доходов Папского престола. Пост Камерленго занимает всегда только кардинал. Титул появился примерно в XI веке. - Заученно затараторил парень, округляя глаза.
  -- Не думаю, что такие подробности меня интересуют Франческо.
  -- Как будет угодно мой лорд, но именно к нему в услужение вы и должны проникнуть поэтому я подумал ... Простите мою наглость мой лорд. - Всё было сказано на одном дыхании, Сету даже стало интересно, сколько парень сможет проговорить без остановки. - Такого больше не повториться! Как я мог даже предположить что вы ...
  -- Притормози приятель. Продолжай, где остановился. - Махнул рукой жнец и улёгся на кровать.
  -- Как будет угодно мой лорд. Так вот Камерленго в числе прочего отвечает также за безопасность тайной библиотеки, куда вам и нужно проникнуть. Лучшего способа кроме как наняться в Палатинскую гвардию, как вы понимаете, нет. К сожалению, все наши попытки устроиться хотя бы в Папскую жандармерию потерпели фиаско. Посланные люди просто исчезали после собеседования. Так что мы даже приблизительно не знаем, что там происходит. Единственное чем я могу вам помочь, это указать к кому именно следует обратиться для найма.
  -- А это что секретная информация?
  -- Скажем так: если вы пойдёте в официальный офис Ватикана, максимум что вам светит - карьера папского жандарма. В гвардию нанимают в отдельном офисе.
  -- Но достоверно ты этого не знаешь. Этот офис может оказаться просто ловушкой для глупцов.
  -- Э... Так я об этом не думал. Однако боюсь, что вы правы мой лорд. Но это всё что мы имеем.
  -- Не густо. - Скептически произнёс Сет.
  -- Прошу прощения. Если нужно ясейчас же сам пойду туда и попытаюсь всё выяснить. - Сказано было обречённо, но с явным желанием выслужиться до смерти.
  -- Не стоит. Знахарь говорит ты толковый парень, а толковых мало.
  -- О! Я польщён! Готов выполнить любой приказ! - Франческо вытянулся в струнку как рядовой перед генералом.
  -- Расслабься приятель. Так что там за операцию придумал Знахарь?
  -- Извините мой лорд, но боюсь, я уже всё рассказал.
  -- То есть нужно пойти в неофициальный офис и попытаться устроиться на работу.
  -- Именно так.
  -- Ясненько. Когда там открывают?
  -- Там открыто всегда мой лорд.
  -- Ну, тогда пойдём.
  -- Но, разве вы не хотите посовещаться с хозяином и ..? Я думал это будет позже, Интернет подключат только завтра, а других безопасных способов связи нет...
  -- Да чего собственно ждать Франческо? Сомневаюсь, что Знахарь знает больше чем ты, иначе он бы уже поделился этим знанием. Вы хоть уверенны, что тайная библиотека находиться тут?
  -- Хозяин говорит, что если она и есть то именно здесь.
  -- То есть ты даже не уверен, что она есть вообще. - Сет сказал это как утверждение, не ожидая ответа, но Франческо как "истинный" итальянец, конечно, не стал молчать.
  -- Вы совершенно правы мой лорд. Однако ...
  
   Буквально через четверть часа они уже ехали к месту, где проводились собеседования. Сет всю дорогу провёл в трансе, тщательно проверяя состояние организма, что бы не выдать себя, поэтому виды Рима были пропущены. Когда они добрались до места, Франческо просто указал на маленькую дверцу в огромной стене окружающей папскую крепость. По крайней мере, стена, возвышающаяся перед жнецом, смотрелась как крепостная.
   Сет выдохнул, и подготовленное трансом тело внушило владельцу спокойную уверенность. Жнец совершенно не волновался, без стука заходя внутрь.
   Перед ним открылась маленькая комнатка со столом, стулом и двумя людьми, одетыми в серые монашеские рясы. Они были похожи как братья. Одинаковые квадратные лица с бородками и "пивные" животы выдающиеся вперёд. Их пудовые кулаки ясно показывали, что ребята явно не заурядные клерки, просто заполняющие формы кучей наваленные на столе.
  -- Чем могу помочь? - Устало осведомился сидящий за столом монах.
  -- Ищу работу.
  -- Есть место дворника, садовника прости, наняли ещё утром.
  -- Я подумывал о более щедро оплачиваемой работе святые отцы. - Жнец нехотя улыбнулся уголками губ.
   Монахи переглянулись. Стоящий рядом со своим сидячим братом монах, вытащил из под стола крепкий, на вид, табурет и поднёс к Сету.
  -- Присядь чадо. - С этими словами он словно тисками схватил гостя за плечи и усадил на табурет, сам при этом остался стоять за спиной жнеца.
  -- Кто направил тебя сюда сын мой? - Тем временем начал сидящий, подвигая к себе один из листов на столе.
  -- Я не могу сказать. - С самого начала Сету оставалось только импровизировать из-за полного отсутствия информации о враге, благо интернатское прошлое воспитало громадный опыт вранья. Правда, раньше приходилось врать воспитателям, а не амбалам с кулаками размером с его голову.
  -- Почему же сын мой? - Сидящий радостно улыбнулся, а стоящий в это время стальной хваткой впился в плечи жнеца.
  -- Я обещал этому человеку молчать святой отец. - Ни один мускул не дрогнул на его лице, впрочем, тело само контролировало боль, Сет почувствовал лишь слабый её отголосок.
  -- Ты же понимаешь, что пришел не на биржу труда кретин? - Злобно послышалось из-за спины.
  -- Конечно святой отец, но это не даёт мне право нарушать данное слово. - Жнец спокойно смотрел в глаза монаху за столом.
   Тот легко повёл бровью, хватка на плечах сразу ослабла, и продолжил.
  -- Ладно, но Боже тебя упаси отвечать на все вопросы в том же ключе сын мой. Ты не похож на итальянца, где учил язык?
  -- Моя бабка итальянка. Всё детство заставляла зубрить. Раньше думалось, что зря, носейчас вот, пригодилось.
  -- Пути Господни неисповедимы сын мой. - Монах что-то пометил на листке. - Ты знаешь, какого рода работу мы предлагаем?
  -- Только догадываюсь. Мне в принципе всё равно, лишь бы вовремя и хорошо платили.
  -- Что умеешь?
  -- Уговаривать, причём знаю много способов.
  -- Смог бы уговорить брата Луку, любезно массирующего тебе плечи, ненадолго прилечь? - Лукаво поинтересовался монах.
  -- Пять секунд. - За спиной послышалось задавленное: "Хм".
  -- Гордыня сын мой смертный грех не стоит зря выхваляться.
  -- Только скажите: "Время пошло"
  -- Думаю, твои навыки мы проверим позже, асейчас ступай за мной.
   Они прошли в соседнюю комнату копию предыдущей только в ней находился лишь один табурет, опутанный проводами. Сета усадили на него и стали лепить на кожу клеммы кабели от которых исчезали в полу. Монахи не торопились, тихо переговариваясь, и называя друг друга: брат Лука. Тёзки блин. Жнец не понимал ни слова предпочитая сосредоточиться только на итальянском, однако различал, что язык монахов от фразы к фразе меняется. Видимо дополнительная проверка.
   Братья между тем закончили с проводами, и Сет понял, куда его привели. Детектор лжи. Так вот почему разведчики не возвращались назад. Тут главное без паники. Эти штуки реагируют на "язык тела" измеряя физические параметры. Теоретически подготовленный организм жнеца не должен реагировать на ложь хозяина. Осталось проверить практику. Спокойствие Сета чуть было не поколебалось, но он усилием воли заставил себя расслабиться. Прорвёмся.
   Оба монаха встали сзади.
  -- Смотри перед собой.
   За спиной послышался звук извлекаемого из ножен меча. Сет заставил свои нервы "ойкнуть" было бы подозрительно, если бы он был постоянно спокоен. Пусть полагают, что нервы у него не железные.
  -- Отвечай только "да" или "нет". - Небольшая пауза. Видимо братья ждали, что жнец что-нибудь ляпнет, а это уже выходило бы за рамки предложенных ответов.
  -- Как тебя зовут? - Сет снова промолчал, услышав за спиной одобрительный смешок.
  -- Ты служил в какой-нибудь военной организации?
  -- Да. - Ложь, конечно, не считать же военной организацией сборище беспризорников играющих в "войнушку", но наличие боевого опыта стоило чем-то объяснить.
  -- Принимал участие в войнах или локальных военных конфликтах?
  -- Да. - Если считать драку с лесорубами Бархатного леса, локальным военным конфликтом то почему нет?
  -- Привлекался к уголовной ответственности в каких-либо странах?
  -- Нет. - Очень хотелось сказать "да", но пусть лучше думают, что он паинька.
  -- Тебе подсказал обратиться сюда Джунта Пизано?
  -- Нет. - И снова "ойк" по нервам. Ничто так не поднимает настроение как безвинно подставленный Джунта Пизано, кто бы он ни был. Это конечно покажет монахам, что Сет врет, но зато и то, что он честно держит своё слово, даже под детектором правды не сдавая приятелей.
   Далее последовали вопросы о родителях, родственниках, последних местах жительства и учёбы. Всё это было досконально прописано в папке, которую Знахарь выдал жнецу вместе с новыми документами. Не лететь же в стан врага со своим паспортом. Сет бегло просмотрел тридцать страниц машинописного текста в самолёте и теперь спокойно читал их содержимое из своей памяти, словно видел отпечатанные листы перед собой. Он не боялся ошибиться.
   После окончания допроса его провели в следующую комнату оказавшуюся чем-то вроде палаты для буйно-помешанных. Стены обиты войлоком, единственный светильник вмонтирован в нишу потолка и забран решёткой.
   В комнате уже находился щуплый паренёк среднего роста с подозрением оглядывающийся по сторонам.
  -- Ну, показывай, как ты там уговариваешь. Вот твой противник. - Лука шепнул это жнецу в ухо, знаком указав на паренька. - Уговори его прилечь, только быстро.
   Сет не спеша, двинулся на противника. Парень выглядел хлюпиком. Даже как-то неудобно такого и бить. Скорее всего, знаток какого-то вида восточных единоборств, для себя решил жнец. Специально подсовывают не внушающего угрозы оппонента, а тот потом очень удивляет напавшего. Хотя что-то в нём было не так в этом заморыше. Потерянный взгляд! Такой не подделать так просто. Парень беспокойно напрягся при приближении жнеца. Сет решил проверить догадку и легко, но быстро и резко скользнул влево. Движение совершенно не представляющее угрозы для опытного бойца, заставило противника вздрогнуть, округлив глаза. Приторный запах страха мелькнул в воздухе.
  -- Лежать! - Что было мочи рявкнул Сет, приблизившись к парню вплотную.
   Тот бросился на пол и закрыл голову руками. В углу комнаты раздалось дружное ржание монахов.
  -- Далеко пойдёшь сын мой. - В унисон пробасили оба Луки.
   Сета провели в следующую комнату и только там попросили назвать полное имя и предоставить удостоверение личности. Сняли отпечатки пальцев, размеры одежды и обуви. Подошел один из монахов. Жнец уже окончательно запутался, кто из них был сидячим, а кто стоячим и протянул клочок бумаги с печатью.
  -- Всё что ты прошел до этого момента это так - отсев плевел. Теперь тебе придётся поговорить с самим Камерленго, кардиналом Тарчизио Бертоне. Он всегда лично отбирает претендентов в свою гвардию. Ты мне симпатичен сын мой, поэтому бесплатный совет: называй кардинала просто Камерленго, ему нравиться.
  
  
   Среднего роста, с остатками седых волос на почти лысой голове. Сутулый в больших квадратных очках человек. Камерленго Тарчизио Бертоне скорее напоминал учителя математики в деревенской школе, чем всемогущего кардинала римско-католической церкви отвечающего за сохранность великих реликвий.
   К окну Сета подвёл средних лет смуглый крепыш, представившийся его капралом Сантьягой.
  -- Пока ты находишься на территории Ватикана я тебе и папа и мама. Я твой капрал. Обращаться ко мне следует: "Капрал Сантьяго" и никак иначе, понял сынок.
  -- Так точно.
  -- Вот и отлично. Идём к кардиналу Бертоне. Он благословит тебя.
   Так жнец и оказался возле узкого окошка двухэтажного серого здания. Штора в окошке сдвинулась, за ней показалась фигура Камерленго. Кардинал бросил беглый взгляд на новобранца осенил его крестным знаменем и снова скрылся за шторой.
  -- Ну, всё парень. Добро пожаловать в Палатинскую гвардию. Идем, покажу тебе казарму. - Буднично произнёс Сантьяго, направляясь дальше.
  -- А разве Камерленго не проводит собеседование с новичками? - Озадачился Сет.
  -- Конечно, проводит, ведь ему больше нечем заняться. - Усмехнулся капрал. - Как только беседовать с разными сосунками. И кстати если когда-нибудь встретишься с кардиналом Бертоне, что конечно врядли, не вздумай называть его Камерленго.
  
   Казармой оказалась небольшая пристройка у боковой стены всё того же серого здания. По сути это была просто раздевалка со шкафчиками. Гвардейцы попросту работали на Ватикан, к тому же не официально, поэтому ни о каком казарменном положении речи не шло. Конечно, там была маленькая комнатка с кроватями и иногда ими даже пользовались, но не более того. Капрал показал Сету столовую и уборную выдал неброскую серую форму и повёл в свой кабинет.
   Маленькая комнатка в здании казармы с трудом помещала в своём чреве убогий столик с ещё более убогим компьютером на нём. Стула в кабинете не было, он просто не влез бы между стеной и столиком, поэтому капрал глядел в монитор стоя, и что-то щёлкал на клавиатуре. Затем он коротко, но витиевато выругался, жутко мешая разные языки, полиглот видимо подумалось жнецу.
  -- Сколько раз я говорил этим чёртовым, прости Господи, Лукам не ставить новичков сразу в ночную смену. Этим лоботрясам дай только поиздеваться над молодняком. Тоже мне великие капитаны.
  -- Кто?
  -- Капитаны! - Капрал зло сплюнул и, глянув по сторонам, перекрестился. - Думают, если кардинал назначил их во внутреннюю стражу так всё можно. Вот возьму, нажалуюсь Бертоне.
  -- Как это внутренняя стража?
  -- Это особо доверенный отряд кардинала. Получаешь звание капитана и автоматически входишь в число гвардейцев имеющих право охранять внутренние покои.
  -- А что там во внутренних покоях? - Спросил Сет но, заметив подозрительный взгляд капрала, добавил. - Лучше что ли?
  -- Там не идёт дождь сынок и не так жарко когда его нет, но ты сильно не переживай по этому поводу тебе назначение туда не грозит ещё лет десять. - Усмехнулся Сантьяго.
  -- В смысле?
  -- В смысле максимум, что ты будешь охранять это вестибюль библиотеки сынок. Не слишком ли много вопросов?
  -- Просто я привык чётко знать поставленные задачи капрал Сантьяго! - Отчеканил жнец.
  -- Похвально. Ладно, у меня ещё куча дел. Жду тебя вечером на первую вахту. Не опаздывай.
  
   Сет, сложил в шкафчик свою форму и пошел к выходу. До его первого дежурства оставалось ещё пять часов.
   Автомобиль ждал его на том же месте. Франческо мирно дремал на заднем сиденье. Жнец уже практически дотронулся до дверцы, когда вдруг его осенило: как-то неправильно всё вышло в конце. Изначально такая проверка: детектор лжи, два мордоворота в рясах, а потом раз - назначение на заурядную должность охранника. Это же глупо, тестировать, таким образом, простых стражников, которые и во внутрь здания редко попадают.
   Он остановился возле машины, сделал вид, что поправляет штанину, и побрёл дальше, стараясь полностью сосредоточиться на происходящем вокруг. Это не было сканированием местности, просто тихое прослушивание окрестностей, так никто не почувствует энергетический фон исходящий от жнеца.
   Сет не спеша, прошел почти два квартала, прежде чем его осторожность была вознаграждена. Их было трое. Они делали вид, что незнакомы друг с другом, но двигались в одном направлении. Куда бы жнец не поворачивал, троица, оперативно перестраиваясь и сменяя друг друга шла за ним.
   Возвращаться в логово Франческо было безумием. Возможно прежние "разведчики" давно его сдали двум бравым монахам Лукам. Даже если нет, это сделает сам Сет, вернувшись туда. Что же делать? Преследователи явно не собирались сдаваться, а долго бродить по округе подозрительно. Как интересно ведут себя шпионы в таких ситуациях?
   Отрываться от преследователей - подозрительно. Долго ходить кругами - подозрительно. Заманить их на тихую улочку и перебить? Кто-то может уцелеть или передать сигнал своим. Даже если всё получиться сделать тихо и быстро пропажа трёх людей посланных на слежку - это ПОДОЗРИТЕЛЬНО.
   Что же делать? - в который раз задавался вопросом Сет. А если с другой стороны? - Чего делать не стоит? Выдавать место, откуда он пришел, точно не стоило.
  -- Чёрт. - В сердцах сплюнул жнец. - Всё гениальное просто!
   Он развернулся и быстро зашагал в сторону Ватикана. Капрал Сантьяго стоял буквально в десяти шагах от места, где они расстались. Он удивлённо вскинул брови, обнаружив у себя перед носом новичка.
  -- Ты рановато сынок.
  -- Капрал неудобно сознаваться, но мне совершенно некуда пойти, и я не настолько богат, что бы снять номер в отеле. Могу я на время остановиться в казарме?
  -- Конечно рядовой. Казарма для того и существует. Выбирай любую койку. Хорошенько вздремни перед дежурством - ночная стража утомительное времяпровождение. Вещи у тебя с собой?
  -- Вещи? - Об этом жнец не подумал. - Э... Небольшой рюкзак. Но он в камере хранения на вокзале. Потом заберу, всё равно там нет ничего, без чего я не мог бы обойтись.
  -- Как знаешь рядовой. Свободен. - Сантьяго заспешил по своим делам.
   Следующие четыре часа были для Сета самыми трудными - он притворялся спящим. Нудное занятие, учитывая невозможность использования транса. Приходилось просто тихо лежать, спокойно дышать и не шевелиться.
   Сама охрана оказалась не намного веселее притворства спящим. Жнеца поставили в пару с каким-то молодым парнем совершенно не говорящем на итальянском. Им предстояло охранять боковую стену серого здания, нижние окна которого находились на высоте в два человеческих роста и были забраны коваными решётками. Забраться туда было бы сложно даже вампиру, поэтому все, что оставалось охранникам это мерно ходить из угла в угол вдоль стены, встречаясь по середине пути.
   Второй парень видимо тоже был новичком - он чётко соблюдал все инструкции капрала. Не разговаривать, не курить, не жевать, не останавливаться.
   Из оружия у них были свистки и резиновые дубинки. Скорее их использовали как сигнализацию чем как охранников.
   Пятьдесят четыре шага - встреча с напарником, ещё пятьдесят четыре шага - угол здания. Разворот и всё заново. Постоянное однообразие. Под утро Сет поймал себя на том, что задремал на ходу и чуть не ушел за пределы охраняемой зоны - что капрал так же категорически запретил.
   Когда Сантьяго появился с двумя сменщиками и заявил, что стража окончена, жнец готов был его расцеловать, так опостылела ему такая работа. Самое скверное что, наскоро перекусив в столовой, он вынужден был вернуться в казарму и опять притворяться спящим. Терпения хватило почти на пять часов. С кровати он вскочил как ужаленный ядовитой мухой но, сообразив, что это несколько подозрительно сбавил темп и несколько минут притворялся сонным, долго умывался и чистил зубы.
   До новой смены оставалась ещё уйма времени. Сет решил проверить, будут ли следить за ним снова, если он покинет пределы Ватикана. Трио преследователей исправно появилось сразу же за забором и дружно следовало за ним, куда бы он не направился. Поэтому остаток дня жнец угробил на осмотр достопримечательностей, хотя последние интересовали его меньше всего. Основное внимание он уделял изучению поведения следящих за ним людей. Внимательно вычислил их из толп туристов и запомнил. Выучил их приёмы и способы слежки. Ребята действовали слаженно видимо имели между собой постоянную радио-связь.
   Но на обратном пути их поведение резко изменилось они, будто сами подставлялись под взгляд Сета, часто приближаясь намного ближе, чем следовало. Хотят, что бы он заметил слежку? Ну что ж...
   Вернувшись в казарму, он застал там Сантьяго.
  -- Ты снова без вещей?
  -- А? А завтра заберу. Послушайте капрал у меня к вам дело.
  -- Я весь во внимании сынок.
  -- Мне кажется, за мной следят.
  -- Люди в чёрном? - Заулыбался старый охранник но, встретив тяжелый взгляд, добавил. - Ты серьёзно? Заметил кто именно?
  -- Не то чтобы я был уверен на сто процентов, но определённые навыки я имею и если за мной "хвост" - нутром чую.
  -- Да кому ты нужен? Хотя может грабители привязались. Не волнуйся, если заметили, куда ты вошел, оставят в покое. С папской жандармерией шутки плохи, но если что обращайся ко мне не стесняйся. Да кстати, если очень нужны деньги зайди в бухгалтерию. Я уговорил администратора выписать тебе аванс.
  -- О! Спас... - Сет попытался выразить всем своим видом живую радость.
  -- Свободен!
  -- Есть! Капрал! - Как можно веселее вскричал жнец и ринулся в сторону бухгалтерии.
   Количество купюр, выданное кассиром, мягко говоря, не дотягивало до названия "пачка" а их номинал и вовсе удручал, но поскольку в карманах было совсем пусто, радовала и эта мелочь. Как он не додумался взять немного денег у Франческо? Впрочем, жнец не предполагал, что простая разведка растянется так надолго. Может этих денег хватит на такси что бы доехать до ... А куда собственно нужно доехать? Дорогу до логова, помогающего ему цыгана, Сет совершенно не видел, а адреса не знал. В любом случае придётся воспользоваться машиной Франческо, если тот конечно его ещё ждёт. На кой ляд нужно было еще, и оставлять мобильник в бардачке? Конспиратор чёртов! Сет сплюнул себе под ноги. Теперь остается, надеется только на себя.
   Время оставшееся до вахты пролетело быстро и снова началось однообразие. Пятьдесят четыре шага туда-сюда скукотище. Жнец развлекался тем что мысленно рассказывал анекдоты своему молчаливому напарнику. Молчит, значит, слушает, а что не смеется - так на посту же - не положено.
   Утром желание расцеловать приведшего смену капрала было просто нестерпимым. Благо, что ночью нужно было патрулировать только два раза подряд, а значит, наступил долгожданный выходной. Этим Сет и объяснил капралу нежелание спать после смены. Только наскоро приняв душ, он ринулся в город, тщательно проверяя наличие слежки. Хвост отсутствовал.
   Однако терять бдительность не следовало и жнец, битый час крутился у машины Франческо ожидая, когда тот его заметит. Как назло цыган то дремал, то смотрел в другую сторону. Когда же он, наконец, заметил Сета, то сразу стал выбираться из автомобиля, явно собираясь бежать на встречу. Жнецу пришлось корчить страшные рожицы, что бы удержать помощника от столь опрометчивого с точки зрения секретности шага. Благо Франческо оказался достаточно толковым парнем и быстро всё понял, завёл свой драндулет и неспешно проехал почти два квартала пока Сету удалось его нагнать.
  -- Ты бы уж гнал до самого дома. - Зло бросил жнец, устраиваясь на сиденье.
  -- Скузи мой лорд. Я...
  -- Ладно, ладно не начинай эту бодягу. Всё нормально. Езжай скорее - много дел нарисовалось.
  
   Компьютер в комнате мерно гудел, показывая на весь экран зелёное лицо Знахаря. Качество изображения было плохим, зато звук работал замечательно. Вампир выглядел несколько возбуждённым.
  -- В общем-то, и рассказывать больше нечего - официально я жандарм Ватикана, но толком осмотреться пока времени не было. Думаю, поездка несколько затянется. - Сет поведал о последних событиях, особо не вдаваясь в подробности.
   Рассказывать только половину правды уже становилось привычкой и, скорее всего привычкой полезной. Поэтому жнец попытался утаить как можно больше из произошедшего с ним, выдавая только то без чего рассказ выглядел бы неестественно.
  -- Раз ты говоришь, что следили профессионалы то, скорее всего это какая-то проверка для новичков. Не сомневаюсь, что тебя даже попытаются ограбить, что бы снять подозрения. Хотя это уже не актуально. - Вампир махнул рукой. - У меня для тебя две новости хорошая и плохая. С какой начать?
  -- Давай только без этих киношных фраз. Говори.
  -- Кажется, я понял, почему арка тебя не пропускает.
  -- Кажется?
  -- Я уверен на девяносто процентов. - Знахарь умолк многозначительно подняв указательный палец, с экрана это смотрелось смешно.
  -- Не тяни резину кровопийца.
  -- Меня всегда смущала надпись на окантовке арки. Раньше я переводил её как: "Вход, разум, жизнь". Думал какой-то древний девиз предтечей, но после того как ты пошел через неё два раза и не смог пройти третий я попытался переосмыслить уже известное и натолкнулся вот на что... - Знахарь немного помедлил но, заметив, что жнец уже собирается сказать что-то язвительное, быстро продолжил. - И когда ты входил туда и когда выходил обратно - оба раза перед перемещением ты выпивал кого-то из живых до дна. Дух впитывается твоим организмом не сразу, а постепенно, поэтому в тебе была часть жизни жертв или если хочешь часть их смерти. Это и служит пропуском в арку. Ведь оказывается дословный перевод надписи: "Вход разумным = жизнь".
  -- То есть всего-то и надо только высосать человека.
  -- Где ты набрался этой пошлости? Высосать. Фу. Выпить! И не просто выпить, а до смерти жертвы тогда с тобой останется её жизнь, и ты отдашь её арке.
  -- А если я выпью двоих я могу протащить с собой ещё кого-нибудь?
  -- Э. Об этом я не думал. Впрочем, это всегда можно легко выяснить опытным путём.
  -- Ясно. Ну а плохая новость?
  -- Оказывается пополнять энергию в Зале Вызова бессмысленно это ничего не даёт, а вот колонны стали разрушаться. По оценкам Клыка они протянут не более полугода. Никакими жертвоприношениями этот процесс уже не остановить. Нужно как можно скорее освободить оставшихся апостолов. Так что возвращайся назад первым же рейсом.
   Жнецу отчётливо вспомнились слова Паши: "Они тебя поторопят с пробуждением остальных братьев. Найдут какой-нибудь способ". Похоже, криминалист оказался прав и долго сотрудничать со жнецом вампиры не собираются. Как только последний из тринадцати апостолов поднимется, Сет станет просто ненужным и опасным попутчиком. В общем, торопиться теперь некуда.
  -- Успеется. Хочу ещё раз наведаться в Ватикан. Неделя - другая погоды не сделают, а опыт общения с инквизицией пригодиться. Да и вдруг удастся спереть что-то ценное. В библиотеку меня конечно лет десять ещё не пустят, но есть тут у меня одна задумка.
  -- Надеюсь, ты не собираешься использовать ментальный контроль? С инквизиторами этот номер не пройдёт. Это тебе не охранника в гараже захудалого вампира заставлять на ворота мочиться. Воинам Папы свойственны смелость и доблесть, а то, что ты проделал над бедным цыганом, работает только на слабых духом.
  -- Ты знаешь о гараже?
  -- Конечно! Я же говорил тебе, что табор предан мне как стая собак егерю. К тому же половина из них в курсе того, что такое ментальный контроль, для безопасности.
  -- Почему же не в курсе я!? А, старый пройдоха?! - Жнец мимо воли повысил голос, возмущаясь.
  -- Ну, изначально в этом не было необходимости, а потом уже было бессмысленно, раз ты сам дошел до всего и ...
  -- Значит так Знахарь. - В голосе Сета послышались стальные нотки. - Мне это стало надоедать. Увидимся, недельки через три, ну может через месяц. Раз ты не говоришь мне всего, буду набираться опыта при Святой Инквизиции (СИ). Если этого месяца потом не хватит на то что бы освободить кого-то из твоих братьев кровососов, помни - ты сам в этом виноват. Меньше меня используй и больше сотрудничай. До встречи.
  -- Погоди! Да! Я виноват. Прости. Но я даже не специально, натура у меня такая. Обещаю исправиться.
  -- Горбатого - могила исправит.
  -- Что бы не было никаких эксцессов в будущем, я открою тебе доступ к базе данных. Я работаю над ней несколько веков, и недавно перенёс с бумаги на компьютер. Там все, что я знаю. Будешь сам решать, что тебе интересно, а что нет. Идёт? - Скороговоркой проговорил вампир.
  -- Хм. Ну ладно убедил, но в Ватикан я всё равно ещё раз схожу. Проверю врага на прочность так сказать.
  -- Хорошо, но прежде чем совершать глупости продумай пути отступления. Если псы СИ погоняться за тобой бежать продеться очень быстро.
   Экран монитора потемнел. Сет медленно повернулся к Франческо, минуту смотрел в его испуганные глаза, а затем спокойно и серьёзно произнес:
  -- Значит так цыган. Слушай меня ОЧЕНЬ внимательно...
  
  
   Сет появился у стен Ватикана ближе к ночи. Перед приходом, пропустив в баре по дороге пару рюмок дешевого пойла. Так для запаха. Первый выходной всё-таки не стоило выделяться. За плечами у него болтался тощий рюкзак, с набором вещей который смахивал на имущество бедного наёмника, всё было куплено Франческо в секенхенде. Жнец просил вещи по потрёпанее, цыган не подвёл и на этот раз, скупив самые поношенные рубахи и брюки. Даже умудрился добыть тупую одноразовую бритву, потёртую зубную щётку и наполовину использованный тюбик пасты. При обыске ничего не должно было казаться подозрительно новым. Даже деньги на алкоголь жнец использовал из аванса выданного в Ватикане. В кармане осталась только сдача от таксиста, который и привёз его к воротам.
   Их было трое. Они поджидали его в тени стены на достаточном удалении от ворот. Сет сразу узнал их. Это были те же люди что следили за ним. Неужели действительно грабители? Хотя какие к чёрту грабители? Два дня преследовать плохо одетого господина ради сомнительной выгоды почистить его явно полупустые карманы? Чушь. Настоящие воры с первого взгляда определяют платежеспособность возможного "клиента" и врядли стали бы связываться с таким как он.
   Напали молча. Просто подскочили, и стали лупить кулаками, куда попало. В основном конечно в воздух. В анкете Сет писал, что владеет навыками рукопашного боя, а тренер в доме Знахаря долго учил его действовать на самой границе человеческих возможностей. Поэтому сопротивлялся жнец, не таясь, что называется от души. То, что было проделано с помощью энергии духа, со стороны казалось лишь мастерством и умением вести кулачный бой. Схватка завершилась на десятой секунде со счётом три - ноль в пользу наших. Сет проверил карманы "павших". Собрал всю имевшуюся у троицы наличность, и невнятно пробурчав: "Приятная добавка к жалованию" направился к казармам. Всё должно было казаться естественным, по крайней мере, он на это надеялся.
   А вот неестественность в поведении мнимых грабителей он распознал чётко. Ребята явно поддавались, пропуская хорошие моменты для атак. Стопроцентные работники СИ именно поэтому он всем троим, сломал челюсти. В следующий раз, проверяя новичка, будут более осторожными.
   В казарме было пусто и тихо. Капрал видимо проверял посты, а других жильцов тут не было. Сет умылся, смыл с рук кровь и лёг на кровать что бы снова притворяться спящим.
  
   Сантьяго появился в казарме за час до смены караулов. Сет заканчивал бриться и собирался идти завтракать.
  -- Ты уже одет? Замечательно, пойдём, с тобой хочет поговорить капитан.
  -- Честно говоря, я собирался немного перекусить. Стоять в карауле весь день голодным занятие малоприятное.
  -- Не волнуйся, после разговора с капитаном ты врядли заступишь в наряд. Иди за мной.
   Капрал провёл его к зданию, где Сет встречался с Камерленго, только теперь они приблизились с другой стороны и вошли внутрь. Пройдя несколько коридоров, они оказались у широкой металлической двери. Сантьяго приоткрыл её, всунул внутрь комнаты одну голову, что-то невнятно пробурчал, дождался ответа, высунулся и снова закрыл дверь. Серьёзно посмотрел Сету в глаза.
  -- Ну, не пуха ни пера. Капитан ждёт.
   После чего развернулся и просто ушел прочь. Только тут до жнеца дошло, что не все собеседования пройдены, асейчас похоже его ожидает что-то похуже, чем детектор лжи. Он глубоко вздохнул, собрался с мыслями и вошел.
   Кабинет был размером с казарму жандармов. Обставлен в старинном стиле - богато, если не сказать роскошно и ни одной повторяющейся вещи даже стулья в комнате отличались друг от друга.
   Капитан восседал за громадным дубовым столом с одной единственной папкой на красном сукне, застилающем столешницу. Ростом этот человек, пожалуй, был за два метра, это чувствовалось, даже не смотря на его сидячую позу. Массивные руки занимали, чуть ли не половину громадного стола и крепились к такому могучему торсу, что казалось, стоит хозяину кабинета чуть навалиться на столешницу, и она тут же треснет. Кресла за грузным телом капитана не было видно вовсе. Определённые намёки на пивное пузцо имелись, но впечатления толстяка он не производил, скорее, был похож на штатного громилу из какой-нибудь банды.
  -- Проходи сынок. - Голос вполне соответствовал владельцу, такого насыщенного баса жнец никогда не слышал. - Присаживайся.
  -- Благодарю. - Сет забрался на одиноко стоящий посреди комнаты стул и молча уставился на капитана, сидеть в центре кабинета было немного неуютно, словно находишься на подиуме.
  -- Не люблю словоблудства, поэтому перейдём к делу. Как тебе у нас?
  -- Нормально. Только несколько сбивает с толку жестокая проверка на входе и совершенно рутинная работа внутри. Нанимаете высокооплачиваемых военных профессионалов, что бы патрулировать улицы. Хм. На мой взгляд, глупое разбазаривание средств.
  -- Правильный взгляд сынок. Для патруля мне, такие как ты не нужны, дворники сами справляются. Для тебя у меня иметься работёнка посложнее, а караул так - проверка. Шпионы тех против кого мы воюем, обычно на третий день уже просто не приходят на работу считая, что их либо раскусили, либо не доверяют, а если и приходят, начинают дергаться.
  -- А почему вы не подождали, может я тоже, начну дёргаться?
  -- А я жду. - Улыбнулся капитан. - Я на счёт тебя ещё не уверен. Вот хочу послушать, что ты ещё странного заметил.
  -- Ну. Те трое грабителей, пожалуй, тоже ваши люди слишком уж умело они меня "пасли" поначалу.
  -- Если ты знал что они мои люди, зачем же кости им ломал? Все трое в больнице, не хорошо.
  -- Что б не расслаблялись, хотя если честно больше из вредности.
  -- Ха-ха-ха. - Заливистый смех капитана был похож на бушующий рёв водопада. - Ну, мы сработаемся с тобой, я тоже не подарок, и те кто ничего не боится мне симпатичны. Ты ведь из таких сынок?
  -- Ничего не бояться только дураки капитан.
  -- Правильный ответ рядовой! - Рявкнул хозяин кабинета. - Можешь звать меня капитан Ястреб. А теперь я хочу рассказать тебе маленькую детскую сказочку из тех, что папаши рассказывают своим деткам. Послушаешь старого маразматика?
  -- Я весь внимание мой капитан! - Как заправский солдат отчеканил жнец.
  -- Ты мне уже нравишься сынок. - Улыбнулся Ястреб. - Так вот. Представь себе, что в далёкие средние века существовала некая секта мракобесов поклоняющихся сатане. Таких ублюдков конечно исейчас хватает, но то были отбросы другого полёта. Представь, что они творили такие вещи, что дьявол услышал их проклятые голоса даже в аду. Услышал и нарёк их своими детьми. Он дал им силу и власть, и твари стали плодиться как мухи, распространяя заразу вокруг. Так продолжалось, пока ропот простого люда не достиг ушей святой церкви. Была учреждена Инквизиция которая в весьма наглядной форме продемонстрировала еретикам мощь истинной веры. Конечно, нельзя приготовить омлет, не разбив яиц - пострадали и некоторые невинные. На всё воля Божья. - Капитан немного замялся. - Кхм. Однако, зараза была излечена, и лишь немногим из тварей удалось скрыться. Они стали прятаться как крысы в норах, боясь показаться на свет. Прятаться так искусно, что постепенно даже память о них стёрлась. Остались только избранные, знающие всю правду и стоящие на страже что бы подобное не повторилось. Представил?
  -- Да. - Сет попытался вложить в это слово как можно больше неуверенности и недоверия.
  -- Так вот всё что я рассказал тебе, правда. Я не прошу тебя сразу верить мне на слово, и поведал сию сказку, для того чтобы ты не удивлялся тому, что увидишь, и немного обвыкся с этой мыслью. А уж когда ты увидишь, вера тебе будет ни к чему - ты будешь ЗНАТЬ. А пока отложим этот разговор, можешь считать, что мы боремся против террористов. Террористы эти злы и опасны, так что веди себя осмотрительно. Остальное тебе расскажет Сантьяго. Свободен рядовой.
   Выходя их кабинета, Сет с трудом сдерживал улыбку. Как хорошо, что он всё-таки решился наведаться в Ватикан ещё раз, даже вопреки желанию Знахаря. Теперь есть шанс если не восстановить колонны (если они вообще разрушаются и это не блеф вампиров) то, по крайней мере, получить какую-нибудь информацию помимо скудных сведений, выделяемых ему братьями апостолами. То, что они многое скрывают понятно и ребёнку.
   Сантьяго проводил Сета в подвальное помещение со скудным освещением и серыми стенами. Вдоль комнаты стояли синие шкафчики с номерами. Между рядами шкафов находились приземистые лавочки. На них уже сидело, переодеваясь, пятеро хмурых парней. Они только молча кивнули головами приветствуя прибывших и не произнеся ни слова. Капрал молча указал жнецу на шкаф номер двадцать и тоже стал облачаться в амуницию. Сет последовал его примеру.
   Форма была похожа на ту, что используют подразделения по борьбе с терроризмом. Чёрный комбинезон, тяжелые подкованные ботинки, шлем с прозрачным щитком прикрывающий глаза. Только бронежилеты отличались, прикрывая только грудину и шею и оставляя живот и спину беззащитными. А вот снаружи жилет был обшит короткими посеребрёнными шипами, они располагались так чтобы не поранить владельца.
   В оружейной им выдали по винтовке М16 обычного образца, проверив оружие, Сет обнаружил в магазине необычного вида патроны явно посеребрённые. Лезвие боевого ножа тоже отливало серебром. Ещё его удивило обилие полагающихся каждому бойцу гранат. На каждого приходилось по двадцать напоминающих губную помаду тюбика.
  -- Световые, но не ослепляют. - Бросил капрал, увидев немой вопрос новичка. - Потом поймешь.
   Сет дёрнул плечами: мол, понятно, что ничего не ясно, хотя сразу догадался, что имеет в виду Сантьяго. Видимо гранаты обеспечивали короткую, мощную вспышку ультрафиолета невидимую для человеческого глаза, но ослепительную и болезненную для вампиров.
   Быстро проверив снаряжение, бойцы погрузились в белый микро-автобус, без опознавательных знаков. Куда он их повез, оставалось загадкой, поскольку окна в салоне отсутствовали, а водительское место было отделено стенкой, но ехали не долго.
  
   Дальнейшие события развивались очень быстро. Автобус остановился, задняя дверь распахнулась, и их маленький отряд высыпал наружу.
   Вокруг раскинулось обычное кладбище. Видимо один из его районов для богатых, так как вдоль тротуаров располагались только фешенебельные склепы. Напротив одного из них бойцов как раз и высадили. Посетителей видно не было, хоть и был разгар дня, скорее всего СИ беспокоилась о режиме секретности и каким-то образом закрыла окрестности для посещения.
   Впрочем, озираться вокруг Сету не дали. Ребята дружно ринулись в темноту, усыпальницы сохраняя строгий боевой порядок. Новичка, конечно, держали позади. Внутри видимость оказалась немногим лучше, чем в гробу и жнец машинально чуть не перешел на ультра зрение благо вовремя спохватился. В ту же секунду раздались дружные щелчки, и мрак рассеяли мощные, подствольные фонари, их свет был просто неестественно ярок.
   Вампирам такая иллюминация явно не понравилась, и они подскакивали со своих мест, агрессивно размахивая руками. В центр комнаты дружно полетело с дюжину гранат, некоторые с лёгкими хлопками разлетались прямо в воздухе, испуская короткие и тусклые вспышки, но обитателям склепа хватало и этих мгновений.
   Кожа на телах трёх совсем молодых полукровок (Сет сразу почуял, кто находиться внутри) покрывалась волдырями. Они потеряли ориентацию и слепо бились о стены и друг друга. Раздались короткие автоматные очереди. Жнец тоже стрелял, но лишь пытаясь прекратить страдания нежити.
   При всей своей неуязвимости вампиры всё же чувствуют некое подобие боли, особенно это проявляется при солнечных ожогах, а гранаты явно были круче, чем солнце. Светило не способно обжечь полукровку за считанные мгновения до такого состояния, в какое их превратили несколько маленьких пластиковых тюбиков. С такими штуками можно смело напасть даже на хозяина, молодняк же был обречён сразу. Тихому Совету (ТС) всё же есть повод бояться Святой Инквизиции (СИ).
   Когда всё было кончено, и тела перестали подавать признаки жизни, один из бойцов приблизился вплотную к трупу и стал водить по нему лучом фонаря. Там куда попадал свет, останки быстро разлагались и распадались в пыль. Демонстрация, безусловно, предназначалась новичку. Руна разложения и та действует медленнее, подумал жнец.
   Назад ехали молча. По началу Сет пытался задавать вопросы, но в ответ слышался только мерный звук двигателя. Бойцы СИ в диалог не вступали.
   На базе жнец успел только переодеться и принять душ как капрал сразу потребовал прибыть к капитану.
   В кабинете Ястреба ничего не изменилось, только папка на столе теперь была открыта и великан, иногда косился на её содержимое.
  -- С боевым крещением боец. Скажу сразу, на данном этапе пятьдесят процентов претендентов на место уходят по собственному желанию, так что сразу я у тебя согласия не спрашиваю. Отдохни дней десять подумай и приходи. Месячный оклад ты уже заслужил. Свободен.
  -- И вы так просто меня отпустите?
  -- Начинается. - Капитан скорчил унылую гримасу. - Максимум на что ты можешь надеяться, много разговаривая это на место в сумасшедшем доме. Особо же ретивых говорунов мы находим и отстреливаем сами. Так что гуляй и ничего не бойся боец.
   В казарме жнеца встретил Сантьяго.
  -- Ну, как?
  -- Капитан предложил подумать.
  -- Это я и без тебя знаю сынок. Он всем предлагает. Не ты первый, не ты последний. Я спрашиваю, что думаешь делать? - Усмехнулся капрал.
  -- Как что? Думать думаю. Странно всё это.
  -- Что странно?
  -- На дворе двадцать первый век. В разгаре информационная революция, а бессмертные вампиры ютятся в старых кладбищенских склепах. Они что идиоты или это дешевый розыгрыш?
  -- Не хами умник. Не могли же мы потянуть тебя на серьёзное задание без специфической подготовки. Нашли маленький притон полукровок и устроили показательные стрельбы. Ты думаешь, почему ребята с тобой разговаривать не стали? Приходит новенький, возишься с ним, объясняешь, рассказываешь, а он после первого задания сбегает. Потому и спрашиваю, что думаешь делать?
  -- Не знаю ещё. А кто такие полукровки?
  -- Вот об этом я и говорю уйма глупых вопросов, а потом в кусты. Надоело. Вот держи пропуск. В подвале главного корпуса библиотека хочешь много знать иди туда и читай, а у меня и так дел по горло без того чтобы возиться с теми, кто не определился.
   Сет зажал небольшой кусок пластика в руке, неужели всё так просто? Знахарь столетие стремился попасть в святая-святых Ватикана - библиотеку, а оказалось это так просто. Хотя врядли особо ценные раритеты будут храниться там, куда даёт доступ эта карточка, но книга по замку Закат, скорее всего особо ценной и не считается. Судя по описанию Клыка, который мельком видел несколько страниц, там такая тарабарщина, что специалисты СИ вообще не поняли что это. Хотя стоп, откуда в архивах инквизиции вообще может быть такая книга? Она же существовала за порталом, не спрятал же Каин книгу тут - в подвале у папы римского. Здесь может быть только копия или несколько страниц с текстами, которые могут пригодиться. Жнец даже удивился своей тупости.
   И только показав карточку смотрителю и оказавшись внутри громадного зала, полностью заставленного стеллажами, осознал, что тупость его совершенно безгранична. Мало того, что Сет достаточно приблизительно знал, что именно искать. Они, конечно, прорабатывали эту тему со Знахарем, но тот сам больше разводил руками и надеялся на то, что времени будет предостаточно - годы. За несколько лет, безусловно, можно разыскать в этом сонме информации нужное, но в том то и дело что времени не было. Честно говоря, жнец вовсе не собирался приходить сюда даже второй раз, не говоря уже о долгом кропотливом поиске. Но и это не всё, абсолютное большинство книг было на латыни немного на арамейском и совсем мало на неизвестном даже смотрителю библиотеки языке.
   Вообще смотритель был тут фигурой сугубо номинальной и больше переживал о том, как извести расплодившихся повсюду крыс, чем о сохранности знаний. Он совершенно не представлял, что на каких полках лежит, латынью владел посредственно, а на арамейском языке умел произносить только название самого языка.
   Он кинул на тумбу перед собой тонкую свежеотпечатанную книжицу.
  -- Тут все, что тебе нужно знать боец.
   Отвернулся и продолжил разгадывать кроссворд. На вопросы отвечал односложно и всем своим видом показывал что посетители, которых, кстати, кроме Сета не наблюдалось, ему до смерти надоели.
   Чахлая книжка оказалась глупой брошюркой, половина содержимого которой даже не соответствовала действительности. Жнец и просмотрел, правда, всего половину, но уже этого оказалось достаточно, чтобы понять - рядовые бойцы в нежити совершенно не разбираются. Собственно им это и не нужно - главное метко стрелять, быстро и далеко бросать гранаты и внимательно выслушивать приказы.
   Сет понуро побрёл среди высоких стеллажей. Так, Знахарь говорил не обращать внимания на книги, написанные латынью, слишком поздно она появилась, чтобы вампиры на ней писали. Естественно на ней могли писать только люди, которые переводили книги вампиров, но при переводе обычно теряется уйма информации. Обряды Зала Призыва слишком сложны, чтобы позволять при их использовании поверхностный перевод инструкций. Арамейский - вот это ближе к делу. Однако во время расцвета вампиризма им пользовался только молодняк, а искать нужно только тома созданные древними, очень древними кровопийцами. Оставался только один вариант просмотреть рукописи на неизвестном языке.
   Сират - один из древних зыков вампиров. Вообще языков у ночных созданий было мало, можно перечесть по пальцам одной руки, а Сират выгодно отличался тем, что был практически единственным, к которому вампиры удосужились придумать письменность. Бессмертным и помнящим всё демонам тьмы ни к чему утруждать себя сочинением мемуаров, а делиться мудрыми знаниями с потомками зачастую просто опасно. Плох тот солдат, что не мечтает стать генералом - как говориться. Поэтому те, кто намеревался жить очень долго, предпочитали держать свои знания в голове, от греха подальше. Да и общались вампиры в большинстве своём на языках, с которыми росли - будучи ещё людьми.
   Существовал только сравнительно небольшой отрезок времени в течении которого рукописи создавались целыми библиотеками. Знахарь называл его "расцвет ночи". Под предводительством Некроса была создана великая империя ночных созданий. Она сумела своей мощью не только затмить, но и полностью уничтожить могучих предтечей. Сила императора Некроса была столь колоссальна, что он не боялся даже конкуренции с другими великими вампирами, повелев записывать знания и мудрость для грядущих поколений.
   После падения империи практически всё созданное кропотливым трудом Некроса было постепенно утеряно. Любой нашедший и прочитавший рукопись вампир стремился обезопасить себя, уничтожив источник своих знаний. Однако кое-что уцелело - не вся нежить поступает благоразумно, и некоторые хозяева передавали книги ученикам. Часть библиотеки расцвета могла попасть и по эту сторону арки прохода. По крайней мере, Знахарь на это надеялся.
   Итак, если и стоило что-то читать так только то, что было написано на сирате. Поскольку только этот язык был достаточно древним и сложным, чтобы учёные мужи инквизиции не смогли перевести его. Искать, следовательно, нужно, как выразился смотритель библиотеки: "А в самом углу - хрен, который вообще никто прочесть не может, так что если нечего делать можешь и там посмотреть боец".
   Сет, стараясь, чтобы весь его вид выказывал скуку, двинулся к заветному "углу". По пути брал наугад пыльные фолианты, перелистывал и улаживал на место, вертя головой во все стороны. Так ему удалось незаметно обнаружить несколько видеокамер. Они были расположены таким образом, что стащить что-то и не быть пойманным не представлялось возможным.
   Приблизившись к интересующим его полкам, он ещё некоторое время "не обращал внимания" на рукописи. Поди, объясни потом Ястребу, почему это молодого бойца в первую очередь заинтересовали именно те творения, которые и прочесть то никто не может. И только честно разыграв удивление от "случайного" обнаружения искомых книг Сет позволил себе протянуть к ним руку.
   То, что его интересовало, занимало всего две полки на стеллаже, несколько десятков добротно сделанных книжек с металлическим блеском в обложках и столько же скрученных в рулончики свитков с ярлыками.
   Естественно открыто копаться во всём этом богатстве, было равносильно признанию себя шпионом. Взять в руки, без того чтобы возникли закономерные вопросы у людей, смотрящих на него через объективы камер, можно было максимум два три раритета. Да и то только взять и бегло пролистать. Внимательно изучать каждую страницу нельзя. Он, конечно, мог просто запомнить их, просто скользнув взглядом по тексту, но кто в здравом уме станет пролистывать книгу на неизвестном языке от корки до корки.
   Сет окинул взглядом все корешки в поиске знакомых словосочетаний. Знахарь показал ему, как пишутся некоторые знаки сирата такие как: вампир, закат, империя, тьма, нежить. В общем, всё сопутствующее теме поиска. Ни на одной окантованной металлом книге знакомых слов не было. Это странно, лысый вампир заставил его запомнить около двухсот знаков как может не встретиться ни одного знакомого. А вот на свитках знакомого было хоть отбавляй.
   Жнец, подавив желание схватить один из скрученных в рулоны манускриптов, взял первый, попавшийся под руку фолиант, и медленно перевернул несколько страниц. Ничего даже отдалённо напоминающего иероглифы-руны сирата в книге не было. Ещё один неизвестный науке язык или ... Стоп! Да это же элементарная проверка. Ни один злоумышленник, пришедший в библиотеку с вполне определённой целью, не станет тратить своё время на эти приманки. Он сразу возьмется за то, что ему нужно - за свитки. А если на книги внимания не обратил, значит, знает что именно ему нужно. В СИ видимо сидят неплохие психологи, раз додумались до такой подставы.
   Сет наугад вытащил и пролистал ещё несколько книг-приманок и только после этого потянулся к манускриптам. Пусть невидимые наблюдатели думают, что ни то ни другое его особо не интересует. Так - здоровое любопытство обывателя.
   Рука его помимо воли дрогнула, когда он дотронулся до невесомого и гладкого материала, из которого были сделаны свитки. На корешке темнел знак: "Империя". Собственно знаков было два, и второй был ему незнаком, но какая разница?
   Почему он выбрал именно империю когда всего в двадцати сантиметрах от него лежал такой же желтоватый рулончик только с надписью: Закат, а ещё чуть дальше с пометкой: тринадцать колонн? Сет и сам затруднился бы ответить на этот вопрос вразумительно. Скорее всего, потому что смотреть он собирался всего три документа и два нужных он уже выбрал: закат и тринадцать колонн вне конкуренции. Третий для отвода глаз можно было хватать любой, жнец надеялся в свитке под названием Империя найти исторические сведения о времени правления Некроса или хотя бы Каина. Знахарь, конечно, рассказывает много и охотно, но очень уж приврать любит. Хотелось узнать о прошлом из другого источника. Все это пронеслось в его голове на уровне подсознания, и выбор был сделан скорее машинально, чем осознанно.
   Свиток оказался достаточно длинным около полутора метров, а шрифт в нём мелким. Так же надписи сопровождались миниатюрными схематическими рисунками, смысл которых ускользнул от Сета по причине слишком беглого просмотра. Зачем долго разглядывать? Запомнил и всё. Детально можно ознакомиться в более спокойной обстановке.
   Он поочерёдно вынул остальные два интересующих его документа, так же бегло осмотрел их и демонстративно сплюнув, направился к выходу, прихватив с собой только свежеотпечатанное издание СИ, предложенное смотрителем. Что ещё нужно начинающему борцу с нежитью?
  
   Как только Сет оказался на поверхности, ему захотелось сразу же мчаться в аэропорт брать билет на ближайший рейс и лететь к Знахарю. Он не сомневался, что добыл важную информацию, и хотелось ею поскорее воспользоваться, но делать этого было ни в коем случае нельзя. Конспирация - прежде всего. Поэтому он явился в казарму, развалился, не раздеваясь, в постели и до самого вечера усердно делал вид что изучает, токую брошюрку о вампирах.
   Лишь перед самой сменой караула жнец перехватил у входа, вечно спешащего по делам Сантьяго. Нужно было обставить свой уход как можно естественнее.
  -- Капрал не подскажете какой-нибудь недорогой, но тихий кабачок недалеко от Ватикана?
  -- Решил надраться?
  -- Хочу немного успокоить нервы.
  -- Ну-ну. Смотри, чтобы после успокоения мне не пришлось вытягивать тебя из кутузки. - Строго пригрозил Сантьяго, но было заметно, что строгость эта показная, видимо Сет угадал, что перво-наперво все новички решают напиться после "посвящения". - Из главных ворот сто метров налево и по правой стороне маленькая неоновая вывеска с туфелькой. Парню на входе скажешь, что от меня - будет дешевле, да и проблем меньше если отключишься. Свободен! Боец.
   Жнецу стоило громадных усилий не мчаться к главным воротам во всю прыть, но парень-охранник у маленькой неоновой вывески с туфелькой так и не дождался нового гостя.
  -- Глава 20
   Древняя письменность практически всегда намного сложнее современной. Египтяне с их словами рисунками, Китай с его тремя тысячами иероглифов - только часть дошедшего до нас наследия. Придуманные позже алфавиты с какими-то тремя десятками знаков по сравнению с прошлым просто детский лепет. Именно поэтому в древности писать умел далеко не каждый - это был удел учёных мужей. Сират же по сложности даже превосходил многие древние языки. Каждый его знак мог означать целое предложение и в то же время набор из нескольких знаков мог значить лишь одно слово. Часто одно и то же предложение можно было сформировать, используя несколько разных способов. Запомнить все сочетания, обладая только несовершенной человеческой памятью невозможно. Только вампиры, обладая колоссальной предрасположенностью к запоминанию, могли изобрести столь сложную систему хранения данных. Было ли это сделано, для того чтобы никто более не смог прочесть написанное ночным народом или в силу других причин, но Некрос повелел создать именно такую письменность.
   Именно поэтому стоя за спиной Знахаря и пялясь в экран монитора Сет, силился разобрать хоть что-то. Он запомнил уже несколько тысяч знаков, но строки заполняющие свиток упорно не желали складываться в имеющие смысл словосочетания.
  -- Инструкции всегда писались как можно короче и понятнее. - Наставительно продолжил Знахарь. - Не понимаю, почему у тебя не выходит прочесть это, здесь специально простым стилем написано, чтобы больше информации на свиток поместилось.
  -- Да тут сплошной набор слов. Вот смотри. - Похититель душ стал водить пальцем по экрану. - Как это можно прочесть?
  -- О! Извини это моя оплошность. Для тренинга я давал тебе тексты, распечатанные слева на право, свитки писались сверху вниз.
  -- Знахарь! - Сет взмахнул руками от досады. - Я ... Ты! Неисправимая старая колоша. Я почти сутки провёл в своей комнате пытаясь разобрать эту белиберду, а ты, как оказывается, самое интересное приберёг на потом. Я даже знаю, что тысейчас скажешь. Ты не посчитал нужным мне сообщить, что свитки пишут сверху вниз, потому что это всем известно, и ты думал я догадаюсь.
  -- Ну, вот ты же догадался, что я отвечу - почему же со свитком у тебя не получилось? - По лицу вампира скользнула улыбка.
  -- Когда ты перестанешь быть мне нужным, я выспрошу Кат о самой изощренной пытке и испытаю её на тебе.
  -- Как скажете мой лорд. Кстати я почти закончил перевод второй рукописи.
  -- Надеюсь это инструкция по управлению замком Закат?
  -- К сожалению даже если бы такая инструкция и существовала, сомневаюсь, что Каин позволил бы ей попасть в руки инквизиции. Он ведь лично руководил строительством замка, если к замку и прилагалась бы инструкция - её автором был бы он. Верховный иерарх нашего клана был слишком щепетилен в вопросах безопасности. Скорее всего, всё ценное он просто держал в голове.
  -- Тогда что это?
  -- Тут детально описано, как создать зону сумерек над заданной местностью.
  -- Это как над замком Каина? Чтобы солнце никогда не всходило?
  -- Именно так. Одно время меня очень интересовала эта особенность наших земель. Теперь я вижу, что всё не так сложно как казалось на первый взгляд. Именно для поддержания сумерек и нужна та энергия, что находится в Зале, а вовсе не для существования апостолов. Понятно, почему этот документ сохранился, он не представляет опасности для вампиров. Заурядный зонтик от солнца.
  -- Достаточно большой зонтик.
  -- Верно. Этот свиток нам обязательно пригодиться. - Знахарь неопределённо развёл руками. - В необозримом будущем.
  -- Значит, я принёс ценные, но совершенно бесполезные для нас сведения?
  -- Боюсь, что так и есть мой лорд. Остается надеяться, что моя догадка насчёт того, что пропуском в портал является чья-то жизнь - верна, и нам удастся переход без дополнительных знаний.
   Прибыв домой, Сет выбрал в хранилище подходящий по размеру рулон бумаги для принтера и как можно точнее скопировал на бумагу содержимое своей памяти. Изначально Знахарь начал переводить свиток называющийся: "тринадцать колонн" но как оказалось речь в нём идёт не совсем о тех колоннах.
   Чтобы создать ученика, вампиру достаточно выпить половину крови человека и впрыснуть вместо неё свою. Через какое-то время жертва, постепенно умирая, приобретает вампирические признаки: скорость, силу, светобоязнь. К сожалению получившийся таким образом полукровка в течение первых лет после обращения остается слабым, лишь немного превосходя по силе человеческое существо. Для того чтобы стать могучим воином и научиться использовать все свои преимущества, ему нужны десятилетия. Чтобы превратиться в настоящего вампира, сеющего ужас и смерть на поле боя нужны века.
   Века, которых у истинных завоевателей, конечно, никогда нет, ведь честолюбивые порывы требуют всего и сразу. С армией полукровок можно разве что захватить маленькую крепость и наслаждаться тихим баронством. Для полномасштабных военных компаний требуются бойцы другого рода - "Свободные". Быстрые, живучие, сильные но, к сожалению совершенно не преданные хозяину существа, знающие цену своей жизни. Уложить эту жизнь на алтарь чужих завоеваний добровольно никто из них не станет. И пусть на теле свободного красуется клеймо хозяина - возможное возмездие в будущем всегда блекнет перед реальной опасностью в настоящем. Поэтому чтобы удержать армию, состоящую из "свободных", одной силы не достаточно - нужен ум и талант предводителя.
   Обращение человека в свободного вампира и вовсе трудоёмкий ритуал. Жертву нужно выпить полностью и вернуть в уже умершее тело достаточное количество своей крови. Для каждого конкретного поднимаемого это количество может разниться, но в любом случае оно таково, что сильно опустошает резервы хозяина. "Свободный" первый раз открывший глаза видит перед собой совершенно ослабленного создателя. Были прецеденты - создатель не выживал после этой встречи. Поэтому вполне естественно, что в "свободных" обращались только особо доверенные лица, часто из числа родственников. Собрать, таким образом, более-менее солидное войско нереально. Некрос задумал, и главное сумел создать инструмент для упрощения ритуала - тринадцать колонн. С их помощью становилось возможным обратить одновременно тринадцать "свободных" вампиров с минимальными затратами крови. К тому же, вновь обращенные, ничего не помнили из своей прошлой жизни. Их, конечно, приходилось заново обучать, но это скорее было преимуществом, чем недостатком - в пустые головы легче укладываются постулаты верности создателю.
   В манускрипте описывалось создание колонн, которые стояли в Зале Призыва изначально но, к сожалению, в последствии Каин изменил их до неузнаваемости. Теперь это были совсем другие инструменты тьмы. Использовать знания, изложенные в свитке, для починки зала не представлялось возможным. По крайней мере, по словам Знахаря.
   Сет позволил себе усомниться в этом утверждении и почти сутки изучал документ. Теперь, пожалуй, в связи с открытием новых обстоятельств придётся проделывать это ещё раз. Черт бы побрал старого кровопийцу! Ну почему сразу нельзя было сказать, как правильно читать свиток? Столько времени впустую. Хотя по здравому рассуждению жнец понимал что сам "лопухнулся".
   Нужно быть внимательнее - в сотый раз повторял он сам себе. Когда-нибудь из-за жалкой мелочи я сам отнесу свою голову на плаху. Не стыдно проиграть противнику, когда он намного сильнее тебя, но вот так глупо сутки напролёт смотреть на свиток и не заметить закономерности в построении строк сверху вниз это вершина идиотизма.
   Сет продолжал ругать себя даже когда оказался в своей комнате у включенного компьютера. На экране все ещё находился непонятый свиток о тринадцати колоннах.
   На этот раз изучение пошло как по маслу. Детальное описание строительства жнец прочёл не вдумываясь - это интересно разве что для каменщиков обтёсывающих заготовки будущего творения. Вот инициация более интересный процесс и достаточно простой, чтобы можно было справиться с ним в одиночку. После инициации колонны можно использовать практически каждый день. За год вполне реально сколотить приличную армию чуть меньше пяти тысяч свободных. Это притом, что ничто не мешает построить несколько таких алтарей. Проблема только в наличии необходимого количества материала для перерождения - люди. Завязываешь затяжную войну, и жертвы не проблема, а то, что они ничего не помнят когда встают - огромный плюс ведь новые рекруты не знают, что в прошлой жизни были твоими врагами. Чем больше в конфликт втягивается народу, тем больше воинов можно создать - для обращения достаточно даже тела мёртвого уже трое суток человека.
   Да Каин мог захватить всю землю, если бы захотел. К счастью ему было нужно совсем другое, иначе из портала уже давным-давно бы хлынул бесконечный поток вампирской армии. Что же такое важное он знал что, не задумываясь, оставил мысль о мировом господстве? Превращение в живого бога? И почему этот документ сохранился? Ни одно здравомыслящее существо не оставит такую опасную тайну записанной на бумаге - лишний повод плодить конкурентов. Опять сплошные вопросы.
   Хотя ответы на эти вопросы, пожалуй, устарели. Сета больше интересовало его собственное теперешнее положение. С помощью алтаря тринадцати колонн вполне можно было надолго заключить вампиров в ловушку, жнец даже приблизительно разобрался как. Вся эта магия, завязанная на крови и рунах, больше напоминала компьютерный язык, чем нечто сказочное, а в компьютерах и программировании он разбирался достаточно, чтобы сразу ухватить нужный смысл. Всё оказалось даже проще, чем Сет предполагал, видимо у него имелся подходящий для магии рун склад ума.
   Ещё немного изучив свиток, он пришел к выводу, что колонны действительно разрушаются. Они просуществовали уже достаточно долгое время, чтобы рассыпаться сами собой от старости и только заключенные в алтаре апостолы мешали этому процессу. Это была закольцованная программа - вампиры поддерживают колонны - колонны поддерживают вампиров. Теперь освободив первых апостолов, жнец нарушил баланс энергии, циркулирующий в колоннах, и те стали рассыпаться. Остановить процесс можно лишь вернув освобождённых на свои места. Врядли Клык, а тем более Кат согласятся на это. Нужно как можно скорее выпустить остальных, но чем больше апостолов Сет вытащит, тем быстрее будут разрушаться колонны.
  -- Замкнутый круг, блин.
   Радовало только то, что разрушение не было продуманным ходом вампиров. Значит, подставлять его они не собираются, если конечно Знахарь заранее не знал, что колонны начнут разваливаться. Сет снова пришел к тому с чего начал - будет ли иметь место предательство или нет, совершенно непонятно. Решив, что пока нет явных намеков, что намерения апостолов враждебны, следует вести себя дружелюбно, жнец принялся за изучение второго свитка.
   Оказалось, что иметь собственный алтарь тринадцати колонн должен каждый уважающий себя "хозяин". Система "Закат" тоже плотно была завязана на использовании этого инструмента. Минимальные изменения в наборе рун на поверхности и над местом расположения алтаря появляется мощный энергетический щит, закрывающий прилегающую местность от смертоносных солнечных лучей. И расходов то всего - несколько жертвоприношений в год. Жаль, что алтарь Зала Призыва уже нельзя использовать. Стоп. Получается, что как только развалиться последняя колонна Сумеречные земли перестанут быть таковыми - щит исчезнет и солнце накроет своим светом всю округу. Да и сам зал, скорее всего тоже рухнет вместе со щитом, окончательно превратив замок Закат в руины.
   "Хорошо бы рассказать об этом Знахарю в самый последний момент, чтобы понял, к чему ведут недомолвки". - Зло подумал Сет.
   Хотя это, пожалуй, поставит под удар всех апостолов. Нужно подготовить новую защищенную от солнца базу заранее и продумать варианты безопасного освобождения последнего из братьев иначе можно остаться погребённым под завалом вместе с ним, а вот перспектива оказаться на открытой местности днём, жнеца не пугала.
   "Пусть вампиры боятся у них шкура тоньше".
   Сет встал, внимательно осмотрел комнату на предмет наблюдающих устройств и проверил, надёжно ли заперты двери, они со Знахарем, конечно, переговорили на счёт "автономности" комнаты жнеца, но осторожность ещё никому не повредила, и только после этого вынул из сейфа третий свиток. Сейф кстати Сет купил и установил сам - последняя модель. Код для замка знал только он.
   Империя, а вернее, теперь зная практически все семь тысяч знаков сирата, жнец смог точно перевести надпись на ярлычке - Империал.
   Сет торопливо развернул старинный документ, наспех воспроизведенный им на бумаге для принтера. В самом верху горделиво красовалась печать Некроса. Неужели император лично приложил руку к написанию свитка?
   "Здесь все, что мне удалось узнать о великой твердыне предтечей. Сам я не удосужился вплотную разобраться с проклятыми тварями колодца, надеюсь, ты мой преемник будешь обладать большим запасом свободного времени, чем я. Да хранят тебя наши общие предки ангелы небесные".
   Предками Некроса были ангелы? Выходит, он был жнецом. Поскольку ему удалось прожить, как говорит Знахарь: "достаточно долго" - понятно, откуда взялась его колоссальная мощь и полное презрение к правилам безопасности вампиров. Некрос - жнец! Сет тысячу раз похвалил себя, что не стал показывать третий свиток Знахарю, такие открытия врядли бы понравились старику.
   Жнец внимательно осмотрел манускрипт сверху вниз, запоминая каждую даже самую незначительную черточку, затем тщательно свернул в трубочку и поджог. Когда сгорело больше половины, бросил пергамент в пепельницу, дождался, когда тот сгорит полностью и, перемешав оставшийся пепел, высыпал в заранее приготовленный пакетик.
   Изначально Сет не собирался уничтожать документ, но затем, поразмыслив, решил, что так будет лучше всего. Нет такого сейфа, который бы не сумел взломать опытный медвежатник. Знахарь ведь обязательно попытается открыть его и, найдя третий свиток законно возмутиться. Не нужно давать ему не малейшего повода думать, что жнец что-то скрывает. А свиток, в конце концов, всегда можно написать снова по памяти. Благо на память ему теперь жаловаться грех. Да и вообще стоило ли его писать? На самом деле жнец настолько увлёкся творением, что и сам не заметил, как заполнил рулон длинной бумаги тремя свитками вместо двух. Благо вовремя спохватился и оторвал лишнее перед самым приходом Знахаря.
   Он развалился на кровати и принялся разглядывать пергамент перед внутренним взором, так словно он был перед глазами. В самом верху были очень мелкие, но от этого не менее чёткие рисунки. Они изображали...
   В дверь комнаты громко постучали. Это был Знахарь.
  -- Не хочу отрывать тебя от изучения этих без сомнения ценных реликвий. - Вампир кивнул на монитор со светящимся на нём свитком о системе закат. - Но времени у нас очень мало, а если я ошибся на счёт пропуска в портал то ещё меньше. Предлагаю проверить мою догадку немедленно. Жертву я уже подготовил она ждёт нас у арки. Едем.
   Возразить было нечего. Хочешь - не хочешь, пришлось оторваться от изучения манускрипта. Ну, ничего можно хотя бы бегло просмотреть его в машине притворяясь, что отдыхаешь.
   К сожалению, Знахарь сразу же на корню зарубил идею просмотра в машине, немедленно открыв рот и разразившись потоком инструкций и наставлений. Замолчал он, только оказавшись у арки портала. У стены неподалёку сидели два связанных человека с повязками на глазах, видимо приготовленные на роль жертв. Одеты они были, мягко говоря, в рванье, а разило от них как от мусорного бака.
  -- Бомжи!? - Возмутился похититель душ.
  -- Понимаю, что ты предпочёл бы особ королевской крови, носейчас не время привередничать.
   Сет вдохнул и немедленно приступил к "осушению" жертв. Дух в бродягах был слабым, видимо сказывался образ жизни, который они вели, маргиналы - чего ещё ждать. Главное чтобы их души оказались надлежащего качества и послужили подходящим пропуском в портал.
   На этот раз жнец не стал отягощать себя лишним грузом и взял с собой только эльфийский клинок Ненависть. Всё что может пригодиться, Знахарь уже переслал Клыку, используя робота.
   Сет смело шагнул в чёрный туман активированного портала на половину уверенный, что ничего не выйдет, и он сразу же вернётся обратно. Однако теория старого вампира оказалась верна, жнец осознал это, испытав тяжесть наваливающеюся на плечи громадным грузом. Он потерял ориентацию в пространстве и на мгновение ощутил себя точкой висящей в густой тьме. Ноги всё ещё напряженные для удержания на себе тяжести перехода спружинили заставив его подпрыгнуть, когда он оказался в зале призыва. С каждым разом преодолевать проход становилось всё легче, похититель душ даже не испытывал усталости.
   Зал был пуст и окутан темнотой лишь крысиное попискивание и запах слежавшейся пыли. Сет чувствовал в себе достаточно сил и укрыл своё естество покровом пустоты. Эта его новая идея возникла, после того как он изучил устройство колонн. Магия рун сделалась ему намного понятнее после изучения старых свитков. И покров должен был сделать его невидимым для дальних чувств вампиров, а в идеале и не только вампиров. Нужно лишь соблюдать тишину и не показываться противнику на глаза.
   Жнец двинулся к выходу из зала и за первым же поворотом коридора услышал голоса. Пройдя ещё немного он обнаружил Кат и Клыка сидящих около черты, которую охранял демон падшая душа. У каждого из них было в руке по нескольку пойманных крыс, и они увлеклись тем, что по одной толкали их через черту. Всякий раз, бросая ехидные замечания, когда падший атаковал очередного нарушителя границы.
  -- Развлекаетесь?
   Клык ни единым движением не выдал, что жнецу удалось застать его врасплох, хотя тот ступал так тихо, что даже сам не слышал своих шагов. Сет, было, подумал, что покров пустоты нуждается в серьёзной доработке, если бы не поведение Кат. Симпатичный палач апостолов разве что не подскочила на месте, вздрогнув и резко оглянувшись. Выражение недоумения лишь короткое мгновение светилось на её лице, но жнецу было достаточно и этого знака.
  -- Делаешь успехи жнец. - Не оборачиваясь, произнёс старший апостол Каина, подталкивая следующую крысу к границе. - Впечатляет. Значит, Знахарь всё-таки оказался прав на счёт портала или тебе удалось добыть ценные сведения?
   Похититель душ только подивился выдержке Клыка, Каин не зря выбрал его своим первым апостолом.
  -- К сожалению, моё присутствие заслуга Знахаря.
  -- К сожалению? - Кат повела бровью.
  -- Мне удалось найти не очень полезную информацию.
  -- Значит, ты зря потратил время. - Констатировал Клык.
  -- Это как посмотреть. - Самолюбие заставило Сета произнести следующие слова, забыв, что он хотел приберечь их на потом. - Я узнал, что когда мы освободим последнего апостола, колонны рухнут и, скорее всего зал вызова вместе с ними, а ещё после этого сумеречные земли зальёт солнечный свет. Думаешь, время потрачено зря?
  -- Ну что ж дурные вести - тоже вести. - Клык запустил очередного грызуна. - Какие планы?
  -- Необходимо новое убежище и много жертв для освобождения апос...
   Сет замолк на полуслове только теперь до него дошел смысл им самим сказанных слов - зал призыва рухнет, а это значит, что как минимум он погребёт под собой арку перехода. При худшем исходе арка и вовсе будет разрушена. Видимо переживания отразились на его лице, по крайней мере, Клыку удалось прочесть его мысли.
  -- Не волнуйся. Зал не рухнет. - Усмехнулся генерал Каина. - Ему было уже много тысяч лет, когда хозяин возвёл тут колонны, и арка уже была. Это постройка предтечей, а вот коридор, ведущий с поверхности внутрь, строил Каин вот он то точно разрушиться.
  -- Будем копать новый? - Подала голос Кат.
  -- Легче и быстрее укрепить старый коридор, но втроём мы будем заниматься этим целую вечность. - Клык потёр подбородок. - Нужно оставить одного брата в оковах освободить остальных и тогда...
  -- У нас останется около трёх дней на укрепление коридора и освобождение оставшегося вампира. - Продолжил Сет.
  -- То есть?
  -- Чем больше мы освободим апостолов, тем быстрее будут разрушаться колонны. Без больших потерь можно вытащить двух, максимум трёх. При освобождении остальных разрушение будет ускоряться в геометрической прогрессии. Так что подбирай помощников с умом вампир.
  -- Откуда тебе это знать так точно жнец? - Возмутилась Кат.
  -- Ты сама ответила на свой вопрос - я ЖНЕЦ. - Многозначительно произнёс Сет и, повернувшись, пошел в глубь зала призыва.
  -- Глава 21
   У двери в библиотеку были грудой свалены тюки с одеждой, оружием и другими вещами, что могут пригодиться.
   Сет взял в руки привычный уже "Глок 17" и, проверив обойму, хотел прилаживать наплечную кобуру.
  -- Думаю эта железка тебе здесь не пригодиться. - Послышался за спиной голос Клыка.
  -- Почему это?
  -- Она тут не работает, как и всё другое оружие, что прислал Знахарь. Надеяться можно только на старый добрый меч.
  -- Хм.
   Не работает всё оружие? Сет вынул пистолет, дослал патрон в патронник и нажал курок. Вместо выстрела раздался сухой щелчок. Значит механические узлы пистолета в порядке. Он вынул один из патронов и отковырял пулю из гильзы, на руку ему высыпался белесого цвета порошок даже отдалённо не напоминающий порох. Видимо порох испортился в результате перемещения через портал.
  -- Порох испорчен. - Сет взмахнул рукой, развеяв порошок.
  -- Это важно?
  -- Это единственное что объединяет всё огнестрельное оружие, это - главный компонент.
  -- Возможно ли, починить его в наших условиях?
  -- Починить нет, а вот создать новый, вполне. Нужны: каменный уголь, селитра и сера. Нужные пропорции для смешивания уточним у Знахаря.
  -- Угля тут предостаточно, я знаю, где добыть серу, но никогда не слышал о селитре.
  -- Будем искать ингредиенты по мере решения других задач. Ты определился с тем, кого будем освобождать?
  -- Сколько у нас будет времени, если мы освободим двоих?
  -- Ну. - Сет поднял взгляд к потолку, рассчитывая в уме каналы энергий. - Около двух месяцев.
  -- А троих?
  -- В половину меньше. А где пленники?
  -- Какие пленники?
  -- Мне нужны силы, что бы освобождать апостолов, разве вы с Кат остались тут не для того чтобы подготовить...
  -- Да, да конечно. К сожалению, на расстоянии нескольких дней пути нет ни одного разумного живого существа. Сумеречные земли словно вымерли, а ведь совсем недавно тут разгуливали серафимы. После пропажи их отряда вся округа должна кишеть поисковыми командами, не могу понять, в чём дело. Мы, правда, ещё не побывали в Бархатном лесу, но думаю что после того недоразумения что ...
  -- Называй уж вещи своими именами вампир, после той бойни, что ты устроил. - Перебил Клыка жнец.
  -- Согласен, я немного перестарался. Тысяча лет заточения кого угодно выбьет из колеи. - Вампир развёл руками. - В общем, там тоже врядли кто-то остался.
  -- Но шанс есть?
  -- Определённый шанс всегда есть.
  -- Тогда не стоит им пренебрегать. У меня достаточно сил чтобы освободить двух твоих братьев вампир, но они будут слабы как дети и конечно в таком состоянии, ничем нам помочь не смогут. Нужна кровь.
  -- Смотрю, ты стал терпимее относиться к нашим потребностям. Освободи Мечника и Тарана. Эти двое даже ослабленными смогут дойти с нами до Бархатного леса, а если мы там никого не обнаружим то и дальше.
   Клык указал на две ниши в стенах, где томились заключенные вампиры. В одной находилась обычная среднего телосложения мумифицированная фигура. В другой закованный в тяжелые доспехи двухметровый гигант. Единственные места, где тело гиганта не было прикрыто металлом это две небольшие прорези для глаз.
  -- Как этим побрякушкам удалось уцелеть на протяжении такого времени?
  -- Доспехи из мирфилия. Этот металл сам по себе легендарен, а усиленный рунами практически не уязвим. - Пояснил Клык.
   Сет смахнул пыль и паутину толстым слоем лежащую на фигуре гиганта. Доспехи действительно были покрыты замысловатой вязью рун. Силы в рунах не чувствовалось. Не удивительно, лёгкое касание показало жнецу, что рисунок рун отражает любую энергию, направленную на металл доспехов. Видимо руны каким-то образом изолировали и без того прочный мирфилий, от внешних воздействий.
   Сет поднял ключ и разомкнул колонну, цепями сдерживающую гиганта. Когда его тело выпало из ниши, жнец склонился над ним и капнул в прорезь для глаз свою кровь, заряженную руной восстановления. Из-под забрала шлема раздался глухой рык.
  -- Ну, наконец-то. Я уж думал никогда не сойду с этого проклятого погоста. Помогите подняться. - Голос Тарана мог легко соперничать по силе с басом Ястреба, капитана инквизиции.
   Когда громадного закованного в доспехи рыцаря, удалось общими усилиями поднять на ноги, он немедленно опустился на одно колено и произнёс:
  -- Меня зовут Таран, и я клянусь служить тебе вечно либо пока ты или смерть, не решите, что мой долг оплачен.
   Затем он провёл рукой по плечу, часть доспеха в этом месте исчезла. Сет, не раздумывая, поставил на кожу апостола своё клеймо. Только после этого гигант поднялся с колен.
  -- Приятно снова почувствовать себя живым. - Таран старательно расправил плечи, после этого даже внешне могучий Клык показался рядом с ним тощим мальчишкой. - Скорее освобождайте Мечника и двинемся искать пищу, мой разум застилает жажда.
  -- А вы действительно всё слышите и понимаете, находясь в заточении? - Поинтересовался жнец.
  -- Да и это самая настоящая пытка, по меньшей мере, для меня. - Пробасил Таран.
   Первыми словами Мечника тоже была ритуальная фраза подчинения. Правда, его сил не хватило даже на то что бы самостоятельно стоять на ногах. После нанесения клейма Сету пришлось потратить ещё часть своей энергии, чтобы хоть немного пополнить резервы вампира. От такого напряжения жнец и сам стал ощущать сковывающую движения усталость.
   Теперь их было пятеро. Двое из которых передвигались пошатываясь, но были серьезно настроены на путешествие в поисках пищи. И у Мечника и у Тарана зрачки сияли кровавым красным цветом и практически закрывали радужку глаза. Поведение их было нервозным и лихорадочным.
   "Ребята явно не в себе". - Подумалось похитителю душ. - "Впрочем, тысячелетняя жажда крови кого угодно заставит нервничать".
   Поскольку простой отдых, восстанавливающий человека, совершенно не добавляет сил вампирам, было решено отправиться в Бархатный лес немедленно, пока остатки энергии не покинули апостолов.
   Стали собираться в дорогу, подбирая снаряжение. Таран беспрестанно торопил Мечника, пока тот выбирал подходящий по размеру комбинезон из сумок Знахаря. Сам мирфилиевый рыцарь не желал "напяливать на себя глупые тряпки". Впрочем, его доспехи прекрасно защищали его даже от солнечных лучей. Именно поэтому в замке Закат он исполнял обязанности начальника дневной стражи. Глупая работа, учитывая, что в сумеречных землях никогда не наступал рассвет.
  
   Кавалькада нежити двинулась к выходу. Сет шел последним и весело улыбнулся, наблюдая, как вампиры, по очереди перепрыгивают черту, охраняемую падшей душой. Особенно неуклюже это получилось у Тарана, ещё немного, и он попросту свалился бы, но в последний момент ему удалось восстановить равновесие.
   На поверхности царили всё те же знакомые сумерки. Клык шедший первым стал огибать встречающиеся на пути препятствия, постоянно меняя направление движения. Скоро Сет уже привычно поймал себя на том, что совершенно потерял ориентацию во времени и пространстве. Останься онсейчас один, ни за что не найдёт дорогу назад. Это заставило его немедленно перебраться в центр строя, так спокойнее.
   Привалов не делали, шли постоянно, постепенно ландшафт вокруг стал преображаться. Каменистое плато сменилось полем усеянным мелкой галькой, а на горизонте появилась уже знакомая темная полоска. Опушка Бархатного леса.
   Углубившись в чащу, вампиры растянулись цепью, чтобы вернее обнаружить лесопилку. Шли по краю видимости друг друга, лишь мельком замечая ближайшего товарища. Наконец их поиск был вознаграждён, Клык обнаружил поселение. Хорошо, что это был именно Клык. Таран или Мечник даже не стали бы осматриваться, без оглядки ринувшись к вожделенной пище. Так велика была их жажда.
   Лесопилка представляла собой искусственно вырубленную в чаще леса поляну в форме эллипса. Размером поляна была сто шагов в длину и пятьдесят в самом широком месте. Учитывая плотность растущих в лесу железных исполинов и тяжесть их обработки, чтобы отвоевать у природы такое пространство лесорубам пришлось трудиться несколько лет. На освобождённом от деревьев и колючего кустарника месте ютился длинный одноэтажный серый барак из брёвен несколько сараев для живности и конюшня. Много места занимали деревянные леса, на которых покоилась очередная жертва лесорубов - огромный ствол железного дерева уже практически полностью освобождённый от мелких веток и сучьев.
   Сету сразу же бросилась в глаза странность: четверо похожих друг на друга мужчин разного возраста, несколько женщин и детей сидели в центре двора плотной кучей. Вокруг вышагивало пятеро молодцев одетых в вареную кожу. Они были в разнобой вооружены кто чем, у одного даже была просто грубо вырезанная дубина. По двору была разбросана домашняя утварь, а у края изгороди лежали два трупа. Внутри добротно сложенного барака тем временем слышались громкие стуки и ругань.
  -- Да их грабят вроде. - Шепотом произнёс Мечник.
  -- Похоже на то. - Согласился Клык.
   Сет сосредоточился и просканировал постройку. Учитывая его слабость, получилось не очень хорошо, но он был почти уверен, что в доме около двадцати человек. Ещё пятеро во дворе. Не мало.
  -- А нас всего пятеро и двое почти калеки. - Засомневался жнец.
  -- Кто это калека!? - Таран почти закричал, чем вызвал бурное неудовольствие остальных и даже получил подзатыльник от Клыка. - Дай мне только разрешение и я один разделаюсь со всей сворой этих шавок.
  -- Да мой лорд ты сильно переоцениваешь силы смертных. - Вмешалась Кат улыбаясь. - Каждый из нас даже сильно ослабленный стоит тридцати таких недомерков. Командуй или вели командовать Клыку, если не уверен в себе.
  -- Будешь много умничать, прикую назад к колонне ведьма. - Мрачно произнёс Сет, злобно на неё глянув. Ох уж эти женщины даже после своей смерти почти все остаются стервами. - Раз вы такие крутые бойцы особых приказов по тактике не будет. Стратегия же такая: убить разрешаю каждому только троих, остальные нужны как рабочая сила, поэтому взять живыми и по возможности целыми; тех же, кто сидит в центре двора не трогать вообще. Всем понятно?
   Вампиры кивнули один за другим. Все кроме Тарана, который в предвкушении пиршества уже стал медленно продвигаться к строениям лесопилки, за что получил ещё одну оплеуху от Клыка.
   Много не мудрствовали. Внезапно все вместе выскочили из чащи и набросились на охранников стерегущих семью лесорубов. Трое из них даже не поняли, что уже мертвы, когда всё уже было кончено. Лишь Мечник и Таран позволили своим жертвам заметить себя перед нападением. Заметить и испытать ужас от прикосновения клыков к горлу. "Адреналин, выбрасываемый организмом в кровь при испуге, добавляет пикантности вкусу жертвы". - Вспомнил Сет слова Знахаря. Это воспоминание заставило его возмутиться.
   Кровопийцы - гурманы. До чего всё-таки вампиры отвратительные и безжалостные твари. Только некоторые хищные животные поступают так же, начиная трапезничать, когда жертва ещё жива и предварительно вдоволь с ней наигравшись.
   Жнец остановился посреди двора не желая принимать участия в дальнейшей бойне а то что бойня будет сомнения у него не вызывало. Вампиры же резво двинулись внутрь барака.
   Сначала ругань в этом сером строении стала ещё громче, но через несколько мгновений сменилась воплями ужаса. Разбойники поняли, с кем имеют дело.
   Пленники в центре двора сидели тихо как мыши, не смея даже поднять головы. Скоро из барака вышел Клык.
  -- Убито тринадцать. По трое на каждого из нас и один тобой. - Браво отрапортовал вампир. - Ещё одного Таран слишком сильно оглушил и долго он не протянет. Будет лучше, если ты сам закончишь его мучения. Иначе мне придётся наказать Тарана за нарушение приказа, а мне бы этого не хотелось поскольку он действовал в пылу сражения и ... в общем он никогда не чувствует силы в руках таким уж его создал Каин.
  -- Ясно. Присмотри за лесорубами.
   Сет медленно вошел в здание, ожидая увидеть реки крови и разбросанные, отделенные от тел конечности. Однако вопреки его ожиданиям в бараке было довольно чисто. Трупы были сложены аккуратной кучей у дверей, пятен крови было мало (вампиры пищу на ветер не бросают) а некоторый беспорядок и перевёрнутая мебель, скорее всего, были заслугой самих грабителей. В данный момент все они сгрудились в углу большой комнаты, побросав оружие. Многих била крупная дрожь воздух буквально пропах их страхом. Только один дышал достаточно ровно и без всхлипов видимо, потому что был без сознания. Жнец наклонился над ним, приподнял обмякшее тело и медленно впитал его дух. Остальные у кого хватило смелости смотреть на это зрелище, затаили дыхание. Сет выпрямился.
  -- У каждого кто осмелиться ослушаться или только подумает о побеге, я вот так же выну душу, и он будет вечно страдать. - Он обвёл взглядом пленных.
   Имели ли они понятие о душе или нет, но тишина установилась такая, что стало слышно, как скребутся мыши под полом. Удовлетворившись произведённым эффектом, жнец вышел наружу.
   Пленных оказалось семнадцать, разнообразного оружия большая куча, лошадей тридцать пять, а вот с провизией дело обстояло плохо. Несколько небольших мешков с какой-то подозрительной на вид крупой два больших мешка сухарей и седельная сумка вяленого мяса больше похожего на козьи экскременты, чем на что-то съестное. Сомнительно, что семнадцати пленникам, которые будут тяжко трудиться, хватит этих запасов надолго. Можно конечно запросить еды у Знахаря, но неизвестно во что она превратиться, пройдя через арку. Порох, например, утратил свои качества.
   От раздумий Сета отвлекло громкое дружное ржание лошадей у коновязи. Один из вампиров приблизился к ним и кони в ужасе шарахались и пытались сорваться с привязи. Можно и кониной пленных кормить тридцать пять лошадей это же несколько тон мяса.
   Реализация этого замысла правда оказалась несколько затруднительной. На контакт с вампирами лошади наотрез отказывались. Доверить их пленным разбойникам глупо в их напуганном состоянии пленные могут пойти на что угодно и на побег в том числе. Если убежать кому-то удастся врядли (Кат хвалилась, что легко догонит лошадь пешком), то вот сломать шею, вывалившись из седла вполне реально, а рабочей силы и так мало. Единственный с кем кони кое-как ладили это Сет, но одновременно он мог вести их не более пяти.
   Лесорубы тем временем все так же тихо сидели в центре двора. Мужчины угрюмо хмурились, а женщины всхлипывали и только дети с их непринуждённостью вовсю рассматривали нежить.
  -- Клык!
  -- Да Сет.
  -- Собирай наших и пленных и уматывай в Закат.
  -- Исполняю. - Вампир чуть склонил голову, вылитый дворецкий ещё бы бабочку на комбинезон.
   Жнец стал навьючивать на лошадей провизию. Выбрав на его взгляд самых массивных из имеющихся животных, всё равно на мясо пойдут рано или поздно. Трава в землях Заката не растёт и кормить их нечем, так что скорее - рано. Погрузка была закончена быстро - грузить то особо и нечего.
   Сет двинулся вслед за ушедшими апостолами и, проходя мимо лесорубов, сделал вид, что его совершенно не интересуют сидящие плотной кучей люди. Ему казалось, что он неплохой психолог и кто-нибудь из них обязательно окликнет его. Он медленно добрёл уже до самой чащи, но этого так и не произошло. Пришлось идти на попятный - жнец остановился как будто что-то вспомнил и оглянувшись окинул людей безразличным взглядом.
  -- Ах да. Ты. - Он ткнул пальцем в рыжего худого мальчонку лет восьми всё время бесстрашно разглядывавшего вампиров. - Подойди.
   Паренёк, ни секунды не раздумывая, повиновался. Старший из мужчин немного приподнялся с тревогой глядя ему вслед. Но, наткнувшись на взгляд Сета, обречённо опустился снова.
  -- Подержи-ка лошадей. - Жнец подал мальцу вожжи и тот проворно их схватил.
  -- Я могу их напоить, если пожелаете, они наверно непоеные с дороги. - Совершенно спокойно произнёс мальчик, и чуть помедлив, добавил. - Милорд.
  -- Было бы очень любезно с твоей стороны. - Улыбнулся жнец.
   Лошади быстро исчезли по направлению к конюшне. Сет же спокойно приблизился к сидящим людям.
  -- Я так полагаю, ты тут главный? - Кивнул он в сторону выглядевшего самым старшим бородача.
  -- Д...Да милорд. - Забубнил тот.
  -- Идем в дом. Потолковать нужно. Можешь взять с собой сыновей, их разговор тоже касается.
   Судя по тому, что мужик не стал возражать, остальные парни действительно были его сыновьями. Все четверо понуро вошли в барак за жнецом и, склонив головы, построились в ряд у стены. Практически одинакового роста и телосложения рыжебородые и коренастые они отличались только возрастом. Возраст Сет определял по длине их бород. Самый младший только-только стал зарастать юношеским "пушком" а старик же щеголял огромной подкрашенной сединой бородищей. Видимо бриться тут не принято вовсе. Одеты все были в холщевые серого цвета штаны и рубахи. Поверх рубах безрукавки из грубо выделанной рыжей кожи. Одежды зияли прорехами и заплатами, но выглядели ещё крепкими. Батраки - вертелось у жнеца в голове. Почему-то это слово ассоциировалось у него именно с такими людьми, хотя в живую, он конечно батраков никогда не видел.
  -- Успокойтесь. - Миролюбиво начал Сет, заметив нервозность лесорубов. - Если бы я хотел вам вреда я бы уже давно причинил его. Присядем за стол.
   Собравшиеся расселись, подняв с пола разбросанные табуреты, жнец - медленно и спокойно, лесорубы дергано и нервно.
  -- Расскажи-ка мне старик, что тут произошло.
  -- Дык это. Налетели разбойники как саранча. Двух племянников моих убили. Стали золото требовать. Да только откуда у нас золото? Мы только на вырубку заехали не заработали ещё ничего. Да и не тут железное дерево торгуют, а в Александрии. Мы на вырубку золото и не берем с собою не с кем тут торговать то. А если с соседними рубщиками и обмениваемся чем, то завсегда после сезона в городе долги отдаём. Принято у нас так: в Бархатном лесу соседям не отказывать и ничего с них за добро не требовать.
  -- И часто тут разбойники шалят?
  -- Да вот первый раз на моей памяти. Как серафимы из Сумеречных земель ушли, так и стали сюда разные наведываться. Только прежде они по трое-четверо приходили, а у меня сыновей трое, да и племянники почитай всегда при мне. Отбивались. А тут целая шайка сразу, небывало ещё такого.
  -- Ясно. А куда серафимы то делись?
  -- Дык говорят: приказ. Отозвали их то ли лорды Александрийские, то ли эльфы светорожденные. Мы люди маленькие нам про то знать не велено.
  -- И давно отозвали?
  -- Почитай две полных луны прошло.
   Сет так понял, что около двух месяцев назад это как раз в то время когда он был здесь прошлый раз. Странно. Вроде бы наоборот их должно было добавиться. Один из дозорных отрядов пропал. В Сумеречных землях замечен вампир. По логике вещей нужно направить сюда поисковые и карательные отряды, а командование отзывает даже тех, кто есть. Неужели они с Клыком так напугали серафимов, что те бегут? Маловероятно. Скорее всего, это какая-то военная хитрость. Видимо порыскали вокруг никого не нашли и решили отступить чтобы мы осмелели и засветились.
  -- Фигово. - Сет не заметил, что произнёс последнее в слух.
  -- Что?
  -- Быстро говорю, бандиты осмелели. Стаями бродить стали.
  -- Оно может, и не бродили бы, да завёлся у них предводитель. Стал направлять да учить. Мы уж и уходить с вырубки задумали, да жаль было заготовку бросать. Немного доработать осталось. Совсем малость. - В глазах старика появился алчный блеск.
   "Да ты братец жадноват" - подумал жнец, это можно использовать. Ничто так не делает человека храбрее как жажда наживы.
  -- Значит, послушай меня внимательно старик. У тебя есть два варианта действий. Первый. Ясейчас уйду. Ты в страхе собираешь вещи и бежишь. Гнаться я за тобой не буду, не волнуйся. Вариант второй. Я ухожу, а ты остаешься здесь и спокойно работаешь на своей вырубке сколько заблагорассудиться.
  -- Дык это. - Видя, что нежить не проявляет враждебности, лесорубы понемногу стали расслабляться. - Нельзя так. Положено через сезон сменяться. Нас тут четыре семьи кормиться. А ещё вырубок перворожденные строить не велят, пусть осияет их солнце. Ради... - Старик глянул в потолок, будто надеясь прочесть там подсказку. - Это... Сохранения популяции дикорастущих фигур.
  -- Культур. - Поправил Сет.
  -- Ага. Культур.
  -- Думаешь, остальные семьи захотят ехать на вырубку пока тут хозяйничают разбойники?
  -- Так то оно так, да только и мне при них оставаться боязно.
  -- А ты не переживай, от разбойников я тебя избавлю.
  -- Дык ... Вы ж того ... Уйдёте, а мы тут останемся. Вдруг налетят внезапно, а у меня дети малые, внуки.
  -- Пускай налетают. Ты им не противься они тебя и не тронут, а мне только и нужно, чтоб они налетели, мне рабы пригодятся. - Улыбнулся жнец. - Если сильно боишься, могу воина при тебе оставить. Ты же уже догадался кто мы?
  -- Так милорд. - Лесоруб потупился.
  -- Значит, понимаешь, что один мой воин стоит тридцати бандитов, а на помощь мы придём быстро. Вся твоя семья будет в безопасности старик.
  -- А если серафимы вернуться?
  -- Ну и хорошо. Разгонят шайку, и будешь снова по сезонам работать. А пока их нет, подзаработаешь.
  -- А что взамен? - Проговорил средний сын, в отличие от остальных кроме алчности в его глазах мелькали зачатки интеллекта, проговорил и сам испугался своей смелости, опустив взгляд.
  -- Взамен вы привезёте мне сто брёвен обычного дерева. Я видел у вас во дворе целый склад таких, строить что-то собрались?
  -- Дык добавку к бараку затеяли. Сыновья то взрослые с женками уже.
  -- Ещё пять топоров и две пилы. - Подумав, добавил Сет. - Бесперебойная добыча железной древесины того стоит правда?
  -- Дык...
  -- Неволить не стану. Посидите, подумайте. Если решите остаться везите брёвна по заброшенной дороге я вас встречу. Ждать буду ровно два восхода луны, потом других лесорубов искать стану.
   Жнец поднялся из-за стола и молча двинулся к выходу.
  -- Милорд. Что нам делать с лошадьми и оружием? - Снова средний сын, в папашу пошел своего не упустит.
  -- Железяки оставьте себе. - Сет вспомнил кучу разнообразного барахла сваленного во дворе, зачем ему эта рухлядь если Знахарь сможет переправить сюда новейшие разработки холодного оружия. - Десять лошадей пригоните вместе с деревом, остальных дарю.
   Тут алчный блеск глаз появился уже у всех. Видимо кони тут в цене. Стоило и это обратить в свою пользу. У самой двери Сет обернулся.
  -- Если решите бежать в город, лошадей оставьте на месте не то ...
  -- Но... Дык там четверо моих, милорд. - Заволновался старик. - Не губите. Куда ж мы без лошадок то?
  -- Своих можешь забрать остальных оставь. - Милостиво согласился жнец, про себя рассуждая, не стоило ли оставить всех животных себе, это бы дополнительно подтолкнуло лесорубов остаться.
   С другой стороны чрезмерно давить, тоже не стоит. Пусть чувствуют свободу выбора, тогда может и сотрудничать будут веселее.
  
   Обратная дорога заняла уйму времени. Лошади то и дело взбрыкивали и норовили освободиться, видимо путь к развалинам Заката их не очень прельщал. Когда же дорога постепенно превратилась в сплошное каменистое поле, животные начали спотыкаться. Закончилось это тем, что одно из них сломало ногу и не смогло подняться. Пришлось перерезать бедняге горло, избавив от мучений.
   О проталкивании лошадей в узкий лаз подземного коридора ведущего в Зал Призыва и вовсе речи не было. Сет пристроил коней, снаружи отдельно привалив уздечку каждого большими камнями. Ненадежно, но другой альтернативы просто не существовало в окружающей Закат каменной пустыне.
   Кат сидела внутри у самого выхода. Пленники находились у стен вдоль коридора, взгляды всех без исключения разбойников слепо блуждали вокруг.
  -- Блин они же ничего не видят в этой темени, как они работать будут?
  -- Мечник с Клыком уже решают этот вопрос. - Отозвалась Кат. - Они в библиотеке.
   Сет прошел коридор, чуть не забыв перепрыгнуть границу, охраняемую падшей душой. Таран бродил по залу, разглядывая ещё не освобождённых братьев. Он покосился на жнеца явно чем-то недовольный и что-то забурчал себе под нос. Из библиотеки раздавались приглушенные голоса. Жнец направился туда.
  -- Я уж думал ты опять заблудился. - Поприветствовал его Клык.
  -- У нас тут возникло небольшое затруднение. - Мечник обошел чашу, в которой раньше находился ключ от колонн. - Для рабов нужно освещение. Клык предлагает жечь книги.
  -- И надолго их хватит?
  -- Две может три луны, если жечь экономно. - Отозвался бывший генерал Каина.
  -- Мало света - много возни. - Насупился Мечник.
  -- А ты что предлагаешь? - Поинтересовался Сет.
  -- Разбудить Проглота.
  -- Ему придётся отдать как минимум пятерых рабов. - Возмутился Клык.
  -- Зато остальные будут спокойно работать. В любом случае будить Проглота придётся, он единственный кто сможет помочь Сету восстановить силы остальных братьев, если их придётся освобождать всех сразу.
  -- Это чувствительно урежет время на подготовку коридора и сократит численность рабочей силы. Вернёмся в Бархатный лес и добудем факелы или замену им.
  -- А кто такой Проглот? - Сет повысил голос, иначе спорящие апостолы могли пропустить мимо ушей его вопрос.
  -- Он маг крови. - Бросил Клык.
  -- Сильный маг крови. - Добавил Мечник. - Он без проблем осветит весь коридор и зал в придачу. Заодно он сможет в одиночку восстановить здоровье всех братьев, когда ты их освободишь.
  -- Заодно он высушит всех рабов и лошадей, что ты привел, а если представиться случай, то и нас с Мечником. - Передразнил его Клык.
  -- Ладно, Клык не кипятись. - Прервал его жнец, хотя внешне вампир и так был само спокойствие. - Я так понимаю, что в рабах недостатка не будет так? Зачем же экономить?
  -- То есть не будет? - Почти одновременно спросили вампиры.
  -- А вы ещё не допросили ни одного пленника?
   Апостолы уставились друг на друга. Каждый видимо чувствовал, что промах его собственный, но обвинял в нём другого.
  
   Пленника схватили первого попавшегося. Тот сначала знатно брыкался, пытаясь отбиться но, получив увесистую затрещину, затих. Клык поволок его в библиотеку и усадил спиной к одной из полок с книгами.
   Бандюга выглядел молодо был чисто выбрит, но мылся, скорее всего, прошлым летом, так что разило от него соответственно. Одевался парень просто: холщёвые рубаха и подштанники сверху штаны из вареной кожи и такая же куртка. В грудной и спинной отдел куртки были нашиты стальные кольца - жалкое подобие кольчуги. И хоть выглядел он напуганным и обречённым отвечать на вопросы апостолов не желал никак. После факела избиений его разговорчивость увеличилась, но информативность речи осталась на прежнем уровне. Если раньше он придумывал отговорки, что просто ничего не знает и в грабителях он человек новый, тосейчас, только хрипел и в пол голоса ругался после каждого удара в челюсть. Первым сдался Клык.
  -- Всё, я пошел Кат позову.
  -- Вообще-то мне не понравилось, как она вела допрос прошлый раз. - Заявил Сет.
  -- То было недоразумение.
  -- Надо было сразу её позвать, как я и предлагал. - Вставил стоящий до этого в сторонке Мечник. - Только попортили парня, а ему ещё работать.
   Мечник сразу заявил, что участвовать в глупом деле не намерен и надо привлечь профессионала, после чего отошел в сторону и спокойно наблюдал за потугами Клыка убедить пленного быть честным. И если Сет больше пытался морально запугать допрашиваемого, то Клык просто бил ему в лицо своим пудовым кулачищем, часто даже ничего не спрашивая.
   Появилась Кат. Тихо попросила всех выйти из комнаты. Вампиры молча повиновались. Сету тоже ничего не оставалось, как оставить её наедине с грабителем что впрочем, ему очень не нравилось. В прошлый раз она просто осушила обоих пленных, не потрудившись даже извиниться после, а ведь из них можно было вытянуть уйму важной информации.
   Буквально через минуту из комнаты раздался душераздирающий вопль. Сет машинально рванулся к двери, но вампиры его остановили. Эхо ещё не закончило повторять этот полный ужаса крик, как Кат уже вышла.
  -- Он ваш и полностью готов к сотрудничеству. - Вампирша кокетливо вздёрнула носик "стрельнув" глазками в Клыка и удалилась.
   К полнейшему удивлению жнеца пленный был в том же физическом состоянии, что и когда они его оставили, но клялся отвечать на все вопросы правдиво, только бы тёмная женщина больше не приходила.
  -- Как она умудрилась разговорить его за такое время? - Опешил Сет.
  -- Это единственное что она умеет хорошо. - Многозначительно заявил Мечник. - Каин терпел её только за это. Она посредственный боец, плохой стратег и отвратительный тактик. Её советов вообще не стоит слушать, но если дело касаться допросов она мастер. Когда Каин поднял нас из могил, она была единственной, кто помнил своё прошлое. Всё дело в том, что Кат принадлежит к семье Обители Вопрошающих.
  -- Это ещё кто такие?
  -- Туда обращаются если нужно добиться правды от человека или не человека - это братьям обители безразлично. Веками они собирали различные способы пыток и добились такого мастерства, что по слухам могут допросить даже дракона.
  -- Я в это не верю. - Заявил Клык.
  -- Я тоже, но что касается остальных существ то больше всех держаться эльфы - почти факел (Простой деревянный факел, пропитанный специальным составом, горит около получаса). Затем эти древние и могучие создания начинают трепаться как базарные бабки и с радостью выдают любые тайны перворожденных. К сожалению, адепты обители имеют привычку запрашивать такую цену за свои услуги, что по плечу она только королям. Попасть на обучение в обитель со стороны невозможно. В ученики берут лишь тех, кто в ней родился, там живут семьями и умирают тоже там.
  -- Откуда же тогда Кат?
  -- Понятия не имею, где Каину удалось раскопать её. Сама она упорно не желает отвечать на вопросы о прошлой жизни.
  -- Чтобы сохранить память она должна была быть живой во время обращения. - Сет припомнил свиток тринадцати колонн.
  -- Этого я не знал. - Удивился Мечник. - Это ещё больше запутывает ситуацию. Я бы не удивился, если бы Каин откопал где-то труп адепта обители, но достать живого... Они носят капсулу с ядом в одном из зубов и с детства клянутся умереть за свои тайны поэтому...
  -- Заканчивай ликбез брат. - Проворчал Клык. - Клиент заждался.
   Он приблизился к пленнику и начал допрос. Спрашивал он, что называется в тему и по уму. Задавал чёткие конкретные вопросы и получал на них не мене чёткие ответы. Иногда вопросы повторялись - хитрость чтобы подловить подопытного на лжи, но общение с Кат видимо напрочь отбило у того желание врать. За десять минут вампиру удалось выспросить у бандита всё, чего до этого они с Сетом безуспешно добивались угрозами и побоями практически два факела.
   Серафимы покинули область Сумеречных земель почти два месяца назад. Разбойники всех мастей стали понемногу наглеть и сбиваться в банды по двадцать - тридцать человек это позволяло нападать на небольшие деревеньки, разбросанные недалеко от области, где никогда не наступало рассвета. Раньше дозорные отряды серафимов легко обнаруживали банды более десятка численностью. Много людей - много следов. Однако слух об отзыве орденом своих отрядов разнёсся со скоростью молнии, и многие бродяги потянулись из городов к сумраку. Теперь же и вовсе объявился человек сумевший сплотить вокруг себя более сотни искателей лёгкой наживы. При умелом командовании таким войском уже можно смело захватывать маленькие города или замки со слабыми крепостными стенами либо вовсе без таковых. Набег на лесопилку никто не планировал. Более того, отправляя разбойников на разведку к Александрийскому тракту, атаман велел им держаться тихо. Однако не привыкшие повиноваться бандиты-одиночки не смогли пройти мимо "случайного приработка". Кто же знал, что они наткнутся там на вампиров. Атаман отзывался на имя Наглец и со временем грозился захватить даже Александрию. Его бандасейчас, находилась буквально в двух шагах от Заката.
   Далее пленник клялся, что ничего больше не знает и, размазывая слёзы вперемешку с соплями, умолял не отдавать его тёмной женщине.
  -- Что она такое с ним делала тут интересно? - Заинтересованно сказал Сет. - Может, расспросим у него.
  -- Я уже пробовал этот фокус два раза в разное время. - Отозвался Мечник. - Он не расскажет. Кат ему запретила. Он теперь сто раз умрет, но не выдаст её секрета.
  -- Сестра Обители Вопрошающих. - Вздохнул Клык. - Каин и тот не смог добиться от неё ни слова о тайнах профессии, а он был мастер на каверзы.
   Они вернулись в коридор и бросили пленника к остальным. Сет отозвал Мечника в сторону. Что-то импонировало ему в этом вампире. Скорее всего, то, что он не был заносчивым как Таран, не пытался казаться слишком умным как Клык и никогда не грубил как Кат. Ещё в отличие от Знахаря не утаивал информацию, всегда в полном объеме отвечая на вопросы. Да и держался с ним Мечник не как с чужаком, а как со старым знакомым. Хотя кто их поймёт этих апостолов, за тысячу лет и не так научишься притворяться овечкой, пряча стальные клыки за пазухой.
  -- Мечник ты не в курсе, куда ведёт тропа, начинающаяся недалеко от Бархатного леса. Ну, там где мы в него заходили чуть дальше за...
  -- Это старый тракт Заката. Раньше это была широкая дорога, ведущая прямо к воротам замка. Правда я заметил, чтосейчас, она обрывается в нескольких местах и, стала не такой заметной, как когда-то но... - Вампир, говоря это, постоянно блуждал заинтересованным взглядом по Залу призыва. - Видимо по ней ещё ездят, если она сохранилась только не понятно кто и зачем.
  -- То есть если идти по ней, то придешь прямо сюда?
  -- Верно.
  -- Это хорошо. Я попытался договориться с лесорубами на счёт доставки леса к нам. Если дело выгорит, то скоро получим сотню брёвен для укрепления коридора. По наитию я велел им идти вдоль дороги.
   Мечник прекратил разглядывать стены и заинтригованно уставился на Сета, одобрительно покачивая головой.
  -- Клык думает, что он один тут великий стратег. Раньше я подозревал, что он ошибается, теперь я это знаю мой лорд.
  -- Это только попытка возможно лесорубы уже мчаться в город.
  -- Главное что ты не сидишь, сложа руки, и не предлагаешь глупых проектов типа сжигания книг из библиотеки. Послушай Сет. - Апостол снова стал озираться по сторонам. - Одна умная голова хорошо, но свежий взгляд иногда лучше. Тебе ничего не кажется странным в этом зале?
  -- Смеешься? - Жнец глянул на вампира исподлобья. - Да всё. Я ведь совершенно из другого мира.
  -- Ах да. Тогда позволь тебе пояснить кое-что об архитектуре предтечей. Из всех их зданий видимых мной вживую и на картинах я не нашел ни одной ассиметричной постройки. Симметрия была их... жуком в голове что ли. А теперь осмотри этот зал.
   Сет огляделся. Совершенно круглая комната с дверями библиотеки, коридором наружу и аркой перехода вдолбленной в стену. Вот только все эти проходы, расставленные через равные промежутки, были по одну сторону окружности зала. Исходя из замечания Мечника о симметрии, в этой громадной комнате должно быть ещё как минимум три двери. Прикинув расстояние, жнец даже приблизительно мог определить, где именно.
   Не сговариваясь, они вместе подошли к предполагаемому месту нахождения предполагаемых дверей и внимательно осмотрели стену. Затем к следующему предполагаемому месту и к после-следующему. Везде обнаружились едва заметные тонкие расщелины. Их одинаковая высота и толщина только подтверждали догадку об искусственном происхождении.
   В одну из щелей удалось просунуть лезвие кинжала, но расширить её не получилось. В спешном порядке на подмогу был вызван Таран, который просто кулаками закованными, правда, в латные рукавицы как кувалдой выдолбил часть стены. Когда проём увеличился достаточно, Мечник опрометью полез внутрь. Сет уже хотел следовать за ним, когда вампир снова выбрался наружу. Лицо его выражало разочарование.
  -- Ну что ж, по крайней мере, я теперь знаю, как мы попадали в Зал Призыва, когда Закат был цел. Там только часть лестничного пролёта, остальное засыпано обломками камня. То-то мне казалось странным что мы заходим сюда по совершенно пологому коридору который к тому же заканчивается за стенами замка. Здесь же остатки лестницы, по которой мы ходили раньше. Давай проверим остальные комнаты.
   За следующим проломом, проделанным Тараном оказалась караульная комната. Так, по крайней мере, решил забравшийся туда Клык.
  -- Каменные скамейки, стойки для оружия и остатки сигнального колокола что это, по-вашему, если не комната для скрытой стражи. Лорд тянет за верёвочку, колокол звонит, и бравая гвардия резво бросается на защиту господина. Наверное, предтечам было, кого опасаться.
  -- Конечно, было. - Вставил Мечник. - Некроса и его армию. Не очень то помогла им секретная караульная комната как я погляжу.
  -- А разве Закат строил не Каин? - Удивился Сет.
  -- Каин, но строил он его над залом предтеч, который уже был тут раньше.
   Гурьбой они перешли к последней щели. Таран принялся за дело. Как только он расширил лаз до размера способного пропустить только очень худого человека или не человека, жнец похлопал его по плечу и попросил отодвинуться. Ему по мальчишески захотелось хоть в одно помещение заглянуть первым. Впрочем, он оказался первым и единственным, больше никто просто не смог протиснуться в узкое отверстие.
   Пыль, поднятая Тараном, постепенно улеглась, и перед жнецом открылся вид на каменный трон с сидящей на нём кучей мусора. На куче возлежал обычный прямой одноручный меч, покрытый ржавчиной. Его рукоять была несколько длиннее положенной для одноручных мечей и вся усеяна короткими и острыми шипами. Как интересно владелец брал его в руки не проколов ладонь насквозь? Именно с этой мыслью Сет прикоснулся к навершию из тёмно бурого камня больше похожего на кусок грязи, чем на украшение.
   В центре камня на мгновение вспыхнула алая искра, и шипы втянулись внутрь, будто их и не было. Надо же старинный механизм ещё работает. Качественно вещи делали умельцы предтечей.
   Жнец огляделся вокруг. Комнатка была маленькой, к тому же сужалась у тупиковой стены. Трон и маленькая площадка, на которой стоял похититель душ это всё что здесь было.
   Сет протянул руку и с опаской прикоснулся к мечу, взяв его за короткую гарду. Вдруг иглы выскочат снова и проткнут руку.
  
  -- Глава 22
   Металл был холодным и шершавым от ржавчины сам же меч оказался неожиданно лёгок для своего размера.
  -- Ну, наконец-то. Давай убивать.
   Сет оглянулся на зловещий шепот, раздавшийся за спиной, но никого не увидел. За стеной слышалась беседа апостолов. Жнец пробыл внутри слишком короткий промежуток времени, чтобы они начали волноваться, поэтому никто даже не заглядывал в проем, резонно полагая, что ещё успеет это сделать.
  -- Ну, чего стоим? Кого ждём? - Пришлось ему оглянуться ещё раз, но голос шел ниоткуда, раздаваясь, казалось в самих ушах. Сет с подозрением оглядел меч и полез наружу.
  -- О, вампиры! Обожаю вампирятину. Заколи того, что в доспехах потом добивай остальных. Давай быстрее пока не опомнились!
  -- Ну что там? - Спросил Мечник.
  -- Маленькая комнатка, каменный трон и вот... - Сет выставил перед собой ржавый клинок.
   По всему было видно, что вампиры шепота не слышат, хотя он был достаточно громким. Не желая показаться сумасшедшим, жнец не стал упоминать о голосе в своей голове.
   Мечник считался лучшим специалистом по холодному оружию в армии Каина, поэтому ничего удивительного в том, что именно он протянул руку и схватился за рукоять, не было. Раздался щелчок, на мгновение лицо апостола исказила гримаса, но меч он не выронил, а наоборот приблизил рукоять к глазам и внимательно разглядел.
  -- Явно не сталь, слишком лёгкий. Ржавчина имеет неестественный оттенок. По виду и весу похоже на мирфилий, но это сколько же ему нужно пролежать, чтобы он поржавел? Нет не мирфилий и явно не адамантий, хотя адамантия я никогда не видел, но по приметам явно не он. - Мечник размахнулся и ударил лезвием клинка о стену, затем вставил лезвие в расщелину между створками дверей скрытой комнаты и попытался его сломать. - Ни искр, ни царапин на стене - значит, металл мягкий, однако поломать или согнуть его мне не удалось, значит, металл твёрдый и не ломкий. Я понятия не имею что это такое. Тьма! Помогите мне его бросить.
   Он стал размахивать рукой, пытаясь освободиться от клинка, но насквозь пронзённые пальцы и ладонь разжать не так то просто. Сет поймал вампира за предплечье и, взявшись за гарду меча, провернул его и высвободил попавшегося в капкан апостола.
  -- Давай уже мочить этих выродков! В атаку! Бей их! - Жнец поставил меч на остриё лезвия, оперев о стену, голос исчез.
  -- А ещё я слышу шепот в голове, когда держу его в руках. - Сет оглядел присутствующих, ожидая заметить скепсис в их глазах, но лица вампиров как всегда ничего не выражали, оставаясь непроницаемыми.
  -- Когда мы брали один из замков людей, и я криками подбадривал своих воинов, Каин сказал что я как "шепчущий меч". Может, он имел в виду эту железку? - Предположил Таран.
  -- А я никогда не видел Каина, с этим мечем, раз уж он поостерёгся им пользоваться, то на твоём месте я вернул бы его туда где взял, и забыл об этом приключении. - Добавил Мечник, взмахивая раненой рукой.
   Порезы на его ладони не затягивались, как это обычно бывает у вампиров и из ранок медленно сочилась кровь, что так же не свойственно для их организма. Ценная жидкость даже при самых ужасных ранениях оставалась у них в теле до тех пор, пока вампир был в сознании. Вытекать она могла, только если вампир терял контроль над процессами в своём организме. Это случалось лишь в исключительных случаях в основном после окончательной смерти. Было странным, что Мечник не может её удержать в сосудах при такой незначительной для нежити ране.
  -- Мать тьма. Совершенно не чувствую кисть руки.
   Апостол отошел к сваленным в кучу сумкам, которые передал Знахарь и стал выбирать что-нибудь подходящее для повязки.
   В зал вошла Кат.
  -- Кто там заказывал караван с дровами? Неужели вы мёрзните мой лорд и нуждаетесь в топливе для обогрева? Вам стоило только сказать мне об...
  -- Надеюсь, они ещё живы? - Перебил её Сет, не желая выслушивать очередную глупую шутку.
  -- Разве что немного напуганы. Думаю тебе лучше поскорее выйти к своим новым вассалам пока они не разбежались.
  
   На дворе светало. Светало по прикидкам Сета уже несколько тысячелетий. Небо оставалось серым и безоблачным, только очень яркие звёзды видны в таком небе именно поэтому над Закатом их так мало. Вокруг насколько хватало глаз, раскинулась каменная пустыня. Сзади над выходом из коридора ведущего в глубь Зала Призыва возвышался небольшой каменистый холм совершенно неотличимый от сотен таких же находящихся вокруг. Удивительно как такой громадный зал поместился в чреве такого невзрачного холма.
   Чуть в стороне ждали, переминаясь с ноги на ногу, гости. Два деревянных воза были с горой нагружены бревнами, но даже навскидку было заметно, что сотни штук там не наберётся. Они стояли, практически упираясь в развалины замка, как раз там и заканчивалась дорога, видимо когда-то проходившая прямо в ворота крепостных стен. Теперь же она терялась под грудой камней.
  -- Не ждал вас увидеть так скоро.
   Сет стал спускаться, размышляя, сколько именно времени прошло после расставания с лесорубами. С какой стороны была луна, была ли она вообще на небосводе в то время, и почему он раньше не замечал этой дороги, проходящей практически через все земли Заката. Идеальная память услужливо подсказала жнецу, что дорогу его взгляд фиксировал, просто он не обращал внимания на эту полоску чуть более светлую, чем остальная поверхность. Местами даже эта еле заметная полоса терялась или была просто засыпана гравием, напоминая скорее тропу животных. Нелегко видимо пришлось лесорубам, пока они добирались сюда.
   Сет огляделся вокруг. Понятно, почему дорога до сих пор сохранилась, тут просто нечему было поглотить её. Вокруг только камни, обломки камней и куски обломков. Каин изрядно постарался, осваивая эту территорию. Жнец отчётливо понял, что делать здесь совершенно нечего. Как только рухнут колонны, и солнце уничтожит последнюю привлекательную черту (для вампиров понятное дело) этих земель - тьму, нужно будет искать новое пристанище. Только вот какое и где?
  -- А карта близлежащей местности у вас есть?
  -- Эээ... Брёвна мы привезли милорд. - Неожиданный вопрос поставил старого лесоруба в тупик, и он просто сказал то, о чём думал всю дорогу до развалин.
  -- Мы не пользуемся бумажными картами милорд они слишком дороги только памятью. - Отозвался средний сын, пожалуй, самый толковый из этой четвёрки родственников.
  -- Я вижу, вы привели одиннадцать лошадей. Обсчитались?
  -- Одну мы поймали по дороге милорд.
   Сет бросил быстрый взгляд в сторону привязанных им лошадей, одной не хватало. Похоже, придавливать вожжи камнями глупая идея и стоит сделать коновязь, благо бревна теперь для этого имеются.
  -- Ясно. Однако я вижу, немного не хватает брёвен.
  -- Да милорд, но мы срубим остальные в кратчайшие сроки. - Старик чуть склонился. - Да они бы и не поместились все на двух повозках.
  -- Ну что ж хорошо. - Сет изо всех сил старался выглядеть надменным, желая продемонстрировать своё превосходство. - Выгружайте, что привези, прямо, где стоите и свободны.
   Тут он хотел гордо удалиться, что бы произвести на вассалов величественный эффект однако вассалы предпочитали другие отношения с сюзереном.
  -- Милорд? - Голос старика был оправдывающимся, но настойчивым.
  -- Да? - Пришлось снова повернуться к лесорубам лицом.
  -- А как нам сообщить вам о себе в случае... ну в случае если... если вдруг.
  -- Как нам позвать вас на подмогу милорд? - Конечно же, средний сын два других, скорее всего вообще немые.
  -- Я сам узнаю.
   Сет снова повернулся, споткнулся о камень, потерял равновесие и неуклюже взмахнул руками, восстанавливая его. Поскольку вся величественность после таких манёвров была утеряна напрочь то жнец, уже не стесняясь, опустился на четвереньки и полез в лаз коридора. "Меньше нужно выпендриваться" - мелькнула в его голове запоздалая мысль.
  
   Таран продолжал кругами ходить по залу. Кат стерегла пленных в коридоре. Клык и Мечник что-то в пол голоса обсуждали.
  -- В конце концов, можем и сами наделать факелов нужно то всего...
  -- Факелы это не проблема. - Перебил Сет разглагольствовавшего Клыка. - Можно попросить у тех же лесорубов. Кстати я, по-моему, видел в повозке несколько штук вместе с пилами и топорами. Они привезли только половину дерева видимо факелы как бонус за недостачу. Остальное обещают в кратчайшие сроки. В связи с этим у меня вопрос: как мы будем защищать их от разбойников? Если бы они привезли всё, я бы не спрашивал, но теперь сами понимаете, придётся охранять добытчиков.
  -- Это плохо. - Мечник явно приуныл.
  -- Это ещё хуже, чем ты думаешь. - Поправил его Клык. - Шайка бродяг, скорее всего уже ищет пропавших братьев. Даже если предположить маловероятное - они не найдут лесопилку. Две телеги нам через все Земли Заката незаметно не протянуть. Плюс, работать совершенно тихо, не получиться. Пока это стадо баранов околачивается у стен нам остаётся только прятаться.
  -- Партизанская война? - Спросил Мечник?
  -- Против кочующих разбойников малоэффективно, да и долго будем возиться. Нужно избавиться от них быстро и по возможности насовсем.
  -- Даже для подлого удара в спину нас слишком мало. Мы их даже напугаем врядли.
  -- Напугаем! - Воскликнул Клык.
  -- Проглот. - Констатировали одновременно оба апостола.
   Сет всё это время молчавший пытался заметить на лицах вампиров хоть какие-нибудь признаки эмоций. Споря, ругаясь, радуясь, что-то обсуждая, они совершенно не меняли выражения лица. Холодное спокойствие - это всё что можно было разглядеть в их взглядах и расслышать в их голосах. Если кто-нибудь из них шутил, и шутка была действительно удачной, собеседник просто подымал уголки губ, это означало улыбку. Смеяться они, похоже, и вовсе не умели, если же это происходило, смех получался ненатуральным и вымученным, как и их улыбки.
  -- Если мы освободим ещё одного апостола, времени на остальных останется месяц. - Напомнил Жнец.
  -- Мы тут с Клыком подсчитали, если у нас будет десяток работников, и мы все тоже будем работать, то при самых плохих раскладах успеем лун за десять. Семерых можно смело скормить Проглоту, ну ещё лошадей, пусть подавиться...
  -- Лошадьми собирались кормить пленных. - Напомнил Сет.
  -- А мясо с них никуда не денется, пусть едят. - Отстраненно возразил Мечник. - На десять лун хватит и одной лошади к тому же там ещё есть еда в сумках. Кстати, а пленников кормили?
   Все трое переглянулись. Оба вампира смотрели почему-то именно на жнеца. Ну, конечно же, нежить лошади на дух не переносят. Пришлось Сету в одиночку бегать за сумками с едой. Он хотел сразу отдать пленным всё в надежде, что те сами разберутся, что делать, но Кат наградила его осуждающим взглядом и захватила сумки под свой контроль. Она лучше всех присутствующих знала, как обращаться с захваченными в плен людьми.
  -- Если освободим Проглота, есть хороший шанс, что он сможет крепко испугать разбойников какими-нибудь штучками из своего арсенала, и они нас надолго покинут. - Продолжил беседу Клык, когда Сет вернулся. - Будем ждать у моря погоды, ещё неизвестно как обернётся дело. Скорее всего, лесорубов перебьют, а нас как минимум запрут здесь. Лучше рискнуть и действовать так, по крайней мере, мы хоть как-то будем влиять на ситуацию.
  -- Прежде чем его освобождать, нужно убедиться, что войско неприятеля вообще существует. Может они и сами уже разбежались. - Предложил жнец.
  -- Тут я не возражаю. Разведка не помешает заодно можно устроить небольшую диверсию. Пускай поволнуются.
   Таран, очередной раз, обходя помещение и поравнявшись с коридором, крикнул в него: "Ведьма!" в ответ донеслось презрительное: "Дубина!".
  -- Кому-то нужно остаться тут, что бы эти двое не подрались.
  -- А что были прецеденты?
  -- Несколько раз. Обычно ничего страшного, носейчас мы все на взводе сам понимаешь.
  -- Тогда я останусь. Надоело мне по этим камням бродить. - Сет присел, опершись спиной о колонну.
  -- Как пожелаешь. Тогда мы с Мечником. - Вампиры переглянулись, изобразив свои вымученные улыбки.
   Особо готовиться разведчикам не пришлось, всё необходимое они и так постоянно носили с собой. Поэтому, кивнув головами жнецу, апостолы дружно двинулись к выходу.
   Сет остался в одиночестве, наблюдая как закованный в мирфилий гигант, завершая очередной круг по залу, останавливается у коридора и кричит в него что-то обидное. Боже! И этому существу тысячи лет. Жуть.
   Взгляд жнеца случайно упал на прислонённый к стене меч. Мечник предполагал, что даже Каин побоялся брать в руки эту штуку. КАИН и побоялся. Апостолы, наверное, тоже бояться. Нет, не бояться - опасаются. Страх удел смертных людишек, а долгоживущие вампиры предпочитают - осторожность.
   А что, собственно говоря, может быть страшного в куске металла? Ну, если не браться за рукоятку конечно. Раны на ладони у вампира так и не затянулись, когда он уходил. Было бы неплохо иметь такой аргумент для споров, когда Сет освободит остальных братьев и станет им не необходим. В конце концов, почему бы просто не осмотреть меч? Вполне возможно там весьма простецкий механизм закрывания шипов. Он и не заметил, что стоит уже рядом с клинком и протягивает руку к гарде - вроде самое безопасное место для прикосновений.
  -- Ну, наконец-то! Давай убив... Опять ты? - В шепоте появились нотки безнадёжности. - Вот невезуха.
   Сет подавил желание оглянуться. Единственное живое существо поблизости прямосейчас кричало что-то похабное в коридор. Да и оно было живым весьма условно. "Больше в зале никого нет и оглядываться глупо" - Сказал он себе.
  -- Если я слышу меч, может, и он может слышать меня? - Тоже почему-то шепотом проговорил жнец.
  -- Колоссальная проницательность. - Ехидно отозвался клинок, выпустив и спрятав шипы. - Я поражен в самое навершие. Давай удиви меня ещё.
  -- Так это действительно ты?
  -- Что я?
  -- Говоришь?
  -- Может и я, а может твоя буйная больная фантазия, какая собственно разница? Давай лучше зарубим кого-нибудь. Хотя бы вон того идиота в доспехах. Я ведь чую, он тебя раздражает.
  -- Его доспехи из мирфилия.
  -- Мирфилий? Мда, мирфилий ясейчас не потяну. Ладно, давай кого-то другого мне всё равно. Где те двое вапирюг что были тут до этого?
  -- Ну...
  -- Только не говори что они твои друзья.
  -- Вообще-то...
  -- Гибнущие звёзды! Человек думает, что вампиры ему друзья. Опомнись ты для них просто пища.
  -- Ошибаешься. Мной никто из них закусить не рискнёт.
  -- Уверен?
  -- Абсолютно.
  -- Пускай. Бездна с вампирами, но враги то у тебя есть?
  -- Полно.
  -- Так вперёд! Давай угробим парочку. Можно десяток или больше. Поверь, когда я напьюсь их крови, то буду порхать в твоей руке как мотылёк.
  -- Напьешься крови? Ты тоже вампир? - Сет округлил глаза, куда ни глянь одни кровопийцы вокруг.
  -- Не совсем. Слушай, если ты мною покрошишь кусками пару своих врагов, я обязательно отвечу на все твои вопросы.
  -- Или вопьешься мне в руку шипами, как только я возьмусь за рукоять.
  -- Фи. Ты мой новый хозяин, зачем мне тебя обижать? У тебя много врагов значит, будет много битв, я люблю битвы, и буду оберегать тебя как сына. Клянусь.
  -- Ладно.
   Сет взялся за рукоятку. Что он собственно терял? Ну, проколет ему ладонь, не в первый раз терпеть боль. Заживёт. Калинок как будто стал ещё легче.
  -- Теперь вперед!
  -- Не так быстро.
  -- В чём дело?
  -- Для начала хочу тебя проверить.
  -- А, ну давай. Ты не смотри, что я выгляжу не очень новым и не очень острым и вообще не очень. Как только начнём рубиться, всё измениться.
  -- Надеюсь не в худшую сторону?
   Меч промолчал, видимо обиделся. Жнец расслабил тело, сосредоточил мысли и, скользнув в транс, попытался проникнуть внутренним взором в клинок. Ослепительная вспышка сбила его с ног. Шипы на рукояти мгновенно вышли из пазов, но с лёгким шипением тут же вернулись обратно лишь слегка проколов кожу на ладони жнеца. Сет выронил меч и открыл глаза. Клинок покатился по полу, его рукоять дымилась.
   Жнец снова поднял его, взявшись за гарду.
  -- Прадед драконов! Кто ты такой?
  -- А ты?
  -- Ладно, давай сыграем в одну древнюю игру. Каждый по очереди задаёт вопрос и получает правдивый ответ.
  -- Хорошо тогда отвечай на мой. Кто ты?
  -- Падшая душа. А ты?
  -- Жнец.
  -- Это не ответ. Так называют тех, кто пожинает урожай. Это может значить что угодно.
  -- Ну, ты тоже много ясности не привнес своим ответом, не правда ли?
  -- Хорошо. Давай начнём заново. Но тебе придётся выслушать длинную нудную историю.
  -- Я не спешу.
  -- Отлично. - В шепоте меча, однако, послышалось раздражение. - Очень давно жил на свете великий торговец. Он мог делать, что угодно и был самым могущественным богачом из всех, что были на тот момент. Единственное чего этот торговец не мог так это отодвинуть свою старость. Он перепробовал все, что только не приходило в его гениальную голову, но попытки эти были тщетны. Когда же старость приблизилась вплотную и на горизонте замаячила старуха с косой, к нему явился некий мудрец и предложил выход. Перенесение души в новое тело. Старику оставались считанные дни на этом свете, да и соображал он уже не так хорошо как раньше и поэтому он решил рискнуть и согласился. Мудрец совершил необходимый обряд и перенёс душу торговца в новое тело. Естественно с полного согласия хозяина души. Вот только новое тело оказалось клинком меча. В последствии эта скотина заявил, что о форме тела договора не было. Подлый ублюдок обманул меня как мальчишку. Я, конечно, жестоко отомстил ему в последствии, но мне это уже не помогло. Разрушить эту оболочку, пока я жив невозможно, а я буду жить, пока она цела. Как видишь замкнутый круг. И всё бы ничего, но я чувствую ужасный дискомфорт, когда во мне нет энергии, а её я могу черпать только из убитых мною существ вернее из их крови. Доволен ответом?
  -- Более чем, а как ты отомстил мудрецу?
  -- Это уже второй вопрос. Так кто ты?
   Сет как мог, объяснил мечу свой нынешний статус, в большинстве своем, пользуясь пояснениями, что поведал ему когда-то Знахарь.
  -- Мы с тобой одного поля ягоды парень. - Безапелляционно заявил бывший купец.
  -- Я своей участи не выбирал. - Возразил Сет.
  -- Выбирал или нет, но положения у нас с тобой похожи. Кстати отвечу на твой второй вопрос. Я впился ему в руку шипами, когда он меньше всего этого ожидал и его прирезали как собаку.
  -- Ты предал хозяина.
  -- Он был моим палачом, а верности я ему не клялся. Да и не тебе судить об этом. Теперь мой вопрос.
  -- Погоди, но ведь сейчас моя очередь.
  -- Нет, ты задал два вопроса и получил два ответа.
  -- Жулик. - Улыбнулся жнец.
  -- Просто использую преимущество интеллекта вот и всё.
  -- Ладно, спрашивай.
  -- Что ты собираешься со мной делать?
  -- Один мой товарищ посоветовал положить тебя на место и забыть о твоём существовании. Поскольку ты всего лишь меч, пусть даже и очень прочный особой пользы от тебя всё равно не будет а, учитывая, что в любой момент ты можешь подставить меня как своего старого хозяина, то я думаю последовать его совету. Уж извини за честность.
  -- Ты считаешь, что Некрос сотню лет искал подходящую душу и испортил море своей крови, чтобы сделать просто очень прочный меч!? - В шепоте зазвучало негодование. - Да я самый смертоносный артефакт со времён Расцвета ночи!
  -- Ты подставил самого Некроса? Того самого Некроса?
  -- Ага, императора детей тьмы. - Самодовольно заявил шепот.
  -- Тогда, пожалуй, действительно стоит положить тебя обратно на пыльный трон и замуровать вход. Если уж сам Некрос, а я слышал, он ничего не боялся, не смог с тобой совладать я тоже пас. Будь ты хоть ручным ядерным оружием направленного действия.
  -- Между прочим, бояться каждой тени он перестал только когда заполучил меня, да и то только лет через пять. До этого он шарахался от каждого резкого звука. Только с моим появлением он набрался смелости строить свою великую империю.
  -- А почему ты его раньше не подставил?
  -- Он пообещал мне, что даст мне новое тело, как только я помогу ему закончить его дело. Но через несколько тысячелетий оказалось, что его дело только начинается потом продолжается и так далее. В общем, когда я изрядно надоел ему своими постоянными вопросами: "Когда?" Некрос сознался, что и вовсе не собирается меня отпускать. Наглец думал, что он в силе и может все проблемы решать сам. Наверное, я его сильно удивил перед смертью.
  -- Проблемы? - Сет заметил, что меч увлёкся повествованием и стал подбадривать его словоохотливость, чтобы он не вспомнил о своей игре в вопрос - ответ.
  -- Он был завоевателем и угнетателем. Естественно раз в несколько лет назревал какой-нибудь заговор и его приходили убивать. В последний раз недовольных было не так уж много, но Некрос решил наказать изменников примерно, чтоб другим неповадно было. Поскольку я могу обеспечить противнику жуткую болезненную смерть, император выхватил меня из ножен висящих на стене (мы уже были в размолвке, и он мной почти не пользовался) и ...
  -- Крупно просчитался. - Закончил жнец.
  -- Ещё как! Это был его первый в жизни просчёт и по понятным причинам последний.
  -- Получается, ты разрушил целую империю.
  -- Именно поэтому последний нашедший меня воин, а он был не слабым вампиром, между прочим, так никогда и не решился взять меня в руки по настоящему. Так использовал иногда как бесплатного собеседника. Трус.
  -- Ну, думаю, Каин просто был достаточно осмотрителен в делах личной безопасности.
  -- Нет! Он был трусом. - Безапелляционно заявил шепот. - Ты его знаешь?
  -- Только понаслышке. Его никто не видел уже очень давно.
  -- Значит, его замысел не увенчался успехом. Жаль. Он обещал мне, что заключит со мной сделку, если его дело выгорит. Видать не выгорело.
  -- Это точно. А что за сделка такая?
  -- Я служу ему пятьсот лет, а он переносит меня в молодое здоровое тело. Кстати могу предложить те же условия тебе, раз уж с Каином не получилось.
  -- Даже если бы я согласился, то не смог бы выполнить свою часть договора. Понятия не имею, как переносятся души.
  -- Полагаю, ты один из родственников Некроса? Только его кровь могла плавить металл моего тела.
  -- Ну, если считать наличие определённого гена родственными узами...
  -- Тогда это не преграда. Лет через двести эти знания придут к тебе сами собой, а я в свою очередь очень постараюсь, чтобы ты до этого момента дожил и обязуюсь прослужить тебе ещё триста. Как тебе такие условия?
  -- Если до этого не найдёшь кандидата который сможет освободить тебя быстрее чем я. - С сомнением произнёс Сет.
  -- Зачем мне менять шило на мыло? Я прождал достаточно, для того чтобы пара веков не имела для меня особого значения. Вот если по истечении срока договора ты не предоставишь мне нового тела, тогда уж я найду способ с тобой поквитаться, а до тех пор можешь быть совершенно спокоен. Я свои обещания выполняю, иначе никогда бы не стал купцом, которому на слово доверяли свои капиталы даже короли предтеч.
  -- Хорошо, но всё же я не очень представляю, чем мне может реально помочь кусок ржавой железки.
  -- Когда ты хорошенько испачкаешь моё лезвие кровью своих неприятелей, я перестану быть ржавым, а уж когда войду в силу... - Сет был готов поклясться, что услышал, как меч мечтательно вздохнул (интересно чем?) - В лохмотья рубить мирфилий моё любимое развлечение, знаешь ли.
   Клинок умолк, видимо, предоставляя время поразмыслить возможному новому хозяину. А Сету как назло ничего в голову не приходило и даже интуиция иногда помогавшая сделать выбор, помалкивала себе в тряпочку. Жнец около факела пялился в пол у своих ног, не зная, что предпринять и когда уже окончательно решил подумать позже, а пока отложить меч подальше шепот возобновился.
  -- Да ладно тебе. Что толку в бесполезных раздумьях. Ты же слышал, что сказал твой так называемый товарищ. Да любой из них моментально забросит меня назад в эту коморку и забудет где она находиться. Значит, в ближайшее время я тебе не враг, возьми, попользуйся. - Заговорщицки вещал шепот. - А там уже решишь, как поступить.
  -- Ладно, ты меня почти убедил, но учти, если я только почувствую даже самые смутные подозрения в измене, я тебя лично тут замурую и навалю сверху курган до облаков.
  -- Согласен. Надеюсь только, ты не слишком чувствителен. - Меч помедлил и добавил немного извиняющимся тоном. - Кстати раз мы почти договорились, открою маленькую тайну. Я нечасто нахожусь в состоянии располагающем к задушевным беседам. В остальное время я несколько невменяем.
  -- О... - Сет сразу решил бросить клинок в дыру, ведущую к каменному трону. Ну, его этот шепчущий меч больше проблем, чем пользы.
  -- Но это нисколько не препятствует выполнению моих прямых обязанностей и данных мною обязательств. - Добавил поспешный шепот. - И это не означает, что я впадаю в маразм, просто я становлюсь, немного неразговорчив. Зато в таком состоянии я буду выполнять все твои указания безоговорочно.
  -- А в другом состоянии будешь оговариваться что ли?
  -- Ну, я же мыслящее существо и не всегда согласен с владельцем.
  -- Хорошо, но я ещё поразмышляю.
  -- Да чего...
  -- В тишине. - Добавил Сет и положил меч у стены.
   Что он имел в виду, когда говорил, что будет выполнять указания безоговорочно? Разве может быть как-то иначе? Что может сделать клинок в руке хозяина, что бы ему помешать? Выпустить шипы? Если он будет выпускать их по каждому поводу, то долго их дружба не продлиться. Да и какие указания то? Обычно меч ведёт себя, так как размахивает им рука, его удерживающая или с этим клинком всё не так?
   В любом случае вампиры опасаются этого оружия, а значит, простое ношение его уже будет способствовать укреплению уважения к владельцу меча. Можно будет попробовать сражаться им в простых схватках. Допустим таких, из которых можно выйти победителем без оружия и с повреждённой (например, острыми шипами) рукой. В конце концов, можно пока просто потаскать его с собой и не использовать, выкинуть всегда успеется. Когда ещё представиться случай заставить апостолов нервничать.
   Сет порылся в сумках с оружием от Знахаря. Выбрал подходящий по размеру одноручный прямой клинок и снял с него ножны.
  -- Я согласен, пожалуй.
   С этими словами он поднял шепчущий меч и вставил его в найденные ножны. По ширине они подошли замечательно, но оказались немного коротковаты, поэтому лезвие пробило их и остриём почти на ладонь высунулось наружу. Получилось очень даже стильно. По крайней мере, жнецу понравилось. Главное не порезать себе задницу, ножны оказались такими, что одеваются через плечо, и голое острие опасно болталось чуть ниже пояса.
  -- Ты не пожалеешь. - Пообещал знакомый шепот.
  -- Надеюсь. - Вздохнул жнец, опасливо выгибаясь, чтобы всё-таки не порезать своё мягкое место.
  -- Да не волнуйся ты, я своих не кусаю. Можешь меня под голову вместо подушки класть.
  -- Да?
   Поморщившись в ожидании боли, Сет провёл ладонью по острию. Рука осталась цела. Он уже увереннее с силой потёр пальцами по лезвию. Меч его действительно не порезал.
  -- А может, ты просто затупился за столько лет то?
  -- А вот на глупые вопросы я отвечать, не намерен. - Будь у бывшего купца голова, он бы даже демонстративно отвернулся, а так пришлось довольствоваться презрительным молчанием.
  -- Да ладно не дуйся. - Примирительно произнёс жнец.- Имя то у тебя есть?
  -- Рыжий.
  -- Хм. Это тебя Некрос так назвал? Очень подходит к ржавчине на твоих боках.
  -- Нет. Так называли моего прапрадеда сумевшего положить краеугольный камень богатства нашей семьи. Все потомки очень уважали его, но никто из них не смог значительно увеличить капиталы, накопленные великим предком. Прапрадед всегда добивался всего сам и смог разбогатеть, имея только свои руки и голову на плечах. Рождаясь, я появился на свет с копной рыжих волос и с зубами (ещё отец говорил, что я был в рубахе и с серебряной ложкой во рту, но в это я не верю). Высунув голову, я тут же укусил повитуху за палец и остальную процедуру рождения проделывал уже в одиночку. Старая бабка просто потеряла сознание. Отец, видя такое дело, решил дать мне имя великого предка и могу с гордостью сказать, что я оправдал оказанное мне доверие, в разы, увеличив наше богатство и влияние. Жаль что я не оставил после себя наследника. Возможно, наше имя всё ещё гремело бы.
  -- Слушай, а ты много разговариваешь для существа, которое часто бывает молчаливым и невменяемым. - Усмехнулся Сет.
  -- Это оттого, что твой друг вампир изрядно окропил своей кровью мою рукоять.сейчас у меня подъем сил, но это не на долго, так что если есть вопросы по существу дела лучше задать их поскорее.
   Жнец задумался, что бы такое ещё спросить, но тут в зал вошли Клык с Мечником. Лица их были хмурыми впрочем, как и всегда. Апостолы вообще практически не выражали эмоций. Слега приподнятые уголки губ - гримасу, символизирующую одобрение или смех даже и улыбкой назвать было трудно. Тут кровопийцы были, пожалуй, очень схожи с эльфами. Только вместо хмурого недовольства на лицах светорожденных красовалась холодная учтивость. Видимо такова участь всех долгоживущих существ - постепенная утеря способности переживать и соучаствовать окружающим событиям.
  -- Я же говорил он его возьмет. - Мечник, повернувшись, легко отвесил своему генералу пинка, весело глядя за спину Сету туда, где торчала рукоять Рыжего.
  -- Пожалуй, я больше не буду спорить о его действиях. - Словно не замечая неучтивого поведения собрата, промямлил Клык. - Они совершенно не поддаются здравому смыслу.
   Апостолы остановились от Сета настолько далеко насколько позволяли приличия при проведении личной беседы. Беспрестанно бросая косые взгляды на часть ржавой рукояти над его плечом.
  -- Всё не так плохо. - Начал Мечник. - Их около трёх сотен больше половины имеют лошадей.
  -- В условиях земель Заката это нельзя считать преимуществом тут и пешим то не трудно свернуть шею кони здесь ненужная обуза. - Вклинился Клык.
  -- Основная масса разбойников вооружены слабо, но есть отборный отряд около тридцати воинов одетых на манер наёмников.
  -- Думаю нечто вроде гвардии - к этим парням стоит присмотреться получше. - Снова вставил Клык.
  -- Расположились они в старом кратере и даже соорудили нечто вроде крепостной стены, хотя туда и так проникнуть не легко.
  -- Если не знать что с обратной стороны скалы прикрывающей этот котлован есть скрытый проход, где спокойно разминуться два встречных путника. - Опять добавил первый апостол.
  -- Нахрапом эту импровизированную крепость нашими силами не взять. Для осады мало времени, для штурма мало бойцов.
  -- Остается выбить их оттуда хитростью.
  -- Как меня раздражает вот эта его манера всё комментировать. - Невозмутимо закончил Мечник свой рапорт.
  -- Хитрость уже придумали? - Поинтересовался жнец.
  -- Нужно подымать Проглота. - Почти в унисон ответили вампиры.
  -- Есть в его арсенале несколько умений... - Лучший фехтовальщик Каина неопределённо взмахнул руками. - Которыми он распугивал и более боеспособные армии.
  -- Так ваш Проглот значит маг крови. Помниться мне рассказывали, что Каин лишил вас возможности пользоваться магией крови.
  -- Это не совсем так. - Из всех знакомых Сету апостолов только Мечник не уклонялся от исчерпывающих пояснений. - Вампира нельзя полностью лишить возможности управлять кровью иначе он просто перестанет быть вампиром. Кровь главная составляющая нашего существования и без определенных навыков владения ею мы превратимся в жалких пиявок. Сам понимаешь, без магии не удастся выпить человека полностью всего лишь через маленький прокус на шее. Однако творить с помощью крови сложные заклятья мы не в состоянии.
  -- Каин вас этому не учил? - Сет краем глаза заметил, что Клык отошел в коридор, видимо тяготясь начавшейся "детской" беседой.
  -- Вампира не нужно учить таким вещам. Они приходят к нему сами, по мере взросления. Создатель, наложив на каждого из нас своё клеймо, ограничил наше взросление в плане магии крови. Оставив только необходимый минимум.
  -- Погоди-ка, то есть на вас всё ещё лежит клеймо Каина?
  -- Нет, ты стёр его своим клеймом.
  -- Но ведь стереть клеймо можно, только если ты сильнее хозяина его поставившего. Я сильнее Каина?
  -- Хм. - Вампир изобразил "фирменную" вампирью улыбку. - Это всего лишь значит, что в твоих жилах течёт нечто погуще, чем кровь нашего создателя и не более. Так что обольщаться не советую.
  -- Ясно. Так что там, на счёт Проглота?
  -- На Проглота это ограничение не распространялось в связи с его феноменальной предрасположенности к магии крови.
  -- Но ведь Знахарь тоже имеет предрасположенность к ...
  -- Не стоит путать сложные науки, замешанные на рунах и магию крови. - Перебил Сета Мечник. - По сути это даже не магия, а всего лишь умение извлекать из крови определённые силы вернее направлять эти силы в определённое русло. Для этого не нужен мощный интеллект или огромные знания достаточно просто большого резерва крови.
  -- Резерва крови?
  -- Мда. - Апостол позволил себе скептически сдвинуть брови. - Похоже, придётся начать с самых истоков. Так. За раз я могу опустошить двух ну двух с половиной людей. Больше во мне просто не поместиться.
  -- Двух с половиной людей? - Сет прикинул в уме: в теле среднего человека около пяти литров крови, получается, Мечник может запросто влить в себя полтора ведра жидкости, не слабо. - Куда оно тебе лезет?
  -- Ты же не думаешь, что вампирья анатомия сходна с людской? Нам не нужны лёгкие, кишечник, почки, печень и ещё уйма мишуры понатыканной в человеческом организме. Всё что нужно вампиру для жизни это мозг, сердце, мышцы, некое подобие желудка и кровеносная система. Остальное просто постепенно отмирает по мере становления. Но даже не это самое главное. В конечном итоге даже мышцы превращаются в хранилище крови. Главное в том, что в следующий раз осушить двух людей у меня получиться только через месяц. За это время кровь живого существа перебродит во мне в вязкую тёмно-бордовую субстанцию, наполняющую любую нежить. Превратившись из объема пивного бочонка в лужицу, которую можно удержать на одной ладони. Так постепенно накапливаются жизненные силы, и происходит превращение из полукровки в свободного и так далее. Только переварившись, кровь станет пригодной для использования в качестве движущей силы магии. Гоблину ясно - для использования магии кровь расходуется и если перестараться, можно так сказать впасть в детство, полностью лишившись сил.
  -- Насовсем?
  -- Нет. Организм, обычно, уже перестроен под определённое количество крови и восполнить недостающее гораздо проще, чем взрослеть изначально, но и этот процесс может затянуться на годы. Так вот. Существует определённый резерв, потратив который вампир не потеряет своих сил, для каждого конкретного индивидуума этот резерв естественно свой.
  -- И у Проглота этот резерв большой. - Догадался жнец.
  -- Гигантский и что немаловажно быстровосполнимый. Он в один присест высушивал до капли десяток людей, а через неделю был готов повторить это снова.
  -- Но тогда получается, что Проглот мог стать хозяином намного быстрее любого из вас. - Пришло в голову Сета. - Даже Каина обогнать.
  -- А вот и нет. - Вампирья улыбка определённо раздражала жнеца, лучше бы кровопийцы даже не пытались воспроизвести эту чисто человеческую эмоцию. - Ведь для поддержания послесмертия энергия крови так же тратится.
  -- Дай угадаю. - Вставил похититель душ. - Расход напрямую зависит от резерва крови.
  -- В точку. - Одобрительно кивнул Мечник. - Чем больше крови в организме, тем больше её нужно для жизни. Поэтому взросление происходит у всех практически одновременно, разница лишь в количестве пищи. Это же касается и наступления жажды.
  -- Жажды?
  -- Жажда крови - если резерв истощается, кровь расходуется из запасов организма. Нежить начинает постепенно умирать. У многих вампиров от этого процесса едет крыша, и они становятся неадекватными. А вот у зомби, например, резерва нет вовсе, и они начинают умирать с момента перерождения - именно поэтому поведение этой нашей родни близко к поведению шизофреника в приступе ярости.
  -- Всё немного сложнее, чем мне казалось на первый взгляд.
  -- На самом деле всё ещё более сложно и запутанно, но главное уловить суть. Чем ты сильнее, тем больше жрешь, а чем больше жрешь, тем быстрее слабеешь.
  -- А чем быстрее слабеешь, тем больше надо жрать. Я понял. Сколько нам понадобиться народу, чтобы прокормить Проглота? - Сет наконец-то ясно осознал имя этого апостола.
  -- Чем больше, тем лучше. - Донесся голос Клыка из глубины коридора.
   У вампиров необычайно тонкий слух и жнец не сомневался, что генерал слышал весь их разговор.
  -- Именно поэтому начнём укреплять потолок, прямосейчас. - Опять донеслось из коридора. - Проглота разбудим перед самой атакой, иначе некому будет работать.
   Десятка факелов, что привезли лесорубы вместе с брёвнами, едва хватило только на треть работ. Дальше пришлось разрубить несколько брёвен и разжечь костёр. Дрова оказались сыроваты, и коридор наполнился едким дымом, который совсем не способствовал работоспособности пленников. Впрочем, от сжигания книг (Клык таки уговорил Мечника бросить несколько в огонь) дым был ещё ужаснее. Из навоза к ним бумагу делали что-ли?
   Знахарь переправил через арку несколько видов осветительных приборов. Фонари на батарейках само собой не работали, шашки-факелы не зажигались, химические светильники вообще пропали при переходе через портал. Хотели, было податься к лесорубам, но решили, что это будет выглядеть несколько несолидным после обещания их охранять.
   Через пол луны препирательств и раздумий в проход арки чинно заехал японский робот с нарисованной мелом на крышке руной. Рядом была корявая подпись рукой Знахаря: "Руна - свет". Сет нарисовал несколько таких знаков своей кровью по периметру коридора, и они ярко светились ничем не хуже лампочек. Правда, недолго, но перерисовывать руны можно было сколько угодно. После чего жнец длинно и страстно ругал старого подлого зелено-задого кровопийцу, который утверждал, что знает то всего пару рун и всё. Обещая круто разобраться с мерзким забывчивым пройдохой по возвращении.
   Дальнейшее укрепление коридора омрачилось первыми потерями, двое пленных поскользнувшись при перетаскивании бревна через черту, были молниеносно зарублены падшей душой. Причем само бревно тоже было изрядно покромсано, видимо принятое демоном за третьего нарушителя. Ещё один пленник задохнулся ранее от едкого дыма сожженных книг. Тут уже ругался Мечник, беспрестанно выговаривая Клыку все, что думает о его умственных способностях. Правда, делал он это в такой вежливой манере, что смысл сказанного доходил до окружающих с заметным опозданием.
   Брёвен хватило ровно на две трети коридора, после чего работа понятное дело застопорилась.
  -- Парни может ну их разбойников. Укрепим коридор камнями. Так будет быстрее и безопаснее. - Предложила Кат.
  -- Да можно и вовсе не укреплять сестрёнка. - В общении с вампиршей Клык был сама любезность. - Осталась всего треть коридора такой завал не трудно и разобрать. Если его вообще завалит. Дело в другом, нам нужны жертвы для остальных братьев. Тех рабов, что осталось едва хватит одному Проглоту. К тому же неизвестно, что случиться, после того как колонны рухнут. Нам нужно быть как можно более подготовленными. В общем как говорил Каин...
  -- Война - мать родна. - Закончил за него Мечник.
   Могучий маг крови Проглот оказался самым плохо выглядящим телом из всех оставшихся в зале мумий. Редкие клочки кожи, прилипшие к покрытым пылью и паутиной костям, практически не закрывали скелет апостола. Сквозь грудную клетку отчётливо виднелось сердце - чёрный сморщенный кусок высохшей плоти. Интересно, в каком состоянии может находиться мозг существа выглядящего настолько паршиво? Подумал жнец, приступая к привычному уже ритуалу освобождения.
   Помня слова Мечника о гигантском резерве мага, жнец попытался влить в Проглота как можно больше сил. Не помогло. По крайней мере, поднявшийся с каменного пола вампир получив энергии столько, сколько все остальные освобождённые вместе взятые выглядел ничем не лучше чем до "лечения". Зато поднялся он конечно резво и ещё в прыжке стал перебирать ногами в сторону топящихся у входа в зал пленников. Благо, что руны света, поставленные Сетом вдоль коридора, уже померкли. Иначе рабы увидавшие приближение такого чучела явно бы предпочли смерть от секиры падшей души.
   Проглот вклинившийся в самую гущу толпы пленных стал быстро и деловито хватать их по очереди за волосы и наклоняя голову пить. На пятой жертве от голых костей мага повалил лёгкий белесый пар. Странно было наблюдать как существо практически полностью лишенное лица и гортани пьёт кровь. Струи алой жидкости просто вырывались из разорванного клыками горла жертв и, скручиваясь спиралью, как живые змеи, втягивались в пасть апостола. Чтобы через миг показаться сквозь прорехи в грудной клетке уже бордовыми и тягучими как кисель. Змеи ручейками выползали из трещин и дыр в коже мумии, постепенно накручиваясь на кости уплотняясь и замирая, превращались в части тела. Зрелище было занимательным.
   Буквально за несколько минут жалкий скелет развалина превратился в упитанного невысокого дяденьку с добродушным лицом. Он бы походил на Деда Мороза без бороды, если бы непропорционально большой хищно искривлённый в постоянной полуулыбке рот не портил общего впечатления.
   К концу трансформации в живых осталось только два пленника. Совершенно не ориентируясь в темноте, они, тем не менее, прекрасно слышали жадное чавканье Проглота и жалобные стоны товарищей по несчастью. Одного била крупная дрожь второй и вовсе стал медленно сползать по стене на пол лишившись чувств.
   Пухлый маг довольно потянулся всем телом, разминая мышцы. Затем прикоснулся к обоим оставшимся разбойникам в области сердца и из тотчас же прорвавшейся на их груди кожи забили фонтаны. Понятное дело фонтаны били вовсе не водой и попадали прямо в руки Проглота. Никаких брызг или разлетающихся капель, кровавые струи полностью исчезли в ладонях мага.
   Освобождённый апостол приблизился к жнецу и совершил нечто среднее между поклоном и реверансом. Учитывая его совершенно голое тело, выглядело это...
  -- Мерзкое зрелище. - Кат состроила гримасу отвращения. - Зачем обязательно выглядеть вульгарным толстяком?
  -- А мне нравиться.
   Голос Проглота был точь-в-точь как у Дедушки Мороза, что приходил к сиротам в интернат. Сет даже вздрогнул. А маг минуту назад устроивший кровавую баню широко улыбнулся, обнажая мелкие конусообразные зубы их у него было, пожалуй, около ста штук. Улыбающийся во весь рот вампир напоминал выброшенную на берег пиранью. Его лицо составляло полную противоположность лицам остальных апостолов, в полной мере отражая эмоции и переживания хозяина, но со стороны это смотрелось...
  -- Мерзкое зрелище. - Снова брезгливо сощурилась вампирша. - Прячь свою гнусную ухмылку и иди, оденься. Фи.
  -- У меня есть что-то такое чего ты раньше не видела стервозная сестрёнка? - Захихикал Проглот. - Позволь хотя бы воздать дань нашему новому лорду.
   Маг произнёс ритуальную фразу и подставил Сету своё плечо. Что-то в этом движении сразу не понравилось похитителю душ, и он внимательно оглядел место, предлагаемое для клейма. Истинное зрение отчётливо показало ему, что на коже Проглота есть маленькое утолщение, опоясывающее практически всю руку. Апостол попытался поставить защитный барьер. Жнец даже хмыкнул от радости. Он уже достаточно разобрался в силах и энергии своего организма, что бы понять, что эта прослойка защитила бы Проглота только в случае если клеймо наносить просто кровью. Сет же творил этот обряд силой духа, которую материальная оболочка не задержит.
   Рисунок клейма чётко проступил на коже вампира, а наложенный сверху барьер просто рассыпался лоскутами серого пепла. Толстый апостол уважительно взглянул в глаза своему лорду.
  -- Я бы за такое тебя высушила. - Произнесла Кат, догадавшись, что произошло.
  -- Тогда уж тебя стоило высушить раньше. - Парировал маг. - Ты первая попыталась избавиться от метки. - И взглянув на жнеца, добавил. - Простите мой лорд, но я был бы не я, если бы не попытался.
  -- Наверное, следующего умника я таки показательно накажу. - Махнул рукой похититель душ.
   В сущности, ему было всё равно, пытаются вампиры избавляться от клейма или нет. Главное чтобы это ни у кого из них не получилось, а то, что они делают это нагло у него на глазах даже лучше. Легче будет сразу снести голову тому, у кого это выйдет, пока он рядом, чем гоняться за ним потом неизвестно где. Именно поэтому он и не проявлял агрессии по отношению к этим попыткам. А вот голову такому везунчику снести всё-таки придётся, и Сет это отчётливо понимал. Его авторитет держится здесь только благодаря остальным мумиям, выглядывающим из ниш за колоннами. Когда это положение измениться останется только жалкий воспитанник детдома и тринадцать проживших по тысячелетию кровопийц. Тут уж они будут вести себя настолько покладисто, насколько жнецу удастся их запугать ну или хотя бы внушить немного уважения.
  -- Думаю, следующего просто не найдётся. Я самый сильный в таких вопросах и остальным нечего даже пытаться. А ведьма вообще сделала это из вредности и без надежды на успех.
   Последнюю часть фразы Проглот договаривал, уже копаясь в тюках с одеждой. Знахарь, конечно, знал предпочтения своих братьев, поэтому не удивительно, что в сумках нашелся серый просторный балахон с капюшоном, пришедшийся в пору толстяку. Маг накинул капюшон на голову, и его лицо сразу же скрыла непроглядная мгла. Казалось, под тканью начинается длинная пещера, конец которой не смогло разглядеть даже истинное зрение.
  -- Я тут пока вялился на цепи у своей колонны, наслушался о наших проблемах. Предлагаю стандартный вариант действий. Призрачная армия у ворот - враг бежит - мы ловим опоздавших растяп. Думаю, пару тысяч иллюзий я наштампую быстро, а больше нам и не нужно.
   Жнец только начал задумываться, что ответить на всю эту мало понятную белиберду и при этом не уронить на пол имидж, как положение спас Клык.
  -- Сет ты же позволишь командовать операцией мне? Я ни на что не претендую но ...
  -- Ты же был при Каине генеральным стратегом, так что не стесняйся. - Жнец вальяжно махнул рукой, хотя на самом деле у него гора с плеч свалилась.
   Клык с Проглотом двинулись вдоль стен Зала Призыва, в пол голоса обсуждая планы. Сет присел, старательно делая вид, что пытается очистить ржавчину с шепчущего меча и его совершенно не интересуют подробности, хотя на самом деле до предела напряг слух, ловя каждое слово вампиров. С обострившимися чувствами, проблемы это не представляло, а вот рыжие пятна на клинке отдираться не желали ни в какую. Коррозия казалось, пронизала металл насквозь.
  -- Предлагаю создать две с половиной сотни темных легионеров. От такой армады любой побежит. - Вещал Проглот.
  -- Не, не пойдёт. - Охладил его генерал. - Народ тут не пуганный они апостола от полугодовалого зомби не отличают. Ринуться в атаку.
  -- Я сейчас не в форме больше сделать не смогу. Разве только одинаковых нашлепать, но будет заметно.
  -- Делай ангелов из Ордена Серафимов, они в доспехах все как родные братья, не отличишь одного от другого. Мы всё равно на разбойников идем, а им Осы (расхожее сокращение по первым буквам - Орден Серафимов) ближе к телу так сказать. - Прыснул Клык.
  -- О! Это легко. Тогда следующий вопрос: как ловить будем? Если эти балбесы начнут в панике разбегаться в разные стороны... Я больше пары десятков парализовать не смогу, а нам нужны как минимум пятьдесят пленников.
  -- Ты же помнишь скрытый выход из старого кратера? Бандиты о нём знают и активно используют, так что отходить они будут через него. Мы там с Мечником были, в нём кровля совершенно растрескалась. Небольшое землетрясение и проход рухнет причем, скорее всего весь и сразу. Я там потолок в нужных местах немного своей кровью окропил. Это, правда, было несколько лун назад.
  -- Я смотрю Клык, ты свои навыки за это время не растерял. - Одобрительно кивнул маг. - Всё продумано, всё учтено, плюнуть некуда. Пойду готовиться. Если творить одинаковые фантомы, то пару тысяч закончу строить к третьей звезде. - В отверстии капюшона на мгновение свернули два красных уголька. - Кровь твою чувствую - будет тебе землетрясение.
  -- Приступай.
   Маг вышел наружу. Генерал подошел к Сету.
  -- Разрешите отчитаться?
  -- Валяй. - Кивнул жнец, не отрываясь от бесполезной полировки меча.
  -- Противник укрылся в старом кратере. Как я уже говорил, там есть запасной лаз. Проглот создаст иллюзорную армию, состоящую из ангелов. Увидев нападающих, разбойники, голову даю на отсечение, ринуться спасаться бегством через чёрный ход. Основную массу выпустим. Оставим внутри кратера несколько десятков человек и обрушим лаз. Дальше заходим внутрь и спокойно набираем пленных. Думаю оставить около пятидесяти заложников. Сопротивляться они поначалу всё равно будут, так что показательно разорвём с десяток, остальные присмиреют. Сорока жертв будет вполне достаточно для освобождения остальных апостолов. Всё! - Браво отчеканил Клык.
  -- Иллюзорная армия?
  -- Просто изображения воинов. Поскольку используется магия крови, даже колдун их издалека от настоящих людей не отличит.
  -- А если отличит?
  -- Только при соприкосновении. Проверенно стократно.
  -- Будем надеться.
   Жнец вернулся к полировке. Поелозил несколько раз точильным бруском по клинку, а Клык всё стоял, нависая над ним как истукан. Сет поднял глаза.
  -- Ну что застыл солдат? - Во весь рот улыбнулся похититель душ. - Орден ждёшь? Или ты и на медаль согласен? Стратег же ТЫ, тебя моё мнение волновать не должно. Иди уже.
  -- У меня вопрос. Не желаешь ли глянуть, как работает великий маг крови?
  -- Пошли. - Жнец резво вскочил.
  -- Глава 23
   Проглот на коленях стоял вблизи прохода, больше, правда, похожего на кроличью нору, чем на вход в зал великих предтечей. Он закатил просторные рукава своей хламиды, обнажив руки практически до самых плеч, маг развёл их в стороны и вены на руках посинели до черноты и раздулись, казалось, ещё немного и они прорвутся наружу сквозь полупрозрачный покров тела. Сквозь кожу вдоль каналов нарисованных вздутыми кровотоками стали выступать тёмно-бордовые капли. Они увеличивались, скапливались и понемногу начали стекать и падать. Усиленное зрение Сета позволяло отчётливо разглядеть, как они не достигнув земли как будто подхваченные порывами невидимого ветра, резво поднимались ввысь и летели вперёд. Чтобы через мгновения полёта ляпнуться на голые камни уродливой красной кляксой. Каждая такая отметина начинала бурно вскипать, а затем оборачиваться чёрным непроглядным сгустком тумана, быстро увеличивавшимся в размерах. Постепенно сгустки принимали форму человеческих фигур, всё больше деталей проступало и красок появлялось в этих формах.
   Когда первые совершенно неотличимые от ангелов серафимов фантомы положили начало строю, выровнявшись в шеренгу, пространство вокруг каменного кургана скрывшего Зал Призыва было усеяно уже сотней темных, не оформившихся теней. Бордовые капли продолжали скатываться с кожи Проглота, беспрестанно порождая всё новых и новых воинов.
   Целых два факела Сет, молча, почти не моргая, смотрел на завораживающее рождение армии пусть иллюзорной, но всё-таки смотрящейся вполне реально. Проглот не был полным идиотом и понимал, что полностью похожих людей не существует и, потратив немного больше крови, чем запланировал, создавал каждую последующую сотню другого роста или телосложения.
   Когда войско было полностью завершено, фантомы поменялись местами, перемешавшись как кости домино перед раздачей игрокам. Это стало последним штрихом, превратившим бесплотную иллюзию в очень похожую на реальность армию.
   Проглот стряхнул рукава одеяния на положенное им место.
  -- Ну, как, впечатляет?
  -- На вид очень. А что будет если прикоснуться? - Полюбопытствовал жнец.
  -- Попробуй.
   Сет приблизился к первой шеренге фантомов и прикоснулся к ближайшему. На вид он ничем не отличался от живого закованного с ног до головы в доспехи средневекового рыцаря. Вот только рука проходила сквозь его фигуру, не встречая никакого сопротивления, лишь пальцы пощипывал неприятный холодок, а за ладонью из тела фантома вытягивался кровавый туман, сразу же стремившийся быстрее убраться обратно в тело свей иллюзии.
  -- Слушайте, а если по ним стрелять начнут? - Скептически произнёс жнец. - Будет странно, если никто не упадёт.
  -- Ничего странного это же ангелы серафимов. Никто и не подумает тратить стрелы на этих бронированных истуканов. Разве что начнут палить из баллист, но баллист же у них нет? - Капюшон мага вопросительно повернулся в сторону Клыка.
  -- Откуда? - Насмешливо отозвался тот. - Да и вообще Сет ты слишком много мнишь о банде стихийно собравшихся разбойников. Побегут они сразу как войска покажутся в пределах видимости. Будь это во времена нашего расцвета они побежали бы явись мы к ним просто впятером. Что за времена настали? Обычные простолюдины совершенно не бояться вампиров более того чернь не способна даже сразу отличить нас от людей. Тьма!
   Клык пнул один из камней подвернувшийся по ноги. Булыжник пронёсся по рядам выстроившихся в струнку ангелов, оставляя за собой красный след вырывающегося из их тел кровавого тумана.
  -- Выступаем, как только экипируемся.
  
   Сборы были недолгими. Проглот остался в своём балахоне Таран понятное дело в доспехах остальные надели чёрные комбинезоны, присланные Знахарем.
   На пол пути к кратеру маг вдруг с руганью остановил процессию и стал опять творить свою магию на этот раз, правда, процесс занял всего несколько минут. После этого армия фантомов стала издавать звуки присущие движущемуся войску: бряцание оружия, топот подкованных сталью сапог и даже приглушенную речь. То-то Сету всё время казалось, что чего-то не хватает, полнейшая тишина вокруг резко контрастировала с видом двух тысяч топающих по камням воинов.
  -- Теряешь квалификацию брат. - Подначил Проглота Клык.
  -- Я? - Хихикнул маг. - Пару тысячелетий назад мы бы и двух шагов не прошли, как ты бы возмутился такой халатности, а тут целый факел сгорел, но бравый генерал так и не заметил моего промаха. Так кто там что теряет?
   Крыть было нечем, Клык промолчал, но само это молчание выдавало его смущение. Всё-таки вампиры, даже такие могущественные как апостолы Каина, за время вынужденного бездействия теряют былую хватку. "Не так уж моё положение безнадёжно" - Подумалось похитителю душ. - "Не так уж они себя уверенно чувствуют, эти чёртовы вурдалаки. Побояться лишний раз лезть на рожон. По крайней мере, пока полностью не восстановят своих сил".
  
   Паника на стенах импровизированной крепости началась только, когда войско фантомов уже подошло на расстояние полёта стрелы. Генерал давно успел несколько раз гневно ругнуться на нерадивых разбойников ничего не видящих дальше собственного носа. Но процесс как говориться пошел. Замельтешили часовые, послышались крики и звон набатного колокола. Над вкривь и вкось сложенной из камней преградой, которую бандиты, наверное, считали крепостной стеной, стали появляться силуэты людей с оружием.
   Сам склон кратера был достаточно пологим чтобы можно было забираться на него без помощи каких либо приспособлений и лестниц. Стена же из ничем не связанных между собой и просто поставленных друг на друга камней казалась невысокой и уязвимой. Единственная польза от всех этих фортификаций была только одна - противник замедлялся при атаке и понятное дело несколько утомлялся подъемом.
   Заходить так далеко как подъем по склону Клык не намеревался, тем более фантомам нельзя было забираться на стену. Их задача была лишь в том, чтобы напугать простолюдинов и обратить их в бегство.
   Поскольку наглая чернь бежать сразу, явно не собиралась, Проглот вскинул руки и прямо с неба раздался могучий далеко слышимый замогильный голос: "Сдавайтесь смерды! Те, кто бросит оружие, и выйдет из укрытия добровольно, умрут быстро. Остальные же позавидуют им".
  -- Складно глаголешь братец. - Сказал Мечник, стряхивая невидимую пылинку с рукава комбинезона. - Надо было ещё с небес указующе назидающий перст спроецировать.
   Количество видимых на стене фигур заметно уменьшилось. Остались только около тридцати силуэтов даже не дрогнувших при громовых раскатах вещающего угрозу голоса. Сет пересчитал их - двадцать восемь.
   Все эти воины стояли, немного согнув ноги в коленях, словно готовясь к прыжку, у каждого над плечами виднелось по две рукояти. Одеты они были в кожаные тёмные доспехи с металлическими шипами. Видимо это и была гвардия, о которой предупреждал Клык.
   Внезапно все они как по команде взмахнули руками, к иллюзорной армии понеслось двадцать восемь маленьких светящихся белым светом шарика. Когда брошенные снаряды достигали фантомов, то при соприкосновении с ними тела иллюзий разлетались в красный туман. Туман в скорости снова сплетался в могучих бойцов, но демаскировка армии была налицо. Последний лопух в стане врага догадался, что армия ангелов не совсем настоящая.
  -- Что за хрень? - Взревел Клык.
  -- Да это же серафимы мать их гиена огненная! - Возмущенно заревел Проглот. - Куда вы с Мечником смотрели Клык? Одеты они конечно немного не по моде, но за спиной две сабли и Осами разит даже сюда. Ну, вы совсем нюх потеряли господин генерал!
   Фигуры серафимов между тем стали спрыгивать со стен вниз. Высота была приличная, но у земли полёт их тел замедлялся, и воины медленно и мягко приземлялись на камни.
   Грубая конструкция из брёвен и верёвок заменяющая крепости ворота не открылась, а просто выпала наружу. По ней, весело бряцая разномастным вооружением, в припрыжку выбегали разбойники. Бойкая толпа ринулась в атаку кучей, наплевав на тактические построения и воинскую дисциплину. Четыре семёрки серафимов неслись на острие этой атаки.
   Апостолы уставились на генерала.
  -- Четыре семёрки мы когда-то вчетвером разносили. - Пробасил Таран.
  -- Не забывай, что с ними не было трёх сотен злых простолюдинов с кольями на перевес, а мы были в силе. - Спокойно возразил Мечник.
  -- Тактическое отступление. - И вовсе уж обыденно донеслось от Клыка.
   Сет внезапно обнаружил, что стоит на пути атакующих совершенно один. Апостолы привыкли повиноваться своему генералу беспрекословно и уже порядочно отступили. Жнецу ничего не оставалось, как последовать их примеру.
   Тяжелее всего приходилось, конечно, Тарану. Лишенный обычной грации и гибкости присущей вампирам он часто поскальзывался, спотыкался и падал на камни, по десятку метров катясь после падения как бочка и оглашая округу звоном мирфилия и отборной бранью.
   Однако обычным людям нечего тягаться в беге с нежитью. Вампиры не уставали, даже Таран после очередного красочного пируэта вскакивал и бежал дальше, не снижая темпа. Поэтому погоня позади скоро пропала из виду. Дольше всех держались только четыре семёрки серафимов, но и их силы скоро истощились. Апостолы добрались до развалин Заката в гордом одиночестве. Остановились только в темноте коридора недалеко от выхода.
  -- Вроде успели вовремя. - Выдохнул Сет, по привычке ожидая отдышки после длительного бега.
  -- Это неважно. - Обреченно констатировал Клык. - Мы сдали место нахождение Зала Призыва с потрохами. По нашему следу слепой найдёт вход.
  -- Вся эта ахинея с пропажей Ос из земель Заката всего лишь часть плана чтобы выведать наше местонахождение. - Добавил Мечник. - Предлагаю сразу бежать ...
  -- Куда? - Язвительно перебил его генерал. - Топиться в Безымянной? Вся эта местность, скорее всего уже давно окружена силами ордена.
  -- Но почему тогда они не напали раньше? - Проглот зыркнул в сторону жнеца. - Только по пасущимся в округе лошадям можно было вычислить, где находиться зал.
  -- Оценивали наши силы. - Предложил Мечник.
  -- А, оценив фокус с иллюзией, решили больше не таиться. - Закончил Клык, тяжело приваливаясь к стене. - Видимо за века прошедшие после пропажи Каина серафимы утратили знания о замке Закат, однако не потеряли надежды его обнаружить, посылая на поиски маленькие отряды. Вот почему мне удалось так легко уничтожить семёрку разведчиков, которые тут ошивались. Их ангел вовсе не спал, облокотившись на меч, как мне показалось, он ментально ощупывал округу, почувствовав наше с Сетом присутствие.
  -- Выходит всё это время, мы были под колпаком, а серафимы только и ждали когда напасть? - Удивился жнец. - Долго же они оценивали наши силы.
  -- Не забывай, что тысячи лет назад Каин так наглядно продемонстрировал мощь вампиров, что отголоски той войны не могли исчезнуть бесследно и за это время, наверное, изрядно обросли мифами. Нерешительность Ос, скорее всего, была вызвана страхом перед старыми преданиями. А вот разглядев наши робкие потуги возродиться, они осмелели и теперь ведомые старыми страхами серафимы не успокоятся, пока не уничтожат нас полностью. - Объяснил Мечник.
  -- Мы обречены? - Вздохнул Сет.
  -- Вот ещё. - Генерал продемонстрировал свой единственный клык. - Мы в неприступной цитадели предтечей, куда ведёт только один узкий коридор. Пусть попробуют сюда войти. Проглот обеспечь защиту коридора. Сильно не напрягайся - защита только от магии с теми же, кто придёт с оружием, мы разберёмся сами.
  -- Война - мать родна. - Осклабился Мечник, вынимая меч из ножен.
  
   Наружи тем временем послышались звуки приближающейся погони, и практически без промедления в узком проходе лаза появилась голова воина на четвереньках забирающегося в коридор. Таран за шиворот втянул гостя в темноту коридора и оглушив закованным в мирфилий кулаком, бросил к стене. За первой головой сразу же появилась вторая, немедленно разделившая участь предшественницы.
  -- Я не понял это мы идиоты или они гонят? - Опешил Сет. - Вот так запросто засовывают свои безтолковки прямо в задницу демонам. Кто там говорил, что они нас бояться?
  -- Просто командующий состав ещё не подоспел, а это. - Мечник указал на растущую у стены кучу тел. - Воины желающие отличиться. Осы видимо набрали армию послушников, чтобы разделаться с нами.
  -- А какой послушник не мечтает стать серафимом? - Язвительно произнёс Клык.
  -- Мёртвый. - Ответил Таран, оглушая очередного проявившего отвагу претендента на вступление в орден.
  -- Странно. - Проглот щедро осыпающий пол коридора каплями своей крови стекающей с ладоней почесал затылок, скрытый капюшоном. - Они нас так до жути бояться, что послали передовую ударную армию, состоящую из четырёх семёрок лучших воинов и скопища неопытных послушников.
  -- Сдаётся мне побратимы, зря мы совершили акт тактического отступления. - Подвёл итог Мечник. - Видимо это жалкое войско все, чем Осысейчас располагают.
  -- Нет. - Возразил генерал, прикидывая стратегические варианты развития событий. - Резерв у них, безусловно, есть, но думаю, он либо невелик, либо занят чем-то более важным.
  -- Значит ещё не всё потеряно? - Усмехнулся Сет.
  -- Выйти отсюда Осы нам, конечно, не позволят, но и сами войти побояться. - Констатировал Клык.
   Как в подтверждение его слов поток рассчитывающих на повышение по службе послушников иссяк. Теперь наружи слышались резкие команды-выкрики.
  -- Командиры подтянулись. - Угадал генерал Каина. - Прижмитесь к стенам.
   Сет, как и в прошлый раз, прозевал момент, когда в голосе Клыка послышались приказные нотки, поэтому в центре коридора через мгновение оказался в одиночестве за что и был вознаграждён стрелой воткнувшейся ему чуть выше колена. Он поспешил исправить положение, прижавшись к стене коридора и как раз вовремя. В око узкого лаза влетели несколько горящих факелов дюжина измазанных какой-то вонючей жижей стрел, и даже пара копий. За всем этим пылающим добром последовало ровно двадцать восемь глиняных шаров размером с хорошее яблоко. Падая на пол, они разлетались на черепки, расплёскивая свое содержимое вокруг.
  -- Хватайте пленных и отходим за поворот.
   Как ни прискорбно сознавать, но жнец снова оказался последним до кого "дошел" приказ генерала. Наверное, потому что он не служил в армии и не привык подчиняться чужой воле мгновенно. Хотя если подумать, то подчиняться чужой воле вообще. Не из врождённой противоречивости или вредности просто ему больше импонировали просьбы, чем приказания. Да и кому собственно приказания как таковые нравятся? Разве что тем, кто их отдаёт.
   Подхватив оставшегося в одиночестве послушника лежащего у стены Сет поволок его за ногу к повороту коридора. Содержимое глиняных гранат к этому моменту уже пылало стеной жаркого бездымного огня заполняющего собой практически всё пространство. Тело волочащегося по полу серафима загорелось, и он пришел в себя, оглашая округу диким воем.
   За поворотом жнеца встретил осуждающий взгляд Клыка.
  -- Мы не так богаты, чтобы разбрасываться пищей, мой лорд.
   Похититель душ уныло развёл руками, отпуская обугливающееся тело пленника.
  -- Я не волшебник я только учусь.
  -- Хм. Ну ладно. Соблаговолите тогда вместе с Проглотом поучиться освобождать остальных апостолов.сейчас нам пригодиться каждый клинок.
  -- Не маловато ли материала? - Сет ткнул пальцем в десяток находящихся на полу людей.
   Некоторые из них уже пришли в сознание, со страхом озираясь по сторонам, устроенное серафимами пиротехническое шоу давало достаточно света для людских глаз. Как минимум четверо захваченных послушников были мертвы стараниями переусердствовавшего Тарана, но основная масса пребывала в тяжелом, однако счастливом беспамятстве.
  -- Для освобождения достаточно, а вот для восстановления сил - маловато. Но что-то мне подсказывает, что материал будет и, причём скоро. - Клык кивнул в сторону выхода.
  
   Начали с того, что Проглот высушил всех оставшихся в живых послушников. Хорошо, что начал он с тех, кто был в сознании, иначе пришлось бы отлавливать этих отважных воинов света (ну что как ни отвага подвигнет человека лезть в тёмный лаз полный вампиров без подстраховки) по всему залу. Смотреть, как маг крови наслаждается вкушением пищи насущной занятие не для слабонервных. Широкая пасть полная зубов и пылающие красным глаза это ещё можно терпеть, но вот звуки, издаваемые при этом магом крови это просто неописуемый кошмар. Если бы Сет только услышал нечто такое булькающее и чмокающее за спиной еще будучи человеком - никакая сила в мире не смогла бы остановить его спринтерский бег.
  -- Теперь так. - Авторитетно начал Проглот откидывая капюшон. - Скольких ты сможешь восстановить полностью? Так что бы они сразу ринулись в бой.
  -- Ну. - Сет прикинул свои резервы. - Четверых. Хотя если серьёзно сражаться нужно то лучше двоих.
  -- Отлично. Тогда начнём с близнецов, вернее на них закончим. Те, кого освободят в последнюю очередь, будут слабее всех, я могу не успеть. Бери ключ и открывай всех оставшихся кроме третьего от меня и вон того в другом конце зала. Вот Каин ублюдок - знал, что близнецы друг без друга жить не могут и специально раздельно поселил придурков.
  -- Что так грубо то - "придурков"? - Ухмыльнулся жнец. - Не нравятся тебе они.
  -- Честно говоря, мне никто не нравиться. А вот то, что они придурки ты убедишься скоро... Ладно вернёмся к делу. Моих четверых высвобождаешь с интервалами, чтоб я успевал напоить каждого. Потом я ими займусь серьезно, а ты размыкай и восстанавливай близнецов. Всё понятно?
  -- Ага.
   Сет уже вертел в руке ключ. Вообще-то он мог бы и троих восстановить, но сам бы остался так сказать ни с чем. А ведь это, пожалуй, апофеоз действа.сейчас, последние апостолы будут раскованы и дальше он вампирам будет уже не особо нужен. Лучше иметь при себе небольшой запас энергии для перехода через портал. На случай тактического отступления, как говорил Клык. К тому же ещё предстоит поставить шесть клейм занятие не особо сложное, но дух тоже тратит.
   Они встали напротив Молчуна. "Вот этого парня я уважаю" - Подмигнул маг. Проглот стоял у ниши с апостолом, а жнец у колонны.
   Сет вставил ключ в место слияния энергетических линий. Цепь разомкнулась, и освобождённый вампир начал заваливаться вперёд. Проглот ловко подхватил его и уложил на пол. Нагнувшись над телом апостола, маг неестественно широко открыл рот. Так широко, что можно было, смело назвать его рот пастью если не крокодила то акулы точно. Он стал совершать рвотные движения, из зубастой пасти тягучим потоком полилась бордовая кровь, устремляющаяся в лицо мумии.
   Молчун сделал несколько чавкающих глотков. Длилось это не долго, но Сета самого чуть не стошнило. Если все заклятья магии крови выглядят подобным образом, то нужно учить руны подумалось ему.
   Проглот тем временем поднялся с колен и перешел к следующему "пациенту"...
   Наконец жнец остановился у одного из близнецов. Мрачные мысли заставили его помедлить. А что если после размыкания последней колонны всё это строение рухнет? Хорошо если просто рухнет, а вдруг это будет сопровождаться спецэффектами типа огненного смерча? Хотя врядли - энергии в зале мало, какой там смерч, максимум искры посыпаться, но боязно всё равно было. Поэтому он решил освободить сначала дальнего близнеца, тот, что былсейчас перед ним находился ближе к арке стоило оставить его на последок.
   Заодно проходя мимо Сет, так, мимоходом и не торопясь, активировал портал. Неприметно конечно такую процедуру не проделаешь. Рисовать кровью руны это не нижний мозг в центре города почесать - заметно.
  -- Хм. - Пасть Проглота искривилась в шикарной ухмылке. - Разумно мой лорд. Я начинаю испытывать к вам определённое чувство уважения. Если после того как мы закончим с колоннами, здание начнёт рассыпаться я, пожалуй, рискну и тоже шагну под арку. Вы не "против"?
  -- Я только "за". В худшем случае буду знать, что вампиры через портал проходить не могут.
   Жнец повернулся к энергетическим линиям на колонне и напряженно выдохнул сосредотачиваясь. Последний апостол будет очень слаб, и нужно будет действовать расторопно. Он поднял ключ. На его предплечье легла когтистая ладонь. Проглот вдруг оказался рядом.
  -- Может мне стоит что-нибудь знать относительно портала? - Заискивающе прошептал маг.
  -- Ну, разве только то, что для прохода нужно полностью выпить человека. - Сет помедлил и добавил. - Если что-то не так я просто возвращаюсь туда, откуда прибыл, а вот вампиры, посланные Знахарем, бесследно исчезали.
  -- Обнадёживающе. - Кисло промямлил толстяк.
   Он собирался отойти, но рука его удерживающая похитителя душ неосторожно скользнула и вампир задел мизинцем ключ колонн. Часть пальца с когтем мгновенно искрами рассыпалась в прах.
  -- Очень обнадёживающе. - Вовсе уж уныло произнёс Проглот, уставившись на обрубок мизинца. - Хреновый знак, мать тьма.
   Цепь разомкнулась. Сет влил в близнеца ровно треть всей своей силы. Тело тысячелетней мумии мгновенно покрыл лёгкий стелющийся белесый туман, она на глазах обрастала молодой кожей, превращаясь в хорошо сложенный силуэт молодого человека. Жнец не стал дожидаться конца восстановления и поспешил ко второму близнецу. Счёт жизни оставшегося заключенного шел на минуты, поэтому Сет на ходу подготовил руну исцеления и приложил её к телу, когда апостол был ещё в падении из своей ниши. Сам процесс приземления пациента жнеца интересовал не особо. Он во все глаза уставился на колонны, ожидая развязки.
   Энергетические линии, сложно переплетающие колонны и ниши между собой медленно меркли. Там где они пропадали, на колоннах появлялись трещины и выщерблины.
   Светящиеся нити казалось, медленно втягиваются в центр зала, где возвышался пьедестал. Уходя под его каменную плоть. Последним погас яркий знак на поверхности этого чёрного камня.
   Какое-то время ничего не происходило, затем раздался громоподобный хруст, пол под ногами заметно дрогнул и пьедестал треснул, расколовшись надвое. Сет, конечно, ждал чего-то подобного, но от резкого звука все равно всем телом дёрнулся в сторону арки портала.
   Звуки вокруг стихли. Всё замерло. Клац. По полу покатился одинокий камешек, отколовшийся от одной из колонн. Затем ещё один и ещё. Их падения слились в шипящий шорох, наполнивший Зал Призыва. Понемногу трескались своды потолка и стены коридора. Вампиры поспешили убраться из него ближе к сложенным в кучу сумкам и мешкам с "подарками" Знахаря а значит и к активированному Сетом проходу который теперь оставался единственным где шансы выжить были пятьдесят на пятьдесят. Выход, охраняемый серафимами, предполагал для выживания один шанс из тысячи, если не хуже.
   Близнецы уже успели одеться и вооружиться тем, что первым попало под руку. Выглядели они абсолютно одинаково. Даже двигались похоже. Если кто-то окрикивал одного из них: "Эй! Близнец!" - откликались оба и в унисон.
   А вот четыре апостола "излеченных" Проглотом выглядели ни чуть не лучше чем до освобождения. Их перенесли и уложили в ряд у самой стены.
   Разрушение тем временем продолжалось. Иногда вздрагивал пол, и слышались громкие удары камня о камень, но ничего катастрофически страшного не происходило. Через факел отблески пламени в коридоре стали ослабевать и, наконец, исчезли совсем, а колонны и не думали разрушаться полностью, возвышаясь корявыми обломками. Да и коридор, несмотря на покрывавшие его стены трещины уцелел.
  -- Что серафимы набросали сюда такое? - Заинтересовался жнец. - Долго как горело.
  -- Адский огонь. - Ответил Мечник. - Выгорает всё. Видел как Проглот своей кровью в коридоре брызгал? Это он там ловушки устраивал. Наступаешь на такую невидимую каплю, а из неё шип в ногу вонзается с ладонь длинной. Такие штуки по нескольку лет могут на полу лежать ждать своего счастливчика, а этот огонь стёр их за мгновения. Думаю и все наши укрепления тоже сгорели дотла. Не удивлюсь, если рушиться начнёт прямо там.
   Из коридора раздался рокот завала.
  -- Ну вот, ножик накаркал. - Ехидно зашипел Проглот.
  -- Зато осы сюда уже не скоро доберутся. - Возразил фехтовальщик.- А мы в этом вечном зале сколько угодно просидим и придумаем, как выбраться.
   Послышалось нарастающее шуршание. Затем треск. Купол потолка дрогнул и раздвоился широкой трещиной, в которую к тому же заглядывали солнечные лучи. Благо падали они на другую стену и апостолов не задевали.
  -- Сглазил. - Зло сквозь зубы процедил маг.
  -- Да. - Добавил Клык. - Ты уж лучше действительно заткни пас...
   Остальная фраза утонула в грохоте. Дальняя половина потолка вместе с поддерживающей её стеной стала заваливаться внутрь. Посыпались обломки. Сет ринулся к арке портала. Благо было совсем рядом. Боковым зрением он заметил, что Проглот тоже не стоит на месте. Первые камни, отколовшиеся от потолка уже падали вокруг, видимость благодаря поднявшейся пыли упала практически до нуля. Жнец споткнулся обо что-то и растянулся, смачно проехавшись по полу. Он сразу же вскочил, но уже не мог с полной уверенностью сказать, в какой именно стороне находиться портал. Пришлось наугад подползти к стене и, вжавшись в нее, притаится, молясь о том, чтобы зал не завалило полностью.
   Обвал продлился считанные секунды. Никто даже толком не успел испугаться, как следует, и наступила тяжелая гнетущая тишина. Темнота стала непроницаемой - пыль, повисшая в воздухе, не давала разглядеть даже собственного носа.
  -- Уцелевшим отчитаться. - Раздался хриплый, но уверенный голос генерала.
  -- Таран.
  -- Кат.
  -- Мечник.
  -- Проглот.
  -- Близнец. - Сказано было явно двумя голосами одновременно.
   Отозвались все кроме четверых, что ещё не оправились после освобождения. Ну, ещё Сет не счёл нужным подчиняться чужим приказам. Но когда пыль понемногу стала рассеиваться, оказалось что и с ними всё в порядке. Уцелело всё оборудование в сумках и (о чудо!) арку портала тоже не завалило. Портал всё ещё был активирован и по рисункам арки пробегали сполохи света. Теперь это был единственный выход. Всё пространство, кроме того, где находилось всё перечисленное, было завалено обломками.
  -- Может это и к лучшему. - Уверено произнёс Клык. - Проглот накрой нас "покрывалом".
   Маг кивнул, вскинул руки и от его тела стал расползаться, раздуваясь в стороны пузырь с прозрачными тёмно-кровавыми стенками. Он быстро увеличивался, и скоро всё свободное пространство оказалось внутри этого шара-купола.
  -- Что это? - Подозрительно озираясь, спросил Сет, поначалу даже пытаясь отодвинуться от двигающейся на него прозрачно бордовой стены.
  -- Покрывало. - Объяснением как всегда занялся Мечник. - Теперь ни один ангел серафимов не сможет ментально обнаружить эманации исходящие от нас и арки. Пощупают округу и решат, что нас завалило, и мы погибли. Вопрос только в том, сколько ещё они тут будут дежурить.
  -- Вопрос в том, как определить, что они ещё дежурят. - Исправил его Проглот. - Сквозь покрывало и мы ничего не почувствуем.
  -- Отсидимся семь лун, скинем стену и проверим.
  -- А если они ещё там?
  -- Тогда лучше через месяц.
  -- А может год?
  -- Да хоть десять я думаю, мы легко продержимся.
  -- Не разводите балаган. - Остановил перепалку Клык. - Не забывайте, кого они прислали нас убивать. Долго эта маленькая армия у братского кургана сидеть и плакать не будет. Она явно оторвана от общих сил. Скорее всего, опять идёт какая-нибудь война, иначе тут бы собрался такой контингент, что мы были бы уже убиты. Через три дня их тут уже не будет.
  -- Но... - Начал маг.
  -- Но покрывало мы снимем через неделю. - Отрезал Клык и пошел осматривать четверых лежащих у стены братьев.
   Больше возражений ни у кого не возникло, поэтому каждый занялся своим делом. То есть все расселись вдоль стены и не делали вообще ничего. За исключением близнецов, которые стали рыться в сумках Знахаря, шумно сорясь из-за каждой приглянувшейся вещи. К чести старого зеленокожего кровопийцы надо сказать, что любая понравившаяся близнецам вещь присутствовала в двух экземплярах. Парни полностью перелопатили весь скарб и разительно изменили свой имидж. Если в начале, времени на переодевания им не предоставили, опасаясь вторжения, то теперь его было хоть отбавляй, чем близнецы и воспользовались, вовсе уж превратившись в отражения друг друга. Зачесанные назад пепельные волосы, чёрный комбинезон, рапира и кинжал на поясе, глядящие перед собой блеклые глаза. Глаза вообще отдельный разговор они смотрелись нарисованными на их лицах умелым мастером, оставаясь неподвижными, они между тем казалось, смотрят именно на тебя, в какой бы точке комнаты ты при этом не остановился. Однако как скоро убедился Сет, близнецы умудрялись не видеть ничего дальше своего носа.
   Проглот тем временем обнаружил и извлёк из-под завала на всеобщее обозрение три ещё тёплых тела. Послушники были уже мертвы да к тому же и выпиты, но маг уложил их посреди оставшегося свободным пространства и стал извлекать откуда-то из складок своего необъятного балахона разнообразной формы ножи, подозрительно напоминающие приспособления для пыток. Затем как заправский мясник маг стал разделывать трупы, снимая кожу и отделяя мышечную ткань от костей. Кожу и кости он небрежно бросал в угол, а мышцы обтирал своей кровью и любовно поглаживая, складывал горкой рядом с собой.
   Никто из апостолов казалось, не обращал внимания на эту кровавую церемонию. Сет только несколько раз мельком взглянул, и его передёрнуло от отвращения. Ему хотелось остановить надругательство над мертвецами, но сначала он решил посоветоваться с Мечником.
  -- Что это Проглот затеял?
  -- А? - Мечник бросил безразличный взгляд в сторону мага. - Да этот вивисектор постоянно что-то разделывает. Хорошо, что на этот раз это что-то уже померло, а то крику обычно... Да ты не переживай практически всегда его художества оборачиваются чем-то полезным.
  -- Ясно.
  -- Если есть ещё вопросы, задавай, а то я залягу, пожалуй, лун семь посплю.
  -- А вампиры спят?
  -- Ну, это не совсем сон. Мы мысленно погружаемся внутрь себя, чиним и налаживаем, а так же восстанавливаем утраченное.
  -- А... - Понял жнец. - Входите в транс.
  -- Это тебя Знахарь научил? - Усмехнулся Мечник. - Ну да транс. Можно и так сказать, но обычно мы пользуемся, словом сон. По привычке.
  -- И что ты будешь спать целых семь лун?
  -- Учитывая сколько я провисел в нише у колонны и во что превратился после этого, семи лун будет мало, но больше у нас нет. Так что... Кстати все уже спят.
   Апостолы действительно замерли на местах. Суетился только Проглот. Он несколько раз подходил к четырём лежащим в ряд мумиям и повторял процедуру кормежки, а затем снова возвращался к своим "мясным" занятиям с трупами.
   Сет лёг удобнее и привычно скользнул в транс - сон. Беглый осмотр показал, что он в полном порядке. Немного остались повреждены ткани выше колена, от угодившей в ногу стрелы, но с этим пустяком организм и сам разберется. Энергетических линий пронизывающих всё тело стало больше, жнец явно развивался и делался сильнее ну если не сильнее, то сложнее уж точно.
   Его сознание выскользнуло из границ тела. Он присмотрелся к апостолам находящимся вокруг. Их линии, светясь и переплетаясь, сосредотачивались вокруг мозга и сердца, только тусклыми чёрточками отходя к другим органам и ни у кого из них не было пылающее чёрного сгустка в области солнечного сплетения как у него самого. "Судя по томографии, вы мне не родственники" - Весело подумал жнец.
   Мозг и сердце видимо самые важные органы в теле вампира. Только разрушив именно их кровопийцу можно убить. Почему же у него сгусток энергии находиться там, где вроде бы нет ничего важного? Даже мозг похитителя душ не был особо выделен каналами духа, по крайней мере, не более чем и остальной ливер его организма. Утешив себя мыслью что его, скорее всего и убить тяжелее Сет проснулся.
   Глупо тратить целую неделю, находясь в обществе частично спящих, а частично и вовсе полумёртвых вампиров. Жнец расхохотался "полумёртвая" нежить - смешно. Занятый разделкой трупов Проглот покосился на него, но предпочёл промолчать.
  -- Ладно с вами хорошо но вот без вас значительно, значительно... Через неделю буду. - Махнул он рукой магу и шагнул к арке портала.
   Проглот только кивнул, движение совершенно зряшное учитывая, что оно совершенно не передается капюшону.
  -- Глава 24
   Знахарь сидел за столом с мониторами в комнате портала. Судя по батарее пустых бутылок из-под старинного вина - сидел долго. Когда в комнате появился Сет, он встрепенулся.
  -- Ну, наконец-то. Я уж начал волноваться.
  -- Волнующийся вампир? Это что-то новое. - Усмехнулся жнец.
  -- Не ёрничай. Как там дела? Почему так долго молчали?
  -- Да всё нормально живы твои апостолы. Все здоровы, сидят в каменном мешке. Спят.
  -- Значит, Зал Призыва всё-таки развалился. - Утвердительно произнёс алхимик. - Но как я вижу, арка прохода уцелела. Ты за кирками и лопатами или остальные рискнут пройти портал?
  -- Лопаты и кирки понадобятся только через неделю, когда серафимы уйдут, а рисковать пока никто не хочет.
  -- Серафимы? Что там у вас твориться? - Знахарь извлёк непочатую бутылку вина и ещё один бокал. - Садись. Рассказывай.
   Когда в бутылке осталось меньше четверти, Сет закончил сообщать последние новости.
  -- Странно они себя ведут эти Осы. - Заметил Знахарь. - Ты не находишь?
  -- Да я о них практически ничего не знаю, поэтому судить не берусь. Ты мне разъясни побольше об ордене тогда буду думать.
  -- Я в твой компьютер залил обещанную базу данных, там о серафимах есть все, что мне известно. Раз у нас целая неделя передышки пользуйся.
  -- Ну, я тогда поехал на виллу.
  -- А я останусь тут. Может что-то понадобиться срочно.
  
   Конечно, первым делом Сет заехал к бабуле. Фраза "Не надолго" была воспринята Степановной двояко. С одной стороны она была с ней полностью не согласна, а с другой считала её совершенно неприемлемой. Поэтому остаться пришлось до утра. Уезжать в ночь на мифическую работу после месячного отсутствия было бы, пожалуй, слишком подозрительным.
   Жнец улёгся на свой старый диван. Бабуля начисто забраковывала любую новую мебель, предлагаемую внуком и даже не потому, что та ей не нравилась, а в силу каких-то своих "особых" причин. Сет подозревал, что причины эти у всех стариков одинаковы и название им - старческий маразм, но спорить со Степановной не стал. В конце концов, это её дом.
   Да, отдохнуть стоило. Последнее время у него не было времени не то чтобы изучить строение своего энергетического я, но даже на такую мелочь как дочитать свиток Некроса. Странное дело: с фотографической точностью помнить этот длинный лист пергамента уметь его перевести и совершенно не знать, что в нём написано.
  
   "Здесь все, что мне удалось узнать о последней твердыне предтечей. Сам я не удосужился вплотную разобраться с проклятыми тварями колодца, надеюсь, ты мой преемник будешь обладать большим запасом свободного времени, чем я. Да хранят тебя наши общие предки ангелы небесные".
  
   Да со свободным временем это император в точку. Казалось бы, много ли нужно, чтобы прочесть метровый клочок бумаги, а он вот уже больше месяца пропылился в памяти жнеца, но так и остался не прочтённым.
   Далее практически вся рукопись была заполнена информацией технического характера. Полная карта надземных построек, частичная карта подземных. Огромное пространство чердака оказалось специальным приспособлением для моделирования тени.
   Камень Империала пропускал солнечный свет, видимо не всем его обитателям это нравилось, и под куполом скалы была налажена сложная система перевёрнутых чаш и подвесных мостов. С её помощью можно было накрывать определённые зоны, создавая сложные узоры из теней. Чаши и мосты состояли из какого-то лёгкого и прочного материала, полностью поглощающего ультрафиолет, а в темноте его излучающего. Причём это не был накопитель света как обычная недолго светящаяся в темноте статуэтка, это был постоянный излучатель, не требующий подзарядки. На материале Некрос остановился отдельно - поскольку существа боящиеся света не могли прикоснуться к этой светящейся материи, а неодушевлённые предметы просто не замечали её, проходя как сквозь воздух - это открывало определённые перспективы. Итак, построитель сложных теней из субстанции, к которой не прикоснется ни один вампир.
   Так вот что это было. Сет припомнил, в какой разрухе находился этот сложный механизм, когда он его видел. Жаль, ведь это ближайший к Закату замок и, если бы работал построитель, можно было бы смело отсидеться там днём. Дни ведь теперь в сумеречных землях длинные. Не просто отсидеться, а заманить ничего не подозревающего врага (тех же серафимов, например, а то и вампиров) в ловушку и использовать тени для боя. По крайней мере, теоретически, если бы такая потребность вдруг возникла. Хотя в любом случае это был трюк только для создания эффекта неожиданности. Как только противник понял бы, что к чему, это преимущество превращалось в недостаток.
   Зачем интересно предтечи построили такую громоздкую и сложную конструкцию? Солнечного света они не боялись. Для удобства, что бы голову не напекало? Чушь.
   Тут жнец осознал, что раздумья отвлекли его от дальнейшего изучения документа, и продолжил чтение.
   Ответ озвучивался буквально на следующей строке. Построитель теней нужен был предтечам для контроля над импами. Подразумевалось, что читатель документа знает, кто такие импы, поэтому конкретно о них ничего не говорилось. Кроме того, что их колодец находиться внутри подземных уровней и поэтому достать его сложно.
   Вот как раз о колодце и способах добраться до него и была собственно рукопись, а главное чётко определялось, зачем именно это нужно. Предтечи нашли способ контролировать колодец с помощью ока. Око это, дескать, такой сложный механизм из всё той же чудесной материи, ограничивающий поголовье этих самых импов и соответственно являющийся мощным инструментом давления на них. Что это такое конкретно, император не знал, поскольку его войско так и не смогло пробиться на нижние этажи подземелья, но управление импами представлялось ему очень заманчивой перспективой. Именно импы отстояли последний оплот предтечей. Когда Некрос и его армия вампиров добивали последних обитателей Империала, их небольшая группа проникла к колодцу и через мгновение из коридора ринулась многотысячная волна импов. Вампиры не отступили, сражение продолжалось несколько суток. Коридор был достаточно узок, и одновременно сражаться могли только четверо воинов. Битва за коридор длилась и длилась, постепенно проход заваливало трупами вампиров, их приходилось сжигать магией, предварительно отступив. Так могло продолжаться вечно, но император вдруг заметил, что у него заканчиваются бойцы, а вот проклятых тварей колодца меньше не становилось. Именно тогда родилась пословица: Импы не заканчиваются никогда.
   Кстати маги в битве участия не принимали. После битвы с предтечами их осталось всего двое и хватало их только что бы время от времени расчищать коридор. Некрос решил отступиться, в надежде когда-нибудь вернутся с более внушительными силами, но так никогда и не собрался.
  
   С трудом, дождавшись утра, Сет ринулся на виллу Знахаря и запустив базу данных, запросил слово имп. Оказывается, старый алхимик знал об этих созданиях даже больше чем император детей ночи. Откуда только старик информацию черпает?
   Имп - маленькое максимум полуметровое создание с крохотными ручонками и детскими ножками. Лысое и остроухое. Глаза большие жалостливые. Схематический рисунок прилагался. Жнец мельком взглянул на него.
   Эти почти игрушечные создания оказались не по зубам закалённой в крови армии. Армии уничтожившей предтечей.
   Впечатление, однако, твари колодца производили довольно милое, безобидное и были очень похожи на добрых бесят без рожек из какой-нибудь сказки. Странно. Хотя если учитывать что их так много что они никогда не кончаются - тогда понятно.
   Сет вдруг отчётливо вспомнил рожицу, что скалилась ему с крепостной стены Империала, когда он летел вниз. Видимо импровизированная веревка, которую Клык сплёл из разорванного стяга, оборвалась тогда совсем не случайно.
   Жнец с удвоенным интересом стал читать дальше: бояться солнечного света, попадая на который мгновенно рассыпаются искрами, это же происходит и при любых даже самых незначительных ранениях, поскольку состоят импы из чистой энергии колодца. Умирая, имп сразу же вновь возрождается из своего источника и снова готов действовать. Количество одновременно живущих особей зависит от мощности и радиуса источника. Вид полностью исчез ещё до времён расцвета ночи вместе с колодцами.
   Оказывается, не совсем исчез. Более того, Сет недавно столкнулся с одним из них. Так вот куда пропадают смельчаки, рискнувшие появиться в Империале ночью, и вот почему крепость выглядит такой ухоженной. Импы подсуетились. Молодцы.
   Он вдруг подумал, что было бы чертовски неплохо обосноваться в этом замке. Недалеко от Заката, никем не занято (не считая импов конечно) и земли вокруг пустынны. Для начинающего клана кровососущих самое оно, но вот как договориться с этими мелкими гномами приходящими каждую ночь? Воспользоваться оком, но как к нему подобраться? Убивать их, похоже, бесполезно даже скорее бессмысленно. Чем ближе к источнику, тем скорее вновь возродившийся бесёнок ринется в бой. Если бы хотя бы приблизительно знать сколько их. Тогда бы... А что собственно тогда делать? Даже если их всего двадцать, парочка обязательно будет висеть у тебя на шее, постоянно обновляясь. Вот если бы их отвлечь в другое место, а самому пробраться тайком к источнику... А это мысль.
  -- Придти к Империалу днём. Спуститься до самых подступов, ну куда свет добивает сквозь камень. Для вампиров, в костюмах, не пропускающих ультрафиолет, это легко. - Сет не заметил, как стал шептать себе под нос. - Завязать бой. А потом этот... Как его? Тень - умелый разведчик блин, прокрадётся к колодцу и... По крайней мере разведает что да как. Может получиться.
   Для себя он ведь давно решил помочь апостолам. Мало их просто освободить, нужно ещё дать им возможность выжить. Дело требовало осмысления. Поэтому Сет решительно спустился в гараж.
   Ворота были распахнуты, со двора пахло шашлыками. Оказалось у кого-то из цыган день рождения. Жнец кожу, которого покрывал замысловатый невидимый простому человеческому глазу рисунок воспринимался ромалами как один из вампиров. Они предложили водки, он не отказался. В голове зашумело, и жнец на спор с Баро съел два куска шашлыка и пять минут простоял на солнце. Выиграв у цыганского барона бутылку коллекционного коньяка. Который был распит там же. Коньяк оказался действительно отменным - потянуло на подвиги. Сет залез (в прямом смысле этого слова) в старенький "Опель", отбил, выезжая, о ворота задний бампер и помчался к Знахарю.
   Тот сидел всё в той же позе, приканчивая очередную бутылку вина, и был изрядно навеселе. Похоже, чем дольше жизнь, тем больше шансов превратиться в алкоголика.
   Выпили, обнялись. Жнец долго рассказывал свою задумку - вампир долго не мог понять, в чём дело, а когда понял, выдохнул алкоголь и протрезвел.
  -- Так. Теперь трезвей и рассказывай заново.
   Сет рассказал. В общих чертах. Было чертовски трудно обойтись без упоминаний о третьем свитке из библиотеки, и понятное дело Знахарь отнёсся к идее холодновато.
  -- А зачем нам, собственно говоря, этот Империал нужен?
  -- А затем, собственно говоря. - Передразнил вампира жнец. - Что нужно с чего-то начинать. Ну, разроются твои апостолы. Вылезут на свет Божий. Вокруг каменная пустыня. До ближайшего людского поселения два дня под палящим солнцем, а до ближайшего серафима... Кстати я так про ни и не почитал. Так вот. До ближайшего серафима четыре шага как в песне. Что они будут делать?
  -- Я считаю нужно перебираться сюда.
  -- Ага. Так пройди на ту сторону и убеди в этом своих братьев. Так сказать личным примером. Принцип действия известен - высосал человека и шаг вперёд.
   Алхимик притих, косо поглядывая на арку портала.
  -- Ты ведь знаешь моё положение. Проклятие Каина...
  -- Я думаю, любой из апостолов сумеет найти для себя отговорку - почему он не должен идти в портал первым. - Перебил его жнец. - Человека вести?
  -- Нет. - Коротко ответил Знахарь, понимая, что Сет прав. Никто из них не рискнет, только освободившись от оков совать голову в неизвестность. Только не так быстро после вызволения. - Но что за тон? Высосать. Фи. Режет слух. Вообще в приличном вампирьем обществе пользуются несколько другими выраженьями: выпить, высушить, обескровить. Возможно ты будущий лорд могучего клана. Учись излагать мысли красиво.
  -- Удаляешься от темы Знахарь.
  -- Я согласен - идея интересная. Только ведь моё согласие ничего не значит. Это не мне совать руку, измазанную мёдом в осиное гнездо. Давай пока не будем спешить. В любом случае апостолам ещё нужно оказаться на поверхности.
  
   Следующую неделю жнец занимался изучением, постоянно пребывая в трансе. Рассмотрел практически каждое ответвление, отходящее от тёмного сгустка энергии находящегося в области солнечного сплетения. Теперь эту мерцающую тёмным сферу пронизывали застывшие или медленно изменяющиеся фиолетовые и алые молнии, словно вплетенные в её структуру, а поверхность покрывала лёгкая серая дымка.
   Контуры линий духа пронзающие весь организм шли вдоль нервных волокон. Однако распространялись равномерно по всему телу, не делая предпочтений между мозгом и пятой точкой, хотя известно, что в мозге нервных волокон немного больше чем ниже поясницы. Конечно не у всех, но у большинства людей это так и есть. Сету вспомнились некоторые его знакомые, у которых всё было наоборот и серое вещество находилось преимущественно в районе: откуда ноги растут.
   В конечном итоге он понял, что именно дух решает, как распространятся по телу, а не наоборот. Дух был в нём жизненной силой - тем, что хранило его от смерти, а совсем не иммунная система, которая теперь и вовсе не работала. Как не работали и другие органы. Жнец, конечно, мог усилием воли, влияя на те или иные энергетические линии, заставить биться сердце или наполнятся легкие, а то и вовсе казаться живым обычным человеком, но это было простым притворством. На самом деле его организм застыл в неком подобии анабиоза - не умирая, но при этом и не живя.
   Он вспомнил, как они с Пашей обговаривали возможность изменения генного кода. Теперь это вызывало у Сета лёгкую улыбку.сейчас пожалуй он смог бы заменить в своём теле кости на металлические трубки, суставы на шарниры а мышцы на эластичные ленты и при этом не чувствовать особой разницы в самочувствии. Самочувствие кстати было вполне обычным, он ощущал боль, мог осязать предметы и улавливать запахи, но всё это теперь выполнялось с помощью наполняющей его силы название которой - дух.
   Немного позже выяснилось, что эта сила, будучи лишенной, физической оболочки тела быстро тает, растворяясь в пространстве. Если какая-то из энергетических линий оказывалась на открытом воздухе - это вызывало утечку духа. Поэтому любые раны жнеца ослабляли, заставляя относиться к своему здоровью с уважением и усердно залечивать повреждения. В общем, всё было не так просто, как казалось и о вживлении титановых костей разговора пока что не шло.
   Вдоволь натешившись изучением себя любимого, Сет принялся за Знахаря. Тот по началу отнекивался, ссылаясь на занятость, но потом был сражен идеей избавления от проклятия, и позволил себя осмотреть.
   Строение зелёного кровопийцы было более склонено в сторону физического существования. Те пунктирно обозначенные и почти невесомые лини энергий, что пролегали через его организм, скорее являлись побочным продуктом накопленной в теле концентрированной крови вампира, чем самостоятельным явлением. Хотя через них и можно было влиять на физические характеристики организма в целом. Именно так и работало проклятие Каина. Вплетённое его силой заклятие обволакивало линии Знахаря и выбрасывало избыток духа во внешнюю среду как избыточный клапан в паровом котле. Сколько бы ни собирал алхимик силы, пытаясь развиваться, этот клапан не позволял ему накапливать их более чем это нужно для поддержания жизни. Вот так просто и в то же время действенно.
   Ментально воздействуя на некоторые линии плетения заклятья, Сету удалось их распутать и удалить. Это была муторная и долгая процедура, грозящая при таком подходе растянуться на годы. Пришлось взяться за сам эпицентр - округлый символ, из которого словно корни и расползались эти линии. Это были руны наложенные друг на друга. Жнец интуитивно понял, что убирать их, а это, безусловно, у него бы получилось, стоит в строго определённом порядке и очень быстро иначе может случиться что-то непоправимое. Естественно очерёдности он не знал, а о способе её вычисления только смутно догадывался. Пришлось тщательно запомнить картину и отложить до лучших времён.
   Знахарь, однако, был ни сколько не разочарован.
  -- По крайней мере, ты уже разобрался, как это всё работает. Теперь осталось только набраться опыта в некоторых вопросах, и ты решишь эту проблему так же легко, как Каин её создал.
  -- Будем надеяться. - Пожал плечами жнец.
  -- Хотелось бы, отпраздновать приближение мечты прямосейчас, но Проглот как раз убирает покрывало и прощупывает местность. Если Ос вокруг не обнаружиться будет двойной повод, тогда и отметим.
  -- А если обнаружатся? Рискнёт интересно кто-нибудь пройти портал?
  -- Только если его туда бросят.
  -- Слушай Знахарь, Каин же был простым вампиром верно? Он туда сюда ходил, как к себе домой.
  -- Он был Хозяином. - Многозначительно приподнял брови алхимик. - Это немаловажно. Я думаю, Клык давно бы пожертвовал одним из апостолов, чтобы выяснить сможет ли пройти "свободный" через портал, если бы была уверенность, что после него смогут и другие. Все мы достаточно разные и риск будет сохраняться. Лично я бы склонился к риску пообщаться с серафимами. По крайней мере, это знакомая угроза. Не то, что совать голову в задницу дракона с возможностью нарваться на огненный "пук".
  -- Тогда, если серафимы ушли, налёта на Империал не избежать. Там больше просто некуда приткнуться. Везде пустынно, даже гор с пещерами не осталось.
  -- А ты всё о своём. Даже если и так. Империал слишком близок к замку Луг, а я не сомневаюсь, что за это время он превратился в город, если не в страну. Очень уж многое перворожденные открыли тогдашнему правителю.
  -- Да его может уже и не существует этого Луга. Тысячи лет прошли.
  -- Тем более без разведки такие вопросы не решаются.
  -- Значит надо разведать. - Развёл руками Сет, сбивая со стола пустой бокал.
  -- Ну, так и разведай. - В тон ему отозвался Знахарь, подхватывая этот бокал у самого пола. - Не вампирам же под палящим солнцем туда соваться, а защитные комбинезоны будут заметнее, чем обнаженные клыки. Да и вообще мне всё равно, я в любом случае тут остаюсь, Клыка уговаривай.
   У арки портала раздался скрежет гусениц о гравий - появился робот с письмом. Алхимик бодро вскочил и резко развернул клочок бумаги, там было только одно слово: чисто.
  -- Глава 25
   Прежде чем праздновать пришлось изрядно потаскать тяжести. Робот сновал туда сюда сквозь арку как челнок в космос, переправляя все, что может пригодиться для рытья подземных туннелей. Знахарь не хотел привлекать для погрузки никаких помощников в целях конспирации. Благо запас инструментов на складе присутствовал солидный, покупать ничего не пришлось, покупки так же могли вызвать подозрения.
   В общем, развалиться в креслах и поболтать приятелям удалось только через половину ночи.
   Сет вдруг поймал себя на мысли что относиться к Знахарю именно как к приятелю. Между ними уже не было былых недомолвок и подозрений они как бы сами собой рассосались, и осталась чистая приязнь старых давно знакомых людей. Это ещё не стало дружбой но, наверное, с этого она и начинается.
   К утру, жнец вернулся на виллу. Периодически он почитывал базу данных созданную вампиром, но системно к этому вопросу не подходил, наугад открывая разделы. Стоило заняться изучением более досконально, если он хочет "управляться" с вампирами.
   Развалившись в кресле у монитора и бросив мимолётный взгляд на запылённую клавиатуру, Сет в голос выругался. Поддел пальцами клавишу "пробел" и извлёк из неё Сим-карту мобильного телефона, которую сам же сюда и спрятал.
   Как он мог забыть о Паше? Денег у криминалиста, конечно, должно хватить на пол года и Знахарь врядли за ним гоняется, но вот так выбросить из головы человека поломавшего ради тебя привычный уклад жизни как минимум неприлично. Жнец выругался ещё раз и решительно направился в сторону гаража.
  
   В городе он купил самый дешевый мобильник и, усевшись в парке на лавку, с бутылкой пива в руках, вставил Сим-карту в аппарат. Моментально пришла куча смс сообщений разного содержания с номера Паши. Они были и с запятыми и с точками, а под конец даже извещения о звонках. Либо старый приятель попал в солидный переплёт либо очень переживал.
   Сообщения ещё продолжали приходить, операторы обычно отправляют извещения тем, кто звонил, если не отвечавший абонент снова появляется в сети, телефон зазвонил. Сет нажал кнопку приёма вызова.
  -- Ну, слава Господу! - Раздался ехидный голос бывшего криминалиста. - Не прошло и пол года.
  -- Извини Павлик дела насущные. Всё мотаюсь, мотаюсь.
  -- Знаю я твои мотания, сплавил меня и забыл о моём существовании да?
  -- Ты не прав. - С наигранной категоричностью возразил жнец. - Минуты не проходило, чтоб я о тебе не вспоминал.
  -- Это ты будешь девочкам своим рассказывать бродяга. - Смешливо раздалось из трубки. - Ладно, мытарь, ты где?
  -- Вообще-то мытарь это сборщик подати Пашуня, не вижу сходства.
  -- Да? Блин, а я думал это от слова мотаться. Ну да ладно, Бог с ним. Ты где?
  -- А ты?
  -- Не поверишь я в лавре.
  -- Где?
  -- Киево-печерская лавра. Вернее я в монастыре при ней.
  -- Надеюсь не в качестве монаха?
  -- Именно в качестве... - Усмехнулся Павел.
  -- Принял постриг и обрезание? - Деланно удивился Сет.
  -- Только обрезание. - Спокойно ответил новоиспечённый монах и скороговоркой добавил. - Есть много интересных новостей. Лучше если ты приедешь. Сразу в лавру не суйся мне позвони я встречу. Очень не спеши, если занят, у меня всё в порядке, но приезжай обязательно, не пожалеешь. Всё больше говорить не могу. Пока.
   Мда. Заядлый атеист Паша - монах. Хотя, учитывая обстоятельства ничего удивительного. Интересно, что у него за новости.
   Поразмыслив, Сет пришел к выводу, что вполне можно навестить старого друга. Апостолы раскапываться будут ещё долго, и делать в принципе нечего.
  
  
   Аэропорт Киева встретил жнеца мягкой солнечной погодой. Таксистов у выхода было много, и естественно каждый знал, как проехать к Киево-печерской лавре, мирового масштаба достопримечательность всё-таки.
   Объяснение со Знахарем перед отъездом было коротким.
  -- Я что должен отчитываться за каждый вздох? Старого друга нужно навестить.
  -- Не забывай, что тобой может очень заинтересоваться Тихий Совет, если узнает о твоём существовании. Не наделай глупостей. - Угрюмо напутствовал вампир, идея какого-либо путешествия вызывала у него сугубо отрицательную реакцию.
  -- Постараюсь. - Походя, отмахнулся Сет от его предупреждений.
  -- Стараются дети, взрослые личности совершают поступки. Не будь ребёнком веди себя как на поле боя - осторожно и осмотрительно.
  -- Да расслабься Знахарь. Маленький визит вежливости не более. Неприятности мне не нужны.
  
   Парк вокруг лавры выглядел чудесно, сияя зеленью и ухоженностью. Паша поднял трубку сразу, будто держал телефон в руках. Он объяснил местоположение небольшого кафе и пообещал прибыть туда сам как можно быстрее.
   Сет едва успел сделать заказ официанту, когда бывший криминалист, а теперь монах подсел к его столику. Благо принимавший заказ парень ещё не успел отойти и дописал в свой блокнотик ещё и заказ Павла. Выглядел Паша поправившимся и посвежевшим.
  -- А чего это ты в мирском? - Шутливо спросил жнец. - Застеснялся балахона?
  -- Не балахона, а рясы. - Поправил его монах, лучезарно улыбаясь. - Отец настоятель настоял. Чтоб не портил имидж.
  -- Так твои в курсе с кем ты встречаешься?
  -- Иначе меня просто не выпустили бы. Оберегают, блин. Ты у них в пророчествах что-то типа святого воина, а я твой проводник и представитель.
  -- Ты что им всё рассказал? - У Сета глаза на лоб полезли. - С ума сошел?
  -- Да успокойся ты. Во-первых, они и так достаточно знали, а во-вторых, я был напуган до смерти и, в-третьих, рассказал я им далеко не всё. Что я, по-твоему, кретин? Поначалу хотел я в деревне схорониться у троюродного брата, потом подумал - чем больше море, тем меньшей рыбой я в нём буду казаться и подался в столицу. Недели две сидел тихо, а потом. - Павел энергично махнул рукой с зажатой в ней вилкой, только феноменальная реакция позволила Сету увернуться от остатков салата слетевшего со столового прибора. - Ну, ты же меня знаешь, не могу я спокойно ждать, имея на руках тысячу вопросов. Начал я расследование небольшое, ходил по тусовкам для вампиров, интересовался, вопросы задавал. Тусовки эти конечно оказывались просто сборищем лоботрясов, которым делать нечего и тут случайно забрёл в церковь ну и спросил у тамошнего священника верит ли он в нежить. Тот мне разную туфту начал гнать про веру там и всё такое, а я возьми, да и по существу пару вопросов задай. Благо общение с тобой меня в этом деле изрядно подковало. Отец на меня глаза выпучил, за шиворот ухватил и в келье запер. Здоровенный надо тебе сказать дядька, за шиворот на вытянутой руке меня нёс.
   Павел прервался, отправляя в рот очередную порцию салата. Жевал он с жадностью голодного человека.
  -- Фиговое в монастыре меню? - Поинтересовался жнец.
  -- У меня личный пост. Голодаю. Так вот. Приехали другие дяденьки, все в белом с крестами в пол пуза, стали выпытывать. Ну, я тоже не пальцем деланный, в прокуратуре разного насмотрелся. В общем, выдал столько, сколько позволило мне казаться правдивым и в то же время позволило не наговорить лишнего. Отвечал я так, что святые отцы мне сами больше рассказали, чем я им. О том, что раз в сто лет рождается спящий, они знали и до этого. Ищут постоянно таких людей, по понятным причинам безрезультатно и тут я им говорю, что у меня знакомый не только спящий, но ещё и проснувшийся. Всеобщему ликованию не было предела. Меня назначают святым предвестником второго пришествия, мол, ангелы спускаются с небес и всё такое. Поездили по ушам качественно. Но главное! - Паша многозначительно поднял вверх указательный палец. - Ты для них не зло, а добро и пришел ты в этот мир нести мир. Во как.
  -- Ты им веришь?
  -- Смеешься? Конечно, нет. Вся их вера на деньгах повязана как оффшорный банк. Они бы тебя уже в серебряный гроб запаковывали, если бы я не сказал, что ты жутко подозрителен и могущественен как, прости Господи, Бог. Сидятсейчас в округе - трепещут. - Павел усмехнулся, мельком взглянув в сторону выхода. - И плакал бы ясейчас, слёзно умоляя тебя вытащить меня из этого беспредела, если бы не пришел ко мне в комнатку вчера вечером маленький, седой и сгорбленный старичок с палочкой. И знаешь, что я понял?
  -- Павлик давай без риторических отступлений.
  -- Есть на свете святые Сет, и есть праведная вера, а это всё. - Паша махнул в сторону выхода. - Мишура для прикрытия. Теперь хочу остаться, узнать больше. Может, тебе чем-то помогу.
  -- Мишура для прикрытия от чего? От людей?
  -- От бизнеса и политики дружище. Корпорации и правительства подгребают под себя всё с помощью чего можно управлять сознанием народа. Да не мне тебе это рассказывать сам знаешь. - Монах тяжело вздохнул. - Отец Никодим хотел с тобой прямо сегодня пообщаться, но я не согласился. Не хочу торопить события, что бы не наломать дров, но поговорить с ним ты должен. Вернее не должен, а я как друг тебе очень советую это сделать. Замечательный старик. Есть в нём что-то, ну не знаю. - Паша замялся. - Святость что-ли. Вера истинная. В общем, сам увидишь, если захочешь.
  -- Я подумаю. - Серьёзно сказал жнец.
  -- Пока особо не думай. Если я тебя подставлю, отдав в лапы каких-нибудь моральных уродов, приятно не будет ни тебе, ни мне. Так что я тут пооботрусь, осмотрюсь. Если решу что опасности нет позвоню.
  -- А нельзя это было по телефону сообщить? - Спросил жнец и с ехидной улыбкой добавил. - Святой отец.
  -- Можно конечно сын мой. - Павел шутливо осенил Сета крестным знамением. - Только кто же мне на слово поверит, что я лично со жнецом знаком? Нужно было, так сказать, продемонстрировать товар, иначе меня тут серьёзно воспринимать не будут. - И уже совершенно серьёзно. - Я тебя не этим засранцам с крестами, что на улице караулят, показываю. Третий столик справа от окна.
   Сет слегка наклонил голову и глянул в указанное место. За столиком сидел одетый в приличный костюм невысокий старик. Седые волосы, аккуратная бородка, мягкие плавные движения. Спокойное, открытое и доброе лицо.
   Никодим, а это был он, как раз закончил трапезу, не спеша, поднялся и двинулся к выходу. Обычный с виду респектабельный человек преклонных лет. В кафе сидело ещё как минимум трое таких ничем не выделяющихся личностей.
   Сет переключился на истинное зрение. В остальных посетителях ничего не изменилось, а вот Никодим излучал такой фон, что его фигура полностью расплылась в белое пятно яркого света бьющего по глазам. Жнец даже сморгнул и перешел на обычное зрение. Не то чтобы свет, исходящий от святого причинял ему неудобства или боль, но он, как бы поточнее выразиться, морально ослеплял.
  -- Вроде и, правда, святой. - Задумчиво промямлил Сет, рассеянно потирая висок.
  -- Это ты на глаз определил? - Поинтересовался Паша. - Мне пол ночи разговоров понадобилось, что бы начать серьёзно его воспринимать и то, я ещё не до конца уверен. Поэтому и не согласился вас, так сказать, официально представить.
  -- Ты нас уже представил. Не буду тебе тут рассказывать, что со мной случилось в последнее время, но я достаточно научился, что бы отличать простых смертных от остальных э ... существ.
  -- Он что не человек?
  -- Если и человек, то не совсем обычный. Так что приглядись к нему очень внимательно Пашка и это, опасайся. Я, по крайней мере, уже опасаюсь.
  -- И тут мы подошли к главному. - Заговорщицки наклонился над столом Паша. - Тебя как ты понимаешь, отсюда просто так не выпустят, как минимум будут следить. Я подсуетился по старым знакомым. Тут есть чёрный ход на задний двор с узкой улицей. Машина там не пройдёт. Синий скутер слева от выхода, ключ в замке зажигания. Поедешь прямо по улице третий переулок на право там скутер бросишь и пересядешь в такси их там полно.
  -- Не нужно никаких изысков, так ты откроешь им, что у тебя тут есть связи, а они тебе могут самому пригодиться. Я и пешком от кого угодно слиняю. - Улыбнулся Сет. - Ты главное Паха сам осторожнее тут, с огнём играешь.
  -- Это я уже давно понял.
   Друзья по молчаливому обоюдному согласию оставили серьёзные разговоры, заказали бутылку коньяка и перешли на приятельскую беседу, которая после второй бутылки перешла в дружеские объятья. Долго спорили, кто будет расплачиваться по счёту и, в конце концов, по старой привычке просто скинулись.
   На правах более трезвого товарища Сет помог Паше добраться до стоянки такси и, распрощавшись с ним, на заплетающихся ногах двинулся к ближайшему переулку. В том, что за ним тщательно следят, жнец не сомневался. Двигаясь, прочь от кафе, он внимательно оглядывал близлежащие дома и, наконец, нашел подходящий. Пяти этажное здание с балконами решетками было с двух сторон подперто другими такими же строениями и главное оно почти полностью скрывалось в темноте. Они выстроились в сплошную стену, перебраться на другую улицу можно было, только объехав все эти здания.
   Жнец сосредоточился, вытолкнул алкоголь из своего организма, как учил его Знахарь, и мгновенно протрезвев, резко бросился к стене дома. Цепляясь за решетки балконов, он в считанные мгновения оказался на крыше здания и так же быстро спустился на землю с другой стороны. Врядли преследователи догадались оцепить своими людьми весь квартал и ещё более врядли кто-то из них способен так же как он преодолеть препятствие в виде пятиэтажного дома. Сет ухмыльнулся, пересёк следующую улицу и растворился в огнях ночного города.
  
   Знахарь внимательно выслушал сильно урезанный рассказ о поездке и угрюмо сдвинул брови. В сущности, Сет поведал ему только о человеке, излучающем белое сияние, умолчав почти обо всём остальном.
  -- Святой говоришь? Я думал, их уже и не осталось совсем. Во времена охоты на ведьм такие люди составляли костяк инквизиции. Вампиру просто нечего противопоставить такому противнику, поскольку тот невидим для его взгляда. Сплошное белое марево яркого света, даже Хозяева теряются в этом сиянии, становясь не более чем слепыми котятами. Святые постепенно исчезли, после того как дела церкви и мирских властей переплелись окончательно. Невозможно служить деньгам и быть святым одновременно. Это плохо, что они ещё остались, но хорошо, что мы теперь об этом знаем. Вообще-то я опасался, что ты встретишь их в Ватикане, и когда этого не произошло, то совсем было уверился, что их нет.
  -- Наверное, Ватикан слишком политизирован.
  -- Пожалуй ты прав. Кстати как ты умудряешься постоянно находить разные пакости? - Тон вампира стал менее официальным.
  -- Это началось сразу, после того как я встретил тебя. Может, это ты их ко мне притягиваешь?
  -- Ну, нет, до твоего появления я жил тихо как слепоглухонемой капитан дальнего плавания.
  -- Ладно, оставим это. Как там наши апостолы?
  -- Копают. Пару раз натыкались на большие глыбы камня, видимо обломки потолка, пришлось менять направление штрека. Он теперь как ползущая змея выглядит.
  -- Читал какую-то книгу так там узник копал подкоп из застенка и так запутался, что выкопал ход в соседнюю камеру. - Усмехнулся Сет.
  -- Ну, думаю, что с братьями такого не случиться. Меня больше волнует тихое поведение Тихого Совета, прости за тавтологию. Француз устраивал мне головомойку за головомойкой, а теперь вдруг решил оставить в покое. Как бы он не задумал очередной каверзы.
  -- А как ты объяснил ему моё отсутствие? Он ведь видел, что у тебя есть ученик и вдруг, его нет.
  -- А никак. Он о тебе не спрашивал и я был рад, что не пришлось ничего придумывать. Всё-таки он счёл тебя мелкой сошкой не стоящей внимания. А бойцов заслал сюда своих для проверки арки прохода.
   Немного помолчали. Во время паузы Знахарь выудил из-под стола початую бутылку вина и два бокала. Сет, вскинув брови, уставился на споро разлитый напиток.
  -- Вампиры страдают алкоголизмом, как полагаешь друг Знахарь?
  -- Одного я точно встречал недавно в зеркале. - Ухмыльнулся алхимик.
  -- Куда оно в тебя только лезет? Да. - Задумчиво выпалил жнец. - Слушай. Интересно сколько я смогу за раз высушить человек?
  -- Интерес к таким вещам обычно означает окончательную потерю человечности. Пожалуй, ты бесповоротно становишься одним из нас.
  -- Да ну тебя. Мне стало любопытно это только в связи с тем, что я хочу пронести как можно больше энергии в Зал Призыва. Ведь апостолы, освобождённые Проглотом, до сих пор находятся не в лучшей форме?
  -- Хм. Что ж это можно легко проверить. Я распоряжусь. Дня через три, пожалуй, можно будет собрать достаточно материала.
  
  
   Несколько дней спустя Сет стоял в комнате с аркой и обозревал материал. Тринадцать дурно пахнущих и одетых в рваньё немолодых и явно побитых судьбой субъекта. Они лежали вповалку у стены, совершенно не подавая признаков жизни.
  -- Мда. - Заметил жнец, скорчив скептическую мину. - Разнообразием ты не отличаешься Знахарь.
  -- Если что-то хорошо срабатывает не стоит изобретать велосипед. - Пожал плечами вампир.
  -- А почему именно тринадцать? Это у вас мистическое число что-ли?
  -- Никакой мистики. Совпадение.
  -- Ладно. Приступим.
   На этот раз умерщвление такого количества людей не вызвало у Сета особых пререканий с совестью. Либо это уже входит в привычку либо он действительно окончательно теряет человечность. Эта мысль остро и неприятно резанула где-то в грудине, но не остановила жнеца.
   Бродяги были напичканы наркотиками, поэтому находились без сознания. Это делало их похожими на скот, забитый на бойне и оставляло на сердце гнилостный душок. Сету, однако, было противно только начало процедуры - первая жертва. Остальные были лишены духа на одном дыхании. Это затягивало, делало жнеца законченным наркоманом который не в состоянии остановиться и уже не чувствует размер дозы. Его отрезвила только невозможность впитать дух из уже пустого тела. Жертвы закончились. Это прокатилось по нервам таким раздражением, что Сет даже окинул взглядом стоящего неподалеку Знахаря. Тот, заметив этот взгляд, даже попятился. Жнец с силой выдохнул и расслабил тело, успокаиваясь. Бегло осмотрев своё энергетическое строение, он не заметил никаких изменений в чёрном сгустке, который считал своей душой. Никакого чувства насыщения так же не ощущалось. Он был так же голоден, как и до начала эксперимента.
  -- Знаешь. - Осторожно начал Знахарь. - Я думаю, тебе не суждено насытится никогда. У нас вампиров есть жажда крови, наступающая от недостатка пищи, но то, что я вижу у тебя. - Вампир немного помолчал, раздумывая как бы по тактичнее объяснить свои наблюдения. - Синдром голода как у зомби. Они постоянно пытаются набить свои мёртвые кишки свежим мясом, но от этого только делаются ещё голоднее и свирепее.
   Сет и сам осознал нечто подобное. Только ещё он понял, что если когда-нибудь вовремя не остановиться, то уже не сможет остановиться никогда и жажда поглотит его разум как ломка наркомана. Видимо жнец может поглощать жертвы бесконечно единственное ограничение иметь в себе достаточно силы воли, чтобы прекратить этот процесс.
   Он вдруг чётко осознал, что будь жертв на несколько человек больше, его бы так затянуло течением душ, что следующим стал бы Знахарь, а затем и все до кого он бы смог добраться. Это окончательно отрезвило Сета.
   В позе Знахаря всё ещё сохранялся отпечаток испуга. Лицо его было непроницаемым, но принятая стойка и нервозность движений показывали, что вампиру не по себе. Сет попытался разрядить обстановку усмешкой.
  -- Ух. Нужно подходить к экспериментам более осторожно. Сам испугался честное слово. Будто после удара током трясёт. - Знахарь уныло молчал.- Не буду, пожалуй, откладывать, и навещу апостолов, прямосейчас. Ты не против?
  -- Как знаешь.
   В голосе алхимика появилась хрипотца, до него только теперь дошло, кого он выпусти на свободу. Даже у одного из самых старейших вампиров земли, если не самого старого, глубоко внутри прошла волна ужаса. Плохо осознанная и еле ощутимая она, тем не менее, стала зародышем сомнений в правильности последних действий.
   Когда спина жнеца скрылась в непроглядных клубах тьмы, застилающих проход внутри арки, Знахарь шепотом произнёс.
  -- А может Тихий Совет и прав.
  -- Глава 26
   Никто из апостолов не обратил особого внимания на внезапно появившегося гостя. Замечая, его они лишь кивали в знак приветствия и возвращались к своим делам.
   Повсюду у стен и просто посреди оставшегося свободным от обрушений пространства лежали кучи свежей нарытой глины и камня. В полуразрушенной стене зиял проход около полуметра в диаметре, из него постоянно сыпались гравий и глина. Рядом стоял Мечник и лопатой собирал выпадающее. Он перебрасывал мусор в кучу, у которой стоял Клык в свою очередь перебрасывающий этот мусор ещё дальше. Так они распланировали извлекаемую глину по всему залу.
   Сет подошел к возившемуся у четверых ещё не очнувшихся апостолов Проглоту.
  -- Кто копает?
  -- Таран. Если он пролезет в эту нору то и остальные тоже.
   Маг повернулся, его балахон теперь напоминал плащ, впереди вдоль всего одеяния теперь была прорезь, но не сама прорезь удивила жнеца, а то, что она открывала взгляду. Всё тело Проглота до самой шеи состояло из не покрытых кожей мышц, причём располагались они совсем не так как положено в человеческом организме, нарушая все законы анатомии. Между отдельными группами мышц не было никаких просветов, они закрывали мага крови полностью как панцирь. По этому (Сету пришло в голову только одно сравнение) - мясу, словно змеи проползали, появляясь из складок мышц и снова в них исчезая тягучие струйки тёмной крови. Жнеца передёрнуло. Он поднял руку, указывая Проглоту в грудь, но не смог сформулировать вопрос.
  -- Доспехи плоти. - Пояснил маг. - Помнишь тех послушников, что остались целыми?
  -- Вернее их трупы. - Поправил его Сет.
  -- Какая разница. Они мне очень пригодились. Если будет ещё материал, я сделаю такие доспехи всем.
  -- Премного благодарен. - Поспешно вставил жнец. - Я, пожалуй, откажусь сразу. Не стоит беспокоиться.
  -- Зря. Как защита от оружия они конечно слабы, но зато совершенно не стесняют движений. Ведь для вампира в схватке главное скорость. По силе для нас ещё найдутся конкуренты ну хотя бы те же орки, а вот в скорости соперников у нас нет. Даже те очень удобные комбинезоны от Знахаря, защищающие от солнца никогда не сравняться с доспехами плоти. Эти доспехи не только не стесняют движений, они даже помогают владельцу, поскольку сами по себе являются живыми мышцами. Думаю, когда ты примеришь их, то поменяешь своё отношение.
  -- Поговорим об этом позже.
   Сет подошел к четырем апостолам всё ещё лежащим у стены и внимательно их разглядел. Выглядели они практически, так же как и после освобождения. Сквозь прорехи в сухой желтовато-серой коже проглядывали кости. Кое у кого даже можно было разглядеть некоторые внутренности. Мумии, одним словом. Как в таком состоянии ещё можно оставаться живым?
   Жнец прочувствовал силу, наполняющую его естество, а затем и обратил истинное зрение внутрь себя. Ему нужно было убедиться, что в запасе иметься достаточно духа для восстановления сразу четырёх вампиров, а после поглощенья стольких жертв и перехода через портал ощущения были неестественными. Даже "мутными" как сказал бы знакомый монах-криминалист.
   Чёрная сфера души ярко отливала тьмой. Вокруг неё как спутники вокруг планеты медленно кружились еле заметные прозрачно-зелёные сгустки неправильной округлой формы. Такого ранее не наблюдалось, поэтому явление очень заинтересовало Сета. Он внимательно оглядел эти парящие энергии и так и эдак, силясь понять, что это такое. Он было, уже подумал, что это души выпитых им бродяг, но сгустков было только двенадцать, а бродяг на одного больше. Стоп. Портал ведь требует для перехода чью-то жизнь. Может, одну из душ поглотила арка? Скорее всего, так оно и есть. По крайней мере, интуиция подсказывала жнецу, что это так. Сет решил не заморачиваться чепухой и поверил интуиции на слово. Тем более что после того как он пересечёт портал ещё раз, можно будет снова пересчитать эти сгустки, если станет на один меньше, значит, теория верна.
   Тут одна из маленьких разноцветных молний, постоянно пробегающих по тёмной сфере его души, немного ответвилась от обычных своих дорожек и лизнула один из сгустков. Сгусток мгновенно стал более прозрачным, а сфера наоборот более яркой. Это было еле заметное изменение, но после нескольких таких молний оно стало более явным. Видимо через какое-то время сгустки просто исчезнут поглощённые душой жнеца.
  -- Мда. - Задумчиво протянул Сет.
  -- Что? - Проглот всё ещё стоял рядом.
  -- Ничего.
  -- Я же тебе не целитель. Я боевой маг. Мне проще проламывать головы, чем лечить их. - Проглот видимо подумал, что жнец просто оценивает состояние лежащих перед ним апостолов, и стал оправдываться. - Да и кровь нужна. Я конечно вместительный, но не бездонный.
  -- Ладно, ладно. Не кипятись апостол. - Примирительно улыбнулся Сет, приподняв ладонь в останавливающем жесте. - Я просто оценивал свои силы. Вместе я думаю, мы справимся лучше.
   Он снова склонился над лежащими у стены мумиями. Теперь уже внимательно исследуя их истинным зрением.
   Клеймо на плече каждого вампира имело свои энергетические линии тонкими отростками отходящие в сторону сердца. Сет вдруг подумал, что всегда восстанавливал апостолов своей кровью и руной исцеления, а вот все клейма ставил силой своего духа. А ведь, скорее всего, лечить духом напрямую, тоже можно, чего им зря руны заряжать? Сразу накачать вампира энергией и всё. Оставалась только опасность что так можно натворить беды. Мало ли там чего.
  -- Слушай Проглот, а кто из этих четверых самый ненужный?
  -- В смысле? - Одна бровь мага заинтригованно поднялась.
  -- Ну, кем бы ты пожертвовал ради науки? Ну, там или ради эксперимента в магии крови...
  -- Хм. - Маг лукаво улыбнулся, обнажив ряды острых зубов. - Пожалуй, Крылатый вне конкуренции.
  -- Крылатый?
  -- Крайний справа. Каин на нём всегда эксперименты проводил в основном кстати неудачные. Именно после одного из них брат и обрёл своё имя.
  -- Каин вырастил ему крылья?
  -- Да.
  -- И такое возможно? - Сет скептически нахмурил брови.
  -- Он же был хозяином. Открою тебе небольшую тайну. - Проглот приблизился и, озираясь по сторонам, тихо зашептал. - Что бы там не говорил Клык на счёт клейма - это не просто маячок, по которому ты можешь найти каждого из нас. Это так же инструмент, посредством которого создателю удавалось вносить изменения в наши тела. Не знаю, как это работает, но именно через него Каин изменял Крылатого и иногда нас наказывал, причиняя через клеймо страдания. А ещё с его помощью он разделал нас в пух и прах когда мы восстали. Только я тебе ничего не говорил.
   Заметив, что в их сторону коситься Мечник, маг отодвинулся и стал разглядывать что-то у стены.
   Ай да апостолы. Вроде все братья, но каждый стремится к каким-то своим целям раскрывая "по секрету" чуть больше остальных. Если поговорить с каждым отдельно можно, пожалуй, выведать такие подробности о клеймах что ни в каких библиотеках не сыщешь. Интриганы блин.
  -- Так он что умеет летать? - Внимательнее присмотревшись, Сет, действительно обнаружил за спиной у лежащего вампира кожистые выросты, но в теперешнем своём состоянии на крылья они совсем не походили.
  -- Летать нет Каин всё же не Бог, но Крылатый может вполне прилично планировать. По крайней мере, падения с больших высот ему не страшны.
  -- Круто. Ладно, вернёмся к нашим баранам, а в данном случае к клеймам.
   Сет снова склонился над Крылатым. Значит, отходящие от клейма к сердцу линии энергий имеют большее значение, чем просто якорь, удерживающий метку на теле вампира. Это видимо ещё и проводник. Не имея ни малейшего опыта в таких делах, жнец решил действовать по наитию. Раз уж Каин всё равно использовал Крылатого как подопытного кролика, на то были какие-нибудь причины. Видимо этот апостол или имеет предрасположенность к изменениям или действительно не так важен как остальные.
  -- Риск дело благородное. - Промямлил себе под нос жнец.
  -- Что прости? - отозвался Проглот.
  -- Ничего.
   Сет присел у распростёртого тела мумии. Несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, сосредотачиваясь, и скользнул в транс. Сложив руки лодочкой, он поднёс их к метке Крылатого и представил в своих ладонях руну исцеления. Затем силой воли и воображения заставил зеленоватые сгустки душ, кружащиеся вокруг своего тёмного "я" двигаться сквозь руну в ладонях к телу вампира. Души повиновались.
   Изначально жнец чуть было не отправил в Крылатого все имеющиеся в наличии души, но вовремя спохватился и отдал только две. Пройдя сквозь его ладони, энергия заклубилась вихрем и взрывом разошлась по телу апостола. Послышались шипение и треск.
   Жнец на всякий случай вскочил и отдалился от тела на некоторое расстояние, во все глаза, разглядывая дело рук своих.
   Крылатого подняло над полом. Глаза и рот открылись из них столпом ударил зелёный свет. По коже пробежали электрические разряды, и вампир заорал в голос. Потом тело его окутал белесый туман и, всё стихло.
   Работы по откапыванию прохода остановились. Апостолы замерли в разных позах все как один повернувшись в сторону вопящего подопытного.
   Туман рассеялся через несколько мгновений. Все увидели Крылатого, в раскорячку сидящего на полу. Он тупо озирался по сторонам, явно не понимая где находиться, а по его широко раскрытым глазам всё ещё пробегали зелёные сполохи.
   Что-то в его теле показалось Сету не совсем правильным. То ли руки с тремя мощными пальцами, каждый из которых заканчивался массивным когтем то ли ноги с парными мягкими копытами вместо ступней. С крыльями за спиной всё было более-менее ясно, но вот короткий хвост выбивался из общей картины.
  -- Это... Копыта и... - Жнец несколько опешил, удивлённо тыкая пальцем в сидящего, такого он конечно не планировал.
  -- Всё в порядке. - Проглот проворно засеменил к сидящему с мутным взором брату и стал щелкать пальцами перед его носом. - Он был таким и раньше. Это всё Каин. Я тебе рассказывал. Крылатый выглядит даже лучше чем раньше.
   Маг поводил ладонью у него перед лицом и дотронулся до носа.
  -- Ну, по крайней мере, в физическом смысле. Выражение лица только немного тупее, чем всегда, хотя раньше мне казалось, что дальше некуда.
   Взгляд исцелённого апостола тем временем обрёл резкость, а на лице появилось осмысленное выражение. Он отодвинул от себя руку Проглота и поднялся. Сделал шаг в сторону жнеца, остановился, упёр свой мощный указательно-средний палец магу в нос и сказал:
  -- А с тобой мы поговорим позже.
   Затем подошел к Сету и, прижав кулак к груди, произнёс ритуальную фразу. Скептически оглядел своё плечо и продолжил.
  -- Метка как я вижу, у меня уже есть. - Крылатый с хрустом расправил плечи и повертел головой разминая шею. Крылья, развёрнутые за его спиной сложились и, перекрутившись, расположились вверх тормашками, так что практически перестали быть заметными, только их нижние концы торчали теперь над плечами как рукояти мечей. - По началу признаться, я подумал, что умираю, но теперь вынужден признать, что по части исцеления Проглот тебе в подмётки не годиться. - Вампир окинул мага крови презрительным взглядом. - Я даже жажды не чую. Спасибо, мой лорд.
   Он кивнул головой в знак благодарности и уверенно зашагал к сумкам с одеждой. Ступал Крылатый совершенно бесшумно, хотя походка его выглядела несколько коряво. Видимо Каин не полностью закончил работу над копытами.
   Апостол тем временем выбрал подходящие штаны и рубаху, оделся. Выдернул из рук Мечника лопату и с невозмутимым видом стал откидывать от лаза глину и камень. Таран совершенно не подозревающий о происходящем внизу продолжал настырно копать, и собралась уже порядочная куча.
   Замершая вокруг позиция резко пришла в движение, все вернулись к своей работе. О произошедшем исцелении напоминало только отсутствие у стены одного из тел. Сет обернулся к оставшимся на полу мумиям, потирая руки.
  -- Следующий.
   Он мог бы поклясться, что когда это слово слетело с его языка, на ссохшихся лицах появилось озабоченное выражение.
  
   Жнец начал по порядку проделывать над каждым теперь уже знакомую процедуру. Вкалывающие лопатами вампиры отвлекались, только когда по залу раздавался очередной вопль возрождающегося апостола. Тень, Молчун, Егерь. В первые минуты после исцеления все они впадали в ступор, но быстро приходили в себя. Проглот признался, что если бы ему пришлось самому восстанавливать силы этим четверым, на это ушел бы как минимум месяц.
   Тень даже статью олицетворял своё имя: среднего роста, худой, слабый на вид он чем-то напоминал подростка. Его лицо было безликим, стоило отвернуться, и ты уже не можешь вспомнить его черты. Походка у него была тихой и неуверенной, однако как бы он не спешил, Тень никогда не оступался, ничего не ронял и не задевал окружающее предметы. По крайней мере, по словам Мечника. А ещё этот тихий убийца был совершенно незаметен. Сет быстро убедился, что если Тень где-либо останавливался, то машинально принимал такую позу что начинал сливаться с окружающим антуражем. Выставлял руку, изгибал спину и вот перед вами только продолжение спинки кресла стоящего у окна, если специально не присматриваться можно пройти в двух шагах и ничего не заметить. А вот когда он начинал действовать, его движения резко менялись, становясь стремительными, неуловимо быстрыми и чёткими. Тень никогда не бил свою жертву второй раз.
   Молчун. Знахарь утверждал, что в схватке один на один и желательно в тесном замкнутом пространстве равных Молчуну нет. Именно поэтому Каин вырубил его первым. Низкорослый кривоногий крепыш не внушал никакого опасения сопернику, пока не обнажал два коротких меча. Ровно через мгновение после этого схватка обычно и заканчивалась. Молчун, правда, терялся, если противников было несколько, поэтому всегда стремился разделить их и перебить по одиночке что, учитывая скорость с которой он расправлялся с врагом, было для него плёвым делом.
   Егерь. Лопоухий и большеглазый он напоминал деревенского простачка, и видимо, что бы не нарушать этого впечатления пользовался в бою серпом на короткой ручке. Размахивал он им довольно умело но "звёзд с неба" что называется, не хватал. Зато мог ментально подчинить себе практически любого. Даже закалённые в этом отношении Осы при определённых обстоятельствах могли подпасть под его контроль, а уж обычных людей или животных он мог захватывать десятками. И не просто захватывать, а ещё и управлять ими.
   Всё это Сету Знахарь рассказал еще, когда описывал свою историю, и теперь жнецу оставалось только покопаться своей памяти и убедиться что описание старого вампира достоверно.
   Каждый поднявшийся на ноги вампир обязательно произносил клятву верности. Кроме Молчуна, тот лишь ударил себя в грудь кулаком, затем выставил вперёд руку и ладонью другой руки прикоснулся к предплечью. Жест, означавший на родине Сета пожелание идти, куда подальше - здесь трактовался как вечная преданность. Благо, что Мечник сразу же разрешил ситуацию, видя недвусмысленное возмущения жнеца, и объяснил значение этого "мягко говоря" вульгарного жеста.
  -- Молчун есть Молчун. Так что не жди от него долгих речей и объяснений. Зато он чётко следует приказам.
  -- Он немой? - Не смог не спросить Сет.
  -- Нет.
  -- А почему молчит?
  -- А ты спроси у него. - Ехидно ответил Проглот.
   После чего апостолы дружно изобразили дежурную вампирью улыбку, что видимо, означало бурную всеобщую радость.
  
   Когда все апостолы, наконец, оказались в сборе, Сет решился начать разговор, ради которого собственно и пришел. Вот только как максимально прояснить ситуацию с Империалом и при этом не выдать, что он прочёл свиток Некроса? Было бы не только неудобно признаваться, что он утаил третий свиток, но и пришлось бы рассказать, что император Некрос со всей своей армией не смог пробиться сквозь импов. Это явно не послужит воодушевлению вампиров, которых всего чуть более десятка. Возникнет резонный вопрос: целая армия не смогла, а мы значит сможем? Простые вампиры это конечно не апостолы Заката, но и воины Каинасейчас не в той форме что раньше. Да если бы и были в форме их всего тринадцать против сотен, а может и тысяч импов - не тот расклад.
   Как жаль, что Сет не озаботился продумать свой рассказ заранее, а Клык как оказалось, был слишком внимателен и искушен в допросных делах. Уже после первой части сбивчивого повествования жнеца о пустынности Земель Заката, о том, что когда вампиры выберутся, делать им тут будет нечего и о том, как было бы чудесно иметь новое логово, он поднял руку и сказал.
  -- Послушай Сет мы тебе не враги. Почему бы тебе не прекратить морочить нам головы и не рассказать всё как есть или ничего не рассказывать и просто попросить помощи. В конце концов, мы тебе кое-чем обязаны и вполне можем согласиться и так.
  -- О чём ты? - жнец только разогревал аудиторию и ещё даже не начал врать, поэтому его вопрос был искренним.
  -- О том, что ты слишком волнуешься.сейчас, ты начнёшь утаивать информацию, заменяя её разной чепухой. Потом запутаешься, наврёшь кучу лишнего, и мне придётся тебя разоблачить. Начни лучше заново, но честно. В конце концов, даже если бы мы тебе поверили изначально, недостаток информации может любое дело пустить прахом.
   Эта речь подействовала на Сета отрезвляюще. Вот ведь действительно чепуха - вообразил себе, что сможет провести созданий с тысячелетним опытом как детей. К тому же Клык был прав. Стоит немного переиграть и недостаток правды выльется в проблемы на поле боя.
   Он сплюнул, мотнул головой, взглянув в потолок, и рассказал всё как есть. И о свитке Некроса и о магической карте Империала, которую, но тут же нарисовал на пыльном полу. В общем, не утаил ничего. Клык раздумывал над его речью буквально три секунды.
  -- Идея, честно говоря, заманчива. - Голос вампира, правда, восторга не выказывал.
  -- Ну да конечно.
  -- Нет. - Клык взмахнул рукой, останавливая возможные комментарии жнеца. - Я вполне серьёзно. Предположим мы согласились. Иметь логово, защищённое такой репутацией это большой плюс. К тому же предтечи договорились с импами с помощью этого своего ока. Значит, и мы сможем. У нас есть преимущество перед Некросом - недостающая часть карты последних уровней катакомб. - Апостол провёл палочкой по нарисованной в пыли схеме и стал указывать на проходы, комментируя. - Мы действительно сможем отвлечь основные силы импов сюда и сюда, а пробраться к оку вот отсюда. Только посылать к оку Тень глупо. Он не сможет ничего сделать, если ему представиться такая возможность. Адамантий просто не даст ему к себе прикоснуться.
  -- Адамантий?
  -- Мифическая материя. - Стал пояснять Мечник. - Как я понимаю именно из него, и состоит вся конструкция под крышей Империала и само око.
   Он скосил взгляд на Клыка, но тот только покачал головой: мол, продолжай уж раз начал.
  -- Адамантий очень редкая и дорогая штуковина. Клинки из него стоили целые царства. Сражаться таким оружием было одновременно и просто и очень сложно. Представь себе меч, удар которого невозможно парировать и доспехов от которого не существует (вернее существует, но об этом чуть позже), ведь адамантий проходит сквозь неодушевленные предметы как сквозь воздух. Вжик и ты рубишь непосредственно тело неприятеля. Прямо сквозь панцирь. Доспехи целые, а их владелец разрезан надвое. Любая нежить, кстати, рубиться как тёплое масло, клинок не тупиться и не ломается, весит как ивовый прутик, а значит размахивать им можно очень быстро и долго. Весело, правда? Но есть одна заковырка. Таким мечём и сам ты, удар не парируешь. Владельцу требовались специальные навыки для боя этим оружием.
  -- Погоди Мечник. - Сет слегка подался вперёд. - А как им пользоваться тогда? Получается если его положить, допустим, на землю то он провалиться вниз и улетит до самого ада?
  -- Так и есть. Если чистый адамантий положить на землю он провалиться сквозь неё как сквозь воздух. Именно для того чтобы удержать его был изобретен мирфилий. Только с этим металлом помимо живых человеческих рук и может соприкасаться адамантий.
  -- Так вот какие доспехи против него ты имел в виду.
  -- Да. Рукояти и ножны к таким клинкам делали из мирфилия. Вот только если адамантий может сделать любой квалифицированный маг, запасы руды для создания мирфилия жутко ограничены. Она встречается очень редко, а делать оружие без таких рукоятей глупо оно просто теряется, а стоит немало. Как видишь всё довольно просто, но мы отвлеклись от главной темы. - Мечник кивнул Клыку и то продолжил.
  -- Тень не сможет прикоснуться к оку. Адамантий сожжет ему руки. Я думаю, око не случайно сделано именно из адамантия импы тоже не могут к нему прикоснуться. Остаешься либо ты, либо наш закованный в броню Таран. Хочу сказать сразу: брат Таран такое задание провалит по причине непроходимой глупости и физической неуклюжести. К оку нужно будет не только незаметно подобраться, но ещё и за несколько мгновений разобраться, как оно устроено и как с его помощью управлять импами. Значит, остаешься только ты. Согласен?
  -- Ну. - Жнец почесал затылок, слушая заковыристую брань Тарана, доносящуюся из лаза, закованный в доспехи апостол всё ещё продолжал копать и, не подозревая об общем собрании. - Похоже, действительно остаюсь только я.
  -- Вот. Учитывай что, скорее всего ты погибнешь, исполняя отведённую тебе роль. Прорыв сквозь сотню разъяренных импов, защищающих свой колодец, это не прогулка по парку. Три к одному, что тебя разорвут в клочья. Но даже если тебе удастся это сделать, какую награду ты получишь? Спроси себя, зачем тебе это нужно? Чего ты пытаешься добиться, подбивая нас на эту авантюру? Какая награда ждёт именно тебя? Удовлетворение любопытства? Непонятная выгода? Что?
   Сет задумался. Он как-то не смотрел на ситуацию под таким углом, воспринимая всё происходящее как весёлое приключение. У него был заготовлен приблизительный план речи, но он был рассчитан на то, что бы уговорить самих апостолов. Уговаривать себя Сет не собирался. Теперь же после слов Клыка жнецу вдруг стало ясно, что эта совершенно глупая затея со штурмом Империала ему самому совершенно ни к чему. Мало того, что он пытается усложнить жизнь вампирам он ещё и себя подвергает опасности.
   Клык - вот кто действительно умеет уговаривать. Два предложения и Сету уже совершенно разонравилась собственная идея. Теперь понятно как генерал Каина смог убедить преданных своему создателю апостолов совершить немыслимую для них измену. Кровопийца зрит в корень.
  -- Пожалуй ты прав. - Понуро выдавил из себя жнец. - Глупая идея.
  -- Идея может и не глупая, но воплощать её в жизнь стоит только под давлением обстоятельств непреодолимой силы. Я рад, что глупый апостол смог чему-то научить умного жнеца. А теперь, если мы закончили с этим, давай копать. Кстати Сет твоя очередь лезть туда. - Клык кивнул в сторону норы, из которой раздавалось кряхтение Тарана. - Это тебе пригодиться.
   С этими словами он вручил Сету две металлические штуки, напоминающие большие заострённые ложки.
  
   Копать в узком тоннеле, расперев ноги в стенки, чтобы не скатиться вниз, было, мягко говоря, неуютно. Учитывая постоянно сыплющуюся на голову и попадающую в глаза пыль и грязь, любой копающий довольно скоро раздражался. Затем из лаза начинали доноситься выражения откровенно ругательного характера. Всё это Сет прочувствовал на себе в полной мере. Ясно, почему Таран беспрестанно ругался.
   Прокопав свою часть тоннеля, жнец выбрался наружу. Вид у него был такой, будто его привязали веревкой к лошади и таскали по пересечённой местности. Причем несколько дней к ряду. Шахтёры отдыхают.
   Следующим в нору полез Мечник. Он стал ругаться даже прежде, чем его голова оказалась в тоннеле. Поскольку лучший фехтовальщик истории был жутким чистюлей, и необходимость ковыряния в грязи его просто убивала.
   По заверениям Клыка копать оставалось ещё: "столько же и пол столько же". Конкретные цифры он не озвучивал по причине: "незнания таковых". В общем, к кому Сет не подходил с разговорами или вопросами все старались как можно быстрее от него отделаться. Мечник тем временем продолжал копать, а он был единственным, кто не стал бы отлынивать от беседы. В конце концов, скука и нужда вымыться погнала жнеца назад через портал.
   Он уже даже не замечал разницы между обычной дверью и аркой прохода. Просто секунда темноты и ты уже лицезришь надирающегося в хлам Знахаря. Старый вампир был явно чем-то сильно расстроен. По крайней мере, если судить по длине выстроившейся батареи пустых бутылок.
  -- Алкаш. - Вместо приветствия вырвалось у Сета, он поспешил улыбнуться, что бы не показаться резким.
  -- Опять ты? - Осоловело уставился на гостя Знахарь. - Ходят тут, ходят. Никакого спокойствия.
   Он уставился в свой бокал и стал тихо потягивать вино. Давая понять, что аудиенция закончена. Сета это слегка возмутило.
  -- Что, все апостолы на свободе и скромный жнец уже никому не нужен? Раздумываете, как по проще меня укокошить, что бы под ногами не вертелся?
  -- Хм. - Вампир исподлобья взглянул в его сторону нетрезвым взглядом. - Это и так достаточно просто, что тут раздумывать.
  -- Да ладно. - Брови Сета поползли вверх. - Неужели?
  -- Скажи мне, как ты оцениваешь свои шансы победить меня в честной схватке на смерть один на один?
  -- Ну, думаю, процентов семьдесят, что я выйду победителем.
  -- Не согласен, но спорить не буду. Ик. - Знахарь был изрядно окосевшим, но кроме икоты это ни в чём не выражалось. - Допустим так и есть. Знай же что я самый отвратительный фехтовальщик из всех братьев. Даже из сестёр. Ик. Кат укладывает меня семь раз из восьми. Это когда я был здоров. А теперь ... Ик. Так вот. Как ты собираешься выжить, если даже у старого, проклятого кровопийцы есть целых тридцать процентов на победу? Хочешь безвозмездный совет? Если ты когда-нибудь хоть на мгновение почувствуешь, что братья замышляют тебя убрать - беги. Беги так быстро, как никогда не бегал. Не для того чтобы убежать, тебя всё равно скоро поймают и зарежут как кролика, а чтобы дать апостолам время передумать.
  -- Ну...
  -- Не нукай на дядю. Ик. - Вампир поднял вверх палец и немного подумал. - Нам тебя убивать нет смысла - ты не несёшь угрозы. В будущем же из тебя может выйти отличный лидер. Тем более что мы тебя откопали в достаточно, ик, юном возрасте и сможем воспитать в тебе нужные качества. Это лучше чем в один прекрасный день снова оказаться на положении рабов под очередным Каином. Так что не волнуйся, ты нам нужен - живой, здоровый, по возможности сильный и очень нам благодарный за воспитание. Ты нам, ик, как сын. - Знахарь смахнул с глаз несуществующую слезу. - Иди я тебя обниму родимый ты мой.
  -- Ну, ты набрался папаша. - Улыбнулся жнец. - Я на виллу. Помоюсь и проведаю бабушку.
   Сет ехал в старом Опеле и раздумывал над речью вампира. Знахарь, конечно, прикалывался в конце, но в целом был прав. Если апостолы захотят его прикончить, шансов выжить, практически нет. Это даже если сражаться честно и со всеми по одиночке, а убивать будут исподтишка и все вместе. Хотя причины, по которым он им нужен живым, Знахарь обосновал достаточно аргументировано и логично.
  -- Эх. Семи смертям не бывать, а одной не миновать. - Жнец весело сплюнул в окно автомобиля и включил магнитолу на полную мощность.
  -- Глава 27
  -- Понял. Скоро буду. - Сет отложил мобильный телефон. - Всё Степановна. Отдых закончен пора на работу. Будем восстанавливать сгоревшую нефтяную вышку где-то в Ираке. Там пустыня, так что мобильник, скорее всего не ловит. Работёнка пыльная не знаю когда и вернусь. Сама понимаешь после бомбёжек там всё раздолбано.
  -- Ты внучек осторожнее там. Помни, что ты меня должен хоронить, а не я тебя. - Назидательно сказала старая женщина.
  -- Ну что ты бабушка о плохом сразу. Война закончилась, тамсейчас тихо как в гро... Кхм. Всё будет хорошо Степановна. - Ободряюще улыбнулся внук.
  
   Арка портала, как и всегда в активированном состоянии блекло светилась. Знахарь нервно бродил из угла в угол. Он резко дернулся, когда жнец сошел с подъемника, хотя должен был бы заметить гостя, как только импровизированный лифт начал опускаться.
  -- Ну, наконец, то. Я уж тут весь на пену изошел.
  -- Да что ты суетишься? Мы же давно знали, что они скоро откопаются. Успокойся. И вообще, какого беса ты нервничаешь? Ты же вампир - существо без нервов и совести.
  -- Совесть, совесть... ммм... Что-то знакомое... это не та штука, которую я в детстве, когда ещё был человеком, поменял на два пирожка? Выстоял кстати длиннющую очередь.
  -- Шутник.
   Сет взглянул в угол пещеры, где без сознания лежали две его будущие жертвы. Выглядели они как всегда непрезентабельно.
  -- А что так мало?
  -- После прошлого раза, когда пропало целых тринадцать бомжей, милиция зашевелилась. Так что, чем богаты...
  -- А их что ещё и ищет кто-то?
  -- Целенаправленно не ищет, но как ты понимаешь, бродяжки живут в отдельном обособленном мирке. Многие друг друга знают, и каждый второй работает информатором на какого-нибудь оперативника. Пошли нехорошие слухи. Пока следует поберечься.
  -- Ясно.
   Жнец сосредоточился, исследуя свой организм. Те энергетические сгустки, что были в нем, после того как он высушил целых тринадцать человек, давно безвозвратно поглотила темная сфера, которую он считал своей душой. Он был пуст, а для перехода требовались жертвы. И они были принесены им немедленно. Сет уже не чувствовал угрызений совести как раньше. Как не чувствует их кот лакомящийся мышами. Пища - только с этим словом ассоциировались у него накачанные наркотиками люди в рваной одежде.
   Арка портала манила к себе мерцающим светом и "пахла" возможными приключениями. Он сделал шаг.
  -- Не торопитесь и будьте осторожны. Что-то у меня не очень хорошее предчувствие. - Напутствовал его Знахарь.
  -- Ну, тебя. - Бросил жнец и, не обернувшись, шагнул внутрь.
  
   В зале призыва во всю готовились к выходу на поверхность. Апостолы суетливо сновали туда сюда, пытаясь не натыкаться на разбросанные повсюду кучи глины и земли. Все кроме Тарана блистающего броней из мирфилия и Проглота облачённого в серый балахон, под которым угадывались очертания доспехов плоти, были одеты в непроницаемые для солнечных лучей комбинезоны. Каждый прицепил к поясу любимое оружие, Мечник и вовсе был увешан разнообразными клинками как новогодняя ёлка игрушками.
  -- Решил всё-таки к нам присоединиться? - Вместо приветствия поинтересовался Клык у Сета.
  -- Интересно обозреть окрестности при свете дня.
  -- Тогда ты зря потратишь время, на верху будет ночь, когда мы выберемся.
   Каждый вампир где бы он не находился отчётливо ощущал в каком месте небосвода в данный момент находиться светило. Без часов и подсказок любой из них смог бы очнувшись в незнакомом подвале точно определить, сколько осталось до заката. Жнец даже завидовал такому их умению определять время суток вынужденный постоянно пользоваться наручными часами. Поскольку все электронные варианты хронометров неизбежно выходили из строя при пересечении арки портала, он приобрёл себе механические и теперь постоянно забывал их заводить. Вот исейчас, мельком взглянув на циферблат, он убедился, что стрелки благополучно застыли на месте. Опять придётся только приблизительно догадываться который час. Сет завёл часы и выставил на них двенадцать ноль-ноль. Чтоб хотя бы отмерить время, проведённое за порталом.
   Апостолы выстроились в шеренгу. Клык придирчиво осмотрел каждого и поправил воротник комбинезона на Кат.
  -- Там всё равно будет ночь. - Закатила глазки та.
  -- Просканируй местность Проглот. - Генерал, кажется, даже не заметил недовольства вампирши.
   Маг крови скрестил на груди руки. Глаза его закатились, превратившись в два белых бельма, а затем окрасились в тёмно красный цвет. Так он простоял с минуту.
  -- Вроде чисто.
  -- Вроде? - Клык недовольно выдохнул. - Помнишь, что было, когда ты как-то сказал Каину: "вроде".
  -- Кхм. - Проглот поёжился. - Ощущаются слабые незнакомые мне эманации жизни, однако разумных существ я не чую.
  -- Чудесно. Не будем терять время. Солнце почти у горизонта. Таран замыкающий.
   Клык развернулся и скрылся в норе ведущей на поверхность. Мог бы хоть напутственное слово какое-нибудь сказать, подумалось жнецу. Возмущаться в слух он, однако не стал. Молча дождался своей очереди и стал карабкаться вверх.
   Подниматься по сырой глине в узком проходе, постоянно меняющем направление, было чертовски не удобно. Сет трижды пожалел, что взял с собой оба своих меча. Рыжий клинок, пристёгнутый к спине, постоянно задевал рукоятью за стенки лаза, обдирая засохшую грязь и глину. Та почему-то упорно сыпалась именно за шиворот, неравномерно распределяясь под рубахой где-то в районе поясницы.
   Под конец восхождения длившегося как показалось жнецу не менее трёх часов он даже стал тихонько, но очень нецензурно ругаться. Светлое пятно в конце тоннеля явилось ему как избавление от адских мук.
   Выбравшись наружу, он даже не стал оглядываться вокруг, а сразу же начал расстёгивать куртку и рубаху, избавляясь от набившейся в них грязи.
   Вампиры же каким-то непостижимым образом умудрились остаться чистыми. Даже мирфиливые доспехи тарана были намного чище, чем штаны Сета.
   Всё ещё негромко ругаясь, жнец взглянул на циферблат и обнаружил, что подъем занял всего семь минут. Он даже присвистнул.
  -- Тихо. - Шепот Клыка зазвучал довольно злобно.
   Что он ерепениться? Можно подумать они на вражеской территории. Осы давно ушли, а обычные люди даже с приходом в Сумеречные земли солнечного света врядли скоро начнут в них селиться. Если вообще начнут, учитывая топографию данной каменистой местности.
   Сет невозмутимо и шумно продолжал выгребать из-за пазухи глину, только перестав шептать ругательства, чтобы не раздражать генерала.
   Поэтому совершенно естественно, что когда разбросанные в беспорядке вокруг серые валуны стали вдруг ломаться, крошась и превращаясь в человеческие фигуры, он спохватился последним. Апостолы уже стояли тесным кругом, внутри которого находились Проглот, Егерь и он сам, а Сет только захлопнул отвисшую в удивлении нижнюю челюсть. О том чтобы вынуть из заплечных ножен Рыжего, жнец и вовсе догадался, когда вокруг уже вовсю лязгало и сверкало. Будь он один его, пожалуй, успели бы зарубить уже раз двадцать.
   Сет ухватился за рукоять Ненависти, но затем поспешно отдёрнул руку. В такой толчее он, скорее всего, заденет отравленным лезвием кого-то из своих, а то и самого себя. Не хватало ещё вырубить товарища по оружию, силы и так были не равными.
   Одетых в белое с серебром нападающих было как минимум в два раза больше.
   Никакой паники или волнения апостолы не проявляли. Видимо тактика таких боёв была ими досконально отточена и не нуждалась в командах. Молча и слаженно двигаясь, методично отбивая и нанося удары, им удалось в считанные секунды увеличить пространство круга вдвое. Хотя каждый из них сражался одновременно с тремя, а то и четырьмя врагами.
   Сет быстро пересчитал нападающих - двадцать восемь. Четыре семёрки. Серафимы? Проглот же сканировал местность. Видимо маг крови не единственный кто может создавать покрывало скрывающее эманации жизни.
   Битва тем временем продолжалась. Белая форма серафимов, окантованная серебром и с серебряными же кольцами, бляхами и шипами расшитыми, где только можно, рябила в глазах с удручающей скоростью. Как апостолам вообще удаётся выдерживать такой бешеный натиск?
   Невозмутимее всех выглядел Мечник, обороняющийся сразу от четверых осов, он умудрялся ещё и помогать находящейся рядом Кат. Два её кинжала хоть и мелькали в воздухе с неимоверной скоростью, всё же были намного короче сабель серафимов, и приходилось ей не сладко. Её руки быстро покрылись свежими порезами по локти.
   Жнец решил, наконец, вмешаться в ход битвы. Улучив момент, когда Мечник слегка отклонился в сторону он, низко пригнувшись, вынырнул из-под его руки и попытался достать ближайшего и очень сосредоточенного на Кат серафима. Тот казалось, совершенно не замечал этих манёвров, пытаясь одновременным ударом двух сабель зарубить рыжеволосую ведьму. Когда выпад Сета практически достиг цели, серафим неожиданно и не переставая орудовать саблями, резко ударил его ногой в лицо. Обычный человек при таком раскладе обязательно бы потерял равновесие, а вот бело-серебряный воин даже не пошатнулся, продолжая неистово наседать на вампиршу. Жнеца же удар чуть не выбросил за другую сторону охраняемого вампирами круга.
   Проглот тем временем пытался хоть что-то сделать, но все его кровавые стрелы и заклятья пеплом осыпались с формы серафимов, совершенно не причиняя им вреда.
   Только Егерь совершенно не участвовал в схватке. Упав на одно колено, он сложил на нём руки и облокотил о них голову. Словно решив немного вздремнуть.
   Сет помотал головой, приводя в порядок "разбросанные" ударом серафима мысли. Как бы небыли искусны в битвах осы всё-таки они обычные люди. До скорости и силы вампиров им далеко. К тому же при такой интенсивности движений они неизбежно выдохнуться. Апостолам остаётся только измотать их. По возможности без потерь со своей стороны. Чем они собственно довольно успешно и занимались.
   Ужесейчас, через минуту после начала боя становилось заметно, что нападающие постепенно уменьшают натиск, явно потихоньку поддаваясь усталости. Вампиры же могут сражаться в подобном темпе часами.
   Вот уже Мечник ухитрился отсечь одному из осов половину ладони. Тот выронил одну из своих сабель, однако из боя не вышел только оскалился от боли.
   Как только Сет решил, что переживать не о чем и их победа только дело времени вдалеке раздался многоголосый истошный вой. На помощь к серафимам спешила уже знакомая разномастная армия, с которой апостолы уже сталкивались у старого кратера. Только теперь впереди неслось около полусотни здоровенных серых с проседью псов, которые собственно и подняли вой. Сразу за ними бежали их хозяева пилигримы с длинными луками. Благо хоть стрелять они не будут, побояться задеть своих товарищей сражающихся с апостолами. За пилигримами неорганизованной толпой но, не отставая, следовали послушники.
   Псы резко ускорились, оторвавшись от основной части бегущих людей.
   Жнец краем глаза заметил, что раны Кат столь многочисленны, что она уже не в силах удерживать свою почти чёрную кровь в теле и та разбрызгивается в стороны, превращаясь в пепел, если попадает на мундиры осов. Рукава её комбинезона уже давно лохмотьями свисали вниз.
   Сет в сердцах вынул из наплечной кобуры Глок. Неизвестно зачем прихваченный с собой (порох, проходя через портал, терял свои свойства, и от огнестрельного оружия здесь толку не было) и с силой метнул ближайшему серафиму в голову. Тот лишь на мгновение отвлекся, что бы увернуться, но Мечнику и этого оказалось достаточно, чтобы снести зазевавшемуся воину верхнюю половину черепа. На Кат теперь наседало только два противника.
   Но этого было чертовски мало. За эти секунды свора собак умудрилась покрыть половину расстояния до места схватки, на много опередив остальную армию. Апостолы время от времени кидали озабоченные взгляды в сторону приближающихся зверей.
   Единственные кто совершенно не обращал на их приближение внимания это Близнецы. Они, похоже, вообще не видели, что происходит дальше кончиков их клинков. Перекатываясь через спины, друг друга, ставя друг другу подножки и толкаясь, Близнецы вели себя как дерущиеся пьянчужки в каком-нибудь кабаке. Постоянно спотыкаясь и только чудом удерживаясь от падения, они умудрились, каким то образом проткнуть кинжалами и рапирами уже четверых осов. Постоянно вытворяя причудливые кульбиты. Парни вели себя настолько непредсказуемо что, скорее всего даже сами не знали какую пакость выкинут в следующее мгновение. Серафимы постепенно стали отодвигаться от них подальше, пытаясь найти цель более благоразумную.
   Сет вроде бы всего лишь на мгновение отвлёкся на "представление" Близнецов, а свирепое рычание уже раздалось совсем близко. Когда он повернул голову первый пёс уже был в прыжке, хищно оскалив морду.
   Мечнику и Кат с большим трудом удалось убраться с траектории его полёта, таким стремительным был его бросок. А вот серафим находящийся чуть дальше не смог вовремя сориентироваться, поскольку заметил пса только в последний момент. До этого обзор ему загораживала вампирша. Удар мощных лап попросту сшиб его с ног. Человек и зверь на мгновение слились в комок, а потом пёс без затей перегрыз осу горло и кинулся на следующего врага, им тоже оказался один из осов.
   В одну секунду ситуация резко изменилась. Не ожидающие подвоха серафимы были буквально вмиг растерзаны полусотней большущих разъяренных собак. Ведь на каждого из них приходилось по две мохнатые псины, которые действовали не только быстро и свирепо, но ещё и на удивление слаженно, будто управляемые компьютером в стратегической игре.
   Жнец даже толком не разглядел, что произошло, а тела врагов уже превратились в разорванное клыками кровавое месиво. Только одному осу удалось избежать участи остальных. Он слушком близко стоял к Клыку, баюкая наполовину отрубленную ладонь. Когда псы стали рвать бело-серебряных воинов, человек сгруппировался и опрометью бросился в центр круга защищаемого апостолами. Это было чистым самоубийством, и никто из вампиров не ожидал подобного манёвра именно поэтому серафиму и удался этот трюк.
   Он вдруг оказался прямо перед жнецом и снизу вверх взмахнул саблей. Время остановилось.
   Практически всю битву Сет пытался "включить ускорение" однако у него ничего не получалось и он уже перестал и пытаться а тут вдруг оно само "включилось". Жаль только поздно. Даже учитывая неимоверную скорость, с которой он мог двигаться в трансе ему уже никак не уйти от встречи с клинком сабли. Она его неминуемо настигнет. Серафим намеренно избрал удар снизу вверх - с той позиции, в которой они с Сетом находились жнецу просто никак нельзя избежать столкновения. Апостолы, конечно, убьют этого оса раньше, чем он сделает ещё один вздох, но будет это после того как ударит он сам.
   Жнец изо всех сил напряг тиски воли, сдерживающие время. Медленное движение сабли практически остановилось. Но она, конечно же, двигалась. Стоило только на мгновение расслабиться выскользнуть из транса и это еле заметное долгое скольжение резко перейдёт в стремительный практически незаметный глазу удар.
   Сет плыл в этом замершем мире, внимательно оценивая все возможные варианты. Вернее он пытался придумать хоть один вариант, по которому есть шансы остаться в живых. По всему выходило, что лезвие сабли войдёт в его тело где-то в районе пояса и выйдет через ключицу. То, что у серафима хватит сил разрубить его надвое, жнец даже не сомневался. Если попытаться сдвинуться в бок, то удар придётся сразу под рёбрами. Движение назад результата не принесет, поскольку серафим уже в рывке и всё равно его нагонит. Как ни крути... А если вперёд? Скорее всего, ос по инерции собьет его с ног, и они вместе свалятся на землю. Падать, правда придётся спиной на "голую" саблю, которая неизбежно окажется сзади, но это, пожалуй, лучше, чем перспектива быть разрубленным надвое.
   Сет плавно отпустил время, и неимоверно напрягая мышцы и волю, рванулся вперёд. Движение получилось дерганым, но энергичным. Сталь просвистела мимо. Серафим по инерции врезался в жнеца, и они обнялись, словно братья после долгой разлуки. Сабля (какое счастье) упала на землю плашмя, так что похитителю душ даже не довелось поцарапаться. Только воздух из лёгких вышибло при ударе о камни.
   Вот только серафим оказывается, совершенно не собирался сдаваться. Непостижимым образом он в мгновение ока отпустил саблю и в его руке оказался тонкий серебряный стилет.
   Конечно, и Клык и Мечник и стоящий ближе всех Крылатый уже спешили на помощь, занося свои клинки для удара, но Сет почему-то был уверен, что этот одетый в белое с серебром воин слишком расторопен, что бы опоздать проткнуть ему сердце.
   Жнец шире открыл глаза и призвал дух серафима в свою чёрную душу. Глаза восседающего на нём человека затянуло зеленоватой светящейся дымкой, и его жизненная сила устремилась к похитителю душ.
   Сет так спешил убить оса, что вытянул из него душу в одно мгновение, хотя обычно возился несколько минут. В голове жнеца зашумело и перед глазами разлетелось, поглощая всё вокруг яркое светящееся зелёным пламя.
  
   Вокруг раскинулся великолепный тронный зал из белого мрамора. Сводчатый потолок поддерживают чудесные резные колонны. Мрамор повсюду настолько белый и тщательно отполированный, что казалось, светится изнутри.
   Каждый сантиметр стен покрыт причудливым узором, изображающим стилизованные листья и цветы. Многочисленные высокие витражи от пола до потолка позволяли солнечным лучам беспрепятственно проникать внутрь, ярко освещая всё вокруг.
   Сет стоял практически у самого возвышения, на котором находился трон. Ещё несколько шагов и можно подняться по трем ступеням и прикоснутся к его подлокотникам и прямой спинке сияющей белизной. И хоть выполнен он был просто, как табуретка со спинкой, полированный мрамор придавал ему великолепие. Сидящий на нём неизбежно должен был проникнуться ощущением всемогущества.
   Жнец встрепенулся от неожиданности, но это его чисто волевое движение никак не отразилось на теле. Он был словно замурован в бетон и не смог даже скосить взгляд в сторону, вынужденный смотреть прямо перед собой.
   С каждой стороны от него стоят такие же, как он одетые в белое с серебром люди. Стоят так плотно, что локти их соприкасаются. Сет почему-то точно знал, что их ровно двадцать восемь и стоят они по семеро в четыре ряда, хотя повернуть голову и убедиться в этом он не может.
   На троне, приняв задумчивую позу, восседает эльф. Для похитителя душ все эльфы на одно лицо, поэтому от остальных перворожденных он отличается только золотым обручем на голове да белой мантией расшитой причудливой зелёной вязью. Эльф на троне небрежно окидывает взглядом четыре семёрки и поворачивает голову по левую руку, где стоят две смутно знакомые фигуры.
  -- Не маловато ли добровольцев Диграсса? - Голос его мелодичен и молод, но в нём слышится сталь власти и могущества. - Не недооцениваем ли мы опасность, исходящую от воина тьмы?
  -- Я достаточное время наблюдал за ним и могу уверенно сказать, что как фехтовальщик он ничто, мой лорд. Разве что его сила в магии.
   Оба обращают взгляды на третьего участника разговора.
  -- Я не силён в магии крови. - Спокойно отвечает Шинтисса на невысказанный собеседниками вопрос. - Но в качестве дополнительного преимущества предлагаю использовать на серафимах "штору".
  -- Их осталось всего три. Не слишком ли расточительно для устранения десятка нежитей? Жалкий полугодовалый жнец и неизвестные вампиры пускай даже ранга хозяин и так врядли сумеют долго сопротивляться моим подопечным. Это лучшие серафимы ордена. - Капитан стражи Диграсса пренебрежительно взмахивает рукой. - Ребята справятся. Так парни?
  -- Так точно! - Раздаётся дружный хор двадцати восьми глоток и Сет мимо воли кричит с остальными в унисон, хотя совершенно не собирался этого делать. Его тело словно живёт своей собственной жизнью, повинуясь кому-то другому. Похититель душ может только наблюдать.
  -- Похвальная уверенность. - Уголком рта улыбается хозяин трона. - Но скупой платит дважды. Можешь взять "штору" Шинтисса. Пусть серафимы не думают, что мы не беспокоимся о бойцах ордена. Тем более раз они лучшие.
  -- И всё же мой лорд может пока не поздно, отменим это мероприятие? - Шинтисса проводит рукой по только начинающим отрастать волосам на голове. - Не думаю, что Ясень мог отдать свой лист тьме.
  -- Мы достаточно спорили об этом мой друг. - Мягко, но непоколебимо отвечает сидящий на троне перворожденный. - Жнец это зло - так нам завещали предтечи, а твой Ясень всего лишь молодой дух маленькой рощи. Времена, когда мы слепо подчинялись духам давно прошли. Ты можешь сколько угодно играться в шамана, но помни что ты мой советник. На тебе ответственность. Ты готов рискнуть будущим нашего народа? Вспомни, что Некрос сделал с предтечами.
   Шинтисса склоняет голову в знак покорности. Блуждающий взгляд эльфа в золотом обруче останавливается на Сете. Мгновение они смотрят друг на друга, а затем глаза перворожденного начинают светиться зелёным. Яркая вспышка ослепляет жнеца, и он оказывается лежащим на камнях.
  
   Тело мёртвого воина придавившего Сета к земле было поспешно сброшено, и Клык рывком поднял жнеца на ноги.
  -- Цел?
  -- Угу.
   Сет разглядел голову поверженного серафима, частично она кусочками мозга была размазана по его куртке. Видимо все три удара находящихся рядом апостолов достигли цели, и череп человека просто разлетелся вдребезги. К горлу подступил комок, и жнеца передёрнуло от отвращения. Сами собой появились позывы к рвоте.
   Клык встряхнул его за лацканы куртки.
  -- На слабости нет времени. Отход. Егерь прикрой.
   При последних словах псы, окружающие апостолов встрепенулись и злобно рыча, устремились к приближающейся армии возглавляемой пилигримами.
   Егерь поднялся с колена. Из его глаз по щекам катились крупные кроваво-чёрные слёзы. Его несколько раз шатнуло из стороны в сторону, и он замахал головой взбадриваясь.
  -- Готово. Ух, жуткие твари. Дракона легче удерживать.
   Клык подтолкнул Сета, и вампиры бросились прочь. Задержался только Проглот. В его руках неизвестно как появился тёмный шар, который он тот час бросил в лаз, ведущий в Зал Призыва. Раздался хлопок, и нора исчезла, будто её и не было.
   На бегу, жнец покосился в сторону Егеря. В чём там его умение? Знахарь рассказывал, он может ментально контролировать несколько человек. Даже подготовленные к такому внутреннему вторжению осы иногда пасуют перед мощью этого апостола. Понятно, почему серые псы пилигримов обратились против своих же хозяев. Ими просто управлял Егерь. То-то зверюги вели себя так слаженно и разумно, разрывая серафимов.
   Далеко позади, послышался жалобный скулёж. Оглянувшись, жнец увидел, что псы так и не добрались до своих хозяев. Стрелки Ордена Серафимов - пилигримы, расстреливали своих любимцев из луков, не дожидаясь пока те приблизятся. Осы, наверное, в ярости, что приходиться убивать своих с таким трудом обученных псов.
   Сет всё ещё был под впечатлением от только что посетившего его видения и нагнал Мечника. Этот даже на бегу не откажет в ответе на самый глупый вопрос. Но спросить он ничего не успел, Клык вдруг с угрозой в голосе заревел.
  -- Проглот! Какого демона это было? Разучился сражаться? У нас должно было уйти в десять раз меньше времени на расправу с этими недоносками.
  -- Не ори! Я сам ничего не понимаю. Я действовал как всегда, отработанными методами. От моих заклятий просто не существует защиты. - Маг, похоже, был обескуражен.
  -- На них была "штора". Так её эльфы называют. - Сет ляпнул это мимо воли и сразу прикусил язык, мало ли чего ему там привиделось. Может, это была галлюцинация, а он тут будет умничать перед тысячелетними вампирами.
  -- "Шторы" у перворожденных закончились ещё при Каине. - Так же на автомате выпалил Клык и, осекшись, добавил. - Ты где слышал про "шторы"?
  -- Ну. Я когда выпил того серафима, у меня было видение.
  -- Это не видение. - Мечник не упустил случая поучаствовать в разговоре. - Ты воспринял его воспоминания. Думаю, ты пока не можешь контролировать этот процесс, поэтому воспоминание, скорее всего, было самое последнее или самое яркое из жизни. Когда потренируешься, сможешь просмотреть хоть всю память жертвы. Люди говорят, что когда они умирают, то у них перед глазами пролетает вся жизнь. Это правда. И ты можешь просмотреть эту жизнь, если пожелаешь.
  -- Хватит. - Клык перебил Мечника, поскольку тот явно намеревался развить тему. - Расскажешь это ему позже. Что ты видел Сет? Как можно подробнее.
   Жнец как мог подробно рассказал своё видение. Даже на всякий случай описал свои ощущения. Получилось немного раздуто, но никто его не перебивал, пока он не закончил.
   Клык взмахнул рукой и перешел на шаг. Его примеру последовали остальные. Затем он ловко запрыгнул на один из возвышавшихся в округе гигантских валунов и посмотрел в сторону преследователей.
  -- Я так и знал. - Сквозь зубы прошипел бывший генерал.
   Когда Клык спрыгнул с валуна, его место тот час занял Сет. На самой границе видимости он разглядел, что отряд осов возвращается назад.
  -- Они что разве не собираются нас преследовать?
  -- Конечно, собираются. Только ночью они нападать не будут. Вернуться назад соберут в лагере свои пожитки, и двинуться по нашему следу. Пилигримы и без псов легко его отыщут. Днем их отряд совершит марш бросок, что бы застать нас в какой-нибудь пещере или просто закопанных в землю и прячущихся от солнца. Тогда они нас беззащитных и возьмут. - Рассудительно объяснил вампир.
  -- Но вам ведь нет нужды прятаться от солнца. Вы ведь в непроницаемых комбинезонах. - Возразил жнец.
  -- Ага. Только серафимы об этом ещё не знают. Думаю, у нас в запасе пара дней пока они догадаются, в чем дело. Хотя это не важно мы всё равно скоро наткнемся на их пост.
  -- Какой пост? - Сет стал оглядывать округу, всё выглядело пустынным.
  -- Судя по тому, что ты рассказал, в дело круто замешаны перворожденные. - Вмешался Мечник. - Как ты мог заметить из истории со "шторой" - эльфы любят подстраховаться. Значит, в округе стоят посты серафимов, на случай если кто-то из нас сможет скрыться.
  -- А, еще, судя из истории со "шторой" они тебя очень сильно опасаются. - Добавил Клык. - С чего бы это интересно?
  -- С того, что он жнец. - Кат нагнала их и теперь шла сразу за спиной Сета. - Говорила я вам надо от него избавиться.
  -- А потом что? - Проглот вклинился между рыжей вампиршей и Сетом. - Искать нового?
  -- Обойтись вообще без них. - Отрезала Кат.
  -- Не получится. Я тебе сто раз объяснял. - Маг крови чуть помолчал и добавил почти шепотом. - Дура.
  -- Тихо. - Голос клыка отливал сталью. - Проглот прав. Ни от кого мы избавляться пока не будем. На данном этапе это глупо.
   Всё это они обсуждали на ходу, совершенно не стесняясь присутствия жнеца. Сет даже немного опешил от такого, а ещё больше он опешил, что Клык сказал "пока не будем". Похоже, Знахарь действительно говорил правду, когда рассказывал, что если апостолы решат его убить, они это сделают очень легко и без угрызений совести. А он то наивный надеялся, что они его бояться.
   Жнец немного замешкался и теперь оказался позади их маленького отряда. Он оглядел их. Что-то показалось ему неуловимо странным, но он так и не понял что.
  -- Не волнуйся мой лорд. - Похлопал его по плечу Проглот, который тоже немного отстал от остальных. - Я полностью на твоей стороне.
  -- Спасибо. - Рассеянно пролепетал Сет, глядя на удаляющихся апостолов.
   Наверное, даже к лучшему, что вампиры не таяться, прямо обсуждая возможность его устранения. По крайней мере, он знает, чего от них ожидать. С другой стороны ещё не известно как повернётся жизнь. Может он сам их всех перебьет в будущем. Чего зря переживать, если пока не можешь воздействовать на события. Время покажет.
   Отвлёкшись на эти мысли Сет, вдруг понял, что ему казалось неправильным в их отряде. Задавать вопросы он уже по традиции решил тому, кто не поленится ответить.
  -- Мечник.
  -- Что? - Фехтовальщик очнулся от задумчивости.
  -- А почему вас только двенадцать?
  -- Погоди мгновенье. - По лицу вампира скользнуло злорадное веселье, он нагнал Клыка и отвесил ему увесистый пинок. - Я же говорил, он заметит раньше чем через пол года.
   Клык только притворно закатил глаза от такой фамильярности и, оглянувшись через плечо, бросил:
  -- Расскажи ему. Всё равно спешить некуда.
  -- Знахарь ведь не рассказывал тебе о Безликом? - Менторским тоном начал Мечник и, не дожидаясь ответа, продолжил. - Начну издалека. Вампиры как ты знаешь, могут постепенно изменять свой облик. Кат, например, любит выглядеть обворожительной шатенкой, а Проглот толстым стариканом. Но такие изменения можно проделывать в известных пределах, изменяя складки на коже и прослойки под ней. Это способны делать даже полукровки. Более глубокие изменения организма доступны только хозяевам. Я, конечно, смогу за месяц отрастить себе рога только со временем они всё равно рассосутся, так как они чужды моему телу. Поэтому чтобы вырастить у себя настоящие полноценно работающие крылья, как у нашего летуна, нужно внести изменения в память своего тела, которая содержится в маленьких частичках, из которых мы состоим.
  -- В ДНК клеток. - Понимающе подсказал Сет.
  -- Что? - Мечник непонимающе моргнул.
  -- Частички, из которых мы состоим это - клетки в них находиться "память тела" - ДНК. Изменяя структуру ДНК можно изменять саму природу организма.
  -- О. - Апостол понимающе закивал. - Так ты будешь умничать или слушать старшего товарища?
  -- Умолкаю. - Примирительно заулыбался жнец.
  -- Хозяева могут менять не только себя, но и свои создания. Именно таким образом Каин дал крылья Крылатому. Получилось не очень хорошо, и летать Крылатый так и не научился. Подозреваю, что Каин просто тренировался на нем, прежде чем проделывать такие же изменения в себе. Трёхпалые кисти рук и копыта вместо ног он сделал и себе, а вот неудачные крылья не стал.
  -- Не такие уж они и неудачные. - Вставил Крылатый. - Я, по крайней мере, могу парить.
  -- Пари на здоровье летун. - Бросил Мечник. - И не мешай. Так вот. Если с телом всё более-менее просто: не получилось что-то, можно вернуть, как было изначально, то с мозгом всё сложнее. Изменяя мозг - изменяешь мышление и восприятие. Это конечно заманчиво. Сам понимаешь - сила это всего лишь сила, а вот мудрость и ум это уже истинное могущество. Только вот если даже с крыльями у Каина получилось не с первого раза то с мозгом шутки плохи на порядок выше - можно запросто превратиться в полного недоумка, не могущего и двух слов связать не то, что вернуть всё как было раньше. Создатель строго настрого запрещал нам даже эксперименты с телом не то, что с мозгом.
  -- А Безликий ослушался?
  -- У него была предрасположенность к изменениям. То на что у Каина уходили века, он постигал за недели. Понемногу создатель, видя его успехи, снял свои запреты для Безликого, возбраняя ему только опыты с разумом.
  -- Но Безликому этого было мало. - На автомате добавил Сет.
  -- Может, сам расскажешь?
  -- Прости. Больше не буду.
  -- Во время войны Безликому удалось выпросить у Каина командировку в один из дальних гарнизонов. Мы не видели его, почти пять лет. А когда увидели, ужаснулись - он превратился в практически неуязвимое могучее создание, отличное от всего что мне доводилось когда-либо видеть. К несчастью при этом он стал совершенно безмозглой и неуправляемой тварью. Гарнизон лежал в руинах, все воины были высушены или уничтожены им же. Единственный кто хоть как-то мог повлиять на него это Молчун. До этого они были довольно близки. Представь: огромный сильный и живучий вампир, просто "повелитель войны" - слепо подчиняющийся Молчуну. Каину такое положение вещей, конечно, пришлось не по нраву. Но вот уничтожить Безликого у него не получилось. Слишком уж хорошо у того вышло превратить себя в не убиваемого монстра. Создатель только и смог что заманить его поближе к Сумеречным землям и запечатать пещере.
  -- А как же Каин собирался проводить ритуал без тринадцатого апостола?
  -- Он и не собирался он вытащил Безликого перед самым ритуалом. Как он это проделал загадка, но когда мы пришли в Зал Призыва, тот был уже там прикован к одной из колонн. Впечатляющее зрелище должен заметить. Ростом на три головы выше Клыка. Громадные руки, достающие до самого пола с длинными и острыми как кинжалы когтями. Голова, напоминающая собачью. Чёрная шерсть. Шерсть кстати защищала его от солнца и на ощупь была как стальные прутья.
  -- Всего-то, а ты говорил не убиваемый монстр. Громадная помесь собаки с гориллой. - Скептически заметил жнец. - Убить то его всё равно можно.
  -- Тут дело даже не в том, что он сотворил из себя внешне главное то, что было внутри. - Возразил Мечник.
  -- А что внутри?
  -- Тут тебе понятнее Проглот объяснит. Он в этих делах лучше разбирается. Я больше по кузнечному делу мастер.
  -- Угу. - Сразу же отозвался маг крови, будто только и ждал, когда Мечник предложит ему продолжить рассказ. - Ты же понимаешь Сет, что дело вовсе не в силе и скорости противника, а в его уязвимостях. Проткнув или вырвав у вампира сердце его можно обездвижить. Кровь больше не циркулирует по телу и не распространяет энергию. Начинается "умирание". В таком состоянии мы конечно беспомощны, но не мертвы, если есть товарищи желающие помочь, например полукровки, они могут запросто излечить раненного, таская ему жертв. Постепенно сердце даже вырванное из тела снова восстановится.
  -- Мне Знахарь про это и так все уши прожужжал. - Вклинился Сет. - Ближе к делу.
  -- В общем Безликий избавился от такой неудобной штуки.
  -- Каким это образом?
  -- Рассредоточив сердце по всему телу. Сердце - это всего лишь насос, перекачивающий кровь, а он превратил вены и артерии в сосуды, которые сами проталкивали кровь по телу. Получилось, что вся его кровеносная система и есть сердце.
  -- Разумно. - Кивнул жнец. - Не глупый парень ваш Безликий.
   Молчун при этих словах ударил кулаком в раскрытую ладонь и кивнул, взглянув на Сета. Выразил, видимо, полное согласие с его замечанием.
  -- Каин кстати тоже потом себе такое сделал и остался, весьма доволен. А в знак награды уважил просьбу Безликого отправиться в дальний гарнизон. Где Безликий понимая, что сердце сердцем, а главная уязвимость голова - решил проделать то же самое и со своим мозгом. Ведь только мозг не поддается лечению. Отрубив вампиру голову, ты его до конца не убьешь, как и в случае с сердцем голову можно приложить к телу и она приживется, но вот если наступить на черепную коробку... Хрясь! - Теперь уже Проглот повторил жест Молчуна, ударив в раскрытую ладонь. - Это смерть окончательная.
  -- И что Безликий раскинул мозг по всему телу? - Недоверчиво поднял брови жнец.
  -- Ну, ты несколько упрощаешь процедуру, но в целом так и есть.
  -- Но тогда связи между нейронами мозга стали бы слишком длинными и электрические импульсы слишком долго бы пробирались по синоптическим связям. Безликий стал бы "медленно соображать". - Раздумывая на ходу, тихо проговорил Сет.
  -- Не знаю, что ты там бормочешь про нетро... нейроны и элек... электрические импульсы, но соображать, как ты выразился, Безликий после этого, по-моему, перестал вообще. - Закивал Проглот, коверкая незнакомые слова.
   Молчун презрительно фыркнул, неодобрительно покосившись на мага крови, но тому, казалось, не было до этого никакого дела.
  -- Потому то Каин и пытался его уничтожить. Впрочем, безрезультатно. Последний раз он изрубил Безликого в куски и разбросал их по округе. Не помогло. Сердце есть - кровь циркулирует, часть мозга тоже присутствует - Безликий возрождался вновь.
  -- Погоди-ка. - Опешил жнец. - Но тогда из каждого куска должен был вырасти новый монстр.
  -- Тьма. - Воскликнула Кат. - Какой из него лорд? Он же просто ребенок.
   Никто, однако, на её реплику внимания не обратил. Проглот терпеливо стал объяснять.
  -- Жизнь не есть наличие мозга и сердца. Жизнь - это душа, а душа - совокупность тела и духа. В какой части Безликого оставалась душа та и возрождалась. Всё просто.
  -- А почему Каин просто не сжег останки?
  -- Пытался. Любая отсеченная конечность Безликого мгновенно обрастала чёрной шерстью. Шерсть эта была совершенно невосприимчива к жару и солнцу. Пришлось создателю довольствоваться заточением Безликого в пещеру.
  -- А после заточения вас в колонны, что с ним стало?
  -- Скорее всего, Каин снова упёк его в какое-нибудь подземелье. Может он и до сих пор там.
  -- Угу, Молчуна ждёт. - Ехидно заметил один из близнецов, второй захихикал.
   Молчун неторопливо и со звоном немного выдвинул оба своих клинка из ножен, недовольно поглядывая на близняшек. Те сразу примолкли.
  -- В любом случае прошло уже слишком много времени, чтобы думать, что он жив. - Задумчиво произнёс Мечник.
  -- Но ведь никто из нас не почувствовал что он умер. - Сказал Егерь, явно обращаясь к Молчуну.
   Тот только с силой загнал свои короткие мечи обратно в ножны и неопределенно повёл плечами.
  -- А вы чувствуете, если кто-то из вас умирает? - Спросил жнец.
  -- Мы же не простые вампиры, мы апостолы...
  -- Хватит. - Резко оборвал Мечника Клык и, заметив обращенный на себя удивленный взгляд Сета, поспешно добавил. - Поглядывайте вокруг. Пора бы нам уже нарваться на засаду.
   Все замерли напряженно прислушиваясь. Вокруг было тихо. Клык знаками приказал всем оставаться на месте и, повернувшись к Тени, кивнул. Тихий убийца бесшумно скользнул вперёд и скрылся за валунами.
   Не прошло и десяти секунд, как он так же тихо появился. Его подбородок был испачкан кровью.
  -- Сюда.
   Все двинулись за Тенью. Буквально в двадцати шагах у одного из валунов показалось тело послушника с развороченным клыками горлом. Ещё один послушник мерно посапывал, привалившись спиной к камню.
   Видимо они несли вахту по очереди, один спит, второй охраняет. Тень умудрился высушить человека стоящего на посту и при этом, не разбудить его товарища спящего в двух шагах.
   Кат протиснулась между апостолами и, выхватив из рук спящего палицу с кривыми шипами, ударила его кулаком в лицо.
   Человек очнулся, с ужасом и непониманием оглядываясь вокруг.
  -- Малик. Малик! - Закричал он но, увидав своего напарника с разорванным горлом, осёкся и, обведя безнадежным взглядом фигуры вампиров, с ненавистью выговорил: - Ангелы уже знают, что вы здесь. Скоро вам наступит конец.
  -- Заткнись. - Сказала рыжая вампирша, небрежным ударом в челюсть, прерывая его монолог.
  -- Что он имеет в виду? - Спросил жнец.
  -- Что где-то в округе сидит Ангел серафимов и ментально ощупывает все дозоры. Как только что-то с одним из них происходит, Ангел мгновенно об этом узнаёт. - Пояснил Мечник.
  -- Скоро они придут. - Прохрипел послушник, сплевывая выбитые зубы.
  -- А вот это врядли. - Возразил ему Клык, задумчиво поглаживая подбородок. - Иначе они оставили бы тут не двух недоделанных вояк, а пару серафимов, чтобы те нас задержали до их прихода. Думаю, ваши офицеры просто использовали вас как сигнализацию, зная заранее, что вы умрёте и, пожертвовав вами для высшей цели.
  -- Ложь! - Завопил послушник.
  -- Заткнись. - Кат снова двинула парню в челюсть.
   Со стороны казалось, что её удары небрежны и слабы как простая пощечина, но на самом деле губы пленника уже превратились в кровавую кашу, а многие зубы были выбиты. То ли она знала, как правильно бить, чтобы достигнуть максимального эффекта, то ли просто сказывалась невероятная сила вампира.
  -- Хм. - Клык тем временем продолжал размышлять в слух. - Такие меры безопасности чересчур уже даже для эльфов. По отдельности - да, но всё вместе - блаж. Если только они заранее не знали, с кем имеют дело, а так же часть наших планов. Кто-то им докладывает.
  -- Кто-то из нас? - Егерь с подозрением покосился на близнецов, те с показным возмущением устремили взгляд к небу.
  -- Больше некому. - Отрезал Клык, в упор, разглядывая всех апостолов по очереди. Затем его взгляд остановился на Сете, а брови приподнялись.
  -- Может пленного спросить? - Подала голос Кат.
  -- Врядли ему доверят такое знание.
  -- Но я спрошу на всякий случай.
  -- Я ничего не скажу проклятые исчадья тьмы! - Закричал послушник. - Вы ничего от меня не добьетесь.
   Кат со своим невозмутимым "заткнись" снова врезала парню и спокойно вынула из-за пояса длинный и плоский нож с зазубринами, отдаленно напоминающий пилочку для ногтей. Затем так же спокойно воткнула его в коленную чашечку пленника и стала проворачивать, достигая каких-то только ей известных болевых точек.
   Послушник взвыл. Вой этот раздавался над молчаливыми валунами, окружающими вампиров почти десять ударов сердца. Затем он перешел в хрип и, наконец, в еле слышные мольбы.
  -- Я расскажу. Я всё скажу. Не надо. Оракул. Это всё оракул. Пощадите. Я... Я скажу.
  -- Ну, говори. - Вампирша вынула нож и облизала лезвие.
  -- Оракул. Эльфам все предсказывает оракул, а они говорят нам. Оракул видит будущее...
  -- Чепуха. - Перебил его Проглот. - Будущее нельзя предвидеть оно изменчиво как волны и ветер, оно будет меняться даже потому, что ты его уже видел и узнал что будет.
  -- Я дежурил у врат оракула. - Горячо возразил послушник. - Я слышал, как он говорит с перворожденными. Он предвидит...
  -- Много там перворожденных? - Заинтересованно вклинился Клык.
  -- Двое.
  -- Часто сменяются?
  -- Сменяются? - Пленник непонимающе заморгал.
  -- Меняют караул у оракула эльфы часто? - Угрожающе надвинулся генерал.
  -- Нет караула. Мы с Маликом несли караул. - Человек показал на своего мёртвого напарника. - Светорожденные только иногда приходят и говорят с оракулом. Их же осталось всего двое.
  -- Кого двое? - Вампиры с удивлением уставились на пленника как на умалишенного.
  -- Светорожденных.
  -- А остальные где?
  -- Ушли на небеса. - Человек судорожно сглотнул, видя, что ему не верят. - Давно. Много лет назад.
  -- Да что ты несёшь? - Не выдержал Сет. - Я недавно был в их деревне там полно эльфов.
  -- Это - отверженные. Истинные перворожденные ушли на небеса. - Пленник приложил ладонь к груди, а затем выставил её к небу, видимо производя какой-то религиозный жест. - Мы не общаемся с отверженными, только со светорожденными, а их всего двое.
  -- Видящий будущее оракул. Эльфы умерли. - Начал рассуждать Клык. - Тьма.
  -- Они не умерли. - Послушник повторил свой жест. - Они вознеслись в небо.
  -- Заканчивай эту ахинею. - Махнул рукой генерал. - Кат узнай, где этот оракул и заткни его. Эти вопли мешают мне думать.
   С этими словами он отошел в сторону, задумчиво почесывая затылок. Апостолы собрались вокруг Клыка, ожидая его решения.
  -- Сет видел в памяти серафима как минимум троих эльфов, и происходило это собрание совсем недавно. - Начал Мечник.
  -- Меньше прислушивайся к словам. - Замотал головой Клык. - Архангелы осов напичкали голову парня бредом, и он свято верит что это - правда. Суть в том, что общался он только с двумя остроухими и те не выставили караул у такого значимого объекта как "видящий будущее оракул". Тот поведал им о нас достаточно, что бы напугать их, но эльфы посылают своих шавок осов, что бы разделаться с нами, вместо того чтобы прислать толпу "танцующих с клинками". Похоже, их действительно только трое или немногим больше, именно поэтому они нас и бояться. Это объясняет и "штору" и перестраховки с постами. Может остроухих и больше чем три, но явно недостаточно для войны с апостолами.
   Генерал Каина зловеще улыбнулся, обнажив свой единственный клык. Его глаза, как и всегда когда вампиры выражали эмоции остались совершенно бесстрастными.
  -- Пожалуй, всё не так плохо как казалось. Единственный доставляющий нам неприятности фактор - оракул. Предлагаю нанести ему визит и покончить с этим недоразумением. - Клык повернул голову к приближающейся Кат. - Где это чудо мироздания?
  -- Да буквально в двух шагах. За пару факелов доберемся. - Довольно ответила вампирша, вытирая окровавленные губы.
  -- Веди.
  -- Глава 28 (Оракул)
   Никто больше не произнёс ни слова. Каждый видимо обдумывал, что их ждет, если оракул действительно окажется способным предвидеть будущее. Не мог же он не "увидеть" что его придёт убивать банда вампиров. Лица апостолов оставались непроницаемыми, но напряжённость всё-таки ощущалась. Кат уверенно вела их к месту, где находился оракул.
   Солнечные лучи только недавно открыли для себя земли Заката, но молодая зелёная поросль уже начинала пробиваться между камней. Её было мало, и выглядела она чахло, но пройдёт несколько лет, затем столетий и возможно уже ничто не будет напоминать людям и эльфам о событиях происходивших здесь под правлением Каина.
   Через сотню шагов Сет обнаружил, что Проглот идёт рядом.
  -- Мой лорд. - Зашипел маг крови. - Могу я задать вопрос?
  -- Проглот, зачем этот подобострастный тон. Вы только что спокойно обсуждали возможность моего устранения, а теперь это: "мой лорд". - С раздражением оборвал его жнец.
  -- Если ты заметил, я был всецело на твоей стороне.
  -- Ага. Скажи еще, что из-за твоего доброго отношения ко мне. Сто процентов, что у тебя есть личные основания для моей защиты и охраняешь ты только свои интересы.
  -- Не буду отрицать. Но ведь это чудесно, что у нас есть общие цели. Ты хочешь выжить - я хочу, чтобы это у тебя получилось. Чем не повод для сотрудничества?
  -- Какого сотрудничества?
  -- Да любого. Ну, например, для обмена информацией. - Проглот заговорщицки понизил голос, хотя они оба осознавали, что говори они хоть шепотом, остальные их прекрасно услышат, вампиры есть вампиры слух у них превосходный.
  -- Прекрати ходить вокруг да около. - Сет намеренно сказал это громко, не намереваясь принимать правила игры навязываемые магом. - Что ты хочешь?
  -- Ладно. - Проглот закатил глаза, сдаваясь, и продолжил обычным тоном. - Ты действительно разбираешься во всех этих вещах, о которых говорил?
  -- О каких вещах?
  -- Нейроны, электрические импульсы.
  -- А. Ну настолько насколько и каждый ученик средней школы. Стандартный курс обучения.
  -- У вас такому даже учат детей? - Брови мага крови взметнулись вверх. - Это же ...
  -- Обычная практика для тех, кто не в состоянии жить веками. - Продолжил за него жнец.
  -- А ну да. - Проглот опустил взгляд и как-то виновато просительно произнёс. - Не мог бы ты рассказать что-нибудь такого рода.
  -- Что именно?
   Апостолы, шагающие вокруг, притихли, явно заинтересовавшись разговором. Они конечно и до этого сохраняли полное молчание, но теперь даже стали тише идти. Тема явно была для всех интересной. Сет усмехнулся, покачав головой. Ну, прямо как малые дети оказавшиеся невольными свидетелями "взрослых" разговоров - вздохнуть бояться. Думают, что приобщаются к великому и тайному, а на самом деле Знахарь уже всё это знает давным-давно и, тем не менее, остаётся безнадежно проклятым.
   Суть не только в знаниях, которые может дать наука. Один человек, оторванный от остального человечества, даже будучи профессором физики врядли сможет в одиночку построить электростанцию. Нужно сообщество умов способное слаженно взаимодействовать. Но даже это почему-то не помогло вампирам, живущим на Земле. А ведь вампиры далеко не люди их умения таковы что, более-менее разбираясь в том же геноме один из них, конечно, чисто теоретически может натворить немало дел. Не важно добрых или злых. Имея доступ к научным достижениям и более менее стабильную иерархическую структуру, они всё же, как крысы прячутся от "слабых" людей.
   В памяти Сета вновь всплыло понимание, что он понятия не имеет где находиться. Что это за мир раскинувшийся вокруг? Его размышления были бесцеремонно прерваны вопросом Проглота.
  -- Почему, например ты решил, что Безликий потеряет разум, если "раскинет" свой мозг по телу? Он ведь и сам этого не знал, пока не попробовал.
  -- О. Ну ты спросил. - Сет почесал затылок, возвращаясь к начатой теме. - Для меня ответ очевиден, но объяснить его тебе проблематично. Тут нужно иметь хоть немного понятия об электричестве и клетках. Эдак мне придётся рассказывать всю школьную программу с самого начала.
  -- Ну, хоть в общих чертах.
   Жнец шумно выдохнул. Как объяснить принцип работы двигателя внутреннего сгорания существу с образованием каменного века? Разве что зайти с другой стороны и растолковать исходя из общих понятий естественного отбора.
  -- Как, по-твоему, зародилась жизнь?
  -- Кхм. - Проглот развёл руками. - Ты о рождении детей?
  -- Нет. Я о появлении людей, животных и растений вообще.
  -- Никогда об этом не задумывался.
  -- Боже! Ему тысяча лет, а он никогда об этом не задумывался. - С сарказмом передразнил его Сет. - Именно поэтому вы вампиры и не правите миром, хотя могли бы. Пожалуй, среди вас только один и "задумывался" - Некрос. Не удивительно, что его империя развалилась сразу же после его смерти. Ладно. Проехали.
   Жнец осадил сам себя. Чего это его потянуло поучать старших. Тем более что Некрос был не совсем вампиром даже скорее совсем не вампиром. Видимо накопилось раздражение после схватки с серафимами.
   Вокруг раскинулся всё то же безжизненный и каменистый пейзаж. Свидетель "мудрого" правления Каина и апостолов. Наверное, это так же действовало на нервы. Почему бы и не потрепаться? Помниться когда он был человеком "пустая" болтовня его немного успокаивала.
  -- В общем так. - Сет сам не заметил, как его тон приобрёл менторские оттенки. - У человечества существуют две теории появления жизни. Первая: Теория эволюции и естественного отбора. Смысл в том, что выживает самый сильный и приспособленный, слабые умирают - это и есть естественный отбор.
   Жнец окинул взглядом "аудиторию" возражений не поступило.
  -- Считается, что изначально жизнь зародилась крошечным существом - одноклеточным организмом, которое даже нельзя разглядеть невооруженным взглядом. Под воздействием определённых факторов этот организм постепенно менялся и размножался, а поскольку выживают только сильнейшие то и в живых остаются только те, у кого эти изменения полезны и они в свою очередь передают эти изменения потомкам. Так постепенно природа сама вырастила сначала растения, а затем животных и человека.
  -- В смысле организм менялся? - Подал голос Мечник. - У людей есть такие же умения как у Безликого?
  -- Нет. Такие изменения по научному называются мутации. Они могут происходить спонтанно, например, при воздействии на организм радиации, а не только по воле вампира.
  -- Радиации? - Взгляд Мечника стал заинтересованным, по крайней мере, настолько насколько вообще взгляд вампира может выразить какую-нибудь эмоцию.
  -- Про радиацию не будем. - Поспешно вставил жнец. - Я в ней сам не очень разбираюсь.
  -- Ладно. - Снова вклинился в разговор маг крови. - Это понятно и ясно. Выживает самый приспособленный. При чём тут безумие Безликого?
  -- Сет хочет сказать. - Начал Клык, вот уж парень, всегда глядящий в корень дела. - Раз природа сама до сих пор не создала существо с таким мозгом, значит дело это безнадёжное. Я прав?
  -- Да. - Кивнул жнец. - Я бы мог ещё развить идею на счёт синоптических связей и электричества, но это очень долго. Поэтому объясню просто. Чего нет в природе, то врядли будет жизнеспособно. Если хотите правильных мутаций ищите образчики в животных. Вот вам простой пример: Крылатый. Я на вскидку вижу по их неестественности, что его крылья придуманы из головы. Возьми Каин за образец крылья летучей мыши, и летун бысейчас, легко порхал над нами как мотылёк.
  -- Ты можешь что-то исправить? - В глазах Крылатого не смотря на всю вампирью холодность засветилась надежда.
  -- Думаю да. - Медленно выговорил Сет. - Но не раньше, чем научусь правильно тебя изменять.
  -- Значит, все мы появились из маленькой живой точки и постепенно превратились в нас? - С сомнением выдала Кат.
  -- Некоторые так думают, но это только теория. Сам я в неё не очень верю. - Жнец вырвал маленькую бледно зелёную травинку между камней и зажал между зубами.
  -- Почему? - Удивился Клык. - Вроде бы достаточно разумная теория.
  -- Ну. - Не хотелось Сету начинать эти препирательства, но шагать молча тоже скучно. - Главная движущая сила эволюции это мутация. И если свои мутации вы можете проводить сами, то у человека они появляются спонтанно, как я уже говорил. Так вот мутации бывают трёх типов. Первые: летальные - ведут к смерти мутанта. Встречаются редко. Вторые: нейтральные - от них не холодно не жарко.
  -- Вырастет у молчуна ещё один язык, больше от этого разговаривать он не станет. - Близнецы дружно захихикали.
  -- Пример подходит. - Заулыбался Сет. - Эти мутации бывают одна на тысячу летальных. И третьи: полезные. Думаю это вам понятно. Так вот полезные мутации случаются - одна на тысячу нейтральных. Как же мутация может быть движущей силой, если полезные мутации бывают так редко? Если уж на то пошло даже Безликий и Каин не смогли провести над вами правильных изменений, куда уж неодушевлённой природе. Мне по духу ближе вторая теория - Сотворение.
  -- Сотворение?
  -- Существует всемогущая и всегда существовавшая сущность, которая и создала всё что есть.
  -- Бог? - Зашипел Клык. - Мои родители верили в Бога. Он не помог им, когда в город пришли орды Каина.
  -- А он должен был? - Спокойно парировал жнец. - Он даровал людям свободу выбора и не его вина, что эту свободу люди тратят на причинение друг другу страданий. А ещё меньше его вины в том, что некоторые люди посчитали для себя приемлемым превратить себя в вампиров. Ты же не считаешь что вампиры отдельная раса?
  -- Друзья. - Проглот был сама любезность. - Оставим теологические споры. Вы лучше скажите, как вторая теория вписывается в безумие Безликого.
  -- Так же как и первая. - Разъяснил Мечник, назидательно поднимая указательный палец в небо. - Всё совершенное уже создано, а раз оно создано, нечего придумывать чепуху. И ещё одно наблюдение: по-моему, ты слишком тупой чтобы быть магом.
  -- Зато вместительный. - Проглот погладил свой объемистый живот.
  -- То же, правда. - Легко согласился Мечник.
   Дальнейший разговор как-то распался сам собой. Видимо возможность наличия Бога как такового была для нежити не очень приятным обстоятельством. Сет припомнил, что во всех прочитанных им библейских книгах, если и встречалось упоминание о каких-либо магах или нежити отношение к ним у Господа было сугубо негативное. Это вампиров врядли радовало.
   Часть пути прошли молча. Восток постепенно стал светлеть, и вампиры беспокойно поглядывали в ту сторону, где скоро взойдёт солнце. Не пропускающие ультрафиолет комбинезоны, конечно, не позволят солнечным лучам навредить им, но привычка бояться светила никуда не делась.
  -- Мы почти на месте.
   Кат указала на тёмный провал пещеры виднеющийся неподалеку. Никакого поста. Никакой охраны. Ничего. Просто вход. Клык с подозрением огляделся вокруг, недовольно кинув взгляд на рождающийся рассвет.
  -- Очень похоже на ловушку. Так, похоже, что эльфы просто не могли принимать участие в её создании. Слишком явно.
  -- Даже люди не настолько глупы. - Добавил Мечник. - Что, по-твоему, это значит?
  -- Что внутри нас ждут большие неприятности. - Клык медленно провёл рукой по подбородку, раздумывая.
  -- Тактическое отступление? - Проглот нервно потёр руки.
  -- Только продлит агонию, раз оракул каким-то образом выдаёт остроухим наше местоположение с ним нужно что-то решать. Готовьтесь. - Клык надвинул капюшон и натянул специальные непроницаемые для ультрафиолета очки, затем проверил, легко ли выходит из ножен меч.
  -- А может в Империал всё-таки? - Сет тоже подёргал Рыжего за рукоять, но вовремя понял, что в схватке будет только мешать апостолам.
  -- Менять шило на мыло. Тем более раз мы уже здесь.
   По рядам апостолов прокатилось шуршание. Все застёгивались и надевали капюшоны, попутно проверяя оружие.
   Из доспехов плоти Проглота начали вылезать змейками юркие струйки чёрной крови. Они оплетали его, постепенно превращая в тёмный силуэт. Скоро он стал напоминать игрушечного солдатика из темной пластмассы.
   Первым в пещеру вошел Таран, наперевес держа в руках здоровенную алебарду. Её древко было металлическим и состояло из нескольких частей насаживаемых одна на другую. Можно было собирать и разбирать её как телескопическую удочку. Использование для рукояти металла было понятно: никакое дерево не выдержит веса той похожей на обоюдоострый топор массивной штуки, которая венчала его орудие. Похоже, эта вещица весила не меньше своего владельца. На памяти жнеца Таран вынул и собрал своё оружие впервые. Видимо дело плохо.
   Первые несколько десятков шагов туннель пещеры ничем не отличался от других таких же штолен. Постепенный спуск вниз. Отполированные сквозняком и водой серые стены, поросшие мхом. Гулкое эхо шагов по разбросанному гравию.
   Но затем каменистая структура резко изменилась, будто их отряд пересек невидимую границу. Дальше стены оказались выложены из разномастных осколков скалы и были скреплены между собой вязкой и липкой слизью.
   Проход не вилял из стороны в сторону, не сужался, как в обычных пещерах, а был ровным и полого спускался вниз. Его конец был виден из далека, что ещё больше наводило на мысль о ловушке.
   Они приблизились к глухой стенке венчающей тоннель. Вблизи она оказалась совсем не каменной, как можно было подумать, а словно состоящей из мышечных волокон плавно сужающихся к середине. Что-то вроде мышечной мембраны разделяющей желудок с пищеводом Сет видел такую в учебнике анатомии.
  -- Задница. - Пробасил идущий первым Таран.
   Что ж такое сравнение тоже подходило. Жнец усмехнулся и одновременно вздрогнул. Поскольку после реплики Тарана мембрана резко распахнулась, расширяя круглое отверстие от центра к краям и обнажив перед ними просторный грот. Такое её открытие ещё больше убедило Сета в правильности подобранного Тараном сравнения.
   Потолок слабо светился от обилия синеватого мха. Стены были естественного происхождения и лишь в нескольких местах виднелись следы вмешательства в природный строительный процесс. На полу, свернувшись полукольцом, лежало гигантское осьминожье щупальце совершенно неуместное в данном антураже.
   У щупальца в вальяжных позах с полуулыбками на лицах стояли два перворожденных. Апостолы слаженно ворвались внутрь, замерев на пороге грота в боевых стойках. Сет благоразумно спрятался за их спинами. Один из светорожденных казался ему смутно знакомым, но он решил списать это на то, что светорожденные все на одно лицо.
   Щупальце шевельнулось, приподняв кончик горизонтально вверх. Явный знак - предупреждения.
   Противники разглядывали друг друга. Вампиры в напряженном молчании. Эльфы с видом непринуждённого превосходства. Их было всего двое, но беспокойства по этому поводу они явно не проявляли.
  -- Всё-таки оракул снова оказался прав, Санриэль. - Даже замкнутое пространство пещеры не портило плавную текучесть эльфийской речи. - Они не простые вампиры.
  -- Я это прекрасно вижу Диграсса и без твоей язвительности. - Эльф шагнул ближе, разглядывая пришедших, его светлые волосы стягивал серебряный обруч, а облегающий балахон был точной копией того, что Сет видел в памяти серафима на главном эльфе только темнее. - Что ж Лотариэль узнает, что ты добился определённых успехов. Возможно, скоро твои друзья станут добавлять "эль" к твоему имени. Но пора заканчивать эту эпопею. Оракул, убей их.
   Стремительно, так что никто из апостолов даже не успел двинуться, щупальце взметнулось вверх и практически без замаха подхватило обоих эльфов и размазало по стене. Причём удар был настолько силен, что их действительно размазало в прямом смысле слова. Даже кости поблескивали на камне мелкой подробленной крошкой, обрамлённые мешаниной из мяса и крови.
   У Сета отвисла челюсть. Молчун же тем временем неторопливо подошел к вернувшейся на прежнее место щупальце и по-братски похлопав её ладонью, ударил себя в грудь.
  -- Я тоже рад встрече Молчун. - Грубый голос казалось, заполнил всю пещеру и исходил отовсюду.
   Из нагромождения покрытых слизью камней у стены, медленно поднялась огромная продолговатая голова. Чёрная шерсть и единственный светящийся тусклым алым светом глаз чудесно гармонировали с полной акульих зубов пастью способной в один присест проглотить лошадь. Из пасти отвратительными лохмотьями выпадала прозрачная слизь, похоже, именно с её помощью были скреплены камни в коридорах пещеры.
   Жнец даже непроизвольно шагнул назад. Апостолы же напротив подались вперёд, отбросив опасения.
  -- Не ожидал, честно говоря. - Клык скрестил руки на груди. - Ты впервые меня удивил Безликий.
  -- Надеюсь, приятно удивил? - От голоса оракула сотрясало стены.
  -- Безусловно. - Кивнул генерал. - Прояснишь ситуацию? А то я признаться теперь и понятия не имею что делать дальше. Ты же знаешь такое со мной не часто. Откуда ты здесь?
  -- После неудачного ритуала в Зале Призыва Каин приковал вас к колоннам, а меня запер в этой пещере. На её стены он наложил мощное заклятье делающее невозможным мой выход наружу. Тут я и обитал какое-то время, безрезультатно пытаясь выбраться. Со временем даже для моего не обременённого интеллектом мозга стало понятно, что выйти отсюда, используя только грубую силу не получиться. Когда я, наконец, понял что истинная сила в мудрости, то стал изменять себя в нужную сторону. Учитывая то печальное состояние, в котором находился мой разум, на это ушла уйма времени. Я пришел в себя только триста лет назад, остальное время, потратив на улучшения своих умственных способностей до максимума. Как вы понимаете, этот максимум очень ограничен без владыки.
   Клык прокашлялся. Совершенно ненужное действие для вампира, что не укрылось от внимания Сета, но в данный момент он был всецело поглощен историей Безликого, чтобы задавать вопросы.
  -- Пару лет назад возросшие ментальные силы моего мозга с головой выдали меня серафимам. К тому времени я уже открыл выход, поэтому Осам ничего не стоило проникнуть в мою келью. Как вы видите, я лишил своё тело мобильности и в результате оказался на положении пленника. Пришлось убедить их в моей полезности, чтобы избежать уничтожения. Их очень заинтересовало моё умение просчитывать варианты будущего. Я, конечно, не могу в точности увидеть, что произойдет, но с высокой вероятностью могу предсказать события конечно при наличии всесторонней информации.
  -- Похоже, у нас теперь появился новый стратег. - Усмехнулась Кат.
  -- Меня удовлетворят и лавры тактика. - Холодно ответил на её замечание Клык. - Что было дальше?
  -- Ментально я могу прощупать Земли Заката почти полностью и, конечно же, я сразу вас обнаружил ещё спящих. Благодаря этим моим поискам меня и почувствовали ангелы Осов.
  -- Ты нас сдал. - Проницательно закивал головой генерал.
  -- Мне пришлось. Сам я не смог бы в моём нынешнем теле до вас добраться, а серафимы не дали бы мне измениться, поэтому, когда появился жнец, я сделал всё возможное что бы вы пришли ко мне сами. Несколько умелых намёков остроухим и они собственноручно пригнали вас прямо ко мне.
  -- Твои действия могли нас убить. - Клык сделал несколько шагов, с деланным интересом разглядывая стены пещеры.
  -- Я надеялся, что ты выкрутишься. Поэтому я подтолкнул жнеца именно к тебе, когда он появился в зале. Ты же понимаешь, что в лапах серафимов я бы не уцелел, да и вообще без клейма я бы долго не протянул.
  -- Так ты что же ментально управлял мной, когда я тут появился? - Сет таки пересилил себя и подошел к громадной голове ближе. - И при чём тут клеймо?
  -- Твоя очередь выкручиваться. - Клык вскинул брови глядя в единственный глаз Безликого и зло добавил. - Стратег.
  -- Выслушай меня внимательно Сет и прежде сем судить попытайся поставить себя на наше место. - Голос, наполнявший пещеру, немного ослаб, пасть Безликого не шевелилась, когда он говорил, наверное, это была разновидность ментального воздействия. - Ты, конечно, понимаешь, что апостолы многого не договаривают, а многое и откровенно скрывают. Более того, дажесейчас я не обещаю открывать тебе всего. Это не потому, что мы замышляем какие-то коварные планы просто ты не готов к обладанию некоторой информацией.
   Сет усмехнулся.
  -- Ты мне только что напомнил бывшего директора нашего завода. Он нам на собрании "втирал" что мы не готовы получать большую зарплату. Мешки для денег, наверное, нужно было пошить в качестве подготовки.
  -- Понимаю твой сарказм, но уясни и ты что новобранцам, никогда не доверяют заточенный меч в первый день тренировок. Просто потому что они могут сами о него пораниться. Для начала хватит и деревянной палки. Эта информация такое же оружие и она, безусловно, будет твоей в своё время. Даже то, что я скажу тебесейчас, может сильно навредить апостолам, а в конечном итоге и тебе самому. Поэтому не спеши использовать это знание и положись пока на нас. В будущем мы будем только рады, если ты воспользуешься им, но не раньше, чем обретешь мудрость.
  -- А кто будет решать, что я обрёл достаточно мудрости?
  -- Только ты сам. Я считаю, что ты уже достаточно мудр, что бы определить этот момент, когда это случиться. Именно поэтому я расскажу тебе о клейме.
  -- Может рановато? - К удивлению Сета это сказал Проглот вроде бы бывший "всецело на его стороне".
  -- Да теперь уже деваться некуда. - Язвительно заметил Клык.
  -- Безликий ещё свободен, между прочим. - Вставила Кат.
   После её слов мембрана за спиной Сета свернулась, отрезав единственный путь к отступлению. Щупальце Безликого переместилось и полукругом скрутилось вокруг ног жнеца. Жест далеко не двусмысленный. Сет замер.
  -- Решать вам братья. - Громогласно пронеслось по пещере. - Я выполню вашу волю, даже если мне придётся после этого умереть. Но решайте здесь, исейчас.
  -- А тьма. Я "за". - Выпалил Проглот после секундной паузы.
   Долго раздумывать было не в его привычках. Остальные молчали задумавшись. Сет тоже задумался, как бы ему половчее выбраться, если апостолы всё-таки решат его убить, и с ужасом понял, что выхода у него нет. Остаётся только покорно ждать решения братьев.
   Прошло несколько ужасно долгих мгновений.
   Апостолы стали по одному кивать головами. Это, конечно, несомненно, трактовалось как согласие, только вот непонятно с чем они соглашались. С убийством или чем-то другим.
   Когда все вампиры единогласно определились, Клык тихо произнёс:
  -- Да будет так.
   Щупальце убралось к дальней стене и тягучий голос Безликого снова наполнил пещеру.
  -- Меня зовут Безликий, и я клянусь служить тебе вечно. Либо пока ты или смерть, не решите, что мой долг оплачен.
   Голова монстра склонилась к полу толи в поклоне толи, чтобы Сету было удобнее, до неё дотянутся, и замерла в ожидании.
   Вместе с облегчением от развязки "неудобной" ситуации пришел и черёд его выбора. Впрочем, выбор был не богат: развернуться и бежать сломя голову в "радостные" объятия серафимов или поставить метку-клеймо на Безликого. Вот только с серафимами отношения не заладились с самого начала, так что пришлось довольствоваться оракулом. Сет привычно скользнул в транс и направил энергию для создания клейма.
   Аура каналов духа внутри громадной одноглазой головы стразу после нанесения метки стала заметно мощнее. В других апостолах жнец не замечал таких резких изменений но, теперь приглядевшись к остальным вампирам, увидел, что их каналы тоже заметно окрепли. Может, конечно, это результат восстановления сил после длительной спячки, но как-то странно выглядело это усиление. Как будто каналы становились не ярче от приходящей в них энергии, а шире увеличиваясь в объеме. Вампиры не восстанавливали былые силы, а обретали новые - занятное наблюдение.
  -- Ну, давай Безликий, вручай обезьяне гранату. - Сет с вызовом уставился в огромный глаз.
  -- Что ты знаешь о клейме? Я понимаю, что не много, но что бы я не повторялся...
  -- Это своего рода маяк, по которому я смогу найти любого помеченного мной вампира.
  -- Это одно из свойств клейма. Ещё одним свойством является то, что клеймо увеличивает потенциал апостола где-то в три раза.
  -- Любой помеченный мной вампир автоматически становиться в три раза сильнее?
  -- Я сказал апостол.
  -- Да какая разница?
  -- В том то и дело что разница есть. Некрос задумывал тринадцать колонн не для того чтобы бездумно плодить нежить, а как инструмент для создания слуг. Апостолы изначально сильнее простого вампира, но их сила полностью открывается, только если они служат повелителю. Именно поэтому апостол не может получить статус хозяина в "свободном" состоянии. Только с меткой.
  -- Почему же не поймать полукровку и не заставить его поставить на вас клейма, а самого запереть где-нибудь в высокой башне? - Сет почесал затылок в недоумении.
  -- Ты уже знаешь ответ. Клеймо на вампире может поставить только более сильный вампир, иначе оно рассосётся. В данный момент найти более сильного, чем любой из нас практически невозможно - серафимы постарались.
  -- Зачем же почти каждый из апостолов пытался снять с себя мою метку?
  -- Просто в качестве проверки. - Мечник шагнул ближе и доверительно добавил. - На самом деле мы в тебе нуждаемся.
  -- Но не "зарывайся". - С вызовом произнесла Кат. - Вариант с высокой башней можно применить и к тебе.
   Сет переводил взгляд с одного лица на другое. Прочитать что-либо по этим бесстрастным лицам конечно не реально, но похоже на этот раз апостолы не врут. Вот только его не покидало ощущение, что они ещё и как всегда чего-то не договаривают.
  -- Не вижу смысла в скрывании этой информации. - Задумчиво произнёс жнец. - Ну, становитесь вы сильнее после нанесения клейма - мне это только на руку. Что ж вы носитесь с этой информацией как с великой тайной, есть ещё что-то верно?
  -- Да. - Безликий бросил извиняющийся взгляд в сторону Клыка. - Никто из нас не может причинить тебе какой-либо вред. Разве что только косвенно. Так что мы перед тобой совершенно беззащитны, ты можешь убить любого, на ком стоит твоя метка, и не встретишь никакого сопротивления. Это достаточный повод для сокрытия этого знания?
  -- Пожалуй. - Сет снова оглядел стоящих вокруг вампиров. - А как же разговоры о моём устранении и тому подобное?
  -- Блеф. - Проглот развёл руками. - Для поддержания так сказать статуса.
  -- Постойте, но ведь Клык не апостол он ведь дослужился до звания генерала из полукровок. - В голове жнеца роем носилось множество вопросов, но к языку "прилипали" почему-то не совсем те, что, но собирался задавать.
  -- С помощью колонн Каин возвёл меня в апостолы. - Возразил Клык.
  -- И всё же что-то мне кажется, вы не договариваете ребята. - С сомнением оглядел Сет присутствующих. - Да и вообще я не совсем понимаю, как эта штука работает. Как это вы не можете причинить мне вред?
  -- Клеймо на ментально-гипнотическом уровне наносит нам те повреждения, которые бы мы хотели нанести тебе, и происходит это, за мгновение до того как мы нападём.
  -- Звучит как сказка.
  -- И, тем не менее, это так.
  -- Ну, хорошо. А как тогда...
  -- Думаю, твои вопросы никуда не денутся и смогут подождать. - Терпеливо заметил Безликий. - В отличие от толп серафимов, которым их ангелы прямосейчас докладывают, что потеряли со мной связь.
  -- Почему же эти толпы не атаковали нас изначально?
  -- Новый стратег подсуетился я полагаю. - Язвительно сказал Клык.
  -- Да я убедил их, что большое число нападающих может вас спугнуть, и вы затаитесь. Но теперь, когда моё предательство раскрыто они направят сюда всю свою мощь.
  -- Тактическое отступление? - Проглот прямо затопал на месте от нетерпения поскорее убраться подальше от осов.
  -- Куда? - Развёл руками Клык. - Может новый стратег посоветует?
  -- К Империалу конечно. - Безликий не обращал внимания на постоянные попытки генерала поиздеваться, оставаясь совершенно спокойным, а может просто, его ментальная речь не предусматривала передачу эмоций. - Это единственное безопасное для нас место.
  -- Детские сказки. - Грубо вставил Клык. - Даже Некрос не смог пробиться к оку колодца. Нас импы просто сожрут на завтрак. Даже если мы победим их, то не сможем защитить такую большую крепость от осов и эльфов.
  -- Эльфы никогда не войдут во врата Империала им запретили Предтечи. То же самое касается и серафимов. Это закон. - Голос Безликого почему-то совсем не оставлял эха.
  -- Откуда такая точная информация? - Клык не оставлял своего тона полного сарказма.
  -- Вовремя открытые уши и глаза мой друг. Тебе ли не знать как это иногда важно. После того как остроухие решили, что я в их власти они не особо таили свои разговоры. Что касается импов, то у Некроса не было никого кто смог бы прикоснуться к адамантовому оку, а сам он не совался на нижние этажи. У нас я так понимаю, есть такое преимущество. - Глаз Безликого уставился на жнеца.
   Все взоры обратились в сторону Сета, ожидая его реакции, а ему в этот момент отчётливо вспомнились слова Клыка о том что, скорее всего в такой операции импы разорвут любого приближающегося к оку в клочья. От воспоминания он поёжился как от холода. Видя замешательство жнеца, вмешался Клык.
  -- Молчишь? - Сету показалось или в уголке губ генерала мелькнула ехидная улыбка. - Ты же так рвался в Империал.
  -- Можешь предложить идею лучше? - Растерянно произнёс жнец, вдруг осознав, что между намерением и действием огромная разница.
  -- Да, похоже, выбор невелик или это или гибель в неравной схватке с серафимами. - Генерал бросил в сторону Безликого злой взгляд. - Новый стратег постарался.
  -- Да уж. - Вставила вампирша. - Спасая свою задницу, брат Безликий, ты нас изрядно подставил.
  -- Хвала тьме, что на моём месте не было тебя сестрёнка. - Парировал одноглазый монстр. - Иначе никаких "нас" уже не существовало бы.
  -- Слушай ты одноглазая шавка... - Начала Кат.
  -- Хватит. - Резко оборвал её жнец. - Не будем терять время на пустые препирательства. До Империала ещё идти и идти.
   Он развернулся и молча зашагал к выходу. Оставшиеся последовали за ним, на ходу подтягивая капюшоны и одевая снятые в пещере защитные очки. Снаружи уже взошло солнце.
   Только Клык всё ещё стоял на месте в упор глядя на Безликого.
  -- А что будем делать с этой тушей? Я так погляжу, он тут корни пустил.
   И правда, одноглазая голова покрытого чёрной шерстью монстра крепилась к могучей шее, а та в свою очередь глубоко уходила в тело пещеры. Там в естественных нишах и переходах она разветвлялась, кое-где появляясь снаружи в виде щупалец и безобразных наростов. Безликий в прямом смысле слова сросся с пещерой представляя собой гигантского спрута заполнившего своим телом всё возможное пространство подземелья. Только грот, в котором они находились, был более-менее свободен. Вытащить его отсюда было невозможно чисто физически.
  -- Можешь за меня не волноваться братец. Уж до Империала я как-нибудь доползу.
   Его голова напряглась, подалась вперёд и с громким чавкающим звуком оторвалась от "насеста" на котором крепилась. Прямо под брюхом этой головы обнажились маленькие и многочисленные ножки-щупальца. Ловко переплетаясь, они плавно и достаточно быстро двинули Безликого вперёд.
   Оставленное без хозяина остальное тело спрута безвольно расслабилось и на глазах стало разлагаться. Апостолы поспешили покинуть пещеру.
  
  -- Глава 29 (Империал)
   Как оказалось, даже находясь в непроницаемом для солнечных лучей подземелье, Безликий не отказался от оберегающей его шерсти. Она блестела на открытом свете переливаясь всеми оттенками чёрного. Раньше Сет даже не думал, что у этого цвета бывают оттенки и теперь, с удивлением замечал, что это так.
   При свете дня Безликий оказался не таким уж и большим, да и не таким уж и ужасным, как выглядел в пещере. Его кажущиеся слабенькими и слишком тонкими для такого тела ножки проворно семенили по камням земель заката, так что он не отставал от остальных бегущих вампиров. Однако было заметно, что такая скорость дается ему с трудом. Одноглазый монстр двигался на пределе своих возможностей и если бы по природе своей не являлся нежитью давно бы уже выбился из сил.
   И всё же его скорость была недостаточной для запросов Клыка. Поэтому генерал неоднократно и в достаточно грубой манере "распекал" Безликого требуя двигаться быстрее, раз уж он умудрился посадить им на хвост стаю осов.
   Хотя в сущности никто из апостолов бежать быстрее всё равно не собирался из-за боязни упасть и повредить свой защитный комбинезон. Вокруг ведь вольно плескались убийственные солнечные лучи.
   Сету подумалось, что вампиры чувствуют себя, как космонавты в скафандрах в условиях открытого космоса. От смерти их отделяет только тонкая и нежная полоска ткани. Если бы в такой ситуации они повстречали серафимов - бой, пожалуй, был бы не долгим.
   Они подошли к стенам Империала в середине дня. Учитывая то, что им предстояло пройти внутри этих стен, Сету они показались угрюмыми и мрачными. Он поспешно первым проскользнул в приоткрытые ворота, что бы не выказать своего страха.
   На огромной площади перед замком, выдолбленным в толще яйцеобразной скалы, как и тогда когда он был тут прошлый раз, царил абсолютный порядок. Ни мусора, ни птичьего помёта даже ни единой травинки не пробивалось между стыками плит выстилающих эту площадь. Да и сами плиты были точно вымыты шваброй.
   О чистоте тут заботились импы. Возможно,сейчас, они выжидают и прячутся, но как только солнце сядет... Сет поежился, прикидывая, на что может быть способен среднестатистический имп. Они конечно маленькие и, скорее всего слабые, но если их тысячи они просто задавят противника числом.
   Кавалькада вампиров между тем уже углубилась в сам замок. Впереди шел Клык отлично знающий дорогу к подземельям. Сами подземелья были детально этаж за этажом прорисованы Сетом на пыльном полу Зала Призыва и выучены апостолами еще, когда он первый раз уговаривал их придти сюда. Единственный кто не видел этих рисунков Безликий, но он вдруг вырвался вперёд.
  -- Дальше поведу я.
  -- Это почему? - Возразил генерал. - Мы отлично знаем планы этих подвалов из свитка Некроса.
  -- Этому свитку тысячи лет. Импы изменили расположение некоторых ходов. После того как я услышал о нём, то тщательно исследовал земные недра. Кое-что теперь не соответствует свитку.
  -- Похоже, ты следил за мной постоянно и везде. - Недовольно заметил жнец.
  -- Только с этой стороны арки портала.
  -- Не нравиться мне эта затея. - Клык взялся за рукоять меча, а затем глянул на Сета. - Может, передумаешь?
  -- Давайте уйдём и просто спрячемся. - Затараторил Проглот. - Я замотаю нас в такое покрывало, что ни один ангел не обнаружит. Ну, их этих импов с их оком. Заляжем в спячку на пару столетий, и серафимы о нас забудут.
  -- Зато не забудут эльфы. - Генерал продемонстрировал свой единственный клык, изображая улыбку. - Не забывай, что кое-кто недавно ухлопал двоих. Теперь остроухие не отстанут от нас до скончания времён. Полагаю это так же часть твоего гениального замысла Безликий?
   Одноглазая голова не стала вступать на шаткую почву неприятной темы, а поспешно юркнула в один из проходов лестницей уходящий вниз. Остальные послушно последовали за ней.
   Солнечные лучи проникали даже сюда сквозь прозрачные для них стены Империала. Сет всё не переставал удивляться этой особенности материала скалы, поочерёдно переходя то на вампирское, то на человеческое зрение. Теперь это выходило у него само собой - как моргнуть.
  -- Сквозь стены ничего не видно но, тем не менее, солнечный свет сквозь них проходит. - Сказал он, обращаясь больше к себе, чем к кому-либо. - Чудеса, блин.
  -- Говорят, предтечи сделали это что бы не тратиться на освещение. - Вставил Мечник.
  -- А я слышал, что они были всевидящие и свет им ни к чему. - Возразил кто-то из близнецов, а другой сразу добавил. - Это что бы нежить не могла днём проникнуть в замок.
  -- Не помогло. - Усмехнулся Проглот. - Некрос раздавил их как мух.
  -- А импы раздавили Некроса. - Угрюмо проворчал Клык. - Повторяю ещё раз придти сюда - плохая идея.
  -- Интересно, а импы нас уже видят? - Передёрнула плечами Кат.
  -- Проглот, осмотрись.
   После слов генерала маг крови остановился, глаза его закатились, а обнажившиеся белки медленно приобрели кровавый оттенок. Так он простоял некоторое время, а затем замотал головой.
  -- Если импы днём и бодрствуют, то я их не чую, а вот у стен собралась кое-какая компания.
  -- Это серафимы я за ними уже некоторое время наблюдаю. - Пророкотал отовсюду голос Безликого. - Не волнуйся сюда они не сунуться.
  -- А вот мне показалось, что они как раз обсуждают именно эту идею. - Не сдавался маг.
  -- А ты можешь услышать, что они говорят? - Вскинул брови Сет.
  -- Не может. - Ответил за него новый стратег апостолов. - Да и врядли кто сможет, это же серафимы, они обучены никого не пускать в свои головы.
  -- А как ты следил за мной?
  -- Именно так и следил. Заглядывал к тебе в мысли и смотрел вокруг твоими глазами и ушами, но теперь, когда ты знаешь об этом этот фокус уже не получиться. Вот смотри.
   Сет ощутил лёгкое головокружение, и сразу появилось неприятное чувство в области затылка. Истинным зрением он увидел тёмные щупальца, тянущиеся к его голове и мысленно отсёк их. Ощущение пропало.
  -- Видишь? - Спросил Безликий. - Для этого даже не нужно уметь управлять энергиями. Простого мысленного сопротивления вполне достаточно. Можно конечно попытаться проникнуть в мысли силовым методом, но это будет уже слишком заметно, да и опять же сработает не с каждым.
  -- Хватит трепаться. - Прервал его Клык. - Лучше смотрите внимательнее вокруг.
   В постепенно спускающемся вниз коридоре стали попадаться боковые ответвления. Действие дневного светила практически перестало ощущаться. Воздух вокруг стал затхлым, хотя для вампиров это особого значения не имело - никто из них не дышал.
   Безликий уверенно вёл их вглубь катакомб. Сверившись с картой у себя в голове, Сет обнаружил, что идут они обходными путями и дорога займёт значительно больше времени, чем он предполагал.
   Никакой живности на встречу не попадалось. Даже вездесущие пауки не плели в этих тоннелях своей паутины, а может просто импы её старательно убирали ночами.
   Тишину нарушали только шуршащие шаги апостолов. Когда отряд изредка замирал - прислушиваясь, вокруг было так тихо, что жнецу казалось, будто он оглох.
   Коридоры всё тянулись и тянулись, воздух в помещениях становился всё тяжелее. Наконец они достигли точки, в которой солнечные лучи перестали чувствоваться совсем. Вампиры, повинуясь жестам генерала, дружно сняли защитные капюшоны и очки, проверили оружие. Таран снова с лязгом собрал свою алебарду. Этот звук раздался вокруг как взрыв, вызвав волну неодобрительных взглядов.
  -- Да прекратите. - Пробасил мирфилиевый гигант. - Они уже давно знают, что мы здесь.
  -- Почему тогда не нападают? - Огляделась Кат.
  -- Ждут момента. - Таран сделал алебардой пробный выпад.
  -- Драку начинать как можно позже. - Распорядился Клык. - Главное скорость продвижения. Что там по карте?
  -- Скоро выйдем к нужному месту. - Произнёс одноглазый апостол, направляясь дальше.
  
  
   Нужным местом оказалась развилка с пятью уходящими в разные стороны туннелями.
  -- Дальше коридоры остались без изменений. - Безликий тяжело опустился на пол. - Я буду ждать тут.
  -- Не забыл ещё свой чудесный план жнец? - Генерал вынул из ножен клинок. - Надеюсь когда нас прижмут эти мелкие недомерки ты уже будешь у цели. Если я увижу, что импы нас одолевают, а тебя всё нет, мы уйдём. Тень прикрой лорда.
   Апостолы молча повернулись и ушли в крайний правый туннель. Это была кратчайшая дорога к Колодцу Импов. Дорога, по которой не смог пройти даже великий император Некрос. Теперь это попытается сделать горстка ещё не оправившихся полностью вампиров. Оставалось надеяться - импы не догадаются, что это только отвлекающий манёвр и бросят все силы против них, позволив тем самым жнецу прорваться к оку.
   Сет провёл взглядом удаляющихся апостолов. Им с Тенью придётся сделать изрядный крюк, прежде чем они окажутся у Ока. Затем ещё нужно будет разобраться, как оно работает. Если он не будет достаточно расторопен, путь назад ему уже не светит.
  -- Чёрт! - Вздохнул жнец. - Он мне уже не светит.
  -- Что мой лорд? - Оглянулся вынимающий кинжал Тень.
  -- Ничего. Пошли.
   Тихий убийца оглядел своё оружие и спрятал обратно, затем шагнул в проход и растворился в темноте. Не то чтобы он полностью стал невидим, приглядевшись можно было различить неясные очертания, но только если Тень находился в движении. Стоило ему замереть, и он полностью сливался с окружающим пейзажем, становясь неясной тенью на стене.
   Сету быстро стало казаться, что он идёт по туннелю в полном одиночестве. Закинув руку за спину, он вынул из заплечных ножен свой меч, в голове сразу же раздался шепот. Словно клинок только и ждал этого момента впрочем, скорее всего так и было.
  -- По руке чую, идём убивать. - Рыжий как всегда был в своём репертуаре. - Кто будущая жертва?
  -- Импы. - Жнец заставил себя говорить мысленно, что бы не сбить с толку убийцу скользящего рядом.
  -- Фи. То уйму времени ко мне не прикасается, то вытаскивает, что бы бить разную мелочь достойную только пинка ногой. Когда будет настоящее сражение?
  -- Если будешь меня отвлекать, и я пропущу момент нападения на свою персону то никогда. Кстати импов будет много. - Жнец тяжело вздохнул и нехотя добавил. - Очень много.
  -- Очень много говоришь? - В голосе Рыжего появились заинтересованные нотки. - Ладно. Так уж и быть. Покажу тебе, что значит обладать таким могучим артефактом как я.
   Клинок вдруг стал намного легче, а рукоять легла в ладонь так, что совсем не ощущалась. Сет даже скосил взгляд, что бы убедиться, что по-прежнему держит оружие в руках.
   Коридор круто свернул вправо, и всё круче уходил вниз. Пол стал неровным и при этом мокрым и скользким. Приходилось чаще смотреть под ноги.
   Когда жнец в очередной раз скосил взгляд вниз, перед его лицом брызгами рассыпались разноцветные искры. Тень убрал свой кинжал, торчащий острием прямо у носа Сета, обратно в ножны.
  -- Будьте осторожны мой лорд. Импы довольно проворные создания.
   Действительно тихий и умелый убийца. Жнец даже не заметил прыгнувшего ему в лицо человечка, а Тень успел выхватить оружие и перехватить его в полёте. Благо импы разлетаются мелкими искрами от малейшего повреждения. Будь это хомячок, он непременно успел бы укусить нерадивого похитителя душ за нос перед смертью, а так лишь осталось ощущение покалывания кожи статическим электричеством.
   Сет перестал смотреть под ноги и начал внимательно оглядывать стены. В них стали чаще попадаться отверстия с небольшую дыню размером. Именно из такой норки выпрыгнул имп. Лучше уж поскользнуться и неуклюже упасть, чем подставить своё нежное горло маленькому гадёнышу с очень острыми и длинными когтями.
   Его внимание было скоро вознаграждено. В одном из отверстий мелькнула юркая тень. Жнец успел взмахнуть клинком, ещё до того как имп прыгнул из своей норы, метя ему в голову. Маленькое тельце нарвалось в полёте на ржавый меч и красиво разлетелось маленьким фейерверком. Только отдельные искры не разбежались в разные стороны, как это было от удара кинжалом убийцы, а красиво сплелись в маленький торнадо вокруг меча и втянулись в лезвие.
  -- Мало, но приятно. - Зашептал Рыжий. - Ты говорил их тут много. Врал да?
   Шепот ещё продолжался, когда из других нор и просто из углублений в стенах посыпались маленькие комочки. Они падали на пол разворачивались, превращаясь в смешных человечков с большими головами, и стремительно бросались в атаку. Считать их просто было некогда.
   Сет стал размахивать клинком из стороны в сторону, иногда подымая остриё вверх, чтобы сбить в полёте особо ретивых импов успевших подпрыгнуть. Коридор наполнился звуками скребущих по камням когтей и неясным бормотанием.
   В принципе защищаться в таком узком проходе было делом не сложным. Враги могли зайти только с одной стороны. Странно, что они не нападали сзади. Видимо тыл прикрывает Тень. Оборачиваться и проверять так ли это времени не было. Похититель удовлетворился уже тем, что на спину и шею ему никто не запрыгивал.
   Через мгновение после начала схватки впереди уже ничего нельзя было разобрать из-за вихрей рассыпающихся искр и вспышек. Можно было лишь наугад размахивать клинком перед собой. Сет старался проделывать это как можно быстрее. Его клинок теперь весил как ивовый прутик практически лишенный инерции. Размахивать им было одно удовольствие.
  -- Иииияяяя! Хааа! - Рыжему явно нравился такой поворот событий.
   Всё больше светящихся точек собиралось вокруг меча, постепенно втягиваясь в сталь. Скоро клинок стал напоминать бенгальский огонь только искры летели не наружу, а во внутрь, предварительно делая пару витков вокруг лезвия. Со стороны смотрелось красиво.
   Внезапно, так как и началось, свечение впереди померкло. Последние искры были затянуты мечем внутрь себя любимого и коридор снова оказался пустым и тихим. О развернувшемся бое напоминали только несколько царапин на стенах, куда жнец ударил излишне размахнувшись. Несмотря на лёгкость клинка, царапины были довольно глубокими, словно это Таран прошелся тут своей алебардой.
  -- Яркое светопреставление. - Тихо прокомментировал Тень, он всё-таки оказался за спиной Сета. - Не пора ли нам перейти на рысь мой лорд пока эта эпопея не повторилась? Убитые вами импы снова возродятся из своего колодца и быстро доберутся сюда по своим маленьким проходам.
  -- Твоя очередь быть впереди. - Похититель душ учтиво взмахнул рукой, уступая дорогу.
  -- Как будет угодно.
   Они побежали. Было странно бежать за кем-то и не видеть его спину. Сет основательно пересмотрел карту подземелий в своей голове. Поскольку провожатого идущего первым невозможно ясно рассмотреть, можно было нечаянно свернуть не в тот поворот и заблудиться. Приходилось в выборе дороги надеяться только на себя и молиться, чтобы Тень выбрал тот же путь.
   Пару раз впереди ярко вспыхивали умирающие импы. Тень, даже не замедляясь, успевал убивать встречающихся на пути человечков. Возможно, именно поэтому массированная атака не повторялась, некому было докладывать - все разведчики молниеносно погибали.
   Несколько раз, жнец бежавший не смотря себе под ноги, поскользнулся, едва не растянувшись на полу. Рыжий только сдавленно посмеивался. Вообще-то было несколько неуютно постоянно слышать в своей голове чей-то шепот и смешки, это отвлекало.
   Очередной смешок шепчущего меча только на мгновение привлёк внимание Сета и тут же перед ним промелькнул нужный поворот. Запоздало попытавшись среагировать он неловко повернулся на бегу и грудью врезался в угол стены. От удара его отбросило, и он завалился на спину, больно стукнувшись об пол.
  -- Блин! - В сердцах воскликнул жнец. - Рыжий! Не мог бы ты заткнуться!
  -- Мой лорд? - Тень уже стоял рядом, предлагая руку в помощь.
  -- Да вот засмотрелся на красоток.
   Тихий убийца недоумённо огляделся вокруг. Естественно никого не увидел и помог ему подняться. Сет потёр ушибленные места, их оказалось довольно много, но лечение он решил отложить на потом.
   Они прервали свой забег всего на несколько секунд, но и этого уже оказалось достаточно - импы повалили из всех щелей. Тень стремительно развернулся и начал двигаться дальше, попутно убивая все, что попадалось на его пути. Действовал он умело и быстро.
   У жнеца такого опыта битв не было, да и защитники колодца теперь вели себя несколько по-другому, нападая и обоих концов коридора. Скоро он оказался облеплен мелкими телами с ног до головы. Ещё пытаясь размахивать мечем, он сделал несколько шагов в сторону своего напарника по бою и был просто сбит с ног всё пребывающими импами.
   Они суетились, пытаясь поскорее разделаться со своей жертвой, толкаясь и мешая друг другу. Именно поэтому Сет всё ещё был относительно цел хотя мелкие царапины и укусы ужасно саднили. В душу похитителя закралась паника. Он стал конвульсивно биться, пытаясь освободиться.
  -- Тень! - Голос его зазвучал приглушенно от сразу же полезших в открытый рот маленьких ручек с длинными когтями.
   Губы мгновенно покрылись царапинами, а на языке появился привкус крови. Сет инстинктивно сомкнул челюсти, откусывая чьи-то пальцы. Перед глазами полыхнули знакомые искры. На мгновение появилось чувство, будто лижешь девяти вольтовою батарейку, зато лицо оказалось свободным.
   Поскольку от тихого убийцы помощи не последовало - видимо он имел массу своих проблем, Сет попытался собраться с силами. Он принялся упорно кататься по полу, пытаясь своим весом как можно плотнее прижимать наседающих импов к шероховатой поверхности камня. Маленькие человечки лопались, как надувные шарики стоило только посильнее надавить. Стало заметно свободнее двигаться. Несколько раз, перекатившись от стены к стене коридора, он поднялся и сделал кувырок вперёд ближе к вампиру. Последних импов он уже уверенно сбил мечём, на эльфийский манер крутанув клинком вокруг себя.
   Вместе с Тенью они быстро расчистили пространство вокруг и нападения прекратились. Коридор снова был тих и пуст.
   Жнец тяжело опёрся о стену, чисто машинально переводя дух. Его штаны и куртка представляли собой жалкое зрелище - набор лоскутков и ниток, кое-где забрызганных кровью.
  -- Нам лучше поторопиться мой лорд. - Спокойно произнёс апостол. - Осталось совсем немного.
  -- Вперёд. - Устало выдавил из себя похититель душ.
   И снова быстрый бег по узким коридорам подземелья. Сет старался не думать ни о чём кроме дороги, лишь изредка бросая взгляды в места возможного присутствия импов. Впрочем, движущийся впереди Тень надёжно очищал путь от потенциальных нападений.
   Главное не останавливаться, иначе в следующий раз число нападающих может возрасти. Чем ближе к колодцу - центру силы и возрождения импов тем быстрее и тем большее их количество обрушиться на нарушителей.
   Внезапно внутренность катакомб изменилась. Скальная порода, в которой были продолблены все эти ходы, стала гладкой, словно была усердно отполирована. Но главное всё вокруг: стены, пол, потолок престали выглядеть творением человеческих рук. Коридор превратился из обычного арочного прохода в причудливо изломанный тоннель. Потолок дугой выгибался вниз, а кое-где вверх или вообще вбок, стены шли неровно и косо то, наклоняясь наружу, то, заваливаясь внутрь коридора. Пол превратился в аналог Американских горок, только подъёмы и спуски были не гладкими и постепенными как в аттракционе, а резкими как изломы. Точно всё вокруг состояло из стекла, а затем было разбито на осколки и неумело склеено вновь.
   Мечник вроде говорил, что у предтечей был пунктик на счет симметрии. До сих пор это так и было. Все внутренности Империала и его подземелий имели осмысленный и дотошно симметричный вид, а здесь видимо поработал сумасшедший архитектор. Может это импы проектировали коридоры в близи своего колодца? Тогда - подумалось похитителю - они все безнадёжно психически больны. Вокруг раскинулся - бред. Такое просто невозможно придумать, имея более-менее человеческий склад ума.
   Сет немного замедлился не столько, потому что хотел осмотреться, сколько потому что бежать быстро по такому полу было попросту опасно для здоровья. К тому же он заметил, что нор и углублений в стенах больше нет. Значит, опасаться внезапного нападения не стоит.
   Даже проворный убийца Тень стал отчетливее просматриваться, вероятно, не мог приспособиться к окружающему архитектурному сумасшествию.
   Где-то впереди послышались неясные еще, но всё более отчётливые звуки боя. Апостолы честно отвлекали импов. В основном это были ругательства вампиров и могучие удары металла о стены - Таран, наверное, пытается использовать свою огромную алебарду в условиях замкнутого пространства. Бедняга.
   Местность вокруг снова изменилась. Нет, окружающее не утратило своей "неправильности". Просто теперь на смену узким коридорам пришли просторные залы и проходы. Кое-где в углах или просто у стен стояли статуи. Выглядели они не лучше чем сами помещения, в которых они располагались. Причудливо изогнутые и до жути ассиметричные они изображали воинов, но родились эти воины явно в радиоактивной Чернобыльской зоне, причем, родильная, скорее всего, была прямо в комнате с взорвавшимся реактором. Жнеца даже передёрнуло.
   Звуки битвы усиливались, по мере того как они с Тенью преодолевали расстояние до колодца. Теперь уже можно было разобрать отдельные голоса апостолов. Громче всех, конечно же, ругался Таран.
   Широкий коридор, по которому бежали Сет и Тень, начал ломаной линией выгибаться вверх, в нём даже имелось несколько разномастных ступеней вышиной от пояса до шеи. Преодолев все эти "милые" неудобства они оказались у крутого спуска, в конце которого угадывалось огромное помещение. О ходьбе по этому спуску не могло быть и речи. Тут можно было применить только один способ передвижения - сидя съехать вниз. Неприятность заключалась в том что, достигнув дна, вылезти назад было бы довольно проблематично. Получается, что пути отхода у них уже не будет, а с вершины было невозможно рассмотреть, что твориться внутри зала. Они нерешительно замерли на вершине.
  -- Билет в один конец. - Угрюмо заметил жнец.
   Тень пожал плечами и прыгнул. Поначалу ему даже удалось какое-то время скользить, удерживаясь на ногах, но затем он умело плюхнулся на спину и поехал уже лёжа. Сет не стал испытывать судьбу сразу прилёг на спуск и понёсся в неизвестность.
   Неизвестность больно стукнула его по коленям неровностями затейливо изломанного пола. На его гладко отполированной поверхности словно застыли невысокие волны, разбитые и заново склеенные из разных геометрических фигур.
   Зал был довольно приличных размеров. Где-то посередине между его центром и стенами находилось несколько изогнутых и торчащих в разные стороны колонн. Некоторые даже вместо потолка упирались в стены, а то и дугой уходили в пол. Там и сям совершенно хаотичным образом размещались уже виденные странные изваяния воинов. В центре же помещения сверкало и переливалось всеми цветами радуги пламя, окаймлённое снизу низким каменным бортиком. Его языки двигались медленно и плавно как в замедленной съёмке. Иногда из их недр вспышкой выстреливал огненно-рыжий шарик и, упав на землю, превращался в маленького человечка. Колодец импов.
   Каждый новый человечек мгновение стоял, глупо озираясь, а затем резко устремлялся к дальней стене, где отряд апостолов тщетно пытался отбить хотя бы несколько шагов свободного пространства.
   Оценить количество сражающихся вампиров было невозможно из-за мириад искр и вспышек, окружающих место боя. Впрочем, Сет вроде должен был бы почувствовать, если бы кто-то из его подопечных погиб. Пока никаких изменений в ощущаемых им метках не происходило.
   Из раздумий его вывел сильный толчок в спину. Тень спешил напомнить своему лорду что время и внезапность играют тут немаловажную роль.
   Перехватив меч в левую руку, жнец ринулся к колодцу, на бегу пытаясь сосредоточиться и вызвать транс ускорения. Ничего не получалось, время текло так же неумолимо быстро.
   Заметив его приближение, апостолы прекратили, на сколько это было возможным, убивать импов и бросились назад в коридоры. Чем меньше погибших человечков возродиться из колодца, тем меньше Сет встретит их на своём пути.
   Теперь он был к колодцу намного ближе, чем отряд вампиров. Импы его тоже заметили и бросились в атаку, оставив отступавших апостолов. Практически все они были слишком далеко, чтобы успеть как-то помешать ему добраться до колодца. Тех, что только недавно возродились, было всего трое, и жнец решил попросту не обращать на них внимания в виду бесполезности их убийства - колодец слишком близко. Они сразу же накинуться снова. Впрочем, Тень своеобразно решил и эту проблему - принявшись убивать их по очереди так быстро что, возродившись, они ещё не понимали, где находятся, а уже снова оказывались мертвы.
   Оставалось только разобраться, как выключить колодец. Времени на разборы было хоть отбавляй. Прикинув расстояние и скорость движения живой когтистой волны, стремительно летящей к нему, Сет оценил его как: "секунды четыре".
   Он бегло осмотрел низкий бортик, опоясывающий разноцветный огонь, вырывающийся из земных недр. Пламя было совершенно холодным и не бросало отблески света как обычный костер, а просто неярко светилось изнутри, словно озарённый солнцем хрусталь.
   Прямо у бортика тускло мерцал маленький адамантовый штурвал-колесо штоком соединённый с каким-то простеньким на вид механизмом из шестерёнок. Присмотревшись, он обнаружил, что механизм связан с кольцом, идущим по периметру бортика, а из кольца, словно лепестки ромашки (только внутрь, а не наружу), загибаются адамантовые пластины. Издали эти пластины невозможно было разглядеть из-за языков холодного пламени колодца.
   Око оказалось всего на всего крышкой, открытие или закрытие которой можно регулировать с помощью штурвала.
   Сет вцепился в колёсико и стал судорожно вращать его по часовой стрелке в надежде - что устройство предтечей работает по тем же принципам что краны для воды у него дома. Его движения подгонялись дружным царапаньем пола когтями где-то совсем близко практически "под носом".
   Не прерывая вращательных движений, он поднял взгляд. Импы сотнями исчезали, разлетаясь короткими вспышками. Благо, что первыми в основном пропадали те, кто был ближе, а оставшихся успевал отгонять Тень. Лепестки почти закрыли колодец. Последние языки разноцветного пламени только редкими сполохами прорывались наружу. Наконец осталось только маленькое отверстие на самой вершине "крышки". Из него напоследок полыхнуло, и в этой вспышке засветился огненный комочек мгновенно трансформировавшийся в импа.
   Этот представитель их расы был заметно больше остальных тварей колодца и на голове его топорщился "ёжик" седых волос. Имп появился так резко, что Сет с трудом успел среагировать. Мир вокруг замер. Только пользы от сработавшего, наконец, ускорения было мало - концы когтей нацеленных жнецу в грудь уже прорывали лохмотья куртки. Клинок в левой руке был безнадёжно далек от цели, только начиная приходить в движение.
   Похититель душ беспомощно наблюдал как лепестки, заканчивая движение, полностью смыкаются над колодцем и как когти медленно вонзаются в его тело. Словно раскалённые лезвия нескольких ножей пронзили его грудь, воткнувшись в сердце.
   Сет вдруг осознал, что уже криво лежит на полу, глядя куда-то вверх истинным зрением. Энергия мощным потоком струилась из его груди в разные стороны, ослабляя и без того скудные резервы. Попыткам сосредоточиться и сомкнуть края сразу нескольких ран в сердце, мешал всё усиливающийся в голове шум и наваливающаяся слабость.
  -- Шевелись Проглот! - Словно издали раздался окрик Клыка, ниоткуда вдруг склонившегося над Сетом. - Может ещё ...
   Генерал продолжал шевелить губами, но никаких звуков не издавал. Со всех сторон волнами стала накатывать темнота, ухудшая видимость. Слабость уже не позволяла даже сомкнуть уставшие веки. Где-то на периферии зрения появилось озабоченное лицо Проглота.
   Из рукояти меча всё ещё сжимаемого жнецом выскочили шипы. Вонзившись в руку, они не принесли с собой боли, а лишь чувство законченности ладони - словно до этого не хватало пальцев и вдруг они появились.
   Стены вокруг дрогнули, выпрямляясь и приобретая строгие линии, колонны зашевелились, стремясь вытянуться в струнку и, наступила тьма.
  
  
  
   75
  
  
  

Оценка: 4.76*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) А.Минаева "Академия запретной магии"(Любовное фэнтези) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) О.Гринберга "Драконий выбор"(Любовное фэнтези) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Шторм моей любви. Елена РейнПорченый подарок. Чередий ГалинаОфсайд. Часть 2. Алекс ДЛили. Сезон первый. Анна ОрловаСколько ты стоишь? Эви ЭросПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПоследний Рыцарь Короля. Нина Линдт
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"